* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 05 2019, 23:50:31 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
18 01 2018, 10:17:56 #165
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., 20:00
ДС9, Променад

Гал Тенма прошел мимо Артура на Променад и направился прочь, тяжело ставя ноги и будто слегка согнувшись под грузом свалившегося на него несчастья.
Сам Артур тоже вышел на Променад и заметил, что на нем стало больше людей, чем когда они уходили в голо-комнаты смотреть презентации. Люди целенаправленным потоком двигались куда-то, причем не все даже понимали, куда, судя по раздающимся вокруг вопросам - что происходит и куда все идут.
Артур попал в людской водоворот и ему было сложно перейти на другую сторону Променада, чтобы по коридорам пойти в сторону Стыковочного кольца и их ангара 13. Неподалеку от себя он заметил Акриту и Самриту.
Сначала Артур прислушивался к проходящим мимо людям. Регата закончилась, о каких-то иных мероприятиях на станции не было оповещений. Лайтман подумал о том, как это грустно осознавать… Коммандера станции больше нет, но жизнь продолжается. Жизнь идет. Что такое смерть? Ведь рано или поздно уйдут все, ныне живущие. И вот ты стоишь на краю улицы, с края коридора, и все это проходит мимо, все они живы, мир продолжает существовать, но ты … тебя больше нет. Но есть память в сердцах живых. Он обязан помнить.
Лайтман решил переждать толпу, и протиснулся к Самрите и Акрите.
- Уф…, - сказал Артур, глядя на девушек, - не в курсе по какому поводу здесь столько народа?
- Нет, - покачала головой Самрита, которая периодически поднималась на цыпочки и вытягивала вперед голову, пытаясь рассмотреть хоть что-то в толпе. – Но, видимо, что-то интересное, поэтому я лично собираюсь остаться и узнать!
- Да, постоим, Сэм, - согласился Артур, - интересно. Все равно еще есть время, пока Ракар и Делас досмотрят мечты  Освальда.
Кадетов постоянно подталкивали сзади, поэтому им пришлось пройти немного вперед. Наконец, прямо перед ними оказался мостик, соединяющий переходы на втором этаже Променада. Там, возвышаясь над толпой стоял лейт-коммандер Джонсон, знакомый Самрите по разговору сегодняшним утром.
Джонсон заметно нервничал и одергивал свою форму, с недоумением глядя на пару камер-дронов, круживших вокруг.
- Я его знаю, - шепнула Самрита своим спутникам. – Это лейтенант-коммандер Джонсон, он исполняет обязанности командующего станцией. Кажется, мы очень вовремя тут оказались – наверное, он хочет что-то объявить или представиться, раз он тут теперь главный.  
Лайтман невольно следил за камерами-дронами, курсирующими над головой, и рассматривал второй этаж Променада, и коммандера, который там заметно нервничал.
- Понятно, - ответил Самрите Артур, - о чем будет заявление, интересно, или только о передаче ему командования станцией? Впрочем, мы сами скоро все услышим, но надеюсь, никакая война не началась. Коммандер не очень в своей тарелке, как я смотрю.
- Думаю, он еще не привык к своей новой роли, - вздохнула Самрита. Вот так вот стремишься всю жизнь быть лучшим инженером, а потом тебя берут и ставят командовать целой станцией!
Артур бросил рассматривать верхний этаж и посмотрел на Самриту.
- Угу, это бывает. Иногда приходится, и нет выбора, и главный инженер командует несколько большим, чем инженерный отсек, потому что никто кроме него. Нет никого. Потому что капитан погиб… Или капитан не может… С другой стороны, Звездный флот прислал бы кого-то, мне кажется, неужели нет никого? Так не может быть.
Тем временем Джонсон откашлялся в кулак начал говорить.
-Уважаемые гости станции, персонал и представители прессы, - произнес главный инженер, - Я должен сделать важное заявление.
Фоновый шум на Променаде слегка стих, все прислушивались к тому, что говорил Джонсон.
-Вчера, 2 сентября, я был вынужден экстренно принять на себя командование станцией ДС9. Сегодня я хочу сообщить, что не останусь в этой должности, - произнеся эти слова, лейтенант-коммандер будто сбросил с плеч тяжелую ношу и его простое квадратное лицо разгладилось, - От лица командования Звездного Флота мы приносим свои извинения за причиненные неудобства всем, кому пришлось и снова придется подстраиваться под смену командования… но с настоящего момента руководство станцией возвращается к коммандеру Мори Джанир. Чему лично я очень рад.
Толпа вокруг Артура, Самриты и Акриты ахнула, когда на мостик на втором этаже Променада вышла коммандер Мори - миниатюрная баджорка со смуглой кожей. Как обычно, форма сидела на ней идеально, а иссиня-черные волосы были собраны в сложную высокую прическу. Свет блеснул на цепочке длинной баджорской сережки.
-Но ведь она… умерла, - выдохнул кто-то сзади от Артура, - Они придумали создать голограмму? Теперь так можно?
Самрита непонимающе заморгала, переводя взгляд с коммандера Мори на Акриту и Артура и обратно.
- Это… как? – только и смогла прошептать она.
Артур теперь снова смотрел на лейт-коммандера Джонсона, лицо которого изменило выражение, он как будто исполнил важный долг, который его тяготил. Лайтман судорожно выдохнул, следя взглядом за вышедшей на Променад коммандером Мори. Коммандер выжила, она не была убита, она шла, и это значило … это значило очень многое. Знак отличия гала Тенмы он все еще держал в левом кулаке и чуть было не выронил. Кадет быстро оглянулся назад:
- Променад не оборудован голографическими эмиттерами, это не голограмма, она настоящая, - быстро сказал он в адрес того, точнее в ту сторону, откуда слышал реплику, потом коснулся руки Самриты, и также прошептал: - Кажется, в этом мире существует справедливость, Сэм.
И теперь Лайтман смотрел на коммандера Мори, стараясь не пропустить ни одной фразы, ни одного слова, ни одного движения. Он замер с ощущением облегчения и радости.
Откуда-то из толпы возле кадетов вывернулся Тенек.
– Это… поразительно, – сказал он, разглядывая коммандера Мори, как некий природный феномен. – Но если так, значит, убийства не было, и глинна Толан не могут за него судить.
- Но я все еще не понимаю, как это возможно, - упрямо пробормотала Самрита, оборачиваясь на появившегося, как черт из табакерки, вулканца. – Нам же сказали… и арест… И лейтенант-коммандер Джонсон, и Планкс… - лицо землянки сейчас выражало какую-то очень сложную эмоцию, которую даже сама девушка не могла бы описать одним словом. Наверное, она просто боялась радоваться заранее.
Рядом через толпу протиснулись Хена и М’Кота.
А толпа ахнула во второй раз и сердито зашепталась, потому что следом на втором этаже Променада появилась Илама Толан.
Толан вышла вслед за коммандером Мори и остановилась чуть позади баджорки на расстоянии шага.
Женщина выполнила просьбу коммандера Мори, как прилежная ученица, и приложила все усилия, чтобы выглядеть уместно. Одежда, которую ей прислала коммандер, подходила к случаю – торжественный, но строгий костюм песочного цвета, совсем не похожий на военную форму, с которой она прежде не расставалась. Высокая прическа со множеством шпилек тоже соответствовала – и мало кто знал, что женщина потратила на нее более двух часов просто потому, что сделать ее одной рукой было практически невозможно. Лицо кардассианки покрывал толстый слой косметики, скрывавший следы прошедших дней: издалека можно было сказать, что она хорошо выглядит, вблизи же лицо скорее напоминало маску.
– Чтоб мне ослепнуть! – изумлённо произнесла М’Кота. – А ещё говорят, что с того света не возвращаются! – Кажется, под этими словами она имела в виду не только коммандера Мори, хотя камеру заключения на станции Федерации даже с натяжкой нельзя было называть «тем светом». Впрочем, как известно, для клингонов бесчестье страшнее смерти, так что неизвестно, чья участь казалась ей более незавидной – погибшей (как все думали) Мори или всеми осуждаемой Толан.
Экспрессивность, свойственная молодости, позволяла кадетам благополучно отстаивать своё место в толпе, Утара же всегда старалась избегать толчеи, поэтому ей пришлось довольствоваться местом на отшибе. Там было всё слышно, но видимость была не самая лучшая.
– Если я сплю в этот раз, то я точно не хочу просыпаться, – пробормотала болианка, вытягивая шею и не обращая внимания на повышенное сердцебиение – тут бы у любого сердце выскочило из груди!
Коммандер Мори. Артур рассматривал черты ее лица. Он не знал, что произошло, не знал как, но он уже и так, без всех подробностей происходящего – чувствовал себя счастливым. И в настоящий момент не было ничего иного, что могло бы сделать его еще более счастливым. Особенно после того, как к коммандеру присоединилась Толан, Илама Толан, и Артур не знал, применимо ли к ней ее звание-приставка "глинн". Пока это было не важно. Она была на свободе, но в гражданской одежде. Что все это значило – было важно, очень важно, но важнее этого было то, что они стояли там обе, живые и на свободе. Смерть, витавшая в воздухе, пришедшая так не вовремя, отступила, не получив на сей раз своей кровавой дани. И Артур, с замирающим сердцем, сжимая значок гала Тенмы, готов был клясться, что не совершит больше ошибок, и не отпустит никого в смерть.
- И Джонсон, и Планкс, и арест, - прошептал он, стоя рядом с Самритой, - я готов простить им всем все, что угодно, потому что наступил иной момент, вот этот. Видимо, так было надо. Видимо… ведь ее не могли выпустить просто так, и она не смогла бы выйти сюда, перед всеми… если бы она действительно была виновна, если не в убийстве, но в покушении хотя бы.
Лайтман судорожно вздохнул, все еще не отрывая взгляда от верхнего этажа променада, от двух женщин, баджорки и кардассианки.
Коммандер Мори начала говорить о том, что все произошедшее было частью секретной операции, о которой не было известно даже другим старшим офицером станции. Стоящий рядом Джонсон со счастливым и смущенным лицом это подтверждал, по лицу же Толан было сложно понять ее эмоции.
Неожиданно в толпе произошло какое-то движение и на второй этаж поднялся какой-то массивный кардассианец. Артур снова узнал гала Тенму.
При его появлении Мори сбилась с речи, лейтенант-коммандер Джонсон зашептался с галом Тенмой, а затем передал пару слов коммандеру Мори.
Мори улыбнулась, как будто никакой заминки не произошло, и произнесла:
-А теперь предоставляю слово нашему почетному гостю, прибывшему на станцию к окончанию операции.
Тенма подошел к женщине, слегка ссутулив широкие плечи, как будто ему было тесно под потолком второго этажа Променада.
-Я еще раз подтверждаю, что все это время госпожа Толан работала под прикрытием и оказала неоценимую помощь в раскрытии заговора среди высших чинов Кардассианского Союза. Теперь, после успешного завершения операции, ей будут возвращены все ее чины и привилегии.
Для Иламы Толан появление кардассианского гала тоже оказалось неожиданностью. Она слушала его объявление удивленно и чуть нахмурившись – и не понимая, почему гал Тенма это говорит. Сама-то женщина прекрасно знала, что вовсе не работала под прикрытием, а позволила себя шантажировать, но раз Центральное командование в лице этого офицера выражает другое мнение, то возражать она не собиралась.
- Спасибо, - прошептала Толан одними губами, и услышать ее могли только те, кто стоял совсем близко. Она поочередно обвела вопросительным взглядом коммандера Мори и гала Тенму, словно спрашивая, требуется ли какая-то речь и от нее.  
__________________
Совместно с Самритой, Акритой, Утарой Рилл, Тенеком, М'Котой, коммандером Мори, Иламой Толан и галом Тенмой
« Последнее редактирование: 18 01 2018, 10:43:16 от Артур Лайтман »
Offline  
18 01 2018, 10:40:59 #166
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., после 20:00
ДС9, Променад

Артур, чуть склонив голову, смотрел на происходящее на втором этаже Променада. Он видел, как туда прошел гал Тенма, чтобы исполнить свое обещание, слышал все слова Мори, и слушал молчание Толан. Молчание. И каменное лицо.
Все слова, слова произнесенные, и слова произнесенные ранее, Толан, и гала Тенмы… все это немного не сходилось. И это расхождение слов говорило о том, что суть секретной операции была еще глубже, чем было представлено сейчас. Илама Толан ничего не знала об этом. И коммандер Мори выжила. Как бы ни было, какими бы путями мы ни шли, сколько бы не преодолевали тяжелых моментов, справедливость существует. И эта справедливость творится людьми. Они его не видели оттуда, сверху, среди всей это толпы, но он не мог иначе. Он был должен это сделать. Артур выпрямился и встал по стойке смирно, поднял прямую правую ладонь к своей голове резким, быстрым, четким жестом, отдавая честь так, как это было принято в далекие века на Земле. Отдавая честь доблести и мужеству коммандера Мори, ее решимости и профессионализму, ее исполненному долгу. Опустил руку, повернулся к Самрите, и шепнул ей:
- Сэм, мы же позовем глинна Толан на твою вечеринку вечером?
- Э-э-э….- на лице Самриты читалось нескрываемое удивление. – Ну… Она же… Вы думаете, стоит? – она посмотрела сначала на Артура, потом на Акриту, не зная, что и ответить.
- Я думаю, что стоит, Сэм, - сказал Артур, - конечно, здесь не все так просто, и вряд ли она знала о секретной операции, потому что ну невозможно так играть свою роль. Ей сломали жизнь, но благодаря нашим – все произошло правильно. И я думаю, что Илама Толан стоит того, чтобы … чтобы помочь ей встать и жить дальше.
В течение всего произошедшего, начиная от речи Джонсона и до сих пор, Акрита стояла молча, устремившись взглядом в эпицентр событий со своего невысокого роста. Она не отвечала на комментарии Самриты и Артура, не высказывала идей – она просто не смела верить в то, чего еще не могла понять. Когда появилось хоть какое-то объяснение, андорианка наконец испустила вздох облегчения и повернулась к товарищам.
- Ты думаешь, она захочет? – спросила Акрита, посмотрев на Артура. – Мне кажется, тут произошло что-то такое, что ей сейчас не до вечеринок…
- Я могу у нее спросить, - нерешительно отозвалась Самрита, которая все еще не была уверена, что приглашать бывшего координатора – хорошая идея. Даже если та и не была на самом деле убийцей. Землянка подняла голову и уставилась на Мори, Джонсона, неизвестного ей кардассианца и Толан, пытаясь угадать, что же на самом деле произошло.
Артур повернулся к девушкам.
- Да, может не захотеть, - согласился он с Акритой шепотом, - но все равно надо позвать. Потому что есть моменты, когда нельзя оставлять человека одного, и нужно дать ей понять, что она нам нужна. Мне кажется, это важно. - Артур перевел взгляд на Самриту: - Сэм, - кадет вздохнул, но радостный блеск в его глазах ничто не могло уже затмить, - как я рад, что гибель коммандера не омрачает твою вечеринку, - и тут Артур обеими руками коснулся плечей Самриты: - Тебе конечно решать, потому что вечеринка твоя, если ты будешь против, то ничего и не будет. Но я за то, чтобы позвать Толан, и я сам могу к ней сходить перед этим.
Артур смотрел в глаза Самрите, улыбался, и не заметил как из левой ладони знак отличия кардассианского гала упал на пол, он услышал лишь легкий металлический звук, наклонился и поднял его.
- Да, я была бы благодарна, если бы к ней пошел ты, - с облегчением призналась Самрита и перевела взгляд на предмет в руке Артура: - А это что такое?
- Отлично, Сэм! Спасибо! - обрадовался Артур, и снова перешел на шепот, - это кардассианский знак отличия - гал. - Артур наконец спрятал предмет в карман, чтобы не потерять, - он принадлежит отцу Тенмы, вон ему, - Лайтман кивнул на второй этаж Променада, где все еще стоял кардассианский гал, - он отдал мне его, мы говорили несколько минут тому назад, потом расскажу, не здесь.
- Ничего себе! – удивленно вскинула брови Самрита. – Но откуда… Ладно, потом расскажешь! – она вновь перевела взгляд на коммандера Мори и Иламу Толан: - Интересно, она сама что-нибудь скажет?..
Следом за Самритой Артур тоже перевел взгляд на Иламу Толан, стоящую наверху.
М’Кота вытянула шею, чтобы посмотреть поближе на предмет в руке Артура:
– Да уж, потом обязательно расскажи! – сказала она. – Вокруг Тенмы – я Джеза имею в виду – клубится какая-то скверная история, и, если верить Глессину, его отец в этом как-то замешан.
В толчее Тенеку почти не было видно, что там рассматривают его коллеги, зато упоминание гала Тенмы заставило его бросить быстрый взгляд сперва на Артура, а затем на кардассианца, стоящего на верхнем ярусе рядом с героями дня.
– Отец мистера Тенмы, – сказал он, и во взгляде у него промелькнула какая-то особенная сосредоточенность, – Я должен с ним поговорить.
- Зачем? – удивилась Самрита.
Тенек обернулся к ней и ответил с оттенком удивления, впрочем, не забыв понизить голос:
– Потому что вчера его сына похитили, усыпили и едва не увезли со станции, а сегодня он уже по собственной воле не явился на занятия проекта. По-моему, это достаточная причина. Если бы так случилось со мной, мои родители безусловно предпочли бы быть в курсе дела.
- Ты думаешь, он не знает? – уточнила землянка. – Мне кажется, он здесь именно поэтому… Я бы не стала лезть в их семейные дела.
– Если отец мистера Тенмы всё же ничего не знает, он имеет право об этом узнать, именно потому что это – его семейные дела, – возразил Тенек.
– Зато если он знает, то он сам в этом замешан! – встряла М’Кота. – А если замешан, то за такие семейные дела, не то, что вмешиваться – голову отвернуть мало! Но я бы не стала торопиться и выходить с ним на контакт… – тут она с сомнением посмотрела на знак в руке Артура: пожалуй, какой-никакой контакт уже был. Впрочем, Артур ведь не сказал, о чём конкретно они говорили! – Сперва пускай Артур расскажет, чего от него хотел этот кардассианец, – предложила она, а потом решим.
Артуру стало стыдно за то, что он уронил значок, за то, какой это возымело резонанс среди Тенека и М'Коты. За то, что здесь прозвучали те события, которые не стоило бы упоминать в толпе. Он это спровоцировал, и в следующий раз должен был быть осторожнее. Он нахмурился и обернулся к М'Коте и Тенеку.
- Эй, сейчас не время и не место, - зашептал он, почти зашипел, - позже поговорим.
Дождавшись короткого кивка Мори, Илама Толан сделала шаг вперед, оказавшись теперь на одной линии с баджоркой. Она знала, что ей следовало что-то сказать, от нее этого ждут все, в том числе ее бывшие кадеты. Кардассианка оглядела собравшихся, пока, наконец, не остановила взгляд на стоящих в первых рядах кадетах.
- Я должна… - начала Толан, но поняла, что ее голос звучит глухо и тихо. Она кашлянула, прочищая горло, и заговорила уже чуть громче – преподавательский опыт выручал в самых неожиданных ситуациях. – Я должна принести свои извинения за все случившееся и за то потрясение, которое вам пришлось испытать в связи с трагической новостью. Я бы хотела поблагодарить коммандера Мори, - она бросила короткий взгляд на баджорку в поиске поддержки, - за ее самоотверженность и решительность, благодаря которым вся операция оказалась возможной, а также подчеркнуть профессионализм и эффективность действий службы безопасности этой станции. С таким командованием вы можете быть уверены, что находитесь в надежных руках.
Толан все-таки заговорила, и Артур быстро перевел на нее взгляд. Из слов Толан следовало, что коммандер Мори сделала это все, что именно она спасла Толан от этого шантажа и всех событий. И гал Тенма исполнил и будет исполнять свой долг. "С таким командованием вы можете быть уверены". Как это было хорошо сказано. Он был уверен. И еще есть вещи, которые делают с человеком невероятное, вместо тысячи слов – эти вещи поднимают упавшего. Артур отвел взгляд и посмотрел на кардассианский знак отличия в своей руке. Улыбнулся своим мыслям, спрятал его и снова посмотрел на Толан. У него теперь тоже есть долг, который он должен отдать, друзьям, и иным людям, всем тем, кто посчитает напрасной и сломанной свою жизнь, всем тем, кто должен встать и посмотреть на это все с другой стороны.
Артур улыбнулся Иламе Толан и кивнул ей. Сегодня и правда, вопреки всему был самый лучший день.
Тем временем речи закончились. На втором этаже Променада появились несколько журналистов, чтобы задать вопросы и получить эксклюзивные интервью. Отвечала в основном Мори, но Тенма тоже вставил пару слов. Толан поспешила поскорее вырваться из кольца окружавших ее возбужденных и радостных людей  и исчезнуть.
-Нам пора, - с сожалением сказала Хена, - Час, выделенный нам на отдых координатором Рилл прошел, и нам надо идти на наше собрание.
Про собрание сама Утара не вспомнила бы сразу, если бы в где-то в складках одежды не запищал сигнал напоминания. Ещё бы, после такого-то! С самого появления коммандера Мори болианка была полностью поглощена происходящим, ловила каждое слово и пыталась хоть что-то разглядеть со своего места. Когда Утара перестала видеть в эпицентре событий Иламу Толан, её первым движением было наконец-то отыскать её, но противный сигнал напомнил ей об обязанностях. Безотчётно улыбаясь, болианка покачала головой и покорно двинулась в сторону ангара № 13. Она разыщет кардассианку после окончания занятий, а сейчас дела – дела, за которые Утара отвечает в том числе и перед Иламой Толан.
____________________
Совместно с Самритой, Акритой, Утарой Рилл, Тенеком, М'Котой, коммандером Мори, Иламой Толан.
« Последнее редактирование: 18 01 2018, 10:44:36 от Артур Лайтман »
Offline  
19 01 2018, 09:59:56 #167
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, вечер
Каюта Освальда и Артура


После презентации Акриты Освальд откололся от остальных кадетов и поспешил в свою каюту. До общего сбора оставалось время, и молодой человек хотел немного побыть одному и отдохнуть: прилечь ненадолго, принять душ или просто посидеть без движения с полчаса. Последние дни были очень насыщены событиями, да ещё и вечеринка Самриты могла затянуться до позднего времени, и кадету совершенно не хотелось просидеть всё мероприятие в углу из-за усталости.
В каюте, однако, его ожидал мигающий терминал, свидетельствующий о новом сообщении. Освальд сначала обрадовался, думая, что наконец-то написала сестра. Тут же придумав десяток возможных ответов, он с воодушевлением подошёл к терминалу и нахмурился - сообщение было вовсе не от сестры. Пробежав глазами содержимое, молодой человек почувствовал, как к горлу подступает комок: "вы переведены", "Кардассия Прайм", "подняться на борт", "4 сентября 2384, 21:30".
"Вот так и рушатся мечты", - пробормотал он, снова перечитывая приказ, словно не веря, что это не чья-то злая шутка. Однако, подлинность документа сомнений не вызывала. Скинув с себя ботинки, Освальд взял падд и залез на свою койку. Какое-то время смотрел на экран и думал. Потом всё-таки подключился к станционному компьютеру и нашёл среди общедоступных файлов два нужных ему бланка.
***
Написав два официальных документа, Освальд попытался выйти на связь с сестрой, но та так и не ответила, поэтому кадет решил написать письмо. Получилось оно очень большим и содержало в себе описание того, что с ним произошло в последнее время, за исключением одной-единственной истории, которая должна для всех оставаться тайной, а также просьбу изложить свои мысли на ту ситуацию, в которой он оказался. Это был тот редкий случай, когда между близнецами-Макдауэллами случался действительно серьёзный разговор. Точнее, сейчас Освальду хотелось такого серьёзного разговора, а реакцию Анны-Марии предугадать было невозможно - оставалось только надеяться, что пометка "Серьёзно!" в теме письма сработает.
Прочитав ещё раз текст и удостоверившись, что написал всё необходимое, он почти уже нажал кнопку "Отправить", но потом дописал в конце: "Наверное, ты была права: лучше бы мы учились вместе".
Отправив, наконец, письмо, кадет принял душ и отправился в сторону ангара, намереваясь провести оставшееся время с пользой и постаравшись не испортить вечер никому из коллег.
« Последнее редактирование: 16 02 2018, 12:48:19 от Илама Толан »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
19 01 2018, 10:10:17 #168
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:00
ДС9, Коридоры станции


Артур, Тенек, Самрита, Акрита, Хена и М’Кота пробрались через толпу и свернули в один из боковых коридоров, ведущих кратчайшим путём к стыковочному кольцу и ангару 13. Сначала Артур шёл молча, но затем, убедившись, что кадеты в коридоре одни, он окинул взглядом товарищей и улыбнулся.
- Да, это потрясно, - сказал Артур, - как страшный сон, от которого проснулся. Хорошую они повернули операцию, правдоподобную, и видимо оно того стоило, все должны были верить, - и ещё пару секунд собирался с мыслями, глядя перед собой.
- А гал Тенма - обратился ко мне на выходе из Кварк’с, поблагодарил за спасение его сына на Волане II, сказал, что этого не забудет, а в ответ я попросил его сделать так, чтобы наказание Толан на Кардассии не было очень жестоким. Он пообещал, что использует своё влияние, и вот как все это произошло. Ещё он ищет Джеза, и, пожалуй, если кто знает, где он, неплохо бы ему помочь. Им правда нужно поговорить, вдвоём и… никому не нужно сворачивать голову.
- Я тоже считаю, что для начала им стоит самим поговорить и разобраться, - согласно кивнула Самрита. – Похоже, что этот мистер Тенма знает не меньше нашего, а Джез несколько раз говорил, что дело – семейное. Теперь же его семья здесь, и… - девушка повела рукой. – В общем, они должны разобраться сами, что бы там ни было. 
– Если они поговорят, это будет лучший вариант, – согласился Тенек, – но я не уверен в том, что разговор состоится. Я предлагал мистеру Тенме обсудить проблему в присутствии его отца. Он отказался.
М’Кота в это время сосредоточенно обдумывала слова Артура.
– По твоим словам получается, что гал Тенма порядочный, – с сомнением произнесла она, – и мне бы очень хотелось в это верить, потому что Джез – отличный парень и заслуживает нормального отца. Но если вдруг окажется, что это его отец стоял за тем похищением и что он не такой, как мы думаем, мы ведь себе не простим! Конечно, мы мало что можем сделать, но если что-то можем, надо подумать над этим сейчас, пока ещё не поздно.
- Понимаешь, Тенек, - негромко заметила Самрита, когда они уже свернули к ангару 13, - есть вещи, которые, как бы это сказать… лучше обсуждать без посторонних. Это особенно касается семейных проблем, а речь, я как понимаю, о них. И кто-то третий, к этой семье не относящийся, только помешает.
Артур посмотрел сначала на Тенека, потом на М'Коту, потом поравнялся с М'Котой и сжал ее ладонь, так они и пошли вместе за руку.
- Верно Самрита говорит, Тенек. Третий лишний, есть вещи, которые принадлежат только двоим. И они, эти вещи, действительно в настоящий момент принадлежат только им двоим, - сказал Артур, - М'Кота, я не знаю, насколько порядочный гал Тенма, но я знаю то, что видел. А видел я – уставшего, долго не спавшего и измученного отца. Отца, который понял свою ошибку и очень тяжело сожалеет. Я видел кардассианца, которого гнетет груз его собственной ошибки, и его … как бы это… любовь к своему сыну. А еще – я видел как он говорил «спасибо» и как он выступил на Променаде в защиту Толан. Мне кажется, этого достаточно. Так что… давайте оставим их вдвоем, если им помешать – то скорее всего мы только навредим.
- А я так и не понимаю, что там у них произошло, - со вздохом призналась Хена.
Артур оглянулся на Хену, потом посмотрел на Самриту и Акриту. Из присутствующих кроме него об этом знал еще Тенек, но тот хранил тайну и никогда ни в чем не признавался. И Артур тоже не мог этого сказать. Поэтому он вздохнул и отвел взгляд.
Тенек отлично понимал, что такое личное семейное дело, но понимал он также и то, что для него это первая, но далеко не последняя подобная ситуация.
– Учитель, врач и жрец – это те, кто постоянно имеет дело с личными делами, – сказал он, – и я постоянно спрашиваю себя, когда именно совершил ошибку: когда поговорил с мистером Тенмой откровенно или когда решил дать ему время разобраться во всём самому.
Он посмотрел на Хену и добавил:
– Произошла одна из самых тяжёлых для семьи вещей, когда родители теряют доверие своих детей. Проблемы, лежащие в основе этого могут быть разными, но одно всегда остаётся неизменным: родители первыми проявляют недостаток доверия, и чем дольше это длится, тем хуже.
Последняя фраза прозвучала как чужая, и вулканец сам подтвердил это, признавшись:
– Так мне объясняли, но я и сам думаю, что это правда.
Кадеты подошли к двери ангара 13.
- Не знаю, Тенек, не знаю, стоит ли вмешиваться, - сказал Артур, остановившись перед входом. - По-моему, на мой земной взгляд, в настоящий момент нужно просто чтобы они увиделись. Это не та ситуация в которой сейчас нужен врач, жрец или учитель. А что будет дальше – от нас пока не зависит. Так что, не торопитесь, Тенек.
Артур отпустил руку М'Коты и прошел в ангар.
– Эх, всё хорошее когда-нибудь кончается! – шутливо вздохнула клингонка, помахав в воздухе рукой, а затем переключилась на грядущие дела – Надеюсь, нашего советника не помяли в этой толпе, и она скоро появится! Сейчас мне хочется побыстрее покончить с обязательными делами.
- Это точно, - усмехнулась Самрита, вместе с остальными кадетами проходя в помещение и занимая свободное место.
__________________
Совместно с Тенеком, Самритой, Акритой, Хеной и М’Котой
Offline  
19 01 2018, 10:11:16 #169
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:00
ДС9, Коридоры станции

Ракар и Делас вышли из голокомнаты, когда до назначенного собрания по итогам презентаций оставалось всего несколько минут. Практически впритык. И им необходимо было поспешить, чтобы быть вовремя. Ракар посмотрел на свой хронометр. Перед собранием необходимо было прочитать почту. Он надеялся, что деньги переведены, и командование уже предоставило необходимые данные для того, чтобы ими воспользоваться, и если это так – то нужно назначить встречу и выйти на контакт с теми, кто обладает тем, что ему нужно. Если же сообщения нет - то так быть не может, разведка Ромула никогда не медлит. Размышляя об этом на выходе из голокомнаты, Ракар, глядя на хронометр, понял, что в каюту зайти не успеет. Что ж, у него впереди целая ночь на решение задачи, которая поможет Джезу Тенме начать новую жизнь, а некоторых других - повергнуть в тяжелую и неизбывную печаль. И еще оставался всего час с небольшим до того момента, к которому он должен быть подготовиться, привести себя в несколько иной порядок, чем тот, в котором его привыкли видеть здесь обычно. Так мало времени…
Спускаясь по лестнице вниз, ромуланцы услышали шум. Кварк’c этим вечером испытывал наплыв посетителей, и все больше их входило с Променада достаточно плотным потоком. В первую очередь Ракар заметил клингонов, явно имевших какие-то отношение к М'Коте, а именно – они были экипажем корабля, на котором прибыл на станцию ее отец. Ракар рефлекторно подобрался, но клингоны не обращали никакого внимания на них с Делас. А дальше внимание Ракара привлекло то, что абсолютное большинство людей переживало радостное возбуждение, они жестикулировали, переговаривались друг с другом, Ракар и Делас услышали слово «спецоперация». Когда они вышли на Променад, то обнаружили еще большее скопление посетителей станции. Неподалеку Ракар заметил двух офицеров службы безопасности, одного в стандартной баджорской форме без пояса, другого в форме Звездного флота, и, о чудо, на лицах этих двоих не было обычного нахмуренного сурового выражения. Здесь, на Променаде, что-то произошло, пока они смотрели презентацию Освальда. Ракар с интересом вертел головой, стараясь понять что происходит. На уровне второго этажа пролетел небольшой дрон и Ракар успел заметить скрывающуюся в противоположном направлении толпу явно журналистов. Обрывки слов и предложений, возгласов и восклицаний, фраз «коммандер Мори», «спецоперация», «жива», «командует», «Илама Толан», «он подтвердил», «она не убивала», «блестяще выполнено», «а вы заметили ее лицо?», «голос срывался», «какой удачный день», «не часто такое увидишь», «я поставил бы пари», «это надо отметить», «спрингвайн» , «заговор», и прочее, прочее и прочее – если и не давали исчерпывающей информации, то по крайней мере наводили на мысль о том, что хорошо все то, что хорошо кончается.
Ракар некоторое время искал взглядом в толпе Квинтилию, но Квинтилия наверняка была уже в ангаре. Ракар повернул голову к Делас и сказал с улыбкой:
- По крайней мере, одно известно точно – настроение федератов, то есть наших федеральных кадетов уже улучшилось. А если кто еще не знает, то их скоро оповестят. И это не может не радовать.
- Если я правильно понимаю… - Делас задумчиво проводила взглядом пару пожилых гражданских болианцев, с ажиотажем обсуждавших «вот это действительно радостная новость». – Впрочем, скоро мы все узнаем. Уверена, на собрании координатор все скажет!
- Да, Делас, - Ракар проследил за взглядом ромуланки, не переставая улыбаться,  а потом снова напряженно посмотрел на часы. – Поспешим. Подробности «блестящей спецоперации» - это очень интересно! Я не хочу ничего пропустить, тем более, что я уже решил, за кого буду голосовать.
- И за кого же? Или это секрет? – усмехнулась Делас, прибавляя шаг.
- Не секрет, - сказал Ракар, стараясь идти рядом с Делас и не вырываться вперед. Лавируя между людьми, он смотрел время от времени перед собой, но все время снова поворачивал голову к Делас, - за Освальда. Хотя, на самом деле… это сложно выбрать между Самритой и Освальдом. Фактически я выбирал между совместно разработанной технологией двигателя для корабля и союзом пяти государств. И то и другое – очень ценно. И то и другое – есть взаимодействие на мирных основаниях, но … в настоящий момент я не испытываю энтузиазма от идеи проникновения в галактику «Андромеда» и нахождения там приключений того характера, которые не пойдут на пользу Ромулу. Все-таки в некотором роде стратегия изоляции мне близка. Проще говоря – мне немного страшно. С другой стороны – в этом проекте нельзя не участвовать, иначе мы безнадежно отстанем. Да, выбор был нелегким. И все же - союз пяти государств. А ты? Ты выбрала что-нибудь?
- Я… не думала об этом, - призналась Делас. – Я не уверена, что мне стоит влиять на баланс сил в этой группе. К тому же, трое претендентов – федераты, и нет большой разницы, кто выиграет. Баккер победила в прошлый раз, так что я бы не стала снова за нее голосовать, а Акрита не совсем точно подошла к выполнению задания. Так что да, я согласна, что Освальд – лучший кандидат. Но, пожалуй, я воздержусь от голосования.
- Угу, - кивнул Ракар, - то, что Баккер победила в прошлый раз – это тоже один из аргументов. И ее презентация, на самом деле была на высшем уровне, мне понравилось, вот это все… фантазийное, и то, что она предоставила возможность всем помечтать. Это правильно, это многое говорит о ней, как о человеке. И как о стратеге, который не упускает возможностей. Но мне жаль, что ты воздержишься. Ты будто никак не примешь «эту группу». Скучаешь по тем, на Кардассии? Этого не отнять, понимаю. Но и здесь – однажды они тебе понравятся. Они потрясающие, я ожидал куда худшего, когда впервые сюда прилетел, но мои ожидания не оправдались. Все будет хорошо, Делас.
- Скучаю, - призналась Делас. – Все началось как-то неправильно, причем по моей вине. Если бы я знала, что меня переведут к вам, я бы постаралась всем понравиться с самого начала, но теперь уже поздно. Поэтому пока я выбрала тактику ни во что не вмешиваться и держать свое мнение при себе. К тому же предстоящая вечеринка воодушевляет меня больше, чем это голосование, - она загадочно посмотрела на Ракара и кивнула головой в сторону поворота, за которым их уже ждал ангар 13. – Пойдем?
- Да, не очень правильно. Сильно неправильно, я бы сказал, - вздохнул Ракар, не глядя на Делас, - но это уже прошло, бывает, понимаешь, всякое. Нужно идти дальше. Пройдет время, и они будут вспоминать это со смехом. Я уверен. Не расстраивайся. Ничто не поздно. И не только я хотел бы слышать твое настоящее мнение, наверняка не только я. Потому – решись уже и начни его высказывать.
А потом Ракар как-то немного смущенно посмотрел на Делас. Делас что-то приготовила к вечеринке, и ее она воодушевляла также как и его. Ракар испытывал надежду и страх, робкую надежду и навязчивый страх от возможного отказа. Неужели Делас испытывала нечто подобное? Ракар задержал на ней взгляд и медленно перевел его вперед.
- Пойдем, - кивнул ромуланец.
Когда ромуланцы зашли в ангар, многие кадеты уже были на месте. Делас как и в прошлый раз выбрала себе место ближе к экрану и дальше от остальных, и теперь прислушивалась, о чем же так оживленно перешептываются остальные.
____________________
С Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 10:13:29 #170
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:02
ДС9, Ангар 13

Когда Артур, Самрита, Акрита, М’Кота и Хена вошли в ангар, они обнаружили, что почти все остальные уже были там.
Самрита заметила, что ангар никак не изменился, только в углу появились какие-то контейнеры. Оставалось надеяться, что это дело рук Квинтилии и она не проигнорировала идею землянки и не бросила ее саму и ее идею на произвол судьбы.
- Где вы были? - нетерпеливо воскликнула со своего места Жантарин, - Уже пора начинать.
Менее чем за минуту до начала в ангар вошёл Освальд. Выглядел он нормально, как и обычно, разве что движения были чуть более нервные, а взгляд - чуть более напряжённым. Пройдя к месту рядом с Самритой, он сел и по очереди посмотрел на каждого коллегу с едва заметной грустью, но ничего говорить не стал.
Самрита радостно улыбнулась вошедшему Освальду и перевела взгляд на Жантарин и остальных, уже сидевших в ангаре.
- А вы не были на Променаде? – уточнила землянка на всякий случай. – Тогда вы все пропустили! Я даже не знаю, как это рассказать… потому что мы только что узнали, что коммандер Мори жива! – выпалила, наконец, Самрита. – Мы сами не все поняли, но, похоже, это была какая-то секретная операция. Толан, кстати, тоже освободили.
- Вот это да! - воскликнула Жантарин, - Не буду врать, что всегда верила в Толан, но я подозревала, что там не все так просто!
- Да! – воодушевленно произнес Артур, который не стал сразу садиться, а еще некоторое время обходил стол вокруг. – Мы видели коммандера Мори своим глазами! Это была спецоперация, и судя по всему она завершилась, и всех кого следовало - поймали. Что-то такое там действительно не просто, не могут же они рассказать нам все.
Артур обходил стол, мельком глядя на Освальда, остальных, на Делас, которая снова отсела подальше от всех. Он прекрасно помнил, что у Иламы Толан было неудавшееся самоубийство, и это вовсе не было частью спецоперации. Но благодаря коммандеру – все завершилось так, как должно быть.
- То, что мы видели, - негромко сказал Артур, - лишь верхняя часть айсберга. Все куда сложнее, но все равно все кончилось хорошо.
Кадет снова сел рядом рядом с Делас и улыбнулся ей перед тем, как отодвинуть стул для М'Коты с левой стороны от себя.
Ракар слушал новости глядя перед собой, почти в экран. На самом деле он смотрел на Квинтилию, сидящую возле двери. Ему было интересно, как она воспримет новость.
- Поздравляю вас, - сказал Ракар с улыбкой, ни к кому конкретно не обращаясь, точнее – обращаясь ко всем сразу. – Я никогда не сомневался в компетенции офицеров Звездного флота противостоять заговорам. Я рад, что ваш коммандер снова в строю.
Акрита прошла в ангар вслед за товарищами и заняла свободное место, даже не обратив внимание на то, что теперь трое кандидатов для голосования сидели рядом. Всю дорогу от Променада с ее лица не сходила счастливая улыбка, и ей словно не хотелось нарушать это состояние неожиданно произошедшего чуда обсуждениями и догадками. Потом, она знала, все это будет, и радостные тосты на вечеринке, и нетерпеливые расспросы, выяснения, потому что и ей тоже понятно было, что не все так просто. Что-то не так с Иламой Толан, то ли загадочным агентом, то ли подставным лицом, то ли… Артур, очевидно, встал на ее защиту, и Акрите очень хотелось бы верить, что он прав. Но пока она ничего не знала, кроме того, что коммандер Мори жива – а одно это казалось ей более прекрасным и невероятным, чем все ее собственные мечты, показанные час назад на презентации.
М’Кота устроилась рядом с Артуром и пробасила, беззлобно пародируя Ракара:
– И всё это очень хорошо для Империи! И для всех нас! – закончила она уже своим нормальным голосом. – Может быть, нас уже перестанут мариновать в голокомнатах и выпустят на вольный воздух!
-Я был бы не против какого-нибудь приключения вне станции, - согласился Брол.
- Да, было бы здорово, если бы нас отправили на какую-нибудь миссию, - сказал Артур.
Самрита воодушевленно закивала.
Двери конференц-зала растворились, пропуская Утару. Болианка прошла и как обычно встала с краю от экрана, лицо её сияло, и она не скрывала своего хорошего настроения.
– Я надеюсь, вы все это слышали, а кто не слышал, для тех я буду рада повторить: коммандер Мори Джанир жива и здорова, в связи с отсутствием состава преступления с координатора группы проекта «Альфа» глинна Толан сняты все обвинения и ей возвращены все звания, в том числе, как я полагаю, и звание руководителя вашей группы. Это значит, что завтра утром здесь у этого экрана снова будет стоять ваш координатор, а ваш советник снова займёт своё скромное место в тени. Но это будет только завтра, так что давайте-ка добросовестно закончим начатые дела, чтобы уже ничто не мешало нам радоваться и праздновать!
-Да? - с сомнением проговорил Брол, - А нас не спросят, какой координатор нас больше устраивает? Может, мы хотим, чтобы вы остались, госпожа Рилл.
- Да, - подтвердила Самрита, - было бы справедливо, если бы после произошедшего поинтересовались нашим мнением. И… я бы тоже хотела, чтобы вы остались.
-Опять будем голосовать? - слегка насмешливо предложила Жантарин.
- О нет, пожалуйста, никаких больше голосований ближайшие несколько дней, - закатила глаза Самрита. – Давайте хотя бы с этим закончим…
Ракар переводил взгляд с Брола на Самриту, с Самриты на Жантарин, и не упускал из внимания выражения лиц остальных.
- А кто вообще сказал, что координатор обязательно должен быть один как капитан корабля? Я, к примеру, вовсе не против, если их будет двое. И если Илама Толан вернется к нам, то почему бы нет? Впрочем, да. Давайте решим, кто из троих, показавших презентации – победил. У нас очень мало времени. Так хотелось бы все успеть, до сегодняшнего вечернего праздника Самриты, - сказал ромуланец.
Освальд хотел было тоже высказаться, но передумал - участвовать в принятии решений, определяющих будущее этой группы, было бы теперь нечестно, потому что последствия Освальда уже не коснутся.
После объявления Утары и последующих реплик товарищей Акрита тоже рискнула заговорить без поднятия руки и прочих формальностей.
- А еще нужно как-то помочь Тенме или, по крайней мере, понять, можем ли бы вообще ему помочь, - негромко сказала андорианка. – Неужели наш Джез тоже имеет какое-то отношение к этой спецоперации?
Она не особенно торопилась переходить к голосованию, случившиеся сегодня события по важности были несравнимы с кадетскими заданиями. Хотя Ракар был прав, времени оставалось не так уж много.
- Вряд ли, ты же сама все прекрасно знаешь, - жестко отозвалась ромуланка со своего места и поддержала Ракара: - Давайте и правда переходить к голосованию.
«Если бы я действительно все знала, да еще и прекрасно,» - подумала про себя Акрита, но вслух ничего говорить не стала. Сейчас действительно было не время спорить, да и настроение портить не хотелось. На самом деле, ей совсем не казалось, что с Тенмой все ясно, несмотря на то, что она была в курсе его личной проблемы. Но ведь его отец явно имел отношение к спецоперации.
-А я ничего не знаю! - пожаловалась Хена, - Почему все все знают, а я - нет? - она завертела головой по сторонам.
- Я тоже, - со вздохом отозвалась Самрита. – И никто не спешит делиться своими знаниями.
- Это его семейные проблемы, - тихо проговорила Делас со своего места. – И они едва ли относятся к тому, что ваша коммандер Мори жива.
- Я уже который раз слышу про эти семейные проблемы, но яснее не становится, - фыркнула Самрита. – Советник, вы ведь поговорите с ним, правда? Думаю, именно вы должны это сделать.
Помочь Тенме хотела Акрита. Как уж тут поможешь, если узнав о себе такую информацию, кардассианский патриот решил уйти для всех кого он знал из общей для всех реальности? Как тут поможешь, если человек потерял все, во что верил и к чему стремился, узнав о себе, что он не тот, кем всегда себя считал. Как это сделать, если он сам не в состоянии принять свою собственную суть? Это было бы возможно, если бы было время, если можно было показать ему другой путь. Возможно, но лишь в том случае, если бы Ракар не знал точно, что Тенма и сам способен осуществить свое желание без его, Ракара, помощи. И в этом конкретном случае Ракар предпочитал взять в свои руки исполнение просьбы Джеза, только так он мог быть уверен, что Джез не свернет  себе шею, связавшись с кем-то ещё. Ракар не изменился в лице, но взгляд его немного остекленел.
-Джез Тенма не очень хороший человек, - тихо и холодно со своего места сказала Квинтилия, - Все, кто хотят ему помочь, должны быть осторожны.
Делас чуть удивленно взглянула на Квинтилию и медленно кивнула ей в знак согласия, но развивать эту мысль не спешила.
- Джез Тенма - мой друг, - устало и немного вымученно произнёс Освальд, - у нас у всех есть недостатки, но это не значит, что никто из нас не заслуживает помощи, если нуждается в ней.
Артур грустно смотрел на Хену, на Самриту, на Освальда, потом немного удивился реплике Квинтилии. Здесь явно общие знания об одном этом кардассианце были различны и не очень-то пересекались. Но ему показалось, что нельзя оставлять это просто так, еще одной тайной, необходимо что-то решить. В конце концов, каким бы он ни был - он один из них. Член их экипажа. Артур вздохнул.
- Знаете что, - сказал наконец Артур, - то, что у Джеза - это не очень просто. Эта информация имеет определенную опасность в его мире. И если уж она должна быть озвучена здесь, то прежде чем что-то решить, нам нужно определиться вот с чем - действительно ли мы одна команда? Действительно ли каждый из нас готов, если нужно, преодолеть что-то в себе, и не судить необдуманно? Способны ли мы сохранить его тайну, таким образом, чтобы она не вышла за пределы этих стен? И не осудить его? И если кто-либо не способен на это, я думаю, что лучше не знать. Так что мы решим?
- Какая информация? О чем вы, в конце концов? – не выдержала Самрита, которая уже заметно нервничала из-за того, что они не укладываются по времени с голосованием, а, следовательно, и с ее планами.
- Информация о том, в чем проблема Джеза и почему ему нужна помощь. - ответил Артур, - сначала каждый должен пообещать, что не разболтает во вне. И если уж не станет помогать, то по крайней мере - не навредит.
_______________
с кадетами и Утарой Рилл

продолжение следует...
« Последнее редактирование: 19 01 2018, 10:15:37 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 10:15:21 #171
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, после 21:02
ДС9, Ангар 13

- Я сужу обдуманно, - тихо заметила Делас. – Но я не готова ему помогать, так что я буду лишней на этом обсуждении. Мне стоит выйти?
Артур посмотрел на ромуланку.
- Мне кажется ты и так все знаешь, Делас. Тебе не нужно выходить, - ответил кадет.
- И все же я не хочу в этом участвовать, - ромуланка поднялась со своего места.
- Тогда вот что, - сказал Артур, - давайте сначала проголосуем за презентации, а вопрос про Джеза оставим на потом, с теми, кто захочет слушать?
- Ты считаешь правильным рассказывать чужие семейные тайны? – уточнила Самрита у Артура. – Я не хочу ничего обещать, так как не знаю, в чем дело. Я даже не уверена, что должна это знать, - она проследила взглядом Делас. – И я предлагаю перенести вечеринку на завтра, раз сегодня у вас есть другие дела.
- Нет, Самрита, - Артур отрицательно мотнул головой, - не считаю правильным. Правильным я считаю другое. Но просто так уж вышло. Не надо ничего переносить. Давайте правда голосовать.
-Нееет! - в гипертрофированном шоке воскликнул Брол, - Я так ждал этой вечеринки!
Самрита расстроенно развела руками, как бы говоря, что это не ее решение.
-Я не выдаю чужие секреты, - произнесла Квинтилия и посмотрела в глаза Делас, так что было не очень понятно, чей секрет она имеет в виду, - Но и помогать плохому человеку не буду, это не правильно.
- Сэм, Сэм, мы ничего не переносим, - воскликнул Лайтман, - давайте голосовать за презентации. Остальные мнения понятны. Закроем это, это не своевременно.
-А почему Артур распоряжается? - недовольно произнес Брол.
-Вы видите, почему нам нужен капитан не только во время миссий, но и всегда, - заметила Квинтилия, - Нам нужен порядок и система.
- Артур не распоряжается, - сказал Лайтман повернув голову к Бролу и слегка улыбнувшись, - Артур спросил, получил ответы, сделал выводы и прекратил. Вот и все.
Акрита поставила локти на стол и подперла ладонями подбородок, с некоторым удивлением наблюдая за разговором коллег. Нет, к такому бурному обсуждению и выяснению отношений она была не готова, да и неконструктивно это получалось, даже с не вулканской точки зрения.
- Видимо, отворачиваться от попавших в беду - это признак "хорошего" человека, - фыркнул Освальд, - как бы то ни было, я не собираюсь бросать никого на произвол судьбы, но сейчас и правда не до этого. Давайте сначала закончим с делами, а там уже будет видно.
Утара поспешила призвать кадетов к порядку:
– «Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдёт»*, – процитировала она. – А также дело на лад не пойдёт, если бросать текущие дела и сразу переключаться на новые! Я попробую поговорить с Джезом, если он не станет возражать. Вы можете обсудить между собой сложившуюся ситуацию… в свободное время. И, если я правильно поняла, согласно принятому нами плану командования, командир группы будет сохранять свои полномочия вплоть до старта следующей миссии. Если вы пожелаете, вы можете распространить его полномочия и на внепроектные спорные вопросы. Но! – болианка подняла вверх указующий перст, – Сейчас мы должны закончить начатое дело, – она пробежалась пальцами по консоли, и на экране появился счётчик голосов из трёх колонок. Прошу участников тура помнить, что мы не судим ничьи мечты, мы оцениваем презентации, в том числе и по параметру соответствия заданной теме.
Утара повернулась к Квинтилии и попросила:
– Квинтилия, пожалуйста озвучьте ещё раз полностью тему конкурсных презентаций!
Квинтилия встала и сказала:
-Темой презентации была выбрана “Моя мечта”. Участникам предлагалось рассказать о будущем, к которому они стремятся сейчас, о своем месте в нем, как они представляют себя и что происходит в это время в большом мире с ними и возможно с кем-то еще. Временной период - ориентировочно через 20 лет.
После этого все начали голосовать.
______________
с кадетами и Утарой Рилл

продолжение следует


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 10:21:49 #172
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, после 21:02
ДС9, Ангар 13

Делас вновь уселась на свое место, ни на кого не глядя, и сосредоточилась на голосовании. Комментарий Освальда заставил ее убедиться в правильности принятого ей решения: свое мнение в этой группе ей высказывать не стоит. Поэтому, пробежавшись взглядом по именам, она выбрала вариант «воздержаться».
Самрита задумчиво подперла рукой и щеку, раздумывая над выбором. Спор о том, стоит ли им вмешиваться в ситуацию Тенмы, изрядно выбил ее из колеи и немного испортил настроение – впервые за этот прекрасный день. Это обсуждение было так… неуместно, но совсем не думать о нем не получалось, а это отвлекало от голосования. Теперь и вечеринка, наверняка, не удастся… Самрита грустно вздохнула. Она хотела было проголосовать за презентацию Акриты, но Квинтилия напомнила условия, по которым презентация андорианки не вписывалась в рамки задания. За себя голосовать она тоже не хотела, к тому же свою честную награду она уже заработала. Методом исключения Самрита выбрала Освальда.
Ромуланец смотрел на список голосования перед собой и медлил. Нет, медлил он не от того, что не знал, кого выбрать. Он уже выбрал, размышления же его были о другом. Джез Тенма что-то сделал Делас. И об этом знала Квинтилия. И еще – его немного напрягала формулировка "не буду помогать плохому человеку". Напрягала не сильно, вообще-то это было понятно, но что-то здесь не сходилось. Что-то здесь было не так. В мировоззрении. В принципах. Трудно уловимая вещь, видная лишь боковым зрением, но тут же исчезающая, если посмотреть пристально. Ракар никак не мог ухватиться за эту мысль, за это понимание. И еще он помнил, что иногда Квинтилия говорит, что она плохой человек. Чем-то это походило на спасение утопающего, которого оставляли тонуть, если он не соответствовал некоторым критериям. Если он был врагом. С одной стороны – это было естественно. Когда перед тобой враг. Но кое-что в этом было немного не так. Впрочем, от этого следовало сейчас отвлечься. Каким бы ни был Тенма – Ракар сделает так, как обещал, исходя из интересов Ромула и из того принципа, что нельзя бросать того, кто просит о помощи.
Время уходило, ему следовало торопиться. Ракар нажал на кнопку выбора. Он выбрал презентацию Освальда. И это действительно был сложный выбор. Корабль к "Андромеде" – поиск новых угроз, может быть новой войны. Может быть – вторжения в "млечный путь", которое они не смогут отбить, и в то же время – прогресс не остановим. Вторжение и так возможно, мир слишком огромен, и прошлое показало – что если долго сидеть в изоляции – за вами все равно однажды придут. Изоляция – не выход. Выход – в непрерывном прогрессе. И они оба – и Самрита и Освальд, мечтали о прогрессе совместном. Это было сложно выбирать. Презентация Самриты была красивой. Контуры, тени, возможного будущего, людей, мечта. Это было красиво. Но Самрита уже побеждала. И еще – Ракар хотел видеть варианты будущего от конкурсантов. В презентации Освальда он увидел союз 5-ти государств. И обмен офицерами. И с точки зрения политики это играло несколько иную роль для него. Значило ли это, что он судил чужие мечты? Вряд ли. Он судил варианты будущего. И выбрал.
Как только высветилась консоль голосования – Артур выбрал презентацию Самриты, не раздумывая и не мучаясь особенно. В чем цель человечества? Космос – последний рубеж, исследование непознанных миров, открытие новых форм жизни и цивилизаций, поход туда, куда не ступала не нога человека, до нас. Вот та цель, что вдохновляла Лайтмана, и вдохновляла Самриту тоже. И итог проекта, который будет продолжаться. Лайтман улыбался, нажимая на кнопку выбора. Он всем сердцем желал осуществления этой мечты.
Квинтилия долго колебалась и не могла проголосовать. Презентация Самриты ей понравилась интерактивностью, которую предложила землянка. У Акриты свободы действий было даже больше и она дала им испытать такое, чего сама Квинтилия не никогда не смогла бы вообразить, но хотя полеты были приятными и увлекательными, идея Самриты пофантазировать для самих кадетов была ближе к теме и удачно подчеркивала то, что землянка хотела сказать всей своей презентацией. А еще в мечте Самриты Баккер хотелось жить. Как и Освальд, она показала свое представление о будущем, но будущее кадета Макдауэлла казалось более совершившимся, его история - более законченной, она не звала и не вызывала такого стремления еще дальше. Квинтилии бы хотелось стать членом экипажа “Санта-Марии”, корабля, который придумала Самрита, и шагнуть за границу галактики, туда, куда не ступала нога человека. Это было бы начало совсем новой истории…
Впрочем, такой, как Квинтилия никогда не попасть в экипаж такого эксклюзивного корабля. Туда возьмут лучших из лучших, к которым Квинтилия больше не относилась. Она даже не была больше в Звездном Флоте. От этих мыслей ей захотелось плакать, и она даже начала злиться на Самриту, которая сама того не зная, послужила источником расстройства.
“Баккер и так уже получила повышение”, - злобно подумала Квинтилия, - “Куда ей еще?”
Но потом Квинтилия вспомнила, что обещала Планксу быть честной. Наказывать Самриту было не честно. Голосовать нужно было за то, что действительно понравилось.
И Квинтилия снова проголосовала за презентацию Самриты.
Освальду было ничуть не проще выбрать между Самритой и Акритой сейчас, чем между всеми во время прошлого голосования. С одной стороны, презентация Акриты не очень соответствовала условию - не было ничего об изменениях в "большом мире", с другой стороны, её презентация была настолько оригинальной, что предсказать действительные изменения в мире, вызванные такими переменами, как возможность летать в космосе без скафандра или машина времени, не нарушающая никакие директивы Звёздного флота и не грозящая разрушить Вселенную. Голосовать за Самриту же опять казалось немного нечестным, хотя её презентация куда лучше подходила под условия, да ещё и предполагала интерактивность.
Спустя минуту метаний, молодой человек решил в этот раз не голосовать ни за кого. У этого голосования будут последствия - кого-то из участников вознаградят. Была вероятность, что последствия эти окажутся негативными для победителя или даже для всей группы, а Освальда не будет рядом, чтобы внести свой вклад в решение этой проблемы. Кадет решил, что не имеет права принимать такое решение, поэтому нажал на кнопку "Воздержаться".
Для Акриты задача была проще, чем для большинства участников голосования: ей предстояло выбрать из двух вариантов. Она мысленно прокрутила в голове наиболее запомнившиеся сцены из презентаций Освальда и Самриты. Они во многом перекликались, и даже не только по фактам и визуальному ряду – в них было какое-то общее счастье, что ли. Это заставило Акриту снова чуть-чуть улыбнуться, от радости за товарищей, от того тепла и света, который она краешком подглядела в душе Самриты у своего голографического озера. А вот выбрать было действительно трудно… Попытавшись мыслить не только ощущениями, она подумала о создании нового двигателя и корабля, способного долететь до другой галактики. Эта мечта оказалась близка Акрите, это действительно восхищало. И стоило того, чтобы ради этого работать двадцать лет. Конечно, выбор получался очень субъективный, но как иначе? Еще пару секунд помедлив, андорианка нажала кнопку напротив имени будущего великого инженера Баккер.
Тенек был глубоко затронут презентацией Акриты, глубже, чем ему хотелось бы признать. Это было в высшей степени субъективно, и это субъективное в самом начале презентации попало в резонанс с чем-то настолько глубинным в лабиринтах его Катры, что вулканец не был уверен даже в том, лежит оно в плоскости не до конца познанного рационального или иррационального. Кроме того он был впечатлён силой духа, которая позволила андорианке так сильно раскрыть свой внутренний мир, с таким невероятным доверием (или с такой доверчивостью?) отнестись к тем, кого она едва знала.
И всё же он считал, что не вправе проголосовать за презентацию, которая так далеко отстоит от персоначальной задачи, как бы ни хотелось ему это сделать. Выбирая из двух оставшихся презентаций, вулканец задумался о том, готовы ли люди известной ему части галактики, народы, ещё так недавно разобщённые войнами и едва протянувшие между собой тонкие и хрупкие нити взаимопонимания вступить контакт с другой галактикой? Его ответ был «нет», и не только из-за того, что разобщённость и даже война могли вспыхнуть с новой силой в любой момент, но потому, что здесь, под самым боком, если мерить масштабами Вселенной были по крайней мере две серьёзных угрозы – Доминион и Борг. Не познав до конца их сути и не найдя идеальную стратегию защиты от них, протянуть связь между ними и чужим, возможно беззащитным, миром было слишком опасно. По этой причине он выбрал презентацию Освальда.
М’Кота почти с самого начала была настроена на одну из презентаций землян, и причина была в том, что ей не давали покоя слова Хены о её одиночестве. Клингонка хорошо понимала, что любой из них может оказаться на месте этой девушки - такой маленькой телом и такой сильной духом! Энтропия сильна, особенно если это энтропия душ. Не все души горят, но все должны гореть, так думала она, сколько себя помнила. Мысли о новом, о чём-то, что отличается от вековых (и порой заросших вековой пылью) привычек, заставляли её душу вспыхивать ярче. И здесь презентация Самриты оказалась ей ближе сразу по нескольким причинам. Во-первых, Самрита позволила каждому из них самому определить своё будущее, она ничего не придумала за других, а во-вторых, мечта Самриты была дерзкой, а дерзновение никогда не оставляло М’Коту равнодушной. М’Кота без колебаний выбрала презентацию Самриты.
На экране появились результаты голосования и Утара подвела итог:
– Наибольшее число голосов у Самриты Баккер. Поздравляю вас и... кажется, сейчас лучшим подарком не только победителю, но и всем остальным, будет вовремя закончить наше собрание. Увидимся завтра.
Болианка сделала шаг к двери, потом словно вспомнив что-то обернулась.
– Да, насчёт неорганизованных реплик из зала о праве выбора координаторов. Вы попробовали на вкус немного демократии со всеми её достоинствами и недостатками вроде слишком частых голосований, но постарайтесь не слишком ею избаловаться: не все вопросы в проекте решаются демократическим путём. А когда всё-таки решаются, не забывайте спрашивать ваших кандидатов об их собственных желаниях – лично я больше всего на свете люблю роль наблюдателя и чуткого уха, всегда готового выслушать. Моё честолюбие не простирается дальше этого.


Делас —> воздержалась
Самрита —> Освальд
Ракар —> Освальд
Артур —> Самрита
Квинтилия —> Самрита
Освальд —>воздержался
Акрита —> Самрита
Тенек —> Освальд
М’Кота —> Самрита
Итого:
Освальд - 3
Самрита - 4

_____________
Совместно с кадетами и Утарой Рилл
продолжение следует


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 10:26:16 #173
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, вечер
ДС9, Ангар 13

- Самрита, с победой! – сказал Артур и поднялся, провожая взглядом Утару Рилл  отодвинул свой стул к стене. Теперь ему было необходимо было сделать тоже самое с остальными, и демонтировать сенсорный стол, на время вечеринки. Сделать это нужно было желательно быстрее, потому что еще перед этим всем он должен был найти Иламу Толан.
- Cамрита, поздравляю! - искренне улыбаясь сказала Хена, слегка коснувшись руки Самриты Баккер, сидящей на соседнем стуле.
Не все были так же рады, как Хена, Брол что-то проворчал вместо поздравлений.
Самрита слегка сжала тонкие пальцы Хены и с благодарностью кивнула. Сейчас на ее лице смешалось две эмоции: радости и смущения. Отчего-то девушке было неловко оттого, что она победила уже на втором голосовании, и ей требовалось приложить усилия, чтобы убедить себя: она выиграла справедливо! Она имеет право радоваться своей заслуженной победе. Она, в конце концов, старалась не меньше остальных.
- Спасибо, - шепнула она Хене, улыбаясь и чувствуя, как ее щеки заливает румянец.
- Если кто-то хочет помочь с подготовкой помещения к вечеринке – пожалуйста, задержитесь ненадолго, - проговорила землянка уже громче, глядя, как Артур начал убирать стулья. Она тоже встала со своего месте и подошла поближе к Квинтилии: - А… а что в этих контейнерах? – поинтересовалась Самрита, кивнув в угол помещения.
Квинтилия тоже встала с места, чтобы ей было удобнее говорить с Самритой.
-Я взяла на себя смелость реплицировать некоторые предметы, - загадочно сказала она, глядя, как некоторые из кадетов пошли к выходу из ангара, а некоторые решали для себя, стоит ли им остаться и помочь, - Жалко, что у нас не так много времени.
- И что же там? – глаза Самриты вспыхнули любопытством, и она первой направилась к контейнерам.
-Подожди, - предостерегла ее Квинтилия, - не открывай сразу. Я хочу, чтобы для остальных это был сюрприз. Чтобы они вошли в наш ангар и не узнали его, остановились на пороге и ахнули. В основном там гирлянды, - шепотом добавила она, глядя на умирающую от любопытства землянку, - А не могла бы ты что-то сделать со светом? Он слишком яркий и… скучный. И еще кто-то должен настроить музыку. Ты ведь инженер…
- Я в деле, - кивнул Освальд и, отодвинув свой стул к стене, присоединился к Артуру в демонтаже стола, стараясь ничем не выдать своих мыслей и внутреннего напряжения.
- Спасибо! – Самрита подняла большой палец вверх и кивнула Артуру и Освальду, начавшим свою работу, а затем вновь обернулась к Квинтилии: - Да, музыка и свет, музыка и свет… - она повела рукой, оглядывая помещение, а затем кивнула: - Кажется, я знаю, что можно сделать.
Землянка подошла к консоли и задумчиво нажала несколько кнопок – свет в помещении стал чуть более приглушенным, - и она, довольно кивнув, принялась пробовать дальнейшие настройки.
- А с музыкой… Ты, случайно, не подготовила плейлист? – как бы между делом поинтересовалась Самрита. – Конечно, в базе данных уже есть множество готовых, но, может, ты хотела что-то особенное… - она хитро посмотрела на трилла.
-Нет, - покачала головой Квинтилия, - я не разбираюсь в музыке…
Тенек и Акрита тоже присоединились к подготовке зала.
Когда в ангаре не осталось лишних людей, Квинтилия открыла коробки и достала приготовленные украшения. Самрита занялась технической подготовкой, работа нашлась всем.
За несколько минут до 22 часов, когда почти вся тяжелая часть переустройства зала была сделана, Артур извинился и вышел.
-Вам, наверное, тоже надо пойти переодеться, - заметила Квинтилия, обращаясь к землянке и андорианке, - Я здесь закончу.
- Вообще-то да, - призналась Самрита, глядя на свою кадетскую форму. И форма, и сама девушка в ней выглядели несколько усталыми и помятыми. – Я принесу свою музыку, а для начала оставим что-нибудь такое, - быстро поискав в базе данных, она включила ненавязчивую фоновую музыку – что-то земное XXII века.
Уже у самой двери, словно о чем-то вспомнив, она развернулась и вернулась к Квинтилии:
- Спасибо большое, что помогла, - проговорила Самрита, и было похоже, что она чувствует себя немного некомфортно в этом диалоге: - Вышло очень здорово, я даже… как-то не ожидала.
-Я провела небольшое исследование, - призналась Квинтилия.
- Исследование? – усмехнулась Самрита. Это слово с трудом встраивалось в одно предложение с развлечением и вечеринкой, но, какими методами он бы ни был достигнут, результат получился отличный. – Ну… Значит, тебе оно удалось! Я вернусь и принесу закуски, а ты пока реплицируй напитки. Ну там… фруктовый пунш или что-нибудь подобное. Например, коктейли, которыми Тар Мари угощал на фуршете, - мечтательно добавила землянка, вспоминая вкус райзианских соков. – С трубочками и зонтиками…
С этими словами она махнула на прощание триллу и поспешила к выходу.
Акрита, которая помогала передвигать мебель и развешивать гирлянды, с удовлетворением оглядела ангар, удовлетворенно кивнула, улыбнулась Квинтилии и тоже убежала в направлении своей каюты. У нее не было никаких особенных нарядов и идей на эту тему, но хоть как-то привести себя в порядок перед мероприятием стоило.
Освальд покинул ангар вскоре после Самриты и, никому не говоря ни слова, пошёл в свою каюту.
_____________
Вместе с кадетами


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 10:45:48 #174
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, вечер
ДС9, Ангар 13


Когда Самрита и Акрита вышли, Квинтилия повернулась к Тенеку.
– Я закончу с заданием каде… то есть энсина Баккер, и буду в вашем распоряжении, мистер Тенек.
– Возможно, будет правильнее перенести наше занятие на утро, – предложил вулканец, обводя взглядом происходящее вокруг. – Мне бы не хотелось негативно повлиять на ваше участие в предстоящем мероприятии, а так же хотелось бы, чтобы наше занятие прошло с полной отдачей. К тому же у меня складывается впечатление, что в нашем случае вечер – не самое удачное время для планирования учебных мероприятий.
– Я не очень представляю, в чем состоит мое участие в этом “мероприятии”, - ответила трилл, отводя глаза, - Иногда получается так, что приходится выбирать между двумя способами времяпровождения, потому что нельзя успевать все. Например, мы выбираем, какие предметы будем изучать, на какие лекции ходить, если они пересекаются, а не пытаемся попасть на все занятия, которые предлагает Академия, даже если нам многое интересно. Я хочу поступить правильно, а разве не правильно отдавать приоритет учебе, а не развлечениям? Я не против. Я потрудилась для других, - она обвела рукой украшенный зал, - мне не обязательно участвовать в этом самой.
– Полагаю, мисс Баккер надеялась на присутствие всех членов группы, и с нашей стороны было бы несколько асоциально это проигнорировать, – возразил вулканец. – Если я правильно понимаю, подобные мероприятия – своего рода ритуальные собрания со множеством смысловых слоёв. Участие в подобных ритуалах – важная часть социализации субъекта.
– Ну, если вы так считаете… - со вздохом ответила трилл.
– У нас есть социально-ритуальное взаимодействие, – подтвердил Тенек, – просто оно отличается от привычного вам. И я знаю, что оно важно... хотя мне достаточно сложно принять те формы, которое оно принимает у эмоциональных.
– Вы бывали на вечеринках эмоциональных раньше? - спросила Квинтилия.
– Один раз, четыре года назад, – ответил стажёр. – Этот опыт не был положительным, хотя я не уверен, в чём был подлинный корень проблемы: в самом мероприятии или в моей неготовности к нему. В конце концов это был мой первый визит на Землю.
– Что вы имеете в виду? - слегка испуганно спросила девушка, - Что было не так?
– Ничего невыносимого, но много очень странного, – успокоил её Тенек. – И много чрезмерного. Чрезмерно громкая музыка, например. Или странные обряды с исполнением абсурдных условий. К счастью, меня не заставляли в этом участвовать… почти, но даже наблюдение вызвало сильное недоумение.
– Почти? - переспросила Квинтилия, подозрительно прищурившись.
– Одна девушка получила задание кого-нибудь напугать. Ей показалось остроумным выбрать вулканца, – пояснил Тенек. – Напугать не получилось, но в ухе звенело долго.
– Очень самонадеянная девушка, - фыркнула Квинтилия, - Мне показалось, что вы даете негативную оценку этим… как вы говорите, “ритуалам”. Или я ошибаюсь?
– У меня нет права их осуждать, но я их абсолютно не понимаю, – объяснил Тенек. – Если взять привычные мне ритуалы, то я могу объяснить каждый наполняющий их элемент, а в чём смысл элементов той «вечеринки», не только я не понимаю, даже её орагнизаторы не смогли мне этого объяснить. Зачем включать музыку так громко, чтобы едва слышать собеседника? Ответ был «иначе будет не круто». Зачем кричать петухом, или искажать черты собственного лица, или залезать под стол? Ответ был: «это прикольно». Зачем пить много алкоголя? Ответ был: «а как иначе оторваться?». Все эти ответы ничего не прояснили и только больше всё запутали. Подозреваю, что понимание присутствовало у самих участников только на инстинктивном уровне и не проходило ни осознания, ни вербализации.
– Возможно, это повод для продолжения антропологических исследований, - серьезно заметила Квинтилия, - В Академии нас учат с уважением относиться к традициям и ритуалам других рас, даже если мы находим их смешными, или не цивилизованными, или опасными. Это сложно, если честно, - девушка наморщила лоб, - но без этого не получится устанавливать первые контакты или вести под прикрытием наблюдение за до-варповыми цивилизации. Впрочем, кое-что из того, что вы перечислили, могу попытаться объяснить даже я. Не потому, что имею понимание на собственном опыте - его у меня нет, а потому что тоже отношусь к эмоциональным.
– Я понимаю важность толерантного отношения к чужим обычаям, поэтому я и остаюсь сейчас здесь, – кивнул Тенек. – И, конечно, я бы хотел услышать ваш вариант обоснования. Возможно, именно то, что у вас нет подобного опыта вкупе с тем, что вы относитесь к эмоциональным, позволит вам отобразить максимально объективный взгляд на проблему и дать наиболее понятное объяснение. Промежуточное положение между полюсами можно считать преимуществом для посредника.
– Ну… - Квинтилия опустила глаза в пол на носки своих туфель, - Первое, что вам надо осознать - это что для эмоциональных их эмоции важны. Это большая часть нашего существования, от которой мы в большинстве своем не планируем отказываться, точно так же, как не стали бы добровольно отказываться от зрения или ноги… в большинстве своем. Как только вы начнете смотреть с этой точки зрения, вам сразу станет проще. Даже в тех примерах, которые сами только что привели. Понимаете, о чем я?
– Нет, – признался Тенек после длинной паузы. – То есть я понимаю, что ваши эмоции для вас важны, но из этого должен следовать вывод, что вы хотите испытывать положительные эмоции или по крайней мере избегать отрицательных… никто же не захочет, чтобы у него болела нога или чтобы глаза резал яркий свет. В то же время все эти странные занятия были связаны с каким-либо дискомфортом для участников, я даже подумал, не являются ли они своего рода испытанием. Инициацией. Но тогда что именно испытывается? Какая способность?
Квинтилия помотала головой, а потом слегка разочарованно вздохнула.
– Даже я знаю, что “круто”, “прикольно” и “оторваться” имеют отношение к испытанию положительных эмоций. Имея опыт, мы знаем, что может вызвать в нас ту или иную эмоцию и в различных ситуациях применяем эти знания. В данном случае все, что вы наблюдали на вечеринках, было стимулами - громкая ритмичная музыка, развязное поведение, синхронные движения танца, алкоголь. Разумеется, для разных людей все немного по-разному, но в целом мы знаем, что эти действия вызывают приятные эмоции… ну и повторяем это, чтобы их получить. Почему именно это - уже вопрос этологии.
– Я находил эти слова в словаре, – заметил Тенек. – И главная проблема как раз в том, что я могу сделать допущение, что это по каким-то причинам нравится участникам, но понять это и тем более представить я этого не могу. Например, быть оглушённым иногда попросту больно. А преступление определённой границы в употреблении алкоголя приводит к крайне болезненному состоянию; при плохой переносимости и без своевременной медицинской помощи оно может стать даже причиной летального исхода. Вы же не будете говорить, что боль порождает положительные эмоции? Или… или эмоциональным может нравиться боль? – вулканец посмотрел на девушку с недоверием.
– Ээээ… н-некоторым… я читала, - Квинтилия почему-то внезапно смутилась и покраснела, - Но дело не в этом! - чуть громче, чем следовало, воскликнула она, - Многие действия могут иметь побочные эффекты, но это не значит, что мы всегда должны рассматривать наихудший сценарий и отказываться от этих действий. Это как с вашими лекарствами и медицинскими процедурами - одна дозировка может спасти, а другая - быть использована как яд. При операции неопытным врачом может быть допущена ошибка, влекущая к смерти, в то время как опытный и талантливый хирург совершит то, что другие назовут чудом на операционном столе. Мы учимся выбирать действия и находить их правильные дозировки.
Тенек не совсем понял, почему Квинтилия в определённый момент повысила голос и оборвала рассуждение, но вслед затем она высказала небезынтересную мысль, и стажёр попытался от неё оттолкнуться:
– Тогда вероятно на той вечеринке собралось значительное число неопытных людей, которые не умели ещё правильно составлять для себя стимулирующий комплекс, – предположил он. – Странно, что у вас этому не учат целенаправленно. Впрочем, этот пример очень наглядно иллюстрирует ваши природные преимущества.
В этот момент дверь в ангар открылась и на пороге появились первые посетители вечеринки, поэтому разговор пришлось на время прервать. Правда, сама Квинтилия не очень представляла, что еще можно делать на вечеринке кроме как вести разговоры.
_________________
с Квинтилией


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
19 01 2018, 10:50:12 #175
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:55
ДС9, коридоры станции, Кварк’с, голокомната №3

Закончив со своей частью подготовки ангара для вечеринки, Артур выскочил в коридор стыковочного кольца. Оставалось всего несколько минут до начала, он понимал, что опоздает, но было очень важно позвать Иламу Толан. Это был высший приоритет. В конце концов – вечеринка – только способ, на них Артур ходил не часто, будучи в Академии, да и вообще, все эти мероприятия типа фуршетов и прочих, принятых в Звездном флоте – его мало занимали. Это традиции и обязанность, иногда – приятные, чаще – напрягающие. Но Илама Толан, которая стояла на втором этаже Променада сегодня, рядом с живой коммандером Мори, после всего того, что случилось, была сейчас высшим приоритетом.
Артур не знал, где она может находиться. Номера ее каюты он ее не знал тоже.
- Компьютер, - запросил кадет, - где находится Илама Толан, глинн?
- Илама Толан находится в Кварк’с, второй уровень, голокомната 3, - отозвался бесстрастный голос компьютера.
Артур подумал, что сейчас может заявиться очень не вовремя. Вряд ли кардассианка вообще хотела, чтобы ее отвлекали в голокомнате. Но ноги несли кадета в сторону Променада, и спустя несколько минут он уже стоял под дверью третьей голокомнаты. Никто не мог знать, что на самом деле нужно сейчас человеку, зато он прекрасно помнил, как еще в камере, осознавая, что ее судьба закончится очень скоро – она все же интересовалась тем, что происходит у кадетов. Она спрашивала об их успехах, ей было интересно. А это значит – что они все – не пустой для нее звук. И теперь – все изменилось. Она не убийца. Все это кончилось, и теперь ее просто нельзя бросить. Не ради будущего, не ради Кардассии. А ради нее самой. Той, какая она есть настоящая.
Промедлив несколько секунд под дверью, Артур нажал кнопку открытия двери.
Дверь голокомнаты оказалась не заперта и сразу же разъехалась перед Артуром, впуская его внутрь. В помещении царила полутьма, в воздухе висел дым и пыльная взвесь, пахло гарью, и в первую секунду юноша даже не мог понять, что именно здесь происходит, пока не увидел нескольких несущихся на него джем’хадар. Точнее, не совсем на него: повернув голову, он увидел Иламу Толан с винтовкой наперевес.
Сейчас мало что в ней напоминало ту женщину, что еще час назад стояла на Променаде рядом с коммандером Мори. От своего жакета она избавилась, оставшись в черной майке, уже значительно порванной и испачканной кровью в некоторых местах. Некогда аккуратный макияж стерся, оставив лишь несколько черных потеков в области глаз, а от сложной прически не осталось и следа. Толан резко обернулась к вошедшему Артуру, и он увидел, что лицо, плечи и шею женщины украшает несколько кровоточащих царапин и ссадин. Со включенными протоколами безопасности такое было бы невозможно.
- Компьютер, отключить программу! – прокричала кардассианка, и джем’хадары один за другим растворились в воздухе, а вместо пыльной пещеры их теперь окружала сетка голодека.
Теперь Артур увидел, что у самой двери лежит аккуратно сложенный жакет, на котором были сложены многочисленные шпильки и украшения из прически Толан.
- Мистер Лайтман, вам не говорили, что вмешиваться в чужие голопрограммы не вежливо? - поинтересовалась кардассианка, отирая пот с лица и с трудом восстанавливая дыхание.
Вернуть то, что утеряно. Да, вернуть то, что утеряно, чтобы все было не зря.
Когда двери разъехались в стороны, кадет Лайтман, повинуясь неосознанному инстинкту, традиции, присущей морякам прошлого, морякам, служивших на парусных судах, склоняющим голову при входе в корабельное помещение, чтобы не удариться головой о бимс – несущее бревно у потолка каюты, зашел в голокомнату, пригнув голову.
Мрак и дым, звуки выстрелов, джем'хадар. Это была программа, Артур сориентировался быстро, увернулся от несущихся на него противников, поднял согнутую в локте правую руку и открыл было рот, чтобы запросить у компьютера фазерную винтовку, но не успел. Илама Толан завершила программу. Лайтман вздохнул, и перевел взгляд на кардассианку. Она была оцарапана, ранена. И не было никаких предпосылок тому, что это с ней сделали где-то на станции. Эти царапины она получила здесь. Наверное, всему тому, что она чувствовала, нужен был выход. Выход, ярости и отчаянию. А он прервал. И ладно бы, если бы протоколы безопасности были бы включены, но их не было, судя по всему. Лайтман нахмурился в первую секунду, но его лицо разгладилось тут же. Он внимательно смотрел на Толан.
- Простите, мэм, глинн… Но вы же знаете… я иногда поступаю невежливо и несвоевременно, но на это всегда есть более весомые причины. Мне кажется, сейчас – такая. Прошу прощения, - кадет улыбнулся и вздохнул. – Не очень то это было безопасно, мэм, - кадет оглядел голокомнату, - я сожалею, что прервал вас, хотите, мы включим протоколы безопасности и будем сражаться плечом к плечу?
- Ах да, протоколы безопасности. Какая неосмотрительность, - усмехнулась кардассианка, прекрасно понимая, что Артур не поверит, если она скажет, что забыла их включить. – Здесь они не нужны, это простая программа.
Судя по мокрой от пота майке и следам крови, программа не была такой уж простой. С другой стороны, женщина все еще была жива и даже не сильно ранена – и неизвестно, сколько времени она уже провела здесь в компании с джем’хадарами.
- Думаю, здесь я закончила, - Толан откинула влажные волосы с лица и насмешливо посмотрела на Артура. Похоже, собственный вид ее совершенно не смущал. – И что же это за весомая причина явиться сюда, мистер Лайтман? Я заняла голокомнату, забронированную под дела проекта на это время?
Глядя на кардассианку, Артур немного смущенно улыбнулся снова. Он пришел вовремя. И только сейчас осознал беспокойство, от того, что могло бы случиться, если бы он не пришел. Ее взгляд был насмешливым, но Лайтман понимал, что это защитная маска. Она пыталась защищаться.
Лайтман кивнул.
- Хорошо, что закончили. – Кадет отвел взгляд, на секунду, - не делайте так больше, пожалуйста, я… мы, мы не хотим потерять вас, мэм. На самом деле, я пришел, чтобы сказать – мы рады, что все закончилось благополучно, и вы … на свободе и … в порядке. И еще – сейчас уже началась вечеринка, организованная Самритой Баккер, по случаю… ну, я еще не знаю по какому случаю, в любом случае – мы празднуем. И, мы хотим позвать вас присоединиться к нам. Пойдемте к нам, мэм. Тенек залечит ваши раны, и … вы не против?
- Вы думаете, я бы не справилась? Что не смогла бы их победить? – женщина чуть склонила голову, задумчиво разглядывая кадета. Она была ниже Артура, но казалось, что смотрит она все равно сверху вниз.
Толан наклонилась к оставленной на полу одежде, и поэтому, когда она заговорила вновь, Артур не мог видеть ее лица.
- Удивительно, мои студенты никогда еще не приглашали меня на вечеринки. И вы раньше тоже этого не делали. Но, боюсь, я сейчас не совсем в форме, - Толан выпрямилась и кивнула на свои ссадины. Неловко подхваченные левой рукой шпильки выпали и рассыпались в разные сторону по полу, и женщине пришлось нагнуться за ними вновь.
- Вы смогли бы, - ответил Артур, пристально глядя на кардассианку, вглядываясь в выражение ее лица, - но не в правилах Звездного флота, и не в моих личных правилах – оставлять друзей в беде и в бою одних.
Артур замолчал, когда из рук Иламы Толан посыпались предметы, которые она подняла. Он быстрым шагом подошел ближе, присел и принялся собирать рассыпанное.
- А у нас и не было вечеринок с того самого момента, как был первый фуршет в начале проекта. И вот теперь мы исправляем это упущенное. Стараемся вместе что-то праздновать. Я надеюсь, это войдет в традицию.
Артур собрал все упавшее, что еще не успела поднять кардассианка и выпрямился, держа шпильки в руках.
- Это ничего, что вы не совсем в форме, это легко и быстро исправить, не привлекая лазарет. – кадет сделал паузу, - вы нужны нам, мэм. И я смею надеяться, что мы – нужны вам тоже. Потому что вы одна из нас. Из проекта "Альфа". Не отказывайтесь. Все бывает в первый раз, и даже это – вечеринка с вашими кадетами.
Толан привычным движение воткнула несколько шпилек в волосы, убирая пряди с лица и закрепляя их на затылке. Аккуратнее она выглядеть не стала, но, по крайней мере, волосы больше не липли ко лбу и не лезли в глаза.
- Зачем вы это делаете? – спросила она, наконец. – Я больше не ваш координатор и тем более не ваша подруга. Нас ничего не связывает, мне не место на вашей вечеринке. Если вы приглашаете меня из чувства долга или жалости, то не стоит, – кардассианка накинула жакет на плечи и направилась к выходу. У двери она обернулась и с усмешкой проговорила: - Да и вы уверены, что мне стоит появляться на вашем празднике в таком виде?
Лайтман вздохнул и сделал пару шагов вслед за Толан к выходу из голокомнаты.
- Сегодня у нас были презентации, посвященные нашей мечте о будущем. Еще до того, как коммандер Мори выступила на Променаде. И в одной из них, было показано, как на встрече участников проекта, 20 лет тому вперед – вы, среди прочих, тоже прилетели на годовщину проекта, которая празднуется ежегодно. Это не жалость, не чувство какого-то долга. Просто … вы дороги нам, и нужны. Потому что вы были прекрасным координатором для нас. И я хочу верить, что вы вернетесь. Что вы продолжите это все, с нами. Я делаю это потому, что вы нужны нам. И вы должны знать, мы уважаем и ценим вас. То, какая вы есть на самом деле. Я могу позвать Тенека, он вылечит ваши ссадины и раны, вы переоденетесь и присоединитесь к нам в ангаре 13. Пожалуйста, мэм. Вам тоже нужно развеяться, и там не будет никаких джем'хадар, никакой боли. Там будет хорошо. Я вам обещаю.
Кардассианка нерешительно остановилась на пороге. Прошла целая вечность, прежде чем она заговорила вновь.
- Но почему? – ее голос вновь звучал глухо и совсем тихо, а сама женщина не спешила оборачиваться. – Я ничего для вас не делала. Я выступала против вас в суде, забросила дела проекта, не пришла на старт регаты, не поддерживала вас, не поздравила с победой, а затем и вовсе… разочаровала своими действиями. Все это не слишком похоже на хорошего координатора, и я это прекрасно понимаю. Я полагаю, что последние несколько дней показали - меня не за что, как вы сказали, уважать и ценить. И все же вы пришли… Я не понимаю, - Толан, наконец, обернулась к Артуру. Ее губы были плотно сжаты, как будто она пыталась сдержать эмоции.
________________
С Иламой Толан
продолжение следует...
Offline  
19 01 2018, 11:13:39 #176
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:55
ДС9, коридоры станции, Кварк’с, голокомната №3


Артур подошел к кардассианке близко. Не отрываясь, глядел ей в глаза. Помедлил немного.
- Потому что настоящая суть – скрыта глубоко, но те, кто умеет видеть – видят ее. Вы не виноваты в том, что с вами случилось. Вы выступали в суде против меня потому, что так было нужно. Вы не могли отказаться, и я знаю, как вам было от этого плохо. А потом вы забросили дела проекта потому, что вы, ваша жизнь и ваши дорогие люди – оказались под угрозой. Вашу жизнь чуть было не сломали. Но благодаря хорошим людям – все было исправлено. Последние несколько дней показали всем нам, что жизнь очень хрупка, и что есть нечто очень важное, что нужно сохранить и восстановить. Вы стоите того, мэм, чтобы не оставить вас. Самого главного глазами – не увидеть. Зорко одно лишь сердце. И … мы умеем смотреть так, чтобы увидеть настоящую суть. И то, что я вижу в вас – заставляет меня вас уважать. Так может быть, не будем скрывать то лучшее, что есть в нас всех – и в вас тоже. Может быть пора … наконец по настоящему понять друг друга? Куда попросить прийти Тенека с аптечкой, мэм?
- А остальные? – неуверенно спросила Илама. – Они тоже хотят меня видеть? Вы можете быть в этом уверены? Еще пару часов назад все думали, что я убила коммандера Мори. И не стоит отвлекать Тенека от вашей вечеринки, я зайду в лазарет, - она небрежно махнула рукой. - Это просто царапины.
Артур кивнул, не сводя с кардассианки внимательного взгляда.
- Эти царапины – следы куда более глубоких ран, тех, что не на поверхности, я понимаю. Хорошо, не буду звать Тенека. Мы будем ждать вас, мэм, не только я. Ракар вас защищал, он точно не против вас видеть, Тенек – тоже, он тоже ходил в СБ давать показания, Освальд – он очень хотел, чтобы ваша жизнь наладилась в итоге. Это в его презентации о мечте он вас представил через 20 лет. Жантарин сказала, что всегда верила в вас, и точно знала, что не все там так просто. Остальные не высказывались, но это не значит, что они не хотят. В конце концов, коммандер Мори жива, и не имеет значения, кто что думал несколько часов назад. Ведь реальность сложилась иначе. Пока всего этого не случилось – там, на Волане II вы до конца исполняли свой долг как подобает. И я хочу, чтобы это продолжалось. Чтобы вы – были нашим координатором впредь. Знаете, Утара Рилл сказала – что ей лучше всего быть психологом-наблюдателем, она тоже верит в вас, мэм. Приходите к нам в ангар 13, мы будем вас ждать.
- А гил Тенма? Как он отреагировал? – в голосе Толан промелькнули следы волнения. В конце концов, он был не только ее любимым кадетом, но и единственным представителем Кардассии на проекте кроме нее. А теперь и вовсе – единственным. Его мнение было ей особенно важно.
Артур отвел взгляд.
- А с гилом Тенмой, мэм, проблема. Вчера он не пришел на брифинг, мы отправились его искать и нашли в каюте доктора Глессина.
Артур не знал точно, что можно и что нельзя говорить. Определенно – необходимо было посоветоваться с остальными. Решив это, он снова посмотрел на Иламу Толан.
- Потом он пришел, и некоторое время был с нами. Но сегодня его не было с нами весь день. Я думаю, нам нужно будет это обсудить, с вами и с некоторыми другими кадетами. Джезу определенно нужна помощь, только это не решить вот так в одночасье. Приходите, мэм, и мы поговорим об этом тоже.
- Доктора Глессина? - теперь Илама смотрела на Артура с нескрываемым удивлением. - Но какое отношение... Он же... - взгляд женщины скользил мимо Артура, точно она напряжённо над чем-то раздумывала. - Доктор Глессин арестован по приказу его отца. Я должна поговорить с Джезом...
Эту мысль она не закончила. Расправив плечи, она решительно подняла голову и отчеканила:
- Нет, я не буду в это вмешиваться. Я ничем не могу ему помочь, и я потеряла право вмешиваться в происходящее. Это большое не мое дело, мне очень жаль, - не глядя на него, она нажала на кнопку открытия дверей и вышла в коридор.
- ‎Передайте Джезу, что я хотела бы... Хотя нет, ничего не передавайте. Я надеюсь, у него все будет хорошо, - проговорила она, обернувшись к темноте голокомнаты.
Артур чуть прищурился, стараясь понять, что все это значит. Перипетии взаимоотношений гала Тенмы и Глессина ему понятны не были, но желание Толан не вмешиваться – явно имело какое-то отношение к этой самой секретной операции с коммандером Мори. И еще он понял, что Илама Толан тоже не знает о том, что Джез на половину баджорец. Наверное и хорошо, что она не вмешивается, лучше не знать. С другой стороны, как бы он ни верил Иламе, как бы он ни верил в нее саму – он не знал точно, как она отреагирует на происхождение Джеза. Нет, не должна была, не должна была осудить и презирать. Кто угодно, только не она.
- Это только если мы его увидим вообще, можем  не увидеть. Он сегодня отдал свой коммуникатор через Делас, нашу новую участницу проекта с Ромула. Я думаю, Джез собирается нас покинуть. Но вы вовсе не потеряли право вмешиваться. Вы можете вернуться, ведь можете же? – с надеждой добавил Артур.
- Покинуть? Почему? - голос женщины звучал расстроенно. Было похоже, что новость о Джезе Тенме окончательно выбила ее из колеи. - Нет... Я не думаю, что это будет правильно. Я слишком многое упустила. Я больше не понимаю, что происходит, и не чувствую в себе силы вновь брать на себя ответственность за вас. Простите, мистер Лайтман, я должна идти.
- Семейные проблемы, - Артур опустил голову, - из-за семейных проблем. Я понимаю, вам тяжело, мэм, после всего этого, и нет сил, на вас свалилось многое. Но все же, если вы посчитаете возможным, приходите к нам в ангар сегодня вечером, мы не будем вспоминать ни о чем тяжелом, и не будет никакой ответственности, мы будем ждать вас.
- Может быть, - отозвалась Толан. - Но я не могу ничего обещать.
Женщина развернулась и пошла прочь по коридору на первый уровень Кварк'с, отирая кровь с шейного гребня.
Артур с сожалением смотрел ей вслед, провожая взглядом. Он еще некоторое время медлил, а затем тоже направился к выходу.
_________
С Артуром
Offline  
19 01 2018, 11:14:44 #177
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:21-21:59
ДС9, коридоры станции, каюта Ракара и Тенека

Ракар покинул ангар 13 сразу после объявления итогов голосования и поздравлений Самриты. Теперь осталось до 22-00 ровно 4 минуты, и ромуланец стоял перед зеркалом в своей каюте. Последние 40 минут были слишком быстрыми и напряженными. В первую очередь, добравшись до каюты, ромуланец посмотрел почту. Как он и ожидал - командование прислало ему все необходимые данные и доступ к счету в банке Ференгинара. Скопировав на падд все необходимые данные, Ракар отослал запрос по координатам, которые дал ему Тенма. Ромуланец написал, что к утру следующего дня ему нужен катер или шаттл, оснащенный варп-двигателем, обозначил готовность заплатить за срочность и качество, назначил встречу с продавцом на 03-00 ночи по станционному времени, и стремительно выскочил из каюты. Он должен был подготовиться к мероприятию Самриты.
Уже был довольно поздний вечер, и он застал баджорскую парикмахерскую на Променаде - почти закрытой. Однако ему удалось уговорить баджорца задержаться еще немного. Ракар хотел изменить прическу, для этого он уже достаточно отрос. Прическа обязательно должна была подчеркивать угловой костный выступ на лбу, и для того, чтобы все было сделано правильно, он показал старику баджорцу парикмахеру фотографию своего отца. Никогда до этого ни один ромуланец не стригся на этой станции, но баджорец оказался профессионалом, и Ракар остался доволен результатом.
Время неостановимо летело своим неутомимым ходом, время отсчитывало свои секунды и миллисекунды, времени не было дела ни до чего, оно не замедляло и не убыстряло свой ход, повинуясь раз и навсегда выставленной ему скорости для Вселенной после Большого взрыва. И теперь ромуланец понимал, что рискует опоздать. Опаздывать было нельзя. Он должен быть вовремя, и он хотел видеть Квинтилию.
Впервые за все время нахождения на станции, не считая тренировки, Ракар сменил свою форму на гражданскую одежду. Его предупреждали, что она может пригодиться, и он ее взял, не понимая еще тогда - зачем. Наверняка и командование не предполагало такого развития событий. Как кто-то вообще мог предположить, что сотрудник разведки влюбится в федеральную девушку? Он и сам не мог этого знать. Но так случилось. И конечно, случилось так, что это оказалось не взаимным. И все же, несмотря на полную безнадежность ситуации, несмотря на ясное понимание того, что он должен помочь ей и уйти в сторону, Ракар все еще пытался ей понравиться, он очень хотел показать ей, что он куда много больше, чем просто улан Тал Шиар, солдат Империи, которая не всегда и редко кому-либо дружелюбна.
Его гражданская туника, с квадратными и треугольными узорами сине-зелено-черных цветов имела угловой вырез, серую полосу на уровне груди и по длине закрывала карманы черных брюк.
Ракар стоял у зеркала, поправлял воротник серой водолазки, и внимательно вглядывался в свое изображение. Теперь он думал только об одном. Он вспоминал все те немногие моменты, когда ему посчастливилось Квинтилии коснуться. Тогда, в ховеркаре на Волане II, когда ее рука лежала на штурвале и они вместе пытались его пилотировать при падении. Тогда, в коридоре, когда она подала ему падд со списком кадетов в очереди. Потом - в лазарете, когда ее темно-каштановые волосы упали ему на плечи и его щека коснулась ее. И совсем недавно, возле офиса СБ, когда она попросила сказать ему тему презентации на ухо. Нет, в тот последний раз - он ее не коснулся. Но он стоял так близко, ощущал ее запах, был рядом. И эти ее карие глаза, в которые хочется смотреть долго, не отрываясь, забыв обо всем. Другое дело, что выражение этих глаз слишком часто грустное, напряженное. Он так хотел принести ей радость, слышать ее смех.
Она не хотела дарить ему надежду, она не хотела оставаться с ним наедине, она не верила ему, боялась и подозревала в чем-то не очень хорошем. Она не знала его. И он искал шансы чтобы это исправить. Не смотря на то, что они никогда не смогут быть вместе, что она никогда его не полюбит, несмотря на то, что скорее всего он лишь затоскует до конца собственной жизни, о девушке, которая никогда с ним не будет, несмотря на это все - он должен отдать ей все, что может. Просто так, бескорыстно, ради нее.
Что он должен сделать, чтобы она согласилась потанцевать с ним, хотя бы один раз. Хотя бы раз? Чтобы запомнить этот момент навсегда.
Ракар не думал и не мог думать ни о чем другом сейчас. Он прислонился головой к зеркалу и судорожно вздохнул. Как же его угораздило…
Хронометр пискнул сигналом “время вышло”. Ракар подхватил пакеты, доставленные из Кварк’с и отправился к 13-му ангару.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 01 2018, 22:39:30 #178
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 21:30
ДС9, коридоры станции


После голосования Утара Рилл вышла из Ангара 13 и направилась в свою каюту. Весь день она проверяла компьютер в своей комнате: не пришло ли сообщение от Джеза Тенмы. Молодой кардассианец пообещав связаться с ней и в то же время отдав коммуникатор, поставил её в мучительно зависимое положение, когда по своей воле ситуацию, не то что не разрешить, даже не прояснить. Что ж, иногда терпение – самое трудное дело, и до конца дня болианка терпела и ждала. Теперь она снова отправилась в свою каюту, одновременно надеясь, что на её компьютере всё же есть сообщение, и спрашивая себя, что же делать, если его всё-таки нет.
– Координатор Рилл, - услышала Утара свое имя.
Джез Тенма, одетый в гражданское, стоял прямо у дверей ее каюты, небрежно и расслабленно облокотившись о стену.
Что ж, все оказалось куда проще, чем беспокоилась болианка.
– У меня есть для вас новости, - продолжил молодой человек, - Я решил бросить проект.
– Давайте войдём, – предложила болианка. – У меня был не самый лёгкий день.
– Там не о чем долго разговаривать, - легкомысленно отмахнулся юноша, - Я просто ставлю вас в известность, чтобы вам больше не пришлось бегать за мной по всей станции. Мое начальство уже в курсе.
– Вы торопитесь? – спросила Утара, останавливаясь в открывшихся дверях.
– Если подумать… да, - широко улыбнулся Тенма, ухватившись за вариант, предложенный Утарой, - И мне нечего больше вам сказать.
– Если подумать... – укоризненно повторила Утара. – Заходите, юноша, не заставляйте мои ноги рыдать от усталости. Не бойтесь, я не привяжу вас к креслу и не заставлю ходить на занятия в кандалах.
– Нет, спасибо, - насмешливо ответил Тенма, скрещивая руки на груди и принимая закрытую позу, - Вынужден отклонить ваше предложение. Мне правда нечего больше сказать, а вы, скорее всего, начнете меня уговаривать изменить решение, давить на жалость и на порядочность, говорить все эти федеральные банальности… - он зевнул, - Потом оба будут чувствовать себя не удобно. Были бы вы в моем вкусе, я бы еще мог повернуть беседу в более удобное русло и горизонтальное положение, но вынужден признать, что у нас ничего не получится. Салют, госпожа Рилл!
Он отклеился от стены и сделал шаг в сторону.
Утара возвела глаза к потолку и сказала, подавляя смешок:
– Если бы я была в вашем вкусе, мне осталось бы вас только пожалеть, это во-первых. А во-вторых… Вы что, так боитесь, что я смогу вас уговорить? Вы так не уверены в вашем решении?
– Я не хочу терять время, - дерзко ответил Тенма, - Так что говорите, если вам есть что сказать, и разойдемся.
– Тогда вам незачем было приходить, – так же жёстко сказала Утара. – Но вы пришли, и я знаю почему. Вам было стыдно бежать, отделавшись заочным прощанием, и вы нашли в себе силы прийти и посмотреть мне в глаза. Только бегство остаётся бегством, если вы сводите свой поступок к формальности. Вы можете выбирать: пройти через разговор со мной, не давая себе поблажек, или убежать, как ребёнок, которого хватило только на то, чтобы прокричать что-то в дверь и броситься вниз по лестнице. Выбирайте.
– Нет, - криво улыбнулся Тенма, - Я пришел, потому что считал, что вы заслуживаете вежливости. Пусть это формальность, меня это вполне устраивает. Мне совершенно не важно, что вы будете считать меня поверхностным. Когда у вас столько денег, сколько у моего отца, совершенно не важно, что считают окружающие, вам не нужно, чтобы о вас думали хорошо, вы и так будете получать все, что захотите. Так уж и быть. Наверное, вы хотите узнать причину, по которой я ухожу. Вот она: мне стало скучно. Вы, федераты, никогда не делаете ничего веселого, у вас слишком много правил и ограничений. Это совсем не по мне. Поэтому перед своим новым назначением я решил взять тайм-аут и попутешествовать. Да, я отправляюсь в путешествие и буду заниматься этим, пока мне не надоест. Вот так.
– И поэтому вы ходите в мятой гражданской одежде и выглядите так, словно сутки не спали, – покачала головой Утара.
«А ещё разговариваете, как богатый мальчишка, которого только что побили во дворе», – промелькнула у неё печальная мысль.
– Вот что, – сказала болианка, потирая виски, – я оценила вашу речь. Во всех отношениях, честно. А теперь проявите уважение и позвольте мне разговаривать с вами сидя. Взамен вы получите возможность поужинать в нормальной спокойной обстановке и даже поспать, если у вас с этим проблемы… Уверяю вас, я не стану покушаться на вашу невинность, – со смешком добавила она. – Если на какую-то тему вы не захотите говорить, для меня будет достаточно вашего «нет». Если захотите, я вас выслушаю, возможно, даже что-то скажу, если нет… ну что же, нет так нет! Никому не поможешь насильно.
– С чего вы взяли, что мне нужна помощь? - рассмеялся молодой человек, - У меня все в порядке. Я делаю, что хочу: хочу - сплю, хочу - не сплю… И на ваши попытки затащить меня к себе уже сказал “нет”. Поэтому хватит повторять одно и то же, как заведенная, и если вам есть, что сказать по существу - говорите. Даю вам последний шанс. Больше мы не увидимся.
Утара молча смотрела на Джеза, взгляд её был рассеянным и грустным.
– Ваши друзья устраивают вечеринку в конференц-зале, – сказала она наконец. – Сходите, попрощайтесь с ними. Вы ведь и с ними больше не увидитесь.
– Я планирую попрощаться со всеми, кто мне важен, - ответил Тенма, слегка расслабляясь.
– Тогда, возможно, вам стоит повидать глинна Толан и вашего отца.
– Моего отца? Что мой отец… - маска самоуверенности на лице Тенмы треснула и под ней оказался страх.
Утара вздохнула.
– Я догадывалась, что мне придётся вам это рассказывать, – с лёгким упрёком сказала она, сделав вид, что не заметила его страха. – Вы очень отстали от жизни, пока «путешествовали». Сегодня вечером ваш отец объявлял благодарность глинну Толан за помощь в предотвращении государственного переворота. Рядом стояла коммандер Мори, живая и здоровая. Надеюсь, вы рады это слышать.
– Гал Тенма на станции? - не веря своим ушам переспросил Тенма.
Он был ошеломлён, настолько ошеломлён, что едва ли услышал другие и крайне важные новости!
– Да, – подтвердила Утара, – Гал Тенма на станции. Вам повезло, вы сможете повидать отца перед тем, как уехать.
– Я должен идти, - резко произнес Тенма и быстро направился прочь будто спасаясь бегством. В этот раз он не утруждал себя даже показной вежливостью.
«Бежит к отцу или от него? – спросила себя Утара. – По-моему, от него…»
Она вошла в каюту и вызвала глинна Толан. Сейчас ей нужен был тот, что может ответить на вопрос, порядочный ли человек гал Тенма.
– Слушаю, миссис Рилл, - Толан ответила не сразу – а когда заговорила, ее голос звучал так, будто женщина куда-то сильно спешит.
– Прошу прощения, – тоже заторопилась Утара, – но у нас очень, очень большие проблемы. Понимаю, что вам немного не до меня, но мне срочно нужно с вами увидеться.
– Со мной? Зачем? – удивилась Толан. – Я вряд ли могу помочь вам… или кому-нибудь еще.
– Советом точно можете! – осчастливила её Утара. – Простите, – добавила она, словно извиняясь, – я надеялась увидеться с вами попозже и просто посидеть за чашкой чая, но прямо сейчас кое-что случилось.
– И вы считаете, что это лежит в сфере моей компетенции? – по связи было не совсем ясно, но, похоже, кардассианка грустно усмехнулась. – Вы правы, сейчас совсем не подходящее время, и если бы ваше дело могло подождать хотя бы час…
– Я просто прошу вас о помощи как друга, – перебила её Утара. – Если вы скажете подождать, я подожду, но боюсь за час один из наших кадетов может успеть наделать каких-нибудь фатальных глупостей.
– Я не ваш… - Толан вздохнула и не договорила. – Хорошо, я сделаю, как вы хотите. Но, пожалуйста, имейте в виду, что я больше не имею отношения к проекту. Я сейчас в Кварк’c, вы можете подойти сюда. Или я приду, куда вы скажете, - в ее голосе звучала непривычная покорность.  
– Я уже иду… А я так надеялась, что вы теперь вернётесь! – болианка отключила связь и почти бегом бросилась в Кварк’с.
___________________
с Джезом и Иламой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
22 01 2018, 11:17:06 #179
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября, 22:15
ДС9, Кварк’с


Вызов Утары застал Иламу Толан на выходе из голокомнат. Она не обманула Артура и действительно собиралась зайти в лазарет, но советнику понадобилось увидеть ее немедленно, и Илама решила, что при такой срочности болианке придется потерпеть ее не слишком представительный внешний вид.
Когда Утара Рилл появилась в баре, она увидела, что Илама как раз усаживается на свободное место и делает заказ у официанта. Ее аккуратный и добротный жакет песочного цвета, застегнутый под самой шеей, только больше контрастировал с царапинами, следами засохшей крови на лице, потеками косметики и кое-как схваченными на затылке спутанными волосами.
Когда кардассианка появилась в поле зрения Утары, у той вырвался сокрушённый вздох.
– Простите! – сказала она, садясь напротив, – Я не думала, что всё так... Право, я не ожидала увидеть вас в крови.
- Если бы вы немного подождали, я бы успела зайти в лазарет, - криво улыбнулась Толан. – Но раз дело не терпит отлагательств, то вам придется терпеть такой мой вид. Итак, зачем же я вам понадобилась так срочно? Еще один стакан, - последнее она проговорила, обернувшись к официанту-ференги, который поставил перед ней бутылку канара и стакан и постарался как можно более незаметно исчезнуть.
– Это долгая история, но я постараюсь коротко и по существу, – в очередной раз вздохнула Утара.
Стараясь говорить как можно тише (страх, возникший после недавнего мнимого убийства ещё давал себя знать), она пересказала вчерашние события, упомянула возвращённый коммуникатор и закончила последним разговором с Джезом.
– Понимаете, – сказала она под конец, – юноша очевидно попал в какую-то беду и до смерти боится встретиться со своим отцом. Не знаю, где он ночевал, но похоже не в самой комфортной обстановке. Храбрится и пытается выглядеть легкомысленным прожигателем жизни, но это больше похоже на отчаяние. Если бы я хорошо знала гала Тенму и была уверена в нём, я бы сейчас разыскала его, но, во-первых, в редких случаях побег детей от родителей бывает обоснованным, особенно если речь о взрослых детях, а во-вторых, я всё-таки чужая для кардассианского мира и могу не видеть каких-то важных компонентов картины. И поэтому мне нужен ваш совет.
- Семья очень важна для нас, - отозвалась Толан после долгой паузы. - Иногда другим расам сложно понять, насколько. Семья - одна из самых крепких структур, и сейчас я говорю в масштабе поколений. Я бы не советовала чужакам вмешиваться в дела семьи... - она прервалась, чтобы сделать быстрый глоток, - но сейчас я не в том положении, чтобы вам что-то советоваться. Ко мне только что приходил мистер Лайтман и просил помочь Джезу, и ему я сказала то же самое - вы говорите не с тем человеком. Я никому не могу помочь.
Утара печально посмотрела на кадрассианку: похоже, ей самой была нужна помощь.
– Семья для многих важна, – сказала она. – С точки зрения моногамных рас, на Боларусе довольно странные семьи, но они тоже очень сплочённые, так что я понимаю. Я бы не стала вмешиваться, но... поверьте, Джез выглядел как человек на грани. Ему нужен хоть кто-то, не обязательно психолог – да чёрт с ним с психологом! – ему нужен кто-то, кому он просто мог бы выговориться, чтобы перестать носить свою беду в себе и посмотреть на неё другими глазами. Иногда... не всегда, но иногда это позволяет найти решение, которого до тех пор не видел. И идеальным собеседником мог бы стать его отец. Поэтому я спрашиваю вас, знакомы ли вы с галом Тенмой, и если знакомы, то насколько хорошо. Хороший ли он отец, любит ли своего сына, важен ли для него Джез сам по себе, а не просто как наследник имени... Я понимаю, что вы можете этого не знать, но если вдруг знаете, это очень поможет.
 - К сожалению, я его не знаю, - Толан вздохнула, как бы подтверждая, что действительно совершенно бесполезна в этом вопросе. – По крайней мере, не знаю лично. Разумеется, я не раз встречала это имя, семья Тенмы известна на Кардассии, они богаты, а у него самого хорошая репутация в Центральном Командовании. Но, пожалуй, это все, что я могу вам сказать. Простите, что не смогла помочь.
– Это вы простите меня, – покачала головой Утара. – Набросилась на вас, не дала даже до лазарета дойти. Давайте хоть провожу вас... – она покосилась на бутылку канара и добавила: – Кстати, моё приглашение на чай остаётся в силе. В любое удобное для вас время. И это не приглашение психолога, это приглашение вашего друга... даже если эта дружба не взаимна.
Толан поднялась со своего места и молча направилась к барной стойке, где отдала бармену какие-то распоряжения, а он понимающе закивал. Вернувшись к советнику, она остановилась около ее стула и проговорила:
- Я направлялась в лазарет, вы можете составить мне компанию, если хотите. Но должна предупредить, что я сейчас не лучший собеседник.
– Ничего, – сказала Утара, также поднимаясь с места, – как видите, я тоже не совсем в форме, так что мы будем на одной волне.
Илама совсем не знала гала Тенму, это была большая неудача. Приходилось действовать наугад, слушать своё сердце. Сердце – сильная штука, но даже оно может дать только подсказку и не может дать точный ответ.
К выходу из бара обе женщины шли молча, пока, наконец, Толан не заговорила вновь:
- Возможно, вы считаете, что я отказываюсь от вашей дружбы или безразлична к проблемам Джеза... - она сделала паузу, подбирая слова. - Я не хочу, чтобы вы так думали. Но я не заслуживаю вашей дружбы  и уважения. И если бы я могла... Я бы хотела что-нибудь сделать и помочь гилу Тенме, но я потеряла свой авторитет - и в первую очередь перед ним. То, что я сделала, нанесло сильный вред репутации Кардассии, которую он представляет на проекте, и мне стыдно смотреть ему в глаза. Сейчас лучшее, что я могу сделать, это стоять в стороне и не вмешиваться.
 – Святые небеса! Илама! – Утара даже остановилась на секунду, так она была ошеломлена. – Что вы такое говорите? Вы – сильный и благородный человек, который прошёл через ад, избежал убийства, помог найти настоящих преступников... кто бы они ни были. Неужели всё это может быть во вред Кардассии? И неужели совершившееся убийство, а затем и диктатура тайных убийц, – (в этом месте Утара снова вспомнила слова о неудавшемся государственном перевороте), – могли пойти Кардассии на пользу? Я не знаю, кто внушил вам, что вы потеряли авторитет, но вы точно не потеряли его в моих глазах и в глазах большинства кадетов! И мы ждём вас. Ждём не потому что мне не хочется руководить, или руководитель от Кардассии лучше смотрится во главе группы, чем руководитель от Федерации, а потому что мы уважаем вас... потому что вы, чёрт возьми, нам не безразличны! И это нам надо спрашивать себя, достойны ли мы стоять рядом с вами, а не наоборот, потому что на нашу долю не выпало таких испытаний, и никто не знает, смогли бы мы справиться так, как вы, или позволили бы непоправимому случиться.
 - Никто, миссис Рилл, но я сама могу сложить два и два и представить, какую реакцию вызвали новости о моем аресте. Я боялась, что из-за меня гилу Тенме и вовсе придется покинуть проект – международный скандал не должен был задеть и его семью. И то, что сказал его отец сегодня… это были красивые слова, но я-то знаю, что они – не совсем правда, - усмехнулась Толан. – И я не знаю, где мне найти силы, чтобы вернуться, посмотреть в глаза кадетам и сделать вид, что ничего не было. Более того, я даже не знаю, хочу ли я этого или нет, - она развела руками. 
Утара покачала головой:
– Не нужно делать вид, что ничего не было. Просто приходите и посмотрите им в глаза. Может быть, именно это даст вам ответ на вопрос, хотите ли вы продолжать или пойдёте новым путём. Что бы вы ни решили, мне кажется, что вам надо с ними увидеться и понять, как их изменил этот трагический случай. Даже если вы решите уйти, это даст вам доброе напутствие, по крайней мере мне так кажется.
- Мне страшно, - Толан опустила голову. Они уже подошли к дверям лазарета и теперь стояли у входа, но кардассианка не спешила зайти внутрь. – Я сама не знаю, как случившееся изменило меня. Я даже не знаю, кто я теперь и каким должен быть мой новый путь. Я пыталась заставить себя что-то почувствовать в голодеке, но, похоже, это не принесло ничего, кроме пары царапин.
Утара бережно коснулась её плеча.
– Не стоит ждать, что всё вернётся сию минуту. Это как с оглушающим шумом: когда он исчезает, люди порой не сразу начинают слышать. Наши чувства после сильного удара реагируют так же. Просто дайте себе время.
 - Мне кажется, я стала другим человеком, - тихо проговорила женщина. – Но я не могу понять, что это за человек. Как я покажу его кадетам, если сама не знаю, какой он?
Она потрясла головой, прогоняя эти мысли, и сделала глубокий вдох:
- Я не буду вас задерживать, миссис Рилл, но я хочу еще раз сказать вам, как я благодарна, что вы зашли ко мне, когда я была под арестом. Этот жест… Он был очень важен и ценен для меня. И я должна поблагодарить еще одного… друга, которого нет здесь сейчас, но который дал мне несколько важных советов, - Толан направилась к входу в лазарет, но у двери задержалась, что-то обдумывая: - Я надеюсь, с Джезом Тенмой не случилось ничего непоправимого. Мистер Лайтман сказал мне, что у него семейные проблемы, а это не то, что мы обсуждаем с посторонними.
– Я тоже надеюсь и... пойду, наверное, сделаю ради него бестактность и глупость на правах нескладного и бестолкового чужака. Иногда и глупость может помочь! – Утара мягко улыбнулась и протянула кардассианке руку в тонкой кружевной перчатке. – Вы можете не поверить, но это я благодарна вам. За откровенность. За неравнодушие. И ещё за то, что если бы вы не ввязались в эту историю, коммандера Мори, возможно, сейчас не было бы в живых по-настоящему. И одна судьба знает, к чему бы это привело.
- Если бы я не ввязалась в эту историю, ничего бы не случилось, - грустно улыбнулась кардассианка, пожимая протянутую руку. На кружевной перчатке Утары отпечатались следы крови.
Коротко кивнув, Илама Толан скрылась в дверях лазарета.
– Удачи, – тихо сказала болианка ей вслед.
________
С Утарой
Offline  
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS