* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 01 2021, 05:16:35 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
01 09 2016, 18:01:13 #285
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


По дороге Самрита и Освальд взяли на себя роль гида, и пока кадеты наслаждались прогулкой по снежному полю, рассказывали им, что впереди их ждет еще один праздник, посвященный приходу весны.
- Как вы заметили, мы, земляне, очень любим весну. И праздники. Поэтому ее приход мы начинаем праздновать еще в конце зимы, - рассмеялась Баккер, - а в некоторых регионах зима не заканчивается очень долго.
- Поскольку эта традиция тоже берёт начало очень и очень давно, - вступил в объяснение Освальд, - наши предки верили, что теми действиями, которые вы вскоре увидите, они прогоняют затянувшуюся зиму и призывают весну.
- Будем жечь чучело? - спросил Артур, который кажется наконец узнал один из праздников своей Земли.
- Именно! - кивнул Освальд. - Сейчас наша очаровательная коллега всё расскажет.
- Немного истории, - с напускной серьезностью продолжила Самрита: - праздник проводов зимы носит название «Масленица» или еще примерно с десяток других названий и был распространен во всем северном и восточном регионе Европейского континента. Уходит корнями к древним верованиям и должен стимулировать плодородие… В общем, все как обычно. Куда интереснее его проведение. Поэтому всем вам мы предлагаем остаться с нами и проводить Масленицу. Если же кому-то холод доставляет сильный дискомфорт, то не переживайте, очень долго мы здесь не пробудем, а следующий праздник будет проходить в тепле!
Лошади остановились, и кадетам открылся вид на большое пространство, отведенное под народные гулянья, где их уже ждали голографические персонажи, различные постройки из снега и льда, а также деревянные палатки. В центре возводилось какое-то странное чучело из соломы и веток, которое пока было сложно идентифицировать.

- Проводить "Масленицу" это означает проведение или проводы? – спросил Ракар, который не понимал пока назначения этого действия.
- Отмечать праздник и провожать зиму, - улыбнулась Самрита. – Как я уже говорила, смена сезонов для нас много значит – ну или по крайней мере значила в древние времена. Вам нравится? – поинтересовалась землянка. Ромуланец был как всегда серьезен, и по его выражению лица сложно было понять, что он думает о происходящем. А еще он больше смотрел не на белоснежный пейзаж, а на одну девушку в их группе…
- То есть и то, и другое, - констатировал Ракар, посмотрев на Самриту, - да, мне нравится. Вон те постройки из снега и льда, это тоже часть вашего искусства? Они столь монументальны, но временны, ведь растают с приходом тепла ?
- Искусства, конечно, тоже… - протянула землянка, - но это в первую очередь развлечение. Хотите попробовать сами что-нибудь слепить? Я знаю, это звучит странно, но это обязательно понравится! Я сама жила в регионе без снега, но пару раз за зиму родители обязательно возили меня куда-нибудь на север или в горы!
Ракар оглянулся на группу кадетов.
- Я уже видел, как лепят "снежки", - ответил он землянке, - Но вы сказали, Самрита, что мы пробудем здесь не долго, потому что многие мерзнут. Вряд ли мы успеем слепить нечто грандиозное, но лично я бы с удовольствием осмотрел ледяные скульптуры. Знаете, что занимательно. Вы делаете их для развлечения, а потом они исчезают, растекаясь водой. Символично несколько. Я заметил что у землян многое символично.
-Я вот думаю, - сказал Брол Арко, наряженный в дутую стеганую куртку и меховые наушники, - А на Ромуле снег есть или ромуланцы предпочитают жить только на той части территории своей планеты, где климат теплый? У вас ведь тоже должны меняться сезоны, как и на Земле.
- Всё верно, мистер Арко, наши сезоны тоже меняются, - ответил Ракар болианцу, - у нас тоже есть снег, лед и зима, но мы не придаем такого значения этому, какое придают земляне. Мы не строим ледяных скульптур, которые погибнут с весной. И тот символизм, который я увидел здесь – я увидел впервые.
- Он свойственен не всем культурам, - пожала плечами Самрита. – Но именно это мы и хотим показать: их многообразие. А еще можно штурмовать снежную крепость, и кататься с ледяной горки, и танцевать хороводы… В общем, у вас есть двадцать минут, чтобы попробовать себя в зимних развлечениях и окончательно замерзнуть. Потом приходите сюда: мы с Освальдом больше не будем вас долго мучить! И еще у нас будет угощение, причем не фотонное, - подмигнула девушка.
-Так, подождите, - поднял руку болианец, - Земляне все это делают до сих пор, или это все-таки исторический праздник?
- Все праздники, которые мы показываем – исторические, - пояснила Самрита. – Но большинство из них в той или иной мере сохранились и сейчас: и как отдельные мероприятия или гуляния, и как реконструкции, и даже как голопрограммы. Но да, если ты будешь в северном полушарии Земли зимой, ты можешь застать что-нибудь подобное!
-Жаль, что про Ромул кое-кто не решился показать ничего столь исторического… - проворчал Брол.
- Какой временной период вас интересует? - с неким подобием улыбки Ракар воззрился на болианца, - наши традиции достаточно стабильны на протяжении большого числа столетий. Ничего не менялось давно.
- Сейчас всё это почти исключительно ради развлечения, - встрял в разговор Освальд. - Едва ли найдётся хоть кто-то на Земле, кто всерьёз подумает, что сжигание соломенного чучела может поспособствовать урожаю! Но зато многие любят лепить снеговиков и играть в снежки, особенно детвора. А кому-то просто нравится встречаться с друзьями на морозе и есть блины, а чучело - просто для антуража!
- О, кстати! - щёлкнул пальцами парень и указал рукой чуть в сторону. - Для тех, кто проголодался: традиционное масленичное блюдо - блины.
- Реплицированные, так что можете утолить голод, потому что перерыв еще будет не скоро, - добавила Самрита.
Обернувшиеся гости увидели, что из трубы на крыше самой большой из деревянных палаток валит дым, а у самого окна внутри палатки стояло несколько блюд с теми самыми блинами, о которых говорили земляне.
_______
И все гости
Offline  
01 09 2016, 19:03:39 #286
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Когда объявили о двадцати минутах свободного времени, Лайтман, который все это время провел в седле, удерживая лошадь на месте, обернулся к М'Коте и приглашающее кивнул:
- Ну что, на перегонки вокруг ледового городка до противоположной его оконечности?
М’Кота энергично кивнула. В её воображении скачка дополнялась ветром и вьюгой, но не стоило слишком уж придираться к исходным данным чужой программы.
Артур пригнулся ближе к шее коня, так было легче избегать ветра, поток, дувший навстречу – обтекал единую фигуру всадника и его лошади, и еще так было удобнее оглядываться назад. Он уже понял, что М'Кота была не новичком в деле ездовых животных, но сейчас, либо она давала ему фору, либо еще не достаточно приноровилась к быстрой езде на лошади, но дело было в том, что Артур обгонял.
На противоположной оконечности городка изо льда было еще несколько деревянных построек, а за ними было много снега и сугробов, лишь кое-где дорожки были расчищены, чтобы можно было гулять. Затормозив лошадь, Артур резко развернулся перед догонявшей его клингонкой и выпрыгнул из седла на землю.
М’Кота действительно допустила пару ошибок, на ходу изучая способности и нрав ездового зверя, но не слишком рассердилась – проигрыш только добавил ей азарта и бесшабашного веселья. Нельзя сказать, что чувство вины из-за Жантарин и сочувствие к ней ушли совсем – они не раз уже царапнули ей сердце на этой презентации, но освобождение от необходимости отталкивать Артура и топтать собственные чувства было таким сильным, что М’Кота не могла отказаться от радости быть собой, а после двух развесёлых эпизодов в презентации Освальда и Самриты её попросту понесло.
– Ты осмелился одержать верх надо мной, землянин! – воскликнула она с притворным гневом в голосе, соскакивая с лошади, – Моя месть будет страшна!
С этими словами она захватила пригоршню снега и вероломно сунула Артуру за шиворот.
Лайтман весело улыбался, М'Коте очевидно нравилась езда на лошади, и эта презентация Земли, она радовалась. И Артуру было невероятно приятно, что его общество ей тоже нравится.
- Ааа, эээ, что ты делаешь! - Артур и не подумал отстраняться от нее или сопротивляться запихиванию снега за шиворот, он смеялся, ощущая холодное и вместе с тем полностью отдаваясь азарту происходящего. Потом он отскочил, забираясь на сугроб и бросил в сторону М'Коты несколько пригоршней снега.
- Догоняй! Или наоборот убегай! Иначе я по любому закидаю тебя этим всем. Правда это весело?
– А я думала, ты слишком занудный, чтобы так веселиться, – подколола М’Кота, отвлекая его внимание обманным манёвром. Над головой у Артура очень кстати простирались ветви дерева, запорошённого снегом; изловчившись, девушка дёрнула за кончик ветки и отскочила назад, позволяя снежной «лавине» запорошить Лайтмана с ног до головы.
Лайтман вытер рукой лицо, тряхнул головой сбрасывая снег:
- Ха! Да ты просто плохо меня знаешь!
С этим словами он прихватил еще снега из сугроба и бросился на клингонку.
С демоническим смехом М’Кота бросилась бежать вокруг дерева.
- Ах вот ты как! – И Лайтман, прекратив кидаться снегом, бросился ее догонять. Ноги увязали в снегу, но он догнал девушку, схватил ее за куртку, потянул в сторону и повалил на снег. Не удержав равновесия, упал и сам, сверху и приподнялся на руках, что бы не зашибить ее. Они оказались лицом к лицу, повисла пауза, и в один миг Лайтман стал серьезным. Он смотрел в ее глаза, изучал мельчайшие черты лица. Ощутил как сердце забилось сильнее.
Глаза М’Коты потемнели, хотя губы всё ещё улыбались дерзкой дразнящей улыбкой. Казалось, ещё мгновение, и она либо атакует Артура очередным коварным манёвром, либо...
Он смотрел в ее глаза еще несколько секунд, затем, с бешено колотящимся сердцем Лайтман сделал усилие, приподнялся и перевалился на спину рядом, раскинул руки и посмотрел в серое зимнее небо.
- Знаешь М'Кота, вообще, в тех краях где я вырос – такое не часто. Но есть более северные области, где и правда такого много. И вот так можно лежать в снегу раскинув руки и смотреть в небо, дыша холодным воздухом, наслаждаясь тишиной и бесконечностью.
М’Кота не знала, какое чувство было сильнее – облегчение или разочарование. Или глупая радость от того, что они валяются на снегу и таращатся в небо. Она снова засмеялась и, взмахнув руками, подняла вокруг себя небольшую снежную бурю.
– На Кроносе такие тоже есть, – сказала она, переводя дыхание, – один суперконтинент почти от полюса до полюса... климат в центре резко-континентальный... как наш характер!..
Артур сел на снегу и развернулся к М'Коте. Он уже успокоил дыхание после этого бега и взаимного закидывания снегом, и еще – после совсем другого чувства.  Теперь он четко осознавал, каким усилием воли удержался от поцелуя несколько минут тому назад. Было не время. Клингонские традиции подразумевали нечто иное. Он выучил их, и собирался следовать им шаг за шагом, в том порядке, как у них было принято.
- Как клингонский характер, - эхом повторил он ее слова, оставаясь совершенно серьезным.
- Ну что, пойдем к остальным? Не обязательно скакать, лошадей можно вести в поводу за уздечку. Давай просто прогуляемся?
– У них есть горячая еда! – оживилась М’Кота. – Пойдём! – Она бросила взгляд в сторону «ледяного городка» и добавила: – Большинство еду игнорирует, значит, точно не успели всё слопать.
______________
C М'Котой
Offline  
01 09 2016, 21:20:05 #287
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Впрочем, не все были настолько серьезны, чтобы стоять возле экскурсоводов и впитывать информацию. Как только Самрита объявила о двадцати минутах свободного освоения окрестностей, новенькая андорианка уверенно направилась к ледяной крепости – самому внушительному сооружению на поляне. Она один раз обернулась на товарищей, подумала позвать их, но потом решила, что захотят – присоединятся.
Легко взбежав по вырубленным во льду ступеням, она скользнула по карнизу, цепляясь за детали хрустальных украшений стены. Все это было так знакомо! Когда она в четыре года оказалась впервые на Андории и прожила там полтора года, они со сверстниками провели много времени, исследуя лабиринты тоннелей, блуждая там, "спасая" друг друга в своих детских приключенческих играх.
Акрита пробралась в башню крепостной стены и приникла к небольшому окошку. Отсюда было видно всю поляну. Обернувшись, она увидела слева от себя большую гору снега и мгновенно поняла, что к чему. Взяв в ладоши пригоршню, она обдала его теплым дыханием, чтобы лучше лепилось, крепко сжала, сформировав плотный комок, прицелилась и запустила через окошко в стоявших внизу. Разумеется, не попала – это ведь совсем не то что кидаться краской с двух шагов! Не прерывая процесса и пользуясь тем, что маленькое отверстие позволяло ей самой оставаться невидимой снизу, Акрита принялась пуляться по всем доступным азимутам.
- Вижу профессионала в деле!  - раздался рядом чуть запыхавшийся голос, а затем в башню забралась и его обладательница – Самрита Баккер. Она уже стащила шапку, и теперь ее убранные в «хвостики» черные волосы были покрыты подтаявшим снегом, а на куртке красовалось несколько следов от встречных снежков. – Мне кажется, или твоя соседка скучает? – она указала в сторону Квинтилии, которую всеобщее зимнее веселье не захватило. – По-моему, это просто недопустимо!
- О, ты уже перешла от теории к практике! – весело откликнулась Акрита. – Думаешь, что сможешь прицелиться с такого расстояния настолько, чтобы вывести ее из глубокой задумчивости о собственной роли в судьбе Вселенной? - андорианка заговорщицки подмигнула экскурсоводу.
- Как не узнать, если не попробовать! – вскинула брови землянка и в подтверждение своих слов начала формировать снежок, поглядывая на Акриту из-под ресниц.
- Впрочем, она представляет из себя отличную неподвижную мишень! С другой стороны, один раз я уже ненароком завалила ромуланца, и если так дальше пойдет в первый же день моего участия в проекте… - Акрита, конечно, шутила, трагично опустив глаза.
Самрита закатила глаза:
- Ну же, где твой боевой андорианский дух!
Сама она закончила лепить снежок и, прицелившись, запустила его в сторону Квинтилии, попав, правда, лишь по касательной и слегка задев рукав.
- Какое меткое попадание! – восхищенно воскликнула Акрита. – Мой боевой дух однозначно поддерживает!
У нее тоже уже был заготовлен снаряд, и, не дожидаясь момента, когда трилл сообразит, что к чему, андорианка размахнулась и отправила его в том же направлении. Но, увы, торопливость оказала ей не лучшую службу, и получился явный перелет – просвистев над головой Квинтилии, снежок угодил в ботинок стоявшего в пятнадцати шагах за ней Ракара.
- Да что ж такое, честное слово, я не специально! - рассмеялась Акрита, прячась м за стену…
Когда снежок Самриты чиркнул по рукаву теплой куртки девушки-трилла, она инстинктивно развернулась на месте, пытаясь определить, откуда исходит угроза. В этот момент над ее головой просвистел еще один снежный снаряд, брошенный андорианкой. Квинтилия с удивлением проследила его территорию от ног Ракара до окошка в башне ледяной крепости.
-Что это значит? - возмутилась Квинтилия, - Немедленно прекратите!
Ракар почувствовал удар по ботинку и поднял голову, оценивая обстановку. Он видел, как оттуда попали сначала в Квинтилию, а потом в него. Изначально он не намеревался в том участвовать, заинтересовавшись ледовой архитектурой, но потом подумал "почему бы и нет". Он быстро оглянулся вокруг, как полководец на поле битвы, выстраивающий план атаки и штурма. Поднял снежок, в него попавший, скрепил его снова, потому что тот успел развалиться и метнул в окошко, из которого по нему стреляли. А затем быстро переместился под укрытие ближайшего сугроба. Скинул с себя теплую куртку, разложил ее на земле и принялся лепить и складывать на куртку снежки.
- Это традиционное развлечение землян, как я понимаю, - крикнул он в ответ Квинтилии, - так почему нам не поучаствовать! Присоединяйтесь, эй, Квинтилия, Тенек, Брол, давайте выбьем их из их башни!
Тенек оторвался от своих мыслей (он как раз думал о символике тающих скульптур, упомянутой Ракаром, и её глубоком смысле) и на мгновение ощутил растерянность и неловкость: с одной стороны примитивный тактический симулятор был несомненно эффективен для тренировки навыков земных детей, с другой – он был уже не по возрасту взрослым участникам проекта. В то же время полностью взрослый менталитет, несомненно, не только создавал почву для взаимопонимания, но и формировал культурные барьеры, и возможно, в возвращении к вещам простым и понятным для любой расы содержался не менее глубокий смысл, чем в идее ускользающего совершенства.
– В этой тактической симуляции за нами численное преимущество, – заметил вулканец, окидывая взглядом поле боя и опускаясь на одно колено, чтобы стать менее удобной мишенью, – однако условный противник владеет преимуществом позиции. Полагаю, атака в лоб будет нецелесообразной.
Самрита перекинулась заговорщицким взглядом с Акритой и быстро потянулась за следующим комком снега.
- В общем-то, проект примерно об этом. Взаимодействие, работа в команде, вот это все, - проговорила землянка, с азартом заготавливая несколько снежков. И с усмешкой добавила: - Ну, примерно. Но если тебе удастся заставить Квинтилию поучаствовать, считай, что ты добилась грандиозных успехов.
Следующий снежок Самриты полетел в ромуланца, причем на сей раз попал более точно.
- А если она не хочет? – спросила Акрита, тем не менее формируя снежки уже отработанным движением. – Может быть, мы им мешаем наслаждаться красотой природы?
Землянка удивленно приподняла брови.
- У нее всегда есть шанс отказаться, - пожала она плечами. – Просто это скучно.
Тем временем на земле девушка-трилл с разочарованием посмотрела на вулканца.
-И вы туда же? Что до меня, то я в эти детские агрессивные игры не играю. Земляне все-таки странные.
Презрительно сморщив нос, она направилась под укрытие одной из деревянных палаток.
– Форма симуляции несущественна, – проинформировал трилла вулканец и закончил, обращаясь уже больше к остальным:
– Принципы взаимодействия не зависят от формы. Я предлагаю основным силам вести отвлекающий обстрел позиций условного противника, в то время как один член группы совершит обходной манёвр.

___________________
и другие участники проекта "Альфа"
« Последнее редактирование: 01 09 2016, 21:23:01 от Акрита ш’Лечир »

смешная девочка с маяка (с)
Offline  
01 09 2016, 21:26:01 #288
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Ромуланец очень быстро лепил снежки, и складывал их на куртку. Он проследил за уходом Квинтилии с явным выражением печали на лице. Не смог скрыть. Обернувшись к Тенеку произнес:
- Да вы, мистер Тенек, такое ощущение, что просто прочитали мои мысли.
С этими словами Ракар скинул с себя китель, оставшись в одной черной водолазке, и расстелил его за земле тоже, перекинув на него несколько снежков.
- Итак, вы ведете заградительный огонь, чтобы они не могли высунуться из своих амбразур. А я тем временем подберусь ко входу башни, взберусь наверх. И устрою им там снежно-ледовое побоище! И нам нужно больше снарядов, больше!
Удовлетворившись количеством снежков на кителе, Ракар, пригибаясь потащил его по земле к ступенькам, ведущим внутрь ледяной крепости, крикнул Тенеку:
- Начали!
Тенек одним взглядом оценил боезапас и приступил к обстрелу. Почти сразу же к нему присоединились Брол и Тар Мари. Баджорец Крим Анжар какое-то время колебался, подсчитывая количество защитников крепости и нападающих, а затем сделал свой выбор и бросился на помощь Акрите и Самрите.
Освальд был невероятно доволен произведённым эффектом: гостям нравилось, а это значит, что полночи без сна и утро не были потрачены впустую. Решив тоже внести свой вклад в общее веселье, он, однако, отошёл в сторону и стал лепить снежки, не принимая, однако, пока участия в "боевых действиях".
Акрита была тоже вполне довольна. Хотя теоретически они с напарницей могли разделиться – один лепит, другой кидает, но по факту и то, и другое делать хотелось обеим, да и целая куча снега лежала совсем рядом. Украдкой выглядывая из окошка, андорианка наблюдала за перемещениями внизу и отметила исчезновение из поля видимости ромуланца.
- Кажется, к нам кто-то пробирается с тыла! – выдохнула она, залепляя очередной снежок в направлении Тенека и его команды.
- С ними вулканец, это нечестно! – сквозь смех проговорила Самрита, только и успевая лепить и бросать снежки – иногда практически не глядя. – Анжар, помогай! – закричала она, увидев направившегося к ним баджорца, и, отвлекшись на это, получила большим снежным комком прямо в капюшон куртки. – Акрита, защищай позиции, Федерация так просто не сдается! - это уже относилось к приближающемуся ромуланцу.
Ракар заметил приближающегося со стороны спины баджорца. Но он успел еще бросить взгляд в сторону Квинтилии, которая беседовала с Энн. На самом деле, сейчас, там наверху он отомстит за попадание к Перим. Минимум по 7 попаданий за одно. Так будет честно. Это всего лишь игра, шутка, развлечение. Но он в порядке шутки, развлечения, игры – отомстит за Перим. Прислонившись к стене изо льда, чтобы его было не достать из окон, он швырнул один снежок в бегущего баджорца, затем подхватил китель за углы, чтобы не выпали снаряды и бегом бросился по ледяной лестнице вверх. Достигнув того места, где стояли Самрита и Акрита, он бросил на землю китель, и время от времени высовываясь из за стенки, принялся прицельно кидать снежки, принесенные с собой.
- Заметьте, не я это начал, - с добрым и веселым оттенком крикнул Ракар своим противникам-федератам, одновременно считая попадания: 1 в Акриту, 1 в Самриту, 2, 3. И вниз по лестнице, предупреждая баджорца, собирающегося подниматься вверх.
Андорианка, понявшая уже, что со стороны Тенека и его помощников снежков летит больше, чем они с Самритой могут кидать в ответ, бросила эту бесполезную затею и переключилась на обстрел тех, кто уже вовсю брал крепость штурмом – ромуланец почти ворвался в башню, следом за ним Крим… Конечно, она не успела подумать, что кто-то из них мог спешить им на помощь, они ведь первыми начали обстреливать всех, кто внизу. Ну, это же всего лишь игра, хотя и тут Федерация не сдается!
Акрита отбросила в сторону куртку, шапку, рукавицы – так разворачиваться оказалось намного легче – и, обхватив руками оставшуюся часть горы снега, чуть больше полуметра высотой, двинула ее в направлении Ракара. Снег по льду скользил неплохо, уже через мгновение, игнорируя ударяющиеся в нее ромуланские снаряды, андорианка сделала последний рывок, подмяв снежным комом и китель Ракара, и его самого, и себя… Зацепившись за что-то ногой, вероятно, за тот самый китель, она кубарем покатилась по лестнице вниз вместе, увлекая туда же тучу снежной пыли и ромуланца.
Не ожидая такого самоубийственного тарана со стороны новенькой федератки, Ракар успел бросить еще пару снежков в Самриту, а затем вместе с Акритой сверзился вниз по ледяной лестнице. Все это было конечно, интересно, но травмирование федератов в его планы категорически не входило, все что он успел сделать, это защитить руками голову андорианки, которую она вполне могла проломить от удара о лед. О том, что здесь включены протоколы безопасности он и не вспомнил. В ромуланских тренировочных программах никогда не было никаких протоколов безопасности.
Когда они докатились с Акритой до низу и вывалились наружу из ледяной крепости, Ракар, отфыркиваясь от снега и вспоминая как его собственные ребра пересчитали все ступеньки этой лестницы, встал на ноги, рывком поднял Акриту, поставив ее на ноги тоже, мельком осмотрел, спросил: - Цела?
И снова рванулся наверх по лестнице.
- Вполне цела, и признаю вашу победу! – крикнула она вслед ромуланцу, краем глаза увидев сквозь снег, как приближается к подножию крепости основная «армия» в лице Тенека, Брола и Тара.
Освальд скатал уже полтора десятка снежков и аккуратно разложил их рядом с собой. "Гарнизон" ледяной крепости был почти разгромлен, а Освальду не нравилось, когда сильные обижают слабых, поэтому он, прокричав: "Кавалерия прибыла!" - прицелился и очень быстро запустил по снежку в каждого из осаждающих.
Акрита обернулась на голос, однако, так и не поняла, кто эта упомянутая кавалерия.
На самом деле, ей сейчас уже не важна была победа – то, что переполняло ее, казалось намного важнее. Да, она не знала истинных мотивов всех ввязавшихся в этот снежный праздник: сурового ромуланца, серьезного и невозмутимого вулканца и представителей других таких разных рас, не знала их отношения ко всему этому – но она слышала, что голос Ракара был добрым, что Самрита смеялась там наверху, и совершенно непостижимым образом шутливая перестрелка привела к веселью и радости, а не к обидам и ссорам. И для нее лично – это было бесценной, настоящей победой. Отряхиваясь и отфыркиваясь от снега, она только сейчас почувствовала, что все же ушибла левую антенну в процессе экстремального спуска, отчего теперь окружающая действительность «мигала», становясь то цветной, то черно-белой. Ничего, это быстро пойдет.
- Спасибо, Освальд! – с нескрываемым счастьем крикнула она землянину, который уже оказался рядом. – Спасибо вам с Самритой за такой прекрасный мир!
- Обращайся! - весело ответил землянин и подмигнул коллеге.
– Никто не пострадал? – спросил вулканец, подходя к крепости.
Протокол безопасности защищал от многих вещей, но если голографическая действительность не могла ушибить или ранить гостей программы, то сами себя ранить или ушибить они всё-таки могли.
Ромуланец подобрал свой китель, валявшийся на лестнице и спустился вниз ко всем остальным. Он одевался и одновременно смотрел в сторону, где стояла Квинтилия с еще тремя кадетами. Все трое ели, Квинтилия же стояла просто так. Ромуланец понял, что давно не видел как она ест. На фуршете этого факта тоже замечено не было. Понимание происходящего с ней приходило постепенно.
- Я в порядке, - ответил ромуланец вулканцу, совершенно отстраненно.
– Мисс Акрита? – вопросительно обратился вулканец к андорианке.
- Я тоже, - с сияющей улыбкой ответила та.
Тенек удовлетворённо кивнул: было похоже, что штурм обошёлся без происшествий.
_____________
и прочие кадеты


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
02 09 2016, 09:52:16 #289
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Энн наблюдала на всем происходящим со скучающим выражением лица. Но от угощения она все же не отказалась, и сейчас сидела на перилах деревянного домика с горячим блином в руках, лениво переводя взгляд с «крепости» на оставшихся внизу.
- Что, не заинтересовало? – хмыкнула она, обращаясь к Квинтилии, которая тоже решила укрыться от снежных снарядов в убежище. – Думаю, кое-кто в это только ради тебя и ввязался. А я не люблю снег, - зачем-то добавила Уильямс.
Квинтилия оглянулась. В этот момент Ракар скинул с себя китель и, набросав на него несколько снежков, нагибаясь потащил к ледяной крепости.
-Я просто не понимаю, - призналась Перим, - За эту презентацию уже второй раз надо чем-то кидаться друг в друга, тут упомянали рабство и человеческие жертвоприношения. Вот это… - она кивнула на чучело из соломы и веток, - ведь будут сжигать. Похоже, что раньше это был живой человек и это был очень жестокий обычай. Что именно мы должны понять о землянах из такого контекста?
- Наверное, они думают, что это весело, - пожала плечами Энн. Веселья в ее голосе особо не чувствовалось. – С другой стороны, если бы они начали рассказывать об истории Земли, я бы тут загнулась со скуки. По крайней мере это, - она указала на блин в руках, - вполне съедобно. Не хочешь попробовать?
-Мучное и сладкое - вредно для фигуры, - автоматически отказалась Квинтилия, - Дело не в истории Земли… - задумчиво продолжила она, - Дело в каких-то вещах, которые определяют эту расу. Может это быть агрессия? Никогда так не думала о землянах, но теперь почему-то мне начинает так казаться. Твои родственники на Волане II тоже… нет, не важно, извини.
- Я не землянка! – обиженно проговорила Энн. Впрочем, она произносила эту фразу так часто, что сейчас она вылетела практически на автомате. – Скажи еще Ракару, что он вулканец. А что, они тоже когда-то жили на одной планете… И что там с моими родственниками? – нахмурилась девушка. – Давай уж, говори, раз начала!
-Они тоже были достаточно… агрессивными, - тихо сказала Квинтилия, отводя взгляд в сторону, - С винтовками и прочим. Особенно некоторые с твоей планеты. Я читала отчеты, а вчера, наконец, пришел запоздалый от энсина Сомерса, и в нем был про некого человека по имени Вихо и ужасные вещи, которые он делал.
Энн промолчала, глядя в сторону снежной битвы, но не концентрируясь на происходящем.
- Наверное, все так. И Вихо… нельзя назвать самым приятным человеком, - она закусила губу, вспоминая о новостях с планеты. Там было что-то про «людей Вихо», и это не вселяло надежды. – Но агрессивные люди есть везде. И на Волане II, и на Земле, и, я уверена, у вас на Трилле. Да даже на Вулкане, хотя они там вообще роботы. Ты не можешь обвинять в жестокости нас – все гуманоиды могут быть жестоки. А могут и не быть!
-Могут быть… - легко и без особого интереса согласилась Квинтилия, - Поэтому мне было интересно, что есть в землянах такого, что нет больше ни у кого.
- Неужели ничего, кроме жестокости и агрессии? – с наигранным удивлением поинтересовалась Энн. – Как-то же они стали одной из главных сил Федерации!
-Это я и хотела узнать, - ответила Квинтилия, - Ты можешь говорить, что ты не землянка по месту жительства, но по крови ты все равно ею остаешься. Так что ты могла бы знать ответ...
В деревянный домик, где жарились блины, Артур и М'Кота зашли, привязав своих лошадей снаружи. Артур поставил перед клингонской девушкой тарелку, полную горкой сложенных горячих и аппетитных реплицированных блинов и в этот момент услышал разговор Перим и Уильямс. Он обернулся, когда вопрос, заданный Квинтилией заинтересовал его до крайности.
- Перим, если не будет неуместным мое вмешательство в вашу беседу, хочешь я расскажу?
- Я надеюсь, что уже скоро жителей ДМЗ перестанут ассоциировать с Землей, - честно призналась Уильямс. - Через сто, может двести лет… Но пока у нас еще слишком много от землян. Но нет, это не жестокость – земляне не такие агрессивные, как клингоны или кардассианцы. У нас нет симбионтов, как у вас, или эмпатии, как у бетазоидов, но мы очень любопытны. По крайней мере, только я так могу объяснить, что в свои самые черные страницы истории земляне вообще вышли в варп. Меня это всегда удивляло…  О, Артур! Ты же землянин, вот и ответь!
-Попробуй, - согласилась Перим.
- Я услышал небольшой ваш отрывок. Так вот, частично я это уже рассказывал на своей презентации, но не до конца, видимо. Земляне – многогранны. У нас сложная, трудная и местами очень жестокая история. Но среди всех этих веков тьмы всегда были те, кто шел к свету, всегда были те, кто двигал вперед человечество и своим примером отстаивал понятие "человечности". Земляне хрупкие физически существа, мы не обладаем ни одним преимуществом, ни телепатией, ни вулканской силой, ни двойным набором органов, как у клингонов, но у нас есть стремление и надежда. Неукротимая жажда познания и стремление к совершенствованию. Мы не можем жить в стагнации и застое, мы всегда идем туда, куда не ступала нога человека, до нас. Мы познаем Вселенную вовне и внутри нас, стараясь постичь новые возможности сущего. В нас есть то, что побуждает искать мира и объединения, со всеми кого бы мы ни встретили. Мы не совершенны вместе со всем этим, но процесс совершенствования не имеет конечной точки. Также, как не имеет конечной точки безграничная Вселенная вокруг нас.
Уильямс скептически оглядела Артура и протяжно вздохнула.
- Наверное, даже хорошо, что я не делаю презентацию о землянах, - подвела итог она.
-Разве не каждая раса делает то же? - с иронией в голосе спросила Перим.
- А еще земляне считают себя особенными, - громким шепотом проговорила Энн, будто открывая великую тайну. - …Как и все другие расы!
- А я никогда не говорил, что мы самые особенные, или лучшие. Мы – одни из многих, обитающих в безграничном космосе. Но мы действительно способны преодолеть все предрассудки и различия между нами всеми, мы способны оценить по достоинству и понять каждого, кого встречаем на пути. Мы просто люди среди звезд, способные на свершения, достижения, не только благодаря чему то, но в большей части – вопреки. Мы просто никогда не сдаемся.
Энн покачала головой – скорее каким-то своим мыслям, а не словам Артура, - и вновь уставилась вдаль: там снежная битва как раз подходила к концу. 
– Наверное, поэтому мы с вами в конце концов и заключили союз, – задумчиво заметила М’Кота, не забывая, впрочем, за философской беседой наслаждаться горячей пищей. – Я имею в виду с Федерацией, не исключительно с землянами. Когда противник проявляет отвагу, благородство и стойкость, это восхищает и заставляет задуматься о других отношениях, построенных не только на соперничестве.
-Это все хорошие вещи, - скептически ответила Артуру трилл, - Но разве они не относятся ко всем? Клингоны ведь тоже никогда не сдаются? И как-то оценивают каждого? И тоже что-то делают благодаря, а что-то вопреки.

_________________
С Энн и Артуром
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
02 09 2016, 09:53:07 #290
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение

Артур задумался.
- Может, знаешь вот еще что, мне кажется в нас есть все характерные особенности, присущие другим. И рассудительная логика, и кое-что похожее на клингонов – честь, и какая-то доля агрессии, в нас есть даже ромуланская паранойя некоторыми местами, и способность к эмпатии даже без бетазоидных органов этих чувств. Я когда-то думал, что мы соединяем в себе все качества, присущие разным народам.
– А может быть, ваша характерная черта в том, что вы попросту в каждой бочке затычка? – невинно дополнила его возвышенную речь М’Кота. – По-моему, это самая заметная черта землян!
-И как это сочетается с твоим заявлением что “вы не самые особые и не самые лучшие”? - поддела Артура Квинтилия, - Или это как в вашей земной пословице: “Подмастерье всех ремёсел, мастер ни одного”?
- Не все считают, что земляне - лучшие, - передернула плечами Энн. – Может быть, мы действительно, как выразилась М’Кота, «в каждой бочке затычка». А вообще не очень-то честно сравнивать короткую историю землян со столетними путешествиями в космосе других рас. Земляне вышли в варп совсем недавно, а уже многого достигли.
Лайтман рассмеялся, глядя на М'Коту. Ей похоже нравилась земная, хоть и реплицированная еда.
- Ну прямо так уж и в каждой.. Хотя, что-то в этом есть.
И Квинтилии:
- А вот именно так и сочетается, во всей своей противоречивости и в нашей способности соединить в себе все эти противоречия и достичь с ними гармонии.
- Уж прям – гармонии, - фыркнула Энн, спрыгивая с перил. Этот разговор ей не очень нравился.
-Но если ты считаешь, что вы сочетаете в себе качества всех, да еще и делаете это так виртуозно, то ты как раз и говоришь, что считаешь вас лучшими, - упрямо возразила Перим, - Как-то это не очень политкорректно.
- Перим, - серьезно сказал Лайтман, - не считаю. Потому что, включая достоинства, я вовсе не отрицаю массу наших недостатков. Бывают моменты, когда мне кажется, что на самом деле мы не эволюционировали в моральном плане, так как хотелось бы считать. Бывают моменты разочарования и понимания отсутствия настоящей человечности. Всякое бывает. Так что я никогда не идеализировал человека, просто принимая всё как есть. Пожалуйста, не додумывай сверх сказанного.
-Но это ведь простая математика, - поморщилась Перим, - Вот ты берешь все хорошее, что есть у других, складываешь, и сумма всегда больше любого хорошего одной расы. Впрочем, я не думаю, что земляне действительно сочетают в себе все качества других. Может, в каких-то зачатках, но никак не в полной мере. А честь, гордость, сочувствие, паранойя есть и у триллов.
«Особенно паранойя» – подумала М’Кота, вспомнив утренний разговор с Квинтилией и её уверенность в том, что всякий встречный хочет над ней посмеяться или обидеть её. Снова царапнуло непрошенное чувство вины: что за напасть? – какую девушку из проекта не возьми, со всеми не получается нормального общения, даже с Самритой, с которой на первый взгляд всё ещё довольно неплохо. Неужели у остальных народов женщины настолько отличаются от мужчин?
- Ты права, Перим, - задумчиво улыбнулся Артур, - конечно не в полной мере, а в измененной форме и с индивидуальными особенностями. Не полная сумма, а частичная. Как множество, состоящее из пересечений всех множеств, а не из суммы их. И вот еще что, если уж быть откровенным до конца. Есть две крайние цитаты из нашего прошлого, две крайние характеристики, о которых я никогда не забывал. Первая: " Человечество – это зарвавшиеся обезьяны. И если есть где-то в космосе мировой разум, то он должен с отвращением и брезгливостью смотреть на нас". И вторая: "Я верю в человека и человечество, в его лучшее будущее. Пока человек в пути, есть у него надежда". Мы прошли долгий путь от первого ко второму, никогда не забывая о том, что могло бы с нами стать, если бы мы действительно стали зарвавшимися обезьянами. Мы действительно состоим из суммы множества противоречий, иногда сбиваясь с пути, но всегда снова возвращаясь на единственно верный путь.
- И все же это вас… то есть нас, - нехотя поправилась Энн, - ничем не отличает от остальных. Ты хочешь сказать, что кто-то из этих противоположностей не состоит? А уж этот «верный путь»… - она закатила глаза.
– А может быть, со стороны виднее? – сказала М’Кота. – Я, вообще-то, почти совсем не шутила. Нет, я вовсе не думаю, что земляне исполняют роль третейского судьи лучше других: ваша же Федерация показала, что хорошим дипломатом может быть и землянин, и вулканец, и трилл… Но именно склонность к политическому посредничеству у землян выражена почти так же сильно, как у ференги – склонность к посредничеству в денежных делах. Вам до всех и до всего есть дело, и именно это я назвала бы вашей главной чертой.
- Ну спасибо, сравнила с ференги, - проворчала Энн. – Я же уже говорила, что земляне в космосе совсем недавно, в отличие от тех же триллов или вулканцев. Прогресс землян за последние несколько сотен лет шел намного быстрее по сравнению с другими расами. Почему бы тогда не придумать нам такую особенность, что мы быстро адаптируемся и развиваемся? Если очень хочется сделать землян такими особенными!
– Слышала бы тебя Хена! – упрекнула Энн М’Кота. – Я же говорила о склонности к посредничеству, а не к стяжательству. Что касается развития, на той же Земле, как я слышала, есть диаспоры, которые игнорируют технический прогресс и живут в первобытных условиях. Да и целые колонии подобного типа тоже есть.
Энн поморщилась, как от зубной боли, и несколько удивленно посмотрела на клингонку.
- Тебе, конечно, лучше знать…

_________________
С Энн, Артуром и М'Котой


Ex Astris, Scientia
Offline  
19 09 2016, 10:15:20 #291
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Тем временем остальные кадеты стали собираться на центральной площади вокруг Самриты Баккер, которая начала что-то рассказывать. Увидев, что четверых не хватает, она помахала им, подзывая к группе.
«Ну, вот, и здесь я, кажется, сказала что-то не то», – подумала М’Кота, встретив недовольный взгляд Энн Уильямс. А что именно не то? Ей казалось земляне гордятся тем, что сумели примирить три враждующие расы и положить начало Федерации, разве они стали бы это делать, если бы им не было, как говорится, «больше всех надо»? Нет, определённо, женский менталитет у большинства народов Федерации находился в глубоком противоречии с женским менталитетом у клингонов. Как они понимают собственных женщин, как находят с ними общий язык, если так сильно от них отличаются? – спросила себя М’Кота, подразумевая на этот раз, разумеется, федеральных мужчин. Чуть нахмурившись, клингонка встала со своего места и не спеша направилась к основной группе.
Артур не стал вмешиваться дальше в спор девушек, оставив без комментариев их слова. Когда свободное время в этой локации презентации Освальда и Самриты закончилось, он последовал за клингонкой к месту общего сбора и сказал на ходу:
- А знаешь, ты тоже права, нам землянам обычно не все равно до того, что происходит вокруг. Но опять же и в этом нет уникальности, потому что даже вулканцам не все равно.
 Когда все – подмерзшие или, наоборот, разрумяненные, - собрались снова в центре гуляний, странную куклу из соломы как раз готовились поджигать.
- Еще один символический знак, который отходит к древнему ритуалу жертвоприношения, - объявила Самрита. – Жертвоприношения остались в прошлом, а с зимой еще долгое время прощались именно так, уничтожая ее символ. Зажигайте! – приказала она голографическим персонажам, и солома ярко вспыхнула, огонь застрекотал, взмылся к небу и даже окатил волной жара слишком близко стоящих к костру зрителей. Самрита широко улыбалась, наблюдая за огненной стихией, пусть и контролируемой протоколами безопасности голодека, и, когда все закончилось, произнесла с некоторым разочарованием: - Ну вот и все. Зато обещаем, что следующий праздник мы проведем в тепле!

Следующей остановкой для гостей презентации была очередная городская улица. Всех снова ждала смена их внешнего облика, однако, в этот раз с гости всего лишь вернулись к тому виду, который был на них в начале презентации.
- Добро пожаловать в Венецию! - воскликнул Освальд. - Вам предстоит стать участниками одного из самых знаменитых и эффектных городских праздников на Земле, однако сначала понадобиться подготовиться. Прошу!
Кадет сделал приглашающий жест в довольно крупное здание. Пройдя внутрь, гости увидели огромное количество разноцветных мужских и женских костюмов с масками. Перед каждым была табличка с подписями на нескольких языках, а также кнопка.
- Праздник костюмированный, поэтому выбирайте понравившийся образ и нажимайте кнопку рядом - ваш облик тут же изменится, - пояснил землянин, после чего разыскал глазами вулканца с довольной ухмылкой. - Тенек, если хотите, можете выбрать костюм чумного доктора. Мне кажется, с вашим безэмоциональным поведением его зловещий вид будет отлично сочетаться!
-А вы сами? - спросила Хена Освальда и Самриту, - Какие костюмы будут у вас?
- Скоро увидишь! Как думаешь, мне больше пойдет зеленый или голубой?.. Ты уже что-нибудь придумала? – улыбнулась Самрита подруге, вспомнив ее коробку с различными украшениями. Сама землянка все еще никак не могла определиться, хоть и видела эти образы уже несколько раз во время подготовки. – Тут фантазия может быть просто безграничной. Кстати, на карнавале в Венеции проводится конкурс на лучшую маску, так что вперед, выбери что-нибудь себе по душе!
-А я думала, вы переоденетесь первыми, как в других локациях, и подадите пример, - ответила Хена, - А то я лично таких костюмов никогда и не видела.
Самрита хитро взглянула на ференги:
- Не хочешь быть первой? Ну хорошо… - она нажала на кнопку, и из обычного кадета Звездного Флота превратилась в фарфоровую куклу: огромное голубое облако платья из шелка и кружева, похожее на большой зефир, расширялось от затянутой в жесткий корсет талии. На ее голове возвышался белый парик, завитый на множество мелких кудряшек и украшенный шляпой с широкими полями и страусовыми перьями, и лицо теперь скрывала изящно расписанная фарфоровая маска с прорезями для глаз и рта.

Тенек вопреки предложению Освальда выбрал бауту – самую простую и универсальную маску с простым чёрным камзолом и плащом. Вероятнее всего, этот выбор подсказали ему проходящие за окном участники карнавала – среди них большинство было именно в этих масках, как правило в сочетании с одеянием достаточно простым... если сравнивать, конечно, с окружающим их буйством цветов и форм. Тенек отметил, что эту маску – не лишённую своеобразной и жутковатой, веками отточенной элегантности, но напрочь лишённую очарования – носили и многие женщины.
– Кажется это – выбор большинства, – сказал Тенек оборачиваясь к Освальду и Самрите уже в новом облике, – Почему именно это?
- Она очень удобна, - ответил землянин. - В ней можно есть и пить, не раскрывая лица, а ещё она ничего не говорит о человеке. Пусть Венецианская республика и считалась очень вольной по средневековым меркам, в ней присутствовало социальное неравенство, а значит и отношение к высокородному господину и простолюдину было разным. Надевая такую маску, человек как бы отказывался от всего, что связано с его положением в обществе и происхожденим, и становился просто незнакомцем. Со временем, как это часто бывает, первоначальный смысл отошёл на задний план, и теперь это просто удобная и красивая маска.

Ракар выбрал из всего предложенного списка наиболее строгий костюм, черный пиджак, белую рубашку, черные штаны и ботинки, маску, скрывающую верхнюю часть лица, нажал на соответствующую кнопку, преобразился и отошел в сторону, откуда было наиболее удобно наблюдать за кадетами.
Однако, за самим Ракаром тоже наблюдали.
-Почему так скучно, мистер Ракар? - к нему подошел кардассианец. Он уже был облачен в изумрудно-зеленый камзол, украшенный золотой тесьмой. На голове у него была треуголка с пушистыми белыми перьями, а в руках трость с массивным набалдашником и маска.
Ракар повернул голову к кардассианцу, бегло рассмотрел его костюм и ухмыльнулся.
- Отчего же, мистер Тенма, вид, который я выбрал – имеет подобие универсальности, ничего лишнего, наверное, это одна из лучших форм одежды, которая есть у землян. Сказать по правде, вся эта масса перьев и множество ненужных элементов лично для меня как раз являются скучными. Одна лишь трость может быть многофункциональна.
-Однако, именно это поможет сейчас слиться с пестрой толпой, а не выделяться в ней, как кусок угля, - усмехнулся Тенма и надел белую маску, лишенную всяких особенностей и выражений лица.
Один за другим кадеты выбирали наряды и нажимали на кнопки. Комната заполнялась яркими красками, дорогими тканями, перьями и кружевом, веерами и объемными шляпами. Многие маски были настолько же ничего не выражающими, как у кардассианца, но расписанными узорами и украшенными блестками. Скоро было уже не различить, кто есть кто - только темные прорези глаз, яркие пятна нарисованных губ.

- Ну, раз Тенек не хочет быть чумным доктором, то тогда им стану я! - твёрдо произнёс Освальд.
Нажав соответствующую кнопку, он преобразился: тело кадета покрыл мрачный и тёмный балахон, на голове оказалась широкая шляпа, а лицо скрыла белая маска с длинным клювом. В руке Освальд держал трость.
- Ещё один пример того, как элемент ужасного прошлого прошёл свозь столетия, хоть и с изменением смысла.

Почти все уже сделали выбор, а Акрита все еще стояла перед костюмами в глубокой задумчивости. Ей вообще это было совершенно не близко – придавать особое значение тому, что на ней надето, и любимой одеждой определенно считала форму Звездного Флота. Но ее в списке предложенного не было.
– Я не знаю… - в растерянности она обернулась к товарищам. – А чем нужно будет заниматься в этих костюмах? Если снова чем-то друг в друга швырять, то не очень удобно будет.
- Нет-нет, Акрита, - успокоил девушку Освальд, - ничем ни в кого швырять не придётся! Да и обязательной активности тут не предусмотрено, считай, что костюм - это просто костюм, то есть образ, в котором ты посещаешь праздник.
Андорианка вздохнула. Все уже облачились, нужно было поддержать компанию, и она, пожав плечами, ткнула в кнопочку под белым костюмом пижамного типа с оригинальным воротником и черной шапочкой. К нему еще прилагался интересный музыкальный инструмент, и Акрита, тайком учившаяся бренчать на разных струнных, решила и тут не упускать эту возможность.
Энн бросила очень недовольный взгляд на буквально лучившихся радостью Освальда и Самриту и ткнула в первый попавшийся образ на своем терминале. Им оказалось что-то очень розовое и с огромными рукавами, а вот полностью закрывающая лицо маска пришлась как нельзя кстати: теперь ей не придется нацеплять на лицо вежливую улыбку или какое-нибудь еще приемлемое выражение. Особо не заботясь, как он выглядит в этом наряде, Уильямс постаралась смешаться с толпой кадетов, обсуждающих свое преображение, и не отсвечивать.

М’Кота, нахмурившись разглядывала всю эту беспорядочную пестроту. Она ничего не имела против яркости, но имела достаточно ясные представления об удобстве, и всё, что предлагалось в этой коллекции женщинам, вызывало у неё глубокие сомнения: разве в таком можно ходить, без риска загреметь по ближайшей лестнице? В конце концов она остановилась на мужском костюме с золотой маской в форме солнца. Он был достаточно удобен, а кроме к того, к нему почему-то прилагалось холодное оружие и золочёные пистолеты.
 

Артур выбирал слишком долго. Он не комментировал ничего, мучаясь выбором молча, пока наконец не остановился на костюме, состоящем из черно-белых деталей. Пренебрегая маской, голову он оставил открытой.
-Вас теперь можно перепутать с Ракаром! Оба черно-белые! - прокомментировала пробегающая мимо маска в сине-серебряном наряде, украшенном жемчужными нитями. Судя по росту, это могла быть только Хена, но ответить ей Артур не успел, потому что она убежала слишком быстро.
– На тебя будут таращиться, – заметила М’Кота обращаясь к нему. – Может, возьмешь это?
Клингонка протянула ему серебряную маску в форме полумесяца. Лицо её было закрыто, только рыжая грива обрамляла стилизованные солнечные лучи, но голос звучал лукаво. Она определённо где-то вычитала, что единственное ночное светило в земных традициях нередко составляло пару дневному, и теперь бессовестно дразнилась.
- Это вряд ли, - сказал Артур вслед Хене, но его никто уже не услышал. Он обернулся к клингонке и принял из ее рук маску.
- И это тоже вряд ли, М'Кота, - ответил он серьезно, не сумев прореагировать верно на ее лукавую интонацию, - но хорошо, я это надену.
– Не обязательно, – теперь голос М’Коты выражал сочувствие. – Только не такой ценой!
Компьютер развоплотил серебряную маску в её руках, и из под солнечного диска послышался негромкий вздох.
– Хорошо, что ты не в разведке, иначе пришлось бы тебе мучиться.
Если Ракар хотел продолжать следить за Квинтилией, то теперь это было сложно. Пока его отвлекал кардассианец, сразу многие кадеты сменили наряды, и фигура девушки-трилла скрылась за их пышностью, а возможно, она сама спряталась нарочно. В любом случае, момент ее выбора не был замечен, и теперь Ракару пришлось вглядываться в изменившихся до неузнаваемости коллег по проекту и их маски и пытаться узнать Квинтилию по жестам и походке.
_____________________
+ все
Offline  
19 09 2016, 10:19:50 #292
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Когда все выбрали себе подходящий наряд, гости вышли из здания и, пройдя по небольшой улице, оказались на городской площади, заполненной, как можно было догадаться, толпой народа в ярких костюмах и масках, но в этот раз все смотрели куда-то вверх.
Посмотрев на небо, гости увидели... ангела? Точнее, увидели они, конечно, девушку в костюме ангела, да и то образ опознать смогли только более-менее знакомые с земной культурой участники. Как бы то ни было, девушку на тросах спускали с колокольни вниз, а сама девушка в этот момент разбрасывала конфетти.
– Базилика Святого Марка, - сказал Освальд, кивнув на здание. - "Полётом ангела" начинается карнавал, который длится десять дней. Точнее, он раньше проводился десять дней, а потом стал ещё дольше… В общем, мы покажем вам только пару интересных эпизодов, и у вас будет время поближе познакомиться с мероприятием позже.
– А что вообще делают на этих карнавалах? И что надо будет делать нам? - задрав голову вверх, спросила маска, укутанная в десятки метров полу-прозрачного алого, как кровь, тюля. Голос выдавал Жантарин.
– На всевозможных карнавалах много чего делают, - ответил Освальд из-под своей "птичьей" маски. - Вообще, карнавалы в разных странах проводились, причём уже довольно давно, но привязаны они раньше были к календарю и религиозным праздникам. Со временем, это тоже стало просто весёлым костюмированным праздником, охватывающим целый город. С каждым годом придумывались новые развлечения для гостей. Разумеется, есть некоторые общие мероприятия, вроде "Полёта ангела" или, например, шествия масок по городу, но также каждый год появляется что-то новое. Мы же здесь просто как гости, так что мы посетим некоторые из событий, и ещё мы с Самритой вам немного покажем сам город.
– И покатаемся на гондолах! - добавила Самрита, которая предвкушала это мероприятие больше всего.

Ромуланец шел замыкающим группы. Его интересовали в настоящий момент 164 см роста, которые он искал в толпе. Толпа была трудным местом работы для службы охраны обычно, ни на секунду нельзя было отвлечь свое внимание, целиком погружаясь в слежение. Он искал взглядом то, что ему было нужно и молчал. Каким-то не очень понятным ему подсознательным образом он перешел в режим боевой готовности, хотя для этого не было необходимости. Тем не менее, толпа и невозможность идентификации сильно напрягала его.

Услышав слова мисс Баккер, Акрита, которая с интересом, но со стороны наблюдала за происходящим, не вмешиваясь в события и разговоры, усмехнулась. Она живо представила себе Самриту в форме инженера Звездного Флота, оседлавшую варп-гондолу. Ну что поделать, другого значения этого слова андорианка просто не знала. Такой фестиваль ей бы пришелся по душе!

Двигаясь в шумной и пёстрой толпе, Тенек думал о том, какую странную (а для него и дикую) форму принимает у эмоциональных подсознательное стремление к освобождению. Вместо того, чтобы снять все покровы перед собственным внутренним взором и научиться быть максимально независимыми от других (в первую очередь за счёт собственной уравновешенности), они действовали в точности наоборот: предавались буйству эмоций и пытались скрыть всё это за ещё большим буйством костюмов и масок. Тенек принимал эти странные правила, как часть своеобразия землян, но абсолютно их не понимал – он мог их только наблюдать и констатировать.

– А свободное время будет? - Хена подпрыгивала от нетерпеливого желания погрузиться в яркий праздничный водоворот.
– Сначала небольшая экскурсия, - проговорила Маска голосом Самриты, и хоть ее эмоций не было видно, по голосу можно было легко представить ее привычную полуулыбку, – чтобы посмотреть на Венецию изнутри и проникнуться атмосферой в полном антураже. А потом, как всегда, немного свободного времени, если не захотите сразу погрузиться в следующий праздник!
– Тогда ведите! - воскликнула низкорослая сине-серебряно-жемчужная маска.
– Экскурсия будет не совсем обычной, - сказал Освальд. - Дело в том, что Венеция извесна как город каналов, поэтому... - кадет подал команду, и обстановка сменилась.
Гости оказались на небольшом причале с несколькими лодочками, в каждой из которых находился молчаливый мужчина.
– Вы не видели этого замечательного города, если ни разу не прокатились на гондоле, а лучше всего это сделать во время карнавала, когда вокруг столько прекрасных людей в невероятно красивых костюмах! Забирайтесь!
Кадеты, смеясь и пытаясь уберечь наряды от капель воды, начали рассаживаться в маленькие узкие черные лодки. В каждой хватало места только двоим, не считая гребца на корме.
В этот момент Акрита посочувствовала тем, кто облачился в кукольно-пышные наряды, представив, как они будут забираться в эти лодочки, и порадовалась, что сама выбрала относительно удобный костюм. Пока все рассаживались, она тихонько подошла к Освальду, который до сих пор на нее производил несколько пугающее впечатление.
– Эти маленькие корабли действительно называются гондолами? Как интересно! А нельзя ли… - она не была уверена, что это хорошая идея, но отчего бы не попытаться? – А нельзя ли взять одну из них без гребца и попробовать поуправлять ею?
– Да, их так называют, а гребцов называют гондольерами, - ответил Освальд. -  Отключить, конечно, можно. Компьютер, отключить гребца на... вон той гондоле, - он посмотрел по сторонам и указал тростью на одну из лодок, после чего сделал приглашающий жест андорианке. - Прошу!
На лице Акриты изобразился азартный восторг, явно не вязавшийся с комично-грустным костюмом Педралино. Закатав штанины и рукава, она подошла к лодке, осторожно положила в него музыкальный инструмент и покачала рукой борт, проверяя равновесие, распределение массы и устойчивость. Затем ступила на хвостовую часть и взяла в руки весло.
"Только не торопиться!" – мысленно сказала она себе. Спешка ее не раз доводила до неожиданных казусов. Две гондолы в это время уже отчалили от пристани, и Акрита решила сначала понаблюдать за движениями гребцов. Ей, конечно, приходилось пару раз грести на обычной весельной лодке, но тут – она уже это ощущала по тому, как гондола качалась на волнах – было совсем иначе. Другие характеристики и метод. Осторожно и медленно она провела веслом от кормы, ловя поток. Оказалось легче, чем она думала, но торопиться все равно нельзя.
Разумеется, она уже не слышала, о чем рассказывают экскурсоводы, отвела лодку метров на 30 от основной толпы в ту часть канала, где было пошире, и приступила к проверке реакции на основные движения. Выглядело это, вероятно, довольно забавно.

Подойдя к пирсу, Лайтман пнул ногой доску, служащую сходнями для посадки в лодку, под названием "гондола". Доска выглядела надежной, его девушка не должна была упасть в воду. Тогда он ступил на нее и протянул М'Коте руку, призывая следовать за ним.
М’Кота вложила свою руку в руку землянина и вошла вслед за ним в лодку. Кажется, она начинала понимать, почему лодки пользовались такой популярностью у здешних жителей – не только от избытка воды, в конце концов для путешествий по городу хватило бы и мостов. Лодка давала иллюзию уединения. Даже если вокруг сновали другие гондолы и слышались голоса других людей, борта лодки и водное пространство за бортом, позволяли чувствовать себя отдельно от остальной толпы.

Костюм Тенека ромуланец опознал, он его видел еще в момент преображения, поэтому у посадочного пирса он подошел к нему и спросил:
– Присоединитесь ко мне? Лодки всего двухместные.
Тенек ответил согласием. Ромуланец был не болтлив и не лучился энтузиазмом, как многие из окружающих, и уже поэтому был удачным соседом: стажёру хотелось спокойно послушать, о чём расскажут ведущие презентации, а если возникнет пауза, так же спокойно подумать. Всё окружающее его в данный момент вызывало слишком много мыслей и ассоциаций.
Ракар прошел и сел в гондолу, он пересчитал число садящихся в такие же лодки, включая уже отплывших. Пока число сходилось.
В этот момент из-за поворота выплыла гондола, в которой помимо гондольера сидел только один пассажир – тучная дама, похожая в своём костюме на огромный торт. Вместо маски её синее лицо было раскрашено замысловатым узором. Разумеется, это эффектное появление знаменовало возвращение советника.
Утро Утары Рилл не задалось с самого начала. Виной тому было отнюдь не похмелье после вечерних возлияний с координатором, а внезапно свалившиеся на неё дела. Транспортный корабль, пришвартовавшийся к станции ночью, в девятом часу утра затребовал на борт советника, и первые часы презентаций Утара провела в консультациях с коллегой по довольно специфическому с точки зрения психологии случаю. Явившись наконец в голокомнату, Утара оказалась в стартовой локации, затребовала от компьютера инструкции, и снарядившись по всем правилам, переместилась в точку начала экскурсии.
– Советник, рада вас видеть! – поприветствовала ее девушка в огромном голубом кринолине. – Мы с кадетом Макдауэллом как раз собирались провести всех по каналам Венеции, надеюсь, вам понравится. – А вы не знаете, координатор к нам присоединится? – Самрита не была уверена, что она этого особенно хочет, ей уже нравилась создавшаяся среди кадетов атмосфера.
– Пока не знаю, – ответила болианка, обмахиваясь веером из страусовых перьев. – Я в буквальном смысле прибыла с корабля на бал. Но, как вижу, вы тут прекрасно справляетесь и без старших по званию.
– Все проходит без эксцессов, мэм! – с улыбкой в голосе отозвалась девушка. – Так что просто наслаждайтесь атмосферой карнавала…
Болианка величественно кивнула и сделала знак гондольеру пристроиться в хвосте лодочной процессии.

В какой-то момент даже Энн Уильямс поймала себя на том, что приняла условия игры. На некоторое время она даже отвлеклась от мыслей о своем слушании и ситуации на Волане II и принялась разглядывать старые стены домов, выходящие к каналам, а еще увлеклась попытками угадать, кто же скрывается за какой маской. Ее спутником на гондоле была ее охранница, что давало девушка возможность побыть в тишине и не придумывать темы для дурацких бесед. И теперь ее взгляд скользил по лицам – маскам – других кадетов. «Это Тар или Анжар? А это неужели Тенма так вырядился? А Ракар как всегда в черном…»
____________
+ все


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
19 09 2016, 10:33:07 #293
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Экскурсия прошла гладко и без эксцессов: Освальд и Самрита вывели гондолы на Гранд-канал и показали несколько достопримечательностей Венеции, включая дворец Ка'д'Оро, железнодорожный вокзал и старые мосты: мост Скальци, мост Риальто и мост Академии. Всё это время Освальд рассказывал факты из реальной истории, а также дошедшие до XXIV века легенды, стараясь ужать в эту недолгую прогулку длинную историю Венеции. Редкие гондолы и другие виды речного транспорта находились на расстоянии, и гостям презентации никто не помешал.
Новенькая андорианка была настолько погружена в тонкости "пилотирования" гондолы, что не заметила момента, когда к ним присоединилась советник, да и за экскурсией не очень следила, держась все также в стороне от основной группы. Она не хотела мешать им своими порой непредсказуемыми разворотами и кренами. Впрочем, ее движения становились все увереннее, она почти не отставала, следуя параллельным курсом.
Когда эскадра подошла к конечному пункту своего путешествия, Акрита уже лихо разворачивалась коротким зацепом и стабильно держала крен. Оставалось отработать дугообразный гребок, поймать тот момент, когда нужно его начать вести обратно, чтобы двигаться прямо, не вынимая весла. Но, кажется, сейчас она уже не успеет… Или успеет? Пока они будут выбираться в своих платьях из гондол. Она отплыла еще метров на двадцать и сосредоточилась, распределяя усилие руки. Первая дуга… зацеп… возврат… Она чувствовала, как понемногу увеличивается скорость, и стабилизировала поперечные волны, мягко пружиня в коленях. Подняв голову, она с радостной улыбкой оглядела товарищей, сожалея, что не может разделить с ними этого удовольствия. Брызги в солнечном свете становились радужными.
Одного только не учла андорианка – причал впереди по курсу оказался неумолимо быстро. Едва успев опустить глаза и увидеть надвигающийся помост, она инстинктивно развернула гондолу широкой дугой, при этом, конечно, неточно перемещая центр масс. Судно резко наклонилось, царапнуло резным носом за пристань, Акрита оттолкнулась веслом, уже не рассчитывая ничего, просто чтобы не задеть другие гондолы, ей удалось вырулить обратно метра на два. Стабилизация была безнадежно потеряна, и уже в следующую секунду, описав красочный пируэт над водной гладью, гондола опрокинулась кверху килем. Еще через мгновение из под нее вынырнула андорианка, в одной руке державшая весло, в другой – музыкальный инструмент, что, однако не помешало ей быстро и профессионально преодолеть расстояние до пристани. Смеясь и отфыркиваясь, она выбралась на помост.
- Все-таки нельзя было торопиться! – смущенно воскликнула она, отжимая длинные рукава белоснежного костюма.
- Знаешь, М'Кота, в этой гондоле мне очень не хватает паруса. Хотя, в этих каналах скорее всего трудно бывает поймать попутный ветер, поэтому весла – единственный способ движения. Все это прошлое, далекое. Еще не было ни паровых, ни дизельных моторов, ни воздушных подушек, ни антигравитации, - рассказывал Артур клингонской девушке, которую уже считал своей.
Гондола двигалась к пункту назначения, и тут Артур заметил, что новенькая андорианка управляет своей лодкой сама, в одиночку. Ее лодка неслась к пристани на недопустимой скорости, столкновение было неизбежным, однако она смогла отвернуть! Вот что значит хороший пилот. Но дальше события развивались по не очень удачному сценарию, гондола перевернулась.
Лайтман быстрым движением скинул ботинки на дно гондолы. Мельком взглянув на М'Коту, он поднялся и нырнул головой вниз в воду венецианского канала, поплыл в сторону перевернувшегося маленького корабля. Но он немного опоздал. Акрита плыла в сторону пристани и тонуть не собиралась. Артур догнал ее и поднялся на берег вслед за ней.
- Всякое бывает, - сказал он, глядя на отфыркивающуюся андорианку, ощущая как вода стекает на доски пристани и с него самого. – Но ты здорово плаваешь.
Это была голокомната, программа с протоколами безопасности, но рефлексы Лайтмана сработали впереди осознания происходящего. Он оглянулся на гондолу, которую покинул минуту тому назад в поисках М'Коты.
Собственно, Акрита вообще не успела увидеть и понять, откуда возник кадет Лайтман и почему он вынырнул вслед за ней из воды. Она секунду смотрела на него полным удивления взглядом.
- Вы уже купаетесь? – с веселой улыбкой высказала она первое пришедшее в голову предположение, и тут же ее обожгла мысль о том, что ведь она легко могла задавить человека в воде, когда неслась к пристани на своей гондоле. – А плавать – это единственный вид спорта, который мне нравится!
Артур снова посмотрел на Акриту:
- Ну, видимо уже нет, - сказал Артур, улыбаясь, - немного опоздал к перевороту вашей лодки. Рад видеть, что у вас все хорошо. Плавание – и правда хороший вид, не только спорта.
- О, так вы спешили мне на помощь? – воскликнула андорианка. – Спасибо, мистер Лайтман! Ну как видите, совсем ничего страшного не произошло, а потеря контроля – это моя обычная невнимательность. Все так неплохо шло, что под конец я расслабилась и ошиблась. А вам пришлось промокнуть из-за меня… Хотя сейчас такая хорошая погода, что мне было даже приятно!
- Можно просто Артур, - сказал кадет, - всё это – голограмма, - повел он рукой, - так что – ничего страшного. А вы в следующий раз будьте аккуратнее, пожалуйста, - кадет кивнул Акрите, отступил на шаг назад и повернулся к каналу, в ожидании М'Коты.
Андорианка улыбнулась еще раз ему и подошедшей клингонской девушке, и пошла к месту, где уже собирались остальные, стараясь не слишком замочить всех своей мокрой одеждой.

М’Кота подошла к Артуру и подала ему ботинки.
– Я так и подумала, что ты забудешь вернуться за ними в лодку, – сказала она непередаваемым «женским» тоном.
Артур неловко улыбнулся. М'Кота позаботилась о нем. Во всей этой игре, голографическом подобии реальности, она подала ему его ботинки, не высказав ни насмешки, ни осуждения, ни чего-то подобного. Это запало в самое сердце, это значило большое значение, он теперь понял, что он не один, а она есть. С ним. Гораздо больше чем просто друг.
Принимая ботинки, Артур провел ладонью по ее руке.
- Спасибо, - и принялся обуваться.

Когда все вернулись на берег, Освальд снова дал команду компьютеру, и обстановка в очередной раз сменилась. Гости вновь находились на той площади, где наблюдали “Полёт ангела”, только обстановка сильно изменилась.
Участники могли видеть ярмарку средневековых (точнее, стилизованных под средневековых) мастеров, несколько музыкальных и акробатических номеров, и, самое главное, невероятное количество людей в ярких и красочных костюмах и масках.
- Мы проскочили день праздника, - пояснил кадет. - Традиционно, предлагаем всем вам немного походить вокруг и посмотреть на происходящее. Думаю, десяти минут всем должно хватить для быстрого знакомства. Полноценная версия карнавала находится на ваших кристаллах, так что любой заинтересовавшийся сможет хоть всё празднование целиком изучить во всех подробностях.
_____________________
+ все


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
19 09 2016, 10:35:09 #294
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


- Помимо всевозможных фестивалей и праздников весны, мы любим праздновать Новый год, - объявила Самрита, ведя группу к следующей локации. – Только вот в разных культурах смена года происходит в разное время… Что не мешает нам праздновать их все, - закончила землянка.
Дальше говорить становилось все сложнее – из-за деревьев доносился шум, гам, бой барабанов, треск трещоток и радостные крики. Как и в прошлые разы, кадеты оказались в самом центре гуляния – на этот раз буквально в многолюдной толпе, где преобладающими цветами в одежде голографических персонажей были красный и желтый. Эти же цвета чаще всего встречались и в окружении: фонарях лентах, надписях с иероглифами…
- Это первый день китайского Нового года, - громко объявила Самрита. – Вообще он празднуется несколько недель, но у нас нет столько времени, поэтому мы подготовили только один из эпизодов – зато самый яркий и запоминающий, - а именно танец дракона. Драконы на Земле хоть и не водятся, но встречаются почти во всех наших мифах и легендах. Сейчас вы увидите, что это за животное!
В это время в начале улицы появилась процессия из двух команд: одна несла на полках огромную фигуру дракона длиной метров 20 с раскрытой пастью ярко-красного цвета с золотыми вкраплениями, другая – точно такого же дракона, но желто-зеленого цвета. Толпа встречала их запуском петард и хлопушек, окончательно оглушив тех из кадетов, кто не привык к громким звукам.
- Это чтобы отгонять злых духов, - прокричала Самрита, но ее голос потонул в общем шуме.
Но когда две команды вышли на центральную площадку, толпа расступилась, освобождая им достаточно места, гул угомонился и заиграла ритмичная музыка, задающая бодрый ритм. Дракон и лев поплыли по воздуху, крутясь и подпрыгивая, исполняя различные трюки и замирая в воздухе, - и все это благодаря ловким движениям исполнителями с бамбуковыми шестами, приводящими в движение огромные фигуры.
Одежда на них снова сменилась, Ракар рассмотрел свое одеяние и стал внимательно вглядываться в дракона.
- Это отпугивание кого-то подобного баджорским призракам Паа? А это имитация живого дракона или убитого?
 - Призраки Паа?  - нахмурилась Самрита. - К сожалению, я не настолько хорошо знаю баджорскую мифологию… Ну, наверное да, - пожала плечами девушка, давая понять, что это ее мало интересует. – А драконы в восточной культуре всегда очень почитались, они были символом силы, могущества, и народ, праздник которого мы сейчас показываем, и вовсе считал себя потомками дракона. Так что дракон, конечно, живой.
Во время обучения на Земле Тенек видел изображения драконов и слышал немного об их роли в мифологии землян, правда, у него в тот раз сложилось впечатление о том, что драконы существа, по меньшей мере опасные и неоднозначные.
– Любопытно, – заметил Тенек, наблюдая за искусными движениями кукловодов, – Можно ли предположить, что прежде на Земле подобные существа действительно водились и попадались на глаза землянам?
- Хороший вопрос, Тенек, - рассмеялась землянка. – У нас до сих пор водятся различные ящеры, правда они немного меньше и уж точно не такие устрашающие. А раньше водились динозавры, но это мы наверняка и так знаете. Драконы встречаются во многих культурах, правда эти гигантские ящеры очень различаются по описанию… Но, кто знает, может быть давным-давно наши предки и застали нечто подобное, и потом они прочно обосновались в нашей культуре. Теперь же мы видим их в основном на таких праздниках и в голороманах… Завораживает, не так ли!

Акрита смотрела на все происходящее с некоторой долей удивления и непонимания. За время своей жизни на Земле ни с чем традиционно-китайским ей сталкиваться не приходилось, поэтому она совершенно не знала ничего ни про драконов, ни про духов, и просто тихонько прижимала антенны ближе к голове, чтобы их случайно не зацепила какая-нибудь цветная лента.
- А я думаю, что все эти мифы, легенды и образы – созданы вовсе не на пустом месте, - сказал Артур, которого вопрос Тенека навел на воспоминания об одной из своих любимых тем, - всё это было в нашей истории, так или иначе, возможно местами приукрашено и изменено, но основано – точно на реальных событиях. Наверняка древнейшие и ныне погибшие цивилизации, подобные иконианцам – посещали Землю. Не все они соблюдали то, что теперь мы называем Первой директивой, некоторые становились богами для первобытных землян, другие – изучали нас, третьи – все что угодно могло быть. Возможно, такие существа тоже изначально считали Землю своей родиной, а затем поднялись и улетели в поисках других миров, другой собственной земли.
Лайтман смотрел на дракона, рассказывая это, а потом поспешно обернулся к Самрите и Освальду.
- Ой, извините, если не по теме вмешался.
Самрита слушала Артура с полуулыбкой, и, когда он закончил, кивнула.
- А может быть и так… Но сейчас мы здесь, чтобы отпраздновать Новый Год! А танец дракона – одна из красивых традиций, связанная с этим праздником, – она сделала шаг вперед и оказалась в первой линии, наблюдая за завораживающими движениями танца.
- Мистер Лайтман! – Артура окликнул женский голос, который он уже мог узнать в любое время суток. Журналистка Кристаль Харт была одета в свою обычную гражданскую одежду – облегающее серое платье-футляр, - но уже где-то успела раздобыть красную ленточку, которую повесила на шею. – Как вы себя чувствуете? После вчерашнего инцидента, я имею в виду, - негромко добавила она, и ее голос потонул в очередной барабанной дроби. – Я получила ваше приглашение… Вы изменили решение и захотели со мной поговорить? Почему?
Журналистку Лайтман заприметил еще тогда, когда она вошла в самом начале презентации. Артур видел, как она вела съемку, готовя очередной репортаж для своей передачи.
Теперь кадет отошел в сторону от группы, чтобы ответить на ее вопросы. Гром барабанов же заглушал время от времени почти все слова.
- Все давно уже в порядке, мисс Харт, - сказал он, отводя взгляд с полуулыбкой на лице, - почему бы не забыть об этом инциденте? Всякое бывает, когда имеешь дело с разными галактическими культурами. А… насчет интервью, - Артур посмотрел на журналистку, - вы знаете, я считал это делом Звездного флота, не подлежащим разглашению, а потом … я видел вашу утреннюю передачу, и мои товарищи в том числе тоже убедили меня в том, что нет ничего плохого, если это будет достоянием общественности. Все таки, действительно, на самом деле вы делаете хорошее дело. Люди должны знать правду о том, что происходит. Чтобы не было искажений фактов, недомолвок и ошибок, нужно говорить ее. Правду. И я подумал – почему бы и нет…  Кроме того, если это пойдет на пользу проекту, то тем более, - добавил Артур, стараясь преодолеть шум.
На губах Кристаль промелькнула улыбка, которую сложно было трактовать. Она с изучающим интересом посмотрела на кадета, что-то оценивая про себя, а затем кивнула.
- Как приятно это слышать, мистер Лайтман. Мне было бы очень интересно услышать всю правду без прикрас и недоговорок… Жаль, что вчера вы не были столь сговорчивы. Итак, вы не возражаете, если я зайду к вам в каюту сразу после этой презентации, мы пообедаем, и вы расскажете мне все, что хотели?
- Людям свойственно ошибаться, мисс Харт, - ответил Артур, - но важно то, к чему мы приходим рано или поздно, осознавая свои ошибки. Конечно, буду рад вас видеть, и благодарен вам за эту возможность. Правда без прикрас и недоговорок, договорились, - кивнул кадет, выражая согласие.
- Тогда заказывайте обед! Я уверена, что смогу договориться с репликатором и принести то, что вас порадует! – на лице Кристаль расцвета уже привычная белоснежная улыбка, которую кадеты ни раз наблюдали и вживую, и в выпусках ее передач. Понять, что за ней скрывается, было совершенно невозможно.
- Хорошо, я напишу список, после того как это всё закончится, - Лайтман показал рукой в сторону дракона, движение которого имитировалось путем подталкивая несущими палками. – Вам нравится презентация? Жаль, что вы не были на моей, она была во многом о совсем другом.
Глядя на улыбку Кристаль, Артур испытал некоторое внутреннее неудобство, ему все еще казалось, что она приготовит для него какую-нибудь провокацию.
- Очень… красочно, - кивнула Кристаль. Понравилось ли ей или нет, понять было сложно. – К сожалению, вчера я была занята другими делами, но мистер Макдауэлл и мистер Тенма пригласили меня посетить их презентации и, конечно, я не могла отказать. Уверена, что и ваша бы мне понравилась не меньше. С нетерпением жду нашего интервью, - она склонила голову, а затем отвернулась в другую сторону, фиксируя камеру на стоящих в стороне кадетах, которые обсуждали увиденное. 
___________
и кадеты
Offline  
19 09 2016, 11:58:39 #295
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Самрита и Освальд, хоть и готовили эту программу, следили за танцем, замерев и не дыша. Когда он, наконец, закончился, и процессия с драконами последовала дальше, Баккер обернулась к группе кадетов, легко отыскав их среди пестрой толпы.
-  Еще одна милая традиция, связанная с Новым годом в этом регионе – точнее, с его окончанием, - это Праздник фонарей. На этот раз все будет тише и даже по-своему уютно.
На ее словах голографическая картинка сменилась: та же улица, где они находились в центре толпы, погрузилась в сумерки, людей стало значительно меньше, а все улицы, фасады и деревья были украшены красными бумажными фонариками разным форм и размеров.
- Я предлагаю вам прогуляться по вечерним улицам и насладиться атмосферой Нового года, пока мы не повели вас на следующий шумный праздник, - широко улыбнулась Самрита.

Освальд осмотрел гостей. Многие были либо увлечены происходящим на улице, либо донимали вопросами Самриту, Артур незадолго до этого поговорил с Кристаль, очевидно, о своём интервью. Заметив, что М'Кота свободна, Освальд подошёл к ней.
- Ну как? - веселым тоном спросил он. - Надеюсь, мы тебя не разочаровали и оказались достойными твоего щедрого дара в самом начале?
– Пожалуй, стоило бы даже приплатить, – усмехнулась клингонка.
Шумные, веселые празники – это было то, что она любила. И она, как никто другой, понимала, что ночь и утро после бурного празднества должны быть тихими и умиротворёнными настолько же, насколько безудержным было веселье накануне. Освальд и Самрита поступили мудро, доведя веселье до апогея в шумной пляске льва и дракона, а затем сменив его на тихую красоту расцвеченной алыми фонарями ночи.
 - Смотри, я ведь зазнаюсь и стану совсем невыносимым! - усмехнулся землянин. - Впрочем, раз уж ты готова доплатить, то я не откажусь от нескольких тренировок. Метательный нож - не то оружие, с которым учат обращаться в Академии.
– Это они зря, – со знанием дела сообщила М’Кота. – По-хорошему, у солдата должна быть с собой такая штука, на случай, если по каким-то причинам нельзя пользоваться энегретическим оружием. Так что обращайся, устроим обмен боевым опытом!
У М’Коты мелькнула в голове мысль, что было бы ведь действитлеьно неплохо устроить что-то вроде взаимных мастер-классов по решению разных тактических ситуаций, но отложила эту мысль на потом: это можно будет обдумать ближе к делу, а в ближайшие два дня у них и так дел по горло – презентации, Корам и эта журналистка, из-за которой М’Кота снова начала беспокоиться. Впрочем, Артур обещал быть осторожным, а в остальном приходилось положиться на судьбу.
Артур рассматривал ночные фонари, служившие антуражем для праздника нового года в Китае. Так вышло, что и эта часть культуры была от него бесконечно далека, также как и костюмированные карнавалы Венеции. Он услышал краем уха, что М'Кота разговаривает с Освальдом и пошел к ним медленным шагом. Они говорили о тренировке на метательных ножах, и Артуру стало интересно.
- Отлично! - довольно кивнул Освальд. - Обмен опытом - это хорошо, впрочем не удивлюсь, если кто-нибудь из участников засомневается. Хотя я пока думал только про себя и, возможно, Сэм, если ей тоже захочется научиться. Кстати, ты уже решила, с кем будешь в команде на регате? Надеюсь, ты не попала под обаяние Тенмы, как Ракар, и будешь участвовать с нами!
– Как-то не было случая, – в тон ему ответила М’Кота: в её голосе явственно прозучала нотка язвительности и скептицизма, словно она глубоко сомневалась в способностях Тенмы подчинить её своему обаянию. – Да, ведь мы даже не общались! – добавила она. – А с тобой мы уже почти сработались. Так что если вдруг тебе нужен тактик, можешь на меня рассчитывать.
Клингонка обернулась к Артуру и спросила:
– А как ты? Участвуешь? Это же, вроде бы, общее дело, тебе должны позволить!
Лайтман стоял возле своих коллег заложив руки за спину и молча слушал их, с полуулыбкой.
- Я? – он несколько удивленно посмотрел на М'Коту, - Нет, скорее всего. Арестованному не позволят лететь на корабле, управляя им, даже в присутствии охраны. Да и к чему такие трудности? Это же регата, экипаж должен быть минимальным. Но я буду болеть за вас, хорошо бы если бы победила команда из проекта.
- Это да, - мрачно кивнул Освальд, - маловероятно, что тебе позволят, хотя кто знает... Впрочем, команде Тенека могут понадобиться люди. Более того, хорошо бы туда вообще всех направить, чтобы никто из участников проекта не скучал. Думаю, командование вполне может напихать в тот катер ещё и охрану, так что место найдётся и для тебя - за штурвалом, и у Уильямс - в медбригаде нашего вулканского коллеги.
Лайтман горько усмехнулся, глядя на Освальда.
- Освальд, ну… я все понимаю конечно, но давай возьмем объективно – никто в здравом уме и трезвой памяти не посадит меня сейчас за штурвал катера. Даже если меня на прицеле будут держать два охранника. Это все таки не боевая ситуация с защитой станции от внешнего врага. Хотя, ладно, это сейчас не тема для разговора, не будем портить твою и Самриты презентацию. Кстати – презентация отличная, вы молодцы.
- Да, давай не будем об этом, - торопливо согласился кадет. - В конце концов, всё ещё двадцать раз поменяться успеет! И спасибо, мы с Сэм очень старались сделать всё это интересным!
– Я увидела две презентации о Земле, и они оказались совершенно непохожи друг на друга, – присоединилась к обсуждению презентции М’Кота. – Думаю, если бы у нас была третья презентация на эту же тему, она тоже по-своему удивила бы. Но ведь так и должно быть, верно? Если бы о моей Империи рассказывали три разных клингона, это тоже были бы три совершенно разных истории.
- Совершено верно, М'Кота, дочь Наары, - сказал Лайтман, посмотрев на клингонскую девушку с улыбкой. Он был рад закончить обсуждать болезненную тему, и перейти к тому, что происходило здесь и сейчас.
Освальд хитро посмотрел на землянина и клингонку.
- Я, пожалуй, оставлю вас вдвоём! - сказал он, довольно ухмыляясь. - Кажется, вас всё время что-то отвлекает от уединения: то снежная битва, то речная экскурсия, то наши споры о том, что не имеет и не должно иметь сейчас вообще никакого значения... Наслаждайтесь видом! Ради этого мы и добавили Праздник фонарей: зрелище чудесное!
Артур с оттенком благодарности кивнул Освальду и обернулся к М'Коте всем корпусом.
- Пройдемся вон по той улочке, М'Кота? – Артур указал в сторону безлюдного, но достаточно освещенного традиционным праздничными фонарями ответвления от центрального проспекта.
– Зато кое-кому и уединение не нужно! – съязвила М’Кота в адрес Освальда, впрочем, совершенно беззлобно: так или иначе, в данный момент даже самый приятный разговор в компании проигрывал в её глазах прогулке с Артуром, так что в душе она была Освальду признательна. Независимо заложив руки за спину, клингонка двинулась вперёд в предложенном Артуром направлении – это и было её ответом.
  Они удалялись вдаль от всего этого шума, и шум в итоге стал тихим фоном, звуками далеких улиц, отдаленного праздника, но уже не здесь. Праздник чувствовался здесь, вернее то, что Лайтман считал праздником, потому что он сам не любил шумных вечеринок. Они шли по брусчатке и Артур какое-то время молчал. Идти вместе с любимой девушкой было хорошо. Но теперь ему стало казаться, что тишина неуместна и М'Кота заскучает с ним. Ему подумалось, что она совсем другого менталитета. Ей нравится нечто противоположное, чем ему. Артур остановился под одним из фонарей и посмотрел на девушку.
- А у нас, в тех местах, в которых я вырос – новый год празднуется по-другому. Мы наряжаем елку игрушками. Елка – это такое дерево с ветками и иголками вместо листьев. А игрушки – это обычно стеклянные шары и расписные фигурки. Приглушается свет, до среднего уровня и отражается в этих фигурках, переливаясь причудливым образом. И вся семья собирается на этот праздник, устраивается ужин. А за окном идет снег. И начинается он обычно за 5 дней до нового года. Называется Рождество. Такая древняя традиция. Когда-нибудь я тебе покажу и это.
– Семья – это ведь важно для вас? – спросила М’Кота неожиданно серьёзно, склоняя голову и прищуриваясь, словно бы в задумчивости.
- Да, очень важная, - ответил Артур, - и это большая ответственность и большие обязательства. И иногда это очень сложно. Особенно на войне.
– Почему? – удивилась М’Кота. – То есть, для нас семья это тоже важно, но на войне всё довольно просто: нужно сражаться так, чтобы не уронить честь семьи и честь своего клана, вот и всё. А если после войны у семьи не остаётся потомков и супруги слишком стары, чтобы произвести их на свет, они усыновляют или удочеряют достойных со стороны, потому что дух не менее важен, чем кровь.
 Лайтман улыбнулся. Может быть и хорошо, что М'Кота не совсем поняла о чем он говорит. Кадет опустил голову, размышляя.
- У людей несколько по-другому. Мы дорожим друг другом, ценя больше мир и жизнь. Но иногда мир достается дорогой ценой.
Артур оглянулся на фонарь.
- Представь, М'Кота, что этот фонарь был бы не красным, а белым, и здесь шел бы снег, достаточно плотный. И свет фонаря пробивался бы сквозь снег. Я покажу тебе это, буквально на следующей презентации.
– Покажи… – М’Кота отвела взгляд, провела ладонью по стене, возле которой они стояли. – Мы дорожим друг другом, – сказала она, пытаясь прогнать ощущение, что минуту назад сказала что-то совсем не то и не о том, – просто у нас это означает немного другие вещи.
Немного помолчав, она решительно повернулась к Артуру.
– А знаешь, у нас тоже собираются на праздники всей семьёй, все кто может прийти...
«...и все, кто уже никогда не придёт во плоти», – подумала она, но вслух говорить не стала.
– ...только это очень много народу, если сравнивать с земными семьями на ваших станциях.
Лайтман придвинулся к М'Коте ближе, так, что его плечо коснулось ее формы, чуть склонил голову.
- Сегодня я спрошу тебя о них вечером. А то, что мы разные – не имеет значения. Земляне тоже все разные, по сути дела то. Но во всех нас есть нечто общее. Во всех. Пойдем дальше.
М’Кота подумала, что Артуру совсем не стоило становиться так близко. Она ощутила уникальный, только ему присущий запах, ощутила с особенной остротой, порождающей желание запечатлеть его в своей памяти навсегда. Её дыхание сбилось, и едва отдавая себе отчёт в своих действиях, клингонка склонилась к его лицу. Ещё немного и она впилась бы зубами в его щёку, но в последний момент осознание происходящего остановило её – резко, как останавливает удар поддых. М’Кота отступила на шаг назад, и отворачиваясь, чтобы скрыть внезапную злость на себя, спросила, всеми силами сдерживая волнение в голосе.
– А ты расскажешь что-нибудь о себе?
Артур задумался о различиях, которые стояли между ними. И в один момент он только ощутил, как М'Кота отстранилась и отвернулась. Он не понял что это было, и проследил за ней взглядом.
- Конечно, расскажу, - ответил он несколько растерянно. - Члены моей семьи тоже имеют славное настоящее и прошлое в Звездном флоте. Ты тоже все узнаешь. А теперь нам пора возвращаться к остальным.
М’Кота не ответила, только кивнула. Она спрашивала себя: как быстро всё закончилось бы, если бы она не остановилась в последний момент? Земляне такие хрупкие, такие... другие! Ей по-прежнему было хорошо идти рядом с Артуром – просто идти, ни о чём не думая, но восторженное и безрассудное её настроение растаяло, и на его место пришла грусть: кто знает, как долго продлится всё это – вот это: тепло, ощущение близости, доверчивое и бездумное счастье?
_____________________
+ кадеты, советник, Кристаль


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
19 09 2016, 12:00:13 #296
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


И вновь декорации сменились, воздух стал свежее, весенний ветер приятно обдувал, а в воздухе пахло полевыми цветами, выпечкой и чем-то очень жареным. До гостей доносились голоса и веселая ритмичная музыка, от которой хотелось танцевать даже тем, кто обычно в подобном замечен не был. То, что одежда в очередной раз изменилась, уже никого не удивляло: на этот раз на девушках были платья с длинными юбками, а на мужчинах – брючные костюмы с рубашками и жилетками. Разноцветные одежды различных фасонов быстро превратили кадетов в большую пеструю группу, органично вписывающуюся в толпу голографических персонажей. На головах девушек возникли венки из белых цветок, юношам же достались зеленые шляпы с белым пером.
Народу вокруг них становилось все больше – тут прогуливались степенные пары, веселилась молодежь, бегали дети, пожилой мужчина в шляпе с пером играл на шарманке… Декорации, как и персонажи, начали возникать из ниоткуда, и вот кадеты оказались в самом центре оживленно площади, где торговали с лотков, играли в «наперстки», катались на карусели, ели, пили и танцевали. Прямо над ними возвышался высокий деревянный шест, украшенными лентами и цветами, который и служил центром праздника.
- Привет! – Самрита возникла среди танцующих пар и помахала кадетам рукой, в которой сжимала яблоко в карамели.
Через пару мгновений она протиснулась к ним поближе. Девушка была одета в юбку в красно-белую клетку, а ее талию пережимал корсет, сделав ее фигуру сильно отличающейся от той, что можно было разглядеть под кадетской формой.
- Добро пожаловать в XIX век, Англию, на праздник майского шеста, - объявила она, подойдя поближе. – Изначально это был праздник прихода весны, молодости и плодородия, который есть почти во всех наших земных культурах, но к тому времени, которое вы сейчас видите, он превратился просто в большую ярмарку с музыкой, танцами, играми, вкусной едой и множеством развлечений. Но символы из наших древних верований вы найдете повсюду: и само майское дерево, - девушка указала на шест, - и цветы в волосах, и даже танец… Кстати, Освальд! – она подозвала своего коллегу и хитро ему подмигнула. – Освальд покажет вам традиционный танец, который на майском празднике танцевали только мужчины – танец Морриса. Только ему понадобятся еще пятеро добровольцев. Не бойтесь, будет весело!
Освальд от удивления округлил глаза и посмотрел на свою коллегу.
- Что-то я такого номера не помню! - прошептал он, но потом понял, что отступать уже некуда, поэтому добавил уже для всех. - Только дайте минут десять на подготовку. А пока пусть Сэм вам проведёт экскурсию по этому чудесному месту!
С бесстрастным выражением на лице Ракар обходил кадетов по широкому радиусу. Наблюдение приносило некоторые плоды в познании тех, кто был сейчас его коллегами. Особенного выбора не было. Выбрать то, что хотелось было невозможно, но и просто молча наблюдать было не продуктивно. Ракар подошёл к Освальду и, заложив руки за спину, посмотрел на него со всем своим достоинством.
- Допустим, я доброволец. Что нужно делать?
- Пока - ждать, когда ещё четверо найдутся, - ответил Освальд, нахмурившись.
- А вы, Тенек? – Самрита лукаво посмотрела на вулканца. – Не хотите познакомиться с частью земной культуры?
Тенек сделал отрицательный жест:
– На этот раз я ограничусь наблюдением.
Самрита фыркнула и закатила глаза.
- Вулканцы!.. – совсем тихо пробормотала она и направилась к Тару Мари, который от такого предложения бы точно не отказался.
- Что, Тенек, вулканцы не танцуют? - усмехнулся Освальд и добавил совсем-совсем тихо. - Очень мудрый народ...
– Ваши слова оказывают мне честь, – церемонно ответил Тенек и не удержался от любопытного взгляда: он слышал, как Освальд упоминал изменения программы, и не мог не задать себе вопрос, почему это случилось так внезапно и без согласования с коллегой по презентации.
Освальд удивлённо посмотрел на своего соседа, кашлянул и смущённо кивнул. Про вулканский слух кадет совсем забыл…

Акрита с интересом оглядывалась – все окружающее было одновременно похоже на многое из того, что они видели: ленты, украшения, веселая и шумная толпа, угощения. И все же в каждом таком «народном гулянии» оставалось что-то особенное. Танцевать андорианка не умела от слова «совсем», даже не видела толком никогда, как это делается. Она наблюдала за движениями людей вокруг, пытаясь как-то связать их со звуками, понять закономерность. В конце концов она признала, что это почти безнадежно, и решила, что самое разумное сейчас – перекусить, так как во время блинов ей было не до того, а попкорн едой не считается.
- Самрита, а можно один вопрос? – с улыбкой обратилась она к экскурсоводу. – Эта еда вся голографическая? Или что-то есть материальное?
- В основном голографическая, - Самрита огляделась, - но кое-что реплицированное мы тоже приготовили. Я уже догадывалась, что презентация займет все обеденное время и все проголодаются… Ты можешь походить по лоткам и поговорить с торговцами – они расскажут тебе, что из их еды настоящее. Я лично предлагаю попробовать яблоки в карамели и свежие устрицы!
- Отлично, спасибо большое! – ответила Акрита.
Ей, конечно, было интересно, что из себя будет представлять танец Освальда, поэтому она решила не отходить далеко и направилась к ближайшим ларькам, периодически оглядываясь на товарищей. Устрицы, тем более свежие, ассоциировались у нее с чем-то клингонским, но тем интереснее было попробовать. Взяв немного их с ароматным печеным картофелем, она увидела на соседнем лотке большой круглый пирог и поняла, что тоже его хочет, причем целиком. Удостоверившись, что еда именно реплицированная, андорианка устроилась со своим обедом среди зрителей, ожидающих начала танца. Совмещение приятного с полезным было очень кстати – в перерыве после презентации ей многое хотелось успеть.

Артур протянул М'Коте яблоко, он взял два со стола, одно для себя.
- Не знаю что из этого материально, а что голограмма, но должно быть вкусно.
Музыка была слишком быстрой, если уж и танцевать, Артур предпочел бы что-нибудь медленное. Сейчас ему не хотелось вовсе никуда торопиться.
Не отрываясь от своих мыслей, М’Кота погрузилась в яблоко. Сейчас это с таким же успехом мог бы быть жгучий перец – клингонка была слишком погружена в размышления, чтобы замечать такие мелочи. Размышления были не слишком весёлые: она спрашивала себя, не стоит ли показать Артуру сразу всё, что ему может не понравиться в клингонах, чтобы он уж точно представлял себе, во что он собирается ввязаться. Увы, на этом поприще М’Кота была вынуждена констатировать недостаток мужества: следующая её мысль звучала как «только не сегодня». Имеет она право хотя бы один день прочить счастливо, прежде чем бесповоротно испортит себе жизнь? Правда, как именно демонстрировать пугающие стороны клингонского характера М’Кота всё равно ещё не придумала: вроде бы Артур и так видел почти всё, включая даже и гагх, и пока ещё никуда не убежал, даже наоборот.

Когда шесть участников наконец-то набралось, Освальд отвёл собратьев по несчастью в сторону и скомандовал компьютеру создать поясняющую схему к самому простому варианту танца Морриса, однако это не слишком помогло: разнообразные шаги ещё можно было быстренько выучить, хотя тот же Курш вряд ли согласился бы с этим утверждением, но замысловатые перестроения запомнить было просто невозможно, особенно для тех, кто раньше никогда не интересовался подобными танцами.
- Ну ладно, перед смертью не надышишься, как говорят на Земле, - обречённо произнёс кадет. - К счастью, публика, в основном, голографическая, и наш позор увидят только коллеги... хотя... - он поискал глазами журналистку и ещё более обречённо вздохнул.

Ракар изучал движения земного танца с несколько презрительным выражением лица, которое время от времени сменялось сосредоточенным. Ему не очень нравились земные традиции, но в данном случае следовало поддержать землянина, которого поставили в неожиданную и не запланированную ситуацию. Трудностей запомнить не очень сложную последовательность для тренированного разведчика особых не было.
- Все будет в порядке, Освальд, - тихо сказал Ракар, - а в случае чего - импровизируем. Главное - смотреть друг на друга и соответствовать.

- Ага, всегда так, - кивнул землянин в ответ и скомандовал компьютеру адаптировать облик участников.
На головах у них тут же появились фетровые шляпы с лисьими хвостами, костюмы у всех шестерых стали одинаковыми: белые рубашки, зелёные жилетки чёрные бриджи с колокольчиками вокруг голени. В руках у каждого появилась деревянная палка. Когда добровольцы построились, Освальд ещё раз оглядел каждого из них, после чего кивнул музыкантам.
Заиграла музыка, и кадеты более-менее дружно началить исполнять танец, про само существование которого услышали всего несколько минут назад. Получилось у них, мягко говоря, неидеально: Курш немного не рассчитал силу и едва не выбил у Освальда палку из рук, Рроу с Таром несколько раз наступали друг другу на ноги, а Брол Арко не пригнулся вовремя, и палка Ракара прошла от его носа в считанных сантиметрах. Шаги тоже у многих были неодинаковыми и мало похожими на то, как они изображались в инструкции. Ближе к середине некоторые участники запутались в последовательности действий и столкнулись друг с другом, но, к счастью, быстро сориентировались и не испортили весь танец. Только под конец все шестеро наконец-то стали танцевать синхронно и закончили танец столь же дружно, как и начали. Очевидно, начало и конец запомнить было проще всего.
Когда музыка стихла, красный как варёный рак Освальд скомандовал компьютеру вернуть их оригинальный облик и поспешил вернуться в толпу и затеряться в ней.
Ракар исполнял ритуальные движения земного танца с каменным выражением лица. Наряд, в который его нарядили фотоны и силовые поля – не выдерживал никакой критики. Ромуланской критики. Но чего только не сделаешь для Империи, всё ради Империи, и почти совсем ничего личного. Когда все кончилось, Ракар все также невозмутимо отошел с места сцены-действия и оглянулся. Он нашел взглядом Джеза Тенму, и теперь уже точно понял, что тот наблюдает за ним. Поискав взглядом дальше, он нашел Квинтилию, и переместил свое наблюдение в область происходящего действия остальных.
_____
+ all


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 09 2016, 12:27:19 #297
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


– Ну что, все оказалось не так страшно? – затеряться в толпе Освальду не удалось, к нему сразу же подлетела Самрита, явно довольная своей выдумкой. – Смотрелось просто отлично! Надеюсь, Кристаль все записала!

Акрита доедала последний кусок пирога как раз в тот момент, когда закончился танец. Она знала, что у землян есть традиция аплодировать исполнителям, и громко захлопала в ладоши, но, кажется, в общем шуме этого было не слышно. Несмотря на то, что выглядело это красиво и необычно, а она вообще не имела представления о том, какие требования предоставлялись к танцу, андорианка хорошо чувствовала неловкость коллег, когда что-то происходило не по плану. Ей очень хотелось поддержать их.
Проследив взглядом направление, где исчез Освальд, она взяла с прилавка два стакана с лимонадом и устремилась в толпу. Но так она увидела, что он уже о чем-то разговаривает с Самритой. И не думая отступать, она решила подождать в стороне - а потом все же настичь главного танцора и высказать свои впечатления.

– О да, получилось не так плохо, как могло бы! Спасибо за эту возможность! - произнёс Освальд с улыбкой.
Потом он быстро сграбастал девушку в объятья и притворно-угрожающе прошептал:
- Это ты мне так мстишь за то, как я тебя Кристаль на фуршете представил? Ну-ну! Раз ты так хочешь разнообразить наши с тобой взаимоотношения войной - так тому и быть!
– Просто внесла небольшой элемент неожиданности, - Самрита взглянула на кадета невинным взглядом, но в глазах плясали веселые искорки. – Видишь, всем понравилось, даже ромуланцу!
 Она оглянулась и поймала взглядом Акриту, стоящую неподалеку.
– Похоже, новенькая прониклась твоими талантами! Не буду мешать общению с поклонниками, - усмехнулась она и направилась к остальным кадетам, только что закончившим танец.
Освальд фыркнул и рассмеялся, а потом посмотрел по сторонам и направился навстречу андорианке.
– Федерация готова к любым неожиданностям? – Акрита с улыбкой покачала головой вслед мисс Баккер. – Вы выступили просто замечательно! Учитывая то, что готовились не больше десяти минут. Прямо-таки боевая готовность! С вами – в любую разведку! Для меня так вообще все эти движения не укладываются ни в какую логическую последовательность, я бы так точно не смогла. А что, данный номер для тебя тоже стал неожиданностью? – она протянула ему лимонад.
– Именно! Сэм устроила сюрприз! - ответил землянин и с благодарностью кивнул, беря лимонад в руку. - Спасибо! Мы старались, но всё равно кое-где ошиблись. Рад, что тебе понравилось, - добавил он с улыбкой. - Знаешь, пусть сначала этот танец был только мужским, но потом и женщины тоже стали его исполнять. Если хочешь, мы могли бы вернуться сюда, скажем, завтра и поучить движения.
– Я – танцевать? – андорианка рассмеялась. – Да я вообще вот только что впервые увидела, как это делается! Судя по всему, это какой-то вид искусства? Тогда мне стоит сначала ознакомиться с тем, что означают движения, почему именно так, а не иначе… Но знаешь, со стороны действительно смотрелось здорово! И, поскольку я не знаю правил, то вовсе не увидела никаких ошибок. Но если действительно проникнусь этим способом самовыражения, то непременно обращусь к тебе. Раз уж у тебя получилось за пять минут обучить этому таких разных представителей нашей Галактики, то и меня, наверное, получится!
– На Андории не танцуют? - удивился Освальд. - Это печально! Да, это вид искусства такой, а ещё это способ отлично провести время! Хорошо, - кивнул он, а потом улыбнулся и внимательно посмотрел на андорианку, - не скажу, что из меня хороший инструктор, но мы могли бы вместе изучить какой-нибудь танец, не требующий шести человек.

Тем временем Самрита доела яблоко и теперь стояла около небольшого помоста, на котором разыгрывалось кукольное представление. Когда кадеты передохнули после танца, она вновь помахала всем кадетам, кто еще не успел разбрестись по ярмарке, и громко заговорила, перекрикивая фоновый шум:
– Мы собрали здесь все традиционные элементы ярмарочной культуры этого времени, которые многие из вас видели и на современной Земле. Но узнать вы их должны не из наших рассказов, а попробовав все самим. Например, посмотрите кукольный спектакль про Панча и Джуди, - она указала на сцену позади себя, где два кукольных персонажа – мужчина и женщина – самозабвенно лупили друг друга палками. – Они были настолько популярны в XIX веке, что до сих пор остаются именами нарицательными, и про них даже есть голороманы! Или поиграйте в наперстки – уверена, после этого дабо покажется вам детской забавой. И, конечно, попробуйте еду. А лично я пойду во-он на ту карусель, - Самрита указала пальцем куда-то за спины кадетов. Обернувшись, они увидели ярко-раскрашенную карусель с деревянными лошадками нереальным оттенков. – А если у вас есть вопросы по поводу этой эпохи, задавайте их мистеру Флемонсу. Он ответит на них лучше, чем я, - Самрита улыбнулась голографическому шарманщику, который, приподняв шляпу, кивнул всем собравшимся. - А я пойду развлекаться, чего и вам желаю!
Артур смотрел в сторону кукольного спектакля. Смотрел, смотрел и вдруг произнес:
"Сейчас  мы  разыграем перед вами комедию под названием: "Девочка с голубыми волосами, или тридцать  три  подзатыльника". Меня будут колотить палкой,
давать пощечины и подзатыльники. Это очень смешная комедия..."
Минуту помолчав, он вдруг рассмеялся, но от дальнейших комментариев и объяснений воздержался.
Тенек покосился на Артура и спросил:
– Вы сказали сейчас нечто ещё более странное, чем то, что показывают там, – он кивнул в сторону балаганчика с Панчем и Джуди. – Вы понимаете смысл этого действа?
Если вулканец может быть шокирован, Тенек был шокирован. Его не удивляли драмы и трагедии с преднамеренными убийствами или убийствами по неосторожности, которые он видел на Земле – события и реакция зала, по крайней мере, находились в логической связи между собой. То, что он видел сейчас, если рассматривать это в прямой связи с реакцией зрителей, было вне всякой логики. А комментарий Артура, если выражаться образно, только «подлил масла в огонь».
Артур повернулся к Тенеку и ответил ему спустя небольшой паузы:
– Тенек, на самом деле я привел цитату из одного земного произведения. Это сарказм. Я хотел провести аналогию между этой цитатой и происходящим на сцене. На самом деле это вовсе не смешно, а очень грустно. За такими вещами обычно всегда стоит некий подтекст, истинный смысл, который нужно читать между строк.
– В данном случае подтекст от меня ускользает, – признался Тенек. – Возможно, вы сможете мне объяснить? Если не возражаете, не только подтекст этого спектакля, но и подтекст вашей цитаты.
– Подтекст спектакля я, к сожалению, не объясню, потому что не очень знаком. Но из общей истории могу сказать – что это всегда была сатира на происходящую жизнь. История о чем-то реальном, на которую каждый мог посмотреть со стороны, узнать и возможно посмеяться. А то, что сказал я – это просто цитата из одной детской трагической истории. Истории, в которой высмеивались недостатки той современности, взглядов людей и их образа жизни, где герои произведения, куклы, которых заставляли биться друг с другом на арене, нашли выход и освободились от этого всего. Но пока это не случилось – им приходилось тяжко. И все это на самом деле никак не смешно.
– Сатира, – сказал Тенек. – «Осуждение через осмеяние». Надеюсь, мне никогда не придётся жить в мире, где сотрудники безопасности, лекари и судьи в большинстве своём заслуживают осуждения. Зато история с куклами достаточно интересна с философской точки зрения.
– Есть множество миров, Тенек, в которых нам не хотелось бы жить. Но обычно нам не приходится выбирать. Мы можем лишь выбирать как жить, в тех мирах и в тех временах, которые выбрали нас, - ответил Лайтман.
– И хорошенько подправить эту реальность, как куклы в твоей истории! – прокомментировала М’Кота. – Ничего не вижу тут философского: нормальная реакция на порабощение. Между прочим, – добавила она, – в отличие от некоторых не догоняющих, я отлично понимаю, что тут показывают, – она ткнула рукой в сторону Панча, – и в два счёта могу переделать этот спектакль под любую известную нам цивилизацию. Ну, или почти  под любую.

Когда авторы презентации разошлись по своим делам, оставив участников на свободное время среди ярмарки, Ракар подошел к шарманщику, голографическому персонажу, который был заявлен для ответов на вопросы кадетов. Ракар был хорошо осведомлен о способности федератов программировать искусственный интеллект, а также создавать искусственную личность. Бывало так, что их голограммы ни в чем не уступали настоящей живой личности. И в частности, способности Самриты Баккер в этой области – представляли интерес. Даже несмотря на то, что на создание презентации у них было ограниченное время, возможно, она включила сюда свои разработки.
– В чем ваше назначение, господин шарманщик? – спросил Ракар у персонажа.
– Я развлекаю людей, - улыбнулся пожилой мужчина, поглаживая бороду. – Рассказываю им истории с помощью моей подружки, - он похлопал музыкальный инструмент по боку. - Хочешь, и тебе что-нибудь спою? Про геройство или подвиги, а, может быть, про любовь?
– Благодарю, - кивнул ромуланец, - а развлекает ли кто-нибудь того, кто развлекает остальных? Доволен ли ты своей жизнью, шарманщик?
– А что, ты предлагаешь меня развлечь? - усмехнулся Флемонс и хитро посмотрел на ромуланца, а затем бросил взгляд на клетчатую шляпу, в которой уже лежало приличное количество мелких монет. - Я на свою жизнь не жалуюсь, я с самого детства кручу шарманку, как и мой отец делал. Люблю я это дело... А тебе-то какая забота, или просто языком помолоть решил? Если моих историй не хочешь, рассказывай свою или проваливай!
Процедура возврата к изначальному сценарию отработала как нужно. Ракар удовлетворенно кивнул.
– Я не смогу оплатить тебе за твою песню, но буду благодарен, если ты споешь что-то на свой выбор. То, что тебе самому нравится больше всего.
Мужчина кивнул и молча начал крутить ручку своей шарманки, поглядывая на Ракара. Тихая музыка не перекрывала всего уличного шума, но почему-то была хорошо слышна стоящему рядом слушателю. А потом он запел – и это не был ни роскошный оперный баритон, ни джазовый вокал, но голос человека, много повидавшего в жизни. Он пел длинную красивую балладу о Джонни-шотландце, отважном воине, влюбившимся в дочь своего короля. Ее повторяющиеся мотивы убаюкивали и настраивали на правильный лад, задавая настроение всего рассказа. Несколько голографических персонажей подтянулись, как только Флемонс начал петь, и в его шляпу упала еще пара звонких монет.
_________________________
с кадетами, гостями и голограммами


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
19 09 2016, 12:28:33 #298
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Услышав звуки музыки и пение, Акрита пробилась через толпу и остановилась в нескольких шагах позади шарманщика. Она никогда не видела такого инструмента, но, в отличие от танцев, музыка была ей близка и понятна, пение под нее – тоже. Ее родители часто пели ей в детстве…
И сейчас, проникаясь словами и незатейливой мелодией баллады, она чувствовала, что именно этот элемент голопрограммы стал для нее тем, что мощно и уверенно перенесло в эпоху древней Земли. В мир, такой другой и непонятный, но по сути своей, по мыслям и человеческим судьбам – невероятно близкий. Она опустила глаза и смотрела в камешки на мостовой, уже даже не думая о том, видят ли коллеги по проекту ее эмоции, которые наверняка отражались на лице. Это было не важно.
Важной была любовь. То, ради чего имела смысл сама жизнь и борьба за нее, поиск непознанного и бесконечное исследование. То, что понятно и древним людям Земли, и в общем-то всем разумным существам Вселенной, и Акрита подумала, что именно оно, на самом деле, объединяет их, а многое другое, в том числе веселье и детские развлечения, которые она полчаса назад видела в такой роли - могут отличаться, но потребность быть любимым и любить – есть у всех, на свой лад. И у голове крутилась какая-то ускользающая мысль, очень важная, связанная с этой идеей и их проектом, но андорианка никак не могла уловить и сформулировать ее. Как почти забытое светлое и немного грустное воспоминание.
Когда шарманщик допел, она машинально сунула руку в карман и обнаружила там монетку – очевидно, созданную вместе с костюмом для большего антуража. Достав ее, Акрита секунду смотрела, как она блестит на ладони отраженным откуда-то из другого мира солнцем, и бросила в шляпу уличного музыканта.
Флемонс улыбнулся девушке и благодарно кивнул.
- Все собрались? – поинтересовалась Самрита, вернувшаяся с катания на аттракционах.
- До конца осталось совсем недолго, - заверил собравшихся Освальд. - Кажется, многие устали и хотели бы передохнуть. Потерпите немного, осталось всего одно место.
Кадеты повели гостей за собой к выходу.

- Итак, мы прошли все шесть праздников, - сказал Освальд, когда все гости снова оказались на одном из лесных перекрёстков. - Все они были взяты из разных эпох и разных мест на Земле, они показывают наших предков с очень разных сторон, а также демонстрируют, насколько разнообразна наша совсем недавняя история. Надеемся, вам всем было интересно, но это ещё не всё. Закончить нам хотелось бы на торжественной и оптимистичной ноте, чтобы никто не судил о современных землянах по тому, как выглядел наш вид столетия и даже тысячелетия назад.

Когда все гости прибыли в обозначенную на карте словом "конец" точку, они увидели почти такую же поляну, как и в самом начале, только рядом с озером была проложена крупная дорога.
- Все в сборе? - спросил Освальд и, на всякий случай, пересчитал гостей. - Тогда в путь!
Снова гости шли примерно минуту, после чего произошла последняя смена декораций. Участники оказались вечером на городской площади, сбоку от них возвышался обелиск, а немного вдали находился большой экран, на котором, однако, пока ничего не показывалось. На этот раз, на гостях была та одежда, в которой они пришли в голокомнату. Вокруг толпился народ, мужчины и женщины всех возрастов и рас весело общались друг с другом и, очевидно, были в приподнятом настроении. И снова, для хорошо знакомых с Землёй было несложно определить место.
- Добро пожаловать в Париж, на Площадь Согласия, - сказал Освальд. - 2130-й год, если быть точным, день подписания Договора Объединения. Этот день тоже стал памятной датой и ежегодно отмечается на Земле.
Услышав знакомое слово "Париж", Ракар огляделся с несколько большим энтузиазмом, чем до того. Понятно было, что земляне, также как и любые другие, гордились местами, которые производят положительное эстетическое впечатление. Но все равно, для Ракара не было ничего лучше Ромула. Хотя, сравнивать не требовалось, требовалось смотреть.
– Так это и есть Париж? – вслух сказала М’Кота. Видимо, в известной части Галактики Париж почти не уступал в популярности Шекспиру.
- Наверное, самый популярный земной город, по крайней мере среди не-землян. Уверена, что вы все о нем что-то слышали, - заметила Самрита. – Недаром именно здесь и произошло объединение Земли.
- В чем же причина его популярности? – спросил ромуланец.
- Он красивый, - Самрита словно удивилась такому вопросу. – С ним связана древняя история, это центр культуры и искусств, экономики и политики… А еще Париж называют городом любви!
Ракар понимающе кивнул, как будто удовлетворился ответом, выражение его лица было нейтральным, не выражающим ничего, он принялся рассматривать местную архитектуру.
Артур чему-то улыбнулся про себя. Его дом был в Хьюстоне, надолго местом жительства стал Сан-Франциско и эти города были ему куда ближе Парижа. Но Париж и правда был одной из главных достопримечательностей Земли.
- На самом деле, М'Кота, - тихо сказал Лайтман почти на ухо клингонке, чтобы не мешать остальным любоваться, - мне больше нравится Рим. А еще Сидней, Хьюстон, Минск и Санкт-Петербург. Но Париж тоже хорош.
– Ты сам напросился, – М’Кота плохо умела говорить тихо, но постаралась понизить голос, чтобы не мешать остальным, – кажется, тебе пора составлять расписание для всего, что ты обещал мне показать.
- Придет время, и всё тебе покажу, - согласился Артур, заговорщически улыбаясь.

Неожиданно, на экране появилось изображение интерьера некоего помещения. Толпа вокруг зашумела чуть громче, послышались одобрительные восклицания, но стоило на экране появиться мужчине в строгом костюме, как публика буквально взорвалась. Когда же эмоции у окружающих людей немного стихли, человек на экране, видевший, очевидно, происходящее на площади, наконец заговорил. Речь была долгой: мужчина сказал, что церемония подписания Договора прошла успешно, что новое правительство будет располагаться здесь же - в Париже, на этой самой площади, что наконец-то народы Земли объединились не по принуждению одной из наций, пытающихся диктовать свою волю остальным, а как равноправные партнёры. Человек упомянул, что этот момент навсегда войдёт в историю человечества, что теперь народам Земли больше нет необходимости бороться за ресурсы друг с другом, и они могут сосредоточить усилия на проектах, которые будут в интересах всего человечества. После чего, с трудом сдерживая эмоции, мужчина торжественно пообещал продолжить служить теперь уже всему человечеству, как до этого служил народу Франции.
Толпа ответила на речь ликованием и ещё долго не замолкала. В определённый момент человек дал команду, и над площадью заиграла торжественная музыка. По тому, насколько быстро люди замолчали, а потом очень быстро сориентировались и стали петь, даже незнакомым с историй Земли стало ясно, что музыкой был государственный гимн.
Не прошло и минуты, как из-за экрана раздался грохот, и через несколько мгновений небо над Парижем словно окрасилось во все цвета спектра: фейерверки взрывались один за другим сначала хаотично и беспорядочно, но потом несколько десятков огней взмыли в небо синхронно и образовали некие символы. Земляне и знакомые с Землёй инопланетяне узнали в них цифры: 2, 1, 3 и 0. Толпа людей на такое ответила ликованием.
Следующий залп был куда массивнее: несколько сотен огней голубого и зелёного цветов изобразили в небе саму Землю: зелёные очертания материков видевшие Землю раньше ни с кем не могли спутать.
- Этот день навсегда останется в памяти всех землян! - торжественно произнёс государственный деятель.
Праздничный фейерверк длился целых восемь минут, публика всё это время не переставала радостно кричать одобрительные лозунги, а несколько человек поблизости от гостей даже всплакнули в какой-то момент. Когда же всё закончилось, люди продолжали шуметь, поэтому Освальд, спустя минуту, дал команду и гости оказались на крыше одного из зданий на той же площади.
- Вы стали свидетелями исторического события, - сказал Освальд. - Пусть не все нации, населяющие нашу планету на тот момент, подписали Договор, именно этот день стал Днём Объединённой Земли и теперь отмечается каждый год. Фейерверки каждый раз всё более и более впечатляющие, но мы хотели показать вам именно оригинальный и именно здесь - на Площади Согласия, хотя в этот момент, согласно хроникам, торжества были во многих местах.
Посмотрев на каждого из коллег и увидев их реакцию, Освальд кивнул и добавил:
- На этом, мы хотим завершить презентацию. Всем спасибо за участие, надеемся, что вам было интересно. Компьютер, завершить программу!
Лайтман слушал речь президента с особенным выражением лица. Этот день, когда наконец человечество сделало один из самых важных шагов в свое будущее по правильной дороге, был ему особенно дорог. Этот день действительно был праздником, куда более настоящим, чем многие другие. Заложив руки за спину, он повернулся к М'Коте.
- Я рад, что ты это увидела. Это действительно особенный день, для всех нас, землян.
М’Кота улыбнулась – не так как обычно, а слегка, словно бы одними глазами. Ей казалось, что она действительно сейчас разделила с Артуром что-то особенное, важное для него. И ликование людей на площади… Прагматичная натура клингонки подсказывала ей, что не всё было гладко, что были противники объединения, что в первые годы, должно быть, объединённой Земле пришлось нелегко, но ведь это всё – вещи неизбежные, не так ли? Важнее было то, что, только достигнув единства, цивилизация могла идти дальше: только объединив ресурсы планеты, можно было выйти по-настоящему в Космос и встать вровень с теми, кто уже уверенно шёл по звёздным дорогам (кто-то мирно, а кто-то – жестоким вихрем войны). Вместо ответа девушка слегка – словно бы невзначай – коснулась руки землянина и отвела взгляд. Сейчас, когда презентация закончилась, она не находила подходящих слов, а выйти из положения как обычно (то есть шумно и демонстративно)… это совсем не годилось для таких случаев.
Лайтману показалось, что М'Кота только что разделила с ним это эмоциональное состояние совсем как землянка. Она старалась вести себя другим, особенным образом. Была ли она при этом собой, или старалась соответствовать. Или она была такой по-настоящему. Артур очень хотел ее узнать, в разных проявлениях и разных ситуациях. И он не отрываясь смотрел на нее до самого момента окончания программы.

Ромуланец смотрел на документированную запись процесса объявления об объединении земных государств в максимально закрытой позе, скрестив руки на груди. Это всё было земной историей, которой он никогда не знал. Очень познавательной на самом деле, хоть и в формате праздников их прошлого. Ракар не испытывал ни восторга, ни противоположных чувств, находясь в процессе непрерывного познания землян. И эта презентация привела его к новому уровню понимания сути личности создателей Федерации.
- Освальд и Самрита, - сказал Ракар с максимальной серьезностью, - благодарю вас за это очень познавательное и интересное действие. – С этими словами он повернулся на 180 градусов, зафиксировал Тенека взглядом и пошел к выходу по траектории, пересекающей местоположение вулканца.
- Мистер Тенек, - тихо сказал Ракар, поравнявшись с ним и наклонив голову в его направлении, - сейчас мне нужно зайти к координатору по причине ее вызова, а позже вы мне будете очень нужны. Я прошу вас не уходить далеко с Променада. Это очень важно.
Проговорив это, ромуланец пошел к выходу из голокомнаты.
Тенек собирался первым делом связаться с коммандером Мори, но Ракар ушёл, не оставив возможности для ответа, и стажёр решил, что в этом случае будет правильнее сперва дождаться ромуланского коллегу и выслушать всё, что тот намерен сообщить. Перерыв был достаточно длинным, и Тенек надеялся, что по крайней мере договориться с коммандером о встрече в удобное для неё время он успеет.
_____________________
+ все


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
19 09 2016, 12:32:04 #299
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Кабинет глинна Толан


Ракар помнил взгляд координатора, обращенный на него в конференц зале сегодняшним утром. Смысл этого вызова ему был понятен, но очевидно он либо не знал последних сведений, или не учел чего-то большего. В чем именно он ошибся, не предвосхищая события и не додумывая заранее, Ракар предпочитал узнать непосредственно от Иламы Толан.
У двери кабинета координатора Ракар нажал на кнопку оповещения о прибытии.
Дверь перед ромуланцем разъехалась, и он оказался на пороге кабинета координатора: не слишком просторного и роскошного, к тому же – довольно темного. За столом сидела глинн Толан и что-то писала на своем терминале, периодически поглядывая в лежащие перед ней падды.
- Проходите, мистер Ракар, можете садиться, - проговорила кардассианка, не отрываясь от своей работы. Еще полминуты спустя она отложила падд и, наконец, подняла взгляд на ромуланца. – Итак, мистер Ракар, что это было? – ровным, немного усталым голосом поинтересовалась она и потерла переносицу.
Ракар прошел в темноту кабинета координатора проекта и сел на предложенный стул перед ее столом. Он ждал. Ждал когда координатор закончит свои дела и скажет что-то. На Ромуле он обычно докладывал при ярком свете, но видимо на этой станции так было принято, либо это были личные предпочтения глинна Иламы Толан. Ракар не сводил с нее глаз, пока она не закончила и не обратилась нему.
- Что именно, глинн Толан? – поинтересовался он, - вы имеете в виду мое выступление на разбирательстве у Сатала?
Женщина покачала головой.
- Я имею в виду ваше явление на слушание без приглашения, - спокойно пояснила она. – Я дала вам понять, что услышала ваше желание свидетельствовать, и что при такой необходимости я вас позову. У вас были основания не верить моим словам?
Ракар прищурился, при темном свете, внимательно рассматривая координатора проекта. Быстрая мысль, промелькнувшая в сознании, принесла мгновенное понимание. Он наклонил голову и снова поднял, глядя на координатора.
- Мне казалось, мы договорились, что я буду свидетельствовать и защищать этих арестованных. Вы просили не вмешиваться в дело Лайтмана. И … , я не особенно вмешиваюсь в него. Но от вас не поступило дополнительного уведомления, я посчитал, что вправе с вашего изначального согласия придти туда. Оснований для недоверия – нет, вероятно есть не полная согласованность, может я не очень точно понял ваши слова, так вы были против этого моего присутствия ?
- Я была против вашего несанкционированного присутствия, - Толан сделала упор на слове «несанкционированного». – Если бы в ходе слушания потребовались свидетели, вы были бы первым, к кому бы я обратилась. В данном случае мистера Планкса и меня интересовали другие вопросы, которые вы прояснить не могли. На первый раз я закрою глаза на такую выходку; вы еще молоды и неопытны, и необдуманные поступки вам простительны. В дальнейшем же я буду строже следить, чтобы, пока вы являетесь официальным участником проекта, вы выполняли мои задания и распоряжения. К сожалению, о сегодняшнем инциденте мне придется доложить вашему руководству, - она кивнула в сторону стопки паддов. - Теперь можете идти.
Ракар опустил голову и медлил пару секунд, сцепив ладони перед собой в замок. Он решал может ли он верить настолько кардассианскому координатору проекта. Верить или не верить. Ромуланцы не могут верить никому. Но есть такая штука как взаимодействие, которая практиковалась много раз. Иногда это не требовало доверия. Иногда это требовало только соблюдения интересов. Иногда это была просто политическая игра. Здесь и сейчас для Ракара игры закончились. На самом деле игры закончились для него уже давно. Политика не была для него игрой уже много лет. Да и вообще, это все не игра. Здесь и сейчас он должен был спасти этот проект, и в этом координаторе он видел того, кто в этом заинтересован. Не только в проекте, он помнил что и как она говорила в тот раз, когда они с Тенеком остались на той планете. Он поверил этой кардассианке, он видел ее мотивы, он вообще считал себя тем, кто может читать людей. И он только и делал что читал их, здесь, там, на станции, и вне ее. Глинн Толан была достойна того, чтобы с ней работать.
Ракар поднял голову и посмотрел на кардассианку.
- Мэм. Разрешите сказать. Это займет не более 2 минуты регламента, но если вас заинтересует, мы обсудим. Я прошу вас выслушать меня.
Толан вздохнула и откинулась на спинку кресла, скрестив руки.
- Две минуты. Я уже поняла, что вам лучше дать высказаться, иначе потом придется разбираться с последствиями, - криво усмехнулась она и склонила голову, давая ромуланцу возможность вступить.
Ракар поднялся со стула и подошел ближе к столу координатора. Он уже решил, что у него нет другого варианта действия, кроме полного доверия, полного доверия в ограниченной области. По другому ему задание не исполнить.
- Мэм, я сейчас скажу то, что нельзя воспринимать как просто какое-то сообщение кадета. Я здесь единственный полномочный представитель моей Империи, Ромуланской Империи. И вы должны знать, что я доверяю вам. Вам, как личности, заинтересованной в продолжении этого действия под названием проект "Альфа". Считайте, что я полноправный посол со всеми полномочиями. Так вот…
Ракар не проявил эмоций, он просто посмотрел на потолок и вернул взгляд на координатора.
- Я должен спасти этот проект, и надеюсь,  что это совпадает с вашими целями. Даже если федераты сейчас прослушивают ваш кабинет, то пусть слушают. Им полезно будет это услышать. Обсидиановый Орден на Кардассии задумал диверсию. Диверсия продумана до мелочей. Им было известно о предложении Федерации в отношении Волана II. Все было продумано по минутам. Ваше участие, наше прибытие, восстание. Единственное что они не продумали, это наши действия. Наши действия не вписались в их поминутный план. Кроме того, этот проект не входит в их планы. Он мешает им. Экспансия Кардассии не учитывает планы Федерации, напротив – противостоит им. Мир между народами – не выгоден.
Ракар снова отвел взгляд и вернул его.
- Я не имею материальных доказательств. Я имею лишь словесное подтверждение моей догадки от нашей разведки. Не более того. Но этот проект, глинн Толан – имеет весьма существенные претензии на лучшее будущее в этой галактике. Другой вопрос – с кем вы. Готовы ли вы последовать этой идее, или согласитесь быть орудием нескольких заговорщиков из вашей Родины? Вы не пешка в этой игре, как я хочу верить. Вы – нечто большее. А я хочу спасти этот проект любым способом – потому что мне кажется, что если одни кадеты будут защищать других, то Федерация осознает возможность единства разных рас, и отменит решение об отмене этого проекта.
Ракар замолчал. Он ждал любого развития, включая того, что прямо сейчас ему придется применить то, что вложено в карман его сапога, то , что не имеет противоядия.
С каждым словом ромуланца глаза Толан все больше расширялись от удивления, и когда он замолчал, в кабинете повисла тишина.
- Кхм, мистер Ракар… - женщина с интересом взглянула на кадета. – Это очень… любопытно. Вы мне уже говорили, как высоко цените проект, и это весьма похвально… - она подперла подбородок рукой, то ли пребывая в задумчивости, то ли пытаясь скрыть улыбку. – И я вам признательна за вашу честность. Но давайте не будем забывать, что вы здесь – не посол Ромуланской империи, а участник проекта «Альфа», такой же как М’Кота или Джез Тенма, или Курш. Поэтому вы не можете рассчитывать на какое-то другое отношение, другие условия, другие задания или освобождение от них. Все, что касается остальных участников, касается и вас, и никаких исключений в моем отношении не будет. Я полагаю, что, если бы Ромуланская империя посчитала необходимым, она бы послала кого-нибудь – уж простите – более опытного и взрослого в качестве своего представителя в Федерацию или ДС9. Она же прислала вас - и именно в статусе участника проекта. А еще, мистер Ракар, - тон Толан внезапно посерьезнел, а из глаз исчезло ироничное удивление, - вы не тот, кто будет распространять голословные и вредоносные слухи о Кардассии. У вас нет подтвержденных фактов, и пока не они не появятся – эта тема закрыта, вам понятно? - она плотно сжала губы и посмотрела прямо на стоящего перед ней ромуланца. Затем взяла в правую руку верхний падд и задумчиво его прокрутила. - Теперь вы можете возвращаться и спасать проект доступными вам способами – налаживанием отношений с коллегами, добросовестным выполнением заданием, инициативой в рамках проекта. Это то, что от вас ожидается. На всякий случай напоминаю, что обо всех ваших успехах - и не только – будет подробно сообщаться вашему руководству.
Ракар слушал Толан, внимая каждому движению мускулов ее лица. Пожалуй, еще ни разу он не бы настолько внимателен, анализируя собеседника. Хотя нет, был. Он примерно также слушал Квинтилию Перим, но там было по другой причине. По совсем другой. И прямо сейчас, в этом важном разговоре, который мог иметь высокую для него цену и последствия, он помнил о Квинтилии и думал о ней.
- Да, глинн координатор, я не посол, я кадет, в общем понимании этого слова, - сказал Ракар, склонив голову. – Но от этого мои слова не становятся менее существенными.  И да, я не тот, кто распространяет слухи. Потому что ничто из того что я говорю, говорил или буду говорить  - не является пустословием.
Ракар снова замолчал, оценивая реакцию координатора.
- Глинн Толан, я буду защищать этот проект, и я буду защищать вас всеми доступными мне способами, если защита проекта является настоящей вашей целью. Я ваш союзник, не сбрасывайте меня со счетов. Я предлагаю вам сотрудничество и взаимодействие, результатом которого может стать победа, которая нужна как вам так и мне. Если мы объединим усилия, мы сможем победить вместе, поодиночке – шансов куда меньше. Моему руководству – докладывайте все, что считает нужным. Если мое руководство сочтет меня ошибившимся, я узнаю об этом незамедлительно.
- Сотрудничество и взаимодействие – это именно то, что так нужно нам в «Альфе», - улыбнулась кардассианка, но ее взгляд оставался серьезным и напряженным. -  Вы поможете проекту, если будете добросовестно исполнять ваше основное задание здесь, как участник проекта, - повторила Толан, все еще продолжая вертеть падд в руке. – И я очень надеюсь, что из-за ваших действий ни у всего проекта, ни у других кадетов, ни у меня не возникнет проблем. Здесь не место для шпионских игр, мистер Ракар. Я хотела бы верить в ваше благоразумие и в то, что вы будете выполнять мои приказы в рамках проекта, но пока я не могу быть в этом уверена, я буду следить за вами более пристально. А теперь вам лучше убедить меня в том, что вы – хороший кадет, - и больше не будете вмешиваться туда, куда не стоит.
- Если бы все это было играми... - почти грустно в подобии улыбки скривился ромуланец, - но нет. Я не скажу федератам, и несомненно, я выполняю, выполнял и буду выполнять ваши приказы в рамках проекта, глинн Толан. На меня можно рассчитывать. Но прошу вас разрешите еще пару вопросов – какой итог по разбирательству с Саталом?
- Это вовсе не игры, мистер Ракар, - очень серьезно произнесла Толан, сосредоточенно глядя на ромуланца. – Даже если задания кажутся вам скучными, неважными и необязательными к исполнению. Надеюсь, это понятно? – отрицательного ответа вопрос координатора не подразумевал. – Что касается слушания… - она задумчиво отвела взгляд и сконцентрировалась на какой-то точке на столешнице. – Окончательного решения еще нет. Но скажите, мистер Ракар, почему для вас было так важно защищать мистера Сатала? Разумеется, вы говорили о ценности проекта – но проект не закроется и не перестанет существовать, если одного из его участников исключить по уважительной причине. Так почему же?
____
Совместно с Ракаром
Offline  
Страниц: 1 ... 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS