* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
30 11 2020, 05:03:27 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 ... 32
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
04 06 2018, 11:02:53 #120
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

– Если бы я её не уважала, я бы не стала с ней вчера говорить, даже если бы она первой начала – сказала М’Кота. – Так что да, я её уважаю. Правда, когда она выдумывает про меня всякие гадости, а потом меня же ещё и обвиняет, уважение резко идёт на убыль, потому что я не могу уважать человека, который не уважает меня. Что же касается субординации... – клингонка сорвала травинку и размяла её в пальцах в зелёную кашу. – Артур, я уже сказала вам вчера: приказов я не нарушала, и вы не имеете права меня подозревать в том, что я откажусь их выполнять – я не давала вам для этого повода. Но я догадываюсь о чём ты говоришь, – челюсти девушки сжались, так что ясно проступили желваки. – Ваши капитаны могут говорить человеку что угодно, не опасаясь вызова на поединок и ничем не рискуя. Имеют право оскорблять подчинённого и в грош не ставить его честь, а тот только и должен отвечать, что «да, сэр» и «слушаюсь, сэр». Так вот, от меня вы этого не дождётесь. Не только Осэ – любой капитан в нашей группе будет иметь моё уважение только до тех пор, пока сам уважает своих подчинённых – меня и любого другого, если же он будет нас оскорблять... в драку я не полезу и слово своё не нарушу, но ответить на это имею полное право.
- Тер, - сказал Артур, - ну во-первых, Осэ никогда не стала бы выдумывать про тебя гадости. Я же сказал, что ее реакция обусловлена таким восприятием всех ее слов. Вот и ей кажется, что ты ее не уважаешь, не принимаешь как капитана. Она должна точно знать, что ты принимаешь ее, как капитана. Ей нужно сказать это. Во вторых… Ну что ж ты ей богу так про Федерацию… - Лайтман поднял правую руку и обнял М'Коту за плечо, как брата, - все это совершенно не так. Вот знаешь, после твоих слов о капитанах Федерации – я имею полное право посчитать, что ты выдумываешь про Федерацию всякие гадости. Но я не стану так считать, я буду объяснять, что это не так. Что это необоснованно. Осэ уважает своих подчиненных, но и для того, чтобы было уважение к ним – необходимо проявить уважение к капитану. И еще раз, и снова – в любом конфликте две стороны – тебе необходимо опровергнуть сложившееся впечатление и показать уважение. И поверь мне, ты узнаешь, как федеральные капитаны заботятся о членах своего экипажа.
– Да знаю я, что в большинстве они у вас нормальные! – поморщилась М’Кота. – Отец рассказывал мне про тех, с кем ему довелось воевать. Но всё-таки любители оторваться на подчинённых встречаются везде, а ты мне так и не ответил, что полагается делать, если тебе попадётся как раз такой. Вот, предположим, я прибыла на корабль Федерации как офицер по обмену, а там командует как раз такой тип. Что мне делать, если он нанесёт мне оскорбление?
- Вот именно, воевать. И воевали мы что-то около двух веков, - сказал Артур, - пока ваш канцлер Горкон не решил, что пора оставить вражду. Осэ не из любителей оторваться на подчиненных, такого даже в мыслях сложно себе представить. И нанесение оскорбления представителю другой расы - вовсе не смысл существования Звёздного флота и Федерации. Мы ищем контакт, приходя с миром. И когда, что-то не получается, это не значит что мы хотели распри или вражды. Это значит, что у нас что-то не получилось. Если тебе нанесено оскорбление капитаном Звездного флота, хорошо, если ты сможешь переломить собственные привычки на некоторое время и спросить, в курсе ли капитан, что действие , совершенное им - является оскорблением, и как можно точно интерпретировать ситуацию. Не стоит сразу же хвататься за оружие, мы никогда не придем ни к чему в таком случае. В любом случае, описываемая тобой ситуация никакого отношения к Осэ не имеет.
– Я не знаю, имеет или не имеет, сама Осэ ничего об этом не сказала, – сказала М’Кота, бросив на Артура взгляд слишком, пожалуй, расстроенный для бравого клингона. – И, между прочим, под словом «воевали» я имела в виду Доминионскую войну, когда мы воевали на одной стороне – это к слову о понимании. Хорошо, я обдумаю твою идею насчёт того, чтобы спросить, понимает ли мой капитан, что наносит мне оскорбление или нет. Хотя я хотела бы знать ещё и то, что мне делать, если он ответит, что понимает, или что ему всё равно, и я просто должна соблюдать субординацию. Потому что если я стерплю ещё и это, я потом ни одному клингону в глаза посмотреть не смогу. Это будет то же самое, как... как заставить Осэ публично признать себя беззащиной маленькой девочкой. Ты бы не пожелал этого для неё, правда? Так разве справедливо требовать этого от меня?
М’Кота отвернулась, привалившись к поросшей мхом стене, затем сказала:
– Фес, я знаю, что ты пытаешься помочь. Твой друг и твоя женщина, и ты между двух огней – я знаю, что тебе больно и тяжело. Я постараюсь что-нибудь с этим сделать, вот только сперва придумаю, что именно.
Лайтман посмотрел в небо.
- Я знаю, что это было о доминионской войне, - ответил он. - Да просто к слову пришлась другая война, и поэтому я ее упомянул. Извини меня, я совсем плохой оратор. И у меня не получается сказать все.
- Прости, - сказал Артур, и поднялся. - Мне нужно отойти. Увидимся позже.
И Лайтман отправился обратно в пещеру.
___________
написано Артуром и М'Котой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
04 06 2018, 11:04:31 #121
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, база ученых на Кальдонии III


К тому моменту, как профессор Закария вернулась на базу, Делас уже не спала. Она лежала на подушке с открытыми глазами и задумчиво вертела в пальцах прядь своих новых волос – длинных, темных и немного вьющихся. Рядом с девушкой лежала открытая аптечка, которую Тенек вчера принес в спальню – но этого Делас уже не помнила. Она не помнила и то, как оказалась в этой мягкой постели под расшитым одеялом, как заснула вчера в общем зале, и даже что за сны ей снились.
А вот позапрошлую ночь Делас все еще отлично помнила… Девушка зажмурилась и со всей силы затрясла головой, прогоняя эти мысли. Еще вчера, в полусне сидя на гримерном кресле, она пришла к одной мысли, которая тогда казалась ей такой правильной и логичной. Вот бы только ее вспомнить! Кажется, там было что-то про то, чтобы не сдаваться и показать всем, что она на самом деле сильная, и что ей никто-никто для этого не нужен. У этого «никого» было конкретное имя и лицо – потому что на самом деле только ему она и собиралась доказывать, что прекрасно сможет сама справиться со всеми трудностями.
В стенах базы не было окон, поэтому трудно было определить, взошло солнце или нет.
Делас лежала, пока в дверь комнаты не заглянула ворта и не сказала голосом профессора Закарии:
-Ах, вы уже проснулись? Доброе утро. Как вы себя чувствуете, готовы присоединиться к своим коллегам?
Когда дверь открылась, Делас приподнялась на локте – она уже не выглядела такой сонной и усталой, как вчера, а грим кальдонианки сделал ее лицо свежее и здоровее.
- Да, все хорошо, - поспешила заверить профессора Делас, резко поднимаясь с подушки. Голова немного кружилась, перед глазами прыгали черные точки, и она зажмурилась. – Простите, что вчера так получилось… Я надеялась, что я смогу досидеть до конца. И… мне немного стыдно, но я не помню, как я тут оказалась.
-Мистер Арин принес вас, - ответила профессор Закария, - Пойдемте, мы как раз завтракаем.
- Принес? Ой… - смутилась девушка. Она скинула одеяло – на ней все еще была ее ромуланская учебная форма, но ботинки аккуратно стояли возле постели, - и поспешно влезла в форменную обувь. – Вы ведь не должны были возвращаться… Вы пришли из-за меня? – тихо спросила она, следуя за профессором Закарией.
-Что? - женщина слегка обернулась, следуя по коридору в аппаратную комнату, - Нет, мне нужно было сделать настоящий грим. Мистер Арин только что закончил…
Они вошли в помещение с приборами и действительно обнаружили там техника Арина Джааведа, который завтракал, сидя за консолью, не отрывая глаз от приборов. Рядом с ним стоял стул и его тележка с инструментами.
-Угощайтесь, - предложила женщина Делас, указывая на репликатор, - Правда, прошу прощения, но ромуланские блюда у нас не запрограммированы, на выбор есть только федеральное и баджорское… Впрочем, Бэйджор же теперь тоже в Федерации. И чтобы не терять времени, прямо за едой можно обсудить вашу легенду для мастер-класса. У вас есть идеи, что это может быть?
- Доброе утро! – баджорец оторвал взгляд от своей консоли и чуть рассеянно поприветствовал Делас. – Хорошо выспались?
- Да, неплохо, - все еще не слишком уверенно проговорила Делас, оглядываясь. Несмотря на то, что вчера она уже была здесь, все воспоминания застилал туман, и сейчас она точно впервые смотрела и на Арина Джааведа, и на Сорайю Закарию.
- Ничего страшного, баджорские тоже подойдут – или федеральные… - ответила она профессору и задумчиво нахмурила брови. Вчера она весь день не ела, и теперь организм требовал хоть чего-нибудь. Она наугад ткнула в наименование, которое значилось как «мюсли» и выглядело достаточно небольшим – потому что несмотря на требования организма, она все еще не чувствовала себя голодной.
- Вчера я говорила, что хочу быть врачом, - негромко проговорила Делас, садясь за стол и недоверчиво разглядывая выданную ей миску со странным содержимым. – Но потом, услышав легенду своего коллеги, я передумала… Я вам это уже говорила? Не помню… Но можно ли мне… не быть врачом? – уточнила она. – Я могу и так выучить все местные лекарства на случай, если кому-нибудь понадобится помощь, но я не чувствую это больше своей легендой – я не хочу быть второй, понимаете?
-Да, если вы так хотите, - слегка удивленно ответила землянка, переглянувшись с Арином, - Но если не врач, то кто?
Девушка сосредоточилась на том, как ложка поднимает со дна разноцветные хлопья и перемешивает их с синими ягодами и шоколадной крошкой.
- Танцовщица, - наконец, ответила она ровным голосом, методично перемешивая мюсли. – Или куртизанка.
Профессор посмотрела на девушку - так, будто впервые ее видела за это утро.
-Это… необычная легенда, - наконец, произнесла она, - Конечно, в обществе Кальдонии III это есть, и, честно говоря, это одна из немногих профессий, которая дает женщине свободу и возможность вести свой бизнес… весьма специфический. И конечно, мне было бы интересно показать некоторые атрибуты этой стороны жизни вашей группе - ведь это будут роскошные наряды и украшения. Вчера мы концентрировались на практичных повседневных вещах, но это совсем другое. Но вы понимаете, что такая легенда очень опасна?
- Да, - кивнула Делас, вылавливая синюю ягодку и отправляя ее в рот. – Меня сложно чем-то напугать, а уж тем более тренировочной легендой. Это лучше, чем быть вторым врачом в группе или чьей-то помощницей. И… мне кажется, я справлюсь с этой ролью, - она посмотрела прямо на профессора. – К чему мне готовиться?
Профессор Закария не ответила. Она подошла к репликатору, заказала в нем чай с молоком, затем вернулась к креслу рядом с техником Арином, села и начала размешивать напиток ложечкой.
-Вы думаете о том, чтобы быть более… дешевой или более дорогой куртизанкой? - наконец, спросила она.
Делас широко улыбнулась. Это была не радостная улыбка, но улыбка, бросающая вызов.
- Вы сказали о красивых нарядах и украшениях – это я люблю. Я также неплохо разбираюсь в искусстве, музыке, танцах – я получила очень хорошее образование в детстве. А мистер Арин сделал мне красивое новое лицо, - она кивнула баджорцу. - Думаю, я вполне могу замахнуться и на дорогую.
Профессор Закария не улыбнулась в ответ.
-Я все еще считаю, что это опасно. Мне кажется, безрассудным выпускать вас с базы в таком виде, хотя у нас всего лишь тренировка. Только если вы найдете себе телохранителя, мужчину, который будет вам служить. И это укладывается в роль. Кого из вашей группы вы можете попросить?
 Делас задумалась. Потом сильно помрачнела. Потом снова задумалась, решительно отметя одну кандидатуру и рассматривая других.
- Мистер Лайтман? Артур, - наконец, проговорила она. – Думаю, он смог бы... Или у него уже другая роль? – припомнила ромуланка. – Мистер Тенек выбрал образ старика – тоже мне, защитник!.. Хм, тогда я больше никого не знаю, - протянула она. – Но я и сама могу за себя постоять, вы не думайте, что раз я такая маленькая, то и беспомощная.
-Я понимаю, - серьезно ответила профессор, - Однако, слуга также подчеркивает статус, а вы изъявили желание его иметь. Но почему не воин с вашей планеты? Это был бы наиболее логичный выбор, тем более, что у него еще нет компаньона и истории.
Делас опустила взгляд в свою миску, а потом посмотрела на профессора:
- Потому что у нас слишком сложные отношения, - призналась она. – То, какой я была вчера… Обычно я не такая. Но из-за него я… это долгая история, и этого больше не повторится, но мне будет слишком сложно находиться рядом с ним. Я лучше откажусь от статуса по своей легенде – хоть я и люблю красивые украшения, - натянуто улыбнулась девушка.
-Я заметила, что отношения в вашей группе вообще сложные, - протянула профессор Закария, отхлебывая чай, - Но кажется, весь смысл вашего проекта в том, чтобы научиться работать вместе? А для этого нужно находиться рядом и говорить на сложные темы. Или сначала не говорить, а просто ехать бок о бок и смотреть в одну сторону. Возможно, этот поход как раз лучшая возможность все… если не привести в норму, то хотя бы попытаться найти новую норму. Вы же не планируете не говорить с ним больше всю жизнь?
- Вообще-то… - начала было Делас. Вообще-то именно это она и планировала. Но, наверное, так нельзя было делать – этого она еще не знала наверняка. – Вообще-то, я бы хотела ему отомстить, - неожиданно для себя завершила она фразу. – Но еще не знаю, как. Но ему будет неприятно находиться рядом со мной – это я могу гарантировать. Тогда, может быть, ваша идея и не так уж плоха…
-Ээээ… - профессор Закария выглядела ошарашенной, - Это совсем не то, что я имела в виду. Давайте я просто приведу вам всех мужчин… кроме доктора, конечно, и вы сами между собой все решите?
Делас вновь широко улыбнулась:
- Дело в том, что нахождение поблизости со мной будет самым большим наказанием для Ракара, - пояснила она. – Так что если вы не хотите подвергать его такой жестокости, я могу согласиться и на другого спутника… Хотя мне уже начала нравится эта идея! Но расскажите, что мне еще нужно знать о своей легенде, мне уже не терпится!..
-Я еще не уверена, что могу ее вам позволить, - отрезала профессор Закария, - Сперва я должна убедиться, что она вообще будет возможна. Вы подождете здесь с мистером Арином, пока я не схожу наружу и не переговорю с вашими коллегами? Он пока может показать вам нашу коллекцию украшений.
- Тогда я соглашусь на любую другую, - легко отозвалась Делас, но ее улыбка заметно померкла.
-Вы имеете в виду, если он не согласится? - уточнила профессор Закария.
- Я имею в виду, если вы не захотите давать мне эту легенду, - пояснила девушка. - А украшения я с удовольствием посмотрю...
- Тогда я принесу кое-что со склада, - проговорил Арин, вставая со своего места.
-Сперва мне нужно уточнить, - ответила женщина, - Вы подождете, пока меня не будет, или дать вам другую легенду прямо сейчас?
- Подожду, конечно! - поспешно ответила ромуланка.
-Хорошо, - ответила землянка, отставляя в сторону недопитый чай и направляясь к выходу из базы, - Надеюсь, я вернусь не одна.

________________________________
Написано с Делас
Offline  
04 06 2018, 11:05:52 #122
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Проводив взглядом Самриту, направившуюся обратно к своему спальному мешку, Квинтилия огляделась в поисках Иламы Толан.
Илама Толан нашлась довольно быстро: пока девушки разговаривали, женщина уже успела убрать свое спальное место, позавтракать и теперь заканчивала со своим полным облачением. Оставался только пояс с креплением для кинжала, с которым она как раз пыталась справиться.
Квинтилия Перим решительно направилась в сторону кардассианки. Однако, чем ближе она подходила к женщине, пересекая пещеру, тем медленнее и спокойнее становились ее движения.
-Госп… Ане-Лан, мы можем поговорить? - произнесла девушка-трилл, подойдя достаточно близко.
Толан оглянулась и, увидев Квинтилию, отложила пояс в сторону.
- Да, конечно... Лия, - отозвалась она с лёгкой улыбкой, точно ее забавляла вся эта игра с именами.
Квинтилия огляделась по сторонам, выискивая приватное место в пещере. У выхода, над обрывом, с левой стороны общались Тенек и Тэйра. С правой стороны выхода спал Ракар, мимо прошла профессор Закария, направляясь к нему. Ниже выхода, на тропинке находились Артур и М’Кота. Самрита заново устраивалась в своем спальном мешке возле костра.
-Мы могли бы поговорить… там? - Квинтилия указала на место возле стены, где только что общалась с Самритой, - Это по поводу… энсина, - понизив голос и посмотрев по сторонам, прошептала она.
На лице Иламы, даже несмотря на меняющий его голоэмиттер, промелькнуло выражение "ох уж этот энсин", и она тяжело вздохнула.
- Хорошо, пойдёмте, - согласилась женщина и первой направилась к указанному месту
-  Вы хотите, чтобы я уговорила ее сменить решение? - негромко поинтересовалась она по дороге.
-Нет, - быстро ответила Квинтилия.
Когда они сели на камни возле стены, она добавила с невинным видом:
-Я хочу, чтобы вы забыли, что она вообще принимала такое решение.
- Вот как, - усмехнулась Илама. – Она уже успела передумать и попросила вас мне это сказать? Неужели она сама побоялась?
-Нет, - уверенно ответила Квинтилия, - Но ей очень стыдно и тяжело в этом признаться, особенно вам. Эти слова определенно были ошибкой, сказанными в сердцах и на эмоциях. Принимая решение такой важности, разве человек не заслуживает “периода тишины”, в течение которого он может передумать? Вы знаете… как в тех ситуациях, когда человек подает прошение об отставке, потом передумывает… и обнаруживает, что его начальник не отправлял это прошение дальше по структуре?
- Я понимаю, - склонила голову координатор. – Именно это я ей и советовала – подумать еще. Но мисс… Осэ была непреклонной и уверенной в своем решении. Хоть мне оно совершенно не нравится – ни относительно ее самой, ни в рамках общей динамики группы. Только вот…. Осэ хотела, чтобы я объявила о ее уходе с роли капитана, когда все проснутся, вы же просите повременить. Я видела, что вы с ней о чем-то долго говорили – догадываюсь, что именно о ее решении. Теперь она больше не торопится? – улыбнулась Илама.
-Нет, не торопится, - быстро ответила девушка, - Ей нужно еще немного времени, чтобы кое с чем разобраться. И я… как бы… помогаю ей в этом. Поэтому, пожалуйста, не объявляйте пока ничего, пока она не подтвердит свое решение.
- Хорошо, - в голосе кардассианки звучало облегчение. - И спасибо вам, что делаете это. Я рада, что вы смогли хоть немного продвинуться с ее уговорами, потому что упрямство Осэ… - она не договорила и вздохнула. – А как ваши дела? У меня совсем не было времени пообщаться с вами после начала миссии – не считая рассказа о ваших приключениях, конечно.
-Это были не сложные уговоры и она была не очень упрямой, - быстро заметила трилл, - Мои дела? Мне сложно сказать. Я чувствую, что начинается что-то новое, и нахожу это… неожиданно волнующим.
- Новое – это всегда хорошо, - задумчиво проговорила женщина. – Почти всегда. Я надеюсь, что вы встретите что-то такое, что придаст вам новый импульс. Я это пока еще только  ищу.
-Cпасибо, мэм, - улыбнулась девушка, - Надеюсь, вы тоже найдете какой-то новый смысл. А теперь мне нужно идти. Возможно, мне нужно поговорить еще с кем-то. Понимаете, я очень хочу, чтобы этот проект работал.
- Он будет работать, – кивнула Илама. – Хоть и не сразу. Удачи вам, а я пока сделаю вид, что Осэ мне ничего не говорила.
___________
С Квинтилией
Offline  
04 06 2018, 11:10:19 #123
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

У стены пещеры справа, у самого выхода, свернувшись калачиком и накрывшись спальником, спал ромуланец. В руке он сжимал ножны с вложенных в них мечом.
Но несмотря на то, что его вахта закончилась, ромуланец спал очень чутко, поэтому сразу услышал, как кто-то назвал его имя. Открыв глаза, он увидел землянку-профессора, стоящую на расстоянии протянутой руки.
Это были неясные тени. Ромуланец блуждал между ними и бежал, то в одну, то в другую сторону. Тени забирали у него самое важное, самое дорогое в его жизни,без чего ничто не имело смысла. Все ускользало из его жизни, и он был беспомощным, как никогда.
Из этого его вырвал звук, его звали. Но его звала не она. Не та, что была важнее всего на свете, и даже не родина. Увидев профессора, Ракар поднялся, быстро потерпев лицо ладонью.
- Доброе утро, - сказал Ракар.
-Извините, что разбудила, - деловым тоном сказала профессор, - Но вы нужны мне для одного дела.
- Да, Ане-Сои, конечно, - сосредоточено кивнул ромуланец, последний раз потерев глаза, - я готов, что случилось?
-Для обеспечения адекватного прикрытия для всех в этой группе мне нужно, чтобы вы сыграли определенную роль, - продолжила женщина, - Все остальные, кого я могла бы попросить, уже более-менее связаны между собой, - она огляделась назад, в пещеру, - И даже если бы кто-то из них был свободен, вы - лучший кандидат с вашей легендой воина. Мне нужно, чтобы вы сыграли телохранителя одной леди.
Ромуланец посмотрел на профессора Закарию с лёгкой полуулыбкой, которая, впрочем, тут же сошла с его лица. “Мне нужно, чтобы вы сыграли роль”. Как это… профессионально! Как это было знакомо. И это было интересно. Конечно, разве он может отказаться от встраивания в интригу, благодаря которой он может узнать все?
- Хорошо, - сказал Ракар, - телохранитель - вполне соответствует моим умениям. Кто эта леди?
-Попробуйте догадаться сами, - предложила профессор Закария, - Я отведу вас к ней. Мне неизвестно, что произошло между вами раньше, но сейчас самое время отставить в сторону чувства и работать. Отношения в вашей группе сложные, и мне совершенно не улыбается провести остаток мастер-класса в компании восьми людей, которые не могут сосредоточиться на занятии.
- А, леди из нашей группы, - негромко сказал ромуланец, - я, признаться, подумал, что дело несколько шире. О, не беспокойтесь, ромуланцы - профессионалы. Сосредоточение на деле - не может вызывать у вас сомнений. Не только ромуланцы. Эти федераты - тоже все весьма неплохи. Пойдемте, - Ракар наклонился, поднял меч. - Щит и второй меч пока лежат на импровизированной заставе.
Ракар бросил взгляд на Квинтилию. Долгий взгляд. А потом посмотрел на профессора.
- Я готов. Как там у нее дела, у этой леди?
-Лучше, - ответила землянка.

***

Когда Ракар и профессор Закария снова вошли на базу, сперва она показалась им совсем пустынной. Профессор переговорила с баджорцем по связи, он открыл им внешнюю дверь, а затем они прошли по коридорам, в которых никого не было. Какой контраст по сравнению с предыдущим днем, когда здесь толкались кадеты группы “Альфа”!
-Джаавед? - позвала профессор Закария, входя в аппаратную комнату.
-Мы здесь, - отозвался Арин, выходя из гостинной, а за ним появилась…
Делас было сложно узнать с первого взгляда. Свое дело сделали новый цвет кожи, цвет глаз и длинные темные слегка вьющиеся волосы. Но еще больше восприятие ее внешнего вида меняло ощущение здоровья и нормальности, которое от нее теперь исходило. Следов болезни больше не было заметно.
Пока профессора Закарии не было на базе, они с Арином явно не теряли времени и в какой-то мере развлекались. Делас была уже одета по кальдонианской моде - но за все время пребывания здесь Ракар еще не видел таких дорогих, расшитых золотыми нитями и бисером тканей. Можно было предположить, что несмотря на легкость и тонкость самой ткани, из-за вышивки юбка Делас вовсе не была невесомой. Вцелом весь наряд был значительно более открывающим светлую кожу груди, живота и рук, чем у Самриты Баккер. Впрочем, можно было предположить, что все это можно было прикрыть вуалью, закрепленной на голове девушки с помощью диадемы с крупным красным камнем. И это было не единственным украшением - на руках Делас звенели браслеты, на шее - ожерелье, в ушах массивные серьги и даже в носу поблескивало золотое колечко. Это была роскошь, кричащая о том, что на ее владелицу следует обратить внимание.
- А теперь попробуйте покружиться, - проговорил Арин Джаавед, держащий в руках большую груду ярких тканей – очевидно, что это была не первая примерка.
Делас сделала грациозный оборот вокруг своей оси, и все ее украшения зазвенели в такт ее движения.
- Ну как? – баджорец с довольным видом посмотрел на Ракара и профессора Закарию, а Делас, казалось, даже и не обратила внимание на вошедших.
Баджорца Арина Ракар старался игнорировать. С баджорцем Арином у него может быть только один разговор - о дуэли. И Ракар собирался этого избежать, если удасться. Пока шли к базе, ромуланец снова приладил меч за спину, и теперь его рукоятка торчала у него из-за правого плеча.
- Доброе утро, - сказал Ракар,  глядя на преображение Делас. Теперь он стоял чуть пошире расставив ноги и, сложив руки на груди, критически разглядывал маскировочный костюм. - Какую легенду символизирует такое одеяние? - спросил ромуланец.
-Мисс ромуланка решила попробовать себя в роли куртизанки, - сообщила профессор Закария, - Это очень смелый вариант, и поэтому ей нужен напарник. Вы готовы? - обратилась она к ромуланцу.
- О... - задумчиво сказал Ракар, - интересно. - потом он чуть нахмурился, размышляя.
- Телохранитель, куртизанки...хм. Согласен, почему бы нет. - И Ракар посмотрел на Делас, потом перевел взгляд на профессора:
- Вы знаете, именно с такой легендой - можно попытаться проникнуть в Ни'Хан. И ... очень даже интересно попытаться.
-Возможно, если нам из Федерации пришлют какого-то другого ученого, помоложе и покрасивее меня… - начала профессор Закария, а затем с любопытством посмотрела на Ракара и Делас, - Или вы предлагаете себя? Неужели вы не боитесь настоящей миссии?
- Я ничего не боюсь, - вскинула голову Делас, и в ее руке сверкнул острый изогнутый клинок. Было совершенно непонятно, откуда она его достала, и как он все это время скрывался в складках ее наряда или среди украшений.
Ракар улыбнулся, посмотрел на профессора.
- В этой команде вы не найдете трусов. Причем, я имею в виду всю нашу команду. Да, это было как раз предложение, про Ни’Хан. Делас, - Ракар посмотрел на девушку, - а имя уже придумала себе?
- Меня зовут Дея, - ответила она, не глядя на Ракара. – Мне ведь не положен префикс Ане, не так ли? – она посмотрела на профессора и Арина.
-Ну, с учетом вашего наряда, вы вполне можете быть Ане, - заметила профессор Закария, еще раз оглядев куртизанку с ног до головы, - Спасибо за предложение, конечно, но в Ни’Хан вы сегодня не отправитесь. А теперь садитесь и послушайте… Комфортная женщина такого класса, на которые указывает этот наряд и украшения - это не то же самое, что шлюха. Она не обязана оказывать весь спектр услуг, ее задача - создание настроения ее клиентов. Мужчинам нужен не только сам… акт, если вы понимаете о чем я, его можно найти проще и дешевле и занимает он не так много времени. Для полноценного отдыха необходима атмосфера - кто-то, кто посидит рядом и усладит взгляд, кто-то, кто нальет вина и подаст мясо, кто-то, кто расскажет забавный анекдот, чтобы отвлечь от повседневных забот и жестокости. Кто-то, кто может петь и танцевать и не будет задавать вопросы о сложных вещах вроде - на что нам кормить наших детей? Когда ты зашьешь полог шатра? Скелет ящера уже три луны валяется в углу, когда ты пойдешь и зароешь его уже? Приятную компанию найти гораздо труднее и поэтому она ценится дороже, за нее готовы платить деньгами, украшениями и покровительством. Однако, некоторым может быть мало и они захотят продолжения, после трех кувшинов вина из ягод ри предыдущие договоренности могут оказаться в тумане. Поэтому вы можете оказаться в опасности, - она посмотрела на Делас, - И поэтому вам нужен телохранитель… ваш рыцарь, если хотите.
Делас слушала профессора внимательно и сосредоточенно, периодически кивая ее словам, но она совсем не выглядела испуганной или взволнованной, точно вещи, о которых говорила Закария, были сами собой разумеющимися и понятными ей.
- Я вас прекрасно поняла и со всем этим справлюсь, - уверенно заявила она, наматывая на палец длинный локон новых волос. – Я могу обеспечить прекрасную компанию тем… кто это ценит, - быстрый взгляд, брошенный в Ракара, был не менее острым, чем кинжал Ане-Деи. – Если по этой роли мне положен телохранитель, я не буду от него отказываться. Надеюсь, он должен быть молчаливым и не мешать мне работать?
-По-крайней мере, от работы он не должен вас защищать, - хмыкнула профессор Закария, - Но, разумеется, раз мы никого не встретим по пути, то это всего лишь роль… но роль, которую нужно сыграть, чтобы немного на своей шкуре понять жизнь на Кальдонии III. Как и у остальных участников группы.
____________
С Делас и учеными


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
04 06 2018, 11:11:21 #124
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Ракар внимательно слушал новую для него информацию. Он тоже был сосредоточен, на множестве мелочей и целом. Особенно запомнились, и он отметил название вина из ягод ри. Неплохо было бы найти местный аналог кабака, и предаться в нем забвению. Если конечно на ромуланцев оно действует.
А потом ему начинали смутно быть понятны мотивы Делас. Не совсем, но он чувствовал, что она выбрала такую легенду из за него. И ромуланец смотрел в пол. Ему становилось горько от всего.
- Да, я сыграю свою роль со всем старанием, - сказал Ракар, - молчаливо и аутентично. Но и ты, Ане-Дея, должна помнить, что лучше быть осторожной. При определённых … гм… обстоятельствах может сильно пострадать их федеральная первая директива. А остальное конечно будет выполнено на высшем уровне.
- Может пострадать, правда? – Делас невинно взмахнула ресницами и посмотрела на профессора. – Мне казалось, что мы весьма похожи на кальдонианцев… во всех смыслах. Но да, да, конечно, осторожность… Осторожность – мое второе имя!
Профессор Закария промолчала, сочтя вопрос девушки риторическим.
Ракар медленно кивнул, не глядя ни на кого.
- Ясно. Ну что ж, все понятно. Вот еще что должен напомнить – роль телохранителя – конечно молчаливая и невмешательская. Это будет сделано, но в вопросах безопасности – роль телохранителя – определяющая. Охраняемый не должен препятствовать телохранителю исполнять обязанности, иначе сложно будет исполнить обязанности качественно. Директива не будет нарушена. И … вот еще, - Ракар сначала взглянул на Делас, потом на профессора, - я слышал вашу беседу с Ане-Лиром. И должен сказать, что нам придется вынести с базы для Ане-Деи нечто, что не вписывается в этот доварповый мир. Это ее аптечка. Просто потому, что это крайне необходимо. За безопасность этого предмета я отвечаю своей головой. Слово соблюдать ПД – я дал. Вы можете не беспокоиться.
-Вам придется найти баланс, - пожала плечами профессор Закария, - Ваше исполнение ваших обязанностей не должно ограничивать свободу вашего нанимателя. Тело, которое вы храните, имеет право голоса, и его голос - решающий. Вы на него работаете, а не он у вас в подчинении. Весь смысл иметь телохранителя - в том, чтобы иметь возможность делать опасные вещи, приходить на встречи со своими врагами, но при этом не пострадать, потому что твоя спина прикрыта. Телохранитель - это не советник, который рекомендует сидеть за крепкими стенами, чтобы как бы чего не случилось. Это тот, с помощью кого получится войти в опасную ситуацию и выйти из нее. Например, теоретически, если Ане-Деа захочет спуститься в темный подвал, вы оцените опасность такого действия и вынесете ваши рекомендации. Но если она не согласится с ними и все равно захочет пойти, вы не можете ей запретить и заставить этого не делать, вы отправитесь перед ней и будете выполнять свою работу в этих условиях так хорошо, как возможно. Ваша цель - не сферическая безопасность в вакууме, а безопасное выполнение задач, которые ставит наниматель - в данном случае, Ане-Деа.
- Несомненно, профессор, - склонил голову Ракар, - все так и будет.
-Вы можете взять ваши лекарства, - кивнула профессор Закария Делас.
Делас победно посмотрела на Ракара и довольно улыбнулась.
- Спасибо, - кивнула она землянке. - Всю аптечку?
-Только жизненно необходимое, без чего вы не сможете обойтись, - ответила профессор.
- Ну ладно... - протянула ромуланка. - Я могу попросить какую-нибудь сумочку? Для зеркала, кошелька, украшений... и прочего жизненно необходимого.
-Джаавед? - землянка посмотрела на помощника, - Сообразишь что-нибудь?
- Да, здесь было кое-что... - баджорец водрузил ворох разноцветных тряпок на обеденный стул и извлёк оттуда маленькую тканевую сумочку, расшитую бисером и блёстками. - Сюда поместится все ваше самое необходимое?
- Должно, - улыбнулась Делас. - Я скоро вернусь.
Взяв сумочку, она исчезла за дверью, сопровождаемая лёгким звоном украшений.
Ракар размышлял, молча ожидая Делас. Все ее взгляды он пропустил. Он не знал, как и почему все это происходит. Но он понимал, что после того, как она поняла его отсутствие в своей жизни - одим из спасительных маневров могло стать путешествие во все тяжкие. И, видимо, именно это сейчас происходило. И еще она наверняка хотела, чтобы он видел, как это с ней происходит. Бедная Делас. Зачем вообще командование прислало ее сюда? Хотя, командование могло быть не в курсе ее детской влюбленности. Командование не знало, что он, Ракар, отдал свое сердце совсем другой девушке. Ракару было больно. От того, что он сделал, от того, что он ничего не может изменить. Возможно, ему и правда следовало улететь домой, чтобы никого не мучить. Раз уж пошла такая жизнь, что все происходящее приносит одну только боль всем тем, с кем он рядом.
Подняв взгляд к потолку, ромуланец вспоминал Квинтилию. Не надо было ее будить, надо было дать поспать. Но он увидел, что она видела рассвет. Кто знает, что было лучше? У него нет никаких ответов ни на что. Он только помнил ее слова. Ее слова, каждое слово ее было выжжено в его душе, навечно, он все запомнит.
_______________
С Делас и учеными
https://i.pinimg.com/564x/75/a6/a6/75a6a6d8831c465ed949aae280a031d7.jpg


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 06 2018, 08:31:39 #125
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


М’Кота сидела на тропинке, ниже выхода из пещеры, привалившись к поросшей мхом скале.
-Я могу тут тоже присесть? - раздался голос.
На тропинке стояла Квинтилия Перим, забавная в своем бесформенном и потертом одеянии.
– Садись, – кивнула М’Кота и спросила: – Мне уже пора прыгать с обрыва во искупление своих грехов или пока рано?
Квинтилия села на землю и тоже прислонилась к стене.
-Обещаешь не поднимать меня в воздух и не переставлять с места на место, как в тот раз? - она улыбнулась, как будто это была шутка.
Квинтилия вообще улыбалась редко.
– Я помню, что тебе это не нравится, – криво усмехнулась М’Кота. – Так что, можешь быть спокойна: пока это не понадобится для спасения твоей жизни, тебе это не грозит.
-Что-то мне подсказывает, что это не понравится большинству людей, - как бы между делом заметила Квинтилия.
Она сорвала травинку и повертела ее в пальцах.
-Если ты подозреваешь, что меня подослала Самрита, чтобы рассказать, что ты должна делать во искупление грехов, то ты ошибаешься, - наконец, заметила трилл, - Мы с ней сильно сблизились во время нашего совместного отпуска, это правда, но я сейчас здесь не поэтому. Я просто очень, очень хочу, чтобы этот проект работал! И без вас обеих этого не получится. Я знаю, что что-то случилось. И знаю ее сторону - в общих чертах. Но не я не знаю твою… Расскажешь?
М’Кота повернулась к ней и посмотрела на неё в упор – она не умела и не любила говорить обиняками:
– Никто из нас не знает, что понравится, а что не понравится большинству людей: ни ты, ни я не облетели всю Вселенную, чтобы это выяснить. Я знаю, федераты привыкли считать большинством себя, но это довольно дерзко с их стороны... Впрочем, это всё философия, – перебила она сама себя. – Я просто хотела сказать, что не люблю намёков почти так же, как ты не любишь, чтобы тебя переставляли с места на место. Так что давай договоримся говорить прямо, хорошо? И тогда я прямо спрошу тебя: как поможет проекту то, что я вмешаю в эту историю ещё и тебя? Я не люблю обсуждать людей у них за спиной без веской причины, это... нехорошо.
-Я… как бы… уже в нее вмешана, - заметила Квинтилия, - И я хочу помочь. И да, ты права, то, что я сейчас сказала, касается не всех людей в галактике, а тех, кто более-менее похож на меня. Но вот за них я бы могла говорить с точки зрения своего опыта. Самрита тоже похожа на меня, пусть и относительно, поэтому я понимаю ее и могу быть полезной в построении плодотворных рабочих отношений, как мостик между вами. И вот это поможет проекту.
– Ну, допустим, – согласилась М’Кота. – Тогда просто скажи мне: вот ты в миссии на нескольких человек выбираешь себе роль повышенной опасности, из-за идиотских законов местного общества, и товарищ по миссии говорит тебе, что он и остальные не оставили бы тебя одну, и что вообще при такой низкой информированности, никому из участников лучше не оставаться без подмоги; ты бы нашла в этих словах что-нибудь оскорбительное?
-Нууу… - Квинтилия подняла глаза к небу, - Возможно, если бы я в тот момент очень-очень хотела бы доказать всем вокруг, что я сильнее, чем обо мне все думают и чем я сама о себе думаю, то мне бы пришло в голову, что нужно броситься в опасную ситуацию и как-нибудь ее единолично преодолеть. И тогда мои заслуги будут только мои, и все поймут, чего я стою. А если мне будут помогать - то это уже будет не то, поди разбери, где чья заслуга и насколько я вообще справилась.
Квинтилия тяжело вздохнула.
-Послушай… я не знаю точно, чему учат оруженосцев, но в воздухе так и витает ощущение, что у тебя есть потенциал капитана. И у Ракара тоже, определенно. И у Артура, я его знаю с Академии. Вы трое гораздо больше подходите на эту роль, чем Самрита. И она это знает. Рядом с вами она ощущает себя как овечка, которой нужно командовать волками. Значит, ей нельзя позволить себе ни малейшей слабости, все время надо проявлять силу и доказывать, что она вам ровня. В том числе и в бою. Поэтому малейшие намеки, что она не справится одна и ей нужна помощь, равняются признанию, что она как раз не ровня. А это обидно, даже если отчасти правда. Но ведь ты не это имела в виду?
М’Кота прикрыла лицо рукой всем понятным интернациональным жестом:
– Ну, разве в этом сила? Сила в том, чтобы верить не только в себя, но и в других, не только прикрывать другому спину, но и доверять ему свою... Хотя я понимаю, о чём ты говоришь: наши мальчишки тоже успевают набить себе на этом много шишек, и хорошо если только шишек! Нет, я конечно не такое имела в виду, и я ей это вчера рассказала. Я имела в виду то, что могла бы сказать отцу, брату, Артуру, просто товарищу по оружию, другу... – на этом слове М’Кота слегка запнулась. – Ведь даже смертникам которые уходят в одиночную миссию без возврата, говорят, что их товарищи с ними. А если есть хотя бы шанс их спасти – идут и спасают, не взирая на риск. Вот чему учат оруженосцев в первую очередь. Да, нас учат разным вещам, но в первую очередь – товариществу.
-Видишь, даже ваши мальчишки набивают шишки, но они начинают делать это раньше, с клингонских яслей, а не как я, например, только сейчас во взрослом возрасте. Концепция созависимости  - не самая простая для понимания, хочешь - верь, хочешь - не верь, - заметила Квинтилия, - Нужно время и нужен опыт. Я понимаю теперь, что ты хотела помочь, и тебе, должно быть, тоже было неприятно, что твою помощь отвергли. А ты правда доверила бы ей прикрывать твою спину?
М’Кота подняла голову:
– Конечно! – потом покачала головой, словно удивляясь глубине человеческих заблуждений: – Вы с Самритой не понимаете одного: если бы я считала её маленькой жалкой трусихой, я бы прямо так и сказала, без намёков и обиняков. И если бы я не доверяла ей и не видела в ней товарища, я бы прямо так и заявила, и отказалась бы работать с ней в одной легенде. И с капитаном то же самое, я же сказала, что терпеть не могу намёки! В том числе и поэтому, мне было не просто неприятно.
Клингонка замолчала, сердито тыкая кинжалом в землю, словно эта несчастная каменистая почва была во всём виновата.
– Это было оскорбительно, – сказала наконец она. – Вообразить, что мне придёт в голову вложить такой подлый смысл в лучшие слова, которые я могла когда-либо сказать другому человеку! И ещё – что я побоюсь сказать что угодно прямо и буду подло намекать. И приписать мне то, что я не вижу в ней капитана – это тоже якобы следовало из тех моих слов. А потом взять, да и обвинить меня в том, что я мешаю ей обсуждать её легенду, и предложить профессору Закарии отойти от меня подальше, словно я... – (М’Кота раздула ноздри и заставила себя замолчать, чувствуя, что собственные слова разжигают в ней злость, и если дать им волю, тлеющий пока что уголёк ярости разгорится в целое пожарище), – короче, отойти подальше, – нескладно закончила фразу клингонка. – А я ведь не подслушивала! Был общий разговор, и там рядом была Тэйра – и её-то никому не пришло в голову в чём-нибудь обвинить!
Квинтилия кивнула, как будто эмоциональные слова клингонки были именно тем, чего она ждала.
- Тебе обидно, что от твоего предложения помощи отказались. И от предложения войти в твою пусть и выдуманную для легенды, но все равно семью. И ты не понимаешь, почему в твоих словах видят не тот смысл, который ты вкладывала, это дезориентирует. И ты чувствуешь, будто тебя не принимают в компанию, как будто с тобой что-то не так. Я правильно понимаю?
– Не совсем… – М’Кота попыталась проанализировать свои чувства. – Дело не в том, что от моей помощи отказались, а в том, как от неё отказались. Словно я претендовала на что-то, чего я недостойна, и меня поставили на место. Всё остальное верно. И ещё… я не привыкла к тому, что у вас в порядке вещей… – клингонка никак не могла подобрать подходящее выражение и сделала неопределённый жест, – ну, вот это ваше «я тебе не подруга», – нашлась наконец она. – У нас так не говорят и этого не понимают. Конечно, глубокая дружба как в легендах, возникает не от того, что ты с кем-то в одном отряде, но между теми, кто в одном отряде, устанавливаются определённые узы – узы товарищества, фронтового братства, взаимной поддержки. У нас вообще нет понятия «не друг». Бывает «друг» в смысле той дружбы, которая воспевается в песнях, бывает «друг» в смысле «товарищ» или «не  враг». А «не друг» – это холодное и враждебное понятие, это – «нéдруг» или вовсе «пустое место». И оба варианта намного, намного хуже, чем враг!! Я думаю, ты понимаешь, почему.
-Мне жаль, что тебя это расстраивает, - признала Квинтилия, - Мы очень разные. Но я знаю, как это - когда тебя не принимают, а твои благие намерения не ценят. Тебе нужны мои советы, что можно сделать для улучшения отношений с энсином Баккер? Не гарантирую, что это точно поможет, но сейчас самое главное - это отношения в команде.
– Наверное, это зависит от самих советов, – чуть подумав, сказала М’Кота, – но не послушаешь – не узнаешь! Давай попробуем.
_________________________
Написано совместно с М'Котой


Ex Astris, Scientia
Offline  
06 06 2018, 23:30:44 #126
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 6

– Как я это вижу… - медленно начала Квинтилия, - Слова, которые тебя вчера расстроили и разозлили, энсин Баккер произнесла лишь в ответ на твои - важность и истинных смысл которых она не поняла сразу и которые поэтому ее расстроили. Она не хотела тебя по-настоящему оскорбить, она использовала агрессию как защиту, потому что ей было больно. В этой ситуации нельзя сказать, что кто-то один прав, а кто-то один - виноват. Пострадали обе стороны, и обеим теперь нужно залечить душевные раны. Вряд ли это получится за один разговор. И я прошу тебя быть великодушной и позволить энсину Баккер начать свой процесс исцеления первой. Ты сможешь пойти на это?
М’Кота кивнула.
– Я вообще не злюсь подолгу. Приложить сразу, пока внутри ещё всё кипит – это да, без этого я не могу, и именно это как раз и случилось сразу после слов Самриты, но копить обиду – это не про меня. Вчера я пришла почти к той же идее и сделала первый шаг, но наверное это был какой-то не такой шаг, потому что ничего не вышло.
– Вчера все были слишком усталыми, - покачала головой Квинтилия, - Пусть события вчерашнего вечера останутся в прошлом, и вы сможете начать с чистого листа. И когда или если Осэ придет к тебе сегодня, пусть сперва скажет все, что хочет сказать. А затем…
Квинтилия отбросила в сторону травинку, которую крутила в пальцах и сорвала новую.
– Сегодня ты сказала, что терпеть не можешь намеки, и если бы что-то было не так - например, ты бы считала Осэ маленькой трусихой или недостойным капитаном, то так бы и сказала, - медленно продолжила она, - Если подумать, это характеризует тебя как открытую и дружелюбную к миру личность, ты по умолчанию стараешься думать обо всех хорошо. И ты очень смелая, потому что не побоишься говорить о плохом, рискуя навлечь на себя чужой гнев. Для тебя все хорошо, а если что не так - ты скажешь и не будешь стесняться в словах. Но… слова о том, что все хорошо, тоже заслуживают быть сказанными. Людям это бывает нужно. Так что если ты признаешь право Осэ быть капитаном на этой миссии - озвучь это. Например, если бы ты прибыла на новое место службы и встретила своего нового капитана - что бы ты ему сказала, чтобы зарекомендовать себя? Что-нибудь торжественное?
– Когда новобранец прибывает на корабль, говорит капитан, – покачала головой М’Кота, – новобранец только отвечает на вопросы. По-моему, тут нужно что-то другое, не из клингонской практики. Мы вообще скупы на похвалы, а подчинённые скупы на них вдвойне: заискивание перед начальством, заигрывание с подчинёнными – мы стараемся избегать всего, что буйное воображение злоречивых может приравнять к этим вещам. Если же капитан сомневается в уважении подчинённого, дело не обходится без схватки, и выжить оба могут только если победитель будет великодушен и благороден. Но ты права в том, что я должна была сказать ей вчера, что я признаю её капитаном. Мне казалось, что это следовало из моих слов, но обдумав их сегодня, я поняла, что для горячей от гнева головы это могло и не быть достаточно понятным. И надо было сразу ей сказать, что нечего бросать капитанский пост… – М’Кота вздохнула и, посмотрев на Квинтилию, призналась: – Но вчера это просилось на свет такими словами, что мне их лучше было не произносить! Это решение было таким дурацким, что мне хотелось её за это просто отлупить!
– Хорошо, что ты сдержалась, - улыбнулась Квинтилия, затем помолчала и продолжила, - Быть чьим-то капитаном - это своего рода договор. Мы все выразили свою лояльность еще на ДС9, но вы двое пропустили эту стадию. Твоя поддержка очень важна для Осэ.
– Тогда давай начнём с того, что я ей это скажу, – согласилась М’Кота. – Думаю, сегодня это получится у меня намного лучше.
Квинтилия согласно кивнула, потом помолчала, глядя на плоскую долину внизу.
– Можешь некоторое время никуда не уходить? Так, на случай, если кое-кому захочется поговорить с тобой.
– Подожди! – встревожилась М’Кота. Разговор шёл так спокойно и неспешно, что ей казалось, они всё успеют обсудить, а беседа с Самритой начнётся ещё нескоро. И вдруг разговор так резко подошёл к концу! – Если ты имеешь в виду Самриту, мы снова как пить дать вляпаемся! Ты ещё не всё мне посоветовала! Например, нужно ли объяснять ей, какие я испытывала чувства, или такая попытка опять её взбесит? И как мне обсуждать с ней проблему – как инцидент между капитаном и подчинённым, или как личный конфликт, в котором чины не имеют значения? И задавать ли снова вопрос о правилах поведения для капитана? Ведь именно вопросы о том, вела ли она себя как капитан, и о том, как мне расценивать наш конфликт, и привели к тому, что она решила отказаться от этой должности! И теперь я вообще не знаю что можно, а что нельзя затрагивать в разговоре. Если ничего этого обсуждать нельзя, как я узнаю, ждут меня в будущем новые оскорбления или нет? Я не хочу, чтобы такие вещи считались допустимыми по умолчанию!
Квинтилия, собиравшаяся было встать на ноги, снова села.
– Как я сказала, едва ли все ваши разногласия можно решить за один разговор. Поэтому я бы предложила первый из их серии посвятить установлению отношений “начальник - подчиненный”. Ведь именно это волнует Осэ сейчас больше всего и больше всего отражается на функционировании всей нашей группы вцелом. И когда вы разберетесь с этим, в следующий раз можно затронуть уже другую тему. Я уверена, что для этого будет много возможностей сегодня - во время перехода, который запланировали для нас ученые, или вечером во время ужина. Не стоит все валить в одну кучу.
Брови М’Коты сошлись на переносице:
– Значит вот, что её в первую очередь волнует…
Она помолчала, прогоняя досаду и обдумывая слова Квинтилии.
– Хорошо, – сказала она наконец. – Я буду надеяться, что пока мы всё не выясним, ничего плохого не случится. Но я чувствую себя словно на узкой тропе по уши в болоте: что если некстати опять случится недоразумение? Я не смогу промолчать! Даже если бы хотела, я не смогу: не ответить на оскорбление – позор для клингона! Хотя… – клингонка снова задумалась. – Артур дал мне хороший совет. Если случится недоразумение, я спрошу Самриту, понимает ли она, что её слова звучат как оскорбление. Как думаешь, это поможет?
Квинтилия заколебалась.
– Может помочь… Но только наедине, иначе ей придется объясняться и оправдываться на глазах подчиненных, что можно рассматривать как угрозу ее авторитету. И я все-таки считаю, что задачей Осэ не было тебя оскорбить, это было другое. Ты говоришь, что на клингонском корабле если капитан сомневается в уважении подчинённого, дело не обходится без схватки. Но ведь не обязательно сразу хвататься за оружие, иногда достаточно просто рявкнуть? И если клингонский капитан на тебя рявкнет, ты же не сочтешь это оскорблением, а замолчишь, отойдешь, иным способом продемонстрируешь подчинение. Вот что это было со стороны Осэ, я считаю. Просто это тоже надо уметь делать правильно. Клингоны умеют, федераты - не слишком.
– Клингоны тоже умеют далеко не все, и федераты далеко не так сильно им уступают, как ты говоришь. Если бы твои слова были справедливы, куда меньше капитанов отдали бы своё место вместе с жизнью, – возразила М’Кота. – И рявкнуть можно по-разному: один рявкнет так, что ты не почувствуешь себя униженным, это будет как предостерегающий окрик отца, а другой может и рявкнет потише, но тебе ничего не останется, кроме как взяться за бат’лет. – Она вздохнула, сомневаясь, говорить ли дальше, затем всё таки решилась – недоговорённость всегда казалась ей одним из худших зол: – А если, как ты говоришь, это было сделано неправильно? Тогда получится, что оскорбление было нанесено публично. Разве не должно быть оно и смыто тоже при всех? Как потом этим всем смотреть в глаза, если они видели, как твоё достоинство пятнают, и не видели, как оно было восстановлено?
-Нет-нет, - быстро произнесла Квинтилия, - Я все еще настаиваю, что неприятные слова не были сказаны как оскорбление. Осэ не имела это в виду. Ты сама говоришь, что рявкнуть можно по-разному - и я об этом же! Нужно выбрать правильные слова, выражения, тон, громкость… И это было выбрано неправильно. Но намерение было именно такое - просто окрикнуть. В моем мире намерения учитываются в дополнение к самим действиям. Понимаешь?
– А в моём сперва проявляют вспыльчивость, а потом, если повезёт, за кружкой варнога обсуждают истинные намерения, – проворчала М’Кота. – Мы не так свободны от общественного мнения, как кажется со стороны, – грустно признала она. – Много трагедий на Кроносе случилось из-за того, что хорошие люди вступали в поединок из-за чести, а погибали из-за чепухи. Я понимаю это, и я, как женщина, несколько меньше стеснена условностями нашего общества, чем клингоны-мужчины, но и для меня непросто через них переступить. Если бы можно было учитывать только мнение федератов, мне было бы проще согласиться с тобой, но когда я думаю, какими глазами посмотрят на меня клингоны…
– Мне начинает казаться, что решать обиды поединком было бы проще, - вздохнула Квинтилия, - Я и не отговариваю тебя от обсуждения намерений вместе с Осэ за кружкой...чего-нибудь. Конечно, твои чувства тоже должны быть услышаны, и Осэ стоит самой сказать, что она не хотела доводить до такого. И может даже извиниться. Но не стоит кричать, стоя посреди урагана, и потом жаловаться, что тебя никто не слышит. Внутри Осэ сейчас ураган ее собственных чувств. Просто подожди, пока горизонт очистится.
– Да, намного проще: могил рыть больше, проблем решать меньше, – усмехнулась М’Кота. – Не стоило мне обо всём этом начинать, – оборвала она себя затем, – и не стоило жаловаться тебе на свои трудности – от этого они меньше не станут, а ты в любом случае не сможешь их за меня решить. Ты сделала, что смогла, и это уже много – я тебе благодарна. С выкупом за мою честь я постараюсь разобраться сама.
– Я все еще настаиваю, что это не подразумевалось как оскорбление, - упрямо пробормотала Квинтилия, - И твои проблемы решать, конечно, тебе, но любой заслуживает того, чтобы его выслушали. Надеюсь, сегодня у вас получится лучше, чем вчера.
Девушка поднялась на ноги и кивнула М’Коте.
– Я верю тебе, – сказала М’Кота, тоже поднимаясь на ноги. – И никого не отказываюсь слушать. – На лице клингонки появилась почти весёлая решимость. – Не переживай, я не заставлю Самриту платить за то, в чём она не виновата. Я только хотела сказать, что если придётся, я расплачýсь за всё сама, не вынуждая к этому никого из вас. Ты и Артур – вы оба честно помогали мне искать выход, но что делать, если в Федерации и проблемы-то такой нет! В этом нет и не может быть вашей вины. Ничего, если выхода нет, я придумаю его сама, для этого и существуют безвыходные положения, верно?
– В-верно, - кивнула Квинтилия, но на ее лице было не до конца уверенное выражение, - У меня почему-то такое чувство, что мы наткнулись на целый пласт понятий, которым требуется долгое обсуждение. Но я боюсь, что ученые не будут ждать, когда мы совсем во всем разберемся. Так что - до следующего раза.
– До следующего раза, – кивнула М’Кота. – Если нам повезёт, для него не будет повода, и мы просто пофилософствуем у костра.
_________________
с Квинтилией


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
07 06 2018, 10:30:10 #127
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Поход обратно через естественный тоннель в горе был молчаливым. Ракар нес факел и ни с кем не разговаривал. На Делас слегка позвякивали ее украшения, и ромуланка шла тут в первый раз, наверняка ей было интересно. Ракар отметил переход ее состояния из крайнего отчаяния в иную стадию. Но все равно, говорить ей все слова было еще рано. Должно пройти время. Время, за которое тяжкая боль ее утраты, станет еще одним рубцом на ее сердце. Он не мог остаться с ней. Он любил другую. О другой он грезил, о другой мечтал. Ракар надеялся, что Делас все же проживет долгую жизнь, в которой он, Ракар, станет для нее приятным воспоминанием. Жизнь, в которой она найдет кого-то еще, кто полюбит ее саму, как не смог этого сделать он, и кого полюбит она.
Где-то там далекий Ромул, его родина, и один из верных сынов этой родины находится сейчас в далекой пещере планеты Гамма-квадранта. 15 минут перехода наконец закончились, и профессор, и два ромуланских кадета вошли в большую пещеру. Там, снаружи, утро давно вступило в свои права. Ракар не увидел Квинтилию в пещере и пошел к выходу, к тропинке. Пора было собирать собственное снаряжение и еще, ему очень хотелось поговорить с Квинтилией. Ему это было нужно больше всего на свете. Больше всех тайн, которые ожидали его впереди.
Выглянув из пещеры, Ракар увидел Квинтилию - она сидела на земле вместе с М’Котой и разговаривала с ней.
Ромуланец улыбнулся сам себе. Пусть они поговорят, с М'Котой. Он подождет. На вахте все еще стояла Тэйра, Ракар решил, что щит и второй меч должны еще полежать оружием на заставе, и пошел туда забрать шляпу и шарф. Скоро наступит день, жаркий день. Триллам будет не просто. Ракар это помнил. Тренировку с Квинтилией он не будет делать днем, это будет слишком жестоко, нужно дождаться, когда жара спадет. А пока есть еще время немного посидеть в полусне-полуяви, внутри пещеры или приготовить завтрак, для Перим.

***

Тем временем Делас положила свою скатку со спальником у стены и осмотрелась: в отличие от кадетов, пришедших сюда вчера ночью, она могла разглядеть и всю пещеру целиком, и вид, открывающийся с нее, и ей не приходилось аккуратно двигаться, чтобы случайно не провалиться в обрыв. Окинув пещеру взглядом, она смогла увидеть почти всех, кроме М’Коты и Квинтилии, а сама чуть было не споткнулась о Самриту – та единственная еще полулежала в своем спальнике, с очень сложным лицом поглощающая какой-то странного вида зеленый сыр. Землянка подняла на нее быстрый взгляд, и, опознав в новой прибывшей Делас, вновь вернулась к своим мыслям.
Делас же землянка тоже не интересовала – бросив вещи, она тут же направилась к краю обрыва, чтобы осмотреть лежащую перед ними долину.
– Я всё больше начинаю одобрять решение Ане-Сои не подпускать нас к местным, – раздался у неё за спиной голос Ане-Лира (потому что голосом Тенека в полном смысле это назвать было уже нельзя).
После того, как Тенек поделился едой с дежурными и позавтракал сам, он вычистил котелок песком и начал сворачивать свои вещи для предстоящего перехода. Именно в этот момент он и увидел Делас. По большому счёту, перемена в ней, хотя и насторожила вулканца, показалась ему переменой к лучшему, в то же время он всё больше понимал опытных наблюдателей вроде профессора Закарии в их осторожной позиции по отношению к практикантам: многие выбранные легенды, включая и легенду самого Тенека требовали многомесячной подготовки.
– Тем не менее, я рад вашему сегодняшнему настрою, – добавил вулканец, подходя ближе.
Делас обернулась, и вместе с ней взметнулись полы ее расшитой дорогими нитями юбки, и легкая вуаль, прикрывающая лицо.
– Сегодняшний настрой? Что ты имеешь в виду? – она оценивающе оглядела «старика» Тенека. – Я просто… выбрала самую интересную роль!
– И ещё – роль, требующую активной позиции, как я вижу – дополнил Тенек. – Я верно понял, что сегодня вы обошлись без успокоительных и восстановили баланс за счёт внутренних резервов?
– Сначала я собиралась быть врачом, - напомнила девушка. - Это не менее активная роль. Но да, ты прав - мне больше не нужны успокоительные, со мной все замечательно! Я не помню точно, что говорила тебе вчера - наверное, несла всякую сентиментальную чушь, но ты можешь не обращать на это внимания: я была под успокоительными и не отдавала себе отчёт.
Тенек приподнял бровь – даже у старика-кальдонианца этот жест получился более чем говорящим. Определённо, вулканец не считал, что «всё в порядке» – подходящий к случаю термин. Вслух он, впрочем, это никак не прокомментировал, как и не стал уточнять того, что именно смена активной роли на предельно пассивную или отказ от участия вообще, были бы худшим признаком с точки зрения психологического настроя.
– Лично я даже предпочёл бы, чтобы вы были врачом, – сказал он. – В архаичных обществах, как правило, лучше иметь двух врачей разного пола, чтобы обеспечить при необходимости максимальный доступ к пациентам. Впрочем, в рамках нашей группы вы остаётесь не только медиком, но и главой медицинской службы, и, если вы сочтёте это необходимым, я готов отчитаться вам за вчерашний день по всем интересующим вас вопросам.
– Ну конечно, вторым врачом, чтобы я подчинялась тебе, и ты мог бы меня контролировать! – фыркнула Делас. – Ну уж нет. Моя новая легенда нравится мне больше, и профессор сказала, что так я смогу продемонстрировать группе другие наряды и другой образ жизни, - она согнула руки в локте в изящном жесте и покрутила ладонями, отчего браслеты на ее кистях зазвенели. – А если бы это задание было настоящим, я могла бы проникнуть в высший свет этого народа – туда, куда не попадет простая торговка или сапожник…
Ромуланка мечтательно улыбнулась и посмотрела на долину, лежащую у их ног.
– Вот чего я хочу. Настоящего приключения! И ради этого я возьму даже самую опасную легенду. Но тебе не понять, - она вздохнула и обернулась к Тенеку. – Так что там с группой? Неужели кто-то успел заболеть за одну ночь?..
– Нет, – ответил Тенек, – ничего внештатного, кроме вашего случая, разумеется. Мисс Делас… кстати, вы забыли представиться вашим новым именем… неужели вы действительно считаете, что командовать вами или контролировать вас – одна из целей моей жизни? Или что я собираюсь нарушать субординацию, пользуясь особенностями выбранных легенд? Если так, у вас в высшей степени превратное представление о ситуации. Какую бы легенду вы ни выбрали, и какую бы легенду ни выбрал я, это не отменяет ни ваших прав, ни вашей ответственности.
– Нет… не только твоя. Ракар считает то же самое, - фыркнула Делас. – А уж его-то моя жизнь точно не касается!.. Но ты с самой первой встречи на «Амазонке» пытаешься мне доказать при каждой возможности, что ты лучше меня как врач, и я не хочу продолжать это соревнование в рамках легенды. Мне нравится моя роль, и я не собирают от нее отказываться, только чтобы сделать так, как ты хочешь. Ах да… Теперь меня следует называть Ане-Дея.
– Ане-Дея, – обратился к ней Тенек, – вы заблуждаетесь в каждом вашем утверждении. Во-первых, я не отговариваю вас от вашей роли, а во-вторых, и соревнование между нами, и моё стремление контролировать вас существуют только в вашем воображении. Что касается моих прежних слов, мы с вами можем их обсудить, если вы серьёзно в этом заинтересованы, если же нет, они не должны вас беспокоить. Во всяком случае, они не мешали и не мешают мне воспринимать вас как моего начальника в этой миссии, а также соблюдать субординацию.
– Ты что, правда считаешь меня своим начальником? – Делас развернулась к вулканцу и с искренним удивлением хлопнула ресницами. -  Меня? Даже после вчерашнего срыва? И после моей новой роли? Я же даже лечить никого не смогу теперь!
– Считаю, – невозмутимо подтвердил Тенек. – Временная нетрудоспособность, обусловленная объективными обстоятельствами, не является достаточной причиной для отстранения от должности. Остальное тоже не является непреодолимой проблемой. Для ситуации, в которой единственным выходом будет применение медицинских познаний и навыков, нужно заранее придумать логичное их объяснение, в остальных же ситуациях будет достаточно грамотного руководства. Что касается вашей роли… – Тенек пожал плечами, – любая наша роль существует только для чужаков и никак не влияет на субординацию внутри группы. Но даже если бы роль имела для этого значение, не понимаю, как может помешать вашему руководству роль знатной дамы.
Как можно заметить по этим словам, Тенек не вполне разобрался в легенде Делас. Он понял, что это эффектная роль, позволяющая контактировать с местной элитой, однако не уловил всех её нюансов.
– Экхм, благородная дама? – девушка опустила взгляд на свой наряд и даже чуть-чуть прикрыла вырез накидкой. – Вообще-то нам нельзя было брать знать и дворянство в качестве легенды, потому что ее очень легко раскусить. Нет, я не очень благородная дама, но я ближе всех остальных из вас могу подступиться к высшему обществу, не являясь его частью. Таких, как я, ценят не за их происхождение, а за приятную внешность и умение вести беседу… и в этой легенде я могу проявить все свои таланты. Ты вообще знаешь, кто такие куртизанки?  - Делас подозрительно покосилась на Тенека: его образ старика шел вразрез с такой наивностью.
– Разумеется знаю, – Тенека совершенно не смутила его ошибка: знатные люди в разные эпохи и на разных планетах носили порой на редкость странные вещи, поэтому ориентируясь только на богатство и открытость наряда, человеку, незнакомому с местной культурой, было трудно угадать статус его владелицы. Немного подумав, он добавил: – Но тогда я тем более не понимаю, в чём вы видите трудности. Как я уже сказал, для отношений внутри нашей группы мнимый статус не имеет значения, а легенда куртизанки позволяет вам иметь самое разнообразное прошлое. Представьте себе дочь потомственных знахарей, которую не устраивал её удел, и которая хотела, как вы сказали, вести другой образ жизни, носить богатую одежду вместо простого холста, не гнуть спину на тяжёлой работе, входить в круг, куда простому ремесленнику не войти. Стремясь к этому, девушка сбежала из дома. С чьей помощью и какими талантами она добилась своего положения – это вопрос, в котором вам могла бы помочь Ане-Сои. Кстати, на вашем месте я бы спросил, следует ли вам скрывать вашу неграмотность, и следует ли делать это по-настоящему или только в русле вашей легенды – в качестве штриха к портрету.
– Ну вот, ты опять меня учишь, - Делас закатила глаза. – Ты мне даже с собственной легендой не даешь самостоятельно справиться, не говоря уже о чем-то более важном… - она вздохнула и продолжила: – Но если никаких проблем нет – то и отлично. Есть что-то еще важное, что ты хотел мне сказать?
___________________
с Делас


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
07 06 2018, 10:31:38 #128
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

– Ане-Деи, перестаньте меня подозревать, – с чуть заметной усталостью в голосе попросил Тенек. – Разве вы сами не сказали, что ваша легенда помешает вам применить свои знания? Я всего лишь опроверг ваше ошибочное утверждение конкретным примером. И – да, у меня есть к вам дело как к главе медслужбы. Новый участник нашего проекта, Лис, – экзобиолог и могла бы стать ценным участником нашей медицинской команды. Поскольку сейчас всеми медицинскими вопросами руководите вы, вам и принадлежит привилегия обсудить с ней этот вопрос.
– Но ведь ты сам можешь ей это предложить, когда снова станешь главным, - удивилась Делас. – Все равно пока мы не вернемся на катер, у нас есть основное – более важное - задание миссии, а Осэ назначила Лис главой научной службы. Это куда ближе ее специальности, чем медицинская служба.
– Не так давно я совершил ту же ошибку, откладывая другое предложение, – возразил Тенек. – Просто представьте себе, что наша группа попала в степной пожар, сумела выжить, но многие пострадали. Это – экстренная ситуация, когда изучать нечего, а спасать людей нужно. И в этой ситуации именно вам придётся руководить помощью раненым, вам же придётся консультировать капитана относительно их грамотной транспортировки на базу. Чтобы ваша работа была эффективной, и чтобы не возникло ошибок и опасного замешательства, будет лучше заранее заручиться поддержкой всех, чей уровень медицинских познаний выше среднего, тем более, что мисс Хена и мистер Арко – люди уже имеющие опыт в подобных вещах – сейчас находятся в другой группе.
– То есть, ты не можешь сам подойти к Лис с этим предложением, потому что я заняла твое место главы медслужбы… но говоришь, что я должна делать? – Делас раздраженно передернула плечами. – Потому что на самом деле ты все еще не считаешь меня врачом… И вообще компетентной в каком бы то ни было вопросе…  Хорошо, я понимаю, - вздохнула она. – Тогда я даю тебе полномочия просить Лис о чем угодно. И вообще делать все, что ты считаешь нужным. Если это все, то мне надо идти.
– Ане-Дея, вы снова толкуете мои слова превратно. Если бы я обладал вашей эмоциональностью, я давно пришёл бы к выводу, что эти обвинения высказываются так планомерно, оттого что я мешаю вам самим своим существованием, и вы хотите уничтожить все контакты между нами, включая и рабочие. К счастью, я способен понять, что это не злой умысел, а заблуждение, и не пытаюсь перетолковывать ваши слова в негативном ключе. Мне бы хотелось, чтобы и вы не вкладывали в мои слова того смысла, которого в них нет.
Тенек выжидательно посмотрел на Делас и спросил:
– Я могу на это рассчитывать?
– Ты говоришь мне, что я должна делать, - повторила Делас. – Если это не тот смысл, который ты хочешь вложить, то подумай над формулировками.
Тенек посмотрел на неё уже с заметно более выраженной усталостью во взгляде:
– Если вы недовольны моими формулировками, я бы хотел услышать какими конкретно, – сказал он.
Сделав паузу, вулканец снова попытался объяснить:
– Вы – новый человек в нашей группе, и это – ваше первое полноценное задание в её составе. Я информирую вас о положении дел во вверенном вам подразделении, и если бы вы не искали у каждого моего слова тайный смысл и не пытались проигнорировать эту информацию под предлогом моих мнимых козней, этот разговор давно бы закончился. Представьте себе, что это мистер Авем даёт сводку событий на станции коммандеру Мори после её возвращения из поездки – обо всех событиях, которые произошли в её отсутствие. Или представьте себе, что закончивший дежурство сдаёт дела вновь прибывшему – в полном объёме, во всех подробностях, чтобы не подставить своего преемника под удар из-за пробела в информации. Вот так это представляю себе я.
– Но при этом ты считаешь, что я не знаю о специализации Лис. Между прочим, это ты прибыл на миссию позже, а не я. И я не могу себе представить, чтобы кто-то говорил вашему коммандеру, что она должна делать. Но я не хочу спорить! – девушка вытянула руку вперед в защитном жесте. – Если ты считаешь нужным что-то сделать – делай это, я даю тебе полную свободу. Я могу теперь идти, ты меня пропустишь? – она сделала шаг в сторону, пытаясь пройти мимо Тенека.
– Я не мешаю вам идти, – сказал Тенек, – Но наш разговор не кажется мне законченным. Вы уверены, что хотите прервать его именно сейчас?
– А что ты еще хочешь сказать? – Делас прошла мимо, но обернулась. Выглядела она уже не такой сияющей и уверенной в себе, как когда только пришла – как будто ее лампочку заметно пригасили. – Я не хочу слушать о том, что еще я должна делать в твоем представлении.
– Я хочу прервать цепь непонимания, – сказал Тенек. – Например, с чего вы взяли, что я думаю, будто вы не знаете специализации Лис? Я подошёл к вам с этим вопросом не по этой причине, а потому что сам на предыдущей выездной миссии совершил ошибку, отложив обсуждение важного вопроса до прибытия недостающих членов группы. Когда вы так же, как в прошлом и я, решили отложить решение предложенного вопроса, я описал вам маловероятную, но возможную ситуацию, которая оказалась бы так же критична, как та, которую в своё время осложнила моя избыточная корректность и медлительность. Так что я не говорил вам, что делать, я предоставил вам информацию о своём негативном опыте и спроецировал его на наш текущий момент. Что же делать с этой информацией, предстоит решить именно вам. То же касается и всего остального. Например, размышления о вашей легенде, были ответом на ваше утверждение, что она не позволит вам никого вылечить. Эти размышления вовсе не означают, что вам непременно нужно начать разрабатывать именно эту версию: вы можете на основе полученной от Ане-Сои информации продумать собственный вариант вашего предполагаемого прошлого, который имеет все шансы оказаться лучше, чем первый, пришедший в голову вашему собеседнику.
Тенек снова сделал паузу, затем добавил:
– Но ваши слова заставляют меня теперь спросить вас: считаете ли вы непозволительным для ваших подчинённых участвовать в обсуждении важных для вас вопросов? Допустимо ли для нас предлагать альтернативный анализ ситуации, после того, как вы дали ей свою предварительную оценку, или нет? Если вы считаете это недопустимым, я приму это к сведению и не стану озвучивать своего видения ситуации без вашего прямого требования.
Делас устало вздохнула и опустила плечи, отчего стала казаться ещё меньше.
– Если бы у меня были настоящие подчинённые, а не эта игра... Если они когда-нибудь у меня будут... Я знаю только одно, - она подняла голову и посмотрела на Тенека снизу вверх. - Если бы в настоящей жизни у меня были подчинённые, я бы не хотела, чтобы они предлагали мне решения в таком ультимативном порядке, как это делаешь ты. Они могли бы спросить, хочу ли я услышать их мнение, и при положительном ответе его высказать, но не требовать от меня каких-либо действий или объяснений. Но меня назначили главой медслужбы случайно, потому что тебя не было. Я это понимаю. Поэтому я даю тебе полное право позвать Лис и кого угодно ещё... И вообще делать все, что ты хочешь. Теперь мы закончили? - она вновь сделала шаг в сторону.
– Я ничего не предлагал вам в ультимативном порядке и тем более ничего не требовал, – сказал Тенек, – я разговаривал с вами как с любым другим рассудительным и уверенным в себе человеком – свободно и без каких-либо задних мыслей. До сих пор я жил в мире, где мнениями делятся свободно, где мнение каждого – даже ребёнка – значимо и никого не может оскорбить, а ситуация, где для его озвучания – в разговоре, не на официальном брифинге! – нужно спрашивать специального разрешения, является для меня новым и непривычным опытом. Тем не менее, теперь я вижу, откуда у вас эти странные мысли: вы считаете наш проект игрой, а ваше назначение случайностью, вы не уверены в себе и не верите окружающим, и даже первый шаг доброй воли, знак сотрудничества и уважения, показался вам ультиматумом, обвинениями, требованиями, контролем и претензиями. Вы ошибаетесь. Но пока вы не поймёте сами, как сильно ошибаетесь, я ничем не смогу вам помочь. Поэтому да, мы закончили.
– Нет, не проект, - покачала головой Делас и грустно добавила: - Себя и свое назначение в нем. Ты же сам все видишь... - она не договорила и поплелась в глубину пещеры, опустив голову.
Тенек нагнал её в два шага (что для древнего старца было впечатляющей прытью) и сказал с неожиданной мягкостью в голосе:
– Я вижу, что вы сомневаетесь в себе, и не можете поверить в то, что окружающие могут относиться к вам с доверием и уважением, но вы неправы. Если бы вы на этот раз позволили мне высказать своё мнение… – стажёр посмотрел на девушку вопросительно и ещё с каким-то едва уловимым оттенком.
– Я верила в это, - голос Делас дрогнул. – У меня была прекрасная команда. Я знала… что стою чего-то. Что ко мне можно хорошо относиться… Но… - ее взгляд устремился куда-то за спину Тенека – туда, куда направился Ракар. Но Делас быстро справилась с собой, и уже более уверенно сказала: - Хорошо, я все выслушаю и не буду перебивать. Но ты должен оставить мне право самой решать, что делать с этим потом.
– Безусловно. Я никогда и не лишал вас этого права, – сказал Тенек. – И я хочу, чтобы вы знали, что каждый раз, когда я что-то говорю вам, это предложение выбора, дополнительная доступная опция, а не требование к исполнению. Договорились?
Девушка кивнула, всеми силами стараясь вернуть себе гордый и уверенный вид.
Тенек продолжил:
– Я хочу предложить вам начать с чистого листа, словно между вами и любым из нас никогда не было никаких негативных инцидентов. Возможно, не все сразу откликнутся, но многие уже готовы к этому, например, я видел вас вчера с Фесом, Лис и Тером, и они определённо не пытались задеть вас или причинить вам вред. То же касается и меня: что бы ни было в прошлом, я готов узнать вас заново, опираясь на ваши новые поступки и решения. Если же окажется, что кто-то ещё не готов принять вас, ваша последовательность в сделанном выборе, ваша выдержка и рассудительность рано или поздно убедят их в том, что они были неправы в отношении вас. Что вы об этом думаете? Не могу сказать, что это просто, но мне кажется, это стоит усилий.
– Рассудительность и последовательность? – Делас недоверчиво посмотрела на Тенека. – Это точно про меня? Но мне нравится это предложение. Только вот… может со всеми я и могу начать с чистого листа – наверное, они даже не особо на меня злятся… Но не с Рэем. Слишком многое произошло, чтобы можно было сделать вид, что ничего не было. А конфликты с участниками группы, тот инцидент на регате и наше последующее взаимодействие… ну, это и так уже в какой-то мере позади. Теперь они знают о моей болезни и жалеют меня, какой же из меня теперь страшный и коварный враг, - хмыкнула девушка и сощурилась, глядя на замаскированного вулканца: – А что, ты тоже готов закрыть глаза на прошлое? И на мой вчерашний срыв? И на неспособность выполнять свои обязанность из-за него?
– Я уже сказал вам: потеря трудоспособности на один день – это всего лишь потеря трудоспособности на один день, – пожал плечами Тенек. – Её причина болезненна для вас, но у окружающих нет права осуждать вас за случившееся. Что до событий на регате, об этом я тоже вам сказал: я готов ориентироваться на ваш будущий выбор, а не на прошлый. Можете быть в этом уверены.
– Хорошо, - кивнула Делас. – Я все еще не понимаю, что от меня требуется и что я должна делать, но я согласна. Хотя я не могу гарантировать, что мой будущий выбор понравится тебе больше, чем прошлый.
– Этого никто не может гарантировать, – философски заметил Тенек. – А что конкретно вам делать, и какая ситуация каких качеств от вас потребует, вам придётся решать самой. Представьте себя за шахматной доской перед началом партии. Сколько бы партий ни было сыграно в прошлом, и каким бы ни был их результат, эта партия ещё не началась.
____________________
с Делас


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
07 06 2018, 10:39:28 #129
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


-...Ты успела позавтракать?
Самрита,  сидящая на своем спальнике, снова услышала голос Квинтилии.
Самрита, отложив в сторону сыр, сосредоточенно грызла ногти, но только заслышав голос Квинтилии, подскочила на своем месте и резко встала.
- Ну что? Что она сказала? Она злится? Много гадостей наговорила? Хочет, чтобы я извинялась? Я так и знала, что из этого ничего не получится... - судя по всему, все это время Самрита только накручивала себя, готовясь к худшему. - Хочешь сыр? Он остренький...
-Все в порядке, все получается, - слегка удивленно ответила Квинтилия, отступив на шаг от оживленной Самриты, - Ане-Лан не злится и готова дать тебе время на дальнейшие раздумья. А Тер не говорил гадостей и сам хочет попытаться исправить положение. Только… потом тебе тоже надо будет его выслушать и постараться проникнуться его чувствами. Не обязательно прямо сейчас, но он тоже этого заслуживает. Пойдешь поговоришь с ним?
Самрита вздохнула, пытаясь справиться с волнением.
- Тер, я имею в виду его, - пояснила она, поправляя свою одежду нервным жестом. – Я уже думала о том, что я скажу – целую речь приготовила. Но у меня в голове она звучит лучше, чем на самом деле. Это ведь будет последняя вещь, которую я сделаю, как капитан, и она должна быть правильной… Но она же – то есть он – клингон, с ними все по-другому, и может он вообще хочет что-то другое услышать. И… И мне придется наступить на горло своей гордости, что тоже не слишком-то приятно… Ты ведь пойдешь со мной? – вдруг спросила девушка. – Мне нужен кто-то, кто сможет меня ущипнуть, если я снова дам выход эмоциям и скажу что-то… не то.
 -Конечно, я пойду, - согласилась Квинтилия, - Но что ты имеешь в виду под “последняя вещь, которую ты сделаешь, как капитан”? Неужели ты не видишь никакого другого исхода этого разговора? Разве нет ничего, что мог бы сделать или сказать Тер, чтобы ты изменила свое решение?
- Я сомневаюсь, что он скажет это, - покачала головой Самрита. – Вчера не было похоже, что он готов признать меня капитаном – в полном смысле этого слова. Скорее – что его вполне устроило мое решение. Да и я сама обещала ему уйти – просить закрыть глаза на свои слова и сделать вид, что их не было, как-то даже унизительно. Если уж пока я капитан, я должна нести ответственность за все, что говорю, - она тяжело вздохнула и посмотрела на Квинтилию: - Идем?
-Ты не поверишь, но проблемы наступания на собственную гордость и честь и сложности со смотрением в глаза другим после всего сказанного объединяют вас с Тером, - заметила Квинтилия, - Возможно, когда-нибудь вы сможете это обсудить. И я думаю, что капитану не обязательно упрямо следовать всем словам, которые были сказаны в сердцах. Капитан может признать, что передумал, и двигаться дальше, не наказывая себя за это. Идем.
Квинтилия двинулась к выходу из пещеры.
- Ты права, - тихо ответила Самрита и тоже пошла вслед за Квинтилией. – Это мое наказание.
Землянка на ходу пригладила непривычно длинные волосы, которые пока еще не успела никак причесать, и поправила рубашку, сбившуюся под корсажем. Сейчас она выглядела старше, чем обычно – может быть, свою роль сыграл грим, но скорее это впечатление создавалось из-за серьезного и напряженного выражения лица и неестественно ровной спины. Девушка сжимала и разжимала пальцы, после чего на ее ладонях оставались глубокие лунки от ногтей.
Они вышли из пещеры, и Самрита увидела М’Коту в костюме кальдонианского охотника, сидящую на тропинке. Землянка коротко кивнула Квинтилии, заручаясь ее поддержкой, сделала глубокий вдох и первой направилась к клингонке.
- Я хотела бы поговорить, если у тебя есть время, - негромко произнесла она, подходя ближе – но все же оставляя между собой и М’Котой достаточно личного пространства. – Я должна кое-что сказать...
Квинтилия остановилась позади Самриты, стараясь не мешать.
М’Кота обернулась и окинула Самриту взглядом. Вид девушки о многом мог бы рассказать даже самому непроницательному человеку, клингонке же показалось, что Самрита собирается то ли взойти на эшафот, то ли прыгнуть в ледяную воду, то ли принять гадкое лекарство.
– Только прошу тебя, не говори ничего такого, что тебе противно говорить, – сказала М’Кота под впечатлением от её вида и не успев прикусить язык. – Мне вовсе не надо тебя унижать и топтаться по твоей гордости! Может быть… может быть, мы просто поговорим как люди? Без легенд, чинов и прочих условностей?
- Пока я еще капитан, я хочу говорить, как капитан, - решительно произнесла Самрита и подняла голову, чтобы смотреть прямо на М’Коту. Она не должна была дать почувствовать той своей слабости и нерешительности. – Я пришла, чтобы извиниться перед тобой за вчерашнее. Если мои слова или действия обидели или оскорбили тебя, я хотела бы попросить прощения за них и сказать, что не имела таких намерений. Но я понимаю, что как капитан не имела права вести себя подобным образом и должна была следить за тем, что и как я говорю. Как человек, я тоже позволила себе сказать лишнее и прошу прощения за свою излишне эмоциональную реакцию. Я сделаю все возможное, чтобы это больше не повторилось. Также мне намекнули, - она коротко обернулась к Квинтилии и сделала паузу, чтобы наполнить легкие воздухом, - что я допустила еще одну ошибку в качестве капитана и не определила твое назначение. Я попрошу Ракара исправить это, как только он займет мою должность.
Взгляд М’Коты потух, живое и заинтересованное выражение лица сменилось откровенно кислым, затем стало мрачным. Отлепившись от стены она нехотя встала по стойке смирно; могло показаться, что девушка стоит спокойно, даже слегка расслабленно, но её ноздри дрожали от сдержанной ярости, а глаза почти буквально метали молнии:
– В свою очередь позвольте принести вам свои извинения, капитан, – заговорила она глухо и тоже вроде бы спокойно, но в этом спокойствии явственно слышался рокот отдалённой грозы. – В мои намерения никогда не входило вас оскорбить, а мой ответ вам не подразумевал ни отказа от исполнения ваших приказов, ни попытки подвергнуть сомнению ваше права занимать эту должность. Я официально прошу вас пересмотреть ваше решение, и обязуюсь отдать свою жизнь по первому вашему приказу, как и подобает солдату. Также я прошу вас не беспокоиться об изменении штатного расписания и поиске должности для меня, – на этом месте М’Кота едва не задохнулась от ярости, но пересилила себя и продолжила: – Клингоны не стыдятся звания рядового, во всей империи нет звания почётнее, чем просто солдат, так что, вопреки сторонним намёкам, я отнюдь не чувствую себя обойдённой.
Самрита испуганно приоткрыла рот, глядя на яростное выражение лица М’Коты, и обернулась к Квинтилии:
- Я сказала что-то не так? – зашептала она. – Я… Что мне делать?!
-Прими присягу, - прошептала Квинтилия.
___________________________________
Написано совместно с Самритой и М'Котой
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
07 06 2018, 10:41:42 #130
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 6

Продолжение:

Самрита неуверенно кивнула. Ей стало по-настоящему страшно, что М’Кота растерзает ее на месте: то, как клингонка произнесла слова верности, шло вразрез с самими словами.
- Х-хорошо, - голос девушка задрожал, но она с большим трудом взяла себя в руки. – Я очень ценю то… то что ты действительно это сказала… Мне было важно услышать именно от тебя, что ты видишь меня капитаном, и мне жаль, что вчера у меня не получилось… - руки Самриты дрожали, и ей пришлось убрать их за спину. - И хотя я все еще не уверена в твоей искренности в моем отношении, я принимаю твою присягу. Я назначаю тебя офицером безопасности под начальство Жантарин, и в ее отсутствие ты полностью отвечаешь за безопасность нашей группы на этом задании. Я хотела бы задать еще два вопроса. Первый, как капитан: примешь ли ты, если я останусь на этой должности?
– Приму, – коротко ответила М’Кота.
Квинтилия широко раскрыла глаза, в них читался ужас, с которым она ждала ответа М’Коты на сомнения в ее искренности. Когда клингонка произнесла одно короткое слово, девушка с облегчением выдохнула.
- И второй… - тихо продолжила Самрита. – Я хочу спросить уже как Самрита Баккер, человек. Почему ты меня ненавидишь? Почему даже сейчас ты говоришь со мной так, будто хочешь уничтожить? Я сделала первый шаг, хоть это и было трудно. Я хотела быть хорошим капитаном… Почему ты… - она не договорила, потому что ее глаза подозрительно защипало, и она прикрыла их рукой.
Квинтилия отрицательно замотала головой, подавая знаки М’Коте.
М’Кота перевела тяжёлый взгляд с Самриты на Квинтилию, затем покачала головой, и уголок её рта приподнялся в горькой улыбке, которая словно говорила: «ад и пламя! как всё это мучительно запутано!»
– Я вовсе тебя не ненавижу, – сказала она, – И действительно верю, что из тебя может получиться дельный капитан. Когда ты вчера выдала, что собираешься всё бросить, я едва удержалась, чтобы не дать тебе за это по шее и не сказать, что я думаю о таком решении. Но я – клингон, и есть вещи, которые я действительно ненавижу. Я могу об этом молчать, но даже молча я не смогу это скрыть. Ты хочешь знать какие?
Она не была уверена, к чему именно относилось предостережение Квинтилии, и тем более не знала, сумела ли избежать подводного камня, о котором её пыталась предупредить трилл, но вспышка её гнева, которую Самрита ухитрилась спровоциировать, а затем ещё и подогреть, уж отчасти её отпустила, и голос клингонки немного смягчился.
Квинтилия снова облегченно вздохнула.
- Я не уверена, что останусь капитаном, - напомнила Самрита, не поднимая взгляда. – Я еще не приняла решение. Но ты можешь сказать все, что тебе во мне не нравится, я обещаю выслушать тебя.
М’Кота кивнула:
– Тогда первое, что я скажу, это то, что мне не нравится твоё решение уйти с поста капитана. Давай представим на минуту, что я действительно такая гадина, как ты думаешь – лживая, любящая грязные намёки, которая спит и видит, как бы тебя прогнать с поста командира. Скажи честно, неужели уйти и позволить такой мерзавке торжествовать было бы правильно?
- Как капитан я совершила много ошибок, - тихо ответила Самрита. - И я не смогла добиться твоего уважения. И я пообещала тебе уйти. Из Ракара получится лучший капитан.
Квинтилия нахмурилась, на ее лице отразились размышления о том, стоит ли ей вмешаться, но она продолжила пока ждать ответа М’Коты.
– Нет, это невозможно! – М’Кота стукнула кулаком по камню и подняла взгляд к небесам. – Кто тебе сказал хоть слово про моё уважение? Если бы я тебя не уважала, ты была бы первой, кто бы об этом узнал, и не намёками и недомолвками, а прямым, наипрямейшим текстом! И в этом случае я бы подавно не стала тратить время на то, чтобы убедить тебя остаться капитаном!
Самрита нахмурилась и быстро обернулась к Квинтилии, но затем ответила:
- Возможно, я ошиблась, - неуверенно согласилась землянка. – Но я не видела и обратного. Ты никак это не проявляла, наоборот… - девушка резко оборвала себя, почувствовав, что удаляется от своей основной цели. – Если это не так, я была не права. Я допускаю, что не научилась понимать, что именно ты имеешь в виду, когда говоришь те или иные вещи с той или иной интонацией. Возможно, и сейчас мне показалось, что ты меня ненавидишь, именно из-за того, как твой тон расходился с твоими словами. Я признаю, что многие твои намерения мне непонятны, и поэтому сейчас у тебя есть возможность высказать мне все, что ты хочешь. Ты ведь с этого начала, - напомнила Самрита.
– Мой тон… – М’Кота усмехнулась и вытащила из ножен кинжал. Небрежным движением она провела остриём по руке, из разреза пурпурными бусинами закапали капли крови. – Видишь? – спросила она Самриту, – Кровь течёт, а слёзы нет. Вместо этого я начинаю злиться. Когда тебе больно, ты плачешь, когда мне больно, я злюсь. Сейчас боль маленькая, поэтому и злость маленькая, будет боль сильнее, вырастет и злость. Понимаешь?
Самрита медленно кивнула, но по ее виду нельзя было однозначно сказать, поняла она пример или нет. Но на всякий случай она тоже положила ладонь на висящий на поясе кинжал – вдруг М’Кота решит устроить дуэль прямо здесь?
М’Кота убрала кинжал в ножны, деловито слизнула с руки капли крови и продолжила, обнадёжившись, что пример получился достаточно наглядным и интернациональным:
– Ну, вот. Я наверное тоже была не права, когда считала, что ты меня оскорбляешь. А может быть, у вас просто разговор обиняками и всякие там намёки не считаются постыдным делом! Я это к тому, что хочу тебя очень попросить слышать в моих словах только то, что я на самом деле сказала, а не то, что можно про них придумать с точки зрения разных других культур. Если я говорю, что не бросаю своих в беде, это значит, что я не бросаю своих в беде, а не то, что эти свои – хромые, косые, больные и слабосильные… Но, – М’Кота повернулась к Самрите, глядя на неё внимательным, испытующим взглядом, – ты буквально только что говорила, что сомневаешься в моей искренности. Может быть, этим словам ты тоже не веришь?
- Сейчас ты не произносишь их так, будто хочешь меня убить – как только что в ответ на мои извинения, - заметила Самрита. – Я верю тому, что ты говоришь, и слышу в твоих словах именно то, что ты говоришь. Я никогда не сомневалась в твоей честности и искренности. И именно поэтому мне было так важно услышать, что ты признаешь меня капитаном, будешь подчиняться мне и соблюдать субординацию – если бы ты это сказала вчера, я бы этому поверила. Но ты этого не сказала, как и не говоришь сейчас прямо, что уважаешь меня. Но я этого не требую и не хочу, чтобы ты говорила что-то, что тебе претит, - она подняла руку в предостерегающем жесте.
___________
С М'Котой и Квинтилией
Offline  
07 06 2018, 11:10:59 #131
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 6

Продолжение:

– Ты помнишь? – я начала сегодня с тех же самых слов, – напомнила ей М’Кота.
– Извинения мне не претят. Я хотела высказать их в самом начале разговора, чтобы расставить все точки над i и обозначить цель своего прихода, а также сделать первый шаг в разрешении конфликта, - объяснила Самрита. – Мне жаль, если я сделала это не так, как ты хотела.
– Извинения тебе не претят, но ты об этом ничего не сказала, – объяснила в ответ М’Кота. – Дело не в том, что разговор пошёл не так, как я хотела, дело в том, что я слушала твои слова и не знала, чем они являются: формальным ритуалом, выполненным через силу, в стиле «на, подавись», или чем-то настоящим и не унижающим ни твоего, ни моего достоинства. Отвечать надо было сразу, а успокоиться от вспышки гнева и всё обдумать я не успела, с этим я ничего не могла поделать, как ты со своими слезами минутой позже. Я ведь объяснила тебе… – М’Кота приподняла порезанную руку. – Ты ведь не сочла бы чем-то преступным, если бы на моём месте те же слова произносила бы земная девушка, у которой из глаз текли бы слёзы?
– То же и с остальным, – клингонка, поддержала свои слова энергичным кивком. – Мы пришли из разных миров, и иногда мы совершаем ошибки, просто следуя привычным шаблонам, а иногда – пытаясь подстроиться друг под друга и делая это очень невовремя. Может быть, Артур и Квинтилия правы в том, что я правильно сделала вчера, сдержавшись и не высказав всего, что думаю о твоём уходе, а может быть нужно было сказать это, пусть даже в самых неподходящих выражениях – теперь этого уже не проверишь. Может быть, это и правильно, что мои сородичи не считают необходимым отдельно говорить об уважении – ведь уважения достоин каждый, кто не совершил позорного поступка, а может быть и стоит иногда отходить от этой привычки и говорить об уважении тому, кто в нём сомневается. В любом случае ты можешь не бояться, что мои слова будут лживыми или неприятными мне самой: я говорю тебе, что уважаю тебя, именно это и имею в виду и не испытываю при этом никакого внутреннего сопротивления.
Самрита склонила голову в знак признательности.
– Я и не сомневалась, что ты не станешь говорить через силу. Квинтилия помогла мне понять, что твои чувства тоже были задеты, - она кивнула девушке-триллу, - хоть я могла этого и не осознавать. Ты не любишь извинения, и я все еще не понимаю, в какой форме мне следует их выражать, чтобы не вызвать вспышки гнева – потому что в Федерации извиняться считается нормальным, если ты не прав, - но я хочу сказать, что у меня не было цели специально тебя обижать. Я допускаю, что мои слова были резкими и эмоциональными, но я ведь тоже… - Самрита вновь осадила себя, чтобы не менять тему разговора. – Это было неправильным с моей стороны, и впредь я постараюсь следить за всеми своими эмоциональными реакциями. Как капитан, я тем более не имею права срываться на офицеров.
– Я тоже постараюсь злиться поменьше, – чуть улыбнулась М’Кота, – Хотя мне трудно гарантировать результат: меня ведь никогда не учили сдерживать свои чувства! И, знаешь, кое в чём мы с тобой похожи: я ведь тоже чувствую себя с тобой словно на узкой-узкой тропинке в густом тумане: не знаешь куда и шагнуть, чтобы не навернуться. Но в любом случае я тоже не собиралась тебя обижать. Знаешь, это положение в конечном счёте не такое уж  безвыходное! – добавила она после небольшого размышления. – Мы можем договориться больше доверять друг другу и те слова, в которых вроде бы нет ничего такого, но в которые заставляют нас переживать, либо считать хорошими по умолчанию, либо проверять простым вопросом друг другу. Может, сразу всё и не получится, но постепенно и этого выйдет толк!
Самрита обернулась к Квинтилии, и впервые на ее лице появилось что-то вроде пусть неуверенной, но улыбки. Затем она кивнула М’Коте:
– Согласна, я тоже буду стараться... сдерживаться и не давать эмоциям брать вверх. А как капитан я обещаю, что никогда не буду оскорблять тебя или ставить под вопрос твою честь. Я несу ответственность за тебя и остальных и буду вас защищать; тебе же я доверяю безопасность этой группы.
– Тогда мир, капитан? – М’Кота протянула руку ладонью вверх. – Даю слово: твоя честь – моя честь, усомниться в тебе будет означать ущерб и для моей чести.
Самрита пожала протянутую руку, вложив в этот жест всю силу и уверенность.
– Тогда мне только останется сказать Ане-Лан, что я немного погорячилась в своем решении, - призналась она. – Потому что я уже предупредила ее, что ухожу, и попросила объявить об этом на собрании. К счастью, она согласилась дать мне время…
– Она – мудрый человек и наверняка всё поймёт, – сказала М’Кота и после рукопожатия с Самритой протянула руку Квинтилии:
– Спасибо тебе. И за разговор, и за то, что сейчас была рядом.
Квинтилия сделала по узкой тропинке несколько шагов к М’Коте и ответила на рукопожатие.
– Я рада, что вам удалось договориться, - сказала она, - Пожалуй, теперь я вернусь в пещеру.
– Я думаю, нам всем стоит вернуться, - согласилась Самрита. – Если честно, я так перенервничала, что мне кажется, что меня сейчас стошнит… - ее лицо изменилось, и девушка ойкнула. – Или не кажется… Я скоро к вам подойду, - с этими словами она резко развернулась и побежала по тропинке вниз.
Квинтилия не двинулась с места, но посмотрела вслед убегающей девушке.
– Я не говорю, что кто-то должен пойти за ней, но стоит хотя бы ненавязчиво сохранять зрительный контакт. Все-таки мы не на прогулке в парке… Что думаешь?
Она вопросительно посмотрела на М’Коту.
– А она не обидится, что мы увидим, как она, э-э…? – М’Кота заменила междометием точное физиологическое определение процесса, который сейчас угрожал Самрите.
– Мы не будем подсматривать, - проворчала Квинтилия, - Просто пусть кто-нибудь из нас подышит здесь воздухом еще немного, пока капитан не вернется.
– Я подожду, – кивнула М’Кота. – В конце концов я ведь теперь заместитель шефа по безопасности! А ты хотела вернуться в пещеру.
– Ненавязчиво, - напомнила Квинтилия с притворной строгостью, а потом зашагала обратно в пещеру.
________________
с Самритой и Квинтилией


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
07 06 2018, 13:03:36 #132
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., утро
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Квинтилия вернулась в пещеру и, наконец, обратила внимание, что профессор Закария снова вернулась. Проходя мимо и здороваясь, девушка обратила внимание, что внешность землянки немного изменилась - она все еще выглядела как ворта, но с немного другими чертами. Профессор принесла с собой новые вещи, в том числе крошечную переносную жаровню, набила ее углями и теперь жарила маленькие, размером с ладонь блинчики для всех желающих. Каждый блинчик она примечатывала сверху плоской металлической пластинкой и на готовом тесте оставался красивый узорный оттиск.
Посмотрев на это, Квинтилия обернулась по сторонам - не вернулась ли вместе с профессором Делас?
Ромуланку она тоже увидела довольно быстро: та стояла недалеко от профессора и аккуратно поправляла свой наряд, столь выделяющийся на фоне остальных.
Трилл подошла к девушке и негромко сказала:
-Тер порезал руку. Думаю, как главный врач экспедиции, ты должна быть в курсе.
Делас удивлённо посмотрела на Квинтилию:
- Спасибо... А как это произошло? И где он? - она покрутила головой по сторонам.
-Где-то там, - Квинтилия махнула рукой в сторону выхода из пещеры, - А как это произошло - он сам расскажет, если захочет. Что с этим делать - решать тебе.
Затем Квинтилия развернулась и пошла обратно к своему спальнику, все еще разложенному возле костра.
Квинтилия достала свой сухой паек, оценила свои запасы и отделила часть для завтрака - немного длинных зеленых корней мав’жу, которые ей показал Арин Джаавед, ягоды, которые следовало съесть, пока они не помялись и не забродили, и часть сыра, который ей успела порекомендовать Самрита. Также она подумывала взять немного сушеного мяса, но почти сразу же пришла к выводу, что его полосками будет достаточно удобно перекусывать на ходу, даже во время прогулки верхом, а пока жирного и калорийного сыра вполне хватит, чтобы насытиться перед длинным днем. Также она захватила пару блинчиков, которые приготовила профессор Закария - было бы глупо от них отказываться. Вонзив зубы в тесто - слегка хрустящее снаружи и еще сыроватое внутри - Квинтилия почувствовала сладость и незнакомые специи, вмешанные в смесь для приготовления.
Сложив часть завтрака в свою сумку, а часть просто неся в руках, Квинтилия вернулась к выходу из пещеры и устроилась на камнях, наблюдая за долиной. День еще толком не начался, но как приятно было, наконец, просто сесть и не пытаться решать чужие проблемы.
Ракар стоял на выходе из пещеры, чуть пройдя вперед до заставы, прислонившись спиной к скале, он наблюдал за разговорами Самриты, М’Коты и Квинтилии. Он застал уже почти конец, и не слышал никаких слов. Но было ясно, что Квинтилия исполняет роль то ли посредника в переговорах, то ли советника, то ли еще что-то подобное. А потом Самрита снова бегом отправилась дальше по тропинке. И это было очень похоже на то, что происходило при входе в червоточину. Ромуланец задумался.
После возвращения с базы он решил не ложиться спать снова, а нажарил на костре несколько кусков мяса, и теперь стоял, держа в руках две палочки, тщательно очищенные от коры, с насаженными на них кусочками мяса, прожаренными до хрустящей корочки, издававшими вкусный запах, сочившимся соком. Через какое-то время Квинтилия пошла обратно в пещеру, и он собирался уже было назвать ее имя, позвать, но она прошла быстро, и он не успел, так и не решившись это сделать, просто обернувшись и проводив ее взглядом в спину.
Ромуланец остался на тропинке, глядя на поднимавшееся над горами солнце.
А потом Квинтилия снова вернулась к выходу. И после нескольких секунд размышлений, ромуланец оторвался от скалы и подошел к ней.
- Можно присесть с вами, Лия? - спросил он.
Квинтилия оторвалась от разложенной на коленях трапезы и созерцания пейзажа и подняла фиолетовые глаза на Ракара. Затем пожала плечами.
-Садитесь, - произнесла она, - Полагаю, тут еще можно сказать, что у нас свободная… планета. И каждый может сидеть, где он хочет.
- Ну да, вроде свободная, - сказал ромуланец, и сел рядом.
- Извините, что разбудил так рано, это была дурацкая идея, - сказал он, глядя в долину вниз, - я тут… пожарил мясо, хотите попробовать? – Ракар повернул голову к Квинтилии и протянул ей палочку с тремя кусочками.
-Нет, спасибо, у меня есть еда, - трилл показала на завтрак на коленях, - Да, идея была дурацкая. Три часа - это не здоровый режим, и теперь вся группа будет сонной.
Ракар медленно отвел руку, опустил голову и отвернулся. Еще несколько секунд он молчал, глядя на камни под ногами, держа перед собой то, что держал, а потом медленно положил обе палочки на соседний камень справа от себя. Квинтилия ничего не хотела брать из его рук. Теперь это было точно ясно. Ромуланец вздохнул.
- Ошибки, сплошные ошибки я совершаю, - негромко сказал он. – И извиняться за них бессмысленно, потому что нанесенного ущерба не исправить.
- Лия, простите меня за все, что я сделал не так, чем сделал вам плохо или… или вообще. Я не понимаю, не совсем понимаю, что именно не так. Но я вижу, что всякое общение со мной приносит вам неудобство, трудность, … и все подобное. Я понимаю, что в чем-то виноват перед вами, если б я мог … все исправить. Сможем ли мы когда-нибудь хотя бы просто говорить, так … чтобы это не было неприятно вам? Скажите, что я сделал не так? Чем я вас обидел?
Квинтилия внимательно посмотрела на Ракара, будто впервые за этот разговор по-настоящему осознала его присутствие.
-Мы с вами - несостоявшиеся любовники, Ане-Рэй, - произнесла она, - После того, как вы признались, что любите меня, а я вас отвергла, наши отношения закономерно стали сложными. Вместо того, чтобы отступить и переключиться на кого-то другого, вы продолжаете подходить ко мне с подарками и добиваться моего внимания. Каждый раз, когда вы ко мне подходите, я внутренне готовлюсь, что придется быть жестокой и отвергать вас снова. И я очень устала от этого, Ане-Рэй. Я не откажусь работать с вами в проекте и буду относиться к вам как к любому из моих коллег, но я не хочу сейчас никаких личных отношений.
Ракар медленно и глубоко вздохнул. Честность и искренность Квинтилии обезоруживала, проникала в самую суть. Она была настоящей, единственной настоящей во всем целом свете, и во всем бесконечном космосе. Ракар смотрел себе под ноги, обняв руками колени.
- Не … любовники, - негромко произнес, наконец, он. – Все много глубже и сильнее, и серьезнее. Не может быть никого другого, просто не может быть.
Одно твое я повторяю имя,
И нет других, кто осветил бы путь.
В сомнении тяжелом, лишь твой ответ
Вершит свой суд и направляет мысль,
Не потому, что осеняет светом,
А потому, что свет излишен, когда ты рядом, - процитировал ромуланец по памяти
один из абзацев, - наверное это не очень стройно в переводе универсального
переводчика с ромуланского, а может быть и на ромуланском это очень нестройно,
потому что я не поэт, а солдат, но … Лия, на самом деле для меня важнее всего
то, чтобы у вас все получилось,  чтобы вы нашли свою радость, свою мечту, свою цель и смысл, стали героем, чтобы все у вас получилось. Потому что вы истинно этого достойны. Вы очень талантливая и очень сильная духом, и … вы лучшая. Простите, что принес вам усталость. Я все понимаю. Мы будем … просто общаться?
Квинтилия прикрыла глаза.
-Мы же общаемся сейчас, не так ли? Я вижу, что ваши чувства не изменились. Мои - тоже. Но мне жаль, что так вышло. Надеюсь, вы найдете кого-то другого. Жизнь - длинная.
Ракар коротко глянул на Квинтилию и ничего не ответил на ее слова, переведя тему.
- С капитаном все в порядке? – спросил он, - я видел направление ее ухода, это то же самое, что было на катере?
-Я не знаю, что было на катере, я в тот момент его вела, - ответила Квинтилия, - Но капитан не больна, если вас это волнует.
- Понял, - сказал Ракар, кивнув, - да, Лир тоже говорит, что она не больна. На входе в червоточину, эта неестественная бледность, и ее укачало. Но тут-то укачивать нечему. И я все еще не могу никак связать частую тошноту и отсутствие болезни, и поэтому несколько недоумеваю. Как это говорится … паззл не сходится. Но ладно, может у землян такое бывает, - ромуланец вздохнул и поднялся. Посмотрел на Квинтилию сверху.
- Лия, ну может быть все-таки перейдем на "ты"? Не такой уж я старый, Лир старше меня на 2 года, а компетенции во многих вещах у вас лично гораздо больше моей.
-Я подумаю о том, в каких ситуациях это может быть уместно, - кивнула Квинтилия.
- Хорошо, - кивнул ромуланец, - спасибо. Приятного аппетита. Я пойду собирать вооружение, наверное, не долго еще мы будем сидеть в этой пещере. – И Ракар пошел к "заставе", к тому месту, которое он заставой назначил, положив там щит и меч.
______________
Совместно с Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 06 2018, 18:53:45 #133
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Квинтилия посмотрела вслед ромуланцу, затем спешно закончила завтрак. Она посмотрела на оставленное на камнях мясо и покачала головой, размышляя о том, что продукты были потрачены зря. Но ее сожаление было недостаточно сильным, чтобы подобрать еду.
Затем Квинтилия обернулась в поисках Самриты. Вернулась ли она уже в пещеру?
И Самрита, и М’Кота успели вернуться, пока Ракар и Квинтилия разговаривали, и теперь Самрита о чем-то тихо говорила с координатором Толан – несложно было догадаться, что она просит ее не делать никакого объявления. М’Коту же практически сразу отловила Делас и теперь придирчиво изучала ее руку.   
Квинтилия слегка вздохнула, потому что надеялась, что Самрита будет свободна и можно будет задать ей один вопрос. Впрочем, ответ на него очень скоро будет понятен и без разговоров. Квинтилия пошла складывать свой спальный мешок.
Рядом профессор Закария тоже складывала свою жаровню. Закончив с этим, она поднялась на ноги и осмотрела стоянку.
-Если все проснулись, позавтракали и не решили остаться на станции, можно уже выдвигаться, - объявила профессор Закария.
Закончив разговор с Толан, Самрита успела подхватить последний блинчик, приготовленный профессором, и теперь кивнула на ее слова: говорить она не могла из-за набитого рта. По ее лицу сейчас было сложно прочитать эмоции – но, по крайней мере, она не выглядела такой напряженной и взволнованной, как утром.
- Какой у нас план? – поинтересовалась землянка, прожевав, наконец-то, блинчик.
-Сейчас мы тщательно гасим костер, берем наши вещи и отправляемся на запланированную туристическую прогулку, - ответила профессор Закария, - Сперва нам нужно будет спуститься в долину. Тропинка начинается прямо у выхода из этой пещеры, по ней предстоит пройти вниз приблизительно 35 минут.
- А там нас ждут ездовые животные? – Делас, отправившая М’Коту на перевязку ее царапины к Тенеку, у которого были все необходимые материалы, тоже подошла к профессору. В ее глазах читалось любопытство и предвкушение.
В отличие от остальных, ромуланка даже не разбирала вещи, а потому и готовиться ей особо не пришлось. Она держала свою скатку, которая совершенно не сочеталась с ее обликом, и вытягивала шею, чтобы увидеть всех кадетов. Похоже, что почти все уже были готовы и ждали следующего пункта программы.
-Все верно, - ответила профессор Закария, а потом тоже оглядела кадетов поверх голов, пока не заметила Тэйру, - Но не думайте, что я забыла о вашей просьбе, - сказала она девушке.
Затем профессор достала из своего одеяния небольшой предмет и протянула его триллу. Это были несколько соединенных между собой трубочек, сделанных, судя по всему, из обожженной глины - некий тип свирели. В трубочках были маленькие дырочки, на которые легко ложились пальцы, а глина была расписана красными и синими узорами с мотивом птиц.
-Я подумала, что этот музыкальный инструмент достаточно маленький, чтобы взять его с собой и попрактиковаться по пути. К тому же, он может быть нам полезен для практических задач. Увидите.
- О, спасибо, - Тэйра тут же спрятала свирель в сумку. Жаль, конечно, это не лютня - со струнными привычней управляться, но и носить ее несколько сложнее. Все остальные вещи она уже собрала, оставив мешок у входа, а теперь снова закинула его на спину. Разговор с Тенеком во время дежурства, хороший завтрак - день начался отлично, и теперь Тэйре не терпелось приступить к её легенде по-настоящему.
-А это - вам, - далее профессор Закария протянула Артуру толстую металлическую иголку, - Сможете догадаться, для чего она нужна?
После разговора с М’Котой Артур долго сидел в углу пещеры, сосредоточенно изучая карты, которые дала ему профессор. Когда же все собрались, он поднялся, собрал вещи и стал слушать новый инструктаж.
- Э.., признаться , не очень, - сказал Артур, принимая иголку, - сшивать карты? Искать воду в пустыне? Хотя… для воды подошла бы более другая конструкция, но это на Земле, здесь - не знаю... Не могу догадаться.
-Кто-нибудь еще? - профессор Закария оглядела аудиторию.
- Вряд ли для шитья, - негромко заметила Самрита. – Ведь это – моя обязанность.
– Стилос? – Стилет? – почти хором произнесли только что подошедшие Тенек и М’Кота, причём Тенек сделал предположение вполне серьёзно, а М’Кота скорее в шутку.
-Компас? - уточнила Тэйра. Оружие уже было у всех, а вот кому давать компас, как не картографу?
Ромуланец стоял позади всех у входа в пещеру и тоже внимательно слушал профессора. Он все ещё умудрялся и наблюдать за тропинкой на всякий непредвиденных случай.
- Хорошая идея насчёт компаса, - оживился Ракар, - если магнитные и географические полюса планеты совпадают, это может работать. Но… я ещё бы предположил, что - маятник, для гипнотизирования животного, или … для процарапывания карт и указателей на камне.
-Верно! - обрадовалась профессор Закария, а затем объяснила Артуру, - Эта игла - намагничена, ее концы указывают на магнитные полюса планеты, совпадающие с географическими. Острый конец указывает на север, толстый - на юг. Чтобы воспользоваться компасом, иглу следует положить на поверхность спокойной жидкости, и тогда она сориентируется в соответствии со сторонами света. Я хочу, чтобы за время нашей прогулки вы несколько раз ею воспользовались.
- Молодец, Лис, - улыбнулся Артур, обернувшись к девушке-триллу, - хорошо, профессор, я протестирую эту возможность, никогда … не приходилось пользоваться этой технологией, - сказал Артур, теперь посмотрев на профессора.
-Итак, все готовы? - профессор Закария посмотрела на кадетов, отдав иглу землянину.
- Я могу еще кое-что сказать прежде, чем мы пойдем? – голос Самриты никогда не был громким, но она постаралась говорить так, чтобы ее все слышали. Поймав напряженный взгляд Иламы Толан, девушка быстро замотала головой. – Я просто хотела объявить то, что не сделала вчера: к нам присоединилось два члена команды, и я не успела сообщить об их назначении. Итак, Ане-Лир состоит в медицинской службе, а Тер – в службе безопасности. В отсутствии Жа… В общем, Тер отвечает за безопасность всей нашей группы, и вам следует его слушаться в этих вопросах, - посмотрев на профессора, она смущенно добавила: - Извините, что прервала вас. Теперь все готовы, мы можем идти.
- Хорошо, капитан, принято, - сказал ромуланец, бегло глянув на тропинку, убеждаясь, что капитана все еще можно называть капитаном в отсутствии посторонних, и принялся быстро наматывать на голову и шею черный шарф, в положенной для местных конфигурации, готовясь водружать на спину щит.
Профессор Закария с интересом посмотрела на Самриту Баккер, а потом повела группу к выходу из пещеры.
Некоторые из них уже знали тропинку, которая вела вниз. Капитан группы уходила по ней дальше всех не более, чем полчаса назад, остальные просто видели ее начало. С одной стороны была скала, поросшая мхом и травой, с другой - уходящий вниз обрыв. Тропинка вилась достаточно круто, кое-где камни складывались в подобие ступенек, но не везде. Иногда под ногами попадались камни, и идти нужно было осторожно, напрягая колени, что осложнялось поклажей, которая была у всех участников похода. Самые большие тюки несла сама профессор, ее жаровня была привязана на спину, но, судя по спокойному поведению женщины, ей это было не впервой.
_____________
с кадетами, профессором и Иламой Толан


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 06 2018, 19:01:08 #134
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., начало дня
Гамма-квадрант, Кальдония III


Спустя полчаса группа спустилась в долину. Склон горы постепенно стал пологим, мох и сухой лишайник уступил место высокой сочной траве. Кое-где она росла кочками, и метелки доставали по пояс. Кое-где даже были невысокие кустарники с перекрученными ветками и узкими листиками. Солнце уже поднялось высоко и высушило росу.
– Где-то в ваших записях должно быть такое мясистое растение с колючками, его сок защищает от воздействия ультрафиолета, - обратилась профессор к Тенеку, - Оно растет практически везде, постарайтесь его найти сейчас.

Ромуланец снова шел позади всех, в этот раз замотав лицо так, что видны были одни только глаза, и водрузив на голову шляпу. Скатку он нес в одной руке, второй меч в другой. Когда спустились в долину, он переложил меч, оставив свободной правую руку, и теперь ладонью вел по самым верхушкам высокой травы, на которой уже не осталось росы. Ракар вертел головой по сторонам, не игнорируя бдительность, а еще он высматривал в долине цветы. Вдруг попадется где-нибудь уникальный местный экземпляр. Но здесь было сухо и жарко днями, и поэтому, наверняка, многие цветы стали колючками. И все равно ромуланец не терял надежды.

Тенек был признателен профессору за предложение: он не был уверен, что сбор растений во время перехода будет воспринят с энтузиазмом, и теперь был рад, что ошибся. Впрочем, предложение профессора было легко объяснить: растение действительно не пришлось выискивать, останавливаясь и задерживая всю группу, оно и впрямь попадалось достаточно часто, и способ его сбора, описанный доктором Дарзеном не был особенно трудоёмким, следовательно не требовал длительной остановки.
– Вы что-то ищите? – спросил вулканец Ракара, осторожно укладывая в корзину шипастые толстые стебли.
Ракар усмехнулся Тенеку, но этой усмешки не было видно под черным одеянием, поэтому Ракар коротко кивнул.
– Как всегда, скрытую внешнюю угрозу и непредвиденные обстоятельства. Я сейчас, как это можно назвать – сзади смотрящий, в дополнение к впередсмотрящему, не обращайте внимания Ане-Лир, каждый должен заниматься своим делом.
О другой цели своего поиска Ракар умолчал. Это было его личное.
– Настолько конкретную угрозу? – очень тихо уточнил Тенек. Было сложно не заметить разницу между простым «мониторингом пространства» и поиском чего-то конкретного, похожим на высматривание знакомого лица в толпе, и слова вулканца были не только чуть заметной иронией, но и аккуратным вопросом, не ожидает ли ромуланец чего-то большего, чем «потенциальная опасность вообще».
– Не волнуйтесь, Ане-Лир, - также тихо ответил ромуланец, но все еще продолжая про себя чуть усмехаться,-  пока только абстрактную. Ну не ждете же вы от меня беспечной прогулки по полю на незнакомой планете, во имя этого … небесного кита.
Тенек не стал комментировать это привычное «не волнуйтесь» которое то и дело проскальзывает в речи эмоциональных: устойчивое выражение, в смысл которого они даже не вдумывались, обращало на себя внимание вулканца, но не задевало.
– Как скажете, –  покладисто согласился он, надевая корзину.
Ракар кивнул и понял, что надо прекратить так явственно озираться вокруг, сделаться чуть более другим, вживаясь в образ средневекового молчаливого воина, тех веков, о которых он никогда не знал, телохранителя дорогой куртизанки, которым он должен был быть по легенде. И, тем не менее, Ракар снова, отдаваясь чувствам и ощущениям, глубоко вдохнул местный воздух, через закрывающий нос шарф, не прекращая касаться ладонью верхушек травы. Несмотря на все, что произошло с ним, и не только с ним, неуловимо что-то изменилось. Не все так плохо, как казалось еще ночью. Не хорошо, но и не катастрофически плохо. Надежда не умерла. Надежда будет жить.
Квинтилия тоже подошла к вулканцу.
– Я подумала, что раз мне нужна медицинская практика, мне следует сопровождать вас, - сказала она.
– Логичное решение, – согласился вулканец. – Если захочешь, на привале покажу записи доктора Дарзена, а как только соберём несколько подходящих образцов, опробуем один из записанных им рецептов. Народная медицина – я имею в виду действительно работающие приёмы, отфильтрованные опытом и временем, – полезная практика и для тебя, и для меня.
– Так странно называть вас на ты… - заметила трилл, заглядывая в корзину вулканца.
– Не сочти это за фамильярность, – по-своему понял слова девушки Тенек, – это только соблюдение местных обычаев. Думаю, ты права, и тебе тоже следует называть меня на «ты» – старик и девушка, которые путешествуют вместе, скорее всего, не чужие друг другу.

Тем временем Ракар заметил то, что искал - из некоторых кочек росли алые цветы с длинными мечевидными листьями. Также он заметил несколько крупных пятен, которые не были кустами или деревьями, в отдалении - ближе, чем на горизонте, но достаточно далеко, чтобы рассмотреть детали.
Они были алые, красные, их листья были длинными и тонкими. Ромуланец отошел чуть в сторону от группы, окинул всю группу взглядом, быстро окинул взглядом окрестности, а потом повернулся к этому цветку, растущему на кочке. И присел на корточки рядом с ним. А потом и уперся коленями в землю. Инструкция профессора была в том, чтобы не нюхать незнакомые вещи явно, а действовать так, как в химической лаборатории. Ракар знал, как положено нюхать запахи из пробирок в химической лаборатории. И он точно знал, что ну вряд ли вот тут можно отравиться запахом этого цветка, предупредили бы.
Цветок Ракар хотел подарить Квинтилии, но тут было множество препятствий. Он только что недавно понял, что именно происходит, и почему, когда она объяснила. Он не хотел, чтобы она снова испытывала ту усталость, всякий раз отвергая … А еще… еще он внезапно осознал, каково это – когда кто-то прилетает на чужую планету, и начинает там рвать цветы, уничтожать насаждения, проходить огнем и мечом, в смысле – дизраптором. Сорванный цветок – прервет жизнь этого цветка. И он засохнет, очень скоро, вырванный из родной земли или срезанный.
Ромуланец повернул голову и посмотрел вдаль, где были видны пятна, возможно - это россыпи, большие, в которых можно лежать, раскинув руки. Группа шла вперед, ромуланец сидел и смотрел, а потом повернулся к алому цветку. Это была какая-то сделка с самим собой. Но он эту сделку совершил. Он сорвал его в основании, и, прижимая к себе за стебелек, бросился догонять группу. Догнал, и только тогда понюхал запах алого цветка, очень осторожно.
Цветок почти не пах.
Тем временем профессор остановилась - возле ее ног на земле лежал белый камень.
– Мне нужна помощь нескольких человек, - сказала она.
М’Кота, не задумываясь, вышла вперёд.
После некоторых раздумий Ракар засунул стебелек почти непахнущего красного цветка внутрь левого наруча.
Тем временем, Артур, встряхнувшись в своем снаряжении, тоже вышел вперед за М'Котой.
– И я готов, что нужно делать? – сказал землянин.
Ромуланец молча прошел вперед к профессору, присоединяясь к группе желающих помочь.
Самрита Баккер сделала небольшой шаг вперёд. Профессор не сказала, сколько людей потребуется, и трое добровольцев уже вызвались. Поэтому Самрита вопросительно посмотрела на Закарию, ожидая от той указаний, нужны ли ей ещё помощники, или уже достаточно.
Видя добровольцев, профессор Закария удовлетворенно кивнула. Затем пошла в сторону от белого камня, считая шаги, развернулась, отсчитала еще несколько шагов… а затем нагнулась и открыла тайник - в земле оказалась крышка, сделанная из дерева и замаскированная дерном.
Профессор поманила к себе добровольцев, и когда они подошли, то увидели в выкопанном в земле тайнике большой сверток из грязно-белой плотной ткани. Профессор Закария откинула угол ткани и показала, что было внутри.
– Здесь седла и упряжь, которые понадобятся нам сегодня. А завернуто все в полог шатра, в котором мы будем ночевать. Доставайте все пока потихоньку…
Седла и упряжь, Ракар внимательно смотрел на происходящее. Все здесь было устроено грамотно, да вот только далекий наблюдатель мог заметить тайник, но не было у далекого наблюдателя на этой планете систем удаленного видения. Все руки ромуланца были заняты, поэтому Ракар отошел назад, снял щит, и принялся переукладывать и перекреплять свою экипировку.
– Лис, тебе будет интересно на это глянуть! – воскликнула М’Кота, наклоняясь над тайником и отворачивая край ткани. – Это ведь ты у нас погонщик неведомых зверюшек!
Тэйра, шедшая в конце, поспешила туда. Откинула край ткани, осторожно вытащила то, что первое попалось под руку. Это оказалась сложная кожаная упряжь, темная и почти без украшений, со множеством ремешков и пока было не очень понятно, как и куда ее крепить. Кожа ощущалась холодной и жесткой. Тэйра восхищенно выдохнула - настало время сбыться ее легенде! - и принялась дальше разворачивать ткань.
Глядя, что все добровольцы заняты делом, профессор Закария помахала рукой Тэйре.
– Доставайте свирель, - сказала землянка, - Пришло время попрактиковаться. Сможете повторить?
Профессор Закария сложила губы трубочкой и просвистела несколько мелодичных нот.
Со свирелью Тэйра разобраться не успела, поэтому ей пришлось некоторое время поиграть, чтобы разобраться в нотах.
– Если я правильно поняла, это вот так, - наконец, проговорила она и сыграла те же самые четыре ноты.
Свирель прозвучала громче, чем свист. Звук будто тянулся и улетал вдаль, хотя погода была почти безветренной. И в ответ темные пятна, которые видел в отдалении Ракар, начали приближаться.
Вскоре стало видно, что это животные - большие ящеры с темной, слегка отливающей бензиновым блеском чешуей. Своим телосложением они походили на земных игуан или варанов, как ранее правильно предположила Тэйра. Они двигались быстро, подходя со всех сторон, передвигая по траве мощными когтистыми лапами и высовывая синие раздвоенные языки.
_________________
со всеми + зверики
« Последнее редактирование: 08 06 2018, 19:14:39 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 ... 32
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS