* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
25 09 2020, 14:30:26 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
17 10 2009, 22:49:01 #105
Дамен Фремор

Re: Сезон 2, Эпизод 4

2363 год, 17 июля, ночь
Город Джаланда, Бэйджор


Висаат осторожно крался вдоль стены древнего храма, держа в правой руке дизраптор, а левой прижимая к груди трикодер; он не хотел, чтобы сияющий в темноте экран миниатюрного устройства привлек нежелательное внимание. Несмотря на то, что перед тем как покинуть скиммер, он набросил серый плащ наподобие тех, что популярны у баджорских бродяг, Висаат справедливо опасался, что местные криминальные элементы могут им заинтересоваться и потратить его драгоценное время. Лишь время от времени он останавливался и, предварительно оглядевшись по сторонам, бросал косые взгляды на экран трикодера, чтобы в очередной раз убедиться, что одинокая красная точка не сдвинулась с места. В передатчик, которым он снабдил Фремора и Веспера, был встроен маячок, позволявший Висаату следить за их перемещениями в катакомбах. Красная точка, замершая на месте больше двух часов назад, означала их последнее известное местоположение, прежде чем они преодолели отметку в семь метров, служившую для прибора непреодолимым препятствием. Прождав до наступления темноты, Висаат принял решение рискнуть и последовать за Фремором и Веспером в подземелье. Кардассианец опасался, что Менигд перепрячет сферу, и допустить этого было нельзя.
...Забравшись внутрь старинного храма через широкий пролом в стене, образовавшийся в результате взрыва гранаты во время его предыдущего визита, Висаат без труда отыскал лаз, ведущий в катакомбы. Повесив дизраптор на пояс, Висаат вынул фонарь и, сверяясь с показаниями трикодера, двинулся навстречу неизведанному.
...Маячок оправдал его ожидания. Благодаря ему, Висаат сумел добраться до точки назначения в рекордное время. Он вытащил дизраптор и держа его наготове, последовал вперед, на этот раз намного осторожнее, освещая себе путь фонарем. Прошло несколько минут, прежде чем он услышал чьи-то голоса, доносившиеся из-за поворота. Висаат замер и прислушался. Наконец, он определил, что один голос принадлежал Весперу, а обладателем другого, искаженного треском помех, была молодая женщина, встречать которую Висаату не доводилось. Прильнув к стене пещеры, Висаат напряженно вслушивался в их разговор, пытаясь определить, что происходит и выжидая подходящий момент, чтобы проявить себя...
Offline  
21 10 2009, 11:27:12 #106
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Иногда Мори начинало казаться, что она сбилась и ходит по подземельям кругами. В конце концов, она не так долго прожила в Джаланде, чтобы знать расположение всех тоннелей, запутанных, точно муравейник, и простирающихся на километры во все стороны. Именно поэтому она предпочитала наземные дороги – в городе, даже в темноте, она замечала и запоминала гораздо больше ориентиров, чем под землей. Но сейчас, когда авантюра, в которую она ввязалась не подумав, в которую не должна была ввязываться, зашла слишком далеко, идти по городу ей казалось более опасным. А если кардассианцы уже обнаружили пропажу одного из своих и обыскивают улицу за улицей? Под землей они хотя бы были лишены преимуществ, которые им давали их сканеры.
Юная баджорка прошла почти келлипат, но единственными звуками вокруг были только ее собственные шаги или слышный время от времени шум текущей воды, когда мелодичный, но незнакомый звук заставил ее прижаться спиной к стене. Она не сразу догадалась, что источник звука находится в ее собственном кармане. Рука девушки нащупала металлический треугольник, который дал ей Веспер, и она нерешительно поднесла его к лицу и нажала. Ее пугал вовсе не сам коммуникатор, а незнание, кто может оказаться на другом конце линии связи.
- Да? Это… кто это? Веспер? – проговорила она.
 - Это Веспер. Ты можешь говорить сейчас? Нас никто не слушает? – скороговоркой произнося эти слова, райзианец снова вернулся к настройке трикодера. Слышимость совершенно никуда не годится, и местонахождение баджорки импровизированный сканер тоже не смог определить. И все же, он был рад услышать девушку, несмотря даже на обстоятельства.
 - Я хотел сообщить тебе о том, - продолжил он, не услышав возражений, - что доктор Торан присоединился к нам там, где мы оставались, а мистер Солар пришел в себя. Теперь речь идет о том, что делать дальше.
Баджорка облегченно вздохнула.
- Веспер, я так рада это слышать! Я скажу вам, что делать дальше – убираться из подвала храма как можно скорее, - горячо и торопливо проговорила она.
Инженер тем временем уже протянул комм доктору. Услышав последнюю фразу, он задумчиво покосился на Фремора, лежащего неподалеку. Убраться-то легко, но вот все,  с этим связанное, обещает быть гораздо более сложным..
Торан недоверчиво взглянул на коммуникатор. Субординация – явление прекрасное, но только не в том случае, когда кто-то пытается свалить чужие проблемы со своих плеч на ваши собственные. Недавний философско-стратегический порыв, ошпаривший волной ярости примерно флегматичное сознание Торана, спал, и теперь доктору более всего прочего хотелось просто отдохнуть, можно прямо здесь, сидя возле тела полуживого кардассианца. Какая разница. Доктора тоже умеют уставать. Особенно от приключений.
— Доктор Торан на связи. Мори? Вы хотите мне что-то сказать. Говорите. Слушаю.
- Доктор… Торан? – раздался голос девушки, - Прошу прощения, я вас почти не знаю, но ради любви Пророков и моего доброго к вам отношения, убедите своих друзей покинуть храм…
- Что...произошло? – вдруг подал голос внезапно пришедший в себя Фремор. Последнее, что он помнил, так это то, как мальчик-призрак едва не забрал его с собой. Потом с потолка на него обрушился каменный дождь, пригвоздив его к сырому полу пещеры. Теперь же, насколько он мог судить, камни, сдавившие его грудь прежде, исчезли. Кардассианец попытался приподняться на локтях, но острая боль заставила его передумать. В недоумении кардассианец уставился на свою, очевидно, сломанную руку и тихо выругался.
— Покинуть храм? С удовольствием, Мори, - говорил доктор, стараясь придать голосу ледяное спокойствие. «Нет, госпожа Мори, мы прекрасно знакомы, - думал он. – Но обстоятельства нашего знакомства сейчас лучше не вспоминать" — А можно узнать, в чем причина такой поспешности?
Торан хотел было задать следующий вопрос, но не успел. Голос кардассианца заставил его вздрогнуть и обернуться. Нет, никакими особыми предрассудками касательно кардассианцев доктор не страдал. Во-первых, предрассудки – всего лишь предрассудки, то есть, как правило, наглая ложь; во-вторых, мнение о кардассианцах было не многим хуже аналогичного о ромуланцах. А многим лучше… Словом, с кардассианским народом Торан чувствовал какую-то противоестественную, глубоко потаенную солидарность. Что не мешало доктору искренне ненавидеть Обсидиановый Орден.
- Что случилось? Ничего не случилось. У вас перелом руки (кажется, вы уже заметили, поздравляю), сотрясение мозга и обострение сквернословия, - Торан обладал очень хорошим слухом. – Но я это лечится. К слову, я доктор.
Солар, до этого безмолвно наблюдавший за переговорами, сперва взглянул на очнувшегося кардассианца и обратился к нему.
- Надеюсь, вы сможете идти. 
Затем перевел взор на Торана и с легкой долей оптимизма в голосе, констатировал.
- Итого - у нас одной, но достаточно весомой, проблемой меньше, коммандер.
- Вы так считаете? – спокойно переспросил доктор. – В таком случае нашу бывшую весомую проблему понесете вы, поскольку я абсолютно уверен – самостоятельно передвигаться господину, если не ошибаюсь, Фремору будет довольно проблематично. Но я не возражаю. Категорически не возражаю взять его с нами. Право слово, - доктор холодным взглядом окинул всех присутствующих. – Мне так только никто и не объяснил, кем именно является наш новый кардассианский друг.
- Никто иной, как доктор, не имеет достаточно навыков по перемещению больных, – слегка усмехнувшись, парировал научник на колкое замечание доктора. - Впрочем, для передвижения ему могут помочь и подручные средства, – спокойно добавил Лират, пристально взглянув в более чем усталые глаза друга, и добавил про себя:
« - Словесные баталии подождут, здесь и сейчас – совершенно неуместно».
Потом, спустя мгновение, бетазоид обратился к инженеру.
- Мистер Лорн,  возможно, сначала вы поведете нам о своем новом кардассианском знакомом?
- Что там у вас происходит? – донесся требовательный и взволнованный голос баджорки, - Я же слышу…
 - Подожди немного, сейчас все разъяснится, - негромко проговорил Веспер в комм, и обернулся к остальным.
Попытка собрать мозаику происходящего в цельную картину завершилась неудачей. Под выжидающими взглядами он почувствовал себя очень дискомфортно. Поведать о кардассианце, да. Казалось бы, что проще? Но высказаться в духе «я их с Висаатом пленник» возможным не представляется по ряду причин. И из них первая – не поймут. Или поймут, но неправильно. А фраза «это наш союзник в предстоящих действиях, но вы ему сильно не доверяйте» тоже прозвучит как-то нелепо, да и дезориентирует.
Как бы так изложить все так, чтоб не потерять мелкие, но важные детали истории, и вместе с тем не сказать лишнего? Впрочем, способ существует. Пусть, в конце-то концов, кардассианец справляется сам.
Веспер поскреб пластырь на носу, и мысленно широко улыбнулся. Вслух же он произнес:
 - Фремор, может быть, ты сам расскажешь? В свою очередь, я дополню твой рассказ тем, что случилось после того, как в храме произошел обвал.
_____________________________
Практически, все вместе: Мори Джанир, доктор Торан, Лират Солар, Дамен Фремор, Веспер Лорн.
« Последнее редактирование: 21 10 2009, 12:30:06 от Веспер Лорн »

Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
28 10 2009, 18:46:20 #107
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Фремор, не сводя глаз с ромуланца, назвавшегося «доктором», медленно, опираясь здоровой рукой о каменную стену пещеры, поднялся на ноги и огляделся, стараясь оценить сложившуюся ситуацию. Картина вырисовывалась невеселая. Молодая баджорка исчезла, но ее место занял рослый остроухий пришелец. Раненый и без оружия, наедине с тремя инопланетянами в хорошей физической форме, у него не было никаких шансов сбежать или взять инициативу. Хорошо, по крайней мере, что эти пришельцы, вражеские агенты или кто они там, вели себя дружелюбно и не пытались нанести ему вред; напротив, именно они наложили шину на его сломанную руку. Хорошо, но странно.
- Я – Дамен Фремор, рядовой кардассианских вооруженных сил. – представился кардассианец, оглядывая собравшихся. – За последние двое суток я дважды столкнулся с призраками; в первый раз – в госпитале, в второй – здесь, в катакомбах. – Он невесело усмехнулся. – Также я терял сознание, дважды, и боюсь, что это не в последний раз. Что еще вы хотите знать?
Солар сперва едва заметно проследил взглядом за попытавшимся принять вертикальное положение кардассианцем, затем мысленно усмехнулся его короткой речи, потому что  бетазоид и не ожидал услышать ничего нового от этого донельзя перепуганного солдата. Ожидания, несомненно, оправдались.
Тогда научник вновь посмотрел на инженера с безмолвным вопросом во взоре.
Веспер с трудом удержался от того, чтоб не фыркнуть вслух. И он еще надеялся, что Фремор что-нибудь прояснит в ситуации? Придется, наверное, рассказывать самому. 
 - Все началось с того, что он нашел мой зонд. А потом все эти призраки, и вот он уже заражен хронитонами почти критично. Так что, в истории он по уши, - райзианец встретился взглядом с лейтенант-коммандером, и неожиданно для себя довершил фразу – Это если не считать того, что я все еще у них в плену.
— Очень познавательные истории, - хмыкнул доктор, которому уже порядком осточертели все истории мира, включая те, куда он так оплошно влип и откуда, похоже, без посторонней помощи совершенно не мог выбраться. К слову, о посторонних. В этой истории явно наблюдался профицит действующих лиц, не хотелось появления новых. Торан вспомнил недавние слова Мори и решил действовать… Да какая разница. Он просто решил действовать. – Да, все это крайне занимательно, но, полагаю, ничего нового мы не узнаем, а вот лишиться старого можем. Например, жизни. Кажется, мисс Мори советовала убираться отсюда? Я склонен последовать ее совету. Не пора ли нам, господа, уходить?
Коммандер смолк и медленно перевел взгляд на все еще не способного подняться на ноги кардассианца. «Что ж, самый момент проявить чуточку доверия, - решил он. – А начать можно с руки помощи». И протянул руку кардассианцу.
- Обопритесь.
Фремор с сомнением посмотрел на протянутую ему руку, затем перевел взгляд на ее обладателя. Обладатель же этой руки на миг пожалел, что  природа не догадалась наградить его шестью руками и парой длинных щупалец, которыми  можно было бы туго скрутить кардассианца и волочь за собой до тех пор, пока камни и щебень не выбьют из головы всю кардассианскую дурь (а ее, поверьте, было много), в частности эту нелепую подозрительность. Сейчас нелепую.
— Да, мистер Фремор, это рука, - начал Торан. — У меня их две. В этой я иногда держу скальпель. Иногда фазер. Но не первого, ни второго в моей руке сейчас нет, поэтому воспользуйтесь предложенной помощью и не тяните время. Если мы будем медлить, чувствую, сможем лишиться не только рук, но и голов. Я жду.
- Уговорили, - без колебаний ответил Фремор, хватаясь за протянутую руку собеседника. Меньше всего на свете ему хотелось оставаться в логове зверя. – А что мы будем делать, когда достигнем поверхности? – незамедлительно поинтересовался он, с облегчением опираясь на ромуланца.
- Это мы обсудим по дороге. – ответствовал у них за спиной чужой голос, заставивший всех обернуться. Темная тень отделилась от ближайшей стены и приблизилась к небольшой группе так, чтобы они могли его хорошо рассмотреть.
- Именно об этом я и предупреждал. – заметил Торан, одновременно почувствовав, как напрягся кардассианец.
- Сэр! – воскликнул Фремор, не зная, что ему следует предпринять – немедленно отказаться от поддержки инопланетянина и рухнуть на пол, или сохранить равновесие и рискнуть прослыть предателем.
- Глинн Висаат. – Веспер без труда опознал своего противника даже в темноте пещеры.
- Я рад, что вы помните мое имя. – отозвался Висаат, не обращая внимания на Фремора и не спуская глаз с остальных. – Вы сможете представить меня своим друзьям. – он помахал дизраптором, приказывая им встать вдоль противоположной стены.
«А вот наконец-то и командующий нашего не слишком смелого солдата», - без тени легкого удивления подумал Солар, рассматривая в полумраке Висаата. – «только несколько странно, что сей кардассианец не явился гораздо раньше, учитывая тот факт, что наше предполагаемое месторасположение было ему заранее известно. Тактика выжидания для оценки ситуации? Вполне возможно, предсказуемо, но и, несомненно, разумно. Стоило бы догадаться, о том, что он затаился где-то неподалеку. В таком случае возможны были бы превентивные меры. Но сейчас думать о них несколько поздно, необходимо решить проблему по мере ее возникновения… Отобрать оружие, без риска для жизни окружающих, у такого, несомненно, великолепно обученного офицера будет не так-то просто. Впрочем, мы имеем на руках два козыря – дипломатия и телепатия. Начнем, пожалуй, с первого.» - заключил бетазоид, затем, не двигаясь с места, вновь  перевел несколько вопросительный взгляд на инженера, поскольку тот не впервые встречался с этим кардассианцем, и, несомненно, немного лучше догадывался о намерениях последнего.
Веспер понял, что начинает уставать от этого дня, столь богатого событиями – не физически, но эмоционально. За всю предыдущую жизнь на него ни разу не направляли оружия, не считая голокомнаты, а сегодня это случилось в третий… или даже четвертый раз. Сначала было одуряющее страшно, а теперь даже чувство опасности притупилось, и не посылает тревожных сигналов. Ну, дизраптор. Ну, заряженный. В руках у того, кто уже не раз убивал, скорее всего. И что дальше?
 - А куда хотите нас препроводить вы? Снова на штурм госпиталя? – спокойно поинтересовался он, осторожно выпрямляясь. – Тогда совсем не обязательно угрожать.
Он сосредоточился на Висаате. Сейчас главное – убедить его опустить оружие. Только бы никому в голову не пришло сделать это силой – тогда неприятностей не избежать. А вот слово может и подействовать.
Умей Торан читать мысли, он бы, разумеется, возразил. «Нет, лейтенант, - мог бы сказать доктор. – Слова никогда не действуют. Слова – это просто слова. Сотрясение воздуха, а сотрясенный воздух имеет свойство не только плохо пахнуть, но и сотрясать землю». Воистину, права одна мудрая земная книга – «первым было Слово», и это слово вызвало потоп, засуху, голод, смещение тектонических плит, ну и, само собой, послужило началом  войны. Войны между прочим тоже начинаются со слов, но чаще, конечно, фразой. Например такой – «да будет мир». Торан устало закатил глаза, крепко сжал веки, с мгновение любовался цветными пятнами, затем сморгнул и уставился в упор на очередного визитера. Кардассианец. Прекрасно. Уж лучше кардассианец, чем, скажем, разумная плесень. Или нет?
— Госпиталь? — удивленно переспросил доктор, впрочем, на ответ не надеясь. — Господин, кхм, Висаат, вы не представляете, насколько уместно ваше предложение. Вот этому вашему соплеменнику, — коммандер указал на Фремора. — Там как раз самое место. Однако если вы полагаете, что иных способов проникнуть в… госпиталь, кроме как взять его штурмом нет – я согласен помочь. Даже с удовольствием. Видите ли, я доктор. Забочусь о пациентах. Профессиональный долг обязывает. И этот же профессиональный долг советует мне перейти к делу. Объясните, наконец, чего вы хотите, или стреляйте. Право слово, мне все равно.
«Куда катится мир? – подумал доктор. - Куда качусь я?». И сам себе ответил: «По всей видимости, в морг». Но там всяко лучше, чем в «госпитале».
- С удовольствием, «доктор». – ответил Висаат, хищно ухмыляясь и предвкушая удивление знакомых Веспера. – Я не стану тратить время, и потому перейду сразу к делу. Я знаю, что за исключением Фремора, - Висаат впервые за все свое время пребывания в катакомбах удостоил подчиненного мимолетным взглядом, оценивая его физическое состояние, – вы все – офицеры Звездного Флота, прибывшие из будущего.
Висаат был доволен произведенным впечатлением. Никто из присутствующих не остался равнодушным; несмотря на то, что на лицах федератов не дрогнул ни один мускул,  Висаат был готов поклясться, что в их глазах отразились досада и тревога.
 Если бы бетазоид в данный момент читал мысли Висаата, то с большой долей вероятности не сдержался и незамедлительно, причем вслух, развеял миф, которым так хотел питать себя кардассианец. Но мыслей бетазоид сейчас не читал, а посему Висаат остался при своем греющем его самолюбие заблуждении. Лират мысленно усмехнулся.  Какая неимоверно сложная задача – догадаться, что они из будущего. Сию загадку разрешили с первой попытки баджорские сопротивленцы, не имеющие должного технического оснащения, основываясь всего лишь на своем жизненном опыте и некоторых познаниях в истории Федерации. И уж тем более эта задача была под силу достаточно подготовленному во всех отношениях кардассианскому офицеру, плюс еще и  захватившему в плен инженера-федерата с почти полным набором инструментов.
«Что ж –  немного подыграем сему заблуждению.» - мысленно решил Солар, и, наконец, нарушил свое молчание.
- Отчего же такая поразительная уверенность? – спокойно спросил научник кардассианца.
- Моя первоначальная догадка, что найденный зонд был произведен инопланетной расой, опережающей кардассианцев в технологическом развитии на десятилетия, подтвердилась, когда я тщательно изучил устройство, используя все доступное мне оборудование. Беглый анализ химического состава внешней оболочки прибора, ее составляющих сплавов и методов обработки, показал, что зонд был произведен на территории Федерации с применением ее технологий с вероятностью в восемьдесят процентов. – улыбка Висаата стала еще шире. – Я проверил каждый миллиметр с помощью микроскопа, и обнаружил дату изготовления: 2374-ой год. Тогда у меня исчезли все сомнения в том, с кем я имею дело. Это было очень просто, в самом деле.
- Я знаю, что вы хотите вернуться домой, и я готов закрыть глаза на ваше происхождение и помочь вам в достижении этой цели, если вы сперва окажите мне, небольшую услугу. – продолжил Висаат. – Действительно,  я планирую проникнуть в госпиталь сегодня ночью, выкрасть древний артефакт, вызвавший у Ордена неподдельный интерес, и навсегда убраться из Джаланды еще до восхода солнца. К сожалению, гал Менигд обеспечил предмет надежной охраной, с которой мне не справится в одиночку. Мне понадобится ваша помощь в преодолении вооруженных солдат; в благодарность, я заставлю работавшего над проектом ученого отправить вас назад немедленно.
___________________________________
...Веспер Лорн, Лират Солар, Фремор, Торан


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
28 10 2009, 19:03:09 #108
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Выслушав продолжительную тираду беспочвенно самоуверенного кардассианца, Солар все-таки не сдержался от легкой полуулыбки. Висаат уже все спланировал, да вот только второй части этих планов вряд ли удастся сбыться в предполагаемом им контексте. Псевдо-ученый, если сам еще не стал призраком, способен только лишь произвести новых скитальцев, связанных телами с сущностями Пророков и не более того.
Похоже, что для достижения всеобщих целей по спасению двух миров пора открыть хотя бы часть правды.
- Ваш ученый не способен никого вернуть назад, - вновь спокойно молвил бетазоид. Затем, почти без паузы, и абсолютно не ожидая реакции собеседника, он продолжил:
- Его опыты нарушили вселенский порядок вещей и если срочно все не исправить, то уже никого и никогда невозможно будет куда-либо вернуть. Вселенная попросту исчезнет…
- И к слову - я исследователь, плюс за время пребывания здесь мне удалось выяснить, каким образом необходимо незамедлительно действовать в техническом плане по отношению к упомянутому вами артефакту для разрешения данной непростой ситуации.
«Неужто не пристрелит? – грустно думал доктор, выслушивая насыщенный сырым, первозданным идиотизмом диалог кардассианца с научником. Да, похоже, годы не пощадили разум Лирата. Разум кардассианца, вероятно, тоже. – Печально».
— Лират, будь любезен – заткнись, — рутинным тоном произнес Торан, от этой бессмысленной болтовни разболелась голова. — Это приказ. Что касается вселенной, то… грустно, конечно, но все мы смертны. Вселенная тоже. Другое дело – когда смертны. Например, мне бы очень не хотелось оказаться смертным сейчас, - Торан перевел взгляд на кардассианца. Глаза коммандера не выражали ничего, кроме скучающего любопытства. — Я согласен. Мы вам поможем. Слово офицера Звездного Флота.
«Но не ромуланца, - мысленно добавил он. – А верить ромуланцам… Впрочем, какая разница». Кажется, у доктора появился План.
Бетазоид мельком взглянул на ромуланца, затем едва заметно кивнул и тотчас же замолчал, предоставив тем самым именно доктору далее проявлять чудеса дипломатии. Да, и приказы, каковыми бы донельзя абсурдными они не показались, иногда полезно и выполнять, ко всему прочему - кардассианец все еще не сводил с офицеров своего оружия. Возможно, в данной конкретной ситуации, действительно, стоило поведать немного меньше информации. Вселенная и технические вопросы могут и подождать. Правда, не слишком долго.
- Я рад, что вы приняли наиболее благоразумное решение в сложившейся ситуации. – сказал Висаат смягчившимся тоном. То, как ромуланец резко одернул болтливого ученого и пообещал содействие от лица своих спутников, явно свидетельствовало, что он был старшим группы; это значительно облегчало задачу Висаата, так как теперь он выделил лидера, без команды которого остальные вряд ли попытаются что-нибудь предпринять. – Воистину, представители наших великих народов всегда могут найти общий язык.
Своей последним высказыванием он не столько надеялся усыпить бдительность доктора – у ромуланцев был стойкий иммунитет к лести, исходящей из уст чужестранцев – сколько посеять семена раздора среди федератов. Висаат не знал, с какой периодичностью федераты обновляют свои запасы исследовательских зондов, но раз в двадцать лет – наверняка. Следовательно, эти пришельцы явились не из столь отдаленного будущего, в котором к ромуланцам привыкли относиться с подозрением. Сомнительно, конечно, что ему удастся расколоть группу надвое, но попробовать стоило.
- Теперь нам остается только распределить роли в предстоящем рейде на госпиталь, который состоится несмотря на все козни Вселенной. – продолжил Висаат, бросая насмешливый взгляд на бетазоида. Похоже, тот все еще верил, что у него в рукаве спрятан туз и просто выжидал подходящего момента, чтобы швырнуть его на стол. Очевидно, он не знал, что все агенты Обсидианового Ордена должны были пройти углубленный курс подготовки к выживанию и противостоянию допросу, одна из целей которой было развить в полной мере заложенный в каждом кардассианце потенциал противостоять телепатическому воздействию. Умение надежно прятать свои мысли и воспоминания давно стало для Висаата привычным делом; даже вулканский майнд-мелд, намного превосходящие любые методики, был бессилен перед дисциплинированным сознанием Висаата. – Веспер, у вас остался запасной пластырь? Боюсь, вам в очередной раз предстоит сыграть баджорца, на этот раз коллаборациониста. Доктор, надеюсь, вы не против разнообразия оставить целительство кому-то другому и сыграть безжизненное тело инопланетянина? Потому что иного способа протащить вас двоих внутрь госпиталя не вызывая излишних подозрений я не вижу. Фремор и я будем придерживаться легенды, что при обследовании места появления зонда к нам приблизился бдительный местный житель – Веспер – и поведал нам, что поблизости безнаказанно бродит странный чужак. Втроем мы начали преследование подозреваемого, которое продолжилось в катакомбах и завершилось его смертью в результате возникшей перестрелки. Уверен, там нам удастся заполучить внимание доктора Семека, где бы он не был. Не беспокойтесь, я разбужу вас до того, как начнется вскрытие. Вы же, - Висаат посмотрел на бетазоида. – затаитесь на скиммере. Я вызову вас, когда мы будем готовы отправить вас всех назад. Вы посадите транспорт на крыше госпиталя, и там мы совершим обмен: вашу свободу в обмен на скиммер. Надеюсь, я вас не утомил?
Торан невольно улыбнулся. Кардассианская хитрость давно стала притчей во языцех, но до ромуланской проницательности ей было ох далеко.
- Ваш план хорош, глинн Висаат, - начал Торан. – Я совершенно уверен – мечта любого кардассианского ученого вскрыть ромуланского шпиона, но, пожалуй, вашему плану требуется пара корректировок. Во-первых, я не намерен оставаться без сознания в вашем присутствии; во-вторых, живой ромуланский шпион гораздо полезнее мертвого, - Торан улыбнулся. Вот уж никогда бы он не подумал, что предательство родного папеньки когда-нибудь может сыграть ему на руку. – Субкоммандер Имперского Флота Таэл к вашим услугам. Ваш доктор может проверить по базе данных. Субкоммандер Таэл действительно существует и вы только что взяли его в плен. – Доктор картинно поклонился. – Живым и относительно невредимым. Видите ли, от смерти в перестрелке на трупе остается множество ран от ожогов, а мне собственная шкура пока еще дорога.
Услышав «признание» Торана Солар еле сдержался от первого незамедлительно возникшего порыва – расхохотаться безудержным неуемным смехом на несколько довольно продолжительных мгновений, но все же долгие годы контроля над телепатическими способностями сделали свое дело – бетазоид внешне абсолютно никак не показал своего внезапного веселья. Выдать себя за собственного отца, к тому же ромуланского шпиона - более чем разумный ход для усыпления бдительности Висаата. Не будь рядом кардассианцев, Лират несомненно поаплодировал бы столь хитрой импровизации друга. Но кардассианцы покидать офицеров не попрощавшись, отнюдь не собирались, посему научник ограничился «искренним» молчаливым удивлением и полуиспуганным взглядом широко открытых глаз, смотрящих в упор на доктора, и словно бы прожигающих последнего немым укором.
Инженер, напротив, уставился на доктора в совершенном ужасе. Мысли путались. Неужели тот и правда… Хотя, зачем тогда он в этом признался? А если нет – почему так уверенно говорит о базах данных? Ситуация, только что, казалось бы, наладившаяся, снова дала трещину.
- Ну же, глинн Висаат, давайте мыслить здраво, - голос Торана звучал насмешливо, но в его отзвуках легко угадывался звон металла. Доктор выпрямился, расправил плечи и чуть, словно бы снисходительно, вскинул брови, позволяя коже весьма живописно обтянуть V-образную лобную кость. – Впервые за многие годы нашим Империям выпал шанс поработать сообща. Я готов закрыть глаза на… скажем, некоторые несогласия между Обсидиановым Орденом и Тал Шиар, но право выбора, конечно, оставляю за вами. Решайте сами – будем мы по-прежнему стоять друг у друга на пути, либо же пойдем одной дорогой. Ах да, если вы думаете, что на вашей стороне преимущество, взять тот же дизраптор; то смею вам напомнить о моем преимуществе – информационном. Вы правы, нас с вами разделяет пространство и время, поэтому моя информация истинно бесценна. Например, ваши стратегические планы касательно Бэйджора. Для вас это только планы, а для меня – историческа хроника. Любопытно, верно? – Не дожидаясь ответа кардассианца, Торан обернулся к Лирату и Весперу, - Ну, а вы, мой дорогие, с позволения сказать друзья, не думайте, будто новые сведения избавляют вас от исполнения моего приказа. Я по-прежнему вышестоящий офицер и ваш командир, но кое-что все-таки изменилось. С этого момента неподчинение моим приказам – смерть. А вот от раненного кардассианца мы можем избавиться прямо сейчас.
_______________________________________
...Веспер Лорн, Лират Солар, Фремор, Торан
« Последнее редактирование: 28 10 2009, 19:06:08 от Торан »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
04 11 2009, 15:49:33 #109
Рино Дэлин

Re: Сезон 2, Эпизод 4

10 июля 2379 года, 19:50
ДС9, Променад, ОПС


Мы представим вам полный отчет об уликах. С толпой же…  Энсин Брамс делает свою работу весьма эффективно. Что-нибудь еще, капитан? – отрапортовала младший лейтенант ТМир и приготовилась ждать указаний начальницы.
Капитан Рино молчала, полностью унесшаяся в свои напряженные мысли.
- Мэм? – решилась, наконец, вулканка, - Капитан, полковник Талар, несомненно, захочет узнать о произошедшем на Променаде. А на то, чтобы протрезвить священника уйдет какое-то время.
- Да... хорошо, энсин, спасибо, - Рино тряхнула головой и посмотрела на вулканку. - Пойдемте тогда к полковнику... Раз Крим занят с приларом, в курс дела по пути введете меня вы. Мне нужно  знать что происходит на станции!
Передернув плечами, Рино направилась к выходу из храма, у входа которого  толпа уже почти рассосалась.
- Мэм, - вулканка ускорила шаг, чтобы поспеть за Рино, - Говорить со священником вряд ли удастся раньше утра… И нам потребуется немного времени, чтобы собрать все детали для вас в один отчет. А полковник Талар хотел вас видеть.
Оставшиеся у входа в храм люди расступились перед двумя женщинами в форме офицеров службы безопасности.
- Я понимаю, энсин, - Рино сжала губы, не время показывать свое раздражение, но уж очень не любила капитан, когда ей портили настроение, как сейчас например... А ведь научная экспедиция была интересной и тут на тебе! - Но я надеюсь, за время, пока мы добираемся до полковника, вы сможете мне в двух словах описать что здесь происходит.
Рино резко остановилась и посмотрела на Т*Мир:
- Меня не было 4 дня, энсин, а тут уже творится непонятно что. Кораблей вокруг станции мало, на станции желтая тревога, а теперь еще и какие-то вандалы ограбили храм... И мне не нравится то, что я совершенно не понимаю и не знаю, что здесь происходит!
- Слушаюсь, капитан! – на правильном лице Т’Мир не отразились ни следа эмоций, которые обуревали баджорку. Заложив руки за спину и продвигаясь по Променаду на шаг позади капитана, она начала свой краткий отчет:
- На станции в данный момент имеет место явление, которое мы классифицировали как нарушение пространственно-временного континуума. В двух словах, - девушка подняла бровь, - это значит, что события и персоны из прошлого… по крайней мере, научный отдел считает это прошлым… на короткое время попадают в наше время, на нашу станцию.
Рино на мгновение зажмурилась, на станции всякое бывало, но чтобы так!
- И сколько уже было таких явлений, - спросила она вулканку, вызывая лифт.
- Мы пытаемся вести учет, - уклончиво ответила Т’Мир, - И пока обнаружили не самую обнадеживающую закономерность – с каждым часом число инцидентов, их продолжительность и разнообразность растет. Жители станции рапортуют о своих столкновениях с нарушениями пространственно-временного континуума. В станционных легендах их уже окрестили «призраками», - в голосе вулканки совершенно явно прозвучали кавычки, - И возможно, в разговоре с полковником Таларом вам будет удобнее называть происходящее именно так. Кроме того, вам следует знать, что  это не всего лишь безопасные, хотя и тревожащие видения – после контакта с «призраками» уже исчезли три офицера, и именно этим обусловлен строгий карантин станции, - девушка пропустила Рино в подошедший лифт.
- Спасибо энсин. Проследите пока за сбором улик в храме, - Рино кивнула энсину и скомандовала лифту: "ОПС!"
Прислонившись к стене лифта, капитан пыталась осмыслить услышанное, но в голове стояла звенящая пустота и умные мысли туда упорно не лезли. Наконец лифт остановился, отвлекая капитана от мрачных раздумий. Выйдя из лифта, капитан прошла к офису командующего станцией.
- Капитан! – окликнул Рино голос полковника.
Талар стоял возле центральной консоли командного центра вместе с энсином Авемом, преданно сжимающим планшетку, и хмурым Арденом Котмой. Когда в ОПС появилась капитан, Талар оторвался от беседы и взбежал по ступенькам к своему офису, чтобы пригласить Рино внутрь. Полупрозрачные двери закрылись за спинами баджорцев.
- Рад вас снова видеть с нами, капитан, - отрывисто поздоровался Талар, - Боюсь, нам надо о многом поговорить, а времени у нас… - он поскреб подбородок, уже нуждающийся в бритве, - Честно говоря, я не знаю, много или мало у нас времени. С одной стороны, ситуация продолжает катастрофически ухудшаться, что предполагает, что действовать нужно быстро, но с другой стороны, мы пока не в состоянии что-либо сделать.  С чего начнем – с вашего доклада о произошедшем на Променаде или с моего рассказа о событиях на станции в ваше отсутствие?
- О событиях на станции в общих чертах я в курсе благодаря энсину Т'Мир. А насчет событий на Променаде... - капитан устало потерла лоб, - Боюсь атмосфера на станции в ближайщее время еще больше ухудшится... Из храма была похищена Сфера Пророков.
- Похищена? – на лице полковника отразилась смесь недоверия и брезгливого ужаса, - Кто мог пойти на такое? Хорошо, - сам себе ответил он, - это мог быть кто угодно, обладающий значительными хакерскими навыками, чтобы обойти защиту силовым полем, или кто-то, кто и так имел доступ к Сфере – а это я, вы и прилар Бек. Кстати, что говорит прилар?
- Прилар кричит, что мы прокляты и все такое, - вздохнула Рино, - А еще он в данный момент пьян в стельку, и от него добится чего-либо невозможно, Крим отвел его в лазарет. Надеюсь его там быстро приведут в порядок. В храме полный бардак и сейчас там ищут хоть какие-то улики... Ну и есть толпа любопытных, которые ничего толком не видели, но наверняка уже трезвонят по всей стнации о конце света и проклятии.
- Чего и следовало ожидать, - мрачно констатировал Талар, - И чем шире будет распространяться эта информация, тем хуже будет становиться. Я, конечно, обязан буду сообщить о произошедшем командованию, но очень бы не хотелось, чтобы наши любопытные тоже принялись названивать своим родственникам на Бэйджоре и сеять панику. Возможно, пришло время не только запретить высадку и отбытие кораблям, но и прикрыть часть гражданских каналов связи. Что ж, мне нечего больше сказать – разве что поддерживайте порядок на станции, капитан, и посвятите любое свободное время изучению отчетов о призраках. И, - полковник оглядел Рино с головы до ног, - смените форму, эта вся испачкана сажей.
- Будет сделано, - капитан дернула головой, - Все же мне бы не помешала точная информация по поводу "призраков". Думаю, пока прилара будут приводить в чувство, я смогу изучить.

--------
Капитан Рино и все-все-все
« Последнее редактирование: 12 11 2009, 20:56:11 от Мори Джанир »

...to be myself is all that i can do...
Суровая баджорская девушка :Р
Offline  
17 11 2009, 00:51:38 #110
Сурал

Re: Сезон 2, Эпизод 4

11 июля 2379 года, 14:06.
Баджорская система


- Отойдите, - Сурал направил фазер на одну из панелей.
- Что вы задумали? – в голосе Мори послышалось сдерживаемое напряжение.
Женщина медленно поднялась с кресла и сделала аккуратный шаг в сторону вулканца.
- Если будет поврежден узел связи, нас не смогут вызвать, из-за технической причины, сенсоры станции это определят. Есть шанс, что они не расстреляют нас на подлете, за нарушение периметра карантина. Нам нужно подойти на расстояние телепортации - эта мера даст нам время, - довольно цинично разложил ситуацию Сурал и, прицелившись, выстрелил трижды.
Панель лишь немного почернела - пара часов работы для техников, заменить сгоревшие детали.
- Вы уже придумали, как будете коротать время на гауптвахте? - спросил он со сдержанным сарказмом. Ситуация и вправду казалась оригинальной.
- Вы сумасшедший! – не надо было быть телепатом, чтобы ощутить злость и страх Мори. В один прыжок она преодолела расстояние, отделяющее ее от Сурала, и повисла на его руке, сжимающей фазер.
- Вы хоть понимаете что делаете? Косст! – вулканец не знал этого слова, но по интонации мог понять, что это было ругательством, его универсальный переводчик тоже не предоставил удовлетворительного перевода, - Отдайте оружие!
Реакция женщины была оживленная, даже бурная. Ему казалось, ей достанет спокойствия.
Что-то сверкнуло в глазах вулканца, он вырвал руку и отпрянул назад.
- Вы хотите попасть на ДС9, тогда слушайте, что я говорю. Как только мы приблизимся, они поднимут щиты. Даже пассивные радиоволны легко определить. Мы приблизимся к станции и выключим все системы, полетим по инерции. Когда войдем в диапазон ближних сенсоров, выдадим полный импульс и телепортируемся, - план хоть и имел минусы, был наилучшим. Во всех остальных случаях, у них не было бы ни единого шанса, - А теперь присядьте и успокойтесь, - он показательно выключил фазер и убрал его назад на панель.
-А теперь вы послушайте меня, - женщина постаралась выровнять сбитое дыхание, и в углах ее губ заиграла недобрая улыбка, - По правде говоря, нам следовало раньше обсудить условия нашего сотрудничества, но пока никто из нас не делал опрометчивых резких движений, мне казалось, мы и так понимаем друг друга. Теперь я вижу, что ошиблась. Поэтому пусть и с опозданием, но прошу вас заметить, мистер Сурал, что я – не груз, который вы должны доставить, и не капризная взбалмошная туристка. Я – офицер, как и вы, и настаиваю на равноправном участии в этом предприятии. Я могу внести свой вклад, я могу вам помочь, - уже мягче произнесла она.
- Не уверен, что здесь уместна демократия. Мы летим на моем шатле, с моим планом и я единственный из здесь присутствующих, кто что-то может изменить в ситуации на ДС9. Какой-то очевидной помощи от вас не было, кроме, пожалуй, приятной компании, так что примите де-факто - здесь я принимаю решения, а вы слушаете и надеетесь на лучшее. Можете высказывать свое мнение и давать советы. Если я сочту нужным, то повинуюсь вашей логике, - ему казалось странным, что она вообще заговорила о партнерстве в условиях, где весь груз ресурсов для выполнения операции лежит на нем, в том числе и ответственность за нарушение закона. Возможно, это традиция Бэйджора, или же за 10 лет терапии он и вправду изменился настолько, что потерял всякое сходство с общепринятым идеалом вулканца.
- И это федеральным звездолет. Пока мы не достигли ДС9, старший офицер здесь я. Военная субординация исключает демократию, вы не согласны?
- Раз уж мы заговорили о федеральном шаттле… а я подозреваю, что вы упомянули о принадлежности этого корабля с тем, чтобы подчеркнуть, что, находясь на его борту, я нахожусь на территории Федерации… - женщина прищурилась, - И раз уж речь зашла об ответственности за нарушение закона… Хочу напомнить, что вы со своим шаттлом находитесь на территории республики Бэйджор  и нарушаете ее закон, а я, несмотря на то, что на мне платье, а не форма, все еще являюсь официальным представителем моего государства. Я могла бы арестовать вас… - она сделала паузу и улыбнулась, - Но, разумеется, я этого не сделаю хотя бы из самых простейших причин – вы стоите ближе к панели с фазерами, а собственного табельного оружия при мне, к сожалению, нет. Но, тем не менее, я предпочитаю считать, что в свете сотрудничества между нашими государствами я реквизирую этот шаттл и его команду, и в таком случае вся ответственность за наши действия будет лежать на мне. И это если даже не делает меня здесь старшим офицером, то, как минимум, дает мне  такое же право участвовать в принятии решений. И да, мне есть, что сказать насчет вашего плана.
Он поднял бровь, несколько секунд, будто обдумывая дальнейшие действия. Сделав несколько шагов к штурвалу, он сел назад в кресло.
- Слушаю.
Мори тоже несколько секунд помолчала, потом тряхнула головой. У нее был вид человека, который готов был лбом пробивать закрытую дверь, но, уже разогнавшись, в последний момент обнаружил, что преграда любезно исчезла.
- Во-первых, мы оба больше не будем стрелять ни во что, - начала она, наконец, покосившись на панель с фазерами, - Мы друг друга не знаем и не доверяем, друг другу, и  я предлагаю постараться избежать провоцирующих действий. Ваши выстрелы избавили нас от необходимости объясняться с операторами космопорта, но и лишили нас возможности заговорить им зубы, а вы ничего не знаете о противовоздушных силах Бэйджора. По моим предположениям, у нас есть еще несколько минут, прежде чем они среагируют, и я хочу взять с вас обещание, что вы постараетесь не стрелять по истребителям без крайней необходимости, и сосредоточитесь на том, чтобы избежать драки. Это первая преграда на пути к ДС9, которую нам надо преодолеть. Вот теперь у вас есть предложения?
- Они не откроют огонь, без явной угрозы, - спокойной заключил Сурал, и его изысканный ум навел его также на мысль о том, что в дальнейшем самым лучшим будет не спорить. Было заметно, что Мори, привыкла командовать и ненавидела, когда инициатива утекает сквозь ее хрупкие пальчики. В одном практически все расы были схожи - их военные всегда считают себя пупом земли и не желают довериться действиям не военных. Себя, конечно же, Сурал к военным не относил, скорее к микроскопической прослойке, в массах так же известной как "люди науки".
- Странно, видно вы не осведомлены о том, что вулканцы всегда говорят правду, мисс Мори. Все что вам нужно узнать - так это как правильно задавать вопросы, - он широко улыбнулся, на этот раз почти не искусственно.
От улыбающегося вулканца Мори едва не отшатнулась, его вид внушал острое чувство дискомфорта. Этот лейтенант вел себя совсем не так, как полагалось представителям его расы, и, несмотря на то, что, казалось бы, проявления его поведения вцелом должны были делать его ближе к представителям тех рас, которые не ставили своей задачей подавление эмоций, легче не становилось. Впрочем, у Мори не было времени обдумывать этот парадокс.
Она вернулась к пульту управления шаттлом и, склонившись над ним, вызвала данные внешних сенсоров. Три баджорских символа, обозначающие корабли, уверенно мигали на мониторе.
- Это сложная ситуация, - задумчиво произнесла баджорка, - Если под «они не откроют огонь» иметь в виду «они не будут стрелять на поражение» - то вы правы, они не будут. Но им не обязательно распылять нас на атомы, и они постараются вернуть нас на планету, ради нашей же безопасности. Кроме того, мы нарушаем закон и приказы наших командующих офицеров. Сейчас нас, без сомнения, пытаются вызвать на связь, но не получив ответа и исчерпав все вежливые возможности уговорить нас изменить направление, они начнут действовать… Сейчас уже слишком поздно пускаться на какие-нибудь маскировочные трюки, так что я рекомендую изменить курс и затеряться в Поясе Денориоса, - она указала пальцем на область на мониторе, - вот здесь.
- Они сканировали нас и обнаружили, что связь повреждена. Куда мы летим и кто на корабле им неизвестно, следовательно, нет причин открывать огонь, - показательно разложил ситуацию вулканец.
- Если мы попробуем скрыться, то вызовем лишь подозрения. Изменим курс, направим шаттл на одну из других планет в системе? Мало ли, может вы любезно согласились показать местные достопримечательности.
- Разумеется, корабль с поврежденной связью, который не просит помощи – совершенно не вызывает подозрений, - пробормотала баджорка.
Раздражающее упрямство и колкость к ней вновь вернулись, но хотя бы то, что она не стала произносить эти слова в полный голос, показывало ее борьбу с собой. Это давало Суралу шанс сделать вид, что она не расслышал комментария.
Женщина вновь провела пальцем по монитору, показывающему данные с сенсоров, и остановилась на другой точке.
- Здесь находится восьмая планета системы – ее официальное название Бэйджор 8, тривиальное – Андрос. Мы можем направиться туда. Вопрос только в том, что мы будем делать там. Если наша легенда состоит в том, что ваша баджорская подруга показывала вам достопримечательности, когда у нас полетела система связи, нам придется сесть и сделать вид, что мы законопослушные граждане и не хотим проблем.
- Приемлемо. Летим на Бэйджор 8, орбитальные истребители вряд ли будут нас провожать, - безмятежно согласился Сурал и сбросив скорость до половины импульса направил корабль в новые координаты.
Истребители, вскоре действительно повернули назад, но, без сомнений, все еще наблюдали за их курсом.
Сурал задумчиво окинул взглядом спутницу и откинулся в кресло.
- Не вижу альтернативы, придется прыгнуть к станции на варп один. Я такого еще не делал, но слышал о похожих действиях.  
- Варп внутри системы? – Мори поджала губы, - Надеюсь, мне не надо предупреждать вас, как это опасно, - скучающим голосом заметила она, - Но допустим, мы справимся с этой частью плана.
Баджорка отошла от навигационной консоли и, будто не ожидая ответа на свою реплик. направилась в кормовую часть шаттла.
- Вы помните про щиты станции, - донесся до Сурала ее голос, - Неужели у вас уже есть идея, как их обойти?
Сурал сдвинул брови, тоном знатока и никак не меньше ответил:
- Скажите любезная Мори, вы всегда держите глаза открытыми? - кажется теперь, когда планы изменились, он был немного растерян, поубавилось язвительности и желания нести всю ответственность на себе. Он начал говорить метафорами, что в его случае означало не иначе, что план пока не придуман, но вся мозговая деятельность направлена именно на это.
- Щиты, как и глаза. Никто не будет попросту расходовать энергию, постоянно держа их включенными, когда видимой угрозы нет, тем более, что и оборудование изнашивается и ему нужен отдых. Они должны быть выключены и на то, что бы их активировать потребуется приказ командора станцией. Это все драгоценное время. Мы выйдем из варпа прямо возле станции и сразу же произведем телепортацию. Такой подход вас устраивает?
« Последнее редактирование: 17 11 2009, 22:16:06 от Мори Джанир »

2368 г.  Сурал о Клингонах.
"Бессилие логических доводов всегда ищет подкрепления в излишнем темпераменте."
Offline  
21 12 2009, 16:39:44 #111
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Мори продолжала слышать происходящее в пещере под храмом, как какой-то жуткий радиоспектакль, но после нескольких попыток вклиниться, бросила эту идею и пыталась по репликам и звукам, приглушенно доносящимся из дельты составить свою картину происходящего. Выходило хорошо, даже слишком, но Мори продолжала идти вперед. В ее голове снова спорили будто два разных баджорца – один голосом ее отца советовал повернуться назад и выбираться из Джаланды, как делали в эти минуты другие члены ее ячейки сопротивления, но другой, кто-то гордый и храбрый сверх меры, в ком баджорка узнавала только собирательный образ героев, о которых она столько слышала рассказов и даже наспех сложенных песен у костров, этот кто-то горячо убеждал ее идти вперед и пролить кровь за Бэйджор. Правда, свою кровь или чужую – этого внутренний герой Мори не уточнял.
В какой-то момент передатчик начал фонить, и девушка, решив, что она уже достаточно близка к своей цели, с сожалением нажала на дельту, выключая ее. Вскоре из-за поворота тоннеля послышались голоса, и хотя по невнятности они были примерно такими же, как и негромкий говор, прежде доносящийся их дельты, и Мори почти не могла разобрать слов, от ее внимания не ускользнуло, что кроме голоса человека, называющего себя «доктором», в пещере звучал в основном еще один голос – и это не был Веспер, и даже не второй федерат. Вполне возможно, это очнувшийся кардассианец… Баджорка замерла, прильнув к стене, и прислушалась, сама того не осознавая, повторяя совсем недавние действия глина Висаата.
- Но не станем. – возразил ему Висаат. Конечно, Фремор был не в лучшей форме, и при других обстоятельствах Висаат первым бы предложил оставить его в катакомбах, но сейчас он нуждался в помощнике, на которого можно было положиться. Если этот ромуланец действительно был тем, за кого себя выдавал, его не стоило оставлять без присмотра. – Субкоммандер Таэл, нам необходимо проникнуть в госпиталь и попасть на прием к доктору Семеку. Если вы останетесь в сознании, вами непременно заинтересуется охрана и лично Гал Менигд, и такой расклад невыгоден нам обоим. 
- При всем уважении, глинн Висаат, - доктор вздохнул. – Ваше упорство свидетельствует о навязчивой идее. Нездоровый симптом. Вы же профессионал и должны меня понять – я не намерен находиться в вашем присутствии без сознания. Мне проще умереть. Поверьте, проживи вы среди федератов столько, сколько прожил я, этот вариант показался бы вам самым заманчивым. Итого у нас два варианта: вы действительно убиваете меня (хотя уверен, мертвый я бесполезен и вам, и доктору Семеку и даже Галу Менигду) или я помогаю вам. Сознательно, - последнее слово доктор выделил. – В конце концов, сыграть баджорца мне не многим сложнее, чем нашему общему другу, - и Торан кивнул в сторону лейтенанта Лорна. «Да стреляй уже, - напоследок подумал доктор. – Ваша кардассианская логика, еще нуднее вулканской… Хм, вхожу в роль».
Солар мысленно улыбнулся, продолжая при этом нарочито укоризненно смотреть на Торана. Похоже, что классически постоянно заостренный клинок инстинкта самосохранения сегодня притупился у всех, и не без причин, разумеется. Произошедшие за день экстраординарные события располагали к последнему. «Что ж, молчать, так молчать - полусаркастично заметил про себя бетазоид. – Не двигаться, в случае необходимости, приказа не поступало.»
- При всем уважении, коллега, у меня нет времени на убеждения. - Висаат устало покачал головой, и положил руку на рукоятку дизраптора. – В настоящий момент для того, чтобы заполучить несколько минут внимания доктора Семека нужна действительно веская причина, и бездыханное тело, не баджорца или кардассианца, а самого настоящего инопланетянина -  вполне как раз то, что нам нужно. Однако, у меня для вас хорошие новости: умирать вам не придется. –  с этими словами Висаат выхватил дизраптор и выстрелил в ромуланца, который немедленно рухнул на пол.
- Надеюсь, больше несогласных нет? Отлично. Тогда пойдемте.
Кардассианец двигался настолько стремительно, что Солар, стоящий в полутора метрах справа от Торана, успел сделать лишь шаг по направлению к выстрелу, полуинстинктивно пытаясь предотвратить неминуемую катастрофу, грозящую другу. Но тщетно.
Мори слушала из-за камней этот обмен репликами, и ее голова начинала идти кругом. Все эти имена, инопланетяне и запутанные взаимоотношения между ними перестали для нее складываться в ясную картину. Субкоммандер Таэл? Ну, почему Бэйджор просто не оставят в покое? Конечно, было бы проще подождать, пока одни инопланетяне прикончат других…
«Но это мои инопланетяне», - мрачно подумала баджорка, доставая нож. Возможности раздобыть новый дизраптор у нее, с сожалению, не было. Щелкнуло выдвижное лезвие, и в следующее мгновение одним прыжком Мори повисла на плечах Висаата.
К чести кардассианца, он почти успел обернуться, прежде, чем любое движение стало грозить его горлу.
Уже не вслушиваясь в то, что говорилось, инженер погрузился в себя, анализируя происходящее. А что, неплохой способ справиться с обуревающим его смятением. Возможно, план не такой уж и плохой – лучше, во всяком случае, чем то, что мог бы предложить он. Все-таки, сейчас гораздо важнее изъять Сферу  из рук экспериментатора, чем выяснить, кто есть кто. 
Из размышлений его вывел выстрел. Стоя вполоборота ко всем действующим лицам, так, чтоб ненавязчиво загораживать от любопытных глаз работающий трикодер, он отрешенно наблюдал, как упал доктор, как дернулся в его сторону научник. И как на сцене появилась девушка, восхитительно невооруженная.
«Ненормальная! – с каким-то даже восторгом подумал райзианец. – С ножом на кардассианца!» И прежде, чем осознал, что делает, подался вперед.
Воспользовавшись тем, что Висаат развернулся к Мори, он сконцентрировал внимание на его оружии. Одной рукой отводя дуло в сторону от живых, второй ударив, вынуждая отпустить дизраптор.
И как раз вовремя – раздался второй выстрел, и короткая вспышка на мгновение озарила пещеру; заряд энергии угодил в каменный пол и едва не задел ногу Солара. Райзианец невольно отпрянул, но уже в следующее мгновение бросился на помощь Мори, которую Висаат безуспешно пытался с себя стряхнуть. 
Первым, почти не контролируемым порывом бетазоида было немедленно напасть на кардассианца, и например, свернуть тому шею, смертью отмстив за меткий выстрел, настигший Торана. Но весьма эвфимерная возможность осуществить сие действие голыми руками с достаточно прочной шеей противника несколько охладила пыл научника.
К тому же, спустя мгновение, Лират заметил опережающие действия внезапно и одновременно так кстати возникшей баджорки и тотчас кинувшегося ей на помощь райзианца. Последовавший второй выстрел, едва не достиг все еще стоящего чуть поодаль от потасовки Солара, тем самым вмиг сподвигнув бетазоида приблизиться и перейти к активным действиям по защите своих соратников.
Сделав шаг, научник почувствовал, что наступил на нечто узкое и твердое, напоминающее своей цилиндрической формой железный прут. Бетазоид наклонился и поднял предмет, но использовать прут, не причинив ранений камнем повисшей на кардассианце Мори представилось весьма сложным. Тогда научник решил действовать иначе – попытаться отвлечь Висаата направленным телепатическим проникновением.

---------------------------------------------------------------

Совместно с Веспером Лорном, доктором Тораном, Мори Джанир и Даменом Фремором.



Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
23 12 2009, 00:26:47 #112
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Тренированный мозг Висаата несомненно уже был подготовлен к противодействию телепатическому вмешательству бетазоида, особенно, после того как кардассианец предварительно просканировал инопланетян, скрываясь от последних за выступом пещеры ведущим в святилище. Посему Лират натолкнулся на серую, словно шлифованную, каменную стену, препятствующую чтению мыслей, непроницаемую и холодную, сравнимую с многовековой толщей пластов пещер Джаланды. Солар тотчас же представил, что у него в руках возникла фазерная винтовка, установленная на полную мощность, крушащая силой своего узконаправленного луча любые каменные пласты. Но порода поддавалась с трудом…
Впрочем, отчасти цель вмешательства была достигнута – Висаат кратковременно замер, сосредоточив все свое внимание на действиях научника.
Этих непродолжительных мгновений с лихвой хватило для того, чтобы дизраптор кардассианца оказался в руках инженера.
Заметив, что основная доля опасности тем самым миновала, Лират решил далее не вмешиваться, и наконец-то обернулся к Торану, чтобы уделить внимание более насущной проблеме – определить степень тяжести физического состояния  раненого ромуланца.
...кровь оглушительно ударила в уши, спазматически дернулся, уже бессознательно, по инерции организма, не готового смириться с болью, раз-второй, замер. В кадык словно ударило тяжелым бревном, дыхание перехватило, голова гудела. Нет, не смертельно, что вы совсем не смертельно. Просто дырка в груди, считайте украшением. Кровь вытекала лениво, словно бы нехотя тяжело набухал зеленым форменный китель. Оглушение, говорите? Как бы не так. Кардассианцы не мелочатся. Доктор, задыхаясь, раскрыл рот, попытался сглотнуть слюну, хорошо бы потерять сознание – так спокойнее, никакой вам муки, никакого страха. Больно не было, просто удивление. Торан широко распахнул глаза, с минуту пристально вглядывался в шероховатый потолок пещеры, потом пальцы судорожно схватились за полы кителя. Разорвать, посмотреть, убедиться. Не сердце, разумеется, какое сердце. Оно ниже. А вдруг легкое? Дышать было тяжело. Он заметил Лирата.
- Что там? – тихонько проговорил он. – Что?
И, продолжая сжимать рану, тупо уставился на бетазоида. Ожег? Поверхностный? Да, безусловно. Но чтоб вам всем не вылезать из копий Рема – больно.
Cолар отбросил в строну ставший уже не нужным железный прут, освободив тем самым обе руки для дальнейших действий. Затем наклонился к Торану и осторожно, но вместе с тем стремительно порвал китель ромуланца, ровно настольно, чтоб рана доктора стала видна целиком. Взглянув повнимательнее на повреждения, насколько это представлялось возможным в полумраке святилища, бетазоид не смог скрыть от раненого удивленного и вместе с тем несколько обеспокоенного взгляда.
- Исцеляющий взгляд? – усмехнулся Торан, разглядывая научника. – Кажется… не сработало.
Доктор хмыкнул и, как бы неприятна ни была мысль диагностировать собственное ранение, осторожно, кончиками пальцев прощупал, исследовал, проанализировал рану. Вздохнул. Если не схлопотать заражение, выживет. Но… медикаментов не было, и аптечка осталась неизвестно где. А, значит, плохо. Вот что значит. Да что ж такое? Всегда он. Первым. Торан скривился. Невесело. Про кардассианцев он уже не думал, в глазах поплыло. Была бы рана ножевой – можно зашить, а так…
— Помоги китель снять, порви… Умеешь делать примочки? А теперь без раствора. Скрути ткань и приложи к ране, вплотную. Перевяжи. Очень туго. Как можно туже.
Кровь медленно вытекала. Нет, не смертельно. Что вы. Просто больно и лечить некому.
Заслышав негромкий монолог Торана Лират про себя слегка усмехнулся, но только лишь про себя, показывать ромуланцу своей усмешки научник не стал, не время было сейчас даже для малой доли сарказма. Бетазоид мгновенно снял верхнюю рубашку, выданную ему для маскировки юной баджоркой перед их походом в святилище, оставшись вновь только в своей форменной, и принялся немедленно выполнять указания доктора. Научник все так же молча и осторожно  приподнял раненого, помог снять тому китель, затем осуществил, как и было последним проинструктировано - перевязку, предварительно разорвав рубашку на импровизированные бинты и скрутив жгут.
- Сегодня плохой день для смерти. – закончив лечение и постаравшись придать тону голоса спокойствие заключил Солар.
- Для жизни тоже не очень удачный, - сухими губами произнес Торан. Он совсем не понимал, правильно ли следовал инструкции Лират, либо повел себя дилетантом, но это тот самый случай, когда познается друг. Не смотря на все перепалки, на все саркастические реплики, в Соларе доктор не сомневался, значит, можно попытаться вздохнуть спокойно. Выдержит. Все выдержат. – А дальше что?
Лират оглянулся по сторонам и поднял с пола фляжку с остатками воды, оброненную ранее инженером. Затем поднес живительную влагу к губам Торана.
- Я не доктор, но порекомендовал бы покой. Хотя бы на некоторое время. – ответил бетазоид на вопрос ромуланца.
- Спасибо, - сквозь сдавленную улыбку произнес Торан, принимая флягу. – Но, как же вселенная? Как же возвращение домой?
- Пожалуйста, - кратко ответил Солар. Затем бетазоид выпрямился и как бы отвечая Торану, перевел взор на инженера, пытавшегося в тот момент увещевать и остудить баджорку которая все еще пылала нестерпимым желанием прикончить кардассианца.
- Дом и вселенная для начала подождут разрешения данной ситуации.
- Вселенная подождет? Никогда еще не чувствовал себя таким важным. Вселенная подождет - коммандер чувствовал, как проваливается в глубокую, вязкую, мерзкую такую тьму. Темную, очень. – Жаль, что не меня…
________________________________
Лират Солар, Торан


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
25 12 2009, 20:58:21 #113
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

11 июля 2379 года, 14:26.
Баджорская система


Женщина передернула плечами, будто в шаттле стало неожиданно холодно.
- Я собиралась предложить вам обойти щиты станции, использовав знание об их характеристиках, - заметила она, закончив фразу с интонацией, неявно требующей ответа или комментария.
- Тогда прыжок определенно будет безопасней, чем попытка выпрыгнуть прямиком около станции. Вам известны частоты их щитов? - поинтересовался Сурал, многозначительно окинув ее проницательным взглядом.
Мори вновь стояла у почерневшей от недавних выстрелов Сурала  панели, за которой находился узел связи, и в руках у нее был серебристый кейс с инженерной маркировкой.
- С тех пор, как я работала на станции, прошло некоторое время, - начала она отвечать на вопрос вулканца, - Но, уверяю вас, не такое уж большое. Я знаю частоты их щитов, и даже если они изменились, я знаю алгоритмы… - она замолчала, не окончив фразы, и взгляд ее темных глаз скользнул вправо от лица Сурала, - Очень медленно… - тихо и осторожно сказала она, - Посмотрите на место второго пилота… Это мальчик, баджорец, в возрасте около 6 лет, видите?
Это было совершенно нереально и невероятно. Сурал и Мори всего несколько мгновений назад совершенно точно были одни в шаттле, Но теперь ситуация изменилась – ребенок действительно сидел в кресле второго пилота вполоборота к вулканцу, строго сложив руки на коленях. Его худое лицо с бледной кожей, слегка тронутой разводами грязи, не выражало эмоций, и небесно-голубые глаза, такие яркие, что казалось, они делают полутемную кабину шаттла светлее, не были сфокусированы ни на чем.
- Алгоритмы еще не дают гара... - вулканец оборвал речь на полуслове и вполоборота развернулся к месту, на которое указывала Мори. Сложно сказать, можно ли назвать, то, что отразилось в глазах Сурала, удивлением. Реагировал он всяко менее бурно, чем Мори, но было заметно, что неизвестность его пугала и от нее он хотел поскорее избавиться.
- Вот и началось. Мори, просканируйте область на предмет тахионных возмущений и разрывов в пространственно-временном континууме. Мы должны были сделать это раньше, если бы не занимались бессмысленными спорами. По возможности возмущений нужно избегать, иначе мы рискуем оказаться далеко в прошлом, или далеко в будущем. Уверен, это не входит в наши планы, - он отвернулся от ребенка и вернув взгляд к панели, перевел энергию с вооружения и вторичных систем на щиты.
Щиты без сомнения не защитят от тахионных возмущений достаточно хорошо, чтобы избежать воздействия на шаттл, но по крайней мере минимизируют возможный резонанс.
- Хронитонные возмущения, - несколько невнятно произнесла Мори, даже не доставая трикодер. Ее пальцы судорожно сжались вокруг ручки инженерного кейса.
Баджорский мальчик повернулся, и его взгляд скрестился с взглядом Мори. Движение кресла потревожило спокойный воздух в шаттле, и из складок серой рубашки пришельца донесся едва уловимый запах пыли и чего-то ассоциирующегося только с лекарствами.
- Ты отведешь нас домой? – подал голос ребенок, склонив голову на бок.
Вулканец обернулся.
- Мори, мне нужны данные сканера, - попробовал он привлечь внимание спутницы.
- Я… - баджорка тряхнула головой, будто избавляясь от невидимой паутины, неожиданно оказавшейся перед ее лицом, - Я забылась, извините…
С преувеличенной осторожностью она поставила кейс на пол, присев на корточки, открыла его и извлекла инженерный трикодер.
Объект изучения тем временем оттолкнулся ладонями от сидения и то ли сполз, то ли спрыгнул с кресла. Звук удара босых ног поглотило напольное покрытие, из-за чего казалось, что мальчик двигается с какой-то пугающе-призрачной бесшумностью.
- Мы отправимся домой… - повторил он.
- Это хронитонное поле, оно распространяется вокруг… «призрака», - прокомментировала Мори, - И напряженность поля растет. Опустите щиты, опасность грозит нам не снаружи…
Левой рукой женщина потерла висок, будто у нее внезапно разболелась голова.
Он молча снял щиты и теперь уже не игнорировал появление в корабле инородного существа. Если раньше он расценивал это явление как фантом человека, продукт резонанса темпоральных возмущений, то теперь на проблему стоило взглянуть в другом ключе.

______________
Совместно с Суралом.
Продолжение следует.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
27 12 2009, 23:10:51 #114
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


Нож юной Мори скользнул по броне на плече кардассианца – девушка промахнулась мимо горла. Все же, несмотря на серьезность намерений, ее энтузиазм намного превышал опыт. Кроме того, Мори помешали выстрел, ведь она слишком явно помнила, что разряд дизраптора в прошлый раз превратил пещеру под храмом Джаланды в беспорядочное нагромождение обломков. Повезло, что древние баджорцы строили на совесть и лишь потому пещера, в которой они находились, все еще не обрушилась и не погребла их всех заживо.
Неожиданно, кардассианец замер на месте. И в этот же момент нож Мори все же достиг цели и с неудобной для баджорки позиции да и не слишком глубоко вошел в гребень на шее кардассианца. Второй рукой девушка старалась зажать его горло.
Вторая попытка забрать у Висаата оружие увенчалась успехом. Благодаря ли телепатическому воздействию бетазоида, или действиям баджорки, но Веспер обнаружил, что уже держит дисраптор в руках. Спохватившись, он немедленно направил его дулом на прежнего владельца.
Перехватив оружие правой рукой, и стараясь удержать его максимально дальше от кардассианца, инженер прикоснулся к запястью девушки.
- Пожалуйста, отпусти его. Он нужен нам живым.
В ответ Мори лишь прохрипела что-то сквозь стиснутые зубы и попыталась вогнать лезвие еще глубже в плоть кардассианца. Гребень поддавался плохо, но рукоятка ножа уже стала скользкой от крови.
- Если взял в руки оружие, будь готов его использовать, - негромко проговорил глинн.
- Заткнитесь, Висаат, и замрите. – Времени обдумать происходящее опять не было. Краем сознания Веспер слышал два голоса позади, и это внушало некую уверенность. Но потом он все равно пожалеет о сделанном, это наверняка. Внутренне сжавшись от того, что собрался предпринять, райзианец произвел сложную комбинацию движений. Одну руку поверх пальцев баджорки на рукояти ножа, вторую, с дизраптором – поперек ее талии. Плавным движением отвести нож назад, и снять девушку с шеи кардассианца. Если повезет, она догадается лягнуть того, и это поможет развести их на некоторое расстояние.
- Мори, пожалуйста! – выдохнул инженер над ухом баджорки.
Девушка всхлипнула и действительно предприняла попытку лягнуть – но вовсе не кардассианца, а Веспера. Райзианец покачнулся, но в конечном итоге ему все же повезло – расстояние между ним, ухватившим Мори за талию, и кардассианцем действительно увеличилось.
Баджорка снова попыталась пнуть босой пяткой колено райзианца, ее свободная рука яростно цеплялась за его форму, а растрепанные черные волосы лезли в лицо, заслоняя обзор. А между тем перед ними все еще оставался кардассианец – хоть и безоружный, но все еще опасный враг. Правда, вступать в новую схватку за дизраптор он не спешил. Висаат прижал левую руку к шее – между пальцев темнела кровь.
Стараясь не споткнуться о камни, инженер отступил на пару шагов назад и в сторону, так, чтобы видеть обоих кардассианцев, и отпустил девушку.
Баджорка покачнулась, не ожидая свободы, а потом развернулась лицом к Весперу и инстинктивно отступила от него.
- Ттты! – выдохнула она.
Казалось, она была не способна на членораздельную речь – несдерживаемые эмоции полностью лишили ее контроля над собой.
За ее спиной кардассианец отнял руку от своего шейного гребня и, сделав широкий шаг вперед, ударил баджорку в шею, в основание черепа. Девушка даже не вскрикнула и осела на землю.
Выстрел прозвучал незамедлительно. Заряд прошел ровно над плечом Висаата.
 - Назад! – голос райзианца звучал тускло и невыразительно. Впрочем, дуло дизраптора, недвусмысленно направленное в лицо глина, с успехом заменяло эмоциональность.
Сам Веспер отчаянно пытался сделать так, чтобы рука не выдала его предательской дрожью. Побуждение что-нибудь предпринять было таким острым, что он выстрелил навскидку, даже не целясь. Теперь нужно было убедить окружающих в том, что он готов сделать это еще раз, если понадобится.
 - Дайте мне еще хоть тень повода, и мы обойдемся одним кардассианцем. Не вами.

____________________
Совместно с Веспером.
Продолжение следует.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
29 12 2009, 00:16:53 #115
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда


- Меня несколько утомила эта комедия, - спокойно и устало сообщил кардассианец, - Уверен, и вас тоже. Девушка была крайне неразумна, но если ей хватит ума не очнуться и полежать спокойно, с ней все будет в порядке. У нас сейчас нет времени на фанатиков, не видящих ничего, дальше собственной жажды мести.
Кардассианец шагнул вперед и протянул руку.
- А теперь – отдайте дизраптор, господин Веспер. У вас уже была тысяча возможностей пристрелить меня, однако же, вы этого не сделали, и я не верю, что сделаете сейчас.
Оказав Торану столь необходимую первую помощь и убедившись, что ромуланец находится относительно вне опасности, насколько это возможно при таком ранении брюшной полости, Солар повернулся и вновь обратил внимание на баджорку и инженера.
Как раз во время – последний весьма успешно пытался отцепить девушку от кардассианца. Сначала бетазоид решил не вмешиваться, понадеявшись на то, что райзианец сам способен справится со сложившейся ситуацией, тем более с единственным на всех оружием в руках. Но видимо напрасно. Стремительности движений Висаата можно было позавидовать. Кардассианец, даже будучи раненым, без особого труда «отключил» баджорку, как ненужную помеху и тотчас начал требовать от инженера беспрекословного подчинения. Увидев, как Лорн в нерешительности замер, Солар осознал, что наступил момент взять инициативу на себя. Научник приблизился к инженеру и незамедлительно, но в тоже время спокойным ровным тоном ответил за него на реплику Висаата.
- А мне порядком надоели ваши притязания на наши жизни, глинн. Мистер Лорн, оружие должно остаться в надежных руках, - без тени заминки молвил Солар.
Бросив короткий взгляд на старшего офицера, райзианец коротко усмехнулся, и скупым коротким движением передал тому дизраптор. Затем, не отрывая глаз от кардассианца, стороной, чтоб не перекрыть траекторию выстрела, придвинулся к нему и девушке. Поднял ее на руки и отошел, освободив место действия.
Научник принял оружие и немедленно отступил на два шага назад, чтобы оказаться как можно дальше от Висаата.
- Ну, опустите, опустите уже дизраптор, - вздохнул Висаат, - Здесь больше никто никого не убивает, если, конечно, за камнями не прячется еще толпа партизан. Ведь не прячется же? – кардассианец развел руками, являя собой идеальную мишень для вероятного нападения, - У нас был план, замечательный план, а потом начались эти неразумные игры с оружием. Теперь же в ваших же интересах принять мой порядок действий – вашему ромуланскому другу нужен врач. Несогласных нет?
- Никто, кроме вас, собственно изначально и не собирался стрелять, - ответил Солар, одновременно убирая дизраптор за пояс за спину. – Но план мы изменим. Я не позволю вашему кардассианскому мяснику лечить или даже прикасаться к кому бы то ни было из моих спутников.
- Хорошо, - пожал плечами Висаат, - На такое изменение плана я пойти готов. Мы используем раненого как приманку, а вы, если хотите, лично проследите, чтобы руки доктора Семека не уронили и волоса с головы ромуланца. Но в таком случае, вам придется пойти со мной и притвориться баджорцем, а мистеру Весперу – остаться в скиммере. И раз уж вы отказываетесь от медицинской помощи – в ваших интересах было бы спешить еще больше.
Солар внутренне усмехнулся. Притвориться баджорцем полубетазоиду с серым человеческим цветом глаз и подбитым носом достаточно просто, когда тебя окружают сопротивленцы, у которых нет сканеров. И то до поры до времени. Гораздо сложнее будет изобразить баджорца перед технически оснащенными кардассианцами. Впрочем, охрана госпиталя врятли обладает подобающими навыками и оборудованием. Главное проникнуть внутрь. Остальное позже – по ходу действий.
- Такой план приемлем несколько больше, – уверенно ответил научник.
- Мистер Лорн? – обернулся Висаат к райзианцу.
Тот неопределенно пожал плечами. Скиммер он уже видел, да и пилотировать его сможет. Гораздо больше инженера занимало состояние девушки.
- В таком случае, пойдемте… - кардассианец сделал паузу, но новых действующих лиц на сцене так и не появилось, - Фремор, помоги нести раненого.
- Да, сэр, - второй кардассианец, о котором все временно забыли и который использовал это время, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями, опустился подле доктора и приготовился приподнять его под мышки.
- Вы будете ждать сигнала, а затем приземлитесь на крыше госпиталя, - бросил глинн Весперу.

----------------------------------------------------------

Совместно с Мори Джанир и Веспером Лорном.



Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
04 01 2010, 20:39:20 #116
Мори Джанир

Re: Сезон 2, Эпизод 4

11 июля 2379 года, 14:33.
Баджорская система


Так называемый Мори "призрак" генерировал хронитонные волны. Это создавало некоторый дискомфорт, потому что теперь вулканец не имел ни малейшего понятия о природе этого феномена.
- Думаю, вам надо вступить в контакт, Мори, - спокойным голосом заявил он баджорке, а сам, решив-таки действовать про протоколам, направился к панели с фазерами.
Существо, кем бы оно ни являлось, следило за вулканцем, поворачивая голову так плавно и невозмутимо, что если бы она вдруг повернулась на 180 градусов, это выглядело бы вполне естественно.
- Мы располагаем всего несколькими минутами, - сдавленным голосом предупредила Мори, - По моим сведениям, как только хронитонное поле достигает наибольшей напряженности, «призрак» пропадает. Что вы собираетесь делать?
Сама женщина попятилась назад, выставив перед собой трикодер, как щит.
-Единственное, что имеет смысл, - сняв фазер, вулканец показательно спрятал его за спину и направился к "призраку". Ни единого намека на угрозу, ровным голосом он произнес:
- Чем вызваны темпоральные возмущения в этом секторе? Вы имеете к этому отношение?
  Вулканец уже отметил наличие у существа интеллекта, теперь он жаждал ответов и надеялся, что он их получит.
- Мы – для Бэйджора, - с удивленной интонацией ответил маленький баджорец, - И мы имеем отношение ко всему.
- Конечно, он имеет отношение к темпоральным возмущениям, - заметила женщина, - Но он едва ли ответит на ваши вопросы – запас фраз «призраков» довольно однообразен, и над их ответами уже ломают голову на Бэйджоре и, сдается мне, на ДС9. Некоторые думают, что у этого феномена божественное происхождение…
Существо оглянулось и пристально вгляделось в лицо вулканца, а затем сделало шаг в его сторону.
- Тогда вам не чуждо понятие о нравственности. Чем ваша ступень развития выше гуманоидной, тем в прогрессии увеличивается ответственность за ваши действия и поступки - это главный рок эволюции, и одновременно важнейший элемент вселенского баланса. Эти табу распространяются даже на так называемый Q-континуум, о котором вам, без сомнения, известно. В связи с этим, есть логика в том, чтобы задуматься над тем, что если самая высшая известная миру форма сущности не позволяет себе таких радикальных действий, то есть ли право у вас, - поднял бровь вулканец, ставя новоиспеченного знакомого в логический тупик. Можно исчезнуть, раствориться в пустоте, но факт этого отрицать сложно.
- Что такое… нравственность? – детский голос существа неожиданно изменился, стал глубже и по-женски мягче, - У нас слишком мало времени, мы не можем так существовать. Но ты подходишь, ты можешь прийти к нам… - в сторону научного офицера протянулась рука, и маленькие грязные пальцы уверенно сложились в вулканский приветственный жест.
- Не касайтесь! – воскликнула Мори, - Ради Пророков, даже не думайте об этом!
- Почему? - спросил он, изумленно всматриваясь в наивное детское личико. Рука сама поднялась и словно заколдованная и изобразила привычный пальцам жест.
- Живите долго и процветайте, - сказал он задумчиво, будто надеялся в этих словах найти ответ на свой вопрос.
- Потому что... - тихо произнесла женщина, - Вы можете сами стать "призраком", - она сосредоточенно вгляделась в лицо научного офицера, словно оценивая, какое влияние оказало на него ее объяснение, а потом со вздохом добавила, - Хронитонное поле воздействует на темпоральную сигнатуру объекта, и вы оказываетесь вовлеченным в этот феномен. Один такой случай уже зафиксирован на Бэйджоре прошлой ночью.
Ребенок сделал еще один шаг в сторону вулканца.
- Вы вернете нас домой? - теперь его пальцы тянулись к Суралу.
- Не надо... - повторила Мори.
Было крайне нелогично производить такие манипуляции с ранее неизвестными феноменами, но тянущаяся к нему, крохотная ладошка, просящая помощи, это ранимое, невинное выражение глаз - недаром детей называют самыми лучшими манипуляторами, перед ними так сложно устоять, даже сильным мира сего.
Он замер, безмолвно, словно соизмерял все возможности и выходы.
- Возможно это шанс узнать больше, о что твориться в секторе, остановить процесс в зародыше, пока он не стал глобальнее. Вы бы на моем месте сделали тоже самое, - рука прошла определенный путь и замерла в дециметре от тонких детских пальчиков.
- А где ваш дом?
- В вашем способе общения нет нужного слова, - своим немного сонным голосом признал ребенок.
- Пожалуйста, - уверено добавил вулканец, предполагая, что существо ожидает услышать именно это недостающие слово.
Если бы он как и многие обладал даром предчувствия, интересно, боялся бы он сейчас, да и что такое страх, для высокоорганизованного разума? Муха запутавшаяся в паутине неизвестности.

______________________
Вместе с Суралом. Следует ли продолжение - вопрос открытый.
« Последнее редактирование: 04 01 2010, 21:32:35 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
05 01 2010, 22:27:20 #117
Лират Солар

Re: Сезон 2, Эпизод 4


17 июля 2363 года, ночь
Бэйджор, Джаланда



Кусок мяса. Вот кем чувствовал себя доктор Торан. Так уж распорядилась судьба, что со стабильностью не реже одного раза в месяц с момента перевода на ДС9 доктору приходилось нести службу исключительно в горизонтальном положении. Другой на его месте, быть может, порадовался – как-никак лежать куда приятнее, чем, вот скажем, постоянно бегать, однако… однако преимуществ в докторском положении было мало. Изображать из себя анатомический театр, конечно, весело, но должны же быть в конце-то концов и выходные? К тому же ранения, какими бы неудобными, неприятными и болезненными они не были так отвратительно настраивают на сентиментальный лад. Словом, сейчас Торан в очередной раз мучился мыслью о несправедливости мира и был бы совсем не против, реши вселенная взорваться в ближайший миг. Можно в лицо. Лишь бы кончились унижения.
Коммандер взглянул на кардассианца, Фремора, промолчал. Если его собираются тащить – так тому и быть. Изображать из себя героя Торан не станет. Ах да… Чуть не забыл.
— Должен сказать вам, - начал Торан. – Передайте своим кардассианским врачам, что у раненого острая форма аллергии на пытки. Спасибо.
А перед глазами все плавало, плавало и плавало.
Заметив вполне решительное намерение второго кардассианца выполнить приказ Висаата и приподнять доктора, бетазоид подошел к солдату и тотчас же пресек столь бесполезную попытку, быстрым, но твердым и вместе с тем осторожным жестом оттолкнув того прочь от друга, добавив, чтоб он не вздумал повторить.
- Фремор, с вашим переломом перемещать другого раненого крайне не рекомендуется.
На что кардассианец лишь молча отпрянул и вновь попытался слиться со стеной.
Научник же наклонился к доктору и заглянул ромуланцу прямо в глаза. Несколько замутненный взор Торана, явно оставлял желать лучшего.
- Похоже, что ты не сможешь идти, - с некоторой долей сомнения в голосе констатировал Лират.
— Летать, боюсь я не смогу тоже, — доктор усмехнулся. — Но героически жертвовать собой, — Торан поморщился, — никогда не входило в мои планы.
Торан пока осторожно, только на локтях попытался принять более-менее вертикальное положение.
— В целом, если бы ты мне немного помог…
Ну что за бред? Идти он, конечно, не сможет.
— Да, Лират… иди я, похоже, не смогу… а как насчет ковылять?
Солар немного выпрямился, затем согнул правую руку в локте под прямым углом и выставил слегка вперед, так чтобы Торан смог опереться.
- Несомненно, помогу.
Если руку помощи слишком долго рассматривать, она может больно ударить вас по лбу. Доктор решил не рисковать, насколько позволяла боль в... пожалуй, сейчас стоило обойтись без анатомических подробностей, так что - насколько позволяла боль, крепко уцепился за бетазоида, позволив лейтенанту решать за него - куда идти и, собственно, зачем идти. Вся эта кутерьма вокруг Вселенной, Коллапса Вселенной, Бэйджора и нетрадиционных методов кардассианской медицины волновала Торана мало. «Все, чего я хочу, - думал доктор. - Просто убраться отсюда подальше. В конечном счете, в этом мои желания несомненно совпадают с желаниями окружающих».
Научник выпрямился полностью, медленно и осторожно, стараясь не причинить доктору и малой толики дополнительной боли, аккуратно увлекая его за собой.
- Попробуем для начала сделать пару шагов.
Доктор попробовал сделать шаг, молча выругался, стиснул зубы, покачнулся, снова выругался - что ж, неплохо: раз можешь ругаться - значит, выживешь, - вздохнул и...
- Нет, Лират. Идти я, увы, не смогу. Но ковылять получается неплохо.
- Хотя бы и ковылять, главное добраться до цели, – кратко ответил доктору Солар.
Затем бетазоид окинул взглядом всех окружающих, остановив взор на юной Мори.
- Мы готовы в путь, но только после того как девушка очнется. – добавил Лират.


---------------------------------------------------------------

Совместно с доктором Тораном.




Следы во тьме ведут на свет, но ничего ярче разума нет.
Offline  
07 01 2010, 02:17:30 #118
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

Ночь с 17 на 18 июля 2363 года
Бэйджор, Джаланда, храмовое подземелье


Несколько секунд Висаат наблюдал, как его подчиненный, невзирая на сломанную руку (глинн прекрасно представлял, какую боль это должно причинять Фремору и молча одобрял его стойкость) склоняется над раненым ромуланцем (о, глинн также прекрасно знал, какую боль должно причинять дизрапторное ранение этому субкоммандеру Таэлу… если это, конечно, его настоящее имя и звание). Потом кардассианец снова обернулся к Весперу, стоящему в стороне с баджоркой на руках. На руках и лохмотьях девушки темнели пятна крови. Его крови, поморщился Висаат.
- Вы слышали, что я сказал? – в голосе глинна прорезалось, наконец, нетерпение, - Но, кажется, ваши мысли заняты вовсе не предстоящим полетом на скиммере. Сейчас вы, конечно, захотите мне сказать, что хотите взять с собой эту дикарку, так?
Инженер тем временем более или менее вернулся в состояние душевного равновесия – насколько это вообще возможно в таких условиях. Хорошо, что он промахнулся – не придется потом жалеть. Все-таки, кардассианец им действительно нужен.
Присев на камень, одной рукой поддерживая девушку у себя на коленях, второй он осторожно переложил устройство-гибрид в свою сумку. Мало ли, где еще оно пригодится в пути. Может, уже за ближайшим поворотом. Подумав так, райзианец оставил прибор во включенном состоянии, и настроил звуковой сигнал. 
Затем, обернувшись на реплику глина, он посмотрел на Висаата – глаза в глаза, и негромко ответил:
 - Это даже не обсуждается. Она идет со мной.
Глинн опустился на корточки перед райзианцем и качнул головой в сторону девушки:
- Кто она такая? Нет, мне просто интересно, кто она такая в вашем 2374м году?
 - Да какая разница? – инженер неловко пожал плечом. –  Кто бы ни была.
- Мы готовы в путь, но только после того как девушка очнется, - раздался голос Лирата.
Глинн одним плавным движением поднялся на ноги и обернулся – пришельцы гордо отказались от помощи Фремора и были готовы к движению.
- Кем бы ни была, - негромко повторил Висаат, - Понимаю, - тонкая улыбка зазмеилась по его губам, - Поставим вопрос по-другому. Какую пользу вы рассчитываете получить от ее присутствия, господа?
- Неизмеримо большую чем от вашего, глинн. Мы, в отличии кардассианцев, способны оценить помощь местного населения, – уклончиво ответил научник.
- С вашей меткостью, - сквозь зубы прошипел доктор, интересоваться чьим мнением испокон веков считалось признаком дурного тона. – Глинн Висаат, вы не пристрелите даже крысу, при том накрепко привязанную к вашему дизраптору. Арр… - последние слова доктор произнес совсем тихо, поскольку адресовались они собственным ребрам и ни коим образом не затрагивали положение мисс Джанир. Вслух коммандер произнес следующее: - А я предлагаю убить всех.
Пошатнуло. Чтобы не упасть, пришлось изо всех сил, до хруста в суставах, вцепиться в плечо Солара.
- Меньше слов – больше дела.
-При чем тут убийство? – развел руками кардассианец, - К тому же, дизраптор находится в руках нашего федерального коллеги. Впрочем, если она действительно – никто, нам нет до нее дела, не так ли, Фремор? Пусть остается. Другое дело, что ждать ее пробуждения – значит, терять время. Мы готовы сесть и подождать еще немного? Фремор, твоя рука не очень болит?
- Нет, сэр, - негромко и совершенно серьезно ответил солдат.
- Я сам не особенно спешу отдаться в руки доктора Семека, хотя мне бы это и не помешало. А как себя чувствуете вы, субкоммандер? «Больше дела» - ваши слова. Так что, прошу, - глинн сделал приглашающий жест в сторону выхода из подземелья.
- Убийство, - на сей раз Торан оттолкнул от себя бетазоида, прижал руку к ране и, выпрямившись, насколько позволяла рана и боль, зло посмотрел в глаза старшего кардассианца. – Всегда «при чем». Как мудро вы заметили… дизраптор в руках нашего федеративного коллеги, - доктор сглотнул. – Так с чего вы взяли, что я обращался к вам? Если встанет выбор, кого убить, вы возглавляете список… . А пока никто не умер, хоть я по-прежнему предлагаю убить всех, покончив с этой комедией абсурда… нужно… идти. Потому что у меня болит все. Правда, болеть будет не долго. Часа три. Зато сильно.
Доктор поморщился. Вот тут он нисколько не преувеличивал. Храбрился, язвил, успешно изображал шута, но не преувеличивал. Ранения, подобные нынешнему, и болезненны, и опасны. Факт. Ну, а что касалось Мори… право слово, кто как не она способна выжить в этих проклятых катакомбах? Кто как не она способна вызвать подмогу в конце-то концов? Кто как не она… Да что тут думать. Время – деньги. В данном случае – на ритуальные услуги.
- Оставим баджорку здесь.
Но милый райзанец, по закону жанра, заговорил первым. Что ж, доктору было не привыкать.
- Сэр, - поднялся инженер, обращаясь к доктору. – Девушку я понесу, пока она не очнется. Так что это ни в коей мере не замедлит нашего продвижения. – Внимательный наблюдатель мог бы сказать, что старшего офицера райзианец опасается гораздо больше, чем вооруженного кардассианца. К счастью, наблюдать за ним было некому. В доказательство своих слов Веспер переместился поближе к проему в стене.
- Лейтенант, - Торан хмуро глянул на райзанца.  – Баджорку мы оставим здесь. Но… если вам хочется кого-то нести – можете нести меня. Я не так красив и тяжелее килограмм на тридцать, но подвиг есть подвиг…
Торан глубоко вздохнул. Нет, воздуха определенно не хватало. Он окончательно запутался в этой идиотской истории. Вот бы умереть.
«Ну же, лейтенант Лорн, подумайте сами…»
«Браво, субкоммандер!» - подумал кардассианец. В последние несколько минут ему начинало казаться, что он готов голыми руками придушить всех присутствующих федератов и сдать баджорку в качестве примирительного подарка галу Менигду… и именно факт присутствия этих мыслей раздражал его больше всего в текущей ситуации. Агенту Обсидианового ордена не пристало придаваться таким буйным фантазиям.
«Ну давай же, очнись!» мысленно обратился райзианец к девушке. Тщетно. Интересно, нужно ли считать слова ромуланца прямым приказом? Или можно попробовать возразить?
Впрочем, даже это ни к чему не приведет.
 - Она безоружна, и без сознания. – инженер явно колебался, в голосе звучала просьба. С одной стороны, у девушки останется передатчик. Она всегда сможет присоединиться к ним, если захочет. С другой – оставить ее тут будет совершенно неправильно. Катастрофически неправильно, если подумать. Она его не бросала, во всяком случае. Вот и он ее – не может.
----------------------------------------------
Мори Джанир, Торан, Лират Солар, Веспер Лорн.
Продолжение с минуты на минуту...


Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
07 01 2010, 02:20:44 #119
Веспер Лорн

Re: Сезон 2, Эпизод 4

Ночь с 17 на 18 июля 2363 года
Бэйджор, Джаланда, храмовое подземелье


Солар несколько удивленно и задумчиво взглянул на оттолкнувшего его несколько секунд назад и тем самым отказавшегося от помощи Торана. Произносить вслух свои мысли о пониженной степени адекватности окружающих гуманоидов бетазоид не решился, подливать масла в огонь в данной ситуации – было вряд ли разумно.
- Вы можете остаться здесь, мистер Лорн, присоединившись к нам несколько позже.
- Нет, Солар, Лорн пойдет с нами, - последние слова доктор произнес с нажимом. А Лират разочаровал… Один бетазоид и калека ромуланец против тренированных кардассианских солдат? Плохой расклад. – А вы что сказали, мистер Лорн? Она безоружна и без сознания… Я тоже безоружен… и при смерти, - для пущего эффекта, впрочем, не нарочно, доктор покачнулся и едва не упал. – Улавливаете суть?
Бетазоид быстро двинулся по направлению к Торану и подставил левое плечо, метко поймав покачнувшегося было ромуланца. Затем вновь молча оглядел всех присутствующих. Желание достать из-за спины дизраптор и пристрелить Висаата проснулось с новой силой, ибо кардассианец был изначальным источником всех возникших за последние несколько часов проблем… Но Лират сдержался, даже не пошевелив рукой. Если б только девушка очнулась – одной проблемой явно стало бы меньше.
- Могу я вмешаться? – вежливо поднял руку кардассианец, - Господин Лорн в любом случае пойдет не с нами – он будет страховать нас, находясь в скиммере, а это, прошу прощения, не совсем по пути с остальными. Или мы снова перекраиваем план? Господин Лорн может взять с собой попутчицу, а может и не брать, но… если мне будет позволено пролить немного света на эту ситуацию с моей точки зрения?..
- Конечно, пролейте свет вашей истины на нашу темную ситуацию – слегка саркастично ответил научник.
- А истина в нашей темной ситуации такова, - ответил Висаат, - Я провел на Бэйджоре достаточно времени, чтобы понять, что баджорцы в своей массе – фанатичные и упертые существа, обладающие неприятной привычкой сначала делать, а потом уже думать. Особенно юные особи. Вы, господин Лорн, - глинн обернулся к инженеру, - только что помешали этому юному борцу за независимость прикончить своего классового врага – то есть меня. Вы все – готовы вступить со мной в сотрудничество. Для существа, делящего все в мире на черное и белое, на добрых сопротивленцев и злых захватчиков, вы, как не прискорбно, предатели и перебежчики. Подумайте об этом. Осознайте. Да, это абсурдное мировоззрение, но постарайтесь его представить. И вы действительно хотите, чтобы она очнулась? И чтобы нам пришлось тратить время на выяснение отношений с ней? Снова?
Вот, выбор не заставил себя ждать. Старший по званию и баджорская девушка. Казалось бы, все очевидно. Обоих он знает несколько часов, но за офицера ручается Звездный Флот – а за Мори в данном случае поручиться некому. С другой стороны, она и не скрывала своей принадлежности к повстанцам, а вот касательно ромуланских шпионов в форме никто никаких инструкций не предусмотрел, увы.
Разве что… Слишком уж тот настаивает оставить девушку. Есть ли этому объективные причины? Может, какая-то часть картины осталась нерассмотренной?
Райзианец чуть склонил голову вперед, и заговорил, негромко, обращаясь только к доктору.
 - С тех пор, как я оказался здесь, девушка неоднократно помогала мне, ничего не прося взамен. Без ее участия я бы не оказался здесь сейчас и с той информацией, которой владею. Акт агрессии, виденный вами, обусловлен желанием нам помочь. Сэр, я ручаюсь, что она не помешает выполнению моего задания, любого вашего приказа. Но оставить ее здесь после того, что произошло… Это невозможно. Ни как человек, ни как офицер – личные симпатии не должны влиять на действия, но остается честь мундира. Я не имею права так поступить.
- Честь мундира здесь не при чем, - тихо отвечал доктор. – Все гораздо проще…о-о-о… вам нравится девушка, вы хотите спасти девушку. Вам не нравлюсь я, потому что вы хотите спасти девушку. Вот так гораздо честнее. Что касается самой Мори, вы не поверите, но я уже спасал ей жизни, что и собираюсь повторить. Собирался. Думаете, у нас все получится? Кардассианцы нам помогут и, максимум, часов через шесть мы будем пить свежесваренный кофе 2374 года? Нет. Нас просто перебьют. Всех до единого.
Всегда везде и всюду должен присутствовать человек, способный трезво глядеть в лицо обстоятельствам и там, где прочие видят таинственную улыбку, усматривать злобный оскал. Торан не льстил ни себе, ни, с позволения сказать, коллегам, ни тем более обстоятельствам; прекрасно отдавая себе отчет в том, что по статистике самовольная прогулка до кардассианских тылов в двадцати пяти случаях из двадцати шести заканчивается простреленным затылков. В оставшемся единичном случае – оторванными конечностями и кишками, мила свисающими с низкого потолка камеры пыток.
Такая длинная тирада окончательно вымотала коммандера. Хотелось пить, но главное, конечно, спать. И куда-нибудь в тепло… 
- Кардассианцы слишком много болтают, - последняя реплика адресовалась глину Висаату. – Слишком долгая прелюдия. Я – шпион, предатель, перебежчик что для баджорцев, для всего оставшегося мира, больше не желаю слышать ни слова. Если господин Лорн хочет сунуть голову в петлю и испытать удачу – пожалуйста, пусть набирает столько баджорцев, сколько может поднять скиммер, а я… планирую умирать. И это плохо. Мертвые шпионы, предатели и перебежчики ничего не стоят даже для баджорцев.
С этими словами доктор медленно осел на пол, предлагая всему мира сгореть заживо.
Слушая препирательства доктора и инженера, научник вновь встал перед достаточно непростым моральным выбором - оставить человека ради высшей цели. Единожды такой выбор у Лирата сегодня был, бетазоид оставил друга в баджорском тылу, относительно вне опасности. Теперь, возможно, предстояло оставить и Мори. Без сознания, но девушка явно очнется позже, а тратить время на новые препирательства Солару как бы странно это не прозвучало – уже не хотелось. Сфера - прежде всего, затем здоровье спутников. Да и баджорке по завершении операции безопаснее оказаться здесь в катакомбах, чем одной в кардассианском тылу. Решено.
Бетазоид встретился взглядом с райзианцем и твердо молвил.
- Мистер Лорн, время не ждет. Нам давно пора в путь, глобальные проблемы с призраками сами собой не разрешаться. А девушка жива, будет и здорова, надеюсь. Не стоит подвергать ее дополнительному риску. Идемте.
Райзианец вслушивался в слова доктора и не верил своим ушам. Согласно только что полученной информации, тот не предполагает успеха для этого плана. Все, чем должна закончится история – плен и последующая смерть для всех участников.
Этого просто не может быть.
Хотя бы потому, что лично он собирается вернуться домой.
Кажется, пора прояснить ситуацию.
Инженер выслушал реплику научника, и встретился с ним не менее твердым взглядом. 
- Пожалуйста, в таком случае не мог бы кто-нибудь пояснить, что мы собираемся сделать прямо сейчас? Дойдем до скиммера все вместе, чтоб воспользоваться аптечкой и сократить путь к госпиталю? Разделимся? Тогда как я получу информацию о том, что должен привести аппарат к точке встречи? Как только мне предоставят необходимые инструкции – я готов начать действовать.
Лират едва заметно усмехнулся. О подробностях путешествия к месту нахождения Сферы научник до сих пор и не задумывался. Бетазоиду четко была ясна лишь конечная цель путешествия и способ починки артефакта.
- В настоящий момент мы незамедлительно выдвигаемся к месту расположения скиммера, далее корректируем планы по обстоятельствам, – безапелляционно подытожил Солар.
----------------------------------------------
Мори Джанир, Торан, Лират Солар, Веспер Лорн.


Если вы спокойны, когда все вокруг в панике, возможно, вы недооцениваете серьезность ситуации.
Offline  
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS