* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 11 2019, 22:56:12 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 15
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему.   
23 05 2017, 17:41:40 #30
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


-Возможно, мы слишком рано отключили голограмму, - признала Мори, - На какой стадии эти подпрограммы? Можете продемонстрировать что-то контрастное?
И в этот момент, когда Освальд это озвучил, Артур подумал, что на самом деле не со всяким военным нужно говорить четко и кратко, потому что военный тоже человек, и "после боя сердце просит музыки вдвойне", и некоторым людям иногда надо показать, что может быть по-другому, не так как они привыкли в жизни. Иногда человеку требуется показать иную сторону и альтернативу, и это в том числе лечит. И то, что программировал он лично, должно будет влиять на эти адаптивные алгоритмы Освальда.
- Это конечно все настраивается и адаптируется, алгоритмы вариативны и искусственный интеллект учится. А кроме того, идеальный доктор – он… он добрый, с уместным юмором, он умеет давать надежду и одновременно не обнадеживать зря, а еще он – не просто программа, он – свое собственное самосознание и личность, и с ним можно разговаривать. Контрастное… сейчас попробуем, - Артур снова вызвал запуск ЭМГ, и спросил:
- Доктор, представьте ситуацию. С ромуланского звездолета, находящегося на грани взрыва, эвакуирован раненый ромуланец, который не доверяет доктору Звездного Флота, и ребенок-землянин, который просто боится докторов. Как вы убедите каждого из них принять вашу помощь?
Голограмма вновь материализовалась в воздухе все с тем же нейтрально-доброжелательным выражением лица – сложно было представить, что в стандартную программу со внешностью милой молодой девушки могли быть заложены алгоритмы, например, утихомиривания разбушевавшегося клингона. Она повернула голову в сторону Лайтмана, слушая его условия.
- Подпрограммы личности предполагают автоматическую подстройку модели поведения под пациента. Исходя из рекомендуемого поведения с земными детьми рекомендуется использовать спокойные, благожелательные интонации, мягкий голос и простые лексические единицы, - безэмоционально заговорила голограмма, глядя прямо на кадета и не моргая. – Также детей могут успокоить аллюзии на мультипликационных, сказочных или голографических персонажей. К сожалению, они не загружены в мою базу данным. В случае с ромуланцем рекомендуется… рекомендуется… рекомендуется… - повторила несколько раз голограмма, моргнула и как ни в чем не бывало поинтересовалась: - Пожалуйста, назовите характер медицинской ситуации.
- Ожидаемо, - кивнул Освальд, скорчив, однако, недовольную гримасу, - ведь мы не успели разработать ни одного алгоритма для ромуланцев. Нам предстоит ещё много работы, прежде чем наша ЭМГ будет готова ко всем типовым ситуациям...
Несмотря на то, что ситуация и правда была ожидаемой, неприятное чувство досады не позволяло удовлетвориться объяснением, поэтому кадет твёрдо решил устроить ещё одну демонстрацию.
- Док, - произнёс он настолько игриво и непринуждённо, насколько смог, - я ужасно устал этой ночью, что лучше: рактаджино, старый добрый земной кофе или холодный душ?
- В таком случае наиболее правильным будет выспаться и восстановить силы, а в следующий раз использовать для этого ночное время, - ответила голограмма нейтральным тоном, а затем обернулась к Освальду, потратила около секунды на распознавание и вдруг подмигнула ему: - Но вам, мистер Макдауэлл, я принесу кружку рактаджино.
- Что это сейчас было? - неожиданно раздался строгий голос Иламы Толан, которую кадеты уже стали считать неодушевленной частью интерьера. - Вы запрограммировали медицинскую голограмму под собственные потребности?
Когда голограмма сбросила неразрешимый запрос, Артур бросил быстрый извиняющийся взгляд на Самриту, потом на Освальда,  и снова посмотрел на голограмму, а тем временем Освальд вполне здорово пытался исправить ситуацию, и у него отлично получалось.
- Пока недостаточно было циклов обучения, - сказал Артур, - наступил сброс инструкции, вызвавший переполнение стека памяти. Поэтому, это даже хорошо, потому что неразрешимый запрос не отразился на иной общей функциональности. Попытка решения запроса не вошла в бесконечный цикл и была сброшена. Накопление вариантов действий и переиндексация базы данных в итоге будут вызывать возвращение ненулевого ответа. Это всё все еще находится на стадии разработки, - и тут Артур обернулся к координатору, впервые за всю презентацию их катера она задала вопрос, и ее вопрос был строгим, недовольным.
- Нет, глинн Толан, вовсе нет, не под собственные потребности, - Лайтман пытался быть убедительным, доброжелательным, спокойным, -  Мы разработали поведение доктора для членов нашей команды на Анадыре, под остальных еще не успели. Это первое. А второе – понимаете, прототип внешности этого доктора – реальный доктор, с корабля USS "Саратога", и она действительно приносит еду пациентам. Так обычно делают на наших кораблях. Это просто часть поведения доктора Звездного флота, Освальд обратился за помощью и советом, и она автоматически считает его потенциальным пациентом, а также проявляет нормальное человеческое участие.
И тут Лайтман отвел взгляд, подозревая что Освальд и правда завел в одну из подпрограмм реакцию лично на него, и адаптацию лично к нему, и Лайтман этот момент не отследил, но впрочем был вовсе не удивлен. Артур еще и на Саратоге видел, что Дженнифер понравилась Освальду, и в этом не было совершенно ничего плохого или иного.
Выслушав объяснения кадета, Мори покачала головой и обратилась к Тенеку:
- Вы согласны с рекомендациями этой… этого устройства?
– В целом согласен, – подтвердил Тенек, – но я хотел бы спросить эту леди, каким количеством рактаджино в день следует ограничиться мистеру Макдауэллу, если считать, что он склонен злоупотреблять этим напитком.
Голограмма в течение нескольких секунд переводила взгляд с Тенека на коммандера Мори и Освальда, определяя, с кем она сейчас ведет разговор и кто ожидает от нее реакции. В конце концов она остановила выбор на вулканце: на ее лицо сначала вернулось спокойное и нейтральное выражение, которое было в момент запуска, а затем оно стало чуть более строгим и сосредоточенным, что для ее прототипа, доктора Дженнифер Геллер, было нетипично. Она выпрямилась и заложила руки за спину.
- Злоупотребление напитками, содержащими кофеин, - такими как рактаджино - не рекомендовано по медицинским показаниям. Для землянина в возрасте кадета Макдауэлла, находящегося в хорошей физической форме, я бы не советовала больше одной кружки в день не позднее, чем за три часа до отхода ко сну, - безэмоционально отозвалась голограмма. – При склонности к злоупотреблению необходимо и вовсе отказаться от рактаджино, чтобы избежать образования кофеиновой зависимости.
-Как вам? - командующая станцией снова посмотрела на Тенека.
– Адекватно, – ответил вулканец, глядя на голограмму с некоторым сомнением, впрочем, это сомнение относилось к её манере поведения, а не к её ответу. Затем он перевёл взгляд на Освальда и Артура и спросил: – Вам не кажется несколько неестественной такая резкая смена манеры речи? Если леди задумывалась как личность, возможно стоит позволить ей самостоятельно сформировать стиль общения с окружающими? Разумеется, не выходя за рамки общечеловеческой и медицинской этики.
Артур внимательно следил за поведением Доктора. К счастью, Доктор ответила строго по медицинской базе данных, что доказывало не вмешательство Освальда в подпрограммы с отношением к нему, входящим в противоречие с основными медицинскими директивами. А что именно сейчас происходит – было ясно.
- Мистер Тенек, - сказал Артур, поворачивая голову к вулканцу, - она учится, сглаживание манер речи, выработка своего стиля происходит со временем, а сейчас мы с вами видели как работает адаптивный алгоритм. Она выбирала кому ответить, решила ответить вам, а образ общения с вулканцами заложен сейчас именно такой.
И Артур посмотрел на голограмму:
- Все так, Доктор?
- Да, это описывает мою программу, - голограмма кивнула в знак согласия.
- Также прошу не судить слишком строго, - добавил Освальд, - ведь сделать всё запланированное - это очень большой объём работы, а у нас было меньше одной ночи. Ближе к регате результаты будут более впечатляющие, пока же мы хотели показать, что выбор модели поведения вообще работает.
-Надеюсь, на регате врачи вам не понадобятся и вы ни разу не включите экстренную медицинскую голограмму, - заметила Мори, - Но идея потенциально интересная, многие в Федерации необычно тепло относятся в разного рода голограммам. Пока это скорее игрушка с множественными личностями и подключенной медицинской библиотекой, но продолжайте работать. Вам есть что еще показать?
- Отключить экстренную медицинскую голограмму, - с облегчением приказала Самрита Баккер. Программа вызывала слишком много вопросов у коммандера и слишком много беспокойства у самой девушки.
- Это все, коммандер, - это уже относилось к Мори. – Все технические улучшения вы уже видели в падде. Вы можете пройтись по остальным помещениям катера и посмотреть, что мы убрали для улучшения маневренности катера, но опись также включена в список модификаций.
Про их идеи с маневрами и связью она решила не говорить – во-первых, к заданию коммандера они не относились, во-вторых, Самрита еще не решила для себя, насколько все это не нарушает правила.
-У вас есть вопросы к этой группе? - коммандер Мори Джанир обернулась к координатору проекта “Альфа”.
Толан стояла позади группы, будто специально стараясь убрать себя из поля зрения кадетов, сложив руки на груди и не включаясь в презентацию – за все время кадетам удалось услышать от нее только один вопрос. По лицу кардассианки практически невозможно было определить, понравилась ли ей презентация (и если бы не замечание про голограмму, могло возникнуть сомнение, слушает ли она ее вообще). Сейчас на вопрос Мори она только отрицательно покачала головой, но даже не сдвинулась с места.
-Что ж, зато вопросы есть у меня, - воодушевленно сказала Мори, которая окончательно поняла, что сегодня ей предстоит действовать  одной, - Что из всего этого, - она обвела рукой голографический катер, - вы уже успели сделать в реальности?

________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, Утарой, кадетами и голограммой доктора
Offline  
23 05 2017, 17:42:28 #31
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Освальд посмотрел на Самриту и, после небольшой паузы, ответил:
- Мэм, мы начали. Часть изменений,  перечисленных в падде, уже внедрены кадетом Баккер, состояние ЭМГ и интерфейса вы видели, остальное... мы сделаем то, что указали в перечне, - кадет кивнул на падд в руках коммандера, - вот только с клингонскими компонентами не так всё просто. По крайней мере, с элементами обшивки и интерьера. Но мы решим эту проблему.
- Мы все успеем, - решительно заявила Самрита. – Завтра к регате все будет готово согласно с тем списком, что мы предоставили. Технические усовершенствования уже в процессе, устройство дополненной реальности и ЭМГ будут добавлены в системы компьютера катера, что касается дизайна и оптимизации… - она быстро оглядела свою команду, - то все вместе мы с этим справимся.   
– Как только мы закончим, я свяжусь с моим отцом, – поддержала товарищей М’Кота, – Он наверняка знает, где найти какие-нибудь старые и ненужные фрагменты.
- Репликатор, это называется репликатор, - громким шепотом обратилась Баккер к своей соседке по каюте. – Мы же уже завтра вылетаем, у нас нет времени!..
Сказав это, землянка убрала руку за спину и незаметно скрестила два пальца: она очень надеялась, что их сейчас же не завернут с этой презентацией.
-Вы самоуверенны, - признала Мори, - Как вы распределяете обязанности в вашей группе? Кто делает что?
- Пока с этим не было трудностей, - ответил Освальд, - мы обсудили, кто с чем лучше справится, и так разделились. Например, кадет Баккер - наш инженер, и именно она занималась улучшением штатных систем катера, кадет ш'Лечир - пилот, поэтому интерфейсом для пилота занималась она, М'Кота - специалист по клингонским технологиям и всему с ними связанному, ну и так далее. Идея с ЭМГ принадлежала кадету Лайтману и очень заинтересовала нас с М'Котой, поэтому мы над ней работали, ну и так далее…
-И все были согласны с таким распределением? - уточнила Мори, оглядывая всех в команде по очереди.
- Все используют свои сильные стороны, мэм, - с легкой улыбкой отозвалась Самрита. -  И пока такое распределение показало себя эффективным. Ведь было бы странно, если бы я рвалась за руль, а Акрита – в инженерный отсек? Сейчас же, на финальной стадии подготовки, все должны будут приложить усилия к работе над катером, пусть даже и не самой интересной.
-Что ж, я вижу, что как минимум презентацию проекта вы подготовили, - улыбнулась в ответ Самрите Мори, - Но прямо сейчас я не могу сказать, как вы справились - ваш общий успех или неуспех будет зависеть от второй команды. И теперь ваша очередь смотреть, а их - показывать.
___________
С коммандером Мори, молчаливой Толан, Утарой и кадетами
Offline  
25 05 2017, 13:55:21 #32
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Ракар смотрел презентацию первой команды, стоя в проходе между мостиком и смежными помещениями катера. До сих пор он не видел подробно творчества первой команды, и оно было теперь для него очень впечатляющим. Он следил за каждой мелочью и особенно за волнением кадетов, у которых не все было доработано, но они были уверены, что справятся. Федеральная инженер Самрита Баккер был уверена, что они справятся вместе, это была такая федеральная уверенность, которая на самом деле обнадеживала.
В первую очередь перед презентацией Ракар попросил свою команду выстроиться в один ряд, затем запустил преобразование их одежды путем голографии и быстро встал в один ряд с командой. Моделирование сработало не сразу, оно было похоже на послойное построение объекта и в течение двух секунд их форма, такая разнообразная - была последовательно преобразована в идеально белые одежды, с четкими линиями, золотыми пуговицами и эполетами, творение рук Хены. Сейчас, глядя на свою команду, Ракар понял, что ему очень нравится идеально белый цвет, несмотря на то, что он такой непрактичный, его так легко замарать во всех смыслах этого слова. И он не хотел никакой грязи, он отчаянно желал этой ослепительной чистоты, которую так редко можно встретить во Вселенной, вернее - не во Вселенной, Вселенная полна чистоты, а среди людей - это обычно редкость.
Ромуланец слегка повел плечами, адаптируясь к  новому образу, и снова подошел к консоли, чтобы запустить модель катера, но прежде он остановился и посмотрел на коммандера Мори.
- Коммандер, - сказал он, - вот эта часть нашей презентации и нашей команды была подготовлена Хеной, она сделала эскиз формы далеко заранее. Но я перевел в голографический вид уже когда мы находились здесь. Вы сказали, что время уже вышло. И теперь я должен спросить - будет ли нарушением правил, если мы будем представлять наш катер в таком виде? Если да, то я сделаю откат изменений.
-Текстуры формы выглядят немного недоработанными, - сделала свою оценку Мори, - Скажите, вы предлагаете эту новую одежду в рамках модификаций для всего проекта “Альфа” или только два вашей команды для регаты?
- Это форма нашей команды в регате, текстуры будут исправлены,  - сказал ромуланец, - я уверен, что у первой команды от проекта тоже будет своя форма, а дальше, когда статус проекта станет определен, мы разработаем для нас всех что-то новое, как команда одного корабля, с названием "Альфа".
И тут Ракар посмотрел на глинна-координатора, с которой в течение сегодняшнего дня творилось нечто неладное.
Толан не сразу поймала его взгляд, а когда увидела обращенное к себе внимание, то только больше помрачнела.
- Что такое, мистер Ракар? Вы хотели что-то спросить? – поинтересовалась она.
Ракар мягко улыбнулся Иламе Толан. Всем своим видом и действием он выражал уверенность в том, что проект не закончится ранее чем через год. И это должно было зависеть в том числе от нее, кардассианки, руководителя и координатора этого проекта. И он должен был заражать этой уверенностью ее саму, чтобы там ни происходило с ней в настоящий момент, с ней и между ей и ее командованием.
- Я хотел спросить, глинн Толан, одобряете ли вы нашу форму? – спросил Ракар.
- Она меня устраивает, - глухо отозвалась женщина. – Можете продолжать.
 -Поскольку эта форма разработана для регаты, а регата не является заданием проекта, мы не должны ее оценивать, - объяснила в свою очередь баджорка, - Сейчас мы смотрим, что вы сделали на тему первого задания проекта, а не как подготовились к регате. Так что если хотите, можете оставить форму, если нет - можете отключить. Это не повлияет на наше решение. Скорее всего… - прибавила она, загадочно улыбнувшись уголком рта.
- Хорошо, - кивнул улан вооруженных сил Ромуланской империи, - тогда я оставлю эту форму, потому что она прекрасна.
Затем он нажал несколько кнопок на панели управления голокомнаты.
Когда Ракар запустил на исполнение программу модели катера в условиях физических законов известной вселенной, все оказались на площадке голографического ангара с механическим подъемником, на котором стоял корабль. Корабль лишь отдаленно напоминал катер Звездного флота  Danube-типа. Этот тип угадывался в форме носа и кормы, да еще в однозначном присутствии варп-гондол, которые тем не менее были разнесены на расстояние, совершенно не свойственное данному типа федерального катера. По сути, у катера осталось его тело, но к нему были добавлены ромуланские крылья, крылья, которые в том или ином вариативном исполнении были неотъемлемой частью не только ромуланской философии, но и дизайна всех их кораблей. Цвет корабля тоже представлял собой некий компромисс между традиционным темно-зеленым цветом ромуланских судов и темно-серым федеральным. Компромисс выражался в смешении цветов.

В левой руке Ракара материализовался пульт дистанционного управления, в правой он держал два падда, один из которых подал коммандеру Мори с открытым текстовым файлом.
- Вот список наших модификаций, - сказал Ракар.
Текстовый файл содержал следующее:
 
1. Новая концептуальная модель дизайна и расположения систем, совмещение ромуланских и федеральных технологий, эмблемы рас, участвующих в проекте.
2. Ромуланская изменяемая поляризация корпуса для федерального катера.
3. Оптимизация двигателя, усиление целостности корпуса, уменьшение времени отклика рулевых систем.
4. Дистанционное управление катером, еще одно совмещение технологий Ромула и Федерации.
5. Беспилотные аппараты разведки и картографирования местности в планетарных условиях.
6. Кодовый язык основанный на длине направленных нейтринных импульсов, аппараты-генераторы нейтринных импульсов.
7. Внутренняя перепланировка катера. Два варианта для постоянного использования и регаты.
8. Переоборудованный медотсек.
9. Бонус с кодовым названием “Скрытость”
 
-Бонус? - разумеется, федеральный коммандер сразу зацепилась за последний пункт.
- Бонус недоработан, коммандер, - ответил ромуланец, - по причине отсутствия самого этого бонуса в реальном воплощении в наличии, но произведены расчеты и адаптация систем к этой технологии. Его пока нет, но теоретически он возможен.
Ракар фактически уклонился от ответа.
- В конце презентации я объясню, что это такое, - дополнил он.
-Зачем вы так явно демонстрируете минусы вашей презентации? - поинтересовалась баджорка, склонив голову набок, - Сперва, в ангаре вы практически признали, что ваша команда не определена, когда делали предложение мисс Перим. Теперь признаете, что у вас чего-то нет и невозможно показать. Хотя вы могли бы попросить мисс Перим позже, а ваш “бонус” продемонстрировать в виде голографической симуляции. Вы не пытаетесь произвести наилучшее впечатление, как остальные ваши коллеги?
Ракар коротко выдохнул, пытаясь не допустить чувства на поверхность, пытаясь не отразить на лице все то, что он чувствовал, когда не успевал сделать что-то важное так, как оно должно быть сделано. Он позвал Перим в команду слишком поспешно и слишком поздно. Он не смог успеть выверить свою формулировку и не смог показать свою радость от того, что она приняла приглашение. Он не смог слишком многое, и этого здесь и сейчас нельзя было изменить.
- Я сторонник реализма, коммандер, и я не сторонник обманывать ожидания, - сказал он, прямо глядя на коммандера станции, - я однозначно говорю то, что готово, а что не готово, но к чему есть возможность. Все минусы и плюсы вы должны знать заранее, не строя ложных надежд на призрачность и неточность. Я не пытаюсь произвести ложное впечатление, а делаю так, чтобы точно можно было знать, на что можно рассчитывать, а на что нет. Этого требует честное и открытое сотрудничество, так, как мы, ромуланцы, его понимаем. Впрочем, я не думаю, что мои коллеги из первой команды пытались произвести лучшее впечатление, без должного на то основания, я уверен, что все справятся с тем, что представили. Просто наш способ изложения отличается.
-Ясно, - коротко ответила Мори, хотя оставалось только догадываться, какие пометки она сделала в уме, - Что ж, первая команда имела в своем распоряжении реальный катер “Анадырь”, который они, как утверждают, уже начали модифицировать, хотя мы этого пока не видели, - Мори бросила взгляд на представителей первой команды, - Но у вас корабля не было, поэтому представление вашего проекта возможно только в голо-комнате. Можете что-то продемонстрировать?
Ракар кивнул и оглянулся на своих, в ярко-белой форме. В первую очередь он посмотрел на Квинтилию, которая теперь стояла в белом кителе и белых брюках, и он не мог оторвать взгляда, хотя ему пришлось, и он скользнул взглядом по остальным. На высоком кардассианце и вулканце тоже - глюки текстур были наиболее заметны.
Ромуланец нажал на кнопку на падде, и в ангаре появился экран, отображающий вид катера сверху.
- В первую очередь обратите внимание на верхнюю проекцию, - сказал ромуланец, указывая на экран. На экране, отображающим катер сверху, было видно, что на правом крыле в два ряда были выстроены эмблемы 11-ти рас, присутствующих в проекте, а на левом крыле - эмблемы объединяющих их союзов, Ромуланской Империи, Ориона, Федерации, Кардассианского союза и Ференгинара.
- Это дань нашей общей гордости за возможное и осуществленное сотрудничество, визуальное подтверждение нашего единства и совместного труда, воплощенное в катере, образ которого мы надеемся воплотить в реальность, и летать на таком. Но если и когда такая идентификация катера окажется небезопасной среди неизвестных миров и рас, то это легко исправить. - Ракар нажал еще на одну кнопку, теперь уже на дистанционном управлении, и спустя секунду надписи на крыльях исчезли, оставив лишь ровную краску, как будто  их никогда и не было. Ракар вывел на экран показания импровизированного трикодера, или показания сенсоров другого корабля, которые могли бы фиксировать процессы, происходящие возле катера. Это был график электромагнитных колебаний вблизи обшивки катера, интерпретируемый как кратковременный магнетонный импульс.
- Как вы можете видеть, сейчас я инициализировал направленный магнетонный импульс из оборудования под обшивкой, преобразовавший материал краски в адаптивный цвету обшивки цвет. Но это легко вернуть таким же магнетонным импульсом с чуть отличающейся амплитудой, - ромуланец снова нажал на кнопку дистанционного управления и надписи вернулись.
- Этот импульс имеет изменяемую кодированную сигнатуру, его код нельзя подобрать извне, то есть никакое внешнее излучение не сможет проявить эти надписи, не взломав коды нашего компьютера. Коды имеют девятикратную степень защиты. А теперь рассмотрим измененную функциональность катера в соответствии с новым дизайном, пожалуйста, проследуйте за мной, - сказал Ракар, обращаясь к коммадеру Мори  и кординатору глинну Толан, а членам своей команды он призывно махнул рукой и пошел к голографическому катеру ближе.
Все присутствующие последовали за Ракаром.
___________
с кадетами и начальством
« Последнее редактирование: 25 05 2017, 14:48:11 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2017, 13:58:52 #33
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Пока они шли эти несколько шагов по голографическому ангару, Ракар думал о словах коммандера станции. Он не мог позвать Квинтилию в команду после того как состав команды был бы объявлен. Он должен был сделать это до искомого момента. И тому было несколько причин. Вчера он сказал об этом в каюте у Планкса и Квинтилия слышала. Сегодня, на этом утреннем брифинге - объявить состав команды без нее - значило предать ее надежду и ее доверие. Предать эту надежду на то, что ее не бросили, что данные обещания исполняют, что она нужна, ей верят и она не одна. И если бы они встали и объявились как команда без нее, это стало бы разрушением ее надежд и ее веры. И он не должен был оставлять команду в неоднозначности, неопределенности ее состава. Состав был определен. Поэтому он не мог поступить иначе. Он раз за разом в течение  времени, с тех пор, как Джез Тенма поставил его капитаном своей команды, прокручивал в своей голове, как это произойдет. Как он позовет ее, представлял ее реакцию в разных вариантах и со страхом ждал ее ответа. Он очень боялся, что Квинтилия откажет, как отказала уже однажды, и готовился убеждать. Это был сложный момент, когда он это сделал на глазах у всех, так ошибившись со своей формулировкой, которая наверняка вызвала недоумение у многих, и так и не смог на глазах у всех искренне обрадоваться. Обрадоваться так, как умеют радоваться ромуланцы. Хена сказала, что он никогда не улыбается и не радуется. Он просто не имеет такой возможности, и вот это - случившееся - очередное тому доказательство. Он опять отложил это на потом. Как и всегда, радоваться - это потом, сначала дело. А еще, возможно, он не дал толком обрадоваться ей, потому что она тоже не может радоваться перед всеми, она тоже привыкла все скрывать. И теперь Перим просила не привлекать к ней внимания, он не будет этого делать. Все будет так как должно, он лишь расчитывал на то, что однажды будет возможность показать ей какой он есть настоящий, вне работы. Когда-нибудь это произойдет. А пока он сделал то, что должен был, то, что перевесило уровнем важности, и не испытывал о сделанном сожаления, чтобы там кто ни говорил. Возможно, он испытает его потом, но не сейчас. “Нет, коммандер,  я не мог попросить ее позже. Мне жаль, что я не сделал этого раньше, но время - не та субстанция, которую можно откатить назад”. И это все  совершенно не нужно было знать коммандеру, и всем остальным. Он лишь сказал, что не обманывает ожиданий, не предает слово, данное им, этого достаточно в полной мере, чтобы понять самое важное. О том, какие ромуланцы на самом деле и о том, что делает он сам. Эти несколько секунд, отведенные на размышления, вышли, и теперь важным был только второй катер.
 
Спустя несколько секунд они подошли к катеру и остановились около него.
- Крылья имеют отнюдь не декоративную функцию, - сказал Ракар и нажал кнопку на падде. Крылья самого катера стали прозрачны, обнажая свою начинку, а на экране меж тем отобразилась подробная схема всех отсеков и коммуникаций, расположенных в крыльях. Ракар начал объяснять схему:
- В дополнительных частях корпуса расположены, - он начал называть и показывать называемое на схеме, в то время как на самом катере озвучиваемый участок подсвечивался красным цветом, - дополнительные фазерные излучатели, отсеки для фотонных торпед, по 3 торпеды в отсеке, дополнительные батареи резервной схемы, заряжаемые во время полета и поддерживающие щиты, вооружение, жизнеобеспечение во время отказа основного двигателя. Дополнительные банки памяти компьютера, увеличенный объем жесткого диска, распределение данных и резервное копирование. Сквозь крылья протянута третья резервная схема плазмопроводов, в отличие от стандартного федерального двойного резервирования. Это повышение надежности. Кроме того, вот здесь, - Ракар ткнул по схеме в две точки на обоих крыльях, - два излучателя направленного выброса нейтрино, о назначении которых я подробно расскажу , когда мы перейдем к шестому пункту модификаций. И еще - мини-ангары для двух беспилотников, кроме стандартных зондов Звездного флота, чье назначение состоит в разведке и картографировании местности на планете, в условиях невозможности взлета катера. Итак, - Ракар обернулся ко всем, кто его слушал, - есть какие-нибудь вопросы?
Толан скользила взглядом по всем модификациям, которые показывал Ракар, не задерживая ни на чем внимания и прикладывая большие усилия, чтобы заставить себя сконцентрироваться на происходящем здесь и сейчас. От нее требовались вопросы, требовалась реакция, и то, что коммандер Мори делала всю работу за нее, не значило для кардассианки ничего хорошего. Вчера она уже сказала Джарину, что совершенно бесполезна в качестве координатора, что потеряла свое влияние на кадетов – но вместо того, чтобы позволить ей уйти, он заставил ее быть здесь и делать то, что она уже не может…
Вопрос Ракара вновь вернул ее из воспоминаний о вчерашнем и заставил сосредоточиться на происходящем. Что-то про излучатели и беспилотники… Женщина нахмурилась и посмотрела на ромуланца поверх голов других кадетов, отделявших ее от второй команды и создававших некий безопасный барьер, за которым она могла справиться.
- У меня есть вопрос. Вы ничего не забыли, мистер Ракар? – после короткой паузы она добавила. – Ваша команда. Вы их так и не представили и не сказали, кто чем занимается. И за все это время я не слышала, чтобы говорил кто-то, кроме вас.
Ракар медленно кивнул и начал отвечать.
- Глинн Толан, прошу прощения, представление команды было запланировано следующим этапом, когда мы перейдем к следующей части нашей визуализации в катере. Но если это нужно сделать сейчас, то хорошо. Итак, - Ракар отошел от экрана и начал представлять команду, – роли распределены следующим образом:
 
1. Ракар - капитан
2. Джез Тенма - первый помощник, тактик
3. Рроу С'Нирл Хриис - навигатор, пилот
4. Квинтилия Перим - второй пилот
5. Тенек - врач
6. Хена - станционная поддержка.
 
- Зачем вам врач для короткой регаты? – уточнила координатор скорее для галочки, чем из реального интереса. – И кто выполняет в вашей команде функцию техника или инженера?
- Врач, глинн Толан, нам нужен на всякий случай, а, как известно, этот всякий случай может наступить совершенно незапланированно и неожидаемо. Но мы должны быть готовы ко всему и все предусмотреть. А инженера фактически у нас нет. Частично это делаю я, но огромную помощь, практическую и теоретическую нам оказывает лучший инженер проекта – Самрита Баккер, - сказал Ракар.
- Во время регаты кадета Баккер с вами не будет, - напомнила Толан очевидное, но больше ничего не сказала, сложив руки на груди и давая понять, что у нее больше нет вопросов.
- Да, - кивнул Ракар, - это конечно очень жаль, но я думаю, что мы справимся.
И тут Ракар совершенно умолчал о том, что не должно быть сказано для начальства. По всем вопросам, теоретическим и практическим, а также какой кабель куда переткнуть, если возникнет такая необходимость – они будут консультироваться у Самриты, и даже, скорее всего лететь с постоянно включенным каналом связи между двумя командами.
-Нет ничего необычного в присутствии в команде врача, - добавил Тенма, - Я видел по спискам участников. Многие явно пользуются псевдонимами и не указывают свои расы для общего обозрения, но специализация стоит у всех. Например, у команды “Серебряные Фениксы” врач вообще капитан.
- Именно так, - согласился ромуланец, обрадовавшись поддержке Тенмы, - кроме того, врач тоже такой же как и мы все человек, и раз он выбрал быть врачом в космосе, то ему тоже хочется приключений, путешествий и соревнований, таких как регата.
– Я бы сказал, что врачи отправляются в космос, наоборот, чтобы у их команды было как можно меньше приключений, – возразил Тенек. – Но относительно данного задания, – обратился он к глинну Толан, – я могу уточнить, что по поручению мистера Ракара занимался модификацией медотсека: минимально необходимой – для регаты, максимальной – для миссий проекта. Если голографическая модель медотсека будет принята, то после регаты можно будет подобным образом оборудовать «Анадырь».
-Надеюсь, мистер Ракар разрешит вам рассказать о медотсеке подробней, мистер Тенек, - заметила Мори, - Лично я бы хотела послушать про это прямо сейчас, но кажется, у вашего капитана свой собственный способ изложения и план...
- Переоборудованный медотсек – восьмой пункт, мэм. Его представляет Тенек, - сказал ромуланец, - но на самом деле последовательность соблюдать не обязательно. Пойдемте в катер и начнем с медотсека.
_________
с кадетами и начальством


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2017, 14:10:54 #34
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


Вошедшие в катер подошли к дверям в медотсек и остановились в коридоре.
– Войти всем не получится, – сказал вулканец, – помещение очень небольшое и если оно будет забито, будет сложно показать его функциональность. Для оставшихся в коридоре и снаружи катера я создам виртуальные экраны.
Именно это он и сделал, а затем «разблокировал» голографическую дверь, она открылась и перед участниками демонстрации появилось квадратное помещение, длину стены которого Тенек указал в сопроводительной документации как приблизительно 2 м 82 см 8,42 мм. Первым, что бросалось в глаза, была биокровать, расположенная в самом центре помещения. В отличие от обычных биокроватей она возвышалась на некоем подобии постамента, который выдавал своё утилитарное назначение дверцами-жалюзи в нижнем ярусе и  выдвижными ящиками в верхнем. Выдвижные ящики-столешницы предназначались для хранения и использования операционных инструментов: полный грамотно разложенный набор находился в каждом из них.
По периметру помещения располагались шкафы, поверхности которых в верхнем и среднем ярусе состояли из мониторов, а в нижнем из таких же дверей-жалюзи как и под биокроватью. При ближайшем рассмотрении мониторы оказались тоже вмонтированными в двери, в среднем ярусе – в откидные панели на манер секретеров, которые в зависимости от необходимости исполняли роль дверцы или столешницы. В ячейках шкафов самой разной формы и расположения хранились расходные материалы и портативное оборудование, в некоторые были вмонтированы стационарные приборы – выдвижные, раскладные, словом представляющие собой золотое сечение в плане сочетания надёжности и способности трансформироваться до максимальной компактности. Удобство доступа находилось в прямой зависимости от экстренности использования прибора и критичности предполагаемой медицинской ситуации.
Одной из ячеек в среднем ярусе оказалась стазис-камера; закрывающий её монитор отображал состояние помещённого в камеру пациента. Несущая поверхность камеры располагалось строго на одном уровне с поверхностью биокровати и раздвигалась до упора в её край, фиксируясь прочным креплением – это было необходимо для перемещения пациента в стазис-камеру (или из неё) в случае невозможности (или нежелательности) использования телепортации или антигравов.
Взгляд на потолок ясно показывал, что несколько стационарных приборов не сумели поместиться в шкафах – теперь они находились в сложенном состоянии и были зачехлены, однако так, чтобы не перекрывать стандартный источник света и не мешать дополнительному настраиваемому источнику света (предназначенному для использования во время операций), а также не мешать работе генератора стериллитового поля.
Всё это участники просмотра сумели увидеть в действии: Тенек не только открывал шкафы и выдвигал приборы, показывая автоматическое и ручное их расчехление, но и продемонстрировал мониторинг пациента и размещение его в стазис-камере на примере голографической модели. Как ни удивительно, все напиханное в медотсек не цеплялось друг за друга, не путалось и не блокировало проход для врача и его помощников. Возможно, дело было именно в той гипертрофированной точности, с которой Тенек подошёл к размещению объектов.
-Хорошо, - сообщила свое мнение баджорка, - Но меньшего я и не ожидала от вас, мистер Тенек. Значит, вот как вы видите идеальную медицинскую станцию в ограниченном пространстве. Разумеется, пока это только модель, как вы понимаете, создать это все к завтрашнему утру не получится. Многие из увиденных нами здесь приборов требуют специального заказа, поскольку не реплицируются, а также потребуется время на их установку и перепланировку помещения, создание новой мебели под ваши нужды. Тем не менее, я хочу получить полный список необходимого, почему-то я не сомневаюсь, что он у вас готов. К завтрашнему дню у вас может быть только мелкое оборудование и препараты из запасов станционного лазарета, а также сделана только часть перепланировки - руками ваших товарищей, разумеется без привлечения персонала станции.
– Да, мэм, – ответил Тенек сразу на всё и подал баджорке падд со списком. На падде, с помощью которого он управлял показом модификаций, стажёр набрал какой-то код, и помещение изменилось, сделавшись теперь гораздо более похожим на стандартный медотсек катера.
– Вот так должен выглядеть медотсек к началу регаты, – пояснил вулканец. – Поскольку я буду настаивать на том, чтобы все члены наших команд получили хотя бы минимально необходимое количество часов сна с учётом их расовых потребностей, большего сделать до старта не представляется возможным.
-Это более похоже на реальность, - согласилась Мори и снова посмотрела на ромуланца, - Что еще вы хотели бы нам показать?
 
- Теперь мы осуществим полет и наглядную демонстрацию свойств модификаций в условиях реальности, - сказал улан, приглашая всех проследовать на мостик катера, - я прошу всех занять свои места согласно штатному расписанию, - Ракар обратился к членам команды, и пошел вслед за ними.
Согласно этому расписанию каитианец Рроу должен был осуществлять пилотирование, гил Тенма осуществлять запуски всего того, что нужно было запускать - зонды, торпеды, беспилотники, которые он должен был чуть позже презентовать,  Тенек - отвечал за презентацию медотсека, Хена за общую , в том числе моральную поддержку, а Квинтилия Перим должна была ознакомиться с функциональностью катера и понять его возможности, так как до этого момента у нее такой возможности не было. Когда все заняли свои места на мостике катера - Квинтилия и Рроу два передних местах у главного экрана, Джез Тенма - место тактика, Тенек - свободное место научного оператора, которое, впрочем было не обязательным, но оно имелось, и Тенек должен был сейчас присутствовать  на мостике, а не сидеть в отдаленном медотсеке, Ракар сказал:
- Как я уже говорил - Рроу С'Нирл Хриис - пилот-навигатор, мисс Перим - пилот, гил Тенма - первый помощник-тактик, Тенек - врач, Хена - станционная поддержка.
Потом Ракар посмотрел на пустое кресло капитана, в которое садиться не стал. Кресло капитана на этом катере удобством не отличалось, но по меркам Ракара - удобство для каждого индивидуально. Капитанское кресло поддерживало спину, было в меру жестким и в меру мягким, на нем присутствовала консоль и за него было удобно держаться, если передний экран будет разбит и все начнет вылетать в открытый космос, за эти две секунды, пока сработают аварийные силовые поля - Ракар вполне удержится за это кресло и не выскользнет.
Свободных кресел в катере оставалось еще два у двух дополнительных консолей, туда могли сесть желающие.
- Итак, - сказал ромуланец, - Рроу, доведите нас пожалуйста до заданных в компьютере координат. Сейчас мы представим вам второй пункт, поляризацию корпуса. Всем вам известно, что магнезитные капли проедают дюранимум, заставляя его растворяться, а магнезитный газ в условиях открытого космоса хоть и не действует также быстро как капли, но его воздействие губительно для обшивки корабля. Кроме того, в туманностях класса J по федеральной классификации, или туманности класса 9, сосредоточен ионизированный коррозирующий газ, способный разрушать обшивку, а попадая во внутренние отсеки корабля - нарушать работу систем. Также существуют радиоактивные туманности, - продолжал перечислять Ракар, уже отведя взгляд от падда, - субатомное излучение которых способно преодолевать периметр щитов и оказывать губительное воздействие на экипаж. Всего этого можно избежать, если воспользоваться ромуланским методом адаптивной поляризации обшивки и пробыть в туманности куда больше времени, чем на известный мне сегодняшний момент. - Ракар рассказывал это спокойным компетентным тоном, он имел право предоставить эту технологию, и какой-то гранью сознания следил за тем, вызовет ли она удивление, или какие-то иные чувства, или же она вызовет некоторую досаду, потому федераты возможно достигли в этой области определенных успехов, о которой Ромуланская Империя еще не знает. Вот заодно он и поймет, что к чему. - А теперь мы посмотрим как это выглядит в моделированной реальности, - сказал Ракар, - мы выйдем из варпа и войдем в радиоактивную туманность, где веридиумные изотопы могут вступить в реакцию с варп-плазмой  и вызвать прорыв варп-ядра.
 
Акрита с интересом наблюдала за презентацией второй команды. Еще когда они поднимались на борт голографического катера, она отметила про себя, какую огромную работу предстоит выполнить товарищам, чтобы почти полностью перекроить катер, сделать эти крылья, внедрить новые системы… А ведь нужно еще все протестировать, желательно – в реале, а не только в голокомнате. Андорианка от всей души желала удачи команде, но краем сознания сомневалась в реальности осуществления всего. И тем более жалко было, что после регаты корабль придется снова переделывать под станционный стандарт.
Сейчас, когда они приближались к опасной туманности, ей инстинктивно захотелось вскочить за руль и изменить траекторию. Сдержав рефлекс, она лишь подалась вперед, неотрывно глядя в иллюминатор и на спокойно-сдержанного Рроу, который уверенными отрепетированными движениями держал курс. И в этот момент она поняла, что именно он должен вести "передний" катер сумасшедшего маневра. Конечно, они все – пилоты – будут готовиться ко всем ролям и ситуациям, но лучшим вариантом был бы именно такой.
 
На этом моменте Чешир вывел корабль из варпа и главный экран катера начал показывать туманность прямо по курсу, а также, кроме их текущего модифицированного катера рядом в пространстве располагался стандартный катер Danube-типа, и судя по всему это был Рубикон. Ракар подошел к Джезу Тенме и подал ему дистанционное управление, обернулся к остальным и сказал:
- Сейчас мы на сравнительном примере посмотрим как стандартный тип Danube и наш катер выдерживают газ туманности, Рроу заводите нас. Джез, заводите соседний катер рядом с нами пожалуйста.
Оба катера зашли в туманность. Оба катера располагались друг рядом с другом, потому что радиоактивный ионизированный газ туманности ослеплял сенсоры на расстоянии. Катера были расположены близко, чтобы видеть друг друга.
- Теперь я промотаю время вперед ровно на 10 часов, - сказал Ракар, - и вот здесь , - он указал рукой на главный экран катера, который был разделен на две части, и сенсорные показания бежали строками и графиками, - мы увидим сравнительный анализ состояния Рубикона и нашего катера.
_________________
авторы модификаций, их коллеги и начальство


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
25 05 2017, 14:12:02 #35
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5

Время было отмотано и ромуланец принялся объяснять показания:
- Итак, мы можем видеть, что целостность корпуса Рубикона повреждена на 13%, если бы Рубикон использовал щиты, он продержался бы дольше, но не намного дольше. Щиты Рубикона не выдерживают радиоактивность туманности, и экипаж Рубикона под угрозой, на текущий момент, даже если бы он использовал щиты, экипаж был бы необратимо поражен лучевой болезнью. Однако Рубикон в беспилотном режиме, а значит никому не угрожает опасность. Однако, катер, перед тем, как экипаж вступит на его борт - должен подвергнуться тщательной барионной очистке. Далее, - сказал Ракар, - обратите внимание на наши показания, наш корпус поляризован, и время от времени поляризация подстраивается. Целостность корпуса не нарушена, мы не используем щиты, не теряем энергию, и при таком уровне излучения - сможем пробыть в этой туманности еще 15 суток без вреда для экипажа, тем временем, у Рубикона изотопы веридия из туманности скоро вступят в реакцию с варп-плазмой и он вынужден покинуть это место.
Ракар проследил как соседний катер исчезает в тумане и обернулся к начальству.
- Следующий пункт - доработка двигателя, руля и целостности корпуса. На самом деле они целиком и полностью сделаны Самритой Баккер, и это нельзя засчитывать нашей команде. Но просто эти модификации необходимы. Далее - Кодовый язык основанный на длине направленных нейтринных импульсов. Это наша разработка. В условиях, когда никакие иные системы переговоров недоступны, применяется направленное излучение нейтрино, которое ловит любая приемная установка. Для стороннего наблюдателя - это просто выброс нейтрино, хоть и в определенной последовательности. Для посвященного наблюдателя - это сообщение, переводимое в осмысленный текст. Структуру языка можно посмотреть в нашем файле проекта. Далее - дистанционное управление кораблем и беспилотное картографирование местности, которое представит Джез Тенма. И если сейчас никто не против, то мы материализуемся на планете.
Когда они материализовались на некой планете, Джез Тенма склонился к уху Ракара и произнес:
-Честно говоря, я не готовил материал про беспилотники. Лучше вам самому презентовать их.
Ромуланец кивнул кардассианцу и взял у него дистанционный пульт. Картинка в голокомнате изменилась, теперь катер стоял на бескрайнем от горизонта до горизонта зеленом луге, и все присутствующие стояли рядом.
- Беспилотные аппараты призваны производить разведку местности в условиях невозможности взлета катера. - С этим словами Ракар нажал две кнопки на пульте и из дополнительных отсеков вылетели два аппарата, развернулись в воздухе и отправились в разные стороны. Затем в воздухе снова материализовался экран, изображение на котором было разделено на две части, на обоих частях транслировалась картинка с каждого из аппаратов.
- Таким образом ведется картографирование местности, - сказал Ракар. 30 секунд продолжалась демонстрация, затем все снова оказались в катере, висящем в космосе.
- И наконец то, что я назвал бонусом. Давайте представим, что у нас есть маленькое ромуланское устройство, переводящее корабль в режим невидимости. На самом деле у нас его нет, но системы катера адаптированы под его использование. То есть произведены непротиворечивые расчеты. - Ракар подошел к одной из настенных консолей и нажал несколько сенсоров. На главном экране в это время отображался их катер со стороны другого корабля, и в один момент он исчез. - Сейчас мы находимся в режиме невидимости и так можем находиться в течение 15-ти минут. Дальнейшего энергопотребления не хватает. Поэтому я вывожу катер из этого режима. На этом - презентация закончена.
-Ваши вопросы и комментарии, глинн Толан? - баджорка вежливо кивнула кардассианке.
- И вы собираетесь установить это устройство – сейчас или позже, на этот катер или на «Анадырь»? – нейтральным тоном поинтересовалась Толан, словно речь шла вовсе не о ромуланском устройстве невидимости, а о новом кресле или украшении интерьера. 
- Да, это возможно при его наличии. Ну, то есть не совсем я. На самом деле – инженер Баккер и я, и его можно будет использовать весь срок этого проекта, в моем присутствии. Позже, конечно, не сейчас. Сейчас его просто нет. Но если удастся его достать, то это осуществимо, - ответил Ракар, глядя на координатора.
- Так вы планируете его достать? – нетерпеливо переформулировала свой вопрос кардассианка.
- Планирую, - кивнул Ракар.
- У меня больше нет вопросов, - обратилась Толан к коммандеру Мори, никак не отреагировав на ответ Ракара.
-Разумеется, у меня вопросы есть, - приняла эстафету Мори, - Мистер Ракар, что вы и ваша команда планируете успеть установить на гипотетический катер, который теоретически можете получить сегодня?
Подумав пару секунд, Ракар развернулся к команде и посмотрел на них всех.
- Команда, что мы выберем? На самом деле нам работать всю ночь над катером, если мы его получим. Ну, разумеется, кроме пилотов, которым нужно будет выспаться. Что мы выберем из всего перечисленного? Здесь на самом деле работы не на один день и не на одну ночь. Я бы предложил остановиться на оптимизациях двигателя, которые поможет сделать Самрита, дистанционном управлении, программировании кодового языка, и внутренней перепланировке, включая медотсек. Все остальное мы сделаем позже, потому что переделать дизайн до регаты мы не успеем. Но я не могу решать это без вас. Что вы думаете? Хена, Джез, Рроу, Тенек, Квинтилия?
- То есть, вы еще не определились?.. – уточнила Толан, и ее голос звучал крайне недовольно. – И собираетесь обсуждать это сейчас?
- Да, глинн Толан, мы не определились, - сказал Ракар, не моргнув глазом, обернувшись к ней. – Есть такая земная поговорка – нельзя объять необъятное. Прошу вас, дайте нам минуту посовещаться. Всего одну минуту. И все будет решено.
- Вы не собрали команду до начала презентации катеров, вы не определились с основными модификациями для регаты… Вы плохо подготовились, - вынесла свой вердикт кардассианка и отвернулась, утратив интерес к происходящему.
Ракар лишь быстро и четко кивком головы согласился с координатором, принимая на себя все шишки, отвечая за все что он сделал и не сделал, но глинн Толан имела право, она озвучила правду, он подготовился плохо, времени у него не было, не было и многого другого, в том числе понимания о том, как делать правильно. И все на что он мог теперь рассчитывать – это на поддержку команды, и их решение. Потому что здесь и сейчас никакой иной поддержки на было за его спиной, и даже его командование теперь осудит его за очень многое.
Он быстро посмотрел на коммандера Мори и снова повернулся к своим. К тем, кого считал теперь своими. Теперь Ракар только ждал их решения.
Тенек на мгновение остановил взгляд на координаторе проекта. Стажёра следовало бы назвать слепым, если бы он не заметил, что сегодня глинн Толан ведёт себя... странно. Что это? Самочувствие? Эмоции? Если второе Тенека не должно было касаться, то первое вызывало определённую озабоченность.
Было немного затруднительно разговаривать со спиной координатора, но порой приходится разговаривать с тем, чтó в вашу сторону обращают.
– Как вы слышали, у мистера Ракара есть план первичных модификаций, – сказал вулканец. – Однако, у коммандера Мори могут быть поправки на этот счёт, поскольку именно она решает, предоставить нашей команде катер или нет. Наши предварительные расчёты могут показаться ей завышенными или заниженными, в этом случае желательно предоставить несколько вариантов графика.
Тенек снова достал падд и добавил, выводя с падда на виртуальный экран таблицу, в которой в виде цветных блоков были представлены часы сна и работы членов команды.
– По моим расчётам, – пояснил он, обращаясь одновременно и к коммандеру Мори, и к членам своей команды,– предварительный план мистера Ракара осуществим, даже если каждый из участников двух команд выделит для сна минимально достаточное время, – тут Тенек показал на блоки оранжевого цвета. – Более того, если организовать работу оптимальным образом, к его плану можно прибавить перенастройку поляризации обшивки, так как мисс Баккер уже адаптировала алгоритм для федеральной технологии, и его работу нужно только протестировать.
- Я cогласен… - начал Рроу, но тут зазвучал голос командующей станции.
- Окончательное решение вы сможете принять в более приватной обстановке, а на настоящий момент я получила ответ на свой вопрос. Иногда “мы еще не думали об этом” тоже может подойти к ситуации. В конце-концов, оценивать мы будем модификации для задания проекта “Альфа”, а на чем именно вы сможете полететь на регату - меня не должно волновать. Поэтому у меня есть следующий вопрос: что было самым сложным в работе над этим проектом? 
Ромуланец теперь снова повернулся к коммандеру станции.
- Кроме основного фактора – недостатка времени, так как все делалось в очень сжатые сроки, на самом деле самым трудным было прийти к общему соглашению и договориться. Но мы успешно преодолели этот трудный момент, и после этого все пошло хорошо, коммандер, - сказал Ракар.
- Расскажите об этом поподробнее? - баджорка слегка подалась вперед, - Как вам удалось преодолеть разногласия? Кто-то один применил силу и подавил остальных? Каждому пришлось чем-то пожертвовать, чтобы найти компромисс? Каким был ваш процесс?
– Процесс обошёлся без подавления, – ответил Тенек. – Модификации были утверждены коллегиально, а кандидатура капитана команды была утверждена с общего согласия по просьбе самого мистера Тенмы, который был предварительной кандидатурой на роль капитана. Но, разумеется, коллегиальность принятия решений не отменяет возможных разногласий.
Это было не всё: следовало упомянуть о другом и очень важном обстоятельстве. Тенек уже понял, что Ракар попытался обойтись общими словами, избегая говорить о собственных трудностях, но ему это не удалось – баджорка хотела знать больше и она хотела слышать не общие слова. Нужно было дать ей ответ – честный, и при этом этичный по отношению к ромуланцу.
– Также я хотел сказать, что мистер Ракар занижает свои заслуги, – негромко добавил Тенек. – Именно он после возвращения на станцию приложил больше всех усилий, чтобы спасти проект. Мисс Уильямс, мистер Сатал, мистер Лайтман и мисс Перим – улан Ракар пытался оказать поддержку всем четверым и сохранить для них возможность продолжать работу в проекте. Работать в этом направлении, непредвиденно принять руководство второй командой для регаты и при этом справиться с основными поставленными задачами, причём в непривычной и сложной обстановке, – если судить объективно, это было выполнено достойно, хотя и небезупречно.
_________________
с кадетами и начальством


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2017, 14:15:44 #36
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., утро
Голо-комната 5


- Какое отношение его помощь мисс Уильямс и все названное вами имеет к работе над модификациями корабля и подготовке к регате? - устало поинтересовалась Толан, которая уже очевидно хотела, чтобы все это поскорее закончилось. - Пожалуйста, вернёмся к вопросу о работе над катером в рамках вашей команды. О заслугах мистера Ракара мы можем поговорить отдельно - и я не считаю, что его заслуги стоит выделять среди остальных участников проекта.
Она встретилась долгим и довольно жёстким взглядом с Ракаром, чтобы дать ему понять, что она далеко не во всем согласна с Тенеком. И что разговор на эту тему сейчас неуместен.
Ромуланец прищурившись выслушал Тенека, с не очень ясной реакцией на его слова. Тенек его защищал, это было… непривычно. А потом выдержал жесткий взгляд Иламы Толан. Илама Толан наверняка имеет неприятности с начальством, которое дало ей вполне однозначные инструкции по отношению проекта. Раньше она не была настолько жесткой, он помнил совсем недавний разговор с ней. Только обыкновенный разнос от начальства не дает такого эффекта, возможно она подвергается шантажу и угрозам, куда более жестким, и именно от тех, кто осуществил этот заговор, с целью дискредитировать само понятие сотрудничества рас. Ракар выдержал ее взгляд не бесстрастно, сам ромуланец при этом стоял с вполне доброжелательным выражением лица.
- Да, глинн Толан, это не совсем относится к делу, но я думаю мистер Тенек пытается обосновать причину недостатка времени. Простите, это сейчас несущественно. Несущественное не повторится.
И потом ромуланец повернулся к коммандеру:
- Это не тот случай, когда нужно применять силу - здесь каждый участник важен, важно каждое мнение, важны обстоятельства у каждого и личные предпочтения. Мы учились договариваться и продираться через стены непонимания, мы все еще учимся доверять друг другу. У нас стоял вопрос о доверии, но его мы разрешили частично успешно. И, я думаю, это будет решено успешно в итоге. И в принципе, это просто обычная жизнь, в которой ничего не просто. Так что все в порядке.
-Что ж, в таком случае, у меня больше вопросов нет, - подвела итог баджорка, - Можете идти работать.
- Мэм, а как же катер? - раздался голос кадета Самриты Баккер из первой команды. - Вы дадите его Ракару или... нам лететь на одном? Каково ваше решение?
Коммандер Мори Джанир посмотрела на Самриту, потом на других кадетов. В глазах всех присутствующих читался вопрос, просьба, надежда.
- После того, что вы показали сегодня, - начала баджорка, - и того, что мы от вас услышали, я могу лишь сказать, что в данном случае… - она выдержала паузу, - по показанным вами результатам… вы определенно… без всяких вопросов… получаете от станции второй катер для регаты!
- Ура! – не удержавшись, воскликнула Акрита, сцепив ладони в торжествующем жесте и бросив задорный взгляд на Самриту. – Спасибо, мэм! Мы постараемся!
Услышав о том, что второй катер им дают, что сегодня одержана одна маленькая победа из всех тех, которые нужно будет одержать в будущем, ромуланец отсалютовал сжатым кулаком и быстро подошел к команде номер 2.
- Да, мы сделали это, Джез, Хена, Рроу! - воодушевленно произнес он и легонько хлопнул кардассианца по плечу, потом похлопал Рроу по плечу, потом обернулся к остальным, посмотрев на каждого, и мельком скользнул взглядом по Квинтилии.
- Пожалуйста, не уходите далеко, перед всем этим нам нужно поговорить, в голокомнате сделаем это.
- Спасибо, коммандер, координатор! - кивнул Освальд с искренней благодарностью, - мы постараемся не подвести вас.
Обведя взглядом свою команду, он обратился к ним:
- Да, нам тоже надо посовещаться, а потом - продолжать работать. Идём в соседнюю комнату, не будем мешать... "Новому поколению".
 
В то время, как все кадеты радовались, поздравляли друг друга, хлопали по плечам, раздался вызов коммуникатора Тенека.
-Мистер Тенек, пришли результаты анализов, которые вы запрашивали, - сообщила Эвен Оро, - Вы можете лично забрать их в лазарете или я отправлю их на компьютер в вашей каюте, поскольку вы еще не оборудовали свою личную медицинскую станцию.
Теперь Тенек оказался перед выбором - отправиться за анализами сразу или сперва остаться в голо-комнате на совещании, которое хотел устроить Ракар.
– Глинн Толан, – обратился Тенек к кардассианке, – вы хотите получить результаты незамедлительно, или я могу представить их вам после окончания совещания команды?
- Как можно скорее. Сделайте это сейчас, - быстро отозвалась Толан, и в ее интонации мелькнуло что-то вроде нетерпения и заинтересованности, которых там не было в течение всего дня.
– Да, мэм. Сестра Эвен, я заберу результаты немедленно. Мистер Ракар, я присоединюсь к вам как только смогу, но все мои материалы в вашем распоряжении и в распоряжении наших коллег.
Ракар кивнул Тенеку:
- Мы вас подождем.
Ах да, ещё эти анализы, и ромуланец заметил , что это интересовало глинна Толан больше, чем вся презентация вместе взятая. И вместе с этим в душе взметнулся параноидальный импульс, чьи именно анализы её интересовали? Ромуланец отошёл в сторону, чтобы было удобнее наблюдать.
______________________
авторы модификаций, их коллеги и начальство


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
26 05 2017, 10:41:16 #37
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Голо-комната 5 и окрестности

 
Когда все презентации закончились, Артур проводил взглядом глинна координатора, выходящую из голокомнат. Она уходила не одна, а с коммандером станции и советником. И он две секунды сомневался в том, стоит ли подойти сейчас. Может быть это будет нарушением субординации, может быть она не захочет с ним говорить, и может быть… что угодно, но он был должен. Нельзя было оставить это так. Он бросил все остальные дела, быстро подошел к Самрите и очень тихо спросил ее:
- Сэм, в двух словах, в каком состоянии ты видела вчера ночью глинна Толан?
- А, ты об этом! – Самрита была полностью поглощена мыслями о регате и катерах, поэтому вопрос Артура застал ее врасплох. – Ну, знаешь, у меня не было особо много времени ее разглядывать, но не показалось, что, ну… - девушка замялась, - она была не совсем адекватна. Может быть, даже пьяна или очень расстроена. И это было так поздно ночью…
- Ясно, Сэм, спасибо, - хмуро кивнул Артур, и не произнеся больше ни слова, вылетел из голокомнаты.
 
***
 
-...Эта регата - просто подарок Пророков, - говорила коммандер Мори Иламе Толан и Утаре Рилл, когда женщины вышли из голо-комнаты и направлялись через бар Кварка к выходу, - Наконец-то, кадеты делают то, что должны были с самого начала. Столько свежих идей и настоящее сотрудничество, ради этого проект и создавался. Адмирал Солок порадуется этой информации, а я просто не могла не дать им дополнительный катер, я считаю, они это заслужили. А как вы оцениваете выполнение первого задания?
- Да-да, они хорошо поработали, - рассеянно отозвалась Толан, выходя из Кварк'с вместе с Мори и Утарой. - Вы все правильно сделали, коммандер! Простите, что вам пришлось говорить за меня, я... неважно себя чувствую сегодня. Но вы хорошо справились.
Утара озабоченно посмотрела на кардассианку, однако заговорила только о кадетах и их работах:
– Наши подопечные мне всё больше нравятся, – искренне сказала она. – Кто бы мог ожидать, что они так сработаются? Но если подумать, это ведь просто нормально!
- Это НЕ нормально, - возразила Мори, - Проект как раз о том, чтобы они смогли сработаться и поняли, как именно они это сделали. Если бы все было так легко, не было бы смысла затевать из этого целый проект. Но теперь, наконец-то, впервые с самого начала я вижу настоящие результаты. Судя по всему, они лучше работают в маленьких группах… Но это уже, конечно, будут анализировать специалисты. И может теперь проект не закроют.
– Мы говорим о разных вещах, – пожала плечами Утара. – Вы говорите о преодолении того, что разъединяет народы, я же говорю о том, что получается, если дать естественно развиваться всем тем вещам, которые нас объединяют. По сути, все барьеры, которые мы сейчас преодолеваем, противоестественны. Но они так привычны, что большинство не представляет себе мира без них.
- И все же проект не зря придуман именно для их нахождения общего языка и преодоления барьеров, которые мы наблюдаем, - негромко заметила Толан, глядя куда-то поверх голов женщин. - Если бы все было так легко и естественно, ни нас, ни этих молодых людей тут бы не было. А теперь, если вы не возражаете, я должна идти...
Лайтман вылетел из голокомнат и, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице вниз, поспешил следом за начальством.
- Глинн Толан, - окликнул он кардассианку уже на Променаде, понимая, что прерывает ее разговор с коммандером и советником. Но некоторые вещи нужно было делать здесь и сейчас, немедленно, и никогда не оставлять на потом нерешенными.
… Но уйти Толан не успела. Она глубоко вздохнула и оглядела кадета Лайтмана – которого вчера обвиняла на суде, и который мог по ее вине лишиться свободы. Она надеялась, что их разговор состоится не скоро, а еще лучше – никогда, но, очевидно, кадет решил ей высказать все раньше.
- Прошу прощения, дамы, - она коротко кивнула коммандеру Мори и Утаре и сделала несколько шагов в сторону, приглашая Лайтмана отойти. – Я вас слушаю, кадет. Что бы вы ни хотели сказать, сделайте это, пожалуйста, побыстрее.
-Я должна отнести список медицинских материалов в лазарет, - вспомнила Мори и исчезла со сцены.
Да наплевать на эту субординацию, думал кадет Лайтман, пока они отходили с координатором в сторону. Она ведь тоже человек, и какая разница кто здесь начальник, а кто подчиненный. В некоторых вещах не бывает разницы в статусе людей, имеет значение только то, что все они живые люди. Он ведь видел какая она была раньше, он видел ее с начала проекта, она была совсем другой. И она совсем иначе относилась к нему после инцидента на “Анадыре”, и тогда, когда он сидел в каюте под арестом. Он видел ее поддержку, сдержанную и кардассианскую, но все же поддержку. И ее взгляд всегда был другим. Илама Толан очень многими своими чертами была похожа на преподавателей из Академии Звездного флота, и только она стала первой кардассианкой, к которой он стал относиться с уважением, осознав, что вовсе не все из них виновны в том, что было сделано с Бэйджором, и что все кардассианцы на самом деле разные. Все изменилось только в момент начала суда.
Артур смотрел ей в лицо, и пытался подбирать слова.
- Глинн Толан, простите мой вопрос, но … что с вами происходит? У вас неприятности из-за.. из-за того, что мой приговор вышел оправдательным?
- Кадет, вы отдаете себе отчет, насколько недопустимо звучит ваш вопрос? – поинтересовалась кардассианка. – Со мной все порядке, что же касается решения суда, то я могу вас только поздравить. Вы выиграли, я проиграла. Я понимаю, что вам могло быть неприятно видеть меня в роли обвинителя, но так сложилось, и вам придется с этим смириться. Если моя вчерашняя роль вас разочаровала, я ничего не могу поделать. Это все, кадет? – она специально обращалась к нему обезличенно-нейтрально и не встречалась взглядом, не желая вспоминать, что вчера обвиняла не просто какого-то кадета Звездного Флота, а именно стоящего перед ней Артура Лайтмана – живого и реального.
Илама Толан на него не смотрела, хотя раньше он всегда видел, как она это делает. И ее слова "так сложилось" – однозначно означали, что она не сама выбрала свою роль. Тем не менее, его немного смущала фраза "я проиграла". Что это значило? Что это удар по кардассианскому самолюбию, по их менталитету, в котором каждый приговор всегда был известен заранее, или что-либо еще? Артур не сводил с кардассианки взгляда.
- Мэм, - сказал он, - был момент, в самом начале, когда я был почти разочарован, - Артур проигнорировал слова о том, отдает ли он себе отчет. Отчет он отдавал. Бесчисленное число отчетов, один которого краше он в последнее время только и знал, что отдавал сам себе.
- Но я понял и осознал важное. Я знаю, что так сложилось. Что вы не сами выбрали эту свою роль, но также – кто-то должен был это сделать, и я очень ценю то, что вы выполнили свою роль с честью и до конца. Вы можете подумать, что я… ну, как это, на самом деле слово "обида" и "разочарование" здесь не применимы. Потому что нет ни того, ни другого. Вы не проиграли на самом деле, глинн Толан. И я знаю, что вы не могли иначе. И теперь вы должны знать, что что бы ни случилось в жизни, как бы ни повернулось – я благодарен вам за все, что вы сделали для меня и нас всех, и в моем лице вы навсегда обрели друга, который вас никогда не предаст и окажет помощь, если и когда это потребуется.
Не все было с ней в порядке, все было на самом деле очень сложно, но Лайтман не знал, что именно. И настаивать на этом вопросе он не мог. Но он мог и должен был сказать то, что сказал сейчас.
Глаза Толан становились все больше с каждым словом землянина. Благодарен? Друга? Это звучало, как издевательство, но кадет Лайтман не был похож на человека, который стал бы говорить подобные вещи ради издевательства. Но ведь и Джарин не был похож на такого человека… Она плотно сжала губы, не давая никаким эмоциям проявиться на лице. Артур не должен был видеть, что с ней происходит – никто не должен был, и все же Толан плохо с этим справлялась, как будто какая-то маленькая, неконтролируемая часть ее сознания рвалась на поверхность и отчаянно кричала о помощи.
- Хорошо, - медленно проговорила Толан после долгой паузы. – Если это правда – пусть будет так. Но это ничего для вас не меняет: я все еще остаюсь координатором этого проекта, а вы – его участником. И вы должны соблюдать субординацию, это понятно, кадет? Я прошу вас оставить личные вопросы в стороне, - ее голос чуть заметно дрогнул, и она огляделась по сторонам, будто ища возможности сбежать из неудобной беседы.
Артур видел, что Толан пытается справиться с эмоциями, скрыть их и достаточно неудачно. Но это было ничего.. Ему показалось, что ей и правда надо было это услышать, что он сказал. Кажется ей больно досталось по итогу всего этого случившегося.
- Да, мэм, это правда. И вы наш координатор, а мы ваши кадеты. И нам не нужен никакой другой координатор, потому что вы нужны нам, а мы – вам. Пусть проект продолжается, мы все преодолеем. Все будет хорошо, мы со всем справимся. Вместе.
"Справимся вместе" – это сегодня сказала Самрита, и он это теперь повторил.
- Несомненно, субординация и порядок. Все это будет, мэм, - кивнул Артур, - все будет. Спасибо вам.
Лайтман хотел отступить на шаг назад, но не сделал этого, вытянувшись вместо этого по стойке смирно.
Женщина ничего не ответила, только очень внимательно посмотрела на Артура, а затем развернулась и пошла прочь так быстро, как только могла – лишь бы он не заметил не вовремя блеснувшие в глазах кардассианки слезы, которые она быстро загнала назад быстрыми взмахами ресниц.
«Справимся. Вместе».
Вот только у Толан не было никого – ни здесь, ни на Кардассии, – кто бы мог ей помочь справиться. Она должна была справиться одна, но уже сейчас понимала, что это невозможно, и рано или поздно она окончательно сломается и проиграет. Сегодня, завтра, через неделю или месяц – это просто вопрос времени. Почему же тогда ее так волновало, что будет с проектом, который она еще вчера собиралась покинуть и осталась здесь только по приказу гала Дохиила?
Артур повернулся и посмотрел ей вслед, провожая взглядом. Так быстро и стремительно уходят не по причинам субординации, не по причинам иного взаимоотношения подчиненных и начальников, так быстро уходят, когда пытаются скрыть эмоции. Тем более это было понятно от того, что она не ответила на его последнюю реплику. И Лайтман знал, что он защитит глинна… нет, не глинна, просто Иламу Толан, если у него будет такая возможность. Потому что она не одна, теперь они все связаны вместе, и никто не должен был быть один. Как в экипаже одного звездного корабля. "На звездном корабле – никто не один", таковы были слова известного и легендарного капитана Звездного флота.
Глинн Толан ушла, Артур медленно повернулся и ушел по коридору обратно к голокомнатам.
 
Когда Артур перехватил глинна Толан, Утара поспешно отступила и, пробормотав что-то вежливое, тоже сменила направление движения. Когда она обернулась в первый раз, кадет и координатор разговаривали, когда обернулась во второй, они уже расходились в разные стороны.
«Нормально и естественно – совсем не обязательно легко и просто, – подумала она, запоздало отвечая на слова координатора. – Как часто то, что нормально и естественно, даётся людям куда тяжелее, чем все их искусственные нагромождения!»
_________
С Мори, Утарой и Артуром
Offline  
29 05 2017, 10:27:24 #38
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Лазарет

 
Дорога до лазарета заняла у Тенека недолгое время. Когда он вошел, практически на пороге его встретила Эвен Оро и протянула планшет.
-Результаты анализов, которые вы заказывали. Обратите внимание, некоторые из них пришли помеченными красным флажком, это значит, что в результатах есть что-то не совсем обычное. Если хотите, я могу помочь разобраться, что все это значит.
– Буду признателен. – Тенек подумал, что так действительно получится быстрее, кроме того он сознавал, что его общение с сестрой Эвен до сих пор складывалось как-то странно и неуспешно, и у него были веские основания полагать, что здесь не обошлось без его собственной вины, а точнее – его крайней негибкости в общении.
- Хорошо, - после паузы сказала Эвен. По этой задержке с ответом и лицу начальницы лазарета можно было заметить, что она удивлена, потому что ожидала другого ответа и была готова вступить в возмущенный спор и обидеться по его итогам. Но собеседник неожиданно оказался открыт к сотрудничеству, и Эвен растеряла все заранее заготовленные слова.
-Давайте где-нибудь сядем, - предложила она, наконец, - Нас не беспокоить!
- Да что вы, что вы, как можно… - иронично заметил санитар Дука, наблюдающий за этой сценой, - Желаю удачи!
Эвен наградила санитара ледяным взглядом, а затем они с Тенеком сели за одной из медицинских консолей и запустили данные планшетки на поверхности перед собой.
-Для меня очень важно, что вы цените второе мнение. Давайте посмотрим… - Эвен склонилась к плечу вулканца и тот почувствовал сильный цветочный аромат ее духов, - Вот этот красный флаг выскочил первым, - палец баджорки указал на строчку, соответствующую пациенту “Тенма, Дж.”, - В чем же дело? Хм… кажется, тут какая-то ошибка, - щеки женщины начали краснеть, когда она вгляделась в данные результатов, - Наверное, в лаборатории перепутали… Генетические маркеры не совпадают с данными о расе в основной карте. Мне очень жаль, мистер Тенек… Я не знаю, чем еще это объяснить.
Тенек чуть нахмурился, вглядываясь в появившиеся на экране данные: в его памяти сразу же всплыл неудачный разговор с врачом Тенмы и тут же – разговор с самим Тенмой, таким же открытым и легкомысленным, какими были многие знакомые Тенеку земляне. Если это не было ошибкой, сам кардассианец (или не совсем кардассианец?) был явно об этом неосведомлён. Все элементы вместе выглядели слишком хорошо подходящими друг к другу, но вероятность ошибки была не равна нулю, а значит, нужно было уточнить эту информацию.
– Давайте убедимся, что это на самом деле – ошибка или нет, – сказал Тенек. - Кто проводил анализ?
-Я убью Эйлу… - негромко проговорила Эвен, - Так меня подвести! Позвать ее сейчас, или сначала посмотрим остальные случаи, вызывающие вопросы?
– Посмотрим все остальные, – после недолгого размышления ответил Тенек, решив не отвлекаться на метафорическую идею убийства в лазарете, – если обнаружатся другие потенциальные ошибки, мы проверим их все сразу.
«Зачем они пользуются такими сильными духами?» – промелькнула у Тенека в голове неуместная мысль: духи мисс Эвен были куда интенсивнее запахов из аромолампы, которую он изредка использовал во время медитаций.
-Хорошо, - в голосе Эвен все еще было слышно затаенное напряжение и гнев на подчиненную, которая поставила ее в неудобное положение.
Эвен потянулась и открыла следующий результат, отмеченный системой.
“Баккер С.”
-О! - складка на лбу женщины мгновенно разгладилась, - От всей души надеюсь, это уже не ошибка. С этим радостным событием можно поздравить! Посмотрите на этот замечательный уровень хорионического гонадотропина землян! Вы знаете, что это значит?
– Безусловно, – сказал Тенек, удивляясь, но в отличие от баджорки не испытывая никакого восторга. И не только в связи с безэмоциональностью: учитывая, какими событиями ознаменовалось начало проекта, благополучно провести беременность его участницы могло оказаться не самым простым делом.
-Судя по количеству единиц ХГЧ, срок около трех недель, - продолжила восхищаться Эвен, - Но конечно, вам надо будет провести другие исследования, чтобы уточнить ПДР. Разумеется, после того, как вы поздравите ее. Дети - это же такое счастье!
– Остаётся надеяться, что мисс Баккер не окажется снова в области конфликта кардассианцев и маки или в области действия агрессивной разумной аномалии, – остудил её восторг Тенек. – Учитывая участие в проекте «Альфа», со стороны мисс Баккер было крайне легкомысленно не обновить прививку вовремя.
-О, не будьте таким пессимистом! - отмахнулась Эвен Оро, - Беременность - это не болезнь. Женщины в Звездном Флоте не списываются на берег и продолжают трудиться до последнего. Скажите мисс Баккер, что ей следует поговорить с коммандером Мори - на станции есть программа для молодых матерей, и коммандер знает, что делать с нагрузками. Ох, я вам даже завидую из-за такой пациентки, это каждый раз так волнительно - первые слезы радости, когда вы сообщаете родителям, первый звук сердцебиения, коробка с милыми детскими вещичками, которую вы им подарите...
– Для начала придётся сообщить мисс Баккер, что с этого момента ей необходимо соблюдать адекватный суточный режим и избегать недосыпания, – заметил Тенек, оставив без комментариев слова о слезах радости и детских вещичках. – Я сомневаюсь, что она воспримет это позитивно, учитывая количество модификаций для регаты. Давайте откроем следующую запись.
-Она поймет, что теперь у нее есть что-то более важное, чем регата - она выполняет свое предназначение и реализуется как женщина, - напоследок улыбнулась Эвен Оро перед тем, как открыть следующую запись.
“Толан, И.”
-Кажется, это ваша начальница? Ха! - Эвен мысленно проанализировала показания, - Она выглядит такой строгой и правильной и гоняет вас, а у самой… Видите? Она явно пила алкоголь накануне анализа, причем это был не просто бокальчик спрингвайна вечером трудного дня. А еще… хм, такого я раньше не видела… Но не волнуйтесь! Это не то, что у мисс Перим. Это вещество определенно точно снотворное, просто не федерального производства. Что логично, ведь ваша начальница не из Федерации и могла привезти с собой свои лекарства. Но только доза что-то великовата. После такого количества в смеси с алкоголем она должна была проспать всю ночь и не проснуться, даже если бы станция раскололась пополам.
Тенек отреагировал на этот результат совсем иначе. Голос его прозвучал с оттенком сомнения:
– Глинн Толан сама настаивала на проверке и согласно записям лазарета, по собственной инициативе пришла сдать кровь. Это не похоже на легкомыслие.
Вулканец задумался. Это не было похоже на легкомыслие, это было похоже на проверку, хотя ему самому никогда бы не пришло в голову проверять кого-нибудь таким образом.
– Мисс Тари сама взяла у глинна Толан образец крови?
- Нет, его брала я, - ответила Эвен.
Значит, образец настоящий, подумал Тенек. Он глубоко сомневался в том, что это могло получиться случайно: первое – так демонстративно, на фоне тотальной проверки, второе – после подчёркнутых настояний доложить о любой мелочи, которая касалась бы наркологической угрозы, третье – как раз после сложного и конфликтного разговора о её здоровье. У глинна Толан должны были быть веские причины так поступить, и эти гипотетические причины Тенеку не нравились.
– Это… интересно, – комментарий вулканца был лаконичным и малоинформативным. – Давайте смотреть дальше.
________________________
с сестрой Эвен


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
29 05 2017, 10:28:31 #39
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Лазарет


-Это основное, - сказала Эвен с каким-то даже сожалением, потому что закончившиеся интересные анализы означали, что скоро ее время сидеть рядом с интересующим ее Тенеком закончится, - Остальные анализы находятся в пределах нормы.
– Хорошо, – Тенек оторвался от консоли и повернулся к сестре Эвен. – Тогда пригласим сестру Тари и уточним информацию относительно мистера Тенмы.
 
Через несколько минут медсестра Тари Эйла стояла перед ними. Судя по ее растрепанному виду, ее подняли с постели после ночной смены.
-Тари, - строго обратилась к ней начальница, - У мистера Тенека есть к тебе несколько вопросов.
Почувствовав тон беседы, девушка заметно напряглась.
Тенек слегка покосился на сестру Эвен – он не планировал разнос, тем более, что ошибки, возможно, и не было.
– Мисс Тари, вы не могли бы прокомментировать результаты анализа крови мистера Джеза Тенмы? – сказал он. – Результат… достаточно неожиданный.
-Я просто выполняла техническую работу, я не смотрела на результаты, - сразу начала оправдываться Тари.
-И может быть, ты где-то перепутала маркировки? - предположила Эвен Оро.
-Нет! - воскликнула Тари, - Я была очень внимательна, я не могла допустить такой ошибки…
Девушка склонилась над консолью с результатами анализа Джеза Тенмы.
-Я не знаю, как это получилось. Теперь я, конечно же, вижу странность. Этот анализ не принадлежит кардассианцу, тут бесспорно присутствует баджорская ДНК… Но это же значит, что мистер Тенма, он… гибрид? - последнее слово Тари произнесла так, как будто это было что-то неприличное, - Но должно быть какое-то другое объяснение! Например… например, что, если ему в детстве пересаживали костный мозг? Вы знаете о чем-то таком? - она обернулась к Тенеку, - Вы же
изучали его карту, может, он чем-то болел в детстве?
Разум Тенека фиксировал каждую интонацию собеседниц, и брезгливая интонация Тари не укрылась от его внимания. К сожалению, изредка ему приходилось замечать эту интонацию даже у вулканцев, так что Тенек не заблуждался на счёт её значения.
Врач не вправе брезговать пациентом, и, признаться, «рейтинг» мисс Тари в личном информационном пространстве Тенека заметно понизился. Конечно это ещё не значило, что она пренебрежёт своим долгом или выдаст врачебную тайну, конечно сейчас разговор проходил только в присутствии медиков, а между медиками на памяти Тенека никогда не было секретов, и всё же…
– Помните, мы обсуждали детскую болезнь мистера Тенмы? – обратился Тенек к мисс Эвен. Он очень надеялся, что медсестра вспомнит именно сам факт обсуждения, а не некоторые неудобные сейчас подробности. И ещё он очень надеялся на то, что обе женщины не смогут отличить последствия проведённой пересадки от врождённых особенностей метиса. Мистер Тенма имел право хранить свою личную тайну, даже если сам о ней не знал.
Эвен наморщила лоб, вспоминая.
-Да, кажется, мы обсуждали детские болезни баджорцев и кардассианцев, - наконец, произнесла она, - Но, честно говоря, у меня было столько забот, что я выбросила тот разговор из головы. Разумеется, после того, как поручила подобрать для вас статьи и данные из Баджорского научного института. Так это было насчет мистера Тенмы?
Тенек утвердительно кивнул и сказал, обращаясь к Тари Эйле:
– Благодарю вас, мисс Тари. Теперь мы знаем, что с вашей стороны ошибки не было, и полученная в результате анализа информация достоверна.
-Но все-таки как вы это объясните? - Тари все еще выглядела встревоженной, даже хотя ей подтвердили, что она все сделала правильно.
Ложь. Тенек не лгал уже больше двадцати лет и не мог даже вспомнить последней наивной лжи из детства. Почему так легко было говорить правду в родном мире, и стало трудно, даже порой невозможно в мире эмоциональных? Условности, дискриминация, презрение, ненависть – эмоции и снова эмоции, которые делали людей предвзятыми до слепоты. Чего будет стоить Тенме раскрытие его тайны, Тенек не мог себе представить, но он видел, как ревностно охраняла эту тайну его семья и понимал, что для этого были веские причины. Сам он на месте Тенмы предпочёл бы оказаться изгнанным из родного мира, чем скрывать собственное происхождение, но этот выбор принадлежал не ему. После презрительного упоминания «гибридов» – даже не метисов – Тенек не был уверен в достаточной лояльности мисс Тари к его пациенту.
– Так же, как и вы, – ответил он медсестре. – Кардассианцы неохотно делятся информацией и технологиями, однако теперь я знаю, какое именно лечение мистер Тенма проходил в детстве.
Тари просияла:
-Значит, я и тут не ошиблась!
Эвен однако не спешила радоваться и выглядела задумчивой, как будто пыталась в подробностях припомнить разговор, упомянутый вулканцем.
-Что вы планируете делать дальше с этими результатами? - спросила она Тенека.
– Уточнить список противопоказаний, опираясь на новые данные, – ответил Тенек (и это было правдой для обеих версий особенностей Джеза Тенмы). – Но давайте сперва отпустим мисс Тари: как я понял, мы помешали её отдыху.
-Да, - согласилась Эвен, - Можешь идти, Тари. Но несмотря на то, что сегодня все обошлось, тебе не следует расслабляться и терять бдительность, когда ты работаешь в лаборатории.
-Да, мэм, - ответила Тари Эйла и поспешила покинуть лазарет, пока на нее не свалилось какое-нибудь новое поручение.
 
Тенек дождался, пока за девушкой закроется дверь, выждал ещё немного и повернулся к мисс Эвен. Лицо его было очень серьёзным, а взгляд испытующим.
– Я почти солгал, – сказал он. – Одна из версий мисс Тари действительно была правильной, кардассианцы действительно крайне осторожны в предоставлении информации, и я знаю, какое лечение проходил мистер Тенма, но это не была пересадка костного мозга от баджорского донора, хотя я надеюсь, что мисс Тари поверила именно в это. Это лечение подразумевало уничтожение внешних признаков баджорской расы. Мистер Тенма – действительно метис. – Тенек сделал паузу, внимательно изучая реакцию сестры Эвен, затем продолжил. – Мисс Эвен, я обязан вам это сказать, поскольку в случае моей недееспособности на станции должен быть медик, который сможет оказать мистеру Тенме квалифицированную помощь и не убьёт его несовместимыми с его организмом препаратами. Вы же не только являетесь исполняющей обязанности главы медицинской службы этой станции, но и относитесь к межрассовым метисам без ненависти и презрения, я понял это, когда вы без неподобающих эмоций упомянули о возможности баджорцев и кардассианцев иметь общее потомство. Я должен был вам это сказать, но я настоятельно прошу вас более никому из персонала не доверять эту информацию. Право обнародовать её принадлежит мистеру Тенме и только ему. Я думаю, вы гораздо лучше меня ориентируетесь в том, почему именно.
-Мистер Тенек… - Эвен была поражена речью вулканца и взволнованно прижала свою ладонь к пышной груди, - Вы умеете лгать?.. Ох, впрочем, не важно. Я понимаю, о чем вы говорите, и вы даже не представляете, как я ценю ваше доверие. Разумеется, я немедленно запрошу информацию, касающуюся лечения метисов, чтобы быть наготове, если это понадобится. Не могу сказать, что много имела с ними дело раньше. Но почему он сам не сказал нам?
– Позволю себе предположить, что он этого не знает, – в голосе стажёра послышалась нотка осуждения, – и я прошу вас не информировать его об этом, – (вопреки осуждению Тенек отнюдь не предложил немедленно сообщить Джезу Тенме правду). – Мы не владеем всей полнотой информации и не знаем всех особенностей его ситуации, поэтому мы не будем радикально вмешиваться в комплекс решений, принятых членами его семьи. Что касается лечения метисов, в архивах доктора Башира содержатся данные по ведению пациентки Торы Зиял; позволю себе предположить, что это самый полный анализ организма метиса, рождённого от брака кардассианца и баджорки. Если же вам понадобится дополнительная информация… Вы сумеете получить её так, чтобы никто не связал тест мистера Тенмы и этот запрос? Позволю себе напомнить вам, что из-за моей неосторожности мисс Тари теперь имеет некоторое представление о его результатах.
-Тора Зиял, да… - задумчиво повторила начальница лазарета, - Я помню это имя. Также на Бэйджоре после Оккупации остались другие дети, рожденные от подобных союзов, поэтому информация об их физиологии существует, и мне не будут задавать лишних вопросов… Обычно кардассианцы избавляются от незаконнорожденого потомства сразу, в их культуре бастарды считаются пятном на репутации, которая может испортить военную и политическую карьеру. Однако, иногда зов крови оказывается сильнее, и таким детям позволяют жить - в секрете, сослав их на отдаленную нейтральную планету. Или бросив в спешке, когда Оккупация сворачивалась. В послевоенные годы на нашей планете осталось много сирот, и мы не делали различий - свои или чужие. Но вы должны понимать, что быть метисом на Бэйджоре все равно не просто, хотя и легче, чем на Кардассии, где это попросту невозможно. На обеих планетах такое происхождение все еще ассоциируется со стыдом, насилием или предательством. И если мистер Тенма действительно не знает… Кто-то обязан ему сказать. Иначе однажды он окажется в смертельной опасности со стороны других кардассианцев и не будет этого ожидать. Но разумеется, мистер Тенек, это решение принимать вам.
– Прежде чем принимать это решение, я хотел бы поговорить с отцом мистера Тенмы, – признался Тенек. – Возможно, нам неизвестны обстоятельства, которые делают информирование нашего пациента ещё более опасным, чем сокрытие правды.
-Это ваш пациент, - признала Эвен, - Поэтому вам определять, как лучше поступить.
Тенек кивнул: это решение надо было принять в ближайшее время, и оно было непростым, тем более, что вулканец из рук вон плохо ориентировался в этой проблеме. Теоретически он, конечно, знал, что у других народов, населяющих Галактику, бывают незаконнорождённые дети и с этим есть какие-то проблемы, но если ты родился в мире, где все дети считаются законными, масштаб этих проблем очень трудно понять и оценить. Вулканское общество не было идеальным – вовсе нет, и Тенек хорошо это знал, но проблемы этого общества настолько сильно отличались от проблем даже ближайших соседей, что вулканскому стажёру далеко не всегда удавалось правильно сориентироваться.
– Мне надо доложить глинну Толан, – сказал Тенек, возвращаясь от этих непростых мыслей к реальности, и, вспомнив, что этикет эмоциональных требует выражать благодарность добавил:
– Я признателен вам за помощь.
____________________________
с сестрой Эвен


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 05 2017, 10:22:49 #40
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Кабинет глинна Толан

 
Перед тем как уйти из лазарета, Тенек вызвал Ракара.
– Мистер Ракар, мне необходимо обсудить с глинном Толан результаты проверки, я задержусь ещё на некоторое время.
Ракар в этот момент уже стоял в катере, который им выдали по результатам презентации, и разбирал стенную панель. Рроу сидел за консолью пилота, Джез находился здесь же.
– Я уже понял, что у вас надолго, Тенек, - ответил Ракар, который некоторое время назад понял, что ждать Тенека придется неприемлемое количество времени, и пора начинать заниматься другими делами.
– Мы немного изменили планы и проведем совещание, когда вы освободитесь, конец связи, - Ракар отключил дельту.
 
***
 
Ближайший компьютерный терминал проинформировал Тенека о том, что глинн Толан у себя в кабинете, и вулканец скоро оказался перед нужной дверью. Тенек нажал вызов, не рассчитывая на долгое ожидание: глинн Толан хотела получить результаты как можно скорее, значит она наверняка ждала его визита.
Дверь перед Тенеком открылась практически сразу после звонка, и вместо приветствия он услышал короткое «Проходите», которое Толан сопроводила кивком головы, указав на кресло напротив. В прошлый раз беседа в кабинете координатора сразу после собрания закончилось для Тенека предупреждением и испытательным сроком, но сейчас женщина определенно не была настроена на долгую беседу.
Вулканец вошёл, дверь за ним закрылась.
– Результаты наркологический экспертизы, мэм, – сообщил Тенек подавая кардассианке падд, в котором содержалась сводная таблица по содержанию, а точнее во всех строках, кроме одной, по отсутствию психоактивных веществ в организмах всех, кто подвергался проверке. – Все тесты свидетельствуют о нормальном состоянии организма и отсутствии опасной концентрации психоактивных веществ; все, кроме одного, – вашего мэм. Подробности вы можете посмотреть в отдельной папке под вашим именем.
Толан быстро пробежала глазами данные в падде, ненадолго задержав взгляд на своей строчке, а затем отложила падд в сторону и обратилась к Тенеку:
– У вас все? Есть еще что-то, что я должна знать о состоянии здоровья своих кадетов? Если нет, можете быть свободны.
– Только вопрос, мэм, – сказал, Тенек, – зачем вы это сделали? Если это была проверка моей компетентности или компетентности медперсонала станции, то я категорически возражаю против проверок, подвергающих опасности вашу жизнь и здоровье. – (то, что глинн Толан ради каких-либо целей может подвергнуть опасности чужое здоровье, стажёру даже в голову не пришло). – В стандартных условиях доза снотворного даже в сочетании с алкоголем не была летальной, но процент смертельных случаев из-за уникальной реакции организма на подобное сочетание достаточно велик, чтобы относиться к этой статистике со всей серьёзностью.
– У меня нет сомнений в вашей компетентности, мистер Тенек, - сухо ответила Толан. – И, как видите, я все еще жива, так что волноваться вам не о чем. Я получила результаты, которые меня интересовали, и раз все кадеты здоровы и могут выполнять свои функции, то вопросов к вам у меня больше нет.
Кардассианка не ответила на вопрос, но половина дела была сделана: Тенек проинформировал её о потенциальной опасности её собственных (как он думал) действий и тем самым выполнил свой врачебный долг. Оставалось надеяться, что глинн Толан в будущем будет осмотрительнее.
– Да, мэм. Но есть ещё одно обстоятельство. Оно не касается состояния здоровья и не несёт в себе какой-либо угрозы, однако в будущем серьёзно повлияет на определение дозволенного уровня нагрузок. Мисс Баккер ожидает ребёнка. После разговора с вами, я собираюсь немедленно информировать её об этом, затем она сможет согласовать все необходимые изменения с вами и коммандером Мори. Позволю себе напомнить, что мисс Баккер была среди победителей голосования, и может получить определённую нагрузку на станции, а всю нагрузку теперь будет необходимо согласовывать с положением молодой леди.
Толан взглянула на Тенека, и на ее лице появилось выражение, которое можно было бы охарактеризовать как «Только этого еще не хватало!». Она задумалась на несколько секунд, решая, что делать с этой информацией. Больше всего ей сейчас хотелось свалить эту информацию на кого-нибудь, кто сможет ею правильно распорядиться, сделать выводы и предпринять какие-то шаги… но таким человеком должна была быть сама Толан, а у нее на это не было сил.
– С этого и надо было начать, - заметила она, наконец. - О своем здоровье я не узнала ничего нового, а вот положение кадета Баккер меня беспокоит. Как вы полагаете, она сможет успешно закончить участие в проекте? Каковы вообще предписания в Федерации относительно беременных женщин, находящихся на службе?
Толан не была уверена, что Тенек – именно тот человек, который сможет дать ей нужные ответы: он был плохо знаком с порядками Звездного Флота. Но откуда-то надо было начинать, и сейчас ей нужна была помощь в принятии любых решений, а сваливать опять все на коммандера Мори не позволяла совесть. На Кардассии все было проще, но представить себе молодую незамужнюю девушку, забеременевшую во время обучения в Академии... нет, это было просто недопустимо! Кадет Баккер казалась ей серьезной и рассудительной молодой девушкой, и поэтому такая ситуация и вовсе не укладывалась у координатора в голове. 
С чего следовало начать, Тенек оставил без комментариев и перешёл сразу к ответу на конкретный вопрос:
– В Федерации беременность не является препятствием к исполнению служебных обязанностей, – ответил он.
Может быть, стажёр и не сотрудничал до сих пор с представителями Звёздного Флота, но ситуацию в целом представлял себе достаточно ясно. Его собственное мнение на этот счёт не совпадало ни с избыточным оптимизмом сестры Эвен, ни с избыточным скептицизмом глинна Толан.
– Леди, ожидающие ребёнка, продолжают работать по специальности, однако им следует избегать деятельности, которая может негативно сказаться на их здоровье и здоровье ребёнка. К примеру, инженер может по-прежнему работать с диагностикой состояния корабля, заниматься проектированием прототипов или тестированием голографических моделей (разумеется при условии соблюдения протокола безопасности), однако она не должна подвергаться радиоактивному облучению или вступать в контакт с опасными для здоровья химическими реагентами. Само собой, эти примеры не являются исчерпывающим списком допустимых работ и противопоказаний, но я готов предоставить вам эти списки с учётом расы мисс Баккер, её возраста и срока беременности, расписав прогрессию ограничений по неделям.
– Хорошо, сделайте это, - Толан прикрыла глаза и устало потерла веки.
Бессонная ночь и количество выпитого накануне сказывались, но еще больше – мысли о необходимости совсем скоро вновь встретиться с Джарином. Но пока ей нужно было сосредоточиться на делах проекта.
– А эта регата? Вы полагаете, Баккер можно лететь в составе команды? Хоть регата – и не задание проекта, я могу отстранить ее от участия. Если ее врач порекомендует, конечно, - чуть заметно хмыкнула женщина, уже знакомая с осторожностью Тенека.
– Это будет нарушением законодательства Федерации, – с глубокой серьёзностью сообщил Тенек. – Если бы срок беременности мисс Баккер был существенно больше или имелись бы определённые патологии, мы могли бы изучить все необходимые во время регаты манёвры и в случае избыточного риска запретить мисс Баккер участие в ней, но в данный момент у нас нет достаточных оснований подвергать её дискриминации по сравнению с другими участниками проекта… – вулканец оборвал себя на полуслове, внимательно посмотрел на координатора и произнёс: – Глинн Толан, в данный момент ваше самочувствие вызывает бόльшую озабоченность, чем самочувствие мисс Баккер. Вы уверены, что вам не нужна медицинская помощь?
_______________________
с замученным координатором


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
30 05 2017, 10:23:17 #41
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Кабинет глинна Толан

 
В ответ на описании ситуации кадета Баккер Толан согласно кивнула: у нее не было цели исключать землянку или хоть как-то вмешиваться в развлечение кадетов под названием «регата», зато было любопытно посмотреть, как далеко зайдет желание Тенека перестраховаться.
- Тогда передайте мисс Баккер, чтобы зашла ко мне сразу после вашего разговора, - подытожила кардассианка и потянулась к падду, но последний вопрос медика заставил ее отказаться от этой идеи.
Помочь? Да, ей нужна была помощь – спасти ее семью, убрать угрозу в лице Джарина, снять этот груз с ее плеч… Женщина усмехнулась краешком губ и покачала головой:
- И как же вы хотите мне помочь? Не думаю, что вы сможете.
– Почему вы так думаете? – голос Тенека прозвучал по-прежнему флегматично, но в глубине души вулканец был немного задет: совсем недавно кардассианка сказала, что не сомневается в его компетентности, и вот теперь прямо заявляет о том, что не доверяет его квалификации. – Сейчас ваш организм ещё не вполне оправился от последствий вашего неосторожного эксперимента, кроме того, некоторые ваши движения выдают избыточное напряжение мышц, которое свидетельствует либо о недостаточном отдыхе, либо о психическом напряжении, либо и о том, и о другом вместе. Эти симптомы могут быть устранены. Не стопроцентно, если вы не намерены отправиться отдыхать немедленно, или если на вас действует постоянный стрессобразующий фактор, но вы сможете избавиться от существенной части негативных физических ощущений.
- Вот как, - этот разговор стал казаться Толан даже забавным. – Что же это за волшебная таблетка, которая поможет мне избавиться от «негативных физических ощущений», а заодно усталости и стресса? Если она у вас есть, возможно, мне действительно стоит зайти в лазарет. Ну или пришлите мне в кабинет какое-нибудь лекарство от головной боли, и будем считать, что вы уже помогли.
Тенек никак не мог понять, что означают своеобразные интонации координатора, кажется, это в принципе было за пределами его способности к пониманию, но вот неожиданной готовностью глинна Толан к лечению точно следовало воспользоваться для её же блага – пока она не передумала.
Вулканец открыл сумку и извлёк гипоспрей:
– Я считал вероятность вашего согласия достаточно низкой, но не равной нулю, поэтому взял с собой наиболее подходящий антидот. Этот препарат вступит в контакт с веществами, которые продолжают по затухающей отравлять ваш организм, и образует с ними безопасные соединения. Вы позволите?
- Вы носите лекарства на все случаи жизни с собой? Вы меня пугаете, мистер Тенек, - покачала головой женщина, но никак не стала возражать и даже чуть наклонила шею, давая возможность вулканцу воспользоваться гипоспреем. Что бы там в шприце не было, едва ли оно сможет сделать ей хуже, чем снотворное Джарина – и Толан имела в виду вовсе не возможность выспаться, а последствия для себя и своей семьи.
– Конечно, нет, – пожал плечами Тенек и протянул руку, чтобы сделать инъекцию, – но я видел результаты вашего анализа и собирался зайти к вам с отчётом. Было только логично взять с собой соответствующее лекарство. Это так же естественно, как взять на встречу с мисс Баккер выдержку из результатов её теста, чтобы дать ей возможность удостовериться в отсутствии ошибки.
Тенек убрал гипоспрей и добавил:
– А вот сканера в данный момент у меня нет, поскольку я не слишком рассчитывал на ваше сотрудничество. Тем не менее я могу определить очаги избыточного напряжения с помощью эмпатии низшего уровня. Вы можете не беспокоиться, я не считаю ваших эмоций, только определю точки, которые необходимо активизировать, чтобы нормализовать состояние мышц, и сообщу вам свои рекомендации – они вариативны, и вы сможете выбрать, каким из них последовать. Каково будет ваше решение?
- Я… Я бы предпочла обойтись без эмпатии, - покачала головой Толан и отодвинула свое кресло в сторону. – Этого лекарства будет вполне достаточно. Мне кажется, оно уже действует.
Как и все военные, Толан проходила обучение и могла противостоять вулканской телепатии, но сейчас не была уверена в своих способностях контроля разума, и одна только мысль о чтении даже не мыслей, а эмоций вызывала у нее ужас. Она не хотела, чтобы Тенек – или кто-либо еще – почувствовал хотя бы оттенок ее эмоций и ее состояния в настоящий момент, а с этими телепатами всегда был такая вероятность.
- Закончите с мисс Баккер и передайте ей, чтобы я ее жду, - формальным тоном проговорила женщина.
– В таком случае я рекомендую вам зайти к мисс Эвен и попросить её провести сканирование, – Тенек снова взял падд, который принёс глинну Толан, и принялся быстро набирать на нём символы. – Покажите ей эту запись, она поймёт, что делать. Затем проконсультируйтесь с ней относительно терапии – спектр достаточно велик от теплового аккупунктурного воздействия до вулканского нейромассажа. Выбор, разумеется, останется за вами.
Тенек умолчал о том, что вулканский нейромассаж лично для него был наименее предпочтительным вариантом: врачи практиковали его, если в том была необходимость и никто из близких пациента не мог взять этот труд на себя, но процедура относилась к категории особенно личных, и её предпочитали доверять наиболее возрастным врачам или жрецам, с максимально высоким уровнем самодисциплины. Увы, таких кандидатов на станции не было, а умолчать о наиболее эффективной форме воздействия стажёр не имел морального права. Оставалось надеяться, что глинн Толан с её нелюбовью к эмпатии предпочтёт что-нибудь другое.
– Я передам мисс Баккер ваше распоряжение, – сказал вулканец направляясь к двери.
Когда за Тенеком закрылась дверь, Толан с облегчением вздохнула. Во-первых, потому что голова действительно перестала болеть и немного прояснилась, а, во-вторых, что у нее теперь появилась возможность в спокойной обстановке прочитать, что же показал токсикологический анализ. У нее была надежда проследить следы происхождения вещества, которое Джарин использовал в качестве снотворного – и узнать о нем чуть больше. Точнее, не столько даже о нем – Толан не была химиком и ее весьма опосредованно волновало, что же ей подмешал Джарин, -  сколько о его упоминании и использовании. Кто знает, что ей удастся найти?.. 
_______
С Тенеком
Offline  
30 05 2017, 18:17:20 #42
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Стыковочное кольцо, ангар 13 и коридор рядом

 
После визита к глинну Толан Тенек направился в ангары, где полным ходом шла подготовка катеров. Самрита должна была быть там, и он быстро нашёл её возле катера первой команды. Судя по всему, пилоты работали отдельно, из первой команды кроме Самриты поблизости был только Освальд. Тенек отозвал девушку в сторону и протянул ей падд.
– Результаты вашего анализа. На второй странице данные, по которым вы можете удостовериться в его безошибочности.
Когда Тенек целенаправленно направился к ней, Самрита заметно напряглась. Неужели… Нет, не может быть! Не должно! А уж когда они отошли на значительное расстояние от Освальда, Самрита и вовсе практически тряслась от страха. Правда, ее не покидала мысль, что если бы у нее нашли хронитоны, их бы нашли и у Освальда, но Тенек пришел только к ней… Она не спускала внимательного взгляда с вулканца, но по его лицу было решительно невозможно что-то понять.
«Вот ты и влипла, Сэм», - грустно вздохнула девушка, включая падд.
Пару мгновений она сосредоточенно разглядывала результаты, потом подняла удивленный взгляд на Тенека:
- Что это такое? – недоверчиво поинтересовалась Самрита. -  Это какая-то ошибка, это не мое.
– Ручаюсь вам, это ваше, – сказал Тенек и перелистнул «страницу» файла. – Вот здесь дата вашей последней прививки и этап развития плода, а здесь параметры по которым был определён результат.
- П-плода? – аккуратно переспросила Самрита. То, что говорил Тенек, было как-то совсем нереально…
Она послушно взглянула на предоставленную информацию: все так, последнюю прививку она ставила в Академии, а потом планировала обновить ее на станции, но все так завертелось, что ей стало не до этого. Потом же, когда случилось непредвиденное, они нашли нужные вакцины на «Анадыре», но то ли неправильно их поставили, то ли атмосфера, вода и еда на планете так на них повлияли… В общем, результат теперь Самрита видела перед собой.
Она быстро отсчитала назад на три недели: все сходится, тогда они с Освальдом действительно были на планете. Чуть больше времени заняло понять, что же было три реальные недели назад – тогда проект был распущен на короткое время после аномалии и… ну, в принципе, Самрита никому не отчитывалась, что делала все это время.
Девушка еще раз недоверчиво пробежала глазами результаты и посмотрела на вулканца – она казалась испуганной и очень беззащитной.
- И что теперь будет?..
Тенек посмотрел на неё, как на ребёнка: вопрос был очень детский, примерно то же самое спросила его младшая сестра, когда на седьмом году жизни ей сообщили о брачном выборе.
– Я составлю для вас график понижения нагрузок и программу родительской подготовки по стандартам землян. Если ваш... – Тенек хотел сказать «муж», но вспомнил, что земляне довольно легкомысленны в брачных отношениях и поправился: – ...отец вашего ребёнка находится на станции или может прибыть на неё, он примет участие в этой программе и подготовится к исполнению отцовских обязанностей. А прямо сейчас вам следует посетить глинна Толан и коммандера Мори, чтобы согласовать с ними все аспекты вашей дальнейшей работы в проекте. Глинн Толан уже ждёт вас.
- Подожди, подожди, все слишком быстро! – замахала руками Самрита, которая и правда выглядела обескураженной и сбитой с толку. – Мне надо все обдумать… Я надеюсь, ты еще никому ничего не сказал? Потому что… - она тяжело вздохнула и подняла взгляд на Тенека, - я еще не уверена, что вообще хочу оставлять этот… плод.
– Пока об этом знают только сестра Эвен, глинн Толан и я, но вы же не собираетесь убить ребёнка, тем более ребёнка, не страдающего фатальными патологиями? – слегка нахмурился Тенек. – Если вы не хотели иметь детей, вам следовало подумать об этом раньше, а сейчас этот ребёнок уже существует, у него есть будущее, которое вы не вправе у него отнять. И у него есть отец, перед которым вы тоже несёте за него ответственность.
- Что? Эвен, Толан?.. – глаза Самрита расширились от ужаса, и она прикрыла рот рукой. – Ты не мог!.. Это… это их не касается! По крайней мере, не сейчас! Я сама должна принять решение…Ох, что же ты наделал… - в глазах девушки блеснули слезы, которые она быстро вытерла.
Голос Тенека стал заметно жёстче и строже:
– Так вы действительно хотите уничтожить ребёнка даже без медицинский показаний? Я никогда бы не подумал, что женщина из Федерации может сделать настолько неэтичный выбор. Над вами не давлеют предрассудки, вам не грозит отторжение общества, как у многих наших соседей, и вы не можете так просто перечеркнуть будущее разумного существа, словно это обычная колония неразумных клеток. И это не считая того, что вы собираетесь лишить мужчину его потомка, и даже не задумываетесь над тем, что он имеет такое же право на ребёнка, как и вы.
- Черт, Тенек, просто дай мне время! – всхлипнула Самрита. – Мне надо подумать и решить самой, и не надо на меня давить! Это все слишком неожиданно, а ты уже успел сказать полстанции, и, главное, Толан. Она меня выкинет из проекта! Тебе вообще что-нибудь о врачебной тайне рассказывали, или только о том, как капать на мозг своим пациентам, заставляя их делать так, как ты хочешь? – щеки девушки раскраснелись от волнения и гнева.
Тенек посмотрел на Самриту с упрёком: как можно скрыть беременность, если не собираешься убивать ребёнка? Разве допустимо такое бессмысленное, абсолютно необоснованное преступление? А если так, разве может это считаться врачебной тайной?
– Я приму к сведению ваше мнение, – ровным голосом ответил вулканец. – Однако сестра Эвен первой узнала об этом, поскольку помогала мне разбирать результаты анализов, а глинн Толан не собирается выгонять вас из проекта. Она спросила меня о правилах, принятых на этот счёт в Федерации и собирается согласовать с вами все особенности вашего будущего графика работы. Мы можем попросить их и коммандера Мори не разглашать пока ваш новый статус, чтобы дать вам возможность справиться с эмоциями, но я настоятельно прошу вас поговорить с отцом вашего ребёнка, как только вы успокоитесь.
- Еще и коммандер Мори!.. – застонала Самрита. – Может быть, мне проще наклейку на лоб повесить, чтобы все знали? – она с загнанным видом огляделась по сторонам и сделала глубокий вдох, пытаясь собраться с силами и успокоиться. Получилось не очень. – Так, вот что! Я запрещаю тебе распространяться о моем состоянии кому бы то ни было – и я знаю, что я имею право это требовать. С Толан я сама поговорю, с отцом ребенка тоже, и вообще – разберусь с этим. Это мои проблемы! И что делать дальше с ребенком, я тоже решу сама, но не сейчас. Сейчас я просто не могу! У меня регата, проект… – она спрятала лицо в ладонях и отвернулась, а ее плечи вновь вздрогнули.

________
С Тенеком
Offline  
30 05 2017, 18:24:53 #43
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Стыковочное кольцо, ангар 13 и коридор рядом

 
На плечо девушки легла странно горячая и словно бы излучающая уверенность и спокойствие рука вулканца. Его голос тоже изменился.
– Успокойтесь, – негромко сказал он, – коммандер Мори ещё не знает, вы можете поговорить с ней сами. Решение в этом вопросе принадлежит двум людям, не только вам, но если лично вы откажетесь вынашивать ребёнка, есть другой способ, отличный от убийства. Если отец ребёнка не откажется от него, вашего ребёнка может выносить другая женщина – для него, если же вы оба откажетесь, ребёнка выносит женщина, неспособная зачать, он станет будущим другой семьи, и вы больше никогда о нём не услышите. Прошу вас, помните об этом. И ещё о том, что Космос тоже когда-то был всего лишь точкой в пространстве. Подумайте, где были бы все мы, если бы кто-нибудь решил, что Большой взрыв – это слишком хлопотно.
Самрита подняла на Тенека заплаканное лицо и всхлипнула.
– Мне просто нужно время, - неуверенно проговорила она. – Я еще ничего не решила, все слишком… слишком неожиданно. Я не готова к этому сейчас.
Она отерла с лица слезы и рассеянно посмотрела по сторонам: где-то там, далеко, была ее привычная жизнь с учебой, проектом «Альфа», регатой, новыми модификациями, «Анадырем», светлым будущим… А впереди она пока ничего не видела, и это ее пугало.
Тенек убрал руку за спину: было похоже на то, что мисс Баккер начала успокаиваться.
– Тогда просто попросите глинна Толан и коммандера Мори некоторое время никому об этом не рассказывать, а я попрошу об этом сестру Эвен. Все трое достаточно благоразумны, чтобы пойти вам навстречу. На вашу работу в ближайшие две недели ваше положение тоже повлияет не слишком сильно. Например сегодня, это всего лишь добавит к вашему графику отдыха лишних два часа сна. Если вы беспокоитесь о том, помешает ли это уложиться с модификациями в заданное время, вы можете привлечь к работе мистера Мари – он очень слабо задействован в делах проекта, и ему это пойдёт только на пользу. А вы в любом случае будете тестировать все системы катеров перед вылетом, и сможете проверить его работу.
– Я справлюсь! – девушка решительно хлюпнула носом. – И я все успею. Только не надо обращаться со мной, как с больной – я не хочу, чтобы это… это… положение как-то на меня влияло. По крайней мере, пока я не решила… что бы я там ни решила, - она вздернула подбородок. – У меня уже все распланировано, и конечно же я собираюсь спать перед отлетом. Только не из-за этого, - Самрита кивнула на падд, - а чтобы завтра работать на максимуме сил. 
– Вы не больны, – покладисто подтвердил Тенек, которому совсем не хотелось попасть в новый виток спора. – Но вы сейчас исполняете обязанности главного инженера, – удачно нашёлся он, – а главный инженер в первую очередь организует работу и проверяет её исполнение. Вы же нигде не видели главного инженера, который лично чинил бы каждую консоль на звездолёте или станции?
– На регате я единственный инженер, - гордо произнесла Самрита. – Тар не работает над катерами и не участвует в регате. К тому же я собираюсь сделать все, что обещала, потому что обе команды на меня надеются. И чтобы все успеть, мне надо возвращаться к работе сейчас, - идти к Толан девушке очень не хотелось, хоть она и понимала, что это неизбежно. Она прижала падд с данными своего обследования к груди и неуверенно замялась. – А… Есть еще что-нибудь, что может повлиять на мою работу? Связанное с моим состоянием, я имею в виду. Я слышала, что некоторые женщины плохо переносят беременность, причем даже на самых ранних сроках. Мне надо, чтобы она никак на меня не влияла, по крайней мере пока… пока я не приняла решение.
– Это очень индивидуально. Если хотите минимизировать влияние, соблюдайте режим дня, а если почувствуете негативные симптомы, сразу же обращайтесь ко мне, – это Тенек мог порекомендовать девушке с чистой совестью. К тому же, как он понял, пациенка ему попалась на редкость несознательная; оставалось надеяться на то, что сознательность разовьётся в процессе сосуществования с будущим ребёнком. И ещё на то, что раньше 6-7 недель у землянок обычно не бывает негативных симптомов – почему-то Тенек подозревал, что мисс Баккер недрогнувшей рукой примет любое, даже самое неподходящее лекарство, если решит игнорировать своё состояние.
– У меня еще есть время, - кивнула своим мыслям Самрита. – Хорошо, я все поняла. Значит, мы договорились, что ты никому ничего не расскажешь?.. Тогда мы делаем вид, что ничего не произошло, и расходимся по своим делам.
Девушка запоздало поняла, что ей все равно придется объяснять, чего от нее так долго хотел Тенек, но, к счастью, никто кроме Освальда не видел, как он к ней подошел, а Освальду она что-нибудь соврет…
– Мы договорились, что у вас есть некоторое время на размышление, – уточнил Тенек, – во время которого я не буду упоминать о вашем положении. Но это не отменяет вашей обязанности как можно раньше информировать отца ребёнка: в отношении ребёнка вы обладаете равными правами, и я не могу допустить нарушения его прав, также, как не могу допустить нарушения ваших, или прав самого ребёнка.
– Тенек, - вздохнула Самрита. – Ты врач. Вот и лечи людей! И храни их врачебную тайну! А со всеми правами, обязанностями и всем прочим я как-нибудь сама разберусь.
Она вскинула голову и решительно направилась прочь. Впрочем, за первым же поворотом ее решительность как-то поубавилась: идти к координатору ей очень не хотелось, но надо было, - и девушка нехотя поплелась к кабинету Толан.
 
Тенек осуждающе покачал головой: об обязанностях врача у мисс Баккер было самое дикое представление. И она по прежнему считала, что в этой ситуации имеет право принимать решение только она, хотя жизненно важной ситуация была ещё для двоих – для того, кто должен был разделить с девушкой будущую ответственность, и для того (или той), кто ещё не мог защитить себя от произвола сформировавшихся самостоятельных людей.
Выбрав подходящее место, где никто не ходил мимо и не мог услышать обрывок разговора, Тенек связался с сестрой Эвен и попросил её «временно не афишировать ситуацию мисс Баккер» по просьбе последней и в связи с неожиданностью для неё данного известия, а также с необходимостью всесторонне его обдумать.
Теперь можно было присоединиться к своей команде и принять участие в запланированном Ракаром совещании. Работы ещё предстояло много.
 
 Когда Тенек проходил по коридору к ангару, в котором стоял выделенный его команде катер, навстречу ему шли люди, нагруженные сумками и чемоданами - судя по всему, на Транспортном кольце несколько минут назад пристыковался очередной транспортный корабль. В какой-то момент Тенеку показалось, что он заметил в толпе знакомое лицо. Но это была всего лишь секунда, людской поток был слишком плотным, и укол узнавания в памяти был настолько мимолетным, что нужно было специально сосредоточиться, чтобы проанализировать его…
...В свою очередь доктор Глессин не обратил внимания на медика-стажера, когда пробирался по коридору в сопровождении двух носильщиков, нагруженных большими черными чемоданами, и расчищающих путь от снующих вокруг простолюдинов. Для Глессина, светила кардассианской медицины, Тенек был всего лишь эпизодом странного и неудобного вечера, когда он опоздал в театр, и он давно выбросил это неприятное событие из головы.
_____________________
с Самритой (и Глессином в фоновом режиме)


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
31 05 2017, 09:15:59 #44
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

31 августа 2384 г., начало дня
Различные локации на станции

 
После окончания презентаций и совещания команды Акрита поняла, что ей нужно отдохнуть хотя бы полчаса для эффективности дальнейшей работы. Осмотревшись в своей каюте, она отметила, что Квинтилия сегодня ночью сюда не приходила, но сейчас не стала делать из этого какие-либо выводы. Следующие 40 минут андорианка спала очень крепко, не раздеваясь, положив будильник на подушку рядом. Когда сигнал разбудил ее, сил было уже намного больше, после контрастного душа они еще удвоились. Конечно, перед регатой она выспится нормально - чтобы подготовить всю свою реакцию, концентрацию, внимание. А сейчас не время.
10 минут в Реплимате ей хватило на то, чтобы позавтракать, насколько это можно было назвать завтраком, и заказать в Кварк'c на полтора часа голокомнату. Помедлив пару секунд, она коснулась нагрудного коммуникатора:
- Акрита вызвает улана Ракара.
- Ракар слушает, - отозвался ромуланец, который находился на мостике выданного им катера, и уже закопался вплотную в его кабельную обвязку.
- Я бы хотела сейчас с пилотами обеих команд собраться в голокомнате №1 и отрепетировать, - андорианка слегка запнулась, сомневаясь, стоит ли говорить вслух по связи о маневре. - полет и разные варианты. Насколько заняты ваши пилоты? И не могли бы вы переслать мне точные технические и динамические характеристики вашего катера в том его состоянии, которое будет к регате?
Ракар бросил свои занятия и повернулся к коллегам, одновременно отвечая Акрите:
- Да, Акрита, сейчас они подойдут. Все технические характеристики катера, которые мы должны получить – находятся в файле нашей презентации. Она лежит в общем каталоге, имя файла Rakar3.
Не отключая связь, он обратился к обоим пилотам:
- Квинтилия, Рроу, - сказал он, - вам сейчас нужно подойти к Акрите на тренировку. О том, какая будет тактика и стратегия наших действий на регате по части пилотирования, она вам расскажет.
- Спасибо, - ответила Акрита и отключила связь. Уже направляясь к голокомнате, она нашла файл с нужными характеристиками в базе данных, чтобы загрузить его в программу симуляции полета.
 
Голокомната №1
 
Рроу был компанейским и неконфликтным парнем, Квинтилия в качестве второго пилота тоже не стала спорить, она ведь день вела себя очень тихо и едва ли сказала за весь день что-то кроме быстрого согласия участвовать в регате. Вдвоем они вышли из ангара, в котором стоял их только что полученный и уже основательно разобранный катер, который, кстати, назывался “Амазонка”, и отправились обратно в голо-комплекс.
Через несколько минут они уже входили в комнату, где находилась Акрита.
 
Когда Акрита вызывала по связи пилотов, включая и запасных, Артур и М’Кота работали вместе со всеми членами команды на «Анадыре». Услышав вызов и его причины, они сообщили о собрании пилотов товарищам по команде и направились в голокомнату №1.
 
Вскоре в сборе были все пилоты. Почти все они примерно представляли, что с ними сейчас хочет обсудить Акрита, но для кое-кого это должно было стать новостью.
Андорианка к тому времени уже успела создать модели обоих катеров по параметрам из файлов Самриты и Ракара. Когда пилоты собрались, она вылезла из-под консоли "Анадыря", где подкручивала настройки своего интерфейса, и, спустившись на пол голокомнаты, поприветствовала всех лучезарной улыбкой.
- Друзья, - начала она. - Спасибо, что пришли. Собственно, та цель, которую мы перед собой поставили, имеет не так много шансов на успех, но они есть, и возможности есть. Поэтому нам всем нужно постараться и быть готовыми.
Ее голос стал серьезнее и чуть тише. В пространстве между катерами развернулся голографический экран, а рядом - трехмерная модель системы Бэйджора.
- Сейчас я еще раз расскажу про основные принципы, условия и нашу программу действий, в том, что касается маневра на финишной прямой. Конечно, мы не знаем, как сложится до этого момента, какие будут КП, окажемся ли мы рядом и вообще будем ли мы в одной группе стартующих. Но, если все получится…
На экране и одновременно на модели появились две яркие точки, обозначающие катера, возле которых быстро меняющиеся цифры отображали координаты и скорость. Акрита не знала точно, успел ли Ракар посвятить Квинтилию в план маневра, поэтому решила рассказать все подробно и наглядно, да и остальным (и ей в том числе) не мешало еще раз просмотреть его во всех деталях. Приблизив масштаб, андорианка повторно прокрутила момент с заходом одного катера перед другим, передачей импульса и ускорением. В особенно важных местах она останавливала демонстрацию и выводила расчеты.
- Вот так, - закончила она, снова оглядев товарищей. - Мне кажется, мы сможем! Если сейчас есть какие-то вопросы, спрашивайте, все разберем. А потом пойдем в катера и попробуем сделать это сами.
Артур внимательно следил за схемой маневра, которую демонстрировала Акрита, и в конце тоже посмотрел поочередно на всех. Квинтилия была сегодня совершенно молчалива, вопреки обыкновению, и Артур знал, что так молчат, полностью перечеркнув все свое обыкновение – после сильного удара, сметающего в твоей жизни все, кем ты был раньше и что делал раньше. Это следовало исправлять, не только Квинтилии, но и ему самому.
- Так, примерно понятно, - сказал Артур, который слышал о маневре и задумке только короткие упоминания, не целиком понимая как все это будет происходить. – я так понимаю, что каждый пилот, первый, второй или запасной – должен будет готов осуществить этот маневр, и подменить товарища, или в некоторых моментах, а особенно этом самом критическом моменте – нужна будет слаженная работа всех. Мы обязательно сможем, Акрита, - пообещал Артур, - главное занять позицию для маневра. Что будем делать сейчас?
- Да, - кивнула андорианка. - Каждый должен быть готовым и знать все. Сейчас я вам на падды сброшу полное описание маневра, все расчеты, цифры, параметры, вы можете делать свои пометки и спрашивать, если что-то будет непонятно. Конечно, очень важна будет слаженность и точность, в этот момент не будет запасных, все будет зависеть от действия каждого из нас. И не только успех мероприятия… - она на секунду опустила взгляд. - Вы ведь понимаете, что это опасно. На такой скорости и на такой близости, как мы окажемся, одно неверное движение может и катер повредить, и вообще. И от ошибок не застрахован никто, мы не машины, но мы соберем все свое внимание, мужество и доверие друг другу. И мы справимся.
Она погасила трехмерную модель системы, оставив только экран.
- Как только все займут свои места, программа выведет нас на предположительно одну из конечных траекторий трассы. Мы будем двигаться по прямой, выполним сближение, заход одного из катеров сверху. Сначала это будет "Анадырь", так как я уже пробовала все действия сегодня ночью, а у вас будет возможность увидеть все изнутри. Ну и сам маневр. Потом поменяемся ролями, потом запасные пилоты станут первыми. Все согласны?
- Да, - сказал Артур, - я согласен.
И кадет окинул взглядом остальных. Опасность, риск, когда все в твоих руках, как сам космос, и все действия в нем, как все путешествия и поиск новой жизни и новых цивилизаций, как все новое и неизведанное, все это вдохновляло его, и он понимал, что только так и можно жить. Живешь, пока летаешь, взметнувшись в эту бескрайнюю межзвездную ночь, не только с кораблем и командой, но со всеми силами своей души. Со всем, к чему предназначен. И в этом маневре, где каждый за всех, и все за одного, они докажут ту самую главную цель и совместного здесь пребывания. Цель – это иллюстрация того, что на самом деле все люди, все расы – могут объединиться, ради чего-то общего и важного. Такого важного – как есть сама жизнь во всех ее проявлениях.
- Риск понятен, но все это стоит того, - кивнул Артур Акрите и обернулся к остальным.
Рроу согласно кивнул с видимым энтузиазмом, его вибриссы топорщились и подрагивали от нетерпения. Стоящая рядом трилл, ощутив на себе взгляд Артура, тоже слегка кивнула.
– Меня можно не спрашивать, – вместо ответа сказала М’Кота, и действительно, её можно было не спрашивать: её глаза горели азартом и предвкушением.
Акрита кивнула. Участники разошлись по своим местам, и все остальное время, отведенное в голокомнате, они в различных вариантах, условиях, комбинациях повторяли маневр, менялись ролями, кроме того, каждый пилот выполнил его в одиночку - ведь мало ли как может сложится ситуация в последний момент. Особое внимание было уделено связи между пилотами обеих команд. Специальная строка с высшим приоритетом мгновенно передавала сообщения, что позволяло оперативно координировать действия. Поскольку никто не знал достоверно, насколько такое законно в условиях регаты, канал нужно было замаскировать или использовать иную скрытную систему - это им с Самритой еще предстояло обсудить и сделать.
Под конец тренировки все подробно ознакомились с этапами выполнения маневра, кое-где вскрылись мелкие недоработки, которые Акрите предстояло проверить и исправить, найти самый оптимальный вариант - ведь они могли стать причиной отнюдь не мелких проблем.
 
________
с Артуром, Ракаром, М'Котой, Рроу и Квинтилией


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 15
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS