* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 01 2021, 05:30:46 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
29 09 2016, 16:37:09 #330
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Акрита уже слышала шаги по коридору и искренне надеялась, что это сотрудники службы безопасности. Проследив за взглядом вулканца, она в три прыжка проскользнула между дерущимися и поверженным рептилоидом и оказалась возле Перим. Она не успела точно понять, что имел в виду Тенек и чего хотел, чтобы она сделала, но общую мысль уловила – отчасти по словам Ракара.
-Извини, – коротко произнесла она, обхватив девушку крепко и одновременно бережно, резко сжала своей рукой ее правое запястье, не давая возможности увернуться, - так будет лучше, правда.
Квинтилия была в шоке от быстрого развития рукопашной драки в ее каюте, поэтому ничего не успела сделать, и опомнилась только когда рядом оказалась андорианка. Холодные пальцы Перим крепко сжимали пузырек.
-Но в этом нет ничего плохого, - со слабой улыбкой повторила она, - Некоторые пьют кофе, чтобы перед экзаменами учиться всю ночь, а это… это просто следующий шаг после кофе. Многие делают это… в Академии, и дальше…
- Если ничего плохого нет, то тебе и ничего не поставят в вину, и все вернут. Просто сейчас – отдай, – пальцы у Акриты тоже были очень крепкими, а настроена она была решительно и отступать не собиралась. Квинтилия явно находилась в состоянии, лишь частично пересекающемся с реальностью, ослаблена и в то же время напряжена до предела, и андорианка видела, что сейчас конструктивного диалога не получится, нужно действовать, а потом, когда-нибудь – трилл сама поймет все.
В этот момент сработала дельта Квинтилии, она машинально потянулась правой рукой к груди и расслабила пальцы, роняя пузырек в руку Акриты.
“Освальд вызывает Квинтилию,” - прозвучал ехидный голос кадета Макдауэлла, - “Мне вот интересно, это твой первый прогул будет, или ты и в Академии этого не чуралась, а образ зубрилки был лишь фикцией?”
Время… они все совсем забыли о времени. Презентация С'Нирл Хрииса про Каит должна уже была начинаться…
Конечно, трилл на вызов Освальда не ответила.
-Что тут происходит? Кто вызывал? - раздался незнакомый голос.
В дверях появились двое СБшников, за их спинами в узком коридоре маячил еще как минимум один. Охрана станции все же добралась до места происшествия и теперь с некоторым удивлением смотрела на поверженного крупного наусиканца, которого прижимали к полу вулканец и ромуланец.
Ракар уже  начал снова частично воспринимать происходящее во вне. Сначала он услышал вызов коммуникатора, потом голоса сзади.
"Какой абсолютно, категорически и невероятно нелогичный вопрос" подумал он, но ничего вслух не сказал. Чтобы говорить не хватало дыхания. Он всеми силами держал противника и испытывал благодарность за помощь Тенека, вместе со злобой, которая опять закипала внутри. Служба безопасности станции катастрофически и невероятно жгла так, что если бы были силы – можно было бы смеяться. Но сил не было, зато была кровь, которая текла по лицу.
Завидев подмогу, Тенек прекратил попытки нейтрализовать навсиканца (который делал рывок всякий раз, как стажёр ослаблял хватку) и вежливо обратился к вновь прибывшим:
– Джентльмены, вы не могли бы сперва нам помочь? После этого мы ответим на все ваши вопросы.
Первый вошедший в комнату СБшник еще раз оглядел комнату. Он увидел двух девушек в форме кадетов Звездного Флота, стоящих практически в обнимку в дальнем конце комнаты, причем одна из девушек была явно очень испугана. Форма - значит, свои, форме обычно можно доверять.
Дальше на полу неподвижно валялся какой-то зеленокожий рептилоид. Ближе всего находились два остроухих инопланетянина… сначала они показались СБшнику похожими, но через секунду он понял, что они все-таки принадлежат к разным расам. На одном из них, ромуланце, была серая форма, вроде бы традиционная для его народа, второй - вулканец - был одет в гражданское, а значит, эти двое могли оказаться кем угодно и заниматься по жизни чем угодно. Вдвоем они придавливали к полу наусиканца. Что здесь произошло? Кто их вызвал? Кто был агрессором и кого надо спасать? Опыт подсказывал… Но с другой стороны, нельзя же считать всех наусиканцев плохими и арестовывать их, как только они ступят на станцию! Это был бы чистый расизм. И вулканцы тоже бывают разные, например, они могут быть маки или торговать оружием, потому что в их голове что-то перемкнуло, и они вдруг решили, что это логично.
Никого из находящихся в комнате СБшник никогда не видел, поэтому решил обратиться к тем, кому имел больше оснований доверять.
-Мэм, - спросил он Акриту, - это вы связывались с СБ? Кого и за что мне здесь арестовывать?
- Наусиканца и этого, - быстро ответила андорианка, кивнув в сторону рептилоида. Конечно, она понимала, что сотрудники службы безопасности – такие же люди, разные, и им требуется время на оценку ситуации, но, возможно из-за того что к своей скорости реакции предъявляла весьма высокие требования, теперь она с трудом сдерживала раздражение, глядя на явную медлительность офицеров. Впрочем, главное, что они пришли, и пришли вовремя.
- Да, я вызывала. Эти двое занимались в моей каюте незаконным бизнесом и причинили моральный и физический вред мисс Перим. А потом устроили драку и покалечили моих коллег.
Вовремя подхватив злосчастный пузырек, она еще до обращенного вопроса успела осторожно поставить его на подоконник и теперь двумя руками поддерживала за плечи Квинтилию. Только сейчас она увидела происходящее в комнате целиком, с кровью и повисшей в воздухе ненавистью, осознавая реальную опасность, в которой оказалась ее подруга. И несмотря на резкость и даже жесткость в голосе, она пыталась передать триллу через прикосновение всю поднявшуюся в душе заботу, тепло, желание успокоить, простить и помочь. Присоединиться к Тенеку и Ракару она, конечно, тоже хотела, но нельзя было оказаться везде одновременно, и сейчас Акрита видела, что их жизнь уже не висит на волоске.
-Что вы наделали… - обреченно прошептала трилл.
Первый СБшник сделал знак своим коллегам, они прошли в комнату и подняли под руки сначала рептилоида, а потом приняли наусиканца у Ракара и Тенека.
-Вам нужна еще какая-то помощь, мэм?
Теперь, когда непосредственная угроза исчезла, андорианка задумалась на секунду. Сдавать ли охране пузырек? С одной стороны, это вещественное доказательство, с другой стороны – собственность Перим, и вообще… Но все же приняла решение.
- И вот это возьмите на экспертизу, - она взяла с подоконника улику и протянула офицеру. – И да, нужно помочь отвести в лазарет пострадавших. Всех троих, и я тоже пойду.
-Да-да, - отмахнулся СБшник, - Этих двоих агрессоров мы подлечим, а потом уже в камеру. А вам помочь идти? - обратился он к Ракару.
- Агрессоров лечить не надо! - сердито воскликнула Акрита, не сдержавшись. – В лазарет нужно отвести ромуланца, вулканца и девушку.
Конечно, это выглядело глупо, потому что преступники тоже живые существа, им тоже требовалась медицинская помощь, и андорианка уже открыла рот, чтобы сказать это, но передумала – в конце концов, Ракару был задан вопрос, а она перебила. И когда жизнь научит ее хотя бы иногда думать прежде чем делать…
Когда наусиканца наконец забрали бравые федеральные офицеры, которым Ракар хотел высказать несколько накипевших  фраз, он перекатился на полу на спину и лежат так несколько секунд. От выражения своего мнения он удержался, этого было сейчас не нужно, не в каюте Перим, не при ней, ей и так было уже хватит всего этого.
Подняться удалось не с первого раза, но он поднялся, ухватившись за стол. Огляделся. Пузырек с наркотиками забрать и спрятать не успел. Акрита уже отдала его службе безопасности, и теперь он понимал, что для Квинтилии все это будет очень серьезно. Сделав пару шагов в сторону шкафа, он поднял с пола прямоугольный предмет, который, падая, выронил рептилоид, и положил его на стол. Потом он подошел к Квинтилии. Хотелось положить руку ей на плечо и успокоить, но его руки были в крови, и он не стал пачкать девушку в зеленое.
- То, что нужно, - сказал он, запоздало отвечая на ее последнюю реплику, - ты чуть позже поймешь.
А после развернулся и дошел до Тенека. Охранникам он медленно отрицательно мотнул головой, ромуланскому улану не нужна была помощь. Как бы там ни было, его готовили ко всему этому, это было частью его работы, солдата Империи.
- Спасибо Тенек, - прошептал ромуланец, - помоги ей, больше ничего не нужно.
Он должен быть помочь и сам, у него было очень много всего, что нужно было сказать Квинтилии, что он хотел сказать, что должен был для нее сделать, чтобы помочь ей справиться с тем, что с ней случилось. Но он посчитал, что сейчас ей нужнее и важнее – ее федеральные друзья, помощь тех, кому она поверит больше чем ему. Ракар оглянулся на Акриту и прищурил глаза, а затем медленно пошел к выходу из каюты.
– Я думаю, нам всем четверым нужно зайти в лазарет, – сказал Тенек. – Я хотел бы видеть результаты обследования мисс Перим, а вам – (эти слова предназначались Ракару) – следует привести себя в порядок перед посещением презентаций. Мисс Акрита, я хотел бы, чтобы вы помогли мисс Перим дойти до лазарета.
Не то, чтобы довести Квинтилию не мог никто другой, но вулканцу показалось нецелесообразным лишний раз беспокоить пострадавшую девушку: против помощи Акриты она пока не возражала, а вот как она отреагирует на кого-нибудь ещё было неизвестно.
О себе Тенек решил, что его ушибы могут подождать. Болело левое плечо, неведомо откуда появилось несколько ссадин, но в сравнении с травмами Ракара и весьма вероятной интоксикацией мисс Перим это было временным и несущественным неудобством.
-Мне не нужно в лазарет, - бесцветным голосом произнесла Квинтилия, - Со мной все в порядке, я не ранена.
Уже выйдя в коридор, Ракар развернулся на 180 градусов, услышав Квинтилию. Он прислонился к дверному косяку, устало опустив голову, и произнес:
- Да, мы все четверо идем в лазарет.
А если она не пойдет, то он ее понесет, подумал ромуланец.
-Нет, - сказала Квинтилия, - в этом нет необходимости.
СБшник помялся в нерешительности.
-Ну, вы тут сами уже как-нибудь разбирайтесь, кто пойдет в лазарет, а кто - нет, охрана для этого не нужна. Как вызвать медиков - вы знаете. Хорошего вечера, мэм, - кивнул он Акрите, - возможно, позже мы обратимся за вашими показаниями.
Охранники, удерживая висящего у них на руках рептилоида и вырывающегося наусиканца, двинулись прочь по коридору.
И в этот момент у Квинтилии снова сработал коммуникатор, а потом практически сразу же - у Ракара и Тенека.

_____________
с Тенеком, Ракаром, Квинтилией, бандитами и СБ


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
29 09 2016, 17:01:22 #331
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, бар “Кварк’с” и перед голокомплексом


На лестнице в "Кварк'с", ведущей к голокомнатам, Освальд столкнулся с Тенмой.
- Привет! - бодро произнёс он и по-приятельски хлопнул кардассианца по плечу. От вчерашних сомнений и недоверия не осталось и следа, а настроение было запредельно хорошим, поэтому кадету захотелось пообщаться со своим... соперником? Товарищем? Он и сам не знал, но теперь внезапно стал надеяться, что Джез и правда когда-нибудь станет его другом.
Тенма имел вид задумчивый и озадаченный, что с ним случалось не часто, поэтому Освальда он заметил не сразу.
-Привет, друг! - поздоровался он, заметив настроение землянина, - Что хорошего случилось?
- О, хорошего... - мечтательно произнёс Освальд, но вовремя одёрнул себя, поняв, что болтать о случившемся нельзя, - много, в общем! Да, день просто хороший! У тебя что-то случилось? А то у меня такое ощущение, что мы ролями поменялись: обычно это ты всё время весёлый, а я на твоём фоне мрачнее тучи. Ничего серьёзного, надеюсь?
-Имел беседу с начальством, - Тенма посмотрел наверх, в сторону второго этаже бара, где в это время все еще мог находиться Джарин Дохиил, - Не знаю, как все прошло.
- Надеюсь, всё обойдётся, - серьёзно сказал Освальд и проследил за взглядом коллеги, но сходу не заметил никого похожего на начальство Тенмы. - Не только нас, видимо, передёргивает от одного упоминания Волана II. Казалось бы, ваша сторона, как ты выразился, выиграла - радоваться надо, но нет…
-Да уж, могли бы меня и повысить, или хотя бы благодарность вынести, - хохотнул Тенма, но потом снова слегка нахмурился, - Просто с начальством так всегда - никогда не знаешь, что они там себе думают, и какой цели действительно служат их разговоры.
- Призраки Волана II ещё долго будут всех нас преследовать, попомни мои слова, - проворчал Освальд, а потом опять вернулся к весёлому тону, - но здесь и сейчас им места нет и быть не может! Уверен, что ты сделал всё, чтобы произвести на начальство хорошее впечатление, но теперь от тебя уже ничего не зависит. Так что не грузись, пойдём-ка лучше на презентации! Чешира будет интересно послушать, а вулканский монастырь... ну, я хоть высплюсь! Полночи программировал нашу презентацию - того и гляди упаду, а дел ещё тьма... Тебе, кстати, было хоть немножко интересно у нас с Сэм?
-Вы, земляне, определенно умеете развлекаться, - рассмеялся Тенма и хлопнул Освальда по плечу, - Пошли и правда к голокомнатам, все с минуты на минуту начнется… Хм, как-то мало тут народу, - констатировал он, оглядывая всего четверых кадетов, стоящих перед входом в голокомнату, - Каитианец, понятно, внутри, а остальные?
-Они были здесь, но ушли, - сообщил Брол Арко.
- Что, все вместе? - искренне удивился землянин. - Тут нет ни Лайтмана, ни Перим, а эти двое никогда и никуда не опаздывают и уж тем более они не прогуливают... ну да ладно, сами разберутся со всем. В конце концов, начальства пока тоже нет, так что не напрягаемся.
Он повернулся к кардассианцу и внимательно посмотрел на него.
- Слушай, вчера в голокомнате я, кажется, погорячился, - медленно и серьёзно произнёс он, - надеюсь, мы сможем оставить в прошлом тот дурацкий эпизод…
-Какой эпизод? - искренне удивился кардассианец.
- Ну... - Освальд почувствовал, что краснеет, - после того как ты мне помог, я пытался от тебя отделаться любыми средствами, потому что не хотел обсуждать... вообще ничего. Это было несправедливо. Несправедливо и по-свински. Хочу за это извиниться…

Артур в сопровождении охранника подошел к голокомнатам почти перед самым началом. Его слегка удивил не полный состав членов проекта перед самым началом занятия. Раньше так не было. Может... у многих были свои дела и они придут к точному началу… Он подошел к Освальду и рядом с ним стоящему Джезу Тенме. Ему хотелось рассказать об интервью, пока еще было время и не пришлось бы мешать презентации Чешира.
- Привет, - сказал он.
-Да я и не заметил ничего, - улыбнулся Тенма Освальду, а затем немного удивленно обернулся к Артуру, ведь они раньше почти совсем не общались, - Привет. Как… эээ, жизнь?
- Хорошо, - немного неуверенно произнёс Освальд то ли от стыда, то ли от вновь мелькнувшего сомнения в искренности Тенмы, после чего повернулся к Артуру. - Привет, - кивнул он и одними глазами указал на кардассианца, после чего едва заметно мотнул головой - не при нём, мол.
- Нормально жизнь, - с улыбкой кивнул кардассианцу Лайтман, заметив и жест Освальда, который тоже был понятен.
- Сейчас будет Каит, - сказал Артур, не придумав ничего лучше, чем стать капитаном очевидностью, - его я тоже никогда не видел, ограничиваясь только знанием координат сектора. А где все?
Если Тенма и заметил обмен взглядами между федеральными кадетами, то не подал виду.
– Наши ряды редеют! – сообщила М’Кота, подходя к остальным кадетам и оглядываясь по сторонам. – Надеюсь, никто не пытается сыграть с нами в «Тридцатую жертву Култхана».
-Сыграть во что? - удивился Брол.
– Это такая история, где мститель убивал свои жертвы по одной, – пояснила клингонка. – Очень нетрадиционная и очень трагичная.
-В любом случае, мы тут сами задаемся вопросом, где все, - кивнул болианец.
-Я видела Акриту совсем недавно, - поделилась Жантарин, которая подошла в момент, когда говорил Брол, - Думала, она уже здесь.
-Кажется, я вижу Хену и Сатала, - прищурившись сказал Тар Мари, - Вон они идут. И с ними советник Рилл. Эй, давайте сюда скорее! - райзианец замахал рукой.
Но прежде, чем подошла процессия в лице двух психологов и Сатала, к собравшимся подошла – или, вернее сказать, подбежала – Самрита.
- Я не опоздала? – выпалила она, поравнявшись с группой, и откинула упавшую на глаза челку. – Уфф, думала, что буду последней. Освальд, я договорилась по поводу завтра, будь готов к семи утра! – с довольным видом объявила она Макдауэллу и обвела взглядом остальных: - А почему еще не начинаем?.. И где остальные?
Похоже, этот вопрос считал себя обязанным задать каждый новый подошедший.
Артур смотрел на М'Коту и улыбался ей.
- Не, ну только не надо трагедий, их уже хватит, - сказал он. И обернулся к Самрите, - наверное ждем остальных.
- Отлично, Сэм! - радостно проговорил Освальд. - Завтра быстренько слетаем и, возможно, порадуем Толан результатами! Надеюсь, за час-полтора управимся.
Он снова оглядел присутствующих с неподдельным удивлением.
- Освальд вызывает Квинтилию, - ехидным голосом проговорил он, касаясь "дельты". - Мне вот интересно, это твой первый прогул будет, или ты и в Академии этого не чуралась, а образ зубрилки был лишь фикцией?
- У нее, небось, ее дела по станции, которые конечно же важнее презентаций, - хмыкнула Самрита. – А вот новенькая куда делась? А Уильямс? И вулканец с ромуланцем? Они сегодня за обедом секретничали, наверное что-то задумали. Мне вот за Рроу обидно, что все его презентацию прогуливают!
- Освальд, ну зачем ты так, - нахмурился Лайтман.
- Потому что если бы опоздал кто-то из других кадетов, она бы не преминула это подчеркнуть, - пожала плечами Самрита.
- Ладно тебе, Артур! - усмехнулся Освальд в ответ. - Мы с ней уже четыре года так общаемся и пока друг друга не убили. Поверь мне, я ещё с самого начала пытался по-хорошему, но Квин просто... ай, не будем о ней! Тем более, что она молчит наверняка со своим неповторимо-презрительным выражением лица, как и обычно…
- Все равно нужно не так, - отрицательно качнул головой Артур.

Утара ускорила шаг и подошла к ним. Сейчас она напоминала большую квочку, которая не досчиталась нескольких цыплят.
– Что у нас плохого? – задала она вопрос, на первый взгляд совсем неподобающий советнику. – Либо у меня что-то со зрением, либо у нас нет кворума. А между тем время уже поджимает!
Болианка хлопнула по коммуникатору и произнесла:
– Рилл вызывает Перим… – не получив ответа, она повторила жест:
– Рилл вызывает Ракара! – видимо ей показалось дипломатичным следующим заходом вызвать нефедерального участника.
- Освальд вызывает Тенека, - тоже нажал на коммуникатор кадет. - Сосед, вы где там? Всё в порядке?

Сатал остановился на некотором расстоянии от остальных: М’Кота с Артуром, похоже, наконец нашли общий язык, и юноша не хотел им мешать, тем более, что в компании с Освальдом ему явно не будут рады. А больше подходить было и не к кому. Сатал мысленно отметил, что сотрудничество в рамках проекта, которое началось для него вполне успешно, теперь давало трещину, и у него больше не было уверенности в том, что свой статус удастся восстановить. Значило ли это, что он не справился? Или просто проект для него не подходит? Возможно, по окончании слушания ему всё-таки стоит вернуться на Вулкан и продолжить подготовку к Колинару.
Эти мысли были прерваны несколькими вызовами, один за другим оставшимися без ответа. Юноша сделал шаг ближе, насторожившись.
_____
Все остальные ни о чем не подозревающие кадеты и советник
Offline  
30 09 2016, 15:17:44 #332
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, зал совещаний


Как и вчера, Энн Уильямс в сопровождении охраны пришла к дверям конференц-зала - на этот раз слушание было решено проводить на 15 минут раньше запланированного, и ее предупредили об этом буквально за несколько минут до начала. Долгих несколько секунд ждала, когда дверь перед ней откроется. За пару секунд, когда речь идет об ожидании, чего только не придет в голову, но сейчас девушка старалась сосредоточиться на одной фразе, повторяя ее снова и снова. Это казалось самым важным.
Двери открылись, и она вновь оказалась в той же узкой и не слишком светлой
комнате, что и вчера, где собрались основные действующие лица. Когда кадет появилась, глинн Толан что-то недовольно, хоть и негромко говорила
сидящему по соседству лейтенанту-коммандеру Планксу.
- … могли предупредить, что слушание начнется раньше!...
Но, увидев Уильямс, замолчала, развернулась в кресле и кивнула ей:
- Кадет Уильямс, проходите, - ее тон снова стал нейтрально-спокойным, как и вчера, но это еще ничего не значило.
Гидеон Эпплби тоже был здесь, со своими рыбьими бледно-голубыми глазами и моржовыми усами. Как и вчера, держался он скромно и уткнулся в свой падд, будто все происходящее его не касалось. Но это тоже была ложь.
-Добрый день, кадет Уильямс, - в свою очередь поздоровался федеральный лейтенант-коммандер, - Садитесь, пожалуйста.
Он не был спокоен, как глинн Толан, и не притворялся отсутствующим, как представитель Бюро Индустриализации, его тон был дружелюбным, а еще он казался самым молодым из этой странной комиссии. Но было ли правда хоть что-то из этого?
-На чем мы вчера остановились? - непринужденно спросил он у всех присутствующих.
- Вы говорили о службе в Звездном Флоте не-граждан Федерации, - отозвалась Энн Уильямс, и, как ей показалось, ее голос прозвучал неожиданно громко в этой маленькой комнате. – Но сначала я бы хотела кое-что сказать, - она обвела глазами всех собравшихся, пытаясь унять дрожь в руках.
-Полагаю, это будет вполне уместно, - согласился Планкс, - Можно сказать, что именно этого мы все и ждем. Надеюсь только, что у вас было достаточно времени все обдумать после нашего вчерашнего разговора.
- Да, сэр, - девушка кивнула и опустила взгляд, сосредоточившись на крае столешницы. Было заметно, что слова даются ей непросто. – Я составила официальное заявление, в котором прошу исключить меня из Академии Звездного Флота.
Не глядя на сидящих перед ней, она положила на стол падд, в котором, по всей видимости, и было это заявление, и пододвинула его перед собой.
В конференц-зале повисла тишина, и будто бы сразу стало холоднее.
-Мисс Уильямс… - наконец, произнес мужчина-трилл, - Как же так…
Он потянулся за заявлением и подтянул его к себе. Звук скольжения падда по столешницу был каким-то особенно громким и неприятным.
- Если я правильно понимаю, вы не можете больше предъявлять мне обвинений, если я не являюсь кадетом Академии Звездного Флота, - решительно проговорила девушка, но под конец фразы ее голос дрогнул.
- Мисс Уильямс, вы уверены? – глинн Толан казалась не менее озадаченной, чем лейтенант-коммандер Планкс. – Ваше исключение из Академии означает одновременное исключение и из проекта, в который вы были зачислены в статусе кадета.
Энн коротко кивнула, не поднимая взгляда на сидящих перед ней людей.
-Это не совсем так… - начал трилл, но его перебил молчавший до сих пор мистер Эпплби:
-Это ничего не меняет, - произнес он, сверля взглядом бывшую (?) кадета Уильямс, - Пока ваше заявление не прочитано, не принято к сведению, не подписано, вы все еще числитесь в Звездном Флоте. Поэтому продолжим.
Планкс оглянулся на кардассианку, впервые в его взгляде мелькнуло что-то похожее на нерешительность.
Энн вздрогнула и перевела взгляд на Эпплби, но ничего не сказала. Сейчас ей очень хотелось, чтобы в зале оказался кто-нибудь из тех, кто вчера обещал ее поддержать: советник Рилл, Ракар, да даже Перим!
- Как нам повезло, что представитель от Академии Звездного Флота сейчас с нами и сможет принять заявление прямо сейчас, - улыбнулась Толан и повернулась к Планксу. – Коммандер, вы удовлетворите просьбу мисс Уильямс? Не похоже, что она мотивирована продолжать учебу, а, раз так, для Звездного Флота нет смысла оставлять ее в рядах кадетов.
Говоря с Планксом, кардассианка не выпускала из поля зрения Уильямс и следила за всеми ее реакциями.
-Это совершенно недопустимо! - прорычал Эпплби, видя, что добыча ускользает из его пальцев, - Планкс, немедленно прекращайте этот балаган! Вы не можете вот так просто…
-Пожалуйста, все успокойтесь! - трилл примирительно поднял ладони, - Сейчас мы возьмем небольшой перерыв, чтобы осмыслить это новое развитие событий, и продолжим через полчаса. Глинн Толан, могу я заинтересовать вас кружкой рактаджино?
Лейтенант-коммандер Планкс направился к выходу из конференц-зала.
- С удовольствием, - кардассианка поднялась со своего места и быстрым шагом проследовала за триллом.
- Вы что, оставите меня тут одну? – воскликнула Энн, округлив глаза – в ее голосе отчетливо звучали нотки тревоги и… страха?
-Да, - беспечно ответил трилл, - Но я имею в виду, совсем одну, а то вести вас в вашу каюту и возвращать через полчаса было бы неразумно. Мистер Эпплби, пойдемте тоже, на станции правда хороший кофе…
- Звездный Флот не может мне указывать! - землянин ударил кулаком по столу, из-под его усов полетели маленькие капельки слюны,  - Эта девчонка должна ответить на вопросы! И меня не волнует...
-Госпожа Толан, кажется, самое время кому-нибудь вмешаться, - шепотом произнес Планкс, глядя, как разоряется господин из “бюро индустриализации”, - Где там ваш советник, которая хотела попасть на совещание? Свяжитесь с ней, а я - с коммандером Мори. Вдвоем будет быстрее.
Толан кивнула и активировала коммуникатор.
- Советник Рилл, вы, кажется, хотели принять участие в слушании кадета Уильямс, - проговорила она таким тоном, будто приглашала болианку на увеселительную прогулку. – Если ваше желание еще в силе, вы можете присоединиться к нам сейчас. 
Планкс тоже быстро сказал пару слов в свой коммуникатор, а затем с широкой улыбкой снова обратился к мистеру Эпплби:
-Ну что, по кофе?
К сожалению, тот уже не сидел на месте и не ругался, он обошел стол и склонился к девушки с Волана II так близко, что она могла чувствовать его дыхание:
-Наш разговор еще не закончен, - прошипел мужчина.
Энн старалась выглядеть собранной и спокойной, но получалось у нее не слишком удачно. Она чуть заметно вздрогнула, когда Эпплби к ней обратился, но удержалась, чтобы посмотреть на него.
- Я уже все сказала, - негромко проговорила она.
Дверь за ее спиной с характерным звуком разъехалась: Толан и Планкс уже стояли на пороге и собирались покидать конференц-зал. Осталось дождаться только третьего члена их комиссии.

_____________
Илама, Энн и прочие
Offline  
03 10 2016, 12:37:23 #333
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, различные локации


Когда охранники направились прочь по коридору, у Квинтилии снова сработал коммуникатор, а потом практически сразу же - у Ракара и Тенека.
– Рилл вызывает Перим… – раздался голос советника Утары Рилл, но поскольку Квинтилия снова не ответила, болианка, видимо, решила переключиться на кого-то еще:
– Рилл вызывает Ракара!
Ракар медлил, глядя на Квинтилию, стоя у входа в ее каюту. Но на вызов все же надо было ответить.
Он нажал на свою дельту.
- Ракар слушает.
– Мистер Ракар, я хотела узнать, что вас задерживает и не знаете ли вы где мисс Перим, мисс Акрита и мистер Тенек? – послышалось из коммуникатора.
- Да, советник, - ответил Ракар, - знаю. Тенек, Перим и Акрита рядом со мной, на стыковочном кольце. Кое-что нас задерживает, и мы не готовы пока подойти на презентацию. В ближайшее время мы не появимся.
Сказав это, Ракар понял, что допустил катастрофическую оплошность, недостойную агента Тал Шиар. Он снова прошел в каюту, наклонился на пол за своим ножом, поднял его, и вернул на место в рукав.
Голова гудела, пока он наклонялся. Наусиканский телохранитель был сильным громилой.
– Что-то серьёзное? – Утара очень надеялась, что ромуланец подтвердит это предположение: не хватало ещё сообщить после презентаций глинну Толан, что кадеты начали разбегаться кто куда по собственным делам!
 - Да, - сказал ромуланец, - но уже почти все разрешено. В ближайшее время мы будем в лазарете.
– Вы сильно пострадали? – только в этот момент Утара поняла, что серьёзные проблемы были не просто недоразумением, а имели вполне конкретные последствия. Сейчас она успокаивала себя тем, что Ракар только что сказал, что остальные трое рядом с ним, а это значит, что они живы и, наверное, относительно здоровы.
- Жертв нет, мэм, - произнес Ракар, - повреждения без потери функциональности, но потребуется время на устранение последствий. А теперь прошу прощения, нам нужно идти. На все вопросы мы ответим немного позже, – и отключил связь.
Ракар категорически не хотел обсуждать вопрос того, что случилось, но он еще не успел построить план на этот случай. Снова глянув на Квинтилию, он поднял еще пару вещей с пола, которые наверняка были сброшены со стола. Несколько предметов он положил на стол в ровную линию, так, как они могли бы лежать там, если бы здесь был порядок.
- Нам нужно идти, - повторил он.
– Благодарю вас, конец связи! – с этими словами болианка отключила коммуникатор и посмотрела на окружающих её кадетов.
Но тут ее коммуникатор заработал снова...

Одновременно прозвучал вызов и для вулканца:
- Освальд вызывает Тенека, - это снова был Освальд Макдауэлл, -Сосед, вы где там? Всё в порядке?
– В относительном порядке. У нас был… инцидент, и нам придётся опоздать на презентацию.
Освальд настороженно посмотрел на стоящих рядом коллег и озабоченно спросил:
- Помощь нужна? Что у вас произошло?
– Сейчас не слишком уместно это обсуждать. А помощь уже оказала служба безопасности.
- Они в лазарете, - шепнула Самрита Освальду и всем, кто стоял рядом. Она слышала обе беседы – и Освальда, и советника Рилл – и глаза ее становились все шире. – Мы должны пойти к ним!
Сатал остановился в паре шагов от группы кадетов. Он собирался подойти ближе и вступить в разговор, когда услышал ответы из коммуникаторов, но увидев, что Самрита чуть слышно перешёптывается со стоящими рядом, так и не решился.
- Должны! - решительно кивнул Освальд и с сомнением посмотрел на болианку, после чего снова коснулся коммуникатора. - Тенек, где вы сейчас конкретно?
Лайтман склонил голову к товарищам, прислушиваясь к шепоту Самриты и разговору Освальда и советника. Что-то случилось с товарищами, а он не мог немедленно бежать на помощь. Эту ситуацию он переносил с трудом, напряженно ожидая конкретики в новостях.
– На стыковочном кольце, – послышался ответ из коммуникатора Освальда.
- Сейчас двинемся в вашу сторону, конец связи! - ответил землянин и посмотрел на своих коллег, а потом перевёл взгляд на болианку и решительно проговорил:
- Советник Рилл, разрешите отправиться навстречу коллегам.
Болианка тоже закончила свой разговор с Ракаром и хотела бы ответить Освальду, но ее прервал новый вызов по ее коммуникатору.
___________________________________________________________________________________________________
С Утарой, Ракаром, Тенеком, Самритой, Саталом, Артуром и молчаливой (пока!) Квинтилией


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
04 10 2016, 11:25:27 #334
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, бар “Кварк’с” и перед голокомплексом


Новый вызов на коммуникатор советника Рилл был совершенно неожиданным. Правду говорят, что если уж неприятности случаются, то все и сразу.
– Советник Рилл, вы, кажется, хотели принять участие в слушании кадета Уильямс, - сообщила Илама Толан таким тоном, будто приглашала болианку на увеселительную прогулку. – Если ваше желание еще в силе, вы можете присоединиться к нам сейчас.  
Теперь перед советником стоял выбор - кому из кадетов она была нужна больше? Кому отвечать в первую очередь?
– Благодарю вас, я скоро буду, конец связи, – ответила болианка и отключила коммуникатор. Затем советник строго посмотрела на Освальда и спросила:
– С какой целью? С какой целью вы собираетесь отправиться навстречу коллегам?
Самрита посмотрела на советника с таким искренним удивлением во взгляде, словно та только что оказалась меняющимся, который у них на глазах превратился в динозавра. Уж советник должна понимать такие элементарные вещи!
– Потому что наши друзья и коллеги в беде. И мы не можем их бросить! – девушка не смогла удержаться от столь очевидного ответа.
– Именно так, мэм! - подтвердил Освальд. - Мы же одна команда и должны помогать друг другу. К тому же, может случиться ещё что-то, и несколько пар рук лишними не будут!
Некоторые из окружающих кадетов согласно закивали.
Лайтман сложил руки за спину, и переводил взгляд с коллег на советника и обратно. Они были правы, но он понимал, что ему пойти туда не получится. Арест есть арест.
– Мэм, - сказал он, - возможно, им нужна наша помощь, мы же и правда одна команда. Команда одного, фигурально выражаясь, корабля. Нам нужно знать, что там случилось.
– Минуточку! – болианка подняла руку, призывая ко вниманию. – Мистер Ракар сказал мне, что инцидент исчерпан, жертв нет, и никто не покалечен. Кажется, то же самое сказали и вам, – она внимательно посмотрела на Освальда, – Или я ошибаюсь?
– Советник, это же наши коллеги! - не согласился Освальд. - Вы и правда ожидаете, что мы сможем спокойно участвовать в презентации, когда подробности случившегося нам не известны? Может они... не знаю, столкнулись с террористами, и их заставили сказать, что всё в порядке, и с ними СБ, а, на самом деле, они на волосок от гибели! Если бы презентацию получилось отложить хотя бы на полчаса... - кадет не договорил и просто посмотрел на болианку, напряжённо ожидая её вердикта.
Лайтман опустил голову.
– Запросите компьютер о местонахождении каждого из них, и количестве гуманоидов в области их расположения. На самом деле, вовсе не обязательно бежать туда всеми. Для начала можно все узнать техническими средствами.
Утара покачала головой, не зная, плакать ей или смеяться.
– Мистер Макдауэлл, мистер Тенек вам что-то говорил про службу безопасности. Процитируйте, если это вам не сложно.
Утара была тогда слишком сосредоточена на том, чтобы расслышать слова Ракара, и кроме словосочетания «служба безопасности» из слов Тенека мало что услышала.
– Ну... - Освальд потупил взгляд, - Тенек сказал, что служба безопасности оказала им помощь... Но Советник, что если там всё серьёзнее? Что если, например, они... я не знаю... поймали саботажника, и это кто-то, кого, например, мы с Самритой или М'Кота видели на Волане II? Или ещё что-то такое, в чём мы можем помочь, но о чём наши коллеги не догадываются?
Лайтман понял, что его слова не услышали. Тогда он просто нажал на коммуникатор и спросил:
– Компьютер, каково местонахождение Тенека, сколько форм жизни рядом с ним, запрашиваю перечисление идентификаций.

Компьютер сообщил Лайтману, что Тенек находится на Стыковочном кольце, в каюте, приписанной к проекту “Альфа” и принадлежащей Квинтилии Перим и Акрите ш’Лечир, и что там же находятся обе хозяйки каюты, а также ромуланец Ракар, но больше в этом помещении никого нет.

Болианка глубоко вздохнула, слегка откашлялась и произнесла очень стараясь не улыбаться:
– Итак, леди и джентльмены, слушайте мою команду. Сейчас я вызываю службу безопасности и убеждаюсь, что с нашими опоздавшими всё в порядке, а также сообщаю, что, если это будет необходимо, вся группа «Альфа» готова сотрудничать и давать показания. Если с нашими друзьями действительно всё в порядке, я отбываю на слушание мисс Энн Уильямс, а вы остаётесь и продолжаете участие в презентациях. Единственное, что я могу вам разрешить, это пойти предупредить мистера Рроу... никто ведь не подумал, что мистер Рроу не в курсе случившегося? Итак, я разрешаю вам предупредить мистера Рроу о случившемся и договориться о смещении его презентации на полчаса. Но не для того, чтобы бегать по станции, играя в сыщиков, и не для того, чтобы толпиться в лазарете, мешая санитарам, а для того, чтобы презентация началась при максимально возможном количестве зрителей.
Утара обвела кадетов взглядом и добавила уже с мягкой улыбкой:
– Артур сравнил нас с экипажем корабля, – Утара сделала паузу и внимательно посмотрела на стоящих рядом кадетов. – Представьте себе, что мы действительно сейчас находимся на звездолёте «Альфа». В одном из отсеков произошёл инцидент, служба безопасности его урегулировала, медицинская служба приступила к врачеванию раненых... неужели в этой ситуации вы покинете свой пост, чтобы просто сбегать посмотреть, как идут дела?
Освальд кивнул и быстро скользнул в голокомнату, надеясь поскорее избавиться от советника и всё же пойти навстречу Тенеку и его группе. Землянин понял, что перехитрить болианку было не так-то просто, поэтому решил пока подыграть, а потом уже поступить по-своему.
Артур окинул всех взглядом, включая собственного охранника и пошел вслед за Освальдом в голокомнату.
– Освальд, - сказал он, поравнявшись с ним, - может им понадобится какая-то моральная поддержка. Меня не отпустят, но если ты все же пойдешь к ним – расскажи потом, что там случилось.
– Ты мысли мои читаешь что ли? - удивлённо спросил Освальд полушёпотом. - Да, хорошо, расскажу... ну, если, конечно, всё засекретить не успеют и не возьмут с меня обязательства не разглашать увиденное... - кадет усмехнулся.
Лайтман кивнул, соглашаясь.
– Не обращай внимания, это была всего лишь шутка, - слегка качнул головой Освальд.
Вслед за самыми активными другие кадеты тоже потянулись в голокомнату. Кого-то произошедшее взволновало больше, кого-то меньше, поэтому некоторые заинтересованно разглядывали саванну, вид которой открылся в голокомнате, а другие продолжали прислушиваться кадетам Лайтману и Макдауэллу.
Тем временем советник действительно вызвала службу безопасности. Это нужно было сделать не только для того, чтобы успокоить кадетов, но и для того, чтобы уяснить ситуацию.
– Советник Рилл вызывает дежурного Службы Безопасности.
– Младший лейтенант Кассетти на связи.
– Мэм, мне только что стало известно, что на стыковочном кольце произошёл инцидент, в который были вовлечены четыре участника нашего проекта. С ними всё благополучно?
– Вы имеете в виду кадетов из проекта “Альфа”? - уточнила женщина, - Они подрались с двумя гостями станции, но нам удалось выяснить, что в столкновении виноваты не они. Драку мы разняли, тех двоих арестовали, только что их доставили в камеру.
– Кадеты не сильно пострадали? – спросила советник. Что-то подсказывало ей, что её подопечные склонны преуменьшать такие вещи.
– Не сильно, - успокоила советника СБшница, - Хотя им даны рекомендации обратиться в лазарет для лечения ушибов и ссадин.
– Благодарю вас, – с облегчением произнесла Утара. – У меня ещё не было возможности поговорить с ними, как следует, но остальные кадеты просили передать вам, что готовы к сотрудничеству, если вам понадобится их опросить.
– Да, мы соберем показания, - подтвердила Кассетти, - Но, если честно, мы давно искали предлог выдворить этих двоих со станции… Даже троих, если учитывать второго телохранителя Крита, которого мы арестовали вчера на Променаде за нападение на еще одного вашего кадета.
– Тогда, пожалуй, скажу нашим опоздавшим «спасибо», – улыбнулась Утара. – Благодарю вас, лейтенант… и не буду больше отрывать вас от работы.
_____________________
с кадетами в количестве
« Последнее редактирование: 04 10 2016, 11:27:26 от Утара Рилл »

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
04 10 2016, 11:28:37 #335
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, бар “Кварк’с” и перед голокомплексом

Продолжение

– Значит, все нормально? - с некоторым облегчением в голосе поинтересовалась Самрита, все это время стоявшая рядом. - Они теперь придут сюда или... Все же лазарет? Хочется убедиться, что они все целы, но если мы их и так тут скоро увидим, то нет повода волноваться, да?
– Надеюсь, они не станут играть в героев и придут в лазарет, – сказала девушке болианка и поспешила её успокоить:
– Как видите, всё действительно в порядке. Да, у меня будет к вам просьба: передайте эту информацию остальным. И помогите организовать демонстрацию презентации, если понадобится чья-то помощь. Мне сейчас нужно будет явиться на слушание мисс Уильямс, и я не смогу присутствовать на ближайшей презентации сама... а может быть и на обеих.
– Так и сделаю, мэм, - Самрита согласно кивнула. - Не беспокойтесь, у нас все будет хорошо, и, я надеюсь, что остальные тоже скоро подойдут.
Она проводила задумчивым взглядом пышную фигуру болианки, удаляющуюся от голокомнат, и закусила губу, что-то про себя взвешивая или решая. А затем, как и было сказано, направилась в голокомнату, где должна была начаться презентация Рроу, но теперь была отложена на полчаса. Кратко пересказав беседу советника со службой безопасности и передав заверения, что с недошедшими до презентации все хорошо, она подошла к Артуру и Освальду, которые с заговорческим видом стояли в стороне.
– Вам ведь тоже кажется это странным, да? - негромко проговорила девушка. - Тенек что-то говорил про лазарет, но туда они так и не дошли - я уточнила у компьютера, - но и сюда тоже. Что может задержать четверых кадетов в одной маленькой каюте, когда опасность уже устранена?.. Не стоит ли нам заглянуть и убедиться, что все действительно в порядке? К тому же я случайно вспомнила, что мне надо еще кое-что сделать в своей каюте, и эта вынужденная пауза - отличная возможность прогуляться до Стыковочного кольца... - Баккер задумчиво наматывала на палец короткую прядь волос из "хвостика", поглядывая на своих собеседников.
– Кста-ати, ты мне напомнила! - хитро ответил Освальд, едва скрывая ухмылку и периодически поглядывая вверх. - У меня же несколько записей нашей презентации остались. Сатала и координатора Толан не было, а советник Рилл появилась уже позже... мне бы тоже отлучиться в сторону наших кают не помешало. Прогуляемся?
Артур переводил взгляд с Самриты на Освальда, с Освальда на Самриту.
– Разговаривают, может спорят, обсуждают что-то. Или ромуланец боится идти в федеральный лазарет? – сказал он. – Но узнать неплохо бы, вдруг и правда нужна помощь.
М’Кота пожала плечами: ну подрались с какими-то сомнительными личностями – подумаешь великое дело? Если бы клингоны вздумали бегать друг за другом из-за таких мелочей, ничего бы в своей жизни не сделали - так бы и бегали друг за другом. Правда, то, что в этой компании оказалась Квинтилия, не слишком вязалось с ситуацией, но не зря же М’Кота разглядела в ней боевой дух! – может, это как раз он и проявился!
– Я тут останусь, – сказала клингонка, пренебрегая конспирацией. – Если у Перим из-под кровати вылезет дракон, зовите на помощь.
Самрита усмехнулась на замечание клингонки, но ничего не сказала. Кивнув Рроу и заверив его, что точно вернется к началу презентации, а может и притащит остальных, Самрита вместе с Освальдом быстрым шагом направилась из голодека.
Артур проводил взглядом Освальда и Самриту и обернулся к М'Коте.
- У нас не принято драться столько, сколько дерутся клингоны. У них там что-то случилось. Шутишь про драконов? Ладно, пока их нет, давай смотреть на Каит. Довольно красиво, на самом деле.

- Как думаешь, что они там застряли? – рассуждала Самрита по дороге к каютам. – Квинтилия и Тенек обычно не опаздывают, они бы не стали прогуливать презентации. Но, случись что серьезное, Тенек бы первый всех отправил в лазарет еще пятнадцать минут назад. Проблема с новенькой, может? Или ромуланцем?
- Не знаю, - задумчиво ответил Освальд. - Если мыслить стереотипами, то, когда близко друг к другу находятся слова "драка", "вулканец" и "ромуланец", вывод напрашивается не самый приятный... с другой стороны, Ракар пока очень наглядно демонстрирует, что стереотипы про ромуланцев тоже не во всём верны, да и СБ, как ты сказала, эту мысль опровергла. А уж как в этом замешана Квин и какие-то посторонние, я и вовсе боюсь предполагать! Возможно... - кадет замолчал и нахмурился, словно вспомнив что-то неприятное.
- В чем может быть замешана Квинтилия? Тенек, еще скажи! – фыркнула Самрита. Они остановились возле двери в каюту Перим и Акриты, и девушка перевела обеспокоенный взгляд на коллегу. Сейчас вся ее решительность куда-то делась. – Ну что, позвоним?
- Не знаю, в чём именно она может быть замешана, - мотнул головой Освальд, - но в какую-то историю она точно втянута. Надеюсь, мы это всё узнаем сейчас.
Парень посмотрел на сомневающуюся коллегу и сам позвонил в дверь.

____
С советником и остальными кадетами
Offline  
05 10 2016, 10:01:17 #336
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Вулканец и ромуланец завершили переговоры и в комнате снова повисла тишина, все смотрели на Квинтилию. За последние несколько минут она начала приходить в себя, ее голос все еще дрожал, но теперь уже к страху прибавилась злость.
– ...НАМ не нужно никуда идти, - переиначила последнюю фразу Ракара трилл, - Идти нужно вам. Вон из моей каюты. Вы не имеете никакого права врываться и чего-то от меня требовать. Вы не можете никого тащить в лазарет против воли и лечить или обследовать без согласия. Это неэтично и вообще насилие.
– Мисс Перим, – обратился к девушке вулканец. – Никто не собирается применять к вам силу. Но я прошу вас хорошо подумать, прежде чем отказываться. Если экспертиза установит, что в ёмкости, изъятой службой безопасности, было безвредное вещество, я лично принесу извинения и вам, и вашим знакомым. Но как следует поступить, если там находится тяжёлое наркотическое вещество? Что станет с вашим организмом, если вы продолжите принимать подобные вещи? Вчера вы сами говорили о том, как важно поддерживать собственное здоровье, помните? Пусть вы уверены, что не причинили себе вреда, но что если вы ошибаетесь? У вас ведь были необычные симптомы в последнее время?
– Да с чего вы взяли, что я что-то принимаю? - Перим передернула плечами, сбрасывая руки андорианки, - У вас есть хоть какие-то доказательства? Или это он вам сказал? - она наставила обвиняющий указательный палец на Ракара, - Да он же просто одержим мной, он меня преследует, он может выдумать что угодно! Почему вы верите ему, а не мне?
Квинтилия падала… Ракар это помнил. По ощущениям это было также. И она не ощущала своего падения, вернее - в ее сознании оно было иным. Это отрешение от реальности, игра на проезжей части, и она не видит надвигающегося страшного.
Она может думать теперь что угодно, она может его обвинить в любом, но он не даст ей упасть. Просто не даст, даже если потом для него кончится все, что только имеет свойство кончаться.
– Квинтилия, слушай меня, послушай немного просто, - он заговорил так мягко, как только мог, - это взрослая реальная жизнь. Ты знаешь что это за бизнес? Это торговля смертью. Ты думаешь там нет ничего плохого, но ты не знаешь. Твой разум сейчас затуманен веществом, которое тебе дали. Ты не совсем понимаешь, что произошло с тобой, но разум выгорает максимум за полгода. Иллюзия перестает отличаться от реальности, ты перестаешь понимать где реальный а где призрачный мир. И если еще немного продолжить – то можно не вернуться никогда. Сейчас у тебя есть два варианта: Первый - никуда не пойти и остаться здесь, через немножко времени тебе станет хуже, следующие 3-4 дня ты проведешь в тяжелых мучениях, но ты офицер Федерации, кадет проекта, и ты не можешь просто оставаться здесь, чтобы никто ничего не узнал. У тебя есть обязанности. И ты не отвечаешь на вызовы по связи. Ты знаешь последствия? Вариант два: ты идешь в лазарет, тебе помогают быстро. И еще есть шанс все исправить, вообще все. Только просто, пожалуйста, пойдем со мной.
Ракар вытер кровоточащую ладонь о свою форму, сделал шаг вперед и протянул девушке руку.

Отступив на шаг от Перим, Акрита понимала, что на данный момент сделала все, что могла, повлиять на остальное – не имела ни возможности, ни прав. Усмирив вспыхнувшее неодолимое желание вызвать медслужбу прямо сюда в каюту, она теперь искренне надеялась на разумность своих старших товарищей. И хотя в первую секунду, когда Ракар собрался уходить, пожалела об этом и уже потянулась рукой к коммуникатору, но после его слов, обращенных к Квинтилии, посмотрела на него совсем другими глазами. А под конец его речи и антенны и вовсе растопырились в удивленном жесте.
Конечно, она не очень много знала о ромуланцах, но то, что и как говорил сейчас Ракар, ломало для нее все стереотипы. В его словах была уверенность, открытость, неподдельное дружеское участие, понимание всего и… и еще что-то, что заставило андорианку доверить ему данную ситуацию целиком, так, как она доверила бы офицеру Звездного Флота. "Наверное, об этом говорил Артур, и именно так должны ломаться разделяющие нас барьеры".
Она опустила голову и отошла к столу.
Перим неожиданно рассмеялась нервным, истеричным смехом.
– Вариант два? Серьезно? Знаете, что будет, если я хотя бы одной ногой ступлю в лазарет? Порядочные врачи, такие, как вот он, - Квинтилия ткнула пальцем в медика, - мгновенно меня обследуют и занесут данные в мою медицинскую карту. Звездный Флот обо всем узнает, а также Комиссия по Соединениям, а еще… еще мои родители! Как вы думаете, что они все со мной сделают? Меня вышвырнут из Академии, и я никогда не получу симбионта! Впрочем, вы и так уже рассказали всей станции, теперь все будут ненавидеть и презирать меня, и я так жить не смогу! - из глаз девушки брызнули слезы.
Ракар сделал вперед еще два шага и обеими руками взял Квинтилию за плечи, посмотрел ей в глаза.
Все, что уже совершено, нельзя было отменить, нельзя было также говорить о том, что могло бы быть, вариантов изменения прошлого не существовало. Нужно было говорить только о настоящем и будущем, то, что было можно изменить, пока еще не поздно.
– Я не позволю выбросить твою жизнь просто так. Поверь мне, пожалуйста, - сказал ромуланец, - то, что случилось с тобой – со всяким может случиться. Те двое обманули тебя, ты попала в зависимость, сама того не предполагая. Это из-за неопытности. Теперь ты знаешь, и это можно исправить. Никто не будет презирать тебя и ненавидеть, это всего лишь ошибка, теперь нужно начать все заново. Ошибка – повод понять ее и вынести из нее опыт, иногда очень трудный, но второй раз уже не повторится. Хочешь, я помогу тебе все это пережить? Но если ты не пойдешь в лазарет сейчас – это как раз и будет отягчающим обстоятельством, твой добровольный поход туда и принятие помощи – будет признаком правильного пути.
– Нет! - Квинтилия попыталась попятиться, - Это вы во всем виноваты! У меня все было под контролем, но вы грубо вломились сюда и все разрушили. И теперь Я должна это исправлять? Придумайте, как все исправить, чтобы никто ни о чем не узнал!
– Не бывает контроля после отравления такими веществами, - спокойно продолжал Ракар, все также удерживая девушку за плечи, - сначала они отбирают все твои деньги, потом они отбирают все твои вещи, и когда у тебя не остается ничего – они, используя твою химическую зависимость, заставляют тебя работать на себя. Они вытащили бы у тебя все секреты Федерации, к которым ты имеешь доступ, и стало бы только хуже во стократ. Потому что это вещество кроме всего прочего – меняет твою личность. Уже поздно исправлять совершенное, уже задействована служба безопасности, минимизировать последствия можно только одним путем – твоим добровольным согласием на лечение, принятием собственной ошибки.
– Ну и что, что службы безопасности? Что это доказывает? Вы же ромуланец… вы можете соврать что-нибудь!
Ракар печально улыбнулся. Ну почему они все всегда думают, что ромуланцам соврать легко, и легко что-то провернуть. Это всегда очень невероятно сложно. Он понизил голос до почти шепота.
– Не могу. Уже сейчас не могу. И тебе не советую. Все слишком связано, уже много доказательств, ты же не доверилась раньше. Пойдем сейчас в лазарет, потом я дам все показания о твоей невиновности и твоей зависимости. Да и анализ вещества покажет, что ты не имела над собой полного контроля, что ты была обманута, думая, что оно безвредно. И вовсе не нужно будет потом рассказывать об этом всем. У вас федератов есть ведь понятие врачебной тайны?
Тенек внутренне напрягся: сейчас разговор вступал на скользкую стезю. Наркотическая зависимость (пусть даже приобретённая без какой-либо собственной вины) – не та вещь, которую можно скрыть абсолютно ото всех. Даже вылеченная зависимость – это повышение рисков; шанс попасть под влияние наркотических веществ повторно выше, чем то же самое, но впервые. С точки зрения вулканца, после лечения Квинтилии самой следовало заявить о своей проблеме – разумеется, не всем подряд, но тем, кто должен будет доверить ей со временем вопросы жизни и смерти. Поэтому сейчас Тенек молчал и ждал, что же скажет сама Квинтилия, опасаясь неосторожным словом усугубить ситуацию.
-Какая врачебная тайна?! Речь же о Звездном Флоте и Комиссии по Соединениям! Конечно, от них не может быть скрытой медицинской информации, ее даже ему вон выдали, потому что он медик проекта! Эти люди решают мою судьбу и навсегда могут закрыть мне дорогу к звездам!  - воскликнула Квинтилия, а затем ее тон стал просящим, - Но на самом деле ведь пока ни у кого нет никаких доказательств… Ну и что, что служба безопасности, что они знают в сущности? Ну и что, что пузырек, если он у меня был, это еще не значит, что я его использовала… И еще есть вы… но вы же не хотите сломать мне жизнь, правда? Не заставляйте меня идти в лазарет и обследоваться там...
___________________
с Акритой, Квинтилией и Ракаром
« Последнее редактирование: 05 10 2016, 10:02:26 от Мори Джанир »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
05 10 2016, 10:04:49 #337
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.

Продолжение

Руки Ракара чуть дрогнули, но он усилием воли сдержал дрожь.
- Квинтилия, - медленно произнес ромуланец, - я не позволю сломать твою жизнь, но для этого ты должна понять вот что: нельзя основать свое будущее и свою жизнь на лжи, только правда поможет жить дальше, иногда нужно признать, что ошибся, и идти дальше. Никто не застрахован от ошибки, но только признание и исправление ее является делом доброй воли, которое позволит окружающим и дальше тебе верить, потому что они поймут, что ты можешь учиться на своих ошибках и исправлять их. Именно это позволит тебе не потерять дорогу к звездам, в то время как однажды вскрытая ложь – куда вернее закроет ее навсегда. Я могу с тобой здесь остаться, и провести твою детоксикацию, но это займет много времени, и это уж точно не удастся скрыть. Прошу, подумай над этими словами. Сейчас ты сама решаешь свою судьбу, реши верно.
– Когда вы соединитесь, – тихо сказал Тенек, – один индивидуум обязательно узнает правду. Это будет ваш симбионт. Подумайте о том, как вы будете жить в одном теле, если между вами будет эта ложь.
Вулканец не стал говорить «если соединитесь», хотя и в более благополучных обстоятельствах конкуренция была слишком сильна, чтобы испытывать уверенность в будущем соединении. Сейчас важнее было другое.
-Но это не будет ложью, к тому времени, как я соединюсь, от этого происшествия не останется никакого следа, - возразила Квинтилия, - Это всего лишь маленькая ошибка, я просто оступилась, почему ради исправления нужно рушить все? Вы даже не знаете, сколько времени займет детоксикация! С чего вы взяли, что это так ужасно и долго? Сделайте это здесь, не говорите никому!
На мгновение Тенек почувствовал затруднение: если бы сейчас он был наедине с пациентом, было бы проще приводить некоторые аргументы, но рассчитывать на идеальную обстановку было бы глупо, а сказать было нужно, очень нужно.
– От физической зависимости, даже если она уже сформировалась, не останется следа, – подтвердил он, – но психологическая зависимость – это то, что вам придётся держать под контролем долго. Очень долго. Возможно, всю жизнь, как... нам приходится контролировать свои врождённые свойства. Это выполнимо, но соединившись с симбионтом, вы передадите зависимость и ему, и ему тоже придётся контролировать это всю жизнь – всю вашу жизнь, и нельзя исключить, что и собственную тоже. Разве будет правильно, если он примет такую судьбу обманом? Разве правильно лишить его права выбора? Вы сказали, что симбионты – мудрые и гуманные существа; если это так, ваша честность, ваша стойкость в борьбе с зависимостью будут для них аргументом за, а не против, ведь в отличие от большинства кандидатов вы будете уже испытаны трудностями.
-И что? Разве бороться с этим можно только обязательно в лазарете? - отчаянно воскликнула Квинтилия.
Ракар отпустил плечи Квинтилии и обернулся к Тенеку несколько недоуменно. Потом очень внимательно посмотрел на Акриту и сказал:
- Все в этой комнате могут хранить тайны, я надеюсь, да? Все что здесь происходит сейчас - не должно стать достоянием общественности, ни одно слово. Только о двух пришельцах и причине их избиения.
А затем снова обернулся к Квинтилии. В ней говорили страх и ужас. Но она должна была понять очень важное.
- Нельзя пытаться построить свое будущее на лжи и попытке скрыть нечто важное, - снова повторил он, - как минимум потому, что это обязательно однажды рано или поздно будет раскрыто. И тогда станет по настоящему плохо, и тогда - все будет перечеркнуто. И когда это случится - никто не знает. Не знаю как у вас, но у нас на Ромуле - не так страшна ошибка, как попытка ее скрыть. Попытка скрыть - разрушает все.
О том, что ложь на Ромуле слишком часто просто напросто убивает - Ракар распространяться сейчас не стал.
- А теперь смотри внимательно, начиная с самого начала - уже слишком много свидетелей. Еще за 5 минут до начала фуршета Макдауэлл задал тебе вопрос о неком “зеленом динозавре”, и ты отрицала правду. У тебя не получается отрицать правду, Квинтилия, пожалуйста не надо даже пытаться. Кто такой “зеленый динозавр” - я понял только сейчас. Далее - эти двое будут давать показания в СБ, я не думаю что им удасться что-то скрыть, против них есть улики. Еще далее - нас уже вызывали по связи, мы уже опоздали на презентацию, причины этого - уже не удастся скрыть. Но их еще можно оставить в узком кругу, но для этого узкого круга - у тебя единственный выход - добровольно признаться в своей ошибке, в том что ты оступилась по незнанию, и тогда это все исправит большинство последствий прямо сейчас, и ничего не будет перечеркнуто. Если ты замкнешься - то все будет перечеркнуто с гарантией и очень скоро.
Ракар перевел дух, и снова продолжил:
- Можно и не в лазарете вылечиться, но Тенеку все равно нужно вынести лекарства, а это нельзя сделать недокументированно. Без лекарств тебя ждет ломка от зависимости в течение минимум 2-х суток, в зависимости от того, что там было за вещество.  Уже слишком много завязано, Квинтилия, выход только один.
-Какой? Признаться Звездному Флоту, сложить лапки и надеяться, что они меня простят? Почему вы не хотите сделать хоть что-нибудь, чтобы мне помочь? Почему не хотите ничего делать, подумать “вне коробки”? По-вашему, пусть разбираются другие - другие врачи, другое начальство…
- Другие уже замешаны, именно поэтому. Услышь аргументы, Перим, прошу тебя, - Ракар просил, - уже не получится, я же все объяснял.
Но он понимал, что она не слышит, потому что разум уже мог быть изменен. Но что если он ошибался? Даже если взорвать теперь станцию, все равно к выжившим будут вопросы. А она не сможет хранить это вечно и не страдать.
-Ну, кто замешан? - развела руками Квинтилия, - Никто ничего на самом деле не знает, кроме нас четверых. Освальд - это не проблема, я не смогу больше общаться с этим зеленым типом, а значит, больше подозрений у него не возникнет.
В этот момент раздался звонок в дверь - кто-то пришёл и хотел попасть внутрь.
-Нет! - шепотом воскликнула Квинтилия, - Кто бы это ни был, заставьте их уйти!
- Он не так прост, - сказал Ракар, - он способен докопаться до правды, и это нельзя сбрасывать со счетов. А ты будешь очень долго мучиться в попытке скрыть это, и это однажды может быть раскрыто. Не нужно тебе такой судьбы.
Ракар обернулся к двери, услышав звонок в каюту и очень тихо произнес:
- Нельзя не открывать. Это и есть то, о чем я говорил.
– Вам не кажется, что нужно что-то ответить? – почти одновременно с ним спросил Тенек, указав взглядом на дверь. – ...Если не ошибаюсь, это ещё самое начало проблем, связанных с попытками скрыть правду.
- Ребята, вы там? – раздался из-за двери голос Самриты. – Это Макдауэлл и Баккер. Мы пришли проверить… э… все ли в порядке!
Ракар взял Квинтилию за руку, крепко сжал ее ладонь.
- Сейчас мы мимо них просто пойдем в лазарет, - прошептал он, - и у тебя будет еще немного времени подумать над всем, что я сказал.
И ромуланец потянул ее за собой по направлению к двери.

На протяжении всего разговора Акрита даже не пыталась вмешиваться, и когда Ракар обернулся к ней за подтверждением того, будет ли она хранить тайну – просто коротко кивнула. Она соглашалась с каждым его словом, и, хотя тут все было иначе, основная мысль о том, что ошибку можно принять, исправить, преодолеть и стать сильнее – эта мысль слишком созвучна была ее собственным мыслям, которые она, видимо, не умела выражать так ясно и правильно, как получилось у ромуланца.
И конечно, сейчас ей тоже уже хотелось, чтобы все связанное с ошибкой Квинтилии осталось тут, между ними, и горячо пожалела о том, что отдала тот пузырек СБ. Но она же не знала, она даже не успела подумать… А сейчас не изменить. Но если придется давать показания, то андорианка скажет и сделает все возможное, чтобы разделить ошибку и личность, и не судить того, кто сам и так себя уже достаточно наказал. Акрита уже и не думала тащить всех срочно в лазарет, но, кажется, с появлением Освальда и Самриты это все-таки придется сделать… Как некстати!

___________________
С Ракаром, Тенеком и Акритой


Ex Astris, Scientia
Offline  
05 10 2016, 10:08:32 #338
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.

Продолжение

-Тогда все кончено, - прошептала Квинтилия, - Как только я переступлю этот порог, никто из нас уже не сможет повлиять на эту ситуацию. У нас был шанс что-то сделать, но дальше будем решать уже не мы.
Но физически она больше не сопротивлялась и покорно последовала за Ракаром.
Ответа на вопрос Самриты не последовало, но послышалось какое-то движение, и девушка бросила тревожный взгляд на Освальда.
- А может быть все только началось, ты просто еще не знаешь, - наклонившись к уху Квинтилии, прошептал Ракар.
У двери каюты он выпустил ее руку, нажал на кнопку двери, и ухватился за косяк, борясь с легким головокружением. На входе стояли кадеты Звездного флота, двое. Ракар чуть отошел с их дороги, становясь у Квинтилии за спиной, аккуратно подтолкнул ее в спину, побуждая  идти вперед.
- Ой, Ракар, что с тобой! – Самрита ойкнула и округлила глаза. Хоть она и знала о драке, видеть пораненного ромуланца было как-то… непривычно.
- Чёрт, кто вас так? - напрягся Освальд. - Если это был тот тип, о котором я думаю, то он вряд ли настолько силён... - он перевёл взгляд на Квинтилию. - Не знаю, во что именно ты влипла, но дело, очевидно, серьёзное. Расскажи нам всё, и мы что-нибудь придумаем. Так ведь? - кадет бегло осмотрел всех остальных.
Тоже подошедшая к дверям Акрита понимала, что ребята пришли с добрыми намерениями и искренне хотят помочь, но видела, что та задача, которую сейчас нужно было решить Ракару и Квинтилии, не предполагает объяснений и разговоров в коридоре… По крайней мере ей так казалось.
- Друзья, мы сейчас идем в лазарет. Конечно, расскажем все. Но, может быть, чуть позже? – она посмотрела на Освальда взглядом, явно просящим не мучить расспросами без того пострадавших товарищей, и в то же время полностью открытым и честным.
- Поранился немного, но меня уже провожают в лазарет, - ответил Ракар и положил руку на плечо Квинтилии, снова побуждая ее идти вперед, чтобы это выглядело, так, что она ведет его.
- А… да, конечно, - Самрита выглядела несколько сбитой с толку. – Акрита, Квинтилия, а с вами все в порядке? – девушки не казались пострадавшими, но Самрита не видела всей картины. – Мы хотели сказать, что все в проекте за вас переживают, но советник Рилл уже связалась со службой безопасности, чтобы узнать о произошедшем, теперь все под контролем! Думаю, Толан тоже скоро предупредят. Мы попросили задержать презентацию на полчаса для вас, но мы не знали, что есть раненные… 
Квинтилия сделала шаг вперед, потом еще один, как заводная кукла. Для нее все происходящее сейчас было как в тумане, а видеть она могла только то, что было перед ней - включилось “тоннельное зрение”. Она еще могла уговаривать и врать для троих людей в замкнутом пространстве каюты, но когда происходящее выплеснулось за ее пределы и появились новые люди, это оказалось слишком много.
Ракар молча пошел за ней, теперь уже отпустив ее и поравнявшись. Они теперь шли рядом.
- Наверное, мне стоит заглянуть в офис службы безопасности и дать показания, - произнёс Освальд, не сводя глаз с трилла. - Если тут замешан тот, кого мы с Джезом видели в тот вечер, то обо всём увиденном надо сообщить...
Самрита нахмурилась: ни одна из девушек ей не ответила, и это можно было бы списать на шок, но все равно было… странно.
- А кого ты видел? – она удивленно посмотрела на Освальда, а затем перевела взгляд на молчавшую Акриту и повторила вопрос: - Так как ты, с тобой все в порядке? Что случилось?
- Одного неприятно выглядящего типа, - коротко ответил землянин. - Это было позавчера, а вчера Квин была очень нервная весь день. Возможно, у неё неприятности. Я хотел аккуратно всё выяснить про этого кадра, но что-то серьёзное уже случилось…
- Со мной все в порядке, - сдержанно, но спокойно сказала андорианка. Прежде чем отвечать на второй вопрос, она обернулась к вулканцу, ожидая его реакции.
- Ты уверена? – с тревогой в голосе переспросила Самрита, поглядывая на новенькую. В воздухе висела недоговоренность и тайны – то, что Самрита “считывала” из окружающего пространства лучше всего. – Тебе тоже надо в лазарет, или пойдешь с нами? – а затем обернулась к Освальду. – О, если ты  знаешь о случившемся… Я думаю, СБ будет только рада, ведь советник сказала, что мы все должны быть готовы сотрудничать! – просветлела она.
– Мисс Акрита может вернуться на презентацию, – сказал Тенек. – Мисс Перим и мистеру Ракару нужно пройти в лазарет. И мне, – нехотя добавил он: боль в плече, которая сразу после удара показалась не самой сильной, сейчас ощущалась намного сильнее, а главное, он знал, что Квинтилии наверняка понадобится помощь, более квалифицированная, чем помощь санитаров и медсестёр.
Акрита кивнула, соглашаясь со словами Тенека. Она посмотрела вслед ромуланцу и своей соседке, которые уже шли по коридору, от всей души желая им справиться и победить. Спохватившись, перевела взгляд на Самриту.
- Да, я в порядке, правда. На презентации буду.
Самрита кивнула и сделала шаг в сторону, давая Тенеку пройти.
- Хорошо, я передам советнику Рилл, что вы будете в лазарете, - серьезно проговорила девушка, а затем обернулась к Акрите: - Ну что ж, тогда пойдем, Рроу и так уже заждался. И ты не представляешь, как мы все волновались, ты просто обязана рассказать нам о случившемся! – шепнула ей землянка, когда они уже отошли от каюты Акриты и Перим.
- Конечно, - ответила новенькая. Она еще не знала, как и что будет рассказывать коллегам, не решила, о чем стоит упоминать, а о чем нет. Задача была сложной, и Акрита тщетно пыталась отвлечься от мыслей об ушедших к лазарету товарищах, чтобы взвесить все и не ошибиться снова.
_____________
Вместе с Тенеком, Квинтилией, Акритой, Освальдом, Самритой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
05 10 2016, 10:09:40 #339
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Освальд настороженно посмотрел на уходящих коллег и, поколебавшись недолго, всё же пошёл в ту же сторону.
- Тенек! - окликнул он уходящего соседа и прибавил ходу, стремясь тут же нагнать вулканца. - Что у вас произошло, и почему никто ничего не объясняет?
– Потому что есть вещи, которые касаются только врача и пациента, – ответил Тенек. – О нашей с вами недавней проблеме я тоже не объявлял по громкой связи.
- А Ракар уже стал вашим пациентом? Но ведь... - спросил Освальд непонимающе, но потом до него дошло очевидное - Тенек говорил не о ромуланце. - А, вот в чём дело... Я не знаю, что за проблема медицинского характера у Квин, но прошу заметить, что из-за моей, как вы выразились, проблемы коллегам не приходится драться с посторонними и вызывать СБ.
– Зато из-за моей проблемы мы оба могли покинуть проект – в случае реализации наиболее негативного сценария, – возразил Тенек. – Нам обоим повезло, что она оказалась не настолько серьёзной. В данный момент все трое пострадавших при последнем инциденте направляются в лазарет, чтобы выяснить, насколько серьёзны их текущие проблемы и получить соответствующее лечение. И кстати, мистер Ракар стал моим пациентом с того момента, как присоединился к проекту, и я тем более в ответе за его состояние теперь – после того, как он получил травмы.
- Тенек! - поморщился Освальд и закатил глаза. - Ни вы, ни Ракар не стали бы ввязываться в драку с посторонними без веских на то оснований. Я уже понял, что у Квин неприятности, и я почти уверен, что знаю из-за кого. Такой зелёный рептилоид не особо высокого роста и с гребнем на полголовы. Я готов прямо сейчас пойти и рассказать всё СБ, но... вы не забыли, что за проектом сейчас пристально наблюдают? Стоит мне сообщить что-то такое, что кто-то из вас предпочёл бы держать в тайне, и всё может закончиться очень и очень плохо.
– Я сомневаюсь, что вы сможете сообщить Службе Безопасности что-то худшее, чем то, что они уже знают, – снова возразил стажёр.
Действительно, после того, как сотрудники СБ арестовали преступников и получили флакон с наркотиком, вряд ли случайный свидетель чего бы то ни было мог сообщить им более опасные сведения в том числе и на счёт Квинтилии! Тенек остановился в нескольких шагах от Лазарета и сделал жест в его сторону:
– С вашего позволения.
Освальд недовольно мотнул головой.
- Ладно, будь по-вашему, - бросил он, уступая дорогу. - Но на Земле говорят, что одна голова - это хорошо, а две - ещё лучше. Что бы у вас там ни произошло, но мы же часть одной команды и решать проблемы тоже должны вместе. И если вы не видите способов всё исправить, то это не значит, что их не увидит кто-то ещё, даже нелогичный эмоциональный и безответственный землянин вроде меня.
– Я приму ваши слова к сведению, – кивнул Тенек и направился ко входу в Лазарет.
Освальд немного постоял, раздумывая о том, что делать дальше. С одной стороны, стоило и правда быстро доложить в службу безопасности, но также надо было узнать, что же произошло у коллег. В конце концов, он не просто так решил действовать осторожно, потому что даже известный факт можно преподнести очень по-разному, и, чтобы быть в состоянии преподнести факты наилучшим для коллег и проекта образом, надо было понимать, что именно произошло в той каюте.
Кивнув собственным мыслям, кадет направился прямиком в "Кварк'с", а точнее - в голокомнату, где должны были находиться Самрита и Акрита. Вторая, вероятно, знала обо всём, а первая... первая могла залезть в душу и выведать всё так аккуратно, что даже ромуланец, наверное, ничего не заподозрил бы, или, другими словами, совала свой нос куда ни попадя. Может она уже узнала подробности - тогда всё будет куда проще, ну а если нет… вдвоём вытягивать тайны из андорианки будет и веселее, и легче!
__________
С Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
06 10 2016, 09:34:35 #340
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, зал совещаний


– ...Тогда я забираю ее на Землю, и вы не сможете мне помешать! - в очередной раз ударил кулаком по столу мистер Эпплби, - Если она еще в Звездном Флоте - мы продолжаем слушание, если нет - то вы больше не можете ее защищать, и моя организация будет делать, что посчитает нужным! Не стоит недооценивать… Бюро Индустриализации!
– Вы не посмеете! – воскликнула Энн, и в ее голосе проскользнули нотки зарождающейся истерики. – Что вам от меня надо? Я уже все сказала!
– Вы не сказали ничего, - возражал мистер Эпплби, - Ничего полезного для Федерации.
– Давайте все успокоимся, - в который раз говорил лейтенант-коммандер Планкс, - Ну, в самом деле, нельзя же тащить куда-то человека без суда и следствия…

Остановившись в дверях, Утара сказала себе, что услышанное ей категорически не нравится.
– А можно сперва узнать, что происходит в данный момент, – осведомилась она слишком уж мягким тоном, – ненавязчивая неофициальная беседа или официальный допрос?.. Да, и здравствуйте, конечно.
– Это еще кто? - мистер Эпплби, уже склонившийся над Энн, как коршун, резко развернулся в сторону Утары, - Это закрытое совещание, посторонние должны немедленно покинуть помещение.
– Советник Рилл, хорошо, что вы зашли, - кивнула ей Толан, указывая на место рядом с собой. – У нас случились некоторые… изменения, я думаю, вам стоит с ними ознакомиться, - она протянула болианке файл с заявлением Энн, а затем обернулась к мистеру Эпплби с вежливой улыбкой: – Позвольте вам представить, советник проекта «Альфа» Утара Рилл.
– Позволю себе добавить, – всё тем же безмятежным тоном сказала болианка, принимая из рук координатора падд, – официальный советник, официально ответственный за душевное здоровье участников проекта. Разрешите теперь поинтересоваться, кто вы, и на каком основании применяете к мисс Уильямс запрещённые методы дознания? То, что я услышала, входя, вызвало у меня глубокое разочарование.
Утара пробежала взглядом заявление Энн, и с коротким кивком вернула падд глинну Толан.
– Даже сто раз официальному советнику здесь не место, - прорычал в усы землянин, - Будете нянчиться с душевным состоянием этой предательницы, когда я с ней закончу!
Энн встретилась взглядом с советником – в нем  промелькнуло что-то вроде благодарности, и также много других эмоций: решительность, страх, надежда…
– Так что с моим заявлением? – теперь девушка смотрела на лейтенант-коммандера Планкса. – Оно принято?
Толан, которой этот вопрос не касался, не глядя передала падд триллу, а сама негромко обратилась к собравшейся публике.
– И все же, давайте двигаться дальше, мы и так потеряли много времени. Мистер Эпплби, если у вас остались вопросы, пожалуйста, задавайте их сейчас, в рамках этого слушания.
– И в рамках закона, – добавила Утара. – Мне напомнить вам, что такое свидетельский иммунитет, или вы сами вспомните? Примут заявление мисс Уильямс или отклонят, она находится под защитой законов о свидетельском иммунитете.
– Но никто не мешает ей все равно принять правильное решение, - со змеиной вкрадчивостью возразил мистер Эпплби, - Если кто-то делает что-то плохое, а ты об этом знаешь, разве не твой моральный долг сообщить об этом и помешать им? Даже, если это твои родственники. Ведь кто они такие? Всего лишь люди, которые могут ошибаться, и причинять своими действиями вред и тебе. Разве какая-то кучка генов важнее предотвращения кровопролития межгосударственного масштаба? А мисс Уильямс прекрасно знает, что ее родственники делают что-то плохое - это следует из ее же слов. Если она не хочет свидетельствовать против, значит, она точно уверена, что ее свидетельства повредят их коварным планам против Федерации.
– Это ваша личная точка зрения и ваше личное толкование мотивов мисс Уильямс, – ответила «специалисту по индустриализации» болианка, – К вашему несчастью, ваши предположения не являются доказанной истиной, а ваши действия не имеют опоры в виде формулировки закона. Напоминаю: согласно тексту закона, мисс Уильямс не должна подвергаться каким-либо санкциям за отказ свидетельствовать против родственников или за отказ выдавать государственную тайну своей Родины. Даже на официальном допросе. А я, кстати, так и не услышала, является ли это заседание официальным допросом.
– Подождите-подождите! Нет у них никаких планов против Федерации! – воскликнула Энн, внимательно следившая за беседой… о самой себе. – Я же уже говорила – все, за что боролись мои родители и друзья, касается только внутренних дел Волана II, а туда Федерацию никто не звал! И… о каком кровопролитии вы говорите? – она подняла взгляд на Эпплби. – Что вы имеете в виду?
-Вы все живете в своем уютном утопичным мирке и не видите, что происходит, дальше собственного носа, - скривился мистер Эпплби, - Вы не видите, что война идет уже несколько лет! Пиратство, торговля людьми, черные рынки оружия и наркотиков, маки - и все это на границах наших идеальных Федерации и Кардассианского союза! И продолжается годами! Взять хотя бы эту станцию… не далее, чем несколько лет назад обнаружилось, что ее первый офицер несколько месяцев сливала маки информацию, а когда ее раскрыл начальник службы безопасности, застрелила его и сбежала. А теперь еще одна планетка решила присоединиться к врагам Федерации? Вы хотите дождаться, когда они начнут грабить наши транспортники и пассажирские корабли? Кто-то должен положить этому конец! И если для этого нужно добыть информацию от одной девчонки… так тому и быть! Тяжелые времена требуют отчаянных мер.
– Это действительно так, - вступила в разговор Толан, которая до этого принимала в нем скорее участие наблюдателя. – И это большая проблема для обоих наших государств. Но вы уверены, что решать ее стоит здесь, с помощью этой девочки, которая ничего не знает? Мы уже вынудили ее уйти из Звездного Флота, теперь мы можем отпустить ее и не провоцировать международный скандал или оставить здесь – но что это даст? Вы хотите, чтобы за ней прилетели ее друзья и родственники? А что потом?
– Мы не знаем, что она знает, а что - нет, - прищурился Эпплби, - Не смотрите, что она так молода и выглядит такой наивной. Или вы уже забыли, на что были способны баджорцы ее возраста, глинн?
– Она не баджорец, и это давно в прошлом, - ответила кардассианка, для которой в силу возраста Оккупация и террористические действия баджорцев и правда уже были скорее частью истории, нежели ее личными воспоминаниями. – Как и маки, разве нет? Но даже если проводить аналогию, то мисс Уильямс является в этой игре только пешкой. Вполне вероятно, что она действительно ничего не знает.
Утара слегка нахмурилась. Пока шёл этот разговор, она достала собственный падд и сейчас смотрела на неприятного землянина, задумчиво постукивая по экрану ногтем.
– Мистер Эпплби, – сказала она, когда в споре наступила достаточно продолжительная пауза, – мы с вами безусловно принадлежим к разным политическим лагерям, и можем бесконечно спорить о том, что сильнее «подкармливает» Маки – соблюдение буквы закона или применение недостойных приёмов, вроде тех, которые уже второй день демонстрируете вы, однако сейчас не время и не место это обсуждать. Давайте сойдёмся на констатации одного простого факта: никто не позволит вам увезти мисс Уильямс на Землю, поскольку это – похищение. Преступление. Это знаете вы, это знает ваше начальство, поэтому давайте признаем, что эта угроза – заведомый блеф. И всё же, несмотря на то, что это – блеф, я доложу об этой угрозе в высшие инстанции, на случай, если вы окончательно потеряете рассудок и пожелаете привести её в исполнение. Также, высшим инстанциям будет предъявлено сегодняшнее заявление мисс Уильямс, вместе со свидетельством очевидцев о том, что оно было вынужденным шагом в ответ на незаконное вымогательство показаний.
Утара немного помолчала и спросила с неожиданной кротостью:
– Итак, сэр, что вы предпочитаете – отпустить мисс Уильямс и отказаться от дальнейших собеседований с ней или продолжить разговор, соблюдая Основной закон Объединённой Федерации Планет.
– Значит, безопасность Федерации вам менее важна, чем права одной предательницы? Я не верю, что она ничего не знает. Возможно, она была заслана в Академию специально, чтобы выведывать информацию в самом сердце Федерации. Но вы мешаете это выяснить как можно скорее! Мы только что ошиблись в жителях целой планеты, уж конечно легко могли пропустить и одну девчонку, потому что они, - Эпплби указал на трилла, - считают недопустимым следить за своими студентами из подозрительных регионов галактики, и сейчас не могут даже поднять ее личную переписку без километров бюрократии. Так что когда маки в следующий раз нападут на наши корабли, кровь, которая прольется, будет на ваших руках, советник, на руках всех тех, кому важнее самим остаться чистенькими и моральными, чем принимать трудные решения и жить с этим дальше.
Мистер Эпплби подошел к Уильямс и схватил ее за плечо.
– Я забираю ее на Землю сегодня же! Все остальные вопросы можете задавать Планксу.
_____________________
с Иламой, Энн, Планксом и Эпплби


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
06 10 2016, 09:36:16 #341
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, зал совещаний


Энн вздрогнула, когда на ее плечо легла рука Эпплби, и попыталась вывернуться, но он держал крепко, а девушка не хотела начинать ожесточенное сопротивление при такой толпе собравшихся. Она резко обернулась к нему и воскликнула:
- Нет, я никуда не лечу! Я гражданка Волана II, вы не можете просто так взять и забрать меня! Если хотите что-то спрашивать, делайте это здесь, я… я отвечу, - добавила она.
- Мне было бы любопытно узнать, какие вопросы вы хотите задать мисс Уильямс, поэтому я предлагаю не выносить слушание за пределы этой комнаты, - добавила Толан, едва заметно поморщившись, когда Эпплби схватил Энн. – В конце концов, этот вопрос касается не только Федерации.
-Вопросы будут все те же - о том, что нам всем поможет защититься от маки, - процедил мистер Эпплби, - Важной информацией с вами поделятся позже.
Он потянул Уильямс за руку, принуждая ее подняться с кресла.
– Я вызываю охрану, – холодно и чётко произнесла Утара, резко поднимаясь с места. – И немедленно связываюсь с адмиралом Солоком. Очень надеюсь, что после этого в вашем «бюро индустриализации» вам не поручат ничего более важного, чем подбор статистики за прошлое столетие.
На вектор движения Эпплби эти угрозы, однако, не произвели впечатления.
- Мистер Планкс, скажите, вы принимаете заявление Уильямс? Сейчас нам всем важно знать ее статус в Академии и проекте, от этого многое зависит, - быстро спросила Толан трилла.
- Я сказала, что я никуда не пойду! – крикнула Энн, воспользовавшись замешательством. Она со всей силы выдернула руку из захвата мужчины и бросилась к двери.
Дверь открылась, но Уильямс сразу же столкнулась с лейтенантом Т’Мир. Вулканка ничем не показала своего удивления, но вопросительно посмотрела на старших офицеров, присутствующих в конференц-зале.
– Мисс Т’Мир, – сказала Утара всё тем же тоном, который прежде никак нельзя было предположить в мягкой и уступчивой советнице, – мистер Эпплби позволил себе по отношению к мисс Уильямс рукоприкладство, более того, он заявляет о намерении вывезти её на Землю – против закона и без разрешения коммандера Мори, глинна Толан и мистера Планкса. Прошу вас, вмешаться.
-Вы хотите, чтобы я его арестовала? - бесстрастно осведомилась Т’Мир.
– Для начала прошу вас восстановить порядок в этом помещении и воспрепятствовать незаконным действиям мистера Эпплби, – сказала Утара, переводя дыхание (только сейчас она заметила, как разволновалась). – Если он продолжит настаивать на своих незаконных требованиях, мы свяжемся с коммандером Мори и запросим её инструкций.
Немного остыв, Утара пришла к выводу, что погорячилась, решив немедленно связаться с адмиралом – в конце концов такие переговоры были прерогативой начальника станции.
-Это еще не конец, - прошипел мистер Эпплби и в гневе вышел из конференц-зала.
Энн поняла, что бежать ей некуда – она и не рассчитывала по-настоящему сбежать, это был скорее жест отчаяния. Она сделала шаг назад, в конференц-зал, но не спешила вернуться на свое место.
- Что будет теперь? – негромко спросила она, по очереди глядя на Планкса, Толан и Рилл. Ей казалось, что по-настоящему на ее стороне только последняя, но именно у советника было меньше всего силы и власти. По сути, она не могла ничего сделать.
- Это зависит от вашего решения, - кардассианка держалась на удивление спокойно, будто все происходящее ее не сильно беспокоило. – Действительно ли вы хотите покинуть Академию или это было ответом на «запугивание» мистера Эпплби, как сказала советник.
- Да, я все обдумала, -  выпалила Энн, даже не дав координатору договорить. – Это не связано с мистером Эпплби, я действительно больше не хочу быть кадетом Академии Звездного Флота. Я прошу принять мое заявление как можно скорее.
Наконец, Планкс получил возможность ответить на вопрос Толан, заданный ранее.
-Мистер Эпплби действительно был прав в том, что принятие заявления требует некоторых процедур, и что я один не вправе решать, кому учиться в Академии, а кому - нет. Однако, полагаю, в большей степени это относится к поступлению потенциальных кадетов, а если кто-то из учащихся решил прекратить свое образование у нас, не можем же мы заставить его продолжать, - Планкс улыбнулся, - Поэтому я принимаю ваше заявление, кадет… мисс Уильямс. Что же касается вашего участия в проекте… - лейтенант-коммандер посмотрел на кардассианку, - Тут слово за госпожой Толан, насколько она считает это целесообразным.
- Это не так просто, - покачала головой Толан. – Мисс Уильямс была зачислена в проект в качестве кадета Академии, и, если она потеряет этот статус, ее участие в «Альфе» также ставится под вопрос по бюрократическим причинам. Разумеется, вы можете заново подать заявку, - она посмотрела на землянку, - а я в свою очередь могу порекомендовать вас в проект, но эта процедура может затянуться. Но вы сами этого хотите?
- Я… Я думала об этом, - Энн опустила голову, разглядывая стол перед собой. – Но сейчас я не могу. Мне надо вернуться! Но ведь он, - она кивнула в сторону двери, - так просто меня не отпустит. А если не он, то найдутся другие…
– Я не знаю, как насчёт возвращения, – сказала Утара, устало опускаясь на ближайший стул. – Даже не из-за мистера Эпплби – в сущности, он не имеет права вас задерживать, не предъявив вам конкретных обвинений, но из-за того, что сейчас сообщение с Воланом 2 затруднено и небезопасно. В то же время, включившись в проект уже не как кадет Академии Звёздного флота, а как гражданка Волана 2, вы можете со временем создать почву для здорового дипломатического диалога между вашей планетой и её соседями, подумайте об этом.
Болианка облокотилась на стол, опустила голову на ладонь и после глубокого вздоха оповестила то ли окружающих, то ли стены комнаты:
– Как давно я не видела людей, похожих на мистера Корама и мистера Эпплби, и вот целых двое за одну неделю! И если бы я успела по ним соскучиться…
- Может быть, потом, - уклончиво ответила Энн на предложение советника. – Сейчас я должна знать, могу ли я покинуть эту станцию и территорию Федерации.
-Это все немного сложнее… - пробормотал Планкс, а затем добавил в полный голос, - Полагаю, на этом наше совещание на сегодня окончено, и мы можем разойтись.
- И что теперь? Я все еще под арестом? Что будет дальше? – взволнованно проговорила Энн, пока Планкс не успел окончательно завершить слушание.
- А действительно, что теперь со статусом мисс Уильямс? – задала вопрос Толан, который до этого как-то не обсуждался. – Она теперь не находится под арестом, но и не приписана к проекту. Где ей теперь жить, пока… ситуация окончательно не прояснится?
-К сожалению, этого я сказать не могу, - развел руками Планкс, - За каюты на станции отвечает ее командование… Или, возможно, вы разрешите мисс Уильямс временно остаться в помещениях проекта?
Толан выглядела неожиданно… смущенно.
- Это было первое, о чем я подумала, мистер Планкс, но по правилам проекта я не имею права отдавать каюты тем, кто к нему не приписан. Разумеется, я могу попросить коммандера Мори предоставить гостевую каюту на станции, и, возможно, она согласится…
- То есть… мне негде жить? – переспросила Энн, точно не веря, что такое вообще возможно. – Я не смогу вернуться в свою каюту?
С какой-то грустной иронией девушка подумала, что ее забрали с Волана II без всех вещей – только с тем, что было на ней в момент событий в Джеймстауне. Уже на станции она реплицировала себе одежду и другие вещи первой необходимости, но ничего из этого ей не принадлежало.
– Деточка, ты в Федерации, – с мягкой улыбкой сказала Утара. – Иногда это плохо, например, когда бюрократия вмешивается в твою жизнь и ставит всё с ног на голову, но иногда это хорошо, потому что люди Федерации остаются людьми Федерации. Мисс Уильямс, сегодня вы ночуете у меня на диване, если только это скромное предложение вас устроит.
Энн недоверчиво поглядела на болианку: проситься ночевать в каюту советника ей бы и в голову не пришло.
- Благодарю, мэм, но… Я не хотела бы вам мешать, и я пока не знаю, на сколько здесь задержусь, - честно призналась девушка. – Может быть, на дольше, чем мне хотелось бы. Но если я не найду более постоянного варианта сегодня, на эту ночь я с удовольствием воспользуюсь вашим приглашением.
Утара приподняла руки, жестом показывая, что не лишает девушку права поискать себе жильё самой.
– Только не вздумайте ночевать в коридоре или в коммуникационном тоннеле. Меня вы не стесните, а вот смутить покой инженеров или сотрудников безопасности вполне в ваших силах.
Уильямс смущенно улыбнулась.
- Не волнуйтесь, мэм, такого не случится.
- Значит, все вопросы решены? – с некоторым облегчением произнесла Толан, оглядывая собравшихся. – Больше вопросов к мисс Уильямс не осталось?
-У меня - нет, - покачал головой Планкс.
_______________
С Утарой Рилл, Планксом, Эпплби и Энн
Offline  
06 10 2016, 09:38:43 #342
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Голокомнаты


Когда Акрита и Самрита пришли в голокомнаты, презентация Рроу еще не успела начаться, и многие с нетерпением ждали их возвращения… или, по крайней мере, хоть какого-то действия. Но вернулись не все – где-то по дороге потерялся Освальд, зато вместо него Самрита вернулась с новенькой андорианкой.
- Макдауэлл скоро должен придти, остальные все-таки пошли в медотсек, - проговорила она, поравнявшись с Артуром. – И… Я так и не поняла, что случилось. Может быть, Акрита расскажет – ты же была свидетельницей, так? – Самрита выжидающе посмотрела на свою спутницу.
Артур, рассматривавший пейзаж планеты Чешира, обернулся к вошедшим. Выслушал Самриту, затем с оттенком сочувствия посмотрел на Акриту.
- Как они там? Что было?
Андорианка вздохнула. Времени, отведенного на анализ ситуации, оказалось невозможно мало, а мысли никак не хотели собираться вместе. Но она прекрасно понимала беспокойство товарищей и не могла оставить их взгляды без ответа.
- Двое бандитов, занимающихся каким-то незаконным бизнесом на этой станции, пришли в нашу каюту и что-то требовали у мисс Перим, рылись в ее вещах, угрожали. Не знаю, как и по какому поводу она с ними связалась, - Акрита ведь на самом деле не знала этого точно, поэтому могла сказать так, не кривя душой. – скорее всего, они обманули ее и поймали в ловушку в какой-то своей нечестной сделке. – по сути ведь так оно и было…
- Мы вступились за нее, бандиты начали драку. Сейчас их арестовала служба безопасности. Ракару и Тенеку досталось немного от этих отморозков, но мы почти одержали победу к тому моменту, когда подоспела СБ, - в глазах андорианки блеснула гордость за товарищей, и она быстро глянула на М’Коту, надеясь, что та поймет. – Но ничего серьезного, и думаю, как только они разберутся с ссадинами и ушибами, то присоединятся к нам.
Конечно, Акрита знала, что последуют вопросы про Перим, поэтому после нескольких секунд паузы продолжила:
- У Квинтилии, видимо, шок от всего этого, бандиты нанесли ей серьезную моральную травму. Но сейчас ей уже оказывают помощь, и все обязательно будет хорошо, с ней друзья и вся медицина Федерации, и мы все тоже поддержим ее, так ведь? Просто нужно некоторое время, в течение которого лучше их не беспокоить. Думаю, что если мы будем периодически спрашивать мистера Тенека, он скажет нам, когда лучше навестить ее и поддержать.
- Какой ужас! – совершенно искренне воскликнула Самрита – в ее уютном мирке, ограничивающим Землей и Академией Звездного Флота, подобное было невозможно. – Надо же, во что могла вляпаться Перим – она же образец правильности и законопослушности. Но теперь все закончилось, да?
Землянке очень хотелось услышать положительный ответ. Что ее коллеги повели себя геройски, что пришла служба безопасности Звездного Флота, что медики со станции залечили все (неглубокие и неопасные!) раны, и что от этого маленького происшествия не останется и следа.
- Я полагаю, будет правильно, если мы заглянем к лазарет после этой презентации их навестить. Если, конечно, их всех не выпустят раньше, на что я надеюсь! Кстати, Освальд сказал, что уже встречал этого инопланетянина, который был в каюте – думаю, его показания пригодятся службе безопасности. Мы же не можем позволить кому попало нападать на наших коллег?.. А еще кто-то должен сообщить о случившемся координатору.
– А кстати, с кем они дрались? – с живым интересом спросила М’Кота.
У неё не было сомнений в том, что координатор не останется без информации (раз уж СБ и советник в курсе дела), и она была всецело за то, чтобы заглянуть после презентации в лазарет (вовсе не из-за дурацких синяков, а из-за не вполне понятной ей моральной травмы), но всё это совсем не мешало выяснить, с каким противником схлестнулись её товарищи по проекту.
Лайтман покачал головой.
- Ух… Сочувствую. Да, вообще, Перим много досталось за последнее время, еще начиная с Волана II. И все это … тяжело.
А потом, услышав вопрос М'Коты, опять посмотрел на Акриту.
- Да, кто на вас напал?
- Один был огромный волосатый наусиканец, - усмехнулась Акрита. – и мистер Ракар одолел его почти в одиночку. Второй какой-то чешуйчатый, не знаю даже, кто, но точно отморозок. А что касается того, чтобы заглянуть в лазарет, то как мне все-таки кажется, будет правильно сначала вызвать по связи Тенека и спросить. Я тоже очень волнуюсь за Квинтилию, но понимаете, в такой ситуации… в общем, бывает сложно общаться, даже с друзьями, - она хотела добавить «особенно с друзьями», но не решилась, не знала, как это сказать так, чтобы они правильно поняли. – Он обязательно сообщит нам, когда будет можно прийти.
- Ой, Тенек – тот еще перестраховщик, дай ему шанс, он будет всех держать на карантине неделями, - усмехнулась Самрита. – Но конечно мы не будем ломиться в лазарет, если нас не пустят к пациенту, за кого ты нас принимаешь! Хотя я уверена, что поддержка и внимание помогут оправиться от шока, а Ракару просто будет приятно, что его навестили.
– Впервые слышу, чтобы кого-то навещали из-за разбитого носа, – пробормотала себе под нос М’Кота, имея в виду, разумеется, Ракара.
Артур широко улыбнулся, глядя на М'Коту.
- Да это просто дипломатия, М'Кота. Его скоро выпустят оттуда, если он легко отделался.
И снова серьезно посмотрел на Акриту:
- А как вообще произошло, что вы с ними столкнулись? Что им нужно было?
– Кстати да! – поддержала М’Кота. – Побить наусиканца – это круто, но вряд ли Ракар полез бы к нему просто так. Это же дипломатия, – съехидничала она под конец.
- Ромуланец никогда не полез бы первым, вся их тактика и стратегия международных отношений основана на провоцировании противника. Они всегда вступают вторыми, но он не стал бы … сам. Зачем ему? – недоуменно произнес Артур.
-Может, это была месть за то, что случилось на Променаде вчера? - предположил болианец, - Ну, помните, там тоже был инцидент с наусиканцем, и в тот раз Ракар его тоже побил.
-Или все из-за женщины, - шутливо вставил Тенма, - А что, очень обычная мужская причина. Вот только интересно, из-за которой из двух там присутствующих.
- Вулканец и ромуланец из за федеральных женщин? - усмехнулся Артур. - Это вряд ли.
- Я же говорю, эти бандиты каким-то образом проникли в нашу каюту, угрожали Квинтилии, рылись в ее вещах, искали и отбирали ценное. Разумеется, мы вступились за нее, - объяснила Акрита. – Уверена, что если она во что-то ввязалась, то это была ошибка, и ее туда затянули обманом. Может быть, из зависти и корыстных целей, ведь у нее такие перспективы и карьера в Академии. А мистер Ракар – доблестный ромуланец и настоящий друг. Кстати, Самрита, если ты думаешь, что Тенек станет перестраховываться и не пустит нас в лазарет, можно будет вызвать по связи Ракара и спросить, когда к ним удобно зайти. Думаю, он не особенно щепетильно относится к своим травмам. Для солдата они не впервой.
Самрита улыбнулась про себя тому, как андорианка говорила о Ракаре. Это было так трогательно и… и что-то еще. Неужели загадочный ромуланец вскружил голову наивной федеральной девочке? Вслух, конечно, она сказала другое:
- Лазарет находится прямо здесь, на Променаде, так что проблем прогуляться туда в перерыве не возникнет. Но я с трудом могу представить, во что могла ввязаться Квинтилия! Ты случайно ничего не слышала более подробно? – спросила она у Акриты.
Артур слушал Акриту со всем вниманием и хмурился. Какая-то банда проникала в каюты, переворачивала вещи, угрожала его товарищам. А он ничего не мог сделать сидя под арестом, никому не мог помочь. Что ж, сам виноват. Зато это смогут другие, которым он верит.
- Ромуланцы хорошие воины, Акрита, - сказал Артур. – Я рад, что вам удается наладить этот контакт. Я тоже пытался, с одним из них, ее тогда, в начале. Но Аномалия помешала, а потом и вовсе все пошло наперекосяк. Будет здорово, если мы построим взаимопонимание с этим народом. Я думаю, он тоже старается в этом направлении. В конце концов, мы все должны быть заодно. И в настоящий момент – нас может сплотить общий враг, как было тогда на войне, но вдруг найдется и что-то иное. Мне жаль, что Квинтилия пострадала. Они ведь арестованы? Надо постараться не дать им отмазаться, дать все свидетельские показания.
Андорианка поняла, что Лайтман вспомнил об их сегодняшнем – а кажется, что это было бесконечно давно – разговоре о доверии ромуланцу и взаимодействии, о контакте на почве общего дела и помощи друг другу. Но она не стала заговаривать об этом сейчас и просто благодарно посмотрела на однокурсника.
- Они арестованы, да, и я уверена, что суд докажет их вину, в конце концов, драку именно они затеяли и начали первыми, а мы хотели по-хорошему. Что же касается подробностей, - она обернулась к Самрите. – я, конечно, что-то слышала, но мне бы очень не хотелось сейчас об этом рассуждать, потому что точно не знаю и не понимаю, а неправильная интерпретация может привести к тому, что наши показания нанесут вред положению Перим. Да, ее каким-то образом втянули в незаконный, а вероятно, и противозаконный бизнес, но я не знаю точно, как и почему это произошло. И если сейчас буду строить догадки, то ей могут поставить в вину то, чего на самом деле не было… Давайте подождем результатов медицинского обследования и суда над бандитами? Мне кажется, как только ситуация прояснится, нам обо всем скажут – по крайней мере те факты, которые не навредят положению коллеги. Ей ведь и без того досталось. Понимаю, что хочется узнать, поучаствовать, помочь, но в данной ситуации я не уверена, что мое активное вмешательство по части собственного понимания подробностей - станет именно помощью, а не наоборот.
Пока Акрита говорила, дверь открылась, и в голокомнату вошёл куда более хмурый, чем раньше, Освальд и тут же направился прямо к их компании.
- Из Тенека клещами слова не вытянуть, - пробурчал он, недовольно глядя на Самриту. - Как и всегда, в общем-то. Я решил пока в СБ не ходить, будет ещё время после презентаций.
Самрита выразительно указала Освальду на Акриту, понадеявшись, что тот слышал всю ее речь и второй раз пересказывать не придется.
- Спасибо, что поделилась, - поблагодарила ее Баккер. – И ты совершенно права – не стоит никуда торопиться, я уверена, что ситуация под контролем. Но чем меньше между участниками проекта тайн и секретов, чем честнее мы друг с другом, тем лучше всем будет в итоге. В конце концов, все всё узнают. Но подожди… ты сказала что-то о медицинском обследовании? – Самрита нахмурилась. – Ты имеешь в виду обследовать ссадины Ракара и испуг Перим… или что-то еще?
Акрита кивнула подошедшему Освальду и обвела взглядом друзей. Тех, которые ей стали внезапно так близки, хотя еще утром были почти не знакомы.
- Нет никаких тайн и секретов, - улыбнувшись, но в то же время с полной серьезностью она обратилась к Самрите. – Конечно, все, что действительно является правдой, откроется и будет понято правильно, и именно поэтому мне не хочется сейчас озвучивать свои домыслы, догадки и предположения. А что касается обследования, то есть большая вероятность, что эти бандиты нанесли Квинтилии травму, которая не ограничивается испугом. Я не знаю, какую. И, наверное, сейчас еще никто не знает, поэтому нужно подождать.
- Ясно, - сказал Артур, хотя на самом деле неясного становилось все больше, о том что случилось с Квинтилией Перим. - Давайте тогда подождём немного, пока они не вернутся, а теперь может все-таки начать? А то нехорошо заставлять ждать Рроу.
- Да, так будет лучше, - кивнул Освальд, соглашаясь. - А после презентации можно и в лазарет будет сходить. Надеюсь, врачи всё закончат к тому моменту, и пациенты будут готовы поговорить.
__________
С Акритой, Артуром, Освальдом, М’Котой и другими кадетами
Offline  
07 10 2016, 09:14:00 #343
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Лазарет

До лазарета они дошли молча. Ракар сказал все что мог и сделал пока все, что мог, он сделал и сказал куда больше чем мог, и ему пришлось это сделать при Тенеке и новенькой андорианке, которой он пока не спешил верить. Он не знал, можно ли ей верить, но обстоятельства диктовали свои условия. В любом случае, разум ромуланского улана Тал Шиар решил, что просто нет другого выхода, и как он поверил Тенеку – можно поверить кому-то еще. Акрита в любом случае не производила пока негативного впечатления. А может быть, это решил не разум, а нечто другое.
Молчала и Квинтилия. Она была шокирована, осознавала крах собственного бытия, но Ракар знал, что она не совсем адекватно воспринимает сейчас реальность. Ничего, это пройдет. Может быть она не вспомнит потом его слов, но он надеялся, что они отложатся где-то на дальней части подкорки, и всплывут потом как знание. Если будет шанс, он повторит все, что сказал, еще раз. Если она не захочет говорить после – значит так тому и быть, главное чтобы она поняла.
Не доходя до лазарета пару шагов, он остановился и остановил ее.
 - Не бойся. Все будет хорошо, - тихо сказал ромуланец, коротко заглянув девушке в глаза.
А потом взял ее за руку чуть пониже плеча и шагнул к автоматическим дверям лазарета, которые открылись перед ними. Они переступили порог, и Ракар поискал глазами медиков.
-Мистер Ракар! - воскликнул первый увидевший его медик, это оказалась молодая баджорка с короткими медно-рыжими волосами, - Нам сообщили о вас, и мы как раз хотели вызвать вас снова… Пожалуйста, проходите скорее!
Ракар оглянулся назад в поисках Тенека, тоскливо заныло где-то глубоко. Тенек еще не догнал их. И он начал сомневаться, стоит ли сдавать Квинтилию этим врачам, или лучше дождаться вулканца, который свой. Свой вулканец… Как странно. Но Ракар отбросил эту мысль, как несущественную, он не будет думать об этом сейчас.
- Вообще-то, я привел мисс Перим, - сказал он, - но сейчас подойдет Тенек, и он ее посмотрит.
Ракар отпустил руку Квинтилии и неуверенно отступил на полшага назад.
- А мне просто надо умыться, не стоит беспокоиться, мэм.
Баджорка посмотрела на девушку. Она не выглядела побитой, скорее… просто какой-то отсутствующей. Но, конечно, проверить следовало все.
-У вас кровь, вы ранены, - мягко сказала медик, - Вы ведь оба из проекта “Альфа”? Давайте, пока мистер Тенек не подошел, мы хотя бы усадим вас обоих и начнем сканировать. Ведь как думаете, что он скажет, когда увидит, что мы зря теряем время вместо того, чтобы действовать немедленно? Это будет ужасно неэффективно, непрофессионально и безответственно, и он обязательно скажет нам с вами об этом. А зачем нам это?
От слова “сканировать” Квинтилия слегка вздрогнула.
- Верно, неэффективно, - согласился Ракар. А потом подумал, что старший медперсонал все равно будет иметь доступ к информации, и взял сзади Квинтилию за плечи.
- Куда её посадить?
Баджорка указала рукой вглубь лазарета, в сторону кушетки для обследования.
-Сейчас, я только возьму медицинский трикодер… И, поскольку вас двое, позову сестру Эвен.
Ракар согласно кивнул, и аккуратно повел Перим к указанной кушетке.
Дверь лазарета открылась, пропуская Тенека. Вулканец подошёл к Ракару и Квинтилии и не удержался от того, чтобы снова присмотреться к симптомам, всё явственнее проявлявшимися у девушки. Обследование ещё не начали, с некоторым нетерпением Тенек бросил взгляд на двери во внутренние помещения.
-Что здесь у нас? - раздался голос Эвен Оро, и секундой спустя она вышла к предполагаемым пациентам.
-Здравствуйте, мистер Тенек! - радостно поздоровалась с вулканцем вторая сопровождавшая Эвен баджорка помоложе, про которую стажер помнил, что ее зовут Тари Эйла. В руке она держала медицинский трикодер.
-Кадеты из вашего проекта, - заметила Эвен, - Полагаю, вы предпочтете заняться ими сами? Тари, будешь приносить все, что мистеру Тенеку понадобится.
Теперь это было дело мистера Тенека, и, Ракар, доведя Перим до указанного места, отступил назад, встал у Тенека за спиной. Было даже немного удивительно, как вулканцу доверял весь медсостав лазарета. А некоторые и вовсе были его рады видеть. Ромуланец обязательно с интересом последил бы за этим их внутренним федеральным процессом и отношениями, если бы не сложность ситуации, в которой он должен был придумать план. План не придумывался, потому что болела голова и не получалось сосредоточиться.
– Я бы хотел, чтобы вы занялись мистером Ракаром, пока мы с мисс Тари будем обследовать мисс Перим, – сказал Тенек, обращаясь к сестре Эвен.
-Что ж, мистер Ракар, садитесь, - Эвен Оро указала на вторую кушетку.
Давно воспитанные в ромуланце правила и установки вдруг начали пытаться брать над ним верх. Он боялся, что федераты теперь в лазарете сделают с ним что-нибудь, что угодно, внедрят следящее устройство, повлияют излучением, заставят его думать по-другому, наконец решат залезть в его карманы и пошарить там. Он посмотрел на баджорскую медсестру с плохо скрываемым страхом, но спустя несколько секунд промедления все же прошел туда, куда она указала. В любом другом обстоятельстве он бы не дался, но теперь за последнее время многое изменилось.
Тенек и сестра Тари тем временем начали обследование Квинтилии.
Тари без лишних слов показала Тенеку экран трикодера, на котором бежали строчки данных. Для диагноста они описывали человека, который не ел, не пил и не спал последние несколько дней.
-И посмотрите на сердечный ритм и активность мозга, - все-таки не выдержала Тари, - Они повышены. Это какой-то стимулянт?
Все это время Квинтилия продолжала безучастно сидеть на кушетке, слегка сгорбившись и обняв себя руками за плечи.
– Вероятнее всего, – сказал Тенек, подстраивая трикодер для определения содержания стимулирующих веществ в организме или продуктов их распада. – Служба безопасности конфисковала вещество, которое с высокой долей вероятности повинно в состоянии мисс Перим. Если они ещё не приносили его на анализ, запросите у них образец. Но сперва возьмите пробу крови.
Неизвестное вещество – вещь на редкость коварная, и Тенек не хотел пренебрегать даже теми проверками, которые частично дублировали друг друга.
-Да, нам приносили какие-то таблетки, мы запустили анализ, - cообщила Тари, - Мисс Перим, не могли бы вы дать вашу руку?
-Пожалуйста, не надо… - Квинтилия подняла умоляющий взгляд на Тенека, который в это время рассматривал показания трикодера, точнее отсутствие показаний при новых настройках. Очевидно, это вещество не определялось с помощью простого сканирования.
– Мисс Перим, – с Квинтилией Тенек разговаривал тем же приглушённым и смягчённым тоном, каким обращался к ней ещё в её каюте, – это необходимо. Нам нужно понять, какое вещество попало в ваш организм, чтобы найти противоядие.
Он намеренно избегал жёстких формулировок: сейчас степень вины мисс Перим в её собственным состоянии была далеко не самым насущным вопросом. Главное было избежать насильственных мер при диагностике и лечении – мер, которые при иных обстоятельствах могут усугубить состояние больного.
Сестра Тари, доставшая нужное оборудование во время слов Тенека, осторожно прикоснулась к правой руке Квинтилии, прижала к прибор к ее плечу, и маленькая пробирка заполнилась красной кровью.
Как только сестра Тари взяла пробу, Тенек поставил Квинтилии капельницу с физраствором, чтобы компенсировать истощение.
– Дайте ей немного жидкой пищи, – сказал вулканец, забирая пробу, чтобы запустить её анализ с максимально тонкой настройкой.
Помимо физического истощения была ещё и другая проблема – перевозбуждение нервной системы на фоне недостатка сна. Однако с этим было сложнее – пока не было установлено отравляющее вещество, существовала опасность, что оно вступит в фатальную реакцию с успокоительным.
-Прилягте, мисс Перим, вам так будет удобнее, - сестра Тари провела рукой по спине Квинтилии, помогая ей принять нужное положение, а затем обернулась на Тенека, и добавила уже для него:
- Анализ состава тех таблеток уже должен быть готов, вы увидите его на компьютерном терминале… ну, вы сами знаете.
__________________
Вместе с Тенеком, Квинтилией и медиками.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 10 2016, 10:25:03 #344
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Голокомнаты

 
По предварительным расчетам Толан, презентация Рроу должна была закончиться как раз к тому моменту, когда она дошла до голокомнат. Вообще-то кардассианка собралась навестить кадетов сразу после окончания слушания, чтобы сообщить важную новость об Уильямс, но ее задержало сообщение, пришедшее от руководства проекта «Альфа». Ее отчеты и запрос относительно участия Сатала уже были рассмотрены… что ж, теперь у нее появилось как минимум две новости, которые она должна была сообщить.
Однако, когда она оказалась в голокомнате, презентация еще была в полном разгаре, и женщина коротко кивнула Рроу, чтобы тот продолжал и не прерывался. Толан отошла в сторону, чтобы не мешать каитианцу рассказывать о своей планете, и сама бы с удовольствием погрузилась в его презентацию, если бы ее внимание не привлекло количество кадетов, присутствующих на ней. Женщина нахмурилась: их было очевидно меньше, чем должно было быть…
Дождавшись, когда вид саванны Каита сменится сеткой голокомнаты, Толан ступила в середину, привлекая внимания.
- Добрый вечер, - обратилась она к кадетам. – И благодарю мистера Рроу за интересную презентацию. К сожалению, у меня не было возможности посетить все ваши презентации, и сейчас я также пришла по другому вопросу. Я хотела бы сообщить вам новость – точнее, две новости, - которые касаются проекта.
Самрита переглянулась с Жантарин и шепнула:
- Неужели нас все же закроют?..
- Сегодня стало известно, что два участника покидают проект, - продолжила кардассианка. – Это мисс Уильямс и мистер Сатал. С настоящего момента они не являются участниками «Альфы». Кроме того, презентация мистера Сатала, которая должна была начаться сейчас, отменяется. Поэтому если есть желающие заменить его и начать свою презентацию сегодня, обратитесь к кадету Перим и… - Толан еще раз оглядела собравшихся и нахмурилась. Перим среди них не было. Неужели коммандер Мори решила сделать все ей назло и выдала девушке какое-то очередное задание, чтобы та пропустила задание проекта? – Кстати, кто мне может сказать, где она? А также мистер Тенек и улан Ракар, - Толан вычислила всех недостающих, и ей это очень не понравилось.
– Простите, это моё упущение, – призналась Утара, – столько всего случилось сразу... Мисс Перим, мистер Ракар и мистер Тенек в лазарете после инцидента с какими-то бандитами. В виде исключения, служба безопасности признательна за помощь в их изобличении и задержании, но вопросы к участникам проекта наверняка будут.
Двое арестованных были отчислены, Лайтман опустил голову. Нет, он не хотел быть третьим в этой печальной статистике и тенденции. Хотя, он понимал, до чего в итоге дошли те оба кадета, каждый по своему, и о том, что в некотором частном случае были совершенно бесполезны любые убеждения.
Координатор была не в курсе инцидента, который задержал презентации. Советник уже объясняла суть дела, и Артур подошел к ним ближе, чтобы узнать, вдруг есть что-то еще новое. Или... или собственную судьбу.
-Подождите! - воскликнул Брол Арко, выражая изумление кадетов, - Что значит - покидают проект? Их суды уже закончились, и… неблагополучно?
- Не совсем так, - покачала головой Толан. – Они больше не находятся под охраной, обвинения не были подтверждены, им ничего не грозит, однако они оба теперь не состоят в «Альфе». Не думаю, что сейчас я могу сказать больше. Что касается отсутствующих… - произнесла женщина подчеркнуто нейтрально, но в ее голосе таилось удивление, раздражение и недовольство. – Трое моих кадетов в лазарете, а я узнаю об этом только сейчас. Хорошо… Кто-нибудь хочет рассказать мне подробнее об этом инциденте, прежде чем я поговорю с медиками и службой безопасности? Что именно произошло, насколько серьезно они пострадали?
- Разрешите, мэм, - выступила вперед Акрита, коротко обернувшись на товарищей. Она испытывала определенную долю страха и ответственности перед координатором, но понимала, что будет лучше и правильнее рассказать сейчас, все равно потом придется – а может, не раз и не два. – Перед началом презентации я вызвала мисс Перим по связи, она не ответила, и мы с мистером Тенеком и мистером Ракаром пошли в мою каюту, где она находилась по данным компьютера. Там кроме нее оказались двое нарушителей порядка, которые, очевидно, занимались незаконным бизнесом и какими-то темными делами на станции, они угрожали мисс Перим, проявляя насилие, моральное и физическое… Мы пытались с ними говорить по-хорошему, но они затеяли драку, мне пришлось вызвать СБ. Сильных повреждений никто не получил, но некоторые ссадины и последствия всего этого потребовали помощи медиков.
Она оглянулась на товарищей, наверняка кто-нибудь захочет что-то добавить или снова вернуться к обсуждению. Кроме того, она поймала немного удивленный и встревоженный взгляд Рроу, который, готовясь к презентации, не участвовал в их разговоре перед началом. Собственно, Акрита была не против повторить то, что сказала уже ребятам, и понимала, что координатор все равно узнает даже то, чего она не говорила и не будет говорить сейчас.

Утара мысленно отругала себя: ведь решила же рассказать всё глинну Толан, как только они выйдут со слушания Энн, но слушание оказалось таким бурным, что все другие мысли вылетели у болианки из головы: все её мысли были заняты сложной ситуацией мисс Уильямс.
И вот теперь новые проблемы. Почему покинул проект Сатал? Рассказ мисс Акриты тоже добавил вопросов. Со слов Службы Безопасности недавний инцидент выглядел куда более благополучно.

С каждым словом Акриты Толан хмурилась все больше.
- Спасибо за рассказ, кадет, - кивнула она андорианке. – Значит, вы были свидетелем всего произошедшего?  Вам что-то известно о том, что эти люди хотели от кадета Перим? Ваши показания могут пригодиться службе безопасности, и я думаю, нам следует туда зайти. Хорошо, если сильных повреждений никто не получил, - женщина повторила слова Акриты, как бы успокаивая себя. – В любом случае, я зайду в лазарет в ближайшее время их проведать. Что-нибудь еще, что я должна знать? – она оглядела собравшихся вокруг нее.
Артур собирался спросить о новостях о себе самом, но внешние события были такими, что его проблемы отходили на второй план и меркли. В первую очередь конечно, следовало проведать пострадавших, узнать что случилось в самом деле и, наверное, чем-то утешить Перим. Из всех тех троих — ей наверняка утешение требовалось. Артур смотрел на координатора молча, у него не было ничего, что можно было прибавить.
- Да, я была свидетелем и, конечно, готова дать показания в любой момент, - ответила андорианка на вопросы Толан. Впрочем, на фразу «что эти люди хотели от кадета Перим», она сейчас отвечать не стала, воспользовавшись тем, что координатор заговорила о другом. Конечно, она скажет – ей лично и СБ, хотя необоснованных догадок тоже строить не будет.
М’Кота сжала кулаки, не зная на кого направить свою злость. Трое покинули проект после инцидента с Аномалией, двое – после Волана 2, ещё двое были отчислены сейчас… Как будто сама судьба то ли разваливает проект, то ли испытывает его на прочность. М’Кота не ждала никакого подвоха от сегодняшнего случая с бандитами, но то, что ещё трое вынужденно отсутствовали на задании проекта тоже падало в общую копилку проблем. Хотелось найти загадочного (и наверняка несуществующего) виновника всех бед и хорошенько встряхнуть за шиворот… глупые мысли! Зато другие мысли могли принести пользу. Может, она – М’Кота – и так себе в каких-то вещах, но слить проект без боя она не позволит.
– У меня готова презентация! – выпалила она. – И чтоб вы знали, именно Сатал помог мне её настроить. Не знаю, почему он отчислен, но тем, кто просил, он в помощи не отказывал. – Она перевела дыхание и закончила, уже более сдержанно: – Могу хоть сейчас её запустить, если нужно. И подменить Перим со списком. И отчитаться ей об изменениях, когда она вернётся. Годится? – она обвела взглядом кадетов.
- Замечательно, - Толан с легкой улыбкой взглянула на клингонку, оценивая ее пыл. - Тогда можете взять небольшую паузу и затем приступить к презентации. Полагаю, что все отсутствующие посмотрят ее, когда вернутся в строй. Что касается списка кадета Перим… Думаю, в нем найдется место для нашего нового участника? – она посмотрела на андорианку, а затем обратилась к ней самой, но уже тише: - Если вы хотите еще что-то рассказать мне перед тем, как мы отправимся в службу безопасности, можете воспользоваться перерывом и сделать это сейчас, - она кивнула в сторону двери.
– Я поставлю Акриту вместо себя на завтра, – сказала М’Кота и, бросив взгляд на андорианку спросила:
– Не возражаешь?
- Нет, конечно, не возражаю, - кивнула Акрита клингонке, посмотрев на нее с искренним восхищением. Затем подошла к глинну Толан. – Мэм, я готова пойти и рассказать СБ, когда скажете, можно и сейчас. А так… пока больше мне сказать нечего.
Да, она не была уверена, что в данный момент поступает правильно, и часть ее с закрадывающимся в сердце холодом думала о подрыве доверия между ней и координатором, той, на которой лежала ответственность и забота о них всех. Той, которой придется расхлебывать самые темные уголки этой истории… Но другой своей частью она помнила просящий и мягкий взгляд Ракара, которым он смотрел на Перим, и полные отчаяния, страха и надежды глаза самой Квинтилии, и… наверное, все рано или поздно откроется. Только пусть – не прямо сейчас.
-А небольшой перерыв - это сколько? - спросил Тар Мари, хитро глядя на кардассианку, - Может, лучше, пока отдохнуть побольше и подождать, когда наши вернутся из лазарета, чтобы на презентации были все? М’Коте же так будет приятнее, правда? Больше зрителей, больше интересных вопросов…

Лайтман обернулся к М'Коте и его несколько задел тот факт, что настроить ее презентацию она попросила не его. Что касалось остального – он понимал, что между ними есть определенные противоречия, преодолеть которые будет трудно. Но их очень хотелось обойти. И тогда он улыбнулся клингонской девушке и сказал:
- Здорово, очень хочется увидеть твою презентацию о Кроносе.

- Хорошо…. – медленно проговорила кардассианка, внимательно глядя на Акриту. – Раз так, я зайду за вами после презентации М’Коты, будьте готовы. Как следует подумайте, что вы будете говорить.
И затем, уже значительно громче, обратилась к остальным кадетам:
- Перерыв – это 15 минут, мистер Мари. Пострадавшие вернутся, как только будут в состоянии, я им передам, что вы скучаете. А сейчас я вынуждена снова вас покинуть, оставляю вас на попечении советника Рилл.
С этими словами Толан развернулась и направилась к выходу из голодека. Когда она спускалась на Променад, на втором уровне «Кварк’c» она увидела Энн Уильямс, сидящую за столом в одиночестве, уткнувшуюся в падд и сосредоточенно выводящую в нем какую-то информацию. Толан остановилась на мгновение, размышляя, стоит ли ей подойти к девушке, но затем покачала головой и направилась дальше в сторону лазарета.

___________
С Утарой и кадетами
« Последнее редактирование: 10 10 2016, 11:20:53 от Илама Толан »
Offline  
Страниц: 1 ... 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS