* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
13 11 2019, 15:36:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: [1]
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
12 03 2018, 10:04:22 #0
Ракар

Отпуск, 8 сентября, 2384 г.

08 сентября 2384 г., ДС9

Ракар сидел в кресле в своей каюте и смотрел на звезды. Был день по времени станции. День клонился к вечеру, Тенек работал в лаборатории, и в настоящий момент ромуланцу больше нечем было заняться. Прошло уже 2 часа с тех пор, как он выключил в каюте свет, перевернул кресло так, чтобы сидеть лицом к окну и достал ромуланский эль. Слева, на столе рядом с ним стояла фотография Квинтилии, сделанная Планксом. Фотография того момента, когда двери лазарета были чуть приоткрыты, девушка сидела на койке, задумавшись о чем-то. И пусть эта фотография, сделанная на бумаге, зернистая, нечеткая, с чуть оплывшими краями, в далеко не лучший для Квинтилии момент, была не верхом древнего земного искусства - для ромуланца она была дорога, и он мог на нее смотреть. Ракар недавно вставил этот кусочек квадратного картона в рамку, и сейчас включил для него неяркую подсветку. На коленях у Ракара лежал меч в ножнах. Гладкий металл ножен по всей длине покрывала резьба в виде ветки дерева с молодым побегом и листком, разворачивающимся из почки. Ножны были обмотаны перевязью для крепления меча на спину. Ракар сжимал это все правой рукой. На это ушло много времени, чтобы сделать его. И сначала рассчитать параметры. Ракар не справился сам, он не хотел ошибиться, и позвонил домой. В тот первый день недельного отпуска кадетов, его отец, суб-коммандер Деймок оказался дома. Отец смотрел на Ракара с экрана монитора с заметной искрой в глазах, они не виделись достаточно давно и отец скучал.
- Здравствуй, - кивком и с улыбкой поздоровался Ракар, - как ты? Где мама?
- Мама в городе, и вернется не скоро, я передам, что ты звонил. Я – в порядке, -
Деймок усмехнулся и развел руками, косясь в угол экрана. Старший ромуланец
произвел несколько манипуляций, открывая пересылаемый Ракаром файл, затем
вопросительно посмотрел на сына.
- Пап, помоги мне, мне нужны параметры меча для девушки вот с этими размерами, которые в файле. Я сделаю его здесь, на станции, но сам рассчитать не могу.
- Ты делаешь для нее ромуланский меч? Почему? – Деймок чуть нахмурился. А следующие 20 минут, опустив взгляд в пол, Ракар рассказывал отцу о Квинтилии Перим, о Волане II, о регате, о том, что она для него значит. Ему нужно было поделиться этим всем с кем-то близким. Деймок слушал молча и сосредоточенно.
- Вот значит, что… Если она однажды захочет прилететь на Ромул с тобой, мы с матерью не будем против, но у тебя мало шансов, насколько я понимаю, как бы ни было трудно – признай это. И будь осторожен, не погуби самого себя.
Ракар лишь кивнул.
- Если у тебя будет возможность, позвони еще матери, например, завтра, можно без шифрования. Она будет рада.
- Да, отец, ты в отпуске? Как вообще … дома?
Деймок отрицательно мотнул головой.
- Я улетаю завтра днем на 3 или больше месяцев. Мне повезло, что я застал твой звонок. Все остальное – в общем ничего не изменилось, прилив вчера выбросил на берег ракушки, я собрал несколько красивых. Видел Сэлу недавно в департаменте, что-то очередное задумала, не нравится мне это все. И очередной ее поклонник арестован. Уж точно, нет ничего холоднее, чем сердце Сэлы. Но ты не забивай себе этим голову, сынок, у тебя свое задание, думай о нем.
Ракар заметил, глядя в экран, как их семейный повар, ромуланец по имени Деций, довольно крупного сложения, и по совместительству учитель фехтования, обучавший Ракара искусству боя с мечом, вошел в кабинет отца и отдал отцу носитель. Несмотря на свое телосложение, мало кому он мог бы уступить в ловкости и скорости реакции. И уж точно, никто не мог победить его на кухне. Деймок благодарно кивнул и вставил носитель в разъем. Деций приветственно помахал Ракару в экран рукой и покинул кабинет.
- Вот, твоя модель, - сказал суб-коммандер, - принимай.
- Вот еще что, отец, - спохватился Ракар и начал рассказывать о Делас, ее болезни, исследовании и необходимости объединить исследования с Федерацией.
- Я знаю, что это сложно и рискованно, - сказал Ракар под конец, - но можно ли хотя бы собрать сторонников этого и как-то повлиять на …
Деймок изменился в лице, теперь о чем-то напряженно размышлял и не смотрел в экран.
- По-моему, ты пытаешься лезть не в свое дело, Ракар, - наконец ответил он, внимательно вглядываясь в глаза сына, - и тебе уж точно не нужно этого делать. По крайней мере не сейчас. Ты еще слишком молод и неопытен, - отец с болью смотрел на сына, - и слишком самоуверен. Твоя самоуверенность может тебя погубить. Ты хочешь изменить все и все исправить, но так не бывает в одночасье, это так не работает. Да, я понял трагедию вице-проконсула Терала. Поговорю вечером с твоей матерью, но на твоем месте - не особенно бы рассчитывал на результат в той форме, что ты предложил.
В тот день они разговаривали еще целый час, а потом Ракар немного подправил дизайн присланной модели и пошел в очередной раз просить воспользоваться промышленным репликатором. Конечно, репликатор федеральной станции не мог сравниться с кузницами Ромула. Но все равно, сталь вполне удовлетворяла требованиям. И этот меч мог по праву считаться созданным из звездной стали, ведь он был произведен среди звезд. Не для разрушения, но для созидания.
На второй день отпуска, ближе к вечеру, Ракар, устав бесцельно бродить по станции, вернулся в каюту, решив написать Квинтилии текстовое сообщение.
Джолан’тру, Квинтилия!
Ромуланец начинал, стирал и переписывал письмо заново несколько раз. Его мучило множество противоречий, главным из которых было то - будет ли рада Квинтилия его получить, или лучше позаботиться о том, чтобы в отпуске ничего ей не напоминало о нем. И если все таки написать, то как это сделать, чтобы ничем не обидеть или не напрячь. Сначала он рассказал о том, кто из кадетов куда улетел в отпуск, и кто остался, особенно уделив пару строк Тенеку, проводящему все время в лаборатории. Потом он приложил к письму фотографию самой ракушки, причудливой формы и светло-голубой расцветки с зелеными оттенками, выброшенную на берег у его дома на Ромуле. Потом Ракар приложил к своему рассказу фотографию меча и ножен, сделанного для Квинтилии и ее тренировок. Он хотел еще приложить стихи, но подумал, что они уж точно не обрадуют Квинтилию, заставят ее нервничать, и  в который раз повторять то, что в повторе не нуждается.
Преданный вам Ракар. Нет… нет. Не так, письмо надо завершить иначе. Просто … просто Ракар. Ромуланец стер и оставил в подписи только свое имя. И еще некоторое время он думал куда отправить сообщение. Он не знал точки назначения, куда собираются на планете Самрита и Квинтилия. Поэтому, понадеявшись на почтовую службу, отослал просто на Райзу, для Квинтилии Перим, прибывшей со станции ДС9. Он не мог знать, будет ли ответ, и когда. И ждал. А потом снова бродил по станции, и пытался самостоятельно тренироваться в голокомнате. Это был отпуск внутри задания, и за все то время Ракар ни разу не надел военную форму, предпочитая ей серо-сине-коричневую тунику с глухим воротником. Потом Ракар перестал смотреть почту. Если его вызовет командование - оно сделает это при помощи видео-звонка, и вряд ли офицеры станции не уведомят его о таком. И теперь Ракар сидел и смотрел на звезды, перед ним стояла фотография Квинтилии, сделанная Планксом, правой рукой он сжимал меч в ножнах, левой рукой - стакан с ромуланским элем.
Изображение Квинтилии было схематичным. Вообще, вряд ли кто-нибудь догадался бы, что это она, особенно, спустя годы. Это место, это время, этот кусочек картона, и все связанные события останутся в его памяти навсегда. Конечно, в личном деле Квинтилии есть и другие фотографии. Но они официальные. Где-то есть и другие изображения ее, но у него пока нет к ним доступа. Девушка сидит, задумчиво наклонив голову. Ракар часто гадал, о чем Квинтилия думала в этот момент. И снова и снова он вспоминал разные моменты, и как краснело ее лицо, как она хмурилась, смущалась, как расстраивалась и как, очень редко, но улыбалась. Тот самый момент, когда она сказала, что ей понравилось быть первым офицером. Тот самый момент, за недолго до… Что делать ему теперь, познавшему одиночество и холод? Хотел бы Ракар иметь другую фотографию, но вот эта - очень важная. Она здесь в начале пути. Нового пути. Перед собственным разрушенным миром, который нужно построить заново, и он должен помочь ей его построить. Он никогда не даст ей упасть во тьму.
Что еще… недавно она назвала это искусство - варварством. Ромуланец осушил стакан с элем, он не помнил какой по счету. Что ж, так бывает по первому впечатлению. Он не обижается. Он лишь должен показать настоящую суть.
Что, что еще она тогда сказала? Что есть девушка, которая его любит? И Ракар снова вернулся  в памяти ко всему произошедшему. К разговору с отцом. К тому, что Делас умирает. Тенек сказал вчера, что Делас вернулась на станцию. Как это будет нечестно и несправедливо - не объединить исследования, не поделиться результатами друг с другом, не достичь вместе решения, не поверить … Ракар подумал, что вулканцы тоже вряд ли захотели бы делиться, а Тенек - был совсем другим. Тенек был и есть достойным уважения вулканцем. Наверняка, одним из многих. Это будет несправедливо, если Делас умрет. Это будет несправедливо, просто взять и отвергнуть ее игнорированием. Это слишком жестоко, хоть он и был с ней честен. Здесь нужно как-то иначе. Как-то иначе. Если бы он знал как…
Ракар поднялся из кресла, выключил подсветку рамки, бережно вытащил фотографию и спрятал ее во внутренний карман формы, висящей в шкафу. Убрал все со стола, спрятал меч Квинтилии, умылся и вышел из каюты. Праздно шататься по станции - не дело, на этот раз он собирался попытаться хоть чем-то помочь в лаборатории Тенеку и Делас.
« Последнее редактирование: 12 03 2018, 19:27:06 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: [1]
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS