* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 11 2019, 22:11:15 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 ... 15
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
31 05 2017, 09:17:50 #45
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Голокомната №1

Артур пробовал виртуальную реальность пилота, которую сделала Акрита, когда была его очередь пилотировать голографический катер. Он выкрутил на максимум все настройки виртуализации, чтобы ощутить все преимущества. Это было интересное ощущение, другой способ восприятия реальности, другой полет, в каком-то смысле это даже показалось ему новым этапом эволюции человека, как минимум в восприятии окружающего мира, когда ты не просто пилот, но ты есть корабль. А может быть каким-то подобным образом могут воспринимать реальность те, кто носит визор. Для кого-то это не дополненная реальность, а та, которую они видят. И что если есть существа, которые могут воспринимать также?
Такой способ видения реальности был для не привычен. И тут Артур задумался в какой именно степени его можно называть ретроградом или традиционалистом, неспособным к эволюции? Он усмехнулся этой мысли, и снял очки виртуальной реальности. Ему было привычно и удобно летать так, как он привык – человек за пилотской консолью внутри корабля, графики и строки показаний сенсоров, визуализация пространства за обшивкой корабля, показанная на экране. А он – человек у пульта управления. В этом несомненно была очень важная философская составляющая, которую он еще не до конца сформулировал, но о которой хотел поговорить, с Акритой, и обязательно с М'Котой. О том, как мы воспринимаем мир, и как еще мы можем познать неизвестные возможности сущего. Потому что где-то он читал чье то высказывание – что не картографирование звезд и планет основная задача – а познание неизвестных возможностей сущего. И теперь он не мог вспомнить где именно это было среди всех тех книг и отчетов, что он читал.
А потом была тренировка маневра, и он тоже вел катер, и первый, и второй. И он делал толчок и был тем, кто подставлялся под толчок. Во втором случае – потрясло и пришлось удерживаться за консоль, чтобы не вылететь из кресла. Но ощущения были потрясающие. Однако не до конца потрясающие, ведь то была всего лишь тренировка, тренировка перед событием, которое принесет им поражение или победу, но как бы ни вышло – это принесет им надежду. Надежду на то, что рано или поздно сбудется то, о чем он всегда мечтал и во что верил.
 
М’Кота вся была захвачена отработкой манёвра, который она мысленно назвала «трамплином». Остроумно, рискованно, красиво – великие предки! – как же красиво! Клингонке и в голову не приходило, что у команд «Альфы» могут быть какие-то проблемы из-за рискованности манёвра – на её родине риск всегда был неотъемлемой частью обучения, и поэтому в любом новом деле подразумевался сам собой. Да, Акрита заслуживала большой кружки бладвайна после регаты... ну или чем там больше любят андорианцы отмечать успех? В том что какой-нибудь успех будет, не обязательно победа, а хотя бы просто хороший результат, М’Кота не сомневалась. Даже если их дисквалифицируют за непредусмотренный правилами манёвр, всё равно это будет успех, потому что это было что-то такое, что до них никто не делал. Что-то, что всем покажет, чего можно добиться, если по настоящему захотеть.
Завершив последний «прогон» М’Кота выпрыгнула из кресла, чувствуя настоящий прилив сил. Хотелось свернуть горы... ну или хотя бы выполнить пару модификаций и ничего при этом не сломать от избытка энергии.
 
Когда время в голокомнате подошло к концу, Акрита сохранила запись всех отработанных вариантов, чтобы вечером еще раз изучить их и выявить ключевые места. В задаче было слишком много переменных, но потихоньку она решалась – хотя бы статистически – и это радовало.
Выходя вместе со всеми в коридор, она еще раз поблагодарила пилотов, пожелала им удачи и посоветовала хорошо выспаться перед регатой. Потом отдельно подошла к Рроу и Квинтилии.
- Ребят, вы большие молодцы! – сказала она, положив руку на плечо каитианцу. – И я почти не сомневаюсь, что все получится, если будет возможность. Теперь вот у меня такая просьба… Рроу, я понимаю, что ситуация может повернуться по-разному, но при прочих равных – мне бы хотелось, чтобы ваш катер был «передним», толкаемым. Наверное, это трудно объяснить, с одной стороны мне так будет легче контролировать процесс, с другой стороны, ты, твой стиль пилотирования, реагирования – лучше подходит для этой задачи. Не могу сказать, чем именно, просто чувствую, - андорианка смутилась, посмотрев на свои руки. Она еще в Академии стала понимать, что в определенной степени пилотирование это искусство, где у каждого исполнителя есть свои сильные и слабые стороны.
Рроу согласился, и таким образом план был согласован. Теперь все знали свои роли завтра.
______________
с Акритой и остальными пилотами двух команд
Offline  
31 05 2017, 15:56:21 #46
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар. Катер “Амазонка”

Катер назывался “Амазонка”. Когда пилоты ушли на тренировку, а Тенек еще не подошел, Ракар устроил короткий перерыв, чтобы почитать в базе данных Федерации значение этого слова. Женщины-воины оказывается бывали и в земной истории, это не было чем-то особенным для Ракара, на Ромуле женщины, как и мужчины, были воинами, полководцами, сенаторами, капитанами кораблей, кем угодно. Но когда Ракар вчитался в текст и нашел там отношение амазонок к мужчинам, то отчего то вспомнил, как Квинтилия вздрагивала всякий раз, когда он касался ее. Почему было так? Это было странно, непонятно и очень болезненно для него, хоть он и осознавал, что она может бояться просто любых прикосновений и тех, кому не доверяет.
Но было и другое значение этого слова, река на одном из земных континентов. Он посмотрел на изображение реки, сфотографированное с орбиты, несколько секунд поразмыслил над федеральной методологией названия кораблей, затем закрыл текст и вернулся к работе.
 
***
 
Когда пилоты вернулись и присоединились к группе, Ракар и Джез Тенма занимались калибровкой и настройкой элементов, которые будут осуществлять переменную поляризацию корпуса. В этой части Ракар был довольно подготовлен сам, и не напрягал пока другими делами по этому катеру Самриту Баккер, которая подключила к системе питания под корпусом все элементы для поляризации. Эту часть проекта Ракар решил сделать в первую очередь и не отвлекать пока их единственного инженера, которой сегодня днем и за всю оставшуюся до старта ночь предстояло ни много ни мало - свернуть горы.
Когда их состав снова был полным, и Хена тоже присоединилась, Ракар попросил всех собраться на мостике и сесть по кругу. Для этого обоим пилотам и двум операторам  нужно было развернуться к центру мостика на своих креслах, а двум оставшимся членам команды - себе и вулканцу Ракар поставил два переносных стула, которые принес заранее из каюты.
Некоторые стенные панели все еще были раскрыты и из них свисали кабели, мостик катера представлял собой место, где сейчас шла работа и настройка, но это на самом деле не отменяло ощущения от момента, хоть он и хотел устроить совещание в голографическом катере с новым дизайном, и это приносило бы совсем иное ощущение. Но тот катер был лишь детищем фотонов и силовых полей, а здесь была реальность - и подмена реальности иллюзией - была совсем не тем, чего он хотел достигнуть.
- Ну вот, наконец мы собрались вместе, и у нас есть немного времени чтобы обсудить. Обсудить кое-что, - сказал ромуланец. Он смотрел на тех, кто сидел в этом круге, переводя взгляд с одного на другого. - Для начала я хочу сказать, что эту команду создал Джез Тенма, он же и позвал нас всех на регату - то есть предложил проекту участвовать в этом, пока у нас нет других официальных заданий. Это его вклад. И хотя в нашем катере нет кардассианских технологических элементов - у нас есть нечто большее, то что мы собрались здесь и можем осуществить одну очень важную для нас идею - способность объединяться и действовать сообща. Кроме того, Джез - отличный тактик, Хена - на самом деле талантливый художник и замечательная поддержка во всех смыслах этого слова, Тенек - очень хороший врач, Рроу - профессионально подготовленный пилот, а Квинтилия - участник элитного отряда Академии Звездного флота под названием “Нова”. Но суть не только в наших профессиональных качествах, главное то - что мы все имеем и способны проявить самые лучшие свои черты личностей, которые есть у нас всех. Победа в регате будет зависеть не только от того, что мы умеем делать, но и какие мы есть на самом деле. И то, что я вижу среди вас всех - вдохновляет меня. Я верю, что это вдохновляет и вас. Совсем недавно у нас стоял вопрос о доверии. Так исторически сложилось, что мы разделены и наши народы не всегда понимают друг друга. Но есть одна древняя ромуланская легенда, - Ракар умолчал о том, что эту легенду он только что придумал сам на основании одного отчета Тал Шиар двухвековой давности. На самом деле он не очень погрешил перед истиной, потому что слова двухвековой давности вполне можно считать легендой.
- Однажды люди были разделены и между ними были выстроены стены, стены недоверия, взаимного подозрения, вражды. Но надежда не умерла. Время от времени какая-то рука протягивалась и била по стене. И кусок каменной кладки падал. Это не обязательно была рука великого полководца или государственного деятеля, руки маленьких, небольших людей и юных, делают меньше, чем руки великих. Но их гораздо больше и они куда меньше склонны ссориться между собой, так, как великие. И они не смущаются всеми теми заявлениями, что много лет делались по разные стороны разделенных зон. Заявлениями о вражде и недоверии. Они склонны больше работать, чтобы понять друг друга. Так происходило долго, и однажды, стены разделяющие их, пали.  Так же и мы с вами. Наши различия несущественны, потому что на самом деле все мы хотим одного, и я доверяю вам всем, потому что знаю,каждый из вас - стоит доверия, и веры. Именно потому наша команда называется “Новое поколение”. В некотором смысле это отражает вот эту самую идею. А то, что мы должны осуществить у финальной точки регаты - еще больше это все подтвердит.
Ромуланец замолчал, переводя дух, перед тем как перейти к более конкретным вопросам совещания.
Кардассианец негромко пару раз хлопнул в ладоши.
-Отличная мотивационная речь! Я знал, что принял правильное решение, выбрав вас новым капитаном.
Ракар посмотрел на кардассианца.
- Думаю, вы, Джез, смогли бы не хуже, - сказал ромуланец, и снова поочередно посмотрел на всех.
- Итак, до завтрашнего утра нам с вами предстоит сделать модификации по списку. Поляризацию корпуса мы уже, благодаря Самрите, поставили. Пилоты Рроу и Квинтилия будут работать сегодня до 23:00 по станции, а после этого отправятся отдыхать, потому что утром они должны быть в полной готовности с максимальной способностью сосредоточения. Остальные – как пойдет, но выспаться нужно всем. Вы все уже поняли, что мы на самом деле будем лететь в максимальном совместном сотрудничестве с первой командой, и эта информация является секретной. Ее знаем только мы – первая и вторая команда. Способ кодированной связи пока определен не точно, у нас нет всенаправленных генераторов нейтрино, но зато у нас есть кодовый язык, который я чуть позже загружу в компьютер обоих катеров. Далее – Рроу и Квинтилия, как прошла тренировка с Акритой? Вы готовы вести катер в ведущем и ведомом положении на финальном участке?
Рроу кивнул и пересказал суть тренировки с Акритой. Так ромуланец узнал, что скорее всего их катеру предстоит роль быть «передним», толкаемым, а значит, именно они первыми пересекут финишную прямую. Это было одновременно почетно и волнующе, но значило и больший риск.
Ракар внимательно выслушал рассказ и кивнул, прикидывая в уме разные варианты и стратегии.
- Отлично, - сказал он.
Меж тем Квинтилия молчала. Квинтилия молчала вообще, ромуланец несколько раз переводил на нее взгляд, но не задерживал его, чтобы не напрягать девушку. Это было не очень хорошо, и чуть позже нужно было что-то сделать, чтобы Квинтилия обрела хоть немного уверенности в себе и поняла, что она здесь очень нужна.
- Так, далее, - продолжил ромуланец, - роли во время полета будут распределяться следующим образом: не думаю, что у нас будет какая-то медицинская ситуация, поэтому Тенек будет сидеть на вахте за консолью дополнительного оператора. Рроу будет вести катер первым, как минимум до первого чек-поинта, Квинтилия будет заниматься навигацией и связью. Пилоты будут меняться между чек-поинтами. Джез будет отвечать за тактическую консоль – сенсорная обстановка пространства вокруг катера, отслеживание позиций кораблей других команд и в первую очередь отслеживание позиции нашей первой команды. Хена на станции должна будет быть у терминала со связью, вдруг нам понадобиться связаться. Есть ли какие-либо возражения и пожелания по этому вопросу?
У Тенека возражений не было, всё это звучало вполне разумно.
– Предложение и уточнение, мистер Ракар, – подал голос Тенек. – Предложение заключается в том, чтоб тот из наших кораблей, который первым пройдёт очередной чек-поинт, сообщал трудности маршрута отстающему – нам ведь необходимо оказаться рядом на финишной прямой. Уточнение – в чём конкретно будут заключаться мои обязанности?
- Да, Тенек, - согласился Ракар, - мы обоюдно будем подсказывать друг другу обо всех сложностях и их решениях, которые нам удалось пройти. Вас, Тенек, я попрошу отслеживать системные показатели катера, это будет не очень сложно, если что-то будет отклоняться от нормы, и мы не сможем исправить – нам поможет советами инженер на первом катере – Самрита Баккер.
-А никого не смущает, что это читерство? - робко спросила Хена, - Я чувствую себя очень неуютно из-за того, что придется обманывать всех…
Объяснения Ракара вполне удовлетворили Тенека: отслеживать отклонения от нормы – это было делом привычным, в этом смысле «организм» катера мало чем отличался от организма человека: если знать норму, будет понятно и наличие или отсутствие отклонений. Однако и для гуманоида, и для механизма всегда есть отклонения, являющиеся своего рода альтернативной нормой, их разумеется необходимо отличать от более существенных, и здесь могла помочь предполётная консультация с мисс Баккер.
А вот слова Хены заставили вулканца обернуться.
– Насколько я понял, наша задача не достижение победы, а демонстрация отточенной командной работы, – сказал Тенек. – Если один из кораблей всё-таки придёт первым, будет правильно отказаться от победы в пользу действительного победителя.
Ракар улыбнулся с грустным и одновременно несколько довольным оттенком, эмоция человека, уверенного в своей правоте. Поднял взгляд на Хену.
-  Читерство, и одновременно тактика.  Да, Тенек прав. Потому что суть всего этого в том, что мы не соперники с первой командой. Мы на самом деле едины. И пусть об этом пока никто не знает, финал должен показать наше единство. Пусть мы не победим в регате из за этого, но зато мы докажем то, что является основной целью нашего проекта – тот факт, что мы способны объединиться и работать вместе. А это куда более высшая цель, чем победа в соревновании.
-Цель оправдывает средства, - добавил кардассианец.
- Да, - кивнул Ракар Джезу, - смотря какая цель и смотря какие средства, - тут Ракар снова мельком взглянул на Квинтилию, потому что его очень интересовала ее реакция на эти рассуждения. – Наша цель стоит того, чтобы рискнуть. И я думаю, что в данном случае, вероятно несколько пострадавшее чувство собственного достоинства и не очень к месту примененная кристальная честность – не слишком высокая цена за то, чтобы доказать всем, как мы можем быть едины. Вы сможете справиться с этим, Хена?
_______________
С Тенеком, Квинтилией, Хеной, Джезом и Рроу


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
31 05 2017, 16:04:44 #47
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар. Катер “Амазонка”


– Я просто думаю, как бы чувствовала себя, если бы меня обманули таким образом, - начала оправдываться Хена, - Если бы какой-нибудь ференги тайно нанял двадцать кораблей и выставил бы их в соревнование, потому что его цель победить и хапнуть большой куш оправдывала бы средства. Но если Тенек говорит, что мы потом отдадим приз другим, то, наверное, все нормально…
– Позволю себе возразить, – вулканец посмотрел на кардассианца и ромуланца с оттенком лёгкого недоумения. – Если взять статистику, философия «цель оправдывает средства» почти всегда приводит к провалу, если не немедленному, то отсроченному во времени. Пониманием этого и отличается истинная логика от примитивного прагматизма. Однако, эта философия не применима к нашему случаю… – Тенек посмотрел на Хену, затем перевёл взгляд на Квинтилию и сказал: – я приведу пример из прежней специальности мисс Перим. В гимнастике существует список элементов, запрещённых во время соревнований, однако они часто практикуются во время показательных выступлений – ради красоты, гармонии и ради демонстрации выдающихся способностей спортсмена. Мы готовим своего рода показательное выступление, в котором покажем красоту и гармонию сотрудничества и взаимопонимания представителей разных государств и рас. То, что мы демонстрируем его во время соревнований, обусловлено тем, у нас нет другой возможности сделать это в ближайшее время, публично и с пользой для проекта. То, что мы при этом не претендуем и не можем претендовать на действительную победу и приз, казалось мне более, чем очевидным.
Ромуланец посмотрел на Тенека и снова перевел взгляд на Хену.
– Верно говорит вулканец, наш приз состоит не в деньгах, - сказал Ракар, глядя на Хену, - наш приз состоит в нашем вероятном лучшем будущем, где нет войны, где мы не враждуем, где умеем договариваться, и в первую очередь в продолжении этого проекта, статус которого еще не определен. Приз – несомненно отдадим. И мне кажется – это нельзя квалифицировать как обман, потому что по завершению мы расскажем, в чем на самом деле состояла наша цель.
– Мы могли бы сделать это и сейчас, – флегматично заметил Тенек, – но тогда эмоциональные участники регаты утратят то, что у них называется азартом, и для них, как я понимаю, это будет существенной потерей.
Ракару очень захотелось встрять в спор с вулканцем прямо сейчас и немедленно, но было не время и не место. Их с Тенеком понятия все таки расходились во многих цещах, но это сейчас было не важно. Не сейчас. Сейчас только существенное и главное имело значение.
– Раз мы это выяснили, давайте продолжать по делу, - со скучающим видом предложил Джез.
Ромуланец кивнул и продолжил:
– Далее – процесс принятия решений во время полета. Меня тут недавно научили, как это происходит в других мирах, - Ракар с короткой улыбкой вспомнил, как Квинтилия рассказывала ему это на Волане II, - так вот, мы будем многое обсуждать и приходить к общему согласию. Важно мнение каждого участника команды. Но также – возможно, будут случаи, когда решение должно быть быстро и однозначно принято капитаном, и исполнение решения не должно будет вызывать возражений. Все ли согласны с этим?
Тенек коротким кивком подтвердил своё согласие. Более того, он хорошо понимал, что во время скоростного прохождения трассы таких моментов будет большинство, если не все, а обсуждения будут возможны только в виде исключения или во время перерыва (если между этапами будут перерывы, и команды вместо непрерывного движения будут стартовать гандикапом с учётом прежнего результата), но это всё были уже частности.
Остальные тоже подтвердили свое согласие.
– Отлично! – сказал Ракар, и посмотрел на девушку-ференги:
– Хена, вы успеете до утра реплицировать для нас всех форму по вашему эскизу?
– Конечно! - Хена отвлеклась от сложных этических вопросов и просияла.
– Отлично! – сказал Ракар, и улыбнулся ей, - тогда это ваша задача, завтра утром на построении перед отлетом мы будем в этой форме. Что ж, надеюсь, я ничего не забыл. А что забыл – вы же напомните мне, да? – сказал Ракар, снова оглядев всех. Он счел этот вопрос риторическим  и быстро продолжил:
– И последнее. По иронии судьбы среди нас нет ни одного землянина, но этот жест я подсмотрел именно у них. Он означает готовность команды к совместной работе, командное единство и сплоченность, готовность прямо сейчас сделать все ради победы. Обычно в центре круга стоит какой-то предмет, но в данном случае пусть это будет моя рука. Вам полагается каждому положить свою руку поверх, и у нас таким образом получится стопка. Итак, у нас все получится, господа. Мы – команда. Мы справимся и победим!
Ракар протянул свою руку в центр круга.
Хена и Рроу, которые учились на Земле, с готовностью последовали примеру ромуланца. Тенма тоже долго не задержался, для него это было как новая интересная игра.
– Давай же, - шепотом подбодрила Хена отставшую Квинтилию, - Ты же видела, как это делается.
Квинтилия тяжело вздохнула и положила ладонь на руку Тенмы, так легко, что едва коснулась его кожи.
Тенек взглянул на свою правую руку, словно она могла подсказать ему ответ на какой-то вопрос, но без возражений протянул её, как было показано. Приходилось смириться с тем, что вне Вулкана огромное количество символических жестов предполагали физический контакт. Это было неудобством, но неудобством в данном случае преодолимым.
С волнением Ракар следил, как Квинтилия последует этому общему жесту, он не смотрел на нее, но весь обратился в ощущение и ожидание. Она не стала первой, не стала последней. Он понимал, что это будет долгий путь. Зато команда становилась единой, команда воодушевлялась, и он приближался медленно, но верно к исполнению задания собственного ромуланского командования. Ракар завершил эту земную традицию, положив свою левую руку поверх руки Тенека. И на этом их общий совместный жест завершился.
Ракар поднялся со своего стула и довольно улыбнулся всем.
– Спасибо вам всем, - сказал он, - завтра мы победим, а теперь продолжаем с катером! Мисс Перим, пойдемте со мной пожалуйста в задний отсек катера, там нужно сделать некоторые перестановки и мне нужно вас спросить, как именно расположиться.
Рроу, Хена и Тенма с готовностью разошлись работать. Квинтилия обернулась на девушку-ференги, будто ища поддержки, но Хена уже не смотрела в ее сторону и была вся поглощена эскизами внешнего дизайна катера.
Квинтилия последовала за Ракаром.
-Вы уверены, что мое мнение здесь нужно? - спросила она, - Кажется, у вас уже есть план, а я ничего не понимаю в таких перестановках.
Ракар шел первым и, когда дошли до последнего отсека, обернулся к Перим.
– Да, нужно, - сказал он, - план по этой части на самом деле не точен. Я не знаю сколько продлится регата, и если больше полусуток, то посменно будем отдыхать. Вы единственная девушка в нашей летной команде, Хена останется на станции, и я хочу спросить вас, где именно здесь поставить для вас отгороженную койку? Где вам больше нравится?
-Койку? - непонимающе повторила Квинтилия, - О… это будет жилой отсек… Честно говоря, разве это важно? Главное, чтобы максимально выгодно использовалось пространство. И я все равно буду спать в форме. И если я хочу быть хорошим офицером, меня такое вообще не должно волновать. Потому что на военной службе много что может случиться, и никому не гарантирована роскошь приватной отгороженной койки. К этому нужно быть готовой. Поэтому мне все равно.
– О, - Ракар чуть смущенно опустил голову и мягко улыбнулся, - но мы не на войне, не в бою, у нас мир, и комфорт тоже важен. Я знаю, на ваших федеральных кораблях комфортабельные каюты, и вы всегда говорите, что вы не только военные, но и исследователи. Даже в первую очередь исследователи. Кроме того, очень важно, чтобы каждому нравилось на корабле. А это наш с вами корабль. И я хочу, чтобы вам было удобно и нравилось. Много места это не займет, отсек для брифингов нам не нужен, все брифинги будут на мостике, поэтому это жилая зона и ваша личная койка. Не смущайтесь и не бойтесь выбирать то, что вам будет удобнее. Так где лучше? Ближе к выходу, ближе к концу, или посередине? По левой стене или по правой?
– Но мне правда все равно… - начала оправдываться Квинтилия, - К тому же, я не хочу, чтобы моим вкладом в катер стал женский будуар.
Ракар медленно кивнул.
– Только не это слово, - сказал он. – Всего лишь возможность закрыться, все остальное по стандарту. Хорошо, тогда будет правая сторона, посередине. – Он сделал пометку в падде и опустил руку. Следующие 3 секунды он молча смотрел на Квинтилию.
– Ничего не бойтесь, Квинтилия. Ваш вклад будет другим. Нам пригодятся ваши идеи, ваши умения, которым вы научились в элитном отряде, вас никто не обидит. Ничего не бойтесь. Все будет хорошо. Я обещаю. И еще я должен спросить – вам нравится это участие и ваша роль в регате?
Квинтилия опустила голову.
– Я знаю, что ради выполнения программы реабилитации должна много работать. Я согласилась на все. И эта регата - тоже часть этого. Я не думаю об этом в категориях “нравится - не нравится”. Это просто надо.
– Нам всем многое надо делать просто потому, что "надо". Такая жизнь. Мне часто приходилось делать то, что не нравится, но должен. Однако жизнь состоит не только из долга. Некоторые вещи должны приносить удовольствие. Вести корабль к цели – одна из вещей, которая приятна. Есть и многое другое. Если вы сейчас еще не думали над категорией "нравится - не нравится" – это ничего. Но потом, на досуге – подумайте об этом, Перим. Наверное, это тоже важная часть реабилитации – научиться получать удовольствие от процесса. Не только реабилитации, на самом деле, но и важная часть жизни. Тогда можно научиться получать удовольствие от жизни. И я точно знаю, что вам понравится.
Ракар улыбнулся Квинтилии и остановил себя от попытки сделать шаг к ней и обнять. Он этого очень хотел, но он должен был этого не делать. Это будет долгий путь.
– Это все, что вы хотели мне сказать? - Квинтилия выглядела отстраненной.
– У меня есть очень много всего, что я хотел бы вам сказать, о чем рассказать и что показать, - сказал Ракар, не отрывая взгляда от девушки, - но не сейчас. Сейчас просто поверьте, что все будет хорошо. И ничего не бойтесь. Да, это все. Присоединяйтесь к остальным на мостике.
Ракар опустил голову, коротко выдохнул и пошел на выход из отсека, предназначенного для преобразования в жилую зону. Теперь ему нужно было сходить в соседний ангар к первой команде.
_____________________
и команда


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
01 06 2017, 10:45:03 #48
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
По итогам голографических прогонов Акрита еще час потратила на устранение неточностей и коррекцию траекторий, заложила в бортовой компьютер "Анадыря" выверенные до миллисекунды моменты времени, которые должны будут определять относительное положение катеров во время маневра. Периодически на нее накатывала паника – она понимала, что не может всего предусмотреть и видела, насколько рискованно импровизировать. А соображать там уже будет некогда.
Потом она наконец сняла с себя шлем дополненной реальности, залпом допила остывший кофе и огляделась. Команда работала молча, сосредоточенно, напряженно – все словно ощущали, как неумолимо бегут минуты и часы до старта. Самрита и М'Кота занимались настройкой каких-то систем, и андорианка двинулась к ним.
- Чем можно помочь? – спросила она у главного инженера "Альфы". – Вроде, навигацию я отладила.
Самрита работала сосредоточенно и молча. По ее серьезному выражению лица можно было подумать, что она полностью сконцентрирована на работе. На самом деле она, конечно, делала все, что было запланировано, и шла строго по заранее составленному плану, но мысли ее крутились вокруг новости от Тенека и не слишком приятного разговора с Толан, с которого она не так давно вернулась. Сосредоточенность на ее лице отлично скрывала злость, раздражение, страх и беспомощность, которые она ощущала. Когда Акрита подошла, Баккер вздрогнула от неожиданности и резко к ней обернулась с таким видом, что андорианка, должно быть, испугалась.
- Облегчить катер, - буркнула Самрита сквозь зубы и протянула падд: - Вот здесь, по списку. Просто убрать все лишнее.
- Хорошо, - не ожидавшая такого тона Акрита удивленно посмотрела на подругу и взяла падд. Впрочем, она поняла тут же, что именно на Самриту свалилась сейчас основная задача и ответственность, что именно ей нужно быть везде и всем, поэтому вполне логично, что ее моральных сил просто не хватает на любезности.
Андорианка открыла описание первого пункта в списке и приступила к выполнению. Снять четыре панели, достать оттуда оборудование, обслуживающее варп-привод, пересоединить кабели. Рядом примерно тем же занималась M'Кота. Несколько минут прошли в привычном уже напряженном молчании, пока Акрита разбиралась и вникала в схему, чтобы случайно не перепутать что-нибудь. Когда уже дело стало за механическим движением рук, она чуть повернулась к товарищам и все же решилась задать не относящийся к делу, но прочно засевший в ее голове вопрос.
- М'Кота, Самрита, я извиняюсь, что отвлекаю… Можно ли сейчас спросить кое-что не совсем про регату? Нет, если сейчас не время, то можно и потом.
М’Кота вылезла из под консоли, где делала монтаж по заданной Самритой схеме, и вынула зажатый в зубах дополнительный инструмент.
– Валяй, – сказала она, устраиваясь поудобнее. – Я всё равно собиралась слегка размять спину.
Самрита пожала плечами, давая понять, что ей все равно, о чем там будут говорить девушки – сама она демонстрировала полную сосредоточенность на работе.
Акрита посмотрела на инженера, словно извиняясь, но, не услышав возражений, продолжила:
- Просто я тут думала… В общем, я не понимаю нашего ромуланца, Ракара. Вы ведь его знаете чуть дольше? Он действительно из Тал Шиар? Впрочем, дело не в этом, - Акрита говорила полушепотом. Она помнила, что обещала Ракару не распространять то, что слышала в своей каюте сразу после драки с наркоторговцами, и теперь собиралась говорить о другом. -  Мне кажется, он как-то связан с Квинтилией. Почему именно он первым вызвался активно защищать ее, ходил к Планксу, просил нас? Не может ли быть так, что Перим каким-то образом поставляла сведения ромуланской разведке, в какой-то момент что-то пошло не так, и теперь у Ракара задание не потерять ее? Он ведет себя так, будто… она представляет особую ценность для него. Представителя не дружественного государства и вообще.
Андорианке самой стало почти страшно от того, что она говорила. Руки механически выполняли работу, мысли были далеко.
- Что он замышляет? Что, если мы только играем ему на руку, согласившись помочь Квинтилии? - продолжала она, и даже в голосе слышалось отчаянное желание не верить в это. - С другой стороны, ни Ракар, ни Квинтилия не похожи на врагов Федерации и не делали до сих пор ничего такого… Но ведь шпионы и не должны быть похожи. И потом, ты ведь слышала, каким образом он пригласил Перим в свою команду? Да, мы все поддерживали ее участие, и да, у него, возможно, не было времени до начала презентаций. Но даже в таком случае, если бы я, например, оказалась на его месте, то во-первых, извинилась бы перед начальством и объяснила бы, что вот, не было возможности раньше, отметила бы, что все согласовано. Во-вторых, зачем эта странная фраза про то, что "именно вы принесете нам победу"? Что это может значить? Заговор?
- Связан? – фыркнула Самрита, не поднимая головы. – Да он в нее влюблен, как первокурсник! Неужели это не очевидно? Бегает за ней, увивается, подставляет нас всех, как сейчас с регатой, умоляет Планкса… Это чем вообще думать надо было, чтобы заявить такое на общем собрании? «Именно вы принесёте нам победу», это же надо было такое ляпнуть! – девушка раздраженно передернула плечами. – Я тут вижу только одну причину – так делают, когда теряют голову, и когда этот человек становится важнее всего остального, и все остальное просто исчезает из поля зрения. Так что да, ты права, это просто пренебрежительное отношение к нам, а причиной его – влюбленность в Перим. Потому что если это какой-то заговор… То это еще более глупо! – Самрита все еще злилась на Ракара за то, как он повел себя на собрании, а плохое настроение только усилило это чувство.
Андорианка удивленно откинула антенны назад и даже на секунду отвлеклась от работы.
- Но ведь он же солдат, разведчик, его прямое начальство – ромуланские военные…
– А-ха, – лениво сказала М’Кота, – а я – клингон. И моё начальство – буйные и кровожадные варвары, пожирающие печень своих врагов... ну, ладно, не пожирающие. Но ты поняла, да?
Клингонка села поудобнее, облокотившись на колени и полуобернувшись к Самрите.
– Но вот чего я не пойму, Баккер: ты-то что на него нападаешь? Не случалось влюбляться, или тебя наш доктор покусал и заразил своей драгоценной логикой? – М’Кота невольно рассмеялась, представив себе эту дикую картину. – Представь себе, если бы я влюбилась в Лайтмана не сейчас, а где-нибудь сто лет назад! Я бы наверное, тоже с ума сходила и делала всякие глупости. Он с той стороны линии фронта, я с этой, мы враги или в лучшем случае враждующие соседи… есть от чего свихнуться!
- Значит, его прямое начальство будет разочаровано, - усмехнулась Самрита и развернулась к клингонке: - Почему нападаю? Потому что он очевидно ставит свою Квинтилию во главу угла, она для него приоритет: важнее проекта, важнее нас всех. Та, за которую он едва ли не на коленях умолял Планкса и кого отправили в отпуск из Академии – она принесет победу! Не ты, не Акрита, не я, не все мы вместе, как команда, а именно Квинтилия – вот кто, по его мнению, принесет нам победу! – щеки Самриты раскраснелись. - Не знаю, как у вас, а в Звездном Флоте не принято считать свою влюбленность и отношения чем-то столь важным, что остальное на этом фоне затмевает. Еще не хватало, чтобы капитан выказывал привилегии кому-то, кто ему больше симпатичен, чем другие. А с Квинтилией, я уверена, так и будет – он будет носиться вокруг нее, как вокруг нежного цветочка, боясь нечаянно обидеть, и плевать ему на регату и проект!
При упоминании отношений и Звёздного Флота Самрите очень хотелось закричать от злости и обиды на всю ситуацию с Освальдом и беременностью, но она вовремя закусила губу. 
- Но что, если у них действительно какой-то план? – встряла Акрита, которой упорно не верилось в такое простое и нелогичное объяснение действий ромуланца. – Если во время регаты именно Квинтилия должна что-то сделать, или они вместе с Ракаром. Мне кажется – я, конечно, не очень разбираюсь в отношениях и вообще – что если бы он действительно влюбился, то не допустил бы всего того с наркотиками и этой бандой…
М’Кота диким взглядом посмотрела сперва на Акриту, потом на Самриту, потом откинулась назад и ушла головой под консоль.
– Можно мне не видеть этого сумасшедшего дома? – риторически поинтересовалась она, но затем всё-таки вынырнула обратно.
– О, да! – сказала она Акрите. – Коварный ромуланец крадётся в ночи, чтобы совершить злодеяние, а вся служба безопасности станции при этом вежливо отворачивается. А его начальство страдает таким идиотизмом, что поручило ему в срочном порядке вылететь из проекта и больше никогда ни при каких обстоятельствах не докладывать про наш бардак.
– О, да! – обернулась она вслед за тем к Самрите. – Ромуланцу настолько наплевать, что он выступал в пользу Артура на суде, выкупал вместе с нами медальон Уильямс и… что там он делал ещё? Всё это, конечно, дико странно, но ему почему-то как раз не наплевать, настолько, что это уже просто неестественно! Но если он выпрыгнул из-под себя, чтобы всё это вытворить, его цель – уж точно не тупой саботаж на регате.
После этих слов М’Кота посмотрела на землянку с неожиданной серьёзностью:
 – И он не единственный, кто странно себя ведёт, – добавила она с истинно клингонской прямотой. – Вчера у тебя в опале был Освальд, сегодня Ракар… Что с тобой, Баккер? Я тебя не узнаю!
- Его цель – «спасение» Перим, - фыркнула Самрита. – Или то, что он под этим себе придумал. И ради нее он сделает все. Даже если для этого ему пришлось занизить заслуги всех остальных в регате и подставить команды, как он это сделал на общем собрании на глазах у коммандера Мори и глинна Толан. Так он, конечно, повысил самооценку Перим, а наши чувства… Ну, у нас же их нет, мы же роботы! – она почувствовала, что слезы снова наворачиваются на глаза, и сделала несколько быстрых коротких вдохов, чтобы их прогнать. Чуть успокоившись, она посмотрела на Акриту: - А если ты права, и они затевают какой-то саботаж во время регаты… Что ж, тогда нам просто придется перестать им доверять и полагаться в дальнейшем только на свои силы.
Землянка отвернулась, показательно возвращаясь к работе.
- И все со мной в порядке, - ответила она через некоторое время на вопрос М’Коты. – Просто я волнуюсь о регате, а глупости Ракара ее успеху не способствуют! 
– Ага, прям в таком порядке… – ошарашенно проговорила М’Кота, прежде чем снова уползти под консоль. – Ты сама в него часом не влюбилась? И не ревнуешь к Квинтилии? Тогда бы я ещё поняла…
- Я? Ревную? К… к Квинтилии? – Самрита аж поперхнулась, но потом рассмеялась, правда как-то невесело. – Нет уж, в Ракара я бы точно не влюбилась, просто не люблю, когда одних настолько показательно выделяют на фоне других. Это просто несправедливо!
Акрита слушала М'Коту с нескрываемым уважением. Действительно, надо было сразу признать, что способности андорианки к детективному расследованию явно не дотягивают до осмысленного уровня.
- Мне и самой хотелось бы верить в то, что они ничего не затевают, - сказала она, смущенно улыбнувшись. – Или если и затевают, то что-то, способное спасти проект. Ведь и мне, и другим Ракар говорил, что это – его главная задача. А насчет Квинтилии – мне вообще показалось, что она его боится…
- Спасти проект? Ну-ну, именно этим он сегодня и занимался на собрании! Я вообще думала, что из-за его выходок коммандер не даст нам катер, - заметила Самрита. – А говорить он может что угодно, но кто вам сказал, что это правда? И вообще, если бы за мной увивался подобный тип, я бы тоже себя некомфортно чувствовала – есть в нем что-то подозрительное и пугающее… - она поежилась. – А теперь давайте все же возвращаться к работе, если хотим, чтобы завтра у нас хоть что-то работало!

________
C Акритой и М'Котой
Offline  
01 06 2017, 10:50:46 #49
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
– Ну, теперь понятно! – пробормотала М’Кота, как всегда недостаточно тихо. – Если бы я была доктором, я поставила бы тебе диагноз «острая нехватка увивающегося типа». Не подумай чего плохого! Исключительно для того, чтобы его бояться и отшивать с особой жестокостью!
Самрита выдавила из себя улыбку, но получилось только какое-то грустное подобие: слова М’Коты были одновременно и справедливыми, и очень болезненными. Ей не хватало тех отношений с Освальдом, которые были у них на планете, и в то же время сейчас она больше всего на свете мечтала, чтобы их никогда не было, а ее голова была свободна от всех этих глупостей. И ее тело – тоже. Сейчас она бы лучше выбрала всю жизнь прожить без отношений, чем оказаться в той ситуации, в которой она оказалась. Чувствуя, что снова едва сдерживает слезы, девушка отвернулась.
- Да, это верно, наше дело – работать, - сказала Акрита с большой долей облегчения, хотя какая-то часть странности происходящего еще продолжала бередить ее мозг. Она сняла следующую панель и приступила к ее разбору.
Все услышанное заставило ее глубоко задуматься. Конечно, она знала о том, что существует любовь, и что она касается порой существ совершенно разных по положению, мировоззрению, политической ситуации и прочим внешним атрибутам жизни. Она видела это и на Земле, и не только на Земле, и да, суровый ромуланец, уже зарекомендовавший себя почти всезнающим и всемогущим, не очень-то подходил на роль влюбленного. Даже совсем не подходил. Но когда перед глазами Акриты вдруг всплыли детские воспоминания, в которых истории любви были написаны не лунным светом, не нежностью, а кровью, страданием и болью потерь – тогда что-то словно перещелкнуло в ее видении происходящего. Она еще не знала, как осмыслить это и какие сделать выводы, но Вселенная явно открывала ей еще одну тайну – которая, возможно, когда-нибудь коснется и ее сердца.
 
Ракар быстрым шагом пересек коридор и вошел в ангар, где стоял катер "Анадырь", которым занималась первая команда. Сердце в правом подреберье все еще гулко стучало, отбивая своим собственным кодом все те слова, которые он не сказал Перим. Теперь он практически бежал, а перед глазами у него стояла она, и вид ее был отстранен и печален. Ромуланец дернул головой, настраиваясь на то, что должен был делать сейчас. Он влетел в "Анадырь", прошел на мостик.
- Самрита, Акрита, - сказал он, мельком взглянув на клингонку, которая была под консолью и вертела там что-то. – Я принес набор кодов и метод перекодировки в слова и символы, - он протянул Самрите падд, - это нужно загрузить в компьютер. К сожалению, нет всенаправленных генераторов нейтрино, но я хочу обсудить способ нашей связи во время полета. Есть у вас немного времени сейчас на это?
- Нет времени, - Самрита даже не повернулась к ромуланцу и не посмотрела на протянутый падд.
– Я тоже тут! – крикнула из под консоли М’Кота. – Тоже очень рада тебя видеть!
- И М’Кота, - согласился Ракар. - Ладно, когда будет время? – спросил ромуланец, - я падд оставлю и зайду когда скажете.
Однако он не спешил уходить.
Акрита, не отрываясь от своего занятия, мельком посмотрела на Ракара, на падд, возвращаясь мыслями от сложностей жизни к тому, что в этом падде, видимо, заключена очень важная часть успеха маневра. Затем перевела взгляд на Самриту, ожидая ее решения.
- Никогда, - все с той же нейтральной и жутко занятой интонацией отозвалась землянка. – Кто там победу регате принесет? Вот тот пусть и делает, а мне не мешай работать!
М’Кота выругалась и снова вылезла из-под консоли.
– Что ты говорила? – уже раздражённо сказала она. – Что поведение Ракара нас подводит? А твои идиотские капризы нас не подведут, нет? Из-за младенческих обид будем саботаж устраивать? Давай сюда свой падд, – клингонка решительно протянула руку к Ракару, её взгляд был решительным, брови сдвинуты к переносице. – Она придёт в себя и всё посмотрит. А если нет, – М’Кота резко развернулась к Самрите и прожгла её взглядом, – объявим, что проект «Альфа» в регате не участвует, потому что инженер проекта свои детские обиды ставит выше общего дела! Совсем не так, как принято в Звёздном Флоте! – закончила она почти собственными словами Самриты.
- Не тебе меня учить! – воскликнула Самрита – теперь она уже не могла сдерживать слезы. Бросив раздраженный взгляд на Ракара, она отшвырнула отвертку с такой силой, что та отлетела к стене, и почти бегом бросилась к выходу из ангара.
Вид Ракара после Самритиного “никогда” немедленно перестал выражать доброжелательность. Его лицо мгновенно стало жестким, с тем самым презрительным и высокомерным оттенком, которое было присуще многим из его народа в определенные моменты. Однако это продолжалось всего мгновение, ромуланец выровнял выражение лица и выпрямился, опустив вниз протягиваемый падд. М'Коте он падд не протянул, со всем вниманием выслушивая ее, пытаясь понять, что здесь сейчас происходит.
Самрита бросилась к выходу из ангара, Ракар мгновенно развернулся, догнал ее и встал перед ней, преграждая путь.
- Так, а вот этого я сейчас не понял, - сказал ромуланец достаточно тихо. – Что значит никогда? Почему вы переигрываете утвержденные планы? Ах да… слова… - сказал он, изобразив понимание. – Я сказал, что она принесет победу моей команде. Моей, понимаете? Или вы хотели утром на брифинге доложить коммандеру станции сразу все, что мы задумали? Не только коммандеру, но и службе безопасности, которая непрерывно смотрит в видеокамеры, расставленные по всему ангару 13? Чтобы нас сняли с регаты? Нужно поддерживать легенду о соревновании, я продемонстрировал способы. И теперь я хочу знать, что происходит у вас здесь и сейчас, в частности с вами, Самрита, отчего вы все отменяете? У вас конкретно что-то случилось или это…? – ромуланец мог бы начать сейчас оперировать терминами "саботаж", "нежелание сотрудничать", но брошенная в стену отвертка и поведение землянки указывало на нечто иное. Взгляд ромуланца смягчился и он посмотрел на девушку с озабоченным сочувствием. – Что происходит, мисс Баккер?
- Дай мне пройти! – прошипела землянка сквозь слезы.
- Куда пройти? – еще мягче спросил Ракар, - чтобы все бросить? Не надо так, вы нам нужны, Самрита. Мы без вас не справимся и проиграем все. Вообще все. Что случилось? – Ракар мягко положил обе руки на плечи девушки–землянки, вовсе не собираясь давать ей пройти.
- На собрании ты говорил другое. Не про меня, и даже не про Тенму или Рроу, - вновь напомнила ему Самрита. Она хотела было сказать что-то еще, но обернулась и увидела М'Коту. Вспомнив, что именно и как она говорила, землянка поежилась – ей совсем не хотелось возвращаться назад и даже находиться в одном помещении с этой грубой клингонкой. С трудом заставив себя справиться с возникшим неприятным чувством, девушка сказала: – Я закончу свою работу, но только потому, что обещала. Я не хочу разговаривать ни с тобой, ни с ней, - она кивнула в сторону М’Коты и громко произнесла: - Отпусти меня, иначе я вызову службу безопасности!

____________
с Самритой, М'Котой и Ракаром


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
01 06 2017, 11:13:37 #50
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
Ракар отпустил Самриту и отступил на шаг назад. Было время еще совсем недавно, когда в такой же ситуации он начал бы возмущаться. Говорить о том, как федераты в проекте неуважительно относятся к представителю Ромула, он сказал бы много всего и потребовал бы прекращения беспредела, он обвинил бы многих и пошел бы делать заявления в разных инстанциях, но на сегодняшний день изменилось многое. Еще вчера Самрита была не такой. Еще сегодняшней ночью с ней все было иначе. И это не было выпадом против Ромула.
– Обойдемся без службы безопасности, - сказал он, - я не спал двое суток, Самрита. И неизвестно когда смогу отдохнуть. Это влияет на принятие решений, на способность мыслить. Я тоже живой, как и вы все. Да, я не смог выверить формулировку. Я имел в виду свою команду, не более того. Не стоит принимать на свой счет то, что к вашему счету не относится. И я вижу, что с вами что-то происходит … не то. Примите искреннее сочувствие. Если бы я мог помочь вам, я бы помог. Сейчас нужно успокоиться и просто делать дальше всё то совместное, что мы запланировали. Вам дать платок?
– Тут все живые, кроме меня, - буркнула Самрита. – Я-то железная, и меня совсем не трогает, когда ты всех подставляешь или она, - землянка кивнула в сторону М’Коты, - меня оскорбляет. А в твоей команде есть и более ценные члены, например, один из лучших пилотов Академии Рроу. Но даже его выделять было бы оскорбительно. Что со мной происходит – не твое дело, мое доверие ты сегодня потерял, так что обойдемся без милых разговоров. И нет, твой платок мне не нужен, - она требовательно вытянула руку: - Падд!
С Самритой была истерика. Истерика Самриты имела неизвестную для ромуланца причину и повод. Но он должен был знать. Возможно, чуть позже.
– Здесь все живые, включая вас. Не припомню, чтобы кто-то возражал по этому поводу, - сказал Ракар. – Клингонские оскорбления – не новость, и вы не поверите, я тоже устаю иногда ставить клингонов на место после их выпадов.
Ракар подал Самрите падд и выпрямился, сцепив за спиной руки.
– Не только падд, тема связи все еще требует обсуждения, - сказал он и его глаза чуть прищурились. "Потерял доверие"… Что ж, он никогда не строил иллюзий на предмет доверия, которое федераты имеют к ромуланцам, он никогда не строил иллюзий о том, что федератам можно доверять. Нет, строил... пытался строить, и в данный момент это получалось неуспешно. Некоторые вещи часто отбрасывают назад самые смелые иллюзии. И в данный момент Ракар вернулся в реальность, разочаровываясь в некоторых своих иллюзиях. Слово "доверие" было пока недоступно. Будет ли оно доступно впредь? Ответа не было.
Происходящее с Самритой, меж тем, было серьезным. И это была не просто декларация недоверия, причины были глубже. Ракар должен был узнать.
– Тогда постараемся закончить с обсуждениями поскорее, чтобы ты оставил меня в покое, - Самрита сложила руки на груди и выжидательно посмотрела на ромуланца.
Ракар вежливо кивнул землянке и пошел обратно в "Анадырь", размышляя о том, как причудливо иногда раскладывается колода карт, и о том, как многое, с размахом и почином меняет путь и терпит неуспех у самой цели.
 
М’Кота слушала разговор Самриты и Ракара почти с восхищением – стóило восхищения то, как легко собственные слова Самриты, но обращённые уже против её собственной неправоты, в её глазах превратились в ужасные оскорбления. И это при том, что слова Ракара на общем собрании были может и глупыми, может и бестактными, но не были отказом делать общее дело, в отличие от слов самой Самриты.
Но это было наносное. М’Кота знала, что такое неконтролируемые вспышки гнева, обиды, бешенства, знала не понаслышке. В ней не было презрения к девушке, которая выплеснула из себя всё, что её переполняло, и вероятно теперь или через несколько минут почувствует себя выжатой и опустошённой, а может быть даже и пристыженной за всё, что успела наговорить. Не было презрения, было сочувствие и понимание, которое М’Кота, впрочем, пока оставила при себе. Один раз она уже побежала за плачущей девчонкой из Федерации, чтобы той стало ясно, что она не одна и что по крайней мере М’Коте на неё не наплевать, и что вышло? Совершенно ничего хорошего. И сейчас лучше было оставить Самриту в покое, чтобы не наломать дров и дать ей самой успокоиться.
 
– Это я виновата, - тихо пробормотала Акрита, чуть обернувшись к клингонке, когда Ракар и Самрита уже направились к катеру. - Не стоило заводить весь этот разговор, на нее ведь и так столько всего свалилось, бессонная ночь, все что-то от нее хотят… И мало ли что еще могло случиться. А тут я со своими глупыми теориями и подозрениями.
Она вздохнула и поставила на место облегченную панель.
– Ты-то здесь при чём? – проворчала в ответ М’Кота, хотела сказать что-то ещё, но махнула рукой и полезла под консоль.

Про связь им удалось договориться. Ракар объяснил все минусы отсутствия всенаправленных генераторов нейтринных импульсов – чтобы отправить подпространственный нейтринный импульс дефлектором – необходимо было остановить катер и ориентировать его направление на катер-приемник. Подобная задержка в пути была не приемлема. И тогда Акрита предложила другой метод связи – модуляция частоты щитов катера при помощи кодового языка.
Cмысл был в том, что модулирующий сигнал должен представлять собой определенную последовательность импульсов, которые бы накладывались на основные частоты щитов. Таким образом, для стороннего наблюдателя это выглядело бы как просто какая-то беспорядочно-меняемая частота щитов. А для тех, кто знает основные частоты и код модулирующего сигнала – вполне возможно было бы очень быстро и в автоматическом режиме "видеть" и расшифровывать эту последовательность и переводить в текст или цифры. И отвечать так же. Теперь кому-то просто нужно было написать соответствующие программы, настроить сенсоры и модуляторы щитов.
Договорившись на этом, убедившись, что Самрита все сделает,  Ракар покинул «Анадырь».
_________________
с Самритой, Акритой и Ракаром


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
01 06 2017, 11:19:08 #51
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., день
Ангар, катер “Амазонка”


Ракар вернулся в катер "Амазонка" с тяжелым чувством. Он был недвусмысленно и однозначно возвернут в реальность, в реальность, в которой никогда ромуланцы не могли никому доверять. В реальность, где все иные народы были для них чуждыми. В реальность, в которой он сам не должен был доверять никому и никогда. В реальность, в которой никогда нельзя было допускать собственных ошибок, иначе его самого расстреляют как несправившегося с задачей агента внешней разведки Тал Шиар. Радоваться ? Улыбаться ? Нечему было радоваться и не было повода улыбаться. Ракар вспомнил как Хена плакала на презентации М'Коты. Хена, чистая, незамутненная девушка, никогда не видевшая реальной реальности в которой убивают, в которой выживешь только в том случае, если убиваешь сам. Все переворачивалось в душе Ракара, вместе с очень трудной задачей – помочь Перим найти себя, научить тоже радоваться жизни, только где найти такое место для радости? Или еще он снова вспомнил ледяные скульптуры из презентации Земли Освальда и Самриты. Земляне создавали шедевры искусства из льда, сознавая их недолговечность. Не просто недолговечность, но именно очень быструю скоротечность существования.
Впрочем, ладно, нужно было исполнять дальше собственные обязанности. Он бегом мотнулся на мостик "Амазонки" посмотреть как идет работа. А затем нашел Тенека в медотсеке катера и сел там на первое попавшееся место, устало потерев ладонью лоб.
- Тенек, что происходит у нас в проекте? Что там с этими анализами? Что с Толан, с Самритой? Какие анализы у Перим? Что вообще творится? Что у нас происходит, можете мне сказать? Я знаю наверняка, что вам больше известно, чем мне.
– Разумеется, – сказал Тенек, не отрываясь от работы, – и это совершенно нормально. Медицинская информация касается в первую очередь медиков и их пациентов, в редких случаях – командующих офицеров. Впрочем, открытую часть информации я могу вам сообщить: думаю, вы не откажетесь узнать, что все наши коллеги прошли наркологическую экспертизу благополучно.
Ракар выслушал Тенека молча, потом встал, подошел  к репликатору.
- Стакан воды, температура 14 анкианов, ах да … нет таких размерностей, похолоднее, в любой из систем.
Репликатор выдал стакан воды, Ракар взял его и залпом выпил. Развернулся к Тенеку лицом и прислонился к стенке. Вулканец… Вулканец был тот, кому Ракар мог верить. Но не каждый вулканец. В данном случае – вулканец Тенек. Очень важное уточнение. Мысленно Ракар пересчитал по пальцам федератов, которым можно было верить. Пальцев двух рук вполне хватало. А если посмотреть чуть пристальнее – то пальцев одной руки было вполне достаточно. Не более.
- Рад слышать, - сказал он наконец, - что все прошли алко-наркологическую экспертизу благополучно. Действительно рад. И не надо придавать моим словам второй или третий смысл. И еще – из ваших слов, Тенек, я заключаю, что есть некоторая медицинская информация, которая особенная. Та самая, которую вы не хотите говорить. Если бы ее не было, вы бы просто сказали, что все в порядке. Но вы не умеете врать, мистер Тенек, и внимательному наблюдателю вы уже доложили, что есть то, о чем стоит беспокоиться. Не надо отрицать. Я ваш друг, Тенек, и все сказанное в этой комнате никогда не выйдет наружу. Но мне надо спасти проект, и людей в этом проекте. И поэтому я должен знать, что здесь происходит. Исключительно чтобы помочь. Меня на самом деле интересуют всего 3 вопроса – Чьи анализы интересовали глинна Толан больше всего? Самрита Баккер не имеет ли случайно какой-либо смертельной болезни? Перим… в порядке? Я знаю, что вы не ответите конкретно, но ответьте как сможете, прошу вас.
Тенек чуть заметно пожал плечами.
– Вы сразу же затребовали информацию о конкретных людях и ожидаемо получили отказ. Если бы вы назвали других людей, ответ был бы тот же. Если бы меня кто-нибудь спросил о перенесённых вами заболеваниях, обозначенных в вашей карте, ответ снова был бы идентичен.
Вулканец наконец повернулся, опустил руку с инструментом и с расстановкой произнёс:
– Все участники проекта здоровы, включая мисс Перим. И если я ещё не вызван на допрос в Тал Шиар, давайте оставим медицинскую тему.
 
Ракар тоскливо посмотрел на Тенека, впрочем он быстро убрал тоскливое выражение со своего лица.
- Не вызваны, и мы будем надеяться, что вы никогда не будете вызваны. А если вдруг такое случится, то я приму меры, чтобы вы благополучно выбрались из этой неприятности. – Ракар отвел взгляд и молчал несколько секунд. У Самриты было нечто иное, она производила впечатление рассудительной девушки, грамотной и компетентной, с чувством юмора, со способностью к веселью. В одночасье с ней случилось нечто, что поставило ее под непереносимый удар, последствия которого она едва сдерживала, стараясь не раскрушить вокруг, но это плохо получалось. Ракар думал и пока не мог додуматься. Сходилось не все. Да, было заметно, что нечто случилось у них с Освальдом, вполне понятное. Но случившееся не довело ее до такого состояния. А теперь последовало нечто, что усугубило ситуацию. И еще важно было то – что Тенек что-то об этом знал. Но логическая последовательность пока не сходилась, и Освальд был в последнее время, точнее в эти два дня – вполне адекватен, рассудителен, и изменился в более взрослую сторону. Ракар реально жалел сейчас, что не мог натыкать камер в каждую щель, чтобы проследить за всем. И несмотря на некоторые слова Самриты, которые сильно задели его – ему было ее жаль чисто в человеческом смысле, потому что было кое-что, что ударило по ней слишком сильно. Что такое сильный удар, не позволяющий подняться с ног – во всех смыслах этой аллегории – Ракар знал.
- Оставим, - согласился он, - тогда вот что, мистер Тенек. Как у вас будет время, пожалуйста, приведите сюда кадета Лайтмана, если он ничем полезным не занят. Я не видел его сейчас на «Анадыре», а у нас хватает работы. Мне кажется, ему сейчас в самый раз будет держать дюраниумный лист, пока мы его свариваем лазерной сваркой, и чувствовать себя нужным.
– Простите? – Тенек посмотрел на ромуланца недоумевающе. То ли это была какая-то игра слов, то ли что-то ещё не вполне понятное, но вулканец определённо потерял нить рассуждений собеседника.
 - В смысле? – не понял Ракар.
– Я могу вызвать мистера Лайтмана по связи хоть сейчас, если он свободен, – сказал Тенек, – но что означают ваши слова о сварке и нужности? Это какая-то метафора?
Вулканец был уверен, что сейчас они все заняты самыми разнообразными нужными делами, связанными с модификацией катеров, и почему именно фиксация листа дюраниума во время сварки должна была вызывать у мистера Лайтмана наивысшую форму удовлетворения собственной деятельностью, Тенеку было непонятно.
 - Нет, попозже, - сказал Ракар, - до крыльев мы еще не дошли, это ближе к вечеру, кроме того элементы крыльев по чертежам еще не реплицированы. Но я сейчас займусь. А кадет Лайтман производит впечатление человека, у которого отлично получится подержать металлическую конструкцию. Кроме того – таким как он крайне неплохо заниматься каким-нибудь делом, вместо того, чтобы … не важно впрочем. Тенек, просто у нас не хватает людей, вот и все, без всяких метафор и аллегорий.
– Я не думаю, что мистер Лайтман занимается посторонними делами и игнорирует работу, – осторожно заметил Тенек, – но я разумеется вызову его, как только возникнет необходимость в дополнительной рабочей силе. Надеюсь члены его команды не будут против.
Ракар глубоко вздохнул. Он слишком устал, чтобы удивляться непониманию, недоверию, вражде, интригам, и всему прочему.
- Тенек, - просто сказал он, - кадет Лайтман сломлен, как ломается человек на допросе, как ломается не слишком устойчивый перед ударами судьбы человек. Слишком много у нас в проекте стало сломленных людей, и пока у нас нет для них хорошего и верного лекарства – им нужно работать, а не занимать голову мыслями, которые приведут их к падению. Вот и все. Никаких метафор, никаких аллегорий, и никакого Тал Шиар. А теперь я пойду, и зовите меня, если вам нужно помочь в медотсеке.
– Вот как... – Тенек задумчиво уставился перед собой. Нет, ему самому не показалось, что в проекте есть сломленные люди, но может быть он больше смотрел на ситуации, а не на людей? То, что случилось с кадетом Лайтманом или с мисс Перим было негативным опытом, но мог ли такой опыт сломить человека? В представлении Тенека сломленность ассоциировалась с негативным опытом совсем другого порядка. И всё же, что вулканец его возраста мог знать об этом? С высокой долей вероятности крайне мало.
– Возможно вы и правы, – сказал стажёр после долгой паузы. – Мне сложно об этом судить. Но если это так, работа будет для них позитивным фактором, в этом я не могу с вами не согласиться.
Ракар кивнул, вопреки своему обыкновению, улыбнулся вулканцу и вышел.
___________
с Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
01 06 2017, 11:28:09 #52
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта Джарина Дохиила

 
Джарин Дохиил рано вернулся из кабинета в этот день - деятельность его на станции была всего лишь прикрытием, поэтому теперь, перейдя к активным действиям против Толан, он только создавал видимость того, что занят делами посольства, и никогда не задерживался в кабинете даже на минуту. Словно в подтверждение этого отношения, военная форма была убрана в шкаф, а сам офицер сидел, развалившись, в кресле и, не выпуская кружки с чаем из красных листьев, немного безразлично смотрел на Иламу, только что вошедшую в его каюту, и ждал, что же она скажет.
Толан стояла перед дипломатом, не ожидая, что он предложит ей присесть, и вытянувшись в струнку – просто образец вышколенного офицера перед своим начальством. Только вон начальство не знало, что после его вызова она пять минут сидела в своей каюте, уронив лицо на руки, и ее физически трясло так, что она не могла справиться с этой дрожью. Или все же… и это начальство тоже знало? Сейчас дрожь осталась только в левой руке, но тут женщина уже ничего не могла поделать.
И хоть следы усталости на ее лице напоминали о тяжелой ночи, ни военная форма, ни аккуратно уложенные в простую прическу волосы, ни прямая спина не выдавали, что творится у Толан на душе.
- Вы меня вызывали, гал Дохиил? – и вновь она словно со стороны наблюдала за тем, как кто-то говорит ее ртом, произносит какие-то пустые, но обязательные слова, делает то, что сама она делать не хочет.
- Вызывал, - спокойно ответил он, - у меня к тебе будет два поручения. Во-первых, твой вчерашний доклад был очень показателен: ты либо не замечала почти ничего, что было бы интересно мне и моему начальству, либо умеешь врать куда лучше, чем я думаю. Всё-таки я склоняюсь к первому варианту, поэтому дам тебе возможность доказать свою полезность. Через два... нет, через три стандартных земных часа у меня должна быть вся официальная, полуофициальная и неофициальная информация об участниках твоего проекта, до которой ты только сможешь добраться. Как осуществить неотслеживаемое чтение и копирования этой информации - твоя забота, но, если подставишься, то пострадаешь не ты одна, имей это в виду.
Толан плотно сжала губы, выслушивая новое задание Джарина. Оно ей не нравилось, но она и не рассчитывала, что его задания будут ей нравиться. Ей вообще пора было забыть о такой категории, как собственное мнение, и научиться лавировать между исполнением желаний гала Дохиила, спасением своей семьи и нуждами проекта.
- Я могу передать вам личные дела участников проекта, гал, - произнесла она практически без раздумий. – Но что вы имеете в виду под неофициальной информацией? Все, что касается дел проекта, занесено в соответствующие документы. Вы же знаете, как принято вести учет на Кардассии, и можете быть уверены, что все важные данные об участниках задокументированы. Я предоставлю вам доступ, - голос женщины чуть дрогнул, но она быстро с этим справилась. – Могу я узнать, что вы будете делать с этой информацией?   
- Изучу, - сухо ответил мужчина и больше не говорил о своих планах, - под неофициальной информацией я имел в виду всё, что не документируется: слухи в баре, размышления участников друг о друге, которые ты слышала, разговоры с той худой баджоркой и этой толстой болианкой, которые ты вела, возможные справки, которые ты наводила на участников, чтобы лучше использовать их сильные и слабые стороны и, таким образом, контролировать... хотя, о чём это я, - Джарин фыркнул, будучи абсолютно уверенным, что Толан не способна была даже на такие очевидные шаги, - короче говоря, всё, что ты узнала о своих подопечных. Так и собираешься стоять в дверях? - спросил он неожиданно, после чего похлопал по подлокотнику своего кресла, - проходи, садись.
Взглядом проследив указанное место, Толан чуть заметно напряглась, но так и не сдвинулась с места.
- Благодарю, гал Дохиил, но я постою, если вы не возражаете. Боюсь, что неофициальной информации у меня немного – я недостаточно наблюдательна для этого. Вы же знаете, что в проекте я выполняю всего лишь административную функцию координатора, - добавила женщина. – Но вы получите всю имеющуюся у меня информацию. Я могу идти?
- Возражаю, - отрезал дипломат, но потом смягчился, - но не стану сейчас отнимать у тебя драгоценное время - для... этого у нас будет ещё много времени впереди, - довольная ухмылка на лице мужчины ясно давала понять, что он не шутит. - Будь добра вместе с личными делами предоставить всю неофициальную информацию, которой обладаешь, даже если её мало. Ещё имей в виду, что твоя полезность для меня прямо зависит от твоего умения собирать информацию, так что будь добра впредь, как говорят земляне, держать ушки на макушке.
- Я вас поняла, гал Дохиил, - четко ответила женщина. – Вы получите желаемую информацию.
С этими словами Толан развернулась и быстро покинула его каюту, не оглядываясь и не давая Джарину возможности ее остановить. Она дошла до своей каюты настолько быстро, что, если бы ей на пути попался кто-то из ее кадетов и даже попытался бы с ней заговорить, она бы этого просто не заметила.
Оказавшись внутри каюты, Илама прислонилась к закрытой двери и медленно сползла по ней на пол. У нее не было времени ни на что, кроме выполнения задания Джарина, но все же она позволила себе такую роскошь, как две минуты тишины в безопасности своей каюты. В безопасности ли?.. С той самой ночи ее не покидало ощущение, что Джарин бы не ушел просто так – он наверняка следит за ней и сейчас. Но даже внимательный осмотр каюты не смог выявить «жучков», и Толан просто приняла и эти правила игры. Если смотрит – что ж, пусть смотрит, она все равно чувствовала, что ее жизнь ей уже больше не принадлежит.
 
***
 
За отведённые Толан на работу три часа Джарин всего дважды покидал своё кресло, и оба раза возвращался назад, в то же кресло, с той же кружкой чая и брал в руки всё тот же падд. Чем бы он ни занимался, все его мысли были сосредоточены на содержимом этого падда, и ничто другое для него, казалось, не существовало. Однако, когда раздался звонок в дверь, он его тут же отложил в сторону и скомандовал войти.
- Я подготовила для вас запрашиваемую информацию и отправила на ваш терминал, - очень формально проговорила глинн Толан, появившись в дверях. Как и в прошлый раз, проходить внутрь она не спешила, как и встречаться с Джарином взглядом. Она действительно собрала всю информацию - из той, что можно было найти в официальных базах данных на случай, если Джарин будет проверять ее честность. Поколебавшись, она также добавила последнее обновление медицинской карты кадета Баккер. – Здесь все, что есть у меня по участникам проекта. Это все, гал Дохиил?
- Нет, - сухо ответил Джарин и жестом подозвал к себе женщину, - я не буду вызывать тебя по связи каждый раз, как у меня возникнут к тебе вопросы, поэтому ты останешься здесь, пока я знакомлюсь с твоим отчётом. В твоих же интересах, чтобы у меня не возникало вопросов, но, если уж они возникнут, тебе придётся на них ответить.
Дипломат кивком указал на соседнее с ним кресло, а сам перешёл к столу и сел за терминал, открыв сообщение от Иламы.
Толан неуверенно посмотрела на предложенное кресло, но, быстро поняв, что у нее нет других вариантов и лучше не спорить с Джарином в мелочах, уселась на самый край сиденья.
- Я надеюсь, их не возникнет, - проговорила она, стараясь не глядеть на Джарина и не дышать, потому что каждым вздохом она вдыхала аромат чая из красных листьев, который вновь пробуждал в ней воспоминания, которые она хотела бы забыть, и от которого ей становилось физически плохо.
Около получаса Джарин перебирал досье, едва ли не через минуту спрашивая, что ещё известно Иламе, почему она не навела справки о том или об этом, и, разумеется, постоянно напоминая ей о том, что так бездарно даже кадеты-второгодники не работают.
Наконец, дипломата заинтересовало что-то на экране, и он, не отрываясь, смотрел в него, периодически почёсывая гребни на подбородке.
- Знаешь, - произнёс он спустя пару минут, - тут множество потенциальных конфликтов в группе. Умелому манипулятору ничего не стоило бы подогреть взаимную ненависть клингонки и ромуланца, спровоцировать недоверие между гилом Тенмой и... да тем же Лайтманом, в конце концов. Жаль, что та боевитая баджорка покинула проект - рассорить баджорцев с Федерацией было бы очень полезно, а вот этот, - Джарин презрительно ткнул пальцем в лицо Крима Анжара на экране, - не годится на такое, это сразу видно... Но у нас ведь нет умелого манипулятора, не так ли? - устало пробормотал он. - Уверен, ты даже не думала об этом, а сейчас задаёшься вопросом, зачем всё это, если твоя должность сугубо административная...
Мужчина прошёл к шкафу и достал оттуда бутылку канара и два стакана, разлил напиток и поставил один стакан на журнальный столик рядом с Иламой.
- Пей, это приказ, - сказал он не терпящим возражения тоном.
Толан удивленно посмотрела на дипломата, так резко прервавшего свой монолог, а затем н на бутылку на столе. Ослушаться приказа Джарина она не собиралась – по крайней мере, не сейчас, - и механически потянулась к стакану. Сделав глоток, она молча подняла вопросительный взгляд на гала Дохиила. Не заставит же он ее действовать против проекта, против ее кадетов? Ведь не заставит?..
________
С Джарином
Продолжение следует утром
Offline  
02 06 2017, 17:08:45 #53
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа, вечер
Станция ДС9, различные локации

 
Освальд был настолько поглощён работой, что напрочь забыл не только про кофе с пирожными для Самриты, но и вообще про то, что не ел ничего с самого утра: времени было мало, работы - много, и отвлекаться на что-либо было нельзя. Да и вообще, впервые с момента их с Самритой возвращения он не жалел о том, что они смогли спастись. Спустя несколько бесконечно долгих дней, кадет снова чувствовал желание делать что-то на благо Федерации, только теперь с этим желанием соседствовало ясное понимание того, что лишиться всего можно очень быстро и очень неожиданно. Он знал это, потому что с ним это уже однажды случилось... Страх снова потерять всё, что имело для него смысл, казалось, утроил запас сил, так что Освальд даже не осознавал собственной усталости, пока не закончил работу над обшивкой и не кивнул удовлетворённо, глядя на дело рук своих.
Зайдя в катер, он радостно сообщил коллегам, что корпус теперь не узнать. Поймав взглядом Самриту, он хотел было подойти и поговорить, а заодно извиниться за сорванные планы, но что-то во взгляде девушки сказало молодому человеку, что сейчас это ни к чему хорошему не приведёт. Что бы ни расстроило его коллегу, подругу и любимую одновременно, к утру это должно будет пройти, а если не пройдёт... значит утром они с этим разберутся вдвоём! Уверенный, что всё будет хорошо, он взял один из паддов и направился к себе в каюту. Разглядывая новый корпус "Анадыря", Освальд подумал ещё об одной модификации, но сначала хотел всё рассчитать, а потом уже поделиться с коллегами. Оставалось надеяться, что он успеет сделать хоть что-то, пока усталость его окончательно не одолеет.
 
Спустя полчаса Освальд так и не заснул, несмотря на ноющую спину и мешающую сосредоточиться усталость, зато смог прийти к выводу, что его идея, в принципе, может быть реализована... если всё сделать правильно. Разумеется, не к утру, а на будущее, но молодой человек уже не разделял работу для регаты и работу для будущего проекта. "Этот федерально-клингонский катер должен быть готов ко всему!" - думал он про себя, а потом замер и прошептал: "Федерально-клингонский... точно!"
- М'Кота! - воскликнул он в голос, хлопнув по коммуникатору. - М'Кота, ты ещё не спишь? Есть разговор, встречаемся в клингонском ресторане через десять минут!
– Я уже не сплю, – сообщила клингонка, – Сейчас буду.
«Интересно, почему в клингонском ресторане», – подумала она, поглядывая на время: всё смешалось в голове, и она никак не могла понять, закрыт ресторан или ещё открыт. К счастью, ресторан был ещё открыт, и М’Кота, плюхнулась на ближайший стул в ожидании Освальда. И кружки рактаджино.
Землянин появился неожиданно - прибежал на всех парах по коридору и чуть не сбил с ног несчастного, оказавшегося у него на пути.
- Тебе это понравится! - взволнованно проговорил он и сначала протянул клингонке падд, но потом спохватился, - нет, тут только параметры энергосистемы... Рактаджино, пожалуйста! - это уже предназначалось хозяину заведения.
– Присядь, – улыбнулась М’Кота. – Ты открыл параллельный мир? Изобрёл новый сплав? Набил морду двум навсиканцам?
"Нет, не параллельный мир, всего лишь червоточину. Со временным сдвигом. Пару дней назад", - хотел проворчать Освальд, но сдержался.
- Знаешь, чего не хватает нашему катеру? - спросил он вместо этого. - Оружия последнего шанса! Что-то вроде особо мощного фазера, из которого мы, возможно, только раз выстрелить и сможем, потому что все силовые реле сгорят, но который может спасти нам всем жизни, если мы ввяжемся в бой с кем-то куда сильнее нас!
– Это я так плохо на тебя влияю? – рассмеялась М’Кота, проводила взглядом кружку рактаджино, которую неутомимый Кага поставил на стол перед землянином, и продолжила уже серьёзно:
– Хорошая идея. И я почти знаю, где его взять. Почти. В прошлый перерыв я говорила с отцом и... ну, сперва он, как и Баккер, послал меня в репликатор! Но когда я рассказала ему зачем мне нужны именно настоящие предметы с настоящих кораблей, он дал мне координаты нескольких секторов пространства, где происходили сражения. Ты представляешь, сколько ещё не разобранных полей битвы, в том числе и рядом со станцией? Официальные службы государств ещё когда успеют с этим разобраться! Пусть уж лучше хоть что-нибудь достанется нам, а не мародёрам! А мы могли бы заодно поискать бортовые журналы на погибших кораблях – хотя бы столько времени, сколько нам дадут на вылазку.
- Отлично! - довольно кивнул Освальд. - Тяжёлое клингонское орудие будет отлично смотреться на новом корпусе! Если хочешь, можем пойти и подобрать самое подходящее место сражения прямо сейчас! Кому нужен сон, правда?
Откровенно говоря, поспать М’Кота любила, хотя и была приучена к дисциплине и аскетизму, но сейчас было точно не время прохлаждаться.
– Давай, – согласилась она. – Только по-быстрому, а то работы невпроворот.
- Тогда идём! - допив рактаджино, произнёс Освальд, и они направились в лабораторию.

Придя на место, землянин с клингонкой заняли ближайший терминал, и Освальд уступил место М'Коте, ведь именно она знала нужные координаты.
- Так значит, ты тоже об этом думала? - полуутвердительно произнёс он. - А ты ещё с кем-нибудь обсуждала это или может что-то слышала? А то завтра окажется, что всё без нас уже готово - будет облом…
– Не об этом, – ответила М’Кота, склоняясь над терминалом. – Совсем о другом. Когда предложили использовать клингонские элементы дизайна, я подумала, что внешние атрибуты не так уж важны, если существуют только для красоты. А вот если бы мы сумели раздобыть предметы, которые уже долго служили нашему народу, видели нашу доблесть, впитали в себя её дух… Понимаешь? Поначалу я была согласна даже просто на какое-нибудь почтенное старьё, но когда поговорила с отцом, подумала: что если мы дадим вторую жизнь фрагментам кораблей, геройски погибшим в последних боях? Это ведь будет в тысячу раз лучше!
- Невозможно спорить! - ответил Освальд. - Как знать, может мы ещё что-нибудь утащим себе на катер... но постой, - на лице молодого человека промелькнуло сомнение, - а чем мы лучше мародёров-то будем? Мы берём бесхозное для себя - они берут бесхозное для себя. Или у нас есть шанс получить одобрение вашего Верховного совета?
– Мы не наживаемся на погибших, мы ведь возьмём не для денег, а для идеи! – возразила М’Кота. – Никто не будет против, даже наоборот. Отец не предложил бы это, если бы оно было бесчестно.
- Хорошо, если и остальные увидят это так... - всё ещё сомневаясь, произнёс Освальд, но потом решил сменить тему на, как ему казалось, более позитивную, - а мы ведь хорошо все поработали!  Катер не узнать как снаружи, так и изнутри!
– Да! – М’Кота широко улыбнулась, но улыбка быстро сползла с её лица. – Только знаешь, по-моему, с Самритой что-то неладно, – клингонка против обыкновения назвала земную девушку по имени. – Может, я лезу не в своё дело, но ты всё-таки её лучший друг… Смотри, что получается: позавчера она злилась за что-то на тебя, и если вы правда всего лишь поспорили из-за кардассианцев, то это было ужасно глупо; сегодня она взъелась на Ракара, а он всего-то… ну ты сам всё видел. Ясно же, что он не нарочно и совсем не потому, что ему якобы плевать на нас всех! Ты не знаешь, у неё всё в порядке дома?
- Всего лишь... - повторил Освальд с сожалением, - да, кардассианцы там фигурировали... а ещё дело в том, что я идиот... но я не слышал ни про что ещё, кроме наших сорвавшихся планов кофе попить. Могло ли это её разозлить?.. - спросил кадет, не особо ожидая ответа, хотя про себя надеялся, что дело именно в этом, а не в чём-то более серьёзном, вроде обнаруженных хронитонов или плохих новостей из дома. - Утром я с ней поговорю, - добавил он, после чего ткнул пальцем в экран, - вот! Самое близкое к ДС9 место! Что скажешь, если я сейчас набросаю официальный запрос на имя коммандера Мори и координатора Толан и приложу координаты? Тогда мы уже завтра сможем получить ответ... ну а если не получим завтра, то - после регаты.
М’Кота покосилась на Освальда с подозрением – что-то он темнит! К тому же, когда мужчина говорит, что он идиот… Эту мысль М’Кота, впрочем, додумать не успела, переключившись на вопрос Освальда.
– Ну давай, – согласилась она. – Только не очень долго: раз не спишь – добро пожаловать в компанию трудоголиков!
- Пф! - фыркнул Освальд в своём привычно-весёлом стиле, - как будто я ерундой какой-то занимался!

* * *

Весь оставшийся день и вечер Акрита помогала модифицировать, облегчать и тестировать системы «Анадыря». Она была на удивление молчалива и даже не терзала никого философскими и моральными проблемами, да и в собственной голове постаралась отодвинуть их на задний план. Сейчас было важно сосредоточиться на подготовке к завтрашнему мероприятию.
Часов около 22 она все же отправилась отдыхать. Уже засыпая и перебирая мысленно события сложного и длинного дня, она поняла, что до сих пор не может отделаться от чувства вины за тот глупый и неуместный разговор. Который довел до слез Самриту, чудесную девушку, талантливого и работящего инженера, надежду их команды и вообще проекта… А еще было стыдно перед Ракаром за то, что она, Акрита, так думала о нем. Слова М’Коты определенно дали ей понять, что страшного заговора и вражеских происков тут нет, хотя из того, что говорила клингонка, не было вполне ясно, что именно она думает по данному поводу. Акрита хотела бы спросить… Может быть, даже не у нее, а у самого Ракара, хотя бы потому, что ей самой отчаянно хотелось верить, что он друг, что он действительно спасает проект и спасет его, что он может говорить правду. И может любить. Впрочем, она знала, что не будет спрашивать – она не имела на это права ни теперь, ни раньше.
Эта сторона межрасового сотрудничества до сих пор не касалась Акриты, вероятно, потому что она просто не представляла себе счастливой семьи, созданной представителями разных рас. Влюбиться, конечно, можно, но ведь разделить жизнь, будущее, мечты, весь путь от начала до конца со всеми сложностями – это другое. Это и у живущих на одной планете иногда плохо получается. Но если такое все же возможно? И, если на такой шаг готов пойти представитель самодостаточного, не дружественно настроенного государства; пусть не все, но хотя бы один – у этого мира есть надежда, и она намного ближе, чем кажется. Акрите очень хотелось думать так.

______________________
+ Освальд, Акрита
« Последнее редактирование: 02 06 2017, 17:10:28 от М’Кота »

Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
02 06 2017, 17:12:18 #54
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа, ночь
Станция ДС9, различные локации

 
Когда со всеми обсуждениями было покончено, Самрита ясно дала понять, чтобы к ней лишний раз не подходили и не трогали (особенно ясно она это дала понять М’Коте) и вернулась к работе. Ей было сложно сосредоточиться на том, что она делает, и приходилось полагаться в основном на заранее подготовленный план, хотя ее постоянно не отпускала мысль, что она что-то забыла... Что-то важное… Но эту мысль тут же забивало множество других, поэтому, как героиня классического произведения, Самрита решила подумать об этом завтра, а сегодня воспользоваться советом Тенека и пораньше лечь спать.
 
Но едва ее голова коснулась подушки, сонливость исчезла, а все события сегодняшнего дня навалились с новой силой, буквально вдавливая в
постель и не давая пошевелиться. Она понимала, что не может заснуть, и не может
больше лежать на этой узкой кровати в своей тесной каюте… А мысль о том, что
скоро сюда придет ее соседка, и вовсе не давала ей сомкнуть глаз. Она вновь вспоминала события сегодняшнего дня, раз за разом прокручивая их в голове. Сначала Тенек разрушил ее маленький уютный мир своей новостью, потом Толан прочитала строгую нотацию с угрозами исключить ее из предстоящих миссий за пределами станции, затем оскорбления М’Коты, ссора с Ракаром и ее собственная истерика… Но самым обидным было не это. Ей в общем-то были безразличны и клингонка, и ромуланец, но тот, от кого действительно нужна была поддержка в этот момент, даже не подошел и не спросил, все ли в порядке, и что от нее хотел Тенек. Он словно вычеркнул Самриту из своей жизни и поля зрения, и девушка решила сделать то же самое. И повременить пока с тем, чтобы сообщить радостную новость будущего отцу ребенка - по крайней мере, пока она сама для себя не приняла важное решение.
 
Полежав так около часа, девушка вынырнула из-под одеяла, накинула длинную накидку поверх пижамы (потому что ее пижама в вишенку хоть и была очень симпатичной, но несколько портила образ без года офицера Звездного Флота) и тихонько выглянула из каюты, надеялась никого не застать на Стыковочном кольце и спокойно дойти до Променада, где в это время суток становилось уже тихо и спокойно. Там было большое окно и бесконечный космос за ним, а не удушающе узкая каюта, и там был другой мир – мир обитателей станции, торговцев, гостей и путешественников, - в котором Самрита могла затеряться.
Ночная станция отличалась от дневной. В большинстве коридоров и на Променаде горело только слабое синеватое аварийное освещение, и все казалось еще более загадочным и инопланетным. Даже немного потусторонним, как будто на ДС9 водились призраки, те, чьи мятущиеся души не могли найти покоя и были вынуждены вечно скитаться, не замечаемые никем из живущих. Самрита и сама будто была таким призраком.
 
На Променаде был освещен лазарет, работавший круглосуточно, но его двери едва ли были приглашающими. А вот из бара Кварка, несмотря на позднее время, выплескивались волны музыки, пряные ароматы еды, звуки смеха, звона бокалов и треск вертящейся рулетки дабо.
Когда Самрита остановилась в теплом круге света возле входа, она увидела за одним из ближайших столиков Рроу С'Нирла Хрииса. Каитианец сидел в компании аппетитной ктарианки с копной вьющихся мелким бесом волос. На девушке была очень яркая куртка, вся расшитая блестящими фиолетовыми пайетками и крупными белыми стразами. Пара смеялась и потягивала ядовито-розовый коктейль из одного на двоих бокала размером с небольшую детскую ванночку.
Самрита замерла, разглядывая счастливую парочку, и ее укололо какое-то незнакомое ей прежде болезненное чувство. Она хотела было представить на их месте себя и Освальда, но она понимала, что такое уже невозможно. Девушка вздохнула и хотела было уйти, но в последний момент почувствовала, что Рроу ее заметил, и теперь стоило бы подойти и поздороваться. Нацепив на лицо приветливое выражение, она помахала им и подошла к столику пилота второй команды.
- Готовишься к регате, я смотрю? – усмехнулась Самрита.
Рроу поперхнулся коктейлем. Его девица уставилась на Самриту так, будто та только что голыми руками придушила ее любимого хомячка.
-Котик мой, а это ктооо? - капризным голосом произнесла девица, - Ты ее знаешь? У вас с ней что-то было? Пусть она уйдет. У нас же свидание. Ну сделай что-то, мужик ты или нет?
Рроу слегка виновато посмотрел на девушку-инженера.
-Извини… - произнес он, - Тут такое дело… Тебе правда лучше уйти сейчас...
Самрита хмыкнула и покачала головой: похоже, она действительно была невероятно не вовремя.
- Не волнуйся, ничего личного, - с усмешкой обратилась она к ктарианке, а потом повернула голову к Рроу: - Развлекайся, только не забудь про завтра. И не бойся, твоему капитану я тебя не сдам.
Отсалютовав парочке на прощание, Самрита развернулась и направилась прочь из Кварк’с.
 
Самрита была лишней в баре. А где не была? Она снова вышла на Променад, и когда уже собиралась свернуть в один из боковых коридоров, услышала голоса, спорящие приглушенно, но жарко. Один из голосов был ей знаком и его слова она разобрала хорошо, а второй был вкрадчивым и слегка скрипучим, как жук-древоточец, и разобрать, что он отвечает, Самрита могла не всегда.
-...он серьезно?! Я же сказал, что мне ничего не нужно, и я чувствую себя ХОРОШО! С чего вдруг вы прискакали на станцию? Вам с отцом давно пора оставить меня в покое! Я прекрасно могу о себе позаботиться и принимать решения относительно своего здоровья сам!
-Мой мальчик, мы с твоим отцом всего лишь хотим защитить тебя…
- Защитить ОТ ЧЕГО? Почему вы просто не можете мне сказать? Ну правда, доктор Глессин, возвращайтесь домой. Мне не нужны больше никакие процедуры, и если что - на станции есть другие врачи. Я не собираюсь вам больше подчиняться! Я уже командовал отрядом, черт возьми, а вы с отцом все еще относитесь ко мне, как к неразумному ребенку!
Когда землянка осторожно заглянула за угол - она увидела спорящих: одним  был Джез Тенма, а вторым - какой-то незнакомый кардассианец в дорогом черном костюме, украшенным брошкой из черного камня.
Сегодня был день – точнее, ночь, - когда Самрита вместо тихой прогулки умудрилась встретить всех, кого даже не могла себе представить. Хотела ли она наблюдать за романтическим щебетанием Рроу и его новой подружки в баре или ссоры Джеза Тенма с каким-то неизвестным ей кардассианцем? Конечно, нет, но сегодня ей невероятно везло. Что было бы разумным в данной ситуации? Уйти и не вмешиваться в личный разговор. Что сделала Самрита? Конечно же, осталась, и даже приблизилась чуть-чуть ближе, чтобы все услышать.
Спор продолжался еще какое-то время. Судя по всему, у их кардассианца были секреты. Или проблемы. Самрита успела понять, что его старший собеседник - какой-то врач, которые приехал на станцию специально, чтобы повидаться с Тенмой и провести какие-то процедуры. Темна был болен? Может ли это быть заразно? Но лечиться он определенно не хотел, кроме того, присутствие врача с родной планеты делало с образом Джеза Тенмы что-то странное - он вдруг показался девушке младше, как будто съежился и превратился в мальчишку, борющегося за свою независимость. Неужели на родине отец так сильно контролирует Тенму?
Наконец, юный кардассианец не выдержал и громко фыркнув бросился прочь по коридору, громко топая. Это было немного похоже на выход из разговора, который использовала сама Самрита несколько часов назад.
Кардассианский доктор тоже был разозлен. Тенма не мог слышать его последнюю фразу, потому что ушел уже далеко по коридору, но Самрита слышала все.
-Упрямый мальчишка! - прошипел он, становясь до ужаса похожим на древних предков своих рас - рептилий, - Так просто ты от меня не отделаешься. Если не хочешь прийти ко мне по доброй воле, придется тебя заставить. Я не позволю, чтобы мое лучшее творение погибло из-за юношеского максимализма.
Что это значило, было не понятно.
_______
С Тенкой, Рроу и незнакомцами
« Последнее редактирование: 02 06 2017, 17:16:49 от Илама Толан »
Offline  
02 06 2017, 17:13:05 #55
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа, ночь
Станция ДС9, различные локации

 
Пересекаться с озлобленным кардассианцем едва ли было лучшей идеей. Ноги понесли Самриту прочь, и она опомнилась, только вернувшись на Стыковочное кольцо - она стояла возле входа в ангар, где ночевал их “Анадырь”. Работал ли над ним сейчас кто-то?
В ангаре было почти полностью темно и тихо, и только через открытую дверь катера был виден какой-то маленький огонек и слышались какие-то шорохи.
Впечатлений от сегодняшней ночи было предостаточно, и последний разговор Тенмы с его врачом даже заставил девушку отвлечься от своих грустных мыслей. Может быть, ночная прогулка была не столь уж бессмысленной? Теперь ее голову полностью занимали мысли о том, что же происходит с Джезом. С другой стороны, результаты исследования Тенека наверняка бы выявили, будь там что-то серьезное, так что если в ближайшие дни ничего не станет известно и Джеза не исключат из проекта, возможно, все не так страшно? Первым порывом Самриты было догнать его и расспросить, но она сдержала этот приступ любопытства – к тому же, кардассианец быстро бегал.
Оказавшись у входа в ангар, девушка остановилась в нерешительности. Она не слишком хотела снова с кем-то встречаться – вдруг там окажутся Освальд или М’Кота? Но совесть шептала ей, что раз в такое время кто-то еще работает, то ему может быть нужна помощь… и ради общего дела стоит хотя бы заглянуть внутрь… Что она и сделала, стараясь не шуметь.
Самрита направилась по ангару к катеру, но неожиданно споткнулась обо что-то. Мизинец ноги в домашнем тапочке ощутил это что-то особенно сильно. Неужели кто-то оставил разбросанные инструменты? Девушка нагнулась и увидела, что это была крышка стенной панели, а рядом в стене виднелось черное отверстие, через которое мог пролезть человек, если бы встал на четвереньки.
Шорохи в катере прекратились, и тонкий луч света метнулся в разные стороны несколько раз, чиркнул по Самрите, а затем потух.
- Эй, кто здесь! Что за шутки! – раздраженно – и самую малость испуганно воскликнула девушка, а потом решительно добавила: - Компьютер – свет!
Компьютер послушно среагировал на приказ девушки, но свет зажегся как-то странно - загорелись не все предусмотренные лампочки, причем часть из них мигала, и кое-где с потолка посыпались искры. Кто-то явно приложил к этому руку!
Из катера метнулась фигура, которая определенно не была кем-то из команды, кто задержался и работал поздно. Невысокий инопланетянин был одет в серебристый скафандр, а его лицо полностью скрывал большой круглый зеркальный шлем.
- А ну, стоять! – воскликнула Самрита и спустя секунду оцепенения бросилась к странно одетой фигуре, пытаясь схватить за руку. Домашние тапочки и длинная накидка не слишком способствовали проворству землянки, но желание поймать саботажника придало ей энергии.
Инопланетянин резко сменил курс и вдруг бросился прямо навстречу Самрите. Понятно, что его целью была черная дыра в стене за спиной девушки, откуда он, очевидно, и вылез в самом начале. Низко наклонив голову, как атакующий бык, он метил круглым шлемом прямо в живот Самрите, чтобы смести ее с пути.
Первой реакцией Самриты было порывисто отпрыгнуть в сторону – она не ожидала такой наглости от неизвестного инопланетянина, а, когда он бросился наперерез, то землянка даже испугалась. Но в последний момент она поняла, что такое поведение – не совсем то, чему ее учили в Академии Звездного Флота… И сделала то, чему в Академии тоже не учили – подставила пытающемуся сбежать через отверстие в стене инопланетянину подножку.
Несущийся на полной скорости саботажник влетел в маневр Баккер по полной и кубарем покатился по полу, ударившись головой о стену. Зеркальную, ничего не выражающую поверхность шлема украсила царапина. Но оказавшись близко к открытой панели, инопланетянин нырнул в дыру, так что Самрита увидела только подошвы тяжелых серебристых ботинок.
Самрита бросилась следом к дыре в стене, но там было слишком темно, чтобы разглядеть, куда проворно скрылся инопланетянин в серебряном скафандре. Негромко выругавшись, Самрита связалась со службой безопасности, кратко изложив им ситуацию, а затем огляделась: было похоже, что инопланетянин зашел сюда не просто так погулять. С опаской она направилась к катеру: если у него была цель им навредить, он мог успеть это сделать еще до того, как Баккер пришла в ангар…
Новые саботажники из катера не посыпались, когда Самрита приблизилась к нему, и взрываться он тоже не спешил. Но все-таки он выглядел чужим и зловещим. Еще и этот мигающий свет под потолком...
В памяти Самриты всплыли и слова про покушение на Тенму (хоть это был и не его корабль), и собственные мысли о том, что она не все успела проверить, и страх увидеть корабль полностью сломанным… Но на первый взгляд все выглядело относительно нормально. Здесь были заметны следы чужого присутствия, и от этого становилось неприятно - как будто вор побывал в собственном доме. Самрита аккуратно сложила накидку на спинке клингонского капитанского кресла, чтобы ничего не мешало работе, достала все инструменты, которые коллеги по проекту не успели далеко убрать, и принялась осматривать катер.
… Все могло быть и хуже. Инопланетянин ничего не украл – он явно хотел испортить катер перед регатой, чтобы они либо не смогли вылететь вообще, либо испытывали с этим большие трудности. И если бы эти поломки заметили перед отлетом, их не успели бы починить, но, к счастью, Самрита оказалась здесь ночью, и время у нее было. В основном пострадали системы руля, и их Баккер могла восстановить, а дальше инопланетянин просто не успел воплотить свой коварный план. Заправив за ухо прядь волос, которые не были по обыкновению убраны в хвостики, а свободно лежали по плечам, Самрита засучила рукава пижамы, тяжело вздохнула и приступила к работе…
 
***
 
Через полтора часа Артур вернулся из соседнего ангара от второй команды, пересек полутемный ангар и вошел в катер, застав там Самриту в пижаме.
- О, Сэм, - сказал он, - я думал, ты ушла спать. Мы что-то забыли сделать? - спросил он.
- Угу, решила развлечься перед сном… - мрачно отшутилась она, вылезая из-под консоли пилота.
Самрита кратко пересказала Артуру случившееся и кивнула в сторону лежащих на полу инструментов:
- Можешь помочь? Я хотела еще поспать перед отлетом… Да и тебе не помешает. Так быстрее закончим.
О том, что она видела Рроу в компании миловидной ктарианки, а Джеза – в компании не слишком миловидного кардассианского врача, девушка рассказывать не стала: во-первых, не было времени, во-вторых, это уже успело улетучиться из памяти и стать менее важным на фоне саботажа их катера.
- Вот же… Призраки Па их побери, хорошо, что ты не пострадала! - сказал Артур, выслушав рассказ Самриты. Дыру в стене ангара надо было заварить, но раз СБ была уже в курсе, то это сделают станционные инженеры. - Я не хочу спать, как-то очень хорошо зашла работа. Конечно, помогу, - сказал Артур, подбирая инструмент, на который Самрита показала, - вдвоем быстрее будет. И я тогда останусь охранять катер до утра.
- Ну смотри, - недоверчиво проворчала Самрита. – Завтра нам всем выкладываться по полной, а ты носом клевать будешь. Не думаю, что они снова вернутся, но уж как хочешь. А вот что я бы точно хотела сделать, так это узнать, кто это все же был... Наверняка кто-то из команды соперников, но кто вообще о нас знает? Кому мы можем быть интересны? – рассуждала вслух девушка, вновь нырнув под консоль. – Хорошо бы их найти и…
Что именно «и» Артур не расслышал за звуком сварки – или потому что Самрита произнесла это очень, очень тихо.

Артур кивнул Самрите, девушка приступила к сварке, и он не стал озвучивать мысль про то, что действие наверняка осуществлялось не только в сторону Анадыря. Утром скорее всего не все корабли, заявленные в регате, смогут стартовать от станции.
________
С Артуром и незнакомым инопланетянином
« Последнее редактирование: 02 06 2017, 17:16:58 от Илама Толан »
Offline  
02 06 2017, 17:31:00 #56
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Джарина Дохиила

 
Джарин проснулся довольно рано, сразу поднялся и, не задумываясь, пошёл в душ. Если бы кто-то наблюдал за ним со стороны, то он, скорее всего, сделал вывод, что кардассианец напряжённо о чём-то думал, но никак не мог найти ответа. Этот кто-то был бы совершенно прав: после вечернего доклада Толан, не считая часового перерыва, все мысли дипломата были сосредоточены на его задании. Землянин, на его месте, сказал бы, что у него не сходится паззл, и это была, пожалуй, самая близкая аналогия - Джарину не доставало одного-единственного элемента, который он никак не мог получить, не рискнув окончательно своей жизнью, своим заданием, а возможно и будущим всей Кардассии. Мужчина непрерывно напоминал об этом сам себе, словно стараясь самого себя отговорить...
Вернувшись в комнату в одном полотенце, он прислонился к ближайшей стенке и закрыл глаза. Кардассианец не испытывал иллюзий по поводу преданности Толан и её готовности подчиняться, но другого способа быстро получить нужную информацию и совершить нужные действия, не привлекая лишнего внимания к себе, у него не было. Джарин презрительно фыркнул, вспомнив, как женщина психовала, на следующий день и как испортила прекрасную статуэтку. "Наверное, думала, что логичнее всего поместить скрытую камеру в совершенно невинном подарке, - произнёс он про себя, - фантастическая некомпетентность!" Однако, дипломата радовал тот факт, что столь недалёкая женщина точно не сможет его переиграть, и к любому её шагу он будет готов задолго до его свершения.
Впрочем, сюрпризы Толан умела преподносить - это Джарин в очередной раз понял, когда увидел, как та заносит в каюту огромное растение, по-видимому, баджорское. Казалось удивительным, как столь физически слабая, не самая высокая женщина, да ещё и с искалеченной левой рукой смогла дотащить до своей каюту дерево на полголовы выше её самой. Списав всё это на желание хоть как-то выместить своё раздражение его приказом явиться к нему в каюту через час, мужчина оторвался от стены, подошёл к своей постели и потряс Иламу за плечо.
- Просыпайся, красавица, утро наступило, - произнёс он мягко, но его взгляд и выражение лица не выражали ничего, кроме заинтересованности в реакции Толан на эти слова.
Толан, разумеется, не спала. Всю ночь она делала все возможное, лишь бы не заснуть – кусала губы, до крови вонзала ногти в ладонь – только бы вновь не потерять контроль хотя бы на секунду. Женщина до сих пор вспоминала то ощущение беспомощности, когда Джарин усыпил ее, и она не знала, что говорила и делала той ночью. Больше она такого допустить не могла, как и не могла отдать Джариру то немного, что она еще могла контролировать – свое сознание, свой разум, свою память, свою личность – или то, что от нее осталось. А вот ее тело Джарин уже получил, и с этим Илама смирилась с какой-то обреченностью – когда надевала вчера то самое зеленое вечернее платье по приказу Джарина, пила с ним канар, отвечала на его вопросы, ну и делала все остальное. Но к своему телу она давно привыкла относиться без особого пиетета, а вот разум… Нет, его Джарин не получит!
Теперь ей не надо было притворяться спящей и бояться пошевелиться, она открыла глаза, посмотрела на Джарина и машинально натянула одеяло под подбородок. Утро было не добрым – это знала она, это знал Джарин, и не было смысла притворяться.
Мужчина трижды цокнул языком и слегка покачал головой.
- Зачем же скрывать такую красоту? - тихим шёпотом спросил он. - Я был уверен, что мы оставили смущение далеко позади… А-а, вон оно что, - с лёгкой улыбкой произнёс он, словно прочитав мысли женщины, после чего неожиданно наклонился прямо к лицу Иламы и яростно зашептал, - должен тебе сказать, что твои отчаянные и, позволь заметить, бесплодные попытки сопротивляться имеют немного другой результат, чем тот, которого ты добиваешься, - дыхание Джарина и правда участилось, а глаза приоткрылись чуть шире - если это была игра, то очень, очень умелая, - так что если ты не хочешь, чтобы я потерял контроль, как твои любимые вулканцы раз в семь лет... перестань ломать комедию.
- Как скажите, гал Дохиил, - послушно отозвалась Илама – скорее механически, чем действительно вкладывая в эти слова какое-то значение. Сил сопротивляться у нее не было, и поэтому она решила пойти по наиболее простому пути. – Каким будет ваше следующее распоряжение? Вы же ведь для этого меня позвали… еще вчера.
- А жаль... - всё ещё тяжело дыша, прошептал Джарин, но потом отодвинулся от Иламы и, казалось, действительно успокоился, - тогда вставай и одевайся. Можешь принять душ и позавтракать, если хочешь. У меня есть для тебя задание. Оно большое и, возможно, займёт несколько дней. Если всё получится, я тебе гарантирую хорошее завершение этой истории: твой дядя уйдёт в отставку, но про его поступки во время войны все забудут, твоя семья будет в безопасности, а ты, хоть и останешься под наблюдением, точно не будешь прозябать в нищете. У тебя даже будет шанс на семейное счастье, о котором ты мечтала раньше. Всё, что от тебя требуется - в точности исполнить мои приказания и, таким образом, доказать, что ты являешься настоящим патриотом Кардассии, и ни Федерация, ни клингоны, ни кто бы то ни было ещё тебя не завербовали, и их интересы для тебя ничего не значат.
Толан недоверчиво посмотрела на кардассианца и поднялась с постели, завернувшись в простыню. Она подхватила свои вещи - вчерашнее вечернее платье, в котором ей предстояло идти по коридорам станции этим утром - и рассеянно перевела взгляд на Джарина.
- Одно задание? - глухо спросила она. - Это не может быть просто... И что же мне надо делать?
- Сегодня ты наведаешься в гости к командующей станцией, - произнёс мужчина так, словно речь шла о невинной прогулке по Променаду, - задание на наблюдательность - тебе придётся составить самый подробный план помещения: все ниши, все предметы на столах - всё. Потом тебе придётся воспроизвести всё увиденное в любой форме. Может и жаль, что ты не училась в Академии художеств... Кроме того, мне нужен доступ к её терминалу. Я ожидаю, что все данные там зашифрованы, но это не имеет значения. Я подготовлю запоминающее устройство, и ты просто скопируешь всё содержимое запоминающих устройств, а расшифровку возьму на себя. Как отвлечь эту баджорку на достаточное время - это уже твоя забота, главное - не попадайся и не делай ничего такого, о чём тебя не просят. Цену ошибки или неповиновения ты знаешь.
Толан внимательно слушала задание, стараясь никак не выдать всех своих эмоций по его поводу, но ей все равно казалось, что Джарин читает ее, как открытую книгу. Она догадывалась, что когда-нибудь очередь дойдет и до коммандера станции, и, хотя цели Джарина были ей не ясны, женщина понимала, что он не готовит подарок на День рождения Мори. И, что бы это ни было, оно будет сделано руками Иламы…
- Это все? – кратко спросила она, судорожно думая про себя, как бы ей одновременно выполнить это задание и не навредить коммандеру. И при этом не навредить своей семье. И насколько меньшим злом будет в ее системе ценностей нанесение вреда баджорскому коммандеру, нежели уничтожение собственной семьи. Но на лице все эти мысли скрылись под следами усталости, бессонницы и апатии.
- На сегодня - да, - без какого-либо раздражения проговорил дипломат, после чего подошёл к Иламе и, пользуясь тем, что та руками придерживала простыню, поцеловал. - Сделай всё правильно, и твоя жизнь не обретёт только новый смысл, но и станет гораздо приятнее, чем прежде. Я лично об этом позабочусь, - добавил он шёпотом, наклонившись к уху женщины.
Илама внимательно посмотрела на Джарина, пытаясь понять, говорит ли он правду или это какая-то очередная игра. Но даже слабая надежда на то, что все и правда может закончиться, заставила ее сердце биться быстрее. Все так и так закончится – это она уже знала точно, - вопрос лишь в том, как. И если Джарин действительно ее отпустит… Но пары секунд хватило, чтобы осознать: нет, все не будет так просто. У него уже есть рычаги давления – удобные, проверенные, хорошо работающие рычаги, - и едва ли он станет от них отказываться. И еще – что ему нельзя верить, как бы ни хотелось…
Толан сосредоточенно кивнула, никак не отреагировав на поцелуй.
- Хорошо, гал Дохиил, все будет сделано сегодня, - с этими словами она поспешно скрылась в ванной.
________
С Иламой


For Cardassia!
Offline  
02 06 2017, 18:43:28 #57
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, ангар, катер “Анадырь”

Среди этой бескрайней межзвездной ночи, в баджорском секторе на станции Дип Спейс 9 наступало утро. Утро слишком раннее, утро перед регатой, это утро сменяло станционную ночь, полную работы над катерами, работы, совершаемой кадетами проекта “Альфа”.
Артур оторвался от консоли, устало потер висок.
Работали всю ночь, среди ночи Артур ходил помогать второй команде, потом вернулся на “Анадырь”. Обнаружив там Самриту и узнав о случившемся, он помогал ей все починить, и дальше остался охранять катер, одновременно проводя диагностику систем.  В его собственную сосредоточенную работу врывались мысли о собственных противоречиях. Он никак не мог остановиться на чем то одном, постоянно стоя на этом распутье, у черты, и ему было не сделать шага ни вперед ни назад.  Хотя он все еще держался, и пытался быть тем, кем он был раньше, особенно в разговоре с Иламой Толан ему удалось почти вернуться к собственной уверенности. Но понимание, что он не достоин, некачественен, сломан и с таким как он – больше никуда нельзя – все еще не оставляло его, местами заполняя целиком. В эти моменты он хотел на Бетазед, вместо Перим, но вспоминал, что там не удасться закрыться в своей комнате, и там не будет одинокого астероида с приборами, где он мог бы все делать один. Да и вообще, в то место посылают достойных, а не таких как он. Что он может делать лучше, чем просто держать дюраниумный лист, или совершать лазерную сварку? И зачем здесь нужны такие как он, если толку от такого как он – нет вообще, кроме проблем кругом.
А потом становилось полегче, и потому что он уставал от этого ощущения, и срабатывала защита, и ему казалось, что он еще чего-то стоит, и они все – его товарищи его не бросили. Но пограничное состояние никуда не уходило, и все что он мог – это исполнять свой долг. В исполнении своего долга Артур находил облегчение и забвение. Поэтому он просто делал, отринув все мысли.
А последний час он работал и думал о М’Коте, этой девушке, вспоминая их общие моменты, то как он обещал найти ее после того, как отсидит свой срок. Его теперь оправдали, и у них не будет долгой разлуки. Близился час старта регаты, но теперь Артур думал о другом. О ней, мысленно восстанавливая ее черты, налобные гребни, изгиб тела, задорный блеск глаз, и взгляд, взгляд на него, и он вспомнил ее взгляд, когда он читал ей земные стихи, и собственное признание, и то падение со стула. Текст с консоли он уже не читал. Там все было выверено, все было правильно, все работало. Теперь есть еще время до старта, и Артур хотел потратить его иначе.
 
Артур вызвал Освальда по связи и попросил:
- Освальд, я понимаю, что просьба наглая, но все таки… мне нужно с М'Котой позавтракать. В каюте. Ты можешь побыть в катере и не ходить в каюту некоторое время, пока я не скажу, что мы уже вышли ?
Несколько секунд длилось молчание, потом послышался смешок, и Освальд ответил:
- Могу. Если пообещаешь, что этот "завтрак", коли вам приспичит вдруг, переместится на нижнюю койку, а не на верхнюю. Ну и постарайтесь хоть что-то в каюте оставить целым! В общем, я не против.
Хмыкнув, Артур сказал:
- Обещаю, постараемся верхнюю койку не трогать, спасибо тебе! - и отключил связь.
 
Следом Артур вызвал Акриту. Было 5:20 утра. Он понимал, что девушка еще наверняка спит, но не мог бросить охранение катера.
Андорианка действительно в это время спала крепким здоровым сном, настроившись на то, чтобы как можно лучше восстановить силы. Поэтому сигнал коммуникатора не сразу вернул ее осознание действительности. Но через пару секунд она уже резко открыла глаза – сигнал повторился опять.
- Акрита слушает, - быстрым шепотом ответила она, оглянувшись на верхнюю полку, затем на хронометр, бесшумно соскочив с кровати и отходя к двери. – Что-то случилось?
Акрита ответила не сразу, Артуру пришлось возобновить сброшенный по таймауту вызов.
- Акрита, - сказал Артур, - я прошу прощения за столь ранний вызов, тут ночью была диверсия на катер. Не беспокойся, - поспешно он попытался успокоить андорианку, - все в порядке, просто надо, чтобы на катере кто-то был. Я охранял некоторое время, но сейчас мне очень нужно отойти, ты не могла бы … сменить меня?
- К-конечно, - все также шепотом ответила Акрита. – Сейчас иду!
В голове вихрем пронеслись мысли: диверсия? кто, зачем? Неужели все-таки… Нет, нет, подозревать Ракара и Квинтилию ей не хотелось настолько, что она сейчас решила просто вообще не думать.
- Ага, спасибо тебе, Акрита, -сказал Артур, - ты там не переживай. Самрита уже все починила.
"Не переживай," – сокрушенно мотнула головой андорианка. Самрита опять всю ночь не спала… Артур тоже… Кто же так настойчиво хочет разрушить проект, навредить им? Стиснув зубы, она схватила стопку паддов со стола, одежду со спинки стула – оденется по дороге, все равно в коридоре пусто. Впрочем, пусто ли?
Через полторы минуты Акрита уже вбежала в ангар, растрепанная, запыхавшаяся, но в полной боевой готовности. Увидев Лайтмана, она сбавила скорость и подошла к нему.
- И кто же это был?
Артур кратко пересказал то, что рассказала ему Самрита. Кто-то в серебристом скафандре и шлеме, повредил руль и некоторые другие системы. Артур проводил Акриту в катер и показал все еще отображаемые на экране консоли данные диагностики.
- Все нормально. – и посмотрел на Акриту извиняющимся взглядом. – Прости меня, мне правда очень нужно сейчас отойти. Закрой дверь, заблокируй, включи внешние ближние сенсоры. Они включены то есть, смотри просто на них. И … спасибо тебе.
- Хорошо, конечно, - заверила его андорианка. – Я-то выспалась уже, а ты ведь тоже пилот! Так что иди отдыхать скорее!
Она огляделась и, когда Артур уже направился к выходу, вспомнила:
- А за вторым катером тоже надо смотреть?
Артур обернулся от двери:
- Я не говорил им, они там еще работают, скорее всего, и Ракар собирался остаться в катере.  Я думаю ромуланец в состоянии обеспечить там безопасность.
С этими словами Артур вышел.
Акрита вздохнула, искренне надеясь, что он прав.
____________
С Освальдом и Акритой
Offline  
02 06 2017, 18:48:07 #58
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, ангар, разные локации, каюта Освальда и Артура

 
Первым делом кадет Лайтман дошел до каюты. Наведя там подобие идеального порядка, он пошел искать М’Коту.
М’Коту он нашел в ангаре возле катера, подошел сзади и мягко положил руки ей на плечи, сжал, пытаясь размять клингонские мышцы, которые также как и у всех других рас тоже устают после напряженной многочасовой работы.
– Пойдем позавтракаем, пока еще есть время, - шепнул он ей на ухо.
М’Кота улыбнулась, прикрыв глаза, сладко потянулась и, закинув руки назад, взъерошила Артуру волосы.
– Свежий хлеб... – произнесла она с непривычной мягкостью. – И рактаджино. Или чай. Давай пойдём и возьмём у Каги всего побольше?
Артур чуть не забылся от этого ощущения, когда она ерошила его волосы, чуть было не забыл что они в ангаре, и почти стал как кот, разве что не заурчал. Но вовремя опомнился, все еще безмятежно улыбаясь:
– И кофе, просто кофе. И может быть еще вареное яйцо. Но это можно в репликаторе.
 
Перешагнув порог каюты, М’Кота с любопытством обозрела новый дом Артура, затем поставила свой пакет с едой на стол.
– Теперь не так просторно, зато это – свобода! – пошутила она, раскрывая пакет.
Не то, чтобы М’Кота совсем не замечала настроения Артура – замечала и ещё как! – но тревога из-за того, что близость может стать началом конца, не позволяла ей сделать первый шаг; поэтому и говорила она о вещах совершенно неуместных, и в голосе её звучала нарочитая беспечность.
– Да, - несколько смущенно улыбнулся М'Коте Артур, выкладывая на стол содержимое пакета. Он смотрел на М'Коту и так замер на несколько секунд. Он рассматривал ее черты, не в силах оторвать взгляда от ее бездонных темных-серых глаз, в которых как всегда светилась искра, но теперь вместе с ней была и некоторая тревога. Артур глубоко вздохнул, пытаясь успокоить дыхание и так некстати участившийся пульс. – Да, теперь там не стоит охранник, и теперь у меня опять есть будущее, и возможно даже то, к которому я стремлюсь.
Артур отвел глаза и несколько неуверенно оглянулся. Потом он отошел к двери, с желанием проверить, достаточно ли хорошо она заперта, и еще он подумал о том, что не очень то хочет есть.
Он опустил голову, собираясь с мыслями и пытаясь решиться. Клингонские традиции, диктовавшие правила на то, что он сейчас собирался сделать, в некотором роде переворачивали все его естество. Он был человек, она была клингонка. И он был должен следовать этим правилам, как бы они ни были для него неестественными.
А потом Артур собрался с духом, развернулся и резко подошел к М'Коте.
– QaparHa'qu', - четко и ясно разделяя слоги, сказал он, неуверенно сжимая в хватке ее плечи, шею. «Недостаточно быстро и недостаточно агрессивно», успел подумать кадет, прежде чем огонь этих темно-серых глаз поглотил его целиком.
М’Кота ожидала чего угодно, только не этого, и хотя первым её движением, было ответить тем же, руки её остановились на полпути и сжали плечи землянина. Очень-очень сильно.
– Ты уверен? – спросила она, прожигая его взглядом. – Ты уверен??
Какой же это был странный вопрос в этот момент. Причина этого вопроса не доходила до сознания Артура.
– Да, - ответил он уверенно и нежно, не отрываясь глядя на нее, - Да, - привлекая к себе девушку, касаясь ее губ.
Поцелуй М’Коты был упоительно-безоглядным, в этот раз она уже не пыталась остановиться. На одно мгновение они словно бы замерли в невесомости, а затем резкое движение впечатало Артура в стену, и тихий, прерывающийся от страсти голос послышался возле самого его уха:
– Ты... точно... уверен?..
Но сейчас эти слова вырвались у неё уже почти за пределами сознания: скажи Артур «нет», и отпустить его, отступить назад было бы для клингонки равносильным беспрецедентному подвигу.
Артур ей не ответил, он впечатался в стену, стараясь не выпустить девушку, и только почти хищно улыбнулся, перехватывая ее правую руку, чтобы завершить положенный клингонский ритуал.
 
***

Когда к Артуру вернулась способность думать и строить сложносочиненные фразы и предложения, он все еще гладил ее надбровные гребни, проводил рукой по другим чертам, пытаясь запомнить их подушечками пальцев. Он все еще улыбался М'Коте, сжимая ее в своих объятиях. Он был счастлив. Его единственная, его любимая девушка была с ним, и для них не существовало ничего больше, ни станции, ни космоса, ни проблем и забот, ничего внешнего, они были единым целым, своей собственной вселенной, своими собственными звездами, своим собственным большим взрывом. Крышу здания Артурова самосознания снесло, а стены разметало.
Но вместе со способностью мыслить осозналась боль. Артур перестал улыбаться и помощился.
– Оу…- он со стоном перевернулся на спину и ощутил холодный пол, потому что тут кончилось одеяло, которое сорвано с нижней койки. Артур приподнялся, сгибаясь ухватился за нижнее левое ребро и обернулся, чтобы оценить разрушения. Разрушения были. Стеклянному столику пришел конец, вместе с вазой, которая на нем когда-то стояла. Он был разбит частично в мелкую крошку. Одежда в беспорядке валялась по полу то здесь, то там, вперемешку. Что-то еще валялось, но Артур решил что разрушения не важны, не сейчас. Все это потом. Он посмотрел на М'Коту и заставил себя улыбнуться, вышло вымученно, а потом начал одеваться.
 
М’Кота всё ещё улыбалась – и когда садилась на одеяле, и когда небрежно стряхивала с плеча мелкие кусачие осколки (как её угораздило?), но когда она встретилась взглядом с Артуром, когда увидела его вымученную улыбку и след от укуса на щеке, её взгляд потух, хотя она очень старалась не подать вида. Всё было совсем не так хорошо, и мир был совсем не таким лучезарным, как ей казалось всего минуту назад! Очень может быть, что на самом деле всё было именно так ужасно, как ей представлялось в самые тревожные мгновения. Нет, она не жалела. Даже если бы это оказалось точкой в конце их отношений, она ни на минуту не пожалела бы о том, что отдалась ему, ни на секунду, хотя мысль об этом больно уколола её сердце – большое, выносливое и такое уязвимое.
– Ты цел? – спросила она, хотя было понятно, что цел да не совсем, и тут же прикусила язык: с точки зрения клингонов вышло не очень-то вежливо.
Артур следил за движениями девушки, скользя взглядом по идеальным изгибам ее тела, которые так ему нравились. А потом она стала смахивать осколки с плеча, и землянин испугался, что она поранилась. Так и вышло, и это было из за него, по его вине она поранилась, он стер кровь с ее темного плеча. Ну почему, почему все так?
А еще Артур краем сознания понял, что ему немного страшно к М'Коте подходить. «Они не такие как мы», так невовремя и неуместно всплыли в голове слова Жантарин, и он устыдился этого воспоминания. Потом поднес руку к своей щеке и потер, на ладони была кровь. Да, М'Кота кусалась. И не раз. Теперь он это вспомнил, кровь на его серой водолазке выступила еще в двух местах. И теперь он испугался что ведет себя недостойно, ни того образа, который М'Кота должна была видеть перед собой, ни собственной чести и вообще так нельзя, перед девушкой, с которой хотел прожить жизнь, которая теперь стала его до конца. «Жизнь?», «так будет всегда?» Артур испугался собственных мыслей, но боль от ушибов подогревала их.
– Пустяки, - сказал он, растирая на ладони свою кровь, и отводя взгляд,  - я сейчас все уберу тут, не беспокойся.
Все еще прижимая ребро, Артур поднял верх своей кадетской формы, и понял, что она разорвана. Но это ничего, на регате все равно будет другая одежда. Регата! Лайтман посмотрел на часы, до старта было 1.5 часа.
– Я помогу, – М’Кота отряхнула одежду и стала быстро по-солдатски одеваться.
Уборкой это всё можно было назвать весьма условно – почти полностью она заключалась в том, чтобы собрать обломки и сбросить их в утилизатор.
Несколько раз М’Кота собиралась заговорить, но всякий раз, обрывала это намерение – было совершенно непонятно, как Артур поймёт её слова, и не окажутся ли они обидными.
– Нам надо... позвать врача, – решилась она в конце концов. – Сегодня же регата.
Изначально она хотела сказать «пойти в лазарет», – но на ходу изменила решение: клингонов не смущали следы бурной страсти, постыдными считались совсем другие вещи, но кто разберёт этих землян с этими их сложностями!
Артур собирал осколки и расставлял по местам сброшенные на пол вещи молча, избегая встречаться с М'Котой взглядом. Еще он изо всех сил сдерживался, чтобы не издавать звуков от болезных движений. И вся эта возникшая между ними напряженность, так и висела в воздухе, и Артур понимал, что он должен это исправить. Он подошел к М'Коте, обнял ее и поправил ее растрепавшиеся волосы.
– Сейчас попросим Тенека, а то у меня совсем нет пластыря которым можно заклеить щеку, - сказал он, глядя клингонке в глаза. – Скажи… ты.. тебе понравилось? – и во всех его словах было столько неестественности в настоящий момент, что Артур вообще пожалел, что заговорил.
Вместо ответа М’Кота прижалась щекой к его щеке, а потом всё-таки сказала:
– Да, – но сама ничего не спросила. Потому что, мужчина ведь не сказал бы «нет», даже если бы не мог стоять без поддержки!
Артур погладил ее по руке, добрался до ладони, несильно сжал. Он знал что любит М'Коту вопреки тому, что клингоны настолько агрессивны, настолько воинственны, так бьют друг друга даже в те моменты, когда земляне ведут себя совсем иначе. Как же его так угораздило … Но Артур улыбался и вовсе ничем не хотел обидеть М'Коту. Что будет дальше он не знал сейчас, но думать об этом не хотелось совсем.
Потом он отстранился и нажал на дельту, вызывая вулканца.
– Тенек, я очень прошу меня простить что отвлекаю скорее всего, но не могли бы вы…. зайти в мою и Освальда каюту. С аптечкой. Спасибо заранее.
____________________
с Артуром


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
02 06 2017, 18:49:51 #59
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, раннее утро
Станция ДС9, каюта Лайтмана и Макдауэлла

Тенек потратил запланированный перерыв с пользой: медитация и глубокий транс были указаны в его расписании, а расписание следовало выполнить со всей тщательностью, хотя бы для того, чтобы показать подобающий пример. Он уже вышел из транса и приступил ко второй фазе медитации, когда услышал вызов Артура; без лишних вопросов вулканец отправился на вызов, но обнаружил там совсем не то, что ожидал.
Откровенно говоря, стажёр ожидал увидеть последствия очередного легкомысленного эксперимента мистера Макдауэлла, вроде того, что он произвёл с ромуланским элем, но Макдауэлла в каюте не было, а были Артур и М’Кота, плюс ко всему наблюдался явный недостаток мебели. Тенек достал сканер и трикодер и повинуясь голосу здравого смысла (который подсказывал, что при прочих равных клингоны, скорее всего, могут подождать), первым делом подошёл к Артуру.
– Что произошло? – спросил он, по привычке готовясь одновременно сканировать и уточнять детали происшествия.
Артур присел на краешек стола, который был не то деревянным не то металлическим, на котором на удивление, до сих пор в целости и сохранности стоял кофе и рактаджино. Он прикоснулся к кружке. Кофе остыл.
Землянин посмотрел на вулканца с неопределенным выражением.
- Можно сказать, я немного упал, Тенек. Но … на самом деле, так ли уж важны причины? – кадет мельком посмотрел на М'Коту и ему было невыносимо неприемлемо рассказывать Тенеку где больно в присутствии клингонки. Это было бы с ее точки зрения его позором, так он считал в данный момент.
За спиной у Артура М’Кота чуть отвернулась, пряча улыбку, но ничего не сказала, чтобы не смущать Артура ещё больше.
Впрочем, Тенек уже понял, что поторопился с вопросом: один взгляд на левую щёку землянина, пара секунд сканирования, и все странности этого вызова сложились в цельную картину, хотя вулканец ничем не выдал своего удивления. Отложив сканер и трикодер, Тенек открыл футляр с регенератором. Клингонка совершенно точно могла подождать, в том числе и потому что, говорить будет уместно именно с ней – Артур явно не был готов к подобному разговору.
- Тенек, М'Кота тоже … обрезалась о стекло на плече, - сказал землянин тихо, глядя на вулканца. -  Может еще где, я не уверен, но наверняка… наверняка. Посмотрите ее ?
– Безусловно, – отозвался Тенек и скомандовал Артуру повернуться, чтобы было удобнее пользовать треснувшее ребро. – Вы можете идти, – сказал он через некоторое время. – Мисс М’Кота... – он обернулся к клингонке, ожидая, что она подойдёт и позволит ему приступить к работе.
М’Кота покинула спинку кресла, на которой сидела в ожидании своей очереди, и подошла.
Артур отошел чуть в сторону, но остался стоять рядом. Он должен был знать вердикт Тенека о том, что с ней случилось.
– Вы можете идти, – с небольшим нажимом сказал Тенек, – мисс М’Кота скоро к вам присоединится.
Времени до общего сбора было не так уж много, и если бы Лайтман остался до конца осмотра и лечения, времени на разговор могло не хватить.
 Артур немного странно посмотрел на Тенека. Он не понимал почему, почему Тенек его просит удалиться. Это было странно. Он не хотел оставлять М'Коту одну сейчас. Но вулканец-доктор просил настойчиво, и Лайтман просто сжал в своей ладони ладонь М'Коты и молча вышел в коридор, решив ее дождаться у двери каюты снаружи.
 
– Мистер Лайтман ещё не готов обсуждать случившееся, но вы, как мне показалось, готовы, – сказал Тенек, приступая к регенерации. – Вы ведь не собираетесь отрицать, что ваши отношения перешли в новую фазу?
– Конечно нет, – отмахнулась М’Кота. Отрицать она не собиралась, если что её и тревожило, то это то, в какую именно фазу их отношения угораздило теперь перейти.
– Хорошо, тогда прежде всего я должен предупредить вас, что срок противозачаточной прививки мистера Лайтмана заканчивается как раз сегодня, и я не могу гарантировать вам её полную эффективность. Что касается вас, то в вашей медицинской карте...
– Во имя предков!! – М’Кота прижала ладонь к губам, затем закрыла лицо руками и рассмеялась.
– ... вовсе нет никакой записи, – закончил Тенек с лёгким осуждением.
– Конечно нет, я же не планировала!.. Откуда мне было знать?..
Эти обрывочные реплики должны были означать, что до прибытия на станцию М’Кота не планировала какие-либо любовные отношения, и не могла знать, что именно здесь её подстерегает встреча с её мужчиной. К тому же она не стремилась форсировать события и даже сегодня, до того момента, как Артур пришёл звать её на завтрак, совершенно не предполагала такого развития событий. А потом, когда он оказался за её спиной и положил руки ей на плечи... с этого мгновения ей было совершенно не до прагматичных мыслей.
Тенек благоразумно промолчал. Оставалось надеяться, что прививка мистера Лайтмана была ещё активна, и в составе проекта «Альфа» не появится ещё одна беременная женщина. Клингонка. Стажёр не был уверен, что хорошо представляет себе перепады настроения беременной клингонки, и, откровенно говоря, не был так уж уверен, что хочет это узнать в ближайшее время.
 
– Подождите, – остановил он М’Коту когда процедура закончилась, и клингонка направилась к двери. М’Кота остановилась. Вулканец включил компьютер и некоторое время открывал и перебрасывал на падд какую-то информацию.
– Вот здесь, – сказал он передавая падд девушке, – информация о сравнительных физических параметрах клингонов и землян с указанием допустимых нагрузок. Так же я поместил сюда информацию о социокультурных ролях мужчин и женщин в культуре землян. Полагаю, это вам пригодится.
М’Кота взяла было падд, сделала шаг к двери, но вдруг вернулась назад и села на ручку кресла. Посмотрев на падд она горько улыбнулась и сказала, постучав паддом по колену:
– Может быть, это мне уже не понадобится.
Теперь Тенек позволил себе посмотреть на собеседницу с неподдельным удивлением:
– Я читал, что клингоны серьёзно относятся к браку и, вступая в близкие отношения, приносят брачные клятвы.
– В идеале, – сказала М’Кота и вдруг почувствовала, что горло предательски сжимается. – Но я же не могу его принуждать! Разве землянину это может понравиться? Они – другие! Считают нас дикарями... может быть им вообще всё это противно.
Девушка не надеялась на понимание. Что он вообще может понимать, этот вулканец? Небось и женщины для него – просто медицинские объекты! Но её прорвало, и вся затаённая тревога вдруг вырвалась наружу в этих словах.
– А клятвы... – М’Кота перевела дыхание, чтобы прогнать зловредный комок в горле, и выговорила: – ... все клятвы я принесла в своём сердце. Это намного важнее.
Тенек растерянно смотрел на девушку – он никак не ожидал, что на этом этапе отношений что-то может всерьёз разладиться, ведь люди обычно понимают свой выбор и подходят к близким отношениям не вслепую, решив подобные противоречия задолго до последнего шага... Или всё-таки нет?
– Возможно, вы ещё найдёте баланс между земными и клингонскими привычками, – осторожно предположил стажёр. – Нелогично считать брак неудавшимся, если ему нет ещё и дня. Для того, чтобы построить прочные отношения нужно время.
М’Кота подняла голову и невольно улыбнулась. Тенек говорил очень по-вулкански и с таким видом, словно действительно что-то в этом понимал. И почему-то она почувствовала благодарность: может быть, потому что вспомнила прикосновение Артура к её руке, когда он выходил из каюты?
– Ты прав, вулканец, – сказала она, засовывая падд за голенище сапога, – Ещё не вечер, верно? – и оставив Тенека размышлять над этим слишком очевидным фактом, вышла за дверь.
 
- Ну как ты? – спросил Артур, когда М'Кота вышла, а следом за ней Тенек, отправившийся по коридору вдаль. Тенек должен был поправить ее невольные повреждения.
- Кофе и рактаджино остыли, но позавтракать все-таки надо, - задумчиво сказал Артур. - Еще есть время, можно сходить в реплимат.
– Всё хорошо, – М’Кота ответила сразу же, но мысли её витали где-то далеко – между несделанной прививкой и паддом, который она получила от Тенека. Про прививку она решила Артуру ничего не говорить, во всяком случае до тех пор, пока этот вопрос не прояснится. Ей совсем не хотелось, чтобы Лайтман решил остаться с ней из чувства долга или ещё того хуже – чувства вины! О том, что делать, если они всё-таки влипли, клингонка решила пока не думать – будет проблема, будет повод её решать, а пока проблем хватало и без этого.
– Пойдём, – согласилась она.
Артур был прав: проблемы проблемами, а завтрак по расписанию.
Артур пропустил М'Коту вперед, а сам пошел чуть сзади, уперевшись взглядом в ее спину.
Он думал о том, сможет ли он прожить с этой девушкой жизнь, как хотел еще недавно. Или нет. Ответа и решения не было. Были муки совести, воспоминания о боли, и нечто такое, что можно было назвать счастьем. Артур улыбнулся сам себе, догнал М'Коту и пошел с ней рядом.

_____________
С М'Котой и Тенеком
« Последнее редактирование: 02 06 2017, 22:52:55 от Артур Лайтман »
Offline  
Страниц: 1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 ... 15
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS