* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
15 07 2020, 05:35:58 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
25 04 2009, 22:32:09 #30
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 17:32
ОПС


…Микрозонд, установленный в конференц-зале, там, где в последний раз появился «Серый Мальчик», исчез в характерном мерцании транспортера. Но вот его направление было далеко не характерным…
Конечно, полковник Талар не мог этого видеть. Но разве было важно наблюдать за самим перемещением? Гораздо более важная информация поступала сейчас в ОПС, и офицеры, собравшиеся возле инженерной консоли напряженно за ней наблюдали.
Зонд приземлился на что-то твердое – это уже было хорошо. Он не был уничтожен враждебной средой и не был дезориентирован необычными условиями, а сразу начал передавать четкую телеметрию. Плохо было то, что почти сразу потерялся сигнал коммуникатора Веспера Лорна, но остальное! Атмосфера, пригодная для дыхания, гравитация, практически не отличающаяся от земной, полдюжины других показателей, указывающих на мир класса М… Полковник почувствовал, что у него засосало под ложечкой.
- Что ж… - он прочистил горло, - Стоит на это взглянуть.
По кивку командующего Веспер активировал камеру, и на маленьком экране появилось изображение. Офицеры непроизвольно придвинулись ближе…
Но смотреть особенно было не на что – в поле микрозонда попадали только заросли травы с пышными узорчатыми листьями и зонтиками лиловых цветов. Окружающие звуки были искажены, и потому никто поначалу не обратил внимания на приближающиеся шаги.
«Ноги, - подумал Талар, припоминая запись, которую лейтенант Крим показал ранее, на совещании, - Я начинаю уставать от этого зрелища».
Кто-то босой с тонкими загорелыми щиколотками остановился в поле видимости микрозонда, и резные листья качнулись, указывая на присутствие второго живого существа. Высокий женский голос произнес:
- Я должна выяснить, откуда берутся призраки. Я возвращаюсь в город, и не иду с вами в укрытие… - последовала пауза, и трава вокруг зонда колыхнулась, будто кто-то раздвинул ее, - Что? Что это такое?..
Полковник Талар вскинул встревоженный взгляд.
- Телепортируйте зонд обратно, - приказал он приглушенным голосом, будто опасаясь, что кто-то на другой стороне может его услышать, - Немедленно!
Веспер Лорн поспешил выполнить этот приказ, и его пальцы заметались по контрольным панелям инженерной консоли – их поверхность почему-то касалась ледяной, или это его пальцы внезапно похолодели? -  но зонд оставался на месте. А события продолжали развиваться все быстрее. На этот раз шаги не услышать было сложно, в отдалении раздался шум и отчаянный писк, напоминавший о трикодере, столкнувшемся с аномалией. Тонкие щиколотки мгновенно исчезли, но зато появилась пара тяжелых сапог, приближающаяся с каждым шагом.
Следующее мгновение весь экран занимало лицо молодого удивленного кардассианца. Вот он протянул руку…  и изображение исчезло.
- Связь с зондом потеряна, - сообщил инженер, - Мы не можем телепортировать его обратно.
«2 минуты записи, - подумал полковник, - Всего-то. Так мало. Но какими будут последствия? Крим был прав – мы вмешались, проявили назойливость, а это не проходит безнаказанно. И только Пророки знают, какие последствия нас теперь ожидают».
- Найдите решение, мистер Лорн! – резко приказал баджорец, - Мистер Котма, мистер Солар – в мой кабинет.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
26 04 2009, 04:56:30 #31
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, утро
Окраины города Джаланда, Бэйджор


Расположенная на берегу удобной бухты, Джаланда до прихода кардассианцев была процветающим портовым городом, куда стекались торговцы, ремесленники, и артисты со всего западного континента. Даже теперь, когда торговля с соседями почти сошла на нет, а целые городские кварталы обезлюдели, Джаланда не утратила своего значения. Именно здесь располагались местная администрация Баджорского оккупационного правительства и крупнейший кардассианский военный гарнизон во всей провинции.
Однако, даже постоянного присутствия в городе трех батальонов моторизованной пехоты было недостаточно, чтобы навсегда отбить охоту у местных повстанцев устраивать вооруженные вылазки и диверсии под покровом темноты. На сей раз подпольщики особенно отличились, убив одного кардассианского патрульного и ранив другого неподалеку от Северных ворот.
«А я уже понадеялся, что они решили затаиться до конца лета, когда им намного легче просочиться в город под видом фермером, ищущих покупателей для собранного ими урожая каттерпода и кавы.» - подумал Дамен Фремор, поеживаясь от прохладного ночного воздуха и оглядываясь по сторонам. Всего мгновение назад он, разбуженный среди ночи пронзительным ревом сирены, поднялся на платформу транспортера, будучи в полной безопасности на практически неприступной территории гарнизона, а теперь стоял в пустынном переулке, где кроме него и его сослуживцев никого не было. Трикодер подтвердил его наблюдения – в радиусе пятидесяти метров не было ни одного баджорца: «Эти самонадеянные идиоты заплатят за свою дерзость».
- Поднятые по тревоге скиммеры все еще продолжают осмотр близлежащей
территории с воздуха, - обратился к подчиненным Глемок Висаат, глинн кардассианских вооруженных сил и непосредственный начальник Фремора, как только огненно-оранжевые энергетические всполохи телепортации, окружавшие солдат материализовавшихся последними, растворились в воздухе. - но уже ясно, что бунтовщики пределов города не покидали и что они скрываются неподалеку. Их точное количество неизвестно, но в живых остаются еще, по меньшей мере, трое. Все трое имеют на себе энергетическое оружие. – Висаат оглядел неровную шеренгу бойцов. – Открывайте огонь при малейшем сопротивление, но постарайтесь взять одного живым для допроса.
Солдаты как по команде кивнули, и Висаат, удовлетворенный этим ответом, велел отряду следовать за ним.

04:12
Окраины города Джаланда


Растянувшись в цепочку, взвод глинна Висаата, осторожно продвигался по узким улочкам бедного квартала, резко контрастировавшего с центральной частью города. Широкие бульвары Джаланды, не уступавшие по размерам главным проспектам в исторической части мегаполиса Лакариан на Кардассии Прайм, и ее величественные храмы до сих пор поражали воображение приезжих. Местная же архитектура не вызывала ничего, кроме отвращения. Здесь теснились жалкие лачуги, крохотные мазанки, многие из которых стояли полуразрушенными.
«Здесь, наверное, жили представители какой-то низшей касты» - заключил Фремор после непродолжительных раздумий: «Они, должно быть, даже нам благодарны. Теперь у них, в прошлом изгоев, есть богатый выбор жилья – при условии, что их не отправили в трудовой лагерь вместе с владельцами дорогой недвижимости».
Внезапно шедший впереди него Висаат замер и знаком приказал остальным остановиться. Висаат поднес руку с коммуникатором на запястье к уху. Фремор не мог с уверенностью разобрать выражение лица командира, но был готов поспорить, что его исказила гримаса раздражения. Фремор напрягся в ожидании худшего.
- Ситуация осложнилась, - объявил Висаат, повернувшись к солдатам, когда
разговор с диспетчером подошел к концу. – Только что поступило сообщения о нападении на контрольно-пропускной пункт у Восточных ворот и обстреле гетто коллаборационистов.
«Сразу несколько нападений за одну ночь» - подивился Фремор: «Раньше баджорцы себе такого не позволяли. Что же случилось? Неужели речь идет о массовом восстании? Нет, исключено, это было бы сродни самоубийству. Даже самый отчаянный головорез должен это понимать. Баджорское сопротивление было слишком слабым, недостаточно организованным, чтобы поднять восстание в таком крупном городе как Джаланда».
- Гал Менигд хочет стянуть войска к центру города и приостановить поиск
террористов до рассвета. – продолжал Висаат. – Утром мы вернемся сюда, чтобы завершить начатое.
«Скиммеры, разумеется, будут утюжить окраины еще несколько часов, но толку от этого будет мало. Террористы спрячут оружие, сольются с толпой взволнованных горожан, бегущих прочь от подвергнувшихся бомбардировке кварталов, и тогда вычислить их будет невозможно».
- Сэр, взгляните на это. – вдруг окликнул командира Фремор, взглянув  на
показания своего трикодера. Тот будто взбесился. – Эти данные...
- Действительно, странно...- согласился с ним Висаат, беря в руки трикодер. –
Источник?
- Это строение, точнее, позади него. – отозвался Фремор, указывая на покосившуюся хибару чуть впереди них. – Разрешите, сэр?
- Только быстро. – ответил Висаат. – Скоро настанет наша очередь телепортироваться на базу.
Фремор кивнул, и сжимая в одной руке винтовку, а в другой – трикодер, бросился в вышеуказанном направлении. Одним прыжком перепрыгнув ступеньки крыльца, он ударом ноги распахнул бревенчатую дверь, которая, к его удивлению, чудом не слетела с петель. Он пересек небольшое помещение и обнаружил другую дверь, ведущую в задний двор, огражденный невысоким глиняным забором. Теперь трикодер перешел не непрекращающийся вопль.
Предмет лежал в густой траве, у самого забора. Предмет этот легко помещался у него на ладони: небольшой, белого цвета, продолговатой формы, с поблескивающими в темноте голубым цветом огоньками. Сидя на карачках, Фремор покрутил предмет в руках, пытаясь разобраться в его предназначении. Ему никогда не доводилось видеть ничего подобного, и он сомневался, чтобы баджорцы разбирались в электронике лучше него. Нет, чем бы этот предмет не являлся, его надлежало изучить.
Фремор быстро сунул непонятный предмет в подсумок и поднялся на ноги. Когда он повернулся, чтобы уйти, то увидел неясные очертания фигуры, прятавшейся в нескольких шагах от него в тени дома. Баджорец.
Фремор вскинул свою дизрапторную винтовку, готовый выстрелить в незнакомца при малейшем признаке неповиновения, и только сейчас заметил, что тот сжимал в руке плазменную гранату, несомненно, снятую им с тела убитого кардассианца. Фремор мысленно корил себя за безрассудство, за то, что не удосужился проверить трикодером здание на предмет био-сигналов. Судя по всему, стоявшего напротив него баджорца посещали похожие мысли.
Несколько секунд, показавшихся Фремору вечностью, они смотрели друг на друга, а затем голос Висаата из глубины дома отвлек внимание баджорца. Фремор нажал на курок, и из дула винтовки вырвался узкий ярко-желтый луч энергии. Выстрел угодил баджорцу в грудь и тот, падая, выронил гранату. Раздался оглушительный взрыв, от которого у кардассианца потемнело в глазах, а земля под ногами задрожала. Фремор рухнул на землю, прикрыв собственным телом найденный им предмет.
« Последнее редактирование: 02 05 2009, 21:32:14 от Мори Джанир »
Offline  
26 04 2009, 12:12:07 #32
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля, 2379 года, 17:05
Лазарет


Зал рукоплескал стоя. Это был просторный, вместительный зал с бесконечными рядами кресел, каждое из которых сегодня было занято – разношерстная публика в дорогих костюмах следила за Тораном проницательным глазом эксперта, готового в любой момент ошпарить дружным хохотом предмет своего научного любопытства, случись тому забавно поскользнуться и, в угоду тысячелетним традициям комедийного жанра, влететь на сцену носом вперед. Торан внимательно следил за зрителями, сосредоточенно выламывая пальцы, сцепленные в замок. Овации стихли, и хруст костяшек оглушительным эхом пронесся по залу, резонируя с редкими смешками и упруго, четко отскакивая от стен жалобным, рваным стаккато. Торан замер, будто бы извиняясь, улыбнулся всем и вся, рассеянно пробежал глазами вдоль одинаково холеных, довольных жизнью лиц и совершенно неожиданно отметил про себя, что все они будто бы слеплены по одной форме – с резко очерченными скулами, темными волосами, изящно выгнутой параболой черных бровей и… у каждого зрителя в ухе блестела баджорская серьга, хотя баджорцев в зале как раз таки и не было. 
- Поздравляем!
Торан обернулся. На сцену мягко, словно плывя, вышла очаровательного вида девушка. Черные волосы ее были стянуты в тугой узел на затылке, а улыбка сияла так свежо и ярко, что можно было решить, будто бы девушке только что провели полную трансплантацию зубов, чем особа явно гордилась.
- Отныне и навеки веков вы, мистер Торан, объявляетесь лучшим врачом Всей Объединенной Федерация и Окрестных Территорий! – Важно декламировала леди. -  Носите титул гордо, но не забывайте, кому вы обязаны своим успехом!
Тут зал взорвался аплодисментами – такими громкими, что стены задрожали, а пол под ногами вздыбился.
- Прошу получить премию Кэррингтона, мистер Торан. Еще раз поздравляем!
Девица нагло блеснула резцами и под дикий рев публики вручила Торану небольшой чемоданчик. Доктор, продолжая глупо улыбаться толпе, протянул руку.
- Что это? – как можно тактичнее поинтересовался он.
- Ваша премия! Ну же, не стесняйтесь! Покажите всем, чего достоин ваш талант. Открывайте-открывайте…
Доктор, повинуясь незнакомке, открыл чемоданчик и ахнул. Макеты ДНК – большие, маленькие, двойные-тройные, фантасмагорически изогнутые ярко блеснули в свете огней рамп.
- Смотрю, вам нравится, мистер Торан? – усмехнулась дамочка. – Ну вот теперь, когда вы получили приз – будьте любезны в течение ближайших пятнадцати секунд объяснить нам, невеждам, кому принадлежат эти ДНК и по какой-такой причине мы должны полагать вас величайшим экспертом, когда в действительности – вы смутьян и бездарность. В случае провала мы обязуемся оповестить все ваше ближайшее окружение о том, что на втором курсе Академии вы…
- Нет! – крикнул Торан и проснулся.
В лазарете стояла тишина. Сестра Эвен, видимо, испуганная негромким, но отчетливым выкриком доктора обернулась. Торан тихонько откашлялся. «Дурацкий сон, исключительно дурацкий сон».
- Есть успехи? Надо полагать, вы уже проконсультировались с Бэйджором?
- Что? – медсестра подошла поближе, явно чтобы сонный доктор лучше мог оценить ее нахмуренные брови и пятна румянца, выступавшие на ее щеках в минуты избытка чувств,  - Связаться с Бэйджором? Простите покорно, доктор Торан, но пока вы изволили отдыхать, мне пришлось целый час успокаивать торговку гобеленами с верхнего уровня Променада, которая утверждает, что видела свою тетушку, умершую чуть ли не 20 лет назад! Мне пришлось выгрести последние запасы листьев хасвы, потому что она не верит в федеральные успокоительные, - Эвен всплеснула руками, - Впрочем, - продолжила она, понизив голос, - некоторые федеральные идеи и правда странные. Новый вид баджорцев, а? Но я приготовила для вас канал связи с представителем правительства, отвечающим за науку и медицину Бэйджора.
- Действительно? – Торан оценивающе глянул на баджорку. – Мне думалось, прошло не более пятнадцати минут, как я… скажем, впал в состояние глубокой задумчивости. А вы могли бы меня и разбудить. В конце концов не очень-то вежливо с моей стороны спать в присутствии пациентов. Хотя уверен, по части бесед о покойных тетушках я не лучший специалист, чем вы и вообще в семейные дрязги старюсь не вмешиваться. Надеюсь, та дама осталась довольна, в противном случае я посоветую ей обращаться на прямую к священникам, если федеральная медицина претит ее тонким  религиозным чувствам. Соедините меня с Бэйджором.
С этими словами Торан расправил плечи, стараясь придать себе вид в высшей степени серьезный и респектабельный, а затем подал сестре знак  открыть канал.
Девушка хмыкнула, но выполнила все необходимые манипуляции.
- Ее зовут Галис Блин, -  успела тихо сказать она, прежде чем на экране перед доктором Тораном появилось лицо женщины с нервно приподнятыми бровями и копной вьющихся рыжеватых волос.
- Доктор Торан, здравствуйте, - произнесла она высоким нервным голосом, - Чем я могу вам помочь?
- Доброго времени. Мне необходима ваша профессиональная консультация. Так уж случилось, что на нашей станции был обнаружен… кхм, образец ДНК, которую собственными силами нам расшифровать не удалось, поскольку в станционной базе данных отсутствует необходимая информация. Надеюсь, вы могли бы помочь мне с разгадкой, за что я, разумеется, буду искренне вам признателен. Вы готовы принять данные?
И прежде, чем доктор успел согласиться или возразить, женщина исчезла с монитора, но ее сменила молодая темнокожая девушка. В руках у нее была звуковая пилочка для ногтей, и флакон с чем-то ядовито-розовым был поставлен прямо на коммуникационную консоль. Впрочем, флакон девушка почти сразу убрала из области зрения Торана.
- Приемная Илвианского медицинского центра. Меня зовут Киша, чем я могу вам помочь? – со скучающим видом произнесла баджорка заученную фразу.
- Хм… доктор Торан, глава медслужбы на ДС9, нам необходима помощь в идентификации образца ДНК, недавно обнаруженного на станции. Не могли бы вы связать меня с кем-то из ваших специалистов?
- С кем? – протянула девушка, но потом махнула рукой и натянуто рассмеялась, - Хорошо, доктор Торан, сейчас я кого-нибудь поищу. Что там у вас за ДНК? – но прежде, чем Торан успел открыть рот, секретарша уже вызывала кого-то на соседнем экране своей консоли, - Доктор Себарр, тут эээ… доктор Тонар хочет поговорить с вами. Что-то про какое-то ДНК. Какое? Извините, доктор, я… ха-ха… не очень долго здесь работаю и пока не разбираюсь в ДНК…
Баджорка перевела свой взгляд на монитор, за которым ее еще ждал Торан.
- Соединяю вас с доктором Себарром,  - объявила она.
В тот же момент экран вместо секретарши занял лысеющий баджорец со впалыми щеками. Поверх его костюма был накинут темно-серый халат, а с рук он снимал перчатки, измазанные чем-то подозрительным.
- Доктор… эээ… Тонар? – мягко произнес он, - Чему обязан честью?
- Торан, - машинально поправил Торан, слегка скрипнув зубами. «Сон, дурацкий сон». – И уж кому или чему обязан честью я! Извините, но могу ли я сперва поинтересоваться – вы доктор чего? У меня довольно своеобразная проблема…
- Доктор зоологии, конечно,  - удивленно развел руками баджорец, - Вы же сами хотели поговорить со мной, как вы можете не знать? У вас какое животное заболело? Сразу предупреждаю, если ваш верданис не может разродиться, а у вашего ката скопился гной в ушах, и вы решили, что можете без очереди получить мою консультацию только потому, что вы сами врач… - баджорец замолчал и попытался отдышаться, - В общем, вы подумайте еще раз.
Терпения Торана хватило лишь на сдавленное «минуточку», после чего доктор погасил экран и медленно перевел взгляд на сестру Эвен.
- Сестра! – почти рявкнул он. – Может вы объясните мне, несведущему, что здесь твориться? Кажется, я просил связать меня с баджорскими медиками, а вместо этого попал сперва на хихикающую секретаршу с интенсивно розовыми ногтями, потом  удостоился чести наткнуться на некого ветеринара, крайне обеспокоенного гнойной ушной инфекцией у беременных верданисов… Скажите, я слишком многого прошу, или кому-то кажется, что моя кандидатура идеальна для травления идиотских шуточек? Бред…
- Вы думаете, это я подстроила? – сестра Эвен отшатнулась от начальника, - Ну, знаете ли! – она обиженно поджала губы, - Не знаю уж, что не так с вашей кандидатурой, но с вами просто явно не желают разговаривать. Но вам хотя бы удалось отправить свои данные – может, кто-то в них все-таки разберется? Не могут же их просто сразу положить на полку? Может, попозже попробуем еще раз?
- Успокойтесь, сестра, - холодно произнес доктор. – Ни о чем подобном я не думаю. Просто ситуация у нас, вы уж простите, идиотская. Не верите мне – перенимайте инициативу, я  радостно прослежу за вашими успехами… Хорошо, попробуем отправить запрос позже и молите Пророков, что бы на сей раз мы попали по адресу, иначе - если мне предложат очередную ветеринарную консультацию, боюсь, последствия могут быть самыми печальными…
«Интересно, кто такие каты?» – мысленно добавил доктор. Впрочем, нет, эта мысль была уже совсем лишней.
_______________________
Вместе с Мори
« Последнее редактирование: 28 04 2009, 16:37:35 от Мори Джанир »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
26 04 2009, 23:17:49 #33
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17:35
Офис командующего станцией

Полковник Талар взбежал по ступеням к своему офису и обернулся к офицерам, следующим за ним по пятам, и обернулся к ним даже прежде, чем двери офиса успели закрыться за их спинами. Лицо баджорца было искажено от беспокойства.
- Я понимаю, что вы все еще в шоке, - быстро проговорил он, - но нам нужны ответы. И как можно скорее. Мы должны понять, что натворили. Какие выводы мы можем сделать из этих двух минут? Любая деталь может оказаться жизненно-важной.
Солар ожидал увидеть вовсе не планету класса М, скорее некое замкнутое пространство – среду обитания «призраков», неизвестное доселе в научных кругах Федерации.
Посему удивление Лирата располагалось на эмоциональной шкале явно выше среднего, но собеседникам об этом знать было незачем, в данный момент такие внешние проявления вовсе ни к чему. Поэтому, стараясь казаться невозмутимым, он посмотрел в глаза полковнику и спокойным голосом произнес.
- Давайте вкратце подытожим, что мы успели зафиксировать:
Планета класса М, женщина, говорящая с кем-то о наблюдениях за призраками, звук похожий на сигнал трикодера, кардассианец скорее всего испортивший наш микрозонд. Искатели призраков на той стороне быстро ретировались, завидев кардассианца.
Стечения всех этих событий плюс, исчезнувший сигнал нашего коммуникатора наводит на мысли, что микрозонд попал в один из так сказать перевалочных пунктов призрачных сущностей. Пришельцы способны перемещаться во времени, следовательно Дип Спейс 9 может оказаться не единственным местом их появления.
Солар помедлил две секунды, как бы давая собеседникам осмыслить сказанное, затем подвел черту своим выводам.
- Я бы предположил, что мы увидели недалекое прошлое, Бейджор или одна из его колоний в период оккупации. Точнее временные рамки без возврата зонда указать сложно.
- Мистер Котма? – баджорец требовательно обернулся к своему первому офицеру, - Вы согласны? И что нам теперь делать?
- Выводы мистера Солара звучат весьма убедительно. - ответил Котма после небольшой паузы. - Что касается наших дальнейших действий, то нам следует вернуть зонд или, по крайней мере, его уничтожить. Мы не знаем, к каким последствиям может привести его присутствие в прошлом, теперь, когда он в руках у кардассианцев. Возможно, все обойдется... но если нет, то мы рискуем изменением темпоральной линии, ухудшением отношений между Федерацией и Кардассианским Союзом, даже войной.
- Не забывайте и про дельту, - напомнил полковник Талар, - Ее тоже необходимо вернуть. Мистер Солар, - он обернулся к научному офицеру, - к сожалению, у вас мало времени, чтобы прямо сейчас начать размышлять над этой проблемой. Воплощая предыдущий план, вам пора готовиться к новой встрече с призраками. Но как только вы освободитесь, присоединитесь к мистеру Лорну и мистеру Котме в поисках возможных выходов из этой ситуации.
Солар не сводя взгляда с командующего, ответил на приказы.
- Да, конечно, полковник, я незамедлительно вернусь в свою лабораторию, подготовлю все необходимое с научной точки зрения и прибуду на место за 20 минут до расчетного времени. Но в процессе контакта мне может понадобиться помощник с техническими навыками, который будет отслеживать фиксируемые приборами характеристики. Неизвестно что мы увидим теперь, после того как вмешались с зондом, полагаю, возможны значительные изменения в хронитонных потоках.
- Я в это время буду слишком поглощен телепатическим контактом с призрачными сущностями. Вы, полковник Талар, не хотели бы присутствовать и заодно помочь? - Просить о помощи Лирата никогда не прельщало, бетазоид привык сам находить выходы из сложнейших ситуаций, но в данном случае это было необходимо, потому как события могли зайти в непредсказуемое русло и стать для него критическими.
Произнося просьбу, Солар непроизвольно слегка понизил громкость голоса, затем по завершении уже обычным тоном продолжил.
- Плюс мы обещали взять еще один образец ДНК для исследований доктора Торана, возможно он сам пожелает осуществить процесс, если будет свободен в тот момент.
Полковник задумчиво потер подбородок.
- Я бы, несомненно, хотел присутствовать при вашем новом контакте. И присутствие врача нам тоже не помешает. Так что я согласен с обоими вашими предложениями. Идите и подготовьте все необходимое, я скоро тоже к вам спущусь.
Решительным жестом баджорец отпустил научного офицера и обернулся к своему первому помощнику...
Cолар повернулся и направился к выходу - снова заниматься наукой и готовиться к захватывающему событию.

------------------------------------------------

Совместно с Мори Джанир и Арденом Котмой.

« Последнее редактирование: 02 03 2010, 14:35:56 от Лират Солар »

Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
28 04 2009, 12:04:24 #34
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17:45
Офис командующего станцией


- …Всего минуту, коммандер, - извиняющимся тоном обратился к Котме полковник Талар, когда за научным офицером закрылись двери офиса, - Сперва мне нужно связаться с доктором Тораном.
Отвернувшись к окну, командующий станцией коснулся коммуникатора на груди:
- Коммандер Торан, думаю, вам интересно было бы знать, что мистер Солар разработал способ предсказать, когда и где появится следующий призрак. Не хотите ли вы составить ему компанию и попытаться получить ваш биологический образец?
Сперва доктору захотелось отказаться. Вызов полковника оторвал Торана от приятных размышлений о страдающих всеми недугами мира катов и несколько более таинственных мыслей о баджорских ветеринарах, которым, несомненно, нет равных в галактике.
- То есть, вы предлагаете мне ассистировать мистеру Солару? – после короткой паузы отозвался коммандер. Тон голоса его был небрежен, однако в нем без труда читались ноты раздражения. - Хотелось бы узнать точнее, в чем заключается моя задача. Я сейчас свободен и, если необходимо, мог бы зайти к вам.
- Нет, подниматься ко мне вовсе не обязательно, - полковник обернулся на своего терпеливо ждущего первого офицера, - Насколько я понимаю, мистеру Солару потребуется помощь с оборудованием, которое он не сможет контролировать во время своего… как это лучше сказать? телепатического транса? погружения? разговора? Кроме того, для вас это великолепный случай получить образец – что вам стоит отрезать, например, прядь волос, пока призрак будет занят мистером Соларом? И лично от меня к вам будет просьба мониторировать состояние самого мистера Солара… да, я знаю, что предыдущий контакт не нанес ему никакого видимого вреда, но времени прошло не много, и кто знает… - баджорец перевел дыхание, - Впрочем, вы, конечно, можете отказаться или отправить своего ассистента.
- Хм, не подумайте, будто бы я отказываюсь... Вовсе нет. Вы правы, это действительно неплохой шанс заполучить "биологический образец", - последнее слово было произнесено со слабой иронией. - Поэтому можете передать мистеру Солару мое согласие.
- Если вы подойдете к бару Кварка к 1815, этого будет достаточно, чтобы мистер Солар понял, что вы согласны, - несколько сухо ответил полковник, - Впрочем, не исключаю, что он даже сам может заглянуть к вам в лазарет. Мне всего лишь не хотелось делать это задание приказом, но сообщить о нем я вам должен был. Да, и еще одно, доктор. Как продвигаются ваши собственные исследования?
- Медленно, - лаконично произнес доктор, не желая вдаваться в подробности своего искренне бредового диалога с баджорскими "учеными". - Но мы прилагаем все усилия. Хорошо, полковник. Я прибуду в назначенное время.
- Держите меня в курсе, - ответил Талар и, наконец, повернулся к Ардену Котма, - Итак, коммандер… - начал он.
_____________________
Вместе с Мори
« Последнее редактирование: 28 04 2009, 16:38:03 от Мори Джанир »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
29 04 2009, 17:26:39 #35
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 17:40
ОПС


Связь с зондом потеряна! Решительно, этот день полон необычных событий, но это – самое несправедливое из них. Инженер колдовал над консолью, пытаясь всеми правдами и неправдами обнаружить хоть какую-то возможность вернуть зонд. Космос с ним, с ценным оборудованием, но изменения, которые он может привнести во временную линию, непредсказуемы. Это одна из первейших догм работы с перемещениями во времени – невмешательство.
А между тем, призраки опять всех обошли. Отправились не в место своего обитания, а куда-то еще. Тот кардассианец не был похож на представителя призраков. Да и обрывок разговора, переданный зондом, указывал на то, что кого-то еще очень заинтересовал феномен исчезающих баджорцев.
Кстати, дельта-комм тоже потерялся.
Вспомнив о комме, Веспер запустил программу его обнаружения, а потом снова вернулся к работе. Странно. Остаточный след перемещения – есть, зонд был заряжен полностью, так где же он теперь?  Что мешает сигналу достичь станции? Он огорченно вздохнул, и еще раз набрал команду поиска.
- Сэр? – инженер даже не сразу понял, что это окликают его.
Но когда обращение, произнесенное с уважительным придыханием, повторилось еще раз, ему все же пришлось обратить внимание на окружающих. К удивлению Веспера, в командном центре кроме него не было других старших федеральных офицеров. Только за научной консолью сидела баджорка в серой форме и со скучающим видом тыкала в панели, подолгу задумываясь над каждым движением, да еще один баджорец стоял возле центрального пульта. На нем была федеральная форма с красным командным воротником и блестящим на нем одиноким пипом.
- Сэр… - повторил этот федеральный баджорец, - Вы в порядке? Вы выглядите очень бледным.
- Со мной все в порядке, спасибо. - райзианец потер лоб в попытке собрать ускользающие мысли.  - Это все работа... - он пожал плечами и слегка улыбнулся собеседнику.
Внезапно, он понял, что его беспокоило. Баджорец в федеральной форме. Странно, по меньшей мере. И, если на то пошло, Веспер не помнил, был ли тот в ОПС до этого момента.
Он почувствовал, как волосы на затылке зашевелились. А если это те самые изменения во временной линии? А вдруг...
Стоп. Больше никаких предположений. Первостепенная задача - зонд. Даже если этот баджорец и появился в результате каких-то изменений, сейчас с этим ничего не поделать.
 - Наверное, это потому, что слишком волнуюсь за пропавший микрозонд. Ему там тоже несладко, я уверен. - Он еще шире улыбнулся баджорцу в форме, показывая, что шутит.
- Но вы побледнели, - встревожено продолжил баджорец, - И вы что, не узнаете меня?
Он сделал шаг вперед, и в этот момент пол будто качнулся под ногами райзианца. Заныло запястье, будто его погрузили в холодную воду.
- Вам лучше обратиться в медотсек, - посоветовал баджорец, нахмурившись.
Дверь в офис командующего станцией открылось, и ОПС пересек научный офицер. Когда звук турболифта, на котором он уехал вниз, стих, баджорец снова повторил свой совет.
- Пожалуйста, - добавил он, - Вы ведь, наверное, и не обедали. У вас лицо под цвет настенных панелей – серое.
Стараясь, чтоб это выглядело как можно более незаметно, инженер оперся спиной на консоль. Ну вот, акклиматизация берет свое. Этого только не хватало.
 - А я-то думаю, что не так. Действительно, последний раз я ел... Кажется, вчера. Закрутился, и забыл. - он слегка натянуто рассмеялся.  Запястье продолжало ныть, и райзианец машинально начал его растирать.  - Но ничего страшного, это легко исправить. Спасибо, что напомнили.
Он огляделся. Где-то здесь, кажется, был репликатор. Кружка чего-нибудь горячего и сладкого, и все вернется в норму. Возможно, даже придет в голову идея о том, как вернуть микрозонд на станцию... Да что же это с рукой? Веспер с недоумением поднял ее повыше, чтоб разглядеть, что не так.   
Запястье и даже часть черного рукава  федеральной формы выглядели истончившимися и каким-то менее реальными. На момент Весперу даже показалось, что он видит сквозь собственную руку мерцающие красным и зеленым клавиши своей консоли. Пространство будто волновалось, струилось и перемешивалось, как горячий воздух над костром в летний день.
Мысли стали обрывочными. Если хронитонные частицы так долго сохранились в кексе, то кто знает, сколько они могут сохраняться в живой плоти?
…«А зачем же, скажите нам на милость, мистер Лорн, было прикасаться к неопознанному биологическому субъекту, излучающему хронитоны?» - голос научного офицера прозвучал в памяти так четко, будто Лират Солар стоял у инженера за спиной.
Но откуда он мог знать тогда, когда пытался помочь старой баджорской леди?
 - Назад! – рявкнул он на шагнувшего было к нему баджорца.  – Не подходите и не прикасайтесь ко мне, это небезопасно. Запомните – не прикасаться к призракам!
Веспер постарался сосредоточиться. Да уж, влип так влип, хуже, наверное, уже не бывает. Сейчас надо постараться сделать все, что возможно, чтоб никто не повторил его ошибки.. А затем попробовать сделать что-нибудь и для себя.
 - Мне нужен ваш дельта-комм. Нет, не приближайтесь, просто киньте его мне. Отлично. Теперь, пожалуйста,  просканируйте меня и выведите результаты на этот экран.  – Инженер лихорадочно шарил глазами по окружавшим его приборам. Похоже на то, что хронитоны скопились в достаточном количестве, чтоб воздействовать на него. Значит, в ближайшее время он присоединится к призракам в их бесконечном путешествии. Хорошо бы целиком.
 Нет, нельзя сейчас думать об этом. Только о том, как изменить ситуацию в свою пользу.
Мальчик-призрак смог забрать с собой комм. Значит,  и он сможет. Комм, и, может быть, трикодер? Или лучше какое-нибудь оружие? Или все, что попадется под руку?
Подхватив с пола кейс с инструментами, Веспер сгреб со стола собственный трикодер, а затем и чей-то забытый падд.
 - Вы,  - обратился он к баджорке за консолью научников, - постарайтесь стабилизировать хронитонное поле вокруг меня. Возможно, это даст мне пару лишних минут…
- Извините, сэр, - пискнула она, - Но я… я же не научник, сэр…
Второй баджорец бросился к офису командующего станцией.
Райзианец развернулся к экрану, на который выводились результаты сканирования, и, вчитываясь, попытался активировать комм, позаимствованный у баджорца-федерата. Но было поздно - пальцы рук инженера с зажатым в них коммуникатором задрожали в воздухе, звук активации устройства застрял на одной высокой пронзительной ноте.
Но даже эту ноту райзианец перестал слышать. Весь мир вокруг заполнил мерный стук, напоминающий биение огромного сердца. Или это собственная кровь стучала у Лорна в ушах?
Перед глазами плыло уже некоторое время, но теперь все вокруг выглядело так, будто два витража наложили друг на друга. На сером металлическим полу ОПС проросла трава и пока неощущаемый ветер гнал песок, над головой, на месте большого обзорного экрана кардассианского дизайна повисла полная бледная луна… И запах. Запахло солью, гниющими водорослями, и эти естественные запахи мешались с искусственными – дыма и горелого пластика.
И спустя еще мгновение Веспер Лорн стоял на настолько узкой улице, что ее даже не стали мостить, а просто посыпали песком и щебнем, между стен полуразрушенных глиняных мазанок. Над головой у него висел призрак чужой бледнеющей луны, а за спиной – вставало алое, как кровь, солнце. Коммуникатор все еще негромко тянул свою тоскливую ноту…
_______________________________________________
Вместе с Мори


Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
30 04 2009, 15:07:47 #36
Крим Реон

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 17:50
Кварк'c


- … нет! Нет! И еще раз нет! Это приказ полковника, понимаешь? Бар закрывается и точка. Даже не пытайся меня переубедить, я больше не намерен выслушивать твои россказни, сколько можно повторять?
Лицо Крима пылало. Бывали, конечно, в его работе моменты и посложнее. Но ничто так не ставило баджорца в тупик, как спонтанная глухота оппонента. Так уж повелось, что Крим сперва пытался решить дела миром, лишний раз не демонстрируя всю ту полноту власти, который редко - и все же – ему случалось обладать. Крим устало потер лоб.
- Меня абсолютно… вот ни капельки не волнует, что десятого числа каждого месяца  у тебя, понимаешь ли, период особого везения! Никакой игры в дабо сегодня не будет. Бар закрыт, ясно? И если ты сейчас же не освободишь помещение, я буду вынужден арестовать тебя за нарушения правил поведения на станции, а так же… эм, провоцирование опасной ситуации. Поверь, я, быть может, и в подметки не гожусь констеблю Одо, быть может, я не начальник службы безопасности и даже не его главный помощник, но что-что а запереть тебя на пару недель в камере вполне в моей компетенции. Так что решай сам – либо ты тихо-смирно убираешься восвояси, либо я вызываю подмогу и тебя дружным конвоем отправляют в каталажку. Мне повторить?
Крим выжидающе замер. Его темные глаза, казалось, прямо-таки излучали решимость.
- Ну вот и отлично. Что? Нет! Я сказал, бар закрыт до завтрашнего утра! Все! Приятного вечера, Морн. И советую тебе в ближайшие дни вообще не попадаться мне на глаза.
Уф!
Да, болтовня Морна могла свести с ума любого. Редкий посетитель Кваркс’а еще не успел испытать на собственной шкуре ужасающую мощь лурианского красноречия. Говорить Морн умел долго, практически без пауз и так завораживающе, что через пять минут беседы с ним вы напрочь теряли способность адекватно мыслить. Мягкий голос лурианца бережно обволакивал ваш мозг и вы уже больше не могли контролировать собственный разум. По станции бродили слухи, что прозорливый Кварк специально подсаживал Морна к самым жадным клиентам, дабы мастерски владеющий наукой внушения лурианец легко и непринужденно заставлял тех раскошеливаться  на все новые и новые порции горячительного, пока бедный клиент замертво не падал под стол, а, просыпаясь по утру в уютной станционной тюрьме, совершенно не помнил произошедшего. Если бы в мире действительно существовала магия, лурианец мог бы по праву носить титул главнейшего из чародеев. Но, по чистой случайности, у Крима за годы работы на ДС успел выработаться иммунитет, и баджорец уже не был так глуп, чтобы купиться на морновские трюки.
- Наконец-то, - кисло пробормотал Крим, провожая лурианца мрачным взглядом. – А почему ты все еще здесь, Бортс? Я же просил тебя закрыть бар. Или мне придется спорить еще и с тобой?
Ференги жалостливо поморщился. Как выяснилось, Кварк прошлым вечером покинул станцию с целью нанести исключительно дружеский финансово выгодный визит брату на Ференгинар и, не имея под рукой более даровитого помощника, оставил Бортса за главного. Прибитый ужасающим грузом внезапной ответственности Бортс, разумеется, опешил, поскольку никогда не отличался особой деловой хваткой. И теперь готов был умереть самой мучительной смертью, лишь бы оправдать оказанное доверие и по возможности остаться при ушах.
- А это точно не опасно? – дрожащим голосом спросил ференги.
Крим вздохнул.
- Нет, - мужественно соврал он. – Это обыкновенный научный эксперимент. Ничего с твоим баром не случиться.
Распространяться о сути «обыкновенного научного эксперимента» Реон благоразумно не стал. Плодить новые слухи было не в его интересах.
- Э… э…  если с баром что-то случится, Кварк меня убьет. Вот если бы это был мой бар... – глаза ференги заволокла туманная дымка. – Я бы сразу с вами согласился. Но это бар Кварка, а Кварк очень не любит, когда его лишают прибыли… Хотя с другой стороны я по правде замечал, что в десятые числа Морну особенно везет. Может, тут и есть своя логика. Но вы уверены, что бар будет в порядке?
- Категорически уверен. Даю тебе слово вернуть бар в целостности и сохранности. Ты же знаешь федератов – они все такие вежливые и аккуратные. Не какие-нибудь там клингоны…
Бортс на минуту задумался, видимо, вспоминая последний опыт общения с клингонами.
- Наверное, вы правы, - отозвался он. – И все же очень вас прошу быть осторожными. Кварк оторвет мне уши, если вы хотя бы поцарапаете полировку на одном из столиков. Очень вас прошу!
- Даю тебе слово, что все будет в порядке. А ты в свою очередь пообещай мне приглядывать за Морном. Сильно мне не понравился взгляд, которым он меня смерил на прощание, договорились?
- Договорились.
С этими словами ференги медленно потрусил к выходу, оставляя за собой почти ощутимый след вселенской грусти и печали. Крим еще раз проверил бар на предмет наличия затаившихся посетителей, и вышел. Однако возвращаться в офис службы безопасности баджорец не стал, решив лично дождаться прихода научников и лишний раз убедиться, что все идет  по плану.
Закрыв двери бара, Крим расположился у входа и принялся лениво рассматривать проходивших мимо станционных жителей. Буквально через пару минут к нему подошла девушка, молодая и симпатичная, в обтягивающем наряде. В девушке Крим признал М’Пеллу. И чертыхнулся.
- Извините, - начала дабо-девушка. – Я слышала, Федерация собирается проводить здесь какой-то эксперимент?
- Верно.
- Он связан с призраками, да? Не отрицайте. Хранить тайны на этой станции невозможно. Но не волнуйтесь, я не собираюсь пытать вас о сути этого эксперимента, я просто должна спросить – скажите… - М’Пелла помедлила. – Это правда, что призраки похищают людей?
- Чушь! – быстро ответил Крим. – Не будьте такой наивной.
М’Пелла закусила губу, явно не поверив сбшнику на слово.
- Ну хорошо, - слабым голосом сказала она. – Прошу прощения.
Когда девушка ушла, Крим нахмурился. «До чего же легковерными бывают люди, - думал он. – Готовы поверить в любую чепуху, только бы она была страшной и отвратительной. Надо с этим что-то делать».
Приняв позу поудобнее, Крим продолжил свою добровольную вахту, изредка косясь по сторонам, просто чтобы убедиться, что ни один из призраков не решился наведаться в гости раньше времени. В конце концов бдительность никогда не бывает лишней.

Offline  
02 05 2009, 00:38:10 #37
Sangre

Re: Сезон 2, Эпизод 4

Ранее 10 июля
Звездная база «Лия Альфа»

«Вот и еще одна глава моей непутевой жизни подошла к концу…», думала Сангрэ, с грустной улыбкой оглядывая посадочный отсек одной из баз, на которой она проводила отпуск перед следующим своим назначением. Все шло своим чередом. Люди, такие же как она, туристы и офицеры Звездного Флота, медленно и методично садились в катер, кто-то складывал свой немереный багаж в погрузчик, кто-то прощался с кем-то… В общем, все прозаично, банально и обыденно. Так, как и должно быть, когда кто-то уезжает.  Вот прощается милая и влюбленная парочка. Девушка уткнулась носом одному юному энсину прямо в китель и, не стесняясь, ревет. Он, как истинный джентльмен, говорит всякие милые глупости о том, как он её сильно любит, как он будет ждать их новой встречи и, о Боже, что как только он станет лейтенантом, он обязательно на ней женится. И она в это верит! Кошмар… Сангрэ, глядя на это милое и сопливое действо, быстро отворачивается, тихонько смеется в кулачек над доверчивостью девушки и глупостью всей ситуации и тут… Начинается вторая глава этой комедии. Только на этот раз Сан смеяться совсем не хочется. В отсек входят два молодых человека с букетами цветов, почти сталкиваясь носом на входе. Оба с нашивками лейтенантов, но из разных отделов. Научный и СБ. И оба, о ужас, идут к ней! В голове крутится одна только мысль: «Лишь бы у того, что слева был с собой фазер и этот… гений додумался поставить его на оглушение! Ведь не отобьется…», а за ней вспыхивает спасительная другая «Линяем! А то и нам в глаз дадут, когда разберутся, в чем причина…». Грациозно развернувшись, Сан делает шаг в направлении к катеру, затем другой, третий и…
- Сангрэ, подожди! – раздается хором из-за спины, а потом так же хором – Э! Я не понял, это что такое?! – уже друг другу. «Началось…» - подумала девушка, оборачиваясь и виновато улыбаясь.
- Дрейк, Гурен… Как вы вовремя… Оба. – «Главное не теряй лица! И не признавай, что виновата, а то…» - продолжал советовать внутренний голос. – Неужели вы решили меня проводить?
- Ну… Да! – первым опомнился Гурен. Высокий, черноволосый, черноглазый… Истинный сотрудник СБ. Сангрэ в который раз восхитилась про себя его выправкой и королевской нижней челюстью. – Но вот только я не понял, а что тут делает этот?! – длинный палец указал на несчастного научника, который все еще стоял с открытым ртом и глотал воздух.
- Э… Дрейк, здравствуй, солнце, а что ты тут делаешь? – покорно спросила Сангрэ, одаривая «солнце» поистине солнечной улыбкой. Дрейк, в отличие от Гурена, был невысок ростом, совсем не строен, но… Что-то в нем было такое, что привлекало к себе девушек. Наверное, его лучистая улыбка, веснушки на курносом носике-пуговке и очаровательное чувство юмора. Те две недели, проведенные на базе в ожидании нового назначения, он её замечательно смешил и всегда был в состоянии поднять настроение. В отличие от того же Гурена… Всегда серьезного, немного пафосного и сильно заносчивого, но по своему очаровательного. Кошмар и ужас! Во что она опять встряла…
- Я… я… я хотел тебя проводить… Вот, даже букетик достал… Красные, как ты любишь! – растеряно пробормотал Дрейк, неловко сминая бедные розы, которые ни в чем не были виноваты. – Вот, возьми…
 - Эй! – воскликнул Гурен, он всегда говорил так, как будто в конце его фразы обязательно должен стоять восклицательный знак. – Она же белые любит! Ромашки! А не розы – чертов банал! – Гурен, как истинный представитель своей профессии, угрожающе навис над бедным инженером, который, как и те самые розы, которые он сминал в руках, тоже был ни в чем не виноват. Дрейк в мгновение ока, превратился из тихой и забитой мышки в… боевого хомячка. Весь подобрался как-то, поднял взгляд и был готов к битве. Сангрэ этого от него не ожидала, была приятно удивлена и еще раз умилилась его носику-пуговке тоже подобранном и готовым к битве. «Надо что-то делать, идиотка! Разумилялась тут… а сейчас два твоих незадачливых кавалера расквасят друг другу носы!» - подумала про себя девушка, протискивая между двумя петухами.
- Ребят, не ссорьтесь! Пожалуйста…. Я… - от признания своей вины, девушку спасло объявление о последней и самой последней посадке на катер, улетающий на ДС9. – Я вас обоих люблю и обожаю, но я побежала! Пока-пока! Не ссорьтесь тут без меня! Я вам напишу обязательно-обязательно!!! – забрала букеты, чмокнула обоих удивленных ухажеров в щечку и… скрылась в люке, который тут же закрылся за её спиной.  Фуф… Быстро шмыгнув к иллюминатору, она с удивлением обнаружила, что оба лейтенанта глупо улыбаются ей, потом переводят взгляд друг на друга, перестают улыбаться, что-то живо обсуждают, приходят к какому-то общему знаменателю, пожимают друг другу руки и уходят в одном направлении. «Скорее всего, в бар, - решила девушка – Перемывать мне косточки…».
Подобрав вещи, неосмотрительно брошенные на пол, Сан двинулась в направлении своей каюты. Лететь, конечно, всего несколько часов, но эти несколько часов можно с пользой поспать. В особенности после тех трех веселых ночах, проведенных на базе. Пальцы до сих пор болят… И ноги… а на гитаре все еще порваны струны от слишком эмоциональной игры… а пятки все еще стерты от танцев… Но зато какая хорошая была компания!
Под эти веселые мысли, девушка погрузилась в сладкий сон… А когда открыла глаза, времени как раз осталось что бы привести себя в порядок, выпить чашку сладкого кофе, сменить гражданскую одежду на форму, хоть и старую (новую она надеялась раздобыть у интенданта на базе), но с нашивками младшего лейтенанта. Когда она закончила, как раз подлетали к станции, у младшего лейтенанта Морено как раз хватило времени восхититься величественностью сего сооружения. А посмотреть было на что… Большое, металлическое и сверкающее жизнью колесо с тремя дугами, не доходящими до центра и все это на фоне грандиозной червоточены. А жизнь-то кипит! Прилетают и улетают корабли и шаттлы, привозят грузы, людей и свои собственные проблемы. И со всем этим младшему лейтенанту Морено придется работать. Неужели не интересно и не занимательно жить и работать на этой станции, про которую девушка слышала много, но вот, к сожалению, в историю данного места так и не прониклась. А зачем? Ведь она никогда не думала, что ей придется тут жить и работать. А тут… Тут же вспомнился разговор с адмиралом, подписывающим направление на перевод сюда: «Малыш, я прошу тебя, будь серьезна хоть в чем-то! Твоя жизнь первый раз дает тебе шанс показать, на что ты способна. На этой станции все серьезно и работают серьезные и ответственные люди. Мы с твоими родителями надеемся на твою сознательность и на то… что ты, в конце концов, повзрослеешь… Там не будет папиных друзей, которые в нужный момент подскажут что делать!». М-да…. Неприятная проповедь. А что делать? Сама виновата…
Легкий удар, щелчок, шипение выходящего воздуха и вот она станция. На первый взгляд почти то же самое, что и на других станциях., но стоит приглядеться и замечаешь не свойственный человеческой архитектуре  полумрак коридоров, тяжелые, серые металлические стены и… атмосфера чуждости.  Осматриваешься и понимаешь – а ведь тут все не так просто, как может думаться. Ладно, разберемся.
Подхватив сумку и забросив на плечо чехол с гитарой, Сангрэ сделала свой первый шаг на новое поле деятельности и, не пройдя и пары шагов, споткнулась об кого-то,  картинно навернулась носом вперед  с сильнейшим грохотом всей своей немногочисленной аппаратуры. «Кажется, это был стеклянный снежный шарик, полученный в подарок в одном из отпусков на Земле… Там был такой замечательный снеговик… и домик тоже замечательный…. Был!» - успела подумать она падая, в ответ на грустный «бздям» где-то на дне сумки…. Хорошее начало. Ничего не скажешь!
 
02 05 2009, 12:16:04 #38
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 18:10
Лазарет, Кварк'c


Пророков любили во все времена. Именно по этой причине  жгли в первую очередь.  И, надо отметить, правильно жгли. Страшно представить, какие беды на себя и ближнего способен накликать человек, не умеющий держать язык за зубами. Поэтому такого человека милосердно лишали языка загодя одним быстрым и точным ударом, тем самым оберегая общество от лишних неврастений, правительство от лишних граждан, а самого пророка от лишних проблем; и далеко не горе, если вместе с языком под раздачу попадала еще и голова. Дурной голове куда спокойнее находиться подальше от плеч – легче вес, меньше забот. Торан цветисто выругался. Достаточно тихо, чтобы не быть услышанным окружающими, но достаточно громко, чтобы услышать самому. Случись Торану воздержаться от пламенной речи о бедной баджорке, измученной призраком собственной тетушки, возможно, та успокоилась бы последней порцией листьев хасвы и провела ближайшие десять часов, забывшись мертвецким сном на широких просторах родной кровати. Но доктор не удержался и баджорка вернулась. Пришлось потратить драгоценное время еще и на нее. Как выяснилось, женщина – звали ее Лима Кетор – вот уже третьи сутки является жертвой террора мертвой тетушки, которая каждую ночь загробным, хотя и очень похожим на голос юного племянника самой Лимы, голосом настоятельно рекомендует женщине по уходу на работу оставлять на столе каюты двойную порцию домашнего хасперата  и стакан земного какао, что особенно странно, поскольку будучи живой тетушка в глаза никакого какао не видела. Лима таким поворотом дел была крайне недовольна и успела так рьяно намолиться Пророкам, что стерла язык. Торан саркастически скривился. Хасвы в лазарете не было, а принимать федеральное успокоительное баджорка не стала бы даже под дулом фазера.
- Вы и представить себе не можете, доктор, как мне тяжело, - плаксиво гнусавила Лима. – Моя тетушка всю жизнь прожила при кардассианском режиме, но даже тогда не признавала никакого насилия. А теперь требует от меня необъяснимых вещей! Все это так таинственно и пугающе. Доктор, что вы мне посоветуете? Я совсем потеряла покой!
Торан на жалобы баджорки, как полагается, реагировал чутко – закатывал глаза и вздыхал.
- Мисс, ну подумайте сами, если ваша тетя, умерев, начинает требовать земное какао, чего стоит вам принять мое успокоительное? Думаю, ваша тетя была мудрой женщиной, а вы так настойчиво отказываетесь от моей помощи, что наверняка расстраиваете ее своим вероломством. Сейчас я принесу вам один препарат, вы его примете и, поверьте моему опыту, сразу же почувствуете себя лучше. Вы согласны?
Баджорка грустно шмыгнула носом. Лицо ее напряглось, свидетельствуя о тяжелой работе мыслительного процесса, и слабо кивнула.
- Вот и договорились.
- Но что же мне делать с хасператом и какао? Не кажется ли вам, что потакая прихотям призраков я, тем самым, поступаю неверно… Ведь… ох, доктор, я совсем запуталась. Мне так тяжело!
- Успокойтесь, - Торан ласково сжал руку баджорки чуть повыше локтя. – Против призраков у меня тоже есть волшебное средство. Встретив сегодня своего племянника – надерите ему уши чисто в профилактических целях. Вы будете удивлены, насколько это поможет вам обоим справиться с проблемами. Клянусь, этот старый ромуланский способ работает безотказно. Я сам когда-то испытал на себе всю чудодейственную силу его лечебного воздействия.
Глаза баджорки округлились, а щеки пошли красными пятнами.
- Хам! – визгливо бросила она и с импульсной скоростью вылетела из лазарета.
- Хм, - протянул Торан. – Вот и относись к пациентам с добротой и сердечностью. В душу плюнут. Но, мнится мне, в лазарет она больше не вернется. Сестра, вам удалось наладить связь с Бэйджором?
Эвен Оро, несомненно ставшая свидетельницей проникновенного диалога доктора с пациенткой, обернулась. Лицо ее, как и лицо Лимы, покрывал неровный густой румянец.
- Боюсь, доктор, там по-прежнему сплошная неразбериха. Меня дважды направляли в министерство сельского хозяйства, один раз я попала в офис какого-то юриста и так далее. Но я продолжаю пытаться. А, может быть, вы сами хотите этим заняться?
- Нет-нет, - торопливо проговорил Торан. – Время поджимает. Мне срочно необходимо отправиться в Кварк’c, - и, перехватив гневный взгляд баджорки, доктор добавил: - Нет, сестра, я не собираюсь упиваться канаром в рабочее время. В Кварк’c проводиться научный эксперимент, непосредственным участником которого мне выпала честь стать. А вы продолжайте пытаться. Надеюсь, вы добьетесь успеха.
- Да-да, - вяло согласилась Эвен, вновь обращая взгляд к монитору. – И вам удачи.
Покинув лазарет с чувством далеким от восторга, Торан зашагал по направлению к бару. Вся эта затея с призраками ему не нравилась. Особенно же неприятным было осознание того, что в данной ситуации Торан играет роль второго плана. С тех пор, как доктор получил звание лейтенант-коммандера, а случилось это так давно, что сейчас казалось страшным сном, ему не приходилось быть ни чьим ассистентом. Докторская самооценка парила в небесных высях. К тому же где-то в глубине души Торан был абсолютно уверен, что любую работу готов выполнить быстрее и качественнее если не всех, то многих. А тут такое. Впрочем, что не убивает нас – то только калечит.
Добравшись до Кварк’c Торан заметил лейтенанта Крима. При появлении ромуланца, Крим побледнел, брови его злобно нахмурились. Выражение лица баджорца явственно свидетельствовало о том, что недавнюю шутку про смерть сбшник не просто не забыл, но и не простил.
- Доктор, - с вежливым надрывом в голосе произнес Крим.
- Лейтенант.
- Чем могу помочь?
- Мистер Солар еще не появлялся? Мне было велено ассистировать ему. Если вы пропустите меня в бар, я смогу дождаться его там и буду крайне признателен вам за оказанную услугу.
Баджорец медлил с минуту.
- Что ж, проходите. И да… я должен вам сказать, что Бортс – это заместитель Кварка очень просил вас быть осторожными. Он очень боится, что бар пострадает. Если это случится, ему не сдобровать. Я обещал ему, что вы будете аккуратны, - серьезно произнес Крим, упорно пытаясь смотреть на доктора свысока. Получалось неплохо.
- Я обязательно передам ваши слова мистеру Солару. Теперь прошу вас отойти в сторону. В отличие от призраков, я не умею ходить сквозь стены.
Баджорец, насупившись, ретировался и Торан углубился в приятный полумрак бара.
«Остается дождаться Лирата и можно снова почувствовать себя бесполезным энсином, - подумал доктор. – Ну надо же… мечты сбываются!»

Продолжение следует...


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
02 05 2009, 14:24:11 #39
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


17:46
Научная лаборатория, Кварк'c


После разговора с полковником и первым офицером Солар опять вернулся в научную лабораторию, из полустаревших приборов и систем необходимо было выбрать соответствующей сложности и точности для оценки множественных изменяющихся хронитонных потоков. Лират оценил несколько приборов, прежде чем нашел то, что по его мнению в достаточной мере подходило в данном случае.
Спектрально-интегрирующий сканер, совместимый с системами падда и трикодера. Несколько функций в одном, что будет весьма кстати при таких множественных измерениях. Устройство было слишком громоздким, чтобы нести его на место вручную, да и толпа испуганных гуманоидов по пути к бару бетазоида вовсе не прельщала. Решено - сканер будет телепортирован в бар по прибытии. 
Лират произвел частотно-модулированные и фазово-гармонические настройки прибора, затем запрограммировал компьютер лаборатории на голосовые команды, получаемые от своего коммуникатора.
После чего снова задумался о том, что озвучил ранее в офисе у полковника. Никому неизвестно насколько изменится хронитонное поле, и каковыми станут его ожидаемые характеристики. Скорее всего, из-за пространственно-временного вмешательства количество частиц в потоке значительно увеличится, и необходимо принять меры безопасности для населения станции.
Бетазоид снова ввел в компьютер программу, но уже иную – для активации защитного поля второго уровня внутри бара, периметром пять метров вокруг места предполагаемого контакта. Поле должно быть активировано также по голосовой команде и деактивировано когда напряженность хронитонного потока достигнет полученного при прошлом сканировании в конференц-зале минимального уровня через 5,2 секунды после исчезновения «призрака».
Завершив приготовления, Лират взял один из лежащих на полках трикодеров, произвел его активацию и последовательность совмещения систем со сканером, затем повесил трикодер на пояс, оглянулся на оставленный и ожидающий своей минуты сканер, захватил падд с рассчитанными ранее данными о «призраках» и вышел из лаборатории…
Путь до променада не занял много времени, само же место оказалось весьма забавным.
Солар шел по направлению к бару и наблюдал за представшей взору картиной.
На прогулочной палубе в разные стороны по делам и праздно сновали множество гуманоидов различных рас. Кто-то с любопытством мельком кидал взгляд на бетазоида, кому-то было дело только до своих проблем. К тому же кроме федеральной формы, на фоне находящихся на данный момент здесь в основном гражданских, Солар ничем не выделялся. Большинство населения станции давно привыкло к таким «обычным землянам».
Лират невольно ухмыльнулся, так сильно захотелось убрать блокировку телепатических способностей и узнать мысли всей этой толпы разом и отдельно каждого индивида.
Но дело, прежде всего, а до назначенного момента оставались считанные минуты, да и расчет, хоть и с уточненными данными, был верен всего на 98,514 %, посему не помешает прийти заранее, за 20 минут до предсказанного времени, как и обещал полковнику Талару.
Лират почти подошел к дверям бара, когда заметил стоящего с гордым видом вплотную снаружи офицера СБ лейтенанта Крима, внутри же как и было условлено уже не было не посетителей ни персонала, баджорец отменно постарался пресечь панику. Замечательно.
И лишь спустя мгновение Солар увидел, что внутри бара его дожидается Торан..
Заметив Лирата, Торан оторвался от изучения барной стойки, за которой за все время пребывания на станции провел едва ли больше полутора часов в сумме. Заведение ференги доктор всегда считал чрезмерно шумным для места, где можно с пользой и удовольствием провести свободные часы. Исключение составляли только голокомнаты. Их Торан успел оценить по достоинству.
Дождавшись, когда Лират поравняется с ним, доктор кивнул.
- Рад видеть. Искренне. А теперь будь добр объяснить мне, в чем заключается моя задача и почему я не должен отстранить тебя от службы за то, что ты вытворял в конференц-зале. Если бы призрак превратил твои мозги в кашу – ни один из моих корешков и бубнов не смог бы тебя спасти. Будь краток, прошу. И да, предупреждаю сразу, здесь и сейчас я не позволю тебе повторить этот глупейший трюк с телепатическим контактом. Поскольку приказы на вас, лейтенант-коммандер, не действуют, я буду вынужден элементарно тебя усыпить. – Торан красноречиво покосился в сторону своего медицинского чемоданчика, лежавшего на соседнем стуле. – Итак. Жду.
Лират улыбнулся, посмотрел Торану прямо в глаза и ответил.
- Я тоже рад. Вот только не стоит беспокойства, спасибо, сегодня  спал. Да и призраки не обладают способностями готовить блюда из мозгов, со мной все будет в порядке. – Солар на всякий случай предупредительно отступил шаг назад.
- А твоя задача – проследить за показаниями сканера, я его полностью настроил и подготовил к работе.
Бетазоид нажал на коммуникатор, отдал голосовую команду на телепортацию, после чего на столе в двух метрах позади от собеседников появился указанный прибор.
- Оставь шутки, - Торан поднялся со стула и проследовал в указанном направлении. – Я говорю тебе не как друг, а как доктор. Если ты будешь пренебрегать собственной безопасностью – я прекращу эксперимент и никакой полковник не в силах мне помешать. Все, я готов. Можно приступать.
- Если бы я не установил телепатический контакт в прошлый раз, то мы столь многого о призраках и не узнали. А сам процесс, скажу я тебе, был весьма захватывающим. Блуждание же в потемках, как новорожденные котята недостойно офицеров Звездного Флота. Но ты прав – в сторону софистику, продолжим приготовления. - Лират теперь слегка задумчиво взглянул на друга и жестом показал на расчетное место контакта –  почти посередине зала в двух метрах от места расположения прибора. – Подойдем ближе, примерно через две минуты должен объявиться субъект.
- Прекрасно, - с нескрываемой злостью в голосе отвечал Торан. – Поскольку призрак пока не появился, я скажу тебе всего одну вещь. Из всех новорожденных котят мира шанс превратиться во взрослых котов есть лишь у тех, кому хватает смелости вовремя остановиться и не размозжить голову о дверной косяк. Подумай об этом, Лират. Мне бы не хотелось выписывать очередной отчет о недееспособности очередного офицера. Я с не меньшим энтузиазмом хочу распутать это дело, но моя первостепенная задача – беспокоиться о здоровье каждого на этой станции, не смотря на…
Торан не успел договорить. До селе темный экран сканера ожил, а трикодер на поясе бетазоида издал тихую трель.
- Начинается…
Солар поспешно вновь нажал на коммуникатор и привел в действие вторую часть плана.
- За дело! Компьютер установить защитное поле в расчетных координатах.
Поле мгновенно проскользнуло, окружив невидимым слоем частиц пятиметровый периметр, включая офицеров и сканер, а спустя мгновенье взорам Торана и Лирата предстал «Серый Мальчик»…

------------------------------------------------------------

Совместно с доктором Тораном.



Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
02 05 2009, 15:36:21 #40
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

После 18 часов
Офис командующего станцией


- Итак, коммандер… - начал полковник Талар после разговора с доктором Тораном, - Вы сегодня удивительно немногословны. А тем временем мне хотелось бы знать, что вы думаете обо всей этой ситуации.
- Чем скорее доктор Торан и мистер Солар перестанут тянуть одеяло каждый на себя и научатся работать в команде, тем лучше, - заметил Котма. - Я понимаю, каждый из них является выдающимся специалистом своего профиля, но это не оправдание заносчивости, которую они демонстрируют время от времени.
- Коммандер, - слабо улыбнулся Талар. - сейчас я хотел обсудить ситуацию с призраками, а не дисциплину на станции.
- А, - понимающе хмыкнул Котма. - По-моему, мы еще слабо представляем, во что себя втянули. Одно дело, когда призраки из прошлого вторгаются в наше настоящее: повредить они нам не могут, исказить временную линию - тоже. По крайней мере, я себе такого варианта событий не могу. Но когда наш зонд оказывается на другой стороне, в обстановке описанной мистером Соларом, это намного хуже. - Котма выдержал небольшую паузу. - Боюсь, нам придется послать кого-нибудь в прошлое, чтобы его забрать и, таким образом, исправить наше воздействие.
- Да, искажение прошлого… - протянул баджорский полковник, - У нас на Бэйджоре нет директив, контролирующих поведение при темпоральных феноменах, но, кажется, я понимаю, о чем вы говорите. Скажите, вы уже сообщили о нашей ситуации в Звездный Флот? Ваше предложение – отправить кого-то забрать зонд – насколько стандартна такая процедура?
- Нет, с Департаментом темпоральных расследований я пока еще не связывался, - ответил Арден.- До отправки зонда для этого не было причин - у нас ведь не было абсолютной уверенности, что наш зонд попадет в прошлое. А после того, как зонд прервал передачу, у меня попросту не было времени. - Арден посмотрел на Талара заговорческим взглядом. - И я не думаю, что им нужно что-нибудь сообщать, пока проблема с зондом не будет решена. Все равно зонд придется забрать или уничтожить, а кто это сделает - мы или они - большой роли не сыграет. Мне известны несколько случаев, когда офицеры Звездного Флота отправлялись в прошлое в обстоятельствах схожих с нашими, но, думаю, их было гораздо больше, просто Департамент засекретил эту информацию. Если мы сделаем все правильно, Департамент нас немного пожурит, но вряд ли примет к нам меры дисциплинарного воздействия.
- Победителей не судят, - понимающе кивнул Талар. - А что, если мы потерпим поражение?
- В таком случае, меры дисциплинарного воздействия окажутся для нас самой меньшей проблемой. - Котма невольно вздрогнул, представив себе, к каким последствиям может привести нарушение временной линии. Стараясь успокоить в первую очередь себя, а уже потом Талара, Котма добавил:
- Однако  нам вполне по силам этого избежать, если мы приложим все необходимые усилия.
Но Талар не обратил внимания на его последнюю фразу и поднял руку, призывая болианца молчанию.
- Вы слышите это? В комцентре что-то происходит…
Голоса за дверью действительно стали громче и тревожнее. Талар и Котма по молчаливому согласию прервали разговор. Но, как часто бывает в моменты, когда несколько событий происходят в нескольких местах одновременно, они ничего не успели сделать. Двери распахнулись и, запнувшись на пороге, в офис влетел побледневший и растрепанный энсин Авем.
- Сэр! Мистер Лорн, он… Он исчез, просто растворился в воздухе! Мы ничего не могли сделать…
Талар и Котма переглянулись.
- Как это произошло, энсин Авем? - потребовал ответа Талар. - Его забрали призраки?
- Нет, сэр, - ответил молодой баджорец, по-видимому, совершенно сбитый с толку всем случившимся. - Он сам исчез.
- Посторонитесь, энсин, - предупредил Котма баджорца, проходя мимо него к выходу из офиса. Сбежав по ступенькам, болианец направился к научному пульту.
- Что вы там видите, коммандер? - поинтересовался последовавший за своим первым помощником Талар, склонившегося над дисплеем пульта.
- Я проверил количество хронитонов в комцентре - они превышают любую допустимую норму. По-видимому, мистер Лорн заполучил достаточно высокую дозу хронитонов при физическом контакте с призраками, и они только что пришли в действие.
- И где же он теперь?
- Боюсь, там же, где и наш зонд, - мрачно ответил Котма. - В прошлом.
- Федеральный офицер. В прошлом. На Бэйджоре, где доминируют всего две расы – баджорцы и кардассианцы, - мрачно произнес полковник, - В своей федеральной форме и со своим гладким носом.
- Он еще взял с собой кейс с инструментами и мой коммуникатор, - вставил энсин Авем, - Только он, кажется, сломался при переходе.
Талар быстро взглянул на первого офицера станцией.
- Мистер Котма, вы можете попробовать отследить коммуникатор энсина Авема, как мистер Лорн отслеживал свою дельту?
- Я постараюсь, - отозвался Котма, заиграв пальцами по клавишам. - Я фиксирую слабый сигнал, сейчас попробую его выделить...- первый офицер бросил короткий взгляд на экран и заскрежетал зубами. - Проклятье.
- В чем дело, коммандер? - спросил Талар.
- Я его потерял, - лаконично ответствовал Котма.
- Попытайтесь еще раз, - упрямо потребовал полковник, - Мы же не можем так просто потерять одного из наших людей. Но если… - баджорец сделал паузу, - Если у вас ничего не получится в ближайшие минуты, я объявлю желтую тревогу по станции, мы объявим, что призраки опасны и спланируем спасательную операцию.

________________________
Вместе с Арденом Котмой


May we all walk with the Prophets...
Offline  
02 05 2009, 18:23:31 #41
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

18:45
Бэйджор, Илвия, исправительное заведение «Власть верующих».


…Когда-то очень давно,  за много лет до оккупации на холме над городом Илвия, расположенном на северном континенте, возвышался замок правителей холмистой провинции. На зеленых склонах холма были разбиты богатые сады, а на башнях замка гордо реяли флаги. Убранству в залах было несколько тысяч лет, но работники из касты слуг поддерживали предметы обстановки в таком идеальном состоянии, что определить их возраст можно было, только взглянув на показания трикодера. Когда-то здесь на каждый ужин подавали столько, что теперь этого хватило бы одной небольшой семье, чтобы кормиться в течение месяца. И когда-то каждый обитатель замка мог рассказать о его историю, глядя на штандарты и гербы, украшающие стены, как в подробнейший конспект. Сейчас удивительно было подумать, что все это великолепие существовало всего меньше века назад, и жизнь здешних обитателей из почитаемой касты правителей тоже не меняла уклада веками. Когда-то…
Теперь о замке Илвии напоминал лишь остов. Жители окраин города разбили на холме свои огороды и растащили обломки камня некогда неприступных башен, чтобы пометить свои владения и выложить дорожки от своих домов до калиток. Теперь новый губернатор провинции перебрался в город – по правде сказать, ему было бы неуютно в замке, ведь он происходил из той самой касты слуг. Д’джарры были забыты, и новая Республика Бэйджор избавилась от налета феодализма и куда больше походила на республику в представлении других обитателей галактики.
И замок пустовал не долго. Ведь разобрать удалось не все. Пусть башни лежали в руинах, но более простые строения комплекса вполне были пригодны для использования. Бывшие кухни, стойла, помещения для слуг и ремесленные мастерские были перестроены и, словно в насмешку над блестящим прошлым министров и богатых купцов, превращены в исправительное заведение. Слово «тюрьма» не нравилось никому – в памяти баджорцев слишком ясно пока вставали кардассианские сдерживающие поля и комнаты для допросов. Но исправительное заведение, да еще с жизнеутверждающим названием «Власть верующих» - это ведь совсем другое?
…Галис Блин припарковала свой ховеркар в обширном внутреннем дворе и вошла под гулкие прохладные своды бывшего замка. Она бывала здесь часто, а кроме того была представителем правительства по связям с учеными и медицинскими работниками, поэтому никто ее не останавливал и не задавал вопросов. Ее здесь знали.
Галис прошла мимо первого поста охраны, едва кивнув двоим сотрудникам городского дозора. Возле второго поста она показала свое удостоверение. Здесь начиналась самая современно оборудованная часть замка – на турболифте она поднялась на несколько этажей наверх, и когда металлические двери с лязгом закрылись у нее за спиной, позволила обыскать себя у третьего поста. Прятать ей было нечего – все ее послания всегда были устными. И все равно она нервничала каждый раз.
- Я – как обычно, - поспешила предупредить привставшего охранника баджорка, пока он не успел назвать имя, при звуке которого Галис до сих пор вздрагивала.
Охранник понял с полуслова и проводил женщину к выкрашенной белой краской двери в конце стерильно-белого же коридора. Каблуки Галис нервно стучали по кафельному полу.
Когда баджорец со всеми предосторожностями открыл тяжелую дверь, впустил посетительницу и снова запер все замки за ее спиной, Галис в очередной раз показалось, что она переместилась в прошлое илвианского замка. Наверное, это была самая богато и со вкусом оборудованная тюремная камера. Новые яркие гобелены на стенах, изображавшие традиционные сцены охоты – но не на животных, а на преувеличенно хилых кардассианцев, широкая, мягкая даже на вид постель, зеркало в изящной костяной оправе – все это заставляло забыть, где находишься. И лишь зарешеченное окно и тонкое жужжание силового поля в его раме напоминали. Вся эта роскошь была вполне оправдана, учитывая, кто являлся хозяйкой этой золотой клетки.
Она сидела у окна, склонившись над вышиванием. Когда вошла Галис, она не обернулась, лишь подняла голову и устремила взгляд на раскинувшуюся внизу Илвию, розоватую в лучах закатного солнца.
- Госпожа… - благоговейно выдохнула Галис, - Боюсь, мои новости сегодня вас не обрадуют. Тот федеральный доктор с ДС9, он…
Прерываясь и запинаясь, женщина рассказала о последнем открытии доктора Торана и о том, как ей пока успешно удавалось перенаправлять все его запросы в совершенно неподходящие инстанции.
- Но так долго продолжаться не может, - закончила она, - Рано или поздно он выйдет на кого-то из тех, кто знает правду. И тогда он, конечно, растрезвонит это всем, опубликует статью в научном издании, и только Пророки знают, какие будут последствия…
- Дитя мое, - голос обитательницы камеры был сильным и богатым, явно привычным к большой аудитории, - Наш добрый доктор уже однажды помог нам, когда благодаря ему наши ученые заполучили такой отличный образец чистого вируса кардассианского бешенства, поэтому будем к нему сострадательны. Ты ведь еще помнишь три ключа к просветлению, дорогая?
Галис склонила голову перед этой женщиной, благословленной Пророками.
- Сострадание, смирение и вера, госпожа.
- Доктор никому ничего не докажет, если у него не будет доказательств. Свяжись с нашим оперативником на Дип Спейс 9 и скажи, что пришла пора послужить его вере. И пусть Пророки и Эмиссар пребудут с вами обоими.
Спустя несколько минут Галис вышла из замка, села в ховеркар, поднялась в воздух и взяла курс на город, открывая разрешенный ее полномочиями засекреченный канал связи на ДС9.
А в тюремной камере исправительного заведения «Власть верующих» Толена Верин, бывший ведек, фаворитка прошлых выборов Кая, глава секты «Дети Эмиссара» и политическая преступница, наблюдала за полетом одной из тысяч своих последователей. Может быть, в том необходимом, очищающем хаосе, который она готовилась в будущем обрушить на Бэйджор, эта тюремная камера была самым безопасным местом…

_________________
Герои возвращаются и планируют свои темные планы. Не все на эту миссию, но злодеи готовятся к будущему заранее.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
02 05 2009, 20:48:34 #42
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


18:28
«Кварк’с»


…Момент, когда возник маленький баджорец, наделенный удивительными способностями, зафиксировать не удалось. Он не мерцал, будто появляясь из транспортера, не собирался в воздухе из будто невидимого тумана. Никакой вспышки, никакого звука – он просто был там, на небольшом возвышении возле рулетки-дабо, и источал такую ауру собственного присутствия, что если бы офицеры специально не отдавали себе отчета, что еще секунду назад его там не было, они не за что бы в это не поверили.
Взгляд мальчика снова не был сфокусирован, но он протянул руку с маленькими грязными пальцами и произнес свою, похоже, излюбленную фразу тонким сонным детским голосом:
- Мы уже дома? Когда мы вернемся домой?
Солар прикрыл глаза, на несколько мгновений замер, снимая блокировку телепатических способностей, затем подошел к малышу поближе и принялся осуществлять то, что планировал. Телепатический контакт.
Несмотря на то, что Лират уже знал какие сущности скрыты в этом мальчике, внешний вид призрака подспудно оказывал свое влияние на восприятие бетазоида.
- Привет, ты меня помнишь? – издалека мысленно начал Солар.
Торан молча стиснул зубы, наблюдая за Лиратом и баджорским фантомом. «Одно неловкое движение, - решил он. – И все кончено. Только одно неловкое движение».
- Знакомый, - как всегда слегка невпопад ответил один из мысленных голосов, - Это – тот, который настойчиво пытается понять. Он мог бы, но он ограничен... Иди к нам, - позвал второй голос, - Иди с нами, и увидишь… Но у нас слишком мало времени, мы не можем существовать так. Убери преграду, пытающийся понять, опусти барьер, и ты увидишь…
- Преграда? – Солар от удивления приподнял брови. – Вы имеете в виду мое материальное тело? Но наши мысли, наши души в отличие от вас не могут существовать иначе. Впрочем, если бы вы рассказали подробнее куда зовете меня идти, то мы возможно смогли бы найти точки соприкосновения.
- Лират, - прошипел Торан, медленно приближаясь к научнику. – Умоляю, используй трикодер…
Но бетазоид на слова доктора не отреагировал ровным счетом никак. Видимо, уж больно тесный контакт образовался между ним и мальчиком-призраком… Да, это не мертвая тетушка, любящая домашний хасперат.
- Ну, как пожелаешь…
Торан осторожно протянул руку и снял трикодер с пояса бетазоида. Единственного взгляда на показатели доктору хватило, чтобы в горле неприятно пересохло – количество хронитонов зашкаливало.
Хронитонам было просто некуда рассеиваться – ведь поле сдерживания оставило им всего лишь небольшой пятиметровый участок.
- Он ставит условия, - в голосе призрака зазвучала насмешка, но его немедленно перебил другой, более мягкий голос, - Нет преград существованию, кроме тех, которые создаете вы. Время, материя – все это не важно для нас, пока не приходите вы. Время подходит к концу. Иди с нами, Лират Солар…
Кто-то очень умный на Земле как-то сказал нечто о бездне и о том, что бывает, когда ты слишком долго в нее смотришь. Глаза баджорского ребенка теперь казались голубыми водоворотами, бездонными воронками, и разум полу-бетазоида сейчас балансировал на самом краю. Оттуда, из глубины к нему тянулось нечто древнее и куда более сильное, чем он сам, оставляя ему секунды на выбор – прервать контакт и сохранить себя, свою сущность, свой разум, или потеряться в поисках знания, возможно, навсегда.
Солар заворожено смотрел в затягивающий водоворот, мыслями он уже было потянулся на зов, как вдруг где-то почти на грани между подсознанием и материальной реальностью, вскользь, Лират ощутил прикосновение Торана. Бетазоид осознал, что может потерять все что ему так дорого, весь мир, который он считал своим. Присутствие друга вмиг охладило пыл, несмотря на то, что научный интерес занимал немалую часть в разуме Лирата, он решил на данный момент все-таки остаться здесь, где и было его место.
Солар не без труда отвел взгляд от мальчика, тем самым прервав телепатический контакт, затем в полуоборота повернулся к Торану и еле слышно вздохнув посмотрел на него.
- Добро пожаловать в реальность, - едко сказал Торан, когда взгляд бетазоида – вполне осмысленный – остановился на нем. – По-моему, здесь становится небезопасно.
Доктор постучал пальцем по трикодеру.
На экране прибора кривая распределения поля уверенно ползла вверх, приближаясь к своему максимуму. И доктор, и научный офицер знали, что будет, когда максимальная концентрация хронитонов будет достигнута – призрак исчезнет, оставив после себя только неразрешенные загадки. Но теперь концентрация нарастала гораздо, гораздо быстрее…
- Да не стой же ты на месте! – Торан засуетился. – Ты же научный офицер!
А мальчик баджорец, кажется, увлеченный какими-то своими неведомыми мыслями, или же напротив – сосредоточенно изучавший помещение и людей в нем, абсолютно равнодушно смотрел сквозь научника и доктора, отчего по коже Торана пробегал легкий холодок.
- Если хронитоны и дальше буду концентрироваться в ограниченном пространстве мы сильно рискуем… и провалить эксперимент, - Торан перебрался к сканеру, - … и… В общем ты меня понял. Лират! Я доктор, а не инженер. Сделай что-нибудь. Стасис-поле? Ты можешь сгенерировать некое подобие силового стасис-поля, окружив им те участки пространства, где концентрация хронитонов наиболее высока? Да, я несу чушь, но попробовать-то стоит!
Cолар в ответ сначала только вздрогнул, последствия контакта еще давали себя знать, но спустя несколько мгновений сосредоточился и принялся за дело.
- Да-да, я сейчас попробую, но кое-что другое – попытался уверить научник доктора.
Лират тоже подошел к сканеру, пробежал пальцами по панели, переключил прибор в режим сканирования с поглощением частиц, ввел параметры максимального охвата луча на основе данных с трикодера.
- Это должно снизить напряженность потока, по крайней мере, помещение будет более безопасным. Что касаемо нас, боюсь тела впитали уже околокритическое значение хронитонов. – тихим голосом произнес бетазоид.
- В таком случае – работай оперативнее!
Но попасть по панели управления сканера было все труднее. Трудно было даже определить расстояние до панели, не то, что очертания клавиш. Воздух вокруг уже начинал расслаиваться и колебаться. Дверь между теперь и тогда уже начала открываться.
В нос Лирату ударил резкий запах пороха. Потом все исчезло: стол, на котором стоял сканер, рулетка-дабо возле него и весь бар Кварка. Последнее, что увидел бетазоид, был Крим Реон, удивленно глядящий на них с доктором от дверей…
Сдерживающее поле сыграло с офицерами злую шутку – вслед за мальчиком-призраком исчезли Торан и Солар, оказавшиеся в собственной ловушке.


----------------------------------------------------

Совместно с Тораном и Мори.



Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
05 05 2009, 07:24:08 #43
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, дата неизвестна, раннее утро
Окраины города Джаланда, Бэйджор


Да уж, по возвращении на станцию выговор обеспечен. С непременным занесением в личное дело, и хорошо, если просто выговор. А то ведь дело может закончится и чем похуже.
Веспер поежился. С момента, так сказать, прибытия, он только и успел отойти с дорожки и скрыться в медленно тающих тенях руин. Торчать на виду посреди улицы казалось неразумным. Равно как и дальнейшее нахождение здесь в форме ЗФ. Ею предстояло пожертвовать в пользу собственной безопасности.
Комм бездействовал. То есть, работать он не отказывался, но обнаружить другие сигналы отказался наотрез. Пожав плечами – он и не надеялся, практически, на такое развитие событий – инженер спрятал комм на самое дно кейса. И занялся формой – пришлось снять знаки отличия младшего лейтенанта, китель, остаться в расстегнутом жилете и расстегнуть ворот на желтой рубашке. Сразу стало гораздо холоднее, зато внешний вид сменился на более гражданский. Присев на корточки, он дополнил свою одежду дорожной пылью с земли. Может и сойдет за здешнего, на первое время.
Хотя, вообще-то, нет. Здания вокруг разрушены, и не похоже, чтобы временем – дым явно на это явно указывает.  А значит, следует убраться подальше – туда, где меньше шансов нарваться на местных, и постараться придумать что-нибудь, что поможет вернуться домой.
Должен был остаться хронитонный след. Если повезет, то на станции найдут способ с ним связаться. А если повезет вдвойне, то он сейчас там же, где и зонд. Это стало бы подарком судьбы – возможность исправить свои ошибки. Кроме того, с помощью зонда удастся отправить весточку домой – зонд снабжен устройством возврата, в отличие от некоего инженера, у которого, впрочем, есть иное преимущества – хронитоны на нем самом.
Итак, задача минимум – уцелеть, и не во что не вмешиваться. Максимум – вернуться домой невредимым. Промежуточная – найти зонд.
Райзианец осторожно огляделся. В зоне видимости живых существ не наблюдалось. Включив трикодер, он постарался убедить сложный прибор найти сигнал зонда где-нибудь поблизости.
На запрос трикодер ответил озабоченным писком, указывая на присутствие зонда где-то в километре к северу. Веспер осторожно выглянул из своего затененного уголка. Сидя здесь, до зонда не доберешься, а на улице пока никого не было. Земля под его ногами слегка задрожала, и раздался приглушенный грохот. В нескольких кварталах к востоку в небо поднялся столб пыли и дыма, запах горелого пластика усилился, но теперь к нему явно примешивался и запах пороха. Куда и, главное, в когда же он попал?
Если в этих жалких хижинах кто-то и жил, то теперь они попрятались и, может быть, следят за райзианцем через маленькие темные окна и низкие входы в жилища. Веспер рискнул выйти из своего укрытия – рассветные сумерки пока давали ему хоть какое-то преимущество – и двинулся приблизительно на север по лабиринту узких улиц, петляющих между глиняными стенами. Запах моря становился все отчетливее, чем дальше он шел.
Пару раз он слышал другие взрывы, и небо в том направлении уже утюжили три небольших скиммера. Один раз он слышал чьи-то разговоры, но голоса были слишком тихими, чтобы понять, кто и о чем говорил. Инженеру оставалось только надеяться, что универсальный переводчик в коммуникаторе продолжает работать.
Раздался еще один  взрыв – на этот раз гораздо ближе других, и сигнал зонда перестал поступать. Было ли это связано, можно было только гадать. Веспер прошел еще несколько сотен метров в последнем направлении, указанном трикодером, и за следующим углом дома услышал голоса.
Инстинкт самосохранения настойчиво намекал ему о том, что ни один нормальный человек не станет вот так вот запросто бродить по улицам и беседовать во время обстрела. Все живое либо участвует в ведении  войны, либо прячется. Либо и то, и другое сразу. Лично он бы с удовольствием спрятался, если бы не долг. Именно он мешал затаиться сейчас где-нибудь, и переждать опасность.
Веспер огляделся. Как назло, в кейсе не оказалось ничего, могущего с ходу заменить фазер, а на переделку не было времени. Подобрав пару небольших камней, удобно легших в ладонь, Веспер опустился на одно колено и осторожно выглянул из-за угла, прислушиваясь.
Сперва он увидел чью-то широкую спину, но когда ее обладатель сдвинулся в сторону и слегка обернулся, Веспер смог определить его расу – баджорец. Одетый в добротный костюм здоровяк с редкими светлыми волосами и красным лицом. Иногда бывают такие физиономии, глядя на которые, сразу предполагаешь, что общение с их обладателем не принесет ничего хорошего.
- Что-то я тебя раньше не видел, - пробасил баджорец.
- Джаланда – большой город, - раздался холодный ответ.
Этот голос показался Весперу смутно знакомым, будто он слышал его совсем недавно.
Теперь, когда крупный баджорец сдвинулся и непроизвольно открыл райзианцу лучший обзор на улицу, он смог увидеть других действующих лиц этой сцены.
Знакомый голос принадлежал девушке в светло-голубом платье. Ее заплетенные в косы волосы были черными, как сажа, а кожа – смуглой. Может быть, она была босой, но видно было не очень хорошо. Здоровяк сделал шаг вперед, но путь к отступлению баджорке блокировал его приятель – баджорец пониже в неком подобии берета с птичьим пером.
- Если я тебя не видел, - намеренно медленно протянул краснолиций, - То и гал Менигд тоже. Поблагодарит ли он нас за такой подарок, а, Белем?
Рука Белема, баджорца в берете, скользнула на бедро баджорки.
- Кожа и кости, - констатировал он, - Галу будет не очень-то комфортно.
- Руки убери! – голос девушки задрожал от злости.
- А то что? – усмехнулся краснолицый, - Что ты сделаешь?
Прикрытый стеной дома, Веспер старательно впитывал информацию, пытаясь решить, что делать дальше.
Гал Менигд - это явно кардассианец. Значит, он где-то на баджорской планете, и видимо, во времена оккупации. Это очень, очень плохо. Не замаскироваться, и риск повлиять на историю очень велик. Вмешательство Федерации здесь просто недопустимо.
Но эта девушка... Точнее ее голос. Инженер готов был поклясться, что уже слышал ее сегодня. А поскольку здесь он относительно недавно, то остается одно - это именно она обнаружила зонд в точке прибытия. Это ее ноги были в записи. И это значит, что упускать ее нельзя. Баджорка является источником информации - а время дорого.
С другой стороны - после нее там появился некий кардассианец. Может статься, что зонда уже давно нет на месте, а перехватив девушку, он нарушит временную линию.
Сложный выбор. Продолжая прислушиваться, Веспер  достал из кейса небольшой респиратор – не сказать, чтоб это было остро необходимо, но временно скроет от окружающих тот факт, что он – не баджорец. Снова подобрал камни.
Кажется, он уже решил, что следует делать дальше. Правда, пока неясно, как, и что потом писать в рапорте.
И что сделать, чтобы не было так страшно!
Он снова осторожно выглянул из-за угла, чтобы оценить ситуацию. Может, все закончится само собой, и он просто окликнет девушку, когда она останется одна?
Но надежда, что баджорка останется одна таяла с каждым мгновением. Здоровяк взял ее за локоть, и по исказившемуся лицу девушки было понятно, что хватка его была сильной. Второй баджорец так и не убрал руку, и только сдвинул ее ниже. Кем они были? Почему приставали к своей соотечественнице и вспоминали о кардассианском гале? Возможно, далеко не все баджорцы были фанатичными террористами и романтическими борцами за свободу.
- Пойдем, - пробурчал краснолицый, - Если будешь хорошо себя вести, гал Менигд даст тебе конфетку…
Его явно раздражали попытки жертвы вырваться из захвата, второго же баджорца ее трепыхание и сопение несказанно развлекали. По какой-то причине девушка не кричала и не звала на помощь, будто не верила, что кто-то может прийти.
Оглядев еще раз из-за угла происходящее, райзианец достал из падда аккумуляторное устройство. Было безмерно жаль тратить на операцию те крохи энергии, которыми он обладал – возможно, они являлись единственной его надеждой на возвращение. Но выяснить местонахождение зонда казалось важнее, поэтому аккумулятор превратился в одноразовый шокер – главный аргумент инженера в предстоящей беседе, как он полагал. Хотя, если все сложится, он не понадобится.
Веспер собрался с духом, и шагнул из-за угла. Руки с импровизированным шокером и камнем он старался держать не на виду. Уверенным шагом, не очень торопясь, он двинулся в направлении баджорцев. Приблизившись, он максимально деловым тоном сообщил:
 - Девушка идет со мной,  – и внутренне замер, ожидая реакции противника.
Наверное, он представлял собой странное зрелище – припорошенная пылью одежда, копна длинных светлых волос, респиратор, закрывающий большую часть лица. Баджорцы удивленно уставились на него – все трое, включая девушку, но она все же смогла прийти в себя первой. Извернувшись, она вонзила зубы в держащую ее руку, тем самым только добавляя неожиданности к эффекту, произведенному Веспером. Здоровяк закричал – скорее от злости и обиды, чем от настоящей боли, и, очевидно, ослабил хватку. Толкнув баджорку в сторону, явно надеясь сосредоточиться на новом противнике и вернуться к ней позже, он нагнулся, подбирая с земли обрезок трубы, возможно, валявшийся тут давно, а может, бывший его привычным самодельным оружием, отложенным на время в сторону. Его товарищ в берете шагнул навстречу инженеру, одна его рука исчезла под полой куртки. Что там было – какое-то энергетическое оружие или нож, Веспер не горел желанием выяснять. В ход пошел камень…
…А в следующее мгновение на его запястье сомкнулась маленькая твердая рука, и женский голос прошипел:
- Беги!
И Веспер побежал.
______________________________
Вместе с Мори
« Последнее редактирование: 05 05 2009, 07:45:06 от Мори Джанир »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
13 05 2009, 10:52:14 #44
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, точная дата неизвестна, начало дня
Бэйджор, Джаланда


Переход оставил легкое чувство слабости в ногах и пересохшее горло. Или, может, горло пересохло уже там, в новом месте – Торан и Солар стояли по щиколотку в мелком песке, и ветер поднимал и закручивал его в миниатюрные смерчи.
Справа от офицеров плескались зеленые волны, вынося на берег красно-коричные водоросли, пластиковые бутылки и мусор, настолько потерявший свой изначальный внешний вид, что нельзя уже было сказать, чем он был раньше. Слева, за парой сотней метров пляжа к морю подступали серые домики, на вид сухие и хрупкие, как осиные гнезда. На крышах некоторых из них уже проклюнулись маленькие деревья. Более далекие кварталы проглядывались будто через завесу пыли, в двух местах в небо поднимались столбы дыма, и там, поблескивая на солнце, кружили какие-то летательные аппараты. Когда ветер дул от города к морю, он приносил с собой резкий запах пороха.
Может быть, когда-то этот длинный песчаный пляж был райским уголком, возможно, когда-то здесь кипела пестрая праздная жизнь.
Впереди город подступал к воде ближе, с пляжа можно было подняться на прогулочную набережную. Там, где она слегка вдавалась в море, стоял дом, разительно отличающийся от бедных хижин. Он не утратил своего величия, его колонны стремились вверх, неразрушенные, а окна были высокими и узкими, как в древних готических храмах на Земле. Возможно, он даже был обитаем.
Солар пару секунд полуотвлеченным взглядом смотрел вдаль на море, последствия перехода через время и пространство не рассеивались мгновенно, затем начал размышлять над тем, что произошло. С одной стороны, нарушение темпоральной директивы абсолютно точно не приведет к положительным результатам. С другой – впереди сулило новое приключение, и оно обещало быть не просто неординарным, а скорее даже более чем захватывающим. С моря дул приятный успокаивающий бриз, и если бы не летательные аппараты в небе, причем наверняка кардассианские, картина была бы вполне идиллической.
Будучи единожды рожденным существом из плоти и крови, Лират смутно представлял себе, как можно было бы существовать в виде не материальной субстанции, состоящей из чистого разума. Поэтому оказаться здесь, хоть и в недавнем прошлом, да еще предположительно неподалеку от сражений, бетазоид счел за дарованное природой благо, по сравнению с тем, во что могла превратиться его телесная сущность и куда исчезнуть разум, последуй он за призраками…
Когда-то Вулканская Академия Наук утверждала, будто бы путешествия во времени невозможны. Ромуланская Академия Наук пошла дальше и с чистой совестью решила отрицать существование Академии Наук Вулканской. Как показала практика, ромуланцы в очередной раз оказались правы. Проявив свойственный всем первопроходцам мятежный дух и опровергнув сам факт наличия вулканских ученых, ромуланцы заодно опровергли и несостоятельность якобы не подлежащего сомнениям открытия. Если не на практике, то хотя бы в теории. Торану повезло больше – ему выпал шанс сравнить теорию с практикой. Первое путешествие во времени сродни первой любви – все в вашем организме протестует и коробиться, а уже ничего не попишешь. Метаться поздно. Торан сглотнул. Слюна была вязкой, тягучей, кисловатой на вкус. В горле першило. Доктор глубоко вздохнул и осмотрелся. Было в окружающем пейзаже нечто завораживающее, что-то ирреально привлекательное. Должно быть, так выглядели древние города со старинных почернелых гравюр. Красота и уродство, бедность и роскошь – фантастический симбиоз противоположностей. Отсутствуй на горизонте снующие туда-сюда летательные аппараты, Торан решил бы, что попал в средневековье. Вот только чьей культуры. Бэйджора? Вероятно…
- Очаровательно, - протянул Торан. – Может, ты, Лират, объяснишь мне, что тут происходит и куда мы попали?
Голос Торана прервал размышления, Солар безмятежно взглянул на друга, отчасти из-за которого оказался именно здесь, затем также неспешно отвечал.
- Да, очарование момента, несомненно, присутствует. Конечно, объясню. – Лират слегка нахмурился и на секунду призадумался, покороче изложить ситуацию явно не выходило, здесь была важна каждая пусть и незначительная деталь произошедших ранее событий.
Бетазоид начал свой рассказ, предусмотрительно увеличив быстроту речи и тем самым повысив скорость изложения известного ему материала.
- Спустя примерно час после совещания мы, как и планировалось, запустили по следам призраков настроенный инженером микрозонд, две минуты записи окружающей среды из координат в которых оказался наш прибор были весьма красноречивы. Судя по всему, зонд попал в призрачный, так сказать, перевалочный пункт, а именно в недалекое прошлое на Бэйджор причем в период кардассианской оккупации. Были слышны голоса каких-то людей, сначала они говорили об обнаружении призраков, затем поспешно скрылись от кардассианца. Он тотчас же незамедлил предстать перед экраном буквально на секунду, после чего вся телеметрия исчезла, похоже кардассианец деактивировал или испортил и надо полагать забрал с собой наш зонд.
- А поскольку при подготовке зонда к телепортации использовались хронитоны, которые оставил призрак в конференц-зале, то весьма велика вероятность, того, что мы с тобой сейчас оказались в тех же пространственно-временных координатах. С точностью до нескольких часов, максимально возможно до суток в плюс или в минус.
С каждым словом, произносимым Соларом, выражение лица доктора тускнело. Если бы ромуланская физиология позволяла бледнеть до цвета накрахмаленной простыни, Торан побледнел бы именно так, однако он не мог, посему темно-оливковый цвет кожи коммандера приобрел малоприятный желтоватый оттенок. И было от чего.
- То есть, ты хочешь сказать мне, что мы попали на Бэйджор, оккупированный кардассианцами. То есть, ты хочешь сказать мне, что за каждым углом нас поджидает если не агент Обсидианового Ордена, то как минимум гал с винтовкой? А ты знаешь, как кардассианцы относятся к непрошенным гостям? Особенно к тем, кого природа наградила острыми ушами? Мы пропали, - Торан выдавил кислую улыбку. – Не сочти меня трусом, но известно ли тебе, как Обсидиановый Орден относится к Тал Шиар? Опережая вопросы скажу – для каждого кардассианца этой эпохи любой ромуланец – это оперативник Тал Шиар, следовательно, подлежит уничтожению… Разумеется, с предварительными пытками. Да еще и эта чертова форма, - доктор красноречиво указал на собственный запыленный китель. – Впрочем, вряд ли тебе обрадуются больше. Иными словами, нам нужно не стоять здесь, а действовать. Ты случаем, не записал адрес нашего призрака? Быть может, он окажется так любезен, что вернет нас домой?
- Благо в том, что мы попали не прямо в центр сражения, а посему некоторое время форы для обдумывания дальнейших действий имеется. – Солар снова взглянул на летательные аппараты в небе, пока к счастью для собеседников бороздящие просторы вдали над городом. Минус же ситуации в том, что призраки нам явно не помогут, они могли бы сделать только хуже. Посему получив приглашение последовать за ними в их обитель – я отказался, стать еще одним «призраком» или потерять свой разум в закоулках их сущностей на тот момент совсем не прельстило.
- Очень грустная история, - гневно бросил доктор, быстро и со знанием дела расстегивая китель. – Странная у тебя философия, Лират. Вот ты говоришь – радоваться бы нам, что не попали в эпицентр сражения. С таким же восторгом, ты можешь заявить – как здорово, что хищник подкрался к нам со спины. Если бы он бросился в лицо – было бы гораздо страшнее.
Расстегнув китель, Торан принялся за рубашку.
- Терпеть не могу голубой цвет, - буркнул он.
И с пронзительным треском распорол рубашку на две части, затем аккуратно оторвал от ткани две длинных полоски – широкую и поуже. Обе намотал на кулак. Затем снял коммуникатор, предусмотрительно спрятал его за голенище высокого ботинка и уже тогда снова надел китель. Все это происходило в почти абсолютной тишине, лишь слабо пенился морской прибой и тихо шуршал прибрежный мусор.
- Будучи старшим по званию, - начал доктор, убедившись, что форма сидит свободно – даже чересчур, - я готов пойти на неслыханные уступки и предложить тебе выбрать, куда мы направимся. Полагаю, нам нужна техника и не нужны неприятности. Выбирай, Лират. Только быстро.
- Это не философия, а правда жизни, зверь затаился в норе и не догадывается, что к нему пришла добыча. Поэтому добычей рискует стать он сам. Но, ты прав, время для разговоров почти на исходе, настала пора для действий.
Солар быстрыми движениями пальцев отцепил с ворота металлические знаки различия, затем снял коммуникатор, после чего пояс, с висящим на нем паддом, потом и сам китель, коммуникатор перевесил на рубашку, но с внутренней стороны, падд остался в руках. Китель и пояс бетазоид тотчас же выбросил в песок и притоптал ногой.
- К сожалению, из приборов у нас только это, но устройство полезно всего лишь для расчетов и хранения информации. Вот если бы нам удалось найти микрозонд, тогда есть вероятность послать с его помощью обратный сигнал на станцию. Для поиска, я полагаю, стоит вступить в контакт с местным баджорским сопротивлением.
- А еще у нас имеется дополнительное преимущество – «устройство», дарованное природой – Лират вскользь провел пальцем по лбу и посмотрел Торану прямо в глаза.
 - Надеюсь, что хотя бы ты вздрагивать не станешь. Да-да, не заблокировал, в суете было несколько не до того, но и прямым чтением не занимался, своих мыслей предостаточно.
- Ты совершенно прав. Величайший из всех даров тот, которым нас награждает природа. - сухо отозвался Торан. – Телепатия – это восхитительно, я бы даже сказал более чем восхитительно. Но она плохо работает, если вас лишить головы, что в нынешних условиях представляет делом времени. Да, повторюсь, все восхитительно. Кроме одного – баджорцы времен оккупации – это не наши добрые, гостеприимные друзья. Это люди, слишком тесно знакомые с жестокостью. Мы для них чужаки. А чужак – значит враг. Жаль, что я не захватил с собой инструменты. Боюсь, слиться с толпой у нас не выйдет. По крайней мере у меня, а вот помочь тебе я, кажется, в силах. Прошу прощения…
Торан не договорил. Упражнения в голодеке и давнишняя страсть к фехтованию  придали движениям доктора точность и стремительность. Стоит ли говорить, что все произошедшее Лират Солар сумел осознать лишь после того, как доктор замер в паре шагов от него, потирая обмотанный тряпицей кулак. Удар был быстрым и практически безболезненным. Не настолько сильным, чтобы сбить бетазоида с ног, но достаточным, что бы из носа того потекла тонкая струйка крови, а переносица красиво вспухла.
- Ну вот, теперь можно перевязать и ты не отличим от борцов сопротивления.
Осознав происшедшее, Солар сжал кулак на свободной левой руке, первым неконтролируемым порывом было ответить на удар, ответить жестко, чтобы Торан почувствовал ту же самую боль и легкий гул в ушах. Но спустя полторы секунды бетазоид одумался, только беспочвенной драки им сейчас и не хватало.
- Вот спасибо, доставил удовольствие, скальпелем было бы гораздо приятнее.  – Произнес Лират, не скрывая гнева.
- Местные баджорцы враждебны в основном к кардассианцам, в таком виде они меня, конечно, примут с большей радостью, однако, будучи затравленными оккупацией они относятся с опаской к любым незнакомцам. Но иного выхода, как контакт у нас нет, а посему идем на окраину города, к лачугам, там и скрыться будет проще. Идем вместе, не смотря на внешний вид, одного я тебя здесь не оставлю.
- Ну, разумеется не оставишь, - спокойно отвечал доктор, повязывая на лоб широкую полосу ткани. – Кто знает, на что еще сгодятся мои глубокие познания полевой пластической хирургии. Идем.

-----------------------------------------------------------

Совместно с Тораном и Мори.
« Последнее редактирование: 29 05 2009, 21:51:52 от Лират Солар »

Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 10
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS