* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 07 2019, 08:07:13 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
25 07 2017, 16:45:02 #150
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


– Да, у нас есть маневр, - подтвердила Квинтилия, - И я все еще готова его выполнить. Но я хотела бы знать - если мы не сможем выйти на одну финишную прямую с командой “Альфа-маж”, если они продолжат лететь далеко впереди нас по чек-пойнтам, будем ли мы готовы бросить наше текущее задание, которое будем на тот момент выполнять, полететь навстречу и подтолкнуть их к финишу? В этом случае мы полностью угробим свои шансы… впрочем, я не верю, что они у нас есть, но зато вторая команда все еще получит возможность показать лучшее время и победить.
Ракар прямо посмотрел в глаза Квинтилии:
– Да, я к этому готов. Если так случится, мы бросим задание. Не победа одной команды в регате важна, а наш проект и его цели. Регата – лишь одно соревнование, проект же – повлияет на будущее всего квадранта. Обоих квадрантов. Но я не решу это без вас, ваши мнения тоже имеют значение. Однако, еще все-таки рано судить и решать это. Все еще могут это обдумать.
– Я готова к маневру в любой подходящий момент, - сказала Квинтилия, - Это мое мнение.
– Согласен, – поддержал Тенек. – Тем не менее, до выхода «Анадыря» на финишную прямую мы должны приложить все усилия, чтобы наверстать время. Мы не можем предугадать всех будущих обстоятельств и должны быть готовы ко всему.
– В таком случае, меня устраивает такая стратегия, такой общий план, - подвела итог Квинтилия, - О высадке я подумаю и сообщу свой выбор позже.
– Тогда у меня последний вопрос, – сказал Тенек обращаясь к Ракару. – Когда мисс Перим и я вышли навстречу вам с мисс Делас, вы как раз говорили, что она о чём-то должна поговорить со мной. Она скрыла, что пострадала при аварии, или речь шла о чём-то другом?
Ракар кивнул Перим.
– Хорошо, Первый, - сказал он, - так и поступим. Готовьтесь параллельно к высадке, - и Ракар многозначительно посмотрел на Тенека, сделав шаг назад по направлению к жилому отсеку:
– Она утверждает, что не пострадала. Но будет очень хорошо, если вы предложите ей убедиться в отсутствии у нее травм и в качестве ответного вежливого жеста – просканируете ее. Я сейчас попрошу ее прийти к вам и проверить ваш прогресс в выздоровлении. Однако, Тенек, идите уже лежать, нельзя ходить туда-сюда с сотрясением.
– Есть, сэр, – подчёркнуто дисциплинированно отозвался Тенек. Это относилось одновременно и к требованию отправиться в медотсек, и к предложению просканировать Делас.
Ракар, удовлетворенно кивнув, неся на плече свой китель, быстрым шагом отправился в жилой отсек.
– Подождите… - снова начала Квинтилия, но уже гораздо тише, чем в первый раз, поэтому не была уверена, что Ракар ее услышал.
От сорока минут следования к точке назначения оставалось уже тридцать четыре, и Ракар понял, что занимается ерундой. Он уже до того благополучно засунул подальше все свои недоумения и собственные обиды, которые были всегда от имени Ромуланской Империи, и теперь наверное не стоило возобновлять, занимаясь делом, а не выяснением отношений. И поэтому, теперь, он во второй раз вернулся на мостик уже никуда не торопясь.
–  Да, Перим, - сказал он снова, - если что, тут на мостике можно включить силовое поле, загораживающее вход. Вот тут под обшивкой его генераторы, - Ракар показал рукой расположение. - И я все время на связи.
– Я просто… - начала Квинтилия, - хотела поблагодарить вас за то, что вы сделали меня первым офицером. Спасибо за доверие.
– Вы этого, Перим, объективно заслуживаете, - сказал Ракар, ничем не выдав тени смущения и удивления, - ваши советы и рассуждения очень ценны. И вы способны на куда большее. Теперь мы вроде бы все обсудили? Я пойду? – спросил он.
– Для меня это очень много значит… - тихо проговорила Квинтилия, а потом отвела взгляд и уткнулась в панель управления перед собой.
Тенек посмотрел на Квинтилию чуть потеплевшим взглядом и вдруг спросил:
– Мисс Перим, почему вы не любите ваше имя? Когда у вас появятся друзья, эта антипатия может создать вам неудобства в общении: будет сложно перейти к неформальному стилю.
Стажёру показалось, что этот вопрос уместен именно сейчас, когда у Квинтилии появился очевидный для неё самой повод верить, что у неё многое получится и друзья рано или поздно будут.
– А? - Квинтилия вздрогнула от неожиданности вопроса и перевела удивленный взгляд на Тенека, - Мое имя? Понимаете, оно земное. Мои родители дали его мне, чтобы я была особенной, но иногда тяжело постоянно быть не такой, как все. Особенно, когда ты ребенок. Все спрашивают, обращают внимание, обсуждают… Я чувствую себя странно и не к месту. Это как если бы вы были - вулканец Иннокентий, ромуланец Джо. Но со временем я научилась нести это неудобное имя гордо - как часть меня, как шрам, от которого не избавиться. Поэтому я не люблю, когда его сокращают другие - мне кажется, они делают это от лени и нежелания стараться. Но когда… то есть если у меня появятся друзья, возможно, я разрешу им выбрать что-то более короткое для меня.
Ракар смущенно и несколько даже растроганно улыбнулся в спину Квинтилии, теперь он подумал, что, наверное, все на самом деле не зря. Все это все еще имеет смысл, тот главный, второй главный смысл, которому он следовал. Он не стал говорить, что не справился бы без Перим в этом их текущем катаклизме. Может быть, он скажет это потом.
– Я рад, - только лишь прошептал он, а потом с вниманием стал слушать ответ Квинтилии на вопрос Тенека.
– У вас уже есть друзья, Перим, - негромко сказал Ракар. – И несмотря на то, что вам не нравится ваше имя – оно красивое. Но разрешите один вопрос – что значит это имя? У него есть значение?
– Это что-то из древней земной цивилизации, - ответила Квинтилия, - И там есть корень, который означает числительное “пять”. Но я не знаю, что имели в виду мои родители. Возможно, им просто понравилось звучание. Или написание.
– Хм… - сказал Ракар, - интересно, мы поищем ту часть земной истории, и узнаем значение. А теперь, мистер Тенек, марш в медотсек! У нас мало времени! - и Ракар сделал руками жест, показывая Тенеку, что если тот сейчас не пойдет, то ромуланец начнет его принудительно вести, а значит трогать руками, что для вулканца будет неприятно.
Тенек посмотрел на него в высшей степени вулканским взглядом и покинул мостик.
____________________
с Квинтилией и Ракаром


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
26 07 2017, 09:24:35 #151
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Анадырь”

Когда связь с “Амазонкой” завершилась, “Анадырь” продолжил спускаться на Бэйджор. Им предстояло найти площадку для посадки. Одна выглядела подходящей - ниже главного входа в монастырь, но выше уровня земли, почти по середине вырубленной в скале лестницы, ведущей наверх. Вторым вариантом было сесть в той же долине, где раньше стояла “Амазонка”, а теперь сканеры обнаруживали обломки корабля той загадочной команды, с которой было вынуждено сотрудничать “Новое поколение”.
- Хорошо, что у них всё в порядке, - уверенно произнёс Освальд, - и не придётся оставлять катер без присмотра... разве что... - он хитро осмотрел своих коллег, - разве что вместо отдыха Сэм с Артуром исследуют обломки катера. Как знать, может, там найдётся что-нибудь интересное!
- Кто-то должен остаться в катере и ждать, - заметила  Самрита. - К тому же наверняка " Амазонка" уже все проверила... Но мне нравится направление твоей мысли!
- Обследовать их корабль можно, - согласился Артур, - но недолго. Нам надо спешить. Так что, как скажешь, капитан. Однако бросать катер на произвол судьбы я бы не хотел, кто-то должен здесь остаться. Мы не можем быть уверены ни в чем, возможно та вторая команда – не единственная, которая решила действовать нечестным способами на регате.
- Пока мы будем решать философские проблемы, у вас будет время, - сказал Освальд, - что касается оставления катера без присмотра, то Сэм же именно на этот случай настраивала дистанционное управление транспортером и сигнализацию, так что если вы оба хотите там побывать - это вполне возможно.
Чуть подумав, он добавил:
- Вот что! Акрита, сажай катер на ближайшей к лестнице площадке. Артур, если вы с Сэм решите исследовать "Приму", то можете перелететь поближе. Назад нас всё равно лучше будет телепортировать, дабы не терять время после задания.
Артур обернулся к Освальду.
- Может, будет быстрее вас телепортировать на ту площадку, а мы, не заходя на посадку, сразу полетим к "Приме"?
– А может, мы сядем на площадку, и вы телепортируетесь к «Приме» и обратно? – с некоторым недоумением спросила М’Кота. – Компьютер катера способен с этим справиться.
- Поддерживаю, - сказал Освальд, - тем более, что менять пилота в процессе посадки - это куда более серьёзный риск, чем, например, оставить катер без присмотра на полчаса. Садимся сейчас.
Акрита кивнула и аккуратно начала заводить катер на площадку на середине лестницы. Места было не много и посадка требовала сноровки, но через какое-то время им удалось аккуратно приземлиться. Теперь одна часть лестницы вела вверх, к монастырю, а вторая - вниз, к полю, на котором лежал разбитый корабль “Серебряных Фениксов”. Солнце на планете уже начало очень медленно клониться к закату и окрашивало окружающие скалы, а также леса и долину в красивые золотистые тона.
- М'Кота, Акрита, идём, - сразу же сказал Освальд, когда андорианка заглушила двигатели, - Артур, мостик твой. Если что, мы на связи.
Взяв ключ, кадет тут же направился к выходу.
– Как насчёт оздоровительной пробежки по лестнице? – предложила М’Кота, направляясь следом за ним и бросая лукавый взгляд на него и Акриту.
- А как насчёт того, что пришедший последним публично представляет победителя? - переиначил идею клингонки Освальд.
Лайтман покачал головой с усмешкой вслед удаляющимся коллегам:
- Удачи вам там! – и обернулся к Самрите, пересаживаясь за консоль пилота, - сейчас они отойдут, и мы посмотрим, что там еще осталось на катере наших саботажников.
Кадет ш’Лечир вышла из катера последней, передав все управление Лайтману, и поспешила присоединиться к соревнованию, поднимающему боевой дух товарищей.
- Думаешь,  они оставили нам что-нибудь интересное?  - Самрита улыбнулась в ответ Артуру, а потом помрачнела: - Ой, я совсем забыла - я ведь не могу пойти с тобой, мне же будет звонить Ракар.
- Да, Самрита, - сказал Артур, поднимая катер в воздух и направляясь в долину, где лежал разбитый катер "Прима". – Тогда я пойду, а ты последишь за катером, все-таки мне очень не нравится идея оставлять его без экипажа. Так что, так даже лучше, что ты здесь побудешь. А они там как минимум оставили логи, вряд ли они все уничтожили, так что я скачаю из компьютера все, что найду. А там посмотрим.
- Хотела бы я тоже заняться чем-то интересным, - вздохнула землянка. - Только вот... а мы точно уверены, что вот так лазать по чужим кораблям без спроса - это хорошо?
- Знаешь, что я думаю, Сэм, - сказал Артур, - не отрываясь от управления, - они тоже лазили в “Анадырь” без спроса, только для того, чтобы его повредить. А нам нужно провести собственное расследование, для того, чтобы чем-то помочь ромуланцу и второй нашей команде. Не уверен, что у них было время обыскать их катер. Так что это не "не хорошо", а наш долг. Я не испытываю по этому вопросу каких-либо угрызений совести. А ты?
- Но ведь мы считаем себя лучше, чем они? - тихо проговорила Самрита. - Иначе в чем тогда разница, если мы будем действовать, как мародеры и растащим то, что осталось от их корабля?.. К тому же, мы точно не знаем ,  о чем с ними договорилась "Амазонка", но они звучали так, словно нашли какое-то решение. Не нарушим ли мы их договоренность?
- Мы лучше, Сэм, но дело в том, что… добро должно быть с кулаками и уметь защищать себя. Не мы напали на них, а они на нас. Грубо говоря – не мы развязали эту войну, но мы должны быть готовы помочь "Новому поколению". И если мы не поищем в их катере – это будет преступное бездействие. По моему мнению – это именно так, – сказал Артур.
 - "Амазонка" нас ни о чем не просила, а лазать без разрешения в чужие корабли - это плохо, - покачала головой инженер. - Впрочем, это твое решение, я не буду тебе мешать.
Артур обернулся к Самрите и внимательно посмотрел на нее. В этот момент он засомневался в своем решении, но все таки снова сам для себя его обосновал.
- Федерация бы не выстояла ни против клингонов, ни против ромуланцев, ни против Доминиона, ни перед всеми другим, если бы руководствовалась правилами не ведения партизанской войны. Про баджорцев – я вообще молчу. Нельзя, получив удар по правой щеке, молча подставить левую. Левую можно подставить только в том случае, если готовишься при этом ответить мощным хуком справа. Таково мое убеждение. Но я буду осторожен, на случай, если они поставили там охранную систему. Я сначала обойду там все с трикодером, и если не смогу обойти защиту – не полезу.
С этими словами Артур снова посмотрел в свою консоль и принялся сажать катер.
 - Да ведь не в этом дело,  мы не на войне, а в одном проекте, - совсем тихо прошептала Самрита и привычным жестом заправила за ухо выбившуюся прядь волос.
- Да, Сэм, - сказал Артур, сажая катер в ста метрах от “Примы”, - мы в одном проекте, но чуть было не развязали войну, когда ромуланец вещал свой текст по связи, я все слышал, я уже подумал, что скоро будет война между нами и Ромулом после таких действий… В любом случае, не стоит позволять себя обманывать, не стоит позволять делать против нас диверсии, стоит предупредить возможную опасность и новую диверсию. Растаскивать катер я не собираюсь, но информацию скопирую.
Самрита молча кивнула, хоть весь ее вид и выражал неуверенность и сомнения.
Артур посадил катер и встал из-за консоли.
- Сэм, мостик твой, и весь катер твой, - он смотрел на девушку серьезно, снова сомневаясь в своем решении. – Извини меня, Сэм, но я правда считаю, что нужно обследовать их катер.
И кадет принялся собирать оборудование - трикодер, падд, магнитное устройство для открытия дверей.
______________
с командой "Анадыря"
Offline  
27 07 2017, 15:03:37 #152
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


Ракар практически бегом вошел в жилой отсек, где находились “Серебряные Фениксы”. В одной руке он нес падд, в другой собственный китель.
– Делас, - позвал Ракар сходу.
Когда Ракар зашел в жилой отсек, Делас лежала на облюбованной ей койке, закинув ноги наверх, и что-то увлеченно писала в падде. Появление капитана она заметила боковым зрением, но на этот раз ничего не предприняла, а только молча отсалютовала со своего места.
Юнок и Казза устроились рядом на соседней койке и что-то тихо обсуждали.
– Мы летим к луне под названием Джераддо, - сказал Ракар, - расчетное время прибытия – половина земного часа. Там наверняка нужна будет высадка, кто-нибудь из вас составит компанию Перим на высадке. Делас, могу я попросить тебя проверить, как выздоравливает Тенек? Он ходит туда-сюда, и мне не нравится это, в связи с его сотрясением. Только не надо его усыплять, пожалуйста.
Делас нехотя перевернулась на спину, чтобы видеть своего собеседника.
– Ты ведь его капитан! Ты же можешь приказать ему лежать смирно, и он не сможет тебя ослушаться! Или у вас тут все приказы принято обсуждать, подвергать сомнению и выполнять, только если хочется? - сощурилась ромуланка. - В любом случае, твой вулканец меня к себе на фазерный выстрел не подпустит, так что это бессмысленно. Но ничего с ним не будет, не бойся!
– Когда дойдет до того, что без приказа никак – я прикажу, - безэмоционально сказал Ракар, глядя на Делас. Одновременно с этим он подошел к той койке, которая была его, достал из под нее сумку со своими вещами, вытащил чистую водолазку и быстро переоделся. Его не смущало то, что на несколько секунд он предстал перед тремя девушками наполовину обнаженным. Они были солдатами каждый своего государства. Каждая из них была на службе, и они были не теми, перед которыми он испытывал бы такие чувства. Тем более, это была всего лишь водолазка.
– Делас, я все-таки прошу тебя пойти и проверить его, он уже лежит, фактически я уже приказал. И ему придется подпустить тебя к себе, так как мы сотрудничаем. Сделаешь?
– Только если он не будет сопротивляться и спорить, - пожала она плечами. - У меня нет желания прыгать вокруг вулканца, но раз ты просишь...
– Он это может, но вам с ним все равно надо как-то найти общий язык. Вы в своей команде умеете договариваться, попробуй теперь договориться с моим вулканцем, - Ракар улыбнулся во всю ширь и встал на выходе из жилого отсека, ожидая Делас.
– Ты же сам решил, что мы пассажиры, а не команда этого корабля, - усмехнулась Делас, неторопливо поднимаясь со своего места и оправляя форму. - Но на что не пойдешь ради проекта, правда?
У дверей она на мгновение задержалась, встретившись взглядом с Ракаром, а затем направилась в лазарет.
– Пока пассажиры, - сказал Ракар, не выходя, так, чтобы слышали и Казза и Юнок, - но все может измениться. Мы это уже обсудили же. – Взгляд, который Делас задержала на нем – был взаимным. Он также посмотрел ромуланке в глаза, и смотрел до тех пор, пока та не отправилась в медотсек.
И потом он проследовал за ней. У дверей медотсека Ракар задержал ромуланку.
– Делас, - Ракар говорил очень тихим шепотом, приблизившись к уху Делас, - я сказал Тенеку, что будет неплохо, если он проверит тебя на предмет травм. Но ты, разумеется, можешь отказаться. Однако, я думаю, что он мог бы помочь тебе… в твоем исследовании. Он хороший парень на самом деле, и хранит медицинскую тайну даже в том случае, если его будут убивать. Я ему ничего не сказал, конечно. Не беспокойся.
Делас посмотрела на Ракара круглыми от ужаса глазами.
– Он не должен ничего узнать! - зашептала девушка. - Я же говорила тебе, что мое исследование засекречено, и если оно попадет к вулканцам... - Делас выглядела по-настоящему испуганной.
– Значит, он не узнает, - также очень тихо и уверенно сказал Ракар, - не бойся. От сканирования можешь отказаться, и он насильно ничего делать не будет. Однако – ты должна жить, я этого хочу. Вот и все.
С этими словами Ракар удобнее перехватил падд и открыл дверь медотсека. На падде  была схема вентиляции катера, и в настоящий момент там было расположение той самой заглушки, открытой Юнок.
Ракар молча прошел вперед, открыл стенную панель, сверяясь с паддом. Просунул руку,  закрыл заглушку, закрыл панель. Развернулся к остальным.
– Вот так вот. Ибо, как говорится, не стоит так делать. Мистер Тенек, Делас врач, и она снова вас просканирует, и я очень вас попрошу – все остальные разговоры о ваших принципиальных различиях – осуществите после того, как Делас убедится, что вы не навредили себе.
– Если вы настаиваете, – коротко ответил Тенек и подал Делас сканер и трикодер. Слова Ракара о том, что ромуланка – врач, он никак не прокомментировал, своё отношение к происходящему – тоже. – Мистер Ракар был озабочен вашим самочувствием, – добавил он. – Вы готовы сделать ответный жест доверия?
– Озабочен самочувствием, значит, - хмыкнула Делас, включая трикодер. - Или просто не поверил мне, когда я сказала, что не пострадала?.. - она приподняла брови, глядя на Ракара.
Ракар стоял уже спиной к Тенеку и лицом к Делас. С одной стороны была эта ее болезнь, и оставшееся недолгое время жизни, в другой стороны – секретность. И он не мог попросить явно помощи Тенека. И все это нужно было как-то обойти.
– Доверие – вещь сложная, - сказал Ракар, - но никто никого насильно без необходимости не обследует. Ладно, вы тут сами разберетесь, я надеюсь, - Ракар внимательно посмотрел Делас в глаза, и вышел из медотсека.
– Перестраховщик, - фыркнула Делас в спину уходящего ромуланца, но в ее голосе слышалось облегчение.
Она вернулась к показаниям медицинского трикодера, и на некоторое время в медотсеке воцарилась тишина - того вида, которая звоном отдает в ушах и которую можно резать ножом.
– Как и ожидалось, – констатировал Тенек. – Определённо вы не склонны сами выполнять то, что настойчиво требуете от других.
– Ха? - Делас оторвала взгляд от показаний трикодера и удивленно уставилась на Тенека: - В смысле?
– Открытость, уважение и сотрудничество, – пояснил Тенек. – Что вы сделали, когда получили о нас неполную информацию? Собрались без свидетелей, чтобы принять решение. Что мы сделали, когда узнали о ваших диверсиях? Собрались без свидетелей, чтобы принять решение. Одинаковые поступки, но свой собственный вы посчитали нормальным, нас же осудили. Как вы решили поступить на вашем собрании? Вы решили поступить тайно, лицемерно и противозаконно. Как мы решили поступить на нашем собрании? Мы не успели ничего решить, но не приняли предложение, которое было лицемерным, хотя и не противозаконным. Тем не менее вы снова сочли свои поступки нормальными, а нас осудили. Вы требовали от нас поблагодарить Юнок за ремонт, но ни вы, ни Казза, ни Юнок даже не задумались над тем, чтобы извиниться за нанесённый вред. И наконец сейчас, после того, как я совершил определённый акт доверия, вы не ответили тем же. Думаю, вывод о том, что вы разной меркой мерите себя и других напрашивается сам собой.
– Так! - Делас резко захлопнула крышку трикодера. - Я тут только потому, что меня попросил об этом Ракар. И я не намерена выслушивать занудные вулканские нравоучения! Не хочешь обследование - хорошо, не надо, я так и передам Ракару!
Щеки девушки позеленели от гнева. - Либо замолчи и не мешай, либо я сейчас же отсюда ухожу!
– Решать вам, – спокойно сказал Тенек, – я сказал только правду. Вам не нравится правда?
– Мне не нравится, когда меня поучают жить в менторском тоне, - сощурилась Делас. - И не нравится, что ты считаешь себя лучше меня и тыкаешь мне в нос своим превосходством при первой возможности. Но больше всего мне не нравится, что ты мешаешь мне выполнить просьбу Ракара! Если бы не он, ноги моей бы тут не было! - стиснув зубы, она вновь взялась за трикодер.
– Но ведь совсем недавно именно вы поучали нас и обвиняли в предательстве, – напомнил Тенек. – Или вы снова считаете, что вам позволительно, а нам – нет? Раз уж вы потребовали откровенности и прямоты, будет справедливо, если мы все получим право говорить то, что думаем.
– Я? Поучала тебя? Много чести! – фыркнула Делас и сжала губы. – Делать мне больше нечего, как учить вулканцев – вы скучные зануды, а от твоего морализаторства у меня уже голова болит. К тому же ты и так только и делаешь, что говоришь, что думаешь!
Закончив с проверкой, она внимательно пробежала взглядом показатели на трикодере, хмыкнула чему-то и убрала его.
– Итак, что там тебе Ракар про меня говорил? Чем это он был озабочен, а?
– Ромуланцы очень любят допрашивать, – Тенек словно бы добавил ещё один пункт к своим невидимым заметкам. – За последнее время вы говорили с мистером Ракаром больше всех, вряд ли он оставил вас в неведении. – Интересно, – добавил вулканец после небольшой паузы. – Я пытался понять, почему вы решили, что я считаю себя лучше вас и пытаюсь утвердить своё превосходство, но ваш ответ, кажется, это объясняет: вы просто судите по себе. Скажите, ваше «много чести» относится только к вулканцам или ко всем не ромуланцам?
– Да потому что ты с самого начала так себя со мной ведешь, словно считаешь себя во всем лучше, а меня только и делаешь, что поучаешь. Как и все вулканцы! Впрочем, я знаю среди вулканцев несколько исключений… но это не ты, нет, - хмыкнула Делас, а потом внимательно посмотрела на Тенека: - Еще раз повторяю вопрос: о чем там тебя просил Ракар? Я не буду тут стоять и ждать вечность, пока тебе надоест красоваться и ты начнешь выполнять его просьбу. Я свое задание закончила, - она помахала трикодером и сделала шаг к двери.
Несколько секунд Тенек разглядывал её всё с тем же сдержанным интересом, что и раньше, затем сказал:
– Вам не кажется, что вам следует начать с себя и немного... «сбавить тон», если вы хотите, чтобы вам отвечали на ваши вопросы? И ещё перестать руководствоваться домыслами и изучить факты... впрочем, вряд ли вы захотите узнать моё действительное мнение о вас: в этом случае вы уже спросили бы, а не бросались бы упрёками и обвинениями.
– Уфф… - выдохнула Делас. –  Хорошо. Но тогда тебе придется сделать то же самое и перестать вести себя как заносчивый и чванливый… вулканец, считающий себя лучше остальных!
___________________
с Делас и Ракаром
_
« Последнее редактирование: 27 07 2017, 15:05:30 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 07 2017, 15:05:01 #153
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


Тенек чуть приподнял брови.
– Я никогда так себя и не вёл. С самого начала нашего своеобразного контакта вы трое вели себя очень заносчиво, словно вы ни в чём не виноваты, а наша команда наоборот чем-то провинилась перед вами. Кто-то должен был констатировать действительное положение вещей, и я это делал, но если ваше поведение изменится, у меня не будет причин корректировать информацию. И поскольку вы только что выразили готовность к некоторым переменам, я отвечу на ваши вопросы. Когда вы с мистером Ракаром подходили к катеру, я услышал, что он советует вам поговорить со мной. Позднее я спросил его об этом и поинтересовался не скрываете ли вы травмы, полученные при аварии. Он ответил, что по вашим словам вы не пострадали, но будет хорошо, если я предложу вам убедиться в отсутствии травм. Всё остальное обсуждалось уже в нашем общем разговоре.
– Ну во-о-от, именно так ты себя и ведешь прямо сейчас! - Делас закатила глаза. – И снова меня во всем обвиняешь! Я-то выразила готовность к переменам, а вот твоих перемен что-то не вижу, - она сложила руки на груди. – Ну уж нет, это должно быть взаимно, иначе я не согласна! И нет у меня никаких травм, я все уже сказала Ракару. Значит, больше он ничего не говорил?
– Ничего, – ответил Тенек, глядя на ромуланку в недоумении, – но ваши настойчивые вопросы заставляют меня подозревать, что вы всё-таки пострадали. И вы совершенно неправильно интерпретируете мои слова: во избежание недопонимания вы изложили мне причины своей линии поведения, я изложил вам причины своей. Что заставляет вас думать, что в этих словах был какой-то негативный подтекст?
– Да нет же, мне просто интересно, что он вообще обо мне говорил! – пояснила Делас и покосилась на дверь. – Можешь проверить на своем трикодере… - махнула она рукой.
Тенек кивнул и приступил к сканированию. Не то, чтобы он не верил заверениям Делас, просто ему казалось, что беспокойство Ракара должно иметь под собой какое-то основание. К тому же хорошее самочувствие не всегда означало полное отсутствие повреждений, и если Делас себя не сканировала, её убеждённость могла быть ошибочной.
Поверхностное сканирование показало, что Делас и впрямь не получила никаких травм, кроме, может быть, пары незначительных царапин – в этом она не соврала. В остальном по полученным результатам Тенек мог прийти к выводу, что ромуланка действительно здорова… практически. Показатели чуть отличались от типичных в худшую сторону, но ничего критического или недопустимого в этих результатах не было.
– Ну что там, убедился? – хмыкнула Делас. – Я просканировала себя и свою команду еще на «Приме». Но конечно, кто же мне поверит!..
– Вы заметно ослаблены, – сообщил Тенек, пропустив подколку мимо ушей. – Теперь я вижу, что у озабоченности мистера Ракара были определённые основания и отдаю должное его наблюдательности. – Стажёр передал трикодер Делас и добавил: – Сейчас мне следует спросить вас о ваших нагрузках в последнее время, о полноценности вашего питания и о том, нет ли для вашего состояния более серьёзных причин, чем переутомление или авитаминоз.
Делас искренне рассмеялась.
– Ты это серьезно? Хочу напомнить, что больной тут – ты, и мое сканирование, - она снова помахала трикодером, - показывает, что тебе еще рано возвращаться к служебным обязанностям. Ты и за ними, - она кивнула на дверь, имея в виду, очевидно, остальных членов команды, - бегаешь с расспросами, хорошо ли они поели и не забыли ли надеть шапочку? Нет, мистер доктор, я прекрасно сплю, ем, и никаких других причин нет… А нет, подождите, что-то мы забыли! – ее словно осенило. – Наш корабль только что разбился, и мы все немного расстроены по этому поводу, если ты не заметил. Что-нибудь слышал о стрессе?
– Такие результаты более характерны для хронического стресса, который сопровождается нарушениями аппетита и сна, – возразил Тенек. – Впрочем, несмотря на то, что вы совсем не похожи на человека, способного резко прийти в такое состояние из-за недавних событий, я оставлю небольшой процент вероятности и для вашей версии. И – да, я предпочитаю быть в курсе состояния вверенных мне людей. Я отвечаю за них, и пока вы на борту этого катера, вы тоже входите в их число. Это разумеется не означает, что я усыплю вас и обследую вопреки вашей воле, если вы лишний раз чихнёте, но раз уж в ваших результатах обнаружилось нечто нетипичное, я посчитал необходимым задать вам несколько вопросов. На Вулкане пациент считается главным партнёром врача, а открытый диалог врача и пациента – важным фактором в деле исцеления.
– Нееет, Тенек, - усмехнулась Делас. – А вот тут ты напутал! Это ты – мой пациент, по крайней мере, пока Ракар мне так сказал и просил тебя лечить. Так что это я тут тебя лечу, а не наоборот! Впрочем, твое сотрясение постепенно проходит, так что беспокоиться не о чем. Ну если только ты прямо сейчас не вскочишь и не начнешь бегать по кораблю, проверяя, давно ли все поели и когда у Юнок вырезали аппендицит. Так что лежи тут спокойно, а я доложу Ракару. Ну и что ты насканировал, тоже передам! – с этими словами она развернулась и направилась к выходу.
– Мисс Делас, вы уверены? – спросил Тенек, провожая ромуланку взглядом.
– Что тебе ничего не угрожает? – ее брови вновь взлетели наверх. – Абсолютно, если будешь выполнять мои предписания и не дергаться, а лежать спокойно и ничем не загружать свой логичный вулканский мозг.
– Что вы не являетесь моим пациентом, – поправил её Тенек. – Вы забыли, что сейчас я – корабельный врач, а это значит, что все находящиеся на борту – мои пациенты, во всяком случае потенциальные.
– Корабельный врач… больной корабельный врач… Который сейчас не может работать из-за сотрясения мозга… - она сделала вид, что задумалась. – Даже не знаю, что на это ответить! Я-то тут всего лишь пассажир безо всяких прав, так что спросим у капитана.
– Если возникнет необходимость, я смогу исполнять свои обязанности, – серьёзно сказал Тенек. – И можете быть уверены, что буду.
– Это не входит в мои рекомендации, которые я передам Ракару, - фыркнула Делас. – Но ты же не думаешь, что мне делать нечего, как вместо тебя работать? Даже если ты сам от этого убьешься – это не мое дело, но капитан должен знать!
– Несомненно, – подтвердил стажёр, – хотя я уверен, что он и так не заблуждается на этот счёт.
_______________________
с Делас


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 07 2017, 15:06:23 #154
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”

Ракар наконец пришел в маленькую научную лабораторию катера, бросил китель на стул, сам сел на другой перед терминалом и задумался. Чрезвычайно сложная неоднозначная ситуация с командой "Фениксов", болезнь Делас, проект, который нужно спасти, гонка регаты, катастрофическое отставание, со всем этим нужно было справиться. И его собственное смятение, из которого его вывела Квинтилия. Только она одна смогла помочь ему успокоиться и упорядочить мысли, показала направление действий и размышлений. Квинтилия, ставшая ему дороже собственной жизни. И теперь он должен был попытаться наладить отношения с членом команды "Анадыря", одним из членов проекта от Звездного Флота – Самритой Баккер,
потому что от этих отношений, составлявших часть проекта, зависел их общий финал, и что уж тут поделать, если личные чувства других людей тоже влияют на все происходящее здесь. Его собственные личные чувства никогда не мешали работе, но теперь настал момент, когда эта часть тоже в работу вмешивалась.
Ракар быстро порылся в шкафчиках научной лаборатории в поисках состава, которым бы можно было очистить кровь с кителя, нашел пару разных, но это теперь еще должно было немного подождать. Коротко вздохнув, Ракар включил терминал и послал незашифрованный вызов на "Анадырь".
- Да-да, сейчас! - услышал он на том конце связи сквозь громкую музыку, которая, впрочем, тут же отключилась. Через секунду включилось видео, и Ракар увидел, как Самрита крутанулась в своём кресле, а ее выражение лица в одно мгновение сменилось с беззаботного и расслабленого на сосредоточенное.
- Слушаю, - сухо проговорила землянка.
Ракар узнал мостик "Анадыря" и услышал музыку, которая тут же стихла. Однако еще до того он просил поговорить с Самритой лично, а мостик – место, где обычно мало людей не бывает. Их не было видно, и все-таки…
- Самрита, - сказал Ракар, - мы можем поговорить лично, без остальных?
- Тут никого нет, я слушаю, - коротко отозвалась она. - И надеюсь, это что-то важное.
Ракар кивнул Самрите, посчитав, что вся остальная команда, видимо, отправилась на задание.
- Самрита, на самом деле да, важное, и это нельзя просто так оставить. Мне утром немного объяснили, но я хочу знать вашу точную версию, в чем дело? Почему вы отказали мне в доверии и что конкретно между нами произошло? Я действительно не очень понимаю этот ваш шаг и ваше заявление.
Губы Самриты сжались в узкую нитку, а ее лицо приобрело непроницаемое выражение.
- А. Я-то надеялась, что ты решил извиниться, - очень холодно проговорила землянка. – Я все сказала еще вчера, и с тех пор ничего не изменилось.
- А, понятно, то есть все дело во фразе про Квинтилию, - Ракар медленно кивнул, - и нет никакого выпада Федерального офицера против ромуланского представителя по непонятной причине. Хорошо, потому что это было бы очень странно. – Ракар перевел дух и продолжил: - Самрита, на самом деле, я действительно сожалею, что это вызвало у вас такие отрицательные эмоции, и прошу прощения за то, что так случилось. Я действительно не имел в виду ничего, что могло бы вас оскорбить, я благодарен за всю вашу помощь и все ваше участие в нашем корабле, вообще в проекте. То, что я сказал тогда – имеет совсем другой смысл. Я имел в виду, что Перим принесет победу мне, моей команде, своим умом и сообразительностью, своими талантами и возможностями. Я должен был ее поддержать, и в той фразе – ничего не было оскорбляющего вас и ваш вклад в регату, поверьте мне, пожалуйста.
- Ты поддержал ее, но не подумал об остальных, - отозвалась Самрита. – Другим твоя поддержка не нужна? Чем мы все хуже Перим? Если бы тебя волновала не только она одна, но и остальные участники проекта – не только как функции, но и как люди, ты бы этого не сказал. Или, как минимум, сразу же извинился за свои слова. Или хотя бы не стал требовать от меня делать свою работу и молчать в тряпочку, как будто я какая-то отвертка, а не человек. У меня, знаешь ли, тоже могут быть таланты и возможности, только что-то всем плевать! Не надо мне напоминать, что я должны была сделать, и что обещала, и ставить мне это с укор! Так вот, Ракар, пока ты не поймешь, что помимо Перим тут есть живые люди – неидеальные, с чувствами, которые можно задеть, и со своими проблемами, - нам не о чем говорить. Это все?
Слушая Самриту, ромуланец начинал медленно закипать и недоумевать снова, впрочем, больше недоумевать, чем все остальное. Однако он очень старался остаться спокойным.
- Не часто мне приходится сталкиваться с такими суждениями, не просто не часто – но честно говоря – вообще в первый раз. Самрита, раз вы называете меня на ты, думаю, что я тоже буду так делать. Так вот, нигде я не говорил, что вы все – хуже. Нигде я не говорил, что вы все отвертки. И мне вовсе не плевать, не нужно таких голословных обвинений. Я привык к простым вещам – когда люди договариваются о чем-то, они это делают. Это тут все – не личные отношения. Да, часто бывает – что договоренности нарушаются, и это другой однозначный вывод. Если совместная работа начинает отрицаться второй стороной, то это как минимум значит, что стороны стали врагами. Почти никогда я не сталкивался с таким пониманием мира, как сейчас демонстрируешь ты. И по первости я оказался в некотором недоумении. И никогда нигде я не отрицал, что все здесь живые люди, со своими тонкостями и особенно проблемами. Так вот – я не хотел тебя задеть, извини, что так случилось. Я понимаю, что у тебя именно что-то случилось, что ты так отреагировала на произошедшее, мне жаль. Я могу помочь чем-то?
- Я все сделала, что обещала, - сквозь зубы проговорила Самрита. – Нечего меня упрекать! Но я говорю не обо «всех», Ракар. Я говорю сейчас о себе. Есть такой человек в проекте – Самрита Баккер. Ты никогда его не видел за маской инженера, за его функцией, за образом федерального кадета, и не видишь сейчас. И пока ты его не увидишь, никакого доверия не будет. Почему вы все считаете, что я так отреагировала из-за того, что у меня что-то случилось, а не потому что твое поведение обидно и неприятно?!
Ромуланец оперся о спинку кресла, слушая Самриту. На мгновение ему подумалось, что никто из них за ним не видит чего-то другого, чем адепта Тал Шиар. Для многих страшной и шпионской организации. Хоть кто-нибудь видит ли в нем самом что-то человеческое? Но это не было важно сейчас.
- Я так считаю потому, что раньше ты была другой. Ну... было немного иначе. Ты нервничала сильно в тот вечер, я видел. Я знаю, что ты живой человек, а не функция. Если мое поведение кажется тебе обидным, я сожалею и прошу прощения. Но вот еще что обязательно ты должна знать – если бы не Перим, сейчас тут на "Амазонке" была бы ситуация, близкая к армагеддону. Я не смог бы справиться с тем, что было со мной. И она – приносит мне если не победу, то по крайней мере возможность находить верное решение. И это как раз о том и было, я говорил о том, и надеялся на то, что ее вклад будет велик. В этом нет никакого личного против кого-то еще. Вот такое мое видение, ты можешь это принять?
_____________
Совместно с Самритой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 07 2017, 15:06:48 #155
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”


- Раньше я была такой, какой меня было удобно видеть. Ты же даже никогда со мной не общался, откуда ты можешь знать, какая я на самом деле? Я счастлива, что Перим вас так спасла, и мне жаль, что мой вклад на ее фоне меркнет. Твое видение мне понятно, но я была бы благодарна, если бы ты держал свое отношение к Перим при себе, а не упоминал ее в каждом предложении, разговаривая со мной! Остальные, знаешь ли, ничем ее не хуже! Ни я, ни Хена, ни Артур, ни Брол… Мне продолжать?
Ракар устало потер рукой глаза. Вообще, это было действительно все странно. И Самритой что-то происходило, что заставило ее выплеснуть теперь вот это все во вне, потому что больше не держалось внутри.
- Да, я понимаю, Самрита. Нет, твой вклад не меркнет вовсе. Не думай так, пожалуйста. Спасибо за контроль нашего ремонта. Спасибо за всю помощь до регаты. Мне жаль, что я не успел сказать вовремя еще тогда. Поэтому говорю сейчас. И я бы не говорил этого всего, если бы мне было все равно. Если бы мне было все равно, я бы сейчас вообще об этом не говорил. Мне не было все равно ни до кого из вас, я пытался по мере сил делать все, чтобы помочь всем. Я очень старался, и вовсе не хотел заслужить того, что происходит сейчас. Поэтому я и пытаюсь все уладить. Что я могу сделать, Самрита, чтобы ты перестала обижаться на меня?
- Что сделать? – сощурилась Самрита. – Для начала перестать мне рассказывать о том, какая Квинтилия замечательная, если пытаешься узнать что-то обо мне! Я безумно счастлива, что ты влюблен в нее так… безумно, но мне это, если честно, не особо интересно, и это не то, что я хочу выслушивать прямо сейчас. И, если ты хочешь узнать, что я за человек – то придется приложить к этому какие-то усилия. А если я для тебя очередной безликий федерат и тебе от меня нужна только функция, то перестань разговаривать со мной так, будто тебя волнует, что со мной происходит. Так что для начала – реши, что именно тебе от меня надо.
- Да, Самрита, меня волнует, что с тобой происходит, - спокойно сказал Ракар, не моргнув и глазом, когда Самрита сказала о том, что он влюблен. Спалился он, и спалился сильно, и с этим ничего не поделать, да вобщем-то и ничего в этом страшного не было, - я вижу разнос твоих чувств и крайнее в некотором роде смятение, ты не безликий федерат, а живой человек, которому больно от чего-то, и больно достаточно сильно. Если я могу чем-то помочь и поддержать, я хотел бы это сделать.
Впервые за весь разговор Самрита чуть расслабилась и не сидела теперь, как заряженная стрела – прямая и готовая в любой момент выстрелить. Она откинулась на спинку кресла и вздохнула.
- Сейчас со мной все в порядке. А вчера, как ты мог заметить, у меня была истерика, и мне стыдно за произошедшее, и я считаю, что была не права в своем поведении. Но это случилось, и так бывает, так что больше я об этом говорить не хочу. Будем считать, что это в прошлом, я больше на тебя не злюсь. Что там у вас с этими… вторыми? Артур сейчас пошел изучать обломки их корабля.
Ракар снова медленно кивнул, Самрита не хотела говорить, видимо, что-то было глубоко личное. Ну что ж, пусть так, однако в любом случае с ее души нужно было снять один из грузов, который ей был совсем не нужен.
- Да, я понимаю, - сказал Ракар, - со всеми бывает. Ничего страшного, я понимаю, было и было. Ты просто знай, что чтобы ни случилось – я не буду говорить за всех – за себя только скажу, я поддержу и не оставлю тебя в беде. Не сомневайся, пожалуйста, со всем с чем мы можем справиться вместе – мы справимся. Я не враг тебе, и я правда хочу помочь.
Это Ракар сказал глядя через экран на Самриту, а когда перешли ко второму вопросу – он на несколько секунд отвел глаза к потолку. Он сейчас сожалел, что не взял у Квинтилии обратно устройство блокировки записи, и у него сейчас не было никакой гарантии того, что Юнок не солгала о единственной заглушке.
- Со вторыми… понимаешь, все очень не однозначно. Они все-таки из проекта. Их координатор – Планкс. И все это значит, что над ситуацией еще нужно очень долго думать. Мы все это решим вместе по итогу, с вами, с нами и с ними. Но если вот так просто взять и сдать их – это ударит по проекту очень сильно. Особенно после того, что у нас трое были под судом фактически. Кроме того – они вылечили Тенека, они сделали ремонт. Они и правда не виновны в крушении. Они зашли слишком далеко в своих действиях на станции – но, причина их действий в том – что они посчитали нечестными наши действия и наше сотрудничество на регате, и решили, грубо говоря, уравнять шансы. Это все очень плохо, но в настоящий момент это все колеблется на чаше весов, и ни одна сторона вторую не перевешивает. Вот что я еще хотел тебя спросить – ночное нападение на “Анадырь” – ты не пострадала при этом нападении? Или была угроза твоему здоровью и жизни?
- Ух ты, Планкс! – глаза Самриты округлились. – Я не знала, что он координатор… И он нам ничего не сказал! А, то нападение… - она махнула рукой. – Я, конечно, испугалась, но, если подумать, реальной угрозы не было. Ну, наверное не было. Я не знаю. Я имею в виду – ничего ведь не случилось в итоге? Нельзя судить кого-то за то, что он мог бы сделать в теории. А вот за то, что сделал… - Самрита мечтательно улыбнулась. – Раз они попортили нам катер, хорошо бы заставить их сделать что-то полезное! Ну типа воспитательных работ. У меня бы нашлось мно-о-о-ого заданий! Но вот… я не уверена, что их стоит сдавать службе безопасности и так подставлять проект и Планкса, но все остальные тут на «Анадыре» пылают праведным гневом, так что я в меньшинстве.
- Ага, Планкс, - сказал Ракар, подавшись вперед на своем кресле, и даже улыбнулся Самрите. Планкс вызывал у Ракара неподдельный интерес как личность взрослого и местами очень коварного федерата, которого он не смог понять и предсказать, - воспитательных работ, говоришь, это было бы здорово! Вобщем, они сейчас летят с нами на испытательном сроке, за хорошее поведение, если они такое продемонстрируют – возможно будут допущены на мостик. Пока – в жилом отсеке. Я не успевал все это сообщить Освальду, было не до того, поэтому просто передай остальным все, что я сказал, про наших… вторых. И подставлять проект действительно не стоит. Поэтому итоговое наше решение нужно обдумать. Рад, что ты не пострадала. И мне жаль, что я не узнал этого еще ночью. Может быть, что-нибудь можно было сделать еще до старта, но теперь то уже поздно сожалеть. Сейчас мы приближаемся к .., - Ракар прервался, - мы будем пока действовать вместе. Это не просто, но проект важен.
- Я передам… но вы там осторожнее, - неуверенно протянула Самрита. – Мы тут их не видели, не говорили с ними, так что сложно представить, что с ними вообще можно сотрудничать, но, может быть, вы там у себя знаете больше…
- Да, - согласился Ракар, - мы знаем больше, но сейчас об этом не время. Мы очень осторожны. – Ракар внимательно смотрел на Самриту, но он никак, ни голосом, ни по видео – не мог сейчас передать, что на самом деле он не верит почти ни единому слову этих троих, потому что правда в их исполнении очень легко может быть перемешана с ложью, и доказательство тому – та самая многострадальная заглушка вентиляции между медотсеком и жилым отсеком. И еще, что Ракар очень боится посылать на высадку Квинтилию в компании одной из "Фениксов". Всего этого он сказать не мог. Но это и не нужно было говорить. Он должен был предпринять все меры безопасности по максимуму сам. – Все в силе, Самрита, - добавил он, надеясь, что девушка поймет о чем это – о сотрудничестве и маневре. Зашифрованное щитами сообщение о Джераддо уже должно было придти на "Анадырь", отправленное Квинтилией. – Я не верю в удачу, и поэтому пожелаю вам всем успеха. А теперь – мне пора готовиться к заданию. Спасибо тебе, Самрита, за все.
- И вам успеха, - сосредоточенно кивнула Самрита. – Надеюсь, все получится!
_________
С Ракаром
Offline  
27 07 2017, 15:07:29 #156
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, долина Кендра, катер “Прима”

Артур стоял перед разбитым катером "Прима", держа в руках трикодер. Над входом катера был вырезан большой кусок металла. Самрита осталась на "Анадыре", и теперь кадет решал собственную дилемму, о том, что произойдет, если он откроет двери и войдет. Он действительно больше не сомневался в вопросе нравственного решения – входить или не входить в этот катер. Решение казалось ему однозначным, просто потому, что Федерация не должна быть слабой и беззащитной. Федерация не предает и не подставляет других, но Федерация может и должна защищаться, никогда не нападая первой.
Прошлой ночью ромуланец поделился с Артуром Лайтманом алгоритмом обследования корабля на предмет бомбы, и теперь этот алгоритм был загружен в этот трикодер. Лайтман обернулся к лестнице, по которой сейчас поднимались Освальд, М'Кота и Акрита, их маленькие фигурки были едва видны из этой дали, и он улыбнулся им вслед. Хотелось помахать им рукой, но это было не очень сейчас не очень уместно. И тогда он сделал шаг к катеру и принялся обследовать трикодером вход. Мало ли что могло тут быть, если и не взорвется, то по крайней мере мог быть механизм, устройство – сообщающее о проникновении, и это устройство нужно было обойти.
Трикодер не показал ничего опасного. Дверь в катер была открыта, но как-то криво, как будто она повредилась при падении. В образовавшийся проем можно было протиснуться без особых усилий.
Артур прошел в катер и огляделся. Корабль был разрушен, это было грустное зрелище. Поваленные балки, провисшие провода, следы горения. Мимо нагромождения раскореженного металла он пробрался на мостик и оценил произошедшее там. Одна из консолей была все еще в рабочем состоянии. Он подключил носитель и запустил копирование данных, всех что могли бы влезть на носитель, а потом решил осмотреть все остальное.
Индикатор загрузки данных медленно пополз вправо. Некоторые файлы были повреждены и отказывались копироваться, они автоматически пропускались, так что Артуру не нужно было постоянно следить за загрузкой.
Пока данные перекачивались, Артур внимательнее стал осматривать мостик. Капитанское кресло было вырвано из крепления, другое было относительно целым, и стояло не так, как ему было предназначено, но в нем явно кто-то недавно сидел уже после крушения. Он нашел полусломанную голографическую рамку с фотографией, фотографии было почти не видно, но кадет попытался рассмотреть изображение.
Изображение мигало и шло волнами, к тому же это был не очень удачный ракурс. Молодой мужчина с всклокоченными волосами и трилльскими пятнышками оборачивался через плечо, а затем склонялся над консолью. Снова и снова - поворот головы, скользящий мимо взгляд и опять растрепанный затылок. Было похоже, как будто кто-то сделал это изображение тайно, просто быстро ухватил момент, а потом берег его и запустил в цикл бесконечного повторения в рамке. Несмотря на все помехи Артур узнал этого человека - лейтенант-коммандер Диас Планкс.
Голофотография в некоторой мере поразила Артура. С него напрочь слетело то праведное возмущение, которое он до сих пор испытывал к экипажу этого корабля. Была какая-то важная причина в том, что кто-то из экипажа возил здесь с собой эту вещь, да еще прямо на мостике. Возможно, лейтенант-коммандер был им дорог, или они воодушевлялись изображением и образом этого настоящего, в чем Артур не сомневался, человека. Потратив некоторое время на созерцание бесконечного цикла, Артур выключил рамку и решил забрать ее с собой. Ее нужно будет потом отдать владельцу. Негоже оставлять это здесь, на разбитом корабле. Поразмыслив еще некоторое время и дождавшись окончания копирования, Артур отключил носители. Он не стал включать аварийный маяк и сообщать, что корабль покинут экипажем. Кроме того, он не стал больше нигде рыться. Преподаватель истории был тому причиной. Это он остановил его. Когда время придет, корабль отсюда заберут.
Лайтман покинул катер и последнее, что он сделал – была попытка закрыть шлюзовую дверь, вставить ее в пазы обратно и герметично закрыть. Пришлось повозиться.
В конце-концов дверь поддалась, и Артуру удалось ее закрыть полностью, так что ни животные, ни местные жители не смогли бы забраться в “Приму” не приложив таких же усилий, которые приложил кадет.

Катер “Анадырь”

Окинув "Приму" прощальным взглядом, Артур побежал обратно на "Анадырь". Пройдя на мостик и застав там Самриту, он разложил инструменты по местам и сел в пилотское кресло.
- Не очень то они похожи на врагов, Сэм, - сказал Артур. – Я не стал обыскивать катер, только скачал, что скачалось, и вот еще что нашел, – кадет поставил на панель рамку и включил ее.
Артур застал Самриту, сидящей с закинутыми на консоль ногами, откинувшись на спинку кресла, и слушающей очень громкую музыку на весь мостик.
- Ой! – воскликнула она, в мгновение ока принимая подобающую позу и выключая звук. – Ты быстро. Почему ты не стал обыскивать? Ты был настроен очень решительно… - девушка потянулась к фоторамке и покрутила ее в руках. - Оригинально! Почему никто из вас не додумался взять с собой фотографию Толан?
- Не стал я , - сказал Артур, инициализируя маневровые двигатели, - там настоящее во всей красе печальное крушение корабля. Все почти разрушено. И вот это, - Артур кивнул на голо-рамку, - повлияло. Это не то чтобы охранный оберег, как во всех тех древних фэнтези, что я читал в детстве, а как… доказательство, что ли. Усовестился я, вобщем. Он им дорог, видимо, но в спешке они не забрали фото. Я закрыл шлюз, чтобы никто посторонний не вошел, потом сообщим о необходимости забрать катер. А теперь мы перелетим обратно на ту площадку, чтобы её никто другой из конкурентов не занял, - и Артур поднял катер в воздух.
________________
Совместно с Самритой
« Последнее редактирование: 27 07 2017, 15:13:26 от Артур Лайтман »
Offline  
28 07 2017, 11:54:48 #157
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”

После разговора с Самритой Ракар попытался очистить китель от зеленой Тенековой крови. Кровь не отчищалась, и он быстро бросил это занятие, вместо этого – он залил пятна обесцвечивающей жидкостью, облачился и выскочил в коридор, направляясь сначала в медотсек.
- Как Тенек? – спросил Ракар, влетев в помещение медотсека, не теряя времени на побочные реплики и вопросы.
Делас протянула ему трикодер с результатами сканирования:
- Как я и говорила, ничего с твоим вулканцем не будет, он идет на поправку. Все, что ему сейчас нужно, это покой. Жизни ничего не угрожает, но если будет бегать по кораблю, выздоровление затянется и возможны осложнения.
Ракар внимательно смотрел на Делас, он еще хотел спросить о том, как она сама, но этот вопрос сейчас был не очень в тему. Вернее, в тему, но его останавливала секретность, о которой он еще должен был спросить собственное начальство.
- Хорошо, спасибо тебе, Делас, - сказал Ракар, не взглянув на трикодер, - Тенек, лежите и выздоравливайте, это сейчас ваша основная задача. Мы приближаемся к Джераддо, и нам надо готовиться к заданию.
– Я собираюсь оставаться здесь, поддерживая с обеими группами аудиосвязь, – сказал Ракару Тенек. – Если не возникнет нештатной ситуации, моя помощь как врача не понадобится, а в решении новой задачи будет полезен каждый член экипажа.
Делас хотела было уже пойти, но все же нерешительно замялась на месте, глядя на Ракара:
- Я разрешила Тенеку себя обследовать, чтобы доказать, что я тебя не обманывала, - обратилась она к ромуланцу. – Как я и говорила, со мной все в порядке.
Ромуланец довольно улыбнулся и кивнул. Хотя на самом деле улыбка была напряженной.
- Рад, что все в порядке, - кивнул он. – Мистер Тенек, с нештатной ситуацией вполне себе справится Делас, если что. Вы к своим обязанностям успеете еще приступить.
И Ракар вопросительно посмотрел на Тенека, будто ожидая его подтверждения, что ромуланка в порядке.
– Показатели мисс Делас не совсем типичны, её организм ослаблен. По её словам, это – результат пережитого стресса, – сообщил Тенек. Помолчав, он сказал, не глядя ни на Делас, ни на Ракара: – Конкретизируйте ваши слова, капитан: должен ли я считать себя отстранённым от исполнения моих обязанностей?
Ракар быстро кивнул, но никак не отреагировал на первую часть слов Тенека. Зато он понял, что болезнь действительно прогрессирует и это было теперь подтверждено. Он подумает об этом чуть позже, не сейчас.
- Тенек, ну что вы…, - Ракар осекся, чуть было не сказав, что Тенек слишком остро реагирует на некоторые вещи, еще обидится, что его снова назвали эмоциональным, - вы не отстранены. В случае необходимости мобилизованы будут все, сейчас нет необходимости. Лежите и выздоравливайте, это приказ. Надеюсь это все? Нам пора, - сказал Ракар, перевел взгляд на Делас и повернулся к выходу из отсека.
– Минуту, капитан, – Тенек сделал паузу, чтобы убедиться, что Ракар его слушает. – Вы не уступили мисс Делас своё место, не так ли? И пока ещё не допустили её к стратегическим приборам на этом катере. Тем не менее, вы принимаете решение за меня, кого допустить к медицинской деятельности, а кого нет. Я прошу вас либо оставить решение этих вопросов на моё усмотрение, либо отстранить меня от моих обязанностей. Двоевластие в медотсеке ничем не лучше двоевластия на мостике, сэр.
Ракар, не успевший еще обернуться к Тенеку спиной, снова посмотрел на него.
- Вы не отстранены, Тенек, - быстро сказал он, - вы здесь врач, главный врач и медотсек ваш. Никакого двоевластия или даже намека на него. Но сейчас кроме вас никто не ранен, к счастью. Ваши обязанности сейчас некуда применять. И мы постараемся не создавать медицинских ситуаций. Если же и когда она возникнет – вы будете принимать решение. Мы договорились на этом?
– На этом – да, – подтвердил Тенек и напомнил: – Вы ещё не ответили, даёте ли разрешение на двустороннюю аудиосвязь.
- Да, конечно, Тенек, - ответил Ракар, - мы будем разговаривать. А пока не напрягайте глаза. Я знаю, что этого делать нельзя в вашем состоянии.
Ромуланцы вышли из медотсека в коридор, и, когда дверь за ними закрылась, Ракар, несмотря на бешеную спешку, все-таки решил уделить еще несколько секунд. Он остановился, развернувшись к Делас и поднял на нее заинтересованный вопросительный взгляд.
Делас же выглядела по меньшей мере ошарашенной. Она шокировано посмотрела на Ракара и тихо проговорила:
- Я не поняла, что сейчас произошло. Он... оспаривал твой приказ? Ставил под сомнение твоё решение? Но как это возможно? Ты же капитан, он ведь не имеет права!.. Почему ты ему уступил?
- Поздравляю тебя, Делас, с первым контактом с Тенеком, - улыбаясь, произнес Ракар, - я очень хотел, чтобы вы познакомились и поговорили, и ты оценила так сказать… масштабы бедствия. Ты сказала, что у вас в команде все умеют договариваться, вот я и решил посмотреть, как это у тебя получится с Тенеком. Я даже удивлен, что вы не спорили, когда я зашел. Делас, во-первых он гражданский, совсем не военный, во-вторых он вулканец. А в-третьих – если бы я был с ним не согласен в некоторых вопросах, я бы ему не уступил. Он шеф медотсека. А до остальных решений мы еще дойдем в процессе. Нам еще многое нужно решить.
- Он просто невыносим! Почему ты не разрешил мне просто его усыпить? – передернула плечами Делас. – Наверное, нам повезло, что в нашей группе нет вулканцев. Не представляю, как ты его терпишь! Какая разница, гражданский он или нет – ты здесь капитан, твои решения не должны обсуждаться или оспариваться. Ты представляешь себе такое на ромуланском корабле? А если бы ему не понравился другой твой приказ? У меня сложилось впечатление, что он считает себя если не главнее тебя на этом корабле, но как минимум равным!
Ракар усмехнулся.
- Да нет, вовсе нет. Усыплять не надо, кто знает, вдруг ему придется еще быть мобилизованным до выздоровления. Просто в Федерации принято все обсуждать. И пока я не принял решение – мы обсуждаем. Итоговое решение обсуждаться уже не будет. Да, к сожалению, здесь не Ромул. С Тенеком не просто, до полного взаимопонимания нам как отсюда до Нейтральной зоны, и, тем не менее – он хорош. Как доктор, да и вообще. Надежный он. Во многом ему можно доверять. Это так. Я убедился. Вот еще что, Делас, - сказал Ракар, - не было времени раньше сказать – я сожалею о потере твоего корабля, знаю как тяжело для капитана потерять свой корабль, и пусть это был федеральный катер, а не Птица Войны, но ты была его капитаном. Я понимаю и разделяю твои чувства. Прими мое сожаление. Об остальном поговорим потом. – под конец фразы Ракар прищурился. – О тебе поговорим. Ты должна жить, и мы будем искать варианты решения твоей проблемы, - добавил он очень тихо.
- Нечего обо мне говорить, - равнодушно пожала она плечами, - я уже все сказала. Я справлюсь. А катер, конечно, жалко, но что поделаешь, - с сожалением добавила Делас. - Нам придется убедить Планкса выдать нам новый… Вот с этим будет тяжелее. Или дадут какое-нибудь кардассианское довоенное корыто, и снова придется делать все модификации с нуля… Ну ничего, это уже наши проблемы, - девушка качнула головой. – А что касается Тенека – будь с ним осторожен. Он не такой наивный и глупый федерат, как можно подумать. Упрямый – да, но еще он может начать тобой манипулировать – если еще не начал, подводя под свои «принципы». Не все и не всегда нужно обсуждать, а управление кораблем – это не дебаты в Сенате, где мнение каждого следует учитывать. И… доверять вулканцам?.. Это последняя раса, которой я бы поверила. Вспомни хотя бы инцидент с монастырем Пи'Джем!
Ракар смотрел на Делас и ничего не отвечал по началу, он только отрицательно качнул головой, когда она сказала "я справлюсь".
- Управление кораблем, это не дебаты, именно так. По этому вопросу у нас дебатов и нет. А в излишнем доверии можно упрекнуть кого угодно, только не меня… только не меня. - Ракар снова прищурился. – Все, Делас, нет времени, - сказал Ракар, глянув на хронометр. - Присоединяйся к своим, мы сотрудничаем на чек-поинте, а мне пора понять, что у нас тут на этой луне.
- Что ты не доверяешь мне, я даже не сомневаюсь, - усмехнулась Делас, - а вот что веришь вулканцу… это странно! Я буду в жилом отсеке, если вдруг понадоблюсь. Ты хотел попросить кого-то из моей команды помочь? Не думаю, что они будут против…
- Не волнуйся, - улыбнулся Ракар, - я не сообщаю ему частоты охранного периметра Нейтральной зоны, и не рассказываю государственные секреты. Да, - кивнул Ракар, - либо Юнок, либо Казза, и каждый ваш шаг в направлении честного сотрудничества работает в вашу пользу. А ты, Делас, останешься на корабле в этот раз. Джераддо не имеет атмосферы класса М, там небезопасно.
Она вскинула бровь:
- Ты всерьез беспокоишься о моей безопасности? Я-то думала, просто боишься, что я сделаю что-нибудь незапланированное на задании и обижу твоего первого офицера, - рассмеялась ромуланка. – Ты думаешь, я пошла на регату, чтобы просидеть ее в капитанском кресле и ничего не делать? И в проект тоже за этим? И в Военную Академию?.. Это космос, Ракар, тут нигде не безопасно! Тем более на федеральной территории!
- Если кто-нибудь из вас обидит моего Первого офицера – он будет иметь дело со мной, и поверь, это ему не понравится, - серьезно сказал Ракар, а затем чуть смягчился. – Не безопасно нигде, я знаю. И я знаю, что ты пошла в проект и все остальное, чтобы полноценно прожить свою жизнь, пока есть время. Я это понимаю. И тем не менее, на Джераддо ты не высаживаешься. Я слышал твои показания сканирования. И версия о стрессе – она для кого угодно, только не для меня. Пока отдыхай. А дальше посмотрим.
- Ты – капитан, ты и приказываешь. Так что как скажешь, - пожала плечами Делас и чуть сощурилась: - Что это ты так за Квинтилию переживаешь?..   
- Делас, - практически не моргнув и никак по-иному не среагировав, сказал Ракар, - ты помни, что именно моему Первому – вы обязаны тем, что вы все еще не в СБ, и не будете в СБ по прилету на станцию сразу. Это ее заслуга, что я переменил свое решение. Она вернула мне нормальный образ мыслей, после того, как я узнал обо всем произошедшем. Этот офицер многого стоит, и я забочусь о своем экипаже, вот собственно и все.
- Я разве с этим спорю? – удивилась Делас. – Мне просто показалось необычным, что ты так бросился ее защищать, как будто я ей собираюсь что-то делать. Или как будто ты за нее боишься. Или еще почему-то. Это странно! Не страннее твоей симпатии к вулканцу, но все равно странно… - она очень внимательно посмотрела на Ракара, что-то обдумывая и взвешивая.
- Мне много кого пришлось защищать в нашей группе на станции, - усмехнулся Ракар, - у нас тут после вояжа на Волан II было то еще веселье. Но я это потом расскажу, Делас, все, мне пора на мостик.
Девушка кивнула, хмыкнула чему-то своему и направилась в жилой отсек.
А Ракар быстрым шагом отправился на мостик.
_________________
Совместно с Делас и Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
31 07 2017, 13:34:32 #158
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, луна Джераддо, катер “Амазонка”

До мостика было несколько шагов. Мыслей было много, разной направленности, о разных людях. Ракар отринул все, даже то, что Делас что-то заподозрила о нем в отношении Перим. Это было плохо, дочь вице-проконсула не должна была знать и вообще, официальная версия для Ромула по этому вопросу у него была другой. И он пока не готов был ее сообщать. Но он отбросил и это, сосредотачиваясь на текущей задаче.
Ромуланец прошел на мостик, сел в кресло второго пилота.
- Как тут дела, Квинтилия? Есть у нас что-нибудь о Джераддо, кроме того, что эта луна была преобразована в источник энергии и потеряла свою пригодную для нашего дыхания атмосферу?
-Я прочитала об истории луны, а также о различных характеристиках - состав атмосферы раньше и сейчас, биологическое разнообразие… Там не так много, на самом деле, - ответила Квинтилия, - Также у нас есть сообщение от команды “Альфа-маж” - можете послушать еще раз.
Она запустила запись и на мостике раздался голос Освальда Макдауэлла:
“Внимание всем участникам регаты! Если придётся выполнять задание на Джеррадо, будьте осторожны - луна не такая необитаемая, как может показаться. Арахнофобам лучше не спускаться - твари агрессивные, могут напугать и сбить с ног. Берите фонари поярче - существа обитают в темноте и боятся света. Никто не должен пострадать”.
Ракар посмотрел на большой экран.
- «Анадырь» пылает праведным гневом относительно наших пассажиров, однако Самрита не пострадала при нападении и уже не склонна им пылать. Я рассказал им о причинах. Тенек еще не готов к несению службы, он должен лежать, «Фениксы» сидят в жилом отсеке,  – и Ракар посмотрел на Квинтилию. Это сообщение от Макдауэлла он раньше не слышал.
- Мы можем прицепить вам второй фонарь, на второй рукав скафандра. Нужно будет взять усилители транспортера, ими и отмахиваться можно. Жаль, у нас нет фазеров. Вы… вы ведь не боитесь пауков, Первый?
-Они называются палаку, - ответила Квинтилия, - Не ядовиты, применяются в пищу… Точнее, раньше были не ядовиты, до того, как Джераддо превратилась в безжизненную пустыню. Не думала, что в таких условиях что-то могло выжить, но видимо, арахноиды смогли приспособиться. Возможно, это какая-то мутация. Вся информация, которая есть в базе данных, касается периода, когда луна еще была обитаемой и с приемлемой для дыхания атмосферой. В любом случае, не думаю, что они способны разорвать наши скафандры. Палаку - как бродячие собаки, нужно быть осторожными, но это если я буду бояться их, значит, меня вовсе нельзя отпускать исследовать космос.
- Я только уточнил, - сказал Ракар и перевел взгляд на свою консоль, - много кого нельзя пускать в космос, но вас – можно, это точно. Удивительная штука, природа. К чему только не могут приспособиться живые существа, как только ни адаптироваться. Впрочем, ладно. Вы выбрали, с кем пойдете на высадку? – ромуланец вывел на свой экран данные о близлежащих кораблях, чтобы оценить обстановку.
В данный момент рядом с Джераддо не было других кораблей, а “Анадырь уже приземлился на Бэйджоре, не далеко от того места, где совсем недавно стояла “Амазонка”.
-Если со мной что-то случится, мне понадобится человек, который умеет обращаться с медицинской техникой и лекарственными средствами, - ответила Квинтилия, - Что бы ни говорил Тенек по вопросам этики, но такой человек - это Делас. Я выбираю для высадки ее.
- Да, я понимаю, - сказал Ракар, после нескольких секунд внимательного разглядывания Квинтилии, - это верно не только с этой точки зрения. Вы смогли бы задать ей и собственные вопросы и получить ответы. Но я не зря просил выбирать только между Каззой и Юнок. Там нет атмосферы класса М. Медицинская помощь возможна только на корабле. Все, что там можно сделать – это загерметизировать скафандр в случае пробоя и доставить пострадавшего на катер. В этом случае куда лучше инженер, а не доктор. И вот еще – что если не ей придется вытаскивать вас, а вам ее? Что если именно такая вероятность возможна?
-Вы спросили про мой выбор, я выбираю Делас, - пожала плечами Квинтилия, - Вы не хотите отпускать ее?
- Есть вероятность, Первый, что она не справится, именно это я хочу сказать. С этими данными вы все равно выбираете ее? – спросил Ракар, снова глядя в свою консоль.
-Есть вероятность, что и я не справлюсь, - просто ответила Квинтилия, - Такая вероятность есть в отношении любого человека, даже вас. А она - капитан своего корабля и пока справлялась со всем, что задумала, и это о чем-то да говорит.
Ракар вздохнул и потер руками глаза. Еще две секунды он молчал.
- Что ж, в таком случае я верю, что вы справитесь вместе, - наконец сказал он, - я принимаю управление, подготовьте ваши скафандры, проверьте все внимательно,  одевайтесь и приходите к площадке транспортера. Я сообщу Делас.
-Передаю управление, - ответила Квинтилия, - Не забывайте следить за “Анадырем”.
Затем она встала с кресла и направилась к выходу с мостика.
Ракар кивнул, принял управление и стал заводить катер на посадку, выбирая более-менее пригодную площадку.
- Делас, зайди на мостик, - быстро вызвал он ромуланку по связи.
- Иду, - с небольшой паузой отозвалась Делас, и в этой паузе читалось невысказанное удивление. Меньше, чем через минуту ромуланка уже стояла на пороге мостика, с любопытством поглядывая на Ракара.
Не найдя сходу хорошей посадочной площадки, ромуланец решил поступить иначе. Он вызвал из компьютера данные сенсоров, снятые с куба на "Т'Камбре" и в монастыре Дакин, и задал сенсорный поиск этого металла. Одновременно с этим он запустил сенсорный поиск форм жизни на Джераддо, надеясь отследить местонахождение искомых пауков, их миграцию, а может быть кого-то еще мутировавшего и спасшегося от техногенного катаклизма, и теперь представляющего опасность для группы высадки. Задав сенсорам поиск, он принялся на низкой орбите огибать луну.
Когда Делас вошла, Ракар коротко оглянулся на нее и снова стал неотрывно следить за своей консолью.
- Не знаю насколько это тебя обрадует, но мы посовещались и решили, что на высадку с Перим идешь ты. Сейчас я определюсь, где нам садиться, и вы пойдете. Можно начинать готовиться.
- Ух ты! – хмыкнула Делас. – И что заставило тебя переменить мнение?
- Логика ротации кадров и распределения ролей на высадке, - ответил Ракар, не поворачиваясь к Делас, - ты доктор, в этом твое преимущество. На Джераддо есть большие пауки, боящиеся света, агрессивные и все такое. Возьмите два комплекта фонарей.
- У меня много преимуществ, - улыбнулась Делас. – Какие будут еще приказы… капитан?
- На высадке руководит Перим, будьте осторожны, глядите в оба, найдите куб, поддерживайте связь с катером, сообщайте обо всем. Пока это все. Готовь свой скафандр, одевайся, возвращайтесь с Перим сюда к площадке транспортера. – Ракар коротко обернулся к Делас и улыбнулся.
- Будет сделано! – с энтузиазмом отозвалась Делас и широко улыбнулась в ответ Ракару, а затем стремительно исчезла в жилом отсеке.
“Амазонка” по низкой орбите огибала луну, пока сенсоры искали металл, из которого были сделаны куб и ключ. Наконец, в одном месте появилось некое слабое показание - концентрация металла была небольшой, но все-таки там что-то было. Параллельно шли поиски живых форм, и одна находилась как раз в ста десяти метрах от предполагаемого тайника с кубом.
Отследив позицию предполагаемой нужной точки и позицию противника, которым был паук, Ракар принялся искать место для посадки в пределах этих ста десяти метров. Поверхность Джераддо была темной и безжизненной, результат преобразования ранее пригодного для жизни места в непригодное, для того, чтобы основная планета могла жить лучше. Точка посадки, которую он выбрал, находилась ближе к пауку, нежели чем к кубу. Катер встал на поверхность с легким ударом, и как только они приземлились, ромуланец включил на максимум внешнее бортовое освещение.
Посадив катер, Ракар заблокировал консоль, взял два трикодера, ключ-цилиндр и отправился в отсек, где Квинтилия и Делас собирались на высадку. Проходя мимо жилого отсека, Ракар мельком скользнул взглядом по Каззе и Юнок, находящихся там.
- Мы сели, - объявил он на входе, Квинтилии и Делас, - паук поблизости, пока один. Заметите его – светите в глаза. Вот тут – координаты скорее всего куба, по крайней мере, вещества, из которого он сделан.
И Ракар протянул Квинтилии ключ-цилиндр.
Квинтилия взяла ключ и спрятала его в один из карманов скафандра. Она уже успела одеться, оставался только шлем.
-Где координаты? - спросила она.
Взглянув на трикодер, Квинтилия покачала головой.
-Это не слишком точно, нам придется еще поискать на поверхности.
Делас уже была одета в серебряный скафандр и держала зеркальный шлем под мышкой, всем своим видом выражая готовность к действиям.
- Тогда нам понадобятся трикодеры, - добавила она.
- Несомненно, понадобятся, - кивнул Ракар, - вот я вам и принес два. И еще вам пригодится это, - Ракар вытащил из стенного шкафчика усилители транспортера в количестве трех штук и прислонил пока к обшивке, - Делас, аптечка при тебе?
- Да, - кивнула ромуланка, - все готово.
-Итак, каков наш план? - спросила трилл, - Мы просто выходим и ищем следы этого металла?
- Поиск форм жизни на Джераддо ничего не дал, кроме негуманоидных пауков. Отсюда скорее всего следует, что вас никто не встретит. Но, возможно, сканирование достало не всюду. Поэтому сейчас – вы находите место, где лежит куб, пробираетесь туда аккуратно, остальное по обстоятельствам. Рапортуйте обо всем, что будете делать, о всем встреченном новом на пути, обо всем существенном, - сказал Ракар, - остальная часть плана – в зависимости от обстоятельств. Здесь должно быть какое-то задание, о чем следует из обращения кадета Макдауэлла.
– Я проанализировал информацию от «Анадыря», – послышался в коммуникаторах голос Тенека. Вулканец лежал в лазарете с приглушённым светом, однако внимательно слушал обсуждение будущей высадки. – Предлагаю закрепить на шлемах два источника света: один освещающий пространство впереди, другой - освещающий пространство позади. Если палаку боятся света, это снизит вероятность нападения со спины.
-Я уже закрепила фонарь на второй рукав скафандра, - призналась Квинтилия, - Переделать, капитан?
 - Один фонарь на рукаве, - сказал Ракар, - им вы светите вперед по ходу своего движения, второй можно закрепить сзади, только старайтесь не светить друг другу в глаза, я помогу.
Делас послушно кивнула и покрутила в руках круглый шлем, примеряясь, как бы приделать к нему фонарь. Наконец, справившись с этой задачкой, она закрепила второй на рукаве и осмотрела остальных:
- Ну что, идем? – нетерпеливо произнесла ромуланка.
 Квинтилия надела шлем и тоже послушно подождала, когда на скафандре закрепили дополнительный фонарь.
-Будут еще какие-нибудь рекомендации? - осведомилась она.
- Пока нет, - отрицательно кивнул головой Ракар и отступил назад, пропуская девушек в переходной шлюз, - успеха. Будьте осторожны. Ждем вашего рапорта о происходящем.
________
С Квинтилией, Делас, Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
04 08 2017, 08:51:09 #159
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


Несмотря на идею Освальда посоревноваться, М’Кота пока шла вровень с землянином, не пытаясь его обогнать. Энергия требовала выхода, но ещё больше требовали выхода мысли о случившемся на «Амазонке».
– Что думаешь про эту историю на «Амазонке»? – спросила клингонка пробежав несколько ступеней. – У меня сперва сложилось впечатление, что наши этих саботажников готовы поубивать, а теперь там если не тишь да гладь, то по крайней мере перемирие.
- Я уже излагал своё мнение Ракару, - ответил Освальд, стараясь не снижать темп, - надо вызвать патруль и попросить доставить преступниц на ДС9. Похоже, он не внял совету.
Чтобы не сбивать дыхание, он какое-то время бежал молча, а потом уже добавил:
- Но мы не знаем всех подробностей, и, возможно, всё совсем не так, как кажется с нашей стороны. Нам-то известно только то, что кто-то из этой команды напал на Сэм и саботировал катер. Но что мы можем? Придётся довериться нашему ромуланскому коллеге и его опыту в Тал Шиар…
В этот момент за их спинами поднялся в воздух и направился вниз в долину их катер.
М’Кота на секунду обернулась, провожая катер взглядом, потом вернула всё своё внимание подъёму.
– Артура судили за нападение в состоянии аффекта, – пожаловалась она, – а эти… эти всё сделали обдуманно, нагадили своим же и не один раз, а целых три. Нечестно, если им всё сойдёт с рук! Пусть себе катаются на «Амазонке», если наши так решили, но если они там собираются всё за нас решить и всё им вот так запросто простить… – клингонка шумно перевела дыхание, если не смотреть в её сторону можно было подумать, что из её ноздрей вырываются огонь и дым.
- Я понимаю твою злость, уж поверь, - сдержанно ответил Освальд, - когда я узнал, что это они чуть не стоили нам участия и напали на Самриту, сохранить спокойствие было очень непросто. Но, как я и сказал, пока что мы ничего не можем сделать. Давай дождёмся возвращения на ДС9, а там уже... - Освальд не ответил, но по выражению лица было понятно, что он вряд ли пригласит участниц на дружескую прогулку по Променаду или предложит посмотреть презентации.
М’Кота открыла было рот, собираясь сказать, что за нападение на Самриту на месте Освальда просто мечтала бы повыдергать негодяйкам ноги, но в последний момент вспомнила просьбу землянки держать свои идеи на счёт этих двоих при себе и на ходу сменила тему:
– Ладно, ну их к боргам, в аномалию, в Гамма-квадрант! Нас ждут смиренные баджорские монахи, а значит, хочешь не хочешь, надо настраиваться на мирный лад. Хотя что-то подсказывает мне, что ещё лет 10–15 назад здешние монахи не были такими уж мирными.
- Не удивлюсь, - недовольно буркнул землянин - разговор о команде "Примы" напомнил обо всём испытанном в момент получения новостей негативе, и настроение, закономерно, ухудшилось, - так очень часто и бывает, что пацифизм пропагандируют самые жестокие и кровожадные, воздержание - самые похотливые, а аскетизм - самые жадные.
Снова какое-то время он бежал молча, стараясь не сбить дыхание, а потом добавил:
- Впрочем, будь среди баджорских монахов одни лицемеры - их вера не просуществовала бы столько столетий, так что возможно всё.
Акрита, уже после нескольких десятков ступеней потерявшая интерес к соревнованию, сосредоточенно думала, слушая разговор товарищей. Она могла бы много сказать, но сейчас действительно не считала себя вправе делать этого, так как слишком мало было известно о том, что случилось, и о том, что еще предстоит. Вероятно, у ромуланца были свои причины принять именно такое решение. Какие у него на самом деле отношения с капитаном "Примы" – тоже пока не ясно, но Акрита не сомневалась в искренности его выступления в эфире на Джераддо. И после этого всего – они смогли договориться? Он смог? Если так… Андорианка коротко и горько улыбнулась: значит, ромуланцы умеют приходить к взаимопониманию и сотрудничеству куда лучше их, федератов. Впрочем, и эти мысли были сейчас не конструктивными.
- А вы не знаете, о чем Ракар хочет говорить с Самритой? – спросила она. – Понимаю, что это не мое дело, и надеюсь, что они друг друга поймут, просто вдруг это все из-за вчерашнего…
Мысль о том совершенно неуместном, глупо начатым и печально кончившемся разговоре снова пробудил в ней чувство вины.
- Думаю, что это именно из-за вчерашнего, - хмыкнул Освальд, - и, зная Сэм, это может чем угодно кончиться. Я только не понимаю, почему Ракар захотел поговорить сейчас, и как с этим связана ещё одна команда…
– А может быть это на счёт нападения? – предположила М’Кота. – Хочет уточнить подробнее, что случилось, и решить, как себя вести с диверсантами.
- Возможно, - кивнула андорианка, насколько это позволял активный подъем по лестнице. – и, видимо, раз они там вместе, у нас окончательно отпадает вариант взаимодействия? Я имею в виду связи и маневр.
- В таком случае, что ему мешало обратиться ко всем на подлёте? - спросил Освальд. - Они же на мостике были одни, да и с нами секретничать по таким вопросам не стоит... да нет, если только Самрита не окажется ромуланской шпионкой, они либо продолжают ругаться, либо мирятся.
Вопрос о взаимодействии заставил кадета задуматься, и он снова на какое-то время замолчал, считая про себя шаги.
- Я не представляю, как они успеют на манёвр. Для этого мы должны завязнуть тут или на последней точке очень надолго... посмотрим по обстоятельствам, ладно? Пока рано судить.
- Это точно, - выдохнула Акрита. – Все настолько непредсказуемо. Просто жаль, что мы никак не можем подсказать им про комету и символы. Они бы хорошо сэкономили время, если бы знали последовательность и не пришлось бы дополнительно туда летать. Впрочем, возможно, система распознала бы читерство…

Они все продолжали подниматься в быстром темпе. Наконец, впереди замаячило окончание лестницы - она выходила на еще одну площадку, подобную той, на которую они изначально посадили “Анадырь”, до того, как Артур поднял его снова и направил вниз, в долину. Лестница заканчивалась и хода наверх больше не было.
Еще даже не поднявшись до конца ступеней они увидели огромную деревянную дверь  дверь с металлическими заклепками, складывающимися в затейливый орнамент, и большим металлическим кольцом-ручкой. Такой вход сделал бы честь неприступной крепости, не то, что монастырю.
___________________
С Акритой и М'Котой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
04 08 2017, 09:09:17 #160
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


Слова Освальда и покладистость Акриты заставили М’Коту снова фыркнуть как сердитая кошка или кипящий чайник, но открывшееся за новым изгибом лестницы зрелище на время переключило её внимание на себя. Клингонка из-под руки посмотрела наверх, на дверь и восторженно присвистнула.
– От души радуюсь за кардассианцев и за их впечатления, когда они это увидели! – ехидно сообщила она. – Если у баджорцев есть ещё хотя бы три-четыре таких обители и столько же упрямства и храбрости, как мне говорили, то их завоевателей остаётся только пожалеть, – она перевела взгляд на своих спутников и хулиганская улыбка на её лице снова сменилась недовольством. – Вы это серьёзно? Нарочно просидеть на одном из чек-поинтов? И запороть всё дело? Мы же с самого начала стартовали двумя командами, чтобы как можно лучше представить проект!
- Серьёзно? - удивился Освальд. - Ты приняла констатацию очевидной невозможности выполнения нашего плана без каких-то серьёзных трудностей за предложение всё испортить? Смею тебя заверить, М'Кота, моё желание победить никуда не делось. Ну и чтобы ты в этом не сомневалась... - кадет мельком взглянул на дверь и с усмешкой рванул вперёд.
– Форсаж Макдауэлла? – усмехнулась ему в спину М’Кота и тоже прибавила ходу.
- Да нет же! – отмахнулась Акрита, подбегая вслед за товарищами и остановившись перед дверью. – я имела в виду совсем не то, чтобы ждать их где-то специально. Наоборот, мне все больше кажется, что мы сейчас вообще независимы, и с законной точки зрения это правильно, поэтому пусть так и будет, мы просто сделаем все возможное, чтобы прийти первыми. Как и они.
Она посмотрела на кольцо, совершенно не похожее на какой-либо вид замка. Кнопки, чтобы подать сигнал и попросить открыть дверь, тоже нигде не было.
- И как мы войдем? – несколько растерянно произнесла андорианка. – Наверное, надо как-то позвонить?
– Или постучать, – М’Кота указала на массивное кольцо. – У нас до сих пор на самых старых усадьбах такие висят. А на некоторых – молотки с мордами чудовищ, – мечтательно добавила она.
- Ага, - кивнул Освальд и стукнул три раза кольцом о дверь, - сейчас, по всем канонам историй про путников, забредших в монастырь, ворота распахнутся, и мы будем поражены увиденным…
Ворота действительно плавно распахнулись внутрь, но вместо удивительных чудес в проеме стоял сухонький старичок в оранжевых одеяниях.
-Добро пожаловать, - произнес он, - Мы вас ждали. Следуйте за мной.
Он развернулся на месте и пошел в глубь храма - за его спиной оказалась еще одна крутая лестница наверх, со стоптанными, неровными каменными ступенями.
Освальд поклонился старику, потом посмотрел на спутниц, слегка улыбнувшись, но ничего не сказал, а только сделал приглашающий жест.
Они поднимались по ступенькам, карабкаясь все выше и выше. Кое-где от лестницы отходили в стороны коридоры и в проемах были видны вырубленный в скале скудно украшенные галереи, но баджорский монах не торопился сворачивать ни в одну из них, с неожиданной для своего возраста бодростью перебирая ногами. Через некоторое время лестница сделалась совсем узкой, клаустрофобичной и начала закручиваться головокружительной спиралью.
Когда они уже совсем потеряли счет пройденным ступенькам, и их ноги начали подавать сигналы усталости, лестница закончилась. Вслед за баджорцем они вылезли в невысокую дверь, пригнув головы… И их ослепило солнце, пробивающееся неровными пятнами через широкие зеленые листья. Потная кожа ощутила освежающее дуновение холодного горного ветра. Они оказались в лесу, настоящем лесу на крыше - только небольшие проходы из камня напоминали, где они находятся, а между ними были насыпаны прямоугольники земли, из которых росли невысокие коренастые деревья с резными широкими листьями. Ветки гнулись от темно-фиолетовых плодов, напоминающих земной инжир.
Возле одного из деревьев стоял еще один баджорский монах - гораздо моложе их проводника, у него не было бороды, длинные черные волосы без единого седого волоска были собраны на макушке. К стволу дерева был прислонен посох, украшенный маленькими колокольчиками, а в руках монах держал корзину, в которую собирал фрукты. Услышав шаги, он обернулся.
-Добро пожаловать, странники, - тоже сказал молодой монах, - Мое имя - прилар Паку. Вы здесь для того, чтобы пройти чекпойнт регаты?
- Благодарим за гостеприимство, прилар, - произнёс Освальд, находясь под впечатлением от увиденного, - да, мы - команда "Альфа-маж", меня зовут Освальд, а моих коллег зовут Акрита и М'Кота, - молодой человек по-очереди указал на девушек, - и мы прибыли, чтобы пройти очередную контрольную точку.
Андорианка тоже слегка поклонилась в знак приветствия, украдкой оглядывая все вокруг с любопытством и почти восхищением.
М’Кота плохо себе представляла, как полагается приветствовать мирных инопланетных монахов, и поколебавшись сделала приветственный жест, которым подобало приветствовать монахов на Кроносе. Она надеялась, что здешние духовные лица истолкуют его правильно и не усмотрят в этом знаке почтения ничего обидного.
-Я задам вам три вопроса, - продолжил прилар Паку, - а когда вы ответите на них, то вы получите замок для вашего ключа. Вопрос первый… впрочем, сперва я расскажу вам небольшую историю. Двадцать лет назад баджорский сопротивленец на маленьком корабле летел с луны Джераддо на Бэйджор, когда его заметил кардассианский патрульный крейсер. Сопротивленец выжимал из двигателя своего судна все, что мог, но когда он уже входил в атмосферу, кардассианский патрульный крейсер выстрелил и повредил корабль. Сопротивленец упал на планету, но смог выжить и начал выбираться из разбитого корабля. Сверху спускался кардассианский патруль. Дрожа, сопротивленец выбрался из-под обломков и увидел, что к месту аварии приближается пеший наземный взвод кардассианцев. Корабль был разбит, связи не было, сопротивленец был ранен. Рядом с местом аварии росло дерево мобы, ветки которого клонились к земле под весом спелых плодов. Мой первый вопрос: что сделал сопротивленец?
Прилар Паку поставил корзину, наполовину заполненную фруктами, на землю и поднял свой посох. Колокольчики тихо зазвенели.
- Мой второй вопрос: что человеку не следует удерживать, а что не следует отталкивать? Ответьте также и на третий вопрос: что бесценнее всего в мире?
Монах сделал паузу, оглядывая троих, а потом добавил:
-Когда у вас будут готовы ответы - позвоните в гонг, который висит на стене возле прохода на крышу. А пока вы думаете, вы можете помочь нам со сбором урожая в этом саду. Мы приготовим для вас постели, если вам понадобится остаться в монастыре на ночь.
Акрита слушала монаха очень внимательно, и рассказ, и вопросы. Она оценила всю их серьезность, глубину, важность, и теперь мысли ее уносились все дальше, в прошлое – или будущее? Она поймала себя на том, что заворожено смотрит на колокольчики на посохе прилара, медленно подняла голову и тихо спросила:
- А что будет, если мы ответим неправильно? Нам дадут вторую попытку?
Прилар Паку улыбнулся.
-Да, - кивнул он, - через какое-то время.
- Всё понятно, прилар, - слегка вздрогнув, кивнул Освальд, азарт которого перекинулся на загадки - ему теперь хотелось их все отгадать как можно скорее, и молодой человек с трудом сдерживал нетерпение, - мы поможем с уборкой и найдём ответы на вопросы.
Прилар Паку слегка поклонился и покинул крышу.
– У кого-нибудь есть идеи? – поинтересовалась М’Кота, проводив прилара взглядом. – Особенно с этим сопротивленцем! То есть я могу представить себе, как он геройски погиб, забрав с собой парочку кардассианцев, но наверняка тут какой-то подвох, и он пошёл на какую-то хитрость. К тому же он вроде как дрожал, а это не очень-то вяжется с моей версией.
- Партизанская борьба с оккупантами - это не открытое сражение, - мотнул головой Освальд, - сопротивление всегда в меньшинстве, со снабжением постоянные перебои, пополнения может вообще не быть, поэтому им куда нужнее может быть убежать или спрятаться, чтобы потом ударить ещё раз. Ударить в спину, неожиданно, не заботясь ни о чести, ни о героизме, видя перед собой только цель - нанести максимальный вред врагу и оказаться способным сделать это ещё раз. Если он ранен, то бежать не сможет, а медленно уйти тоже не получится - враги слишком близко. Думаю, он спрятался среди ветвей и обманул врагов, устроив взрыв корабля. Так все подумают, что он погиб, тела может и не остаться при взрыве, поэтому патруль скоро уйдёт, и сопротивленец сможет доковылять до своих.
- Похоже на то, - задумчиво кивнула Акрита. – или он мог спрятаться там и перестрелять их всех из укрытия. Если у него, конечно, было оружие.
– У кардассианцев же наверняка были сканеры, – скептически возразила М’Кота. – Ну, залез бы он на дерево, а его бы сразу засекли и сняли одним выстрелом. Укрытие – это уже лучше, но тоже мало шансов остаться в живых. Но кое-что в ваших теориях мне нравится, – на этих словах клингонка оживилась и даже отставила в сторону корзину, в которую складывала фрукты. – Я думаю, он спрятался, но не в укрытие и не на дерево, а обратно в свой корабль! Заманил туда кардассианцев на свой биосигнал, а потом взорвал корабль вместе с собой и с врагами!
- А ты думаешь, про дерево в этой истории упоминается зря? – спросила Акрита, оглядывая свисающую рядом с ней ветку и выбирая спелые фрукты, чтобы сложить в корзину. – Мне кажется, это обстоятельство тоже имеет какой-то смысл.
– С деревом у меня не получается, – призналась М’Кота.
- Ну и потом, разве он не мог взорвать корабль дистанционно? Или поставить какую-нибудь задержку, чтобы патруль подошел поближе, и тогда рвануть? – продолжала Акрита думать вслух. Миролюбивая идея Освальда с тем, чтобы переждать и дать врагам уйти, ей тоже не очень нравилась.
- Едва ли патруль подошёл бы к кораблю сразу в полном составе, - так же скептически, как и его коллеги, проговорил Освальд, - скорее всего, один со сканером подошёл бы, а остальные смотрели по сторонам и контролировали сектора, ведь, с точки зрения патруля, это вполне может быть засада... - кадет задумался ненадолго, - а что если... что если вопросы связаны между собой, и нам нужно искать ответы на все три одновременно?
- Не думаю, - покачала головой Акрита. – Хотя… На самом деле про второй вопрос я вообще не знаю. Не понимаю даже, что имеется в виду.
– На третий вопрос у меня ничего неожиданного. Бесценнее всего – честь, без чести всё прочее теряет смысл, – сказала М’Кота. – А вот на второй… – клингонка задумалась, рассеянно складывая плоды в корзину, – если бы он состоял только из первой половины, я бы сказала, что речь идёт о другом человеке: как ни удерживай, а всё равно не удержишь, если захочет уйти. Но вторая половина мне всё путает. Есть ведь всякие предатели и подлецы, и я никак не могу согласиться с тем, что их нельзя отталкивать. Может быть, ответ – «хорошие люди»?

_______
с Освальдом, М'Котой и приларом Паку


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
04 08 2017, 09:20:41 #161
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


- Хм, а у меня как раз продолжение твоего ответа придумалось, - обратился Освальд к клингонке, - сопротивленец заманил к кораблю патруль и взорвался вместе с ними. Отсюда же вытекает, что не следует человеку отталкивать возможность исполнить свой долг, а удерживать не стоит жизнь, если от этого пострадает, например, борьба с агрессорами. А вопрос "Что бесценнее всего?" можно понимать по-разному, ведь не просто так же его задали именно в такой форме, а не более понятно: "Что ценнее всего?". То есть ответ должен быть одновременно и невероятно ценным и дорогим, и чем-то, что можно принести в жертву. Хорошо сочетается с предложенным ответ, что бесценнее всего человеческая жизнь: её сложно переоценить, но иногда ей нужно пожертвовать. Что думаете? - кадет поставил корзинку с фруктами на землю и посмотрел на девушек.
– Мне нравится! – решительно сказала М’Кота и посмотрела на Акриту: – А тебе?
- Я пока не могу ничего осмысленного придумать на второй вопрос, хотя мне нравится идея М'Коты, - сказала Акрита и опустила взгляд. – И да, думаю, Освальд действительно прав по третьему вопросу. Хотя первое, что мне пришло в голову, и, видимо, самое банальное – то, что бесценнее всего любовь… наверное, немного не то, что нас спрашивают.
- Как знать... - пробормотал Освальд и, чуть подумав, вернулся к сбору плодов. - Как бы то ни было, у нас всё ещё не фигурирует дерево в ответе на первый вопрос... разве что рядом с тем деревом установили памятник героям сопротивления. Но тогда как-то странно, что оно вообще фигурирует в тексте загадки...
– Может, в нём какой-то секрет, – задумалась М’Кота. – Как думаете, хозяева не обидятся, если мы поэкспериментируем с плодами? Разломим, раздавим, наконец просто съедим по штуке?
- Наверное, нет, только что это нам даст? – пожала плечами Акрита, складывая фрукты в корзину. – А еще я подумала, что можно вызвать Самриту и Артура, рассказать им, пусть тоже пофантазируют.
- Почему бы и нет, - пожал плечами Освальд, - в конце концов, мы же одна команда и должны действовать вместе.
Нажав на дельту, кадет вызвал катер:
- "Анадырь", приём. Как дела? Нашли что-нибудь интересное? Хотите присоединиться к разгадыванию загадок?
Несколько минут тому назад Артур посадил «Анадырь» на площадку и теперь они сидели с Самритой в молчании. Лайтман ничего не говорил Самрите, и ни словом ни взглядом старался не напомнить о том, что он слышал по связи тогда, еще на Джераддо. Хотя ему было интересно. И теперь кадет думал о том, что будет теперь. С проектом, с этой второй командой, вернее третьей. И о том, что чувствует сейчас Самрита. Наверняка шокирована, как и Освальд. Постепенно мысли кадета перешли к М'Коте, хотя Лайтман как раз следил за сенсорами и искал другие корабли поблизости, и тут прозвучал вызов, кадет машинально, почти автоматически нажал кнопку ответа.
- Слышим вас, группа высадки, - сказал Артур, и тут же воспылал интересом к заданию, - У нас все хорошо. На разбитом катере я нашел голофотографию лейтенант-коммандера Планкса, скачал данные из компьютера и больше искать не стал. Катер разбит сильно. Загадки – конечно, хотим! – и Артур повернулся вместе с креслом к Самрите лицом, - да, Сэм?
- А я еще я поговорила со вторым кораблем, и они немного рассказали о тех саботажниках у них на борту, - добавила Самрита. – Но это я вам потом расскажу, давайте ваши загадки!
- Ага, слушайте внимательно, - Освальд взял один фрукт и, отойдя чуть в сторону, приступил к рассказу.
Рассказ прилара и сами загадки он пересказал почти дословно, а потом бегло передал те идеи, до которых додумалась команда: укрытие, героический подрыв катера, тихий отход, любовь, долг, честь и человеческую жизнь - все без исключения, но не вдаваясь в то, какая идея была чьей - в мозговом штурме это не важно.
- Так, вроде, всё, - произнёс кадет в конце и доел остаток фрукта, - что думаете?
Артур откинулся в кресле и задумался.
- Хм.., - сказал он, - знаете что, на второй и третий вопрос не может быть однозначно верного ответа для всех. Это у каждого индивидуально. Как говорится – каждому свое. Для ференги бесценнее всего – латина, и попробуйте доказать им обратное. Хотя, конечно, я тут вовсе не имею в виду Хену, у нее совсем другие цели. Так… - кадет сосредоточился, - отталкивать не следует - возможности, а удерживать не следует собственное упрямство, кроме того – отталкивать не следует искренность, а удерживать не следует добровольность. И это все абстракции. Но тем не менее – мне кажется, ответ и должен быть одной из абстракций. Бесценнее всего – для кого честь, для кого родина, я скажу что это – жизнь во всех ее проявлениях. А вот первый вопрос вполне конкретный и он на логику и на знание. Знать мы не можем, но можно высчитать логически. Я вот что думаю – сопротивленец метнулся к дереву, скрыл свои раны, может быть по быстрому перевязал их и притворился сборщиком плодов. А когда подошел кардассианский патруль – он мог сказать им, что был здесь, собирал мобу и видел падение корабля, а пилот побежал в одном из направлений. Рискованное предприятие конечно, шансов мало.
М’Кота тем временем изучала один из плодов. Плотный, удобно ложащийся в ладонь... Но не закидал же сопротивленец кардассинцев фруктами? Конечно, нет! Она разломила плод: особой сочностью он не отличался, хотя не был и сухим. Для пробы М’Кота потёрла свежим разломом кожу на руке и вздохнула: кажется, в плодах не было ничего стратегически уникального.
- Мне нравится вариант Артура, - поддержала Самрита. – К тому же у нас есть факт, что ветви дерева клонились к земле, значит, под ними можно было спрятаться. А вот два следующих вопроса – это уже чисто философия, - рассмеялась девушка, - так что можем придумать какие-нибудь многозначные и хитрые ответы. Ну вроде того, что не следует удерживать то, что стремится вырваться, а отталкивать то, что остается… Но меня больше заинтересовал последний вопрос. Там было именно «бесценнее»? Не дороже всего, а бесценнее? Потому что все эти категории – жизнь, честь, совесть, любовь и прочее – они слишком уж абстрактны, подойдет любой из них, а, значит, это странный ответ на загадку, раз он может быть любым. Бесценнее – это что-то, у чего в принципе нет цены… - она вновь задумчиво крутанулась в своем кресле.
- Верно, Сэм, - согласился Артур, - то, у чего нет цены. И тут не может быть однозначного ответа. У жизни цены нет. У любви тоже. У чести … Нужно выбрать что-то одно. И я думаю, ответ все равно будет верным.
- За чью-то жизнь могут назначить цену, заплатить за убийство, - пожала плечами Самрита. – Мало что ли таких случаев было? Чью-то любовь можно купить, ну и так далее. Нет, это хорошие ответы, просто их слишком много, и все вроде как правильные, вот это меня и смущает.
- Не знаю, меня не смущает то, что в подобных вопросах много правильных ответов, - задумчиво проговорила Акрита на другом конце комлинка. – Видимо, что это вполне нормально. А касательно второго вопроса я тут подумала, может быть, можно немного по-другому сформулировать идею М'Коты: что когда люди тем или иным образом приходят в твою жизнь, не нужно их отталкивать, по крайней мере сразу. А когда кто-то уходит, не нужно удерживать – если этот человек нужен или ему нужно, то сам вернется или не уйдет вовсе.
- Это именно то, что я и сказала про второй вопрос, - закивала Самрита на предложение Акриты, хотя это мог увидеть только Артур. – Только не обязательно людей – это может быть и работа, и призвание, и богатство – что угодно, что приходит… или уходит.
- Спрятал раны? Хм… - почесал подбородок Освальд. - Сейчас кое-что проверим.
Землянин взял ещё один фрукт, разломал на две половины, а потом подошёл к М'Коте и, попросив ту не дёргаться, от души хлопнул одной половинкой ей по плечу.
- Ну что, похоже это на след от крови? - с усмешкой спросил он коллег.
– Ну, ладно, это была плохая идея, – согласилась М’Кота. – Я тут подумала над словами Самриты про цену, – добавила она затем. – Про жизнь она права, жизнь можно купить, но любовь и честь не купишь, если только это настоящая любовь и настоящая честь.
Акрита улыбнулась, то ли на результат эксперимента Освальда, то ли на слова М'Коты.
- Да, это так, - тихо сказала она. – я согласна с М'Котой. Только вот, даже если у кого-то получилось неким образом купить свою или чью-то жизнь, разве то, что он заплатил, можно назвать действительно ценой этой жизни?
- Раз у чего-то есть цена, то это не бесценно. Бесценно то, что вообще нельзя оценить – никак. Или то, у чего нет цены, потому что оно никому не нужно, - отозвалась на том конце связи Самрита. – Итак, пока мы согласны только с ответом на второй вопрос? Что вы там с этой мобой решили?
- Пока ничего, - ответил Освальд. - Наверное, можно раздавить их много в тех местах, где у сопротивленца выступала кровь, но не думаю, что он успел бы - патруль ведь уже рядом. К тому же, у сборщика должна быть корзинка, а у сопротивленца её не было, так что притвориться не получится. Если, конечно, кардассианцы в этой истории не фантастически глупы, что, само собой, возможно.
М’Кота оторвалась от корзины и почесала бровь.
– Я предпочитаю исходить из того, что противник не обделён мозгами, – сообщила она. – Поэтому версия с уничтожением себя вместе с врагами кажется мне более похожей на правду. Конечно... – она задумчиво общипала с дерева ещё несколько плодов и предположила: – А если так? Повстанец притворился запуганным и пообещал важную информацию в обмен на жизнь. Информация по его словам была зашифрована в компьютере на корабле. Кардассианцы пошли проверять, оставив его под охраной одного солдата. Когда они вошли, корабль взорвался, охранник отвлёкся на взрыв, и повстанец сумел его убить. А плоды мобы пригодились ему, чтобы не умереть с голоду, пока он добирается до своих.
- Я думаю, что все они в корабль все равно не полезли бы, - сказал Артур, - один-два – да, остальные должны были стоять снаружи, чтобы осматривать местность. А не только сторожить сопротивленца. И все таки, почему-то версия с его гибелью не кажется мне решением. Он должен был постараться выжить.
- Либо выжить, либо убить максимум кардассианцев, - качнула головой Самрита. – В общем, сделать что-то существенное. Используя плоды или ветви мобы… Спрятаться в ветвях? Его бы наверняка нашли. Забросать кардассианцев мобой? Весело… но нет. Угостить их плодами и начать загадывать загадки? Отвлечь их внимание? Мне кажется, у него безвыходная ситуация!

_____
с Освальдом, М'Котой, Самритой и Артуром


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
04 08 2017, 09:21:39 #162
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин

- Не обязательно безвыходная, - сказал Освальд, - ему нужно было выиграть время, чтобы уйти, так? Он мог подготовить взрыв корабля и ещё какую-нибудь диверсию, уже связанную с деревом. Например, если у него был с собой фазер, он мог поставить его на перегрузку и положить под деревом - это дало бы ему ещё немного времени, чтобы скрыться. Сопротивление обязано использовать любой шанс, потому что попасть в плен равносильно гибели, только тебя ещё заставят перед этим сдать своих товарищей. Впрочем... не думаю, что от нас ждут именно такого ответа.
Акрита подняла голову.
- В конце концов, мы можем, наверное, высказать монаху все наши идеи? – сказала она. - Вдруг хотя бы что-то из этого окажется близко к истине.
- Что-то с преподавателями в Академии это не работало, - рассмеялась Самрита. – Им всегда нужно было одно решение, а не множество, даже если «но они же почти правильные!». Может, пока подумаем о чем-нибудь бесценном, раз с баджорцем не получается? Что это может быть, если не думать категориями вроде «любовь», «честь»… ну и далее – «счастье», «совесть», «верность» - я таких могу еще с десяток назвать. Или хотя бы выберем одно из них!
– Какую-то основную версию надо выбрать, – согласилась М’Кота. – Даже если монахи оценивают не только результат, но и проявленные на пути к нему качества, лучше бы на чём-то остановиться. Что касается бесценного, я не согласна с тем, что бесценно только то, что вообще никак и никто не может оценить. Бесценно то, что считаешь бесценным ты сам, что считает бесценным тот, кто сросся с этим плотью и духом. Какой-нибудь чужак может оценить твою честь, любовь или верность в полушку, но это не унизит твоего духа и не заставит тебя в это верить. Я бы предложила назначить на роль бесценного то, от чего человек не может отказаться. Может быть это разное для каждого из нас, но почему бы каждому не назвать это и не защитить своё мнение? Может быть после того, как все это сделают, мы все на чём-нибудь сойдёмся?
- Жизнь, но мы решили, что ее можно оценить, - задумчиво проговорила Самрита. – О, придумала! Будущее! Будущее ценно для каждого, а оценить его никак не возможно, продать и купить – тоже.
Артур кивнул, с улыбкой слушая М'Коту, хотя М'Кота и не могла это видеть по аудиосвязи.
- Да, ромуланец сказал, что во время разгадок мы можем понять кое-что о мире и о себе.
А затем посмотрел на Самриту.
- Ради чего-то, от чего мы не можем отказаться – можно заплатить и жизнью, и будущим. Хотя да – будущее – это тоже отличный вариант. Нельзя отказаться от будущего других. За возможность будущего для других можно заплатить и собственной жизнью в том числе. И я все еще думаю, что вариант ответа не один. Но теперь я поддерживаю версию Самриты – будущее.
- Будущее ничего не значит для жителей Баджорской червоточины, - усмехнулся Освальд, а потом внезапно посерьёзнел, - вот и ещё один ответ - для баджорцев воля Пророков бесценна! Но это только для баджорцев, для клингонов это будет честь, для ференги - латина... и мы опять ходим по кругу. Я всё-таки думаю, что самое бесценное - это жизнь. Но не жизнь вообще: Сэм правильно заметила, что наёмный убийца может её оценить, как и командир на поле боя... но это всё оценки чужой жизни, а как насчёт собственной? Своя жизнь для тебя бесценна: ты не можешь придумать ей цену, потому что ничего важнее нет, но можешь пожертвовать ей, если есть что-то более важное... и, кажется, я сам себя только что опроверг… - кадет фыркнул. - Надо ещё подумать.
Акрита нахмурилась, сосредоточенно размышляя, хотя тем, кто находился в катере, этого не было видно.
- Ребят, я, сейчас, возможно, скажу глупость, - заговорила она. – Жалко, тут с нами Хены нет. Раз уж мы уцепились за это понятие, то что есть цена? Мне кажется, это очень относительная категория. Даже для материальных вещей за один и тот же предмет часто дают разную цену. И, может быть, бесценность означает не отсутствие самой цены как таковой, а невозможность определить ее одну для всех. И самое бесценное – это когда даже приблизительно нельзя прикинуть: за одно и то же кто-то может не дать ничего, а кто-то все.
Она пару секунд помолчала и добавила:
- И мне кажется, жизнь вполне подходит под это описание.
М’Кота в задумчивости прислонилась к стволу дерева.
– Это всё по-своему правильно, но я бы солгала, если бы сказала, что не остаюсь при своём мнении. Чего будет стоить моя жизнь, если она будет основана на трусости и низости? Чего будет стоить моя любовь, если она не будет опираться на порядочность и верность? И какое будущее можно построить ценой подлости и предательства? Я думаю, такое будущее будет отравлено, как стакан чистой воды отравляет даже крупица яда. Может быть, мы не все одинаково называем то, что удерживает нас на достойном пути: у клингонов это честь, у других – совесть, возможно, есть и другие неизвестные мне слова, но как ни назови, я назову бесценным именно это.
- Это все очень прекрасно, - после некоторой паузы отозвалась Самрита. - А ответ-то какой? Один, пожалуйста. Вариантов мы дали достаточно. Два голоса за жизнь, два за будущее, один за честь, - подсчитала она. - Капитан, что мы выбираем? Давайте покончим с этим и вернёмся к баджорцу!
- Может, в этом и заключается ответ? - фыркнул Освальд, который тоже уже был не в восторге от затянувшегося обсуждения, - ну, что универсального ответа, на самом деле, нет, и каждая культура, а в некоторых случаях и каждая конкретная личность назовёт что-то своё? Потому что на любой наш ответ у кого-то найдётся, что возразить, даже на твой, М'Кота: совершив сколь угодно много подлостей, человек ещё может загладить вину и принести стократ большую пользу, если вовремя осознает свою вину и свои ошибки, причём, он это сделает в будущем, и для этого он, как минимум, должен сохранить свою жизнь... В общем, у нас тут только плохие ответы, и из них надо выбрать один... честная жизнь в будущем? - кадет усмехнулся и ещё ненадолго задумался. - Пусть будет будущее: оно абстрактнее, чем жизнь, и возражение к нему слабее всего - требует апелляции к Пророкам, которые настолько непохожи на всех нас, что нам их понять бывает почти невозможно. Ну а если прилара этот ответ не устроит, мы будем стоять до конца и доказывать, что возразить можно на любой из возможных ответов.
- Вроде как мы давно уже говорим о том, что не может быть одного универсального ответа, - пожала плечами Акрита, продолжая собирать плоды. – И мне кажется, что это правильно.
- Ладно, давайте вернёмся к первому вопросу - он интереснее, - предложил Освальд, примирительно подняв руки, - а то мы можем всю жизнь тут провести, споря об этом... Всех ведь устроит, если мы просто ответим, что бесценнее всего будущее?
- Ага, - отозвалась на том конце связи Самрита. – Только у меня все равно нет идей, как привязать это дерево мобы к сопротивленцу и кардассианцам…
– Я соглашусь, если это будет достойное будущее, – пробурчала М’Кота. Она была не согласна с позицией Освальда на счёт «сколь угодно много подлостей» и ещё некоторых чрезмерно толерантных (на её взгляд) вещей, и такая оговорка казалась ей важной. – А на счёт попавшего в переделку повстанца моя фантазия истощилась. Не думаю, что он с нежной улыбкой встретил кардассианцев и протянул им полные пригоршни плодов мобы, а потом они дружно уселись в кружок и приступили к совместной трапезе. Могу себе такое представить, только если повстанец был замаскированным Пророком!
- Есть ещё два варианта, которые мы не рассматривали раньше, - сказал Освальд, - во-первых, сопротивленец мог быть агентом кардассианцев или даже замаскированным кардассианцем, а подбили его специально, чтобы отвести подозрение. В этом случае, он просто представился бы патрулю. Во-вторых, сопротивленец мог быть трусом, и тогда он просто сдался патрульным и согласился работать на оккупантов. Мы не рассматривали эти варианты, потому что думали, по умолчанию, что главный персонаж в истории всегда хороший, но ведь это не обязательно так.
- Тогда в чем для нас в этой истории того сопротивленца урок о жизни? – спросил Артур.
- Например, в том, что не всегда те, кто помогают нам сейчас, действительно находятся на нашей стороне, - пожал плечами Освальд, - или в том, что полагаться на своих безгранично не стоит - они тоже могут подвести.
- Но давайте все же предположим, что сопротивленец этот – хороший, а кардассианцы – не очень, - предложила Самрита. – Чем могла закончиться эта история, чтобы про нее стали загадывать загадки? Либо сопротивленец обхитрил кардассов, либо… тоже как-то победил, но погиб в результате. Какой вариант нам нравится больше? Исходя из него нам всего-то и осталось решить, как он это сделал и причем тут моба. 
- Наверное, это не совсем в стиле баджорских монахов, - с сомнением сказал Артур, - и давайте согласимся с Самритой, что сопротивленец не был коллаборационистом, но вывод у тебя очень хороший, да. Это мы тоже должны понимать. Особенно вторая команда наверняка это понимает. Вряд ли они стали бы увековечивать для нас историю коллаборациониста, если только … это тоже не связано с последними двумя вопросами. Вот еще есть какой важный момент – сопротивленец летел с луны Джераддо, наверное, это тоже имеет смысл и не зря сказано. Что именно мог везти сопротивленец с Джераддо?
– Паучков! – хохотнула М’Кота. – Он напустил их на кардассианцев, а потом накормил мобой в знак признательности.
- Да, это грозное оружие! – хмыкнула Самрита. – Натренированные боевые пауки против кардассианцев… Нет, моя фантазия этого не выдержит!
- Не думаю, что кардассианские солдаты такие же пугливые, а их копчики такие же чувствительные к ушибам, - с невинным ехидством в голосе произнёс Освальд по связи. Будь Самрита рядом - он непременно показал бы язык, но пока был вынужден обойтись усмешкой. - Что касается Джераддо, там ведь была база сопротивления раньше, но, кажется, её к тому моменту уже разбомбили, так что... продовольствие? Ну или он просто перегонял один из уцелевших истребителей на Бэйджор, чтобы спрятать на местной базе…
- Вообще, я это к тому, что баджорский рейдер хоть и мал, но там у него вполне могла оказаться корзинка для сбора фруктов, или что-то подобное, - сказал Артур, не обратив внимание на шутки товарищей, пропустив их мимо ушей. - И оружие тоже. Так что, скрывшись в ветвях дерева, он мог отстреливаться отчаянно и победить.
– А у кардассианцев, конечно, не было ничего: ни дизрапторных винтовок, которыми они могли просто сжечь дерево вместе с повстанцем, ни сканеров, ни штуковин помощнее! – возразила М’Кота. – Если мы будем что-то придумывать от себя, мы далеко можем зайти, поэтому у меня такие два предложения. Первое: давайте исходить в первую очередь из того, что сказал прилар: корабль повстанца повреждён, на подходе кардассианцы, их больше (мы не знаем точно насколько), рядом с местом крушения дерево. Всё остальное будем представлять себе среднестатистическим для той ситуации. И второе: мы уже много выдвинули идей, так давайте, основываясь на них, решим главное – то, что повлияло в любом случае на все действия повстанца. А именно, каким будет его первое решение – жертвовать собой или пытаться выжить.
__________________
с командой "Анадыря"
Offline  
04 08 2017, 09:24:41 #163
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, монастырь Дакин


- Просто выживать, чтобы спасти свою жизнь – не в стиле баджорского сопротивления, - отозвалась Самрита, напрочь проигнорировав подколку Освальда. – Как я уже и говорила, он должен как-то обхитрить кардассианцев – и либо уничтожить их и спастись самому, либо пожертвовать собой – но все равно их уничтожить, либо что-нибудь еще – например, захватить их корабль. В общем, суть в том, что кардассианцы должны пострадать – прямо сейчас или в обозримом будущем, - кровожадно подытожила она.
 - М'Кота права, - кивнул Освальд, - могло быть в рейдере что угодно, но если про это не сказано, то ничего там не было. У нас на борту тоже много чего может быть, но это не значит, что всё это там и правда есть. Можно, конечно, позвать прилара и задать уточняющие вопросы, но что-то мне подсказывает, что он не стал бы давать заведомо недостаточно информации для решения задачи, так что мы просто время потеряем, а то он нас ещё и оштрафует... В итоге, нам нужно опять выбрать один из возможных вариантов. - кадет съел ещё один фрукт, а потом взял корзинку и принялся с удвоенной скоростью собирать урожай. - Давайте рассуждать логически. Мы отмели сопротивленца-коллаборациониста и сопротивленца-труса, поэтому остаётся только сопротивленец-герой. Что мог сделать герой? Как мне видится, либо попытаться скрыться, чтобы продолжить сражаться с кардассианцами потом, либо дать им бой прямо сейчас. Пытаясь сделать это, он мог погибнуть, попасть в плен или преуспеть. Если ничего нового мы не придумали, то у нас шесть вариантов. Выбираем лучший...
Некоторое время Освальд продолжал собирать фрукты молча, а потом продолжил размышлять:
- Мне видится маловероятным, чтобы не имеющий профессиональной военной подготовки сопротивленец, привыкший исключительно к партизанской войне, смог в одиночку положить целый патруль в открытом бою и без каких-либо видимых преимуществ типа засады, причём ещё и сделать это достаточно быстро, чтобы успеть уйти от спускающегося корабля и его экипажа, особенно если вспомнить, что сопротивленец был ранен. С другой стороны, варианты, что он пытался бежать, но был убит, или все варианты с его пленением, не вписываются в формат загадки от монахов. Для уроков в военной академии - да, без сомнения, они подходят, а тут... нет, вряд ли. Получается, он либо успешно обманул кардассианцев и ушёл, или убил их всех, уцелев или пожертвовав собой. Во всём этом должны были участвовать разбитый катер и дерево с плодами мобы... - после ещё одной непродолжительной паузы, землянин помотал головой и устало вздохнул. - Мне не приходит ничего другого в голову, кроме как использовать катер в качестве бомбы-ловушки, а дерево - в качестве укрытия.
- Поскольку нам нужен ответ, а лучше у нас все равно нет, я согласна на такой вариант, - проговорила Самрита по связи.
- Слушайте, - сказал Артур после некоторого замешательства, - баджорец был один, и если эта история является достоянием монахов, о ней помнят и загадывают ее – то он точно выжил. Уж не кардассианский патруль же ее рассказывал, похваляясь, другим баджорцам. И вряд ли все это было занесено в какую-то кардассианскую базу данных во всех подробностях. Я считаю, что баджорец точно выжил, и он обманул кардассианцев. Для любого – не только баджорского сопротивленца – суметь выжить и дальше истреблять врагов – важнее, чем просто умереть и больше не помочь ничем сопротивлению. Поэтому он выжил. Согласен, что он действительно притворился сборщиком мобы, рейдер поставил на самоуничтожение, а оставшихся врагов либо добил, либо сумел обмануть.
- Может, среди ветвей находился как раз настоящий монах-сборщик мобы, который потом донёс историю досюда? - пожал плечами Освальд, но не стал развивать идею, а просто вернулся к сборке плодов.
Акрита слушала это обсуждение молча, продолжая собирать плоды. С каждой минутой ее все больше тяготило ощущение, что время уходит, а они топчутся на одном месте, повторяя то, что уже было сказано… Но в голову абсолютно не приходило ничего нового. И оставалась лишь надежда на то, что правильный ответ – или один из правильных – уже озвучен.
- Мне тоже кажется, что он выжил, и эта история действительно имела место, - сказала андорианка. – Иначе бы прилар не начал ее словами "Двадцать лет назад…" А перестрелять всех из-за дерева, прячась в ветвях и постоянно меняя позицию, по-моему, вполне мог. И лучше бы ему начинать это делать сразу, пока патруль разбирается, что к чему, катер стал бы отвлекающим маневром и бомбой-ловушкой, как говорит Освальд. Притвориться сборщиком мобы – мне кажется менее реальным, у меня бы не получилось, - она усмехнулась. – Но кто знает. В любом случае, друзья, мы уже, видимо, придумали все, что могли. Поэтому, наверное, стоит озвучить основную версию и, в качестве дополнения, несколько вариантов? Не думаю, что нас за это снимут с задания.
- Получается, мы готовы, - кивнул Освальд. - Итак, ответ на третий вопрос - будущее, на второй - не стоит отталкивать то, что входит в нашу жизнь, и удерживать то, что из неё уходит, потому что всё равно бессмысленно, ну а в качестве ответа на первый вопрос мы говорим, как сопротивленец спрятался среди ветвей, притворился сборщиком мобы и отправил патруль к катеру, который потом подорвал, а выживших перестрелял из укрытия и спокойно ушёл, так? Если объединить все наши версии по первому вопросу, то получится что-то в этом роде. Зовём прилара?
- Да, давайте! – энергично кивнула Акрита, отставив почти полную корзину с фруктами и оглянулась на М'Коту.
– Погоди, погоди! – заторопилась М’Кота. – Так он спрятался среди ветвей или притворился сборщиком? Одновременно это было бы как-то странно!
- Прикинулся сборщиком, но старался не показываться? - чуть подумав, ответил Освальд. - В смысле, измазался в соке мобы, но старался не высовываться из-за ветвей: не увидят - хорошо, а если увидят - скажет, что из корабля никто не выходил, то есть притвориться сборщиком - запасной вариант. Иначе нам никак наши версии не соединить.
– А не усилит это подозрительность? – засомневалась клингонка. – Впрочем, кто его знает, на что человек способен с перепугу, и как изображать напуганного обывателя! Так что поверю вам на слово.
Акрите по-прежнему казалась весьма низкой вероятность того, что кардассианский патруль примет сопротивленца за сборщика мобы, как бы сильно ему ни удалось измазаться. Но поскольку это тоже были лишь предположения, вслух она возражать не стала. Мало ли, как там и что, в самом деле.
- Давайте попробуем такой вариант и посмотрим, что скажет прилар? В конце концов, мы не можем точно знать, что произошло, и можем только предполагать, - задумчиво протянула Самрита, поудобнее устраиваясь в своем кресле. – Кстати, а вы не хотите немного этой мобы принести на катер? Чтобы мы тут получше прониклись историей…
- Без кардассианского патруля ты не сможешь оценить все... оттенки вкуса этой истории, - усмехнулся Освальд, а потом отставил в сторону корзинку с фруктами и, вздохнув, подошёл к стене и ударил в гонг.
_________________
Со всей командой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
04 08 2017, 09:27:40 #164
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, поверхность Джераддо

Девушки высадились в радиусе ста метров от предположительного сигнала куба. Несмотря на то, что это место выглядело крайне недружелюбно и любому нормальному человеку захотелось бы отсюда сбежать уже через минуту после пребывания на дымящейся и булькающей поверхности, Делас буквально лучилась энтузиазмом и оптимизмом. Она достаточно проворно перемещалась по неровной поверхности, насколько позволял ее скафандр, обходя трещины и периодически поглядывая на показания трикодера.
- Отличное место, надо было захватить с собой голокамеру! – усмехнулась ромуланка и обернулась к Квинтилии: - Похоже, нам туда, - она махнула рукой в сторону одной из скал.
-Я и не думала, что выбраться из катера будет настолько приятно, - проворчала трилл, делая несколько пробных шагов в сторону от “Амазонки” и приспосабливаясь к своим ощущениям в скафандре, - Даже в такое адское место… Значит так, Делас. Ракар сказал, что на высадке главная я. Я обещаю не светить тебе в глаза, не наступать на ноги и не толкаться. Надеюсь на взаимность. Почему ты считаешь, что нам туда? - Квинтилия направила свой трикодер по направлению, показанному ромуланкой.
- Ты так ты, - легко согласилась Делас и усмехнулась: – На ноги наступать не буду! Там сигнал усиливается, - она сделала еще пару шагов в ту сторону, куда указала. – Да, похоже, что сигнал идет оттуда… мэм.
-Я бы хотела просканировать вокруг побольше, - сказала Квинтилия, - но у нас нет времени, поэтому просто пойдем туда, где сигнал сильнее.
Она двинулась в сторону, предложенную Делас, а когда они прошли несколько метров, обратила внимание на землю
-Кажется, тут был кто-то до нас - вон те неровности в грунте похожи на следы. Возможно, это все же указывает, что мы на верном пути.
- Да уж наверняка мы не первые, - хмыкнула ромуланка, прибавляя шаг. – Ваша вторая команда не сказала, что вас там ждет?
-Что… ты имеешь в виду? - слегка дрогнувшим голосом спросила трилл.
Ее лицо, освещенное фонарем шлема, было бледным и почти испуганным. Лицо же ромуланки были закрыто серебряным шлемом ее команды и о выражении ее лица можно было только гадать.
- Что за задание, - пояснила Делас спокойным голосом, уверенно идя вперед. – У вас же есть способы кодирования сообщений – они могли вам рассказать, к чему готовиться, чтобы вы не тратили время и прошли его побыстрее…
-За кого ты нас принимаешь? - выдавила из себя Квинтилия, - Мы… мы не такие, как вы! Мы стараемся играть честно.
- Но тогда вы бы уже знали, что делать дальше, и было бы не так страшно, - Делас не могла не отметить побледневшее лицо трилла. – И вы бы прошли быстрее и выиграли с помощью второй команды… Или они – с вашей помощью. Иначе зачем вам вообще все эти тайные передачи сообщений, маневры и все прочее?
-Это не то, что ты думаешь… - пробормотала Квинтилия, - Мы же делаем это не для того, чтобы кого-то обыграть, как вы. Мы хотим спасти проект, это совсем другое…
Они продолжали медленно идти, и сигналы на их трикодерах становились все сильнее, чем ближе они подходили к одной из скал. Но трилл уже не смотрела на свой трикодер, потому что слова Делас застали ее врасплох и ударили по больному. А тем временем биосигнал, который ромуланский улан заметил еще с катера, очень медленно приближался к позициям девушек.
- Тогда вам, наверное, не захочется услышать, что наша команда уже была на этом задании и знает, что делать? – усмехнулась Делас.
-Что? - Квинтилия пораженно остановилась на месте, - О нет… Неужели никто раньше не подумал спросить вас, какие чек-пойнты вы уже прошли? Бэйджор же был для вас не первым?
- Не-а, - рассмеялась Делас. – Никто не спросил. Наше первое задание было здесь, второе – у вулканцев, но там и делать было нечего…
Ракар сидел на мостике один, вызвав на экран всевозможные показания всех сенсоров. Существо медленно двинулось к двум девушкам, и он вызвал сразу обоих.
- С северо-востока паук идет в вашем направлении, если одна из вас будет прикрывать спину второй – будет хорошо, - сказал он.
-Где? - Квинтилия развернулась в названном направлении и посветила фонарем, - Сколько метров?
- 48, 45, - начал говорить Ракар, - продолжайте движение, наведите трикодер на него, и светите в его сторону. Он не приблизится.
- Эти паучки не страшные, даже милые, - проговорила Делас, поворачиваясь в том же направлении и направляя фонарь на рукаве. – Боятся света… и камни тоже не очень любят. Мы проверяли.
-Сэр, - сказала Квинтилия, пока связь с катером не была окончена, - Делас говорит, что уже была здесь со своей командой и знает про это задание. Я могу ей верить?
- О, - сказал по связи Ракар, - минуту, - с этими словами он отключил связь, зашифровал сигнал вызова и перевызвал двух девушек. В их скафандрах голосовой сигнал расшифровался автоматически.
- У меня дело так и не дошло до вопроса о том, сколько вы уже прошли. Мне жаль. Так что вас там ждет впереди, Делас?
-Что это сейчас было со связью? - взволнованно воскликнула Квинтилия, - У нас проблемы? Связь пропадает?
- Нет, никаких проблем, Первый, - сказал ромуланец, - я включил шифрование. Эфир всегда слушают, даже если вокруг никого нет. Просто мера предосторожности и мне жаль, что я еще на катере не прояснил этого вопроса. Делас, что впереди?
- Квинтилия только что сказала, что рассказывать наперед нечестно и что вы – «не такие». Это касалось второй команды. А теперь можно говорить, да? – невинно поинтересовалась Делас.   
Ракар усмехнулся сидя в своем кресле, и, пользуясь случаем, что на мостике никого не было, расслабился в кресле, посмотрел в потолок.
- Так, начнем с того, что да, в этом вопросе Делас можно верить. Если она говорит, что была здесь – значит, так оно и было. Далее – согласен, не честно, но это не значит, что следует собрать все шишки, и как минимум, Делас знает все уязвимые места и опасности впереди. Не говори ответ на задание, постараемся угадать его сами, однако, если там будет землетрясение или камнепад, ты же предупредишь куда не соваться? Будь гарантией безопасности. Такой компромисс устроит всех?
-Я надеюсь, что это не еще одна ловушка…  - пробормотала Квинтилия, - Легко представить: мы одни на луне, она говорит, что знает, куда идти, а сама заманивает меня в пропасть...
- А та-а-ам… - продолжила Делас. – Ладно, поделишься своими фантазиями позже, у нас на это будет много времени. Хорошо, решение задачки я вам не скажу, но сейчас мы должны спуститься вон в ту расщелину, там будет само задание. Чтобы получить доступ к кубу, надо будет решить загадку, причем тот, кто зайдет внутрь, окажется заблокирован. У тебя, кстати, нет клаустрофобии? – она обратилась к Квинтилии. – Решение нам подскажут снаружи, и тогда мы сможем вставить ключ, дверь снова откроется… Ну вот и все! Идем?
-Тогда нам лучше заранее решить, кто будет заблокирован в ловушке, - заметила Квинтилия.
- Я могу остаться внутри, - пожала плечами Делас. – Не буду просить тебя составить компанию, если ты боишься.
-Я не боюсь, я просто думаю, что стратегически более выгодно, - поджала губы Квинтилия.
- Я там уже была и знаю, что делать, - заметила ромуланка. – Но одной там сидеть довольно скучно…
-Запирать двух людей - не рационально, - парировала трилл.
Ракар закрыл глаза, прислушиваясь к собственной интуиции. Нельзя было верить этому чувству, нельзя было верить словам, верить можно было только доказательствам. И еще тем, кого считаешь своими. Своими здесь он считал только Перим и Тенека. Громадное количество вариантов и подозрений в его голове сменяли то одно предположение, то другое, однако он сосредоточился сейчас только на одной задаче. Размышление заняло полсекунды, он уже заново открыл бортовой журнал "Примы" и посмотрел точки назначения по их траектории. Прима действительно прошла два чек-поинта, в том числе на Джераддо.
- Перим, - наконец сказал ромуланец, - Делас не лжет, они здесь были. Я только что проверил. И поверь мне, я здесь гарантия, что она не заведет вас в пропасть. Потому что если это случится... Но этого не будет, мы ищем сотрудничества и доверия, и работаем в этом направлении. Поверьте ей. Все будет нормально. – Ракар сделал паузу. – Идите вдвоем, вы же не зря взяли Делас в том числе как и врача, нельзя вам разделяться. И если что – я за вами приду лично, вызову подмогу, все что угодно, здесь никого не бросят на этой регате без помощи. Не имеет смысла волноваться по этому вопросу. Однако, всего этого не произойдет, мы разгадаем задание и вы обе выйдете оттуда естественным образом.
-Хорошо, - сказала Квинтилия, - тогда конец связи до момента, когда нам будет что репортировать. Идем, Делас.
Зеркальный шлем качнулся, и Делас уверенно направилась вперед – теперь было понятно, что она тут уже не первый раз. Она остановилась уже у самой расщелины, которую издалека было сложно разглядеть. Сейчас же стало понятно, что спуск достаточно резкий, и что сложно рассмотреть, что скрывается в темноте.
- Аккуратнее в начале, - предупредила ромуланка. – Потом там будет нормальный тоннель. И нам понадобятся фонари…
Делас медленно двинулась внутрь пещеры, держась рукой на стенку и освещая себе путь фонарем.
Квинтилия аккуратно спустилась вниз по склону, боясь оступиться. Но этого не произошло, и когда она оказалась на более ровной поверхности, то первым делом проверила показания трикодера.
-Здесь какие-то помехи, - констатировала трилл, - Качество сканирования стало хуже, но наш сигнал все еще сильный, так что, возможно, ты не обманываешь. Что вам удалось выяснить об этих пещерах?
- Да, тут плохо работают сенсоры и сканеры, - подтвердила Делас, аккуратно идя по крутому спуску и стараясь не оступиться. – Это из-за атмосферы. Но они нам тут и не нужны… Ах да, еще внутри не работает телепортация – мы пробовали. Что ты имеешь в виду – выяснили? Мы тут ее особо не изучали, но, похоже, этот тоннель… ой, осторожнее, тут низкий потолок! - этот тоннель был создан баджорцами. Оккупация, сопротивление, вся эта история…
-Это не только из-за атмосферы, - нахмурилась Квинтилия, - Тут в стенах тоннеля много келбонитовой руды. Ну да, это логично… Если это место связано с баджорским сопротивлением, то оно устроено специально, чтобы кардассианцы не могли его найти с помощью сканеров и поймать местных обитателей с помощью транспортеров. У баджорцев не было ресурсов, чтобы ставить искусственную защиту силовых полей, поэтому они специально искали такие пещеры, в которых их трудно засечь с помощью техники. Вот почему базы на Джераддо сохранились даже после окончания оккупации… Далеко еще до загадки?
______________
Делас и Квинтилия


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS