* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
27 11 2020, 08:25:18 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
02 02 2018, 11:49:02 #210
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

Гал Тенма приподнял на руке маленькое плоское устройство, и склонившееся к нему лицо ромуланки осветилось голографическим лучом.
Это была маленькая фигура женщины - у нее были зеленые глаза, как у Джеза Тенмы, золотистая кожа и платиновые волосы, крупными волнами обрамляющие лицо. Она не была похожа ни на одну из баджорок, которых раньше видела Делас, совсем не выглядела как другие представители ее расы, ноющие на весь Квадрант о своих обидах. Ее платье с открытыми плечами переливчато-зеленого, как крылья стрекозы, цвета ромуланка не назвала бы жалким, как и длинные серьги из крупного жемчуга. Женщина слегка раскачивалась из стороны в сторону и обмахивалась большим веером из белых перьев, кажется, она пела. Но звука не было слышно. И качество голограммы было не очень хорошим, изображение дрожало и раз в несколько секунд распадалось на отдельные лучи.
-Она была красивой, - снова повторил гал, - Из тех немногих разумных баджорцев, которые не стояли на пути у прогресса, который мы несли на эту планету. Принадлежала к их творческой касте. Впервые я увидел ее на гала-приеме в Ашалле...
Делас завороженно смотрела на голограмму, а затем повернулась к кардассианцу.
- Почему вы не сказали? Он должен был знать, кто его мать, - в ее голосе звучали нотки обиды от ее собственных эмоций и воспоминаний, наложившихся на историю Джеза. От того, что свою мать она запомнила вовсе не такой. – Она жива?
-Он плохо помнит свое детство, - ответил гал Тенма, - но я помню так, будто это было вчера. Ее звали Риа Черен, но все звали ее Рен-Рен. Она была достаточно популярной в столице… имела много друзей среди высокопоставленных кардассианских офицеров. Как она пела… Баджорцы звали ее шлюхой, конечно же, но это было не так… - кардассианец будто вырвался из оков тайны, которые сдерживали его 15 лет, и говорил быстро и жадно, глотая окончания слов, - У нее было много друзей и она была мила со всеми, но  никому не отдавала предпочтения, принимая цветы и драгоценности. Поэтому все мы тогда хотели обладать ею.
Тенма прикрыл глаза, вспоминая давно прошедшие времена и блеск приемов, на которых царили кардассианские офицеры в черных начищенных до блеска формах.
Делас сжала губы. Она слишком хорошо помнила слова Джеза о его матери. О том, что он мог только предполагать.
- Но она выбрала вас – или вы ее, скорее? – предположила ромуланка, неудобно усаживаясь на острые колени. – Вы ее хотя бы любили?
Краем глаза она видела спины Освальда и Ракара, склонившихся над консолью. Она не слышала их разговор, только отдельные слова, но предполагала, что они сейчас пытаются найти Джеза. 
-О, я любил ее… - проговорил кардассианец, - Я не чувствовал под собой ног и летал как на крыльях, когда она внезапно выбрала меня своим покровителем. Меня - молодого неуклюжего глинна, который лишь недавно прибыл на Бэйджор с другой провинциальной планеты. Я увез ее из столицы и поселил в отдельном домике сразу за границей анклава в Савинге, где было расквартированно мое подразделение. Но… видите ли… я тогда уже был женат.
Ромуланка понимающе кивнула. Она знала, что так бывает – по крайней мере, в той среде, где она выросла, - и слышала про содержанок.
- А потом она родила ребенка, - предположила Делас. – Джез сказал, что от таких, как он, у вас принято избавляться. Но вы этого не сделали, хоть и были женаты. Вы не убили этого ребенка и не оставили на Бэйджоре… Почему? И как вы объяснили это жене?
-Моя жена Аран… - кардассианец отвел взгляд, - Нас поженили родители, когда мы были очень молоды. Это было взаимовыгодным сотрудничеством для обеих семей. Мы не любили друг друга, но со временем… научились уважать. Она была ученым и хотела посвятить себя науке, хотя и последовала за мной на Бэйджор, как примерная кардассианская жена. У Аран было слабое здоровье и она не хотела детей, мы даже не делили спальню, кроме нескольких очень неловких для обоих раз в самом начале нашего брака. Сперва мое положение меня напрягало и угнетало, но со временем я нашел способы… справляться. Думаю, Аран обо всем знала, но она молчала… Мне же очень хотелось наследника, и когда Рен-Рен забеременела… я не смог дать ей лекарство. И после… тоже не смог. Он был моей кровью, понимаете? Когда Джез был маленьким, он был очень похож на кардассианца. И я думал… глупо, но… может, как-нибудь оно само рассосется.
- Это было очень эгоистично, - упрекнула его Делас. Со стороны это смотрелось комично – маленькая и совсем юная ромуланка читает нотации огромному пожилому кардассианцу. – Вы же знали, что он только наполовину кардассианец. Сколько еще вы собирались это скрывать? А что, если бы вы умерли, так и не рассказав ему его тайны? У вас, вообще-то, не очень здоровое сердце. Или – что эту тайну может узнать кто-нибудь еще? Я знаю одну девушку, которая была очень зла на Джеза и, узнав его секрет, готова была сообщить о нем в Центральное командование!
-Я хотел рассказать ему, когда он станет старше и сможет понять, - виновато признался Тенма-старший, - Но когда это время наступило… я снова не смог. Он был так счастлив на Кардассии, у него были друзья, его приняли в военную академию… Я не смог все это уничтожить. Я не должен был брать его с собой еще тогда, мог не убивать, но оставить в приюте на Бэйджоре - я знаю, другие кардассианцы так делали. Но… понимаете, однажды ночью 15 лет назад баджорское сопротивление проникло в анклав, где жили мы с Аран, и какой-то ненормальный смертник устроил взрыв. Аран погибла в спальне в своей части дома, и я ничего не мог сделать. Я бросился к Рен-Рен, но это был ад, перестрелка… Когда я смог добраться до ее дома, она тоже уже была мертва. Ее убили свои, понимаете? Потому что она была коллаборационисткой, - кардассианец выплюнул это слово, как ругательство, - В одну ночь я потерял обеих своих женщин. Но Джез выжил. Кроме него у меня никого не осталось, он был моей кровью, я не мог его оставить. И я забрал его. Попросил друга помочь, и нам удалось придумать историю, что Джез был ребенком Аран, а Рен-Рен была его баджорской нянькой. Нам удалось убедить в этом всех, даже его самого.
- Значит, она умерла, - грустно констатировала Делас. – Я думаю, Джез бы хотел ее узнать… Узнать больше о ней. Хотя, он ведь воспитывался с установками о том, что баджорцы – низшая раса, и ничего удивительного, что он не может принять свое происхождение. И то, что вы его обманывали. Может быть, он вас и не ненавидит, но уж точно очень злится. И то, что он сказал… Это правда, что ему пришлось бы бросить карьеру, если бы на Кардассии узнали? И нет другого выхода, кроме как бежать или всю жизнь скрывать свою сущность?
Тем временем за спиной Делас вспыхнул луч транспортера, и девушка резко обернулась. Освальд дематериализовался, и она вопросительно посмотрела на Ракара:
- Что у вас тут происходит?
-Да, он не сможет жить на Кардассии, - подтвердил гал Тенма, - Вы скажете, я не первый, что были другие до меня… Гал Дукат… Но вы не знаете, что с ним сделали… - он прекратил бормотать и посмотрел туда же, куда и Делас, - Что они делают?
- Мы ищем Джеза, - коротко ответил Ракар, обернувшись к Делас, - Освальд пошел искать. Гал Тенма, - Ракар сказал чуть громче, - не отчаивайтесь. Мы вам поможем. И вашему сыну тоже.
Артур, который до этого момента молчал, и наблюдал за происходящим, прислонившись к борту катера, зашел внутрь, прошел мимо Делас и гала, дошел до мостика.
- Я могу ускорить процесс, параллельно с Освальдом.
-Но как вы это делаете? - снова спросил гал Тенма.

Освальд Макдауэлл тем временем материализовался у входа в Кварк’с.
- Ракар, сколько кардассианцев должно быть рядом? - спросил он по связи, заходя в бар и осматриваясь.

Ракар показал Артуру на экране распределение кардассианцев по станции. 17 общим количеством в Кварк'се и на Променаде, одного в каюте на жилом кольце и одного на стыковочном кольце рядом с каютами кадетов. Махнул ему рукой в сторону площадки транспортера, затем обернулся к галу и Делас.
- Мы нашли сенсорами всех кардассианцев на станции и сейчас проверим их всех лично.
А затем ответил Освальду.
- Освальд, 17 в Кварк'се и на Променаде. И сейчас я отправлю Лайтмана в место с конца нашего списка - в каюте на жилом кольце один.
____________________
Совместно с Освальдом, Артуром, Делас и галом Тенмой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
02 02 2018, 11:49:43 #211
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”

- Принято, начну с "Кварк'с", - отозвался Освальд и внимательнее осмотрел помещение. С одной стороны, если Джез прятался, то вряд ли решил бы провести время в баре, с другой - он мог сидеть в неприметном углу или вообще находиться в голокомнате до одиннадцати часов. Кадет не был уверен, стоит ли пытаться расспрашивать персонал. В прошлый раз от них не было особого толку, к тому же, реши Джез спрятаться - он добавил бы пару полосок латины за то, что "его никто не видел"... посомневавшись немного, молодой человек решил отыскать всех, а потом уже дёргать дабо-девушек, если простой поиск не принесёт результатов.

Освальд начал обходить бар Кварка, считая кардассианцев. Небольшими группами персонал пристыкованного “Виетора”  завтракал на первом и втором этаже достаточно большого заведения. Освальду понадобилось некоторое время, чтобы обойти весь бар, не привлекая к себе внимания. Он насчитал 10 кардассианцев, но нужного ему гила не приметил.

Тем временем гал Тенма снова обратился к ромуланцу:
- Я уже сканировал станцию. После того, как я внезапно выступил в защиту глинна Толан, ваша коммандер была настолько благодарна, что согласилась помочь. Но вот вы - ромуланец. Если бы вы не хотели, чтобы вас нашли, как бы вы сами поступили, зная, что найти ваш биосигнал - дело двух минут?

- Ракар, десять в баре, голокомнаты пока не проверял, - коротко передал по связи Освальд, - вы ведь не давали Джезу своё блокирующее всё вокруг устройство? Я могу пройтись по Променаду, но что-то мне кажется маловероятным, чтобы он ходил по людным местам, пытаясь скрыться ото всех.

Ракар, сосредоточившись, телепортировал Артура прямо по центру каюты на жилом кольце, где был еще один кардассианский сигнал, на расстоянии двух метров от этого биосигнала и обернулся к галу. Некоторое сомнение его гложило, перед тем, как он собирался озвучить то, что собирался.
- Для этого существуют технологии маскировки, но в их отсутствии некоторые металлы могут экранировать сканирование. Если Джез знает о наличии таких материалов на станции среди грузов, то он может там прятаться, в принципе.
И тут же ответил Освальду:
- Нет, я ему ничего не давал, пройдись, на всякий случай, потом я переброшу тебя в стыковочное кольцо возле ваших кают.
- Он мог бы приглушить свой биосигнал, устроив искусственную кому или симулировав смерть, - тихо заметила Делас. – Но для этого он скорее всего попросил бы меня помочь, а он этого не сделал.
- Хорошо, - кивнул Освальд и вышел из бара, после чего быстрым шагом направился по Променаду.
- Или спрятавшись за щитами корабля. У него нет сейчас корабля, но у нас еще есть "Амазонка". И вот ее - в пределах станции он сейчас наверняка сидит на месте и не движется. Итого - последовательно сначала тех, кого мы видим, потом Амазонку, потом ангар, - Ракар умолчал что это будет 44-й ангар, и уж тем более он молчал об ангаре 52-м. - Да, Делас, вряд ли кто-то другой помог ему в создании искусственной комы.
-Эта станция особенная, - с какой-то теплотой сказал гал Тенма, - Если кто-то хочет затеряться на Терак Нор - есть способы. Во время Доминионской войны, когда мы отвоевали ее обратно, мятежники прятались в служебных тоннелях и трубопроводах, и мы не могли их найти простым сканированием. Слишком много радиации и остаточных количеств руды, которую здесь перерабатывали. Мой сын знает свою историю.
В этот момент карта сканирования на кардассианские биосигналы перед Ракаром обновилась: исчезла точка в коридоре с каютами кадетов и появилась в ангаре, где по плану должен стоять катер “Анадырь” - то есть там, где они сейчас находились.
______________
Совместно с Освальдом, Артуром, Делас и галом Тенмой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
02 02 2018, 12:06:14 #212
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., 08:45
Жилое кольцо, каюта Иламы Толан


Как это часто бывало в стрессовых ситуациях, Утара не смогла заснуть без снотворного. Вспомнив собственные советы и проклиная на чём свет стоит советников и врачей, она приняла вчетверо уменьшенную порцию стандартной дозы (только чтобы получить «импульс засыпания») и постаралась ни о чём не думать. Это помогло: здоровая психика отреагировала, как подобает, и болианке удалось выспаться. К сожалению это не избавило её от возвращения тревожных мыслей наутро.
– Вставайте советник, вас ждут великие дела! – сказала она себе перед душем.
– Руки прочь от книжной полки! – сказала она себе, садясь за компьютер и разбирая свежие сообщения.
– Наконец-то можно и позавтракать, – вздохнула она, когда стрелка аналоговых часов показала без четверти девять. Утара расправила складки платья, разложила по плечам палантин и вызвала Иламу Толан.
– Глинн Толан, – произнесла она с преувеличенной торжественностью. – Вы окажете мне честь и позволите пригласить вас на завтрак?
- Да, - раздался неуверенный и какой-то приглушенный голос Иламы на том конце связи. – Если вы хотите… И, пожалуйста, не называйте меня глинном… пока. Где вы хотите встретиться? Я сейчас в гостевой каюте и, если бы хотели зайти… мне бы не помешал ваш совет.
– Конечно, сейчас зайду, – Утара взяла со стола ридикюль и направилась к двери. – А на счёт глинна не берите в голову, это был шуточный официоз. Мы же ведь уже договорились с вами обращаться друг к другу по имени!
Скоро она уже звонила в дверь каюты Иламы.
 Дверь перед Утарой разъехалась, и она оказалась в стандартной гостевой каюте, совсем непохожей на ту, в которой жила Илама раньше. Во-первых, она была значительно меньше, во-вторых, вместо любимыми кардассианцами полумрака здесь было стандартное оснащение, и, в-третьих, каюта на первый взгляд выглядела так, словно в ней никто не жил. Аккуратно заправленная кровать, отсутствие личных вещей, пустые столы - и лишь стоящая у самой двери дородная сумка говорила, что кто-то сюда все же заселился.
Утара увидела Иламу практически сразу: та стояла спиной к ней около большого зеркала, одетая в темный халат из плотной ткани, а ее босые ноги тонули в черном ковре - и лишь приглядевшись, Утара поняла, что это не ковёр, а волосы. Только сейчас стало понятно, какими они были на самом деле длинными. Теперь же кончики гладких черных волос едва прикрывали шею.
Кардассианка держала в руках ультразвуковые ножницы, и, когда советник зашла в ее каюту, обратилась к ней, не оборачиваясь:
- Как думаете, оставить так? Или ещё короче? - оно с сомнением поднесла ладонь к нижней скуле, отмеряя расстояние.
– Ничего не понимаю в волосах, у меня их никогда не было, – улыбнулась в ответ Утара, – но то, что я вижу мне нравится!
 - Вы... так думаете? - было похоже, что Илама удивилась. Она обернулась к Утаре и все с тем же неуверенным видом продолжила: - Теперь я чувствую себя голой.
– Вам идёт, – искренне оценила общий вид болианка. – Может, стоит немного подправить у профессионального парикмахера, но такие «знатоки» волос как я всё равно не заметят разницы. А нагота – символ обновления. Пройдёт немного времени и новая «шкура привычек» нарастёт сама собой, пока же пользуйтесь случаем ощущать мир каждым дюймом кожи.
 - Я хотела бы точно знать, сколько времени мне потребуется, чтобы снова стать собой, - серьезно произнесла Илама, вновь оборачиваясь к зеркалу и с некоторым удивлением глядя на отражение незнакомки в нем. - Я ещё не видела ни одну кардассианскую женщину, которая бы так ходила. Может быть, я зря это сделала, - вздохнула она и обратилась к Утаре: - Вы хотели позавтракать? Простите, что задерживаю вас, но мне нужно переодеться.
– Собрание только в двенадцать, – махнула рукой Утара, – У нас прорва времени и репликатор. Что ещё нужно для мирного спокойного утра?
 - Вы все же хотите, чтобы я пришла? – переспросила Илама, как будто в прошлый раз Утара просто пошутила. – Но что мне им сказать?
– Мне кажется, это нужно и вам, и кадетам, но , конечно, решать идти или нет, можете только вы сами. И что сказать... этого никто не сможет вам подсказать, только ваше собственное сердце.
- Мое сердце молчит, - невесело улыбнулась Толан и, точно опомнившись, проговорила: - Если хотите, можете воспользоваться репликатором, вы ведь говорили о завтраке! – она обернулась в поисках репликатора, как будто до этого и вовсе не помнила о его существовании. – Почему вы думаете, что кадеты хотят меня видеть? Разве они не ждут назначения нового координатора?
– По-моему, нет, – сказала Утара, доставая из репликатора чашку с чаем и что-то вроде большого пористого пончика с ядовито-зелёным желе в центре. – Я, конечно, не могу поручиться за всех, но, думаю, что многие хотели бы вас видеть... А вы себе ничего не возьмёте?
- Да, наверное, что-то нужно взять, - сосредоточенно кивнула Толан. – Можете выбрать по вашему вкусу.  Я думала вчера о том, смогу ли я вернуться к посту координатора, если… если мне его вообще предложат, и поняла, что мне нужно еще время, чтобы подумать. Возможно, отпуск или что-то такое. К тому же вчера в лазарете мне сказали, что мне требуется восстанавливающее лечение после… - она сбилась и опустила голову. Говорить советнику о попытке самоубийства она боялась. – В общем, я еще не совсем здорова и в любом случае не смогу выполнять обязанности в ближайшие дни.
– Ой, только не по моему вкусу, – пробормотала Утара, выбирая еду в репликатере.
Пришлось вспоминать, что выбирали себе её друзья и знакомые менее экстремальных рас. В результате перед Иламой на подносе оказались чашка горячего шоколада, стакан умеренно-прохладной воды и тонкие хрустящие гренки с корицей. «Надеюсь, кардассианцам это нравится не меньше, чем бетазоидам и землянам», – подумала она, несколько опасаясь за свой выбор.
– Отпуск – это совсем неплохая идея! – поддержала она, усаживаясь в ближайшее кресло. – Одним нужно сразу броситься в бой, чтобы восстановить душевное равновесие, другим получить передышку, и, откровенно говоря, я затрудняюсь сказать, что здесь можно считать более смелым поступком. Я подозреваю, что второе, потому что в первом случае люди стараются не думать о случившемся, а во втором – наоборот осмыслить его.
- Я не знаю, что я должна сейчас делать, - призналась Илама и механически попробовала небольшой кусочек поставленной перед ней еды, - поэтому не считаю свои поступки смелыми. Но если раньше я знала, что должны выполнять приказы и делать то, что от меня требуется, то сейчас мне никто не приказывает, у меня нет обязанностей, и, если это называется свободой, то она мне не нравится.
– Не стану расхваливать вам свободу, но, может быть, вы ещё не распробовали это блюдо? – задумчиво предположила Утара. – На самом деле абсолютная свобода и жизнь без обязанностей это утопия или даже скорее антиутопия. Долг и обязанности помогают нам установить важные для нас связи, почувствовать себя нужными и приносящими пользу, это важная часть жизни. Но и свобода – относительная свобода – тоже важная её часть. Она помогает нам обрести себя и понять, что мы имеем ценность и сами по себе, не только в связи с той функцией, которую мы исполняем в обществе. Если сказать ещё проще, то относительная свобода помогает нам понять, какие ещё у нас могут быть функции, и что может быть в нашей жизни, кроме них.
- В моей жизни никогда не было ничего кроме работы в университете и службы в Центральном командовании, - задумчиво проговорила Илама. – Теперь меня восстановили в звании, но мне нужно явиться к руководству и лично объяснить все, что случилось. Сначала я думала провести на Кардассии несколько дней – сделать доклад руководству, пройти курс лечения, встретиться с семьей и поблагодарить одного знакомого. Может быть, это поможет мне принять правильное решение. С другой стороны, сейчас меня ничего не держит, и это первый раз за 10 лет и даже больше, когда я свободна от обязательств… перед кем-либо. Я могу сесть на любой корабль, улететь отсюда и… начать жизнь заново. Об этом я тоже думаю, мне это даже нравится… и это меня пугает.
– Это вполне естественно, – кивнула Утара. – Это примерно как прожить всю жизнь на космической станции и впервые оказаться на поверхности планеты, где нет потолка и коридоров, и пространство разбегается в разные стороны, уходя в бесконечность.
- Но это не поясняет, что делать, - грустно улыбнулась Илама. – Это совсем новое для меня состояние…
Утара развела руками:
– Боюсь, никаких правил нет. То есть они, конечно, есть, но это те же самые правила, которые ради собственного блага нам нужно соблюдать и в обычной жизни, чтобы не зайти в тупик. Просто… постарайтесь взять от этого нового состояния как можно больше – всё, что сможете. Всё, к чему потянется ваше сердце.
- Например? - Илама подняла взгляд на советника. Она выглядела потерянной, точно вместе с военной формой и прической лишилась внутреннего стержня.
– Попытайтесь увидеть как можно больше возможностей, как можно больше возможных путей. А заодно попробуйте сделать что-нибудь, что вам всегда хотелось сделать, но на это всегда не хватало времени. Или легкомыслия. Или вы не делали, потому что несолидно. Или потому что оно просто не соответствовало сложившемуся у вас в голове образу вашего «идеального я».
Наконец, Илама улыбнулась:
- Это одна из причин, почему я не спешу вновь становиться координатором. Координатор должен быть образцом и примером, одновременно и строгим, и понимающим. Он должен решать все проблемы и не имеет права на ошибку. А Илама Толан… что ж, она может играть в стрелялки в голодеке и напиваться в баре, она даже может обвиняться в убийстве – не думаю, что она еще чем-то может удивить своих кадетов, - женщина машинально коснулась непривычно коротких волос.
– Не могу не согласиться, что если хочешь увидеть максимум возможностей, не стоит спешить ограничивать себя, – согласилась Утара, – Однако вы напрасно думаете, что координатор обязан быть застывшей маской добродетели. Вы можете быть собой со своими небольшими недостатками, и всё же быть хорошим координатором. Хороший пример тому – наш общий знакомый Диас Планкс.
Улыбка Иламы потеплела:
- На самом деле я как раз пыталась записать для него сообщение с благодарностью… и у меня не получилось, - она кивнула в сторону терминала. – Наверное, такие вещи проще будет сказать лично. Или не будет… Я только сейчас поняла, что совершенно не умею выражать свои эмоции и не знаю, как писать что-то более личное, чем отчеты и служебные материалы. Но мистер Планкс сам признался, что его методы тоже имеют свои недостатки, а его дружеские отношения с кадетами привели к неприятным последствиям. Не знаю, правда, к каким. Надеюсь, он все же не уйдет из проекта, - по лицу кардассианки пробежала тень.
_______
С Утарой Рилл
Продолжение следует
Offline  
02 02 2018, 12:06:58 #213
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо, каюта Иламы Толан

Продолжение

Утара покачала головой:
– Я тоже надеюсь. Хороший координатор… да и вообще хороший руководитель – это не тот, кто совсем никогда не совершает ошибок, а тот, кто добросовестно и небезразлично относится к своему делу и своим людям. Я видела разные стили руководства: одни общались по-дружески, другие держали строгую дистанцию, но это была только рамка, сама картина заключалась в другом.
- В чем? – уточнила Илама. – Мне кажется, я так и не смогла понять сути.
– В вашем неравнодушии. В вашей внутренней убеждённости, что вы отвечаете за своих подчинённых. В вашем уважении к ним, к себе, к вашим взаимоотношениям и вашему общему делу. В готовности выкладываться ради этого дела, но помнить при этом, что дело существует не ради себя самого, а ради людей, жизнь которых оно может изменить к лучшему. – Утара замолчала, помешала чай и, пригубив его, заметила: – Вы всё это хорошо знаете и без меня. Наверняка у вас были особенно любимые учителя, наверняка они были разными, и наверняка вы любили их независимо от их стиля руководства. Строгих вы любили за строгость, любителей пошутить за их шутки, деликатных за их деликатность…
Илама задумчиво кивнула.
- На Кардассии между учениками и учителем большая дистанция, чем в Федерации. Это уважение и иерархия, но никак не дружба… и понимание. Что касается моего неравнодушие, - она усмехнулась, -  то даже кадеты заметили, что последние дни, когда я еще была координатором, мне было совершенно не до них и до дел проекта. Думаю, это достаточно красноречиво говорит само за себя. Сейчас мне кажется, что я упустила уже слишком многое. Что там сейчас происходит? Вы узнали, что случилось с Джезом?
 – Мы говорим о дружбе или о приятельстве? – уточнила Утара. – Я знаю друзей – у нас в Федерации – которые за целую жизнь ни разу не перешли на «ты» и не позволили себе отойти от официальной манеры общения, однако их поступки были именно поступками друзей. Дружба, приятельство, панибратство – это три совсем разные вещи. Быть хорошим руководителем – это само по себе акт дружбы, даже если вы с вашими подчинёнными об этом не догадываетесь. Что касается последних дней перед несостоявшимся преступлением, у вас были более чем уважительные причины для того, чтобы быть, мягко говоря, не в форме.
Утара на некоторое время задумалась, подыскивая слова, чтобы объяснить ситуацию с Джезом, затем начала говорить, медленно подбирая слова:
– Сама не знаю, узнала я или нет. Я знаю, что его отец манипулировал им, как он сам считает, для его же блага, и именно его отец стоял за недавним похищением. Но я не знаю, в чём проблема Джеза, и можно ли ему чем-то помочь. Я поговорила вчера с мистером Тенмой, и до сих пор не знаю, верно ли я поступила. Если это приведёт к плохим последствиям, это будет полностью моя вина.
- Не ваша, - мягко отозвалась Илама. – Семейные дела очень важны для нас, и мы не допускаем в наши проблемы незнакомцев, тем более – инопланетян. Я уверена, что вы сделали все, что могли. И все же… если Джез уйдет из проекта, в этой группе не останется никого, кто бы представлял Кардассию, - женщина нахмурилась, и стало понятно, что такое положение дел ей совершенно не нравится. В ее голосе вновь появились следы уверенности, свойственные ей прежде. – Вы же понимаете, что это плохо с политической точки зрения? Особенно после моего отстранения. Либо Джез должен вернуться, либо проект должен немедленно выбрать нового участника с Кардассии, с репутацией не хуже, чем у гила Тенмы.
– Вам вернули все ваши звания, а значит и звание руководителя проекта, – напомнила Утара, – это уже хорошо: кардассианский руководитель не дискредитирован, напротив, ему – то есть вам – объявлена благодарность. Будем надеяться, что это будет для Кардассии достаточно твёрдой почвой, чтобы подумать о новом участнике, если Джез покинет проект. Меня больше беспокоит сейчас сам Джез Тенма. Если он неизлечимо болен, и если эта болезнь не из тех, которые можно предать гласности, я понимаю его желание уйти из проекта, и не чувствую себя вправе требовать от него, чтобы он остался. Но хочет ли он этого в действительности? Правильно ли я понимаю ситуацию, или всё вообще не так? Не сломает ли этот поступок его жизнь?
- Мне их вернули формально, но по факту я должна подтвердить свою готовность и объясниться с руководством на Кардассии – у них возникло немало вопросов, - усмехнулась кардассианка. Она вздохнула и подняла взгляд на Утару. – Даже если и так, даже если этот поступок имеет неизвестную природу, разве вы можете заставить его остаться? Пусть участники проекта еще юны, но они уже не дети и в состоянии сами принимать решения.
– Речь не о том, чтобы заставлять, – покачала головой Утара. – Я собиралась поговорить с ним, чтобы понять, чего хочет он сам, и от чего пытается убежать. Но он боится даже разговора. Когда человек бежит, сломя голову, и боится даже на миг остановиться, чтобы подумать и оглянуться по сторонам… Знаете, в этом случае кому-то везёт, но многие, слишком многие платят за это запоздалыми сожалениями. И хорошо если только сожалениями.
- Вы можете не рассказывать о сожалении, мне это знакомо, - Илама слегка кивнула. – И все же жизнь не ограничивается проектом. Даже если Джез Тенма его покинет, его ждет прекрасная карьера на Кардассии – и любые другие возможности, которые только могут быть у юноши из богатой и влиятельной семьи. Кроме того… простите, я не психолог и могу ошибаться, но у меня сложилось впечатление, что он сам знает, чего хочет, и не стал бы принимать подобное решение из блажи.
– Вот именно! – Утара хлопнула ладонью по подлокотнику кресла и на пару секунд у неё на лбу появилась хмурая морщинка. – Он знал, чего хочет, ещё два дня назад, и я больше чем уверена, что уходит он из проекта не ради блажи… хотя он пытался убедить меня в обратном. Но он не просто уходит, он бежит, бежит в том числе от собственного отца. Нет, Илама, я не думаю, что он хочет вернуться на Кардассию! На Кардассии он волей-неволей будет под рукой у отца, а этого он всеми силами пытается избежать.
Болианка взяла себе в репликаторе ещё один «пончик» и ещё одну порцию чаю и вернулась в кресло.
– Я не боюсь того, что он не вернётся домой, – сказала она уже спокойнее. – Я не боюсь того, что он может связаться с дурными людьми… то есть я опасаюсь этого, но полагаюсь на его здравомыслие. Хотите правду? Я спрашиваю себя, не задумал ли он свести счёты с жизнью. Вот чего я по-настоящему боюсь!
- Я так не думаю… Я… Я думаю, что тогда он не стал бы привлекать к себе внимание. Он бы просто это сделал, - Толан сжала кулаки, в остальном же постаралась остаться спокойной. Она встала со своего места и отошла к окну. После небольшой паузы она продолжила дрогнувшим голосом: - Простите, у меня сейчас нет сил снова брать на себя чужие проблемы. Сначала Лайтман, Перим, Баккер, теперь Тенма… Я… Я не могу. Мне надо сначала разобраться с самой собой.
Утара, поднялась с места, подошла к кардассианке и коснулась её плеча.
– Простите меня, – негромко сказала она, – Я не должна была рассказывать вам все свои опасения. Глупо всё получилось: я хотела просто посидеть с вами за чашкой чая, а вместо этого вывалила на вас кучу проблем. Наверное, когда я забываю, что я советник, я теряю способность отвечать на острые вопросы дежурным «всё нормально».
- Мне жаль. Я бы хотела помочь вам и гилу Тенме, но не могу. И что из меня за координатор после этого? – она грустно усмехнулась и вновь отвела взгляд. – Если есть что-то конкретное, что я могу сейчас сделать – пожалуйста, скажите. Иначе я бы хотела остаться одна и подготовиться к вашему собранию. Это может оказаться не так просто, как я думала раньше.  
И в этот момент в каюте материализовался Артур Лайтман.
_______
С Утарой Рилл
Offline  
02 02 2018, 17:50:09 #214
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г, утро
Жилое кольцо, каюта Иламы Толан


Илама хотела было что-то еще сказать, но была прервана вспышкой луча транспортера. Обернувшись и инстинктивно запахнув халат поплотнее, она с удивлением обнаружила материализовавшегося посреди ее каюты кадета Артура Лайтмана. Юноша стоял в самом центре ковра из волос, оставшегося на полу после эксперимента кардассианки над собственной внешностью.
- Мистер Лайтман? – женщина удивленно моргнула.
 Отправляясь в каюту кардассианца, Лайтман готов был увидеть кого угодно, только не Иламу Толан. Ее почему то он исключал пока из своего возможного списка. На мгновение Артур опешил, потому что в каюте еще находилась и болианка Утара Рилл - координатор. И теперь он стоял между фактически двумя координаторами. Вот если можно как-то было "удачно" попасть, то он именно удачно попал! Возблагодарив баджорских пророков и прочие силы космоса за то, что ромуланец не закинул его прямо в душ к Иламе Толан, если бы та была там, Артур бегло взглянул на пол, увидел на чем стоит и смутился еще больше.
- Я ... э..., - пробормотал кадет, - простите, мэм, глинн. Я просто не туда попал, - быстро сказал Артур и потянулся к дельте, чтобы попросить ромуланца забрать его отсюда.
- В смысле – не туда попали? – нахмурилась Толан. – Почему вы вообще перемещаетесь по чужим каютам с помощью телепортации?
Артур глубоко вздохнул, понимая, что без объяснений убраться отсюда - будет нехорошо. Опустил руку, передумав вызывать ромуланца пока.
- Мы ищем Джеза, - сказал Артур, отвечая Иламе Толан, - его ищет отец, и мы решили помочь, галу Тенме сейчас не очень хорошо, и мы думаем, что отцу и сыну следует бы поговорить. Поэтому я в вашей каюте, простите за доставленное беспокойство, но это было самым быстрым способом узнать, не Джез ли определяемый здесь кардассианец. И, скажите мне пожалуйста - вы не видели его сегодня?
Илама на всякий случай огляделась, точно Джез мог все это время находиться в ее каюте, а она и не заметила, а затем бросила быстрый взгляд на Утару Рилл: слова Артура не совсем коррелировали с тем, что советник рассказала про гала Тенму.
- Я не видела Джеза Тенму и не в курсе происходящего, - ответила кардассианка, чтобы сразу расставить все точки над i. – Но вы не можете просто так перемещаться по каютам и нарушать приватность их обитателей.
Утара издала то ли вздох, то ли приглушённый стон и прикрыла глаза рукой:
– Ну конечно, у них есть причины! Наверняка случилось что-то ещё, и теперь наши бравые кадеты «нажимают на все кнопки»!
Болианка встала и решительно подошла к землянину:
– Но мне уже осточертело узнавать всё последней, – заявила она, решительно ухватывая Артура за руку повыше локтя, – и либо мистер Лайтман сейчас объяснит, что за бардак творится вокруг Джеза, либо отсюда он телепортируется только со мной!
Кардассианка молча повела рукой в сторону кресел, предлагая продолжить разговор там. Ее почти нетронутый и остывший завтрак все еще стоял на столе.
- Да, мэм, есть, мэм, - сказал Артур, глядя на кардассианку, начиная пятиться в сторону выхода из каюты, решив, что ему не стоит сдавать ромуланца, и компрометировать его действия и причастность к этому всему, но выйти из каюты ему не дала Утара Рилл. Она решительным жестом схватила его за руку, так, что Артур счел за благо даже не пробовать вырываться. Тем более, что координатор Рилл выглядела так решительно и настойчиво, что сопротивление было не только бесполезно, но и вредно. Только вовсе не для здоровья, а для всего другого.
- Да, я объясню, мэм Рилл, - согласился Артур, ожидая, что болианка воспользуется приглашением Толан сесть.
– Я постою рядом с мистером Лайтманом, – с ехидным на этот раз официозом сообщила Утара, – не хотелось бы, чтобы он сбежал, как только мы расположимся с комфортом и приготовимся слушать.
Илама пожала плечами и принялась убирать со стола посуду, всем своим видом давая понять, что, пока ее не пригласили к беседе, та ее совершенно не касается.
- Да это не обязательно, - сказал Артур, посмотрев на Иламу Толан, которая стала заниматься другими делами, отстраняясь от происходящего, - я не сбегу. В общем, все было так – отец Джеза ходил по каютам кадетов, и расспрашивал про сына. Мы не видели его уже долгое время и ничем не смогли ему помочь. Потом он пошел на "Анадырь", я пошел следом, он начал спрашивать остальных, которые были на "Анадыре", потом ему стало там плохо, но Делас дала ему лекарство, и он более менее в порядке сейчас. Но мы решили помочь ему в поисках сына, просканировали станцию на предмет кардассианцев и вот, я попал сюда. Виноват, глинн Толан, больше такого не повторится. Я не буду нарушать конфиденциальность и личное пространство кают. В общем-то, это все на данный момент.
- Я пока не глинн, - механически отозвалась Толан, направляясь к репликатору. – Я уже спрашивала вашего нового координатора, теперь спрошу вас: есть ли что-то, чем я могу вам помочь в этой операции? Если я бесполезна, мне не стоит в нее вмешиваться.
Артур вздохнул.
- Э…, - слово "глинн"  так и просилось на язык, но Толан была в том состоянии, которое не позволяло сейчас это обращение применять, и Артур не стал, - мэм Толан, вообще-то можете.
Артур сильно сомневался в том, что сейчас нужно сделать.
- Дело в том, что карьера Джеза Тенмы на самом деле под угрозой на Кардассии, в силу… в силу некоторых причин. И Джез знает это. Джез все бросил, покинул проект, он наверняка не вернется больше на Кардассию, и я не знаю, куда он отправится теперь. Его самосознание как кардассианского офицера – разрушено. Он наверняка в отчаянии, сознавая все это. В силу ряда кардассианских предрассудков, к… к таким как он, он действительно не сможет больше быть кардассианским солдатом. Его просто выбросят. Его отец хочет поговорить с ним, рассказать ему все это, и… как-то защитить. И пока еще не поздно – надо поспособствовать в том, чтобы они встретились. Это лучшее, что можно для него сделать сейчас. Но сначала его надо найти.
Утара отпустила Артура и в задумчивости сложила на животе руки.
– Чем дальше, тем «лучше», – проворчала она. – И сколько вас вот так телепортируется?
Илама остановилась с чашками в руках и в задумчивости обернулась к Артуру:
- То, что вы говорите, звучит очень серьезно. Но я не могу представить себе ситуацию, в которой молодому перспективному офицеру пришлось бы бежать с Кардассии. Он оказался замешан в преступлении? В заговоре? И что значит – к таким, как он? Кардассия не терпит предателей, вы это имеете в виду?
- Освальд еще на Променаде, вы не волнуйтесь, мэм координатор Рилл, - сказал Артур, - в каютах больше нет кардассианцев, я один такой, кто нарушил покой Иламы Толан.
И кадет снова посмотрел на Иламу, закусив губу, но все-таки решаясь. В отчаянных моментах следовало действовать решительно. И еще, Артур считал, что сейчас в этой каюте – на самом деле все свои. Может быть это будет непоправимо, но Иламе Толан кадет Лайтман верил. Верил в то, что она не предаст, напротив – она сможет помочь.
- Нет, ни в коем случае, никакого предательства и никакого заговора. Но прежде, простите мне мой вопрос, как вы относитесь к кардассианским полукровкам? – Артур смотрел на Иламу, - к тем, которые полубаджорцы-полукардассианцы?
Толан застыла с непроницаемым лицом. Затем, поставив посуду в репликатор, обернулась к Артуру и изучающе на него посмотрела.
- Что вы имеете в виду? – было очевидно, что его вопрос не оставлял простора для фантазии, но Толан все же не спешила отвечать.
- Мать Джеза Тенмы баджорка, мэм, - сказал Артур, не сводя взгляда с кардассианки, - и я хочу спросить, это влияет как-то на ваше отношение к нему?
- Вот, значит, что, - после долгой паузы произнесла Илама. Эмоции она скрывать умела, поэтому сейчас по ее лицу было сложно понять ее истинное отношение. – Тогда мне его жаль. Он – ребенок Оккупации, а такие дети не должны были никогда рождаться. Вы уверены, что хотите знать мое отношение? Оно может вам не понравиться.
Артур вздохнул и чуть нахмурился. Теперь ему казалось, что он совершил ошибку. Но это нужно было выяснить до конца.
- Да, я уверен, что хочу знать это, даже если мне это не понравится, мэм, - ответил Артур.
Толан прошла к креслу и первой воспользовалась собственным предложением присесть, раз остальные его отвергли.
- Мне его жаль, - повторила женщина, не глядя ни на Артура, ни на Утару. – Но на Кардассии особое отношение к детям Оккупации. Мы можем с трудом допускать смешанные браки сейчас, особенно учитывая активные контакты с Федерацией, но тот период… мы предпочитаем о нем не говорить. Забыть. Эти дети же являются напоминанием о печальной странице нашей истории, а мы не хотим видеть это напоминание. И его отец совершил большую ошибку, привезя его на Кардассию и подвергнув операциям по изменению внешности. Хотя я считаю, что его ошибкой было и вовсе идти на поводу у своих желаний и заводить этого ребенка. Мы не должны позволять чувствам брать верх над собой и давать собой управлять, - только на последней фразе в ее голосе промелькнуло что-то похожее на злость или отчаяние, точно она говорила уже не о гале Тенме, а о себе самой.
– Но он уже существует, – тихо сказала Утара. – И всё, что случилось между Бэйджором и Кардассией – не его вина. Может быть, именно сейчас тот случай, когда нужно дать волю своим чувствам?
Артур кивнул Утаре Рилл и снова посмотрел на Иламу Толан.
- Я понимаю, - сказал кадет, - забыть… Не помнить. Мэм, в истории Земли тоже много темных страниц, то, что делали одни земляне с другими землянами - своим собственным народом, в те, очень далекие и темные века – ужасно. Но это не значит, что это нужно забыть. Прошлое, история – учит нас не совершать прежних ошибок, поэтому так важно знать и помнить свою историю. Чтобы больше никогда. Чтобы знать, как мы пришли к пониманию о том, что дальше так жить нельзя. Каждый народ, каждая раса космоса, наверное,  рано или поздно проходит через такое. Учится на своих ошибках. Поэтому – все это нельзя забывать. Но Джез, действительно, уже есть. Уже существует. Он живой человек. И сейчас – очень важно, даже если, не преодолеть какие-то вот эти… ваши традиции и понятия, но хотя бы сделать доброе дело для одного единственного человека, который в помощи нуждается. Ему нужно поговорить с отцом. Как минимум, что будет – дальше, я не знаю. Может быть, все в ваших руках. Вы же уважали его, пока не знали этой тайны. И в нем самом ничего не изменилось. Он никого не предавал, и все такое.
Лайтман вздохнул и посмотрел в пол.
- Можно я пойду?
______
С Утарой и Артуром
Продолжение следует
Offline  
02 02 2018, 17:52:07 #215
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г, утро
Жилое кольцо, каюта Иламы Толан


- Я вас не держу, мистер Лайтман, - коротко заметила Толан. – Я думала, вы хотели услышать мое мнение. Раз это не так, вы можете идти. Если ваш координатор не возражает, разумеется.
– Подождите! – Утара сделала предостерегающий жест. – Артур сказал, что мы можем помочь, и я бы хотела знать, чем именно. Я плохо себе представляю, какая от нас может быть польза в поисках, но может быть он имел в виду что-то ещё. И я уверена, ваше мнение для него важно, иначе он ничего не рассказал бы нам сейчас.
- Мистер Лайтман спешит покинуть помещение, - пояснила Илама. – Не хочу ему в этом мешать.
- Мне просто стыдно, что я своим не совсем вежливым вторжением нарушил тут…, - сказал Артур, - но если … да, я действительно хочу знать ваше мнение дальше, - Лайтман поднял голову, - если бы встретили Джеза сейчас, что бы вы сказали ему? - Артур обращался к Иламе Толан.
- Своим невежливым вторжением вы мне помешали, если вы это хотели сказать, - закончила Толан за кадета и кивнула на дверь: – Вы можете покинуть помещение в любой момент, я вас не держу. Зачем вам знать, что я бы ему сказала, если вы даже не можете найти мистера Тенму? Я не понимаю, что вы от меня хотите: чтобы я поменяла отношение всех кардассианцев к таким, как он? Чтобы заставила его вернуться? Чтобы каким-то образом помогла вам его найти? Чтобы я не сообщала Центральному командованию о том, что скрывал его отец? Пожалуйста, поясните. И напоминаю, что, если мой ответ вам вновь не нравится, дверь не заперта.

Теперь Лайтман осознавал всю эту свою слабость и беспомощность, которую некоторое время назад открыл в себе. То, что он был моральным слабаком на самом деле. Он понял природу этого неясного ощущения. Как на самом деле боялся общаться с Джезом Тенмой, потому что боялся его насмешек, острых слов, морального превосходства. Лайтман был слаб в некоторых вещах, и всегда избегал об этом думать, отмахиваясь. Следовало стать сильнее. Кое-что следовало преодолеть. И вот сейчас, ему было невероятно неловко перед Иламой Толан, он упускал какую-то важную вещь, и не понимал точно где именно ошибся. Понимание было неуловимо, он снова не справлялся с задачей. Выглядел бледно и позорно. Не мог ничего изменить как бы ни старался. И дело было даже не в несанкционированном вторжении. Что он упускал теперь? Неужели он и действительно был настолько некомпетентным в самой своей сути, что не был в состоянии понять? Практика очень сильно расходилась с хорошо выученной теорией. Он только знал, что ни при каких обстоятельствах не должен сдаться. Как бы ни было страшно.
- Да, мэм, - Лайтман кивнул, скрестил ладони за спиной, и чуть шире расставил ноги, чтобы стоять увереннее, - я прошу вас не сообщать Центральному командованию об ошибке его отца. Он защищал вас вчера на Променаде, там, наверху. И гал Тенма не заслуживает собственного краха, за то, что влюбился в одну баджорку во время оккупации и теперь у него есть сын. Кроме того, я бы не сказал здесь ничего этого, если бы не верил вам, мэм. А я вам верю и уважаю вас. Заставлять Джеза не надо. Но может быть – вдруг вы знаете, где можно искать кардассианца, который хочет, чтобы его не нашли, на станции Дип Спейс 9. Его нужно найти, чтобы убедить не игнорировать собственного отца. И если вдруг вы встретите его до того, как мы его найдем – что бы вы сказали ему, мэм? Понимаю, что ответ может не понравиться, но я надеюсь мы договоримся с вами, потому что вы, мэм, тот человек, которого я хотел бы видеть координатором нашего проекта. Потому что в вас есть все то, что присуще достойному человеку, которого следует уважать. - Лайтман говорил уверенно, настолько, насколько у него получилось.
- Я не знаю, где искать Джеза Тенму, - устало проговорила Илама. – И не понимаю, почему и вы, и координатор Рилл думаете, что я могу это знать. И если бы – в теории – я его встретила, почему вы считаете, что он сам стал бы со мной говорить и слушать? Я уже не авторитет ни для кого из вас, и для мистера Тенмы в том числе. И вам повезло, что пока я еще не восстановила официально звание, несмотря на то, что Центральное командование готово мне его вернуть – тогда я бы не могла умолчать о том секрете, который скрывает гал Тенма. А вы бы ведь не заставили меня обманывать собственное командование, не так ли, мистер Лайтман? – сощурилась женщина.
Утара тихо вздохнула и снова произнесла очень негромко и мягко:
– Неужели вы сообщаете командованию все личные тайны, Илама? Неужели, если бы в такую историю попал ваш брат, отец или дядя, вы бы тоже поспешили обо всём доложить? Простите, но мне кажется, это не то, что может считаться делом государственной важности.
- Вы можете считать, что я разглашаю чужие тайны, если вам так удобно, - согласно кивнула Илама. – Хотя вы наверное не услышали, что я готова этого не делать. Но вы не понимаете важность вопроса. Вам с вашей позиции намного проще говорить о наших нравах и выносить собственные суждения, чем пытаться понять наше общество.
– Я и не думала судить вас, и ни слова не сказала о вашем обществе, – с чуть заметным упрёком сказала Утара. – Мы слышим вас и пытаемся вместе решить, как помочь вполне конкретному и живому человеку, только и всего. Поэтому прошу вас: не надо видеть в нас свору осуждающих врагов и защищаться от нас так агрессивно. Нас здесь всего трое, и никто ни на кого не нападает!
Илама опустила голову и с такой силой сжала правый кулак, что суставы хрустнули.
- Как скажете, миссис Рилл, - тихо проговорила она, с заметным усилием сдерживаясь. – Мистер Лайтман, я ответила на ваш вопрос? Я чем-то еще могу вам помочь?
- Вот вы, мэм, говорите, что вы не авторитет, - сказал Артур, - на самом деле все обстоит не так. Ваше мнение важно, ваши слова важны. В вас Джез Тенма может видеть ту часть настоящей Кардассии, которую, он, наверное, любит, и которой служил со всей самоотверженностью. Ваше мнение для него может стать определяющим. Не наше, стороннее, федеральное, а именно ваше. Может быть вы для него как раз та, которая может дать ему хоть какую то надежду, на то, что его родина, та ее часть, которая Кардассия – не бросит его и помнит о нем. Если не в смысле своей официальной политики, а хотя бы в реакции отдельных кардассианцев, которым не все равно, которые имеют сочувствие к этим… как вы сказали – детям оккупации. Я же знаю, мэм, что вы… в душе не такая, какой хотели бы казаться для всех нас внешних. Иногда судьба жестока с некоторыми людьми, как была с вами, но все кончилось не плохо для вас. Может быть, вы сможете и для такого как он что-то сделать, вопреки всему. Просто… не бросайте нас всех, мэм, вот и все.
- Но разве я могу говорить за всю Кардассию? А если бы могла, то сказала бы, что сейчас она не готова принять таких детей. Я не говорю об отдельных индивидах или о своем отношении, я говорю об обществе в целом, - Толан с таким вниманием разглядывала свои босые ноги, точно искала в них ответы на все вопросы. Она сделала глубокий вдох и сказала: – Если бы Джез Тенма пришел ко мне - если бы это случилось – я бы сказала, что лучше ему строить свое будущее вне Кардассии. И ваш проект является прекрасным местом, где он мог бы себя реализовать. Простите, что я не сказала того, что вы от меня ждали, - криво усмехнулась женщина.  
– Вы всего лишь отразили объективную реальность, что здесь может быть плохого? – развела руками Утара. – И ваш совет... я думаю, это хороший совет, и возможно Джез сам это понимает, только пытается последовать ему другим способом. Другое дело, что уходить из родного дома, думая, что там никто не считает себя за человека, и уходить из родного дома зная, что там есть хотя бы один человек, который продолжает уважать тебя – это очень разные вещи. Пусть вы не можете говорить за всю Кардассию, но вы можете говорить за себя, и если он узнает, что вы верите в него, возможно, он найдёт в себе больше сил, чем сам того ожидает.
- И как же он это узнает? – хмыкнула Илама, не поднимая головы.
Артур глубоко и медленно вздохнул, стараясь не показать свое смятение. Он только надеялся, что то, что он делает будет правильным. Однако, он не мог знать, к чему все это приведет.
- Мэм, - сказал он, обращаясь все также к Иламе Толан, - гал Тенма сейчас на «Анадыре», в принципе, мы собирались поступить одним образом – попросить Джеза прийти туда же. И народ настроен достаточно решительно, чтобы его найти. Может быть, если у вас сейчас есть время, вы присоединитесь к нам там? Только это… в предыдущий раз у гала случился сердечный приступ, как я понял, в тот самый момент, как он узнал, что мы знаем в чем дело с Джезом. Вы ему… не говорите сразу в лоб что к чему, чтобы его инфаркт сразу не трахнул, ладно? Я подожду вас, пока вы переоденетесь и соберетесь. И вы, мэм Рилл, тоже. Только давайте не телепортом, а то нашего ромуланца арестуют. Хорошо?
– С нашими кадетами точно не соскучишься! Я начинаю думать, что мисс Делас была не так уж и не права, думая, что у нас тут какая-то аномалия, генерирующая происшествия, – пробормотала Утара. – Что до меня, мной вы можете располагать, позавчера я уже играла в казаки-разбойники, так что опыт у меня уже есть.
- Тогда вы должны идти, - согласилась Илама. - Просмотрите за вашими кадетами. И... Джезу Тенме повезло, что у него такие друзья.
- А вы ? – спросил Артур, с надеждой глядя на Иламу Толан.
- А мне там не место, - отозвалась Илама. - Я уверена, вы справитесь без меня, как и всегда справлялись. И я хотела бы избежать неловкой встречи с остальными вашими коллегами и галом Тенмой. Простите, но я сейчас не в том состоянии, чтобы поддерживать кого-то - мне самой нужна помощь и поддержка, но мне не повезло, в отличие от мистера Тенмы, с такими друзьями.
– Эй, мы все у вас есть! – возразила Утара, и огорчение явственно отразилось на её лице. – Пойдёте вы или нет, считаете нас вашими друзьями или нет, мы сами считаем себя вашими друзьями! И наша поддержка у вас тоже есть. Просто знайте, что любого из нас вы можете позвать в любое время дня и ночи.
- Миссис Рилл, - впервые за долгое время Илама подняла голову. Она вымученно улыбалась, но ее взгляд оставался грустным, - но ведь я и позвала вас сегодня к себе, потому что... потому что мне нужна была ваша помощь. Как советника и психолога. Мне нужно было с кем-то поговорить и получить ответы, и я подумала, что... вы могли бы… раз вы назвали себя моим другом... - она закусила губу. - Не думайте, мне не безразлична судьба мистера Тенмы, но чтобы заниматься его проблемами, я должна справиться сначала со своими. Так что сейчас вам лучше сосредоточиться на Джезе и проекте, а меня оставить одну.
- У вас есть друзья, и гораздо больше, чем вы думаете, - сказал Артур, - мы есть у вас, и мы вас не бросим. Вот что, забудьте все, что я тут наговорил, не надо никуда идти. Миссис Рилл, оставайтесь здесь, там не нужна толпа народу, мы сами справимся, лишняя толпа только навредит. Побудьте, пожалуйста, с Иламой Толан, а потом приходите вместе на брифинг. – кадет развернулся и пошел на выход, от выхода развернулся, - простите что побеспокоил таким образом, в следующий раз я буду звонить в вашу дверь, мэм, - сказал Артур, чуть улыбнувшись Иламе.
__________
С Утарой и Артуром
Продолжение следует
Offline  
02 02 2018, 17:53:30 #216
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г, утро
Жилое кольцо, каюта Иламы Толан


- Я же вижу, что вам сейчас важнее узнать, что случилось с Тенмой, - серьезно проговорила Илама, обращаясь к болианке. - Идите, миссис Рилл, вы должны быть с вашими кадетами.
– Если честно, когда вы спросили, как Джез может узнать о вашем личном отношении к нему, я подумала, что вы ищете способ ему это отношение передать, – призналась Утара, – и зная о том, что вам, мягко говоря, не до чужих проблем, решила пойти вместе с вами. Но раз вы не идёте, мне тоже нет смысла путаться под ногами: как я вижу, энергии нашей молодёжи не занимать, и мне будет вполне достаточно, если они будут просто держать меня в курсе дела и не будут устраивать шокирующих сюрпризов.
Артур, глядя на обоих координаторов, нажал на сенсор открытия двери и вышел в коридор, направившись по коридору в сторону стыковочного кольца.

- Вы уверены? - переспросила Илама, когда за Артуром закрылась дверь. - Ведь теперь вы их координатор и несёте за них ответственность. За них, а не за меня, - с улыбкой напомнила она, вытягивая ноги и откидывая голову на спинку кресла.
– В чём я уверена, это в том, что с нашими кадетами можно спокойно идти в разведку, – сказала Утара тоже садясь и с грустью глядя на остывший «пончик», – А вот с субординацией и умением держать начальство в курсе дела у них пока ещё не всё хорошо. Но с возрастом это обычно проходит... А вы так почти и не поели! – спохватилась болианка, – надо было взять вам что-нибудь кардассианское, но в вашей кухне я ничего не понимаю.
 - Не надо, на самом деле я не голодна, я согласилась из вежливости, - отозвалась Илама, прикрыв глаза. - Но я не могу развлечь вас интересной беседой... или что вы от меня ожидаете. Так что вы сделали неправильный выбор в мою пользу. На вашем месте я бы места себе не находила, пока кадеты опять ввязываются в неприятности.
– Если я посчитаю всё, из-за чего мне нужно места себе не находить, то могу по-настоящему испугаться! – вздохнула Утара. – А когда я пугаюсь, начинается стихийное бедствие.
Она отпила остывший чай, поморщилась, заменила его на горячую чашку и заговорила, уже заново устроившись в кресле:
– Вы совсем не обязаны меня развлекать. Иногда людям надо поговорить, иногда вместе помолчать, и обычно выбор принадлежит тому, кто находится в наиболее болезненном состоянии. Я бы рискнула предложить вам поговорить, потому что боль, как нарыв, тем больше мучает, чем дольше мы не даём ей прорваться, но если вы чувствуете, что не готовы, мы можем просто помолчать или поговорить о чепухе.
- Я никогда не была у психолога и не знаю, что надо делать, - призналась Илама. – Просто когда я остаюсь одна, мне кажется, что я теряю над собой контроль, а то и вовсе перестаю существовать. Я не знаю, как оказалась вчера в голодеке, или почему эта бутылка пуста, - она кивнула на консольный столик и усмехнулась: - или почему я вообще решила, что надо отстричь волосы.   
– Мне кажется, часть вас пытается просто забыться, часть – начать новую жизнь... и ещё есть часть, которая пытается осмыслить – та, которая не спешит заглушить боль работой, – осторожно предположила Утара. – Сейчас ни одна из них не доминирует, но... – болианка виновато и неловко улыбнулась, – пожалуйста, сделайте так, чтобы вот эта не победила. Ради меня. – с этими словами она чуть коснулась горлышка пустой бутылки.
 - Да, наверное вы правы, - неуверенно согласилась Илама. - Проблема только в том, что кардассианцы никогда ничего не забывают, это особенность нашей памяти и наших тренировок. Так что, как бы я ни хотела - забыть и не получится. Но должна ли я просто жить дальше, будто ничего не произошло? Наверное, я могла бы притвориться, что последней недели не было - раз уж даже руководство готово вернуть мне все мои регалии…
– Даже те, кто обладает более короткой памятью, не могут забыть тяжёлые для них вещи полностью, – покачала головой Утара. – Как правило, когда мы притворяемся, что чего-то не было, оно однажды выпрыгивает на нас из-за угла и заставляет нас по меньшей мере вздрагивать. Так что лучше укротить этого зверя, чем прятаться от него. И хотя это проще сказать чем сделать, собственное внутреннее решение играет в этом очень важную роль.
- Решение – это самое сложное, не так ли? – улыбнулась Илама, вновь прикрывая глаза. – Хорошо бы были какие-нибудь способы убрать из памяти то, что не хочется помнить. Неужели их нет? 
– Почему же, есть, – сказала болианка. – У бетазоидов, вулканцев и других телепатов. Но никто не гарантирует, что память однажды не вернётся и не поставит вас снова лицом к лицу с проблемой. К тому же есть две трудности. Во-первых, сознание, ощущающее внутри себя пустоту, стремится всеми силами её заполнить и это вызывает беспокойство, а во-вторых, невозможно разорвать все связи с участком памяти: безотчётный страх, или тревога, или боль всё равно останется,  и разум будет мучительно искать причину.
- Этого мне и сейчас достаточно, - усмехнулась Илама. – Я бы, наоборот, хотела от этого избавиться. В прошлый раз я пережила сильное потрясение после войны… ну, вы знаете историю. Мне потребовалось больше года, чтобы восстановиться – и я имею в виду не только физически. Потом мне стало казаться, что подобного не повторится, но сейчас я чувствую нечто подобное, пусть и немного слабее… Наверное, я просто очень слабая и не умею справляться с проблемами.
– Напротив, – Утара задумчиво покачала головой. – Знаете, как говорят? Храбр не тот, кто не боится, а тот, кто преодолевает страх. Так и здесь: силён не тот, у кого нет проблем, а тот, кто старается их преодолеть.
- А тот, кто не преодолевает? Что с ним? - поинтересовалась Илама. - Я боюсь, что я могу стать именно таким человеком.
Утара развела руками:
– То же самое, что с любыми проблемами, как большими так и малыми! Попробуйте мусорить в доме и не убирать хотя бы пару недель, и вы получите самое наглядное представление о том, что творится у голове и в душе у многих, очень многих людей.
- Я знаю, что у них творится, - мрачно подтвердила Илама. - Я была там, и с трудом вернулась к нормальной жизни. И я так больше не хочу. Но... Если на секунду представить, что я приду к кадетам...Что они обо мне подумают? Будет ли это жалость?
– Может быть, это будет сочувствие? – вопросом на вопрос ответила Утара. – Подлинное сопереживание не сопровождается презрением; когда мы жалеем, что с человеком, которого мы уважаем, случилось несчастье, мы не перестаём его уважать. Такого сочувствия не стоит стыдиться.
- Но вы сами предлагали мне вернуться и снова стать координатором, - напомнила Илама. – Что это за координатор, к которому его кадеты испытывают жалость… или, как вы сказали – сочувствие? Это вовсе не то чувство, которое должен вызывать руководитель. Никто не слушает того, кто вызывает сочувствие, никто не воспринимает его всерьез, никто не видит в нем фигуры лидера… Понимаете, чего я боюсь и почему не хочу возвращаться?
– Нет-нет, вы не поняли! – взволнованно возразила Утара, – Подлинное сочувствие неотделимо от уважения! Со-чувствие, со-переживание – это частичное отождествление самого себя с другим человеком, и оно невозможно, если ты не уважаешь этого человека или самого себя. В нём нет места пренебрежению и снисходительности, и оно не мешает видеть в человеке лидера. Я могла бы привести вам конкретные примеры, но, думаю, вы и сами можете вспомнить тех, кто вынес многое, чью судьбу вы не хотели бы разделить, но к кому вы сохраняете самое глубокое уважение.
Илама медленно кивнула.
- Я не могу сказать, что полностью вас понимаю, - призналась кардассианка, - но, возможно, мне и не понять, если не попробовать… То есть, вы думаете, что мне стоит просто так прийти на ваше собрание? Некоторые и вовсе не знают, что случилось, не считая официальных объявлений, другие – как кадет Лайтман – видели меня такой, как сейчас… Знаете, советник, это очень страшно – вон так взять и явиться к тем, кто еще недавно был под твоей ответственностью. И… что я им скажу?
– Даже если вы ничего не скажете, ничего страшного, – мягко улыбнулась Утара. – Это как раз тот случай, когда дела говорят громче слов, а ваши поступки были достойными. Можно не знать подробностей, но всё же понимать, что и вы, и командер Мори пошли на огромный риск, чтобы предотвратить даже не одно преступление, а целую цепочку. Но мне почему-то кажется, что слова придут сами... даже если вы не захотите произнести их вслух.
 - Наверное, это звучит смешно – я боюсь своих кадетов, - усмехнулась Илама. – Но что, если мои опасения окажутся правдой?
– Тогда я очень разочаруюсь в тех, для кого это окажется, правдой! – твёрдо ответила Утара. – Я хотела бы думать, что среди наших кадетов таких нет.
- Мне ничего не остается, кроме как поверить вам, - чуть заметно улыбнулась кардассианка. – Хорошо, я приду… Я постараюсь прийти, - поправилась она. – Когда ваше собрание? Я вас не задерживаю?
– Ещё целый час, собрание будет в 12, – успокоила её Утара. – У вас есть время всё обдумать и подготовиться.
- И переодеться, - натянуто улыбнулась Илама. После небольшой неловкой паузы она продолжила: - Спасибо, что остались, советник. Я это очень ценю. Но сейчас вам тоже следует подготовиться к собранию и узнать, что происходит с вашими кадетами.
– Да уж, пора и вам от меня отдохнуть! – сказала Утара, поднимаясь с кресла, впрочем, её улыбка ясно показывала, что советник воспринимает это как должное. – Удачного вам дня. И не стесняйтесь звать меня или заходить, если я буду нужна – спокойно и без церемоний.
С этими словами болианка вышла в коридор.
Илама поднялась со своего места, чтобы проводить Утару Рилл до дверей, а когда та ушла, еще долго стояла перед зеркалом и смотрела на незнакомое ей отражение, пытаясь понять, нравится ли ей то, что она видит. И так и не нашла ответа.   
______
С Утарой Рилл
Offline  
02 02 2018, 18:06:38 #217
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”


Освальд быстрым шагом шел по Променаду, вглядываясь в лица встречных прохожих. Ему встретились два кардассианца, но Променад был большим, все постоянно меняли свое положение и как тут можно сосчитать кого-то было не совсем понятно. Но Освальд пока не сдавался.

- Спасибо за информацию, гал Тенма, - ответил Ракар, - те самые тоннели придется обследовать пешком. Вы ускорите нам процесс, если покажете схему этих тоннелей на плане, - и тут Ракар обернулся к Делас и кардассианцу.
- Кто-то идет к катеру, - сказал ромуланец,- Делас, посмотри.
Гал Тенма встал с пола, опираясь на Делас, и подошел к Ракару за пультом управления катером.
-Это не секретные тоннели, - сказал он ромуланцу, - Но их много и они везде. Вентиляция, трубопроводы, инженерные доступы… Схема должна быть в базе данных. Доступа с федерального катера должно хватить.
Ракар разделил большой экран перед собой на две половины и вывел на одной из них схему станции. Обернулся к кардассианцу, который не выглядел умирающим, но все еще был слаб после сердечного приступа. Бегло оценив взглядом состояние гала, Ракар снова повернулся к экрану и принялся подсвечивать вентиляцию, трубопроводы, инженерные ходы. Он изучал карту станции, готовясь к миссии в "Альфе", но без подсказки и карты - не справился бы с походом по всем этим коммуникациям. Кардассианский биосигнал находился в ангаре, Ракар бегло посмотрел на его движение по схеме.
Делас кивнула и тоже поднялась с колен вслед за галом Тенмой. Она уже находилась около выхода с катера, поэтому она просто открыла дверь и высунула голову, чтобы оглядеть ангар.
Ангар был пуст.
-Полагаю, это мой биосигнал, - сказал гал Тенма, указывая на схему.
- Ну что ж, это нам мало помогло, - Делас с улыбкой кивнула Ракару, а затем подняла взгляд на гала Тенму: - Если ваш сын так уверен, что вы его ищете… Не мог ли он улететь раньше? Он попрощался со мной сегодня ночью, но не сказал, во сколько отбывает. Что, если его и вовсе нет на станции?
Гал покачал головой.
-Тогда я зря отнял у вас время. Вы ничего не знаете, но я благодарен за помощь.
- Подождите, - Делас слегка коснулась руки гала Тенмы. – Мне было бы жаль, если бы мы все дали Джезу просто так уйти. Он должен знать свою историю… и должен услышать ее от вас. Может быть, мы сможем что-нибудь еще сделать? – с этими словами она повернулась к Ракару и вопросительно приподняла брови.
-Если я не смогу, - гал Тенма посмотрел на Делас, - прошу, сделайте это сами. Или найдите того, кто сможет.
Он протянул ей миниатюрный голопроектор.
Девушка нерешительно протянула руку, беря проектор, в котором еще недавно пела тоненькая фигурка красивой баджорки.
- Я думаю – я надеюсь, вы его еще увидите, - ромуланка постаралась добавить в голос побольше уверенности. 
Ракар смотрел на схему переходов станции, и понимал, что найти в них Джеза – уйдет не один час, и они точно не успеют до 11. Гал Тенма уже прощался, и Ракар начинал проклинать себя за то, что чувствовал в настоящий момент. Когда-нибудь все это его окончательно погубит, если он сойдет своего пути. Но он не знал точно, что именно в данном случае будет его настоящим ромуланским путем чести, его мнхеи-сахэ. И склонялся к другому варианту.
Ракар развернулся в кресле, бросив консоль, и посмотрел на Делас, потом на гала Тенму, и принял окончательное решение.
- Я знаю, где будет Джез через, - Ракар посмотрел на хронометр, - 1.5 часа. Вы можете подождать, гал, здесь. Наш репликатор в вашем распоряжении. Сначала я поговорю с ним, потом, может быть Освальд, и Артур, и Делас, раз уж все мы здесь решили вам помочь. И потом, если Джез решит, что ему нужно вас увидеть – он придет к вам. Как вам такой вариант?
-Вы знали, где он будет? - удивленно проговорил гал Тенма, - Но почему вы не сказали мне раньше? И к чему тогда эта кутерьма? Просто скажите мне время и место.
Делас так же удивленно захлопала ресницами:
- Ты мог бы сказать это сразу, - тихо проговорила она.
- Знал, - кивнул Ракар, как ни в чем не бывало, но взглянув на Делас, и чуть прищурившись, - но не мог. Однако есть две причины. Первая – вам стало плохо. И я решил, что найти Джеза надо как можно быстрее. Если вы можете ждать – вам лучше подождать. Второе – я не могу без разрешения Джеза раскрыть его будущее местоположение. Это будет предательством. Я уважаю его как человека, кардассианца, и личность. Отсюда следует, что Джез должен добровольно решить о том, встретиться ему с вами или нет. Это его непреложное право. Вы, гал, только что доказали, что в этом вам нужно поспособствовать. И я поговорю с Джезом, максимально стараясь убедить его с вами встретиться. Но ради вас и его – его решение должно быть добровольным. Прошу вас, гал, согласитесь на это. Так будет честно по отношению к вашему сыну.
-Хорошо, - произнес гал Тенма и тяжело сел на второе кресло в кабине катера.
Ракар посмотрел на гала с некоторым облегчением, и снова повернулся к консоли. Ни Освальд, ни Артур пока не рапортовали о своих находках, несмотря на то, что Артур был в каюте у кардассианца. Ракар понимал свою ошибку, он слишком не вовремя обновил показания сенсоров, поэтому получилось несколько некомпетентно. Освальд был на Променаде и пока молчал, тогда Ракар просканировал каюту, куда был оправлен Артур, более подробно. Там обнаружился еще и болианский сигнал, и ромуланец понял, что подставил землянина, чуть нахмурился. Из болианцев на станции был еще Брол Арко, Ракар нашел его коммуникатор, но Брол был вовсе не там, где был Артур. Артур молчал, видимо, объяснялся с хозяевами каюты, и скорее всего – Утрой Рилл. Это было сильно неприятно. Это ставило под угрозу его операцию, и много чего еще. Следом Ракар вызвал Освальда:
- Освальд, вообще говоря, отбой поисков, вы можете еще поискать, конечно, но если хотите я заберу вас обратно в катер.
Потом Ракар поднялся, прошел пару шагов, легонько коснулся руки Делас, наклонился к ее уху:
- Нам надо поговорить через пару минут, в медотсеке, - и подошел к репликатору:
- Вам сделать чего-нибудь, гал? Чая из красных листьев, или рыбного сока, или, тут из земных напитков очень много чая эрл-грей с разными привкусами, не знаю, кто у них это придумал, но я бы поговорил с этим… человеком на предмет вкусовых предпочтений, что предпочитаете?
-Нет, благодарю, - отмахнулся гал.
Делас вопросительно взглянула на Ракара, но спросить не стала и послушно кивнула.
- Тогда, мы оставим вас здесь на некоторое время, гал, - сказал Ракар, и кивнул Делас, жестом показывая путь в сторону медотсека.

- О чем ты хотел поговорить? – спросила Делас, когда дверь медотсека за ними закрылась. Ее платье так и лежало на кровати – она не успела донести его до каюты. – И правильно ли оставлять гала Тенму там одного?
Ракар прислонился спиной к переборке в медотсеке и посмотрел на Делас.
- Ты ему помогла, сердечный приступ в настоящее время ему не грозит, как я понимаю, - сказал Ракар, - а консоль я заблокировал, он не сможет воспользоваться системами, кроме того, скоро мы туда вернемся. Так что не страшно. Сейчас у нас всех будет очень мало времени, а я собирался сказать тебе пару слов, о тебе и твоем исследовании. Готова выслушать?
- Сейчас? – Делас округлила глаза. – Ты уверен, что это уместно? По-моему, у нас есть другие дела, более важные.
- Может быть и неуместно, - грустно сказал Ракар, глядя на Делас, - может быть я слишком сильно пытаюсь успеть многое в ограниченный промежуток времени. И это ведет к неудачам, потому что есть моменты, когда следует говорить важные слова, чтобы они лучше дошли до разума тех, кто слушает, а есть моменты, когда нужно уметь ждать. У меня плохо с возможностью ждать, я, наверное, плохой политик, слишком нетерпелив. Так что, вполне вероятно, что ты права. Чем ты думаешь, нам следует заняться сейчас? Через некоторое время вернется Освальд и Артур, а мне необходимо будет исчезнуть, так, чтобы меня не смогли отследить. И я намерен воспользоваться способом, который показал мне гал Тенма.
-Ты думаешь, гал Тенма будет за тобой следить? – удивилась Делас. – Или ты имеешь в виду кого-то из нас? В любом случае, раз ты не позволяешь никому увидеть Джеза, ты – единственный, кто может уговорить его увидеть с отцом. Поверь, галу Тенме есть, что ему рассказать. 
- О да, Делас, я имею в виду и гала Тенму и Освальда, и Артура. Я должен быть осторожен, очень осторожен. Я не могу никому верить на 100%, такова реальность, глубоко обоснованная, несмотря на то, что федераты называют это нашей паранойей. Верю, что галу есть, что ему сказать, я слышал краем уха. И видел эту голографическую статуэтку, которую он тебе дал. Поэтому, я должен обеспечить Джезу безопасность до того момента, как он сам не примет свое решение, - сказал Ракар. – Поэтому, через полчаса я уйду, и прошу тебя занять гала чем-нибудь, если ты в состоянии. Ты в состоянии?
Делас коснулась кармана пижамы, в котором лежал голопроектор, и кивнула.
- Этот проектор должен передать ему его отец. Я – чужой человек, а сейчас важно, чтобы с Джезом поговорил он. Я думаю, что в такой ситуации я хотела бы, чтобы мой отец был рядом со мной… что бы я к нему ни чувствовала, - она покосилась на дверь за своей спиной, а потом вопросительно посмотрела на Ракара: - Что ты имеешь в виду? Может быть, я не лучшая в мире рассказчица, но уж поболтать о чем-нибудь с галом Тенмой могу, если только быстро ему не надоем.
- Да, это так, - кивнул Ракар, - мотивы гала и его намерения показались мне прозрачными, и я посчитал, что все именно так, Джез должен его увидеть, перед тем как улетит. Чтобы он сам показал ему эту статуэтку его матери. Если уж он ее хранит, значит он не просто воспользовался девушкой с оккупированной территории. Может это для него что-то значило куда больше?  Я постараюсь это устроить, но Джез должен все решить сам. А поговорить – о чем угодно, хоть об истории этой станции, которую они называют Терок Нор. Главное, чтобы он не увязался за мной.
И Ракар сделал шаг к двери.
- Ладно, пойдем, нужно вернуть Освальда, и что-то сделать с Артуром, потому что он похоже попал прямо в руки к обоим нашим координаторам. И, сдается мне, они его просто так не отпустят, заодно и узнают все, так что, сюда скоро может нагрянуть та еще толпа народу.
- Я найду, о чем поговорить с галом Тенмой, - улыбнулась Делас и вздохнула: – Можешь довериться мне хотя бы в этом.
- Спасибо, я верю тебе, Делас, - сказал Ракар, и пошел из медотсека вон, обратно на мостик.
Делас проводила Ракара долгим взглядом, а затем развернулась и пошла за ним.
________________
С Ракаром, Делас, галом Тенма


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
02 02 2018, 18:07:40 #218
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”


Освальд свернул в закуток, чтобы не мешать окружающим, и ответил Ракару:
- Ладно, телепортируйте, я ничего не добился. Нужно другое решение.
Ракар, вернувшись на мостик, и выслушав Освальда, телепортировал кадета обратно на транспортерную площадку катера и обернулся к нему, и Делас.
- Да, - сказал ромуланец, - мы попробуем другое решение. Но для этого нужно некоторое время. Примите транспортер, Освальд, и последите за Лайтманом, он тоже вызвался помогать и находится сейчас в каюте кардассианца и болианца. Причем уже долго. Только, пожалуйста, не вытаскивайте его без его просьбы. Кто знает, чем он там занят. А мне нужно отойти, как раз для реализации другого решения.
- Какого? - спросил Освальд, подойдя к ромуланцу. - Сейчас не время для секретности, Ракар, какой у вас план? Я свои мысли от вас не скрывал, окажите же ответную услугу. Это ведь не может привести к смене власти на Ромуле, так? По крайней мере, не однозначно, не гарантированно и не прямо сейчас, так что будьте добры говорить открыто. Если надо, я могу дать слово, что больше ни с одним участником поисков не стану обсуждать услышанное.
Кресло под галом Тенмой скрипнуло, когда он слегка повернулся в сторону появившегося землянина.
Делас подхватила свою аптечку, оставленную у входа, и огляделась, выбирая, куда бы ей присесть. На переговаривающихся Освальда и Ракара она старалась принципиально не обращать внимания, чтобы не выглядеть так, будто их подслушивает – как бы ей это ни было интересно.

Ракар чуть улыбнулся, глядя на Освальда, но следом сжал губы, потому что улыбка и смех тут были вовсе неуместны. Освальд был достойным Федератом. Хотел бы Ракар однажды в будущем иметь такого союзника на соседнем корабле в какой-нибудь боевой ситуации. И точно, диалог с ним через нейтральную зону, на корабле предполагаемого противника – обещал бы быть интересным, да только сейчас для острых искрометных диалогов со взаимными подколками было не место, да и не время. Кресло под массивным галом скрипнуло.
- Я встречусь с Джезом через некоторое время, - сказал ромуланец, глядя на землянина, - и постараюсь убедить его поговорить со своим отцом. Если у меня не выйдет, я свяжусь с вами, Освальд. Где встретиться с Джезом – я знаю. Будьте на связи. И да, было бы хорошо, если бы вы не обсуждали все это услышанное больше ни с кем из здесь не присутствующих.
- То есть вы знали, что Джеза я не найду на Променаде, и просто тянули время? - медленно проговорил Освальд, после чего стал ходить туда-сюда. - Почему? Вы хотите, чтобы он гарантированно улетел, и ему никто не мог помешать? Как удачно, что теперь ещё и Артура надо ждать и ни в коем случае не телепортировать его прямо сейчас, но при этом он может подать сигнал в любой момент, поэтому я - единственный разбирающийся в федеральном оборудовании - должен оставаться на борту...  Всё это начинает смахивать на ромуланскую операцию по вербовке потенциального агента! - землянин остановился и продолжил уже спокойнее. - Может я и дал сейчас волю фантазии, но где гарантии, что вы Джезу не скажете изменить место встречи, и тогда мы его уже не найдём совершенно точно?
Ромуланец отошел ближе к выходу с мостика и коротко вздохнул. Он не скрывался, и говорил так, чтобы слышали все присутствующие.
- Давайте по-порядку. Я действительно не знаю где Джез Тенма может быть сейчас. Это правда. Искал его я совершенно честно, предполагая, что он может быть одним из кардассианцев, биосигналы которых мы видели на карте. Ваш Артур – находится в каюте с кардассианцем и болианцем. И не движется оттуда. Если это не наши Толан и Рилл, то его может сейчас забрать СБ. Если это наши Толан и Рилл, тоже мало хорошего, и они там делают ему выговор по полной программе. Если его забрать без согласования – можно все испортить. Далее – я знаю, где будет Джез через некоторое время, потому что у нас назначена встреча. Я считаю, что Джез вправе сам решать свою судьбу. И я действительно собираюсь убедить его поговорить с отцом. Таковы мои намерения. Доказательств собственных намерений я вам предоставить не могу, и прошу, чтобы мне поверили, потому что я с вами честен. Вы можете поверить ромуланцу, Освальд?
- Я это уже неоднократно делал! - ответил кадет. - Раз уж наш проект должен учить работать вместе - будем работать вместе. Не стану просить взять меня с собой, потому что это может только повредить, да и держать открытый канал связи не очень правильно, но назвать время и место встречи вы можете прямо сейчас. Этим вы проявите доверие к федерату и не подтолкнёте федерата к ещё большим подозрениям.
- Спасибо, - кивнул Ракар, - я не могу взять вас с собой, потому что Джез не предполагал других собеседников. Будет предательством, если я приду на встречу не один. Но я обязательно скажу ему, что вам тоже есть что сказать ему, если мои аргументы окажутся недостаточны. Я обещал с вами потом связаться и сделаю это. И вот еще один момент, Освальд, я уже сделал то, о чем вы просите, вспомните. - это Ракар произнес чуть тише.
- Так вы про то место и время, - нахмурился землянин, - я-то надеялся, что речь пойдёт о ещё одной встрече, которая произойдёт раньше... ладно, тогда этот вариант будет нашим запасным, а пока, раз уж у нас есть время, продолжим поиски. Поищу в базе данных Федерации, какие материалы могут препятствовать нашим сенсорам.
Ракар кивнул Освальду, посмотрел на Делас, гала Тенму, и покинул катер.
Делас, наконец, уселась в кресло позади гала Тенмы и, неловко поправив пижаму, проговорила:
- А… А у вас есть голофотографии маленького Джеза?
Тенма-старший покосился на Делас, и ничего не ответил, продолжая прислушиваться к разговору Освальда и Ракара.

Освальд перебрался за оперативный пост и действительно набрал несколько запросов к базе данных: список мешающих сенсорам катера материалов и силовых полей и последующее сопоставление результатов со спецификациями ДС9. Пока же компьютер обрабатывал запросы, кадет переключился на сенсоры и принялся искать "белые пятна" - любые места на станции, где не было видно ничего.
На станции действительно были места, в которых не фиксировалось никаких биосигналов - в основном это было Стыковочное кольцо, где располагались только жилые каюты участников проекта “Альфа”, а остальное место было занято складами и стыковочными доками. Но то, что в этих районах ДС9 в данный момент не фиксировалось биосигналов могло означать, что там действительно просто никого не было.

-Я бы хотел отдохнуть, - произнес гал Тенма, не обращаясь конкретно ни к землянину, ни к ромуланцу, - Пойду в свою каюту на “Виеторе”. Прошу, свяжитесь со мной, если вам станет что-то известно о моем сыне.
- Я думаю, вам лучше остаться здесь, - тихо заметила Делас и тут же добавила: - Ведь новости могут появиться в любой момент. К тому же, у вас едва не было сердечного приступа, и, если это повторится снова, будет лучше, если рядом окажется кто-то с аптечкой.
-И все-таки я пойду… - упрямо произнес Тенма, вставая с кресла.
- Почему вы не хотите остаться здесь и подождать? – спросила ромуланка прямо.
-Потому что я вам не верю, - произнес кардассианец, не глядя на девушку, - Не до конца. У вас всех явно есть какие-то свои мотивы. И я не уверен, что они совпадают с моими.
- А какие мотивы у вас? - спросил Освальд, оторвавшись от не приносивших плоды дел. - Вы хотите вернуть всё назад? Теперь это вряд ли возможно: слишком много людей узнало о вашей тайне. Вам придётся идти на компромисс.
-Да, это так, - коротко ответил гал Тенма, - Вы этого не увидите, но я уже начал это делать.
Он начал спускаться из катера в ангар. Теперь было понятно, от кого Джез унаследовал упрямство, не давшее ему сдаться на Волане II.
- Что вы имеете в виду? – поинтересовалась Делас, тоже поднимаясь со своего места, где только что с удобством устроилась. – И… я не думаю, что у нас есть какие-то мотивы, правда, Освальд? По крайней мере, у меня нет. Я уже попрощалась с Джезом и не думала, что кто-нибудь из нас его еще увидит.
- Фантазёр во мне подумал бы, что он решил взорвать станцию, похоронив секрет вместе со всеми нами. И что они с Джезом об этом вдвоём договорились, - тихо фыркнул Освальд, возвращаясь к сенсорам.
-Я запустил в движение некоторые вещи, - ответил гал Тенма, практически подтверждая тихие слова Освальда, - Но затем решил остановить их. Кто-то все равно умрет. Но не сегодня. И не на этой станции.
Он пошел по ангару, громко топая сапогами по полу и выпрямив спину. Последствия приступа, который он испытал на борту “Анадыря” почти прошли.
Делас и Освальд переглянулись, и ромуланка побежала за галом Тенмой так быстро, как только смогла.
- Умрет? Что вы имеете в виду? – спросила она, громко обращаясь к его спине. – Не на этой станции… Вы же не собираетесь убить Джеза, правда?!
- Не Джеза! Тенека! - Освальд с досады хлопнул ладонью по консоли, после чего чуть менее яростно хлопнул уже по коммуникатору.
____________________________
С Ракаром, Делас и галом Тенма


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
06 02 2018, 09:58:21 #219
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., между 9-30 и 11 утра
ДС9, коридоры и трубопроводы станции, ангар 44

Ракар покинул ангар катера "Анадырь" достаточно быстро. Он спешил оторваться от гала Тенмы на расстояние, которое нельзя преодолеть слишком быстро. Никогда раньше Ракар еще не был так близко к провалу, как сейчас, даже в тот предыдущий момент, до проекта, но там задание уже было выполнено. А здесь – просьба Джеза выполнена еще не была. С Джезом следовало поговорить серьезно. Джез не понимал, что убьет своего отца, а случится именно это. Он его не защитит, а сделает только хуже. И все равно, явить Джеза галу без предупреждения – нельзя. Меж тем, еще был час с небольшим до назначенного времени, и пока было еще рано. Ракар должен был за немного времени до 11 исчезнуть с сенсоров станции, что было задачей не простой, потому что на станции всего 2 ромуланца. И если он выключит дельту, то все равно его найдут. Зато, можно воспользоваться служебными тоннелями. И все это надо было проделать быстро. Пока на катере он подсвечивал эту систему тоннелей, еще раз напомнил себе путь до ангара 44. А пока – нужно было не привлекать внимания. Сначала Ракар зашел в каюту, но там занимались своими тренировками Тенек и Квинтилия, и Ракар, так и не перешагнув порога – вышел, отправившись в сторону Променада. Что бы сказала Квинтилия обо всем этом, если бы узнала, что тут происходит и зачем? Ракар на минуту задался этим вопросом, и образ Квинтилии снова стоял перед ним.
Ракар неспешно дошел до Кварк'с, заказал темно-синий земной напиток, выпил его, не отходя от стойки, наблюдая за игрой дабо и ее ведущей - дабо-девушкой. Взгляд ромуланца был безразличен и отстранен, механический. Спустя несколько минут он отправился по Променаду дальше и свернул в первый боковый коридор, дошел до ближайшего турболифта. На лифте ромуланец доехал до того самого стыковочного пилона, на котором вчера утром они были с Квинтилией. Только не удалось постоять рядом, посмотреть на станцию и звезды, помолчать вместе и о разном, но хотя бы рядом. Ничего этого не удалось, это действительно было романтическое место, и теперь, стоя перед этим свободным шлюзом, с видом на станцию, которого не закрывал никакой корабль, Ракар неспешно натягивал на руки свои форменные черные перчатки Тал Шиар. И потом наступил момент, когда время вышло. Ракар отвернулся от прозрачного шлюза и пошел обратно к лифту. В лифте он включил свою глушилку звуко и видео записи, снял с себя дельту-коммуникатор, отключил ее и сунул в карман. Затем изловчился, забрался к потолку, открыл верхнюю крышку лифта и выбрался на его крышу. Осмотревшись, Ракар прикинул каким образом ему удастся спуститься вниз, затем сунул голову в открытый люк и голосовой командой отправил лифт на противоположный конец станции. Лифт тронулся, Ракар приделал на место крышку верхнего люка и рискованным прыжком перебрался на лестницу лифтовой шахты. Ему предстоял путь вниз, и переход в один из служебных тоннелей, расположенных максимально близко к внешнему корпусу станции. А затем - он должен был не пропустить поворот к ангару 44. На всем пути он рисковал столкнуться с инженерами, и эта встреча ему была совершенно не нужна. Ракар приготовился быть очень осторожным и внимательным. Бросив взгляд вниз, в пустую лифтовую шахту - ромуланец начал спускаться по лестнице.
Прыжок с движущегося лифта на неподвижную лестницу был немного неудачным. Ромуланец не сразу почувствовал боль в левом запястье, но теперь это ему несколько мешало и уменьшало общую проворность передвижения. Однако, несмотря на неудобства, он за 10 минут спустился до нужного люка и проник в боковой трубопровод. Характерным металлическим звуком лязгнул металл, когда Ракар закрыл вход. Ромуланец прислушался. Тишина нарушалась только мерным гудением приборов, здесь никто не вел никаких ремонтных работ, и Ракар начал на четвереньках пробираться по переходу. Было достаточно темно, лишь перемигивались индикаторы, символизирующие штатную работу систем в сетке плотно протянутых проводов. В некоторые моменты ему казалось, что система жизнеобеспечения и вентиляция здесь работает не на полную мощность. Как он ни старался, все-таки пропустил нужный поворот и пришлось возвращаться на несколько пролетов назад. На это было потеряны несколько минут, и он еще раз убедился в том, что не зря дал себе некоторую фору по времени. И вот, наконец, очередной прямой переход вел к выходу в ангар 44. Перед тем как добраться до люка, Ракар остановился, сел, привалившись спиной к стене и прислушался.
-Кто здесь? - раздался шепот в темноте и перед носом Ракара мелькнуло что-то острое.
Голос принадлежал Джезу Тенме.
Когда перед Ракаром что то мелькнуло, он, повинуясь рефлексам, уклонился и попытался, оттолкнувшись ногами – метнуться в сторону по трубопроводу, уводящую от ангара прочь. А потом до Ракара дошло, что голос знакомый.
- Не враг, союзник, - коротко ответил он.
-Какого черта вы ползаете по тоннелям? - спросил Тенма, убирая нож.
- Скрываюсь от сенсоров, также как и вы, - негромко сказал Ракар, немного успокоившись, переведя дыхание. Ромуланец перевернулся и встал на колени, вытащил из кармана падд федерального образца, тот самый, который дал ему Джез Тенма еще вчера. Включил на падде подсветку и вгляделся в лицо кардассианца в тусклом свете. – Неплохой способ. Ну что, вы готовы к небольшому путешествию через космос?
-Да, все в силе, - Тенма сел, прислонившись спиной к стене тоннеля, - Однако, у меня есть пара вопросов относительно плана. Где находится планета, на которую вы меня отправляете и сколько до нее лететь?
- Да, - кивнул Ракар, - я подготовил подробный план, - ромуланец открыл файл на падде. – Ваш челнок стоит в ангаре 52, на этом падде все коды доступа к нему и все подробности плана. Координаты я ввел в компьютер челнока и проложил курс. Официально вы летите на Райзу, это для станции, если она запросит, на самом деле вы летите в систему Регалон и останавливаетесь возле второй луны обитаемой планеты. Лететь 7 часов. Луна принадлежит классу М. Здесь координаты вашей высадки. Вы прибываете на орбиту луны, телепортируете с челнока на поверхность все, что вам может пригодиться с катера, включая еду и воду, затем запускаете систему уничтожения и встаете на транспортер сами. После вашей телепортации – программным образом дилитиевый брусок будет извлечен из системы, прекратив управляемую реакцию материи и антиматерии, стенки сосудов будут истончены и вещество сдетонирует, оставив от челнока мелкие обломки. Недалеко от места высадки – есть пещера, камень которой защитит вас от сканирования с орбиты, вы сможете там укрыться. И ориентировочно через 2 часа после того, как вы прибудете – вас заберут два ромуланца. Они подойдут к пещере и назовут кодовую фразу "Алф’индор". Это птица, возрождающаяся из пепла – на ромуланском. Вы должны будете к ним выйти. Они заберут вас, дадут вам новые документы и отвезут на любую планету, которую вы укажете. Вы можете попросить их и о чем-то еще. Они проинструктированы, чтобы помочь вам.
Ракар протянул Джезу падд.
Тенма взял падд.
-Я никогда не слышал о системе Регалон, - признался он, - На чьей территории она находится?
- Это тройная звездная система, на территории Федерации, - сказал Ракар, - в противоположную от Кардассии сторону.
-Понимаю, - задумчиво произнес Тенма, - А этот челнок… какой расе он принадлежит? Полагаю, мне понадобится время, чтобы разобраться с управлением.
- Лиссипианский одиночный катер, - понимающе кивнул ромуланец, - я внес в компьютер все сигнатуры кардассианского языка. Кроме того, я проложил курс, вам будет проще, если вы будете следовать введенной программе и автопилоту. В любой момент пути вы сможете его отключить, и потренироваться с управлением. Если нужна помощь, я могу лично показать вам, как взлететь. Мы сможем добраться до этого ангара вместе, хоть и рискованно будет для меня. Но прежде, чем вы полетите, - Ракар отвел взгляд, - есть еще кое-что важное, что вы должны знать.
-Смотрю, вы обо всем подумали, - губы кардассианца изогнулись в улыбке, а затем он спросил, - О чем я должен знать?
Ракар улыбнулся.
- Да, обо всем. Если кто-то просит о помощи ромуланца, и ромуланец соглашается, это значит, что операция будет осуществлена в полном соответствии с договоренностью и в лучшем виде. Мы ценим своих союзников. И если у вас некоторые сомнение в моих мотивах – я могу понять, но не стоит беспокоиться. Соглашение будет выполнено, и вам не причинят никакого вреда. А поговорить я хотел вот о чем, - Ракар коротко вздохнул, - вы должны понимать, Джез, что ваша вымышленная гибель расстроит многих. Это, к примеру, Хена. Эта девушка … испытывает к вам чувства, насколько я могу судить. Кроме того, возможно, вы не знаете, но известие о вашей смерти – убьет вашего отца. Вы не защитите его своим действием. Ваш отец на станции, ищет вас, и недавно у него был сердечный приступ. Сразу после того, как он узнал, что, в частности я – в курсе, в чем ваша проблема.
-Если я останусь - он все равно умрет, - неожиданно мягко произнес Тенма, - Не сегодня, не на этой станции, но это произойдет. Он сделал ошибку - я пытаюсь ее исправить. И я не знаю другого способа.
Ракар снова сел на пол, прислонившись к стенке рядом с Джезом.
- Рано или поздно умрут все живущие, каждый. Ромуланцы уходят в Ворта вор, ромуланский рай, ну… Или в ад. Не знаю что там на эту тему у вас или баджорцев. Но суть не в этом. Сам факт обязательной смерти - не повод для того, чтобы пренебрегать жизнью. И дорогими вам близкими. Ваш отец принес к нам на Анадырь голографическую  статуэтку вашей матери. Он ищет вас, чтобы видимо, запоздало рассказать ту правду, которую не говорил раньше. Выслушайте его перед отлётом, прошу вас. Иначе, спустя время, вас настигнет сожаление о том, что вы его не выслушали, и никогда не узнаете, что он хотел бы сказать. И это будет не просто сожаление, а непереносимая боль утраты, сознание того, что вы могли бы, но не сделали, и этого уже не изменить. Если боитесь, что он вас задержит - мы вас подстрахуем. Там еще Освальд беспокоится о вас. Вы улетите все равно, этого гал не изменит, но для начала хоть выслушайте его.
-Вы хотите, чтобы я просто выслушал его? - подозрительно уточнил Тенма, - Звучит просто.
- Я хочу, чтобы вы поговорили, - сказал Ракар, глядя перед собой во тьму, - вы ведь никогда не знали своей матери. Это большая несправедливость и большая ошибка. У вас есть шанс, увидеть ее образ. У вашего отца есть шанс сделать то, что он должен был сделать еще в вашем детстве. Я не считаю ошибкой то, что вы появились на свет. На самом деле, вы должны знать, что мы, ромуланцы, нормально относимся к таким как вы. В любом случае, был выбор между небытием и бытием. Вы живете, смотрите на окружающий мир, сознаете себя. Это куда лучше, чем просто не быть. Хотя, я знаю, что вам тяжело. Но посмотрите с другой стороны. Ваша жизнь не кончена, она будет и будет другой, нежели чем вы хотели раньше, но она будет. Это важно. У многих нет и такой возможности. Когда гал Тенма пришел к нам на "Анадырь", мы поначалу ни в чем не сознавались. А потом ему стало плохо, я понял, что он может не дожить и вы никогда не узнаете то важное, что он мог бы вам сказать. Мы искали вас сенсорами, Джез, по станции. И не нашли. Я, Освальд, Делас, Артур. Освальд беспокоится за вас и считает вас другом. Я немного удивлен, но и Делас тоже... как-то переменила к вам свое отношение после вчерашнего. Не знаю уж, что у вас там было личного. Но - за вас все беспокоятся. Я ничего не сказал галу, но обещал, что у него есть шанс, что вы встретитесь и поговорите. Но решить это вы должны добровольно. Поэтому я пошел к вам не обычным путем, а сложным - через трубопровод, чтобы меня не отследили. Поспешите с решением, Джез, гал был в плохом состоянии, когда я ушел оттуда. Лекарство Делас ему помогло, но кто знает, он может и не успеть стать безутешным стариком, если вы решите его покинуть так и не поговорив.
________________
с Джезом Тенмой
продолжение следует...


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 02 2018, 10:04:06 #220
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

продолжение
04 сентября 2384 г., между 9-30 и 11 утра
ДС9, коридоры и трубопроводы станции, ангар 44

-Мой отец - пожалуй, единственный, кто может отговорить меня от моего плана, - сказал Тенма, - Вас это не беспокоит?
Ракар беззвучно усмехнулся.
- На самом деле мне будет жаль, потому что я старался. И не только я. Старались мои коллеги, они летят сейчас к точке встречи на максимальном варпе. И ваши новые документы уже готовы, летят вместе с ними. Но для начала - я считаю, что вы имеете право сами решать свою жизнь. И вы... можете отказаться от моего плана. Правда, в этом случае с вашей стороны это будет, мягко говоря - очень не вежливо. Во-вторых - я знаю, что на Кардассии у вас нет будущего сейчас, а я и мои коллеги - предлагают вам реальную возможность начать новую жизнь. Нет, не на Ромуле, не беспокойтесь. Мы с вами условились, и условия будут выполнены с нашей стороны. В ответ мы получаем вашу будущую лояльность, и возможность оказать нам услугу, если когда-нибудь в будущем она понадобится. Это политика, Джез. Но я честно признаюсь вам, что лично меня - несколько огорчает взрыв этого челнока, и то, что сообщат о вашей смерти. Хена хорошая девушка, она не заслужила таких новостей. Не знаю кто еще не заслужил, Макдауэлл расстроится, да. Есть такое. Делас ... , - тут Ракар хмыкнул чему-то своему, но не продолжил. - Не знаю от чего вас отговорит ваш отец, но если все пойдет не так, как вам бы хотелось - мы имеем способ разделить вас телепортом, и убрать от него, дать вам фору, чтобы вас не догнали. Но я считаю, что поговорить все равно нужно. Вы потеряете очень важное, если не сделаете это.
-Подождите… - Тенма слегка отодвинулся, - Давайте проясним… Почему вы говорите “с нашей стороны”, “мы получаем”? Я обещал услугу вам, лично вам, существу по имени Ракар. Мы не договаривались о моей лояльности организации, к которой вы принадлежите. Я не буду работать на Тал Шиар и позволять всем ромуланцам подряд использовать меня как курьера или наемного убийцу или что там еще они задумают. Я договаривался именно с вами, мне казалось, вы говорили что-то о дружбе. Но дружить можно с человеком, а не с целой разведывательно-карательной организацией. Если такова цена вашей помощи, то она мне не нужна.
Тенма еще отодвинулся, а затем начал выбираться из тоннеля.
-Я поговорю с отцом, - прошипел он сквозь зубы.
Ракар не двинулся с места, так и оставшись сидеть, привалясь спиной к стене только повернул голову к Джезу.
- Подождите, - сказал Ракар, - вы не поняли. Нам - это потому, что моя жизнь принадлежит Империи. Все, что я делаю - на благо Ромула. Но вы плохо меня знаете. Благо Ромула не означает, что кому-то другому должно быть плохо. Иногда общие цели совпадают. Я не подставил бы вас. И я говорил искренне, о дружбе. Другие вас не попросят о чем-то, связь с вами буду держать я. И я не стану просить вас убивать. Я хочу построить нечто иное, на честных договоренностях. Не спешите отказываться, не разобравшись.
-А кто вы такой, чтобы говорить за других? - огрызнулся Тенма, оборачиваясь, - Чтобы говорить за всех ромуланцев? Вы привлекли сюда других, привлекли ваше начальство. Как вы можете быть уверены, что они будут делать так, как вам хочется? Вы старше их по званию? Вы можете ими распоряжаться? Откуда вы знаете, какие у них планы и мысли насчет меня? Насчет вообще всего? Они вам все-все рассказывают, даже ваши командиры? Вам, мелкому оперативнику? Shel! - выругался Тенма, - Кто вы… вообще такой, Ракар? - он посмотрел на ромуланца, будто видел его в первый раз, - Вы или сильно заблуждаетесь насчет своей значимости, или представляете собой гораздо больше, чем думают все несчастные федераты вокруг. И я даже не знаю, что хуже. Не пытайтесь остановить меня, иначе я всем расскажу, как ромуланские корабли запросто летают по территории Федерации.
Он потряс паддом с планом своего побега, потом пнул ногой люк, и в тоннель проник слабый свет плохо освещенного ангара 44.
- Я собираюсь быть кое-чем большим, чем просто оперативник, - все также тихо сказал Ракар, хотя на самом деле кровь прилила к лицу и его обдало жаром, но это было незаметно в темноте трубопровода, - те, кто летит на катере – действительно подчиняются мне. Что ж, вы в праве делать, что угодно, Джез, в том числе предать меня, того, кто согласился вам помочь. Но рассудите, как это… логически. Если бы я желал вам зла – стал бы я просить вас поговорить с отцом? Я бы сделал так, чтобы вы улетели немедленно, прямо сейчас. Ни о чем ином – даже не упомянул бы. А теперь идите, Джез. Ваш отец последний раз был в ангаре с "Анадырем", там наверняка сейчас Освальд и Делас.
И ромуланец отвернулся.
Тенма вылез из люка и без лишних слов быстро пошел к выходу из ангара 44.
Ракар остался сидеть в тоннеле, принявшись стягивать перчатки. Сердце глухо билось в правом подреберье. Наверное, это был конец. Ему следует ждать ареста. Он сознавал, что нельзя больше связываться с кардассианцами, ни в каком виде. Хотя, это знание вряд ли могло ему помочь в дальнейшем.
___________
с Джезом Тенмой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 02 2018, 12:36:34 #221
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”, ангар катера “Анадырь”

Гал Тенма пошел по ангару, громко топая сапогами по полу и выпрямив спину. Последствия приступа, который он испытал на борту “Анадыря” почти прошли.
Делас и Освальд переглянулись, и ромуланка побежала за галом Тенмой так быстро, как только смогла.
- Умрет? Что вы имеете в виду? – спросила она, громко обращаясь к его спине. – Не на этой станции… Вы же не собираетесь убить Джеза, правда?!
- Не Джеза! Тенека! - Освальд с досады хлопнул ладонью по консоли, после чего чуть менее яростно хлопнул уже по коммуникатору.
- Освальд вызывает Тенека. Сосед, то, о чём мы с вами недавно говорили в реплимате и у офиса СБ, снова в силе.
- Почему Тенека? – Делас удивленно обернулась к Освальду. 
- Всё же логично! - обернулся землянин и закрыл канал связи. - Тенек проболтался перед доктором Глессином и этим подставил себя под удар. Доктора-то может и арестовали, но он, очевидно, успел предупредить гала Тенма. Судя по реакции последнего на слова о том, что кто-то ещё знает секрет, он был уверен, что знал только Тенек. Слова про смерть "не сегодня и не на этой станции", а заодно и про " приведение неких механизмов в движение" ты сама только что слышала. Может я опять фантазирую - буду рад, если так и окажется - но что если нет?
- Но теперь-то секрет знаем мы все, - усмехнулась Делас и обратилась к кардассианцу: - Вы же не убьете всех участников проекта Альфа, правда? К тому же, мы все на станции. Но вы можете убить Джеза… Хотя я не думаю, что вы это станете делать, - сощурилась она.
Гал Тенма отрицательно покачал головой.
- Тогда зачем вообще кого-то убивать? – девушка удивленно вскинула брови. – Мы все знаем, понимаете? Это не секрет. Это уже невозможно утаить. Уже… слишком поздно.
Освальд хотел было объяснить, что за Тенеком уже могли быть посланы убийцы и что кардассианец это только что почти подтвердил, но передумал - некогда и незачем.
Повернувшись обратно к сенсорам, он направил их на каюту Тенека и Ракара.
Гал Тенма остановился, обернулся и посмотрел на Делас.
-Я знаю. Уже слишком поздно, - неожиданно мягко сказал он, - К тому же, я не могу знать, кому рассказал мой сын, пока не контролировал себя от шока. Концов слишком много. Но не волнуйтесь, все ваши друзья в безопасности. Я ведь сказал, что решил остановить все, что было запущено.
Тем временем сканеры показали землянину, что в каюте Ракара и Тенека находятся Тенек и Квинтилия.
- Вот, значит, что, - в голосе Делас появились угрожающие нотки. – Друзья в безопасности. И не на этой станции. И это, - она достала из кармана голопроектор, который отчетливо дрожал в ее руках. – Даже не думайте! Вы же не оставите его одного сейчас?!
Гал Тенма замер на месте.
-Что вы предполагаете? - спросил он.
- Для начала – поговорить с Джезом, - решительно проговорила девушка. – Если бы вы были моим отцом, я бы никогда не простила вам, если бы вы так поступили. Потому что кроме него – то есть, кроме вас, у Джеза никого нет. Это ваша ошибка, но исправлять вам ее придется вместе.
-Вы бы не простили, если бы я поступил - как? - уточнил отец Джеза.
- Если бы вы что-нибудь с собой сделали, - тихо проговорила Делас, опуская голову.
Гал Тенма вздохнул с облегчением.
-Нет, этого я не планирую. Я рад, что у моего сына есть такие друзья. Я старался воспитать его толерантным к другим расам, хотя не уверен, что преуспел в этом. Его толерантность приняла странные формы… Он любит женщин, и канар, и слишком упрям для своего собственного блага. Но он хороший мальчик, и сердце у него доброе.
- А вот над его воспитанием и отношением к женщинам вам надо было поработать получше, - не удержалась Делас. – Но, может быть, у вас еще будет такая возможность. Но тогда я не понимаю, кого вы собираетесь убивать и зачем – это выглядит совершенно бессмысленным!
-А как насчет доктора Глессина? - с каменным лицом спросил гал Тенма, - Его тоже не стоит убивать?
- А… - протянула Делас и быстро обернулась в сторону катера, где сидел Освальд, и тихо продолжила: –  Это, конечно, ваше дело. Вы боитесь, что ваш секрет пойдет дальше? Но он наверняка и так пойдет дальше, даже без этого… Глессина. Неужели вы все еще надеетесь удержать хоть что-то в тайне? Зачем прибавлять ко всем вашим проблемам еще и убийство? Они ведь, - она кивнула на катер, - вас сдадут.
-Кого это волнует на Кардассии? - так же тихо ответил гал Тенма, - И как насчет мести? Глессин не справился со своими обязанностями.
- Его операции были очень хороши, - с легкой завистью в голосе отозвалась Делас. – Филигранны! Если бы не кадеты и их расследование… Но на самом деле случилось то, что должно было случиться рано или поздно. Глессин не смог бы бегать за вашим взрослым сыном по всей галактике. В конце концов, когда-нибудь он бы просто умер. Рано или поздно, с вашей помощью или без нее – это не важно. Почему вы не можете это принять и понять, что виноват не Тенек, не Глессин, не кто-то еще, а вы?

Облегчённо вздохнув, Освальд увеличил радиус обзора, чтобы быть в состоянии заметить подходящих к каюте людей. А потом подумал: что если в каюту заложили бомбу? Тогда нужно телепортировать всех оттуда! Но что если бомбу телепортируют к Тенеку прямо перед взрывом? Надо переместить его туда, где могут находиться другие вулканцы... Что если во сне его пометили, например, радиоактивным изотопом, и бомбу телепортируют к нему? Тогда погибнет неизвестное количество невинных...
В этот момент Освальд понял, что он слишком много фантазирует, и, перебравшись за инженерный рост, навёл транспортер на Тенека и Перим. Если что-то пойдёт не так - он сможет их вытащить.
-Мы думали, что в какой-то момент он перестанет расти и вмешательство Глессина больше не понадобится, - тем временем пробормотал гал Тенма, - Хорошо. Он тоже останется жив. Не думал, что меня уговорит на это ромуланка. Похоже, я не зря был за ваш проект. Я продолжу поддерживать его и глинна Толан пока смогу.
 - Я пыталась донести до вас немного другое, - улыбнулась Делас. – Но надеюсь, что вам хотя бы удастся поговорить с Джезом. Вы ведь специально направили его в этот проект, да? Чтобы он увидел другие расы и другое отношение? Тогда это было… разумно.
-Нет, - ответил гал, - он сам хотел поехать, и я не смог его отговорить. Если бы я оставил его в окружении кардассианцев - пусть не на Кардассии-Прайм, а в колонии - разоблачение бы не случилось. Глессин подстраховал бы секрет в случае, если бы мой сын был ранен, а сенсоры не обнаруживают его природу. Это еще одна филигранная идея доктора.
- Но если бы раскрылся в Кардассианском Союзе, у него не было бы шансов, - заметила Делас. – Джез рассказал об отношении вашего общества к баджорским полукровкам. А ваш Глессин не мог бы оказаться в любой точке союза в нужный момент. Что же он такое придумал?
-Глессин должен был сопровождать моего сына как личный врач. Богатым людям позволительно некоторая эксцентричность, - бесстрастно ответил гал Тенма, - Но мы не предвидели, что на Волане II произойдет революция. И как вы, наверное, могли заметить, с помощью сенсоров смешанный биосигнал не определяется. У Джеза есть имплант… под правой лопаткой. Он сбивает сканеры и трикодеры, заставляя биосигнал выглядеть кардассианским.
- Ух ты! – Делас не сдержала восторга. – Это… красивое решение! Я не нашла его при обследовании, - призналась она и мечтательно добавила: - Вот бы посмотреть поближе, как это работает… Думаю, об этой штуке Джезу тоже стоит сказать, а уж оставлять ее или нет – пусть решает он сам. Он сказал, что не хочет продолжать поддерживающие операции и притворяться всю жизнь.
-Я надеялся, что со временем он сможет прекратить притворяться и останется таким, каким мы его сделали, - слегка опустил голову гал Тенма.
- Я не уверена до конца, как работают поддерживающие операции доктора Глессина, его опыт намного больше моего, - призналась Делас. – Очевидно, что с возрастом операции будут нужны все реже и реже, однако лицо меняется даже у взрослых, и через пять, десять, может быть пятнадцать лет… Нет, я почти уверена, что без врачебного вмешательства особенности внешности стали бы заметны, - вынесла вердикт Делас. – А вы не думали, что теперь, зная все, Джез захочет узнать, как выглядит на самом деле? Что он может не захотеть видеть обман в зеркале каждый день?
Гал Тенма только растерянно развел руками.
В ангар с катером "Анадырь" быстрым шагом влетел Артур.
- Что случилось? – нахмурилась Делас, глядя на появившегося кадета. – Где тебя так долго носило? У тебя возникли проблемы?
Подозрительно глянув на гала Тенму, Артур перевел взгляд на Делас.
- Я попал прямо к Толан и координатору Рилл. Джеза там нет, но вот телепортироваться обратно я не рискнул. Как у вас успехи?
- У нас все в порядке, - поспешила заверить его Делас, как будто никакого разговора об убийствах только что и вовсе не было. – Ракар пошел на встречу с Джезом, и, надеюсь, приведет его. Они тебя задержали? Ты им что-то сказал?
- У них там своё совещание, - сказал Артур, не намереваясь при гале говорить лишнее, - ну и я немного встрял, чего ещё хотеть, если попадаешь прямиком в каюту к таким чинам. Но вроде все в порядке. Понятно, Делас. - Артур кивнул, и посмотрел на кардассианца, - гал, давайте подождём в катере, может быть, Ракар приведёт Джеза.
Освальд продолжал следить за каютой Тенека, но ничего достойного внимания пока не обнаружил. Однако, время шло вперёд, и неожиданно внутренние часы катера показали, что наступило 11 часов. Кадет на короткое время перевёл сенсоры на ангар 44, решив проконтролировать, что Ракар с Джезом и правда встретились в этом месте и в это время.
Сканирование показало в ангаре один ромуланский биосигнал. Один кардассианский биосигнал удалялся от ангара 44, который был расположен почти на противоположной стороне станции, относительно ангара с “Анадырем” и помещений кадетов.
________________
Гал Тенма, Делас, Освальд, Артур
продолжение следует...


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 02 2018, 12:37:51 #222
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

Продолжение
04 сентября 2384 г., утро
ДС9, Стыковочное кольцо, катер “Анадырь”, ангар катера “Анадырь”, ангар 44

Ромуланец вжимался в стенку узкого трубопровода, зажмурившись, сжав кулаки, стараясь справиться с накатившей яростью от обещанного предательства. Он мог бы понять, если бы Джез просто отказался. Хорошо было бы, если бы он отменил уничтожение катера, решив просто исчезнуть, но нет, все кончилось совсем иначе. Не следовало даже связываться. Он запомнит на всю жизнь, что если чужак просит помощи в совершении определенного рода операции – следует сразу знать, что это подстроено. Что в просьбе есть второе дно, что это для того, чтобы подставить тебя самого. Но это знание пригодится только в том случае, если ему удастся выкрутиться. В первую очередь он не должен был подставить своих парней на том катере, это было просто, достаточно было просто не выйти на связь, сообщив об отлете челнока, и тогда катер не подойдет к месту встречи, не снимет маскировку, федераты его не возьмут. Каким же он был веруулом [глупец, дурак (ром.)], решившись вообще обмолвиться о том, что у него есть резервный вариант спасения с территории Федерации! Теперь его арестуют, и он точно не уверен какие именно методы интенсивного допроса есть в Федерации. Он ничего не скажет, но у них в СБ есть вулканка. Это очень плохо. Она сломает ему мозг, но доберется до информации. Этого нельзя было допустить. Ромуланец глубоко дышал, пытаясь успокоиться и убедить себя, что еще не все, еще не все кончено, он найдет выход. Другой выход. Наконец, он вытащил из кармана глушилку, выключил ее, отодвинул плоскую шторку, нажал кнопку под ней. Цилиндрическое устройство глушения звуко и видео записи мгновенно стало горячим, от того, что вся электроника в нем была уничтожена. Если уж попадаться, то попадаться без устройств. Следом Ракар выбрался из трубопровода на пол ангара, достал дельту-коммуникатор, включил ее, прикрепил на положенное место и вызвал Освальда.
- Освальд, слышите меня? Можете говорить?
Освальд задумался: то ли Ракар с Джезом встретились значительно раньше положенного, то ли их планы сорвались, и не было смысла продолжать разговор. Землянин какое-то время следил за кардассианским сигналом, а потом, словно спохватившись, хлопнул по коммуникатору, намереваясь вызвать Ракара, но в этот момент ромуланец сам его вызвал.
- Да, Ракар, говорите. Как всё прошло? - нетерпеливо спросил кадет.
- Джез сказал, что он поговорит с отцом, - коротко ответил Ракар, - но я не уверен, куда он идет. Встретьте его, он вышел из 44-го ангара, но не оставляйте его одного.
- Раз сказал - значит сделает, - уверенно сказал Освальд, не прекращая, впрочем, следить за кардассианским сигналом, словно не доверяя Ракару, Джезу, его отцу или всем сразу, - приготовьтесь к телепортации, мне нужна пара рук на катере.
- А я точно нужен вам на катере? – спросил Ракар, - в принципе, я готов.
- Если заняты, так и скажите, - торопливо сказал землянин.
- Нет, не занят, - ромуланец глубоко вдохнул и выдохнул, - я готов, телепортируйте.
Быстро перебравшись за инженерный пост, Освальд навёл транспортер на ромуланца и запустил телепортацию.
Когда Ракар появился, землянин тут же перебрался за оперативный пост и переслал координаты ближайшего к местоположению Джеза коридору на консоль транспортера.
- Отправьте меня по этим координатам, а потом следите за вашей с Тенеком каютой и за всеми, кто будет проходить рядом. У меня есть подозрение, что он может быть в опасности, пока ситуация с семьёй Тенма не получит дальнейшее разрешение.
Материализовавшись и выслушав землянина, Ракар чуть нахмурился. В каюте Тенека была Квинтилия, Квинтилия была в опасности, как и Тенек, и это было осознавать еще сложнее, чем собственный провал.
- Понял, - быстро сказал Ракар, проходя к консоли, - гал сказал кое-что интересное, да? Я все понял, - и ромуланец принял управление транспортером.
- Ничего конкретного, но подозрений хватает, тем более, что повод уже был, - ответил Освальд, становясь на площадку транспортера, - запускайте.
Ракар быстро кивнул Освальду и запустил телепортацию по указанным кадетом координатам.
____________
Совместно с Освальдом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 02 2018, 10:44:10 #223
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., 11:10
ДС9, коридоры станции


Освальд Макдауэлл материализовался в одном из коридоров станции. Вдали он увидел спину быстро идущего человека, который вот-вот должен был завернуть за угол.
Не будучи до конца уверенным в своих действиях, он всё же решил рискнуть и побежал вслед за фигурой.
- Джез! - позвал он, когда неизвестный вот-вот должен был свернуть за угол.
-Что? - человек резко обернулся, будто готовый наброситься на преследователя, это и правда оказался Тенма, - А, это ты… Извини, сейчас не могу говорить, у меня важное дело.
- Другой возможности может не представиться, - сказал Освальд, - сегодня мы разлетимся в разные стороны и вряд ли ещё когда-нибудь встретимся. Меня переводят в группу на Кардассии, а ты туда, как я понимаю, больше ни ногой. Я не отниму у тебя много времени. Мы можем поговорить по пути, я тебя провожу, куда бы ты ни шёл.
-Что? - Тенма запнулся и остановился, - Тебя переводят?
- Да, вчера вечером узнал, - кивнул землянин, - сказал пока только Сэм, остальным собирался объявить на собрании, но тебя ведь там не будет, поэтому я решил тебя отыскать во что бы то ни стало именно сейчас. Раз уж твой отец половину проекта на уши поднял, значит дело серьёзное, и потом времени может не быть.
-И как же твои отношения с Баккер? - нахмурился Тенма.
- Им придётся пройти проверку на прочность, - мрачно сказал Освальд, - проверку длиной в год. Но у нас есть причины бороться, поэтому у нас нет выбора - будем бороться, чего бы это ни стоило. Вчера мне хотелось уйти из проекта, оставив всё позади, я даже заявление написал, но это было бы плохое решение. Даже когда кажется, что земля уходит из-под ног, нельзя сдаваться и перечёркивать собственную жизнь, - землянин поймал себя на мысли, что говорит не только о себе и усмехнулся, - не думаю, что этот принцип применим только к нам двоим.
-Хорошо, что ты не просишь меня позаботиться о твоей женщине, пока тебя не будет, - облегченно вздохнул Тенма, - Потому что прости, дружище, но я не смог бы это сделать. Мне нужно заниматься собственной жизнью. Я решил, что проект - не для меня. Слишком много правил, слишком мало веселья.
Он снова двинулся по коридору Стыковочного кольца в сторону ангара, принадлежащего кадетам проекта “Альфа”.
- Сэм сама о себе позаботится, - усмехнулся Освальд, идя рядом с кардассианцем. - Да, у нас слишком мало развлечений, я понимаю. А ещё у нас слишком много врачей, некоторые из которых оставляют анализы крови без присмотра... я знаю о твоей тайне, Джез. Случайно узнал позавчера. Решил не вмешиваться, чтобы не навредить, но, похоже, не все решили поступить так, и теперь чёрт знает сколько людей в курсе.
-Ты… знаешь? - Тенма исподлобья посмотрел на землянина, - Ну, тем лучше - мне не придется тебе лгать и прикидываться, что я бросаю проект из-за скуки и любви к приключениями и наслаждениям. Друзьям лгать гораздо тяжелее, чем остальным. Если ты знаешь, что я такое, ты и сам понимаешь, что я не могу представлять Кардассию в проекте. Если бы мое командование знало о моем дефекте, оно бы никогда не выбрало меня. Если они узнают теперь - то вышвырнут меня со скандалом. Не хочу доводить до этого. Но это не значит, что мы больше никогда не увидимся.
- Дефекте? - Освальда аж скривило. - Ты же не сплав с трещиной, возникшей из-за нарушения техпроцесса! - чуть остыв, он продолжил спокойно. - Извини, но я никогда не смогу смириться с таким отношением к разумным существам. И что ты будешь делать теперь? Раз отец тебя ищет и никак не может найти, ты не планируешь вернуться с ним на Кардассию. Раз ты ото всех скрываешься, вряд ли у тебя в планах поселиться на ДС9 и торговать цветами или сладостями... какие у тебя планы?
-Мое присутствие на Кардассии слишком опасно для нас обоих, - серьезно ответил Тенма, - Мой отец 15 лет водил за нос элиту нашего общества. Некоторые воспримут это как личное оскорбление, а некоторые воспользуются как поводом свести старые счеты. Я думал о том, чтобы умереть, но вешаться - слишком долго, прыгать с верхнего уровня Променада - слишком грязно, травиться - слишком трудно достать таблетки, - он рассмеялся, - Полагаю, мне еще только предстоит понять, что делать дальше и где применить свои таланты. Но я же солдат, Освальд, я получил лучшее военное образование в этом квадранте. Не думаю, что найти занятие будет слишком сложно.
- У тебя ведь есть ещё один дом, о котором ты не знал почти всю жизнь  - Бэйджор, - как бы невзначай заметил Освальд. - После вступления в Федерацию там ведь кое-что поменялось, и на кардассианцев уже не смотрят с ненавистью. Возможно, ты смог бы даже принести пользу Кардассии там. Эти предрассудки, царящие в вашем обществе, ему же сильнее всего и вредят. Сколько способных учёных, инженеров, исследователей и солдат не получила Кардассия из-за презрения к полукровкам? Может, тебе и твоему отцу, если бы он этого захотел, удастся хотя бы начать на это влиять. Например, создав какое-нибудь... я не знаю, общество баджорско-кардассианской дружбы! Культурный обмен, изучение истории обоих народов, совместные инициативы... может это у меня опять фантазия разыгралась, но почему бы не попробовать? На мой взгляд, это куда лучше, чем быть стрелком по найму... ты не думал об этом?
-Может, я отправлюсь искать свою мать, - согласился Тенма и, немного помолчав, добавил, - А ты все-таки не смотри на Кардассию с предрассудками. Тебе там понравится. Как только у меня будет шанс, я напишу тебе, в какие рестораны и стрип-клубы сходить.
- А я и не смотрю, мне просто не хочется бросать Сэм сейчас, да и остальных - тоже, - слегка улыбнулся кадет, - а повидать Кардассию я уже давно мечтаю, ещё со второго курса. Но я ловлю тебя на слове и буду ждать письма! Жаль, правда, что ты не сможешь лично показать мне самый лучший клуб... в смысле, ресторан, конечно, самый лучший ресторан!
Тенма снова рассмеялся и хлопнул землянина по плечу.
Тем временем они уже дошли до ангара, в котором стоял катер “Анадырь”.
__________
С Джезом


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
09 02 2018, 10:08:05 #224
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

04 сентября 2384 г., 11:10
ДС9, Стыковочное кольцо, ангар катера “Анадырь”

-...Что там происходит? - гал Тенма отвернулся от Делас и посмотрел на катер, откуда слышались чьи-то голоса.
Делас решительно направилась к катеру.
- ‎Освальд, что здесь... Ой, Ракар? - моргнула девушка.
Ромуланец, после ухода Освальда, внимательно следивший за биосигнала в своей каюте и около нее, а заодно и включив сканирование пространства вокруг места, куда отправился Освальд, быстро повернул голову к Делас.
- Да, Делас, как дела? Где гал Тенма?
- У нас все отлично, гал в ангаре, - махнула рукой ромуланка. - Что тут у вас творится? Как прошел разговор, где Джез? Пойдём, все расскажешь галу сам!
Ракар на секунду закрыл глаза. Делас завалила вопросами, но она справилась, она задержала гала беседой, и тот никуда не ушел.
- Не могу уйти, Делас, лучше зови кардассианца сюда, погоди, - Ракар шептал, - я попался как последний веруул, но об этом потом. Мне нужно следить за сенсорами, Освальд сказал, что есть опасность. С Джезом поговорил, он обещал поговорить с отцом, и должен прийти сюда, на "Анадырь".
- А, хорошо, - согласилась Делас, но в ее голосе явно звучало непонимание происходящего. - Значит, он скоро будет? Я так и передам... И что значит "попался"? Что-то случилось?
Ракар снова посмотрел на показания сенсоров.
- Да… - медленно сказал он, - у нас немного не задалось, но Джез скоро придет сюда, я надеюсь, и пусть они поговорят. А потом я тебе расскажу во что я вляпался.
- Тебе нужна моя помощь? - быстро спросила Делас. - Я могу попросить отца... если случилось что-то действительно серьезное.
- Пока еще ничего не случилось, Делас, но может, в самое ближайшее время, - все также тихо ответил Ракар, - и лучше не впутывать сюда твоего отца. Политик такого ранга не должен связываться с агентами-неудачниками. Ладно, Делас, позже, зови гала, не хочу чтобы Джез с ним разминулся.
Делас нахмурилась, но ничего не сказала, и молча направилась к выходу из катера.
- Гал Тенма, ваш сын скоро здесь будет, - объявила она. - Вы можете подождать его в катере.
- Хотя, - Ракар обернулся, - твой отец может сделать нечто другое, и это идея, - и тут Ракар снова принялся следить за сенсорами.
Гал Тенма проигнорировал приглашение Делас и остался стоять на месте.
Артур тоже остался стоять рядом с громадным кардассианцем, раз тот по какой-то причине, не рисковал больше заходить в катер. Может быть, он подозревал что-то не то?
- Делас, - позвал Ракар через минуту, не спуская глаз с сенсоров, - что он там, не идет? Ну, он получил информацию, теперь не денется никуда, иди, посиди со мной, пожалуйста.
Делас проводила гала Тенму взглядом и поспешила в катер.
- Рассказывай, что случилось, - выпалила она, с облегчением усаживаясь в соседнее с Ракаром кресло.
Ракар смотрел в консоль, но это не мешало ему начать говорить, все также тихо, как и раньше.
- Джеза не устраивает план побега. В той его части, которая об ответной услуге. Он считает, что Тал Шиар сделает его курьером и наемным убийцей. И он пригрозил мне раскрытием этого плана федератам. Что на территории Федерации есть ромуланский катер с идеальным устройством невидимости. Это тот, который должен будет эвакуировать меня, если со мной что-то случится. Я решил его использовать для побега Тенмы. И теперь… сама понимаешь. Похоже, он и правда не такой, каким я его считал. Ты предупреждала, а я проигнорировал. Критическая ошибка.
- Я не понимаю, - нахмурилась Делас. – И я не знаю, о чем вы договорились изначально. Джез так и сказал, что сдаст тебя федератам? Это не слишком на него похоже. Может быть, ты что-то не так понял? Кроме того… ну… ты правда думаешь, что федераты не догадываются, что на их территории незаметно летает пара-тройка наших кораблей?  Пока они не знают их точного местоположения – какая разница! Как будто на Ромуле нет федеральных шпионов, - она расслабленно откинулась на спинку кресла и крутанулась в нем.
Вулканец и трилл в каюте не двигались. Ракар не знал точно, чем они там заняты, но все равно начинал немного ревновать.
- Хха, - усмехнулся Ракар, - пара-тройка. Ты явно знаешь больше меня. Я осведомлен только об одном, который для меня. Но в том то и дело, что в том падде, который у Тенмы – есть точные координаты, где именно появится катер, в какое время и где он снимет маскировку. Он прилетел в ангаре того д'дидерикса, который привез меня на проект, корабль ушел обратно в Нейтральную зону, а катер остался. Да, на Ромуле много федеральных шпионов… это да. А я еще, однажды упоминал одному офицеру Сб на Волане II об этом катере. Тоже хотел… одну кардассианку перевезти. Они отказались. Но все равно… я "молодец". И глупец. Насчет договоренности – я сказал Джезу, что однажды мне может потребоваться в будущем от него услуга. Он считает, что Тал Шиар заставит его убивать. Да, похоже, мы не поняли друг друга. Но суть в том, что угрозы о разоблачении – просто так не говорятся. Если сказано – "я расскажу все федератам", значит так оно и будет. Я разочарован. Он попросил меня о помощи, и вот так подставил.
- Ты же сам знаешь, на что способен Тал Шиар, - покачала головой ромуланка. – И что за услуги они могут попросить. Возможно, вам стоило договориться в самом начале. Может быть, он ждал помощи от тебя, а не от Тал Шиар… Я не могу себе представить, что могло бы заставить меня сотрудничать с их… как он там называется – Обсидиановым Орденом? Разве ты бы доверился секретной службе другого государства? – она с любопытством посмотрела на Ракара, чуть склонив голову.
- Джез – не глуп. Он прекрасно знает, что организовать побег, с имитацией смерти, да еще и с выдачей ему новых документов, и с высадкой на планету по его выбору – один человек, сидя на этой станции не в состоянии. В конце концов, ты знаешь, сколько стоит корабль с варп-двигателем? Я не обладаю такими суммами, тем более здесь. Деньги предоставлены Тал Шиар, все остальное – тоже. Я лишь придумал что и как сделать. А насчет Тал Шиар… я работал с Джезом, и я попросил бы от него услугу. И я не стал бы с ним жесток. Мне в будущем могла бы быть нужна какая-то информация, или какие-то переговоры на той территории, на которой он будет. А не то, что он подумал. И зря ты так про Тал Шиар. Мы действуем не только силой, но и дипломатией. Если бы не Тал Шиар – на Ромуле не было бы порядка. А насчет Обсидианового Ордена – если бы мне нужна была помощь, и у меня не было бы иного выхода… в любом случае, я нарушил бы договоренность далеко не сразу. И уж точно не стал бы сдавать того, кто придумал бы для меня операцию, которая мне нужна.
- Я знаю, как вы действуете, Ракар, - рассмеялась Делас. – Только вот результаты дипломатии редко оказываются в моей лаборатории. Но ты не можешь требовать от Джеза слепо доверять нашей тайной разведывательной организации, не так ли? И… ты правда хочешь, чтобы кардассианцы поверили, что единственное, о чем их может попросить Тал Шиар – это информация? Ты прав, Джез – не дурак, и понимает это. Ситуация может измениться, и информации тебе будет уже недостаточно – ты не знаешь, что от тебя потребует твой долг родине, и не будешь щадить чувства какого-то кардассианца, если речь пойдет о делах государственной важности. Что для тебя важнее – Ромул или Джез Тенма? Я бы удивилась, если бы ты выбрал второй вариант, - мягко улыбнулась Делас.  
- Конечно, Ромул. Но еще – путь чести, который есть у каждого ромуланца, кроме совсем уж… врагов. Мой собственный ромуланский путь чести. Я ему уже говорил, благо Ромула – не значит, что другому должно быть плохо. Но это не важно. В Джезе я увидел союзника и друга, с которым можно было бы однажды сделать нечто важное, и это важное – не было бы убийством и предательством. – Ракар упорно игнорировал намеки Делас на действия Тал Шиар, - но все это уже не имеет смысла. За мной придет СБ, вполне скоро. Джез мог бы просто отказаться, но он предпочитает сделать все еще хуже.
- Мне кажется, ты ошибаешься, - загадочно улыбнулась Делас, но больше ничего не сказала.

Они сидели в катере, но услышали, как открылась дверь ангара.
-Сын! - послышался голос гала Тенмы, полный надежды.
-Отец, - голос младшего Тенмы был холоден.

______________
Совместно с Делас, Освальдом, отцом и сыном Тенма

продолжение следует...


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS