* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
15 07 2020, 02:44:04 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 ... 32
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
23 05 2018, 12:10:24 #90
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Тенека гримировали долго. Когда его грим наконец-то был закончен, и вулканец встал со стула, его выбор оказался одним из самых неожиданных. Перед началом гримировки он некоторое время что-то обсуждал с Арином, затем сел, но разговор продолжился, хотя должно быть уже на другую тему, поскольку вулканец теперь больше молчал, а баджорец что-то рассказывал. Можно было заметить, что рукам стажёра он уделил не меньше времени, чем его лицу. В результате, после гримировки Тенек преобразился разительно: черты его лица остались прежними (за исключением конечно расовых признаков кальдонианцев) но его кажущийся возраст увеличился более чем заметно. Лицо покрылось сеткой глубоких морщин, на руках стали видны вздувшиеся вены, кожа стала похожа на покоробившийся пергамент, а в растрёпанных и удлиннившихся волосах было столько седины, что следовало скорее говорить о темных нитях среди седых волос, чем наоборот. Такой старик непременно должен был быть если не дряхлым, то уже на пороге одряхления, и потому эта внешность совсем не вязалась со свободными и непринуждёнными движениями молодого тела.

М’Кота обернулась на вулканца и бестактно (хотя и негромко) присвистнула: клингоны не любят старость – старость, может быть, и овеяна славой, но ещё больше она затенена призраком надвигающейся слабости, а слабость клингоны ненавидят. Роль старухи была, пожалуй, последней ролью, о которой могла бы задуматься сама М’Кота.
Тэйра обернулась тоже - почти на пороге - и от удивления вскинула брови. Выбор Тенека был… странным. Впрочем, она почти никогда не могла постичь логику вулканцев и их мотивы, и если Тенек так видит себя, значит, у него есть собственные веские причины.
– И кто говорил, что у вулканцев нет фантазии? - усмехнулась профессор Закария, - Отличная работа, мистер Арин. Но… чем же обоснован такой выбор? Похоже, вы все-таки выбрали какую-то идею для вашего образа, - она с интересом посмотрела на Тенека.
– В формировании образа я исходил из своего долга как врача и необходимости соблюдения Первой Директивы, – ответил Тенек (голос вулканца тоже заметно диссонировал с его внешним видом). – Даже сравнительно простые приёмы первой помощи, известные современным врачам, могут быть ещё неизвестны местным жителям. Использование незнакомых приёмов слишком молодым человеком может вызвать ненужные вопросы и подозрения. Если бы я умел читать и писать хотя бы на одном из местных языков, я мог бы попытаться выдать себя за ученика лекаря из крупного города… если конечно такие города здесь есть, однако для неграмотного человека обилие известных ему приёмов может быть оправдано только возрастом и опытом.
Конечно, обдумывая легенду, Тенек задумывался и о том, что в средневековом мире кочевники как правило тоже неграмотны, и вряд ли смогут проверить пришельца, однако он сознавал, что порой острая наблюдательность и гибкий ум позволяют разоблачить обман не хуже чем знания, и решил выстроить свою легенду на более прочном основании.

– Стен, стен не касаться! – послышался голос Ракара, потом послышался звон стали о сталь, потом, через довольное короткое время, сталь зазвенела о другую поверхность, судя по всему, являющуюся полом.
– Вы ранены, мистер Лайтман, и лежите на песке арены Колизея, под восторженные крики толпы. Но не убиты, будем считать, что, в ответ на скандирование толпы с требованием тебя убить я демонстративно бросил меч на песок, и презрительно посмотрел на … как его…Претора?
– На Цезаря, но можно и Императора, - послышался голос землянина, а затем кальдонийский картограф в полном облачении спиной вперед появился в помещении гостиной. Вокруг пояса землянина, выглядевшего сейчас как прото-ворта, были прицеплены все сумки и фляжка, к бедру был пристегнут кинжал. Руки были свободны, меча он не нес, чуть не столкнулся на входе с Тэйрой. И вообще, общее впечатление от его появления было таким, что на него напирают спереди, и он пятится. Следом за Артуром в гостиной появился Ракар. Он тоже полностью облачился. Широкие шаровары и расшитая золотом потрепанная синяя туника, наручи. Перчатки были пристегнуты к поясу. Шарф ромуланец обернул вокруг шеи в два оборота, пока еще не обернув его в боевую позицию вокруг головы. Его лицо было открыто. В правой руке ромуланец обратным хватом держал свой длинный меч, как держат кинжал, а в левой – меч Артура, который землянин назвал гладиусом. Ромуланец скупо улыбался, а Артур поспешно обернулся к остальным и чуть смутился, как будто ребенок, которого застали в самый разгар запрещенного баловства родители, и теперь ему предстояло как-то выкручиваться.
– Извините, - поспешно скрывая улыбку произнес Артур, - мы тут … тест-драйв, одним словом, – и тут же удивленно, без паузы: - Раскуси меня гребенчатый крокодил, Тенек!
Тенек посмотрел на Артура вопросительно: то ли ожидал, что кадет пояснит своё восклицание, то ли увидел в воображении драматичный момент нападения гигантского гребенчатого крокодила на кадета Лайтмана.
Профессор Закария тоже скептически подняла бровь.
– Не используйте оружие в тесном помещении, где толпится много людей, - строго посоветовала она.
– Это древнее морское выражение, не обращайте внимания, - улыбнулся Артур, коснулся рукой своих новых кожаных штанов, будто проверяя, не успел ли он порвать их в коротком тестовом бое с ромуланцем, когда последний чуть не повалил его, выбив из руки меч, и виновато опустил голову под взглядом профессора.
– Да, профессор, простите, - кивнул Ракар, - мы ничего не сломали, никто не пострадал, - и снова посмотрел на вулканца:
– А что вы будете делать, Тенек, если нам придется бежать? Быстро и стремительно, – вздохнув, немного грустно спросил ромуланец, протягивая Артуру меч обратно, - вы же разрушите всю легенду.
– Выброс адреналина иногда даёт поразительные реакции у изначально слабых, тяжело раненых, у пожилых и даже у детей, – возразил Тенек. – К тому же совершенно немощный старец явно не смог бы путешествовать, так что от находящегося в пути, даже от старика, должны ожидать определённой привычки к нагрузкам, а также запаса сил и выносливости, пусть и сравнительно небольших.
Ракар ничего не ответил Тенеку, только, коротко вздохнув, покачал головой. Вложил меч в ножны, перекинул их за спину, вернулся за своей формой и принялся аккуратно складывать ее в свою сумку.
-Уверена, что-нибудь из вас будет защищать мистера вулканца, а есть понадобится - понесет его на закорках, чтобы не разрушить легенду. Но это, конечно, не понадобится, - сказала профессор Закария, посмотрев на Артура, а затем снова вернула свое внимание к Тенеку, - Я вижу, вы продумали ситуацию, когда ваши навыки окажутся превосходящими местный уровень, что, разумеется, соответствует действительности. А какие у вас есть идеи, как действовать в ситуации, когда вы не будете знать, какими местными средствами лечить пациента, потому что не знакомы с кальдонианскими препаратами и методами? Ведь использование здесь любых современных технологий будет серьезным нежелательным вмешательством и вызовет очень много вопросов.
Ракар кивнул, обернувшись к профессору, стоя на коленях, бережно укладывая форму в сумку.
– Да, конечно, я его понесу, если это будет необходимо, - сказал ромуланец.
– Я думаю, мне следует стать чужаком, изгнанником из далёких земель, – предположил Тенек. – Лекарственные растения в разных регионах как правило различаются, и лекарь из другой страны не сразу разберётся, что использовать из растительного арсенала своего нового пристанища. Тем не менее, я хотел бы ознакомиться с вашей базой данных по местным растениям и с теми наработками, которые успел сделать доктор Дарзен – это интересует меня не только в связи с моей легендой для тренинга, но и по чисто профессиональным причинам.
– А как относятся к изгнанникам на этой планете? Не решат ли они прогнать его дальше, ведь изгоняют обычно не просто так. Что у них принято на эту тему? - спросил ромуланец, застегнув сумку и выпрямившись в полный рост.
– Зависит от множества обстоятельств, - ответила профессор Закария, - Как правило, люди, которые много перемещаются сами, легко принимают других странников. Трудовые единицы - это ценный ресурс, когда жизнь тяжела. Но вы же не придумали себе персонажа, который совершил что-то действительно ужасное в прошлом? - она посмотрела снова на вулканца, - Не вырезал свое племя, не осквернил похоронный курган, не распространял ересь, не является переносчиком опасной болезни?
– Конечно нет, – согласился Тенек, – Но людей изгоняют не только заслуженно. В некоторых культурах был обычай изгонять того, на кого укажет большинство, а это было легко подстроить, если кто-то был неугоден влиятельному человеку. Иногда люди сами бежали, если к власти приходил их кровный враг, опасаясь его мести, наконец, были нередки случаи, когда более сильная кочевая группа вырезала более слабую, оставляя в живых только женщин или вовсе никого не щадя, и захватывала её земли – в этом случае немногим выжившим также приходилось бежать.
– Ах, как это похоже, Тенек, на применение принципа индукции, вместо дедукции, - съязвил Ракар, - а что если они уникальны и разобьют все шаблоны вашего опыта? Впрочем, - ромуланец отошёл к противоположной стене подальше от входа, - посмотрим.
Тенек пожал плечами:
– Поэтому я и пытался сперва получить информацию, а потом продумать легенду, – отозвался он. – Но если приходится работать при недостатке информации, приходится опираться на предположения, а не только на факты.
_______________________
c професором и всеми желающими


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
23 05 2018, 12:13:25 #91
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


– Мистер вулканец использует на практике теорию, о которой я рассказывала, - заметила профессор Закария, - Я помню, что у вас было очень много вопросов. Например, каков статус врача в этом обществе и существуют ли разделения по полам и специализациям. Медицина на Кальдонии III развивалась из религиозных практик, и отголоски некоторых их разновидностей до сих пор в ходу - например, некоторые болезни могут считаться посланными злыми духами, и от них могут “прописать” молитву, обряд очищения или определенный талисман. Мне что-то подсказывает, что вас эта специализация не очень привлечет… - она скептически посмотрела на Тенека, - Но из такого состояния дел вытекает серьезный плюс - специализации, связанные с медициной, здесь в достаточном почете, будь это костоправ на поле боя, лекарка, разбирающаяся в травах, или аптекарь, создающий эликсиры и вытяжки. Это даже распространяется на жрецов, - профессор Закария посмотрела на Иламу Толан, перебирающую свои карты звездного неба.
Толан, почувствовав на себе взгляд, подняла голову от карт и кивнула профессору Закарии.
– Не волнуйтесь, мистер Тенек, первую часть я возьму на себя, - улыбнулась женщина. – Мне интересно попытаться разобраться во всех этих предрассудках и суевериях… Особенно если они так почитаемы, - она усмехнулась и вновь склонилась к своим картам.
– Костоправ – самый подходящий вариант, с этим я в любом случае справлюсь – задумчиво заметил Тенек. – Если же я буду чужаком, то подойдёт ещё и травник – это позволит собирать травы и изучать их свойства.
– Вот несколько черновиков гербологического атласа, который составлял доктор Дарзен, - с оттенком грусти сказала профессор Закария, доставая из контейнера два потрепанных свитка, - Мы использовали их чаще всего, потому что в них зарисованы растения, которые используются для лечения самых частых заболеваний. Это как бы краткая версия. Доктор Дарзен использовал понятные пиктограммы, обозначая показания и записывая рецепты, чтобы не путаться в диалектах и обсуждать схемы лечения неграмотными. Для вас это тоже будет удобно. Я хочу, чтобы вы взяли этот атлас с собой, когда мы выйдем на поверхность, и попробовали найти несколько растений из него. И разумеется, вы можете делать собственные зарисовки, если хотите, - она протянула Тенеку несколько кожистых листов, сшитых в грубый блокнот.
Глаза Тенека вспыхнули неподдельным интересом, он сразу же раскрыл блокнот, чтобы убедиться в том, что схемы доктора-трилла будут ему понятны.
– А что насчёт записей трикодера? – спросил он, не отрываясь от блокнота. – Я могу их изучить до выхода на поверхность? Как я понимаю, любые приборы, кроме коммуникатора будут под запретом…
– Да, у вас будет несколько часов, чтобы изучать нашу базу данных, - кивнула профессор Закария, - Также ее копию мы передадим вам, чтобы отвезти в Федерацию. Это, конечно, самое ценное, но еще вам понадобится такие вещи, - профессор нагнулась и достала со дна маленький нож серповидной формы и небольшой котелок.
Тенек с интересом разглядывал выданные ему вещи, а из контейнера один за другим появлялись следующие предметы - пара кожаных перчаток, каменные ступка и пестик, сумка с множеством карманов, набитая маленькими стеклянными бутылочками и свертками, перевязанными бечевкой. Один сверток профессор развернула - внутри были сушеные грибы.
– Хорошее средство от несварения желудка, - пояснила она, - Но вы еще успеете прочитать.
– А что насчёт здешних животных и насекомых? – спросил Тенек, принимая дары и уделяя пристальное внимание каждой вещи. – Есть ядовитые? Были замечены бурные аллергические реакции на укусы? Что-то известно о профилактических мерах и противоядиях?
– Да, - кивнула профессор Закария, - Ядовитые виды здесь встречаются, и местные лекари справляются с их укусами. Но, например, есть одна многоножка, против яда которой противоядия нет. Доктор Дарзен предполагал, что она опасна не только для кальдонианцев, но и для нас всех, хотя мы принадлежим к разным расам. В здешних местах она не водится, но если хотите - можете посмотреть в компьютере вместе с мисс экзобиологом, у нас есть файл о ней.
Решив, что Тенеку не терпится засесть за компьютер, профессор Закария немного заторопилась, доставая одежду для него. На свет появились достаточно скромные одеяния серых и землисто-коричневых цветов. Ни вышивки, ни украшений, напротив, края одежды были неровными, а дырки в некоторых местах даже не были зашиты. Ничего из этого не обратило бы на себя внимания встречных. Пожалуй, самыми лучшими предметами была пара крепких сапог, пояс с несколькими креплениями и кожаный фартук, закрывающий фигуру своего владельца с груди и до колен.
– Еще я дам вам корзину для трав, - пообещала профессор, - Но позже, когда мы пойдем на склад за вторым мечом и щитом для мистера ромуланца.
Тенек воспринял скромный вид своих будущих одеяний с явным одобрением. Он рассмотрел их так же внимательно, как и всё остальное, словно прикидывая, что и в какие карманы лучше вкладывать, затем спросил профессора Закарию:
– Здешние костоправы не пользуются хирургическими инструментами? У меня есть набор металлических скальпелей и зажимов, но если есть местные аналоги, лучше воспользоваться ими.
После инцидента с Аномалией Тенек действительно сделал архаичные инструменты, не требующие источника энергии, постоянными жителями своей походной аптечки.
– Да, конечно, у доктора Дарзена есть коллекция инструментов, - согласилась профессор Закария.

Тем временем дверь во внутренние помещения вновь открылась, и на пороге появилась энсин Самрита Баккер – точнее та, в кого она перевоплотилась. Ее обычно смуглая кожа выглядела непривычно бледной – как у всех кальдонианцев, - глаза визуально казались шире благодаря гриму, который Тенек сделал, чтобы девушка меньше выделялась среди остальной группы, волосы также были удлинены и собраны в высокий хвост, к которому крепилась накидка, а одежда мало напоминала то, что девушка носила в повседневной жизни. Кроме, пожалуй, брюк – широкие и удобные шаровары пришлись Самрите по душе и походили на ее любимые просторные шелковые комбинезоны. Жилет-корсаж плотно сидел на груди благодаря различным ремешкам и креплениям, с которыми Самрита быстро разобралась (как девушка и инженер) и непривычно подчеркивал то, что обычно было скрыто под формой. Из-под него игриво выглядывала тонкая светлая рубашка с большим вырезом, приоткрывавшая плечо, а предплечья девушки украшали два массивных браслета. Грим покрывал всю открытую поверхность кожи, для чего Самрите самой пришлось поработать дермальным стимулятором и окрасить ее в свойственный кальдонианцам цвет.
Сумку она перекинула через плечо, а на пояс повесила кинжал – он как бы случайно выглядывал из-под накидки, которую Самрита закрепила заколкой на голове и в которую, при желании, могла замотаться целиком. Второй платок она обмотала вокруг талии наподобие пояса. В общем и целом, Самрита выглядела очень гармонично в своем новом наряде, и, должно быть, по кальдонианским меркам действительно могла считаться красивой молодой женщиной. Единственное, что диссонировало с ее образом, было выражение лица – в отличие от остальных кадетов и даже координатора она не выглядела довольной своей легендой и не спешила в нее вживаться.
Уже с порога она сразу же увидела Тенека и удивленно моргнула.
– Ничего себе… - пробормотала землянка, проходя мимо. – Это меня даже как-то пугает, ты выглядишь старше моего дедушки. 
Тенек проводил её взглядом и негромко заметил:
– Если бы мы готовились к настоящей вылазке, я бы предложил мисс Баккер выбрать взамен этого максимально нейтральный образ.
– Красиво, - сказал Артур, который сначала стоял возле двери, наблюдая за экипировкой Тенека, а после того, как вошла Самрита – пошел за ней, рассматривая наряд девушки. – Здорово, Сэм, - снова добавил Артур, поравнявшись с Самритой. – Даже и представить не мог, что ворты, или прото-ворты могут быть так красивы. Видимо все равно дело – исключительно в оригинале, то есть в тебе! – Лайтман улыбнулся.
– Спасибо, - смущенно отозвалась Самрита, - только не говори этого при М’Коте.
Оценив расположение в комнате М’Коты и Ракара, девушка выбрала максимально удаленное от них место и вновь уселась на подушки. Достав падд из сумки, она погрузилась в чтение.
Артур сел рядом с Самритой, снова опробуя позу со скрещенными ногами, теперь в новом облачении и обвесе.
– О, М'Кота поймет, - негромко сказал Артур, - надеюсь. Это же задание, внедрение, легенда, роль. Но всегда приятно, когда в такое вкладывается душа. Одним словом, мне очень нравится.

Между тем Тенек вернулся к расспросам профессора Закарии:
– Ещё я хотел спросить, полагается ли травнику походный нож, игла и нитки. Вот этим, – стажёр показал на серповидный нож, – удобно срезать травы и молодые побеги, но он явно не предназначен для выкапывания кореньев. Обеспечить себе возможность зашить карман или связать собранные травы пучками было бы тоже логично.
– Да, посмотрите на дне сумки, - ответила профессор Закария, - А немного местного аналога кетгута должно быть среди инструментов доктора Дарзена.
Глаза вулканца снова блеснули – кетгут был большой удачей, на которую он даже не рассчитывал, и, конечно, же стажёр не собирался зашивать этой драгоценностью карманы.
– И последний вопрос… возможно, он покажется вам странным. Применяют ли местные охотники яды, временно парализующие конечность жертвы, но не вредящие организму в целом? Например, для того, чтобы поймать животное живым и приручить его или продать в зверинец.
– Нет, не слышала о таком. А почему вы спрашиваете? - поинтересовалась профессор Закария.
– Потому что в настоящей вылазке любому её участнику было бы полезно дистанционное оружие, которое позволило бы защитить свою жизнь и не отнять чужую. И не только из соображений этики, но и для того, чтобы не стать объектом кровной мести, – пояснил вулканец.
– Фазера с настройкой на оглушение часто не хватает, - улыбнулась профессор, - Особенно в первое время. Я уже говорила вашей капитану, что здесь, на фронтире известной вселенной, баланс сил иной, чем у нас дома. Это по-настоящему заставляет задуматься о том, как и зачем доставать оружие. Скажите, - она вновь стала серьезной, - кому-то из членов вашей группы нужна особая диета или специальные медицинские препараты? Что-то, о чем я должна знать заранее?
– Мисс Делас необходим максимально щадящий режим, – ответил Тенек, – мисс Баккер – умеренно щадящий. Обеим следует избегать употребления ритуальных отравляющих веществ, даже если в обычных обстоятельствах для представителей их расы эти вещества безвредны. Об остальном я могу говорить только с разрешения этих леди, хотя правильнее всего в этой ситуации, было бы либо дать это разрешение, либо объяснить всё самим.
Тенек не стал говорить о том, что признавая наличие проблемы, гораздо вернее избегнуть неуместной опеки или жалости, чем скрывая даже тогда, когда её признаки становятся очевидными для всех – он надеялся, что девушки и сами это поймут, как и то, что ничего не зная, их коллеги могут случайно им повредить, и эта фатальная ошибка будет тоже результатом недостаточной информированности.
– Я просто хочу, чтобы вы с вашей коллегой понимали, что выносить современные лекарства за пределы базы можно только в крайнем случае, - серьезно сказала профессор Закария, глядя на Тенека.
После паузы, она добавила:
– Пойдемте, я покажу вам базу данных...
– В случае с мисс Делас это и есть крайний случай, – сказал Тенек поднимаясь с места, – от своевременного приёма лекарств зависит её жизнь. Мисс Баккер же достаточно соблюдать режим и избегать лишних нагрузок.
И разговаривая об этом, они вышли в аппаратную комнату, где профессор посадила Тенека за одним из мониторов и дала ему доступ к медицинской части базы данных.
____________________
c професором и всеми желающими


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
23 05 2018, 12:48:49 #92
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

Тем временем

Ракар сидел на полу, опершись спиной о стену, неподалеку от контейнера и прислушивался к беседе профессора и Тенека. К беседе профессора и Тенека Ракар был ужасно невнимателен, хоть и старался. Но он забывал о старании. От недавнего его немного отвлек Артур, пока помогал ему надевать наручи и попросил о легкой схватке на только что выданных мечах. Теперь же все вернулось, и хоть немного в другом ракурсе, но не менее трудном. Ракар положил на вытянутые ноги меч и ножны, и водил пальцами по длинной рукоятке меча, по перекрещенным тонким ремешкам, прослеживая узор, нащупывая его, поглаживая. Ощущение узора под пальцами приносило легкое тактильное удовольствие. Это было приятно и красиво. Взглядом Ракар скользил по рисунку на ножнах с миниатюрами, изображающими местных жителей. Вот они скрещивают мечи, вот они вместе с местным животным, и один из них положил руку на шею существа, наверное это изображение того, как гладят животное. Следующая картинка расплылась в глазах ромуланца и он услышал нарастающий гул, прикрыл глаза, опустил голову, большим пальцем снова провел по рукоятке меча, ощущая перекрестья. Квинтилия где-то переодевалась. Ракар слышал, какую легенду она выбрала. Как хорошо, что таких не сжигают, иначе ему пришлось бы перевернуть этот мир. Баджорец гримировал Делас. И он сейчас не рядом с Квинтилией. Это хорошо. После первой вспышки Ракар понимал, что он его не убьет. Он не может вызвать его на дуэль и расставить все точки над вертикальной земной буквой. Из-за Квинтилии в первую очередь. Нельзя убить того, кто ей нравится. Нельзя убить того, с кем она смеялась впервые за долгое время. А во-вторых - нельзя разрушить проект, нельзя испортить задание, да и в конце концов - это неправильно, баджорец не виновен пока ни в чем, кроме одного - он хочет встречаться с той, с которой хочет встречаться Ракар. А он, Ракар - не убийца, он не такой и никогда таким не был. Только очень больно. Невыносимо. Ракар склонился головой к ногам, закрыв глаза. Что ему делать? Что ему делать теперь? Как все исправить? Почему все случилось так, как случилось, почему он неконтролируемо испугался того, что произошло? Страх заставил его ошибиться, страх того, что другой осуществит все его мечты, и будет рядом с той, которая дороже ему всего на свете. А потом Ракар вспомнил, что у него и так нет никакой надежды. Вот это - кальдонийский меч, а на станции есть другой - от которого она отказалась, от простого обычного подарка, ни к чему ее не обязывающего, только потому, что он вложил в это свое старание и свои чувства. И прочее, прочее. Никакой надежды ни на что, даже на то, что она просто поговорит с ним. Как с обычным человеком, без неприязни, не опуская голову, не отводя взгляд, как разговаривает Артур, как разговаривает М’Кота, как некоторые другие еще. И все равно, несмотря на отсутствие надежды он страшно испугался действий баджорца, того, что там происходит, и заметался так, как не метался перед врагом, перед дулом дизраптора, перед квантовой торпедой, нацеленной на беззащитный ромуланский корабль. Ничего иного другого, и собственной смерти он не боялся так, как того, что некоторые вещи произойдут так быстро, и что он ничего не успеет. Он понимал, что это возможно когда-нибудь, он знал что нет шансов, но верил в исчезающе малую вероятность, что когда-нибудь она улыбнется ему и протянет свою руку ему в ответ. Он верил в некоторые свои сны и грезы, несмотря на понимание их несбыточности. Несмотря на крайне фантастичную картинку и невероятность испытываемых во сне ощущений мгновения совершенного счастья, он, одновременно признавая, что такого никогда не будет - верил, что все это будет. Хотел верить. Возможно, то же самое испытала и Делас. Надо же… каким же он был веруулом. Каким же веруулом он является.. Если бы он мог все исправить… Если бы знал как.
А в конце-концов, даже если Квинтилия никогда не посмотрит на него со счастливой улыбкой,  - важнее, чтобы Квинтилии было хорошо. Она - важнее, то, что ей нужно и то, что она чувствует - важнее. Но, Элементы, почему вы так жестоки...
Ромуланец заставил себя выпрямиться, откинуться спиной на стену и опереться головой. А заодно и снова прислушаться к разговору с Тенеком и профессором. Предупреждение Планкса пока не находило подтверждений. Ученым было очень даже до кадетов. Они очень сильно старались. Это был мастер-класс, поистине “мастер” и поистине “класс”. На высшем уровне. Они подготовили все, они были очень внимательны, заинтересованы и старательны. Они были откровенны. Настолько, насколько возможно - максимально. Они не вызывали никаких существенных подозрений, даже у него. Мельчайшие взаимные взгляды между двумя учеными значили не так много. Но в любом случае - Планкс не стал бы ничего говорить без достаточных оснований, этот федеральный офицер стоил того, чтобы его слушать, стоил того, чтобы в его словах не сомневаться. А значит, нечто - действительно существовало. Нечто странное, и вероятно, сами ученые были тут ни при чем, просто что-то происходило. И пока прошло слишком мало времени и событий, чтобы это нечто обнаружить. Нельзя сдаваться. Никогда нельзя сдаваться, даже если отнимают самое важное, и самая важная не смотрит в твою сторону. Нужно бороться.
Ракар прислушивался. Он услышал про многоножку. И еще он знал, что ветер иногда приносит то, что обычно “не водится”. И не только ветер. Ее могут переносить другие. И это тоже - оружие. Судя по произведениям искусства, созданным на этой планете, а меч - и правда был произведением искусства, как и ножны, как и вышивка на его теперешней одежде, как синий цвет, один из цветов неба - кальдонианцам нельзя отказать ни в уме, ни с сообразительности, ни в таланте. А значит нельзя отказать и в прочих других умениях. И значит шанс встретить многоножку - куда больше половины целого. И про фазеры он услышал. А потом, увидев Самриту, сидящую на подушках, понял, что пропустил ее появление. Это плохо. Он должен был собраться. Ромуланец окинул взглядом гостиную. Артур и М’Кота стояли в противоположном углу. М’Кота выглядела как кальдонианский мужчина охотник. Она смотрела на Артура, а Артур вел рукой по предплечью девушки, сейчас неотличимой от мужчины, и улыбался. А, нет, они оба держали друга друга за руки. Ракар повел взгляд дальше. Самрита, уткнувшаяся в падд, чем-то обеспокоена. Делас, совершенно изменившаяся, с трудом сидела. Где-то надо ее положить выспаться. И Тенек.
Ракар гладил рукоятку меча и ждал Квинтилию. Что она соберет из всех тех лоскутов?


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 05 2018, 09:10:13 #93
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 01:32
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Грим Делас тоже подходил к концу. Когда девушка уселась, наконец, в кресло, стало понятно, что она больше не может бороться со сном, и тяжелая бессонная ночь и нервный срыв вкупе с большой дозой сильных успокоительных сделали свое дело: она то и дело засыпала, и Арину Джааведу приходилось тормошить ее за плечо, чтобы девушка держала голову прямо. Эффекта хватало ненадолго, и через пару минут она вновь начинала клевать носом. Но уже сейчас было видно, что девушка значительно преобразилась: ее лобные дуги сгладились, а кожа стала равномерно светлого тона. Она все еще была бледной, но той бледностью, что была свойственна всем кальдонианцам, и которая больше не выделяла ее на фоне остальных кадетов. Грим закрасил и аллергические пятна, не добавлявшие красоты ее лицу, и проступившие через тонкую кожу вены, и синяки под глазами – теперь Делас выглядела ничуть не хуже своих коллег. Темные-фиолетовые линзы изменили ее взгляд, а новая линия ушей сделала овал лица более плавным, убрав болезненную остро-очерченную линию скул. Сейчас Арин работал над последними штрихами: добавлял искусственное удлинение ее волосам, подстриженным согласно требованиям Военной академии и вечно топорщащимся в разные стороны. Несколько длинных, слегка закрученных темных локонов упали на плечи Делас, еще больше меняя ее образ.
Профессор Закария вернулась из аппаратной комнаты и оценивающим взглядом окинула работу баджорца.
-Дитя мое, да вы просто засыпаете, - сочувственно сказала она Делас, - И немудрено, вы сегодня работали едва ли не больше всех. Да и что-то мы подзадержались в самом деле… Ты только посмотри на время, Джаавед!
- Простите, - пробормотала ромуланка. - Я... Мне, наверное, лучше поспать... Где-нибудь.
- Да, мы немного задержались, - улыбнулся Арин и начал собирать инструменты для грима с тележки. - Зато закончили со всеми - и вполне успешно! Вы все ещё хотите повести их на поверхность сейчас или подождете до утра? - поинтересовался он у Сорайи Закарии.
-Я хочу дать им чем больше впечатлений от поверхности, тем лучше, - улыбнулась землянка, - Даже если это собьет наш график. Вы в самом деле хотите поспать? - она посмотрела на Делас, - Мы могли бы закончить с вашей историей утром...
Девушка кивнула и опустила голову.
- Я все равно сейчас ничего не могу, - тихо отозвалась она. – И участвовать в ваших дальнейших планах тоже. Я не справилась с этим заданием… И еще я поняла, что мне следует отказаться от моей первой легенды. Так что у меня нет никакой истории.
-А мне кажется, сегодня вы прекрасно справились, - негромко ответила женщина и показала на всех загримированых кадетов, - Вы работали очень много, несмотря на то, как трудно вам было. Сейчас уже поздно, поэтому утро вечера мудренее. Джаавед, проводите мисс ромуланку в жилую комнату? Она может занять койку Карема или Ханеша и поспать с комфортом. И еще вам нужно сделать меня, - она улыбнулась баджорцу и указала на свое лицо.
- Да, я постараюсь побыстрее, - кивнул Арин. – А вы не хотите опробовать новый голографический эмиттер? Мы использовали только два, так что один остался. Мисс Делас, - обратился он к ромуланке. – Пойдемте, у вас будет возможность выспаться.
Девушка слезла с гримировального стула, подхватила аптечку, с которой не расставалась, и уже было направилась к двери, но вдруг остановилась и посмотрела на профессора Закарию:
- Я много сегодня пропущу? 
-Отличная идея! Я еще совсем не привыкла, что они у нас есть! - воскликнула профессор Закария и хлопнула баджорца по плечу, - На сегодня сойдет и эмиттер. В таком случае, будем считать, что с маскировкой мы закончили. Мисс ромуланка, если вы не хотите пропустить ничего важного, я попрошу вас остаться еще на полчаса. Сможете?
- Д-да, - неуверенно кивнула Делас. – Но я не смогу сегодня никуда с вами пойти. Будет считаться, что я пропустила задание?
-Нет, - уверенно ответила профессор Закария, а затем обратилась к Арину, - Нужно собрать всех. Кто-нибудь, позовите мистера вулканца - он читает медицинскую базу данных в соседней комнате… Кого еще нет?
Она слегка приподнялась на носках и принялась пересчитывать кадетов в гостиной.
В этот момент дверь открылась - вернулся еще кто-то из кадетов, ушедших переодеваться ранее. Обличие прото-ворт было непривычно не только для самих молодых людей, каждый из которых в свою очередь смотрел в зеркало и испытывал целый спектр эмоций - от удивления до отвращений, но и для всех их окружающих. Им приходилось по несколько секунд вглядываться в лица, чтобы различить знакомые ранее черты и соотнести их с личностью, которая скрывалась под маской.
Квинтилию Перим узнать было особенно трудно, тем более, что она приложила к этому все усилия за последние несколько часов. Как и Самрита, она использовала дермальный стимулятор, чтобы нанести грим на максимальную поверхность тела, а также нашла способ придать лицу и рукам испачканный вид. Но более темном фоне ее аметистовые глаза казались ярче.
Квинтилия сняла дополнительные длинные пряди волос, которые в числе прочего делали ее, по мнению Арина Джааведа, очень привлекательной кальдонианкой, и теперь ее собственные короткие волосы, которые в обычной жизни она аккуратно заправляла за уши, топорщились в беспорядке. Деструктивный стиль поддерживали живописные красочные лохмотья синего, зеленого, фиолетового и пурпурного цветов и потрепанная холщовая сумка через плечо. С первого взгляда было сложно понять, мальчиком было это существо или девочкой. То, что началось еще на борту ДС9 с короткой стрижки и неожиданного выбора ференгской моды, теперь вышло на новый виток на Кальдонии III.
И несмотря на вид, который другая девушка сочла бы неприемлемым из-за непривлекательности и неаккуратности, на лице Квинтилии было странное выражение. Она выглядела… практически довольной, двигалась легкой походкой и даже сделала оборот вокруг своей оси, отчего разноцветные тряпочки затрепетали.
- Еще нет мисс экзобиолога. Я их позову, - кивнул Арин Джаавед и направился к двери.
На выходе он едва не столкнулся с Квинтилией и даже сделал шаг назад, чтобы получше рассмотреть ее необычный образ.
- Надо же, я не ожидал…. Вы очень смелая девушка… и полная загадок, - проговорил с немного удивленным, но все же одобрительным видом, и улыбнулся Квинтилии, прежде чем исчезнуть за дверью.
Когда Квинтилия зашла в помещение, Делас как раз рассматривала приборы на тележке Арина – те самые, с которыми совсем недавно работала.
- Я возьму?.. – полувопросительно проговорила она, и, не дождавшись ответа, тут же положила дермальный стимулятор в свою аптечку.
Обернулась к двери Делас, только когда услышала комментарий баджорца.
- Вот этот образ мне бы как раз подошел… - тихо пробормотала она себе под нос, завороженно глядя на красочный калейдоскоп в наряде девушки-трилла. 
- Еще нет Квинтилии и Тэйры, - ответил ромуланец на вопрос профессора, но его никто не услышал, потому что они там и сами разобрались. А следом вошла Квинтилия. Он узнал бы ее под любой маской, ему так казалось. Теперь у нее был новый образ. Что это было – ломка всего того, что с ней было раньше и начало чего-то нового? Чтобы жить дальше после того, что с ней случилось, ей предстояло пройти длинный извилистый путь по дорогам своей души, чтобы найти себя заново. Если бы он мог пройти с ней рядом до самого конца и нового начала.
Ромуланец смотрел на Квинтилию и молчал, рука на рукоятке меча сама разжалась.
Из другого угла комнаты на происходящее чуть нахмурившись смотрел Артур, провожая взглядом Делас, которая к концу этого дня уже не была готова к тому, чтобы не спать.

___________________________
Написано совместно с Делас и Ракаром
Offline  
24 05 2018, 09:56:28 #94
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 01:32
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Тэйра вернулась в гостиную сияющая. Рукава синей просторной рубашки она подвернула до локтей, а шарф повязала на талию, и теперь он тихо звенел при каждом шаге. Единственное, чего ей точно не хватало - ремня, некуда было повесить кинжал, и она держала его в руках.
-Всем привет, - воскликнула она, оглядывая остальных. М’Кота в облачении охотника просто восхищала - вернее, восхищало само облачение, особенно лук. Ракар смотрелся весьма серьезно в доспехах, Артур сидел в углу в окружении своих свитков. Самрите тоже очень шел ее просторный наряд. Тэйра не сразу заметила, но сразу узнала Делас - кажется, готовую уснуть прямо тут. Конечно, она была уставшей ещё когда гримировала Артура! Тенек вошёл вслед за ней, и теперь Тэйра поняла его замысел - его грим отлично сочетался с общим образом старого умудренного лекаря. Квинтилия же выглядела просто… безумно.
Вулканец вернулся вместе с Арином Джааведом.
Тенек также обратил внимание на тех, чей грим он ещё не видел, но его взгляд был скорее оценивающим. Вулканец словно бы взвешивал все плюсы и минусы каждого выбора, мысленно примеряя его к реальной ситуации.
-Кажется, теперь собрались все, - подвела итог профессор Закария, слегка повысив голос, - Послушайте все наш дальнейший план. Несмотря на то, что уже поздно и все устали, сейчас мистер Арин продолжит свой семинар с еще одной небольшой, но важной темой - об именах, которые дополнят ваши легенды. Затем мы возьмем оставшееся снаряжение, которое я обещала, завершим последние приготовления и выйдем на поверхность планеты. Все, кроме мистера Арина и мисс ромуланки, которые останутся на базе.  Мы выйдем совсем недалеко, считайте это своеобразным шлюзом, постепенным переходом между привычным вам миром и Кальдонией III. Мы переночуем вне базы. Я не буду заставлять вас вставать с рассветом, мы продолжим нашу прогулку в комфортное для всех время, поздним утром завтрашнего дня. А теперь, пожалуйста, рассаживайтесь и дадим слово мистеру Арину.
- Действительно, мы забыли одну совсем незначительную деталь, - улыбнулся Арин. – Представьте, что вы действительно должны влиться в местное общество… И каким будет один из первых вопросов, заданных вам при знакомстве? Конечно, имя. Система имен на Кальдонии III в изученных нами обществах достаточно простая: она состоит из двух частей – префикса, указывающего на статус и положение человека, и, собственно, личного имени.
Баджорец нажал несколько кнопок на стенной панели, и изображение на экране вновь сменилось: вместо кальдонианцев на нем появилась скучная таблица с короткими слогами.
- Всего кальдонианцы различают три основных класса. Первый – простолюдины, скотоводы и простые кочевники, то есть основное население – не имеют никакого префикса перед именем. На ступень выше стоят торговцы, жрецы, воины и мастера. К врачам это также относится, - он посмотрел на Тенека. – Их имя начинается с префикса «Ане». Наконец, третий класс – но его редко выбирают для создания легенды – это знать, военачальники, послы, чиновники и другие высокопоставленные лица. Их имена начинаются с «Те». Особые правила по образованию имен есть и у местной королевской власти, но вам это точно не пригодится. Прежде, чем мы перейдем к личным именам, подумайте, к какому классу вы относитесь по легенде и запомните первую часть своего имени.
- Принято, - кивнул Ракар, он так и не вставал от своей стены.
– Я уточню? – помахала рукой со своего места клингонка. – Правильно я понимаю: у меня, Самриты и Артура будут просто имена, безо всяких приставок?
- Верно, - кивнул Арин и посмотрел по очереди на М’Коту, Артура и Самриту. – Кроме того, важно понимать, что вы трое – одна семья, один клан. Это значит, что, если бы вы принадлежали к другому классу, у всех троих все равно должен был быть одинаковый префикс. Кстати, в вашем случае необходимо определить, кто из вас двоих, - он кивнул Артуру и М’Коте – главный в вашей группе. Обычно им становится старший брат. Итак, если с этой частью вопросов больше нет, перейдем к именам… 
- Здесь все немного интереснее, - Арин вновь на что-то нажал, и таблица на экране расширилась, заполнившись большим списком коротких мужских и женских имен. – По языковым нормам сложилось, что и мужские, и женские имена имеют три буквы – независимо от положения в обществе их обладателя. Обычно это один гласный и два согласных звука, но бывают исключения. Сочетания букв может быть практически любимым и основывается на фонетическом благозвучии – мы пытались составить список имен, но он так и не закончился. Пока мы только выявили закономерность, что два согласных звука подряд в именах не встречаются. Интересно, что некоторые личные имена являются сокращенной формой определенных слов – как и во многих языках других культур. Они могут быть производными от названий цветов, птиц и зверей, небесных тел или природных явлений. Но без знания языка будет сложно их подобрать самостоятельно. Таким образом, я оставляю вам выбор – либо попытаться самим придумать себе имя, исходя из того, что я рассказал выше, или попросить нас с профессором Закарией подобрать для вас имя, происходящее от существующего слова. Кто хочет попробовать первым? – баджорец оглядел кадетов.
Лайтман кивнул полученной информации.
- Если вы не возражаете, Самрита и М'Кота, - сказал кадет, - я буду старшим, формально. Если возражаете, обсудим позже. – и посмотрел на баджорца, - честно говоря, затрудняюсь придумать имя, поэтому, поможете?
– Это хорошая идея, – поддержала М’Кота, – У тебя голос ниже, поэтому ты будешь правдоподобнее в роли старшего. И насчёт имён – тоже. Как-то это глупо – сперва старательно продумать легенду, а потом взять имя просто с потолка.
Артур посмотрел на Самриту:
- А ты, капитан, не возражаешь?
Самрита равнодушно пожала плечами.
- Какой я теперь капитан, - фыркнула она и повернула голову к Арину: - Можно, я попробую придумать сама? Как вам вариант… например, «Осэ»? Оно что-нибудь значит?
- Насколько мне известно, у этого имени нет значения, - отозвался Арин. – Но оно вполне подходит в качестве имени, вы можете его взять.
- Ну и хорошо, - улыбнулась Самрита. - Мне нравится, как это звучит.
- Что касается вас, - баджорец посмотрел на Артура и М’Коту, - Назовите слово, от которого хотели бы получить производное вашего имени. Или вы можете выбрать одно из имен из списка, - он указал на таблицу на экране, заполненную короткими именами.
Артур извиняющемся взглядом посмотрел на баджорца и профессора,
- Извините, минутку, - и снова посмотрел на Самриту.
- Баккер, вы капитан. Сейчас и далее. Поэтому, да и не только поэтому, я спросил, вы не возражаете, если я буду формально старшим в группе нашего клана, капитан, сэр?
- У нас занятие. Тише! – Самрита обернулась к Артуру и приложила палец к губам. – Будь кем хочешь! – затем, повернувшись к Арину и Закарии, она проговорила: - Простите, пожалуйста, мы не хотели вас прерывать.
- Ничего, - вздохнул Арин. – Итак, продолжаем. Если вам нужны имена для перевода, обратитесь ко мне или профессору Закарии. Вы также можете придумать имя сами или взять его из списка. Итак, кто следующий?
– А я хочу такое имя, которое бы что-то значило, – подумав немного сказала М’Кота. – Если имена дают при рождении, то такое, какое могла бы дать мать своему сыну, желая, чтобы он был сильным и честным. А если имена дают уж взрослым, то такое, которое было бы действительно похоже на меня.
- Хм-хм, но ведь я вас не знаю, - улыбнулась Арин и задумчиво произнес. – Как бы мать назвала своего сына… - баджорец обернулся к профессору. – Как думаете, может быть, «Тер»? Как самая большая охотничья птица в этой местности. 
- В этом есть определенный смысл, - кивнула профессор Закария, - Если мисс клингонка видит себя Тером. Имя - это серьезная вещь, и никому не нужно сейчас решать за секунду. Пока мы прикинем варианты, а затем у всех будет немного времени, чтобы новое имя… осело в нем. Для тех, кто придумывает сам, это будет легче, - она посмотрела на Самриту, - Или, послушав других, вам могут позже прийти новые идеи и у вас будет возможность что-то поменять. Но мне бы хотелось, чтобы к тому времени, как мы выйдем на поверхность, вы уже смогли использовать только новые имена, на случай, если нас кто-то подслушивает… - она лукаво улыбнулась, - но этого, конечно, не будет.
– Мне нравится, – сказала М’Кота. Имя показалось ей живым и тесно сплетённым с основой этого мира.
Ракар поднял руку. На баджорца он не смотрел. Если смотреть на баджорца – то ненависть заполоняла все его существо, поэтому ромуланец смотрел в пространство.
- Я так понял, что здесь распространен апостроф, обозначающий паузу между слогами. Как, например, ни'хан, ни'рён, но там нет подряд двух согласных. Это общее правило? Я не могу назваться, к примеру…. Л'Нар? Ане-Л'Нар? Не пойдет?
- В этом имени больше трех букв, - мягко заметил Арин. – Оно нарушает правила образования имен и выглядит инородным. К тому же я не встречал апострофы именно в личных именах, а не названиях. Пожалуйста, используйте правила, о которых я сказал ранее – или выберите что-нибудь из этой таблицы, - он указал на таблицу на экране позади себя. – Вы также можете обратиться к нам с профессором за помощью при подборе имени, как это сделала ваша коллега. Еще какие-нибудь варианты? – баджорец оглядел остальных.
Ракар кивнул. Было еще одно короткое ромуланское мужское имя, которое ему нравилось – Тэй. Но в данном случае, здесь и сейчас так сокращалась Тэйра, и поэтому это не подходило. Да и вообще, ромуланец подумал, что не стоит светить тут ромуланские имена.
- Хорошо, я придумаю сам, чуть позже, - сказал Ракар и отвернулся.
Тэйра сначала думала сократить свое имя до первого слога, и особо не думать. Но потом придумался вариант получше.
- Лис - есть ведь такое имя?, - она вгляделась в таблицу. - Что оно означает?
Лис - сокращение названия одного триллского зверька и одновременно - прозвище ее старшей сестры. Тэйра решила, что оно вполне подойдёт.
- Лис, Лис… - Арин будто пробовал это имя на язык. – При доле фантазии оно может считаться производной формой от «солнца». Солнце не как небесное тело, а как солнечный свет и тепло. В любом случае, мы встречали уже такое имя, - он кивнул на таблицу, - и оно кажется вполне подходящим и идет вам.
- Мне нравится такая трактовка, спасибо, - кивнула Тэйра.
_____________________
C кадетами, учеными, и Иламой Толан


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 05 2018, 10:10:14 #95
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 6

Продолжение:

-Я считаю, что новое имя должно как-то соотноситься с настоящим именем, - произнесла Квинтилия Перим, - Иначе в какой-нибудь сложный нервный момент можно забыть, как тебя зовут. И все остальные могут забыть это тоже. Мне нравится, как “Осэ” похоже на “Сэм”. Могу я использовать сокращение Лия?
- Это хорошая стратегия, - улыбнулся Арин. – Сокращение, ассоциация, какая-то связь, которая поможет вам запомнить свое имя и имена ваших коллег. «Лия» может одновременно быть отсылкой к сильному ветру или голубым полевым цветам – поскольку это не прямое сокращение, вы сами можете выбрать, какая ассоциация вам ближе.
-Я предпочту ассоциацию с ветром, - слегка улыбнулась Квинтилия, - По-моему, это больше подходит к легенде личности без определенного места жительства.
- Итак, у нас пока только одно мужское имя и три женских, - Арин по очереди посмотрел на Тенека, Артура и Ракара. – Не бойтесь, предлагайте ваши варианты!
- Меня будут звать "Ане-Рэй", - ответил ромуланец.
- Прекрасно, - Арин склонил голову. – Это хорошо звучит.
- Давайте и я попробую, - проговорила со своего места Илама Толан. Сейчас она не просто изучала карты, а делала какие-то карандашные заметки на пустом листочке. Или это были наброски и рисунки? – По методу мисс Перим я использую сокращение. Как насчет Ане-Лан? Это тоже что-то значит?
-Отлично, госпожа Толан! - профессор Закария энергично кивнула кардассианке, - Корень “лан” имеет отношение к словам, связанным с пространствами. При должной фантазии можно вложить смысл “бесконечная, от горизонта до горизонта”.
- Мне нравится, - улыбнулась женщина. – И это может создать ассоциации с моей легендой… Давайте оставим этот вариант.
-Да, - согласилась профессор, - Звездное небо тоже происходит от корня лан.
- А я, наверное, буду Фес, - сказал Артур, - а какие ваши имена среди кальдонианцев? - спросил кадет ученых.
- Меня зовут Ане-Ове, - произнес баджорец, приосанившись. – Но пока можете не утруждать себя запоминанием моего имени, потому что я не пойду с вами на поверхность, - в его голосе скользнул оттенок сожаления. – Хм-хм, Фес… Фес… Вообще это имя ничего не значит в прямом переводе, но можно представить ассоциацию с деревом с мощными корнями, уходящими глубоко под землю. Здесь в степи встречаются такие…
-Мы все начинали со статуса простолюдинов, не знавших грамоты и бравшихся за любую подручную работу, чтобы обеспечить свое выживание, - ответила профессор Закария, оглянувшись на технического специалиста Арина и слегка улыбнувшись ему и воспоминаниям, - Но со временем наши профессиональные способности развились и были признаны, и тогда нас начали называть Ане. Когда мы выйдем на поверхность планеты, вам следует обращаться ко мне Ане-Сои. 

- Хорошо, - кивнул землянин ученым, - принято, Ане-Сои, и Ане-Ове, - и кадет подумал, что ничего страшного, что с трудом придуманное им имя ничего не значит по кальдониански, зато оно, сокращенное на одну букву, кое-что значит для него с Земли, и пусть останется его личной тайной. Кадет даже усмехнулся сам себе.
- Итак, кто еще не выбрал имя… - Арин скользнул взглядом по вулканцу и остановился на Делас, чуть приподняв брови. Та, свернувшись клубочком за спинами М’Коты и Артура, глубоко и беспробудно спала.
Артур оглянулся себе за спину, посмотрел на ромуланку и чуть понизив голос, почти до шепота, сказал:
- Делас спросим завтра. Ничего страшного, что не сейчас, она мастер придумывать всякое, за этим не заржавеет.

Всё время, пока разбирались имена, Тенек внимательно слушал, с интересом сравнивая между собой предпочтения коллег. Сам он считал, что привыкнуть к новому имени несложно, главное, чтобы оно вызывало нужные ассоциации у местных жителей. Об этом он и сказал, когда до него дошла очередь.
– Мне кажется важным, чтобы имя соответствовало моей легенде, – сказал стажёр, бросая взгляд на свои «новые» руки. – Оно не должно казаться странным для такого, как я. Во всяком случае не более странным, чем я сам.
-Вы выглядите странным для нас, - улыбнулась профессор Закария, - Но на самом деле в старике нет ничего странного… если у вас, конечно, получится его достоверно сыграть. Когда-то и вы были ребенком, как Тер, и ваша - выдуманная - мать желала вам чего-то хорошего в будущем. Как вы думаете, чего?
– Кристальной ясности разума и жизни прожитой не напрасно, – не задумываясь ответил Тенек: судя по всему это пожелание казалось ему наиболее логичным.
-Тогда попробуйте Ане-Лир, - предложила профессор Закария, - Грубо говоря, это значит “живой” или “живущий”, как активное действие.
– Хорошо, – серьёзно кивнул вулканец. – Что касается достоверности: я достаточно хорошо представляю себе двигательные ограничения, возникающие у гуманоидов с возрастом, и думаю что у меня получится их сымитировать, но у меня есть сомнения насчёт того, смогу ли я достаточно правдоподобно изменить свой голос. В крайнем случае я мог бы обратимо повредить себе связки, но возможно у вас найдётся технология, которая позволит добиться такого же эффекта другим путём?
- Нет-нет-нет, никаких повреждений чего бы то ни было! – замахал руками Арин. – Мы должны вернуть вас в Альфа-квадрант целыми и невредимыми, и руководство проекта все эти ваши манипуляции не оценит. Это всего лишь тренировка… - было похоже, что баджорец всерьез испугался того, что Тенек себе навредит. – У нас есть один голосовой модулятор, который раньше тестировал Карем, но в итоге он не пригодился. Надеюсь, несмотря на все эти годы он все еще работает… Я сейчас посмотрю! – с этими словами он направился к дверям.
- Мистер Тенек, вы это серьезно? – насмешливо уточнила координатор Толан, глядя на вулканца поверх карт. – Вы же не могли предполагать, что я допущу подобное?
– Если бы это была настоящая миссия, я уверен, что вы не только допустили бы это, но и сочли бы этот метод более безопасным для общего дела, – всё с той же, прямо-таки дюраниевой, серьёзностью сказал вулканец, – Но поскольку это тренировка, я разумеется на этом не настаиваю.
- Все наши миссии учебные, - напомнила Илама Толан. – И ни одна из них не подразумевает причинения вреда себе или другим. То, что прежде у нас были некоторые…
- Вот! – ее прервал голос Арина Джааведа, и затем и сам мужчина появился на пороге, держа в руке маленький круглый плоский прибор. – Его надо разместить на шее, вот здесь, - он показал на свое горло, - и немного поиграть с настройками, чтобы добиться нужной модуляции, но он все еще работает. Только вам все время придется скрывать его шарфом или капюшоном…
– Старик с обвязанным горлом? Выглядит достаточно правдоподобно, – пробормотал Тенек, разбираясь с креплением модулятора и входящими в живописный наряд бродячего костоправа тряпицами. – Полагаю, будет логично сделать его страдающим хронической охриплостью. Как думаете, получится?
-Если сможете подобрать настройки, - слегка рассеянно ответила профессор Сорайя Закария, а затем обеспокоенно спросила, - Джаавед, сможешь перенести мисс ромуланку в постель? Мы можем оставить ее спать здесь, на подушках, но это будет менее комфортно. А я пока схожу на склад.
- Да, конечно, - кивнул Арин и легко поднял девушку – казалось, она ничего не весила. Ее аптечка осталась стоять, аккуратно прислоненная к стенке. – Мисс Делас будет ночевать в нашем спальном помещении, - сообщил он. – Пожалуйста, не беспокойте ее.
– Я пойду с вами, – Тенек поднялся одновременно с ним.
Артур поднял аптечку Делас и передал её Тенеку.
Тенек взял аптечку и вместе с учеными и Делас покинул гостиную.

_________________
Написано совместно с Иламой Толан, Ракаром и Тенеком


Ex Astris, Scientia
Offline  
25 05 2018, 09:39:34 #96
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:01
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Когда ученые вышли и вынесли Делас, Ракар плавным движением поднял меч, загнал его в ножны, и поднялся во весь рост, опираясь на ножны, упертые в пол.
- Во время обеда я спрашивал у профессора подробности про Карема Дарзена, - сказал ромуланец, - доктор хотел сделать вскрытие, он был один, без коллег, потому что остальные не одобряли его идею. Его взяли, вытащили на площадь и превратили в пепел. Пепел развеяли над степью, для того, чтобы его дух никогда не смог вернуться к его потомкам, таково верование кальдонианцев. Группа ученых не смогла его спасти, потому что силы местных жителей были превосходящими. Но они и не пытались, как я понял. У доктора Дарзена не было симбионта. Вот это то, что я узнал. Поэтому я бы хотел просить вас, не оставаться на поверхности поодиночке. Минимум по двое. Даже если нас ничего особенного на поверхности не ждет, никогда нельзя терять бдительности.
И ромуланец посмотрел на Самриту:
- Капитан, обсудим некоторые частные моменты высадки перед высадкой?
- Меня эта история не пугает, - заявила Самрита, вставая со своего места и стараясь не запутаться в длинной накидке. – Он нарушил местные законы, и кальдонианцы поступили так, как и следует ожидать от доварповой цивилизации их уровня развития. Я уверена, что ученые специально нам это рассказали, чтобы предостеречь от каких угодно действий. Но мы же не собираемся делать ничего подобного, правда? – она внимательно оглядела кадетов. - Сейчас, как сказала профессор, мы просто поднимемся на поверхность, а станция находится в безлюдном месте, так что бояться нам нечего. Мы просто должны соблюдать стандартные правила безопасности и слушать, что говорит профессор Закария. Что-то еще, что надо обсудить?
- Да, - кивнул Ракар, - профессор просила меня пересказать это всем, потому что было бы нечестно, что я узнал, а вы нет, - сказал ромуланец, - а обсудить я хотел вот что: во-первых, хотелось бы сейчас проверить состояние катера и шаттла на орбите. Во-вторых, хочется знать, каким образом мы будем мониторить катер, находясь на поверхности? Будет ли к этому доступ или нет? Далее, я хотел бы настаивать на том, чтобы с нами были наши коммуникаторы. Все равно, у Тенека уже есть модулятор голоса, примотанный к шее, дельты можно тоже спрятать, понизить их громкость, замаскировать под кальдонианские украшения, например.
Ромуланец замолчал, решив спрашивать не все сразу.
- Это нам следует обсудить с учеными, - Самрита сложила руки на груди. – Как я понимаю у них есть своя процедура относительно того, что можно и нельзя брать на поверхность. Если коммуникаторы разрешены, они у нас будут. Что касается катера, то я обсужу этот вопрос с мистером Арином – раз он остается на базе, он сможет за ним следить.
- Хорошо, - сказал Ракар, - теперь более-менее вырисовывается. Прошу прощения, что поднимаю все вопросы, просто необходима максимальная ясность и понимание о том, что мы имеем, а что нет.
Ромуланец оглядел остальных, некоторые другие его вопросы требовали присутствия ученых, и поэтому он спросил:
- Как думаете, что еще нам нужно будет предусмотреть?
В дверях появился Тенек, прошёл на своё прежнее место и сел. Вулканец слышал последние слова Ракара и потому первым делом отреагировал на них:
– Я спрашивал профессора Закарию про местных насекомых, и она сказала, что здесь встречаются ядовитые виды. Думаю, перед выходом нам сообщат основные правила техники безопасности, но если этот вопрос почему-либо не будет затронут, нам следует спросить, что следует делать, чтобы по возможности избежать их укусов и узнать о наличии средств против них. Я посмотрел информацию об этом в базе данных, однако готового средства у меня, разумеется нет.
Самрита передернула плечами – по всей видимости, новости о ядовитых насекомых ее не особенно обрадовали.
- Надеюсь, они все же не очень ядовиты, иначе ученые не выпускали бы нас в том месте, где они кишат… - заметила она. – Хотя даже если это аналог земных комаров, все равно неприятно быть покусанной.
Ракар пошел к своей сумке, и спрятал туда нож, который был сделан в репликаторе станции, взамен отданного Энн Уильямс. Оружия, выданного учеными, было предостаточно. Не стоило ставить в опасность первую директиву, которую он обещал соблюдать.
- У меня есть два вида антидотов от ядов, но, увы, они для ромуланцев. Вернее... я даже не знаю, совместимо ли оно с другими расами, никогда не задавался этим вопросом. Вряд ли они будут годны от местной живности, и я слышал, что лекарства нельзя брать, кроме особых случаев. Так что, я наверное не возьму. Закрытая одежда - спасет от насекомых. Дым, ну и... будем отмахиваться.
Тенек задумчиво посмотрел на не прикрытые одеждой части тела Квинтилии и Самриты, и заметил:
– Если бы опасные виды были летающими и настолько многочисленными, никому не разрешили бы открытую одежду.

Высказав это соображение, Тенек ещё раз подверг инспекции выданный ему реквизит, словно обдумывая, всего ли там хватает, а затем сменил место дислокации: подошёл к координатору Толан.
– Мэм, – сказал он негромко, – профессор Закария спрашивала о том, кому из членов группы нужна специальная диета или особые медицинские препараты, но я ничего не мог сказать о вас, поскольку не видел ещё вашу медицинскую карту и не имею точных сведений о том, на какой стадии находится ваше лечение.
Илама Толан уже закончила со своими картами и теперь следила за обсуждением кадетов, как и прежде не вмешиваясь. Но все же с ее присутствием создавалось впечатление, что за кадетами наблюдает кто-то старший и они не предоставлены сами себе. Наверное, в присутствии координатора они не могли обсуждать некоторые темы, но женщина не спешила покидать их. Может быть, ей тоже было интересно?..
Когда Тенек подошел, она подняла голову и усмехнулась.
- Обо мне вам беспокоиться не следует, - отозвалась она, изучающе глядя на вулканца. – В моих картах вы тоже ничего интересного не найдете. Скажите, мистер Тенек… Я правильно поняла, что теперь вы являетесь главным врачом группы?
– Нет, – возразил Тенек, – главным врачом остаётся мисс Делас, завтра мы с ней обсудим её собственное лечение, и она, я надеюсь, сможет продолжить исполнение своих обязанностей.
- Это не мое дело, - поспешила заверить его Толан. - Уверена, что вы сможете самостоятельно разобраться. Вы со своими обязанностями справляетесь отлично, - добавила она и немного грустно улыбнулась. - Вы хотели ещё что-то спросить?
– Да.
Возможно, Тенек не отдавал себе в этом отчёта, но он производил на окружающих впечатление упрямца. Наверняка, упрямцем он и был. Несмотря на то, что только что ему мягко дали понять, что состояние здоровья координатора – не его дело, он не мог отступиться, поскольку считал необходимым и правильным обсудить некоторые существенные моменты.
– Если ваш врач на Кардассии назначил вам какие-то медикаменты, вам нужно оговорить это с профессором Закарией, чтобы она разрешила вам их вынести со станции и не прерывать их приём. И ещё ваше зрение. В вашем родном мире вы привыкли к менее интенсивному освещению и более высокой влажности, к тому же перенесли тяжёлую травму. На поверхности планеты я бы рекомендовал вам использовать линзы, несколько снижающие интенсивность попадающего на сетчатку света и предохраняющие роговицу от пересыхания.
- Вы уже один раз сказали про вопрос профессора Закарии, - Толан внимательно смотрела на вулканца. – Я его услышала и далее в состоянии решить этот вопрос, в том числе обратиться к ней. Вы уверены, что для того, чтобы я вас поняла, мне нужно повторить что-то больше одного раза? Что касается линз – вы всегда их носите с собой или считаете, что они есть у профессора Закарии? Вы собираетесь производить их сейчас перед выходом на поверхность? Подумайте еще раз, не слишком ли вы усложняете простое задание, - с этими словами она поднялась со своего места и сделала несколько шагов в сторону.
– Станция достаточно хорошо оснащена, поскольку предназначена для  длительного автономного проживания и серьёзной научной работы, – сказал Тенек, – Мы могли бы выяснить возможность реплицировать их для вас.
Больше он ничего не сказал, поскольку движение кардассианки явно указывало на окончание разговора.

_____________________________
Написано Ракаром, Самритой и Тенеком
Offline  
25 05 2018, 10:14:27 #97
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:18
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

В этот момент в гостиную вернулись ученые. Профессор несла перед собой большую корзину, в которой при желании мог бы поместиться ребенок 2-4 лет. Было видно, что у корзины сложная форма - с одной стороны она была более плоской и там были прикреплены две кожаные лямки. Под мышкой женщина слегка неловко держала некий сверток и посох - по сути большую очищенную от коры палку. Присмотревшись, на ней можно было разглядеть немного узоров, вырезанных ножом, но они были достаточно кривые и не шли в сравнения с украшениями на оружии, которые получили кадеты.
-Это вам, - профессор Закария подошла к Тенеку и протянула ему все, что несла, стараясь не выронить, - Инструменты доктора Дарзена в скатке и еще немного реквизита. Я не жду, что вы заполните всю корзину травами, - улыбнулась она, - можете просто использовать ее для остальных своих вещей.
– Заполнить наверняка не успею, – сказал Тенек принимая имущество и привычными движениями надевая корзину-ранец и прилаживая скатку, – но предполагаю собрать некоторое количество.
Когда учёные вернулись, он искоса посмотрел на координатора, но ничего не сказал, хотя ему хотелось немедленно спросить, можно ли реплицировать для неё линзы: вулканец оценил то, что Толан ответственно отнеслась к своему здоровью и начала планомерное лечение, но немного сомневался в том, что она сама предпримет какие-либо дополнительные меры – почему-то эмоциональные часто не решались задать лишний вопрос или попросить какую-либо необходимую вещь.
Следом за профессором Закарией шел баджорец-техник и нес еще один меч в ножнах и прямоугольный слегка изогнутый щит.
- А это вам, - Арин подошел к Ракару и протянул ему оружие и щит. – Сорайя сказала, что вы хотели опробовать технику боя двумя мечами.
Ракар немного удивленно посмотрел на щит, его глаза зажглись неподдельным интересом.  Сначала он взял меч, как нечто привычное, а щит взял медленно, внимательно его рассматривая.
- Теория, значит, говорите… - задумчиво произнес ромуланец, - похоже, она действительно местами подтверждается. Я видел такое… на иллюстрациях к историческим записям, не Ромула, но … другой планеты. Это… удивительно.
Ромуланец просунул руку во внутренние крепления щита и поднял его. Оглянулся к остальным, во взгляде было восхищение. Потом снова посмотрел на ученых:
- Спасибо!
-Где, значит, ты говоришь, этот новый голографический эмиттер? - профессор Закария повернулась к баджорцу.
Арин наклонился к нижней полке на тележке и открыл контейнер, который ему передали из Альфа-квадранта. Два отделения уже были пусты – эти эмиттеры получили М’Кота и Толан, - но одно круглое устройство все еще лежало на подушечке.
- Вот, попробуйте, - он протянул его профессору Закарии. – Надо выбрать расу и закрепить на животе.
Профессор Закария приподняла один из слоев своей светлой одежды, закрепила эмиттер и прикрыла его тканью. Ее внешность начала меняться, расовые признаки прото-ворт надстроились над ее собственным лицом, оставляя его узнаваемым… но в то же время нет.
-Надеюсь, это работает, как обещали, - тихо проворчала профессор Закария, а потом отыскала в комнате Толан и М’Коту, посмотрела сначала на одну, а затем на другую, и сказала, - Эмиттер - ваше самое уязвимое место. Обязательно прикройте его и не забывайте о нем. Как нас проинструктировали, крепления достаточно надежны, чтобы он не упал случайно сам, и когда вы будете спать и ворочаться с боку на бок - он тоже не отвалится и ничего случайно не нажмется. Тем не менее, его можно повредить, если, например, неудачно упасть на острые камни или если ваши коллеги попадут в него, когда будут размахивать оружием.
Илама Толан, которая после разговора с Тенеком принялась медленно собирать разложенные по подушкам карты (одной рукой было сложно делать это быстро), обернулась к профессору и непроизвольно дотронулась до устройства под рубашкой, а затем кивнула в знак согласия. 
М’Кота озабоченно коснулась рукой живота, где под одеждой прятался прибор, затем передвинула одну из поясных сумок так, чтобы она заслоняла голоэмиттер: случайного нажатия, как и сказали, можно было не бояться, а от случайного удара эта предосторожность должна была защитить.
-Надеюсь, никто не забыл универсальный переводчик? - тем временем продолжила профессор Закария, - Без этих устройств вы лишитесь возможности понимать местных и друг друга. Однако, это тоже ваше уязвимое место. Пожалуйста, прикрепите ваши комбейджи в такое место, где их не будет видно и где их будет сложно с вас сорвать. Помните, что переговоры по коммуникатору могут быть громкими и вы можете выглядеть странно в процессе, поэтому перед тем, как им пользоваться, удостоверьтесь, что находитесь одни или что уверены во всех, вас окружающих. С помощью ваших коммуникаторов вы в любой момент можете связаться с вашими кораблями на орбите, а также с базой - мистер Арин останется здесь и будет отслеживать наше местоположение и биосигналы. У него также будет удаленная связь с вашими кораблями. Однако, пожалуйста, помните, что телепортация на глазах у местных не допускается, за исключением самых крайних случаев. Если случай не самый крайний - нужно будет сперва добраться в безопасное место.
Ромуланец, отложивший на время щит и мечи на пол, снял свою дельту, просунул руку под свободную рубаху на уровне груди и прикрепил там ее.
- Отлично, отлично, спасибо, этим решаются практически все вопросы безопасности, на которых я хотел остановиться. Теперь я вижу, что вся технология отработана и все прекрасно. Насчет переговоров только вот что хотел сказать – на случай, невероятный и непредвиденный – вдруг мы встретим местных, понимаю, понимаю, это не запланировано, но всякое бывает, давайте обговорим какую-нибудь кодовую фразу. Как например – "все в порядке, помощь не требуется" – означает, что остальным нужно именно что приготовиться к скрытым действиям. Как насчет … "вечер обещает быть жарким", или нечто покороче – "трава сохнет". Или может у кого есть собственная идея? - сказал Ракар, обернувшись к кадетам и координатору.
Квинтилия обернулась и выразительно посмотрела на Самриту.
- Идей у меня нет, но есть вопрос, - Самрита нахмурилась. – В какой ситуации ты предлагаешь использовать эти фразы и зачем? Если мы просто кого-то встретим – разве это настолько критическая ситуация, чтобы активировать коммуникатор? Это только привлечет ненужное внимание. Возможно, на случай реальной опасности нам действительно нужна ключевая фраза, чтобы предупредить остальных или базу. Что-то короткое и емкое… У вас есть какая-нибудь инструкция на этот случай? – она вопросительно посмотрела на профессора Закарию.
- Да, Самрита, ты права, - ответил Ракар, - на случай реальной опасности именно. Короткое и емкое, и нейтральное.
-Если хотите использовать предложенную фразу - вы можете, - ответила профессор Закария, - Как я понимаю, речь идет о реальной опасности. Если мы просто невероятно и непредвиденно встретим кого-то из местных, мы не будем напрягаться, предполагать, что нас хотят убить, нажимать на коммуникаторы, связываться с базой и пытаться телепортироваться. Вам всем лучше вообще ничего не говорить и предоставить общение мне. Так, у всех все в порядке с экипировкой?
- Пусть тогда это будет «трава сохнет», как и предложил Ракар, - подвела итог Самрита и тут же напомнила: - И использовать только в самых крайних случаях.
Девушка еще раз оглядела свой наряд, перевесила коммуникатор на внутреннюю сторону корсажа, перекинула сумку через плечо и кивнула. Координатор Толан наконец собрала свои карты, аккуратно сложила их в сумку, как и изящную подзорную трубу, и сделала шаг навстречу к профессору.
- Нам нужно подготовить что-нибудь еще для ночевки? – а затем значительно сбавила голос: - И у вас остается один из моих кадетов – мисс Делас. Она сможет присоединиться к нам позже?
-Нет, вам готовить ничего не нужно, - отрицательно покачала головой в ответ профессор Закария, - И ваш кадет сможет присоединиться к группе утром.
Ромуланец кивнул, поднял мечи, быстро посмотрел на Квинтилию, для которой и попросил второй меч фактически, перекинул их за спину, закрепил. Поверх мечей на спину он водрузил и щит, который так был похож на щит римских легионеров с планеты Земля, событий несколько более 2000 лет тому назад, когда ромуланцы на 80-ти межзвездных кораблях отправились с Вулкана в свой дальний путь в поисках нового дома. Коснулся пояса, на котором были закреплены перчатки и ии’сса, поправил черный шарф, который все еще был обернут вокруг шеи, а не вокруг головы, и надел на голову плоскую шляпу. Весь его вид говорил о том, что он готов к дальнему походу.
Артур, подобрав свои свитки, подмигнул М'Коте, кивнул Самрите, и посмотрел на профессора, слушая ответ про Делас. Как это ни было жаль, Делас заснула, и теперь приходится разделиться.
- Готовы, - сказал Артур, - с этого момента мы – Тер, Осэ, Лия, Ане-Рэй, Ане-Лан, Ане-Лир, Лис и Ане-Сои.
Квинтилия слегка зевнула и тоже встала с подушки, на которой сидела во время лекции об именах.
- Ну, не совсем с этого, - чуть тише сказал Артур, сделал шаг к М'Коте, в образе кальдонийского охотника мужчины, провел рукой по ее-его волосам, приблизился, обнял свободной правой рукой и поцеловал в губы. Отстранился, посмотрел ей-ему в глаза, и сказал:
- Ну вот, а теперь ты Тер.
Реакция девушки, однако оказалась совсем не той, что он ожидал: М’Кота, которую обычно не смущали открытые проявления чувств, широко раскрыла глаза, заметно напряглась, а когда Артур её отпустил сказала:
– Ну, ты бы… я… Я не могу в этом гриме! Я уже настроилась на то, что я – мужчина и твой брат, а между мужчинами и братьями это… это не для меня!
Артур только усмехнулся.
- Под голограммой – все равно ты, - сказал он, - а теперь – Тер.
И с этими словами Фес отошел от Тера и подошел к Осэ.
-Скажите, профессор, - начала Тэйра. - Нет ли у вас ещё одного ремня или походной сумки, а то мне как-то… неудобно. И кинжал некуда повесить. А сумка всегда пригодится.
-Джаавед, найдешь что-нибудь? - обратилась профессор Закария к Арину.
- Кажется, у нас еще была поясная сумка, - припомнил Арин. – И точно есть несколько ремней, я посмотрю на складе. Кому-нибудь что-нибудь еще надо? – он кивнул на дверь и покатил тележку со всем своим маскировочным оборудованием к выходу.
Но остальные кадеты не высказали никаких пожеланий, и баджорец исчез за дверью вместе со своей тележкой. Вернулся он через несколько минут, чуть всклокоченный, но довольный: в руках Арин держал широкий пояс с множеством крючков и завязок, а также небольшую сумку-мешок.
- Простите, нашелся только мужской пояс, вам его придется обернуть два раза вокруг талии, - проговорил он, протягивая свою находку Тэйре. – Но к нему вы можете прикрепить ножны и эту поясную сумку… Этого хватит?
-Вполне хватит, спасибо! - кивнула Тэйра, снимая с талии завязанный шарф. Ремень и правда оказался длинным, но… но это ничего.
-Итак, если все готовы… прошу следовать за мной, - произнесла профессор Закария.
Тенек посмотрел на координатора с некоторым ожиданием и, пожалуй, чуть заметным упрёком, но снова ничего не сказал: он выполнил свою обязанность и проинформировал её о рисках и возможных мерах предосторожности, решение же оставалось за ней.
________________
Совместно с кадетами, Иламой Толан и учеными


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2018, 15:17:28 #98
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:26
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

Кадеты прошли за профессором Закарией из гостинной в аппаратную комнату, а затем в коридор. Это был тот самый коридор, в котором Ракар ранее начинал свой разговор с профессором, и тот самый, в который выходили также двери жилого помещения, куда Арин Джаавед унес спящую Делас. Но профессор пошла в другую сторону, к другой двери, которую никто сегодня еще не открывал. Женщина открыла эту дверь.
Кадеты оказались в маленьком помещении, где из мебели была всего одна лавка вдоль стены и еще одна дверь, похожая на шлюзовую. По ее периметру горели красные сигнальные огни.
На лавке и возле нее стояли и лежали десять достаточно больших свертков из ткани и меха.
Кадеты постарались все войти в эту комнату, но все в ней не помещались, было тесно, кому-то пришлись стоять на пороге и даже в коридоре. В этот момент стало ясно, что Арин Джаавед за ними не последовал.
Профессор Закария остановилась у шлюза.
-За этой дверью начинается Кальдония III, - серьезно произнесла она, - Вы все учились в разных учебных заведениях и по разным программам, но вас всех готовили к путешествиям в космосе и к высадкам на незнакомых планетах. Поэтому помните о ваших базовых правилах безопасности. Не трогайте ничего, если не уверены в его безопасности. Не пробуйте на вкус. Пробуя на запах, соблюдайте безопасное расстояние. Не отходите от своей группы, сохраняйте зрительный контакт. Не беспокойте животный мир без надобности. Не убивайте без необходимости. И мы очень просим наших гостей из других государств уважать наши правила хозяев этой экскурсии и соблюдать Первую Директиву, и в случае возникновения вопросов обращаться к любому из федерального персонала. Все готовы?
Ракар, со своим объемным щитом на спине и мечами, рукоятки которых торчали из за его правого плеча, решил не протискиваться вместе со всеми кадетами и профессором Закарией в узкий переходной шлюз. Он стоял позади, и внимательно слушал напутствие перед выходом. Слова профессора, ее итоговый инструктаж -  был в каком-то смысле торжественным. Ромуланец ощутил эту торжественность и воспринял ее.
- Я дал слово соблюдать Первую Директиву Федерации на этой планете, и сделаю все для этого, уважая ваше гостеприимство и ваши законы, - сказал ромуланец.
Координатор Толан, наоборот, только улыбнулась реакции Ракара и согласно кивнула на слова профессора Закарии. Впрочем, по ее виду и не было похоже, что она тут же бросится пробовать все подряд на планете и нарушать Первую директиву.
– Я, во всяком случае, постараюсь, – сказала в свою очередь М’Кота, нарушая этим всю торжественность. Она не собиралась разрушать всё достигнутое учёными Федерации и против местных жителей она тоже не держала зла, просто трудно было что-то обещать, ещё не столкнувшись даже с небольшими трудностями и не получив о них настоящего представления – не по рассказам, а на личном опыте.
Остальные кадеты тоже выразили свою готовность нестройным хором.
Профессор Закария коснулась груди, где под одеждой, должно быть, был спрятан коммуникатор.
-Джаавед, как слышишь? Проверка связи.
- Да, хорошо слышу, - отозвался на том конце связи Арин Джаавед. – Передайте группе, что я установил связь с их катером, вижу его на орбите, с ним все в порядке.
-Спасибо, - ответила профессор Закария, а затем снова обратилась к группе, - Перед выходом каждый должен взять по одному свертку из этой комнаты. Это ваши спальные мешки и пайки на ближайшие сутки. Часть пути вы понесете их сами, затем мы погрузим их на животных.
- А… мы будем спать под открытым небом? – негромко поинтересовалась Самрита Баккер. И что-то восторга в ее голосе не чувствовалось. – А эти животные… на них надо будет ехать, или они просто повезут наши вещи?
-Нет, не под открытым небом, - отрицательно покачала головой профессор Закария, - Ни сегодня, ни завтра. На животных предполагается ехать, да… Желающие могут пойти пешком, разумеется, хотя это и замедлит передвижение всей группы и в таком случае мы покроем меньшее расстояние за день.
- Нет-нет, если надо, значит поедем, - слишком поспешно отозвалась Самрита и смущенно опустила взгляд.
Артур прошел в шлюзовое помещение с красными лампами, и ничего не спрашивал. Это был воодушевляющий момент - перед тем, как откроется наружная дверь базы и они ступят на поверхность планеты. Планеты, с доварповой цивилизацией. Планеты, в далеком гамма-квадранте. До сих пор, интерьер базы, схожий с интерьером федеральных кораблей, хоть и немного в стиле ретро – не давал такого ощущения. А теперь – все изменилось. Они стояли на пороге, прежде чем сделать шаг и оказаться во вне. Не на орбите, не в космосе, не в корабле, не на базе – но на поверхности, на земле, камне или степи планеты, жители которой ничего не знают о других мирах. Никогда до сих пор ранее Артур не испытывал такого чувства. Он ощущал себя инопланетянином, ступающим в чужой мир. Как, возможно, много тысяч лет тому назад, другие, живущие раньше, ступали на Землю. Возможно, и у них был некий аналог Первой директивы. Или не было. Кто знает? Множественные исторические свидетельства и раскопки на Земле – свидетельствовали о том, что Землю посещали очень давно. Другие. Которых и нет теперь вовсе. Цивилизации, давно ушедшие во прах и забвение. И теперь, снова все повторяется. Все повторяется снова, в другом месте, в другое время. Но повторяется. Как сама жизнь, населяющая эту Вселенную. Однажды зародившаяся жизнь.
Артур взял один из 10-ти свертков, со спальным мешком и посмотрел на пока еще не открытую выходную дверь. Он знал, что там, за дверью, он увидит звезды, ведь сейчас в этом месте была ночь. Чужие звезды чужого мира. И Артур испытал предвкушение и воодушевление тем, что он снова сможет спать под звездами, глядя вверх. На другом конце галактики, в бесконечном пространстве. Это было так здорово, и так непередаваемо, что Артур просто молчал, погрузившись в чувства и внутреннюю пустоту, которая скоро будет заполнена одним из самых лучших ощущений.
Тенек взял свой свёрток и прежде чем добавить его к своему грузу прикинул его вес; вес не превышал допустимый для мисс Баккер, и это было хорошо, потому что избавляло от лишних препирательств. Среди рекомендаций, которые стажёр недавно присылал Самртите на компьютер, были и рекомендации по обращению с тяжёлыми предметами – с оговоркой, что это следует делать, только если рядом нет кого-то, кто может избавить будущую мать от необходимости поднимать тяжести – но он не был уверен, что Самрита достаточно глубоко прониклась важностью этих предосторожностей, и что она не захочет из упрямства или честолюбия в очередной раз доказать, что она может. А до тех пор пока она не захочет обнародовать своё положение, было совершенно невозможно при людях объяснять ей, что Тенек не ставит под сомнение её способности, и что дело не только в её интересах, но и в интересах другого, для Тенека уже вполне существующего индивидуума.
Да, перед выходом на поверхность планеты, вулканец думал именно об этом – о том, какие сложности и угрозы ожидают в пути его наиболее уязвимых пациентов.
 -Джаавед, мы готовы. Как только подтвердишь обстановку снаружи - открывай! - скомандовала профессор Закария.
Прозвучал короткий негромкий звуковой сигнал. Прошло несколько секунд и красные огни вокруг двери погасли, а затем она беззвучно отошла в сторону. За дверью была темнота, и профессор Закария первой в нее шагнула.
__________________
С кадетами, учеными и координатором Иламой Толан


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2018, 15:18:44 #99
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:26
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Кадеты один за другим последовали за профессором. Проходя через шлюзовый проем они ощущали небольшое покалывание на коже, как будто мелкие волоски становились дыбом и по телу бежали мурашки.
За пределами базы оказалось очень темно. Они знали, что на поверхности планеты уже наступила ночь, и ожидали темноты, но здесь не было ни звезд, ни лун, ни даже ветра. Почва под ногами ощущалась неровной. Казалось бы, что из открытой двери базы должен был литься свет, но его не было.
-Мистер Арин не отключал голографическую маскировку, и мы прошли прямо через защитное поле, - раздался голос профессора Закарии, слегка измененный эхом, - Все вышли?
Ромуланец вышел последним, неся свой сверток в левой руке, прижимая его в боку. То ли это было разреженное силовое  поле, то ли что-то еще, но на коже ощущалось покалывание, и он невольно посмотрел на свою правую ладонь, неестественно светлого цвета, поднеся ее к глазам. А затем он рефлекторно пересчитал кадетов и заозирался. Над базой было несколько тонн камня, как он помнил. Это еще не поверхность?
-Джаавед, закрывай, - произнесла землянка-профессор.
Звука закрывающейся двери никто не услышал, только небольшое колыхание воздуха выдало ее движение.
-Итак, - продолжила в темноте профессор, - Кому я дала огниво?
Самрита Баккер закопалась в своей объемной сумке, пытаясь наощупь найти огниво. Было так темно, что девушка с трудом ориентировалась в пространстве, и ей приходилось всматриваться в силуэты, чтобы их опознать. С профессором было проще – ее было хотя бы слышно. Самрита сделала осторожный шаг по направлению к Сорайе Закарии и протянула ей предмет – связанные вместе кресало и кремень.
- Вот, у меня, - сказал Артур. Шелест открываемой сумки послышался и в другой стороне, где-то рядом. Кадет достал огниво из поясной сумки, но никуда не пошел. Его глаза еще не привыкли к темноте, и он ориентировался только по звуку.
- Зажечь? – спросил он.
-Осэ, это ты? - уточнила профессор Закария, - Попробуй воспользоваться огнивом и высечь искру.
- Да, мэм… э… Ане-Сои? – уточнила девушка и ощупала предметы в своей руке. Как инженер, она понимала, как именно огниво работает. Как человек из XXIV века, она едва ли когда-либо делала это в своей жизни – даже в детстве, в скаутских лагерях у них была более современная и удобная технология для разведения костра.
Самрита ударила кремнем по кресалу, и на металле возникла слабая искра. Второй раз она повторила попытку и ударила уже сильнее – теперь искра ярко вспыхнула.
- А что надо поджечь? – уточнила девушка.
Профессор внезапно оказалась рядом и подставила примитивный факел. Вдвоем им с бывшей инженером, а теперь работящей кальдонианской девушкой, удалось его зажечь. Когда огонь разгорелся ровно, стало видно, что кадеты находятся в округлой пещере - все стены вокруг них были примерно одинаковыми и было уже трудно вычислить, где находилась дверь на базу, если не знать каких-то специфических признаков, указывающих на нее. Из пещеры вело два коридора. Возле одной из стен стояло еще два незажженных факела.
Профессор Закария протянула первый источник света Тэйре. Темнота не пугала Тэйру, но в абсолютной темноте ходить и вообще шевелиться было страшновато, так что факел, ослепивший в первую секунду, оказался очень кстати. Девушка подняла его повыше, рассматривая каменные неровные своды. Ей никогда не приходилось держать огонь, яркий, искристый, так близко. В этом было что-то непостижимое, древнее и пугающее. Наверное, так же чувствуют себя и кальдонийцы, разводящие огонь на стоянках. В конце концов, чувства никогда не меняются.
Самрита, немного осмелев и научившись пользоваться огнивом, подошла к двум незажженным факелам у стены и аккуратно – пусть и со второй попытки, - зажгла их с помощью огнива. Это примитивное устройство начало ей нравиться! Убрав огниво в сумку, она взяла один из факелов, пробуя его на вес, и кивнула на второй:
- Тут еще один, можете взять!
С факелом в руке ей было как-то спокойнее, пусть теперь свободных рук из-за объемного спального мешка у нее не осталось, – неожиданно для себя Самрита осознала, что не является фанатом темноты. В ее повседневной жизни полной темноты, как оказалось, и не было – ее всегда сопровождало хотя бы слабое сияние, исходящее от стенных панелей, компьютерной консоли и других приборов, казавшихся прежде совершенно незаметными.
Когда темнота была озарена светом факелов, Артур, наконец, сориентировавшийся в помещении, увидел Самриту и подошел к ней, когда она сообщила, что есть еще один факел. Взял его. Ощущение было интересным и новым. Он в буквальном смысле нес свет в своих руках. Как в древнем средневековье, воины, или другие спускались в подземелья замков, неся с собой факел, или наоборот – поднимались вверх. Артур стал задумчивым, он по прежнему молчал.
– Здорово, правда? – послышался (и отозвался эхом) где-то рядом голос М’Коты. Клингоны любили открытый огонь и, где возможно, продолжали им пользоваться, так что каменные своды, освещённые красноватыми отблесками, ассоциировались у неё с домом и уютом.
- Да, неплохо, - сказал Ракар, - непривычно, но неплохо. У меня дома есть камин, и в нем иногда горит огонь. Без технологий слегка непривычно. Но ничего страшного.
-До места ночевки идти примерно 15-20 минут, - сообщила профессор Закария, - Потерпите, скоро вы сможете отдохнуть. Пожалуйста, распределитесь в цепочку так, чтобы света всем хватало. Первый человек с факелом пойдет за мной…
И она двинулась в один из коридоров. Самрита со своим факелом освещала путь, остальные кадеты пошли за ней. Тэйра и Ракар оказались замыкающими.
______
С кадетами, профессором Закарией и Иламой Толан
Offline  
28 05 2018, 09:47:05 #100
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:40
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Ромуланец шел замыкающим группы. Неровный свет движущихся впереди факелов формировал теперь на стенах каменной пещеры причудливую пляску теней. Шаги кадетов, координатора и профессора создавали шорох. Ромуланец вспоминал, как ходил по гальке залива на Ромуле в своих форменных ботинках, и другой, более свободной обуви, звук всегда был другим. И он точно не походил на тот звук, который получался от шагов по металлическому полу кораблей и станции. Это были те самые тонны камня над станцией. Профессор сказала, что идти минут 20. Ромуланец гадал, кончится ли пещера к тому времени, или раньше? Свет искусственных ламп в закрытом помещении, вне планеты, там, куда никогда не проникает свет звезды, был ему ближе, чем этот свет факелов. И вместе со всем этим Ракар вспоминал собственные сны. То ли ночное время было тому причиной, то ли просто обстановка была похожа и располагала к воспоминаниям о том, что он видел во снах. Он видел каменную пещеру и каменный коридор. Не такой, не совсем такой. Проход был закрыт силовым полем, он и Квинтилия стояли по разные стороны этого поля, и там, с другой стороны, с ее стороны – шел обратный отсчет. А он старался разбить камень, убрать поле, а если не получится, то остаться с ней и вместе быть похороненным под обрушившимся сводом пещеры, потому что если ей суждено погибнуть, то и он погибнет с ней вместе, потому что иначе невозможно. Это был просто сон, просто страшный сон, после Волана II.
Была ночь. Ракар видел, как Квинтилия зевала, вставая с подушки, после окончания инструктажа. Сам ромуланец спать не хотел. Он собрался патрулировать лагерь, или как будет называться место их ночной стоянки, до утра. И надеялся, что капитан Баккер его назначит.
Впереди Ракара шла Тэйра, которую теперь следовало называть Лис. И хоть рядом не было никаких других биосигналов, иначе бы их просто не выпустили, легенды уже вступили в силу, и следовало не отступать от легенды.
- Лис, - позвал Ракар.
- Да? - Тэйра обернулась только на секунду, чтобы дать понять, что слышит его. - Ты что-то хотел?
Приходилось идти очень осторожно, вглядываться в неровные тени на полу, нести факел повыше, чтобы Ракару было все видно. Она никогда до этого не спускалась в пещеры, и эти безмолвные каменные своды восхищали. Это был совершенно другой мир - лабиринт без звезд и без солнца, полный тишины. Хорошо, что сейчас она тут не одна!
Ромуланец посмотрел в спину Тэйре, увидел, что та высоко поднимает факел, стараясь лучше освещать путь.
- Да. Да можно не так высоко нести, - ответил ромуланец, понизив голос, - у таких как я зрение к темноте привычно. На Рэме так и вообще вечная ночь. Сейчас света вполне хватает. Скучно идти молча, не возражаешь, если поспрашиваю немного?
-Хорошо, - она чуть опустила руку. - Спрашивай. Тебе слышно, что я говорю?
Правой свободной рукой Ракар тронул свое ухо. Очень неудобное, непривычное ухо, такое ухо, каким обладали ворты – раса Доминиона, являющая ромуланцам прямым врагом. Ну что поделать, маскировка и задание, в конце концов такова его шпионская доля, такая же как и у всех тех, кто тем же занимается среди всех других рас. Должность, по факту защищающая мир, предотвращающая войну. Да и кальдонийцы не были врагами Ромула, просто пока не могли ими быть. Новое ухо не мешало слышимости, и все равно Ракар чуть догнал Тэйру.
- Да, все нормально слышно, Лис. Слушай, я никогда в жизни не видел животных, которых можно было бы назвать ездовыми. Тебе уже рассказали на кого они похожи и как выглядят?
- Я не видела изображений, - Тэйра покачала головой. - Но Ане-Сои… - называть так профессора было ужасно странно. - ...сказала, что из их чешуи сделаны мои ножны и не только. Чешуя похожа на и змеиную, и на чешую игуан - это земные ящерицы, четырехлапые, с сильным хвостом и не очень большие, и обычно у них есть шипы и гребни на шее. Так что кальдонийцы ездят на ящерицах, - она улыбнулась этой мысли. - Только местные животные больше раз в пять и наверняка без спинных гребней. И лапы у них должны быть мощнее. Как-то так. Утром узнаем, сейчас мы к ним не пойдем, они спят.
- Понял, - сказал ромуланец, хотя на самом деле он понял не много. Кроме подробного описания Тэйры про чешую и хвост. Ящерицы и игуаны не были ему знакомы, но на ножнах он видел изображение, и изображение, хоть и достаточно схематичное, совпадало с описанием Тэйры. Ромуланец чуть подпрыгнул, утрясая свою ношу на спине, и понял, что не надо ее сейчас снимать, будет потом снова водружать на спину не очень сподручно на ходу. Все-таки улан вооруженных сил Ромуланской Империи вырос в высокотехнологичном обществе, и пока еще недостаточно освоился с ношением средневекового оружия. Один меч за спиной – который он умел носить – не шел в сравнение с двумя мечами и щитом.
- На мече, который мне выдали, то есть на ножнах – есть изображение этого зверя. Оно схематичное. Но там понятно, что человек гладит этого зверя по шее. Потом покажу, сейчас неудобно… Знаешь, вот еще что хотел спросить – ты же… на Вулкане была, да? Мне интересно… если жить на Вулкане представителю другой расы – как влияет их мировоззрение на чужака? Ты … начинаешь следовать вулканской логике и контролю над эмоциями, находясь среди них?
- Примерно так и было, - усмехнулась Тэйра. - Попробуй опоздать к куратору, когда все время учёбы подчинено жёсткому и ясному расписанию, от которого никто не отклоняется! Эмоции тоже как-то не хотелось проявлять - я чувствовала, что это очень… невежливо? Чем бояться острого клюва птицы shavokh, лучше просто подойти и кинуть ей еду. В общем, в вулканском обществе ты просто… не хочешь выделяться.
- Понятно, - усмехнулся Ракар, и опустил взгляд под ноги, - а у нас по-другому. У нас встречаются поклонники вулканской культуры, в основном мы называем это ересью, но все равно, так или иначе, нам всем, независимо от того, ромуланец ты, или кто-то другой,  приходится сдерживаться так или иначе. Они так и доказывают свою правоту, и они в этом логически правы. Но все равно, у нас даже есть поговорка – "из риханнсу не сделаешь фаэссу", - Ракар произнес эту фразу конечно на своем языке, где риханнсу – в переводе на федеральный звучали как ромуланцы, а фаэссу – вулканцы, и потому переводчик для Тэйры перевел – "из ромуланца не сделаешь вулканца".
- Знаешь, общаясь с Те… с Ане-Лиром,  я понимаю, что он на меня влияет, но не сможет повлиять до конца.
Ракар снова усмехнулся:
- Кстати, Тэй – это мужское ромуланское имя. А ты именно так сокращаешься, интересно, да?
-Ну конечно, - Тэйра кивнула. - Из ромуланца не сделаешь вулканца, баджорец никогда не станет ференги и все в таком духе. У меня тоже неэмоциональность быстро прошла, когда я с Вулкана вернулась, - она улыбнулась, невидимо для Ракара. - Кто бы там на тебя ни влиял, все равно есть какие-то очень личные вещи, только твои, которые никто не изменит. А Тэй - это сокращение для семьи, да. Имена вообще часто совпадают, наверное, чаще всего другого… - она замолчала.
Ракар кивнул, и еще несколько шагов шел молча, потом заговорил снова:
- Мы из разных миров, Лис, и совпадения, это не совпадения, а закономерности. На самом деле – я хочу сказать, что не такие уж мы и разные, вообще все, что триллы, что земляне, что ромуланцы, что вулканцы, и кардассианцы, и прочие… Мы не кардинально разные. У нас у всех есть что-то общее. Например, чувства, которые, как я понял, одинаковы во всей Вселенной.
Ракар тоже замолчал. Он ощутил острую тоску от того, что не мог также запросто поговорить с Квинтилией. Почему все пошло не так? Почему? Что он нарушил такого в этой тонкой материи, и как ему теперь это исправить? И можно ли исправить вообще?
Тени бегали по стенам, принимали причудливые формы. Звук шагов по камню раздавался окрест. Огонь факелов давал свет. Квинтилия шла где-то впереди. Ракар не заметил, какой она была по очереди. И где-то там позади спала Делас. Делас, которой, наконец, удалось заснуть. Делас, с которой он совершил ошибку, желая лучшего, но как говорят земляне – все лучшие намерения ведут прямой дорогой в ад. Так и он ошибся.
Где-то впереди был свежий воздух. Принесет ли он Ракару облегчение? Никто не знает.
________________
Совместно с Тэйрой Джар
« Последнее редактирование: 30 05 2018, 17:32:28 от Мори Джанир »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 05 2018, 11:26:52 #101
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Факел потрескивал. Группа шла гуськом друг за другом, Артур был одним из трех, которые несли свет. Артур вспоминал запоем прочитанные в детстве книги. Там были и те, которые не о космосе. И вот такие тоже, как герои пробираются по каменным подземельям, в поисках цели, в поисках выхода, или входа. Артур был мальчишкой тогда, а теперь уже давно нет. Но это не значит, что детство похоронено в нем навсегда. Где-то глубоко внутри себя он снова находил отголоски того времени, когда мог совершенно свободно мечтать о чем угодно. Лайтман тряхнул головой, сбрасывая глубокое погружение в воспоминания. Это взрослое задание, он взрослый, и они инопланетяне на чужой планете, жители которой ничего не знают о других мирах, и Первая Директива.
М’Кота шла рядом с Артуром. Поцелуй перед выходом немного сбил её с правильного настроя, но она быстро вернулась к нужному настроению. Это было несложно: совсем как в детстве, когда орава детей разыгрывала в лицах любимые легенды и книги. Конечно, не обходилось без ссор – «не хочу быть злодеем!» – но подравшись вволю, недавние противники, проникались взаимным уважением, и по-братски разделив прихваченную из дома вкусноту, продолжали игру с удвоенным увлечением. Это было веселее любого голоромана! Воображение рисовало всё, чего недоставало, а искренний интерес делал всё придуманное таким настоящим. Вот и сейчас М’Кота играла в юношу по имени Тер, у которого есть замечательный серьёзный старший брат и строптивая названная сестрица – жена брата. В её голове уже начинала разворачиваться целая история приключений, которой, конечно же, место было только в воображении, потому что экстремальные сюжетные повороты совершенно не способствовали благу проекта и его участников.
– А представь себе, как будто мы были похищены во сне пещерными жителями, – сказала М’Кота вслух. – Они одурманили нас ядовитым дымом и унесли в глубину лабиринта. Ну, потом мы пришли в себя, показали им, где торготы водятся, и теперь ищем дорогу к выходу.
Артур чуть улыбнулся, полуповернув голову к М'Коте, но смотрел все равно под ноги на дорогу перед собой.
- Да, уж точно показали бы мы им. У меня тоже фантазия разыгралась, - понизив голос говорил Артур, - вот представь себе, мы идем подземными переходами замка, преодолевая множество  ловушек, для того, чтобы убить мага, засевшего где-то наверху. Злобного некроманта, чье существование угрожает этому миру, и отомстить за гибель родных одной девушки. Мы убьем его, а после поймем, что все это было задумано им самим, и он фактически не сопротивлялся, создавая лишь видимость. Что на маге лежит проклятье, и только гибель от руки собственной дочери запечатает навечно Зверя, готового вырваться в эту реальность, и спасет этот мир. И ничего этого мы еще не знаем, движимые благородной целью, не осознавая трагедии, которая перед нами развернется. Или … или вот еще что: это называлось Орден Прекрасной дамы. Но у нас немножко по другому. Она заперта в темнице Западной тьмы и ей не освободиться без помощи извне, без силы духа, идущих за ней. И вот мы почти у цели, а самым достойным рыцарем, который дойдет до конца – окажется самый молодой, тот, что нашел маленького плюшевого медведя, отряхнул от пыли и прицепил в петлицу себе на плечо.
Лайтман усмехнулся и мельком глянул на М'Коту.
- Я могу так долго фантазировать, здорово тут все вокруг. Наверное скоро мы увидим звезды.
– Это какая-то книга? – с любопытством спросила М’Кота. – Звучит захватывающе и немного странно!
Они с Артуром уже пару раз менялись книгами, и это было замечательным опытом – не только потому что книги из разных миров были такими разными, но и потому что там встречались и очень близкие вещи, такие как верность, дружба, вера и любовь, а также не имеющие – пока? – ответов вопросы, которые тревожат воображение каждого разумного существа.
- Да, - Артур задрал голову и посмотрел на каменный потолок. – Это из книг, которые я очень любил в детстве. Они на самом деле, взрослые, эти книги, но они не о реальности, и все равно о жизни и всех хороших  правильных вещах. Можно сказать, что это сказки. Четыре века тому назад жил автор. И имя свое я тоже взял оттуда.
– Наверное, твой герой был благородным человеком, раз ты взял его имя, – с уверенностью сказала М’Кота. – А что значит взрослые книги? Никогда не думала, что у книг бывает детство!
- Героя звали Кэр Лаэда, Фесс – было одно из его имен в других мирах, и я сократил его на одну букву. Этот парень спас два мира ценой своей жизни, и навечно остался развоплощенным на Дне миров, - рассказал Артур и удивленно посмотрел на М'Коту.
- Хм, Тер, наверное … наверное, я лучше скажу, что такое детские книги – это такие, в которых повествование ведется особым стилем изложения, несколько упрощенным для понимания. Все остальное – конечно взрослые. А у вас таких нет?
– У нас не упрощают книги для детей, – недоумённо отозвалась М’Кота. – Зачем бы это? Это ведь показывает мир не таким, какой он есть, и вводит в заблуждение, а дети должны научиться встречать всё, что несёт этот мир лицом к лицу.
- Да, ты знаешь я наверное немножко неправильно выразился, - ответил Артур, - не упрощают конечно, но… не важно, ладно. В заблуждение как раз никто никого не вводит. Но ладно, не суть.
– Ты просто потом дай почитать что-нибудь из такого, может быть я сама пойму, – предложила М’Кота. – Я тоже иногда не умею объяснять словами. – Она провела ладонью по стене – шершавой, тронутой известковыми потёками и сказала немного невпопад: – У тебя никогда не было странного ощущения, что ты как-то связан с пещерами? Не в том смысле, что тебе они как-то особенно нравятся, но как будто когда-то давно ты ходил вот такими же тоннелями, протискивался в узкие проходы...
- Де жа вю, - задумчиво прошептал Артур, - когда-то я лазил по старым катакомбам, но все было иначе, конечно. И все же – это не что-то незнакомое. Даже несмотря на то, что мы на другом конце галактики.  Нет, наверное нет, прямо также – не было. А ты? Ты чувствуешь, что подобное уже было?
– Не могу точно сказать... Не так, как иногда бывает: словно только что повторилось что-то такое, что уже было, во всех подробностях, – М’Кота не знала слова «дежавю», просто описала один из вариантов «как будто подобное уже было», тот, который не был похож на её теперешние ощущения. – С пещерами не так. Это как будто ощущение родства... или может быть понимания? Правда, я не знаю, с кем или с чем. Может быть с кем-то, кто первым набрался храбрости забраться прямо в недра? А может быть с самой планетой, к сердцу которой ты стал хоть немного, но ближе? Видишь, – улыбнулась она, и в свете факелов её улыбка сама показалась зыбкой, как смутное ощущение, – я и сама толком не знаю.
- А, - улыбнулся Артур. Не было свободной руки, чтобы прикоснуться или хлопнуть М'Коту по спине или плечу, поэтому он лишь кивнул, - с центром планеты, с тоннами камня, лежащими тут тысячелетиями, с кое чем значительным, что они хранят – памятью веков, и еще простоят тысячелетия, неизменные, пока все вокруг будет меняться. Вот ты какой, Тер, брат мой, … да, я понимаю.
– Можно подумать ты сам другой! – фыркнул «братишка Тер», и уж у него-то нашлась свободная рука, чтобы ткнуть Артура в бок. – Я помню, какой ты был между небом и морем!
- А то! – Артур не успел увернуться от тычка в бок, но в долгу не остался, и боднул кальдонианского охотника головой в плечо. Факел качнулся, тени заплясали по стенам с удвоенной силой, в новом ритме, а затем снова успокоились и мерно пошли вперед как прежде.
- Ладно, меня тоже теперь очень интересует Ни'Хан и что там происходит, - очень тихо сказал Артур приблизившись к уху М'Коты, - хотел бы я посмотреть на картинку с дрона.
– Местный «островок изысканности и цивилизации» среди всеобщего варварства? – иронично предположила М’Кота. – Я так и вижу изнеженных аристократов в длинных одеждах, глядящих на окружающих кочевников с высоты своего мнимого величия.
Артур закивал и бросил взгляд вперед, туда, где дальше по коридору впереди шли профессор и за ней капитан. Самрита – да, но при профессоре не хотелось.
- Или у них есть звездолет, или у представителей небесного кита среди них, или… Артур пробормотал это очень тихо, неслышно ни для кого, и снова чуть громче для М'Коты:
- Да, и это тоже… несомненно.
– Думаешь, что-то ещё? – полюбопытствовала М’Кота и сама же ответила на свой вопрос: – Конечно, это не обязательно, но это то, с чем у меня ассоциируется такая вот закрытость для всех. Но может быть, они просто религиозные фанатики и это их табу, или это способ внушить страх и избежать завоевания.
- Может быть и просто, а может быть что-то еще, - ответил Артур, - надеюсь, мы узнаем.
____________
с М'Котой
« Последнее редактирование: 30 05 2018, 17:32:41 от Мори Джанир »
Offline  
28 05 2018, 16:00:47 #102
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:55
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


После приблизительно 15 минут прогулки по пещерам кадеты почувствовали движение воздуха - навстречу им дул легкий ветер. Свет факелов заплясал по стенам тоннеля быстрее, а проход начал расширяться. А еще через 5 минут идущая сразу за профессором Закарией Самрита Баккер первой ступила в большую пещеру. И если тоннель был слегка клаустрофобным и до его стен можно было при желании дотянуться обеими руками, если развести их в стороны, то размеры этого помещения терялись в темноте. Самрита повела своим факелом в одну и другую сторону, чтобы оценить обстановку. Сзади за ее спиной слегка запнулась от неожиданности Квинтилия Перим, выходя из тоннеля.
В новой пещере было прохладнее, чем внутри горы. И скоро стало понятно, что причиной тому - почти полное отсутствие четвертой стены напротив тоннеля, из которого выходили кадеты. Там, впереди, был выход из пещеры и был виден кусок неба и почти полная луна, такая большая, что на ней можно было разглядеть несколько кратеров.
-Сегодня мы заночуем здесь, - сказала профессор Закария.
Самрита вздохнула, наполняя легкие свежим воздухом.
- Кажется, что в этой пещере вполне безопасно, - проговорила «капитан». – Она ведь ни с чем больше не связана, только с базой?
Самрита аккуратно прислонила свой спальный мешок к одной из стен и сделала шаг к выходу из пещеры, оставшись стоять на границе между двумя мирами. Сначала она осветила факелом ближайшее к ней пространство, но казалось, что самое интересное было не там – и тогда девушка отвела его в сторону и запрокинула голову, глядя на бескрайнее небо над их головами.
- Ух ты… - восторженно прошептала она.
-Осторожно, там обрыв! - предупредила профессор Закария.
Под ногами капитана группы действительно скала уходила в темноте вниз. Из-за слишком близкого яркого света факела было не очень хорошо видно, но можно было разглядеть, что призу расстилается широкая равнина, а на горизонте пиками встают горы.
Самрита посветила себе под ноги – и сделала шаг назад, просто на всякий случай.
- Мэм, а как же мы тогда спустимся отсюда утром?.. – неуверенно проговорила Самрита. – Если я вас правильно поняла, вы говорили о прогулке.
-Там есть тропинка, - пояснила профессор Закария, - Но в темноте по ней идти опасно.
Ракар, идущий замыкающим, прошёл в большую пещеру и подошёл к выходу. Его влекло к выходу. Звезды и большая луна. Чужие далёкие звезды, чужая очень большая луна. Здесь очень большие приливные силы, создаваемые гравитацией этой луны. Впереди был обрыв. И никакой засветки далёких городов. Только яркая звёздная россыпь, и он не знал в какой стороне родной Ромул.
Ракар снял со спины щит, поставил его на пол, оперся руками о край и глубоко вдохнул, пытаясь ощутить незнакомые запахи. А затем обернулся, чтобы увидеть, как Квинтилия смотрит на это все, что видно окрест.
- Скажите, это искусственно созданный тоннель был или естественного происхождения? - негромко спросил ромуланец, боясь то ли того, что услышат извне, то ли нарушить эмоциональное состояние, вызванное красотой этого места, - и куда ведёт второй коридор?
-Это естественная система тоннелей, - пояснила профессор Закария, - Именно поэтому мы выбрали это место для нашей базы.
В это время Квинтилия повернулась к профессору и спросила деловым тоном:
- Где нам располагаться?
- Вот в этом углу песчаный пол, - показала рукой профессор, - Осэ, мне снова нужна будет твоя помощь.
Самрита-Осэ все еще пребывала под впечатлением от звездного неба и оклик профессора Закарии оказался для нее чуть ли не неожиданностью.
- Да, Ане-Сои, я здесь, - отозвалась она, оборачиваясь. В одной руке девушка держала факел, и теперь заозиралась в поисках подходящего места, куда его можно поставить или повесить.
Профессор Закария проманила Самриту Баккер в тот самый угол с песчаным полом, о котором только что говорила Квинтилии. Эта часть пещеры выглядела немного обжитой - песок был притоптан обувью с плоскими подошвами, у стены лежала груда хвороста, а рядом темнело кострище.
-Сумеете развести огонь? - поинтересовалась профессор.
- Я попробую! – пообещала Самрита. – Никогда этого не делала…
Подсвечивая себе факелом, она взяла охапку хвороста побольше и положила в центр уже существующего кострища, где сейчас лежал пепел. Соорудив небольшую горку, она поднесла к ее основанию факел и принялась отсчитывать секунды, чтобы огонь перепрыгнул с факела на сухие хворостинки. Одна, две…
Тенек прошёл к выходу из пещеры, присел на краю обрыва, тронул землю... казалось, он занят только вещами сугубо прагматичными – поискать взглядом тропу, убедиться в прочности основания, но спросил Тенек о вещах, которые совершенно не вязались с его действиями:
– Ане-Сои, из этой пещеры днём видны звёзды?
Профессор Закария обернулась к Тенеку.
-Нет, - ответила она, - Днем можно иногда разглядеть только вторую луну.
Артур, положивший свой сверток у стены на песке, теперь стоял неподалеку от Самриты и смотрел как от огня ее факела разгорается костер, как яркие языки пламени охватывают хворост, и разгорается огонь. Артур задумчиво стоял, держа свой факел и смотрел на огонь, а потом перешел к куче хвороста и начал выбирать оттуда бревна потолще.
_______
С профессором Закарией и кадетами
« Последнее редактирование: 30 05 2018, 17:32:52 от Мори Джанир »
Offline  
28 05 2018, 16:01:41 #103
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., 02:55
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III

Ромуланец, тем временем, у выхода из пещеры принялся разоблачаться. Он устроил у выхода щит, положил рядом с ним один из мечей и свой сверток. Пока капитан стояла у выхода и подсвечивала вход, он осмотрел обрыв и начало тропинки, и теперь стоял у начала тропинки, рядом с мечом, который прислонил с наружной стороны пещеры и, сняв с пояса два диска, соединенные шнуром, медленно и аккуратно пытался их раскручивать, глядя вперед, в простиравшуюся впереди долину. Впереди был день пути, днем была вторая луна. Две луны, значит эта луна, которую сейчас видно, не одинока. Как Пирек и Элвронг. Ракар задумался, что будет, если стоять здесь на выходе - и кричать какое-нибудь слово. Тот, у кого нет универсального переводчика там, далеко внизу, поймет ли это слово? И Ракар не находил ответа, медленно раскручивая диск, так, чтобы не создать звука, который должен был создаваться его метанием.
Вскоре огонь костра весело трещал, и профессор-землянка развернула свою скатку. В ней оказался спальный мешок, сшитый из шкур мехом внутрь, флага и несколько свертков из кожи и плотных листьев. Можно было предположить, что у каждого из кадетов были такие же.
Профессор развернула один из свертков - это оказался мешок с горлом, туго затянутым тесемками. Она распустила завязки и показала содержимое Самрите - внутри были кусочки сырого мяса, пересыпанные травами и ягодами. Профессор Закария достала из кучи хвороста подходящую ветку, достала из рукава маленький нож, заострила конец ветки и нанизала на нее один из кусочков мяса. Затем поднесла его к огню и очень скоро по пещере начал распространяться ароматный запах.
-Перекусите и ложитесь спать, - посоветовала профессор, - Из-за выступа скалы огня не видно снаружи, но я все-таки посоветовала бы кому-то оставаться на страже.
Закончив с костром, Самрита последовала примеру профессору Закарии и тоже развернула свой мешок – там оказался такой же набор вещей и продуктов. Едва почувствовав запах жареного мяса, она поняла, что ела давным-давно, еще до мастер-класса, и что сейчас больше ни о чем не может мечтать, кроме как впиться в него зубами. Но сейчас надо было решить еще один вопрос…
- Кто-нибудь хочет караулить ночью? – обратилась она к группе. Несмотря на свет факелов и костра, не всех было видно одинаково хорошо, и ей пришлось всматриваться в темноту. – Два человека по-очереди, чтобы все смогли хоть немного поспать. Если желающих нет, я назначу вахты сама.
Вжух, еще оборот, вжух... Ромуланец понял, что следующий оборот дисков создаст звук, который, отразившись от стены пещеры, распространится далеко в долину, и , быстро ухватив сразу оба диска двумя руками, остановил свое занятие. Позади уже начал распространяться вкусный запах, и ромуланец подумал, что Тенек мяса не ест. Для него надо найти что-то другое. Стоять на выходе из пещеры, над обрывом, и глядеть в даль, на залитую звездным светом равнину, было приятно. Вот еще одно романтическое место, и ромуланец знал, что Квинтилия не подойдет здесь к нему. Как тогда на станции, у верхнего пилона.
И вот, среди всего прочего, происходящего внутри пещеры, он услышал, что Самрита начинает задавать вопрос о вахтах. Ракар развернулся на 180 градусов, спиной к долине, лицом к пещере.
- Я подежурю часа три или больше, капитан Осэ, первая смена моя, - ответил Ракар.
- Я с тобой, - откликнулась Тэйра, развязывая свой мешок. - Ане-Сои, а что это за ягоды?
-Это ягоды ри, они дают кислый сок, поэтому их используют для маринада и консервирования, - пояснила профессор Закария, - Посмотрите в своих пайках, там также есть корни мав’жу - вы сегодня пробовали их за обедом, сушеное мясо и сыр. Не удивляйтесь, что он зеленый.
- Нет-нет, одного человека в смену хватит, здесь более чем безопасно. - запротестовала Самрита, поняв волеизъявление девушки-трилла таким образом, что она хочет стоять на вахте одновременно с ромуланцем. – Все должны выспаться перед завтрашними мероприятиями. Лис, ты можешь караулить после Ане-Рэя, тебя устроит вторая смена? Если нет, я попрошу кого-нибудь еще.
- Хорошо, если ты так считаешь. Вторая смена… - Тэйра задумалась. Она тоже устала за день, и теперь прикидывала, хватит ли ей часов, чтобы выспаться. - Да, я подежурю.
- Все верно, Лис, решение капитана очень рационально, - сказал Ракар, - одного дежурного достаточно. С трех сторон камень. Двое нужны бы были, если бы мы находились в поле. Я разбужу, когда наступит вторая смена.
И Ракар снова развернулся лицом к долине.
– Если вы устали, я могу подежурить вместо вас, – предложил Тэйре Тенек.
Тэйра осторожно надкусила твердый корень мав’жу и посмотрела на вулканца.
- Не надо, Тенек, спасибо. Я справлюсь.
Самрита кивнула Тэйре и подвела итог:
- Прекрасно, тогда решено: первая смена на Ане-Рэе, затем его сменит Лис. А теперь, пожалуйста, приступайте к ужину!
Почти все кадеты собрались возле костра, но кого-то все же не хватало… Еще одна фигура стояла около обрыва – там же она неторопливо раскладывала свои вещи, но большее время просто смотрела на расстилающуюся перед ними равнину и звездное небо. По высокой фигуре можно было угадать координатора их группы Иламу Толан – или жрицу Ане-Лан. Ее кардассианское зрение, заточенное за темноту, рисовало перед ней другую картину, нежели непроглядная темнота, которую видели остальные кадеты. Наконец, прихватив и свой паек, женщина с некоторым сожалением отошла от края и подошла к костру.
- Ваш капитан права, - негромко заметила она. – Все должны как следует выспаться… Но ведь не зря Ане-Сои привела нас именно сюда, - в голосе кардассианки послышалось лукавство. – Мы не погоним вас спать прямо сейчас, - она выразительно посмотрела на Самриту, которая наконец-то добралась до костра и приступила к приготовлению своей еды. - Вы можете оставаться у костра, если хотите, но имейте в виду, что другие ваши коллеги могут захотеть уйти спать раньше, так что избегайте громких разговоров и не мешайте им.  
Тенек внимательно посмотрел на Самриту: неужели она не заметила колебания в голосе Тэйры и то, как она медлила, соглашаясь на вторую смену дежурства? Может быть она хотела дать Тэйре выбрать самой? Но тогда почему не переспросила её, точно ли ей хватит сил? Дежурить во вторую смену заметно труднее, чем в первую: в первую и так половина людей ещё не спит, можно лечь самому, но далеко не всякий человек заснёт сразу, тем более под разговоры, даже если они не громкие. А если сам не предполагаешь ложиться сразу, время сна сократится ещё больше...
Впрочем, решение было уже принято, и Тенек поискал взглядом место, где можно было сесть не слишком явственно ощущая запах мяса, а заодно поискать в собственном мешке что-нибудь из растительной пищи. Он устроился с наветренной стороны, в двух шагах от координатора и развязал свой мешок.
Ракар развернул у выхода свою скатку, оставил на внешней стороне меховой спальник, взял сверток с едой, развернул, быстро оценил его и подошел к костру. Нашел взглядом Тенека и подошел к нему и опустился рядом на колени, развернув уже перед Тенеком на полу пещеры свой сверток.
- Тенек, - сказал ромуланец, выбирая ягоды и травы из свертка и раскладывая их отдельно, - я знаю, что вы не едите мясо, давайте так поступим: забирайте все ягоды и травы и все, что вам подходит из моего пайка.
– Благодарю за предложение, но «всё, что мне подходит» оставит вас без витаминов, уважаемый Ане-Рэй, – отозвался вулканец, подчёркивая голосом новое конспиративное имя Ракара. – Поэтому предлагаю обменять те растения, которые в первую очередь выполняют роль наполнителя, на мясо из моих запасов, а остальное оставить как есть.
Разобраться в растениях из пайка было достаточно несложно, особенно в помощью «шпаргалки» в виде записей погибшего доктора.
- Ох, простите… прошептал Ракар, сознавая, что он допустил катастрофическую ошибку с именем, и сам от себя остался крайне недоволен. И следом продолжил:
- Как вы любите спорить, уважаемый Ане-Лир, какие витамины, я вас умоляю, ради … небесного кита, мы здесь не на всю жизнь, я переживу, - с этими словами, Ракар отложил Тенеку на его взгляд все фрукты, овощи и ягоды, взял из свертка Тенека кусок сырого мяса, свернул свой сверток с едой и поднялся.
- Всем приятного аппетита, - сказал ромуланец, и отправился к выходу из пещеры на вахту.
_________________
с кадетами, профессором и Иламой Толан
« Последнее редактирование: 30 05 2018, 17:33:03 от Мори Джанир »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
30 05 2018, 10:10:52 #104
Тэйра Джар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

14 cентября 2384 г., ночь
Гамма-квадрант, пещеры Кальдонии III


Тэйра осторожно подошла к профессору Закарии.
-Я могу задать вам несколько вопросов? Хочу немного уточнить свою легенду, ну и любопытно просто.
- Да, конечно.
Профессор Закария, скрестив ноги, сидела у огня.
- Я так понимаю,  что скотоводы относятся к низкому сословию. Но насколько уважаемы они в обществе? Есть ли иерархия внутри сословий?
-Да, конечно, - начала отвечать профессор Закария на вопрос Тэйры, - Скотовод может стать очень уважаемым в обществе и богатым, если у него большие стада, если ему повезло с покупками и продажами, со скрещиваниями и если его звери получат репутацию самых быстрых или самых мясных. Эти префиксы, о которых вам сегодня рассказывал Ане-Ове… Есть определенные языковые нюансы. “Ане” - больше зависит от мастерства человека, от его умений, от того, чего он добился своим трудом. Мы с Ове начинали без префикса, но за почти 10 лет обучились профессиям, нас начали уважать и мы заслужили быть Ане. Скотовод тоже может быть Ане. Другое дело префикс “Те” - с ним нужно родиться, он означает репутацию, основанную на происхождении. Иногда, за особые заслуги короли племен могут даровать этот префикс кому-то из подданных, но это бывает очень редко. Что же до префикса “Син”... кажется, Ане-Ове про него даже не рассказывал. Это и правильно, вряд ли он вам встретится.
- А что он означает? - Тэйра присела рядом. От огня шел заметный жар. - Даже если не встретится… интересно знать!
-Этот префикс используют только люди королевской крови, - пояснила профессор Закария.
- О! - негромко воскликнула Тэйра. - Значит, не встретится.
Она немного помолчала, обдумывая ещё один вопрос, который не давал ей покоя всю дорогу.
-Я поздно об этом подумала… Скажите, у кальдонийцев наверняка есть музыкальные инструменты? Я когда-то занималась музыкой, мне бы очень хотелось увидеть… и поиграть, быть может. Но мы уже не вернёмся на базу, верно? - она с сомнением глянула на профессора.
-Я вернусь на базу утром, - задумчиво ответила профессор Закария, - Чтобы сделать настоящую маскировку и оставить там мобильный голо-эмиттер. Также мне нужно будет забрать вашу коллегу, мисс ромуланку. Если получится, попробую найти что-нибудь небольшое из музыкальных инструментов, что можно вам показать. У кальдонианцев распространены струнные, вроде гусель… знаете, что это такое? Много барабанов. Но к сожалению, никто из нашей экспедиции не наделен музыкальным слухом.
-Я буду очень рада, если вы принесёте мне что-нибудь из струнных - думаю, я смогу его настроить. Спасибо большое, мне так это важно, вы не представляете, - Тэйра заулыбалась. Она давно не играла, но была уверена, что ей удастся вспомнить всё, чему училась. Если удастся - будет здорово.
-Почему? - профессор Закария смотрела с интересом, - Я думала, ваша главная страсть - экзобиология.
-Сейчас да, - кивнула Тэйра. - Музыка для меня скорее хобби, но когда-то я серьезно готовилась к поступлению в Музыкальную Академию на Трилле и хотела быть композитором. Я не могу сравнивать эти две области, они… слишком разные.
-И что же заставило вас передумать - поступить в Академию, начать летать со Звездным Флотом? - спросила профессор Закария, - Ведь перед вами уже лежала карьера...
Тэйра едва заметно отвернулась. Её подвело волнение на вступительном экзамене, да и планка, наверное, была слишком высокой. Может быть, она просто недостаточно старалась, может быть, у нее не было склонностей, нужных, чтобы сделать музыку своей карьерой. Может быть, она бы даже поступила туда со второго раза. Но теперь ей этого не хотелось, не после Академии, полной открытий и по-настоящему интересных предметах.
-Что заставило? - негромко повторила она слова профессора. - У меня получалось очень хорошо, но... недостаточно хорошо, чтобы поступить. Как потом выяснилось, биология и химия у меня получаются лучше. Я была уверена, что музыка - это мое дело и почти что призвание...а оказалось нет, - она прикрыла глаза. - Вы хотите что-то ещё спросить? Честно говоря, я уже немного засыпаю.
-Тогда вам лучше ложиться спать, - подвела итог профессор Закария, - Рассвет завтра в 6 утра, но я не буду никого специально будить, вы можете отдыхать.
-Тогда… спасибо за разговор, Ане-Сои. Спокойной ночи вам, - Тэйра поднялась и отошла чуть к стене, где оставила свой мешок и спальник. Ночью тут, должно быть, холодно. Не хотелось бы заболеть.
В голове ещё плавали какие-то обрывки мыслей и образов от прошедшего дня, снаружи доносились крики ночных птиц, но на Тэйру навалилась вся тяжесть этого дня, и довольно быстро она уснула.
____
с профессором
« Последнее редактирование: 30 05 2018, 17:33:14 от Мори Джанир »
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 ... 32
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS