* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
29 11 2020, 20:12:12 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
02 06 2009, 22:12:05 #60
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня
Бэйджор, Джаланда, приют для нуждающихся


«Клерк. Мне нужно было выбрать карьеру клерка, - мрачно размышлял Торан, оглядывая  баджорский лагерь. – Тогда бы я мог рассчитывать на скучное настоящее и спокойное будущее».
Унылая картина, представшая взору коммандера, оптимизма почему-то не прибавляла. До селе ему не выпадало шанса побывать в таком романтичном, в худшем смысле слова, месте. Голопрограммы не в счет. Фотонное средневековье было, конечно же, довольно угрюмым и зловещим, но ему не хватало реализма. А именно настоящего голода, настоящей антисанитарии, настоящих людей и настоящих покойников. Голограммы умирали зрелищно, иллюзорная кровь пахла железом, но не оставляла пятен. Настоящая кровь не отмывается. Торан стиснул зубы. Его детство – не очень, впрочем, счастливое – прошло в Федерации. Он был сыт, он был одет; однако знал – пусть и понаслышке, что такое жизнь в вечном страхе. Параноидальная боязнь за себя и близких, боязнь уснуть в собственной постели, чтобы уже никогда не проснуться. Именно такая жизнь послужила причиной его рождения. Просто однажды Таэлу, отцу будущего доктора, опостылела борьба. И он стал предателем. Конец истории.
Торан нахмурился.
- Что вы сказали? – переспросил он баджорца.
Внезапное упоминание Федерации больно резануло слух.
Солар мельком огляделся по сторонам, находящиеся в импровизированном коллективном «доме» баджорцы, как и следовало ожидать,  проживали не лучшим образом, эти люди вынуждены были терпеть несметные лишения, но все же они были живы и свободны, вольны в своих решениях, в воздухе, не смотря на смрад, витал дух свободы. Бегающие играющие дети добавляли оптимизма к представшей взору не слишком радужной картине.
К тому же решение искать сопротивленцев оказалось не просто верным, похоже, здесь скрывается какая-то тайна…
- Что конкретно вы знаете о Федерации? – удивленно и столь же тихим голосом спросил Лират у баджорцев.
Торан проклял все на свете. «Замолкни, Лират, - вполшопота бросил он. – Ты болван!»
- Федерация! Эта ваша Федерация! – баджорская женщина всплеснула руками, окружающие мгновенно повернули головы на шум и офицеры оказались под пристальными взглядами десятков глаз.
- Может быть, не надо… так громко, - занервничал сопротивленец, Азени.
- Я вышвырну отсюда всех троих, - продолжила женщина, ее голос неприятно резал ухо, - Ты знаешь, что кардассианцы прочесывают город после того, что ты со своими друзьями устроил ночью? А одних только слухов о том, что кто-то здесь связан с Федерацией, хватит, чтобы кардассианцы наведались к нам и не оставили нас в покое, пока мы все не расскажем… да-да, и о твоей ячейке тоже.
Баджорцы медленно окружали Торана и Лирата, и доктор прекрасно знал, как быстро они вспыхивают и как склонны подчиняться эмоциональным порывам. Знакомство с Виной Ориен у кого угодно отобьет веру в разумность этой расы, а здесь, среди этого человеческого муравейника может оказаться десяток таких вин.
Кто-то ткнул доктору в лицо светильником, и хотя он давал уже знакомый зеленый свет, это едва ли было способно обмануть кого-то. Кто-то схватил Лирата Солара за рукав.
- Подумайте о детях, - плачущим голосом взывала какая-то женщина.
Похоже, вопреки надеждам сопротивленца, им здесь были не рады. Впрочем, доктору было не впервой сталкиваться с упрямым нежеланием принять его помощь.
«Не повезло, - решил Торан. – Пожалуй, в следующий раз единственная помощь, которую я кому-либо предложу – это полное отсутствие помощи». Доктор сморгнул. Вне всяких сомнений в бледно-зеленом свете лампы его кожа выглядела как никогда зеленоватой. Восхитительно.
- Подождите с выводами! – Отчетливо и сухо сказал доктор. – Быть может, я не слишком похож на одного из вас, но на федерата я похож еще меньше.
Солар стоял смирно и не шевелясь, чтоб еще больше не спугнуть этих и так донельзя перепуганных людей. Но отчего они говорили, что Федерация уже побывала здесь, по идее в этом времени и в этом месте ее присутствие должно быть абсолютно исключено. Загадка начинала обрастать новыми подробностями. Но не все вопросы и ответы сразу, поначалу необходимо как-то успокоить эту импровизированную толпу. Пусть и полуправдой.
- Спокойно-спокойно – попытался утихомирить баджорцев бетазоид. -  Уверяю вас, мы не принесем проблем. – По крайней мере, очень постараемся, добавил уже про себя Лират.
- Одно ваше присутствие здесь – уже проблема! – раздалось из толпы, и кто-то ощутимо толкнул Лирата.
- Мы даже не знаем, кто вы такие! Вы не нужны нам здесь!
Ситуация накалялась. Наверное, не стоило вообще сюда приходить…
- Я знаю, кто они такие. Это призраки. И они нужны мне.
Баджорцы расступились, пропуская молодую девушку в грязном платье и со следами белой пыли на лице и волосах. Ее голос показался знакомым Лирату, а лицо снова вызвало в памяти доктора Торана Бэйджор 8.
- Они сами не причинят нам вреда, и долго здесь не задержатся, - продолжила она.
И если сопротивленец Азени сомневался в правильности своих действий и до конца не знал, что делать со своими случайными пленниками, то эта баджорка была в себе уверена, и это подействовало на окружающих. Готовность разорвать пришельцев на куски сменилась взволнованным ропотом.
- Недолго? – все еще недовольно спросила коренастая баджорка, которую так возмутило упоминание Федерации.
- Недолго, госпожа Варани, - ответила девушка и обратилась к Торану и Солару, - Вы хотите есть? Ранены?
- Благодарю, вас. - Доктор перевел взгляд на разбитый нос Солара и отвернулся. Это не рана, это косметическое усовершенствование. – Мы в полном порядке, госпожа...?
Есть такой тип людей, которые похожи не только на собственных родителей, но и еще на половину ваших знакомых. В полумраке подземелья Торан не мог различить отдельных деталей, безусловно, привлекательного, но изможденного лица баджорки. И все же коммандер испытывал благодарность. После всех не слишком приятных встреч с ее соплеменниками, эта девушка казалась сущей находкой. При небольшой доли везения, им с Лиратом возможно посчастливится прожить еще пару часов. Неплохо.
После нескольких фраз девушки Солар был почти уверен, что именно ее голос он слышал, наряду с прочими офицерами, несколько часов назад, когда из станционного ОПС был запущен микрозонд и получена 2-х минутная телеметрия устройства. Замечательно. Ей явно известно о призрачных сущностях, если не меньше нашего, то хотя бы столько же. А сложив два и два можно получить четыре, зная в два раза больше, большего и достигнешь. Шансы распутать загадку растут, как и перспективы вернуться домой.
К тому же, баджорка смогла разредить, начавшую было накаляться ситуацию. Просто великолепно. Лират посмотрел сначала на Торана, затем девушке прямо в глаза, кивнул в знак согласия с доктором, и добавил к его словам свою толику благодарности.
- Вашими стараниями все стало значительно лучше. Спасибо.
- Мне очень жаль, если с вами обошлись не слишком вежливо, но вы должны понимать причины, - кажется, баджорка тщательно подбирала слова, чтобы звучать не менее учтиво, чем пришельцы, - Я тоже вам пока не очень верю, а потому вопрос об именах предлагаю на какое-то время оставить в стороне. Но я уже видела такую одежду, как на вас, а потому догадываюсь, кем вы можете быть. Давайте найдем уголок потише и поговорим…
- О Федерации, - настойчиво добавил рыжеволосый партизан.
Перед офицерами Звездного Флота и двумя баджорцами толпа расступилась. И хотя на них еще бросали любопытные взгляды, им дали пройти в дальний угол подвала, где девушка опустилась на разложенное одеяло, а Азени сел рядом на корточки.
- Вы знаете человека по имени Веспер? – внимательно прищурившись спросила баджорка.
Торан решил взять инициативу на себя. Из двух офицеров Флота он был старшим по званию, следовательно, ответственность на нем лежала большая. И пусть Лират был трижды телепатом, его талант переговорщика оставлял желать лучшего, то есть самого таланта. Торан, разумеется, тоже не относил себя к числу самых блестящих дипломатов Федерации, зато он никогда не рубил с плеча.
- При всем уважении, леди, - доктор склонился в полупоклоне. Нет, это не был жест вежливости. Банальная предосторожность. Садиться в присутствии вооруженных партизан – глупо; стоять, будто кол проглотил, нетактично. Полупоклон казался коммандеру золотой серединой. Жаль, спина решила иначе. – Я посмею задать вам аналогичный вопрос, лишь немного его перефразируя – откуда вам, - последнее слово доктор произнес с нажимом, - известен человек с таким исключительно не баджорским именем? – Впрочем, ответ Торан знал заранее. Видимо, не им одним посчастливилось заглянуть в этот уютный баджорский городок. – И почему, прошу прощения, зная его имя, вы остаетесь совершенно равнодушными к нашим именам?
- Вы делите некоторые качества с тем Веспером, которого я знаю, - девушка неплохо управляла своим лицом, стараясь казаться бесстрастной, но легкая дрожь в голосе выдавала ее эмоции, - Ваша одежда незнакомого покроя и материала. Ваше терпение – не каждый бы снес голос госпожи Варани, услышав его в первый раз. Ваша… инность. Но ведь вы не подтвердили, что знаете моего друга, и пока вы не сумеете доказать это, боюсь, я не стану иметь с вами дела. Пожалуйста, - она умоляюще взглянула на Торана, - Я не могу тратить время впустую, у меня его слишком мало.
«Ну что ж, - решил Торан, - добавим чуточку откровенности. Немного. Иначе можно испортить вкус».
- Мое терпение – всего лишь дань обстоятельствам, - доктор улыбнулся профессиональной улыбкой. – Веспер. Итак, начнем. Мужчина, светловолосый, ростом чуть ниже меня, телосложение… пожалуй, атлетическое. Молод. Характер? Здесь я не специалист, но предположу, господин Веспер – неистребимый романтик и в тайне мечтает стать защитником слабых и обделенных. – Торан хмыкнул, воздав благодарность собственной паранойе, которая заставляла его перечитывать личные дела всех офицеров, прибывающих на станцию. И дело тут вовсе не в профессиональной необходимости, а в личной выгоде. – Умен. Наверное, не лишен харизмы. Вероятно, неплохо разбирается в технике. И, разумеется, его одежда должна быть незнакомого покроя и материала.
Последним фразам доктора Лират полускептически улыбнулся.
Девушка вздохнула с облегчением.
- Слава Пророкам! Теперь я отвечу на все ваши вопросы…
- Эй! – вмешался Азени, - Не так быстро! Разве ты не собираешься продемонстрировать свой трюк? Тот самый, с хватанием за ухо?
- Нет, - баджорка покачала головой, - Не в этот раз. Садитесь, господа. Надеюсь, мы сможем помочь друг другу.
Подошел подросток, который привел Торана и Лирата, и протянул Азени миску с густой похлебкой. Сопротивленец начал жадно есть, с интересом поглядывая на офицеров.
________________________________________________
Совместно с Мори и Соларом
« Последнее редактирование: 02 06 2009, 23:00:53 от Мори Джанир »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
03 06 2009, 08:02:12 #61
Арден Котма

Re: Сезон 2, Эпизод 4

Ближе к 19 часам
Офис командующего станцией


-…Благодарю вас, господин Ли, что смогли найти время для интервью.
- Что вы, мисс Малдонадо, для меня было честью выступить для ваших зрителей и читателей из Федерации. Их поддержка очень много значит для меня и всех жителей Бэйджора 8.
- Итак, в течение последнего часа с вами были Реджия Мальдонадо и исполняющий обязанности губернатора Бэйджора 8 – Ли Фалор. Мы успели обсудить ситуацию на планете, уже далекую от критической, но все еще непредсказуемую. Как нам известно, недавний плазменный шторм, пронесшийся по системе Б’хава’эль существенно повредил атмосферу, и несмотря на восстановительные работы на поверхности, господин Ли считает, что необходимо более комплексное техническое вмешательство и частичная терраформация. Его проект об ограниченном использовании технологии «Генезис» уже на пути в Совет Федерации. Не будем ничего загадывать, но пожелаем удачи жителям Бэйджора 8…


Полковник Талар обернулся от монитора на столе и убавил звук. В сложившейся на станции ситуации, он не многое мог сделать. Конечно, была объявлена желтая тревога и жители ДС9 были аккуратно предупреждены о «возможных нарушениях пространственно-временного континуума и вероятности появления необъяснимых явлений» и о запрете вступать с ними в контакт. Катера стояли на посадочных площадках, готовые к первой волне эвакуирующихся. Но на этот раз желающих покинуть станцию нашлось немного. Возможно, не все еще понимали, что происходит и насколько оно серьезно. Полковник признавался себе, что и сам не до конца понимает.
- Удалось что-то выяснить? – задал он дежурный вопрос первому офицеру Ардену Котме.
- Вообще-то да, сэр. – Котма сдержанно улыбнулся. – Мы искусственно состарили изображение лица кардассианца, запечатленного на отправленной зондом видеозаписи, и «пробили» его через нашу базу данных. Оказывается, он не только пережил Доминионскую войну, но даже успел поучаствовать в программе обмена между Федерацией и кардассианцами после войны. Мы уже отправили запрос кардассианскому военному ведомству о его точном местоположении, но ответа пока не получили.
- Интересный вариант, Первый, - полковник заинтересованно посмотрел на болианца, - Конечно, найти в организованной кардассианской системе военного офицера легче, чем ребенка в разрозненных и уже практически не существующих баджорских кланах, основываясь на дизайне его серьги. Как только получите ответ – дайте мне знать, возможно, я сам захочу поговорить с этим офицером.
Баджорец встал с кресла, обошел свой стол и подошел к небольшому интерактивному экрану на стене. По его команде на нем возник уже знакомый график распределения аномалий в зоне вокруг станции.
- Вы ведь слышали о появлении нового призрака? Офицер службы безопасности, видевшая его, говорит, что это была молодая кардассианская женщина и что она переместилась за пределы станции. Мы не знаем времени этого события  с точностью до минуты, но минуты едва ли решили бы дело – этот призрак все равно не очень укладывается в график, разработанный мистером Соларом. Кажется, они начинают появляться чаще, и на них действуют какие-то факторы, которые мы не можем учесть. Возможно, это что-то, что происходит в прошлом. Не пора ли снова оценить угрозу призраков для станции?
- Вы опасаетесь, что доктор Торан, мистер Солар, и лейтенант Лорн могут стать следующими, кого мы обнаружим по другую сторону Променада? – Котма невесело хмыкнул. – Боюсь, если это повторится, мы не сумеем вовремя их телепортировать на борт.
- Поэтому нельзя допустить, чтобы исчез кто-то еще – как из офицеров, так и из гражданского населения, - твердо ответил полковник, - Я думал, Первый, почему призраки исчезают из нашего времени, а наши люди – не возвращаются из прошлого. Что не дает призракам задержаться?
Талар сменил изображение на экране и теперь снова вглядывался в график распределения хронитонов.
- Хронитоны служат для перемещения во времени, но когда их концентрация достигает максимума, призрак исчезает. Возможно, дело в самих частицах или в радиации, которую они излучают, и если мы заполним станцию хронитонной радиацией, это закроет призракам дорогу или они хотя бы не смогут задержаться достаточно надолго, чтобы успеть увлечь кого-то за собой.
- Но тем самым мы лишим наших людей любых шансов на спасение. Я предлагаю заполнить радиацией не всю станцию, а только густонаселенные секции. Нам надо оградить несколько грузовых отсеков от радиации на тот случай, если наши офицеры сумеют найти дорогу домой.  
- Если это технически возможно – выполняйте, - распорядился полковник, - И еще одно. Прибыл ли из экспедиции «Рубикон»? Надо ввести в курс дела капитана Рино. Пусть она с лейтенантом Бакотом организует охрану вокруг грузовых отсеков, которые мы оградим от радиации.
_______________
Совместно с Мори.
« Последнее редактирование: 03 06 2009, 09:18:41 от Мори Джанир »
Offline  
04 06 2009, 19:53:25 #62
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня
На борту скиммера, окрестности Джаланды, Бэйджор


Да уж, появление на станции вооруженного кардассианца вызвало бы переполох. Наверное, кто-нибудь пострадал бы. Правда, там уже научились предсказывать место и время появления новых призраков. Справятся, наверное.
 - Звучит очень заманчиво - вернуться домой. Еще бы я в это поверил. Вот в искушение Семека проверить, что у меня внутри - это всегда пожалуйста.  - Веспер наблюдал за кардассианцем. Эх, ну почему здесь и сейчас оказался именно он, а не кто-нибудь из СБ, например? Те бы справились гораздо лучше.  - Если я нужен исключительно как материал для исследования, то зачем так убеждать? Альтернативы-то у меня нет, разве только в том, самому ли идти, или меня понесут. Поэтому, попробуем еще раз? В чем должна заключаться эта моя помощь? Если я посвящен хотя бы в часть планов, я действую лучше.
Висаат как раз собирался объяснить пленнику, что от него требуется лишь отвлечь доктора Семека, когда коммуникатор на его запястье запищал:
- Глинн Висаат, я перехватил сообщение. Гал Менигд приказал выставить вокруг госпиталя оцепление, но причины не называются.
- Фремор, сохраняй режим радиомолчания. Если будут спрашивать о нашем месторасположении, не отвечай. Конец связи. – Висаат выключил коммуникатор и потер виски.
Ситуация изменилась к худшему. Фремор рассказывал, что видел, как в госпитале исчезла девушка, но единственной особой, подходящей в кардассианском гарнизоне по возрасту была дочь гала Менигда, Арис, и похоже, она стала случайной жертвой экспериментов доктора Семека. Очевидно,
что Менигд уже в курсе произошедшего, и теперь он не позволит никому войти или выйти из госпиталя. Сам Менигд, скорее всего, тоже там; хватает, наверное, доктора Семека за грудки и требует от него, чтобы тот вернул ему его дочь. И если шансы у Висаата проникнуть внутрь госпиталя с помощью Лорна все еще были достаточно велики, то вынести оттуда артефакт незамеченным – нет. Для успешного побега ему нужно было отвлечь Менигда и его солдат.    
- Ты, кажется, спрашивал, какая помощь от тебя требуется. Что ж, я хочу, чтобы ты связался с сопротивлением и уговорил их напасть на госпиталь сегодня ночью. Я хочу, чтобы ты убедил их в том, что мы с Фремором – федеральные агенты, подвергшиеся изменению внешности, а ты – наш куратор. Я хочу, чтобы ты объяснил им, что в госпитале находится перебежчик, которого необходимо вывезти с планеты, если они хотят, чтобы Оккупация когда-нибудь закончилась. Думаешь, тебе это по плечу?
Инженер сначала даже не поверил своим ушам. Ни больше, ни меньше - убеди незнакомого баджорского партизана напасть на кардассианцев вместе с кардассианцем. Бесподобно.  Нет, правда - что там случилось со здравомыслием собеседника?
Впрочем, жить-то хочется, как никогда. Даже если вспомнить догму о временном невмешательстве. Должен быть другой выход.
- И как мне связаться с сопротивлением? - обреченно проговорил он.
- Ты продолжаешь меня разочаровывать. – признался Висаат. – Я рассчитывал, что первым, что ты сделал, когда осознал во что влип, это попытался найти союзников. Хочешь сказать, что за те несколько часов, что ты провел на улицах города, эта идея не приходила тебе в голову? У сопротивления в этом городе соглядатаев не меньше, чем у нас. Какая поразительная самонадеянность, - Висаат покачал головой. – неудивительно, что тебя схватил патруль.
 - Если бы это было так просто - найти членов сопротивления прямо на улицах города, почему вы до сих пор их всех не переловили? - мрачно удивился райзианец. Он все больше осознавал, что выйти сухим из воды не получится. Но уважение, которое он заочно питал к местным партизанам, не позволяло думать об обмане так просто. И, тем более, выдать свое знакомство с девушкой. Между прочим, если о ней кардассианец до сих пор не упомянул, значит, она осталась непойманной? А это неплохая новость!
Кстати, интересно, каковы шансы незаметно проникнуть в госпиталь небольшой группой, и выяснить, наконец, что происходит? Похоже на то, что источник появления призраков находится именно там. О, как ему не хватает компьютера, или собеседника, сведущего в баджорской истории. Если сражение за госпиталь состоялось, то его прямая задача – помочь в его организации. А если нет – то лучше сразу сдаться. Возможно, у него еще будут шансы выжить в заварушке, которая затевается. – И если все именно так, почему бы нам просто не приземлиться на окраине этих руин с призраками, и не поискать представителей местной расы? Я возьму инструменты, вы оставите оружие, и возможно, нам удастся дожить до диалога с их представителями.
Висаат задумался. Предложение Лорна было не лишено здравого смысла – по крайней мере, в сравнении с идеями Висаата. Разумеется, мысль о том, что ему, возможно, придется работать бок о бок с баджорскими сепаратистами была ему неприятна, но не настолько, чтобы заставить его передумать. Было очевидно, что потерь среди солдат гарнизона избежать не удастся, но Висаат был агентом Обсидианового Ордена и прекрасно понимал, что порой жертвы неизбежны. Тем не менее, рисковать собственной жизнью он не спешил.
- Хорошо, - кивнул Висаат. – но с тобой отправится Фремор. Без оружия. Сам я останусь на корабле, но вам отдам этот передатчик. – Висаат вынул из подсумка небольшое устройство и показал ему Весперу. – Последняя разработка Ордена, в келбонитовых пещерах работает весьма сносно, на глубине до семи метров. – Он дотронулся до коммуникатора до запястья. – Фремор, помнишь то место, где двое наших солдат провалились под землю? Приземлишь скиммер там.
________________
Совместно с Веспером.
« Последнее редактирование: 04 06 2009, 23:39:13 от Дамен Фремор »
Offline  
17 06 2009, 23:43:38 #63
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 19:06
ДС9, бар Кварка, Променад, баджорский храм


- Еще один! Эй, бармен, еще один! – прилар Бек нетвердо ударил ладонью по столешнице.
Круглый стол в баре Кварка, очевидно, стоял неровно, между двумя панелями пола, а потому даже такой удар заставил его закачаться и неблагозвучно задребезжать.
- Чего еще? – ворчливо ответил Кварк, прикидываясь, что его уши не расслышали возгласа священнослужителя.
Конечно, в этот вечерний час в баре наблюдался хороший звуковой уровень, говорящий об оптимальном количестве и составе клиентуры, но среди общей симфонии обещающих прибыль звуков Кварк без труда мог расслышать отдельные возгласы и вовремя на них отреагировать. Прилар Бек сидел в баре уже больше часа, и с каждой минутой его присутствие все больше беспокоило ференги. Во-первых, он не платил. А во-вторых, от людей, которые не пропускают стаканчик-другой в ожидании своей очереди в голокомнаты, не играют в дабо и даже не смотрят на полураздетых официанток, а знай себе накачиваются саурианским бренди, по определению нельзя ждать ничего хорошего. Такой человек становится нежеланным гостем в радушном баре, ресторане, казино и голодек-сервисе Кварка.
- Он хочет еще один стакан, - настороженно сказала дабо-девушка М’Пелла, опуская на барную стойку поднос.
Ворча, Кварк взял уже полупустую бутылку и сам двинулся к столику прилара.
- Уважаемый, позвольте вам напомнить о наших условиях кредита, - мрачно начал он, все же наливая баджорцу в надежде, что это сделает его понятливее, - Так вот, мы славимся щедростью по всей системе Б’хава’эль, но…
- Давай сюда! – игнорируя наполовину полный стакан, прилар Бек схватил бутылку за изогнутое горлышко и после непродолжительной борьбы вырвал ее из пальцев ференги.
Отступив от удивления на шаг, Кварк смотрел, как священник, закинув голову, глотает бренди, роняя капли на подбородок и свою оранжевую робу.
Закашлявшись, Бек опустил бутылку, поднялся из-за столика и нетвердыми шагами двинулся в сторону выхода. Кварк решил его не останавливать
На пороге священник обернулся и, воздев руку с бутылкой, провозгласил «Покайтесь!». Вместе с его растрепанными волосами, заляпанной робой и безумным взглядом это звучало еще более проникновенно, чем на утренней проповеди, но в баре было слишком мало истинных последователей баджорской веры, которые бы обратили на это внимание.
Кварк неодобрительно покачал головой, глядя как Бек, пошатываясь, бредет по Променаду в сторону храма.
- Конец света близок! Оставьте свои презренные заботы и склонитесь в покаянии! Тьма и безвременье падут на Бэйджор…
Прохожие на прогулочной палубе сторонились священника, некоторые, особенно не-баджорцы, показывали на него пальцами. Только начавшие свыкаться с мыслью о возможности встретить «нарушения пространственно-временного континуума и необъяснимые явления» жители станции сегодня были не в настроении собираться в волнующиеся неконтролируемые толпы.
Прилар Бек поднялся на несколько ступеней, и взглянул оттуда на Променад. Если бы они только знали то, что знает он! Может быть, он не сможет объяснить им всем новость, которую сообщил ему практически по секрету хранитель артефактов из храма Ипону на Бэйджоре, новость настолько ужасную, что Бек не мог заставить себя войти в собственный храм, предварительно не подкрепив свою храбрость известным ему способом, но он хотя бы может предостеречь всех.
С замирающим сердцем священник приблизился к нише в дальнем конце храма, где за мерно жужжащим силовым полем находился драгоценный ларец со Сферой Созерцания. С первого раза его пальцы не попали на нужные клавиши, но ему все же удалось опустить поле и открыть ларец. Вздох облегчения вырвался из его груди. Сфера была цела, ее успокаивающее сияние окутало священника, и он поспешил закрыть створки ее контейнера.
Но Сфера Времени в храме Ипону на Бэйджоре – она исчезла. А это значит, что, как и в прошлый раз, врата в Небесный Храм могут захлопнуться и Бэйджор будет отрезан от своих богов. И священники не могли предугадать, что произойдет и как изменится вселенная, ведь Сфера своим поведением показала совершенно ясно, что течение времени стало настолько неопределенным и хаотичным, что даже Пророки не знали, что произойдет дальше.
« Последнее редактирование: 13 09 2009, 14:13:47 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
21 06 2009, 20:51:10 #64
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года,
Бэйджор, Джаланда, кардассианский гарнизон, госпиталь


«…Мой хронометр отсчитывает часы до моего падения, и я могу только ждать и пытаться достойно выполнять свои обязанности главного врача госпиталя…» - записал доктор Данеги Семек в своем дневнике.
Он уже решил, что это будет его последняя запись. Пусть ему суждено окончить карьеру и, возможно, даже жизнь так бесславно – не совершив научного прорыва, о котором он так мечтал, не заняв достойное место в кардассианском научном мире, вдали от родной земли, в опале у командующего в этом месте гала… Но хотя бы его дневник будет отображать человека, которым он всегда хотел быть – владеющего искусством слова, верного сына Кардассии, достойного быть одним из персонажей «Бесконечной Жертвы»… Доктор погладил падд с этим бессмертным романом, ставшим его настольной книгой с тех пор, как его назначили на Бэйджор.
Конечно, он не был полностью честен. В такое время он едва ли думал о своем госпитале и больных. Все было кончено для него лично. Доктор уже слышал, что гал Менигд приказал выставить вокруг особняка, служившего Семеку госпиталем и исследовательским институтом, оцепление. Выглянув в окно своего кабинета, он мог видеть рослых солдат в обсидианово-черных доспехах, стоящих неподвижно и ожидающих прибытия своего командующего. Без его разрешения они, конечно, не пойдут в наступление, ведь это кардассианская цель, а не какой-то баджорский рассадник заразы, куда солдаты врываются без лишних слов. Глупые баджорские помощники этого не понимали – многие из них почему-то считали, что раз им позволили здесь работать, то их кардассианские хозяева равны им – и теперь они в панике бегали по коридорам. Некоторые даже пытались прорваться за заграждение, и на крыльце особняка уже лежало одно неподвижное тело.
Семек встал из-за стола. Вытащил один из ящиков и высыпал на пол его содержимое – падды, связки янтарных информационных стержней, ленты бумажных распечаток и стопки перфокарт. Все содержимое резных шкафов из местного темного дерева тоже отправилось на пол. Он не знал точно, сколько у него времени, а потому торопился. Никто, никто не получит его исследование, его несостоявшуюся славу – ни Совет Детапа, ни Центральное Командование, ни Обсидиановый Орден. Доктор лицемерно пытался оправдать свое поведение заботой о Кардассии – то, с чем он столкнулся, было слишком опасно, а глупцам из гражданского правительства оно только даст лишний повод продвинуть идею об отступлении с Бэйджора, о которой уже начинали ходить испуганные слухи.
Из второго ящика Данеги Семек вытащил дисрапторный пистолет, хищно блеснул золотисто-бронзовый корпус. Доктор был неопытным стрелком, но смог разобраться с настройками, и бледно-желтый луч выстрела превратил груду данных по его последнему исследованию в лужу дымящегося оплавленного пластика.
Прикрыв лицо рукавом, доктор вернулся к столу, достал из гнезда стержень со своим дневником и положил его в карман, потом запустил программу, уничтожающую все данные в памяти личного компьютера, и поспешил покинуть кабинет.
…Гал Менигд был собственником. На самом деле, неплохое качество для командующего. Именно оно помогало ему удерживать в подчинении этот многотысячный город и тессипаты земли, населенной бунтующими баджорцами, вокруг. И доктор Семек знал, что худшим в его положении было не то, что он ошибся в своих расчетах и догадках и подверг опасности по большей части мирных баджорцев, но то, что он лишил гала его собственности – его дочери, Арис. И ведь, как назло, она исчезла на глазах свидетеля – того солдатика в подчинении Висаата. И теперь кто знает, как далеко разнесутся эти новости… Впрочем, Семек понимал, что до трибунала может не дожить. Он с тревогой взглянул на свою руку… нет, похоже, еще слишком рано, она еще была видна полностью.
Торопливо, избегая ненужных встреч, доктор спустился в подвал в правом крыле больницы. И чем ближе он приближался к заветной двери, тем сильнее билось его сердце…
« Последнее редактирование: 25 06 2009, 14:08:06 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
24 06 2009, 10:01:24 #65
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


17 июля 2363 года, вторая половина дня
Бэйджор, Джаланда, приют для нуждающихся


Выслушивать деликатные истории не самая приятная, но самая распространенная обязанность докторов. Каждый пациент мнит естественным долгом поделиться с лечащим врачом мельчайшими деталями своей, безусловно, умопомрачительно интересной жизни, особенно при условии, что самым ярким событием этой жизни стало сегодняшнее посещение доктора. Люди путают хирургов с психоаналитиками, возможно, по этой причине с пациентами Торан был не вежлив и не учтив, а свободное время предпочитал проводить в компании книг, которые, бесспорно, даруют знания, но не склонны вести философские дискуссии. Каждый врач в душе сноб, Торан был снобом от кожных капилляров до волосяных кутикул.
Рассказ баджорки, как не странно, грозился стать интересным, поэтому коммандер волей-неволей навострил уши. Знание – сила, особенно если ее можно использовать к собственной выгоде.
Торан  весьма успешно вел переговоры, а Солар стоял рядом и до поры до времени мудро помалкивал не вмешиваясь, к тому же - добавить поначалу особенно было и нечего.
Собрать толпу, конечно, весьма захватывающе зрелище - мечта не одного поколения ученых мужей и иных творцов от Бога, но лишь только ту толпу которая состоит из восторженных ценителей и почитателей дарованного тебе природой таланта, а так же приобретенных кропотливым трудом заслуг, а не мини-орду нервно-взрывных баджорцев, жаждущих в силу своего почти необоснованного страха отодрать от тебя и твоего друга по куску плоти на «сувениры».
Посему Солар был даже немного рад тому, что при беседе с девушкой Торан изначально взял инициативу на себя. Необходимо соблюдать предельную осторожность, как с точки зрения собственной безопасности, так и для того, чтобы постараться оставить здесь в прошлом как можно меньше следов, которые могут привести к изменению уже существующей временной линии. В некоторых ситуациях весьма полезно и смолчать. Одно необдуманно брошенное, но такое до боли знакомое и достаточно емкое слово - мгновенно пиши пан или пропал. И лишь спустя несколько минут научный интерес Лирата, как всегда, взял верх над несколько запоздалой гипер-осторожностью. Посему бетазоид снова посмотрел баджорке прямо в глаза, и начал издалека задавать собеседнице так давно занимавшие его разум многочисленные вопросы.
- Вы упомянули призраков. В связи с чем, я попросил бы рассказать все, что вам известно об этих сущностях и настолько подробно, сколь сочтете необходимым. После чего, я со своей стороны, таким же образом готов к ответному повествованию о них. Не исключая полновесных комментариев доктора, конечно. –  завершил свою недлинную речь Лират и на пару секунд перевел взгляд с девушки на Торана.
Баджорка вздохнула.
- Кажется, я уже знаю, что и как вам рассказывать, - поерзав, она устроилась удобнее на земле, покрытой только тонким одеялом и облизнула губы, - Впервые разговоры о «призраках», появившихся в окрестностях городского кардассианского гарнизона начались неделю назад. Мы назвали их призраками, потому что кое-кто увидел женщину, которая должна была быть мертва. Ее звали Лима, если это важно, она была священником в храме у Северных ворот. И, тем не менее, она двигалась по улицам и разговаривала, хотя понять ее было сложно. Человек, помогавший прилару Лиме в храме, попытался ей помочь, но она будто ничего не видела и не слышала. Она растворилась в воздухе у него на руках…
Сопротивленец, хмыкнул, уткнувшись в свою миску.
- Я сама видела, как она это делает! – вспыхнула девушка, - Потом появился мальчик… я не помню, как его зовут, он был младшим племянником старой госпожи, и точно также появлялся и исчезал возле кардассианского гарнизона. За последнюю неделю призраков видели десятки людей… И хотя некоторые, вот как Азени, настроены скептически и все еще думают, что госпожа прилар и ее племянник просто каким-то образом смогли выжить… - баджорка остановилась, потеряв мысль, - Хотя некоторые сомневаются, - продолжила она, тряхнув головой, - они просто не знают всех фактов и не видели призраков своими глазами.
- Какие же это факты? – Азени вытер стенку миски пальцем и облизнул его, - Ты имеешь в виду истории о том, что если коснешься призрака, то исчезнешь, а если посмотришь ему в глаза – сойдешь с ума? И что призраки явились, чтобы отомстить кардассианцам за разоренный храм?
- Пока не знаю, как насчет храма, - тихо ответила девушка, - Но остальное – правда.
Торан задумался. «Лима». Коммандер готов был поклясться, что совсем недавно слышал это имя. Уж не так ли звали ту баджорскую пациентку, которую третировал призрак мертвой тетушки? Да, кажется, так. Во время последней встречи с той женщиной, Лимой Кетор, Торан поднял ее историю на смех, велел надрать уши родному племяннику и милостиво обо все забыть. Как выяснилось напрасно. Мертвые тетушки и мертвые племянники оказывается действительно имеют привычку не давать покоя живым родственником. И, очевидно, дело тут далеко не в наследстве.
- Одно могу сказать наверняка, - доктор нахмурился. – Прикасаться к призракам действительно не рекомендуется. Последствия могут быть самыми непредсказуемыми. В этом вы правы. Вот вы упомянули о разрушенном кардассианцами храме… не могли бы вы уточнить, где он находится. Не уверен, что это действительно важно, но ведь никогда не знаешь, какую информацию стоит принимать всерьез, а над какой смеяться.
«Младший из племянников». Упоминание о ребенке-призраке всколыхнуло в разуме Лирата всю картину сегодняшних событий. Точнее сказать, последовательную цепь, состоящую из того, что произошло на станции. Ведь, здесь и сейчас уже явно не то же самое сегодня. Впрочем, для них с Тораном этот нескончаемый день словно бы и не прерывался. Несомненно, занимательная могла выйти тема для научной работы. В этой связи бетазоид тотчас же припомнил свой разговор при первой встрече с полковником Таларом. «Научные изыскания сами найдут исследователя...» Примерно так сказал тогда Лират командующему, вступая в должность. А вышло скорее наоборот - исследователь сам, добровольно нашел довольно опасных приключений-изысканий для своего пытливого разума. И события продолжают развиваться и развиваться своим известным только, как сказали бы баджорцы Пророкам, замысловатым чередом.
Солар перевел взгляд на рыжего партизана, улыбнулся одними краями губ и затем ответил на его реплики.
- В сложившейся ситуации не разделю вашего скепсиса.
После чего слегка повернулся и снова обратился к девушке.
- Будьте добры описать того самого племянника, возраст, внешность. Вы сказали, что его престарелая тетушка была мертва еще до того момента, как присоединилась к призракам. Полагаю, племянник смог избежал столь незавидной участи?
Баджорка немного растерянно перевела взгляд с доктора Торана на Лирата. Кажется, ее уверенность в собственных способностях рассказать все необходимое поколебалась – уж слишком запутанной оказалась тема. Кроме того, похоже, она не привыкла говорить долго.
- Племянник старой госпожи, - медленно сказала девушка, пытаясь сосредоточиться на собственных словах, - Я плохо его знала раньше, но теперь его лицо знакомо многим. Шесть лет, невысокий для своего возраста, мышино-серые длинные волосы, кастовая серьга… - она остановилась и прищурившись посмотрела на офицеров, - Вы разбираетесь в традиционных украшениях? Впрочем, вряд ли… Прилар Лима за ним присматривала, но потом она подхватила заразу от одного из больных здесь, в приюте, или на фабрике, куда она ходила молиться с рабочими. Крысиное бешенство, от этого нет лекарств. Именно поэтому я сказала, что госпожа должна была быть мертва. И мальчик, скорее всего, тоже заразился. Если кардассианцам становится известно, что кто-то болен, они иногда забирают его в карантин…
- Удивительное милосердие с их стороны, - вставил Азени, откидывая миску, - А еще они придумали вакцину от вируса Фостосса. Хотел бы я знать, зачем они это делают.
Баджорка пожала плечами, потом продолжила:
- Их обоих забрали ночью больше недели назад. Живыми их больше никто не видел, только как призраков. Вы спрашивали про храм, - она повернулась к Торану и, порывшись в складках платья, покрытого пылью настолько, что сложно было сказать, какого цвета оно было раньше, достала клочок бумаги – развернув его, доктор увидел карту городских кварталов, нарисованную бледными бурыми линиями, - Он находится у Северных ворот – одинаково далеко от гарнизона кардассианцев и от того места, где сейчас мы. Кардассианцы нашли тоннель, ведущий в подвалы храма, и перевернули там все вверх дном.

--------------------------------------------------------------

Продолжение последует незамедлительно.

Совместно с Тораном и Мори.


Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
24 06 2009, 10:05:03 #66
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня
Бэйджор, Джаланда, приют для нуждающихся.
Продолжение.


Глубокими познаниями баджорской географии доктор обременен не был, куда лучших успехов он добился в изучении баджорской физиологии и едва сдерживал себя, дабы не заявить во всеуслышание, что вакцина от кардассианского крысиного бешенства в общем-то существует, чему в немалой степени способствовали его, Торана, научные изыскания. Будь проклято пространство и время, в очередной раз спутавшее карты. И почему, спрашивается, всеобщее благо должно быть непременно выше чьего-то собственного меркантильного, конечно, но все-таки самоудовлетворения?
Торан внимательно выслушал речь баджорки и хмыкнул. Новые сведения – новые пробелы. В данной ситуации никаких наводящих вопросов не требовалось. Все, что понял доктор, так это то, что его кардассианские коллеги оказались гораздо менее талантливыми медиками, нежели он сам… Или нет?
— Любопытно, — протянул коммандер. — А вы не думали, что появление призраков как-то связано с экспериментальной деятельностью кардассианских ученых? Если – да, простите, я вас плохо понял.
Солар приблизился на полшага и с некоей долей любопытства заглянул в листок с рисунком, что держал Торан. Пары секунд хватило для того, чтобы импровизированная карта отпечаталась в памяти. Но не это больше всего сейчас занимало разум бетазоида. Судя по описанию девушки, ребенок-призрак был определенно тот самый. Да и кардассианцы вряд ли были столь любезны, чтоб позаботиться о лечении и тем более поиске вакцины персонально для баджорцев. История неприятно запахла экспериментами над людьми, впрочем, зная об оккупации только понаслышке, этого стоило ожидать.
Вопросов стало еще больше, чем ответов. Но и наличие все новых и новых знаний, несомненно, давало преимущество, как и присутствие Торана. Доктор предвосхитил один из следующих вопросов. Один квалифицированный офицер - замечательно, а два просто великолепно.
Лират незамедлительно захотел поведать баджорцам, все мельчайшие детали, известные ему о призрачных сущностях, но вопросов от них на данный момент не последовало, а раскрывать все карты сразу не стоило. Посему бетазоид продолжил задавать только те вопросы, которые следовали из ответов баджорки.
- А вам известно, что находилось в том разграбленном храме до осквернения, возможно, какие-то артефакты, смею даже предположить из тех, что были дарованы Пророками?
- Я… - девушка выглядела слегка колеблющейся, - я действительно не знаю, важен ли здесь факт разорения храма, важны ли сами люди или это случайность, что подобное произошло именно с ними…
- Это юная леди скромничает, - рыжеволосый баджорец шутливо толкнул девушку локтем, - Если кто и может рассказать вам о всяких храмах и артефактах, так это она. Несмотря на то, что, как вы уже, должно быть догадались, она принадлежит к нашей сопротивленческой братии, она ближе к Пророкам, чем я или вы. Это долгая и сложная история, как и все, что связано со старым кастовым прошлым нашего народа, но если коротко, то она состоит в неком запутанном родстве с приларом Лимой и ее племянниками, и когда местной ячейке сопротивления понадобились свежие силы, это обстоятельство дало ей законное право получить у кардассианцев разрешение на передвижение между провинциями, переехать в Джаланду и поселиться в храме у родственницы.
- Боюсь, я была старой госпоже не очень прилежной ученицей - большую часть времени я собирала информацию для сопротивления, - девушка слегка опустила голову и даже, кажется, покраснела, - Прилар не показала мне всего, и я не знаю, что она хранила во внутреннем святилище.
- Но если такое тайное святилище было, то не просто же так. Там должно было быть что-то ценное, вроде погребальной лампады кая Мерессы, или табличек из Б’Халы, или какой-нибудь еще священной древности,  - резонно заметил Азени, - И что бы там ни хранилось, оно теперь в руках у кардассианских ученых. Это оскорбительно как факт, но я не представляю, чтобы людей можно было сделать одержимыми с помощью таких артефактов. Если им, конечно, ха-ха, в руки не попала одна из Сфер…
- Я мало знаю об ученых, и об их деятельности здесь, в Джаланде, - покачала головой девушка, - Естественные науки и медицина – не моя сильная сторона. Я только хотела бы найти карантин, куда отвели прилара, и понять, что с ней сделали. Я ей обязана…
- Он – доктор, - кивнул на Торана рыжеволосый баджорец, - А он – художник, наверняка разбирается и в древностях. И они оба, кажется, настойчиво предлагали помочь.
- Все, что я пока знаю, если коротко… - подытожила баджорка, - Это что кардассианцы разоряют храм, потом забирают смертельно больных людей, и они возвращаются одержимыми «призраками». Возможно, вы правы, и карантин – указывает на действия именно ученых... – она посмотрела на доктора Торана, - Возможно, правы и вы – и храм важен тоже.
- Но одно можно сказать точно, - перебил ее Азени, - Кардассианцы в этом замешаны, как и во всех бедах, происходящих на Бэйджоре. И плевать мне, ученые или военные.
- В любом случае, появления призраков имеют закономерность, и началась она с их гарнизона, - девушка мало внимания обращала на комментарии товарища, - А теперь, когда я рассказала, что знаю, почему бы и вам не поделиться информацией? Как именно призраки привели вас сюда?

-------------------------------------------------------------

Продолжение следует.

Совместно с Тораном и Мори.


Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
25 06 2009, 23:47:44 #67
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня
Катакомбы, окрестности Джаланды, Бэйджор


...Сказать, что предложение Висаата спуститься в катакомбы и попробовать наладить контакты с сопротивлением, на самом деле прозвучавшее как не терпящий возражений приказ, озадачило и возмутило Фремора, значит не сказать ничего. Его отнюдь не прельщала идея лезть в логово врага безоружным, да и еще в компании этого странного пришельца. Однако, спуск в подземелье был самой безобидной частью плана Висаата – далее им предстояло найти и убедить подпольщиков напасть на госпиталь, прежде чем те успеют их убить. Висаат объяснил, что он планирует заманить баджорцев в ловушку и покончить с сопротивлением раз и навсегда, но у Фремора было чувство, что Висаат чего-то недоговаривал. Однако Фремор был кардассианским солдатом, и он привык исполнять приказы, какими бы странными и противоречивыми они бы не были – особенно, если они исходили от представителя самой влиятельной организации во всей империи, одного замечания которого хватило бы, что Фремор навсегда исчез.
- Откуда у вас такие обширные познания этих катакомб? – прервал его размышления Веспер, шедший за ним следом по подземному коридору. Его голос эхом отозвался от стен.
Фремор хотел было повернуться и приструнить любопытного инопланетянина, речь которого могла заранее предупредить баджорцев об их приближении, но передумал. Возможно, тогда они постараются взять Фремора и его спутника живыми.
- В прошлом месяце, во время облавы на баджорцев, двое наших солдат случайно провалились в один из таких коридоров, – отозвался Фремор, не оборачиваясь и продолжая осторожно двигаться вперед, освещая себе путь мощным фонарем. – После того, как мы их вытащили наверх, глинн Висаат взял меня и еще несколько человек на разведку местности. Вот там, - Фремор остановился перед развилкой и указал на коридор, уходивший влево. – Мы нашли баджорское святилище.
Веспер просто физически чувствовал неприязнь спутника. Да лучше еще два часа в плену, чем десять минут так идти, ожидая, что вот-вот откуда-нибудь выскочат баджорские партизаны, и ощущая, что положится-то в случае чего не на кого. Возможно, окажись он тут с Литой, он был бы более спокоен. Но слишком быстрая смена «декораций» влияла на райзианца отнюдь не положительно. Эх, сейчас бы в милые сердцу коридоры станции, полные проводов и механизмов, и пустые от любых личностей, размахивающих оружием…
Он осторожно снял с пояса трикодер, который, к счастью, получил обратно перед спуском. Его многострадальный кейс тоже был при нем – висел на плече на импровизированном ремне. Памятуя о случившемся, Веспер постарался подготовиться к очередному путешествию. Даже зарядник-электрошок был наготове – в одном из карманов. Возможно, в случае чего, его удастся незаметно извлечь… И, кроме того, инструменты придавали райзианцу уверенности в себе.
  - Возможно, мне следует пойти первым? - заметил он, наводя трикодер на левый коридор. – Так больше шансов на то, что нас не пристрелят сразу же. – Инженер все еще тешил себя мыслью, что в полумраке его могли бы принять за баджорца. Не лучший способ уцелеть, но в кардассианца наверняка будут целиться на поражение.
Фремор повернулся и недоверчиво посмотрел на своего спутника, направив ему в лицо луч фонаря. Внешне он мало чем отличался от баджорца, а Фремор привык не доверять баджорцам. Впрочем, в словах инопланетянина присутствовало зерно здравого смысла – стоит мятежникам заметить сверкающую черную броню и серую физиономию Фремора, они сразу начнут стрелять. Это было вполне логично – на их месте он поступил бы точно так же. С незнакомцем в авангарде у них, по крайней мере, есть шанс пережить встречу с баджорцами.
- Это обязательно? – поинтересовался Веспер, поморщившись и прикрыв глаза рукой.
- Извини, - буркнул Фремор. – просто хотел получше тебя рассмотреть – на случай, если выберусь отсюда один, и мне надо будет описать твои приметы. Уж не знаю, что Висаат достал из той аптечки, но теперь я могу различить твое искреннее лицо, скрытое за синяками в момент нашего знакомства. – Фремор опустил фонарь и отступил в сторону, давая дорогу незнакомцу. – Ладно, пусть будет по-твоему. Пойдешь первым, но даже не вздумай удрать. Я буду держаться позади и убью тебя голыми руками, если заподозрю вероломство... Понятно? - Фремор вдруг вспомнил, что так и не спросил имени незнакомца. – Как ты сказал, тебя зовут?
 - Я очень тронут твоей внимательностью, - проворчал инженер, обходя спутника, и сканируя оба ответвления коридора. Келбонит. О, прекрасно. По крайней мере, на несколько шагов вперед все чисто. А дальше поворот, или уступ, или еще ответвление – и там уже кто угодно. – И твоим душевным ко мне отношением.
Выразив недовольство таким образом, он подумал, что, в сущности, не один вынужден тут находиться против всякого на то желания. И, если совсем честно, при встрече с местными, пожалуй, рискует меньше – по крайней мере, в первые несколько минут, и в темноте. А значит, то самое «душевное» отношение собеседника вполне закономерно. Стоит сбавить обороты.
 - Я Веспер, - продолжил он уже нормальным тоном. - А ты, видимо, Фремор? – кажется, тот, что остался на скиммере, говорил именно так.
Райзианец украдкой оглянулся, не сбавляя шага. Некое ощущение мешало ему сосредоточиться на трикодере, и продумывании пламенной речи на случай успеха миссии поиска. Неожиданно, ему показалось, что он уже видел этого кардассианца раньше. Эти движения, это лицо... Поразившись догадке, он сделал по инерции еще пару шагов спиной вперед, глядя на озадаченного спутника, и споткнулся о какой-то камень.
 - Скажи, - вкрадчиво начал он, с трудом восстановив равновесие, ухватившись за стену. – А не ты ли, не далее, как сегодня утром, преследуя группу баджорцев, нашел такую некрупную металлическую штуку? Мигающую?
При одном упоминании о таинственном предмете, найденном Фремором прошлой ночью, кардассианец невольно заскрипел зубами. Мало того, что он из-за него чуть не погиб, так вдобавок его еще и лишили положенной ему награды. Висаат украл его находку, и он явно не собирался ходатайствовать о внесении благодарности в личное дело подчиненного. Впрочем, в свете последних событий, может, оно и к лучшему. Если гал Менигд узнает о его сотрудничестве с агентом Обсидианового Ордена, он с него шкуру снимет.
- Да, это был я. – Фремор, с трудом подавляя охватившее его негодование, покосился на собеседника. – Я чудом в живых остался. А эта штуковина, полагаю, принадлежит тебе?
- Да, это был мой зонд… - Веспер с интересом оглядел кардассианца, насколько позволяло скудное освещение. Для чудом живого он хорошо сохранился. А если он находился в непосредственной близости от оборудования, как показывала телеметрия, то мог поймать определенное количество хронитонов. Не помешает знать, какое – просто так, на всякий случай.  – С его помощью я исследовал пути, которыми ходят призраки. Кстати, он, часом, не остался где-нибудь у тебя?
Осторожно, чтобы движение не показалось угрожающим, райзианец направил трикодер на спутника. А ведь хронитонов немного больше, чем могло быть от зонда. Похоже, и он вписался в эту историю крепко – крепче, чем сам полагает.
 - Ты ведь тоже встречался с призраками, Фремор? – задумчиво продолжил инженер, стараясь, чтобы это прозвучало полуутверждением. - С людьми, которые внезапно появляются… Или внезапно исчезают?
- Нет, зонда у меня нет, и даже если бы и был, я все равно бы тебе его не отдал, – язвительно ответствовал Фремор.
«Неужели он всерьез ожидал, что я выдам ему местонахождения зонда?» - подумал кардассианец, одновременно с разочарованием испытав неожиданное облегчение от известия, что найденный предмет оказался зондом, а не каким-то хитроумным оружием мятежников. Однако последовавший за этим вопрос о призраках застал Фремора врасплох и заставил его поежиться.
- Как ты узнал? – Он с удивлением посмотрел на инопланетянина. – Мне довелось наблюдать за тем, как кардассианская женщина, которую я прежде никогда не видел, растворилась в воздухе всего несколько часов назад. – Фремор нахмурился, вспомнив слова Висаата. Тот солгал ему, сказав, что это была всего лишь галлюцинация. – Но она же не могла просто так исчезнуть... Куда же она тогда делась, Веспер?
Райзианец помолчал с минуту, обдумывая новую информацию. Опыты на своих женщинах? Немыслимо для высокоорганизованных разумных существ.  Или ошибка при проведении эксперимента? Вот это чуть более вероятно, кажется.
 - Я вот думаю, рассказать тебе все, или подождать с этим до более удобного момента, - побольше озабоченности в голосе, тем более что она настоящая, просто чуть по другому поводу. –  Наверное, лучше сейчас, потом может не хватить времени.
Веспер хмыкнул, и осторожно прислонился спиной к стене, продолжая внимательно наблюдать за кардассианцем.
 - Видишь ли, какая-то морда из ваших начала серию опытов по перемещению живых существ в пространстве и времени. Неважно, как это делается, важно то, что что-то пошло не так. Все, так или иначе участвовавшие в этом эксперименте, оказались заражены. Более того, они отправились дальше, сея это всюду. Один из таких объектов – призраков, поразил меня, так, что я тоже начал перемещаться. Так я оказался здесь. А та женщина распространила ту заразу и на тебя, что я только что обнаружил при помощи своих приборов. Так что, имей в виду, ты тоже можешь пополнить ряды исчезнувших здесь. И появившихся неизвестно где.
________________________________
Фремор и Веспер
Продолжение с минуты на минуту
« Последнее редактирование: 29 06 2009, 11:06:22 от Веспер Лорн »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
25 06 2009, 23:53:17 #68
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня
Катакомбы, Джаландa, Бэйджор


- Я тебе не верю, - запротестовал Фремор, чувствуя, как у него похолодело в груди, а по телу пробежала мелкая дрожь. – Откуда мне знать, что ты говоришь правду, и я вправду заражен? Может, ты пытаешься меня запугать. Мне нет смысла глядеть на твой трикодер – я все равно ничего не пойму, что там написано. И даже если ты и прав, я сомневаюсь, что ты знаешь, как это остановить – иначе бы ты давно уже был дома, а не шатался тут со мной по всяким пещерам, – кардассианец раздраженно пнул сапогом небольшой камешек на своем пути с такой силой, что тот отлетел на несколько метров вперед.
- Ты прав. – Веспер пожал плечами. - Если бы я знал, как это остановить, то уже сидел бы дома. Мне, знаешь ли, тоже не доставляет удовольствия ни посещение катакомб, ни угроза стать жертвой эпидемии, выпущенной каким-то идиотом. Просто, знаешь ли, я считаю, что ты должен знать, раз уж оказался втянут во все это. – В этот раз даже не понадобилось следить за голосом, горечь утраты заставила его звучать достаточно мрачно.  
Если подумать, райзианец сам очень смутно представлял, для чего он  начал этот разговор. Какое-то наитие, из-за которого он представил собеседнику безопасную, в сущности, концентрацию хронитонов болезнью. Он чувствовал себя очень неуютно, не договаривая всей правды. С другой стороны, Висаат, оставшийся наверху, тоже лукавил. Тем не менее, благодаря ему, расплывчатая картинка ситуации сложилась еще немного. Доктор Семек, который является автором эксперимента, гал Менигд, который ему покровительствует, глинн Висаат, который затеял этот поход…  
 - Фремор? – окликнул он кардассианца. – А зачем Висаату сдались эти исследования о перемещениях?
- Я благодарен судьбе за то, что могу об этом лишь догадываться. Знай я хотя бы половину замыслов Висаата, он бы меня не пощадил, – заметил Фремор. – Глинн Висаат – агент Обсидианового Ордена, секретной организации, единственная цель которой это защищать Кардассию от врагов, внутренних и внешних. По крайней мере, так это нам объяснили в учебке. Больше нам, рядовым гражданам, знать не положено, – с невеселой усмешкой добавил кардассианец. – Однако я сомневаюсь, что результатам этого исследования найдется применение в мирной жизни. Было бы, конечно, хорошо, если бы мы могли облучить этой заразой всех бунтовщиков и отправить их на другую сторону без лишней возни...- Фремор мечтательно улыбнулся, но тут же помрачнел. – Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем. Мне доводилось слышать, что Обсидиановый Орден не торопится делиться своими находками с Центральным Командованием, – кардассианец бросил короткий взгляд на Веспера, шагавшего впереди, и попытался представить его выражение лица. – Я надеюсь, тебя не разочаровал? Все-таки я простой солдат, не посвященный в планы моих начальников. Я следую приказам, и в настоящий момент приказы Висаата являются для меня приоритетными.
 - На твоем месте, я бы и не надеялся, - отозвался инженер. – Исходя из того, что я видел и слышал, Семек пока не контролирует происходящее. И никто не контролирует. А значит, шансы на то, что вместе с бунтовщиками попадают под удар и мирные жители, и ваши войска – они  все растут. Можешь себе представить пустынную планету? А за ней – пустую Терок Нор, корабли, другие планеты? Пока не увижу, что у кого-нибудь есть возможность это остановить, не поверю. Кроме того, неконтролируемые перемещения в пространстве достаточно опасны, равно как и во времени. Честно говоря, не хочу об этом думать.
Обсидиановый Орден, значит. Да уж, повезло ему со встречей. Пожелай он встрять в историю еще сильнее – и то не смог бы. Ох, ну почему он, а не кто-нибудь еще? Кто-нибудь из коренных баджорцев, не понаслышке знающих местную историю последних лет, тех, кто мог бы принять верное решение.
А так придется выкручиваться самому.
 - Ты мне очень помог, – райзианец попробовал придерживаться того же тона, что и его спутник. – Так я все больше начинаю понимать, что и почему происходит. Неприятно, знаешь ли, быть неизвестно где и неизвестно когда. Теперь я могу предполагать, что нахожусь на Баджоре периода кардассианской оккупации. 2363 год, если не ошибаюсь. А если ты расскажешь мне еще что-нибудь, возможно, я догадаюсь и о дате.  Если ты, конечно, мне ее не сообщишь.
- «Периода кардассианской оккупации»? – недоумевающе переспросил Фремор. Ему и в голову не приходило, что в истории Бэйджора может наступить какая-то другая эра, в которой кардассианским покровителям не будет места. – Что касается года, то ты это верно угадал. Сейчас действительно 2363 год, а если еще точнее – 17 июля. – Разумеется, кардассианец не разбирался в системах исчисления, принятых в Федерации, но универсальный переводчик его не подвел.
 - Да-а, многое становится ясным…  - протянул Веспер, свернув на очередном повороте коридора, и вновь взглянув на трикодер.  – Впереди какое-то помещение. Это и есть то самое святилище?  
Луч фонаря осветил пустое пространство храма. Какие-то выступы в каменных стенах, изображения, теряющиеся в тенях, охватывающих пространство. Темнота не собиралась расступаться. Тени скопились и в дальнем конце зала, скрывая ниши в стене. Свет выхватывал отдельные предметы - перевернутая скамья, кусок плотной ткани на полу – все это указывало на то, что помещение покидали в спешке.
 - Надеюсь, вы не оставляли здесь каких-нибудь сюрпризов для случайных путников? – продолжал болтать инженер, оглядываясь.  – А акустика тут и правда хороша, самое место для чтения проникновенных речей…
«Если бы мы оставили здесь мины-ловушки, ты бы уже на нее наткнулся», - подумал Фремор, молча наблюдая за перемещениями Веспера: «Нет, глинн Висаат хотел, чтобы горечь от потери их драгоценной реликвии преследовала баджорцев еще долгие годы. Он хотел, чтобы оскверненное, разграбленное святилище служило им постоянным напоминанием об их утрате»
Внезапно инопланетник  замолчал, склонившись над прибором, словно не веря своим глазам. Затем развернулся, и почти бегом преодолел те несколько шагов, которые отделяли его от кардассианца.
 - Фремор, это очень важно. Скажи мне, что вы отсюда забрали, когда нашли храм? Что-то не очень крупное, но очень заинтересовавшее кого-то из представителей власти. Вспомни, что это было? Как выглядело?
Фремор искренне удивился, когда Веспер буквально вплотную приблизился о нем, но его осведомленность о произошедшем поразила его еще больше:
- Мы действительно нашли какой-то странный предмет, напоминавший причудливый ларец, – начал свой рассказ Фремор. Висаат запретил солдатам, участвовавшим в поисковой операции, обсуждать события того дня с кем-либо еще, и он впервые мог излить душу. – Сквозь отверстия спереди и по бокам этой коробки пробивался какой-то странный, ярко-фиолетовый свет... Мне никогда не приходилось видеть ничего подобного. Мы, я имею в виду солдат, застыли на месте в нерешительности, ожидая приказа... Помнится, я  трудом оторвал взгляд от этой штуковины и посмотрел на стоявшего рядом глинна Висаата... В его глазах появился хищный огонек, а лицо исказила кривая ухмылка. Теперь, вспоминая все это, мне кажется, что он прекрасно знал, что именно мы нашли. Я сомневаюсь, чтобы он его искал – все-таки, мы нашли это место совершенно случайно – но он точно имел какое-то представление о том, с чем мы столкнулись. Ничего не говоря, он пересек комнату и приблизился к вырубленному из камня алтарю, на котором возвышалась коробка. Несколько мгновений он стоял неподвижно перед алтарем, а потом он внезапно положил руки на этот ларец и слегка раздвинул створки. – Голос Фремора задрожал. – Ослепительный ярко-фиолетовый свет наполнил помещение, заставив нас всех зажмуриться, а уже в следующее мгновение Висаат закрыл коробку и повернулся к нам. Он приказал нам забрать коробку, а сам отошел в сторону, вон туда, - Фремор указал на дальний угол пещеры.  – И прошло несколько минут, прежде чем он снова заговорил и сдвинулся с места. Потом мы поднялись наверх, где встретили доктора Семека – он проявил к нашей находке неподдельный интерес – погрузили коробку на его скиммер, и после этого я эту баджорскую реликвию не видел.
Он договорил, и над ними повисла напряженная тишина.
Понимая, что надо ответить, Веспер лихорадочно пытался облечь мысли хоть в какие-то слова, и не мог. Только одна баджорская реликвия может храниться в храме, и при этом проявлять такую активность, что остаточные следы хронитонов заметны до сих пор. О да, теперь он знает, что так нужно Висаату, и как замотивировать сопротивление напасть на госпиталь. Вся проблема в том, что он не знает, чем кончится дело. Чем оно должно кончиться, чтоб не нарушить ход истории.
 - Сдаюсь, - наконец сказал он. – Теперь я знаю, что происходит, но совершенно не знаю, что делать.
- Может, поделишься со мной своими открытиями? – заметил
Фремор, пристально наблюдая за Веспером. – По-моему, я это заслужил. Ну, чего ты ждешь?
- Тихо! – слегка прикрикнул на него Веспер, направляя луч фонаря на вход в помещение. – Ты ничего не слышал?
- Нет, - Фремор отрицательно покачал головой и инстинктивно потянулся к кобуре, рассчитывая вытащить несуществующий дизраптор. Весперу удалось ненадолго отвлечь его внимание, но теперь дискомфорт, связанный с утратой оружия, вернулся. – Но слух у кардассианцев уступает человеческому.
- Ничего, думаю, скоро и ты их услышишь, – заверил его Веспер. – Кто бы это ни был, но они идут сюда. – Райзианец оглянулся. -  Если сможешь, постарайся здесь ничего не касаться, особенно там, где был тот ларец.
Он поспешно закрепил трикодер на поясе, и постарался встать так, чтобы оказаться между Фремором и теми, кто должен был появиться.
_________________________________
Фремор и Веспер, с помощью Мори)
« Последнее редактирование: 03 07 2009, 13:12:23 от Мори Джанир »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
02 07 2009, 15:07:38 #69
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, вторая половина дня, возможно, ранний вечер (часов все еще ни у кого нет)
Бэйджор, Джаланда, приют для нуждающихся


Солар улыбнулся, вспомнив, как и когда услышал первое упоминание о призраках. Тогда это показалось вымыслом, люди многое способны списать на магию и прочую мистику, руководствуясь одним лишь страхом. Научный же интерес лишен страха почти напрочь, а иногда, в запале, и самой матери-покровительницы всех исследователей - осторожности. «Привели призраки…», весьма интересный вопрос кто кого и куда привел. Что ж, настала пора поделиться информацией, или хотя бы для начала ее необходимой частью.
- Когда там, откуда мы прибыли стали появляться призраки, изначально никто не мог понять не их целей, ни самой сущности. Обрисованный ранее вами ребенок появлялся и исчезал хаотично, и как могло показаться сначала, просто просился домой. Но при попытке установить с ним хоть какой-то контакт ответа не следовало. Тогда я решил попробовать пообщаться с мальчиком, своими специфическими методами, и надо заметить весьма успешно. По крайней мере, сущность субъекта стала прозрачнее для общего понимания…
Лират на секунду помедлил, остановив свое повествование, и как бы приглашая девушку начинать задавать первые из интересующих ее вопросов.
Баджорка удивленно моргнула, вероятно, речь научного офицера, понятная на совещаниях и конференциях, была ей непривычна.
- И что же это за сущность? – с заметным скепсисом в голосе ответил за нее Азени, ухватившись за последнюю фразу Лирата, - Если мы… то есть вы… будете знать, будет понятнее, чего им, ради пламени Пещер, от нас надо.
Сделав вид, что не заметил скепсиса в словах сопротивленца, бетазоид продолжил знакомить собеседников с известными ему фактами.
- Точнее сказать несколько сущностей, сущностей нематериальных, существующих вне пространства и времени, по крайней мере, традиционных в нашем понимании. Полагаю, что тело ребенка послужило для них невольным проводником в наш мир. И учитывая,   изложенное вами ранее осквернение кардассианцами храма, плюс их так называемое стремление лечить людей, можно вывести заключение от том, что описанные мною сущности оказались, как говорится, не в том месте и не в то время.
Скорее всего, им необходимо вернуться в свою постоянную обитель, но из-за привязки к людям-компаньонам субъекты временно возникают и исчезают, как у нас, так и у вас.
Девушка покачала головой.
- Тогда у меня только два вопроса. Вы считаете, что эти... сущности заняли тела прилара Лимы и ее племянника потому, что они были первыми, а сущностей было всего две?
- Мы не знаем, была ли прилар Лима первой, - предупреждающе поднял руку сопротивленец.
- И второе, - продолжила девушка, - Откуда все же вы появились, где находится это самое "у вас"?
Лират слегка удивленно взглянул на собеседницу, похоже, что для более качественного восприятия информации баджоркой стоило излагать факты не столь стремительно.
- Насчет уважаемой прилара абсолютно точно утверждать ничего не могу, ее повстречать мне не довелось. Несколько сопровождающих сущностей было именно в одном теле, в мальчике, - уточнил Солар. – Точное распределение их по количественным характеристикам осталось для нас неведомым.
- Что касаемо второго вашего вопроса – отдам предпочтение не вдаваться в детальные подробности для нашего общего блага.
- Это для какого еще блага? - вскинулся Азени, вставая на ноги, - Мы не идиоты, кое-что все же понимаем! Разговоры о Федерации теперь разойдутся по всей Джаланде! Вы хоть понимаете, что само ваше присутствие здесь подвергнет опасности всех здесь присутствующих, расскажете вы что-то или нет?
- И поэтому чем скорее вы уйдете, тем лучше, - раздался сварливый женский голос.
В угол подвала, где устроились сопротивленцы и офицеры направлялась, вытирая руки о передник, уже знакомая им невысокая коренастая женщина, так неприветливо их встретившая.
- Но сперва вы выполните свое обещание. Вот вы, - она указала на доктора Торана, - Вы ведь врач. У нас есть люди, которым нужна помощь.
Женщина не задавала вопросов, не просила о помощи, но каждая ее фраза звучала как претензия и требование. По ней было видно, что она привыкла распоряжаться и организовывать окружающих.
- Она права, - признал Азени, - Вы, можно сказать, купили свое право находиться здесь на слова господина доктора.
- Слова! - воскликнула женщина, - Уверена, это единственное, что у них есть. Сомневаюсь, чтобы у них была в кармане хоть одна лита!
- Пожалуйста, - тихо проговорила девушка, - Если вы действительно врач...
Доктор пожал плечами и взглянул на Солара с немым вопросом во взгляде.
Лират на несколько мгновений замешкался, не отвечая и углубившись в размышления о просьбе, хотя скорее приказе подошедшей женщины. С одной стороны медицинский долг и здоровье людей – превыше всего, с другой – если не исправить ситуацию с призраками в ближайшее время, то весьма вероятно, что необходимость позаботиться о чьем-либо здоровье отпадет сама собой, ибо во вселенной с неоднократно нарушенными пространственно-временными законами в любой момент могут произойти необратимые изменения реальности. Например, не приведи местные Боги-Пророки, баджорцы вдруг перестанут существовать как раса.
- Мы обещали помочь и готовы выполнить свои обещания. Время не ждет, глобальные  проблемы требуют решения. Для начала, я полагаю, нам необходимо наведаться в разрушенный храм. Выяснить, какие реликвии там могли храниться и действительно ли они имеют отношение ко всему происходящему. – обратился Лират к девушке.
- А доктор нужен нам как исследователь биологического взаимодействия людей-призраков с окружающей действительностью. – попытался увещевать требования старшей баджорки бетазоид.
Затем Солар наконец взглянул на Торана и отрицательно покачал головой, как бы говоря тем самым другу: «ты никуда один не пойдешь».
- Но нам нужен врач… - упрямо начала женщина, и с каждым звуком ее неприятный голос становился все громче, грозя сравниться по воздействию с воющей сиреной во время красной тревоги.
- НАМ необходимо наведаться? – удивленно спросила девушка, глядя на Лирата, - Я понимаю, зачем нам нужен врач, но начинаю сомневаться, что нам пригодится художник… - она окинула офицера критическим взглядом, - Впрочем, я также начинаю сомневаться, что вы человек искусства. Кто вы такой на самом деле, господин? Вы достаточно знаете о призраках, и этого должно быть достаточно, чтобы найти и уничтожить причину, вызывающую их появление.
Бетазоид  мельком взглянул на сопротивленца, затем снова перевел взор на девушку. Старшую же баджорку Лират намеренно старался «не замечать».
- Азени предельно ясно дал понять, что вы, - Лират пристально посмотрел девушке прямо в глаза и выделил последнее слово. - Были достаточно близко знакомы с приларом Лимой и учились у нее сложнейшему из искусств - общение с Пророками. Посему ваша помощь в оценке ситуации сложившейся в храме может оказаться неоценимой. Да, конечно, я не могу не согласиться с тем, что врач необходим вашим людям. Но если мы в скором времени не решим проблему с призраками, то боюсь, что ситуация может выйти из под контроля и тогда доктор возможно не понадобиться уже никому. – последнюю фразу Лират произнес столь тихо насколько по его предположению могли расслышать лишь рядом стоящие баджорцы.
Только паники нам снова и не хватало, подумал про себя бетазоид, а вслух продолжил.
- Вы же сами изначально решили, что я художник, - теперь Солар смотрел на Азени и обращался непосредственно к сопротивленцу. – И мы не стали тотчас же опровергать эту догадку, тем более, что она весьма не далека от истины. Искусство – одна из моих ипостасей, но не основная. Я исследователь и достаточно хорошо разбираюсь в нескольких различных областях науки и техники. – Осторожно заметил Лират.
- Если это так, - с нажимом произнесла девушка, - То я предпочту помощь исследователя и буду молиться, чтобы доктор мне не понадобился. В любом случае, - со вздохом продолжила она, оглядев Торана, - днем вам с вашей внешностью находиться на улице рискованно. Разумеется, я могу только предупредить, остальное - дело ваше… Если вы хотите поспорить или вам нужно время обсудить дальнейшие действия между собой, я не стану вас останавливать, но я боюсь, что у меня не так много времени на споры. И если вы не сможете решить, кто остается, а кто идет со мной, достаточно быстро, я уйду одна.
Баджорская женщина, имеющая виды на доктора, и Азени, что-то мрачно бормотавший про себя, замолчали, удивленно уставились на свою молодую собеседницу, но не сказали больше ничего. Не удостоив больше никого взглядом, девушка развернулась и пошла прочь.
- Она совершает большую глупость, - пробормотал сопротивленец, - Но помощи от меня не примет. И останавливать ее я тоже не в праве.
Солар предстал пред тяжелейшим моральным выбором. Пойти с девушкой означает бросить друга, но бросают в беде, здесь же Торану непосредственно ничего не угрожает. Тем более учитывая, что он настоятельно необходим баджорцам как профессионал. Кардассианцы в сию обитель врятли в ближайшее время доберуться, если не добрались за такой длительный период, что люди успели обжить данное место почти как дом.
К тому же, возможно, что разрешение ситуации займет не слишком много времени.
Научник вопросительно взглянул на доктора, но Торан в ответ лишь беспристрастно посмотрел на друга не выразив своей реакции никоим другим образом, и предоставляя тем самым бетазоиду самому сделать столь нелегкий выбор.
- Постойте. – окликнул Лират баджорку. – Я с вами. – коротко добавил он.
- Эй! – Азени нагнулся и начал шарить среди свернутых одеял на полу.
Девушка обернулась. Если перспектива спутника ее удивила или обрадовала, она ничем этого не показала.
- Меня зовут Мори, - сказала она Лирату, протягивая руку.
Азени догнал их за несколько широких шагов и протянул девушке светлую матерчатую сумку и ворох ткани. Потом вытащил из-за пояса свой кардассианский дисраптор, которым однажды так неприятно тыкал в спины Торану и Лирату.
- Знаю, что ты не любишь такое оружие, но в этот раз оно тебе может действительно пригодиться.
Бетазоид мельком призадумался стоит ли сказать девушке свое настоящее имя, впрочем если из-за их с Тораном присутствия здесь, в прошлом, нить времени будущего каким-то образом изменилась, то одна лишняя деталь картины испортить уже не способна.
Лират также протянул руку и ответил баджорке не слишком сильным рукопожатием, затем тихо произнес.
- Мое имя Солар, приятно познакомиться.
Баджорка взяла из рук товарища по сопротивлению сумку и спрятала дисраптор на самое дно. Конечно, от сканеров такая мера предосторожности спасти не могла, но почему-то так было спокойнее.
- Наденьте, господин Солар, - сказала она, выуживая из вороха ткани рубашку песочного цвета.
Потом, покопавшись в кармане платья, достала мятый серый кусок пластыря. На грубой тканевой поверхности темнели подозрительные бурые пятна.
- Это вам тоже пригодится – для вашего лица.
Лират без лишних слов взял рубашку и стремительно надел поверх своей изрядно уже запылившейся форменной, тщательно при этом стараясь скрыть незамедлившее возникнуть легкое отвращение к поношенной одежде.
- Спасибо, но пластырь считаю лишним, мне будет достаточно того внешнего изъяна, что любезно обеспечил доктор.
Девушка зло прищурилась, но ничего не ответила, только повела плечом и жестом указала Лирату следовать за ней.

---------------------------------------------

Совместно с Мори.

« Последнее редактирование: 02 07 2009, 15:16:39 от Мори Джанир »

Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
03 07 2009, 13:11:51 #70
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ранний вечер
Бэйджор, Джаланда


Вслед за баджорской девушкой Солар пересек подвал, петляя между играющими детьми, обходя спящих мужчин и женщин, склонившихся над довольно примитивными очагами и лоханками с отмокающим бельем. Поднявшись по лестнице, он сперва очутился на первом этаже – в просторном гулком помещении, на янтарно-золотистых стенах которого сохранились металлические таблички, исписанные квадратными баджорскими идеограммами, а после – на улице. Солнце уже светило неярко, но баджорка и бетазоид слишком привыкли к полумраку.
В отличие от района, в котором Лират и Торан очутились сразу после прибытия из своего времени, казавшегося городом-призраком, эти улицы жили своей жизнью, хотя и нельзя было сказать, что она здесь кипела. Во всем чувствовался некий дух обреченности: в механически повторяющихся движениях немолодой женщины с протертым до дыр платком на седых волосах, стирающей граффити со стены ближайшего дома, в глазах группы подростков, сидящих в пыли на корточках и передающих друг другу дымящую самокрутку, в раздраженном и испуганном голосе толстого лысеющего баджорца, закрывающего собой прилавок маленькой лавочки, заваленный стоптанными туфлями, от молодого мужчины, угрожающе заносящего кулак…
Мимо всех этих городских миниатюр Мори вела Солара молча, не оглядываясь, не останавливаясь и скромно опустив голову. Однажды мимо прошел кардассианский патруль – трое военных с одинаково безразличными лицами. Дважды слышался гул двигателей низко летающих скиммеров.
Наконец, очередная узкая извилистая мощенная камнем улочка закончилась, и впереди раскинулась овальная площадь, в центре которой все еще стояли обломки некой древней колонны.
Баджорка прочистила горло и слегка хрипло после затянувшегося молчания сказала, указывая пальцем:
- Вон там был концертный зал – Форум Джаланды. Вон там – кардассианцы расстреляли пойманных членов ячейки сопротивления три месяца назад. Вон там, - ее смуглый палец указал на здание с золотистым куполом и колоннадой, - храм. Что вы хотите в нем искать?
До сего момента Лират также молча, и стараясь не смотреть по сторонам, чтобы не привлекать внимания окружающих горожан следовал за девушкой. Зрелище нестабильной жизни удрученных людей вызвало не просто сочувствие, возникло горячее желание изменить такой малопривлекательный расклад. Но одно дело желание, а другое конкретные возможности одного, пускай даже двух индивидов, которого слишком мало для осуществления столь глобальных целей. К тому же, исторические события должны идти своим чередом… Внезапно слова баджорки отвлекли бетазоида от невеселых мыслей и направили размышления научника к изначальной цели короткого путешествия.
- Все что сможет указать на то, какие реликвии хранились в данном святилище до кардассианского вмешательства.
Мори кивнула и повела офицера в обход площади, будто не хотела ее пересекать, хотя так было бы короче и быстрее.
На ступенях храма сидело несколько человек – худой мужчина, положив перед собой длинный футляр, играл печальную мелодию на инструменте, напоминающем блок-флейту, пара – юноша и девушка – молились, встав на колени лицом друг к другу, очень старая темнокожая женщина, не по погоде тепло одетая, бросала кусочки хлеба кружащим вокруг нее птицам. Она кивнула Мори, когда та проходила мимо, но в целом никто не обратил на девушку внимания. Казалось, в Джаланде баджорцы были слишком эгоистично сосредоточены на самих себе, чтобы обращать внимание на окружающих. Это поведение было свойственно и горожанам, и сопротивленцу Азени, и даже самой Мори. Возможно, таким образом все они пытались отыскать свой стержень, внутреннюю силу, что было само по себе неплохо, но вместе с этим они не спешили протянуть руку помощи другим, а также заметить, когда такая рука была протянута им самим.
Храм поражал своими размерами и акустикой. Кое-где стены были закопчены, а кое-где еще виднелись фрески, написанные яркими алыми и бирюзовыми красками. Со всех сторон на Лирата взирали суровые баджорские старцы со скорбно вытянутыми лицами.
- Прилар практически одна следила за храмом, - сказала баджорка, - И многое ей было не под силу, даже с помощью племянников… и моей. Реликвии она хранила здесь…
Девушка свернула к стене, на которой висел порванный гобелен, уже не скрывающий овальную дверь из темного дерева. Электронный замок на ней был грубо расплавлен. Когда она открыла дверь перед Лиратом – он увидел ступени, уходящие вниз.
- Только после вас. – учтиво ответил Солар, затем отошел в сторону от двери и броским жестом кисти правой руки указал баджорке на вход.
Девушка хмуро взглянула на Солара – несмотря на то, что ему удалось добиться некоторой степени ее доверия, дружеских отношений между ними не наблюдалось. Впрочем, были ли они нужны?  Ради общего блага их совместной операции стоит быть как можно более краткой...
Баджорка достала из сумки небольшую полупрозрачную трубку и резко ее встряхнула. Уже знакомый Солару химически-зеленый свет залил спуск в подвал. На этот раз лестница, по которой ему пришлось спуститься вслед за девушкой, была не повреждена и у нее даже были удобные перила. Помещение внизу оказалось отделано мраморными панелями, одна из которых была снята, открывая путь в подземные катакомбы, систему уже не столь обжитых пещер. Мори последовала именно туда, но с каждым шагом становилась все неувереннее и колебалась чуть больше.
- Помещение впереди, - негромко сказала она, - будет скрытым святилищем храма Джаланды…
Девушка замерла на месте и медленно запустила руку в свою сумку.
- Кажется, там кто-то есть…
В соседнем помещении определенно кто-то присутствовал, Лират услышал отдаленные шорохи словно от передвижения двух пар ног каких-то людей, которые внезапно стихли. Скорее всего те,  кто находился в хранилище также заслышали приближение бетазоида и баджорки. Ко всему прочему девушка, похоже испугалась. Только что именно ее так напугало? Люди или сам факт, того что Мори снова сейчас войдет в ту заветную комнату? Видимо, настала пора брать инициативу на себя.
- Будет лучше, если вы передадите мне свое оружие. – шепотом посоветовал Солар. – полагаю, что у вас гораздо меньше опыта обращения с такими опасными для жизни устройствами.
- А я полагаю, что чтобы вовремя нажать или не нажать на спуск, много опыта не требуется! – яростно прошептала девушка в ответ, - Я не отдам добровольно свое единственное оружие человеку, которого встретила всего пару часов назад. Хотите попробовать заставить меня?
- Нет, не в коем случае, защищать свою жизнь - ваше право. – спокойно и снова так же шепотом ответил Лират.
А про себя подумал, что таким недоверчивым людям предстоит еще долгий путь по возвращению веры в чужаков и их желание помочь, и сей процесс начнется только после завершения оккупации, конечно. Но здесь и сейчас, прежде чем действовать все же необходимо что-то предпринять. Бетазоид по привычке на пару секунд прикрыл глаза, это всегда помогало сосредоточиться, и задействовал телепатические способности, ранее «дремавшие», в полной мере.
Баджорка не ответила, лишь протянула Лирату фонарик и поудобнее перехватила дисраптор, но бетазоиду вполне было достаточно ее мыслей.
«Кем он себя возомнил? Думает, если я младше его, да к тому же женщина, это даст ему преимущество в стрельбе? Или дело в том, что я – баджорка? Тогда чем он лучше кардассианцев?»
Единственное, что было хорошо, так это то, что мысли были скорее яростными, а не испуганными.
Лират улыбнулся мыслям девушки, судя по историческим хроникам, такое восприятие мира и людей было свойственно землянам в 20-м веке. Занятно, но не более того.
- Не стоит так нервничать, Мори – умиротворенно произнес бетазоид. – Сейчас я попробую узнать, кто может встретить нас там.
И устремился мыслями немного дальше - в святилище…

------------------------------------------------------------------------

Совместно с Мори.

« Последнее редактирование: 05 07 2009, 12:50:55 от Лират Солар »

Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
10 07 2009, 22:22:42 #71
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ранний вечер
Бэйджор, Джаланда, Храм.


Мысли присутствующих в святилище подтвердили первые догадки Солара – их действительно было двое.
«...встать так, чтобы не выстрелили сразу же. И - что им сказать? Чем можно озадачить настолько, чтоб завязать разговор? Пожалуйста, пусть это будут местные прихожане, а не толпа партизан!..»
«Кого тут носит?» - второй набор мыслей был более напряженным - «Хорошо, если это какой-то заплутавший баджорец, ищущий выход на поверхность или, на худой конец, направляющийся в храм за тем, чтобы... А я ведь что понятия не имею о религиозных ритуалах местного населения… В общем, поклониться своим богам. Хуже, если это вооруженный отряд повстанцев, каким-то образом узнавших о нашем появлении и теперь жаждущих с нами поквитаться за оскверненный храм.»
Баджорка смотрела на Солара так, будто подозревала, что он сошел с ума.
Лират был весьма озадачен, ибо бетазоид предполагал, что услышит, скорее всего, мысли баджорцев также пришедших побывать в святилище, в крайнем случае, кардассианцев, которым, впрочем, после разграбления храма по идее здесь больше делать нечего. Но такое странное сочетание индивидов… Второй – явно кардассианец, но тогда почему он боится увидеть пришедших? А первый… хм, слишком спокойный образ мыслей для баджорца, да еще в такой опасной ситуации. И зачем ему пытаться защищать кардассианца – тайна, покрытая абсолютным мраком, но не становящаяся от этого менее интересной и не теряющая очарования быть разгаданной. Конечно, сейчас оружие не помешало бы, но поскольку индивиды перепуганы – то не хуже подойдет и дипломатия.
Солар нахмурился и призадумался, стоит ли сказать девушке о своем телепатическом даре, ее взгляд не оставлял сомнений в том, что баджорка никогда не слышала о телепатии. Но в данный момент знания девушки о том, что прочел в разумах тех гуманоидов научник, давали неоценимое преимущество в сложившейся ситуации. Впрочем, знаниями необходимо было делиться, соблюдая при этом некоторую долю осторожности.
- Там двое, они также заслышали наше появление и этот факт их пугает. – прошептал Солар, не подавая при этом вида, что каким либо образом отреагировал на более чем удивленный взгляд девушки.
Баджорка со вздохом опустила сумку на землю, поправила кошелек на поясе и провела рукой по волосам, откидывая спутанные пряди от лица.
«О, косст! – подумала она (словарный запас Лирата, похоже, пополнился еще одним баджорским проклятьем) – Сколько можно разговоров? Они все равно нас уже слышали. Хватит обсуждать, иногда нужно просто действовать!»
Девушка порывисто выскочила из-за выступа стены и вступила в святилище, поводя дизрасптором из стороны в сторону.
- Кто здесь? – напряженно воскликнула она. В данной ситуации было сложно выдумать какую-то более разумную фразу.
Фонарик не мог осветить все помещение, но присутствующим вполне хватало света, чтобы разглядеть друг друга.
- Лита? – от неожиданности Веспер забыл про все фразы, заготовленные для встречи с партизанами. Он успел отметить и оружие в руках девушки, и то, что его предположение о ее причастности к сопротивлению оказалось верным, но все эти мысли промелькнули и ушли, оставив одну – она жива, и с ней все в порядке.
Инженер непроизвольно шагнул ей навстречу, улыбаясь.
 - Значит, ты успела уйти? Я боялся, что не успеешь. – «И вот, когда ситуация уже кажется сложной до невозможности, все снова ухудшается. Пессимистом и правда быть легче» - отстраненно подумал он.
Лират слегка помедлил, не последовав тотчас же за девушкой, и еще недолговременно не показываясь, прислушивался к мыслям и разговорам людей находящихся в святилище. «Действовать…», броситься в пламя сломя голову, чтоб сгореть, исчезнуть как мотылек, оставив после себя лишь кучку ничтожного пепла для погребения. Иногда, стоит проявить осмотрительность, и даже мудрость - уделить немного больше времени для оценки ситуации. Но, естественно – все хорошо в меру. Судя по репликам и мыслям гуманоидов, баджорке ничто не угрожало, более того - с первым она на удивление была знакома, но в помещении все еще присутствовал кардассианец, следовательно, медлить далее и оставлять девушку одну пред лицом опасности не в коем случае не стоило.
Солар также вышел из-за укрытия, появился в святилище и посветил фонариком, любезно переданным ему баджоркой несколькими минутами ранее, в сторону от себя, стараясь не попасть никому из присутствующих прямо в глаза.
В полумраке взору бетазоида предстали станционный инженер и стоящий чуть поодаль за ним, словно прячущийся, кардассианец.
« - Конечно, кто же еще, кроме нас с Тораном, в этой забытой временем и пространством обители мог бы оказаться не баджорцем. Следовало догадаться…» - ухмыльнувшись и для начала промолчав, подумал бетазоид.
- Веспер! – тем временем воскликнула девушка, бросаясь к инженеру, - Ты жив, ты… Ты в порядке?
«Благодарю вас, Пророки, что были с ним, что помогли ему! Спасибо, о, спасибо…» - восторженно думала она.
Неожиданно она оказалась совсем близко к райзианцу, так, что он мог видеть ее взволнованные широко открытые темные глаза и дрожащие, расплывающиеся в улыбке губы.
- Я бы тебя ни за что не бросила… - лепетала баджорка. Ее рука, свободная от оружия, легла инженеру на плечо, демонстрируя Лирату Солару весьма интимную природу знакомства этих двоих.
« - Очаровательно, эта на первый взгляд сколь суровая столь же и решительная баджорка успела воспылать нежными чувствами к нелишенному некоторой доли романтизма своему новому другу Весперу.» – саркастично подумал Солар, но вслух ничего не отметил, продолжая ухмыляться, безмолвно и неподвижно, наблюдая при этом за райзианцем и Мори.
Веспер осторожно накрыл руку девушки своей. Все его внимание было полностью отдано баджорке. Вот так, нежданно-негаданно, она тоже за него беспокоилась. И рада встрече ничуть не меньше, чем он сам.
«Впрочем, наверняка она сейчас отдернет руку», подумал он. «И смутится проявленных чувств».
- Я очень рад нашей новой встрече, - проникновенно произнес он, по-прежнему улыбаясь, смотря ей прямо в глаза. – Ты не представляешь, как я надеялся, что мы оба сумеем выбраться. Правда, теперь я снова в затруднительном положении.
«Да уж, иначе чем затруднением это не назовешь. Начиная с партизан за твоей спиной, и кардассианца за моей. И заканчивая всей этой заварушкой со Сферой».
- Я хотела извиниться. Я не доверяла тебе, - тихо произнесла девушка, стараясь, чтобы ее не услышал Лират Солар, - Мне было бы невыносимо знать, что с тобой что-то случилось, а я лгала тебе все это время…
«И плевать, что он рассказал бы кардассианцам!» - пронеслось у баджорки в голове, - «Иногда предосторожности просто не оправдывают себя…»
Предупреждая встревоженный взгляд райзианца, она продолжила:
- Мое настоящее имя не Лита. Друзья зовут меня Мори… и ты тоже можешь. Пожалуйста…
Откровение девушки, в совокупности с ее эмоциями, потрясли райзианца до глубины души. Кроме того, он внезапно почувствовал себя виноватым перед ней – отчасти, из-за своего спутника, отчасти из-за того, что ощутил себя очень обязанным ей. Сам он вряд ли смог бы выразить обуревающие его при виде девушки чувства словами.
Но проблема назрела, и требовала немедленного решения.
- Послушай, Мори… - негромко и быстро начал он. - Я очень ценю твое доверие, ты не представляешь, как много оно значит для меня. – фразы складывались с трудом. – Поэтому прошу, выслушай меня до конца, прежде чем предпринять что-нибудь. После этого, решение будет целиком за тобой, но сначала, пожалуйста, дослушай.
Он продолжал удерживать ее руку в своей, но отвел глаза.
- Когда мы вынужденно расстались, я попал в плен. Мне удалось выяснить многое из того, что я хотел узнать о происходящем. Для того, чтоб закончить историю с призраками, мне нужна помощь. И в том числе, это помощь того кардассианца, который стоит за моей спиной. Он безоружен, это одно из условий нашего соглашения. Но также, это предполагает обязанности с моей стороны.

-------------------------------------------------------

Совместно с Мори Джанир, Веспером Лорном и Даменом Фремором.
« Последнее редактирование: 11 07 2009, 00:52:38 от Лират Солар »

Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
14 07 2009, 08:40:53 #72
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ранний вечер
Бэйджор, Джаланда, Храм.


- Кардассианца? – девушка отстранилась от райзианца и заглянула ему за спину.
Фонарики все же ослепили ее, а кардассианский солдат приложил все усилия, чтобы слиться с серой каменной стеной.
Веспер почувствовал, что рука баджорки на его плече напряглась, и она снова подняла до сего момента забытый дизраптор и постаралась развернуться так, чтобы оказаться с кардассианцем лицом к лицу.
- Что это значит? – нежность в ее голосе мгновенно уступила место ярости, - Я хочу верить тебе, Веспер, но присутствие ложкоголового этому здорово мешает. А ты? – она кивнула в сторону Солара, все еще стоящего поодаль, не сводя при этом глаз с кардассианца, - Ты так хотел попасть в храм. Ты заранее знал, кого мы тут встретим?
Невольно оброненные как мысленные, так и вербальные излияния райзианца содержали немало полезной информации, похоже, что инженер каким-то таинственным образом смог миновать кардассианский плен, да и к тому же получить дополнительные сведения о проблемах с призрачными сущностями. Остается только понадеяться, что его способ получения информации не был нелицеприятным для безопасности Федерации.
Сфера...  Неужели, это и есть искомый артефакт, являющий собой соль проблем. Путь к разгадке тайн становится все короче, а неминуемая отгадка все ближе и ближе. Вернуть течение реальности в свое стандартное русло – первоочередная задача момента, на остальное услышанное и прочитанное сейчас в чужих мыслях бетазоид почти перестал обращать внимание.
Солар подошел ближе, остановился в метре справа от собеседников и ответил девушке.
- Я похож на провидца? – впрочем, не исключено, что был похож, когда она наблюдала за внешними проявлениями и словесными последствиями моего телепатического дара. Добавил про себя Лират.
– На необходимость следовать в храм указали мне вы, - слегка повысив тон голоса и акцентируя внимание на последнем слове, произнес научник, - поведав историю об истоках появления призрачных сущностей, после чего я всего лишь провел экстраполяцию, вследствие которой предположил наиболее вероятное место для начала исследований и разрешения проблем.
- Экстра… что?! – воскликнула баджорка, возмущенно тряхнув головой, так что волосы упали ей на лицо, - Я не говорила… не указывала… Косст, я не буду сейчас с тобой спорить, Солар! Откуда мне знать, ты вполне можешь работать на них! – дизраптор в руке девушки хаотично задрожал, но общее его направление все равно указывало на кардассианца. Одновременно Мори убрала руку с плеча инженера и запустила ее в свой поясной кошелек.
Первая же реплика девушки оправдала ожидания Веспера. Вот оно, то самое, хуже которого быть уже не может.
Увидев Лирата Солара, райзианец озадачился еще больше. «Спасательная экспедиция? Нет, к сожалению, не похоже – он один, и выглядит, хм, помятым. Значит, еще одна жертва хронитонов...  И, кстати, он не удивлен, обнаружив меня тут. Возможно, мои надежды сбудутся, и хоть кто-то из присутствующих знает, что делать»
Веспер внезапно ощутил себя глубоко несчастным. Похоже, другого выхода просто нет. 
- Во имя Пророков, которые гораздо ближе, чем тебе кажется, ты можешь сначала выслушать? – Он постарался заставить свой голос звучать как можно тверже, но получалось с трудом. - Из этого места только один выход, и ты на его пороге. Оружие только у тебя. Ты, а не кто-нибудь владеешь ситуацией. Что еще сделать, чтоб доказать тебе, что я не враг?
«Оружие только у меня?! – мысли Мори становились все хаотичнее, - Как можно верить кардассианцу? Он в любой момент может… например, выхватить у меня дизраптор и взять меня за горло…» - вот теперь она была действительно испугана.
- Веспер, ради Пророков. Чтобы доказать, что ты мне не враг, не мешай мне избавиться от карда. 
Последняя фраза, произнесенная баджоркой, заставила сердце Фремора биться быстрее. Он боялся, что авантюра закончится именно так, и теперь надежды на счастливый исход стремительно таяли. Он проник в логово зверя и теперь должен поплатиться за свою дерзость.
«Если дипломатия Веспера не увенчается успехом, эта дикарка застрелит меня без всякой задней мысли. – лихорадочно размышлял кардассианец, пытаясь решить, что делать дальше – позволить инопланетянину и впредь представлять его интересы, или попытаться самому заговорить с баджоркой, - Нет, меня она и слушать не станет.»
- Если ты это сделаешь, то я сделать уже ничего не смогу, - инженер понимал, что потерял контроль над ситуацией, но старался говорить максимально спокойно. - Изменится линия времени. Сфера так и останется в руках маньяка, он продолжит свои опыты над вами, и, возможно однажды добьется успеха. Я даже представлять не хочу, что тогда произойдет. И тебя этим запугивать не стану. - Он глубоко вдохнул, и закончил, глядя ей в глаза: - Если ты мне не веришь, забудь и уходи. Только не мешай.
«Что происходит? Что я делаю не так? Я думала, ты на моей стороне, Веспер…» - уловил Лират мысль Мори, - «Это почти предательство с твоей стороны. Как ты можешь защищать ложкоголового и отталкивать меня?», но вслух баджорка лишь повторила:
- Сфера? Какое это имеет отношение к Сферам? Что может знать о них кардассианец? Он нам не нужен! – она полуобернулась к Весперу и выпустила Фремора из поля зрения. Если у солдата были сомнения в способностях инопланетян разобраться с этой ситуацией самостоятельно, то упускать такой шанс не стоило, ведь другого может и не представиться.
- Я знаю, где находится ваш религиозный артефакт. – Фремор выступил вперед, примирительно поднимая руки и не спуская глаз с оружия в руках девушки. – Более того, мне известно, что там же содержатся ваши соплеменники. И я готов вас туда отвести.
- Я не работаю с кардассианцами, - твердо ответила Мори.
Голова Веспера начала болеть снова. Кроме того, начало сказываться напряжение последних часов. Больше всего инженеру хотелось отдохнуть, и, да, выпить пару кружечек горячего чего-нибудь. И оказаться в своем времени, разумеется. Он кинул умоляющий взгляд в сторону бетазоида, но тот, кажется, наслаждался ситуацией. Ладно. Для того, чтоб меня засудить, нужно, как минимум, вернуться домой. Веспер глянул на Фремора, пытающегося выправить ситуацию, затем заглянул в глаза Мори.
- Спустя несколько десятков лет оккупации, - громко проговорил он, - кардассианское правительство вывело свои войска с Бэйджора. Планета оказалась свободна, но беззащитна перед лицом внешней опасности. И тут появилась Сфера.
И ненадолго замолчал, чтобы увидеть реакцию собеседников, а заодно сообразить, что сказать дальше.


Совместно с Мори Джанир, Веспером Лорном и Даменом Фремором.




Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
14 07 2009, 20:54:19 #73
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ранний вечер
Бэйджор, Джаланда, Храм.


- Что? – баджорка обернулась, опасно взмахнув дизраптором.
Фремор оцепенел, переваривая слова инопланетянина и борясь с противоречивыми чувствами, переполнявшими его в этот момент.
«Вот, значит, что имел в виду Веспер, когда упомянул «период кардассианской оккупации» немногим ранее: Оккупация Бэйджора не будет длиться вечно, и однажды кардассианцы решат покинуть планету...или их вынудят? Нет, это невозможно. Они, кардассианцы, контролировали Бэйджор; разумеется, кое-где, как например в Джаланде, тлели очаги сопротивления, но они были не в силах тягаться с грандиозной военной машиной, которую представляли из себя оккупационные войска. А ведь кардассианцы бы ни за что не оставили без боя этот богатый полезными ископаемыми мир, ведь от поставок сырья с Бэйджора напрямую зависело благополучие империи...С другой стороны, многое может измениться за несколько лет...» - Фремор покачал головой, прогоняя сомнения. «В любом случае, даже если Веспер говорит правду, толку от его пророчеств мало. Или нет? Похоже, на знакомую Веспера его рассказ произвел большее впечатление...Сейчас все ее внимание приковано к нему, а про кардассианца она будто забыла.»
Все это время Лират продолжал молча выслушивать окружающих и оценивать сложившуюся и уже стремительно развивающуюся столь непростую ситуацию. С одной стороны - Мори права, сотрудничать с кардассианцами-оккупантами не в коем случае не стоило, с другой – среди них, как и среди представителей любой расы вероятнее всего встречаются индивиды с различными целями и средствами их достижения. И если этот конкретный кардассианец сможет помочь, провести к месту, где сейчас содержится Сфера – будут пройдены еще несколько ступеней на пути к вершине достижения преимущества в разрешении темпоральных проблем. Иначе – неизвестный злой кардассианский гений действительно заведет Бейджор, окружающий космос, а затем возможно и немалую часть галактики в пучину безвременья, где способны обитать лишь нематериальные сущности. Что же станется со всеми населяющими данную местность гуманоидами известно заранее – их неминуемо поглотит сия пучина, сотрет из бытия вселенной.
Солар взглянул на баджорку, затем, стараясь строить фразы из более простых речевых конструкций, понятных человеку далекому от углубленного изучения наук, спокойно, но без дальнейших промедлений молвил.
- Уважаемая Мори, допустим, подчеркиваю, всего лишь допустим, что вы сейчас убьете этого кардассианца. Конечно, милость к оккупантам не лучшее из качеств, и мне вполне понятно, что оно вам не присуще. Но так же поспешу заметить, что у вас нет причин не доверять мне и вашему другу Весперу. Мы баджорцам не враги, не строим заговоры против вашего народа, и до того момента, как вы впервые назвали его имя, я даже и не предполагал, что он по воле случая также оказался здесь. Вспомните, зачем мы сюда пришли. В поисках артефакта, в поисках истоков призрачных проблем. Мы хотели помочь друг другу. Эти люди намереваются сделать то же самое, пусть и другими, менее достойными по-вашему мнению, способами, но угрозы ничьим жизням они сейчас не несут. Опустите же и вы свое оружие, пожалуйста.
Бетазоид прекрасно осознавал, что в данный момент девушка отнюдь не была настроена выслушивать столь длинные речи, но понадеялся, что хотя бы добрая половина сказанного затронет ее разум. Лират перевел взгляд на инженера, слегка улыбнулся, так чтобы заметил только райзианец, после чего снова умиротворенно посмотрел на баджорку и коротко продолжил.
- Вы можете убить всех присутствующих, начав с меня или Веспера, но тогда уже никто не сможет избавить вашу планету от бесчисленных проблем в настоящем и будущем.
Девушка фыркнула. Лират ее раздражал – никто никогда еще не называл ее «уважаемой Мори» и, несмотря на вежливость этого обращение, оно ей не понравилось. Излишняя, осторожная вежливость сейчас была совершенно ни к месту и даже причиняла неудобство, как песок, попавший в глаза. Попытки Лирата говорить простыми фразами баджорка тоже не оценила.
«Он не лучше кардассианцев», - с горечью подумала она, - «Тоже считает нас низшей расой. Или только меня? Ну, так он ничего – ничего! – обо мне не знает».
Ее мысли вновь обратились к Весперу. Она снова хотела спросить его, на чьей он стороне, но понимала, что сейчас не место и не время. «Ведь стороны существуют. Черное или белое, Бэйджор или Кардассия. И нельзя позволить себе сомневаться, не надо пытаться разглядеть полутона. Потому что именно так оправдывают себя предатели».
Время утекало беспощадно. Что это за люди, которые своими разговорами сбивают с толка и предпочитают обсуждать, а не действовать? «Федерация» - припомнила баджорка слова Азени. Именно так они поступают – решают, мусолят проблему со всех сторон, пока не станет слишком поздно, плывут по течению невмешательства, пока решение не найдет их само и не станет очевидным.
Мори уже почти хотела, чтобы кто-то из них сделал первый шаг – даже если он будет состоять в вырывании у нее из рук дизраптора. Потому что время стрелять уже безвозвратно упущено – она не могла застрелить человека, предложившего помощь и оказавшегося не каменным болванчиком, собирательным образом кардассианских солдафонов. Но и опустить оружие значило сдаться, пойти на уступки и чуть-чуть стать коллаборатором тоже.
Девушка почувствовала, наконец, усталость – она накатила впервые с прошлой ночи, с успешного рейда на кардассианский патруль и гетто коллабораторов. Болели босые ноги. На память пришла миска похлебки, которую с таким аппетитом ел Азени. За свои 18 лет Мори никогда не чувствовала себя такой запутавшейся.
Увещевания бетазоида похоже не оказали на баджорку ровным счетом никакого действия, к тому же девушка явно колебалась. Замечательно. Солар стремительно приблизился к девушке сбоку почти вплотную, затем левой рукой осторожно, но твердо перехватил Мори за запястье той руки в которой баджорка держала дизраптор. Правой же рукой стремительно разжал ее пальцы и отобрал у девушки оружие. После чего убрал его за спину и отступил на шаг назад. Все эти действия бетазоид совершил столь быстро, что баджорка успела опомниться лишь тогда, когда Лират завершил их.
Секунда показалась Мори вечностью, в течение которой она пыталась понять, что же произошло. Когда ей это не удалось, она бросила бесполезное занятие – личный опыт не научил ее подолгу раздумывать над своими словами и действиями, и она отдалась на волю инстинктам, позволив жаркой жгучей ярости нести ее, будто на гребне волны.
Шаг, на который отступил Лират, оказался недостаточным расстоянием, чтобы защитить бетазоида от пинка в колено, а ее небольшой вес все же оказался достаточным, чтобы свалить его на каменный пол святилища.
- Ты! – взвизгнула девушка, задыхаясь. Ее мысли сказали телепату остальное: «Ты забрал вещь, принадлежащую мне! Мое!»

___________________________________
Итак, как и предполагал Веспер, Лират его остановил, но, кажется, сам подставился под удар. Это только кажется, что ход длинный, на самом деле в нем просто много мыслей, воспринять которые может только бетазоид, и немного действия в конце.
Веспер и Фремор, пожалуйста, напишите свою реакцию и пришлите мне:)
« Последнее редактирование: 14 07 2009, 21:15:57 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
23 07 2009, 13:33:24 #74
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ранний вечер
Бэйджор, Джаланда, Храм.


Увидев, что делает Солар, Веспер ужаснулся. Видно, что девушка боится, и оружие – единственное, что придает ей уверенности в происходящем, как самому инженеру – его ящик с инструментами. А бетазоид это оружие у нее забрал. Значит, сейчас последует эмоциональный взрыв… И кстати, о взрывах. У нее остался этот странный мешочек на поясе…
На мгновение, райзианец ясно представил себе картину, в которой научник, угрожая оружием, успокаивает всех, и заставляет сотрудничать под угрозой ранения. Идиотская картина, надо сказать. Но заманчивая. А затем действие развернулось уже в реальности.
«И кому из них двоих мне помогать?» – оторопело подумал Веспер, прежде чем шагнуть вперед. Не оборачиваясь, отмахнулся от кардассианца жестом, долженствующим означать «лучше даже не подходи», и постарался разнять этих двоих. Единственно возможным способом – постаравшись стать живой преградой. И живой мишенью, соответственно.
Маленький, но твердый кулак Мори мгновенно ударил Веспера в плечо, и девушка вскрикнула – то ли в ярости, то ли от сожаления. Ее темные глаза были широко раскрыты, и райзианец мог видеть плещущийся в них бесконтрольный иррациональный страх. Что-то надо было делать – и срочно. Помогут ли тут слова? Или действия? Главное – выбить ее из колеи, чтобы она остановилась – испугалась, удивилась…
На мгновение Веспер буквально утонул в этих глазах, в этом страхе. А потом вспомнил. Бесконечное количество времени назад, – или вперед? – где-то далеко отсюда, на Райзе, Веспера дожидались две сестренки. Когда они были помладше, чем теперь, а он возвращался домой погостить, ему доводилось видеть, как отец успокаивает девочек.
Если только удача улыбнется ему и на этот раз…
Мерное, глубокое дыхание. Так шумит прибой райзианского океана. Руки не должны выдавать напряжение дрожью – он должен внушать абсолютную уверенность. Никаких резких движений. Обхватить крепко, но оставить свободно. И держать повыше – так, чтоб не дотянулась до живота и ниже – а по плечам не страшно, в крайнем случае, расцарапает лицо.
Он глубоко вдохнул, и подхватил девушку на руки.
Мори судорожно сглотнула, и ее руки бессильно опустились. «Как прыжок в холодную воду, - подумала она, - Какие же у него сильные руки… Но как же хочется плакать…» В глазах и в носу у нее действительно защипало. «Это от пыли», - упрямо сказала она себе.
- Отпусти меня, - тихо и хрипло сказала она, - Поставь на землю.
«Вот если бы он меня сейчас поцеловал, я бы все простила. Это было бы как в тех романах, которые читает госпожа Варани».
Но райзианец подобных романов явно не читал. Он скосил глаза на девушку, оценивая, действительно ли она успокоилась. Перемена в ее поведении была разительной, настолько, что он забеспокоился. Держать ее было не тяжело, но ему показалось, что ей самой не очень нравится находиться в столь беспомощном положении. Поэтому он сделал шаг назад и с сожалением опустил Мори на пол, осторожно придерживая за плечи.  
Cолар никак не ожидал от девушки такой прыти. Колено вмиг обуяла пронзительная острая боль. Но не столь пострадало место удара, сколь гордость Лирата.
Спустя несколько мгновений бетазоид встал, стараясь не опираться на поврежденную ногу. Отвечать баджорке силой научник и так не собирался. Драка отнюдь не входила в планы сего импровизированного путешествия. Посему вмешательство райзианца оказалось весьма кстати. Действия инженера даже слегка позабавили Лирата, тот обошелся с Мори словно с начинающим взрослеть подростком. Впрочем, вовсе не исключено что девушка таковой и была, несмотря на нелегкие испытания, доставшиеся на ее столь короткий на сей момент век.
Бетазоид замер, молча мысленно наблюдая как за разыгравшейся гаммой чувств между райзианцем и баджоркой, так и оценивая развитие ситуации в целом. Телепату не требуются слова произнесенные вслух, для того чтоб узнать потаенные мысли окружающих.
С одной стороны – наличие у Лирата за спиной за поясом дизраптора, отобранного у девушки, придавало моменту некоторую долю стабильности, с другой – сложно предсказать на какие еще трюки способна этот взрослый ребенок Мори ради, как ей кажется, защиты свободы собственного народа.
«Не помешало бы незамедлительное появление так называемого Серого Мальчика, ибо похоже, что только призрак способен разрешить ситуацию и напомнить всем присутствующим о цели их нахождения здесь...» - вскользь подумал Солар.
Мори снова вздохнула и повернулась к научнику. Выражение ее лица ничего хорошего не предвещало и, надо сказать, с плотно сжатыми губами и злобным прищуром она больше не казалась привлекательной.
- Верни то, что принадлежит мне, - сдавленным голосом произнесла она.
«Иначе…» - начала девушка мысленно, но остановилась, не придумав достаточно действенной угрозы, - «Пожалуйста, только не заставляй меня воспользоваться ножом, который лежит у меня в кошельке».
- Этот предмет пока что побудет у меня, – тоном, не терпящим возражений, ответил Лират.
Затем мельком взглянул на кошелек девушки, и решил приоткрыть завесу своей так сих пор и нераскрытой тайны.
- Резать меня тоже не стоит, можно невзначай задеть и себя, да и пятна крови на полу святилища скорее всего оскорбят Пророков, – пристально посмотрев баджорке в глаза добавил Солар.
- О чем вы? – раздраженно ответила Мори.
 - Сэр, может быть… - задумчиво начал инженер, закончив фразу мысленно. – «Под мою ответственность. Она никому не повредит здесь, но успокоится, держась за это оружие».  – И продолжил, снова вслух. – У нас есть гораздо более важное дело. Ход истории готов измениться. Станция может быть в опасности.
Он снова постарался занять позицию между ними, чтоб вмешаться, если что.
- Нам дорога каждая минута, а вы, - райзианец грустно посмотрел на обоих собеседников, - не хотите ничего предпринять.
- Если я и торопилась раньше, то только ради того, чтобы увидеть тебя живым, Веспер, - баджорка повела плечами, сбрасывая ладони райзианца. - И о какой станции вы говорите? – она подозрительно взглянула на снова будто слившегося с камнем кардассианца, - Мне на ум приходит только одна. И мне это не нравится, - девушка снова прищурилась.
«История…» - подумала она, - «Они уже не первый раз говорят о времени, истории, изменениях. Я не могу действительно видеть будущее, когда… когда пытаюсь вглядеться в поток паа, но я знаю, что кое у кого из моих товарищей будущего нет - Азени, его приятель Фазиль… Возможно, ничего еще не решено Пророками. Возможно, будущее можно будет изменить. Кто-то же должен попытаться. А значит, у меня есть еще одна причина добраться до ключа к загадке призраков».
- Я предельно ясно осознаю, что и когда поставлено на карту, Веспер, – сухо ответил райзианцу Солар. Болтливость инженера по поводу фактов, не требующих озвучивания в данном месте и времени, оставляла желать лучшего. Точнее, как скорее всего и несомненно верно отметил бы Торан – отсутствия самой болтливости.
Лират немного помедлил, размышляя, как действовать далее и следует ли вновь довериться столь эмоционально нестабильной баджорке. После чего продолжил:
- Если наша спутница тотчас же пообещает впредь не угрожать никому из присутствующих без видимых причин, а также немедленно убрать свое оружие, то я, в свою очередь, готов пойти на риск вернув ей собственность. «В cохранности» - мысленно добавил бетазоид, дабы не отпугнуть последним словом и так едва ли не дрожащую от страха девушку.
- Сфера и призраки прежде всего, разумеется.
 - Мори, речь идет о станции, на которой я работал до того, как попал сюда. И нет, это не та станция, о которой думаешь ты,  – инженер развернулся к Солару. -  «У меня есть основания предполагать, что нашествие призраков продолжится, кроме того, в следующий раз они могут быть вооружены» - подумал он, тщательно проговаривая слова про себя. И снова обратился к девушке. – Мори, ты можешь пообещать ему не стрелять?  
- Я могу пообещать не стрелять, - ответила девушка, угрюмо взглянув на кардассианца, - Если мне будет гарантирована моя безопасность.
Весьма похоже, что пообщавшись с кардассианцем, инженер был на порядок более осведомлен об истоках призрачных проблем, посему у Лирата не было оснований ему не верить. Отряд из нескольких вооруженных призраков способен посеять не только панику среди гражданского населения станции. Здесь начинало пахнуть кровью невинных гуманоидов, и столь трагичного развития событий ни в коем случае не следовало допустить.
Солар взглянул на инженера и едва заметно кивнул, давая тем самым понять райзианцу что прекрасно уловил все его мысли. Затем медленно, без резких движений достал левой рукой дизраптор из-за пояса, но передавать оружие баджорке не спешил, держа предмет наиболее безопасно - дулом в пол.
- Ваша безопасность гарантирована нашим численным преимуществом и совместным желанием разрешить проблемы. От себя лично поспешу заверить, что не намерен допустить чьей-либо гибели, – твердо молвил бетазоид.
«Интересно, каким образом ты это сделаешь, когда отправишься домой, а мне придется выпутываться одной, например, выбираться из кардассианского гарнизона», - горько подумала баджорка, - «Будь я в этом деле одна, все казалось бы гораздо проще. По крайней мере, никто бы не давал мне обещаний, которые невозможно выполнить».
Девушка осторожно сделала пару шагов к Лирату, не сводя глаз с оружия, и, протянув руку, положила ее на дизраптор и сжимающие его пальцы Солара, затем взглянула в глаза бетазоиду и вопросительно подняла бровь.
«Успокойся, Мори», - сказала она себе, - «Все равно ты не стрелок. Но оружие мне понадобится позже».
Девушка вновь проявила крайнюю степень недоверия к людям, пусть и только мысленно. Лирату этого было вполне достаточно. Конечно, за несколько часов не просто завоевать доверие столь осмотрительной в силу отнюдь не легкого жизненного пути особы.
К тому же баджорка могла быть и права. Ведь действительно неизвестно, что именно произойдет в момент стабилизации ситуации с призрачными сущностями. Но попытаться добавить к ее решительности хоть малую толику уверенности все же стоило.
Да и если придется тайно или иначе пробираться в кардассианский гарнизон, то погибнуть, в принципе, могут все трое. Бетазоид поспешил прервать сие малоприятное направление своих мыслей и продолжить действия. В ответ на движения и безмолвную просьбу Мори Солар примирительно взглянул ей в глаза и одновременно разжал пальцы ровно настолько, чтобы баджорка смогла взять свое оружие.
Глядя на то, что эти двое наконец-то договорились, пусть и не до конца, Веспер немного успокоился. Может, план не такой уж и сумасшедший.
 - Скажи, - обратился он к девушке, освещая при этом фонариком какой-то предмет у стены,   - если мы возьмем оттуда вот это, эм-м, что-то, и присядем на него, это не оскорбит твои религиозные чувства? Я порядком устал за сегодня, если честно. «А кроме того, из сидячего положения никто из вас внезапно не нападет, я надеюсь» - подумал он, оглядывая всех троих.
- Вы ничего не знаете о религии, верно? - хмуро ответила Мори, пожимая плечами, - Прилар Лима и мой отец всегда говорили, что храм - лишь пустая оболочка, как и человеческое тело, если в нем нет души. Не статуи и уж тем более не драпировки делают место святым.
 - Хорошо, значит, мы никому не помешаем. – Подобрав что-то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся плотной тканью, он расположил ее на полу на манер ковра, и сделал приглашающий жест рукой.
__________________
Совместно с Мори Джанир и Лиратом Соларом
« Последнее редактирование: 23 07 2009, 16:35:25 от Мори Джанир »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS