* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 01 2021, 04:45:55 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
26 08 2016, 11:06:34 #270
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа
Конференц-зал


Коммандер Планкс поднял палец, привлекая к себе внимание.
-Если позволите, я бы хотел задержаться на этом моменте совсем чуть-чуть дольше. Мистер Сатал, когда и как вы в первый раз узнали, что ваше… я имею в виду, всей вашей группы… нахождение на Волане II недопустимо?
Сатал повернулся к координатору.
- Когда меня телепортировали на “Саратогу”, я сразу попросил глинна Толан отправить меня обратно и получил отказ.
- … Который был проигнорирован, - добавила кардассианка, не отрывая взгляда от падда.
- Я не отрицаю этого, мэм, - ответил Сатал. - Я сказал об этом с самого начала.
-Что меня интересует, так это почему вы проигнорировали распоряжение вашего непосредственного руководителя, - уточнил Планкс.
Выражение лица Сатала стало совершенно непроницаемым.
- Я должен был вернуться, чтобы помочь человеку, который помог нам, - произнёс юноша каким-то неживым, каменным голосом.
-Почему вы не объяснили этого глинну Толан? - все тем же светским тоном осведомился Планкс.
Впервые на лице Сатала мелькнула тень эмоций, на мгновение.
- Я понимал, что она не имеет права дать мне такое разрешение, - произнёс он негромко. - Если бы я стал просить - её или офицеров “Саратоги” - я поставил бы их перед выбором: либо запретить мне спуск, невзирая на аргументы, либо взять ответственность за мой несанкционированный спуск на себя. Я не хочу, чтобы за мой выбор, каким бы правильным я его ни считал, несли ответственность другие люди. По этой же причине я обездвижил оператора транспортерной, не пытаясь с ним поговорить.
- И таким образом вы посчитали себя вправе решать за двух офицеров – меня и офицера транспортной, и решили, что мы не в состоянии принимать самостоятельных решений, находящихся в нашей зоне ответственности, - предположила Толан и усмехнулась: – Это и правда занятно.
- Нет, мэм, - мрачно возразил Сатал. - Я просто не хотел быть хорошим за ваш счёт. Ни за ваш, ни за чей-либо ещё. Это недостойно.
- И по этой, без сомнения, уважительной причине вы проигнорировали приказ вашего руководства, напали на офицера Звездного Флота при исполнении, и, как вы сами сказали, поставили под угрозу дипломатические отношения? – с искренним интересом поинтересовалась женщина.
Сатал медленно вдохнул и выдохнул, очищая разум и восстанавливая контроль, который, как он чувствовал, начинает давать трещину.
- Я готов понести наказание, - ответил юноша. - Я не ищу себе оправданий и осознаю серьёзность моих проступков. Что касается дипломатических отношений, то я надеялся, что признание, которое я оставил, решит проблему, если таковая возникнет.
-Вы готовы понести наказание, - медленно повторил Планкс, - Однако… вы все же считаете свой выбор правильным?
- Я поступил бы так же и снова. Но я осознаю, что бывают ситуации, когда правильный выбор от преступления отделяет слишком тонкая грань. Только если ты готов заплатить за свой выбор, ты можешь говорить, что исполнял долг, а не прихоть.
-В чем смысл раcплаты и наказания, если оно не служит делу предотвращения повторения ошибок и преступлений? - покачал головой коммандер Планкс, - Зачем сажать куда-то преступников, зная, что выйдя на свободу они возьмутся за старое? Так значит, вы говорите, что если вам еще раз предоставится возможность, вы продолжите нарушать указания вашего руководства, создавать поводы для дипломатических скандалов, захватывать операционные посты на кораблях, вырубать ничего не подозревающих людей и помогать анти-федерально настроенным элементам?
На всё сказаное у Сатала был ясный и простой ответ - на всё, кроме последней фразы. Он ясно и прямо на Планкса и спокойно уточнил:
- Борегард Клейборн третий наладил нам связь с катером и, возможно, именно благодаря ему мы все вернулись живыми. При этом, если его так называемые друзья узнают о его роли, ему наверняка будут мстить. Сам же он недееспособен и ничего не понимает в политике. Вы считаете его антифедерально настроенным элементом?
-Насколько я понимаю, благодаря его умениям все застряли на планете без связи в первую очередь, - заметил Планкс. - Вы считаете, что небольшая помощь способна мгновенно искупать гораздо больший вред?
- Его умения были использованы бесчестными людьми, собиравшимися сделать его преступником, в их руках он был инструментом, не понимавшим значения своих действий. Но сам по себе он добрый человек с куда более высокими моральными принципами, чем те, кто его использовал.
- Соответственно, исходя из ваших же слов, вами он был использован точно так же ради ваших целей. Разумеется, благих целей, - быстро добавила Толан.
Сатал качнул головой.
- Это не совсем так, - проговорил он медленно. - Мы постарались объяснить ему, что нам нужно, чтобы он изменил режим функционирования его… огоньков, чтобы спасти наших друзей. И что его огонькам это не повредит. Конечно, мы не могли ему полностью описать всю ситуацию, но мы, по крайней мере, постарались объяснить, что могли.
-А чем это отличается от того, что сделали маки? - с невинным выражением спросил Планкс. - Разве они не объяснили?
- Насколько я понял, они просто попросили его оживить огоньки, - ответил юноша. - О том, что за этими огоньками и просьбой стоит нечто большее, он не знал.
- Пожалуйста, уточните терминологию, - попросила Толан, поморщившись. – Я думаю, наше с коммандером Планксом образование позволит понять, о каких живых огоньках вы говорите.
- Речь идёт о системе глушения связи, огоньки - это индикаторы на панелях. Борегард воспринимает их как живых существ.
-То есть, вы пытаетесь сказать, - медленно начал подводить итог трилл, - что когда вы все объяснили, он осознал, что ранее поступал не правильно, и по доброй воле помог вам… можно сказать, перешел на нашу сторону?
- У нас не было возможности объяснить ему всю ситуацию, - ответил Сатал, - но то, что, изменив режим функционирования огоньков, он поможет нашим друзьям, он понял.
-Верно, помогать друзьям - это хорошо и похвально, - заметил Планкс, - У нас столько об этом написано книг… Но вот что я не понимаю: получается, когда этот человек помогал своим друзьям-маки - он не понимал, что делает, но это ничего, потому что он не дееспособен, а значит не может отвечать за свои злые действия. А когда помогал вам - он все осознавал, поэтому он добрый и хороший, и даже  сознательность  откуда-то внезапно прорезалась? Штука в том, мистер Сатал, что когда вы говорите, что человек не отвечает за свои действия, то это касается их всех: и хороших, и плохих. Не подгоняете ли вы факты под свое восприятие? Возможно, по какой-то причине вам стало жалко этого человека?
- Я говорю о нём как о хорошем человеке потому, что, сравнивая его взгляды и мотивы с мотивами тех, кого он считает друзьями, я неизменно прихожу к выводу, что в нравственном плане он стоит на ступеньку выше их. Он добрый, и у него есть стремление всем помогать. Он ценит дружбу и верит людям, которых считает друзьями. Не его вина, что он при этом слишком наивен, чтобы увидеть, что они ему друзьями не являются. В отличе от Борегарда, этим людям чужды понятия чести и сострадания, но они хорошо знают, как использовать эти качества в других. И они на самом деле ему не друзья, они его просто используют, пока могут. Вы знаете, что они обманным путём хотели заставить его совершить насилие над миссис Яккат? Только наше незапланированное появление и вмешательство предотвратило это. Возможно, миссис Эвансон права, и из этой затеи действительно ничего бы не вышло, но если оценивать сами намерения - разве друзья так поступают?
- Это все очень интересно, - заметила Толан, хотя интереса в ее голосе не слышалось. – Но давайте по порядку. Вы судите о нравственных категориях, ставя их на ступень выше приказам и субординации. Но почему вы считаете себя в праве решать, что правильно, а что нет, оценивать других людей и действовать, опираясь на вашу личную оценку вместо правил и законов?
Сатал повернулся к кардассианке.
- Первичны именно нравственные категории, а законы и правила появились уже на их основе и призваны их защищать. Разве солдата, выполнявшего преступный приказ, не судят на трибунале? Я ставлю нравственные категории выше правил и субординации, потому что правила придуманы такими же, как я, людьми и могут меняться или быть ошибочными, а моя система ценностей всегда остаётся при мне, где бы я ни находился. То, как мы оцениваем те или иные вещи, и есть наш внутренний стержень. Либо мы складываем с себя всю ответственность, передоверяясь приказам и правилам, и тем самым становимся не более чем бездумным инструментом - либо мы несём ответственность за свои действия и тогда не имеем права не подвергать внутренней оценке любое правило, которому собираемся следовать или которое, напротив, намереваемся нарушить.
-Давайте оставим в стороне солдат и трибуналы, - предложил Планкс с улыбкой, но дальше каждое сказанное им слово звучало все серьезнее, жестче и громче, - но что станет с обществом, если каждый начнет сам решать, что морально, а что аморально? Что преступно, а что - нет? Любое общество - это договор, и наши законы, кодексы, правила - писаные и неписаные - делают нас теми, кто мы есть, и объединяют нас. И да, иногда мы должны доверяться им и друг другу. Возможно, вам не приходилось думать об этом раньше - о Первой директиве, маки, запрете на генетические модификации, запрете на разработку устройства невидимости для наших кораблей… Об этих постоянно висящих над нами вещах, настолько больших, что иногда мы их даже не замечаем и не думаем о них, но которые в том числе и характеризуют нас как Федерацию. Иногда соблюдать все эти запреты и требования тяжело, иногда это причиняет боль, иногда решить отступиться от этих принципов кажется легче и может, даже гуманнее. Но это то, что делает нас нами. Вы можете сказать, что вас не спрашивали, что вы не подписывали никакого договора… но сейчас вы здесь, мистер Сатал, в этом государстве, которое делает некоторые вещи определенным образом. И большой вопрос в том - можем ли мы вам доверять? Можем ли мы рассчитывать, что вы разделяете те же ценности, что и мы? Или вы продолжите нарушать указания вашего руководства, создавать поводы для дипломатических скандалов, захватывать операционные посты на кораблях, вырубать ничего не подозревающих людей и все прочее?
- На самом деле, именно каждый сам для себя решает, что морально и что нет, это внутренняя категория, и её невозможно скорректировать изданием закона. Если бездействие будет мне казаться недопустимым, и у меня не будет иного выхода, я готов нарушить правила и нести за это ответственность. Безусловно, будь у меня альтернативный вариант, я бы предпочёл его.
Сатал понимал, что этими словами он вполне вероятно подписывает себе приговор. От него, судя по всему, ждали раскаяния и заверений в надёжности, что он больше никогда не будет так поступать и так далее, и он бы, пожалуй, мог это изобразить. Но это тоже был выбор. Его. И его ответственность. Как он не стал перекладывать ответственность за спуск на других людей, так и сейчас считал недопустимым лгать и прятаться. Он посмотрел на трилла и добавил после небольшой паузы:
- И да, я понимаю, что означают мои слова, мистер Планкс.

_________________________
Я, Илама Толан, Диас Планкс, Бакот.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
26 08 2016, 11:08:34 #271
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа
Конференц-зал


- Итак, давайте подытожим этот момент, - вступила Толан, которая до этого не мешала федератам обсуждать их нравственный кодекс. – Соответственно, вы говорите, что планируете соблюдать правила, только если они вам нравятся. Возвращаясь к теме того, что вас приняли в проект, у меня возникает вопрос: если участник «Альфы», находящийся в моей зоне ответственности, нарушает и планирует в дальнейшем нарушать как мои распоряжения, так и законы своего государства – Объединенной Федерации Планет, - то принесет ли он проекту пользу, или, скорее, вред? А самому государству? Что у вас в Федерации делают в таких случаях, коммандер Планкс?
Сатал видел, что его слова опять искажены: между “нравится” и “морально” лежала большая пропасть, эти понятия не были тождественны даже приблизительно. Но координатор снова обращалась не к нему…
-Мы стараемся не ограничивать свободу слова, мысли и самовыражения наших граждан, - повернулся Планкс к кардассианке, - Однако, когда они находятся в позиции, на которой они легко могут навредить нашему государству и людям вокруг… ну, мы становимся строже, как любые наши соседи. Мистер Сатал, прошу вас, подумайте - действительно ли у вас не было альтернативного варианта?
- Я хотел бы его найти, - признался Сатал. - Но все другие варианты казались мне хуже. В конце концов, если бы Кардассия всё-таки предъявила претензии, скандал можно было бы замять, ограничившись только моей выдачей на основании моего признания. В отличие от ситуации, когда мой спуск санкционировали бы офицеры “Саратоги”.
Юноша посмотрел вниз на столешницу и снова поднял глаза на Планкса.
- Сэр, разрешите вопрос? - попросил он. - Как поступили бы на моём месте вы? Я… говорил кое с кем из тех, кто не согласен с выбранным мной образом действий, но мне не смогли дать ответа на этот вопрос.
Планкс сплел пальцы в замок перед собой.
-Извините, но я не могу ответить на этот вопрос в настоящий момент, - с теплой улыбкой ответил он. - Я здесь не для того, чтобы учить вас или судить, а лишь чтобы оценить и предоставить руководству проекта свои рекомендации. Но мне интересно - что вам ответили другие?
- Общие фразы, - произнёс Сатал. - Что не так, как я, но как - не знают. И что на своих нельзя нападать, а нужно уговаривать.
- Видимо, в проекте еще есть разумные люди, - быстро улыбнулась Толан, а затем вновь посмотрела на Сатала, выдержав небольшую паузу. – И если ни они, ни вы не знаете, что следовало делать, то почему вы не рассмотрели возможность найти альтернативные варианты с помощью более компетентных людей? Вы считаете, что офицеры не смогли бы принять правильное решение в данной ситуации?
- Ситуация, когда вместо меня сейчас на слушании или даже трибунале отвечал бы другой человек, не кажется мне более разумной, - заметил Сатал. - Любой, кому я доверился бы, оказывался под ударом. О таких вещах просят только близких друзей, с которыми ты готов разделить всё, включая смерть, - он помолчал. - Я не в первый раз слышу об альтернативных вариантах, о том, что кто-то другой мог бы принять более правильное решение - но ещё никто даже приблизительно не пояснил, как могли бы эти альтернативные варианты выглядеть и какое решение было бы более правильным. При всём уважении, мне начинает казаться, что за этими фразами стоит та же самая растерянность, что владела мной, только у меня не было времени на длительные размышления: “Саратога” могла в любой момент сняться с орбиты, и тогда человек, которому мы обязаны, возможно, нашими жизнями, остался бы один на один с врагами.
- Вы не ответили на мой вопрос и пытаетесь нас в чем-то обвинить, - поморщилась кардассианка. - То есть возможность существования ситуации, в которой удалось бы избежать трибунала, вы не рассматриваете в принципе? Может ли это быть из-за того, что вы не можете оценить положение дел целиком и понять, где начинается зона ответственности и компетенции других людей – более опытных и располагающих куда большими знаниями, чем вы? Разумеется, я даже думать не хочу, что вы можете считать тренированных офицеров Звездного Флота не способными на принятие решений в рамках своих полномочий!
- Мэм, я был бы рад узнать, что такая возможность есть, но если она действительно есть, если это не предположение, а факт, то почему вы мне об этом не скажете? Я не сомневаюсь в профессионализме офицеров Звёздного Флота, но понимаю, что даже они не всесильны, иначе ситуация, когда часть наших колоний в результате договора оказалась на территории Кардассии, никогда бы не возникла, и мы бы никогда не получили такое явление как маки.
-В данный момент мы рассматриваем очень конкретные вещи, а именно - ваше поведение, - вернул разговор в русло трилл. - Была ли у вас возможность не нарушать указания вашего руководства, не создавать поводы для дипломатических скандалов, не захватывать операционные посты на кораблях, не вырубать ничего не подозревающих людей? Давайте начнем с последнего. Есть ли какая-то вероятность, что если бы вы не напали на шефа транспортерной, вам бы все равно удалось выполнить свои планы?
- Насколько я вижу ситуацию, это мне удалось бы только в том случае, если бы я уговорил его спустить меня на планету добровольно. Но тогда вместо меня отвечал бы он, что я не считаю допустимым.
-Вы много говорите о своих моральных установках, о том, как вам важно самому оценивать ситуации и свои выборы, принимать решения и нести за них ответственность, не быть безвольным инструментом в чужих руках, - напомнил трилл. - Почему же вы отказываете в этих же правах другим? Неужели вы считаете, что только вам должна быть доступна такая роскошь? Не более ли вероятно, что вы оценили ситуацию и были просто полностью уверены, что шеф транспортерной будет против вас? Так же как и все остальные на корабле, включая госпожу Толан, кого вы не поставили в известность о своих планах?
- Нет, сэр, не более вероятно, - возразил Сатал. - Чисто статистически, все без исключения быть против меня просто не могут. На мой взгляд, чем ниже в иерархии стоит офицер и чем больше у меня была бы возможность поговорить с ним чисто по-человечески, тем больше была вероятность склонить его на свою сторону. В этом отношении шанс вызвать сочувствие у оператора транспортерной и уговорить его спустить меня на планету я оцениваю как достаточно высокий - хотя и не стопроцентный. И также я почти уверен в том, что мне удалось бы убедить глинн Толан.
- Как же узнать, если не попробовать... - отвлеченно пробормотала Толан. – Значит, меня вы предпочли оставить в неведении и подставить под удар как ответственного за вашу безопасность и ваши действия по той же благородной причине?
Сатал на мгновение прикрыл глаза: ему снова начинало не хватать контроля. Хотелось убежать, спрятаться, закрыться от этого всего… Он собрал всю свою волю и снова медленно вдохнул и выдохнул.
- Мэм, - произнёс он глухим голосом, едва повернувшись, - вы бывали в ситуациях, когда все варианты плохие, и остаётся лишь выбирать из нескольких зол? Возможно, я ошибся во всём от начала до конца - я никогда не бывал в такой ситуации раньше, я ни с кем не мог поговорить, я ни у кого не мог просить совета, и всё, что мне оставалось - это действовать в тех условиях нехватки времени так, как я мог и как мне велела совесть. Другого ответа у меня нет…
Сатал умолк, сглотнув, чувствуя, как помимо всех усилий сохранять контроль и оставаться бесстрастным, его начинает охватывать жар. Как бы он хотел видеть сейчас родителей, особенно мать! Чтобы хоть кто-то понял, хоть кто-то не стал судить… Иногда, очень редко, в моменты крайнего отчаяния он позволял себе прийти к ней и положить голову ей на плечо. Она ничего не спрашивала, просто клала ладонь на висок - и становилось легче. Он давно научился решать свои проблемы сам, но знание того, что где-то в галактике есть те, кто тебя всегда примет, что бы ни случилось, служило надёжным щитом. И сейчас он больше всего на свете хотел видеть этих людей…
- Мистер Сатал, я вынуждена напомнить вам слова коммандера Планкса: сегодня вопросы здесь задаем мы, а отвечаете вы, а не наоборот, - холодно заметила координатор. – И вы не правы: в вашем распоряжении был полный корабль офицеров Звездного Флота и ваших коллег по проекту, - если вы не считаете меня заслуживающей вашего доверия фигурой. Вам было, к кому обратиться. Но вы признали, что могли ошибаться – это уже неплохо.
Сатал промолчал, глядя в стол. Он пропустил мимо ушей слова о недоверии - это был не первый раз за слушание, когда его слова, по ошибке ли, или намеренно его провоцируя, искажали. Обратиться? Да, он хотел… Он собирался поговорить с Лорой Эвансон, когда узнал, что она отказалась телепортироваться. И тогда он решился прийти к Артуру, единственному, у кого на тот момент мог просить совета - но Артур ответил, что Бо опасен (по крайней мере, будет опасен, если ему сделать операцию, что, на взгляд Сатала, было равноценно) и помочь ему они не могут. И тогда осталось действовать самому.
-Мистер Сатал? - донесся до него голос Планкса. - Как вы себя чувствуете, с вами все в порядке? Возможно, вы хотите стакан воды? Или сделать перерыв?
- Благодарю, сэр, - медленно кивнул юноша, - я бы выпил воды, если можно.
Лейтенант-коммандер коснулся коммуникатора на свой форме.
-Младший лейтенант Бакот, нам понадобится стакан воды, 10 градусов Цельсия.
Все это время баджорский охранник ждал за дверью, успев выйти при первой же воможности, потому что все происходившее в конференц-зале было, конечно же, не для его ушей.
Через несколько минут после вызова лейтенанта-коммандера Бакот вошел в комнату и поставил перед юношей с Вулкана высокий стакан с холодной водой.
-Скажите, когда сможете продолжать, - попросил Планкс.
Сатал кивнул и, взяв стакан, неспеша отпил несколько глотков. Не закрывая глаз, сосредоточившись на воде, он попытался войти в некое подобие медитации. Его окутала ночная прохлада и перед мысленным взором встала нависшая над головой ТХут. Он посмотрел вверх, вглядываясь в детали рельефа планеты-соседки, прослеживая границу материка, переходящую в русло мёртвой реки. Потом наклонился, зачерпнул пригоршню песка - и вся тревога осыпалась меж пальцев к его ногам.
Путешествие заняло в реальном мире не более двух-трёх минут, и Сатал, поставив стакан, обратился к Планксу:
- Я готов продолжать, сэр.

_________________________
Я, Илама Толан, Диас Планкс, Бакот.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
26 08 2016, 11:10:53 #272
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа
Конференц-зал


Трилл поднял глаза от своего падда.
-Так на чем мы остановились? - как ни в чем ни бывало осведомился он.
- Я сказал, что действовал в условиях нехватки времени так, как мог и как велела совесть, хотя не исключаю, что мог ошибиться, и глинн Толан отметила, что признать это было правильно с моей стороны, - коротко пересказал юноша содержание последних двух реплик.
-Я предпочитаю называть это не признанием ошибок, а осознанием альтернатив, - заметил лейтенант-коммандер Планкс, - Но это вопрос терминологии. А сейчас я хотел вернуться немного назад… к вашей фразе про “остаться один на один с врагами”. Вы сказали так о юноше с Волана II, но разве это не относится так же отчасти и к вам, в вашей ситуации, когда вам было не с кем поговорить и посоветоваться?  “Саратога” прибыла на орбиту планеты специально для помощи, они обладали ресурсами, которых у вас не было, - в этот момент мужчина бросил быстрый взгляд на глинна Толан, - Вы… не доверяли им?
- Я не считаю представителей Федерации врагами, - ответил Сатал. - Но прибывших на “Саратоге” я не знал, а вопрос был деликатный. Я же не мог просить совета у первого встречного. Впрочем, я намеревался поговорить с миссис Лорой Эвансон, однако выяснилось, что она отказалась телепортироваться на корабль и осталась на планете.
-Вот как… - задумчиво сказал Планкс, - Что ж, я получил много информации, мне многое стало понятно. Полагаю, на сегодня я мог бы закончить, а понадобятся ли дополнительные сессии по этому вопросу  - хотел бы сообщить позже. Как вы к этому отнесетесь, госпожа Толан?
- Я сделала для себя все необходимые выводы, - отозвалась кардассианка, и в ее голосе почувствовалось облегчение. – У меня больше нет вопросов.
-В таком случае, распорядитесь, пожалуйста, чтобы мистера Сатала проводили в его каюту или на занятия проекта - это на ваше усмотрение, госпожа Толан, а у меня есть еще несколько слов, которые я хотел бы сказать вам лично, - попросил трилл.
- Младший лейтенант Бакот, пожалуйста, проводите мистера Сатала к голокомнатам, - координатор вызвала офицера службы безопасности по коммуникатору и кивнула Планксу: - Хорошо, но у меня имеется в распоряжении не слишком много времени.
Сатал открыл было рот, чтобы высказать просьбу, но удержал себя. Несмотря на искренний интерес и желание познакомиться с мирами участников проекта, в данный момент юноша был психологически не готов к ним присоединиться. Более того, ему действительно очень хотелось к себе. Та медитация, что он провёл в экстренном режиме, была вроде спасательного круга - но ты не можешь на спасательном круге переплыть океан. Ему требовалось несколько часов покоя и уединения, чтобы привести в порядок мысли и эмоции, и разве что звонку родителям здесь нашлось бы место. Но он не решился просить и тем самым испытывать чьё-либо терпение, да и было ли у него такое право? Судя по времени, скоро должен быть перерыв, он как-нибудь справится. А ещё… ещё он собирался поговорить с Толан и объяснить, что Ракар пришёл, чтобы защитить его - Саталу не хотелось, чтобы из-за него у ромуланца были проблемы. Но этого, кажется, тоже не выйдет. Он встал и направился к выходу из зала, где его ждал охранник.
-Мистер Сатал? - окликнул его Планкс, когда юноша был уже на пороге конференц-зала. - Мне показалось, что вы хотели что-то сказать. Возможно, вы хотите еще один стакан воды?
Сатал обернулся и бросил взгляд на оставшийся на столе недопитый стакан. Трилл был весьма проницателен.
- Нет, благодарю, - ответил он, - я лишь предполагал… - тут юноша посмотрел на координатора и поспешно отвёл глаза. - Я предполагал, что меня отведут в каюту, но, впрочем, до перерыва осталось не так много времени.
- Как угодно, - безразлично отозвалась Толан и обратилась к появившемуся на пороге баджорцу: - Мистер Сатал отправится не в голокомнату, а в свою каюту.
-Нет, подождите, младший лейтенант Бакот, - поднял руку Планкс, - один момент. Мистер Сатал, а куда бы вы сами предпочли отправиться?
Сатал попеременно посмотрел на Планкса, Толан и Бакота и мягко произнёс:
- В каюту, если можно.
-Вы можете пояснить ваш выбор? - Планкс внимательно вглядывался в лицо Сатала.
Сатал опустил глаза. Несколько секунд он мучительно сомневался, стоит ли отвечать на вопрос или лучше согласиться идти, куда велят, но всё-таки произнёс:
- Мне хотелось бы побыть одному.
-Вы хотите побыть один, в своей каюте, а не в кругу своих шумных коллег по проекту, которые не одобряют вас, но сами не могут дать ответы на ваши вопросы, - подвел итог Планкс. - Вы встали на путь подавления ваших эмоций, мистер Сатал, поэтому я постараюсь не оперировать их понятиями и обойтись другими словами. Я думаю, что вы только что пережили неприятный опыт, думаю, вам было и остается тяжело сейчас, вам не с кем это обсудить и не у кого спросить совета. Разумеется, в меньшей степени, чем было на “Саратоге”, но параллель провести можно. Вы нуждаетесь в том, чтобы побыть одному, это было бы для вас сейчас помощью. Почему же вы не можете просто попросить о ней? Почему вы не верите, что мы можем быть на вашей стороне и разрешить вам? Можете не отвечать мне сейчас, идите в свою каюту, но обещайте подумать над этим.
С этими словами, Планкс кивнул баджорцу-охраннику, и тот легко положил руку на плечо Сатала и вывел его из конференц-зала.

_________________________
Я, Илама Толан, Диас Планкс, Бакот.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
26 08 2016, 13:26:28 #273
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Конференц-зал

Когда дверь конференц-зала за Саталом и младшим лейтенантом Бакотом закрылась, Планкс обратился к глинну Толан:
-Окончательное решение по вопросу участия в проекте этого молодого человека будет принято через несколько дней, но некоторые ваши рекомендации нам нужны уже сейчас.
- Какое именно решение вы имеете в виду? – поинтересовалась Толан, откидываясь на спинку кресла и прикрывая глаза. – Как я уже сказала, свои выводы из этого слушания я сделала, они будут отправлены сегодня руководству проекта «Альфа».
-Так же как и мои, - подтвердил Планкс, - И я не думаю, что нам понадобится вторая сессия разговоров с мистером Саталом, полученных данных вполне достаточно. Однако, что мы можем решить уже сейчас - это вопрос о его домашнем аресте. Рекомендуете ли вы снять охрану с его каюты и разрешить ему перемещения по станции?
- Я получила достаточно информации, - кивнула координатор. – Что касается охраны, этот вопрос должны решать офицеры Звездного Флота, которые эту охрану и поставили. Я не настаивала на заключении, но и не я отвечаю за безопасность этой станции. Вы уверены, что без охраны он не будет ни на кого нападать? – с иронией осведомилась женщина.
-За станцию вы не отвечаете, - согласился лейтенант-коммандер, - Но мистер Сатал - ваш подопечный. Если вы подтвердите, что готовы взять на себя ответственность за него - то мы готовы его освободить уже сегодня.
Толан отрицательно покачала головой:
- Если вы спрашиваете моего мнения, то я не хотела бы брать на себя такую ответственность до момента, когда мистер Сатал покинет проект. И все же мне интересно, какие выводы вы сделали из сегодняшней беседы? Я бы хотела понять, что делают федераты в таких ситуациях.
-Прощу прощения? - удивился Планкс, - Если мистер Сатал покинет проект, вам не придется брать на себя никакой ответственности. Значит, это ваш ответ? Вы не беретесь за него отвечать, как его непосредственный руководитель?
- Мистер Планкс, - вздохнула Толан. – Я несу ответственность за весь проект, и если один его участник представляет потенциальную угрозу, я не хочу еще больше увеличить эту вероятность. Я надеюсь, что на основании сегодняшнего слушания руководство «Альфы» примет решение о его исключении. Пока этот вопрос не решен, я бы предпочла обеспечить всеобщую безопасность. Вы спросили мое мнение, вы его получили – и оно вас не устраивает? И вы так и не ответили на мой вопрос.
-Нет, - с улыбкой покачал головой лейтенант-коммандер, - Вы ответили на мой вопрос, но я вынужден был уточнить, поскольку ваш ответ показался мне неожиданным. Но что ж, в таком случае, условия пребывания мистера Сатала на станции останутся неизменными до окончательного вынесения решения руководством проекта… или пока вы не измените свое мнение насчет этого вопроса, если вдруг это произойдет раньше. Что касается Федерации… Действительно, мысль о том, что наше лицо будет представлять человек, который не понимает, что иногда приказы обязательны к исполнению, что своим нужно доверять, что его действия могут навредить целому государству… - Плакс покачал головой, - Кажется, я сегодня уже прочитал одну большую пафосную речь на эту тему, жаль только, она не возымела должного вдохновляющего действия. Если коротко, то я хочу сказать, что да - в обычной ситуации Федерация бы этого не позволила, и здесь и сейчас мы идем на большой риск. Да, мистер Сатал… сложный человек. Но это же делает его интересным. Если он сможет заработать в команде со всеми остальными… Понимаете, госпожа Толан?
- А если нет? – жестко спросила кардассианка, но затем немного смягчила голос: - Я понимаю ваше желание дать ему второй шанс. Но не получится ли так, что, сделав это, вы отправитесь домой, оставив нас всех один на один с большой проблемой? Я не буду говорить, что бы сделали в такой ситуации на Кардассии, я пытаюсь понять ваш взгляд на вещи и даже в какой-то мере переступить через себя, но… это важный международный проект, а не благотворительность. Здесь нет места сочувствию «сложным людям». Вам известно, что «Альфу» могут закрыть со дня на день, и в данной ситуации я предпочту не рисковать. Вы сами сказали, что вся ваша пламенная речь прошла мимо ушей того, кому она предназначалась. Так не пора ли прекратить бессмысленные попытки?
-Дело не в сочувствии, - пояснил трилл, - Какую ценность будет иметь этот проект, если мы будем отбирать в него только тех, кто заведомо готов работать вместе, и отсеивать остальных, как неподходящих? Мы совсем недавно выиграли войну с Доминионом, так что уже знаем, что перед лицом большой опасности, стиснув зубы и закрыв глаза на взаимные недостатки друг друга, мы можем сотрудничать. Теперь пришло время идти дальше и копать глубже. И Федерация была готова первой пойти на риск, показывая самых разных своих представителей и принимая проект на своей территории. К сожалению, риск оказался серьезнее, чем мы предполагали…
Толан вздохнула и замолчала на пару секунд.
- Вы считаете, что исключить одного участника будет равняться признанию своего поражения? – сам того не желая, трилл задел очень болезненную для кардассианки тему. – А может быть это – стратегически-правильное решение, направленное на будущее процветание проекта и его участников? Речь идет не о недостатках или незначительных сложностях, а о серьезных нарушениях – и вы сами сказали это в ходе слушания. Вы предлагаете мне рискнуть и оставить в команде того, кто открыто признал, что будет и в дальнейшем нарушать приказы и законы? Для кого мои распоряжения ничего не значат, как и директивы вашей Федерации? Коммандер Планкс, не вам работать с этим человеком, поэтому подумайте еще раз, прежде чем официально рекомендовать его оставить!
-Если я буду рекомендовать его оставить, я буду рекомендовать рискнуть всей Федерации, а не только вам, не так ли? - криво усмехнулся Планкс, - В любом случае, решение будет не только за нами двумя.
Толан ответила ему вымученной улыбкой.
- Я верю в разумность тех, кто рискнул и создал проект «Альфа». А теперь, если у вас больше нет вопросов… - она приподнялась в своем кресле. – В любом случае, мы еще встретимся сегодня на слушании по вопросу Уильямс. И оно не будет легким. Мои рекомендации относительно мистера Сатала будут к этому времени готовы.
Планкс встал с места и проводил Толан к выходу из конференц-зала.
-В таком случае, до вечера, госпожа Толан.
_______
С Планксом
Offline  
29 08 2016, 11:06:10 #274
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Каюта Сатала


Когда дверь закрылась, Сатал закрыл глаза и, прислонившись к стене, медленно сполз по ней вниз. Это был один из самых тяжёлых дней в его жизни, и он был безмерно благодарен Планксу за то, что тот отпустил его в каюту. “Почему вы не верите, что мы можем быть на вашей стороне и разрешить вам?” - спросил его трилл. У Сатала был ответ на этот вопрос. Потому - что своими действиями он поставил себя вне закона, его не одобряет координатор, его не одобряют участники, некоторые прямо называют его преступником. И это то, на что он сам сознательно пошёл. Так на что он может рассчитывать? Да есть ли у него право рассчитывать на что-то? Нет, правда, некоторые и защищают его - Ракар, МКота… Но они казались каплей в море… и благодеянием, которого он, возможно, не заслужил. А ещё… Ещё он никогда не поступал так раньше. Но так сложилось сейчас, и хотел бы он в самом деле иметь другой выход!
- Компьютер, свет, - хрипло велел он, поднимаясь. Он прошёл в ванную и, открыв воду, долго и неподвижно смотрел в зеркало над умывальником. Потом сделал несколько глотков и сунул голову под кран. Вернувшись в комнату, он скинул мокрую рубашку и бессильно упал на кровать, глядя в потолок. Конференц-зал стоял перед глазами, как живой, он снова и снова прокручивал всё сказанное в памяти. “Хоть бы этим закончилось!” - мелькнула малодушная мысль, и он болезненно закрыл глаза. Закончилось - а дальше что? Оставят ли его в проекте? Кем он теперь будет для общества? Или его жизнь, в тот самый миг, когда он принял своё решение, поделилась на “до” и “после”? Наверное, во всей галактике сейчас остались только два человека, в которых он мог быть уверен абсолютно, те, кого он больше всего хотел бы видеть сейчас рядом. Сатал встал, не глядя надел первое, что попалось, и пройдя к терминалу, открыл канал связи. Через несколько секунд на экране появилось лицо ТМай.
- Мама, - проговорил он с облегчением. - Долгой жизни и процветания.
- Мира тебе, сын, - ответила она. - Мы с отцом ждали твоего звонка. Хочешь, я его позову?
- Позже, - попросил юноша.
“Позже” - это означало “я буду рад его видеть, но сейчас хочу поговорить с тобой”. Сейчас ему нужно было поговорить с матерью. И ТМай кивнула.
- Как прошло твоё слушание? - поинтересовалась она. - Оно уже закончилось?
Сатал неопределённо качнул головой.
- На сегодня да, но я не знаю, будут ли дополнительные сессии. Об этом станет известно позже, - он помолчал. - Как и… о том, что со мной дальше будет.
- Тебе предъявили какие-нибудь обвинения?
- Нет, но… - он на секунду задумался. Всё пережитое за эти часы так сильно на него подействовало, что он только теперь осознал, что некоторые моменты просто выпустил из виду и только теперь вспомнил, чтобы обдумать. - Они хотели знать мои мотивы. И я не уверен, что ответил на их вопросы удовлетворительно.
- Расскажи мне про разговор, - попросила ТМай. - Кто там присутствовал?
- От Федерации слушание вёл Диас Планкс, - начал неспеша юноша, - он преподаватель Академии Звёздного Флота, и была глинн Толан как координатор проекта. Мистер Ракар тоже приходил давать показания в мою защиту, я признателен ему.
- Мистер Ракар поступил благородно, - ответила ТМай. - У тебя хороший сосед.
Сатал согласно кивнул.
- Они выслушали его первым и отпустили, и только потом стали говорить со мной.
Неизвестно почему, но такой вот неспешный пересказ беседы успокаивал, помогал осознать и принять события. Он дошёл до момента, когда речь зашла о готовности нарушить приказы снова, и умолк. ТМай терпеливо молчала.
- Я сказал то, что должен был, - продолжил он после паузы. - Я знаю, что они хотели бы услышать, но это была бы неправда. Кто может пообещать никогда ничего не нарушать, независимо от обстоятельств? Разве мы знаем, что будет завтра? Разве такое обещание не было бы ложью, ещё хуже, чем признание того, что при определённых обстоятельствах я готов пойти против запрета снова?
Сатал опустил голову. Он знал: эти вопросы не имели смысла. От него не могли не требовать этих вещей - а он не мог их дать…
- Я понимаю твоего координатора и мистера Планкса. И понимаю тебя, - сказала мать.
Сатал горько вздохнул: он тоже понимал. Понимал и глинна Толан, и коллег по проекту, и Планкса, который, впрочем, оказался неожиданно чуток. Он понимал, что сам расписался в том, что непредсказуем, что ему нельзя верить и рискованно на него полагаться.
- Мама, я преступник? - сорвалось с языка. - Что мне делать теперь?
ТМай сочувственно на него посмотрела.
- Конечно нет, Сатал.
Она окинула взглядом всю его неуверенную, измученную фигуру, спутанные волосы, слипшиеся от воды, усталое лицо, голубые глаза земного ребёнка, которые на Вулкане так и не научились плакать. Пусть он не был родным ей по крови - куда важнее другое родство. Никакого другого сына она бы не хотела. И ей было остро, по-матерински, его жаль. ТМай протянула руку и коснулась пальцами экрана.
Чувствуя комок в горле, Сатал протянул руку в ответ.
- Мы любим тебя, - негромко произнесла она. - Ты наш сын, что бы ни случилось.
Сатал не знал, сколько он так сидел, держась за экран.
В какой-то момент послышалось шуршание, и женщина, наклонившись, подняла на руки броненосца.
- Федя пришёл с тобой поговорить.
Она нажала несколько кнопок, чтобы заблокировать консоль, и опустила на неё зверька. Тот подошёл ближе, ткнулся в экран, посопел, передёрнул ушами и повернулся к Саталу хвостом, пытаясь спуститься вниз.
- Мы прибудем через четыре дня, - сообщила ТМай, спуская на пол питомца.
- Я жду вас, - признался Сатал.
- Твоя презентация сегодня вечером? - уточнила мать. - Тебе нужен отдых. Я скажу отцу, что ты звонил.
Когда экран погас, ТМай встала из-за консоли и направилась в другую комнату. Федя семенил следом.
- Ему плохо, - проговорила она, садясь рядом с мужем.
- Я знаю, - негромко ответил Тайлек. - Он справится.
- Он справится, - согласилась ТМай, - но ему плохо.
Некоторое время Сатал сидел, неподвижно глядя в экран, потом открыл чистый файл. Ему нужно было написать два письма. Первое из них он адресовал координату проекта.
“Глинн Толан, - набрал он на клавиатуре: ему показалось, что текстовый формат будет сейчас более уместным, - мне бы хотелось развеять некоторые Ваши заблуждения относительно моих мотивов. Вы предположили, что данный проект я рассматриваю как некую исследовательскую лабораторию, что не соответствует действительности. Я отношусь с уважением к участникам проекта и каждого из них ценю как личность. Я также хочу сказать, что нарушил ваш запрет не потому, что он мне не понравился. Спускаясь на Волан 2, я понимал, что могу никогда не вернуться домой, и это не то, чего бы мне хотелось. Но если бы я оставил Борегарда Клейборна без помощи, я нарушил бы другой закон, человеческий, пусть он и не прописан в Конституции. Я чувствовал за него ответственность, мэм. И я дал ему слово. Я доверяю Вам, но я действительно не хотел Вас подставлять, и у меня не было времени на раздумья. Я должен был либо сделать хоть что-то, но сразу, либо не делать ничего, и я выбрал первое.
Прошу Вас не рассматривать формат данного сообщения как неуважение: я понимаю, что вы заняты, и счёл, что с текстовым письмом вам будет удобнее ознакомиться, чем с видеозаписью”.
Отправив файл, юноша начал новый документ, адресованный уже другому лицу:
“Мистер Планкс, вы спрашивали, почему я не считаю, что мне могут разрешить некоторые вещи. Я решил Вам ответить, не дожидаясь следующего слушания. Дело в том, что я хорошо понимаю, в какое положение я поставил самого себя, и мне кажется, я едва ли имею право на что-то рассчитывать. Делая тот выбор на “Саратоге”, я понимал, что тем самым отказываюсь от своих прав. Да, я сказал Вам на слушании, что если у меня не будет иного выхода, я готов снова нарушить приказы, и формально это правда: никто не может поручиться, что никогда не окажется в подобной ситуации. Однако правда также и в том, что, делая подобный выбор, человек не рассчитывает на то, чтобы повторить опыт. В этот момент жизнь для него делится на “до” и “после”, и то, что “после”, выглядит не самым лучшим образом, если вообще существует. То, что я сейчас нахожусь на станции под домашним арестом - гораздо  больше того, на что я рассчитывал, я предполагал, что могу вообще не вернуться. Поэтому всё, что мне сейчас готовы дать, я рассматриваю как добрую волю и благодеяние, соответственно, я едва ли могу ещё о чём-то просить”.
Письмо выглядело незаконченным, но юноше было больше нечего сказать. Он перечитал текст и оправил послание адресату. Встал, медленно прошёл к столу и остановился в нерешительности: там его ждал абсолютно остывший обед.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
01 09 2016, 16:02:13 #275
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Кабинет кардассианского посла -> Бар "Кварк'с"


-...Посол Дохиил?
Двери в кабинет посла Кардассии открылись, и в проеме стояла баджорка, с которой вчера Джарин успел пообщаться лишь  коротко.
-Могу я для вас что-то сделать? Достаточно ли удовлетворительными вы нашли свою каюту и кабинет?
- Здравствуйте, коммандер Мори, - улыбнулся кардассианец. - Проходите, пожалуйста... или вы голодны? Если так, то можем сходить пообедать. Кажется, как раз время подошло.
-Вы уже успели ознакомиться с планом станции? - спросила коммандер, - Какую кухню вы предпочитаете?
- Кардассианскую, коммандер, - ответил дипломат. - Лучшая на станции, кажется, в "Кварк'с", по крайней мере, кардассианского ресторана на плане я не нашёл. А что предпочитаете вы? Впрочем, полагаю, что в самом знаменитом заведении сектора могут удовлетворить любой вкус!
-Значит, вы предпочитаете все традиционное, господин посол? - улыбнулась коммандер, - Что ж, ведите, я смогу найти что-нибудь для себя в “Кварк’с”.
- А вы хотели предложить попробовать что-то необычное, коммандер? - с улыбкой спросил Джарин. - Почему бы и нет, я открыт ко всему новому! Тогда как насчёт клингонского ресторана? Хотя вы же, наверное, уже не раз успели там побывать!
-Разумеется, - подтвердила коммандер, - Однако, господин посол, идею скрасить мне обеденное время предложили вы, так почему бы вам не продолжить в том же джентльменском стиле и не принять решение, порадующее нас обоих, самостоятельно и не сопроводить меня в любое заведение общественного питания по вашему выбору? Ведь вы хотели меня видеть не только ради гастрономических рекомендаций, не так ли?
Улыбка Джарина стала шире, и он учтиво кивнул, после чего подошёл к баджорке и сделал приглашающий жест рукой.
- Тогда пусть всё же будет "Кварк'с"! - сказал он, пропуская коммандера вперёд. - Там наверняка найдётся то, что гарантированно понравится нам обоим.
-И я так думаю, - кивнула Мори и прошла вперед, перед уступающим ей дорогу кардассианцем.
Придя в "Кварк'с" и устроившись за одним из столиков наверху, Джарин тут же подозвал официанта и, пока тот шёл к их столику, вежливо поинтересовался у спутницы:
- Как проходит ваш день, коммандер? Надеюсь, всё хорошо?
-Ничего интересного, - покачала головой Мори, - Более-менее обычный день на станции. Полагаю, все новости и впечатления сейчас у вас, господин посол.
- О да, - кивнул дипломат. - День более чем насыщенный получился, я даже...
- Что пожелаете? - к столику подбежал официант-ференги.
- Мне тожал под соусом ямок и кардассианский восход, - сухо сказал Джарин. - Коммандер?
Женщина подняла глаза на официанта.
-Салат с цикорием и чай дека, - коротко заказала она.
Ференги тут же убежал, и кардассианец продолжил:
- Успел познакомиться с некоторыми соотечественниками сегодня. Скажите, коммандер, а во времена моего предшественника какова была численность персонала посольства? Надеюсь, не один только посол?
-Насколько мне известно, - пожала плечами баджорка, - Учитывая, что ваш, простите мою прямоту, не слишком просторный кабинет - не единственное помещение, предоставленное посольству Кардассии в Федерации. Это было бы крайне неуважительно с нашей стороны, не так ли? - женщина слегка улыбнулась, - Ваше присутствие на ДС9 символично и вам всегда есть, где здесь остановиться, но никогда не предполагалось, что станция будет вашей главной резиденцией.
- О, безусловно, - кивнул кардассианец с улыбкой. - Я ценю честность и прямоту, коммандер, и не стану отрицать, что кабинет и правда не слишком просторный. Но я не собираюсь жаловаться на условия, мне хотелось бы лишь поговорить о возможном будущем. Не хочу показаться излишне самонадеянным, но вдруг из моего назначения сюда вырастет что-то большее? В конце концов, отношения с Бэйджором очень много значат для народа Кардассии, поэтому нам хотелось бы укреплять сотрудничество всеми возможными способами.
-Все в руках Пророков, - согласно кивнула баджорка, но дальнейших комментариев от нее не последовало.
- Я интересовался баджорской культурой, коммандер, - Джарин снова улыбнулся. - Поправьте, если я ошибаюсь, но разве Пророки не направляют вас? То есть решения принимаете всё равно вы, но Пророки могут подтолкнуть вас к правильному пути, или же меня дезинформировали? - улыбка стала чуть шире.
-Да, немного, - улыбнулась в ответ коммандер, - Но ведь вы позвали меня не тонкости теологиеских толкований обсуждать?
- С вами, коммандер, я бы и тонкости теологических толкований обсудил с величайшим удовольствием, - произнёс кардассианец. - Но, раз вы настаиваете, я перейду к тому, что меня интересует больше всего сейчас. Не будет ли с вашей стороны возражений, если я запрошу нескольких кардассианцев мне в помощники? Разумеется, это предварительный разговор, мне ещё надо будет с Центральным командованием всё согласовать, но сначала я хотел поставить в известность касательно своих мыслей вас, как командующую станцией. И, конечно, я надеюсь получить ваше разрешение и поддержку, потому что без вашего одобрения всё это будет лишено смысла.
-У вас уже так много работы, что вам понадобились помощники? - изумилась баджорка. - Вы уверены, что сможете обосновать такую просьбу?
- Пока нет, я только вступаю в должность и знакомлюсь со своими обязанностями, - улыбнулся мужчина, - но, как я и сказал, стараюсь заглядывать немного в будущее и думать наперёд. И я предчувствую, что текущие... события могут потребовать дополнительных затрат времени, в том числе и с моей стороны. Сами понимаете, что лучше быть готовым ко всему!
-Значит, вы предвидите, что у вас будет много работы именно на станции? - уточнила женщина. - И даже ссылаетесь на какие-то текущие события… На какие кстати?
- Вы же знаете, что это моё первое полноценное назначение в качестве дипломата? - спросил Джарин. - Боюсь, Центральное командование хочет либо испытать меня, либо просто перекинуть на мои плечи что-то не очень приятное. Не поймите меня неправильно, коммандер, я выполню любой приказ, потому что таков мой офицерский долг, просто я, кажется, жертва обстоятельств, как бы парадоксально это ни звучало... Последние события... я слышал про Волан II, коммандер. Не удивлюсь, если меня затронет случившееся. Как видите, я тоже хочу быть честным и прямым с вами. Мне кажется, это лучший способ наладить взаимодействие.
-Да, я читала ваш файл, - кивнула Мори, - Значит, вас не беспокоит, как оценит вас ваше командование, если вы сразу же попросите о помощи, хотя настоящая работа еще даже не началась? Что ж, в любом случае, решение о присутствии дополнительного дипломатического персонала на территории Федерации принимаю не я. Я, как и вы, всего лишь офицер, исполняющий приказы.
Ференги наконец-то принёс заказанное, и кардассианец, пожелав баджорке приятного аппетита, согласно распространённой в Федерации земной традиции, приступил к еде.
- Как я и сказал, это предварительный разговор, я не стану ничего согласовывать со своим руководством сразу после этого обеда, - пояснил дипломат, спустя несколько минут. - Но мне хотелось знать вашу позицию, как командующего офицера станции. Уверен, если вы будете против и сможете убедить в своей правоте ваше командование, то и моё командование, скорее всего, мне откажет. Разумеется, обратное тоже верно.
-Господи Дохиил, - произнесла баджорка, принимаясь за свой салат, - я ведь не политик и не дипломат, я всего лишь управляю этой станцией, и ее благосостояние - главное, что меня волнует. Вы и ваш посольский кабинет - для меня всего лишь один из проектов, который проводится на моей территории. Один из многих, заметьте, и к каждому я стараюсь быть максимально нейтральной. Если мое федеральное руководство прикажет мне расквартировать ваших помощников и выделить вам больше пространства - я сделаю это. Если ваше присутствие будет вызывать проблемы - я сообщу об этом, а дальнейшие действия будет согласовывать уже наше начальство. Если попросят мои рекомендации, я их выскажу. А если вам требуется помощник прямо сейчас… например, чтобы давать вам гастрономические рекомендации, я могу выделить кого-то из своих людей.
- Госпожа Мори, вы даже не представляете, насколько приятно слышать от вас такое! - с неизменной улыбкой произнёс дипломат. - Объективность - это одна из тех черт, которые так привлекают в федеральных офицерах, а чувство долга и понимание своего места мне абсолютно понятна, как офицеру. Я буду иметь ваше предложение в виду, хотя без крайней на то необходимости отвлекать вашего человека ради своих скромных нужд не стану, - какое-то время Джарин просто ел, изредка поглядывая на баджорку, но потом снова откинулся на стуле. - Надеюсь, моё общество вас не утомило, коммандер? Мы - кардассианцы - любим поговорить, этого не отнять.
-Я бы все равно отправилась обедать, - заметила Мори, - А разговаривая с вами, я совмещаю два дела одновременно, так что нахожу, что сейчас мое время расходуется достаточно эффективно. О чем еще вы хотели бы поговорить, господин посол?
- Не о делах, - улыбнулся кардассианец. - Мне хотелось познакомиться и пообщаться в менее формальной обстановке с теми, с кем, если мои подозрения подтвердятся, мне придётся плотно взаимодействовать. Разумеется, с вами, коммандер, мне хотелось поговорить в самую первую очередь, но вчера вечером, кажется, мы оба были заняты.
-Вот как? - баджорка улыбнулась в ответ, - Вы полагаете, личные знакомства и установление более персональных отношений способны помочь в работе?
- Полагаю, они, как минимум, не помешают, - кивнул мужчина и, покончив с едой, перешёл к напитку. - Это... может повысить эффективность взаимодействия, - с улыбкой добавил он, припомнив недавние слова Мори.
-Если принять во внимание историю наших народов, - с той же улыбкой продолжила женщина, обнимая ладонями чашку со своим горячим чаем, - то наше общение будет как раз более эффективным, если мы будем знать друг о друге как можно меньше. Не важно, кто мы есть неформально, важны только роли, которые нам поручено сыграть. Я для вас - просто федеральный коммандер, вы для меня - просто дипломат из союзного государства. Давайте остановимся на этом. Поэтому если у вас больше нет запросов, касающихся вашей работы, мне пора вас покинуть.
- Жаль, что вы так думаете, коммандер, - разочарованным голосом проговорил Джарин, хотя по глазам было видно, что он не слишком удивлён. - Прошлое должно оставаться в прошлом, разве не так принято, в том числе, в Федерации? Но, конечно, я постараюсь своей общительностью не вызывать у вас неприятные воспоминания о трагической странице в истории ваш... наших народов. Хорошего дня, госпожа Мори.
__________________
С коммандером Мори


For Cardassia!
Offline  
01 09 2016, 16:53:37 #276
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Когда двери голокомнаты перед кадетами открылись, они оказались на небольшом пятачке перед зданием в несколько этажей, на котором были наклеены разноцветные афиши с крупными заголовками: «Трамвай «Желание», «Американец в Париже» и другие, но самая броская и кричащая надпись была написана над самым входом здания и гласила: «Невероятная История Земли!». К зданию, очевидно являвшимся старинным кинотеатром, вела красная ковровая дорожка, по двум сторонам от которой стояли Самрита и Освальд, одетые в традиционную для эпохи одежду: девушка была в голубом приталенном платье в горошек и изящных туфельках-лодочках, а на парне был светло-серый костюм с белой рубашкой и галстуком, такого же цвета плащ и шляпа с полями. Неподалеку от девушки расположилась красная тележка со стеклянным контейнером, наполненным попкорном, точно пришедшая из середины ХХ века с единственным отличием, что здесь за него не приходилось платить. Освальд же раздавал всем входящим разноцветные очки с красными и синими стеклами в простой белой оправе.
- Возьми, это для большего погружения в атмосферу, - Самрита всучила проходящей мимо Квинтилии пакет с попкорном и помахала появившейся на пороге голокомнаты Жантарин: - Проходи скорее, будет весело!
- Проходите-проходите, - говорил Освальд, приглашая гостей внутрь, - надеюсь, вам понравится. Тар, Брол, проходите, надеюсь, нам удастся впечатлить вас.
 Помимо кадетов в коридоре появилась еще одна гостья, которую не все ожидали встретить. Последней в голокомнату зашла журналистка Кристаль Харт, одетая на сей раз в достаточно скромное серое платье, призванное, видимо, помочь ей слиться с толпой. Одарив улыбкой Джеза и Освальда, она проговорила, обращаясь к последнему:
- Я же обещала прийти. Надеюсь, вы сможете меня приятно удивить!
- Добро пожаловать, - с лёгкой улыбкой кивнул Освальд и сделал приглашающий жест рукой.

Акрита с удивлением и интересом оглядывалась, пытаясь вспомнить, видела ли она что-то похожее на Земле, но потом решила просто наслаждаться обстановкой. От пакета с попкорном, который ей всучили, как и остальным, пахло невероятно аппетитно – или просто время подошло к обеду? Она поблагодарила Самриту и краем глаза заметила говорящую с Освальдом незнакомую девушку. Подумав, что сейчас вполне подходящий момент, чтобы представиться, она ненадолго задержалась у дверей.
- Здравствуйте, - улыбнулась она. – Вы тоже из проекта «Альфа»? Просто я тут новенькая, прибыла только сегодня утром, и знакомлюсь со всеми.
Кристаль уже вовсю наслаждалась атмосферой, хоть и с камерой поверх разноцветных очков она выглядела весьма забавно.
- Новенькая? Надо же, как интересно! – улыбнулась она. – Я и не знала, что в проект еще кого-то направляют… Значит, все не так плохо? Ах да, меня зовут Кристаль Харт, и я, к сожалению, не состою в вашем проекте. Я журналист, - пояснила Кристаль, наблюдая за реакцией девушки.
Конечно, теперь Акрита узнала ее! Это ведь та самая журналистка, которая вела репортаж утренних новостей.
- Очень приятно! – ответила андорианка. – Да, судя по всему, проекту еще жить и жить, впрочем, я не в курсе всех подробностей, но – благодаря вам и вашей сегодняшней передаче – потихоньку вникаю в происходящее. Спасибо вам!
- Даже так? – Кристаль высоко подняла брови и добавила: – Конечно же, мы все желаем проекту долгой жизни. Кстати, новенькая, вы не назвали свое имя, но я надеюсь, мы еще сможем познакомиться поближе. Мне было бы интересно поговорить с вами, например, завтра, когда вы уже познакомитесь со всеми в проекте и составите свое мнение… Как вы на это смотрите?
- Ой, простите! – смущенно засмеялась новенькая. – Меня зовут Акрита ш’Лечир, или просто Акрита. Конечно, я с удовольствием пообщаюсь с вами!
- Замечательно, Акрита, - Кристаль вновь расплылась в белоснежной улыбке, - мне будет очень интересно поговорить с кем-нибудь с чистым и незамутненным взглядом на все происходящее.
- Для которого определенная доля этого происходящего проходит мимо, - добродушно смеясь, поддержала шутку Акрита. – А презентации замечательные, и уверена, что Освальд с Самритой придумали что-то очень интересное!

-Здесь столько масла, - проворчала Квинтилия, - Этот попкорн реплицированный или настоящий?
- Реплицированный, - беззаботно ответила Самрита и сама зачерпнула горсть. – Тебя же никто не заставляет все есть… Правда остановиться будет сложно, - добавила она с усмешкой.
-О… Ну тогда ладно, - Квинтилия еще раз заглянула в свой пакет и взяла пару зерен.
-А что это? - спросила Жантарин, нацепив разноцветные очки, - Здесь же не настоящие линзы.
- Для атмосферы, Тарин, для атмосферы, - притворно-занудным тоном проговорил Освальд.

Ромуланец взял очки и пакет с поп-корном. Очки искажали цветовое восприятие и, чтобы освободить хоть одну руку, он надел их на голову стеклами вверх. Снова это название земного города "Париж", которым хвалятся не только земляне, но и ференги торгуют его образом. Оглядевшись, он спросил:
- Что это за место? Какой город?
- Это Лос-Анджелес, - пояснил Освальд. - Город в Северной Америке.
- А, - понимающе кивнул ромуланец, - а для чего нам эти очки, разделяющие свет по спектру?
-Говорят, что для атмосферы… - вставила Жантарин.

Лайтману была интересна концепция, которую для своей презентации выберут Освальд и Самрита. Как и любую другую планету, Землю можно было показать тысячу различными способами, ни разу не повторившись. Но всякая презентация, в большой части отражает личность ее автора. И посмотреть, что именно было важно для двух его соотечественников – Лайтману было интересно. Кроме того, он приготовился сам пояснять М'Коте все моменты, которые будут ей не понятны. А по факту, оказалось, что тот список фильмов, который висел афишами на кинотеатре – и ему самому был не знаком.
______________________________
С Самритой и гостями презентации


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
01 09 2016, 16:57:49 #277
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Все прошли внутрь и оказались в скудно освещенном фойе, в котором была всего одна дверь с надписью «Зал 1».
- До того, как голотехнологии получили сегодняшнюю популярность, мы – земляне – обожали кино, - в руках Самриты оказался старый проводной микрофон, который передавал ее голос с небольшими помехами, зато она легко заглушила гомон толпы. – Поэтому мы с Освальдом решили сделать презентацию в старинном стиле – приглашаем вас в кинотеатр 1951 года, а сама презентация пройдет в виде фильма. Цель нашей презентации – рассказать об объединении Земли, этом долгом процессе, занявшем многие тысячи лет и собравших нас всех, таких разных, в одном государстве, которое потом стало важной частью Объединенной Федерации Планет. Вы сможете познакомиться с краткой историей Земли и населяющих ее культур и увидеть Землю такой, какой она была до объединения и тем более до вступления в Федерацию.
- Землю населяло огромное количество различных культур, - добавил Освальд, - причём отличались они друг от друга, порой, сильнее, чем две современные космические цивилизации. И пусть теперь земляне - это единая и сплочённая цивилизация, мы не забываем своих корней, потому что каждый народ внёс хоть какой-то вклад в наш сегодняшний облик. И именно это мы хотели бы продемонстрировать.
- Проходите в зал, рассаживайтесь и получайте удовольствие! – с этими словами девушка раскрыла двери зала №1, где кадетов ждала непроглядная темнота…
… Но когда они оказались внутри и глаза начали немного привыкать, они увидели зал два десятка рядов, спускающихся вниз к сцене с большим красным бархатным занавесом. Стоило только кадетам начать рассаживаться, как занавес медленно разъехался, являя зрителям огромный белый экран.
Одним из первых пройдя в темный зал, ромуланец спустился вниз и сел по центру первого ряда. Здесь он наконец нашел место, куда поставить пакет с попкорном, чтобы освободить руки – в ручке кресла. Удобно устроившись в кресле, он стал ждать обещанного "фильма" на большом белом экране.
Энн, зашедшая в зал одной из последних, выбрала последний ряд, где ее никто не мог видеть, и зачерпнула немного попкорна. Она не рассчитывала на что-то особенное от этой презентации, но надеялась воспользоваться темнотой и одиночеством, чтобы сконцентрироваться на своих дальнейших планах и прокрутить их в голове еще раз.

Акрита прошла до конца по одному из средних рядов и села с краю, благо, инфракрасные рецепторы на антеннах позволяли ей ориентироваться куда лучше, чем остальным. Она надела очки, сняла, снова надела, подумала и опять сняла. «Тут и без них глазами почти ничего не видно!» - и ровно в этот момент появился белый экран. Кино – это ведь вроде древнего варианта голопрограммы? Иллюзия в иллюзии… Как сон во сне. Это было интересно.

За спинами кадетов что-то громко щелкнуло, и кинопроектор запустил на экран обратный отсчет: 10, 9, 8, 7…

Когда отсчет закончился, на экране возник вид на Землю из космоса – очень похожий на то, что показывали вчера другие кадеты на своих презентациях, не считая двухмерности и стилизации под ту же середину ХХ века. Ретро-версия Земли медленно вращалась под торжественную музыку, а затем закадровый голос с прекрасно поставленный дикцией, но немного занудными интонациями произнес: «Земля, третья планета в Солнечной системе…»
В следующие десять минут фильма удалось впихнуть практически все сведения о Земле, ее истории и культуре – а оттого подробными их назвать было сложно. Начиная с самой древности история человечества, через античные культуры и Средневековье, через цивилизации индейцев и эпоху Возрождения до трех мировых войн и начала космической эпохи, социального кризиса XXI века и первого полета на варп-скорости, объединения Земли и основания Федерации… Лица, факты и события сменяли друг друга в быстром калейдоскопе, и едва ли совершенно незнакомый с историей зритель смог бы отличить Леонардо да Винчи от Тамерлана.
Самрита и Освальд, сидевшие в первом ряду, слышали несколько недовольных фраз, брошенных, предположительно, Бролом Арко, про то, что можно было бы и подетальнее, и – предположительно – Таром Мари, - что какая-то у землян скучная история.
- Отлично! - шепнул Освальд своей коллеге, едва сдерживая смех. - Говорят, приятные сюрпризы работают лучше всего, если сначала людей немножко разочаровать. Впрочем, не удивлюсь, если Тенеку и Квинтилии эта скукотища даже нравится.
Ближе к последним столетиям хроника стала чуть подробной, и здесь уже и другим народам стало более интересно, поскольку были показаны узнаваемые события: первый контакт с вулканцами, война с зинди, создание Коалиции Планет и, наконец, Объединенной Федерации планет. А вот когда началась более новая история, включающая XXIII и ХXIV века, проектор остановился и экран погас.
- Эй, а дальше! – раздалось недовольное с задних рядов, и Самрита быстро поднялась на сцену, чтобы сделать следующее объявление:
- Как я говорила, мы решили сконцентрироваться на объединении Земли, и поэтому остановимся пока на этом, ведь дальше идет уже история Федерации! А теперь пройдите на выход, пожалуйста.
-И ради этого стоило приходить в голокомнату? - послышался голос Квинтилии.
- Скажи еще, что тебе неинтересно было посмотреть про нашу историю, - фыркнула Самрита, сдерживая улыбку, а затем громко проговорила: - Пожалуйста, выходите, не толпитесь!..
Мысли ромуланца были далеко, в основном вокруг слов Квинтилии "я не знаю как" и одновременно где-то возле попыток анализа её психо-состояния. Что означает "не знаю как" – ему было понятно, а остальное являлось предметом размышлений. Он перебирал в памяти различные ромуланские и кардассианские отравляющие вещества, оказывающее предметное воздействие на нервную систему, и симптомы, сопутствующие их применению. Собственно хронику он тоже смотрел, слушая текст, хрустя попкорном, стараясь соответствовать задуманному антуражу. Когда пошла часть про войну с зинди, он еще более внимательно вгляделся в экран. Однако вопросов и комментариев себе не позволил.
-Но это можно просто найти в любой большой федеральной энциклопедии, - запротестовала Квинтилия, попавшись на удочку Самриты, - Где образовательный момент? Где интерактив? И качество изображения… уж извините, но на таком экране… И зачем были нужны очки?
- Для антуража, - припечатала Самрита и чуть обиженно добавила: – Качество изображения по меркам 1951 года просто отличное, между прочим! Ты хоть представляешь, какая это древность?.. – она сделала нетерпеливый жест рукой, приглашая Перим к выходу.
В зале слышался недовольный гул: мало того, что фильм был коротким, так и не все были в восторге от формы подачи в виде старой киноленты, и от нудного закадрового голоса, и от отрезанного самого интересного – и знакомого всем – куска истории. Не очень понимая, почему презентация была такой короткой и малоинформативной, кадеты направились к двери выхода из зала, однако вместе знакомого фойе или арки голокомнаты они увидели нечто совсем другое.
_____
И все гости
Offline  
01 09 2016, 17:04:14 #278
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната

Гостей ждала не очень широкая поляна, окружённая с трёх сторон смешанным лесом, а с четвёртой стороны она плавно переходила в берег небольшого озера, за которым тоже виднелся лес. Лёгкий ветер трепал участникам волосы и заставлял деревья приятно шуметь, где-то щебетали птицы, а солнечные лучи весело играли на поверхности озера.
Освальд и Самрита вышли вперёд и развернулись лицами к участникам.
- Итак, - взял слово Освальд, - теперь, когда со скучной обзорной частью презентации покончено, мы можем погрузиться в материал чуть глубже и познакомиться с некоторыми наиболее яркими и интересными, на наш взгляд, мероприятиями в жизни тех культур, которые повлияли на образ современного землянина.
 Самрита с усмешкой поглядывала на Освальда, а затем, когда тот закончил, продолжила:
- На самом деле мы имеем в виду праздники! Тар Мари задал сегодня отличное настроение для презентаций, а мы его продолжим и покажем, что веселиться умеют не только на Райзе. В различных земных праздниках такое огромное количество культур, что охватить их все просто невозможно, но мы проведем вас по 6 нашим самым любимым! И… - она виновато посмотрела на Тенека и Квинтилию, - извините, но здесь просто необходимо веселиться!
-Вот это я понимаю! - воскликнул Тар Мари.
-Так непривычно выходить из такого большого городского здания в лес, - хихикнув, поделилась впечатлениями Хена.
Кристаль вышла из зала с несколько скучающим лицом, но, оказавшись на свете, вновь вернула на лицо широкую улыбку и обратилась к Освальду:
- Прекрасно, Освальд, праздники – это то, что надо. Я думаю, всем будет интересно не только посмотреть на праздники, но и принять в них участие. Покажите, как развлекаются земляне!
Освальд в ответ улыбнулся и кивнул, но потом подошёл поближе к своей сообщнице.
- Справедливости ради, Кристаль, идея общая, поэтому если хвалить, то и Самриту тоже, - он по-дружески похлопал землянку по плечу.
Рассматривая поляну, деревья, озеро, ромуланец подумал, что на самом деле все планеты федерального класса М, с кислородно-азотной атмосферой – развиваются одинаково. Все различия форм не так уж и кардинальны. Планеты пригодные для жизни существ, дышащих кислородно-азотной смесью. Все они по своему красивы, и для каждого из них это своя Родина, ради защиты которой они способны на всё. Земляне. Всё вот это могло быть сожжено талароном несколько лет тому назад. Какой во всем этом смысл вообще? Вот они так любят веселиться, и у них есть множество праздников. Одновременно со всем этим они столь же коварны и жестоки, как и любые остальные, только в своем стиле и своем роде. И у них жестокая кровавая история. Тем не менее – никто не хочет войны. Все просто хотят жить. В каком же конкретном месте всего этого расположено их желание мирового господства и всего подобного? Не дело ли в том, что на самом деле все гуманоиды одинаковы в сути своей?
- Земляне любят веселье? Большинство землян, меньшинство? Или какая часть? – спросил Ракар, который снова стоял в первом ряду.
- Многие, - немного уклончиво ответил Освальд. - Точную статистику едва ли кто-то сможет назвать, но есть, например, такие люди, которые воспитаны в очень строгих семьях, и там чрезмерное веселье не приветствуется, кому-то довелось пройти через ужасы, и им, разумеется, не до веселья, а кто-то... кто-то просто с самого детства убийственно серьёзен... но большинство любит хорошо отдохнуть, да.
Ракар благодарно кивнул Освальду, обозначая что всё понял.
-Неужели есть кто-то, кто не любит веселиться? - в пустоту удивился Брол Арко, - Спорю, даже ромуланцы...
- Почему бы и нет, то есть конечно, это нормально, - ответил Ракар, - но в данный момент мы изучаем землян.
- Будем считать это научение действием, потому что стоять в стороне вам не удастся! – весело заметила Самрита.
 -А как мы будем веселиться? - Жантарин внимательно разглядывала поляну, лес, озеро, - Здесь же ничего нет? Будут какие-то конкурсы? Может, какие-то задания с подручными материалами, или веревками и шишками, как в походах?
- Терпение, Жантарин, терпение, - хитро улыбнулся Освальд. - Подождать надо совсем немного.
Впрочем, вторая андорианка задумчиво стояла, прислушиваясь к звукам деревьев, птиц и насекомых, вдыхая немного влажный – не настолько, как на Ференгинаре – воздух, наполненный свежестью и уютом. Только что просмотренный фильм, несмотря на его примитивную подачу, произвел на нее большое впечатление. Конечно, она что-то знала об истории Земли, но многое стало для нее открытием. Они, люди, такие разные! И относительно друг друга, и даже внутри себя. И наверное, это хорошо. Может, потому они и стали инициаторами создания Федерации.
А сейчас проект "Альфа" – прямое продолжение этого пути, начавшегося там, в глубоком прошлом сотен и тысяч планет, в зеленых лесах, ледяных пустынях, ядовитых атмосферах, бескрайних океанах…
Лайтман, стоявший рядом с клингонкой, улыбнулся и опустил голову, чтобы никто этого не заметил. 6 видов различных развлечений и праздников, и для всех здесь присутствующих. Что придумали Освальд с Самритой, он даже не мог примерно себе представить. Тем более, что они оба загадочно улыбались.

Освальд и Самрита подвели гостей ближе к берегу озера, и тут по щелчку пальцев раздался не очень громкий хлопок, и перед кадетами возникло небольшое облако цветного дыма. Через десять секунд оно развеялось, и участники увидели на месте облака старинный деревянный столик с разложенными на нём свитками. Роль печатей играли гербы звёздных государств и отдельных планет: Ромуланская и Клингонская Империи, Альянс Ференги, Кардассианский Союз, а также Объединённая Земля, Имперская гвардия Андории и другие, но родная планета каждого из участников была представлена.
- Это чтобы вы не заблудились, если кто-то захочет пойти исследовать программу самостоятельно, - пояснил Освальд. - Интерактивные карты нашей презентации, оформленные под средневековые письма.
Землянин взял один из свитков с печатью в форме герба Объединённой Земли, развернул и показал участникам. На первый взгляд, это был обыкновенный бумажный свиток с грубо нарисованным наброском карты. Именно наброском, потому что обозначения были нестандартизованными, а масштаб не был указан и, очевидно, вообще не соблюдался. Однако, стоило коснуться одного из участков, как над поверхностью свитка сформировалось небольшое трёхмерное изображение, показывающее, видимо, то самое место. Поскольку Освальд ткнул в озеро в верхней части "карты", трёхмерное изображение показало примерно то самое место, где они стояли сейчас, и под ним появилась стрелка указывающая в центр озера..
- Однажды посещённые места подсвечиваются, так что избежать хождения по кругу будет очень легко.

- Итак, - снова заговорил Освальд, - как вы видите, отсюда ведут три дороги. Мы с Самритой будем выступать в роли экскурсоводов и рассказывать вам о том, какой праздник откуда взялся, что обозначает и как повлиял на культуру Земли, но, если кто-то хочет пойти самостоятельно, то это легко устроить, потому что все дороги рано или поздно приведут вас к финальной точке путешествия, и вы ничего не пропустите.
Землянин жестом предложил всем обернуться. Теперь в лесу были явно видны три тропинки, причём у начала каждой были указатели с флажками одного из трёх цветов: красного, зелёного и синего.
-Нам стоит пойти всем вместе или лучше разделиться на группы? - Хена оглядела своих коллег по проекту.
 - Думаю, лучше всем держаться вместе, чтобы ничего не пропустить, - ответила Самрита. – А потом, если останется свободное время, все смогут погулять в свое удовольствие самостоятельно.
- Хотя бы первое место предлагаю посетить всем вместе, - пряча хитрую улыбку, добавил Освальд. - Потом все желающие могут уедениться в любом месте или просто погулять по лесу.
Акрита, мгновенно вынырнувшая из своих мыслей, как только появился столик с картами, теперь пробралась в первые ряды и с неподдельным интересом наблюдала за экскурсоводами. Во-первых, она просто очень любила карты и ориентирование по ним, особенно по нестандартным, требующим расшифровки и творческого подхода. Во-вторых, она почему-то вспомнила старую-старую земную сказку, про то, как перед путешественниками открывались три дороги… Эту сказку рассказывала мамина подруга, когда Акрита была совсем маленькой. Теперь она уже и не помнила, о чем там говорилось, но конец был счастливым.
- И по какому пути мы пойдем? – спросила она у стоявшего рядом Освальда.
- По красному, - шепнул в ответ Освальд. - Хочу, в первую очередь, привести вас вот сюда, - парень ткнул пальцем в изображение мужчины с бородой и серпом в руках, которое тут же стало трёхмерным, и рядом с ним возникла стрелка. - Причину поймёшь уже на месте! - он подмигнул девушке.
-А м-мы не должны попытаться угадать, какой это будет п-праздник? - немного стесняясь предположил Крим Анжар.
- А ты хорошо знаком с земными праздниками? – с интересом переспросила Самрита. – Тогда ты можешь попытаться угадать, какие именно мы выбрали!
_________
+ все кадеты
Offline  
01 09 2016, 17:22:55 #279
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Наверное, Акрита ш’Лечир, почти выпускница Академии Звездного Флота, сейчас напоминала маленького ребенка, попавшего в волшебную сказку. Краем мысли осознавая данный факт, она тем не менее совсем этого не стыдилась. Ее антеннки явно выдавали нетерпение и увлеченность происходящим.
- Кажется, я помню… Когда я маленькая жила с мамой на научной станции, одна землянка рассказывала мне земные сказки. Там был такой дед… он приносил подарки детям! Дед Мороз! Да? Впрочем, я плохо помню, и, наверное, путаю, - она рассмеялась.
Квинтилия, которая не настолько любила сказки, что отражалась на ее лице, внимательно присмотрелась к свитку в руках хозяина голо-программы.
-Серп указывает на сбор урожая, - предположила она, - соответственно, это летний праздник. Люди хорошо потрудились и считают, что теперь имеют право расслабиться. Пир, алкоголь, прочий разврат.
-Также серп являлся одним из символов влиятельной империи на древней Земле, - неожиданно подал голос молчаливый гигант-орионец Курш, - Насколько мне известно.
Акрита уже поняла, что немного промахнулась с Дедом Морозом, наверное, из-за того, что этот персонаж и связанные с ним зимние истории запомнились ей из детства чуть лучше прочих. Они как будто роднили волшебство земных сказок с льдами ее планеты.
- Влиятельная империя – это интересно! – она с уважением оглянулась на Курша, впечатленная его познаниями. – И там были какие-то праздники?
-Я видел некоторые артефакты, - кивнул орионец, - Но какое они несут культурно-обрядовое назначение было не всегда понятно.
Ромуланец взял бумажный свиток с печатью-гербом его государства, распечатал его и развернул. Надписи на карте были по-ромулански. Он довольно усмехнулся, исследуя карту. Всё это было очень по-новому. Ни одной земной такого рода традиции он не знал, ни одной игры подобного рода, потому с интересом слушал комментарии. Комментарий о возможности погулять по лесу и уединиться напомнил ему о том, как Квинтилия среагировала на предложение пройти по берегу Райзы, чтобы удалиться. Ракар вздохнул, осознавая какая это сложная проблема, и как долго ему придется ее решать. Курш, как было слышно ромуланцу, оказался сведущ в Земной истории. Но Ракар поднял голову от карты на реплику Квинтилии и слегка улыбнулся:
- И танцы на столах, пьяные танцы на столах. И иногда драки с клингонами. Это, пожалуй, единственное, что мне известно из подобных земных традиций.
-Во времена, когда земляне пользовались подобными примитивными орудиями ручного труда, они еще не установили контакт с клингонами, - не поворачивая головы ответила трилл.
- Ну, если так хотите драки и танцы на столах, можем и это устроить, - пожала плечами Самрита, усмехнувшись. – Не думала, что среди нас найдутся любители…
- Вы все высказали очень логичные предположения! - с улыбкой сказал Освальд. - Самое интерсное, что каждый из вас хоть в чём-то прав! Да, Курш, речь о влиятельной империи, хотя и не о той, у которой серп был одним из символов, тут он действительно связан с земледелием, хотя праздник и не летний, - землянин усмехнулся и хитро посмотрел на девушку-трилла. - Кстати, Квинтилия, а, как ты выразилась, "прочий разврат" у тебя вызывает отторжение или же интерес? А то я по твоей интонации понять не могу, уж извини.
Было что-то ещё, на что следовало отреагировать. Освальд смотрел по сторонам, а потом сообразил - подарки!
- Акрита, вот тебе один из подарков! - кадет взял один из двух свитков с андорианской эмблемой и протянул девушке. - Он не голографический, так что это будет что-то вроде сувенира на память. Хватит всем! - он принялся раздавать свитки тем гостям, которые ещё не успели их взять.
Квинтилия не удостоила Освальда ответом и лишь презрительно хмыкнула и закатила глаза, давая понять, насколько глупой и неподобающей была его реплика.
Акрита же, очевидно, испытывала полностью противоположные чувства.
- Спасибо! - она взяла свиток и еще несколько секунд осматривала его со всех сторон, прежде чем открыть. Это было так красиво сделано, с теплом и уютом Земли. Она подумала, что обязательно сохранит его.
- О какой Империи речь? - спросил ромуланец, которому стало интересно. Несколько поразмыслив, он не стал комментировать в ответ Квинтилии, что отсутствие клингонов вовсе не мешало землянам заниматься всем этим , после удачного сбора урожая, друг с другом.
- Скоро узнаете, Ракар, - весело произнёс Освальд. - Скажу только, что она упоминалась в фильме.
- У вас не одна Империя упоминалась, Римская, Османская, Кхмерская, Египет, Византия, да-да, я слушал, - сказал Ракар.
- Да, действительно, очень внимательно, - кивнул Освальд и постарался тут же сменить тему. - А вы раньше интересовались нашей историей? Может читали что-то?
- Вообще-то нет, - ответил ромуланец, посмотрев на Освальда, - области нашего изучения землян, хм.. скажем так, несколько другие, и они относятся к современности. Но мне интересно.
- И, кажется, еще что-то в Китае было имперское? – неуверенно вставила Акрита, вспоминая кадры фильма.
- Верно! - кивнул землянин. - Но не все называющиеся империями государства на деле проводят империалистическую политику, да и обратное тоже верно: политику экспансии, завоевания других народов и подчинения окраин центру проводили и страны, которые носили совершенно другие названия. В нашей истории было разное... - кадет усмехнулся. - Но вы ведь не думаете, что я испорчу вам сюрприз и на самом деле расскажу, что именно вам предстоит увидеть?
-Чего же мы ждем? - в нетерпении подпрыгнула Хена.
- Это такой метод нагнетания интереса, Хена, - с улыбкой произнес ромуланец.
- Позвольте заметить, что он отлично работает! - довольно сказал Освальд. - Но, раз уж вы все столько интересных идей выдвинули насчёт одного праздника, как насчёт того, чтобы дать вам поугадывать, что будет в других местах?
Кадет снова развернул свиток и, подумав секунду, нажал. Тут же появилось трёхмерное изображение нескольких зелёных листьев, большая часть которых, правда, была перемазана разноцветными красками.
- Есть идеи? - провёл он взглядом по гостям.
- Лично для меня, Освальд и Самрита, - сказал Ракар, разводя руками, - всё это является новым, я не могу даже и предположить.
-Кажется, я знаю… - очень тихо себе под нос пробормотала Квинтилия.
- Тогда рассказывай, - подбодрила ее Самрита.
- Лучше не надо, - притворно испугался Освальд. - А если правильно угадает и испортит сюрприз всем остальным?
Ракар снова поднял голову от свитка:
- Вы же сами просите угадывать, так почему же не надо?
- Потому что Квинтилия очень умная и правда может всё знать, - выкрутился Освальд. - Не хочется, чтобы сюрприза лишились все участники…
- Так это игра на самом деле в неправильные ответы? – ухмыльнулся Ракар.
- Вовсе нет, - помотал головой землянин. - Но тут интереснее процесс угадывания, поиск ответа при помощи логики, интуиции или случайного отгадывания, а вовсе не называние правильного ответа сразу!
- Может быть мы не будем спорить и все же пойдем дальше? – поторопила их Самрита, которой уже не терпелось продолжить презентацию. – Разумеется, если у Квинтилии есть мысли и идеи, мы их все с радостью выслушаем!
- Да, я за то, чтобы выслушать, - сказал Ракар, снова уставившись в свой свиток.
- В принципе, я тоже, - улыбнувшись, поддержала Акрита. – Потому что я в любом случае не знаю, что это, и вряд ли смогу себе представить, так что для меня все равно будет сюрпризом!
-Нет, ничего, - пошла на попятный Квинтилия, - Мне бы хотелось сначала уточнить в энциклопедии, а иначе слишком велика вероятность, что ответ будет неправильный. Так что это не важно. Давайте дальше.
Самрита выразительно закатила глаза, но ничего не сказала.
- Да говори уже! - подбодрил отличницу Освальд. - В конце концов, в неправильном предположении нет ничего постыдного!
-Если я сказала “нет” - это значит “нет”, - процедила отличница и отвернулась.
- В этом вся Квин, - еле слышно, но всё же достаточно громко, чтобы трилл его услышала, пробубнил Освальд и усмехнулся.
-Мое имя не сокращается, - буркнула девушка, - Неужели так сложно запомнить, Макдауэлл?
Ромуланец бросил на Квинтилию косой взгляд. Любые, или не любые ее догадки наталкивались на стену страха перед ошибкой? Страх перед ошибкой был одним из направляющих ужасов, воспитанных с детства. И попытка подстроиться под правильный ответ в связи с Энн – тоже отсюда. И никто не понимал. Но зато "нет" значит "нет", а не "да" или "наверное".
- Знаешь, на одном из земных языков это сокращение созвучно слову "королева", - хитро посмотрел на трилла землянин.
Акрита снова, как утром по дороге в Реплимат, почувствовала некоторую жалость к Квинтилии, впрочем, не совсем жалость – тут должно было быть другое слово. Сочувствие, смешанное с уважением и пониманием. Землянин явно не желал ей зла, но, очевидно, понятия юмора и иных концепций сильно отличались у людей и триллов. Может быть, для Квинтилии высказать неверный ответ – все равно что для клингона проиграть бой? А Освальд этого не знает. Хотя что там, Акрита ведь и сама впервые так близко столкнулась с представителями этой расы.
-Ты так говоришь, как будто это хорошая вещь - аллюзия на высокое положение, полученное при рождении, - фыркнула трилл, - Это крайне нескромно, а я предпочитаю гордиться только тем, что заработала сама.
Судя по всему, эти двое имели подобные разговоры не раз и не два, и крайне легко впадали в колею старой привычки, выбраться из которой и остановиться было нелегко.
- Да ладно тебе! - Освальд закатил глаза и усмехнулся. - Монархий на Земле уже давно нет, зато при упоминании королев или принцесс многим из нас на ум, в первую очередь, приходят такие понятия как красота и величие! - кадет осмотрелся и помотал головой. - Ну да ладно, не будем спорить! Пойдёмте, приступим к самому интересному!

_______________________
+ все участники проекта


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
01 09 2016, 17:25:04 #280
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната

Гости прошли по тропинке еще примерно минуту, и лес вокруг стал визуально растягиваться, словно они ускорялись до варп-скорости. Через несколько секунд нельзя уже было различить ни одного объекта, как вдруг весь пейзаж сменился... древней городской улицей. Однако, больше всего гости удивились внезапной смене не декораций, а их собственного вида: мужчины оказались облачёнными в тёмно-коричневые туники, доходившие до середины голени, а женщины - в более длинные туники до щиколоток, и у каждой на голове оказалась причёска с начёсом и головной убор. Особенно сильно должны были удивилиться андорианки, чьи антенны едва-едва выглядывали из-под волос и головных уборов.
- Добро пожаловать в наше довольно далёкое прошлое, - с улыбкой произнёс Освальд и развёл руками. - На две с половиной тысячи лет назад, если точнее. Сразу успокою вас: мы не включали в симуляцию ту отвратительную вонь, которая стояла на улицах этого древнейшего мегаполиса, хотя во всём остальном пейзажи воссозданы настолько достоверно, насколько возможно.
Освальд развернул свиток и продемонстрировал остальным, что первоначальная поляна с озером и тропинка, по которой они прошли, посветлели, а символ седого длиннобородого мужчины с серпом в руках стал крупнее и теперь изображён более жирными линиями.
Резкую смену на остальных и на себе одежды Ракар воспринял не очень адекватно. От неожиданности он дернулся, и даже отступил на шаг назад. Несколько секунд понадобилось, чтобы понять, что это очередная иллюзия, и что все содержимое его формы на самом деле на месте. Потом он с интересом оглядывал себя и остальных, но слова Освальда заставили его удивиться.
- Что за отвратительную вонь вы имеете в виду?
- Вы не чувствуете? – притворно удивилась Самрита, а затем рассмеялась: - Ну вот, значит все воспринимают запахи по-разному. Вам же лучше!
- Вы же не включали, поэтому и не чувствую. Но оно было упомянуто, и мне интересно, что это значит, - ответил Ракар.
- Мы подумывали добавить в презентацию запахи, но решили, что это будет излишне, - пояснила девушка.
- И второе уклонение от вопроса, - с улыбкой констатировал Ракар, - так в чем же дело то?
-Мы стараемся вообразить, - пообещал болианец и повел носом, - Вот, я почти чувствую. Возможно, это просто времена, когда земляне еще не использовали канализационную систему закрытого типа? Все расы проходят через эту точку, не так ли, мистер Курш?
-Многие, - сказал орионец, но было непонятно, согласие это или отрицание слов Брола Арко.
- Просто проявите немного фантазии и представьте, как мы жили до появления акустических душей и современной канализации. Но мне кажется, что это не самая приятная тема для обсуждений, - передернула плечами Самрита.
– Для этого не нужно иметь богатую фантазию, достаточно на месяц уйти в глушь без совремеменного снаряжения, – заметил Тенек.
Вулканец воспринял смену одежды с некоторым осуждением, однако с полным спокойствием. Это было вторжение в личное пространство, но вряд ли земляне это понимали, если так радовались своей выдумке. Оставалось надеяться, что в своей тяге к маскарадным забавам они не зайдут слишком далеко: самому Тенеку это было более-менее безразлично, но он вполне допускал, что некоторые версии древних или ритуальных одеяний могут показаться эмоциональным участникам презентации как минимум неуместными.
А вот предположений, что представлял из себя праздник плодородия у древних землян у него не было совершенно.
-Ч-что это за город? - поинтересовался Крим, вертя головой в разные стороны.
И тут Ракар понял, о чем шла речь. Сразу после слов болианца. Он подумал о том, что две тысячи лет тому назад ромуланцы уже пересекали галактику в поисках своего настоящего дома. В то самое время, как земляне, находясь в смраде и грязи, не были в состоянии очистить собственное жилище, привести собственные города в порядок, избавиться от открытого состояния нечистот. Ромуланец испытал отвращение и частичку высокомерия и превосходства. Однако не высказался, только слегка заметно дернулась мышца лица.
- Да, какой это город? Вы говорили, что у вас много разных культур было, все города на Земле содержали такой запах?

Вместо ответов Освальд сделал приглашающий жест, и гости довольно быстро добрались до старинной городской площади, заполненной народом. Близко знакомые с историей Земли могли опознать знаменитый римский форум, а наиболее искушённые в теме по наличию и отсутствию определённых зданий могли понять, что показан был период поздней Республики.
- Мы находимся в Риме, - пояснил кадет для тех, кто видел место впервые. - Это первый город на Земле, чьё население перевалило отметку в миллион человек, а ещё это столица одной из самых могущественных империй древнего мира. Да, на улицах города с санитарией было не всё в порядке, Ракар. Думаю, все цивилизации когда-то через это проходили, но, поскольку история землян короче, мы очень быстро наткнёмся на такие неприятные моменты, когда станем копаться в истории. Просто хотел заранее успокоить тех, кто уже хорошо знает земное прошлое.
Центром интересов толпы народа, очевидно, было здание с колоннами, располагавшееся на каменном подиуме.
- Храм Сатурна - бога земледелия, - пояснил Освальд. - По легенде Сатурн когда-то давно был царём народа, населявшего эту местность, и тот период впоследствии называли "Золотым веком", потому что не было ни войн, ни преступлений, ни погони за наживой, ни даже главной причины всех этих проблем - частной собственности, зато все люди были сыты, довольны и счастливы. Поэтому каждый год на срок от нескольких дней до недели, в зависимости от эпохи, закрывались все общественные учреждения, и город погружался в практически безостановочное веселье. Этот праздник назывался...
Договорить землянину не дали, потому что откуда-то слева донёсся возглас: "Io, Saturnalia!" - а потом сквозь толпу гостей пронеслось около десятка довольных детей.
- ... Сатурналии, - с улыбкой подытожил кадет кадет, когда их небольшой группе снова никто не мешал.
____________
and other


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
01 09 2016, 17:29:23 #281
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Недалеко от группы встретились, очевидно, двое знакомых и, обменявшись тёплыми приветствиями, они вручили друг другу подарки: одетый в более богатую одежду подарил две восковые свечи и небольшой кожаный кошелёк, а более скромно одетый и пожилой мужчина протянул в ответ на это книгу.
- Традиция обмениваться подарками на праздник дошла до наших дней, - сказал Освальд. - Правда, у римлян были очень строгие правила. Например, богатые граждане не могли дарить подарки друг другу, а только более бедным, а людям учёным полагалось дарить всё в двойном размере. Сам же учёный мог подарить в ответ книгу, особенно если он беден. Кстати, восковая свеча - символ зимнего солнцестояния, когда, собственно, и праздновались Сатурналии. Не удивляйтесь погоде, в этих широтах даже зимой очень тепло!
Освальд встретился взглядом с Самритой, и она снова взяла слово, а её коллега при этом куда-то незаметно ушёл:
- И, чтобы продолжить эту традицию, мы тоже решили подарить всем подарки. На Земле уже давно нет богатых и бедных, но мы все еще очень любим обмениваться подарками. Поэтому… - она поискала взглядом Освальда.
- Поэтому мы решили подарить каждому из вас по сувениру, - произнёс землянин, неожиданно появившийся с другой стороны улицы с небольшим мешком в руках. - Когда-то давно культ Сатурна практиковал человеческие жертвоприношения, но потом от этого жестокого ритуала отошли, и люди просто стали дарить друг другу терракотовые фигурки. Мы решили пойти чуть дальше и подарить вам не простые терракотовые фигурки, а стилизованные под них кристаллы памяти с копиями наших презентаций и выдержками из баз данных обо всём, что вы сегодня увидите.
Кадет запустил руку в мешок и вытащил сразу две фигурки. По стечению обстоятельств, одна оказалась женской, а вторая - мужской, и он протянул их стоявшим рядом Квинтилии и Тенеку, после чего снова полез в мешок.
-Человеческие жертвоприношения? - скривилась Квинтилия, машинально принимая протянутый подарок, - Это же ужасно.
- Да, ужасно, но, как я и сказал, это было давно, - немного виновато произнёс Освальд, - задолго до основания этого города. Со временем жестокий ритуал превратился в весёлый праздник, когда не только не приносили людей в жертву, но даже отказывались от другого порока того периода - рабовладения. На время Сатурналий рабы получали права носить одежду свободных, вести себя как им хочется и даже сидеть за одним столом с хозявами. А порой хозяева даже прислуживали собственным рабам, как бы меняясь с ними местами. В любое другое время это было бы недопустимо, но только не во время этого праздника!
– Игра, – сказала М’Кота. – Если они хотели сделать некоторых рабов равными, лучше бы отпускали их на свободу. А если не хотели, незачем было и играть... Это не в упрёк вашей презентации, такое и теперь часто встречается. Ладно, это проехали. – Клингонка вытащила два метательных ножа, которые постоянно носила с собой, и подала их Освальду и Самрите, – Раз полагается дарить подарки, это вам. Д’К-Таг не отдам, – добавила она, смеясь, – а это можно!
Самрита немного удивленно посмотрела на подарки, затем на клингонку, затем улыбнулась, принимая подарок:
- Это… неожиданно. Спасибо! Но ты правильно поняла суть этого праздника – и затем, еще во многих более поздних традициях, дарение подарков стало неотъемлемой частью выражения дружбы, уважения и симпатии. Что касается нашей истории и культуры, - Самрита посерьезнела, обращаясь в первую очередь к Ракару и М’Коте: - Вчера на нас с Освальдом нападали за малейшие замечания на презентации Квинтилии, сегодня же все считают себя в праве судить землян.
- Да ладно, не смущайтесь, - с ободряющей улыбкой сказала Акрита. Она тоже стояла рядом. – В нашей истории до самого недавнего времени существовало немало глупых и довольно жестоких традиций. Мы тоже много воевали, со всеми подряд почти без причины, даже когда вышли в космос и преодолели световой барьер. Как показала реальность, нравственный барьер бывает сложнее преодолеть, и у каждого тут свой путь. Ваша история сделала вас такими, какие вы стали теперь.
- М'Кота, это огромная честь! - торжественно принял подарок Освальд и убрал его в мешок. - Обещаю носить и применять, хотя надеюсь, что не придётся, его на всех заданиях, куда разрешено будет брать оружие вообще!
Посмотрев на свою партнёршу по презентации, а потом на гостей, он примирительно поднял руки и вставил свои пять копеек:
- Я думаю, критика вполне приемлема, когда она по делу. В конце концов, наша история и правда очень жестока, но ведь это именно история! С тех пор прошло много времени, и жестокие традиции остались в прошлом, а хорошие и счастливые дожили до наших дней, пусть и в видоизменённой форме!
М’Кота не ответила. Вопрос о равенстве задевал её гораздо сильнее, чем могло показаться, и земная традиция навела её на мысли не столько о древней истории землян, сколько о значительно менее древней клингонской истории. Речь, правда шла не о рабстве, но...
Не получив ответа на собственный вопрос, Ракар тем не менее принялся с интересом рассматривать город, называемый Римом. Сам того для себя не ожидая, он провел легкие параллели в величии архитектуры города, находя некоторые мелочи необычайно знакомыми. Рассказ об истории не вызывал отторжения и неприятия, напротив, он был  удовлетворен честностью землян, рассказывающих о своем прошлом, и еще одним отсылом к тому, что земляне эволюционировали спустя время. Он принял подарок и повертел его в руках.
- Ну что же, пойдём дальше, - произнёс Освальд и повёл гостей обратно.
Вернувшись на форум и пройдя по той же самой улице, куда они переместились в самом начале визита в Древний Рим, кадеты снова увидели, как меняются декорации: вот они ещё на городской улице, а вот уже на лесном перекрёстке. Землянин сверился с “картой” и, указав рукой нужно направление, решительно произнёс:
- Туда! Если, конечно, не появились желающие отделиться от нашей группы прямо сейчас.
-Нет, вы так интересно все рассказываете, - с улыбкой сказала Жантарин. - А без вас мы можем не понять все тонкости того, что видим.
Освальд осмотрел гостей, но все, кажется, были согласны с андорианкой, поэтому он махнул рукой в направлении их следующей цели и бодро воскликнул:
- В путь!

______________
и все


Ex Astris, Scientia
Offline  
01 09 2016, 17:38:20 #282
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Гостей ждала уже привычная процедура движения по тропинке, сопровождающаяся внезапной сменой декораций. В этот раз, участники тоже оказались в городе, хотя и явно более современном, чем Древний Рим. Судя по дорожному покрытию и архитектуре, знатоки истории Земли могли сделать вывод, что действие происходило около четырёх веков назад. Сами гости оказались одеты в открытые и светлые наряды, на поясе у каждого висела небольшая сумка с кармашками, в которых виднелись пакетики с чем-то цветным. Рядом с гостями стояло несколько больших мешков с разноцветными порошками.
На широкой улице была большая толпа, сквозь которую двигались люди с необычными стилизованными под старину барабанами и другими музыкальными инструментами. Люди вокруг танцевали, периодически раздавались довольные возгласы, и... в воздухе то и дело возникало небольшое облачко цветной пыли, которая тут же оседала на людях.
- Добро пожаловать на Фестиваль красок или Холи! - весело проговорил Освальд, после чего мельком взглянул на Тенека и, мигом посерьёзнев, пояснил. - Вообще, это очень древняя традиция, имеющая религиозные корни и обозначающая приход весны, конец зимы и победу добра над злом. Постепенно древние легенды отошли на задний план, зато сохранился дух праздника! Раньше празднование длилось три дня, в первый из которых... эй!
Со стороны Самриты в Освальда прилетела краска, и половина его лица, шеи и руки а заодно и одежды, окрасилась в зелёный цвет.
-Хватит болтать! - рассмеялась Самрита. - Переходи уже к делу.
Землянин посмотрел на свою коллегу и, быстро схватив горсть синей краски, бросил в ответ.
Увидев, что надо делать, некоторые из кадетов тоже запустили пальцы в мешочки с красками и сперва на пробу, а потом все активнее начали швырять красители в товарищей.
-Я знала, что это оно, - пробормотала Квинтилия, стирая с кончика носа попавший в нее заряд малинового порошка.
- Ты хорошо знаешь наши праздники, Квин... - с улыбкой сказал Освальд, а потом добавил, - ... тилия! Признаться, я тронут!
Тенек с интересом подошёл к мешку и погрузился в изучение его содержимого. Это было не очень-то легко, потомоу что голографические участники праздника время от времени лезли под руки и выхватывали оттуда мешочки с краской, поэтому Тенек быстро переключился на содержимое собственных карманов. Из каждого мешочка была взята щепотка порошка и растёрта на ладони в цветное пятно. Возможно, так вулканцу казалось нагляднее, хотя более наглядно было бы воспользоваться зеркалом, потому что к концу процедуры он и сам был раскрашен ничуть не хуже случайными попаданиями.
– Земля – яркая планета, – заметил вулканец, обращаясь к Освальду и Самрите, – а с весной многие земляне связывают яркость природы. Значит ли это, что весну и тёплое время года земляне этого региона в то время считали добром, а зиму и холод – злом?
- Ну, в некотором роде, - замялась Самрита. – Они ассоциировались с увяданием природы, отсутствием урожая… Разве на Вулкане не так? Вы увидите, что у нас очень много праздников связано с сезонами, и не только в одном регионе!
- Какая забавная традиция! – воскликнула Актира, уворачиваясь от очередного полетевшего в нее облака краски. – Среди людей я всегда выделялась цветом кожи, ну что ж, теперь буду выделяться не только я!
Озорно оглянувшись, она зачерпнула горсть желтой краски и запустила в спину стоящего впереди Тара Мари.
Тар Мари рассмеялся и запустил еще одну пригоршню красителя прямо вверх над своей головой, так что его лицо и темные волосы покрылось маленькими саталовыми точками.
- Вот это понимаю, веселье! Освальд, Самрита, а что символизирует эта краска? Это ведь на удачу?
Очередная смена локации снова застала ромуланца врасплох. Правила земного веселья казались ему странными и совершенно бессмысленными. Но он преминул все же усмехнуться, стараясь ловко уворачиваться от цветного порошка.
- Она символизирует умение забывать старые обиды, как бы странно это не звучало, - рассмеялась Самрита. - В этот праздник принято через совместное веселье забывать и прощать обиды, восстанавливать испорченные отношения и забывать обо всех трудностях в жизни, хотя бы на какое-то время…
На этот раз краска прилетела в саму Самриту в качестве ответа от Освальда. Она укоризненно посмотрела на кадета и не заставила себя ждать с ответом, окатив его облаком желтой краски.
Артур, слушая рассказы о своей родине, планете Земля, понимал, насколько по разному можно знать свою собственную планету. Все зависит от точки зрения. Все эти праздники всегда проходили мимо него. Он интересовался другим. К примеру, традиция купаться в океане при пересечении экватора была для него одной из любимых, и праздником тоже. А вот это осыпание друг друга краской он не понимал, хоть и слышал о таком, никогда не принимая участия в бессмысленном времяпрепровождении. Прощать друг друга можно было и по иному, без порчи одежды, которую потом чистить. Сверху насыпалось разноцветного, и Артур принялся отряхиваться, в том числе волосы.
- Знаешь, М'Кота, не все земляне принимают участие в таком, честно говоря, - сказал он клингонке.
– А мне нравится! – оглянулась на него М’Кота, глаза её блестели, на лице было вдохновенно-азартное выражение. Дать выход своей энергии в безудержном веселье, это было близко ей и понятно. – Видел бы ты, как участники многоборья у нас в Академии поливают друг друга бладвайном! Победители и побеждённые – после церемонии награждения все равны, и всем весело. – Она сплюнула на ладонь и, размешав краску, нарисовала у себя на щеках полосы боевой раскраски, на которые тут же осели цветные пылинки, витающие в воздухе. – Кажется, земляне тоже умеют веселиться!
- И переводят ценный напиток, - сказал Лайтман, - впрочем мы тоже иногда поливаем друг друга шампанским, но это я тоже не одобряю, - правда Лайтман не был так серьезен в этот момент. Отыскав черную краску, он нарисовал себе на лице несколько маскировочных полосок типа боевой раскраски.
М’Кота со смехом дорисовала пару полосок на его лице, доводя «маскировку» до совершенства.
 
Акрита наблюдала, как ее коллеги по проекту, такие разные по мировоззрению и привычкам, постепенно покрываются цветными пятнами с головы до ног, и ей показалось, что в словах экскурсовода действительно большая доля правды – это веселье, для кого-то понятное, для кого-то не очень – объединяло и примиряло.
- А в какой стране, или в каком краю Земли это придумали? – спросила она у Самриты.
- Традиция появилась в Индии, - пояснила Самрита, отдышавшись и убрав немного краски с лица, - ты была на Земле, представляешь, где полуостров Индостан? Но уже в XXI веке подобные фестивали проводились практически везде. Тебе нравится? – она с любопытством посмотрела на новенькую.
- Да, нравится! И, кажется, примерно представляю себе, где находилась Индия, хотя никогда там не приходилось бывать. Спасибо за знакомство с таким необычным праздником!
Андорианка внезапно подумала, что не очень эффективно просто распылять вокруг себя облако – оно не может улететь в нужном направлении и вообще остается лишь в радиусе одного-двух метров. Увидев невдалеке на столике миски с водой, то ли для умывания, то ли еще для чего, она взяла в одну руку пригоршню краски, а другой зачерпнула чуть-чуть жидкости в надежде, что порошок будет склеиваться. Но, увы, вещество быстро растворялось в воде, превращаясь просто в жидкую краску. И все же, должен был существовать предел насыщения раствора...
Акрита явно увлеклась своим нехитрым экспериментом, и спустя минуты три уже месила в руках увесистый колобок сине-зеленого оттенка. Оглянувшись в поисках потенциальной мишени, она увидела, что Тенек тоже стоит в стороне и что-то изучает с неподобающей для этой обстановки серьезностью.
Решив, что запустить в кого-нибудь эту с таким старанием сооруженную бомбу она всегда успеет, андорианка решила сначала обменяться результатами исследования.
- Мистер Тенек, вы, кажется, тоже заинтересовались свойствами этого вещества?
Впрочем, общее озорное настроение и веселье явно пересилило тягу к научному познанию. Акрита, отошедшая уже на несколько шагов от того места, где стояла основная группа, не дождавшись ответа вулканца, развернулась и со всего размаху залепила мягкую как тесто и довольно скользкую «бомбочку» под ноги ничего не подозревающим товарищам. Шлепнувшись на тротуар, она с характерным звуком разлетелась сине-зеленой лужей и брызгами.
_________________
+ много )


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
01 09 2016, 17:40:42 #283
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


Не ожидая подобного коварства, Ракар, все еще пытавшийся уворачиваться от летящего порошка, поскользнулся на образовавшейся луже и со всего размаха грохнулся на спину. Тут же развернувшись, он поднялся на ноги и оглянулся в сторону предполагаемой точки броска. Там стояли Тенек и новенькая андорианка. Ракар не сомневался, чьих рук это дело. Судя по всему, земной праздник начал иметь успех у всех присутствующих. Ракар не был в обиде, ему и самому было отчасти весело, хотя он ни на минуту не забывал о том, о чем должен был помнить.
Конечно, Акрита рассчитывала на то, что ее выходка будет неожиданной и вполне может привести к непредсказуемым последствиям, но такого расклада она точно не ожидала. Ойкнув, она закрыла руками нижнюю часть лица (при этом размазав остатки краски по физиономии), а в голове были только две мысли: спрятаться за Тенека, и что ей теперь будет от вооруженных сил Ромуланской Империи. А сделала она вообще третье – невинно и растерянно улыбаясь, шагнула навстречу суровому ромуланцу, раскрашенному уже до такой степени, что трудно было определить, какие эмоции выражало его лицо.
- Простите, пожалуйста… Вы не ушиблись?
Ромуланец заметил уже знакомый жест. Похоже, он производил на некоторую часть участников проекта впечатление, которое в принципе должен был производить ромуланский флот на Федерацию, но в данном случае это никак не соответствовало его целям. Он усмехнулся ей в ответ, стараясь это сделать по-доброму.
- Все нормально, земляне шутят и развлекаются таким образом, как я понял, вы полностью вошли в роль и соответствуете этому антуражу, не стоит беспокоиться. И извиняться тоже не за что.
Освальд стоял спиной ко "взрыву" и совершенно не ожидал случившегося. Он лишь почувствовал, как какие-то брызги окатили его от стоп до затылка.
- Что это было?! - удивлённо воскликнул он и резко обернулся, широко раскрыв глаза.
- Это был научный эксперимент! – Акрита выдохнула, отгоняя мысли о возможном возмездии со стороны улана ВС и искренне веря в его слова. – Если взять большое количество этой краски-порошка, и смешать с небольшим количеством жидкости в довольно четко определенной пропорции, получается аморфная масса, которой можно придать форму. Правда, она не долго держится и распадается при соударении с поверхностью. Я хотела рассказать это мистеру Тенеку теоретически, но потом подумала, что лучше сначала проверить экспериментально, - андорианка окончательно успокоилась и весело подмигнула Освальду.
- Урок физики, седьмой класс средней школы, - расхохотался Освальд. - Отлично, именно так традиции и получают своё дальнейшее развитие!
Тенек обернулся на слова Акриты, чтобы ответить, однако в тот же момент стал свидетелем практического использования модифицированной краски и услышал о том, что эта демонстрация должна была предварять сообщение о свойствах вещества, адресованное ему. Вероятно, по этой причине данный эксперимент требовал и его комментариев.
– Также это наглядный пример того, что спонтанный эксперимент может, как принести практический результат, так и спровоцировать жертвы из-за несоблюдения техники безопасности, – подвёл итог вулканец.

Кристаль Харт быстро растворилась в толпе – затеряться среди ярких красок было несложно. Журналистка заняла удобное место для съемки, и каким-то чудом краска не касалась ее камеры, зато равномерно распределилась по серому платью в расплывчатых узорах, будто так и было задумано. Ее перемещение по голодеку было сложно отследить, но, как и всегда, она появлялась в самые неожиданные моменты там, где ее меньше всего ждали.
- Надеюсь, репортаж будет интересным! - услышала журналистка откуда-то сбоку. - В конце концов, не каждый день можно увидеть заляпанного разноцветными красками ромуланца.
Освальд в какой-то момент отделился от толпы и постарался незаметно подойти к женщине.
Кристаль помахала Освальду, убирая с лица прядь выбившихся из пучка волос и вправляя ее назад в прическу.
- Вы все выглядите… впечатляюще, - она окинула глазами и андорианок, и зеленого Курша, и серьезного вулканца, которого, однако, также не минула краска. – Если вчера было так же весело, я многое пропустила. Значит, это у вас такое учебное задание? – хитро прищурилась журналистка и рассмеялась, а затем уже не так громко добавила: - Я надеюсь, что все мои репортажи интересны, и этот не будет исключением.
- Вроде того, - усмехнулся кадет. - Надо показать самые важные, по нашему мнению, элементы культуры родной планеты. Даже жаль, что глинна Толан тут нет! Дорого бы дал, чтобы увидеть её во всём этом! - Освальд для наглядности провёл руками вдоль своей перепачканной краской белой одежды. - Вчера было... познавательно, особенно если любишь историю, ну а сегодня мы только купались и играли в игры. Не знаю даже, про что было бы интереснее узнать твоим зрителям...
- Про вас, - Кристаль все так же широко улыбалась, глядя прям на Освальда. – Но за вами и так занятно наблюдать. Кстати, а куда делась ваш координатор? Почему вы здесь одни – разве она не должна следить за выполнением заданий? – нахмурилась журналистка.
- Не уверен, если честно, - тоже нахмурился кадет. - Кажется, на разбирательстве по делу одного из участников, хотя мне лично кажется, - он внезапно понизил голос, наклонился поближе к женщине и заговорщически прошептал, - что она как-то прознала о наших с Самритой планах и решила сохранить свой облик суровой кардассианки, избежав всего этого веселья! Впрочем, - землянин снова заговорил бодро, - у нас есть кое-кто получше начальства - ты!
- Это похоже на правду, - согласно закивала Кристаль с таким же заговорщицким видом. – Как хорошо, что я не боюсь трудностей, - добавила она в тот самый момент, когда в нее рикошетом прилетел особо выразительный сгусток красочной пыли. – А что вы еще приготовили? У меня сегодня есть прекрасная возможность развлекаться на голодеке, делая вид, что я делаю свою работу.
- Нет-нет-нет, - медленно помотал головой парень, не сводя, впрочем, с лица довольную ухмылку, - если я всё сейчас расскажу, у тебя появится соблазн развернуться и уйти! - внезапно кадет в два шага сократил дистанцию, а тон его голоса стал серьёзнее, чем у Лайтмана. - А мне бы очень хотелось, чтобы ты осталась. В конце концов, я не только для своих коллег старался.
На щеках Кристаль заиграло некое подобие румянца смущения, и она посмотрела на кадета из-под приопущенных ресниц:
- Вот как, - улыбнулась она. – Значит, вчерашнее предложение все еще в силе? Там тоже фигурировал голодек, если я не ошибаюсь…  Я бы очень расстроилась, если бы ты по каким-то причинам решил это отменить.
- Так ты и правда решила, что я могу передумать? - тихо спросил Освальд, беря женщину за руку. - Ну и напрасно. Больше чем дать тебе частное интервью вечером мне хотелось бы дать тебе частное интервью вечером в ромуланском горячем источнике, - кадет слегка наклонился и коснулся губами ладони Кристаль. - Я многое могу тебе рассказать, - он улыбнулся. - И показать.
- Именно на это я и надеюсь, - негромко отозвалась журналистка, склонив голову к плечу. – Я могу рассчитывать на тебя в 23-24 часа? – а затем добавила уже своим обычным тоном: - Итак, Освальд, не пора ли показать нам что-нибудь еще? Я верю, что кадеты могут кидаться краской хоть весь день, но уверена, что ты… с Самритой, конечно, приготовил еще много всего интересного!
- Можешь, - шепнул кадет в ответ, смотря Кристаль прямо в глаза, но после упоминания Самриты нахмурился и обернулся, ища её взглядом.
Та тоже отошла от основной группы развлекающихся и теперь кидала на Освальда нетерпеливые взгляды. Заметив, что он, наконец, обратил на нее внимание, девушка выразительно посмотрела на коллегу.
- Мне действительно пора, - немного виновато произнёс парень. - Надеюсь, остаток презентации тебе тоже понравится, мы и правда очень старались.
С этими словами он немного подёргал свою одежду, стараясь сформировать на ней побольше складок, после чего, подмигнув журналистке, пошёл к своей партнёрше по проекту.
Самрита поджала губы, но ничего не сказала по поводу увиденной сцены.
- Я думаю, пора идти дальше, - заметила она, когда Освальд с ней поравнялся.
- Да, сейчас пойдём, - с лёгкой улыбкой произнёс он, после чего кадеты вернулись в толпу.

Спустя примерно двадцать минут после прихода на праздник, покрытые красками всех возможных цветов гости собрались на том же месте, где всё началось.
- Надеемся, всем удалось хорошо провести время и проникнуться духом праздника! - сказал Освальд, поглядывая на Самриту. - Идём дальше, впереди ещё много интересного!
__________________
С гостями и Кристаль


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
01 09 2016, 17:59:14 #284
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомната


– Приготовьтесь, будет холодно! – предупредила Самрита и выразительно посмотрела на Жантарин, которой такая погода пришлась бы по душе, как и их новой андорианской коллеге. – И нет, это не Андория, это северное полушарие Земли!
Кадеты оказались на большой заснеженной поляне посреди леса; к счастью, на них сразу же материализовалась теплая одежда, но по некоторым удивленным лицам было заметно, что эту белую субстанцию под ногами они видят впервые в жизни. Сама Самрита, несмотря на теплую куртку с меховых капюшоном, толстые сапоги и разноцветные шерстяные варежки на руках, переступала с ноги на ногу и уже, видимо, жалела, что не запрограммировала температуру чуть потеплее.
Ромуланец вдохнул холодный воздух, снял теплые варежки и зачерпнул рукой снег. Снег не таял в его теплой ладони. Это была визуализация очень холодного места на Земле. Он прошелся по снежному насту, который скрипел под его ногами. В стороне, обернувшись к остальной группе, он внимательно рассматривал реакции кадетов на эту погоду, на эту температуру. Ромуланец понимал, как по-настоящему ценно то, что сейчас происходит. Что происходит на презентации планет каждого из этих участников. Никакого другого шанса узнать их всех и каждого по отдельности не было вне этого проекта. Проект ценен для Ромуланской Империи не только возможностью наблюдения, он ценен настоящим узнаванием истинной сути населявших галактику, он ценен возможностью мира, основанного на взаимном понимании, возможностью достичь того, чего раньше никогда не было.
Андорианка Жантарин глубоко вдохнула холодный воздух и подняла лицо к неяркому зимнему небу. Иногда она все-таки скучала по холоду и снегу, хотя очень давно успела адаптироваться к теплому климату, который предпочитали многие земляне, и довольно редко бывала дома на родной планете. Ей нравилось на Земле, нравилось учиться в Академии, люди с разных планет и их интересные обычаи, ей нравилось думать, что она часть вот этого большого целого - Федерации, полностью свободна от условностей и может выбирать свою дорогу, может даже влюбиться в землянина и забыть, насколько невозможен их союз. Андорианка покосилась на новую участницу проекта - ее соотечественницу Акриту, и вспомнила детали ее биографии. Та девушка потеряла всех троих из ее потенциальных супругов, и поиски новых будут для нее большой сложностью. О своих собственных подходящих партнерах Жантарин не думала очень давно, и даже не представляла, где сейчас двое из них. Если бы с кем-то из них что-то случилось, ей бы сказали, конечно же? Так сложно было представить свое будущее с ними… В Федерации так ценилась уникальность, свобода воли и выбора, право быть тем, кем ты хочешь, но если твоя раса имеет четыре пола и переживает демографический кризис, все становится гораздо сложнее.
Конечно, на Акриту заснеженная тишина тоже произвела впечатление. Это одновременно так напоминало родную планету и сильно отличалось – такого количества деревьев на поверхности спутника нигде не росло. Она сняла варежки, откинула капюшон, а потом и вовсе расстегнула куртку. Смена декораций оставила позади шум и веселье красочного праздника, и теперь ей хотелось ловить каждое мгновение этой таинственной тишины, да и, видимо, не только ей. Она запрокинула голову, глядя в небо, растворяясь в его бело-сером просторе.

– Вот то, что нужно бросать друг в друга, - с особенным удовольствием сказал Лайтман, оказавшись посреди одного из самых любимых времен года на своей планете. Всего любимых времен у него было четыре. И каждый по своему. Он скатал снежок, чуть отошел и бросил его в М'Коту.
– Ну, если ты ещё не наигрался, – с шутливой угрозой ответила клингонка, захватывая полные пригоршни снега.
– Эта игра нравится мне больше, чем предыдущая, - сказал Артур, отстреливаясь снежками от клингонки, а попутно угодил еще и в новенькую андорианку.

– Сейчас мы покажем вам еще один праздник, только вот… А, вот и они! – издали послышался звон бубенчиков, и к группе кадетов подъехало двое саней, запряженных лошадьми. – До места празднования нас доставят эти животные. Это тоже часть впечатлений, так что возражения не принимаются.
– Освальд, а не предусмотрено лошадей, не запряженных в сани? - спросил Артур, - мы бы.. поехали верхом, - сказал он, оглядываясь на товарищей.
– Мы не предусматривали, - честно признал Освальд, - но это же голокомната! Можно создать для всех желающих! Есть ещё кто-то, кому не терпится нарушить каноны праздника? - землянин попытался нахмуриться, но вместо этого рассмеялся.
– По канону, вон там, на месте извозчика, тоже должен сидеть землянин, - Артур показал на то место, где сани соединялись с упряжью лошадей. - Но все равно езда верхом - это самый настоящий земной канон и теперь лично моё, в частности хобби, правда я давно этого не делал.
Кадет обернулся к клингонке:
– Поедешь верхом на земном животном?
Животные были похожи на сарков и выглядели покладистыми даже слишком. Пожалуй, она предпочла бы зверя поноровистее, но прокатиться на земном звере всё равно было любпытно.
– Почему бы и нет, – согласилась она.
Артур кивнул с улыбкой и снова посмотрел на Освальда и Самриту.
– Мне и М'Коте сделаете двух лошадей с седлом?
Освальд переводил взгляд с Артура на М'Коту и обратно, всё больше и больше ухмыляясь.
– Может вам одной на двоих хватит? - совершенно невинным тоном спросил он. - Это было бы очень романтично!
М֜’Кота посмотрела на Освальда с удивлением: какая может быть романтика без элемента соперничества?
– А как же соревноваться? – искренне удивилась она.
Лайтман неопределенно улыбнулся, мельком взглянув на М'Коту и снова обратившись к Освальду:
– М'Кота хочет соревноваться, пусть будет так, - улыбаясь ответил он.
– Компьютер, создать двух оседланных ездовых лошадей, - скомандовал Освальд и сделал широкий жест рукой. - Наслаждайтесь! Только кости друг другу не ломайте потом, а то у нас ещё половина презентации впереди!
Когда обе лошади материализовались, Лайтман с трудом подавил желание помочь М'Коте забраться на одну из них. Возможно, как ему казалось, для клингонки это будет обвинением в слабости. Вместо этого Артур похлопал лошадь, которую выбрал своей по массивному крупу, взялся за седло и сказал:
– М'Кота, смотри и делай как я.
С этими словами он поставил левую ногу в стремя, поднялся в нем и сел в седло.
– Постараемся не переломать! - крикнул он Освальду сверху, хитро улыбаясь. – И спасибо за лошадей!
«Делай как я? – ехидно подумала М’Кота, вскакивая в седло. – Ну, подожди: покажу тебе сарков, и совесть тебя замучает!»
Увидев, что М'Кота мастерски вскочила в седло, Артур направил лошадь вслед за санями.

Холодный воздух заставил Тенека на время сосредоточиться на дыхании: на память пришли горные вершины возле полюса на Вулкане – те, на которых сохранялся  снег. Разреженность воздуха там ощущалась даже вулканцами, и стажёр рефлекторно прислушался к внутренним ощущениям, лишь с некоторым опозданием вспомнив о том, что в презентации воздух должен соответствовать земным стандартам, а значит должен быть гораздо насыщеннее. Лицо кололи «иголочки» мороза, и Тенек подумал, что будь это не презентация, а настоящее путешествие в холодном климате, следовало бы часть пути не ехать, а бежать рядом с санями, чтобы восстанавливать нормальное кровообращение.

Осознав новые впечатления от земной зимы, Ракар теперь, повинуясь сюжету, заданному хозяевами презентации, старался незаметно поглядывать на Квинтилию. Если она действительно, осознавая то или не осознавая, принимает препараты действующие на нервную систему, психику и мозг, то ее состояние – это бомба замедленного действия. Отвлекать Тенека прямо сейчас, среди всех, он не хотел. Нужно было дождаться перерыва.
___________________
с большинством кадетов и прессой


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
Страниц: 1 ... 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS