* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
27 11 2020, 19:48:04 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
23 01 2018, 10:05:09 #180
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, вечер
Корабль кардассианского флота “Виетор”


В прошлом - временно исполняющий обязанности посла Кардассианского союза на станции Дип Спейс 9, а теперь - лишённый звания бывший гал Джарин Дохиил находился в небольшой камере, отгороженной от остального мира силовым полем. По ту сторону этого самого поля дежурил охранник - разменявший не меньше четырёх десятков лет кардассианский солдафон с неизменным туповато-нагловатым выражением на квадратной физиономии. Джарин помнил его ещё с тех времён, когда сам командовал "Виетором" - горр Халет. Тогда ещё гал Дохиил характеризовал его в своих личных записях не иначе как "великовозрастный болван" и "незаконнорожденный тупица". Спустя столько лет этот "болван" и "тупица" всё ещё был на своём месте, с теми же обязанностями и в том же звании, что, с одной стороны, подтверждало характеристику, а с другой стороны, Джарин теперь находился за решёткой - это тоже не лучшим образом характеризовало его умственные способности.
- Что смотрите, господин Дохиил? - с каким-то примитивным злорадством вопросил охранник, не забыв добавить явного презрения к обращению.
- Проявите немного уважения, солдат, - холодно ответил заключённый, - я ведь не так давно командовал этим кораблём.
- Преступник есть преступник и уважения не заслуживает, - нагло ответил охранник.
- Пусть так, - пожал плечами Джарин, - но можете хотя бы передать галу Тибеку просьбу поговорить со мной в последний раз?
Охранник не ответил, а последующие попытки привлечь внимание закончились ничем. Тем не менее, одиночество бывшего офицера длилось не очень долго. Спустя несколько часов, перед камерой появился гал Тибек. Держался он, казалось бы, властно и высокомерно, но на Джарина, прекрасно знавшего своего бывшего старпома, эта маска не произвела впечатления.
- Крелл, - уже-не-гал Дохиил поднялся и, кивнув, подошёл к полю.
- Гал Тибек, - твёрдо произнёс капитан, - для вас, господин Дохиил, гал Тибек. Что вам нужно?
- Как скажете, гал. Как вы знаете, жить мне осталось недолго. Могу я попросить о последнем желании? Был у землян такой обычай - меня этому научили, когда...
- Когда ты уже был предателем и готовил очередное убийство! - резко и эмоционально перебил офицер, отчего Джарин вздрогнул.
- Чёрт возьми, я был твоим капитаном! - повысил голос заключённый, хлопнув по силовом полю. - Мы прошли вместе через очень многое, ты своего сына назвал в мою честь!
- Жалею об этом.
- Я не стану перед тобой оправдываться, но позволь хотя бы рассказать тебе своё видение ситуации... наедине.
- Может, тебе ещё дать оружие и шаттл, чтобы ты сбежал?
- Я просто хочу поговорить с тобой там, где на нас не будут таращиться посторонние. Можешь навести на меня оружие, если так тебе будет спокойнее...
Очевидно, капитану было непросто разочароваться в бывшем командире, поэтому он не уходил. Джарин это понимал. Прекрасно понимал.
После ещё нескольких минут упрашиваний, когда голос Джарина дрожал сильнее, чем у маленького ребёнка при виде здоровенной, идущей прямо на него гончей, Тибек всё-таки сдался и, достав ручной дизраптор, снял силовое поле и приказал двигаться.
***
В каюте было довольно темно, но Джарин прекрасно видел наставленный на него пистолет.
- Я знаю, чего ты хочешь, - холодно произнёс Тибек, - быстрой смерти. Ты боишься того, что с тобой сделает Орден, и правильно делаешь. Так вот, я не стану нарушать приказ. Даже ради тебя, - кардассианец перевёл оружие в первый режим.
- Как легко, оказывается, потерять твоё уважение, - голос Джарина всё ещё дрожал, - я думал, что после всего пережитого мы с тобой почти как братья.
Заключённый помотал головой и, разминая запястье на левой руке, подошёл к репликатору, после чего нажал пару кнопок.
- Без глупостей! Медленно повернись, - услышал он строгий приказ и, чуть помедлив, повернулся с двумя стаканами канара.
- Неужели ты и в этом мне откажешь? - обречённо спросил Джарин, подходя к столу и ставя один из стаканов на него. - Это мой последний шанс выпить. Причём не просто в приятной компании, Крелл, но и вообще за всю мою оставшуюся жизнь!
Капитан с подозрением посмотрел на стоящий на столе стакан и не шевельнулся.
- Что? Ты действительно думаешь, что из всех кардассианцев во Вселенной мне захочется убить именно тебя? Не того, кто собрал на меня компромат, не того, кто годами пытался меня подставить, и не ту, которая погубила всю мою жизнь, а именно тебя? Ты думаешь... мне есть чем?
На лице бывшего дипломата отразилась гримаса боли, он взял стакан со стола и одним глотком осушил его, после чего выпил содержимое своего и отнёс пустые ёмкости обратно в репликатор.
- Не унижай меня ещё сильнее, Крелл! Орден и без тебя с этим прекрасно справится, причём совсем скоро.
Снова раздался звук работающего репликатора и снова Джарин замешкался, а потом повернулся к капитану с двумя стаканами канара.
Гал Тибек вновь с подозрением посмотрел на своего бывшего командира, но потом всё-таки взял стакан и поднял его.
- За Кардассию! - неожиданно твёрдым голосом произнёс Джарин.
Два кардассианца одновременно выпили.
______________________
Конец истории Джарина


For Cardassia!
Offline  
24 01 2018, 09:44:25 #181
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 22:03
ДС9, Ангар 13 - вечеринка

Двери ангара 13 раскрылись и Ракар прошел внутрь. Он нес в охапку несколько больших и широких бумажных пакетов. Пройдя внутрь, ромуланец поставил свою ношу на пол, окинул взглядом изменившийся ангар. Внутри находились только Тенек и Квинтилия, и их одежда не изменилась за последние 40 минут, это значило, что это они здесь все преобразовали.
- Ух ты, - сказал ромуланец, обведя взглядом помещение, - приятно знать, что я не опоздал, куда можно поставить еду и напитки, которые я принес?
-Туда, - Квинтилия махнула рукой в сторону узкого временного стола, стоящего вдоль стены.
Свет в ангаре стараниями землянки-инженера был приглушен и плавно менял оттенок от розового, как закат, к таинственному голубому, как морская глубина, и к золотистому, как первые лучи солнца.
Пустые обычно стены были завешаны блестящими гирляндами и связками полу-прозрачных воздушных шаров. Также воздушные шары в большом количестве лежали на полу, взлетая и перемещаясь от шагов пересекающих помещение людей. Арка входа в ангар тоже была украшена шарами.
Стол, на который Квинтилия отправила еду и напитки Ракара, был слегка подсвечен точечными светильниками, там стояла огромная хрустальная чаша размером с тазик, наполненная ядовито-розовой жидкостью, от которой струился белый пар, но прохладный, как от жидкого азота. На краю чаши висели два черпака, а рядом на столе стояла горка одноразовых стаканов.
В одном из углов ангара друг к другу склонялись две надувные пальмы, рядом стояли два бело-красных шезлонга, на одном из которых лежали венок из пластиковых цветов, ведерко с совком и темные очки, а на другом - голо-камера.
Играл плей-лист, выбранной землянкой, которая провела лучшие годы своего детства на Райзе. В музыке слышались ритмичные танцевальные этнические мотивы.

Ромуланец прошел к столику, на который указала Квинтилия и принялся расставлять блюда. На них были ромуланские фрукты красных, розовых, коричневых и голубых цветов, моллюски в раковинах, бутерброды с икрой темно-желтого цвета. Наконец, ромуланец выставил на стол 5 бутылей с ярко-голубой жидкостью и 15 одноразовых стаканчиков такой же стопкой, как и у чаши с розовым напитком. Одну из бутылей он поставил отдельно от других, и если присмотреться, то можно было заметить, что она имеет чуть более тусклый оттенок.
Закончив, Ракар потянул носом воздух, принюхиваясь к дымящейся жидкости и провел рукой над ее холодным паром.
- Вы здесь красиво все оформили, - сказал Ракар не поворачиваясь, - я первый раз присутствую на таком мероприятии с федератами. А это что, как называется? – Ракар обернулся к Квинтилии, указывая на чашу с напитком.
-Это пунш, - ответила трилл, - Я нашла рецепт в базе данных земных рецептов.
-О, пунш! - раздался голос за спиной Квинтилии.
Это был болианец в яркой рубашке с крупным цветочным узором.
-Он алкогольный? - с любопытством спросил Брол.
-Нет, - ответила Квинтилия, покосившись на Тенека.
Брол изобразил на лице недовольство и разочарование и обернулся к Ракару:
-А вы что принесли?

Когда Самрита вернулась в ангар, кадеты уже начали собираться, а атмосфера теперь мало чем напоминала строгое место для официальных собраний. Внешний вид землянки, впрочем, тоже успел измениться и теперь куда больше подходил под расслабленное настроение помещения: на ней был свободный шелковый комбинезон светло-салатового цвета на тонких бретельках с небольшим декольте, расписанный красными цветами, а волосы были не убраны в привычные хвостики, а распущены и украшены большим красным цветком.
Остановившись на пороге, она восторженно огляделась по сторонам, чувствуя, как ее губы невольно расплываются в улыбке, а затем поспешила к длинному столу с едой и напитками. Сама девушка принесла тарелку с земными закусками и большую вазу райзианских фруктов – в отсутствие Тара Мари она чувствовала себя немного ответственной за то, чтобы представлять еще и райзианскую культуру. Между делом она оглядывала зал, отмечая, кто уже пришел, а кто нет. Она хотела дождаться, чтобы собрались все или хотя бы большинство, чтобы сделать свое небольшое объявление.
Самрита с любопытством наклонилась к дымящемуся напитку, почти коснувшись носом белого пара, и обернулась к Квинтилии:
- Выглядит очень здорово! – землянка первой наполнила свой стаканчик. На принесенные ромуланцем бутылки она взглянула чуть подозрительно и с интересом склонила голову, дожидаясь его ответа.
Ракар пытался не смотреть слишком пристально на Квинтилию и для этого рассматривал пунш, стол, гирлянды, все остальное. Потом вошла Самрита, в нестандартном имидже и Ракар перевёл взгляд на Брола, принявшись добросовестно перечислять то, что принёс.
- Это фрукты, они некоторое время лежали в стазисе и недавно разморожены, к сожалению, иначе с Ромула не доставить свежих, однако, они не много потеряли во вкусе, почти не отличаются от недавно собранных. Вон те красные - это осол-твист, зеленый - это венерин. Я принес те, которые считаются в принципе вкусными и съедобными для землян, триллов, андорианцев. Каждый из них имеет уникальный богатый вкус, с разными оттенками. Дальше - вот эти раковины, это аналог земных устриц, ломать не нужно, они уже надпилены. Это, - Ракар показал на отдельно стоящую бутыль, - эль, а вот эти четыре - ка ли фал. Эль алкогольный, остальное нет. Если будет мало - я закажу еще, - и ромуланец с интересом посмотрел сначала на Брола, потом на Самриту.
- Нет-нет, - запротестовала Самрита. – Я обещала координатору, что никаких проблем не будет, так что обойдемся!
-Я не пью алкоголь, - несколько невпопад предупредила Квинтилия.
- Я тоже, - призналась Самрита с некоторой гордостью.
Тенек испытал некоторое облегчение: мисс Баккер проявила благоразумие сама, и не вынудила его весь вечер за ней приглядывать.
– Здесь многие не пьют алкоголь, – подытожил он и добавил, вспомнив познавательный разговор с Квинтилией: – так что остальные получат большую свободу в определении индивидуальной нормы.
-Что вы имеете в виду? Какую свободу? - переспросила Квинтилия.
– Ну, вы же сами сказали, что каждый должен уметь индивидуально подобрать для себя комплекс стимулирующих мер, – пояснил вулканец. – Учитывая, что по крайней мере трое не будут пить алкоголь, остальным нет причин беспокоиться о том, что они не получат достаточного для нужного эффекта количества.

Дверь в ангар снова открылась и вошел Крим. Он замешкался на пороге, выискивая кого-то взглядом в комнате.
- Хотела бы я на это посмотреть! – рассмеялась Самрита и тут же, изменившись в лице, замахала руками: - А хотя нет, не хотела бы!
Заметив Крима Анжара на пороге, землянка приветливо замахала ему рукой, подзывая к их небольшой группе.
- Да я не настаиваю, - развел руками Ракар, - просто ни один ромуланский фуршет не обходится без эля, я следовал традиции. Но я принес  и безалкогольное, и надеюсь его вы попробуете и вам понравится.
Следом за Кримом в ангар вошел Артур. Он успел переодеться в черные брюки, белую рубашку с галстуком, и черную жилетку. Из под рубашки была видна металлическая цепочка, прицепленная к поясу. Артур выглядел задумчивым и грустным, но войдя в ангар, увидев, что с ним сделали и всех присутствующих – улыбнулся.
М’Кота прежде чем войти несколько секунд стояла перед дверями. Примерно так могут стоять смертники перед первым шагом на эшафот. На девушке было платье, которое она купила для свидания с Артуром, но вчера всё пошло наперекосяк, и платье осталось висеть в шкафу… осталось бы, если бы Самрита не объявила вечеринку.
Ещё в своей каюте, надевая широкое и короткое платье из летящей ткани, а также все положенные для него аксессуары, клингонка мрачно размышляла о том, как земляне могут носить такую невесомую одежду. Ходишь как голый, оружие девать некуда, металлические бирюльки едва видны, не весят ровным счётом ничего и рвутся от малейшего чиха… Разве это одежда? В конце концов, она так и не решилась полностью избавиться от оружия и пристегнула д’к-таг к бедру так, чтобы его не было видно из под платья. Причёской клингонка пренебрегла – не считать же причёской распущенные и расчёсанные волосы!
В таком вот образе М’Кота переступила порог преображённого конференц-зала. Выражение её лица нисколько не гармонировало с нарядом: казалось, она ожидала нападения невидимых врагов, скрывающихся под стульями и надувными пальмами.
Артур как раз обернулся к двери и пару секунд  завороженно глядел на М’Коту, затем  подошел к ней ближе, обнял одной рукой за талию, их лица оказались близко друг к другу. Артур не удержался и поцеловал клингонскую девушку, затем чуть отстранился, глядя ей в глаза, заговорил шепотом:
- Ничего себе, М’Кота! В следующий раз я обязательно оденусь в клингонскую форму. Если бы я тебя не знал, сказал бы, что ты без оружия. Но это не так, ты в любой момент можешь его достать, моя Лара Крофт.
И, предупреждая ее вопрос, поспешил уточнить:
- Потом расскажу кто это.
– Я выгляжу глупо, – проворчала М’Кота, впрочем, не пытаясь скрыть, что реакция Артура ей приятна, – Но ради того, чтобы посмотреть на тебя в образе клингона, можно и потерпеть.
___________________
с кадетами


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 01 2018, 10:53:52 #182
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка


По мере того, как кадеты собирались, помещение наполнялось и начинали образовываться группки по несколько человек. Самрита сделала музыку погромче, чтобы желающие уже могли начать танцевать, и сама первой же и подала пример. Как и на презентации Акриты, когда они пробовали невесомость, землянка двигалась аккуратно, плавно и уверенно, не делая резких движений – было видно, что она чувствует себя комфортно в этой среде, но при этом не стремится становиться центром внимания. Время от времени она поглядывала на дверь в ожидании Освальда, но он так и не шел, поэтому девушка занимала себя ничего не значащей болтовней с остальными кадетами.
Дверь в очередной раз открылась, и Самрита обернулась в надежде, что, хотя бы на этот раз это Освальд, да так и осталась удивленно стоять на месте.
- Ух ты, - проговорила она в воздух и пару раз хлопнула ресницами. В прошлый раз ее так поразило появление клингонки в воздушном наряде, теперь поразить всех решила ромуланка.
На пороге стояло роскошное золотое платье, переливающееся при мягком свете ламп. Где-то внутри него находилась новая участница их группы – Делас, но ромуланка терялась в великолепии своего наряда и смотрелась в нем довольно странно. Платье безо всяких сомнений было очень дорогим, отличалось изяществом силуэта и было буквально создано для того, чтобы привлекать внимание. Оно бы прекрасно смотрелось на ком-нибудь другом – практически на ком угодно более взрослом, более высоком, более… представительном. Делас же с ее короткой военной прической и торчащими ключицами не гармонировала с платьем и несла его на себе, как роскошную броню от окружающего мира.
Зайдя в зал, она огляделась, точно определяя расположение сил, и, дождавшись, что внимание устремлено к ней, неспешно двинулась в зал.
Кадеты, которые успели выйти на танцпол, поспешно расступились с ее пути. Брол присвистнул.
-Сегодня просто какой-то день преображений!
Ромуланец все еще стоял у стола, молча рассматривая окружающих. Музыка стала громче, он уже налил себе пунша и осторожно пробовал его, и, наконец,  увидел вошедшую Делас.  Ракар  чуть прикрыл глаза, его почему-то захотелось скрестить руки на груди, но стакан не позволял. Вместо этого, он поднял правую руку и помахал, глядя на Делас.
Делас, которая хоть и делала вид, что вовсе не выискивает в толпе Ракара, краем глаза все же смотрела именно на него, и поэтому, едва только он ей помахал, направилась к столу с напитками и закусками.
- Привет, - бросила она по дороге Квинтилии и, гордо подняв подбородок, поравнялась с ромуланцем: - Ты выглядишь очень скучающим, - усмехнулась она, поглядывая на дымящийся пунш. – Агенты Тал Шиар не танцуют?
Ракар следил за Делас, пока она шла. Она поздоровалась с Квинтилией и прошла мимо. Ракар чувствовал себя неловко. Он улыбнулся кончиками губ, и перевел взгляд с Делас на остальных кадетов, продолжая за ними наблюдать.
- Делас, - негромко сказал Ракар, - я понимаю, что даже когда я сплю – я все равно служу Империи и являюсь агентом Тал Шиар, но я сейчас даже не в форме. - И Ракар снова посмотрел на ромуланку, - чуть позже, еще не все подошли. Потом – обязательно. Не знал, что тебе нравится желтый цвет. Хочешь пунша? Интересный вкус.
- Мне нравятся все цвета, - улыбнулась ромуланка. – Это платье сшито по бетазоидским мотивам – еще мне нравится знакомиться с другими культурами. Поэтому я и здесь.
Она наклонилась к чаше с пуншем и подозрительно на нее взглянула, но все же кивнула с согласием.

Пока некоторые из собравшихся были заняты разговорами, а некоторые вернулись к танцам, дверь в ангар снова открылась, и на пороге появилось лицо, которое на вечеринку никто не приглашал.
Баджорец по имени Авем просунул дверь в ангар и огляделся, не узнавая помещение.
-Псст! - прошипел он, обращаясь к любому ближайшему кадету.

- Хорошо, что ты здесь, - немного отрешенно сказал Ракар и нашёл взглядом Тенека в толпе, но тут же спохватился, улыбнулся, посмотрел на Делас, налил пунша в стаканчик и подал ей. - Любопытство и звезды, которые манят и завораживают. Я понимаю. - и тут же посмотрел на дверь ангара.
Но Ракар и Делас стояли слишком далеко от двери в ангар.
Заметив у входа баджорца, которого она прежде уже видела на станции, Самрита нахмурилась и подошла поближе.
- Что-то случилось? – встревоженно спросила девушка. – Мы мешаем?
-Почему сразу мешаете? - проворчал баджорец, с любопытством оглядывая, во что превратился ангар, - Знаете тут кого-то по фамилии Баккер? У меня для нее посылка.
- Это я… - девушка все еще не очень понимала, что происходит. – Какая посылка? Если хотите, можете к нам присоединиться, мистер, э… В общем, проходите! – смущенно добавила она.
-Тогда это вам, - мужчина протянул девушке маленькую красную бархатную коробочку.
- От Освальда? – девушка опустила ресницы и почувствовала, как ее сердце забилось сильнее. Не медля больше, она подняла крышку.
 -От коммандеров, - тем временем ответил мужчина.
В коробочке действительно было что-то золотое и круглое, но не то, чего ожидала Самрита. На мягкой подушечке покоился пип.
- Спасибо, - с благодарностью кивнула Самрита, рассматривая блестящий золотой пип на красной подушечке. То, о чем она так мечтала – но почему-то в тот момент ей хотелось, чтобы там было что-то другое…
- Вы можете остаться, если хотите, - обратилась она к баджорцу, не спеша прикреплять пип на одежду. Ему было место на сером воротнике офицерской формы, а не на вырезе ее шелкового комбинезона. – У нас тут весело!
-Это полевое повышение, поэтому без фанфар и парадных построений, - объяснил Авем, наблюдая за реакцией землянки и по-своему объяснив легкую тень разочарования на ее лице, - Но вы носите его с честью. Звездный Флот на вас рассчитывает, энсин. И зайдите завтра утром в кабинет командующего… то есть командующей станцией. К сожалению, я не могу остаться - вы не представляете, сколько бумаг требуется оформить, когда кто-то вдруг восстал из мертвых.
- Да, сэр, разумеется! – Самрита поспешила исправить первое впечатление о своей реакции. – Я обязательно явлюсь завтра утром к коммандеру Мори. Пожалуйста, передайте ей, что мы все очень рады, что она воскресла… ой, то есть оказалась жива, - быстро поправилась новоиспеченный энсин. – Эта вечеринка и в ее честь.
-Передам, - пообещал Авем и исчез за дверью.
Самрита еще некоторое время стояла у входа, с легкой улыбкой разглядывая пип, а затем закрыла коробочку и положила ее в карман широких брюк.

Ракар внимательно смотрел вперед на общение Самриты и лейтенанта Авема. Официальный повод для этой вечеринки еще не был известен и прежде чем что-то предпринимать, Ракар хотел завершения официальной части и само собой, он хотел знать этот повод. Освальда не было все еще, а в лице Самриты Баккер явно читалась некоторая неловкость, по этому ли поводу, или какому-то еще? В любом случае, ромуланец весь обратился в слух. А потом хозяйка вечеринки попрощалась с энсином Авемом, и положила что-то в карман. Ракар снова глотнул пунша, нашел взглядом Квинтилию, а потом повернул голову к Делас.
- Делас, так все-таки, что у вас произошло с Тенмой? – Ракар спросил очень тихо. – Твоя реакция по его поводу после презентаций – была очень резкой. Что он сделал, чтобы заслужить такую репутацию?
Делас тем временем совсем не следила за беседой Самриты и незнакомого ей баджорца, а с исследовательским интересом изучала стол – особое внимание привлеки земные закуски, которые ромуланка осторожно пробовала по-очереди. Услышав, что Ракар к ней обратился, она тут же обернулась и широко улыбнулась:
- Мы не нашли общий язык, - пожала она плечами. – Личное взаимонепонимание. Ты же знаешь, у меня сложный характер и многим он не нравится. Например, - она обвела взглядом зал, - всем здесь присутствующим. Так что считай, что это моя вредность – мне не нравится Джез Тенма, и я не хочу ему помогать. Думаю, вы сможете его прекрасно осчастливить и без меня!
Ракар внимательно посмотрел на ромуланку, изучающую земную пищу. Он потянулся и взял нечто круглое из вазы с райзианскими фруктами. Делас неплохо увиливала от ответов. Отлично справлялась.
- Я не собираюсь его осчастливливать, меня волнуют лишь интересы Империи, - все также тихо сказал Ракар, - очень интересно знать, каковы границы его намерений и возможностей? Что он смог сделать такого, чтобы одновременно заслужить неприязнь и твою, и Квинтилии?
- Он ничего не сделал Квинтилии… если тебя это волнует, - по лицу Делас пробежала тень, которую она тут же прогнала усилием воли. – Это все неважно, пойдем танцевать! – она потянула Ракара за руку.
То, что Тенма ничего не сделал Квинтилии – было очень облегчающей информацией. Ракар чувствовал, что если бы что-то случилось, он бы потерял контроль, Тенма бы ответил за это. Впрочем, согласно постановке вопроса – именно Делас он что-то сделал. Все это не просто так. Что-то серьезное было. А Ракару очень не нравилось, когда обижали его соотечественников. Делас увиливала, снова и снова, все также успешно. Это была серьезная тема, не просто какое-то оскорбление. Что-то явно серьезное.
- Волнует, - кивнул Ракар, и только и успел, что положить на стол недоеденный райзианский фрукт. Он не сопротивлялся. Делас хотела танцевать, или, по крайней мере прекратить этот разговор таким образом. Почему бы и нет? Он только немного тоскливо посмотрел в сторону Квинтилии, и сразу следом развернулся лицом к Делас, нежно и аккуратно положив правую руку ей на спину, легким касанием. Левой он сжимал ее ладонь. Это была изначальная позиция. Ракар улыбнулся, глядя на Делас сверху вниз.
- Еще не наступила официальная часть, но почему бы и нет. Здесь никогда не видели как танцуют ромуланцы. Давай покажем им, со всей страстью, со всем нашим огнем в нашей крови. Пусть видят. – И он отступил назад, увлекая за собой Делас к центру ангара, который иначе как залом теперь было и не назвать.
- Я не думаю, что тут будет официальная часть, - шепнула Делас. – Это же просто вечеринка. Неужели ты никогда не бывал на таких дома?
Она с удовольствием поддалась Ракару, позволяя ему вести – он танцевал превосходно, но и она не уступала. Вскоре место для них в центре зала само собой расчистилось, и Делас с удовольствием ловила удивленные и восторженные взгляды других кадетов. Но еще приятнее ей было чувствовать прикосновения – пусть и формальные – Ракара и вспоминать тот вечер, когда она впервые его увидела. Тогда она могла только мечтать о том, чтобы станцевать с ним, сейчас же ей хотелось, чтобы этот момент никогда не заканчивался. 
- Самрита должна что-то сказать, а потом будет как обычно. Я бывал, но многое было не так, как здесь, - шепнул Ракар, а дальше уже не надо было слов. Ромуланец самозабвенно отдался ритму, не такому как на Ромуле, но он умел адаптироваться. И на одно краткое мгновение он почувствовал себя дома, не на службе. Лицо девушки, их движение, размытые контуры всех тех, кто вокруг, и страсть, страсть, подчиненная ритму движения в танце, настоящая, ромуланская, не скованная никакими ограничениями, мир чистых незамутненных эмоций. Он смотрел на Делас, но перед его глазами стоял другой образ, совсем другой.
___________
С кадетами
Offline  
24 01 2018, 10:54:54 #183
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка

Дверь в ангар открылась, и с пакетом в руках появился Освальд. В отличие от остальных, он был в своей кадетской униформе, и вид у него был усталый и недовольный. По крайней мере, первые несколько секунд. Осмотрев помещение, он улыбнулся, пусть и немного неестественно, после чего подошёл к столу и извлёк из пакета четыре бутылки спрингвайна. Перед тем как отложить пакет в сторону, он быстро достал что-то и убрал в карман, после чего направился к Самрите.
- Надеюсь, я не пропустил твою торжественную речь? - немного извиняющимся тоном спросил он. - Меня кое-что задержало.
- Ничего страшного. Я надеюсь, ничего серьезного? - Самрита с облегчением улыбнулась и достала коробочку. Открыв ее, она протянула Освальду: - Смотри, что у меня теперь есть!
- Ты это заслужила, - на этот раз, улыбка Освальда была совершенно искренней - поздравляю, энсин! Что касается меня... нам надо будет поговорить, только давай не сейчас. Пусть все настолько увлекутся, что позабудут о виновнице торжества, - тогда и поговорим.
- Поговорить? – Самрита испытующе посмотрела на Освальда. – О чем-то хорошем, я надеюсь? Когда все соберутся, я сделаю небольшое объявление и… ну, в общем-то, больше планов на сегодняшний вечер у меня нет, - она кокетливо заправила прядь волос за ухо. 
- У вас тут красиво, - не ответив, перевёл тему молодой человек, - с гирляндами - это твоя была идея или Перим? Мне нравится!
- Квинтилии, - призналась Самрита. – Я бы ничего не успела с этими презентациями. Здорово, правда? – она подняла голову, глядя на гирлянды и шарики. – Именно такая атмосфера, как мне и хотелось.
Девушка проводила взглядом танцующих ромуланцев, которые, определенно, привлекли к себе внимание всех присутствующих, и усмехнулась:
- Как думаешь, у нас еще одна новая парочка?
- Кто их - ромуланцев - знает, - усмехнулся Освальд, - может, они так закодированными посланиями обмениваются! Лучше бы действительно было это, чем ситуация, в которой Делас бегает за Ракаром, Ракар - за Перим, а Перим вообще ни до кого дела нет. Ничем хорошим это закончиться не может.
- Прямо как наш первый курс, - хихикнула Самрита, которая и сама сейчас чувствовала себя скорее глупой первокурсницей, чем настоящим офицером Звездного Флота. – Может, тоже потанцуем пока?
Освальд хотел было мотнуть головой и сказать, что сейчас не до танцев, но передумал: случившегося не изменить, а от его кислой мины у окружающих - особенно у любимой девушки - может испортиться настроение, а этого допускать не хотелось.
- А давай! - кивнул он и, схватив Самриту за руку, повёл на "танцпол".
Самрита довольно кивнула и пошла вслед за Освальдом с твердой уверенностью заткнуть за пояс ромуланцев и показать, кто тут лучше всех танцует.

Когда, наконец, все собрались, Самрита вновь приглушила музыку и дождалась, когда все постепенно затихнут и обратят внимание на нее. Громко говорить она не умела, поэтому уже успела пожалеть, что не придумала какой-нибудь усилитель звука вроде микрофона.
- Пожалуйста, немного тишины! – прокричала она в зал, а затем добавила чуть тише: - Спасибо! Во-первых, я бы хотела поблагодарить Квинтилию за организацию этой вечеринки. У меня совершенно не было времени на ее организацию сегодня, а она помогла… да даже не помогла, а все сделала за меня, - смущенно добавила девушка и первой зааплодировала, подавая пример.

Когда музыка стихла, Ракар и Делас остановились. Ромуланец еще пару секунд держал ее руки в своих, как это полагалось правилами, смотрел девушке в глаза, а потом отпустил Делас, отступил на шаг, медленно поклонился ей и тихо сказал:
- Спасибо.
Внимание привлекла Самрита, и Ракар понял, что сейчас и будет то, что он считал официальной частью. Поддерживая слова благодарности для Квинтилии, он тоже, по примеру Самриты, зааплодировал.
Артур и М'Кота  в углу ангара прервали свой тихий разговор и повернули головы к Самрите.
Самрита благодарно кивнула и продолжила:
- Было несколько причин, почему я решила устроить эту вечеринку. Например, потому что до этого мы никогда не делали ничего подобного. Или потому что она вписывается в мое задание от Планкса. Или потому что мы прекрасно показали себя в регате, хоть и не заняли первое место. В конце концов, потому что проект продолжается! Но все же сегодня я хочу отпраздновать две важные новости: общую для всех и мою личную. Во-первых, как мы все теперь знаем, коммандер Мори жива и вернулась к своему посту командующей станцией! – девушка радостно подняла в воздух одноразовый стаканчик с пуншем. 

Ракар не пошел к столу, он остался на месте, там где и стоял. По ромуланским традициям, в таких и аналогичных случаях обычно поднимали стаканы с элем. Но он сейчас не мог. Он должен был через некоторое время подойти к Квинтилии, и для этого необходимо было, чтобы она знала, что он не пил, что его реакции не изменены. Хоть и ромуланский эль в небольших количествах действует на ромуланцев совсем иначе, чем на представителей других рас, в глазах Квинтилии это все равно алкоголь, и она снова подумает о нем плохо. Меж тем, Ракар видел, что настроение федератов в связи новостью о коммандере Мори – явно улучшилось, даже не смотря на регулярно невеселый вид кадета Лайтмана, смутно проявляющееся на лице напряжение, подавляемое усилием воли – у кадета Макдауэлла, оттенки отрешенности, вполне понятной, и все же печалившей ромуланца, на лице у Квинтилии, легкое волнение Баккер. Это закономерно. И это хорошо. Ракар на мгновение подумал, что будет со всеми ними, когда придет известие о гибели Джеза Тенмы, и это известие будет приниматься ими за правду, также как и первоначальные сведения о командире этой станции. Что-то будет. Причем, не однозначно, не одинаково. Даже диаметрально противоположно. Но они забудут об этом спустя время. Так это все устроено. А пока не случилось новой беды – нужно радоваться. И они понимают это и радуются.
Ракар не пошел за напитком, не сходя с места он улыбнулся и кивнул Самрите Баккер, ожидая второй важной ее личной новости.
- А вторая новость… - Самрита сделала неловкую паузу и полезла в карман. – Вторая новость заключается в том, что меня повысили до энсина, и теперь я являюсь офицером Звездного Флота. Вот, - она смущенно опустила взгляд и подняла крышку коробочки, в которой лежал энсинский пип. – В общем-то, это все, что я хотела сказать… Можете веселиться дальше! 
В этот раз первым зааплодировал Освальд, и на его лице вновь появилась искренняя радость.

Так вот в чем дело! Самрита Баккер выбрала повышение, а не работу на станции. Это было хорошей новостью, у нее должно было хватить времени на проект. И снова найдя взглядом Квинтилию, и поспешно изменив направление, в котором смотрел, Ракар пошел к Самрите.
Тем временем, Артур и М'Кота подошли к столу с закусками. Не долго думая, Артур предложил клингонке попробовать ромуланского напитка, и они оба уже стояли со стаканами с ярко-голубой жидкостью в руках.
- За энсина Самриту Баккер, - громко произнес Артур, отсалютовав, - поздравляю, Самрита!
Ракар подошел к землянке, он улыбался. Подозрительно посмотрел на рядом стоящего Освальда, подозрение, впрочем, сменилось улыбкой.
- Разрешите в таком случае, пригласить вас на танец, энсин Самрита Баккер, хозяйка этого прекрасного вечера, - сказал Ракар и протянул Самрите руку.
Радостно улыбнувшись Освальду, Самрита тут же перевела взгляд на Ракара и немного удивленно кивнула.
- Д-да, конечно… - сейчас ей не хотелось искать подвох и второй смысл в его действиях, поэтому она просто прошла вперед.
Как танцуют федераты, Ракар успел посмотреть  в базе данных некоторое время назад. Ничего сложного, или чего-то необычно экстраординарного, очень даже похоже на ромуланцев. Он мог этому соответствовать. Кроме того, краем глаза, он видел как это уже делали Освальд и Самрита, до того, как все собрались.
Ракар кивнул девушке, уже больше не глядя на Освальда, и не беспокоясь о том, что тот будет протестовать и противостоять его приглашению. Ромуланец действовал очень аккуратно, одну руку положив девушке на талию, второй обнимая ее за плечо.
- Поздравляю с повышением, Самрита, теперь ты офицер Звездного флота. Это начало пути к вашей мечте, - с улыбкой произнес Ракар, внимательно глядя девушке в глаза.
- Спасибо, - Самрита все еще не очень понимала, куда ведет Ракар, поэтому спросила его в лоб: - Ты ожидаешь от меня каких-то действий в связи с этим? Тебе… что-то надо?
Ракар коротко вздохнул и усмехнулся, но взгляда от глаз Самриты не отводил. Конечно, он заметил, что соглашаясь на приглашение – она слегка запнулась. Конечно, он помнил, что недавняя попытка до нее дотронуться в попытке утешить – вообще чуть было не кончилась вызовом службы безопасности. Потом все стало немного лучше, но с переменным успехом. Вот и сейчас, Самрита высказалась прямо и искренне. И Ракар усмехнулся этому сложившемуся стереотипу. Но бывают моменты, когда политика и интриги отступают на задний, почти не видимый план.
- Мне нравится вечеринка, организованная тобой, я от души поздравил с продвижением по службе. Ничего такого, что вы обычно привыкли думать, - Ракар улыбался, но теперь с грустным оттенком, - я просто хочу потанцевать с виновницей сегодняшнего торжества и приятного вечера.
- Хорошо, - легко согласилась Самрита и покрутила головой в поисках Квинтилии. По ее представлениям, Ракар должен был танцевать с ней, а не с Самритой. – Но я должна предупредить, что не планирую использовать свой новый статус для какой-то сомнительной деятельности. Это все очень ответственно, и я теперь офицер, а не просто кадет.
_______________
с кадетами


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 01 2018, 10:59:19 #184
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка


Шаг, еще, шаг, поворот. Ракар тоже посмотрел вперед поверх головы Самриты, и вернул взгляд. Он усмехнулся снова, но тут же стал серьезным. Немного промедлив, подбирая слова, Ракар сказал:
- Знаешь, хотел бы я, чтобы вы все думали обо мне немного иначе. Иногда мне начинает казаться, что я уже этого заслужил, но этого все равно все еще не происходит. Я не собираюсь как-то использовать или вербовать тебя. Я рассчитываю на честное взаимное партнерство, и со своей стороны всеми силами работаю именно над этим. Поэтому твой новый статус для меня – это повод праздновать, а не что-то иное.
Шаг, еще шаг.
- Ну что ж, тогда мы смотрим на ситуацию одинаково, - голос Самриты звучал безэмоционально, но она чуть заметно улыбнулась. – Честное и взаимное партнерство. Но сегодня я здесь не для того, чтобы говорить о делах – я хочу отдохнуть и расслабиться.
Когда музыка сменилась другой, более быстрой, она сделала шаг назад и чуть склонила голову, что должно было символизировать поклон.
Ракар тоже поклонился Самрите, и поблагодарил за танец. На секунду замер неподвижно, глядя в пол. Ему было немного страшно. До глубины души продирало холодом от одной только мысли, от мысли о том, что она ему сейчас откажет.
Ракар развернулся и медленно пошел к столу, чтобы морально собраться и приготовиться. Он мог бы и еще дальше танцевать с другими, создавать иллюзию того, что его приглашение ее является одним из многих, и этим она вовсе не даст ему никакой надежды, а лишь приятно проведет немного времени в движении под музыку. Но Ракар чувствовал, что тянуть дальше – тоже было нельзя. Однако волнение разбирало его до такой степени, что щеки и кончики ушей слегка позеленели. Ракар чувствовал прилив крови к лицу, что было совершенно неприемлемо для такого агента как он. Он должен был это контролировать.
Взяв со стола знакомый ромуланский сочный фрукт, Ракар отошел к стене, несколькими быстрыми вдохами-выдохами успокоился. Музыка была быстрой, он решил переждать этот трек, в надежде, что следующий будет другим. А потом, высмотрев среди кадетов Квинтилию, не спеша пошел к ней.
Квинтилия стояла возле стола с пуншем, держа в руке одноразовый стакан, и в отсутствующим видом смотрела на танцующих.
Ракар обошел стол так, чтобы не подкрадываться к Квинтилии сзади, а чтобы она заранее его заметила. Подошел и остановился перед ней.
- Разрешите пригласить вас на танец, Квинтилия? – спросил он.
-Что? - переспросила Квинтилия, отвлекшись от своих мыслей, - Нет, спасибо, я не танцую.
- Почему? – спросил Ракар, чуть склонив голову, - вам не нравится этот процесс или есть другая причина?
-Да, - ответила Квинтилия после паузы, - Мне не нравится процесс.
Ракар вздохнул, и переступил так, чтобы стоять не напротив Квинтилии, а рядом с ней. Она думала над ответом, и он не смог понять, был ли этот ответ честным. Должно быть был, потому что она уже не раз говорила, что исполняет это требование Планкса. И этот ответ был странным, ромуланец снова испытал эмоцию зарождающейся ярости, ненависти к тому, кто сделал вот это все с этой девушкой. Но эти чувства были сейчас не уместны, их следовало отложить на потом.
- Чем именно? – спросил ромуланец, - что в нем не так для вас? Можете рассказать?
Квинтилия протяжно вздохнула.
-Мне казалось, что будет проще сказать, что мне это не нравится, и тогда вы больше не вернетесь к этой теме, - с несчастным видом ответила она, - Я не умею танцевать.
- О, - Ракар отвел взгляд и выдохнул с явным облегчением, впрочем, он тут же снова посмотрел на Квинтилию, - и, то есть, это значит, что вы просто никогда не пробовали? Это ничего. Хотите, я научу вас? Это не так сложно, как может казаться на первый взгляд.
-Мы договорились, что больше не будем оказываться в романтичных ситуациях, - напомнила Квинтилия, - Лично я нахожу это место и эту ситуацию очень романтичной, поэтому снова отклоняю ваше предложение.
- Вовсе не обязательно, - ответил ромуланец, ощутив, что сердце начинает биться быстрее, - посмотрите с другой стороны. Я уже танцевал с Делас и Самритой, и в этом было мало чего от романтики, это был всего лишь танец, ощущение полета, гармонии, красивого движения, подчиненного правилам, некоторой форме самовыражения. Не каждая пара, которая танцует, связана романтическими отношениями. Как не связаны инструктор и тренируемый, как учитель и ученик, два случайных человека, которые просто исполняют нечто совместное. Но вы можете испытать новое ощущение, для самой себя, и оно будет только ваше. Что если вам понравится? Вы не будете обязаны ничем, и не будет никакого последствия этого, но что если вам действительно понравится танец? Почему нет?
-Потому что, - твердо сказала трилл, - мне не важно, считаете ли эту ситуацию романтичной вы. Важно, что я так считаю. Я всегда мечтала об этом - оказаться на настоящей вечеринке, в красивом платье, и вдруг бы заиграла песня, которая мне нравится или которую я хотя бы знаю, и тот, кто мне не безразличен, внезапно обратил бы на меня внимание, подошел и пригласил на танец. И хотя я не умею танцевать, это было бы совсем не неловко, мы бы учились друг у друга и постепенно друг друга узнавали - движения, прикосновения кожи, изгиб тела, запах… Я хочу, чтобы мой первый раз что-то значил.
Кровь таки снова прилила к лицу ромуланца, и оно чуть потемнело. Он закрыл глаза, пытаясь успокоить дыхание, и вышла пауза на несколько секунд, которые показались ему вечностью.
- Важно, как вы считаете, - немного срывающимся голосом и значительно тише сказал он, - и мне казалось, что так будет для вас проще, если я буду делать подобие незначительности этой ситуации. Я пытался так сделать. Но на самом деле – для меня это значит слишком много. Прикосновения, изгиб, запах. Все это. Близость той, которая нравится мне больше всего на свете. Той, которая значит для меня больше жизни. И без неловкости не бывает. Никогда в первый раз не бывает без неловкости. Так устроена жизнь. Но это пройдет, и неловкость закончится. Мы научимся друг у друга, понимать, и дарить радость, каждым движением, каждым взглядом, каждым прикосновением.
Ракар протянул Квинтилии свою руку:
- Дай мне свою руку, дай мне шанс показать тебе, как много ты для меня значишь. Пусть это будет первый раз, когда мы начнем узнавать друг друга, постепенно, не спеша.
-Но я не люблю вас… - тихо сказала трилл.
- До такой степени, что не нравлюсь даже самую малость? Для вас ничего не будет значить танец со мной? Вообще ничего? – спросил Ракар, стараясь говорить ровно, глядя Квинтилии в глаза.
-Будет значить, - ответила Квинтилия, - Но это будет скорее отрицательный опыт. Он будет значить, что я предала свою романтическую мечту и в первый раз в жизни танцевала с тем, кого не люблю. Он будет значить, что я слаба и поддалась на уговоры, потому что легче дать с собой потанцевать, чем объяснять, почему нет. Он будет значить, что у вас появится надежда, которую я не поощряю. Вас самого это устроит?
Ракар медленно кивнул.
- Нет, я не разрушу вашу романтическую мечту, - сказал он спустя пару секунд. Оливковая кожа на лице ромуланца сделалась серой. Он коротко поклонился Квинтилии, развернулся и пошел на выход из ангара. На ходу быстро взглянул на хронометр. До назначенной встречи с торговцами кораблями оставалось совсем не так много времени. Необходимо было подготовиться. Холод медленно вползал в душу, но он знал, что сделать обязан, и необходимо было сосредоточиться на этом.
________
С кадетами
Offline  
24 01 2018, 11:03:35 #185
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка


- Ну так что ты хотел сказать? – улыбающаяся и разрумянившаяся от танца Самрита неожиданно возникла перед Освальдом, держа в руках тарелку с райзианскими и ромуланскими фруктами. – Угощайся, очень вкусно!
Освальд вздрогнул от удивления - Самрита вырвала его из глубокого размышления, которому, не в последнюю очередь, способствовал наполовину опустошённый стакан спрингвайна. Кадет мотнул головой, отказываясь от закуски, и, стараясь сохранять спокойствие, произнёс:
- Сэм, сегодня после презентаций я получил... меня переводят в другую группу, на Кардассию Прайм. Я должен буду покинуть станцию завтра.
- Ч-что… да ладно, ты же шутишь? – Самрита застыла с веточкой розового винограда у самого рта и недоверчиво посмотрела на молодого человека. – Это же неправда, да?
- Ты и правда думаешь, что я стал бы об этом шутить? - горько усмехнулся Освальд. - Я не знаю, проклятая случайность ли это, или же кто-то наверху решил нас с тобой развести в разные стороны, чтобы было больше напряжения в группах и меньше радости... в любом случае, я не намерен просто так с этим мириться. Я собираюсь выйти из "Альфы", вернуться в Академию и просить дать возможность досрочно сдать выпускные экзамены. Если повезёт, через... пару месяцев я буду служить здесь. Или на Сембе-2. Или ещё где-нибудь поблизости - не важно, но я точно не хочу провести следующие одиннадцать месяцев вдали от тебя.
- Да ты что… нет! – воскликнула Самрита и, оглядевшись, перешла на шепот: - Так, пойдем туда и поговорим, - она кивнула на шезлонги, стоявшие под надувными пальмами. Сейчас они были свободны, и она потащила Освальда за рукав в их направлении. – Даже не думай о подобных глупостях, - прошипела она по дороге.
- Глупостях? - тихо переспросил кадет, занимая свободный шезлонг. - Ты считаешь глупостями то, что есть у нас с тобой? Наши чувства, наши планы и мечты на будущее, нашего пока ещё нерождённого ребёнка? Я - точно нет. Ради этого многим можно... стоит пожертвовать, если жизнь ставит преграды, - кадет машинально положил руку на карман униформы и нащупал там что-то, но доставать пока не стал.
- Подожди, спокойно! – Самрита предупредительно подняла палец. И все же съела виноградину. А потом вторую и третью. Пауза затянулась. – Черт, ненавижу Кардассию, - произнесла она, наконец, и ее голос предательски дрогнул: – От нее одни неприятности. Но даже не думай бросать проект! Мы столько ради него сделали, он жив благодаря нашим стараниям, и я не прощу тебя… и себя тоже, если тебе придется это сделать. Наверняка есть и другие способы… должны же быть!
- Того, что мы сделали для проекта, у нас и так уже никто не отнимет, - терпеливо объяснил Освальд, хотя по тому, как сильно он сжимает собственное колено и стакан со спрингвайном, было видно - эмоции он сдерживает из последних сил, - но теперь пора подумать и о нас с тобой. Я мог бы, конечно, обратиться к командованию и просить не переводить меня со станции, но ты и сама понимаешь, что мне на это скажут: "Вам, кадет, могут когда-нибудь приказать пожертвовать всем, включая собственную жизнь, ради спасения корабля или гражданских лиц. Личные причины - не повод делать исключения". И будут правы, ты же знаешь. Да, одно дело - совмещать долг с личной жизнью, когда всё идёт хорошо, и совсем другое дело - пытаться делать это, когда всё рушится. Видимо, офицер из меня тоже будет не очень хороший получится, раз для меня ты важнее, чем международный проект.
- В любой другой ситуации мне было бы приятно это слышать, - вымученно улыбнулась Самрита. – Но сейчас я бы не хотела, чтобы кто-то из нас пошел на жертвы. Мы здесь, мы – лучшие, мы должны представлять Федерацию и Академию, мы должны это сделать ради друг друга и нашего будущего. Проект длится всего год, а такой шанс выпадает лишь однажды в жизни, и просто так от него отказаться, это… глупо. Даже не думай о таком! – она опустила голову, чтобы не было видно всех эмоций. – Мы оба будем участвовать в проекте до конца… ну или, в моем случае, насколько возможно до конца. А если ты все бросишь… с чего ты вообще решил, что тебя направят в Баджорский сектор, а не к Нейтральной зоне?
- У меня же будет возможность подать запрос, - не слишком уверенно произнёс молодой человек, - я же не самый плохой кадет... в общем-то, ни с чего я это не решил - у меня нет уверенности ни в чём. Но это ведь шанс, правда? Не похоже, чтобы у меня была другая надежда не поставить под удар наши отношения и не пропустить рождение нашего ребёнка. Разве что я брошу ещё и Академию, но до этого, надеюсь, не дойдёт.
- Ты подашь запрос, а его отклонят. И вообще, попробуй еще Академию раньше срока закончить – будто это так просто, - упрямо пробурчала девушка. – Но я знаю точно, что тебя есть шанс завершить проект с успехом, и это откроет множество возможностей. Если ты откажешься, это будет самой большой глупостью! А я не хочу, чтобы из-за меня ты делал глупости, – она хлюпнула носом и продолжила с надеждой: – И вообще, эта Кардассия не так далеко… Ты ведь можешь мне звонить? Прилетать в увольнительную? Быть здесь, когда придет время?.. – ее пальцы коснулись ладони Освальда.
- Непросто, - улыбнулся кадет, хватая пальцы девушки своими, - но ради кого-то действительно важного и дорогого можно горы свернуть, не то что Академию закончить раньше срока!
Поставив стакан со спрингвайном на пол, Освальд свободной рукой достал из кармана что-то и, не показывая, вложил в ладонь Самриты.
- Это тебе, на память, если вдруг... если вдруг череда наших неудач продолжится.
Предметом оказалась золотая цепочка с кулоном в форме Солнца. При ближайшем рассмотрении оказалось, что тот открывается - внутри были их маленькие фотографии.
- Это так… так… черт, я сейчас расплачусь, - Самрита вновь шмыгнула носом и уперлась лбом в плечо Освальда, сжимая кулон в руке. – Почему именно сейчас… почему именно ты? Я только подумала, что у нас все налаживается и мы сможем быть нормальной парой, а теперь придется учиться строить отношения на расстоянии. Ты ведь не найдешь там себе какую-нибудь красивую кардассианку? Обещай, что не найдешь себе никакую красивую кардассианку – и вообще никого другого! – она выпрямилась и грозно взглянула на молодого человека, точно пыталась скрыть свое расстройство за этим требованием.
- Эй, год - это очень долго! - своё расстройство Освальд привык маскировать юмором. Впрочем, сейчас получилось не очень удачно, и он сам это понял, - ну хорошо, хорошо, обещаю. Как будто теперь, после всего случившегося, может быть иначе... скажи мне кое-что: если бы мы вернулись в прошлое - скажем, в день возвращения с Волана II - зная о том, как всё сложится... ты бы полетела со мной проверять нестандартные частоты связи в тот день?
- О, это… это… это коварный вопрос! – смутилась Самрита. – Я не знаю. Я правда не знаю, потому что в мои планы на светлое будущее никак не входила беременеть в двадцать с небольшим лет. Это, в конце концов, не то, о чем я мечтала. Но все остальное… Нет, я бы не отказалась полететь с тобой. Ты мне всегда нравился, Освальд Макдауэлл, но я понимала, что у меня нет никаких шансов. Вокруг тебя всегда было много девушек, а я совсем на них не похожа, и, если бы не этот полет, мы так бы и остались друзьями…
Освальд очень удивлённо посмотрел на Самриту, а потом помотал головой:
- Даже не догадывался об этом... ты отлично всё скрывала. Отлично и совершенно напрасно! - он потёр рукой глаза. - Как бы то ни было, нам есть что терять и есть ради чего жить. И если придётся провести год, общаясь по связи и встречаясь изредка, когда повезёт... ну и пусть - и не такие лишения терпели в Академии! Справимся! А пока, - Освальд слегка улыбнулся, - давай сделаем этот вечер незабываемым!
- Хорошо! И давай пока никому не будем говорить, что ты улетаешь? Оставим эту новость на завтра, а пока просто повеселимся, - Самрита улыбнулась и поднялась с шезлонга. – Пойду посмотрю, все ли в порядке у остальных. Все-таки, это моя вечеринка, и никто здесь не должен скучать.
Про себя она решила, но не даст себе расстраиваться на этой вечеринке и будет вести себя так, словно все идет по плану. Ей также не хотелось, чтобы другие скучали, а особенно – Перим, потому что иначе бы это значило, что Самрита провалила задание Планкса. Но сейчас та говорила с Ракаром и, судя по ее позе, это был не особо веселый разговор… Самрита хотела было направиться к ним, но дойти до трилла так и не успела…

Даже сквозь громкую музыку она услышала вскрик, который донесся от стола с закусками. Повернув голову, она сначала увидела, как золотое платье медленно оседает на пол, и только потом поняла, что это не только платье, но и вся Делас в нем. Резко и гортанно вскрикнув, она схватилась за горло и с хрипом упала на пол. Еще секунду она продолжала попытки сделать вдох, но через мгновение ее тело свела судорога, а затем ромуланка и вовсе лишилась сознания.
Пока вечер набирал обороты, Тенек занял привычное место в стороне, не очень представляя себе, как он может вписаться в происходящее на вечеринке. Она была более тихой и совсем не мешающей, не то, что та, на которой вулканец побывал впервые! Однако, когда стажёр совсем было придумал для себя полезное времяпровождение, Делас рухнула - просто рухнула на пол. Тенек оказался рядом с ней в одно мгновение и первым делом проверил признаки жизни.
 -Делас! - вскликнула Квинтилия, тоже стоявшая у стола, и тоже бросилась в сторону упавшей девушки.
_________
С кадетами
Offline  
24 01 2018, 11:04:24 #186
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка

Делас была жива, но не дышала. Стажёр быстро произнёс, пытаясь отыскать причину остановки дыхания.
– Кто-нибудь, дежурную аптечку из коридора... Ракар, лучше вы. Если её нет, принесите мою из каюты!
Причины искать было недолго: мышцы девушки были сведены, и именно это скорее всего и было причиной случившегося. Тот случай, когда знание акупунктуры было очень кстати. Считая секунды, Тенек приступил к точечному воздействию, которое должно было расслабить мышцы и вернуть способность к дыханию.
До выхода из ангара Ракар не дошел. Он услышал вскрик и резко обернулся. В несколько быстрых шагов достиг стола и упал на колени рядом с Делас и Тенеком. Быстро оценив ситуацию, рискуя помешать Тенеку, он взял вулканца за плечо и зашептал ему в ухо:
- Ее диагноз – синдром Тувана, - затем посмотрел на Квинтилию:
- Перим, со всей скоростью, на какую только способны – бегите в вашу каюту, возьмите аптечку Делас, и то… то, что является ее исследованием. – Ракар говорил быстро. Он решил для себя, что его действия не являются предательством. Предательством будет являться бездействие. Бездействие, которое приведет к смерти представителя его народа. Народа, которого он обязан защищать. Затем Ракар быстро вытащил из-за форменного ботинка свой нож и протянул его Тенеку.
- Если разрезать в области гортани, можно дать приток воздуха. Сделайте, вы знаете где именно эта точка.
Квинтилия бросилась вон из ангара.
Остальные кадеты, присутствовавшие на вечеринке, наоборот подошли ближе и окружили Делас, Тенека и Ракара. Кто-то догадался выключить музыку.
Воздействие Тенека помогло, но не в той мере, как он надеялся: Делас смогла сделать сжатый и хриплый вдох, но мышцы все еще были сильно напряжены. Она на мгновение приоткрыла глаза, пытаясь сфокусироваться на окружающих ее лицах, но тут же вновь вернулась в бессознательной состояние.
- Может быть… ее надо доставить в медотсек? – неуверенно предположила Самрита.
Время на более мягкие меры вышло, и теперь Тенек понимал, что эти меры были почти бесполезны – нервная система Делас давала нестандартный отклик на его действия, и слова Ракара это объясняли: синдром Тувана – дегенеративное заболевание нервной системы, которая постепенно становится просто неспособной на некоторые естественные реакции.
– Вызвать лазарет, – поправил он Самриту, выхватывая нож из руки Ракара. – Дайте соломинку для коктейля.
Самрита коснулась дельты на своем комбинезоне, вызывая лазарет, и сбивчиво объяснила, что им требуется помощь.
Артур, который вместе со всеми подошёл к столу, встревоженный произошедшим, быстро выхватил из стаканчика охапку соломок для коктейля и подал их Тенеку.
- Хорошо бы нам не толпиться вокруг. Врачу нужно пространство, а Делас больше воздуха, - сказал кадет.
– Одной хватит, – проворчал Тенек, и первая – неудачная – соломинка тут же сломалась в его руке. К счастью, она оказалась единственной «бракованной», и вторая с честью заняла место временной системы подачи воздуха в организм Делас.
Ракар молча смотрел как Тенек протыкает дырку в шее Делас, чуть повыше ключиц. Как брызнула зеленая кровь, запачкав нож и золотое платье Делас, как он вставляет пластиковую трубку, и как грудь Делас, до того неподвижная - теперь судорожно поднялась вместе со вдохом. Жизнь не ушла из ее напряженно сжавшегося тела, она снова дышала, хоть и была без сознания. Ромуланец забрал у Тенека свой нож, отер его о брюки и вернул в ботинок, бросил взгляд назад, на дверь ангара, откуда должна была появиться Квинтилия, но для этого было еще слишком рано,  оглядел собравшихся кадетов, поднялся.
- Действительно, расступитесь немного, прошу вас. Извините, что так получилось, - сказал ромуланец.
В это время лазарет строгим голосом Эвен Оро спрашивал у Самриты характер медицинской ситуации.
- … потеряла сознание, но Тенек воткнул ей в горло соломинку, и вроде бы теперь она дышит, - поспешно объясняла Самрита по связи, заглядывая за плечо Тенека. – С ней же теперь все в порядке, да? – шепотом спросила она у вулканца.
-Есть ли угроза жизни? - вторила Эвен по связи.
В этот момент в ангар вбежала Квинтилия.
-Аптечка! - задыхаясь от бега, объявила она, протянув вулканцу стандартную дежурную аптечку, которую можно было найти под одной из панелей в коридоре, если точно знать, где искать.
- Я… не знаю, я сейчас спрошу, - затараторила Самрита и повторила вопрос Тенеку: - Есть угроза жизни?
Пока Самрита обращалась к Тенеку, Ракар увидел, что Квинтилия принесла аптечку федерального образца, не ромуланского. Значит, она не была в каюте. Ракар сделал шаг к девушке-триллу.
- Квинтилия, а аптечка Делас? Нужна ее аптечка, это важно, - сказал ромуланец.
-Я выполняла приказ Тенека, который вы проигнорировали! - огрызнулась Квинтилия, - Он врач, он сейчас главнее! Как будто я знаю, где аптечка Делас! Там же ее драгоценное секретное исследование, и уж наверное она его прячет, причем не под матрасом! Делас… - Квинтилия опустилась на колени рядом с ромуланкой, - Где твоя аптечка? Она поможет? Где твои лекарства?
- Перим, - Ракар наклонился к уху Квинтилии, - с трубкой в горле невозможно говорить. Откройте каюту, я найду ее лекарства, это поможет. Я точно знаю. Прошу.
-Как будто рот - это единственный способ что-то сказать, - прошипела Квинтилия, - Если она в сознании, она сможет дать нам знать, где искать, другим способом. А если эта аптечка вообще не в каюте, а спрятана на “Амазонке”, “Анадыре” или заперта в сейфовом хранилище на Променаде? У кого-нибудь есть падд? - она обернулась по сторонам, а затем бросила Ракару, - Код от каюты 1-8-каппа-1-8.
- Спасибо, если она ответит, дайте мне знать, - быстро кивнул ромуланец и бегом бросился из ангара вон в сторону каюты Квинтилии.

Веки Делас слегка подрагивали – сознание к девушке все же начало постепенно возвращаться. Она все еще была бледна и выглядела очень слабой, но, по крайней мере, могла дышать. Открыв глаза, она удивленно и испуганно оглядела склонившихся над ней, и, наконец, сфокусировалась на Квинтилии. Та что-то говорила, но было похоже, что большую часть Делас просто пропустила и теперь отчаянно пыталась понять, что происходит. Она хотела ответить, но вместо слов из горла вырвался хрип. Ромуланка переводила испуганный взгляд с Квинтилии на Тенека и обратно, а потом дернулась, пытаясь привстать – по всей видимости, это был максимум, на который она сейчас была способна.
– Не двигайтесь! И не говорите! – категорично потребовал Тенек, который как раз отвлёкся, чтобы принять у Квинтилии аптечку и проверить её на наличие подходящего противоспазматического лекарства. – Мисс Баккер, скажите: угроза жизни временно миновала. У пациентки синдром Тувана, предположительно третий триместр предпоследней фазы, – (такой вывод Тенек мог сделать по той причине, что до определённого момента подобных припадков случаться было не должно), – Её надо доставить в лазарет для антисептической обработки, ликвидации последствий интубации и полного обследования.
Нужное средство наконец нашлось и, зарядив гипоспрей, Тенек ввёл его Делас. Скоро её должно было «отпустить», однако дыхательную трубку вынимать пока было рано.
Самрита послушно доложила Эвен все, что просил передать Тенек, и вопросительно посмотрела на вулканца, потому что ей самой эти слова ничего не говорили. А вот Делас, напротив, говорили, потому что она со всей силы сжала кулаки, а на глаза навернулись слезы. Она вновь пыталась что-то сказать, но из-за трубки ей это не удалось.
- Принести падд? – уточнила Самрита у Квинтилии.
– Пожалуйста, молчите, – снова повторил Тенек, обращаясь к Делас, на этот раз заметно мягче.
Ромуланка лишь зажмурилась и попыталась отвернуться, точно это именно Тенек вызвал такую ее эмоциональную реакцию. Одна слезинка не удержалась и скатилась с ресниц.
- Если угроза для жизни отсутствует, мистеру Тенеку рекомендуется использовать помещения медотсека, которыми располагает проект, - тем временем продолжала баджорка из лазарета по связи, - Я пришлю набор для стандартной поддерживающей терапии, который мы применяем при синдроме Тувана. Если мистеру Тенеку понадобится второе мнение, он может обратиться в лазарет станции.
-Не волнуйся, - Квинтилия ниже наклонилась к ромуланке, - Доктору Тенеку пришлось вставить тебе в горло трубку, поэтому ты сейчас не можешь говорить. Но нам нужно знать, где твои лекарства, чтобы помочь тебе. Ты сможешь объяснить, где твоя аптечка?
Затем Квинтилия обернулась к Самрите и остальным кадетам.
-Нам нужно что-то, на чем можно писать.
- Хорошо, поняла! - Самрита кивнула и выбежала из ангара.
Делас же повернула лицо к Квинтилии и внимательно посмотрела на трилла. Было похоже, что сознание к ней вернулось, и она понимала, что происходит. И это ей совсем не нравилось. Точно приняв про себя какое-то решение, она чуть заметно кивнула и тут же поморщилась - с трубкой в горле это тоже было не так просто.

***

Ракар добрался до каюты Квинтилии бегом, ввел код, вошел и огляделся. Он участвовал в переноске вещей Делас и помнил, как выглядят ее сумки. В первую очередь он перерыл вещи, оставленные на столе, аптечки не было. Затем одну за одной все ее сумки и все ее вещи. Аптечки не было, ничего похожего на гипоспрей или ампулы. Никаких контейнеров, закрытых кодовым замком тоже. Ракар начинал злиться. Не поддаваясь эмоциям, он методично обследовал полки шкафа, стараясь не наводить сильного беспорядка, хотя на проведение тщательного и незаметного обыска, не оставлявшего следов вмешательства,  времени не было совсем. Несмотря на совершенно логичные слова Квинтилии о том, что под матрасом ничего не может быть, он перерыл также и койку Делас, ничего нужного там не обнаружив. У Делас было невероятное количество вещей, но единственный необходимый предмет в них отсутствовал. Ракар бросил обыск, не положив вещи Делас на место. Все это было сейчас не важно, порядок в вещах не нужен человеку, жизнь которого в смертельной опасности. Ромуланец оставил все как есть и вышел из каюты.
- Ракар Квинтилии, - вызвал он девушку по связи, - в каюте нет.
-Поняла, - коротко ответила Квинтилия, - оставайтесь на связи.
______________
С кадетами


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 01 2018, 11:05:57 #187
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Ангар 13 - вечеринка


– Переносим её, – сказал Тенек, фиксируя голову Делас в неподвижном положении с помощью подручных предметов. – Мне нужен помощник. Может быть, вы мисс Перим? Вам пока не придётся делать что-то самостоятельно, только подавать нужные предметы, к тому же вы сейчас взяли на себя коммуникации, и мне не хотелось бы это прерывать.
По реакции Делас он понял, что что-то идёт не так, но пока не полностью отдавал себе отчёт, что именно. Слова Ракара о том, что это – синдром Тувана прозвучали для него как громы небесные, и, занятый интубацией, он совершенно не отдавал себе отчёта в том, что это было сказано едва слышно. Впрочем, до стажёра уже начинало постепенно доходить, что конфиденциальность была нарушена, только кем из них – им самим или Ракаром? Мысль о том, что возможно им самим была... неприятной.
– Возможно, вам лучше всего задавать мисс Делас вопросы, – предложил он Квинтилии, поднимая Делас с пола, – Если «да», пусть прикроет глаза, если «нет» пусть ничего не делает.
- Не надо переносить, - сказал Артур, - я могу телепортировать Делас в медотсек катера, так будет безопаснее. "Анадырь" или "Амазонка"? - спросил он, уже направившись к выходу из ангара.
– Хорошо, – Тенек опустил Делас... не на пол, на этот раз на шезлонг. – «Анадырь», там есть Экстренная медицинская голограмма, она может пригодиться.
Артур кивнул и бегом направился к катеру.
В дверях он практически столкнулся с Самритой, которая спешила в ангар 13 с паддом наперевес.
- Вот, еще надо? – она протянула Квинтилии падд с чистым листом и стилус.
-Хорошо, - тоже сказала Квинтилия Тенеку негромко.
Решительность, с которой она бросилась к Делас, бегала за аптечкой и начала организовывать коммуникацию, быстро утекала.
-Это больше не нужно, - разочарованно ответила она Самрите, - Мистер Тенек предложил другой способ.
- Какой? – поинтересовалась землянка. – Он работает? Она что-то сказала?
- Сейчас узнаем, - пробормотала трилл.
Она подошла к ромуланке и снова наклонилась к ней.
- Я буду задавать тебе вопросы, - объяснила трилл, - Если твой ответ “да” - моргни, пожалуйста. Если ответ “нет” - не делай ничего. Ты понимаешь?
Делас моргнула, как показалось Квинтилии, чуть раздраженно.
-Твоя аптечка с лекарствами спрятана в каюте? - продолжила Квинтилия.
Ромуланка продолжала смотреть на Квинтилию, не двигаясь.
-Значит, не в каюте, - перевела Квинтилия и задала следующий вопрос, - Она на одном из катеров?
Делас заморгала.
-Я не знаю, какой катер ей нравился больше, -  Квинтилия слегка растерянно посмотрела на кадетов вокруг, - К “Амазонке” она больше привыкла, потому что летала на нем, но этот катер в ремонте и мы решили его отдать обратно станции, его могут забрать в любой момент и прятать там что-то уже не безопасно… Делас, аптечка на “Анадыре”?
Делас не отводила взгляда от трилла, а потом – через пару очень долгих секунд, - медленно сжала веки. Когда она вновь открыла глаза, в них читалась немая мольба, но что именно хотела сказать Делас, было невозможно понять. 

***

Кадет Лайтман добрался до "Анадыря". В первую очередь он заглянул в медотсек, чтобы проверить все ли там в порядке для телепортации ромуланки. Биокровать была чиста. Затем, метнулся на мостик. Все системы катера были выключены, кадет поочередено запустил главный компьютер, системы транспортера. На это ушли несколько долгих секунд, складывающихся в минуты. Затем отыскал при помощи сенсоров в ангаре 13 коммуникатор Делас и захватил лучом ее ромуланский сигнал, следом навелся на вулканца Тенека. Когда предварительная подготовка была произведена, он вызвал Самриту:
- Сэм, начинаю телепортацию, пусть все отойдут подальше от Делас и Тенека.
- Я думаю, Квинтилию стоит телепортировать с ними, - заметила Самрита и покосилась на трилла. – Она сейчас что-то вроде переводчика.
- Понял, - сказал Артур, начиная наводиться на Квинтилию, перераспределяя координаты конечной точки телепортации всех троих. На это ушло еще несколько секунд.
- Я готов, - сказал Артур, когда наведение было завершено, - сейчас заберу всех троих. Скомандуй, когда.
- Вы готовы? – Самрита перевела взгляд на Квинтилию и Тенека.
Квинтилия обернулась от Делас и посмотрела на Тенека, ожидая его распоряжений.
Тенек поднял Делас с шезлонга, чтобы не допустить рискованных случайностей при телепортации и сказал:
– Мы готовы.
- Телепортируй троих, - проговорила Самрита по коммуникатору и сделала шаг в сторону, чтобы не мешать транспортации.
_________
С кадетами
Offline  
25 01 2018, 10:00:21 #188
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”

Услышав сообщение Самриты о готовности, Артур нажал на кнопку запуска телепортации. Автоматическая система подстройки захватываемых координат зафиксировала, что Делас была взята Тенеком на руки, в связи с этим, Артур изменил координаты материализации Делас и вывел их из буфера транспортера рядом с биокроватью в медотсеке “Анадыря”, следом за этим материализовал и Квинтилию. В маленьком медотсеке катера сразу стало тесно. Убедившись, что все отработало как нужно, Артур заблокировал консоль и пошел к медотсеку.

***
Ракар не отключал связь, слушая все переговоры в ангаре. Он был готов немедленно отправиться по координатам назначения. Из всего сказанного он не понял точно, где аптечка, но понял, что Делас перемещают на “Анадырь” и тоже пошёл к катеру.

***

Тенек опустил Делас на биокровать и занялся извлечением соломинки – дезинфекция, регенерация тканей…
– Спросите, где именно находится аптечка, – попросил он Квинтилию. – Возможно, стоит показывать… – он не договорил, склонившись над ромуланкой с регенератором.
- Хорошо, - покорно ответила Квинтилия, - Делас, аптечка здесь, в медотсеке?
Делас вновь моргнула и тоскливо посмотрела на стол, где среди приборов и пробирок, которые она так и не убрала, стояла аптечка ромуланского образца. Несмотря на то, что девушка была в сознании и реагировала на все вопросы, выглядела она очень слабой и все чаще вновь закрывала глаза – не в знак положительного ответа Квинтилии, а от усталости. Вместо привычного оливкового цвета ее лицо было бледным и сероватым, а руки и ноги периодически непроизвольно подрагивали.
Квинтилия проследила за взглядом девушки и повернулась к столу. Затем нахмурилась и сходила за аптечкой, передала ее Тенеку.
-Так это оно и есть? - с некоторым разочарованием произнесла Квинтилия, не обращаясь конкретно ни к ромуланке, ни к вулканцу.
Делас вновь моргнула и сделала неопределенный жест рукой в сторону аптечки. Она была закрыта на какой-то код или замок, и открыть ее просто так не представлялось возможным.
Артур подошел к открытой двери отсека, где находилась Делас и ее сопровождающие. Прислонился к дверному косяку. Он ничего не говорил, чтобы не мешать, только смотрел. А через несколько секунд в катер вбежал Ракар. Артура он случайно задел плечом, и придержал, чтобы тот не ввалился в медотсек.
Теоретически Ракар понимал, что секрет Делас сейчас очень сложно удержать в тайне. Но он был уверен в Тенеке, тот не должен был рассказывать подробностей, ровно также как он охранял секрет Джеза Тенмы. Он мельком глянул на Делас, которая была в сознании, но выглядела категорически плохо, на Тенека, склонившегося над ней. А ромуланскую аптечку Ракар увидел в руках Квинтилии.
- Наконец, нашлась, - сказал ромуланец. - Примените к ней ее лекарство, и все будет хорошо.
В этот момент за спиной Артура над площадкой транспортера появилось золотое сияние и материализовалась еще одна аптечка федерального образца.
Артур услышал характерный звук и обернулся, поднял аптечку, и протянул в медотсек, никому конкретно, кто первый возьмет.
- Это прислали из лазарета, судя по всему, - сказал кадет.
Ракар обернулся к Лайтману и принял федеральную аптечку. Но взгляд его по ней даже не скользнул. Вместо этого он снова посмотрел на Квинтилию и Тенека:
- Нужно лекарство, которое у Делас. Мы доверяем ему больше. Не обижайтесь, но это так. Нужно ромуланское.
Квинтилии не хотелось дожидаться очевидного приказа Тенека “откройте аптечку”, как будто она не могла догадаться сама, что это нужно сделать. Поэтому она рассматривала замок на аптечке Делас, чтобы понять, что именно его откроет - комбинация символов или, может, отпечаток пальца или ДНК самой Делас?
Механизм замка не был ей знаком – больше всего было похоже, что для открытия требовалось приложить палец или еще какую-то часть тела, но сказать наверняка было невозможно. По крайней мере, здесь не было никакого кода, но и на механической воздействие аптечка не реагировала. Делас требовательно протянула руку к аптечке, и сразу же опустила ее рядом с собой, будто это простое действие отняло у нее много сил.  
Квинтилия подала аптечку Делас.
Ромуланка скользнула ладонью по крышке, и та с лёгким щелчком приоткрылась. Внутри помимо медицинского трикодера и гипоспрея, а также пары приборов, которые Квинтилия прежде не видела, лежало около дюжины ампул, выглядевших на первый взгляд совершенно одинаково. Лишь присмотревшись, можно было заметить, что у горлышка стояли разные цифровые обозначения. Что-то из этого могло быть ее лекарством, но кадеты помнили, как ещё вчера она таскала с собой транквилизатор, способный на сутки вырубить наусиканца. В точно такой же пробирке.
Когда аптечка открылась, Ракар обошел биокровать и встал с противоположной стороны от Тенека. Он видел содержимое аптечки, подписи на ней, и краем сознания отмечал, что это вещество надо держать подальше от федератов, его надо сохранить в тайне. Но в настоящий момент оно должно было немедленно спасти Делас от неминуемой смерти.
- Я могу перевести, что здесь написано, Тенек, - тихо сказал Ракар, и перевел взгляд на ромуланку, – какая из ампул нужна, Делас?
Тенек закончил с регенерацией, теперь Делас могла говорить. И ещё теперь можно было спешить уже не так лихорадочно.
– Мисс Делас, вы можете говорить, – сказал стажёр. – Я могу ввести вам лекарства, которые прислали из лазарета, но учитывая, что вы явно болеете не первый год, у вас должен быть адаптированный под ваш случай комплекс. Зарядите гипоспрей сами и введите лекарство. Вслед за тем я вас обследую.
Делас недоверчиво коснулась шеи в том месте, где ее проткнули, и попробовала издать звук.
- Уйдите… уйдите отсюда, - хрипло проговорила ромуланка, обводя всех собравшихся по очереди, но дольше всего ее взгляд задержался на Тенеке. – Все.
Квинтилия вопросительно посмотрела на вулканца.
Артур грустно вздохнул, и решил не мешаться совсем, отслонился от косяка и ушел  в сторону мостика, впрочем, ушел не далеко, чтобы слышать происходящее.
 
Ракар поднял голову и посмотрел на Тенека, потом на Квинтилию. Извиняющимся взглядом.
- Наверное, так будет лучше, - сказал он, - а я останусь, чтобы ей помочь.
– Я останусь, – Тенек посмотрел на Ракара, потом на Делас. – Если вам нужно поговорить, сделаете это после обследования. – Мисс Делас, зарядите гипоспрей, или я обследую вашу аптечку с помощью ЭМГ: насколько я знаю, в стандартный набор входят все основные лингвистические протоколы.
Делас беспомощно посмотрела на Квинтилию и Ракара, будто бы те могли ее спасти, а потом подтянула аптечку поближе к себе и наощупь вытащила ампулу и гипоспрей. Все так же ничего не говоря, ромуланка вставила ампулу и приложила гипоспрей к руке: прозрачное содержимое покинуло гипоспрей и перекочевало в ее тело.
- Довольны? А теперь – уйдите! – ее голосу вернулась уверенность, но теперь он дрожал от слез.
Ракар не двигался с места, стоя рядом с Делас. Он забрал из ее рук гипоспрей и пустую ампулу, сложил их в аптечку и закрыл ее. Затем отступил на шаг и присел на краешек стола, не намереваясь уходить.
Квинтилия продолжала вопросительно смотреть на Тенека.
-Мне… уйти? - нерешительно спросила она, обращаясь к вулканцу.
- Я хочу, чтобы ушел Тенек, - шепнула Делас.
– Сожалею, мисс Делас, но у вас всего десять минут. Потом я вернусь и проведу полное обследование, – Тенек выглядел по обыкновению спокойным, но голос его звучал жёстко. – Я догадываюсь, что вы не хотели бы оказаться пациенткой врача-вулканца, возможно, вам даже отвратительна мысль о том, что вас лечит представитель столь презираемой вами расы, но сейчас я отвечаю за вашу жизнь, и меня не интересуют ваши предрассудки. И прежде чем вы обрушите на мистера Ракара свой гнев за то, что он назвал мне вашу болезнь, когда вы умирали от удушья, попробуйте додуматься до того, что этим он спас вашу жизнь. Если бы он не сделал этого, сейчас мы только приступили бы к диагностике в станционном лазарете, затем начали бы подбор лекарств, если бы стандартный для вулканоидов комплекс оказался малоэффективен, не исключено, что мы потеряли бы слишком много времени, и вам пришлось бы заплатить за это жизнью.
Закончив эту речь, вулканец вышел из медотсека.
Квинтилия поспешно вышла за ним по пятам.
____________
Совместно с Делас, Квинтилией, Тенеком, Артуром

продолжение следует...


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 01 2018, 10:01:25 #189
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”

Ракар слушал Тенека как обычно, до того самого момента как была произнесена фраза "прежде чем вы обрушите гнев". Ромуланец резко вскинул голову, до того он смотрел себе под ноги, и посмотрел на Тенека. Глаза ромуланца заблестели и сузились. И не смотря на суть слов Тенека, эмоция была им противоположной, потому что он внезапно понял – Тенек озвучивал диагноз Делас вслух, и Делас была в курсе. Что-то произошло, пока его, Ракара не было в ангаре. Проследив как Квинтилия и Тенек вышли, и за ними закрылась дверь, ромуланец посмотрел на Делас. Он решил пока ничего такого не говорить.
- Как ты? – только и спросил он.
- Нормально, - пробормотала Делас. – Я хочу спать. Пожалуйста, дай мне побыть одной.  
- Я принесу тебе другую одежду, или Квинтилию попрошу, в таком платье спать несколько неудобно, - начал Ракар, который зашарил по настенным шкафчикам в поисках хотя бы термоодеяла. Термоодеяло он нашел, вытащил и развернулся к Делас, держа его в руках. – Почему это произошло? – все-таки спросил он, - ты пропустила прием препарата или что?
Только сейчас Делас обратила внимание, что ее прекрасное золотое платье помялось и запачкалось кровью.
- Жаль, оно шилось на заказ, - пробормотала она, разглядывая темно-зеленые засохшие следы. – Но оно свою функцию выполнило.
Девушка уставилась в потолок и только через несколько секунд сказала:
- Да, я забыла его принять. Ничего страшного, больше это не повторится.
"Больше это не повторится" – такие слова имели для ромуланского агента внешней разведки двойной смысл. Он прекрасно знал, что должен сделать оперативник в случае своего провала. И сейчас Ракар не знал, считает ли Делас произошедшее с ней – провалом. Он развернул термоодеяло и укрыл им девушку, отошел обратно к столу и присел на край.
-  Тебе не стоит так расстраиваться, лекарство в аптечке, закрыто, рядом с тобой, его никто не трогал. Секретность не нарушена. Что еще там произошло, чего я не знаю? – спросил он.
Делас подтянула одеяло к подбородку и уткнулась в него носом.
- Ничего, - помотала головой девушка. – Я правда хочу спать.
Теперь она, казалось, начинала замыкаться в себе.
- Понимаю, постарайся продержаться еще некоторое время, потом поспишь. Тенек вернется через 10 минут, как он сказал. А до того я хочу убедиться, что с тобой все будет в порядке. Нет никакого провала. Я назвал Тенеку твою болезнь, потому что ты умирала. Но никто больше не слышал. Никто. Тенек сохранит тайну, поверь мне. – Ракар смотрел на Делас не мигая, и его лицо было словно мраморная статуя.
- Он уже знает, этого достаточно, - ромуланка прикрыла глаза.
- Но он не знает ничего, кроме названия. Формул и образцов твоего лекарства у него нет. Мы можем все обставить так, что в этом лекарстве нет ничего особенного, и отличного от того, что вулканцы уже имеют. Либо же, может быть пришел момент принятия решения – о том, чтобы поработать вместе с Тенеком. Как это не разгласить дальше – я возьму на себя. Нашему командованию тоже не обязательно пока ничего знать. Делас, ничего не потеряно. Это решаемо, никуда ничего пока не докладывай. Ты должна жить и продолжать. Хотя бы ради твоего клана, и твоего отца. Я помогу, - сказал Ракар.
- Я еще ничего не решила, - сонно отозвалась девушка. – Мне нужно время подумать. Ты… можешь оставить меня одну?
- Могу, - сказал Ракар, но не двинулся с места, - дай обещание, что все будет хорошо с тобой после того, как я уйду, и я выйду.
- Ты имеешь в виду, не совершу ли я какую-нибудь глупость, например, не перережу ли себе вены? – Делас распахнула глаза и усмехнулась. – Нет, мне не хватит на это смелости. Но даже я не знаю, будет ли со мной «все хорошо».
На этот раз Ракар кивнул.
- Да, именно это. Благодарю, этого достаточно, - Ракар обошел биокровать и вышел из медотсека.

***

За Ракаром закрылась дверь медотсека и он поискал взглядом Квинтилию.
Она стояла рядом с Тенеком в кабине катера.
Тенека Ракар наградил странным невозмутимым взглядом, все с тем же неясным блеском в глазах, этот блеск всегда означал зарождение ничем не замутненной, но хорошо скрываемой ярости. Однако выяснение подробностей Ракар решил оставить на потом.
- Квинтилия, - мягко сказал Ракар, - Делас нужна одежда, в которой она спит. Я оставил в вашей каюте некоторый беспорядок в ее вещах, вы сможете найти ее … не знаю, пижаму?
-Я реплицирую ей стандартную пижаму, которые используются для пациентов в медотсеках федеральных кораблей, - ответила Квинтилия, направившись к репликатору, - В базе данных легко найти паттерн.
- Хорошо, - ответил ромуланец, и пошел вслед за триллом к репликатору. И когда они исчезли из поля зрения Тенека, Ракар спросил шепотом:
- Что произошло в ангаре в тот момент, когда я вышел? Почему Тенек говорил о гневе, который Делас может на меня обрушить? Вы что-нибудь поняли из этого?
-Я не в курсе ваших отношений с Делас и Тенеком, - сосредоточенно ответила трилл, выбирая нужные команды на панели управления репликатором, - Что такое синдром Тувана?
И, несмотря на то, что Квинтилия была не в курсе так называемых отношений, она произнесла ключевое слово. Из этого все стало ясно. Диагноз был произнесен вслух. Сомнений не осталось. И это значило только то, что значило. Никаких разночтений. Вулканцам нельзя верить. Никогда нельзя верить вулканцам. Он ошибся в главном. И теперь вместо обжигающего холода от слов Квинтилии, еще тогда, на вечеринке, ромуланца обдало жаром. Он судорожно вздохнул и нахмурился. Оставался единственный человек, которому он хотел верить – Квинтилия Перим. Но то, что было достигнуто этим проектом, изрядно пошатнулось. Так изрядно, что этому он не находил слов. Он не мог и не хотел сдерживать своих эмоций. Но у него был долг. Долг был превыше всего. И единственный компас, помимо Империи, компас, в котором он не мог разочароваться. Компас или маяк. Пробный камень. Она стояла рядом. И только она удерживала его от непоправимого. Пауза затянулась, наконец Ракар ответил:
- Это дегенеративное заболевание нервной системы, - негромко ответил Ракар, - свойственное ромуланцам и… вулканцам. У вулканцев оно называется по другому, но суть одна – оно ведет к смерти. Неизлечимо.
-Делас умрет? - Квинтилия подняла глаза на ромуланца.
- Не сегодня, - ответил Ракар не глядя на Квинтилию, глядя на экран репликатора, в котором она вводила параметры, - у нее еще есть время. Может год, может больше, а может меньше. Не знаю точно. Это был секрет, до того момента, как у нее случился приступ. И я… несколько удивлен, что Тенек озвучил то, что не надо было озвучивать. Но я хотел бы надеяться, что совместными усилиями, в результате исследований, ее жизнь можно продлить. Если, конечно, ваша Федерация, или хотя бы отдельные ее представители посчитают нужным помочь этой… ромуланской проблеме.
-Год? - повторила Квинтилия, ее голос дрогнул, - Извините…
Она резко отвернулась, забрала из репликатора готовую пижаму и пошла к двери в медотсек катера.
В этот момент дверь открылась и на пороге вновь появился Тенек.
Ракар шагнул было за Квинтилией, но решил, что этого пока не нужно делать. Остановился в нескольких шагах от входа в медотсек.
Артур Лайтман, который слышал весь разговор Квинтилии и Ракара, отслонился от стены, в которую вжимался весь их разговор, и боялся, что его заметят, стер пот со лба и незаметно прошмыгнул в пилотское кресло на мостике. Если Делас будет ночевать здесь, ему следовало нести ночную вахту на катере. Как минимум, провести диагностику третьего уровня, если больше нечем будет заняться.
______________________
Совместно с Тенеком, Квинтилией, Делас и Артуром

продолжение следует...


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 01 2018, 10:05:27 #190
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


Тенек не стал ждать, пока Ракар и Квинтилия разберутся с пижамой и прошёл сразу в медотсек настраивать аппаратуру для диагностики.
В небольшом помещении, оборудованном на «Анадыре» под лазарет, все было так же… за тем лишь исключением, что теперь стол был кристально чист, а все приборы и пробирки с него исчезли, точно их там никогда и не было. Делас сидела на кушетке, подобрав колени к груди и почти целиком спрятавшись под одеялом, и только карие глаза, которые теперь казались еще больше на фоне побледневшего лица, внимательно и настороженно следили за вошедшим вулканцем. Подол ее неуместного теперь золотого платья подметал пол, но девушку это совершенно не беспокоило.
Тенек приступил к настройке, и не отрываясь от работы спросил:
– Когда вы принимали лекарства в предпоследний раз? – последним приёмом он очевидно считал как раз тот, который произошёл на его глазах.
Делас молчала, продолжая следить за всеми действиями Тенека.
– Что ты делаешь? – спросила она, наконец. – Теперь я сама могу провести все исследования, мне не нужна помощь. Что тебе надо?
– Возможно, вам это непонятно, но я исполняю свой долг, – пояснил вулканец. – Человек не должен бороться с болезнью в одиночку, даже если он сам – медик, и особенно на такой стадии заболевания, когда ситуация начинает выходить из-под его контроля.
– Ты все равно ничего не сможешь сделать, - буркнула Делас и еще больше натянула одеяло, так что теперь только нос и торчал.
Тенек закончил настройку и повернулся к ромуланке.
– Пока вы живы, вероятность излечения не равна нулю. Пожалуйста, лягте так, чтобы я мог замкнуть поле сканирования.
– Может и не равна, но ты мне никак не поможешь, - упрямо отозвалась ромуланка, не двигаясь. – А что, если я не хочу, чтобы ты меня обследовал? Да и зачем это теперь? Все знают, что я больна, и мне придется покинуть проект.
– Вы не знаете, помогу я вам или нет. Я тоже не знаю, – ответ вулканца был обезоруживающе искренним, – Следовательно, не использовать этот шанс неразумно. Ваша болезнь – не повод исключать вас из проекта, поскольку ваши интеллектуальные способности не повреждены, однако, если вы откажетесь от моей помощи, вас наверняка вернут на Ромул ради вашей же безопасности.
– Теперь меня все равно уберут из проекта, - мрачно отозвалась Делас. – Какая разница? А пока не уберут – остальные будут смотреть, как на неполноценную. Или, еще хуже, жалеть!
Девушка вытянула ноги и откинулась на низкую подушку.
– Заканчивай быстрее свое сканирование и уходи. Ты все равно не найдешь ничего, о чем я еще не знаю, - она подняла глаза к потолку, изучая лампочки. – Третья стадия, ты все правильно сказал.
– Зато я могу найти то, чего не знаю я, – заметил Тенек, склоняясь над монитором. – У вас странные представления об отношении к пациентам. Вы испытываете к ним жалость?
- Я? Конечно, нет. Я к ним вообще никак не отношусь, пока они пациенты, – пояснила Делас и кивнула на дверь: – А вот они не смогут больше смотреть на меня, как на равную, зная, что я смертельно больна. Лучше бы уж злились из-за регаты, из-за того, что не поддерживаю Тенму или из-за моего противного характера, а не жалели.
– Если вы не испытываете жалости к пациентам, почему вы так уверены, что другие – безразлично врачи или нет – будут испытывать жалость к вам? – снова поинтересовался вулканец. – Я бы не стал так самоуверенно прогнозировать чужие эмоции.
– Потому что гуманоиды так делают, - фыркнула Делас. – А вместе с жалостью считают тебя хуже себя, слабее, неполноценнее. Ведут себя так, будто мне нужна помощь и забота! Все, ты закончил? Я могу быть свободна?
– Не так быстро, – сказал Тенек, переходя к другому монитору. – Вы только что сделали недопустимое обобщение, – заметил он после небольшой паузы. – Гуманоиды часто непохожи друг на друга даже в пределах одной расы, так что я бы на вашем месте сперва сделал хотя бы первичные наблюдения, и лишь затем – предварительные выводы. Предварительные, – повторил он, слегка подчеркнув это слово голосом.
Мониторы погасли, арка сканера биокровати растворилась, выпуская Делас из плена, но стажёр сделал предостерегающий жест:
– С этим всё, но мы пока не закончили, – вулканец сел на высокий табурет возле биокровати и посмотрел на Делас. – Нужно определить некоторые особенности нашей совместной работы.
– Какой еще работы? – ромуланка приподнялась на локте и с непонимающим видом уставилась на Тенека. – Я ни на какую совместную работу не подписывалась, если только речь не об этом твоем кардассианском бешенстве. Но сейчас не время его обсуждать.
– Совместная работа врача и пациента, – пояснил Тенек. – На Вулкане пациент – главный партнёр врача, даже если у него нет медицинского образования. Их вклад в лечение считается равноценным. Пациент в курсе собственной медицинской ситуации и тех мер, которые врач предполагает предпринять, у него есть выбор между альтернативными способами лечения. Мне этот подход представляется наиболее целесообразным.
– Так ты меня еще и лечить собрался? – усмехнулась Делас, вновь ложась на подушку – она все еще выглядела усталой и слабой. – А кто тебе сказал, что я это тебе позволю? Или к кровати привяжешь? Ты, может быть, не в курсе, но синдром Тувана не лечится.
– Всё можно вылечить, даже если мы пока не знаем, как, – серьёзно проинформировал её вулканец. – Да, мне пока никто не сказал, что вы позволите мне вас лечить, но это не мешает мне сделать вам такое предложение. Подумайте: у нас обоих есть определённый багаж медицинских знаний, при этом мы с разных планет, даже из разных государств. Я уже имел случай убедиться, что ампула из вашей аптечки дала результат быстрее, чем известные мне препараты, это – новая для меня информация. Следовательно, изучение этой болезни на Ромуле и в Федерации шло разными путями. Отсюда в свою очередь следует, что среди моих данных может также обнаружиться что-то вам ещё неизвестное. Я вижу определённую перспективу в том, чтобы мы оба обдумали варианты вашего лечения сегодня, а завтра сличили бы наши выводы и черновые проекты лечения.
Делас молчала, не сводя взгляда с потолка.
– Хорошо, допустим, я позволю тебе меня исследовать и предложить варианты лечения, - медленно проговорила она. – Это не значит, что я их приму. Может быть, мне просто интересно, до чего вы додумались. Может быть, я хочу использовать ваши знания и достижения. Может быть, я тебя проверяю. Но ты не получишь доступ к ромуланским исследованиям, - жестко добавила Делас. – Это секретные данные, которыми мы не делимся с чужаками.
– Ромуланцы не в первый раз оставляют союзников на смерть – это для меня не новость, – Тенек выглядел совершенно спокойным, но в глазах его появился почти осязаемый холод. – Тем не менее, это не значит, что я поступлю так же. Вы получите всё, что я сумею найти по этой теме.
– Ты не обязан это делать, - Делас отвернулась. – Это твое решение. И ты не можешь требовать от меня того, что я не могу дать.
– Это именно моё решение, – подтвердил Тенек. – И если я считаю, что обязан, значит, я обязан.
Он подошёл к компьютеру, переслал на компьютер в своей каюте необходимые данные, и снова заговорил:
– Кстати, вы не ответили мне о времени вашего предпоследнего приёма лекарства. Последнего перед вашим приступом, – уточнил он на всякий случай, чтобы полностью избежать недопонимания.
– Между презентациями, - тихо проговорила Делас.
– Понятно, – Тенек выглядел так, словно пометил что-то где-то там, в собственной черепной коробке. – Если вы собираетесь остаться здесь, я бы рекомендовал вам включить ЭМГ. Моё присутствие для вас явно нежелательно, но я бы предпочёл, чтобы вы не оставались полностью предоставленной самой себе.
– Почему? Зачем мне эта бездушная голограмма? – удивилась Делас. – Я собираюсь спать, и не хочу, чтобы мне мешали.
– Чтобы не дать вам умереть до завтра, – с присущим ему «тактом» отозвался вулканец. – Кстати, я не отнёс бы ЭМГ-альфа к неразумным существам, её матрица базируется на основе личностных протоколов ЭМГ-1, а ЭМГ-1 способна к саморазвитию. Это скорее зародыш разумного существа, чем неразумная программа.
– Я не умру до завтра, - уверенно проговорила ромуланка. – И я хочу остаться одна. И вот еще что… Я не вернусь сегодня в свою каюту. Передай Квинтилии, чтобы она покормила Парнуса. И еще его надо выпускать из клетки – ему нравится сидеть на моей кровати. И давать ему гулять! По коридору и Променаду. И расчесать шерсть. И… - она почувствовала, что в ее глазах снова откуда-то появились слезы, и резко замолчала. 
– Если хотите, я расчешу Парнуса и прогуляю по станции, а мисс Перим покормит его и приглядит за ним в каюте, – предложил Тенек и снова перешёл к вещам, которые вызывали у него большую озабоченность, чем комфорт баджорского паука: – Если вы настаиваете на полном одиночестве, я прошу у вас разрешения включить сенсоры и перевести отображение их данных на монитор в моей каюте. Так я смогу не беспокоить вас и одновременно иметь возможность убедиться, что промежуток между ухудшениями вашего самочувствия ещё не сократился настолько, чтобы будить вас для приёма лекарства. – Слегка пожав плечами он добавил: – В противном случае мне просто придётся остаться здесь, на катере, и периодически проверять ваши жизненные показатели.
– Ладно, включай свою голограмму, - сдалась Делас. – Тебя только тут ночью не хватало…
– Мы всегда можем попросить голограмму ограничиться наблюдением и оставаться максимально незаметной, – напомнил Тенек. – Компьютер, запустить ЭМГ.
– Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации, - объявила появившаяся Дженнифер, а затем посмотрела сначала на Тенека, потом на Делас и добавила: - Здравствуйте, Тенек, здравствуйте, мисс Делас.
Делас окинула ее равнодушным взглядом и отвернулась.
– Мисс Дженнифер, – Тенек обратился к голограмме, словно она была ещё одним участником проекта, а не компьютерной программой, – проследите за состоянием мисс Делас, пока она спит, и вызовите меня, если её самочувствие ухудшится. Также прошу вас быть как можно незаметнее и по возможности создать для мисс Делас иллюзию одиночества.
– Поняла ваше задание, - кивнула Дженнифер, с интересом посмотрев на Делас. А затем сделала шаг назад, чтобы выйти из поля зрения ромуланки, и встала по стойке «смирно».
– Ну все? – протянула Делас. – Теперь ты доволен и можешь меня, наконец, оставить?
– Безусловно, – подтвердил стажёр. – До завтра, мисс Делас.
Когда дверь закрылась, Делас тихо позвала:
– Дженни? Поговори со мной…
_________________
с Делас и Дженни


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
25 01 2018, 10:17:34 #191
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


Выйдя из медотсека катера, Тенек столкнулся на пороге с Квинтилией.
– Я приготовила пижаму… - произнесла она, будто извиняясь.
Ее глаза странно блестели.
– Это хорошо. Может быть, мистер Ракар передаст её мисс Делас? Вы мне нужны ненадолго, у мисс Делас есть просьба насчёт её палаку.
 Квинтилия обернулась и передала аккуратно сложенную темно-голубую пижаму Ракару, а затем вопросительно посмотрела на Тенека:
– Делас останется в медотсеке на ночь?
– Да. Я включил ЭМГ, чтобы она не оставалась без присмотра.
Квинтилия выглядела... эмоционально. Впрочем, с людьми, внешне непохожими на вулканцев, Тенеку в этом отношении было проще, и он констатировал:
– Вы... переживаете.
– Да, вас это удивляет? - ответила Квинтилия и быстро вытерла глаза рукой.
– Нет... – Тенек ненадолго замолчал, снова ощутив себя неуверенно. Знала ли Квинтилия про синдром Тувана? Впрочем, даже если не знала, база данных была к её услугам. – Мисс Перим, – сказал он наконец, – вулканцы принимают свершившиеся факты, но пока негативный исход не стал фактом, мы используем каждый шанс, чтобы его избежать. Я не могу обещать вам, что мисс Делас выживет, но я могу вам обещать, что мы используем каждый шанс, каждую, даже самую ничтожную возможность, чтобы она выжила.
– Спасибо, - тихо ответила Квинтилия, - Я провела с Делас много времени во время регаты и в своей каюте и, наверное, начала считать ее другом. Поэтому… мне тяжело знать, что ей осталось жить год или, возможно, меньше.
– Мисс Делас просила позаботиться о её палаку, пока она будет в медотсеке, – сказал стажёр. – Существа, обладающие животным разумом, более уязвимы эмоционально, чем существа нашего уровня интеллекта, и его поведение может отклониться от обычного. Вам нужно будет его успокоить. Мисс Делас сказала, что он любит сидеть на её кровати, и если вы некоторое время посидите там вместе с ним, возможно, он перестанет испытывать страх и неуверенность из-за отсутствия своего доминанта, но для этого вам нужно будет обрести внутреннее равновесие самой: многие животные обладают развитой эмпатией, и беспокойство существа находящегося поблизости может им передаваться.
– Вы беспокоитесь о душевном состоянии палаку? - удивилась Квинтилия.
– Мисс Делас взяла на себя ответственность за него, сейчас, пока она в медотсеке, эта ответственность возложена на нас, и было бы неэтично ею пренебрегать, – пояснил Тенек.
Он не стал уточнять, что вулканцы тоже способны к эмпатии, и во многом именно это сделало обычай избегать животной пищи настолько распространённым. Трудно себе представить человека, который мог бы съесть того, чей разум способен почувствовать и чьи эмоции мог бы разделить!
Ракар держал в руках свернутую синюю федеральную одежду для медотсека и молча слушал разговор Квинтилии и Тенека. И он был немало удивлён тем, что Квинтилия назвала Делас другом. И еще он видел как она переживает не за себя. Девушка едва сдерживала слезы. Наверное это было важно, пустить ее сейчас к Делас. Его гнев в сторону Тенека слегка утих, сменившись холодным осознанием реальности и возможных последствий, но это все была не проблема, о которой следовало думать сейчас. Ракар взглянул на хронометр и сказал:
– Перим, если хотите - отнесите ей пижаму, я могу позаботиться о пауке, и заодно уберу бардак, что оставил в вашей каюте. Не беспокойтесь, других вещей я не трону.
– Вы же не будете там ночевать, – напомнил Тенек. – Ночью там будут только мисс Перим и мисс Акрита.
Квинтилия посмотрела на Ракара.
– Там, в ангаре, мистер Тенек сказал, что назначает меня помогать ему. Это значит, что на какое-то время между нами установилась цепочка командования, как между офицерами на космическом корабле. И это будет продолжаться, пока мистер Тенек не скажет, что я свободна, или пока экстремальная ситуация, в которой мы должны считать распоряжения мистера Тенека приоритетными, не закончится. Поэтому если мистер Тенек сказал мне позаботиться о пауке - я пойду и позабочусь о пауке.
И Квинтилия пошла к выходу из катера.
– Мистер Тенек, - сказал Ракар переведя взгляд со спины Квинтилии на вулканца, - разрешите ей… пожалуйста, зайти к Делас. Это может быть важно, - добавил ромуланец понизив голос.
Тенек в некотором замешательстве смотрел на Квинтилию, затем сказал:
– Мисс Перим, это не был приказ. И я не говорил, что вы должны идти туда немедленно. Я обратился к вам с просьбой и собирался предложить распределение обязанностей. В частности, я собирался сам выгулять животное и позаботиться о его шерсти, вам же предоставить покормить его и присмотреть за ним ночью. Пока я вывожу Парнуса на прогулку, у вас достаточно времени, чтобы повидаться с мисс Делас.
Квинтилия обернулась и тоже в замешательстве посмотрела на Тенека.
– Мистер Тенек, вы - врач. В данной ситуации вы - главный и все должны вас слушаться. Мне это казалось важным и необходимым. Отсутствие четкой цепочки командования в экстремальной ситуации ведет к трагическим последствиям. Но видимо, эта ситуация закончилась и я снова могу сама выбирать, что мне делать?
– Да, – подтвердил Тенек, – поскольку непосредственная опасность для жизни мисс Делас миновала, сейчас все мои слова носят характер предложений и рекомендаций, а не приказов.
– Тогда я выбираю пойти и покормить Парнуса, - ответила Квинтилия, - Но сначала… я бы хотела задать вопрос. Там, в ангаре, когда Делас упала, а потом пришла в сознание - как вы оцениваете шанс, что она могла бы поднять руку и пальцем написать несколько символов на планшете? Это было возможно или нет?
– До того, как на неё подействовал релаксант – нет, после – физически могла бы, – ответил Тенек, – однако, ей было бы сложно сделать это не глядя, а двигать головой при интубации я бы однозначно не рекомендовал.
– Мы бы подняли его на уровень ее глаз, - предположила Квинтилия, - Я видела случаи, когда люди, которые не могут говорить, могли писать. В данном случае это было невозможно?
_________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
25 01 2018, 10:20:13 #192
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”


– Не думаю, что невозможно, но сомневаюсь, что это было бы быстрее, чем задавать вопросы, в том числе и потому, что у разных людей в ситуации мисс Делас была бы разная способность к сосредоточению и координации движений. В целом же, если падд под рукой, и пациент способен сосредоточиться на письме, это можно считать альтернативным вариантом.
– Значит, вы не считаете это глупой идеей, - полуутвердительно произнесла Квинтилия.
– Нет, это хорошая рабочая идея, – ответил Тенек. – Если бы падд был сразу в конференц-зале, мы могли бы начать с неё и лишь в случае неудачи перейти к вопросам. И я должен сказать, что остальные ваши действия также были грамотными и оперативными.
– Самрита успела принести падд до того, как я начала задавать вопросы, - тихо ответила Квинтилия, - Мы работали вместе с ней, и у нас бы получилось, если бы нам дали продолжить, если бы в наши действия верили. Верили, что эти действия осмысленные, адекватные и направлены на помощь. А получилось, что Самрита бегала зря, я мне пришлось начинать выстраивать процесс коммуникации по новому методу и начинать с начала, бросив то, чего уже удалось достичь. Это была не очень хорошая командная работа, мне кажется. Пожалуйста, в следующий раз верьте в окружающих больше…
– Это не было связано с неверием в вас или мисс Баккер, – покачал головой Тенек. – Я предложил вам задавать вопросы, когда мисс Баккер ещё отсутствовала. Мы не могли знать наверняка, что она вернётся быстро: её могла задержать какая-нибудь случайность, в этом случае к её возвращению мы могли бы по крайней мере исключить одно или два места, а если бы она задержалась дольше это не оказалось бы фатальным, поскольку у нас был запасной вариант. Когда оказалось, что она пришла быстро, у вас появилась альтернатива, которую вы могли озвучить, поскольку у нас была пауза: мы ожидали сигнала от мистера Лайтмана к телепортации. Я не думаю, что наша командная работа была плохой, в критической ситуации нормально озвучивать разные варианты действий, какие-то из них используются, какие-то отсеиваются, главное, чтобы был достигнут необходимый результат.
– В подобной ситуации я всегда буду слушаться ваших приказов и не буду с вами спорить, - опустила голову Квинтилия, - Я буду делать то, что вы скажете, потому что вы - врач. Вы сказали, как поступить лучше - и я так поступила. Но теперь меня мучает обида, что мои усилия, а также усилия другого человека были потрачены зря. Что их просто отмели в сторону, отдав другой приказ, даже не дав нам попробовать довести дело до конца. Так я это вижу. В чем моя ошибка? Как мне поступить в следующий раз, чтобы избежать этого? Меньше вас слушать? Больше с вами спорить? Не проявлять инициативу, чтобы она не оказалась напрасной?
– Ни то, ни другое и ни третье, – несколько озадаченно ответил Тенек. – Для начала инициативу проявлять нужно всегда – чем больше предлагается альтернатив, тем больше шансов выбрать кратчайший путь к цели. Соответственно, ни одна из них не оказывается бесполезной, поскольку часто способы достижения цели оцениваются в сравнении. По этой же причине, если ваша идея не была использована, нет причин для негативных эмоций. Если же мы говорим о той конкретной ситуации, то идеальным вариантом для неё было бы синтезировать обе идеи, написать на падде несколько наиболее вероятных мест и предложить мисс Делас отметить правильное, а затем при необходимости конкретизировать местоположение.
– Если все тянут одеяло на себя и высказывают свои идеи - ничего не получится, - тихо сказала Квинтилия, - Я заметила, что мы повторяем это снова и снова, не слушая друг друга. Как с аварией “Эльбы”. И как на Волане II. В этот раз нам повезло. Но что будет в следующий? Мне страшно.
Она покачала головой.
– Мне кажется, нам всем стоит об этом подумать. Спокойной ночи, мистер Тенек. Я пойду кормить и выгуливать Парнуса.
– Подождите, мисс Перим, – попросил Тенек. – Кажется, я прямо сейчас не могу вас понять. Почему вы думаете, что мы не слушали друг друга? И почему вы решили, что с моей стороны это был приказ, неизбежно отменяющий ваши действия? Формулировка «возможно, вам лучше» не носит приказного характера, в неё грамматически заложена альтернативность, и она даже не содержит в себе глагола в повелительном наклонении. Когда я именно требовал – например, требовал принести аптечку – я и формулировал свои слова соответственно. По-моему, вы тоже не совсем верно оценили эту ситуацию.
– Возможно, для вас это стало сюрпризом, но вам надо быть готовым к тому, что вас захотят слушаться беспрекословно и подчиняться вам. Потому что то, что вы говорите, то, что считаете лучшим - важно и может спасти жизнь. Иногда с вами не спорят, и это может оказаться сложнее, чем если бы спорили, - все так же тихо, но так же твердо сказала Квинтилия, стоя у выхода из “Анадыря”, - Однако… еще мне интересно, что вы имеете в виду под “вы тоже не совсем верно оценили ситуацию”? Если я - тоже, то кто еще?
– Я, – сказал Тенек. – Прямо сейчас, потому что не совсем понимаю ваше беспокойство и происхождение ваших выводов. И тогда, потому что некоторые мои действия были не наилучшими в сложившейся ситуации. И по этой причине я считаю, что всё немного сложнее, чем вы сейчас говорите. Между бездумным повиновением и самоуверенным игнорированием приказа существует пространство для интеллектуального осмысления ситуации и обдуманного маневрирования, которое позволяет всей команде более гибко реагировать на происходящее. Главное здесь – знать меру. Именно поэтому очень важно понимать обязательный или рекомендательный характер имеют слова наиболее компетентного в каждом конкретном случае человека. Например, если во время аварии мисс Баккер скажет «дайте быстрее ремонтный набор» – здесь нечего обсуждать, нужно как можно быстрее выполнить её требование. А если уже в менее опасный момент она скажет «возможно, лучше пожертвовать точностью сканирования в пользу большего радиуса охвата», не будет ничего плохого в том, чтобы высказать несколько альтернативных вариантов решения проблемы или конструктивное возражение. Или сообщить о том, что появился дополнительный фактор.
Квинтилия слабо улыбнулась.
– Теперь мне немного спокойнее за наше будущее. Спокойной ночи!
В этот момент дверь медотсека открылась и из нее вышел Ракар.
_________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
25 01 2018, 11:17:06 #193
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, Стыковочное кольцо, “Анадырь”

Дождавшись, что выберет Квинтилия, Ракар не стал дальше их слушать и зашёл в медотсек. Он надеялся, что Делас еще не спит, несмотря шокированное состояние.
Делас действительно не спала: она лежала на подушке с закрытыми глазами и что-то тихо говорила, а возле нее на стуле сидели экстренная медицинская голограмма «Дженни» и держала ее за руку. Едва услышав звук открывающейся двери, ромуланка распахнула глаза и заморгала, уставившись на Ракара – по всей видимости, она больше никого не ожидала увидеть.
- Что-то случилось? – Делас приподнялась на локте.
Видеть голограмму Звездного флота, которая держит за руку ромуланку было как минимум оригинально. Но на самом деле Ракар ждал именно вспышки гнева, угроз, и отчаяния от Делас. Всего того, что он должен был всеми силами исправлять. Вместе с исправлением ситуации.
Скользнув взглядом по голограмме, Ракар посмотрел на Делас.
- Я принёс пижаму, - сказал ромуланец, - тебе помочь переодеться? Ничего не случилось, все в порядке.
Делас смотрела на Ракара, что-то обдумывая.
- Хочешь, чтобы Квинтилия ревновала? – губы ромуланки скривились в улыбке, а затем она решительно протянула руку: - Нет уж, сама справлюсь. Я сейчас выгляжу жалко и не хочу, чтобы ты меня видел такой.
Ракар чуть нахмурился. Он мог бы сказать, что Квинтилия ревновать не будет, он мог бы сказать, что у него нет никакой надежды, он мог бы сказать, что видел и не такое, что он работает в Тал Шиар и видел пленников в разном состоянии, но все это нельзя было говорить при ЭМГ Дженнифер. Ракар прекрасно помнил историю о том, как две медицинские голограммы Звездного флота отбили сравнительно недавно захваченный новый прототип корабля Федерации. Выживших ромуланских солдат недавно обменяли. Он мог бы сказать и многое другое, но мысль надо было обдумать, как минимум до утра. Сейчас он должен был заняться делом Тенмы. И вместо этого всего он сказал только:
- Ты сейчас выглядишь вполне нормально, Делас. Не беспокойся, я не оскорблю тебя жалостью. У меня есть только один вопрос – скажи, ты действительно пропустила прием лекарства? Не что-то иное? Или это ускорение?
Она не ответила, только опустила голову и уперлась подбородком в одеяло.
- Все в порядке, - голосу Делас не хватало убедительности.
Ракар снова скользнул взглядом по ЭМГ.
- Скажи мне, Делас, я должен знать точно. – Ромуланец подошел ближе к ней и положил пижаму на койку.
- Зачем? – ромуланка подняла лицо на Ракара.
Ракар посмотрел девушке в глаза.
- Затем, что я не хочу твоей гибели. Чтобы знать, чего избегать, и как оперативно помочь тебе, не подвергая тебя стыду, предупреждая твою беспомощность. Я подозреваю, что лекарство было принято вовремя, но случилось что-то еще. Что это было, Делас?
- Ничего не случилось, - буркнула Делас. – Просто оно не сработало так, как работает обычно. Я работаю над новым составом, но мне нужно время и нормальная лаборатория. Может быть, новое лекарство будет уже завтра, может быть, оно подействует…
Ракар вздохнул, ощущая свою полную беспомощность и невозможность ничем помочь. Он положил руку на плечо Делас и чуть сжал.
- Ясно, - сказал он, - попробуй поспать, я приду утром и мы поговорим.  А пока переоденься, в этом платье действительно неудобно… спать. Дженнифер, - ромуланец перевел взгляд на голограмму, - вы позаботитесь о Делас?
- Да, - кивнула голограмма, - мистер Тенек уже попросил меня об этом.
- Спасибо, - кивнул Ракар, развернулся и пошел на выход.
- Я рада, что ты зашел, - донесся ему вслед голос Делас. – Мне это очень… очень приятно.
Ракар обернулся от порога.
- Иначе и быть не могло, Делас, - тихо сказал он, - до встречи утром. Я принесу тебе форму, чтобы не надо было идти по станции в этом всем, - он кивнул на пижаму, - мы поговорим, о важном. А пока ни о чем не волнуйся. Доброй ночи.
И ромуланец покинул медотсек.

Ракар на выходе из медотсека придал себе скорости, намереваясь догнать Квинтилию, если она не ушла далеко. Однако и Тенек и Квинтилия все еще были в катере, хоть и на выходе. Ракар резко остановился на выходе, пытаясь сдержать презрительную гримасу, которая бы стала отражением его чувств по отношению к Тенеку, которого он снова увидел.
- Квинтилия, - сказал Ракар, не обращая на вулканца больше никакого внимания, - завтра пробежка в 6:30. Прошу прощения, сегодня я разбудил вас слишком рано. А вечерняя тренировка в 20-00. Это будет оборона и нападение с кинжалом, или с длинной палкой, на ваш выбор. Ромуланский метод ближней борьбы. Я не звал никого другого на вечернюю тренировку, вы можете сами позвать, если хотите.
-Хорошо, - Квинтилия коротко обозначила, что услышала Ракара.
– До завтра, мисс Перим, – вежливо попрощался Тенек. – Если вам будет нужна помощь с Парнусом, вызывайте.
- И еще, - Ракар сказал чуть тише, мельком глянув на Тенека, - вы назвали Делас своим другом, недавно. Если вдруг вы… посчитаете возможным поговорить с ней, будет хорошо если вы сделаете это завтра. Она… нуждается в участии, и обозначении доверия.
_________________
с Делас, Квинтилией и Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
26 01 2018, 10:16:34 #194
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, поздний вечер
ДС9, каюта Утары Рилл


Утара действительно поступила так, как пообещала Иламе Толан: вернувшись в каюту, она отыскала гала Тенму с помощью станционного компьютера.
Как и раньше, когда пытались найти младшего Тенму, компьютер отобразил местоположение всех кардассианцев без бейджей Звездного Флота на станции на станции - их оказалось больше, чем раньше, почти два десятка. Очевидно, это было связано с прибытием на ДС9 кардассианского корабля “Виетор”, который был сейчас пристыкован к верхнему пилону станции. Большая часть кардассианцев находилась в баре Кварка и на Променаде. Один биосигнал был расположен в лазарете, там, где Утара оставила Иламу Толан, и один находился в главном офисе станции.
Также довольно неожиданно Утаре удалось получить доступ к манифесту кают станции. Вероятно, это действовали новые привилегии координатора проекта.
Одна из кают как раз была забронирована на имя Тенма.
Первым делом Утара уточнила, какой именно Тенма из двух, имеющихся на станции, затем ещё раз запросила компьютер о наличии биосигналов в каюте. Не только кардассианских, но и вообще любых: она не решалась отправить сообщение в присутствие посторонних.
 Компьютер подтвердил, что каюта принадлежит Тенме-старшему и что сейчас в ней не находится ничьих биосигналов.
Болианка села за компьютер писать сообщение. Оно было коротким, но Утара переписала его несколько раз, и всё равно осталась недовольна содержанием. Она просила встречи, объясняла, что это касается сына гала Тенмы, однако не пересказывала там минувших событий. Подписалась Утара полностью, не забыв включить в подпись то, что является исполняющей обязанности координатора проекта – сегодня это была ещё она. Оставалось надеяться, что гал Тенма не откажет ей во встрече.
Отправив письмо, Утара приготовилась ждать: ответного письма, вызова или... ничего.
 Через полчаса в каюту Утары позвонили.
– Советник Рилл на связи, – отозвалась болианка чуть дрогнувшим голосом и тут же постаралась взять себя в руки.
– Это гал Тенма, - отрывисто донеслось в ответ, - Вы писали мне. По поводу моего сына. Что вы хотели мне сообщить?
– Я виделась с ним примерно полтора часа назад, – сказала Утара, – и его душевное состояние внушает мне большие опасения. Похоже, он в отчаянии, а при упоминании того, что вы находитесь на станции, он был ошеломлён и испуган. В таком состоянии молодые люди способны на многое, в том числе на фатальные ошибки. Я не знаю, какие именно у вас проблемы, но вам нужно найти его и поговорить с ним как отец с сыном, как говорят близкие люди. И это нужно сделать как можно быстрее, потому что страх перед встречей с вами заставил его буквально бежать.
Утара помолчала, потом сказала, с трудом сдерживая волнение:
– Тем не менее, я думаю, сейчас ему очень нужен именно отец. Не гал Тенма, а просто отец, уж простите меня за мою бестактную прямолинейность.
– Я знаю, - после паузы ответил Тенма, - Я прилетел на станцию специально, чтобы поговорить с ним.
Утара с некоторым облегчением вздохнула: было похоже на то, что отец Джеза – хороший человек.
– Беда в том, что я не знаю, где его искать, – сказала она. – И ещё в том, что искать его можете не только вы: вчера он попал в непонятную и пугающую историю. Можете считать, что я ненормальная истеричная тётка, но возможно стоит обратиться за помощью к администрации и службе безопасности станции? Я понимаю, что это ваше личное дело, но после того, что случилось вчера…
– Что случилось вчера? - бросил Тенма.
– Я не уверена, что об этом следует рассказывать по связи, – засомневалась Утара. – Но если вы настаиваете, я расскажу здесь и сейчас.
– Сейчас я стою за дверью вашей каюты, - внезапно сообщил Тенма, - Откройте дверь, советник Рилл.
Утара непроизвольно вздрогнула и подошла к двери.
– Входите, – чуть запнувшись, сказала она, когда дверь растворилась. – Хорошо, что вы сразу пришли…
«И напугали меня до полусмерти»,  – несправедливо добавила она про себя.
– Раз вы здесь, я конечно же всё расскажу, - добавила она, сперва делая приглашающий жест, а затем и сама садясь в кресло.
Гал Тенма чуть ли не с трудом протиснулся широкими плечами в дверь каюты. В гостинной сразу же стало как будто теснее и темнее. Он присел на край кресла, и оно чуть слышно заскрипело.
– Что случилось вчера?
Ещё раз тяжело вздохнув, болианка рассказала о вчерашнем похищении.
– Я понимаю, - медленно произнес Тенма, - Но вам не следует беспокоиться, госпожа координатор. Это семейное дело. Это “похищение” было организовано по моему приказу.
Утара едва не схватилась за сердце, но, удержавшись, лишь на секунду прикрыла глаза.
– Зачем? – печально спросила она. – Я понимаю, что я – чужой для вас человек, и вы не обязаны мне отвечать, но неужели вы настолько не верите в своего сына? Неужели он заслуживает того, чтобы его судьбу решали без его участия, словно он вещь, не имеющая сердца, разума и воли?
– Он не готов, - проронил гал Тенма.
– Ещё не готов или уже не готов? – мягко спросила болианка. – Родители часто слишком долго считают своих детей неготовыми, а потом оказывается, что время упущено, и рассказать о важном ещё опаснее и труднее, чем было ещё совсем недавно. Или же происходит вот так, как это случилось вчера: одно необдуманное действие, и доверие разрушено, и близкий человек кажется чуть ли не врагом.
– Ни еще, ни уже, - ответил кардассианец, - Все, что я делаю, необходимо для его защиты. Я прилетел на станцию, чтобы найти его, но теперь он не хочет меня видеть.
– Потому что для его защиты ему нужен не гал Тенма, который всё за него решит и если нужно связанным отвезёт домой, – горько сказала Утара, – а отец – просто отец, который способен любить его таким, какой он есть, и принимать его собственный выбор. Может быть, ваш сын придёт к вам сам, если вы сумеете сообщить ему о своей готовности к этому. Только это должно быть правдой, а не уловкой, направленной на то, чтобы заполучить его в своё распоряжение и снова попытаться защитить и осчастливить силой.
– Вы не понимаете. Есть люди, которые хотят причинить нам вред. И защитить от них может именно гал. Наша жизнь - в опасности, если он не будет выполнять мои правила и приказы. Он ослушался и не пришел к доктору Глессину вовремя, поэтому у меня не было другого выбора, - мрачно ответил Тенма.
– Возможно, если бы вы рассказали ему всё, как есть, и объяснили смысл ваших правил и приказов, он бы вас послушался? – предположила Утара. – Подумайте, если есть люди, которые хотят причинить вам вред, вы можете погибнуть, так и не успев предостеречь своего сына. Что тогда? Иногда неведение может погубить ещё вернее, чем излишняя осведомленность. Зная, что ему грозит, он может защищаться, не зная, окажется перед опасностью нагим и беззащитным.
– Возможно, - с каменным лицом ответил Тенма, - Но я этого не сделал. Какой смысл думать об этом теперь? Вам известно, кто видел моего сына последним?
– Боюсь, что я, – призналась Утара. – Мы говорили здесь, перед дверью моей каюты. Зайти он отказался.
Болианка посмотрела на кардассианца и покачала головой:
– Гал Тенма, может быть, обдумать всё это имеет смысл. Если вам удастся найти своего сына, просто перестаньте ненадолго быть галом. Есть мгновения, когда чинам не место в семейном разговоре. Кто бы ни желал вам зла, это не ваш сын, сделайте его своим союзником, а не врагом. А путь к этому один – искренность, уважение к его собственному выбору и доверие.
Ещё немного подумав, советник добавила:
– Возможно, есть одна зацепка… он обмолвился, что хочет попрощаться со всеми, кто для него важен, и хотя я не знаю, кого конкретно он имел в виду, можно сделать несколько предположений. Здесь в проекте у него есть хороший друг, это – Освальд Макдауэлл. Ещё он может испытывать признательность к тем, кто участвовал в его спасении. Одного из них уже нет на станции, но трое других здесь. Это всё тот же Освальд, а ещё Артур Лайтман и М’Кота. Даже если он не придёт ни к кому из них, с Освальдом вам стоит поговорить: он больше всех общался с вашим сыном, может быть, у него возникнут какие-нибудь идеи.
– Благодарю, - произнесл Тенма, вставая с кресла, а затем, добавил, - Его выбор не может быть адекватным, если он не знает правды. Но правда для него слишком опасна.
– А вы не думали, что он уже знает? – спросила Утара. – Судя по тому, что я слышала во время похищения, один раз ему уже рассказали обо всём. Джез совсем не глуп, а память – цепкая штука. Может быть, доктору Глессину удалось затуманить её, но где гарантия, что он не вспомнит об этом, причём в самый неподходящий момент? Боюсь, попытка снова скрыть всё от него может обойтись и вам, и ему намного дороже откровенности!
– Я уже говорил, что приехал на станцию поговорить с сыном, - повторил гал Тенма, как будто это все объясняло, - А ВЫ уже знаете эту правду?
– Нет, – искренне ответила Утара. – Если бы я знала, возможно, мой разговор с Джезом сложился бы иначе.
– Это хорошо, - констатировал гал Тенма, - Тогда вам ничего и ни от кого не грозит. Спокойной ночи, госпожа координатор.
Тяжелыми шагами он двинулся к выходу из каюты.
«Ой-ой, – с тревогой подумала Утара, – Кажется, я знаю, кому в таком случае грозит!» Ей снова захотелось придушить неугомонного вулканца.
– Спокойной ночи, – сказала она с некоторым опозданием, и отогнав жуткие мысли уселась за компьютер: нужно было разослать напоминание о завтрашнем собрании (на случай если половина кадетов от избытка счастья забудет об этом) и переделать кучу рутинной (в древности сказали бы «бумажной») работы.
____________________
С аж целым галом Тенмой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS