* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
30 11 2020, 04:16:53 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
14 05 2009, 09:57:01 #45
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, полдень
Кардассианский гарнизон, город Джаланда, Бэйджор


- Спасибо, доктор. Теперь, если не возражаете, я хотел бы поговорить с этим солдатом наедине.
Это были первые слова, которые услышал Фремор, когда он проснулся от прикосновения гипоспрея к коже. Уверенный голос несомненно принадлежал Глемоку Висаату, командиру Фремора. Он попытался открыть глаза, но тут же зажмурился от нестерпимо яркого света, который, казалось, пронизывал все вокруг.
- Сестра! – раздался резкий, незнакомый голос. – Немедленно задерните все шторы! – послышался стук каблуков по каменному полу, затем тот же самый голос уже другим, виноватым и заискивающим голосом добавил: - Баджорцы, что с них взять. От их врачевателей в операционной меньше толку, чем от студента-первокурсника, а они продолжают мнить себя светилами медицины. Будь моя воля, я бы их и близко к госпиталю не допустил, но нехватка персонала вынуждает меня работать с подобными неквалифицированными кадрами.
Фремор догадался, что голос принадлежит доктору Семеку, главврачу военного госпиталя, расположенного на территории гарнизона. Прежде ему никогда не доводилось встречаться с доктором Семеком; он редко покидал пределы госпиталя, а у Дамена до сегодняшнего дня не было повода его навестить.
- Нам всем приходится нести лишения. – достаточно холодно заметил Висаат. Было похоже, что общество доктора не доставляло ему особого удовольствия.
- Полагаю, вы правы. – продолжал как ни в чем не бывало Семек. – Солдат, вы можете открыть глаза. – обратился он мимоходом к Фремору. – Хорошо, что даже на этой обойденной цивилизацией планете существует несколько неплохих способов скрасить время.
Фремор осторожно открыл глаза, ожидая подвоха. Однако, на этот раз все прошло нормально и он сумел оглядеться. Его больничная палата располагалась в небольшой комнате на втором этаже старинного баджорского особняка, конфискованного у законного владельца под нужды госпиталя много лет назад. Судя по слегка обшарпанным стенам и многочисленным трещинам, пересекавшим потолок, его давно не ремонтировали. Фремор поднял глаза на стоявшего у изголовья кровати Висаата. Тот одобрительно подмигнул.
- Кстати, глинн Висаат, вы будете сегодня в офицерском клубе? – не унимался Семек. Семек был приземистым человеком, с короткой толстой шеей и широкой сутулой спиной – результат многих бессонных ночей, проведенных за экраном монитора. – Вы так давно там не бывали.
- Нет, - коротко отозвался Висаат, обращаясь к доктору.
- Очень жаль, - разочарованно протянул Семек. – Вы не знаете, от чего отказываетесь. Гал Менигд достал несколько бутылок спрингвайна урожая 2348 года и мы собирались его продегустировать...
- Смотрите, доктор Семек, только не вздумайте самостоятельно наполнять свой стакан без позволения Менигда. – вдруг усмехнулся Висаат. – Своей выпивкой он тоже дорожит.
Семек вспыхнул, но ничего Висаату не ответил.
- Чего ты ждешь? – прикрикнул он взамен на медсестру-баджорку, поливавшую  цветы в кадке, расположенной в углу комнаты. – Неужели не ясно, что господину офицеру нужно поговорить с подчиненным?
Женщина беспрекословно подчинилась и вышла из комнаты. Последовавший за ней Семек остановился на пороге, взглянул на Висаата, и вышел из помещения.
- Доктор Семек сказал, что ты еще легко отделался, всего несколькими плазменными ожогами. – начал Висаат, когда Семек вышел за дверь. – Как себя чувствуешь, солдат?
- Хорошо, спасибо. Не хочу показаться назойливым, сэр, - отозвался Дамен. – но что сейчас произошло?
- Брось, Фремор, - отмахнулся Висаат. – во всем гарнизоне не найдется никого назойливее доктора Семека. Однажды, когда он только сюда приехал, я его здорово  выручил, но он предпочитает об этом не вспоминать. В первый же вечер, на вечеринке устроенной в его честь в офицерском клубе, он здорово налакался и попытался приударить за приглянувшейся ему местной красоткой. Девушка, тогдашняя пассия Менигда, понятное дело, ответила ему отказом. Это его лишь раззадорило, и он успел наставить ей несколько синяков, прежде чем я его скрутил.
Когда я ему втолковал, с чей наложницей он связался, он мигом протрезвел и принялся умолять меня ему помочь. – Висаат покачал головой. – Нет, не стоило мне ему помогать. Он этого не заслуживал. Тем не менее, я сбегал за дермальным регенератором и вместе нам удалось привести ее в нормальный, что называется, товарный вид...Семеку, правда, пришлось ей заплатить, чтобы она держала язык за зубами, но он от этого не обеднел. – Висаат замолчал. – Однако, я пришел не об этом с тобой поговорить. Те странные показания, которые ты зафиксировал своим трикодером...тебе удалось обнаружить их источник?
- Да, сэр! – воскликнул Фремор, вспомнив о своей находке и пытаясь подняться с постели. – Я нашел...предмет неизвестного назначения и положил его в подсумок.
- Лежи, - остановил его Висаат. – я сам найду. – Висаат подошел к стулу, на котором лежала аккуратно сложенная форма Фремора, взамен которой ему выдали цветастую больничную рубашку, и принялся ее ощупывать.
- Нашли? – обеспокоенным тоном спросил Фремор. Не хватало еще, чтобы доктор Семек или кто-нибудь из его подчиненных присвоил себе его находку.
- Нашел, - отозвался Висаат, поворачиваясь к Фремору с странным белым предметом в руке. – Никогда ничего подобного не видел. – Висаат покрутил его в руках, разглядывая со всех сторон. – Как, ты говоришь, его нашел?
Фремор подробно, стараясь не пропустить ни одной детали, рассказал командиру о событиях прошлой ночи.
- Думаю, стоит отнести эту штуку на анализ нашим техникам. – заметил Висаат, внимательно выслушав подчиненного. – Однако, одно мне ясно наверняка – что бы это ни было, его произвели не здесь и ни в пределах Кардассианского Союза. Это что-то совершенно другое, нам чуждое.
- Сэр?
- Как только раздобудешь себе свежий комплект формы, встреть меня на взлетном поле. Нам надо будет кое-что проверить.
« Последнее редактирование: 14 05 2009, 10:12:15 от Дамен Фремор »
Offline  
14 05 2009, 16:49:44 #46
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, утро
Окраины города Джаланда, Бэйджор


Все-таки Весперу повезло, что у баджорцев не было при себе энергетического оружия. И все же, пока он не оказался достаточно далеко, между лопаток у него зудело в ожидании удара. Даже не выстрела из фазера, удара ножа было бы достаточно. Но гневные возгласы затихли вдали. Наверное, это была все-таки случайная встреча и случайная стычка, иначе преследователи не отказались бы от своей цели так просто.
Кривые улицы вдруг закончились, и впереди перед Веспером замаячило открытое пространство. На мгновение он даже затормозил, потому что там, где кончались дома и дощатый променад с резной оградой, виднелось море. Не совсем такое, как на Райзе, цвет воды был изумрудно-зеленым, но тем не менее. Так вот откуда так пахло солью и водорослями. Но открытое пространство несло в себе опасность – негде укрыться, и солнце, пусть даже наполовину скрытое дымом и пылью, уже стояло достаточно высоко и не давало теней, кажущихся хоть сколько-то спасительными. Проводница Лорна тоже это понимала. А может, она руководствовалась вовсе не интересами инженера, а своими собственными, поэтому свернула в один из последних домов, подступающих к набережной.
Казалось, еще совсем недавно здесь кто-то жил. На стенах еще сохранились остатки полосатой ткани, которой они были обиты, на стене висело тусклое зеркало, а возле окна стояла маленькая кровать, которая могла быть рассчитана только на ребенка. Но в одном углу был свален какой-то металлический лом, а в другом – через пол уже прорастала трава, через прорехи в крыше на пол ложились светлые солнечные пятна.
Баджорка втолкнула Веспера внутрь, но сама остановилась ближе в двери, тяжело дыша после бега. Ее возраст райзианец определить не смог – младше него, это точно, но насколько? Может, дело было в ее худобе – платье было свободно на груди и бедрах, что же до лица… Что ж, может, она не была красавицей, но спасения такая damsel in distress заслуживала.
Некоторое время она молчала, а потом спросила, может быть, немного слишком резко:
- Почему ты это сделал?
Прежде чем отвечать, Веспер оперся спиной на одну из стен, чтобы использовать передышку, возможно небольшую, для отдыха. Слегка приподнял респиратор – ровно настолько, чтоб в полной мере почувствовать при вдохе запах моря. Неважно где, неважно когда, море – колыбель жизни. Его запах помогает отрешиться от всего, и почувствовать себя дома, пусть даже на мгновение. Райзианец даже слегка прижмурился от удовольствия.
А затем вернул маску на место, и внимательно посмотрел на спутницу. Этого варианта развития событий он как-то не предусмотрел. Ну вот что ей ответить? Правду? Или часть ее? Или вообще ввести в заблуждение? Что будет лучше для дальнейшего контакта?..
Он постарался как можно незаметнее вытереть о коленки вспотевшие ладони. Да-да, всему виной быстрый бег. А если вдруг его кто-то спросит, он – баджорец из другого города. Или лучше деревни. О-очень издалека.
 - Потому, что мне катастрофически нужна твоя помощь. - Он немного помолчал, и добавил: - Взамен могу предложить свою.
Баджорка недоверчиво прищурилась. Что ж, убедить ее в чем-то и тем более добиться ее доверия будет непросто.
- С чего ты взял, что мне нужна твоя помощь? Кто ты вообще такой? – видя, что Лорн не представляет сиюминутной опасности, девушка подошла к нему ближе, запуская руку в кошелек, подвешенный у нее на поясе. Между ее пальцев показалось что-то маленькое и блестящее – раскладной нож?
- Что ты можешь мне сказать такого, что бы меня заинтересовало?
- Можешь называть меня Веспер.  -  Райзианец слегка подобрался, готовый в любой момент отскочить с траектории оружия, если это оно.  – И я не считаю, что моя помощь тебе экстренно необходима. Просто предложил.
Осторожно, подумал он. Достаточно прямолинейна, чтоб задавать вопросы напрямую. Значит, уверена в себе. На что опирается эта уверенность?
 - Вообще-то, я неплохо могу ладить с техникой – вдруг ты нуждаешься в этом? Кроме того, - Веспер сделал многозначительную паузу, - я мог бы поделиться некоторой информацией о призраках.
- О призраках.
Казалось, это фраза должна бы быть вопросом, но девушка произнесла ее утвердительно, будто констатируя факт. Ее лицо почти ничем не выдавало ее волнения или интереса, но внимательный наблюдатель мог бы заметить небольшую вынужденную паузу, в течение которой баджорка, наверное, и решила, как себя вести и какие эмоции демонстрировать. Инженер мог только надеяться, что ничего не перепутал и назвал правильное «кодовое» слово, способное привлечь внимание.
- Что ты знаешь о призраках?
Но прежде, чем Лорн успел ответить, она подошла совсем близко и протянула руку к его лицу. На мгновение райзианец подумал, что она хочет снять респиратор, но баджорка спросила:
- Можно…? – и указала взглядом на его левое ухо.
Религиозный ритуал - мелькнула у него мысль.
Сразу после того, как получил назначение на станцию, Веспер взялся изучать местную культуру и язык. Правда, продвинулся не очень далеко - сборы были достаточно спешными. Но определенное представление о здешней религии у него имелось. Правда, насколько он понял, на жест такого характера имеют право только лица, принадлежащие к местному духовенству.
Машинально, он взглянул на правое ухо девушки - туда, где должна была быть ее серьга. Запоздало вспомнил, что сам таковой не имеет. И отвел прядь волос слева, открываясь.
 - Да, пожалуйста.
Серьга баджорки отдаленно напомнила ему ту, которую он рисовал в падде для полковника Талара. Казалось, прошло так много времени с тех пор, как он плотно увяз в проблемах призраков!
Девушка осторожно прикоснулась к его щеке, потом ее пальцы прикоснулись к мочке уха и сжали ее – ощутимо, но больно не было. Нерешительно баджорка закрыла глаза…
Всего через несколько мгновений сосредоточенные складки у нее на лбу разгладились, а рука с ножом опустилась. Ее губы дрогнули, и неожиданно спокойная безмятежная улыбка осветила ее лицо.
Веспер не почувствовал ничего – никакого легкого покалывания, никаких встающих дыбом волосков сзади на шее, никакого вторжения в свой разум. Но все же это было нечто интимное, тайное и древнее, потребовавшее от обоих значительной веры друг в друга.
Баджорка открыла глаза, и ее пальцы разжались.
- Ты – один из них, - медленно сказала она, - Один из призраков. Но ты первый, кто пришел с ТОЙ стороны. Пришел, а не вернулся, как другие.
Он помолчал немного, переосмысливая ощущения. То, что только что произошло, гораздо больше походило на сакральные ритуалы, чем все то, что он видел в своей жизни.
Где-то вдалеке волны набегали на берег, судя по звукам. Солнце окончательно поднялось на небо. Симпатичная местная девушка только  что причислила его к призракам, и, возможно, она в этом права. А он обречен остаться здесь навсегда, если что-нибудь не предпримет.
-----------------------------
Вместе с Мори


Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
17 05 2009, 19:26:02 #47
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, точная дата неизвестна, около полудня
Бэйджор, Джаланда


…Доктору Торану и Лирату Солару очень повезло, хотя они об этом пока не догадывались. Из окон особняка, нависающего в отдалении над морем и бывшего госпиталем при кардассианском городском гарнизоне, они казались лишь темными фигурками на пляже, и никто не обратил на них внимание. Когда же фигурки двинулись к черте города, это тоже было куда естественней, чем если бы они направились к особняку. И хотя доктор мог бы найти там что-то в сфере своих интересов, отсутствие внимания обитателей госпиталя и пришельцев с ДС9 друг к другу было только на благо.
Лачуги на окраине Джаланды были бедны и, похоже, необитаемы. Удивительно, но казалось, что построены они были недавно, и так же недавно покинуты. Чуть дальше виднелись дома выше и явно старше, хоть они выглядели почти такими же неухоженными, то там, то здесь на их стенах сверкали кусочки мозаики бирюзового цвета.
Пока Торану и Солару никто не встретился, это место замерло, будто ожидая чего-то. С моря поднялся ветер, и единственным звуком был его свист в пустых окнах и шелест гонимого по улицам песка. Впрочем, пару раз офицерам померещились шаги. Здесь можно было блуждать часами, не имея четкого плана. Но стоило ли соваться ближе к центру – туда, где в небо поднимался дым и где контакт был более вероятен – но с кардассианскими солдатами?
- Город-призрак. Не иначе как город-призрак. Забавно. В другое время я счел бы эту шутку удачной. Сегодня нет. - Стойкий запах моря долетал даже сюда. Доктор брезгливо поморщился. – Думается, твой план, Лират, несколько провалился. Нам не следовало сюда приходить. Праздное шатание по улицам мало кого доводило до добра… Скажи, я когда-нибудь говорил о своей приязни к кардассианцам? Говорил? Я лгал. Нет, мне интересны кардассианцы. В прозекторской, быть может, в книгах. У них неплохая кухня. Но им не хватает умеренности. Кардассианцы болтливы, однако самое удивительное – слова они, как правило, склонны подтверждать делом. А это, мой друг, скверно. Особенно в нашем положении.
- Не удивительно. Их горячее желание поработить соседей может вызвать приязнь разве что у самих захватчиков, и то при условии полного отсутствия моральной подоплеки. – Солар не без удовольствия медленно вдохнул морской воздух, затем добавил свою оценку ситуации. 
-  По крайней мере, здесь кардассиацев нет, и полагаю, стремиться специально в их логово нам не стоит. Тем более что я пару раз ощутил чье-то отдаленное слабо различимое присутствие…
- Я тоже уловил чье-то слабое присутствие. Кажется, это была логика. Но она исчезла. – Торан театрально прислушался. – Будь это место безопасным, люди бы не покинули его. Дома брошены недавно. Знаешь, Лират, мне одинаково претит встреча  что с кардассианцами, что с баджорцами. У обоих есть перед нами неоспоримое преимущество – оружие. Впрочем, если ты найдешь мне палку, я попробую отбиваться, хотя ничего не гарантирую. Разумнее вернуться. Нам нужен план. Энтузиазм, увы, не сработал.
Возвращаться – значило повернуть назад, к пляжу. Возможно, была возможность на время затаиться в одной из лачуг на берегу, даже если это было бы только временной отсрочкой перед принятием решения. Но когда офицеры двинулись к морю, стены домов впереди осветились огненно-оранжевыми всполохами. Огонь не мог вспыхнуть так быстро и так высоко, кроме того, звук шагов тяжелых сапог обычно не сопровождает костры. Кардассианцы?
Когда доктор Торан обернулся по сторонам в поисках укрытия, ему показалось, что две тени мелькнули в дверном проеме ближайшего дома. Кажется, за последние несколько секунд возможности контакта значительно расширились, но легче от этого не стало. Да, проблем скорее прибавлялось. Торан инстинктивно вильнул в сторону, ближе к стенам, утягивая за собой Лирата. Пора решать.
- Наступило время проверить твою хваленую телепатию, - сквозь зубы прошипел доктор. – Решай, Лират. Концентрируйся, действуй. Потом будет поздно.
- Сейчас-сейчас, – тихо ответил бетазоид. Затем нахмурился, сосредоточиваясь, и незамедлительно устремился мыслями вслед за звуком все еще слышных шагов.
- Дайте мне сейчас любого из этих розовокожих мягкощеких ублюдков, и я не буду разбираться, подпольщик он или нет. Эти самонадеянные идиоты заплатят за смерть наших людей у Северных ворот! – мысли кардассианского солдата сочились негодованием.
Но речь шла о чьей-то смерти, даже если не друга этого кардассианца, но просто незнакомого соотечественника, с которым они, возможно, едва перекинулись парой слов в столовой или сменяя друг друга на дежурстве… Возможно, его негодование было справедливым и даже оправданным.
Бетазоид едва сдержался, чтоб не вздрогнуть, как от услышанного, так и от собственных вмиг нахлынувших мыслей. Друг. Это емкое понятие бередило сердца несметного числа людей во все времена, друг - часть тебя, часть твоей собственной души. И не имеет значения насколько вы разные по характерам, и уж тем более внешне. За него ты отдашь все, с ним ты можешь смело идти в огонь и воду, он всегда окажется с тобой в трудную минуту, друг разделит веселье и радость, невзгоды и болезни… даже смерть.
Но сегодня никто не умрет! Нет!
Лират спешно прервал поток своих мыслей и решительно взглянул на Торана.
- Это кардассианцы, они жаждут мести и стремятся поджарить на костре несколько баджорцев. В укрытие!
Офицеры отступили в тень стен, хотя спрятаться надежды было мало, ведь наверняка кардассианцы вооружены сканерами. Здание из крошащегося камня даст только временную и ненадежную защиту…
Полумрак не давал сразу разглядеть помещение, и прежде, чем глаза Солара привыкли к неверному освещению, чья-то рука прикрыла его рот, и он ощутил тычок под ребра.
- Ни слова, - прошептал хриплый голос.
Бетазоид не мог разглядеть нападающего, но мог бы попытаться почувствовать его мысли, но доктор Торан видел худого баджорца с лицом, заросшим рыжей щетиной, а самое главное, он видел золотистый кардассианский фазер в его руках.
От стены отделился второй баджорец – по виду ему не могло быть больше шестнадцати, но в руках он твердо держал винтовку.
- Спускайтесь вниз, - коротко бросил он, - Патруль скоро поравняется с нами.
Проследив за его взглядом, доктор увидел лаз в полу.
Каждый кадет в меру своих способностей мечтает стать героем. Каждый герой, почуяв близость подвига, мечтает снова стать кадетом. Торану захотелось оказаться на Земле. Хотелось оказаться где угодно, только бы подальше отсюда. Лаз в полу выглядел недружелюбно. Впрочем, более дружелюбно, чем оба баджорца вместе взятые.
- Только после вас, - рефлекторно произнес доктор. И безнадежно добавил: - Мы не опасны… Я доктор, а это… - Торан покосился на Лирата и мудро смолчал.
Младший баджорец недоверчиво покачал головой, будто смысл сказанного не был ему понятен. То ли он не верил в медиков, то ли у Торана неожиданно сломался универсальный переводчик. Второй баджорец убрал руку от рта Лирата и переместил захват ему под подбородок. Сказанное доктором вызвало у него короткий смешок.
- Милости просим, - издевательски вежливо ответил он.
Не отпуская бетазоида, он приблизился к лазу и молча показал Лирату узкую лестницу, ведущую вниз. Спускаться вместе было неудобно, ступени уходили из-под ног, а внизу было темно, и слышался звук капающей воды.
Второй баджорец повел винтовкой в сторону Торана.
- Вниз.
Ослушаться приказа было равносильно самоубийству. Торан сглотнул и повиновался. В конце концов, окажись на месте баджорцев кардассианцы, они с Лиратом давно были бы мертвы. Так у них в запасе еще несколько минут жизни – минут, необходимых для спуска по шаткой лестнице. Что будет дальше, Торан старался не думать. «А будет наверняка плохо…»
Юноша с винтовкой спустился в лаз последним, закрыв его за собой откидной крышкой из проржавевшего листа металла. Перепрыгивая через ступеньки, он добрался до дна, где уже затаился его товарищ, пока так и не выпустивший Лирата Солара и доктор Торан. Все четверо, временно объединенные одной мыслью – пройдут ли мимо кардассианцы – затаились. Хотя у федеративныx офицеров была и еще одна причина вести себя смирно – оружие в руках баджорцев.
Сквозь мерный звук падающих с потолка капель, были слышны шаги на поверхности и голоса, но слова были неразборчивы. Баджорцы задержали дыхание, когда шаги остановились совсем близко, но в крышку лаза ударило только несколько мелких камешков.
- Ушли? – шепнул младший из баджорцев, сверкая белками широко раскрытых глаз в темноте, - Повезло?
Казалось, он не верил в их удачу.
- Везение здесь ни при чем, - ответил рыжий, - Говорят, старая Джаланда построена над келбонитовыми пещерами. А келбонит, - он, наконец, отпустил Солара и постучал кулаком по стене, - блокирует кардассианские сканеры.
Баджорец оттолкнул от себя бетазоида и кивнул младшему товарищу. Тот жестом опытного фокусника – а может, уличного воришки – достал из-за пояса небольшую трубку, и спустя несколько секунд между его ладонями вспыхнул призрачный зеленоватый свет.
- А теперь мы разберемся, кто вы такие.
__________________________________________
Совместно с Соларом и Мори
« Последнее редактирование: 23 05 2009, 17:41:51 от Мори Джанир »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
24 05 2009, 09:09:59 #48
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, позднее утро
Окраины города Джаланда, Бэйджор


 - Я тоже хочу вернуться. – наконец сказал райзианец. – Но я не совсем призрак, надеюсь. Хотя, привели меня сюда именно они.
- Ты говоришь почти как они, - сказала баджорка, - И ты чужой здесь. Ты ведь не собираешься сейчас исчезнуть? - она снова нахмурилась и посмотрела на свою руку, будто ожидала увидеть, что она начинает растворяться в воздухе, - Иногда, когда люди касаются призраков, они забирают их с собой.
- Верно... - откликнулся райзианец. Что-то он расслабился в этой обстановке. Впрочем, если он не исчез в первые минут десять своего пребывания здесь, значит, поле хронитонов постепенно иссякает.
Хотя проверить это никогда лишним не будет. Инженер потянулся за трикодером. Просканирует и девушку, и себя заодно, посмотрит на тенденции.
Нет, первым лучше себя. Чтоб не оказаться неправильно понятым.
 - Ну вот, теперь ты знаешь больше, - заметил он, обращая трикодер сначала на себя, а потом на собеседницу.  - Может, ты согласишься тоже рассказать мне кое-что?
 Баджорка потянулась к трикодеру, ее темные глаза широко раскрылись от удивления... и восторга.
- Что это за технология? - спросила она, - Я никогда ничего подобного не видела. Это самое красивое устройство, которое я  держала в руках... По принципу действия оно отличается от кардассианских сканеров? Что еще оно может?
Девушка неожиданно остановилась.
- Полагаю, ты мне не расскажешь, верно? И не сможешь оставить его мне. А я бы не отказалась разобрать твой сканер - у меня действительно неплохо получается с небольшими приборами... - она вздохнула, - Что ж, сними свой респиратор, я хочу видеть твое лицо.
Приборы, мрачно вспомнил инженер. Поскольку изначально его план не предусматривал поспешного бегства, большая их часть осталась в кейсе, за кучей обломков стены, там, где он впервые услышал голоса.
Неплохо бы их вернуть, пока кто-то не набрел случайно.
- Давай так, - он внимательно посмотрел на баждорку. - Мне срочно необходимо вернуться туда, где мы встретились, чтобы забрать свои вещи. А потом забрать еще одну свою вещь – ту, что ты видела утром, перед тем, как появились кардассианцы. От этого зависит, сумею ли я вернуться домой. Если ты можешь мне помочь – я приму это с благодарностью. Если нет – тогда хотя бы покажи, как мне туда добраться. После этого я постараюсь ответить на большую часть твоих вопросов – кроме тех, на которые ответить не имею права. – Он глубоко вздохнул, и оторвался от стены, на которую опирался в процессе разговора. Может быть, он слишком давит на нее, но времени у него немного. – Надеюсь, что еще не слишком поздно.
Райзианец поглядел на результаты сканирования – хронитонов на нем почти не было. Без новых источников они продолжали рассеиваться и исчезать. Это значило, что в ближайшее время Лорну не грозила опасность снова куда-то исчезнуть, но с другой стороны, будет необходимо найти какой-то другой способ вернуться домой.
- Респиратор! – резко повторила девушка, - Тебя же просили. Я еще не решила, насколько могу доверять тебе, но пока наши цели совпадают – я действительно хочу разобраться со всем этим призрачным беспорядком. Я помогу тебе и отвечу на твои вопросы… на большую часть – кроме тех, на которые ответить не имею права, - передразнила баджорка райзианца, - Кстати, можешь звать меня Литой.
- Тогда определяйся быстрее, Лита, потому что я уже иду, - проворчал Веспер, оставаясь, впрочем, на месте. Рассеивание хронитонного поля скорее успокоило его, чем обеспокоило. Он практически не надеялся на то, что сумеет его использовать в полевых условиях, без оборудования станции. Зато те, кто его окружают, останутся в безопасности.
Вспомнив, что девушка все еще ждет, он нехотя взялся за маску.
 - Ты сама попросила. И ты никому не скажешь о том, кто я. Это может привести к непоправимым последствиям, к сожалению.
Он снова чуть помедлил, и снял респиратор, снова глубоко вдохнув воздух, пахнущий морем, ожидая реакции баджорки.
Она отступила на несколько шагов назад, ее рука потянулась к губам, чтобы подавить вздох или восклицание.
- Что… что с тобой сделали? – взгляд девушки уперся в переносицу Веспера, - Ты чужой, совсем… Я никогда не видела такого, на лице… Но я видела твою паа, и поэтому… странно, мне кажется, ты не опасен. Не опаснее, чем остальные вокруг, по крайней мере…
Чего еще инженер мог ожидать? Вероятно, она никогда раньше не видела других инопланетян, кроме кардассианцев, и отсутствие ребристого носа было шокирующим.
- Но, - продолжила Лита, наконец, взяв себя в руки, - ты не можешь ходить так по улицам. Дождись ночи.
- Ты не понимаешь, - мягко возразил Веспер. - Чего я точно не могу - так это ждать. Мне кажется, есть способ как-то замаскироваться. Если бы у меня был достаточно большой кусок перевязочного материала, чтобы скрыть все это, - он указал на свою переносицу, - никто бы ничего и не заметил. Возможно, я что-нибудь придумаю по дороге.
Райзианец вернул на лицо респиратор, и осторожно выглянул в дверной проем.
 - В любом случае, здесь не так много людей встречается, как мне показалось. Может и пронесет.
- Кардассианские патрули не всегда уделяют внимание трущобам, но сегодня, после атаки у Северных ворот, они будут внимательнее обычного, - покачала головой Лита, - Подожди, я сейчас…
Она подошла к детской кроватке у окна и отодвинула ее в сторону. Ветошь, покрывавшая ее, соскользнула в сторону, и из-под нее на райзианца пустыми стеклянными глазами уставился грязный, забытый каким-то прошлым обитателем комнаты резиновый пупс.
Баджорка опустилась на колени и подняла одну секцию пола, ничем внешне не отличавшуюся от других. Открылась ниша, Веспер не сдержал любопытства и подошел ближе. Внутри, под полом, был тайник и, судя по тому, как уверенно Лита перебирала его содержимое, она знала о нем очень хорошо.
Черные сапоги небольшого размера, закрытый контейнер, несколько матерчатых мешочков размером с кулак, один из которых был слегка надорван и из него высыпался подозрительный серый порошок… Один из таких мешочков девушка положила в свой кошелек на поясе.
- Возьми, - баджорка протянула инженеру полоску сероватого пластыря, - Наклей на лицо. Если кто-то спросит, можешь сказать, что тебе сломали нос. Хотя… лучше вообще ничего не говори. Голодный? – из контейнера она достала пару брикетов в обертках, промаркированных по-кардассиански.
Веспер непроизвольно сглотнул. Ну да, когда-то, давным давно, в ОПС, он как раз собирался перекусить.
 - Голодный, - признался он, поспешно меняя респиратор на пластырь. Нос тут же зачесался. Впрочем, лучше так, чем с маской на лице.
Райзианец задумался. Действительно, в его положении к кардассианцам лучше не попадать. Одна проблема - до ночи целый день. Это и потеря времени, и необходимость сидеть здесь. Плохо.

___________________
Вместе с Веспером Лорном.
Продолжение следует.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
24 05 2009, 19:33:45 #49
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, точная дата неизвестна, полдень
Бэйджор, Джаланда


Химический зеленый свет неярко осветил пещеру под полом дома в Джаланде, где оказались Торан и Солар. Вот уж действительно, связались с подпольщиками в самом прямом смысле слова!
Стены пещеры возле лестницы были сглажены и даже почти отполированы, на уровне глаз виднелись ниши, очевидно, предназначенные для хранения провизии. А может, для захоронения мертвых? Кладовка или склеп, еда или мертвецы, жизнь или смерть… Устройство традиционного баджорского дома не входило в обязательную программу знаний, которые офицеры Звездного Флота получали перед переводом в баджорский сектор.
Пещера простиралась гораздо глубже, чем позволял видеть светильник, и чем дальше, тем менее обработанными, более естественными были ее стены. Оттуда, из холодной сырой глубины доносился звук капающей воды.
- А теперь мы разберемся, кто вы такие, - сказал рыжий баджорец, поднимая свое оружие и вопросительно глядя на офицеров, - Итак?
Солар отпрянул от полупризрачного света небольшого фонаря, направленного на офицеров младшим из баджорцев и прильнул спиной к каменистой породе, служащей стеной. Бетазоид мысленно наскоро оценил произошедшее. С одной стороны не слишком то много причин для положительных эмоций, когда угрожают оружием и заталкивают против воли в подземелье. Но эти люди немало лет прожили в лишениях и страхе, и их мотивы несложно понять. С другой – поводом для оптимизма может послужить то, что они с Тораном наконец-то нашли тех, кого искали, и перспективы на будущее в прошлом  начинают обретать более радужные очертания. «Будущее в прошлом» - какой занятный вышел эвфемизм… Но пленившие офицеров баджорцы сейчас явно были настроены отнюдь не на философские беседы. Им нужны были факты. А вот какую часть правды открыть – вопрос весьма интересный. Что ж, вперед навстречу одной из величайших выдумок человечества – импровизации.
Лират поочередно посмотрел на начавших было терять терпение, из-за затянувшейся несколько секундной паузы, пленителей и спокойно, но в тоже время осторожно подбирая слова, для начала кратко ответил.
- Спасибо за помощь. Мы всего лишь путники и вам не угроза.
Торан оптимизма Солара не разделял. В отличие от бетазоида, кого долгожданная встреча с баджорцами если и не обрадовала, то, как минимум, ободрила; Торан отнесся к происходящему с вялым скепсисом и абсолютно не понимал, почему из всех баджорцев вселенной – в общем довольно приятных парней – судьба непременно сталкивает его либо с полоумными фанатиками, либо с вооруженными бандюгами и какая разница, если эти вооруженные бандюги предпочитают называть себя гордым «сопротивленец», или чуть менее гордым, но равнозначным по сути «партизан». Вселенная жутко несправедлива, что, спрашивается, мешало ей послать на встречу двум невезучим звездофлотцам, скажем, пару безобидных ведеков, желательно не испытывающих пагубной страсти к всеобщему геноциду пришельцев; или одну миловидную даму, желательно умную, сообразительную или, на худой конец, легко одетую. Все существо Торана вопило от острого чувства вселенской несправедливости. Кому-то достаются слава и почет, а кому-то баджорские партизаны в количестве поистине ужасающим. Два – это тоже много.
Торан еле сдержался, что бы не прибавить к словам друга короткую, но информационную фразу сродни: «Мы пришли из будущего. Нам нужно ваше оружие и ваше оборудование. Мы вернемся. То есть все вернем». Но Торан сдержался. Почти.
- А если вы направите свою очаровательную винтовку хотя бы вон в ту стену, мы даже сможем обсудить, сколь велика наша признательность.
- Признательность? – младший баджорец поглядел на старшего товарища, и тот кивнул.
- У вас есть деньги? – обратился к звезднофлотцам рыжий сопротивленец, - Оружие? Сканеры? Порошок? Чем вы можете отблагодарить нас за то, что мы спасли ваши задницы? У вас такой вид, будто вы не понимаете, где оказались. Вот ты, - баджорец ткнул пальцем в сторону Торана, - Ты сказал, что доктор. Как будто больше ты ничем никогда не занимался, - сама мысль о таком заставила его ухмыльнуться, - Значит, ты традиционалист, придерживаешься профессии своей касты? А ты, - обратился баджорец к Солару, - Ты, наверное, архитектор или художник? С таким отношением вы в Джаланде работу не найдете.
Пока Торану и Солару везло – сопротивленцы купились на их импровизацию и еще не разглядели в них инопланетян. Впрочем, обольщаться офицерам не стоило – едва ли причиной такой удачи были их актерские способности, скорее всего дело было в темноте подвала и в адреналине, помутившем восприятие этих двоих после успешного побега от кардассианского патруля.
- Так чем вы можете нам заплатить, и что нам с вами делать, а? – снова ухмыльнулся рыжий.
Его молодой напарник расслабился и все же опустил винтовку.
- Что ж, - начал Торан. Пока все шло довольно недурно, он решил лишний раз не искушать судьбу. Разве что самую малость. – Я не совсем традиционалист и не совсем придерживаюсь профессии своей касты, - доктор сделал короткую паузу. В самом деле, если бы он был ортодоксальным последователем кастовых традиций, то сейчас командовать бы ему симпатичным д’деридексом, или пытать в застенках Тал Шиар собственных ни в чем не повинных сограждан. – Считайте меня вольным стрелком. Медицина – просто любимое хобби. А вот он, - Торан кивком указал на Лирата. – Как вы верно подметили, действительно художник. Особенно хороши у него выходят натюрморты. Если хотите, он может нарисовать вам самый правдоподобный…кекс из всех, что вы когда-либо видели. Поверьте, когда-нибудь его картины будут стоить целое состояние. Соглашайтесь, поскольку денег у нас все равно нет.
Торан заметил, как неприятно исказились лица баджорцев, поэтому безнадежно продолжил:
- Но ведь главное-то дружба.
И совсем кисло добавил:
- Хотя если среди ваших товарищей есть раненые, я готов взглянуть и помочь.
- Нам не нужен врач, - безаппеляционно заявил младший, но рыжий сопротивленец покачал головой.
- Нам – нет, но Джаланда большой город, - он опустил фазер и спрятал его в карман куртки, - А врачи… - он внимательно посмотрел на товарища, - Не прилары местных приходов, не повитухи, не травники, не старухи и не сопливые девчонки, которые где-то нахватались обрывков знаний, а настоящие врачи, не продавшиеся в кардассианские медицинские центры и лаборатории, это редкость. Посмотри на него, - баджорец сделал несколько шагов к Торану и смахнул пылинку с его рукава, - Он может пригодиться. Пусть уж лучше приносит пользу, а не только гнет спину в карьерах или травится на фабрике.
- А второй?
- Художники нам не нужны, - баджорец сплюнул в сторону, и его товарищ поднял вновь винтовку, готовый стрелять по первому слову, - Но с другой стороны, где художник, там и строитель, и лишних рук много не бывает. Итак, господа не совсем традиционалисты, вы ведь, должно быть, уже догадались, кто мы. Мы составили свое представление о вас. Но теперь у нас возникает небольшая дилемма – либо мы заставляем вас забыть, что вы нас видели, прямо здесь и сейчас, что, честно говоря, безопаснее для нас всех, либо вы работаете на нас, пока мы не уберемся из города. Не идеальный выбор, но ничего другого я придумать не могу. Подумайте хорошенько, стоит ли связываться с нами или лучше найти работу у кардассианцев.
У Торана пересохло в горле. Проклятье, собственная шкура хороша в силу привычки, но иногда стоит помимо шкуры заботиться еще и о чести. Глупо, однако факт.
«Я идиот и еще долго буду себя корить, - мрачно думал доктор. – Минут десять, не меньше».
- Господа, ваше предложение весьма актуально, - обычным тоном заговорил Торан. – Но прежде, чем оглашать его вслух нам бы стояло кое-что уяснить. Присмотритесь ко мне. Присмотритесь внимательнее. – На скулах доктора вспухли желваки. – Я похож на друга кардассианцев?
«Идиотизм, конечно, но рано или поздно мы бы вышли в свет. Лучше рано». Доктор замер.
Услышав последние реплики Торана Солар незамедлительно пожалел, что сейчас на улице не поздний вечер или предпочтительнее середина ночи, кромешная тьма хотя бы еще несколько часов скрывала столь разительное отличие друга от баджорцев. Впрочем, у сопротивленцев подозрений до сих пор и так предостаточно, не стоит давать им дополнительный повод, только не сейчас. Возможно, отсюда есть другой выход, возможно даже проход под землей, что дает дополнительную временную фору для достижения немного большего доверия.
Лират отделился от стены, медленно ступил шаг по направлению к баджорцам, стараясь занять позицию между ними и Тораном, так чтобы у тех не возникло мыслей пристально рассматривать доктора.
- Бесспорно мы с вами, сотрудничество же с кардассианцами претит нашим мировоззрениям.
Бетазоид осмотрелся по сторонам, словно бы выясняя ситуацию и затем, отвлекая внимание, снова кратко спросил.
 - Отсюда есть другой выход? Куда мы сейчас планируем направиться?
- На друга баджорцев вы тоже не похожи, - жестко ответил партизан, - Но мне что-то не хочется, чтобы однажды кардассианцы нашли здесь ваши трупы. Ну, желательно, чтобы они вас вообще не нашли, а то кто знает, что придет в их организованные умы. Все, что ни происходит, для них лишь повод для новых карательных мер, - он сплюнул себе под ноги.
- Уходим? – младший из баджорцев был куда менее многословен и переминался с ноги на ногу, устав слушать чужие излияния, - Отсюда есть выход, нам ведь рассказывала Мм…
- Без имен, без имен, - проговорил рыжеволосый, кладя руку ему на плечо, - Этот тоннель действительно ведет в галерею пещер, но через несколько километров есть еще один выход на поверхность, судя по тому, что говорит… эта карта, - он хлопнул по карману, - Так что вперед. Только после вас, господа, - он поклонился, как тогда, перед спуском в этот темный подвал.
Иногда лучший способ бунтовать – подчиниться. Без лишних слов офицеры Звездного Флота тронулись с места.
________________________________________
Совместно с Мори и Лиратом Соларом


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
26 05 2009, 09:24:56 #50
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, позднее утро
Окраины города Джаланда, Бэйджор


Веспер перехватил поудобнее трикодер, и снова попытался засечь сигнал зонда на частотах Флота. Всегда есть шанс, что механизм отлежится, и снова заработает - сам.
 - Скажи, атака у Северных ворот - это примерно там, где был мой зонд? - уточнил он у девушки. - А нарисовать мне карту сможешь?
- Да, но… - Лита отдала один съедобный брикет райзианцу, - Мне все равно лучше пойти с тобой.
Но все же она достала клочок бумаги – ведь из своего падда Веспер не только вытащил аккумуляторное устройство, но и оставил его там же, где и кейс с остальными инструментами – и с помощью карандаша бурого цвета начала чертить схему города.
- Расскажи мне о призраках, - попросила она между делом, - Откуда вы и куда забираете наших людей?
- Я расскажу тебе то, что знаю сам.  – инженер развернул «еду» и принюхался. Нда. Будем считать, что это энергия в чистом виде – ее нюхать совсем не обязательно.
 - Никто не знает, откуда появились первые призраки, -  начал он. – Но однажды, они пришли туда, где жил я.  Мне очень хотелось узнать, кто они, и что им нужно – они все время повторяли, что хотят попасть домой. Теперь я их особенно хорошо понимаю, - он вздохнул.  – Из-за моей неосторожности, я был вовлечен глубже, чем собирался. Сначала утратил ценное оборудование, а потом потерялся и сам.
Веспер поежился, заново вспоминая произошедшее, а затем, спохватившись, потянулся за трикодером, соскользнувшим с его колена.
 - Впрочем, есть и хорошие новости, - он прищурился, поглядев на собеседницу. – Теперь я знаю, например, что призраки перемещаются и в пространстве, и во времени. Перемещения происходят достаточно хаотично – ну, или я не видел всей картины. Что они забирают с собой тех, кто неосторожно к ним прикоснулся, или подошел слишком близко. И что сами они не несут вреда. Теперь меня интересует, откуда взялись первые призраки, и зачем они приходят к нам. Может, они исследуют нас? А может, и сами невольные странники во времени, увлекающие за собой все новые и новые души?..
-Ты романтик, Веспер, - хмыкнула Лита, - Я не знаю, каких призраков первыми видели там… - она сделала паузу, внимательно глядя на райзианца, - где жил ты. Здесь, где живу я, именно ты пока можешь считаться самым первым настоящим призраком, потому что ты пришел с другой стороны. По крайней мере, ты отличаешься от остальных. То, что происходит с моими соотечественниками… - подбирая слова, она в задумчивости поднесла к губам карандаш, которым продолжала чертить карту, - Это сложно объяснить. То, что мы видим – это только форма. Я ведь знала некоторых из них… Например, тех, кто, кажется, появился первым – старую госпожу и маленького мальчика. Сам призрак у них внутри, они передают то, что он хочет сказать, и говорят, что если долго смотреть им в глаза, то призрака можно увидеть… Но, конечно, - быстро продолжила девушка, - так лишь говорят, никто не рискует подходить к ним слишком близко. Все началось с неделю назад в этом округе города. Точнее, на карте это  выглядело бы скорее как полукруг, учитывая берег моря… Видишь?
Лита быстро расширила свою карту, добавляя береговую линию, дома и улицы. Линии выходили четкими и, насколько мог судить Веспер, карта получалась даже в правильном масштабе, будто баджорке уже приходилось рисовать подобное раньше.
Райзианец прикрыл глаза. Картина происходящего, до этого напоминавшая мозаику, рассыпанную на полу, постепенно начала обретать туманные очертания. Чудесно. И почему он не в состоянии этим воспользоваться?..
 - Как это не странно, у нас первыми появились призраки-крысы. Ну, знаешь, такие.. кардассианские крысы. А потом уже люди - те, которых ты описываешь. Наверное, те - пришедшие, брали любые тела, которые встречали.
Веспер задумчиво почесал слегка зудящий под пластырем нос.
 - Возможно, мне следует сходить туда, где все это началось. Может, там есть что-то, что наведет меня на нужную мысль. Кстати, а где мы на этой карте? И в какой стороне отсюда встретились? - он уставился на карту в руках у девушки.
 - И еще. Там, откуда я невольно к вам попал, один мой, скажем, коллега,  - он мысленно фыркнул, представив себе реакцию научного офицера на такое обращение, - вступил с призраками в мысленный контакт. Ему даже удалось немного с ними поговорить. С теми, кто пришел в теле мальчика. Говорит, в нем присутствовали несколько сознаний, и ни одно из них ему не принадлежало. - Веспер взглянул на девушку, оценивая, не слишком ли ее шокировали его последние слова.
Баджорка подняла темные глаза от карты и изучающее посмотрела на райзианца, будто спрашивая себя, не сошел ли он с ума.
- Много вопросов сразу, Веспер, - мягко произнесла она.
Осторожное испуганное существо, пытавшееся угрожать ему ножом, исчезло, и чем больше Лита проводила в обществе Веспера, тем спокойнее она становилась. Что, в общем-то, было вполне разумно, ведь инженер ничем ей не угрожал, но как она об этом узнала – только ли глядя на его поведение или все же больше благодаря своему таинственному ритуалу?
- Конечно, я знаю кардассианских крыс, - покачала головой, - Но как они связаны с призраками – понять не могу. Смотри, - она протянула Весперу карту и еще раз обрисовала карандашом полукруг, заключающий в себя несколько городских кварталов, - Мы с тобой встретились здесь, почти на границе зоны призраков. Призрачная зона… Да, очень верное название, здесь появляются призраки и это место покидают жители. Я бы предположила, что началось все в центре, но там расположен кардассианский гарнизон, - она обернулась и бросила быстрый взгляд на дверной проем, - И это вторая причина, по которой эти дома заброшены. Мы ведь сейчас практически у кардассианцев под носом. Что же до остального, что ты сказал… боюсь, я не смогу тебе ответить. Я просто хочу разобраться в том, что происходит, и хочу, чтобы это закончилось.
Веспер всматривался в карту. Неделю здесь, примерно сутки на станции. Полукруг на этой импровизированной карте, и та территориальная закономерность появления призраков на станции. Все равно, слишком мало информации.
 - По возможности, мне хотелось бы избежать встреч с кардассианцами. Равно как и с местными, наверное, - он виновато пожал плечами. – Боюсь, что они проявят гораздо меньше интереса к призракам, но больше к моей личности, а это было бы очень некстати. Во всяком случае, пока я не решу, что им можно рассказать.
Райзианец немного помолчал, запоминая карту. Затем вернул ее девушке.
 - Как я понимаю, мы останемся здесь до вечера? Извини, у меня слишком много вопросов – я все еще не знаю, где я нахожусь, что тут происходит. А ты – мой единственный источник информации.  
Лита прищурилась.
-Кажется, ты торопился забрать свои вещи, - напомнила она, - Я тебя не держу. Просто советую, как безопаснее, но ты вовсе не обязан слушаться советов. Я даже могу тебя проводить… если хочешь… - девушка опустила глаза и поспешила добавить, - Но если мы наткнемся на кардассианский патруль, каждый из нас – сам по себе. Или мы можем остаться здесь и постараемся задавать только те вопросы, на которые можем друг другу ответить.
- Я очень хочу забрать свои вещи, - проникновенно ответил инженер. - Без инструментов я себя ощущаю дискомфортно. Но ты так уверенно говорила о патрулях, что я начал сомневаться в целесообразности подобного предприятия. - он сделал неопределенный жест рукой.  - Скажи, а не знаешь ли ты, часом, чем вооружен этот патруль, и есть ли у них при себе какие-нибудь сканеры? Передвигаются они пешком, или летают на скиммерах? Я хочу представлять, на что решаюсь. И - да, я бы очень хотел, чтобы ты пошла со мной.  - райзианец тепло улыбнулся.  - Но вовлекать тебя в заведомую авантюру не стану.
Девушка опустила голову, пряча улыбку, и разгладила на коленях подол своего голубого платья.
- Винтовки, дисрапторные пистолеты, ножи, сканеры, - меланхолично перечислила она, - Я все время забываю, что ты не баджорец. Но если кому-то придет в голову тебя просканировать – темнота тебя не спасет, верно?
Баджорка закрыла панель в полу и поднялась на ноги.
- Почему тебе так необходимо забрать инструменты? Что произойдет, если кто-то их найдет? Откуда ты такой, что тебе так важно скрыть свое присутствие? Наверное, ты не можешь ответить мне на это.
Девушка подошла к дверному проему и выглянула наружу. Ветер усилился и гнал по небу рваные тучи. Волны с шумом бились о дощатый променад. Приставив ладонь козырьком ко лбу, Лита смотрела вверх.
- Дорого бы я сейчас отдала за бинокль, - пробормотала она, - Готов рискнуть?
 - Давай предположим, что я с другой планеты, раз уж я не баджорец. И тот факт, что я здесь нахожусь, может здорово помешать политике моей родины.  – Веспер подошел к дверному проему с другой стороны, и тоже осторожно выглянул. – Пока это единственное оправдание, которое я могу дать в свою пользу, не соврав. Найденные чужими инструменты наведут их на мой след. А с ними, с другой стороны, я мог бы попробовать исказить показания сканеров, выдав себя за баджорца. И жаль, что оружия там нет…  - он пристегнул трикодер к поясу, проверив, крепко ли тот держится, и одернул рубашку.  -  Теперь готов.
__________________
Вместе с Мори
« Последнее редактирование: 26 05 2009, 09:56:21 от Веспер Лорн »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
29 05 2009, 19:43:59 #51
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, полдень
Кардассианский гарнизон, город Джаланда, Бэйджор


Долго искать подходящую одежду Фремору не пришлось – комплект новенькой формы висел на вешалке в платяном шкафу в углу импровизированной больничной
палаты. Комбинезон и нагрудная броня пришлись ему впору, а вот сверкающим, начищенным до блеска сапогам Фремор предпочел свою старую, удобно разношенную пару.
К форме также прилагались поясной ремень и кобура, но дизраптора не наблюдалось. Дамен хотел было наведаться на оружейный склад, но вспомнив поспешность в голосе Висаата, решил, что с этим можно подождать до их возвращения:
«На борту каждого скиммера есть запас необходимых для выживания в непредвиденной ситуации предметов – в том числе, и пара ручных дизрапторов для пилотов. Если придется где-то садиться и выходить наружу, позаимствую один оттуда. – подумал Фремор, держась одной рукой за резные перила и осторожно спускаясь по широкой парадной лестнице. – Остается надеяться, что моя винтовка была уничтожена в результате взрыва, и не попала в руки мятежников. Будет чертовски обидно, если кто-то из моих сослуживцев пострадает от кардассианского оружия».
Фремор облегченно вздохнул, когда он наконец добрался до подножия лестницы. Кроме него в просторном вестибюле старинного особняка никого не было; доктор Семек и все немногочисленные баджорские медсестры как будто сквозь землю провалились. Точнее, сквозь художественный паркет, выполненный, несомненно, из натурального дерева отборного качества. Фремору никогда не доводилось сталкиваться с подобной роскошью прежде - ни на Бэйджоре, ни тем более на Кардассии. В большинстве баджорских хибарок, в которые Фремору приходилось врываться по долгу службы, полы были земляные; что касается Кардассии, то там за попытку срубить хоть одно чахлое деревце, сумевшее пробиться сквозь отравленную почву исключительно благодаря заслугам сотрудникам службы природоохранения, любому наглецу светило пожизненное заключение на каком-нибудь руднике в далекой звездной системе на границе империи.
Фремор вдруг стало стыдно за свои старые сапоги, с подошв которых при каждом шаге сыпались комки засохшей грязи на причудливый орнамент пола, состоявший из колец и овалов. Кто бы не был его автором, он вложил немало времени и ручного труда в создание этого шедевра, не говоря уже о пиломатериалах. Такая самоотдача вызывала уважение.
Впереди виднелась арка выхода, и кардассианец поспешил на солнечный свет. Какие бы признаки былой роскоши старого баджорского особняка ни восхищали его, здание , построенное из желтоватого пористого камня, походило на пещеру, и, как ни странно, журчащие там и тут фонтанчики с питьевой водой и вьющиеся растения в кадках только усиливали это впечатление. Бэйджор весь был таким богато-зеленым и влажным, но временами Фремор скучал по бесконечным плоским равнинам родной Кардассии, раскинувшимся вокруг мегаполиса Лакариан. Ему еще повезло, что его распределили именно сюда, в Джаланду, город не далеко от экватора планеты, где климат был теплым круглый год.
Остановившись под аркой, кардассианец подставил полуденному солнцу лицо. Выход его разочаровал, поскольку вел только в небольшой внутренний двор, с трех сторон окруженный крыльями особняка, а с третьей – ограниченный частной пристанью. Облокотившись о перила и глядя на набегающие на берег высокие волны с белыми гребнями застыла одинокая женская фигура. Блестящие черные волосы струились по спине незнакомки.
Услышав шаги Фремора, она обернулась, и кардассианец отметил изящные гребни и яркую каплю синей краски на лбу девушки. Что она здесь делает? Одна из больных? Или скорее из персонала, поправил сам себя Дамен, обратив внимание на серое с зеленым кантом платье кардассианки. В таком же платье была баджорская медсестра, поливавшая цветы в его палате.
Незнакомка тем временем сама оценивала пришельца, побеспокоившего ее одиночество.
- Что вы здесь делаете? – спросила она агрессивно, отстраняясь от перил и направляясь к Фремору, - Если хотите еще раз увидеть родную Кардассию, вы должны уйти из этого крыла больницы сейчас же!
Фремор был не на шутку озадачен словами незнакомки и ее поведением, которые никак ее вязались с ее врачебным одеянием. В ее голосе читалась искренняя враждебность, совсем не похожая на напускное недовольство, которое женщины его мира проявляли в присутствии представителей противоположного пола.
«Она упомянула, что если я здесь задержусь, то рискую никогда больше не увидеть Кардассию...это какой-то бред», - суматошно размышлял Фремор, не двигаясь с места и наблюдая за приближающейся кардассианкой. Внезапно его осенило: «Ну, конечно – это женщина, должно быть, не в себе. Быть может, жена или дочь одного из старших офицеров – ведь им, кажется, разрешают привозить с собой семьи на Бэйджор. Делают это, правда, немногие».
- Простите, я не хотел нарушить вас покой, мисс...?  - обратился Фремор к незнакомке. - Я всего лишь пытался найти выход. Видите ли, совсем недавно я был здесь пациентом.
Девушка так надменно оглядела солдата с головы до ног, что Фремору на мгновение показалось, что земля качнулась у него под ногами.
- Вы? Пациентом здесь? Едва ли, - кардассианка рассмеялась, но вовсе не радостно, смех звучал, как острые осколки, осыпающиеся на холодный каменный пол.
Она сделала еще шаг вперед и протянула руку, собираясь коснуться плеча Фремора. Тот со странным заторможенным отчуждением заметил, что рука девушки, серовато-коричневый рукав кажутся истончившимися и будто колеблющимися в воздухе. Это было жутко и совершенно ненормально.
Запоздало, будто из другой реальности, Фремор услышал торопливый стук подошв по деревянному мозаичному полу вестибюля. Секунда – и между ним и девушкой вклинился невысокий толстошеий доктор Семек и оттолкнул руку от плеча Фремора.
- Что вы здесь делаете? Вам нельзя здесь находиться!
К удивлению Дамена, возглас относился не к нему, а к кардассианке.
- Немедленно возвращайтесь к себе! – мясистый палец доктора яростно указал на левое крыло особняка.
Пространство вокруг них плыло и колебалось, как дым над черными развалинами, которые оставляли за собой сопротивленцы. Фремор отступил назад, но прекрасно видел, как рука доктора прошла через предплечье безымянной кардассианки…
А через мгновение она растаяла в воздухе со звуком, напоминающим далекий всхлип. Семек пошатнулся и едва не упал. С непередаваемым выражением он сжимал левой рукой запястье правой.
- Уходите, - Фремор услышал настойчивый просящий голос, - Сейчас же…
Через вестибюль, старательно перебирая ногами, но все равно слишком медленно, спешила баджорская медсестра.
- Возле лестницы сразу налево. Пожалуйста, уходите. Забудьте, что вы видели… - она проторопилась мимо Фремора и робко приблизилась к доктору, - Господин Семек?..
Фремор попятился назад, не сводя глаз с доктора Семека и поддерживающей его за локоть медсестры.
- Господин Семек, вы в порядке? – спросила баджорка.
- В сторону! – раздраженно рявкнул Семек и оттолкнул медсестру. Все еще придерживая левой рукой запястье правой, он прошел мимо Фремора, даже на него не взглянув.
- Прошу вас, уходите. – бросила на ходу медсестра, обращаясь к Фремору и следуя за доктором.
Совершенно сбитый с толку Фремор толкнул ближайшую дверь и выскочил наружу. Пытаясь осмыслить происходящее, он зашагал в сторону взлетного поля.
_____________
Совместно с Мори. События данного хода происходят незадолго до поимки Веспера Лорна кардассианцами.
« Последнее редактирование: 25 06 2009, 14:09:07 от Мори Джанир »
Offline  
29 05 2009, 20:13:40 #52
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, 17 июля, около полудня и далее
Окраины города Джаланда, Бэйджор


Осторожно выглянув на улицу вслед за девушкой, Веспер смог внимательнее оценить район, в котором волею случая оказался. Конечно, он полагался на уверенную в себе и готовую к авантюрам баджорку, но и собственная осторожность никогда не бывает лишней.  
Извилистые улицы и морской берег оставались такими же, какими он успел их заметить во время своего бегства от первого контакта с очень недружелюбной парой баджорцев. Кстати, он ведь так и не спросил, кто они такие, и почему приставали к девушке. Казалось бы, при той ситуации, в которой оказалась их родная планета, все баджорцы должны выступать единым фронтом, да и слышанные Веспером рассказы о бравых партизанах как-то не вязались с бандитскими физиономиями тех двоих.
Теперь, при более внимательном наблюдении, он понял, что Лита была права, когда говорила, что они прячутся прямо у кардассианцев под носом. Глаз инженера сразу засек технологичное добавление к пейзажу древнего города – столбы генераторов силового поля вокруг целого квартала чуть в отдалении. Такой «забор» был куда надежнее камня или колючей проволоки, если требовалось удержать кого-то снаружи периметра. Из наблюдательного пункта Веспера были видны даже маленькие черные фигурки кардассианских солдат и похожая на жуков техника, но по большей части вид на гарнизон блокировал особняк с высокими окнами и покрытыми трещинами стенами, находившийся на слегка выступающей в море части набережной.
- Отсюда плохо видно, но  больше всего это похоже на гнездо насекомых, - понизив голос проговорила Лита, - В действительности, это выглядит гораздо страшнее, чем есть на самом деле. Они здесь давно, уютно устроились… - лицо баджорки напряглось и вновь стало жестоким, на мгновение она унеслась в свои мрачные мысли и забыла о райзианце, но потом тряхнула головой, - Пошли, Веспер. Милостью Пророков, нам опять повезет.
Им повезло. Пророки вообще были сегодня расположены к офицерам Звездного Флота или же у них были на них какие-то свои планы, в которые не входила немедленная бесславная гибель от рук кардассианских патрулей или случайно встреченных отчаянных партизан.
Путь к месту, где райзианец оставил свой кейс с инструментами, на этот раз оказался куда длиннее. Возможно, дело было в том, что баджорка вела его совсем другой дорогой, но отличить одну узкую улицу от другой было сложно. Девушка неплохо знала эту местность, знала, где укрыться в заброшенной хижине (теперь Веспер понимал, что заброшены они из-за слишком близко расположенного кардассианского гарнизона, а последних жителей убедило сняться с места недавнее нашествие призраков), а где можно спуститься в подвал. Трикодер тоже очень помогал избегать встреч с кем бы то ни было.
- Что еще тебе нужно знать? – спросила Лита, когда они в очередной раз спустились в подвал и закрыли лаз над головами листом проржавевшего металла.
Райзианец слизнул капельку крови с расцарапанной костяшки пальца, и задумался. Конечно, у него масса вопросов. Но, стоит ли задавать их все? Судя по тайнику, девушка может быть как-то связана с местным сопротивлением, а значит, чем меньше он об этом знает, тем для нее будет безопаснее. Конечно, хочется познакомиться поближе и с ней, и с ее ролью в происходящем, но, возможно, этот разговор стоит отложить на потом, когда обстановка будет поспокойнее. Кроме того, дело – в первую очередь.
 - Хочу я знать очень многое, - он специально выделил слово «хочу». -  Но что из этого реально нужно сейчас, решить просто. Я, например, все еще не знаю, где нахожусь, и какое сегодня число. А если у нас есть пара минут для беседы – возможно, ты сумеешь вспомнить, какие события предшествовали появлению призраков?
Баджорка покачала головой в темноте. Инженер понял это по легкому колебанию воздуха, от которого быстрее заплясали пылинки в луче света, пробивавшемся через дыру в импровизированном люке.
- Ни за что бы не поверила, что призраки не знают, что оказались на Бэйджоре, и не подозревают, какое сегодня число, - в ее голосе странно смешалось удивление и насмешка, - Ты ведь не удивился, увидев меня и услышав о кардассианцах. К чему бы это? – она помолчала, потом продолжила. - Город называется Джаланда. Сегодня 17 июля 2363го года – иногда я могу ошибаться на день-другой в ту или другую сторону, но на этот раз знаю точно.  Нам пора идти дальше, Веспер.
Девушка встала на ноги и начала подниматься по лестнице к свету. Осторожно выглянула через отверстие в люке и между делом заметила:
- Берег, на котором стоит старая Джаланда, изъеден келбонитовыми пещерами. Они блокируют сканеры и транспортеры.
Откинув лист металла в сторону, она выбралась наружу.
- Я впервые увидела призрака неделю назад – он выглядел как старая госпожа Лима, прилар из храма у Северных ворот. Но это уже была, конечно, не она – призрак только взял ее оболочку. Выглядела она ужасно… - Лита подала руку вылезающему Весперу. - Впрочем, она давно болела, и когда кардассианский патруль забирал ее и ее маленького племянника в карантин, она уже была как живая тень. Говорят, из карантинов, которые устраивают из-за эпидемии бешенства, не возвращаются, но прилар Лима вернулась в виде призрака. И ее племянник тоже. Я слишком непонятно рассказываю?
 - Хей, я же уже сказал, что попал сюда случайно! И поэтому призраком называться не могу, - вполголоса заметил Веспер, поднимаясь с корточек вслед за Литой. Он лихорадочно вспоминал все, что прочитал об истории Бэйджора. Немногое, к сожалению. И никак не поможет в сложившейся ситуации, увы. Разве что он решит обнадежить свою спутницу… которая в этом явно не нуждается.
Поглощенный этими размышлениями, он не сразу осознал, что только что услышал. А осознав, замер на краю люка, удерживая в своей руке руку баджорки.
 - Ты все прекрасно рассказываешь,  - ошарашено заметил он.  – То есть, сначала их забрали кардассианцы, и притом, без надежды на возвращение, а потом они вдруг появляются, но уже не совсем они? Я правильно понимаю?
На смуглых щеках Литы выступил румянец, она порывисто вырвала руку и спрятала ее за спиной.
- Все правильно, - быстро ответила она, отворачиваясь и направляясь к выходу из помещения, давшего им укрытие. - Мы почти добрались, Веспер. Скоро ты сможешь забрать свои инструменты. Что ты собираешься делать дальше?
Фразы баджорки вдруг стали короткими и неуклюжими, будто у нее пересохло в горле и говорить стало трудно. Может, он сказал что-то не то, что-то не так сделал?
Райзианец обеспокоено посмотрел на девушку. Нет, не может быть. Ему это только кажется.
Дальше? Вот уж действительно – сложный вопрос. Он машинально последовал за Литой на улицу.
 - Наверное, попробую найти свой зонд. И, сдается мне, надо наведаться к тому карантину, куда увели тех, кто потом стал призраками. Возможно, там находится подсказка к разгадке тайны…
Инженер украдкой поглядывал на спутницу. Ее неожиданная взволнованность заставила его обдумывать свои слова дважды.
Баджорка пожала плечами, ее лицо не выражало ни испуга, ни заинтересованности, как будто она уже все давно для себя решила.
Лорн узнал выступ дома, за которым прятался несколько часов назад, и ускорил шаг. В душе его затрепетала надежда, что кейс с инструментами должен быть где-то здесь, и в то же время он очень боялся разочарования. Кварталам Джаланды не было видно края, и попытаться найти в нем несколько инструментов было равносильно попыткам найти одну единственную нужную песчинку на морском берегу. И даже содействие этой милой дружелюбной девушки не поможет.
- Это было здесь? – уточнила она, подходя к нужному дому и заглядывая внутрь. - Ищи свои вещи. Я хочу подняться на второй этаж и осмотреться…
- Здесь. Я тебя догоню, мне нужна буквально минута…  - Как ни спешил Веспер забрать инструменты, он все же обернулся и посмотрел на девушку, украдкой улыбнувшись. Ему невероятно повезло с ней встретиться. И пожалуй даже не просто повезло. На Райзе все еще верят в судьбу… Но об этом лучше подумать позже, когда появится свободное время.
Осторожно завернув за угол, все время настороженно оглядываясь, инженер наклонился над грудой обломков, за которыми оставлял свои вещи, и облегченно выдохнул, найдя кейс.
Прекрасно, вот теперь он снова с инструментами, стоит на том же самом месте, где впервые встретил свою спутницу. А ее нет, кстати.
Между тем, если его предположения верны, и если Лита и вправду как-то связана с сопротивлением, не исключено, что наверху, на втором этаже, у нее свои дела.
 - Лита? – вполголоса окликнул он, входя в дом.
Этот дом подвергся разрушению больше, чем другие, и это было хорошо, если надо было что-то спрятать или спрятаться, как уже успел проверить на себе Веспер. Здесь не было даже признаков прежних обитателей, с голых стен обваливалась штукатурка, на ступенях ведущих на второй этаж из узкой прихожей лежал несколько сантиметровый слой белой пыли. Наверх вела одна цепочка следов.
Инженер посмотрел наверх, вглядываясь в лестничные пролеты над головой, и сделал первый шаг по лестнице. Рука его легла на перила и под слоем штукатурочной пыли, покрывающей здесь все, неожиданно оказалось теплое, золотистое, отполированное десятками ладоней до него дерево. И столбики перил, до того не обращавшие на себя внимание, вдруг бросились в глаза искусной тонкой резьбой. Под бедностью и грудами мусора скрывалась искусная старая работа.
Неожиданный момент созерцания прервал приглушенный женский крик и, забыв обо всем, Веспер ринулся наверх. Что-то пошло не так! Что-то, наконец, пошло не так, ведь им не могло везти вечно. Сверху донеслись звуки падения чего-то тяжелого…
Райзианец рванулся было вверх по ступенькам, но неожиданно что-то остановило и потянуло его назад. Чья-то рука легла ему на плечо, и резко развернула, так что он запнулся и от падения его уберегли только резные перила. Перед Веспером, так близко, что он мог видеть сосуды в его воспаленных красных глазах, стоял рослый кардассианец в черной форме, напоминающей доспехи. Еще двое входили в здание.
- Эй! – хрипло окликнул инженера первый солдат, - Поздно убегать. Что у тебя с лицом?
Второй раз за день райзианец ощутил, как волосы медленно поднимаются дыбом у основания черепа. Стоило только подумать, что все идет хорошо – и все сразу изменилось. Теперь понятно, почему многие его коллеги такие пессимисты, отстраненно подумал Веспер, сфокусировавшись на рельефе на лбу кардассианца – чтобы глаза не бегали, и чтоб не казаться избегающим прямого взгляда.
Его единственный шанс – если это действительно случайная встреча, -  постараться убедить солдат в том, что он абсолютно безобиден. Не может же быть, чтобы каждого встречного они тащили на допрос? В таком случае, планета оказалась бы пустынна задолго до того, как он сюда попал.
 - Вы меня напугали, - укоризненно, но доброжелательно сообщил он солдату, указательным пальцем разглаживая пластырь справа от носа.  – А лицо – ударился. Точнее, меня ударили.  Понимаете, мы поспорили, и я сказал, что уйду, а Ремир отказался меня выпустить, и вот… Нехорошо получилось.  – он виновато развел руками. - Впрочем, что с него возьмешь, он ведь даже ей не родственник. А у меня сердце болит за родную тетку, пусть и зараза она редкостная...
Одновременно он изо всех сил прислушивался к тому, что происходило наверху.
Кардассианский солдат помотал головой, будто наткнулся на поток слов райзианца, как на каменную стену. На мгновение Весперу показалось, что все может получиться… даже если не учитывать еще двоих ниже по лестнице. Но тут в дверном проеме появился давешний баджорец в черном берете с рыжим пером.
- Это он! – подобострастно выдохнул он, - Я говорил, что он здесь ошивается!
- Разберемся, - раскатисто ответил кардассианец.
Последнее, что запомнил Веспер – был приклад винтовки, летящий ему в лицо. Кажется, он попадет в кардассианский гарнизон быстрее и совсем не так, как хотел бы.
« Последнее редактирование: 29 05 2009, 20:36:30 от Мори Джанир »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
29 05 2009, 20:42:37 #53
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 18:38
ДС9, коридоры станции


…Подхватив сумку и забросив на плечо чехол с гитарой, Сангрэ Морено сделала свой первый шаг на новое поле деятельности и, не пройдя и пары шагов, споткнулась об кого-то,  картинно навернулась носом вперед  с сильнейшим грохотом всей своей немногочисленной аппаратуры. «Кажется, это был стеклянный снежный шарик, полученный в подарок в одном из отпусков на Земле… Там был такой замечательный снеговик… и домик тоже замечательный…. Был!» - успела подумать она падая, в ответ на грустный «бздям» где-то на дне сумки…. Хорошее начало. Ничего не скажешь!
Один из попутчиков Сангрэ по катеру запнулся уже об нее, и чертыхнулся. Второй – андорианец, одетый в зеленовато-серую кожаную куртку – помог ей поднялся, вежливо кивнул антеннами и поспешил по коридору налево. Скоро коридор опустел.
Должен ли кто-то встретить Сан? Совершенно точно офицер более высокого звания, какой-нибудь там начальник службы, мог рассчитывать на встречу, но младший лейтенант… Сан не знала.
Наудачу она двинулась в том же направлении, что и андорианец, но тот явно успел где-то свернуть и затеряться в стальных коридорах станции. Конечно, он-то, в отличие от Сан, знал, куда идет. Коридор действительно заканчивался Т-образной развилкой – можно было повернуть направо или налево, а прямо перед девушкой зияло большое круглое окно. Мерцающие звезды, которые любой офицер Звездного Флота уже воспринимал как нечто само собой разумеющееся, заслоняла какая-то тень.
Сан моргнула, затем протерла глаза и вновь крепко зажмурилась – тень оставалась на прежнем месте. Что бы это ни было, но оно тут было и совершенно точно. Девушка пожала плечами, подхватила сумку и совершенно бесцеремонно подошла к окну. Какая разница, что это. Если оно есть на станции, то, наверное, оно абсолютно безопасно, а если нет, то… Сейчас узнаем, в общем. К тому же вид за окном поразительно прекрасен.
Девушка залюбовалась видом – чуть ниже ее уровня лежало второе кольцо станции, и если приглядеться, можно даже было увидеть маленькие цветные тени в окнах, и ремонтников в оранжевых комбинезонах, ведущих какие-то работы на внешней оболочке. Рядом с ними, как рабочая пчела, сновал какой-то маленький желтый кораблик. Жаль, из окна нельзя было высунуть голову, чтобы оглядеться получше и, может быть, загадочную тень. Впрочем, учитывая увиденных ремонтников и их крохотный кораблик, тень вполне могла не быть загадочной…
Как только мысли Сангрэ повернули в эту сторону, с другой стороны окна, прямо на уровне ее лица в прозрачную поверхность ударила чья-то раскрытая ладонь. Девушка отшатнулась.
Серую кожу покрывали трещины и иней, а ее обладатель… точнее обладательница, судя по фигуре и длинному платью, висела тут же, за окном, в вакууме, в безвоздушном пространстве!  Ее угольно черные волосы ореолом колыхались вокруг ее головы, кожа была серой, как и ладонь, глазницы обрамляли тонкие костяные гребни, на лбу принимающие форму ложкообразной впадины, выкрашенной синим… Но ее глаза – замерзшие, наполовину вытекшие… нет, лучше туда не смотреть!  Тонкими ручейками из ее ушей стекала коричневатая жидкость, почти мгновенно превращающаяся в ледяные кристаллы… Но все же ее губы все еще шевелились…
Глаза Сангрэ округлились от немого ужаса, дыхание стало прерывистым, а в голове орал благим матом  внутренний голос: «Быстрее! Она же… она же еще живая! Ей надо помочь! Да где ж тут комм-то?!». Девушка начала судорожно оглядываться в поисках искомой вещи, которая, как назло ну никак не хотела попадаться на глаза. Да вот же он! Одно стремительное движение - и Сан уже жмет на все кнопки подряд, надеясь попасть на нужную службу.
- Здравствуйте, вас приветствует информационный отдел станции ДС9, чем я могу вам помочь? – ответил приветливый женский голос.
- Говорит младший лейтенант службы безопасности Сангрэ Морено, - быстро, но четко проговорила Сан, не отрывая взгляда от девушки за окном. Ты только держись там, ладно? – Срочно требуется врач! Тут… тут человек умирает!
- Оставайтесь на месте, дежурная команда медиков приняла ваше сообщение и уже в пути, - в мелодичном женском голосе ничего не изменилось, ни нотой он не выдал волнение ее обладательницы.
Это же компьютер! – внезапно поняла Сангрэ. Приветливый, хорошо настроенный искусственный интеллект.
- Я могу вам помочь чем-то еще? Прослушайте последние объявления: Выступление Варани в баре «У Кварка» сегодня вечером отменено по техническим причинам. Андорианский ресторан предлагает попробовать новый сэндвич «Гвардейский» - незабываемое сочетание капусты и мяса красной летучей мыши. Серин Териса, пяти лет, пройдите, пожалуйста, к киоску с джам-джа, где вас дожидаются ваши родители…
«И сколько, интересно, ждать вашу дежурную команду?! Тут возможно уже труп в космосе болтается, а вы… а вы…!» - ругалась про себя Сангрэ, вновь выглядывая в то злополучное окно, вид из которого уже не был так прекрасен, как прежде. Хотя… стоп! Кое-кто пропал из данной картины. Серой девушки больше не было видно на горизонте. Да и не только на горизонте, но и вокруг тоже! Сан практически прилипла, растеклась по стеклу, в поисках умирающей девушки, но… Ничего. Ни следа. Да быть такого не может!
Только на стекле (которое, конечно, стеклом не было, но Сан было некогда подыскивать в мыслях слово для обозначения этого материала), в том месте, где инопланетянка касалась его рукой, осталось маленькое бледное коричневатое пятно. Что доказывало, что Сангрэ не сошла с ума, и ей ничего не померещилось.
Из левого коридора раздались торопливые шаги – оттуда к младшему лейтенанту уже спешили люди. Молодой темноволосый человек в федеральной форме то ли охранника, то ли инженера, невысокий рыжеволосый врач с сумкой через плечо и баджорка в непривычно ярком оранжево-фиолетовом комбинезоне.
- Меня зовут Эвен Оро, ассистент главы медслужбы, - на ходу представилась она. На ее щеках выступили яркие пятна румянца.
- Что у вас произошло? Где раненый?
Девушка только показала на окно.
Сестра Оро бросила на него быстрый взгляд, но, конечно, никого не увидела.
- Куда она могла пропасть? – Сангрэ едва не прижала нос к окну.
Баджорка переглянулась со своими спутниками, тяжело вздохнула и положила руку на плечо шокированной младшему лейтенанту.
- Пройдемте с нами в лазарет, мисс. Нет-нет, я понимаю, что вы не пьяны… Просто сейчас на станции происходит… кое-что. Мы вам все объясним. И во всем разберемся. Пойдемте…
Осторожно развернув девушку в сторону левого коридора, баджорка повела ее куда-то под руку.
«Еще один призрак…» - услышала Сангрэ за спиной шепот рыжего доктора, но не поняла, что это значит.

________________
Вместе с Сангрэ Морено.
Ход написан давно, но с тех пор от мисс Морено не было новостей.
« Последнее редактирование: 30 05 2009, 09:11:12 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
29 05 2009, 21:33:17 #54
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, после полудня
Кардассианский гарнизон, взлетное поле, Бэйджор.


- Куда ты запропастился, солдат? Я уже было испугался, что доктор Семек решил заговорить с тобой о погоде. – насмешливо поинтересовался Висаат, стоило Фремору залезть в кабину скиммера и занять пустовавшее кресло второго пилота. Фремор, должно быть, выглядел неважно, потому что Висаат внезапно стал серьезнее и спросил:
- Что там произошло?
- Ничего, - ответил Дамен, стараясь держаться естественно. – просто я еще не отошел от всех этих лекарств, которыми меня пичкал доктор Семек. – он щелкнул несколькими тумблерами, и добавил:
- К взлету готов.
- Ты или скиммер? – Висаат невесело усмехнулся. – В любом случае, - Висаат нажал несколько клавиш на пульте управления, поднимая летательный аппарат в воздух. – лучшего напарника мне для этого задания не найти. – Висаат посмотрел на Фремора. – Я тебе доверяю, и не сомневаюсь в твоей способности здраво оценивать происходящее. Поэтому если ты утверждаешь, что в госпитале ничего необычного не произошло и ты потратил полчаса, пытаясь выпутаться из рукавов больничной пижамы, значит, так оно и было.
- Вообще-то, было кое-что необычное...- начал Фремор, решив рассказать своему командиру о встрече с таинственной незнакомкой. Сначала он собирался опустить подробности жутковатого исчезновения кардассианки, опасаясь, что Висаат еще решит, что от взрыва плазменной гранаты у Фремора помутился рассудок. Однако, сам того не осознавая, он выболтал Висаату все до мельчайших подробностей. Тут он понял, что винить себя бесполезно. Избежать умело поставленных вопросов собеседника и утаить что-нибудь от него было практически невозможно. Висаат то и дело прерывал рассказ Фремора, акцентируя внимание на вещах, обсуждения которых бывшего пациенту доктора Семека хотелось бы пропустить.
- Куда направился доктор Семек после исчезновения этой женщины? – последний вопрос Висаата застал Фремора врасплох.
- Я плохо знаком с планировкой здания, но, думаю, он направился в подвал. – неуверенно ответил Фремор. – По крайней мере, мне так кажется.
- Что ж, ничего страшного. – заверил его Висаат с добродушной улыбкой. – Ты уж прости, что я забросал тебя вопросами, но твоя история меня здорово заинтриговала. Пожалуй, мне все-таки стоит сходить в офицерский клуб сегодня вечером и потолковать с доктором Семеком. Я и понятия не имел, что стандартные методы лечения плазменных ожогов могут вызвать такие изощренные галлюцинации.    
- Вы думаете, что мне это все привиделось? – с трудом скрывая возмущение в своем голосе спросил Фремор.
- Ну почему же, необязательно все. – постарался успокоить его Висаат. - Однако, отдельные фрагменты твоего рассказа не выдерживают никакой критики. К примеру, тебе доводилось видеть кардассианок раньше на территории гарнизона?
- Нет. – честно признался Фремор, но он не собирался сдаваться. – Но мне не доводилось бывать в офицерском клубе или бывать в гостях у старших офицеров. То есть, там, где вероятность встретить супругу или дочь кого-нибудь из командования достаточно велика.
- А мне – доводилось, солдат, и не раз. – заявил Висаат. – Во всем гарнизоне тебе не сыскать одной кардассианки, уж поверь мне. Посетительниц в последнее время у нас тоже не было. Таким образом, иначе как галлюцинацией твое видение прекрасной незнакомки и назвать нельзя. – Висаат снова улыбнулся. – Хотя и я бы от такой галлюцинации не отказался. – Висаат вдруг подался вперед, и указал на кардассианский бронетранспортер, застывший черным прямоугольником далеко внизу. – Снижайся. Я хочу знать, что там происходит.
________
Продолжение следует.
Offline  
30 05 2009, 11:03:15 #55
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, 17 июля, после полудня
Окраины города Джаланда, Бэйджор


- Этот район слишком плотно застроен. Говоря откровенно, я сомневаюсь, что нам удастся найти подходящую площадку для посадки в радиусе ближайших пятистах метрах. – заметил Висаат, обозревая окрестности. – Придется нам ее выжечь самим. Приготовь бортовые дизрапторы.
- Сэр, - возразил Фремор. – Внизу находятся наши люди, и, весьма вероятно, гражданские. Даже на минимальной мощности и при соблюдении всех мер предосторожности бортовые дизрапторы представляют большую угрозу для людей на поверхности.
- У тебя есть другие предложения, солдат? – Висаат с недоверием посмотрел на собеседника. – Здесь под нами везде находятся залежи келбонита. Если сядем где-нибудь подальше и пройти оставшееся расстояние пешком, бунтовщики могут попытаться нас перехватить.
- Я могу попробовать связаться с водителем бронетранспортера и попросить его нарезать несколько кругов. – предложил Фремор. – Нам придется потесниться, но сесть мы сможем.
Висаат ничего не сказал, но одобрительно кивнул.

2363 год, 17 июля, чуть позже
Окраины города Джаланда, Бэйджор


К облегчению Фремора, у громоздкого бронетранспортера ушли считанные минуты на то, чтобы раскатать полдюжины баджорских домов в лепешку. Он осторожно опустил скиммер на импровизированную посадочную площадку – груду строительного мусора, когда-то являвшуюся чьим-то домом.
- Отличная работа, солдат. – Висаат выбрался из своего кресла и одобрительно потрепал его по плечу, прежде чем покинуть кабину скиммера и выскочить наружу.
Фремор отстегнул ремни и поднялся на ноги. Он хотел было немедленно последовать за Висаатом, но его пальцы нащупали пустую кобуру и Фремор вдруг вспомнил, что он так еще и не разжился дизраптором. Появляться безоружным на улицах Джаланды, даже среди бела дня, для кардассианца было небезопасно.
Каково же было его удивление, когда в выскользнувшей из стены ячейке, среди пакетов с сухим пайком и флаконов с таблетками, позволяющими не спать в течении нескольких суток, Фремор обнаружил таинственный предмет, за находку которого он едва не поплатился жизнью и изучением которого сейчас должны были заниматься лучшие инженеры-специалисты гарнизона. Это ему пообещал Висаат несколькими часами ранее.
«Зачем глинну Висаату таскать этот непонятный прибор за собой?» - гадал Фремор, вертя в руках проклятую штуковину: «Более того, зачем ему об этом лгать? Нет, Висаат бы не стал этого делать...хотя...а что я о нем знаю?»
Фремор попытался составить в уме список вещей, которые он знал о своем командире. Список оказался оскорбительно коротким и неинформативным. Глемок Висаат, человек, которого еще несколько часов назад он считал своим лучшим другом на всем Бэйджоре и самым образцовым командиром среди всех офицеров, под чьим началом ему приходилось служить за свою непродолжительную карьеру, никогда о себе особенно не распространялся. То есть, он говорил много и охотно, но, по большей части, о чужих проблемах и воспоминаниях. Подчиненные боготворили Висаата, потому что он, в отличие от других офицеров, не зазнавался и всегда был готов за них заступиться. Они все, включая Фремора, доверяли ему больше, чем галу Менигду или пропаганде Центрального Командования.
Внезапно коммуникатор на запястье Фремора запищал:
- Открой задний люк – у нас гость. – сообщил Висаат.
Фремор немедленно положил непонятный предмет на месте, забрал дизраптор и закрыл ячейку. Он все еще не был готов узнать правду. Фремор нажал необходимую клавишу и поспешил в грузовой отсек.
- Вот ты где. – ухмыльнулся Висаат, повстречавшийся ему в дверях грузового отсека  – А я решил, что ты заблудился.
- Вы ушли, не оставив мне указаний, сэр – поэтому я принял решение остаться на скиммере и дожидаться вашего возвращения. – солгал Фремор. – Кто это? – спросил он, указывая на бесчувственного баджорца, которого двое солдат сначала заволокли внутрь по небольшому пандусу, а затем швырнули на пол, как мешок с удобрениями. Рядом с ним приземлился серый кейс без каких-либо опознавательных знаков.
- Поосторожнее, а то вы ему опять нос сломаете! – прикрикнул Висаат на солдат. Те, понуро повесив головы, покинули корабль, а Висаат закрыл за ними люк. Только сейчас Фремор заметил, что на носу баджорца красовался невероятных размеров пластырь, а из свежей раны на лбу тонкой струйкой сочилась кровь. – Это один из бунтовщиков, Фремор, и я думаю, что он может сообщить нам много интересного. Но сперва нам нужно привести его в чувство. Я пойду возьму аптечку, а ты пока присмотри за ним. – не теряя ни секунды, Висаат проскользнул мимо Фремора.
Фремора снова охватили подозрения. У Висаата не было никаких причин идти за аптечкой самому – Фремор находился ближе к кабине и был его мальчиком на побегушках. Фремор присел на корточки рядом с баджорцем, и заметил, что пластырь на носу незнакомца едва держался.
«Висаат все равно его заменит. Этот надо снять» - Фремор потянулся к пластырю и ухватился за его край. Он осторожно потянул пластырь на себя. К его изумлению, вместо привычного баджорского носа с рядом «засечек», под пластырем скрывался прямой и гладкий нос...  

_____________
Впредь только совместно с Веспером Лорном. Честно-честно!  
« Последнее редактирование: 30 05 2009, 11:12:50 от Мори Джанир »
Offline  
30 05 2009, 14:12:55 #56
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, 17 июля, день
Джаланда, Бэйджор


-…Я хочу подняться на второй этаж и осмотреться… - сказала баджорка Весперу, обернувшись через плечо.
Молодой человек не стал возражать и что-то пробормотал в ответ, но девушка не стала вслушиваться в его слова и поспешно вошла в дом. Здесь еще сохранилась прохлада и легкая тень, пылинки плясали в пронизывающих здание через пустые окна и трещины в стенах лучах света. Из узкого приемного помещения вверх уходила широкая лестница.
Баджорка провела кончиками пальцев по камню, сделала шаг вверх по ступеням и оглянулась. Веспера на улице не было видно, на пыльном полу остались только ее собственные следы. Там, где расчистилась крошка отваливающейся штукатурки, было видно, что пол украшен каменной мозаикой – белый мрамор, зеленый гранит. Наверное, раньше здесь было какое-то учреждение, контора, из рисунков и старых фотографий девушка знала, что раньше ее народ не скупился на украшения. Но это все в прошлом. А будущее… Она изо всех сил отогнала мысль о будущем и взбежала наверх, больше не пытаясь рассмотреть под грудами мусора красоту, среди которой оказалась.
Наверху в небольшой комнате еще сохранились предметы обстановки – деревянный письменный стол стоял боком к окну, возле  него лежало кресло с выдранным сидением и без одной ножки.
Мысли о том, куда все это может пригодиться, помимо воли побежали в голове баджорки, но она отмахнулась от них. Как здорово было бы просто ни о чем не думать! Ведь она придумала эту отговорку – необходимость осмотреться – просто чтобы побыть одной и отдышаться. Девушка вновь посмотрела на свое правое запястье – здесь ее коснулся Веспер, и она никогда не думала, что ее сердце может так сильно забиться лишь от одного прикосновения. Находясь рядом с ним, она начинала терять голову и осторожность, но оставить его тоже казалось невозможным. Он был слишком приветлив, слишком непривычно добр к ней, слишком доверчив.
«А ведь я даже не сказала ему своего настоящего имени», - эта мысль вызывала стыд, - «Я слишком привыкла бояться, что по имени можно выйти на мою ячейку, если случится… что-то. Я доверяю ему достаточно, чтобы вести по дневной Джаланде и даже… ради любви Пророков… даже чтобы планировать визит в кардассианский гарнизон, но не могу назвать своего имени».
Девушка подошла ближе к окну и осторожно выглянула наружу. Ее глупое, забывшее осторожность сердце остановилось, когда она увидела троих кардассианских солдат, идущих по улице. Солнце сверкало на их начищенных винтовках, нагрудной броне и черных, будто нарисованных и покрытых лаком, волосах. У них не было в руках трикодеров, но зато с ними шел верткий баджорец в берете с рыжим пером, ублюдок-предатель из гетто. Ну почему именно его сегодня ночью не задело взрывом заложенной ею и Риккой бомбы? Они все, сговорившиеся с угнетателями, сохранившие свои маленькие магазинчики и мастерские, насвистывающие каждый день по пути на работу не на фабриках и не в карьерах, зарабатывавшие деньги, как будто за последние 40 лет ничего не изменилось, все они заслуживали смерти, как и кардассианцы. Но некоторые, такие как этот, из кожи вон лезущий, чтобы показать, как высоко он может подпрыгивать, будто какой-нибудь кролик-ката, ради удовольствия гала Менигда, заслуживали смерти вдвойне, без отговорок и компромиссов.
Возможно, еще можно что-то сделать, можно рискнуть, можно сбежать… В конце концов, не зря она взяла с собой мешочек взрывающейся смеси, это отвлечет внимание, пока они с Веспером… Баджорка отшатнулась от окна, готовая со всех ног бежать вниз.
Но то, что было у нее за спиной, лишило ее подвижности, и только сдавленный испуганный крик сорвался с ее губ. Совсем рядом, так, что ей даже не надо было протягивать руку, чтобы прикоснуться, стояла старуха с лицом, похожим на смятый лист бумаги, с белой паутиной волос, прилипшей к черепу. Как давно она здесь? Была ли она в комнате, когда баджорка зашла в нее?
- Прилар Лима… - прошептала она.
Глаза призрака, голубые воронки цепко удерживали девушку на месте, губы умирающей старухи-носителя шевелились, но беззвучно, уже не в состоянии подчиняться воле говорящего через них существа.
Баджорка в отчаянии обернулась – кардассианцы подходили к дому. Пророки, только бы Весперу хватило ума сбежать, услышав ее крик, поняв, что она попала в опасность и нужно спасать собственную шкуру! Так сделал бы разумный человек... но, к сожалению, не тот, кто бросился спасать девушку от двоих настроенных поразвлечься мужчин.
- Лита? – донеслось с лестницы.
Рука призрака просительно поднялась – дрожащая, как лапка паука-палаку. Девушка больше не могла произнести ни звука, весь мир вокруг будто замедлился и стал текучим, будто она оказалась со всех сторон на сотни метров окружена морской водой, и единственное, что теперь можно услышать – звук собственной крови в ушах. Еще немного глубже, и раздавит давление…
В попытках отстраниться от призрака, баджорка перемахнула письменный стол и толкнула его перед собой. Старое дерево где-то треснуло, и на пол полетели тяжелые ящики, не удержавшиеся в своих пазах под столешницей.  Прилар Лима... которая уже, впрочем, не была собой, протянув руку наступала, ее губы продолжали шевелиться, но из старческого горла раздавался только хрип. Когда у нее на пути оказался стол, она, не колеблясь пошла сквозь него, и ее тело, задрапированное в серые лохмотья, стало исчезать на глазах, будто дым.
Чувствуя, что перед глазами все плывет, и что силы ее оставляют, девушка взобралась на подоконник. Дальше бежать было некуда. Внизу, так далеко, была узкая улица, были кардассианцы, выводившие Веспера под руки, и нарезавший вокруг них круги баджорец-предатель.
…Говорят, если призрак к тебе прикоснется, ты исчезнешь. Веспер говорил, что призраки увели его из дома, и он очутился здесь, в чужой ему Джаланде.
Еще говорят, что у баджорцев нет будущего. Она сама это видела не раз, сжимая мочки ушей своих товарищей по сопротивлению и на мгновение погружаясь в поток их паа. Она приняла это, но нельзя же позволить, чтобы ее существование – здесь – закончилась именно тогда, когда так хочется жить! Баджорка покачнулась на подоконнике…
Из-за поворота улицы выехал черный бронетранспортер, и кардассианцы с Веспером исчезли в его чреве.
Прилар Лима сделала еще пару шагов, но ее трясущиеся пальцы остановились в десятке сантиметров. Потом почти беззвучно, с треском сломанной вдалеке ветки, она исчезла.
Перевалившись через подоконник в комнату, девушка осталась лежать на полу, не в силах пошевелиться, даже когда раздался скрежет разрушаемых где-то неподалеку стен и с потолка посыпались крупные куски штукатурки.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
31 05 2009, 20:53:35 #57
Рино Дэлин

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 19:09
катер "Рубикон", ДС9, коридоры станции


Рассматривая в иллюминатор приближающуюся станцию, Рино подумала, что внеплановый отпуск прошел хорошо. Одно плохо — он был коротковат. Не сказать конечно, что капитан так сильно рвалась покинуть ДС9, но перспектива провести несколько дней вдали от станции, а что еще важнее, вдали от пафосных федеративных журналистов, была очень привлекательной. Натянуто улыбаться в камеру и рассуждать о вступлении Бэйджора в Федерацию не хотелось, а уж что говорить о любви журналистов совать свой нос в чужое прошлое... В общем, когда Рино назначили в помощники энсину Лар, капитан поняла, таким шансом грех не воспользоваться. К тому же в этой экспедиции капитану удалось восполнить некоторые пробелы в своем образовании, не сказать конечно, что достижения были гигантскими, но все же лучше, чем ничего. Так что когда пришло уведомление от Звездного Флота, срочно вызывающего энсина Лар на родную планету, капитан даже расстроилась.

Проверив показания приборов, Рино вызвала станцию:
Дип Спейс, это «Рубикон», прошу разрешения на стыковку.
- «Рубикон», стыковку разрешаю, подходите к верхнему пилону №2, - ответил диспетчер.
- Благодарю, конец связи. - отключив связь, Рино посмотрела через плечо на Лар, которая все еще вносила  результаты исследований в отчет, - Энсин, мы состыкуемся со станцией через 5 минут, приготовьтесь.
- Спасибо капитан, - Энсин отвлеклась от отчета и подойдя к ближе к капитану нахмурилась, - Вам не кажется, что кораблей меньше чем обычно?
Рино бросила взгляд на сенсоры, которые показывали, что кораблей вокруг станции действительно меньше, чем обычно, и пожала плечами:
- Может в Кварк'с что-то стухло и все разбежались? - капитан улыбнулась, - Состыкуемся и все узнаем, хотя если бы было ЧП, нас бы уже предупредили.

***
Дверь шлюза откатилась в сторону и Рино шагнула в коридор. «Быстро закину вещи и доложусь полковнику, надеюсь Бакот за мое отсутствие ничего не учудил.» Энсин Лар покинула шлюз раньше, пока капитан заканчивала все посадочные процедуры и теперь Рино в одиночестве направилась к турболифту.
Но чем дальше капитан шла по знакомым коридорам, тем больше она хмурилась. На станции действительно что-то происходило, все попадавшиеся на пути жители и гости станции были каким-то нервными и запуганными. Подойдя к ближайшему терминалу, Рино ввела код авторизации и быстро просмотрела последнюю сводку.
- Закину вещи позже, - пробормотала капитан, и быстрым шагом направилась в ОПС.

________________________
Возвращение блудного капитана
« Последнее редактирование: 01 06 2009, 20:30:49 от Рино Дэлин »

...to be myself is all that i can do...
Суровая баджорская девушка :Р
Offline  
31 05 2009, 20:54:35 #58
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


2363 год, точная дата неизвестна, около полудня
Бэйджор, Джаланда


Определить, часто ли пользовались этим тоннелем, было невозможно. По крайней мере, никаких знаков, опровергающих или подтверждающих это, офицерам не встречалось. Стоило им сделать несколько шагов в темноту, как младший баджорец зажег второй химический светильник и отдал его Лирату Солару, чтобы он мог освещать дорогу перед собой. Теперь зеленый свет освещал на несколько метров впереди влажные каменные стены, выглядящие в призрачном сиянии искусственными и казавшиеся сделанными из мятого папье-маше. Изредка главный тоннель ветвился, но боковые коридоры были слишком узкими или слишком низкими, а потому не располагающими прогуляться по ним. Кроме того, баджорцы говорили, что у них есть карта. Разумеется, они бы сказали, если нужно было бы свернуть.
Сопротивленцы держались позади, как и собирались. Впрочем, оружием в спины звезднофлотцам они не тыкали, а потому можно было даже притвориться, что это вовсе не конвой пленников. Торану и Солару так и не сказали, в каком положении они находятся и какие выводы были сделаны из небольшого выступления доктора.
Несколько минут прошло в напряженном молчании, как и следовало ожидать. Потом рыжеволосый баджорец, держащийся спокойнее и свободнее своего младшего товарища, начал насвистывать. Возможно, еще через несколько минут ему станет совсем скучно, и можно будет его разговорить. Надо только очень осторожно выбрать первый вопрос…
Лишь только заслышав свист Солар принялся размышлять является ли это признаком слегка улучшающегося настроения баджорца или же тому банально нечем занять затянувшуюся молчаливую паузу. Скорее второе. Естественно бетазоид в любой момент мог узнать о дальнейших намерениях спутников с помощью телепатии. Когда около тебя всего лишь три человека опытному телепату совсем несложно отрешиться от их мыслей, в данном случае дополнительная блокировка способностей вовсе не нужна, да и скользнуть в чужой разум, если это вдруг потребуется, будет гораздо быстрее. Но, к сожалению, контакт возможен только односторонний, что при обнаружении оного может лишь усугубить недоверие. Нет, конечно, Лират никоим образом не собирался показать свое вмешательство, решись он сейчас на таковое, но даже одно неверное произнесенное вслух слово, которое по идее не должно быть известно могло бы вмиг разрушить картину начавшегося устанавливаться между звезднофлотцами и баджорцами столь зыбкого моста доверия. Посему Лират решил избрать путь словесного общения вместо мысленного «шпионажа». Не оборачиваясь и продолжая идти вперед бетазоид начал расспросы.
- Интересно, в какие веси приведет нас этот лабиринт. – задал полуриторический вопрос Солар, не обращаясь при этом не к кому конкретно, впрочем обращения и не требовалось. Ведь и так было предельно ясно, что лишь баджорцам известна конечная цель непродолжительного совместного путешествия.
- Разговариваете со стенами? – в голосе баджорца слышалась издевка, - А если с нами, то почему бы не добавить какое-нибудь уважительное обращение, например, «господа партизаны»? Мы ведь все еще можем вас убить.
- Осторожнее, - подал голос младший из баджорцев.
В темноте за спинами Торана и Солара послышался треск мелких камешков, катящихся из-под ног, споткнувшегося баджорца и приглушенное проклятие.
- Придержите языки, - помрачневшим голосом проговорил старший из сопротивленцев, - У вас еще будет возможность поговорить. Расскажете все, что знаете.
Фонарь в руке Солара выхватил из темноты каменную лестницу, ведущую вверх. Ступени были старыми и скользкими.
В спину доктора и научника мгновенно уткнулись винтовка и дисраптор, чтобы они, не дайте Пророки, не прошли мимо.
- Поднимайтесь. Осторожнее, камень осыпается… впрочем, если вы свалитесь и свернете себе шею, никто горевать не будет.
- Ошибаетесь, господа партизаны, - вкрадчиво произнес Торан, чувствуя между лопатками неприятную твердость ружейного дула. – Как раз вы, господа партизаны, будете горевать очень сильно.
Когда тактика «своего парня» не оправдывает надежд, что случается довольно часто, приходится действовать экспромтом. Иными словами, чуточку приврать. Люди недооценивают ложь. «Лгать – низко!» - утверждают они, очевидно забывая, что подать с высокого пьедестала правды гораздо больнее, чем с низенькой ступенечки легкого вранья. Человеческая половина Торана была от природы удивительно честна, почти вульгарна; а вот ромуланская такими недостатками не страдала, проторенной дороге философии гуманизма предпочитая скользкую тропинку казуистики. Если от доктора требовалось солгать – он лгал. Кто безгрешен – пусть первым бросит в него камень. Торан искренне надеялся, что мрачные своды этой отвратительной пещерки являли собой воплощение вселенского греха. Падать в случайную расщелину с перебитым хребтом коммандер отнюдь не собирался. В конце концов, он по-прежнему жаждал получить премию Кэррингтона, а если совсем повезет – еще орден за доблесть и отвагу. Просто ради коллекции. И, желательно, получить при жизни.
- Помнится, господа партизаны, - продолжал Торан. – Хотели задать нам несколько вопросов? Прекрасно. Так вот, как вам, господа партизаны, должно быть известно – я доктор, и практика подсказывает мне, что мертвые – самое косноязычное племя в галактике. И самое глухое. Поэтому, если вы по-прежнему хотите получить от нас хоть какие-то сведения, которыми мы – чисто теоретически – действительно можем с вами поделиться, будьте столь любезны прекратить тыкать мне в спину своим ружьем. Это заставляет меня волноваться, а, будучи взволнованным, я становлюсь на редкость рассеянным. Могу оступиться. Более того, оступившись, могу совершенно случайно, утянуть за собой кого-то из вас. Ничего не попишешь, обыкновенные рефлексы.
«А ведь это идея, - мелькнула шальная мысль. – Впрочем, знать бы, где падать… Чересчур рискованно».
- Хватит! – подросток, наконец, потерял терпение и воскликнул в полный голос, - Зачем они нам? Нам ведь на самом деле ничего от них не нужно! – его винтовка уткнулась между лопаток Торана с такой силой, что он действительно чуть не споткнулся.
- Довольно! Никаких споров, – подал голос старший баджорец, перекрикивая младшего напарника, - Уже поздно что-то менять. Мы приняли свое решение, когда не выдали этих двоих кардассианцам! И здесь, - сопротивленец топнул ногой по каменным ступенями, - мы не станем оставлять ни трупов со свернутыми шеями, ни вообще никаких их следов. Быстро все наверх!
Лестница, как и ожидалась, была крутой, грубо вырубленной в камне, и всем четверым приходилось придерживаться за стену. Зато наверху, на небольшой площадке оказался невысокий проем, завешенный тканью, из-под которой пробивался тусклый свет.
Рыжий сопротивленец откинул ткань в сторону и все тем же издевательски-вежливым жестом пригласил офицеров войти первыми.
- Предупреждая возможные вопросы, - сказал он, - И прежде всего неизбежное «что это за место?», отвечу сразу. Это убежище для тех, кому больше некуда идти. Вы, наверное, видели пустые дома на берегу – их обитателям пришлось сняться с места, но я так понимаю, не все смогли найти место и работу в других частях города. Некоторые, наверное, просто не захотели. Не похоже, чтобы вам особенно было куда идти, поэтому поговорим здесь.
Торан осмотрелся. Это помещение тоже было подвалом или полуподвальным этажом какого-то здания. Наверное, такое расположение увеличивало безопасность, учитывая келбонит, а может, здесь просто было прохладнее в жаркие летние дни. Но в отличие от лабиринтов, по которым прошли они с Соларом, эти катакомбы были хорошо обжиты. На стенах были укреплены светильники, дававшие достаточно света, чтобы не спотыкаться на каждом шагу, но недостаточно, чтобы изгнать полумрак. На полу были расстелены одеяла, на которых спали баджорцы. В отличие от пустых городских улиц здесь кипела жизнь – стайками бегали дети, женщины развешивали белье на протянутые здесь же веревки, переговариваясь резкими сварливыми голосами, от очага тянулся аппетитный запах, и туда уже стояла очередь с мисками в руках. Все это снова вызвало у доктора мысль о средневековье, точнее обо всех виденных им книгах, где действие происходило в живописном авторском псевдосредневековье.
Младший из приведших их баджорцев, почувствовав, что выполнил свою задачу, пробурчал что-то и поспешил слиться с толпой. Как оказалось, вовремя.
- А это еще кто? Зачем ты их привел, Азени? – к офицерам приближалась невысокая коренастая женщина, - Если бы с нами была прилар Лима, она бы никогда не позволила…
- Но прилара нет, - отрезал баджорец, - И никто из нас не хотел бы оказаться на ее месте. Я все объясню, - он обернулся к Торану и Солару, - Оставайтесь здесь. Я скоро вернусь, и мы, наконец, поговорим. Про Федерацию, - добавил он, понизив голос.

-----------------------------------------------------

Совместно с Тораном и Мори



Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
02 06 2009, 08:20:56 #59
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, 17 июля, после полудня
Кардассианский скиммер, город Джаланда, Бэйджор


«Ну ничего себе...» - подумал Фремор, разглядывая незнакомца и безуспешно пытаясь угадать, кого он из себя представлял.
 «Возможно, это какой-то редкий генетический дефект». - попытался он себя успокоить, хотя глубоко в душе понимал, что такая вероятность была слишком мала. Другая альтернатива казалось еще более невероятной.
- Вижу, ты уже обнаружил, что у этого пленника инопланетное происхождение. –
раздался знакомый голос у Фремора за спиной. Он обернулся – в дверях стоял
Висаат, держа в одной руке аптечку, а в другой – гипоспрей.
- Вы знали? – Фремор не верил своим ушам.
- Я рассчитывал, что его нос подвергся пластической операции. – признался Висаат. – Однако, я успел провести небольшое сканирование содержимое его кейса, и с большой долей уверенностью могу заявить, что заключенные в нем инструменты – федерального производства.
- Сэр, мы должно немедленно сообщить об этом галу Менигду! – воскликнул Фремор, поднимаясь на ноги. – Он, - кардассианец указал на все еще лежавшего без сознания «баджорца». – может быть шпионом или даже диверсантом. И кто знает, сколько еще таких агентов шатается по Джаланде!
- Успокойся, солдат. – Висаат сдержанно улыбнулся. – Я позабочусь о гале Менигде.
- Так же, как вы позаботились о передаче обнаруженного мной прибора инженерам гарнизона на анализ, сэр? – спросил Фремор, сверля взглядом собеседника. Он устал от недосказанности и секретов. Ему нужно было узнать правду. – Кто вы, сэр? Кто вы на самом деле? – Фремор кивнул на пленника и положил руку на торчавшую из кобуры рукоять дизраптора. – Может бы, вы один из них? И теперь пытаетесь вывезти его за пределы города, туда, где его смогут подобрать ваши сообщники?
Висаат разочарованно покачал головой и тяжело вздохнул.
- Ты его все-таки нашел. Что ж, если тебе так важно это знать, солдат. Я – глинн Глемок Висаат, командир твой твоего подразделения и, - Висаат выдержал паузу, не сводя глаз с пальцев Фремора на рукояти дизраптора. – агент Обсидианового Ордена.
У Фремора перехватило дыхание. Даже путаться под ногами агента Обсидианового Ордена было опасно, угрожать же одному из них было чистой воды самоубийством.
- Я здесь на задании. – продолжил Висаат как ни в чем не бывало. – Этот бродяга не представляет для меня значительного интереса, но прежде чем отдать его на растерзание дознавателям гала Менигда, я бы хотел задать ему несколько вопросов. Теперь, - голос Висаата окреп. – я хочу, чтобы ты отправился в рубку и поднял скиммер в воздух. Полетаешь немного над городом, пока я не прикажу тебе прекратить. Все понял?
- Да, сэр. – Фремор быстро кивнул и проскользнул мимо Висаата в коридор.
- А теперь, - сказал Висаат, обращаясь к «баджорцу» и прижимая к его шее гипоспрей. – нам нужно поговорить. Эй, стой – не дергайся! – прикрикнул он на пленника, когда тот попытался встать на четвереньки. – Я знаю, что ты не являешься ни диверсантом, ни шпионом. В противном случае, ты стал жертвой самой плохо продуманной операции в современной истории. Назови свой личный номер и имя. Это единственная информация, которую позволяется разглашать офицерам Звездного Флота, угодившим в плен. – Висаат терял терпение. – Я знаю, что ты в состоянии говорить. Твой отказ делиться со мной этой информацией означает одно – ты оказался здесь совершенно случайно. Кто ты? Откуда ты взялся? Какое отношение ты имеешь к баджорскому артефакту и появлению так называемых «призраков» в Джаланде?
Райзианец поднес пальцы ко лбу. Голова болела нещадно, да и действие медикамента приятным было не назвать. Кроме того, поднявшийся в воздух скиммер слегка покачивался, что создавало ощущение дополнительной дезориентации.
И конечно, наличие недружелюбно настроенного кардассианца поблизости ничуть не помогало.
 - Я не…  - начал он, и запнулся. Что следует сказать? Правду? Полуправду? Соврать? Ну почему в Академии не учат таким вещам?
 - Меня привела сюда прилар Лима, - наконец произнес он, и выжидательно посмотрел на собеседника.  – Она – одна из носителей-призраков.
Прошло несколько секунд, прежде чем мозг Висаата осмыслил полученную информацию и кардассианец сформулировал новые вопросы:
- Ты назвал эту женщину призраком. Правда ли, что так называемые «призраки» способны переместить человека одним лишь прикосновением? Именно это с тобой случилось? – Он старался оставить как можно меньше времени инопланетянину для раздумий, и потому продолжал забрасывать его вопросами.
- Эта женщина – не призрак в том виде, в котором вы это подразумеваете, - заявил Веспер. Он наконец нашел более или менее устойчивую позу, и теперь пытался наощупь определить степень повреждения головы. Странно, либо он ошибался, считая, что вся история заварилась в карантине, либо все настолько засекречено, что сами кардассианцы о происходящем тоже только догадываются. Интересно, есть ли у него шансы приблизиться к разгадке с помощью этого настойчивого солдата? Возможно, стоит рискнуть. - Она носитель какой-то сущности, возможно даже не одной. И случилось это с ней, судя по всему, где-то у вас.
Висаата раздирали сомнения. Перед тем, как отправить агента на Бэйджор, куратор операции проследила за тем, чтобы он, Висаат, ознакомился с основными баджорскими поверьями. Тем, что включали упоминания сфер и их качеств, уделялось особое внимание. И если Висаат не ошибался, баджорцы верили, что захватом телесной оболочки своей жертвы могут злоупотреблять так называемые Призраки Па. О них ли сейчас говорил незнакомец? Он не знал. Одно Висаату было ясно – эксперименты доктора Семека зашли слишком далеко, и ему надо остановить его до того, как Менигд приберет результаты его работы себе. Но сначала нужно собрать как можно информации, а отсортировать ее он сможет потом.
- Сущности? – Висаат с недоверием посмотрел на пленника. – И что этой сущности надо было от тебя? Зачем этой сущности, - Висаат сделал ударение на последнее слово. - понадобились твои инструменты?
- Мои инструменты понадобились лично мне,  - со вздохом откликнулся Веспер.  – Я к ним как-то привык за последние несколько лет. Кроме того, я считаю, вместе с ними у меня больше шансов выяснить, что здесь происходит на самом деле. И, думаю, этот вопрос интересует сегодня не только меня… - он заколебался. Слишком направленные вопросы. Кажется, появление призраков действительно обеспокоило всех тут - так же, как и на станции.
«Похоже, эксперименты доктора Семека увенчались успехом», - эта мысль захватила воображение Висаата. Ему доводилось наблюдать за первыми опытами ученого по перемещению живой материи во времени и пространстве, но вскоре после этого гал Менигд ограничил ему доступ и он никогда не видел доказательств правоты доктора Семека.
- Значит, ты – исследователь. – заключил Висаат. – Исследователь из будущего, так как в прошлом офицеру Звездного Флота делать на Бэйджоре нечего. Ты прав – меня действительно интересует, что именно здесь происходит, и единственный человек, который может нам в этом помочь – доктор Семек. К несчастью, доктор Семек очень не любит посетителей, но ты станешь моим билетом внутрь. Когда он узнает, кто ты, он с радостью нас примет. Но сперва, - Висаат сел рядом и открыл аптечку. – нам надо тебя загримировать, чтобы ты не привлекал нежелательного внимания. Вот, - Висаат достал пластырь и протянул его Лорну. – держи. И правда, все гениальное – просто.
Райзианец молча принял пластырь, и наклеил его на лицо. Переносица привычно отозвалась зудом. История повторяется, но в более зловещем ключе. Вспомнив о баджорской девушке, он почувствовал себя намного умиротвореннее, несмотря на многочисленные поводы для волнения.
Что с ней случилось? Попала к тем же солдатам? Сумела ускользнуть? Хорошо бы. Все, что он может сейчас – переживать за нее. Спасибо и на том, что она не рядом – судя по всему, события предстоят на редкость неприятные.
Теперь, хочет он того, или нет – он все ближе к цели. И, возможно, оказавшись там, где проводят эксперименты с хронитонами, найдет способ отправить весточку домой. Интересно, а забрать его домой таким же способом смогут?
Кстати, для этого неплохо бы и правда знать, что тут происходит.
 - Тогда мне хотелось бы знать, что ожидается от меня. Если статичное присутствие, то подошел бы любой. А если нет – я предпочту быть посвященным в планы.
- Ты ведешь себя очень дерзко для человека, чья жизнь может оборваться в любой момент. – усмехнулся Висаат. – И ты ошибаешься, когда говоришь, что для этого подошел бы любой. Притащи я Семеку обыкновенного баджорца и заяви что он из будущего, он бы мне не поверил, и уж тем более бы не стал впускать внутрь. Судя по всему, у него сейчас другие заботы. Но когда он просканирует тебя и обнаружит, что ты – инопланетянин, он не сумеет устоять перед искушением проверить, какое воздействие на твой организм оказало путешествие во времени и пространстве. В обмен на твою помощь, я заставлю Семека вернуть тебя обратно в твоем время – тебе же не терпится покинуть эту дыру, верно? Дальнейшее тебя не касается. – Висаат посмотрел на собеседника. – Послушай, это лучшая альтернатива. Если ты не хочешь, чтобы гал Менигд заполучил эту технологию и принялся посылать в ваше время одного вооруженного солдата за другим, то тебе лучше принять мое предложение.
__________
Совместно с Веспером Лорном. Продолжение следует.
Offline  
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS