* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 01 2021, 04:39:32 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
03 08 2016, 14:34:45 #225
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Кристаль Харт


Отделавшись от Тенмы, Освальд вернулся в каюту, быстро принял душ, переоделся в лёгкую гражданскую одежду и, на этот раз, воспользовался одеколоном.
Найдя что-то вроде пакета, он положил туда бутылку вина и отправился на Променад, потому что вино без закуски - это просто немыслимо! Найдя каким-то чудом ещё открытую кондитерскую, кадет купил две плитки шоколада и, сунув их в пакет, в приподнятом настроении отправился на интервью.
Подойдя к двери, он поправил одежду, встряхнул волосы и, трижды глубоко вздохнув, позвонил в дверь.
На этот раз ждать под дверью Освальду не пришлось: она автоматически разъехалась сразу после его звонка, пропуская юношу вперед, только вот обитательница каюты на пороге не появилась. Кадет оказался в просторной каюте, залитой приглушенным теплым светом, так сильно отличающейся от тех, в которых были размещены участники проекта «Альфа». Журналистку разместили в одной из лучших гостевых кают, предназначенных для высокопоставленных гостей, и помещение было определенно велико для одной журналистки: ее личных вещей не было видно нигде, не считая нескольких паддов у выключенного терминала и дорожной сумки, стоящей в глубине комнаты.
- А, Освальд! Проходите, я вас ждала, - раздался звонкий голос Кристаль. Она сидела на диване, развернувшись к вошедшему гостю, и выжидательно на него смотрела.
Перед ней на столе стояла сервированная к легкому ужины посуда и что-то под большой металлический крышкой, а также коробка в блестящей розовой фольге, которую Освальд сегодня уже где-то видел. Сама женщина была одета в вечернее платье, а ее светлые волосы были убраны в высокую прическу, сдерживаемую каким-то сложным украшением из переливающихся камней инопланетного происхождения. Она легко улыбнулась кадету и кивнула, приглашая к столу.
… Всю эту идиллию портил сидящий подле нее Джез Тенма, которого Освальд точно не ожидал здесь увидеть.
Освальд напряжённо сжал кулаки и стиснул зубы, но потом всё же выдавил из себя подобие улыбки и, кивнув, прошёл в комнату.
- Неожиданная встреча, - произнёс он настолько доброжелательно, насколько смог, садясь с другой стороны от Кристаль и бросая на кардассианца отнюдь не доброжелательный взгляд.
-Верно, неожиданная, - пробормотал Тенма, бросив не менее  недовольный взгляд на Освальда, а затем обернулся к журналистке и широко улыбнулся, - Кристаль, дорогая, боюсь, шоколада и этой земной черной икры на всех присутствующих не хватит. Если б я только знал… Стоит тебе лишь пожелать, в следующий раз я принесу больше, для меня такие пустяки совершенно ничего не стоят. Впрочем, здесь только ты одна можешь оценить эти изысканные угощения.
Кристаль переводила взгляд с землянина на кардассианца, будто и не видя возникшего напряжения.
- Как я рада, что вы оба пришли! – широко улыбнулась блондинка и обернулась к Тенме: - Джез, не беспокойся, все равно есть много на ночь – вредно, а твои подарки я уже оценила, - подмигнула она и добавила уже чуть более серьезно: - Освальд, я как раз собиралась поговорить с Джезом о событиях на Волане II, а раз и ты здесь, почему бы не осветить эту тему с двух сторон? Или, быть может, вы хотели мне что-то еще рассказать?
Женщина потянулась за шоколадной конфетой, лежащей в розовой коробочке:
- Это и правда божественно вкусно! Боюсь, моей диете придется подождать.
- Кристаль, за один вечер с вашей восхитительной фигурой ничего не случится, - с улыбкой произнёс Освальд. - Может перед тем как мы перейдём на “ты”, всё же соблюдём древнюю традицию и выпьем на брудершафт? Специально для этого случая умыкнул с фуршета бутылочку красного полусладкого из лучших запасов "Кварк'с". Впрочем, знай я, что мы будем не одни, - взял бы ещё ящик чего-нибудь покрепче, чтобы гил Тенма не скучал.
-Уверяю, мне скучно не будет, - возразил Тенма, - Рядом с тобой, дорогая Кристаль, будет просто преступлением специально затуманивать свой разум алкоголем, тем более, что один вид твоего лица поднимает настроение и приятно кружит голову не хуже лучшего в Квадранте вина. О чем ты хотела спросить? Я - весь в твоем распоряжении.
- Я надеюсь, что вы оба пришли к мою каюту этим вечером не для того, чтобы скучать! – Кристаль вскинула брови и разлила принесенное вино по бокалам. Подняв свой, она вновь по очереди посмотрела на каждого из молодых людей и объявила: - За взаимопонимание и настоящую дружбу! Ведь именно об этом я и хотела поговорить: как вам – землянину и кардассианцу – удалось не только вместе работать на Волане II, но и выбраться из такой передряги. Как только представлю эту осаждаемую резиденцию, мятежников на площади… Наверное, именно такие моменты по настоящему сплачивают! – журналистка словно бы не замечала соперничества и напряжения между двумя кадетами, которое можно было черпать ложкой из воздуха. Она коснулась губами вина в своем бокале и откинулась на спинку дивана, с любопытством поглядывая на Освальда и Джеза.
- У нас были очень разные цели, - сказал Освальд, тоже отпивая немного вина. - И видение того, что надо сделать, а чего делать категорически нельзя у нас тоже очень сильно различалось. Для будущих офицеров Звёздного флота Первая директива является фундаментальным принципом, а она запрещает нам принимать участие в чужих войнах. Кроме того, поиск компромиссов и улаживание конфликтов - это то, чем многие экипажи занимаются уже не первое столетие. Примерно этого мне хотелось добиться. Мятежники на площади могли нас всех перебить очень легко, но они согласились на переговоры. Я пытался повлиять на кардассианскую сторону. Получилось всё... совсем не так, как хотелось.
Тенма тоже взял свой бокал и покрутил его между ладоней, задумавшись.
-На самом деле, ни один из нас не хотел насилия на площади, это было самым главным, и как раз это получилось. Я думаю, мы все-таки смогли найти взаимопонимание и разделить несколько моментов настоящей дружбы. Можно сказать, мы начали работать над целями проекта “Альфа” с самой нашей первой встречи.
- Ваши показания различаются, - рассмеялась Кристаль. – А я ведь предвкушала репортаж о том, как землянин и кардассианец подружились благодаря слаженным и согласованным действиям в условиях чрезвычайной ситуации… Неужели я ошиблась?  Чувствую, это будет долгий разговор, поэтому давайте все же поужинаем. Конечно, приготовленное репликаторов ни в какое сравнение не идет с тем, что вы приготовили на банкете, но все же, почему бы не попробовать! – она подняла большую металлическую крышку, под которой лежало аппетитного вида жаркое. – Освальд, Джез, угощайтесь, раз вы сегодня мои гости. Итак… Какая, значит, версия верна: землянин пытался повлиять на кардассианца, или все же вы оба пришли к компромиссу и благодаря совместным усилиям спаслись? – как бы между прочим поинтересовалась женщина, накладывая небольшой кусочек мяса себе в тарелку.
Освальд нахмурился и очень напряжённо посмотрел на кардассианца:
- То есть ты собирался дать своим людям приказ разогнать вооружённую и на несколько порядков превосходящую вас численно толпу стрельбой, стремясь таким образом избежать насилия? И о каком взаимопонимании ты говоришь? Мы там только и делали что спорили и однажды даже чуть не сцепились. Мы едва-едва начали это самое взаимопонимание налаживать уже тут, на станции.
Землянин положил немного мяса себе в тарелку, но пока пробовать не спешил, продолжая смотреть на Тенму.
-Разве весь смысл не в том, чтобы искать истину в споре и взаимно влиять друг на друга? - рассмеялся Тенма, - Именно этим мы и занимались, и, надеюсь, продолжим в дальнейшем.
- И какую же истину мы с тобой установили? - вскинул брови кадет.
-Наше противостояние с мятежниками не закончилось кровавой баней, - пожал плечами кардассианец и наклонился над блюдом с мясом, выбирая аппетитные кусочки, - Значит, что-то да мы сумели сделать правильно. Что это за блюдо, дорогая Кристаль? Пахнет так аппетитно, что я просто уверен, что вы лично приложили свою заботливую руку к его приготовлению и как минимум подкрутили базовые настройки репликатора.
- Не вижу, как наш спор к этому привёл, - помотал головой Освальд. - Разве что, ты не стал отдавать этот безумный приказ. Впрочем, последующие события показали, что он бы всё равно ни на что не повлиял.
Кристаль улыбнулась Джезу и что-то негромко шепнула ему на замечание о ее кулинарных способностях, а затем обвела их обоих выразительным взглядом.
- Я вижу, вы не прекращаете искать истину и сейчас, - улыбнулась она, но в ее голосе скользнуло недовольство. – А ведь еще недавно кто-то говорил мне, что хочет рассказать о том, как прекрасно работает этот ваш проект, и как вы тут все успешно взаимодействуете. Именно это я и хотела увидеть сегодня на вашем примере – у меня сложилось впечатление, что вы двое могли бы стать отличной «визитной карточкой» проекта и показать всей Федерации, что преодолеть разногласия все же возможно. Репортаж о том, что вы не можете договориться даже за ужином, выйдет не таким интересным, но зато куда более правдивым, - она бросила быстрый взгляд на Освальда и вернулась к своему блюду, сочтя его заслуживающим большего внимания, чем спор двух кадетов.
В ответ на тихий комментарий Кристаль Джез тихо рассмеялся и будто невзначай коснулся руки журналистки.
-Дорогая Кристаль, - с улыбкой произнес он, - Поиск истины и понимание позиций друг друга - немыслимо без споров и долгих доверительных разговоров. Именно этим мы с Освальдом и занимаемся, поэтому проект действительно работает прекрасно, так себе и запишите. Мы отлично ладим, и я уже готов разделить с моим новым земным другом почти все, что мне дорого. На Волане II я рисковал жизнью, чтобы защитить его и еще нескольких наших коллег по проекту.
- Научиться успешно взаимодействовать нетрудно, - привлёк внимание журналистки Освальд, - особенно в опасной ситуации, но это не значит, что двое сразу друг друга поймут или станут смотреть на вещи одинаково. Вы же были на борту звездолёта, не так ли? Тогда вы должны понимать, как это происходит: общая цель сплачивает даже самых разных людей. Успешнее всего и быстрее всего это получается, когда такой целью является общее выживание. Но Волан II для нас обоих остаётся весьма тяжёлой темой. В конце концов, мы все там едва не погибли и мы все там совершили ошибки, хотя по последнему пункту мы, наверное, будем долго спорить, выясняя, что было чьей ошибкой.
__________________
С Кристаль и Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
03 08 2016, 14:35:11 #226
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Кристаль Харт


- Ну что ж, - Кристаль вернулась к своему жизнерадостному тону, будто ничего и не случилось. – Будем считать, что вы еще в самом начале пути и еще сможете договориться в будущем. Так что, Джез, ваш настрой мне уже нравится, - она одарила кардассианца широкой улыбкой. - Хотя лучше бы обойтись и без ситуаций с выживанием – я была уверена, что «Альфа» - учебный проект и не несет опасности для жизни его участников. Или адмирал Солок что-то не договорил… - женщина рассмеялась. Итак, раз предыдущий тост не сработал, и увидеть дружбу мне сегодня не доведется, попробуем еще раз: за успех вашего проекта! – она подняла бокал с салюте. – Надеюсь, здесь возражений не будет?
-То, что произошло на Волане II - не было частью проекта, - серьезно ответил Тенма, - Все, что с нами случилось, все, что нам пришлось пережить и сделать - никто не мог предвидеть и запланировать, никто не был к этому готов, ни ваши адмиралы, ни мое командование. Мы просто оказались не в том месте не в то время. Но несмотря на то, что это было за рамками предполагаемой программы, мы со всем справились.
Он отставил тарелку с мясом и вновь взялся бокал, из которого раньше едва сделал несколько небольших глотков.
- И кое-что ценное мы смогли вынести даже из этих событий, дорогая Кристаль - думаю, это стало началом прекрасной дружбы. Поэтому я не думаю, что твой предыдущий тост не сработал. Разве не так, Освальд? За дружбу и успех проекта!
- За успех проекта, - поднял бокал Освальд и сделал символический глоток. - Случившееся на Волане II действительно не было предусмотрено. Мы просто прилетели забрать новых участников. Всё должно было пройти чётко и быстро, а превратилось в один из самых длинных дней наших жизней. Хуже было только в самом начале, когда на станцию напало нечто из Гамма-квадранта. На станции даже были жертвы. К счастью, на Волане II обошлось без трупов, вроде, хотя было несколько очень неприятных моментов. Например, личный повар мэра Корама отказался улетать, веря, что его мастер вернётся за ним. Пришлось применить хитрость, чтобы его спасти, - кадет улыбнулся, а потом опять помрачнел. - Или Карисса Яккат - та кардассианка, которую вы видели на фуршете. Джез и сам чуть не погиб. Я попытался его вытащить, но не смог. К счастью, коллеги по проекту подстраховали.
Кристаль внимательно посмотрела на Освальда и покачала головой, улыбнувшись своим мыслям. Он так решительно противился любому упоминанию даже возможной дружбы с Джезом Тенмой, что это было весьма забавно.
- У меня есть подробное описание событий мятежа в Джеймстауне, - как ни в чем не бывало заметила Кристаль, - поэтому хронология меня не интересует. А вот ваши свидетельские показания – очень даже. Но вы сказали, что не хотите об этом говорить, а я не хочу портить вам этот прекрасный вечер… О чем же тогда вы бы хотели поговорить? Считайте, что сейчас у вас обоих есть шанс выбрать одну тему, о которой вы бы хотели мне поведать. Что это будет? – женщина вновь потянулась к коробке с конфетами, которая стремительно пустела.
- Кристаль, - улыбнулся Освальд, - я совершенно не против рассказать про Волан II, просто наши показания и оценки случившегося неизбежно будут различаться, потому что мы очень по-разному смотрим на... да на всё в этой Вселенной!
-Но мы работаем над тем, чтобы понять эти различия и, возможно, поменять мнения друг друга, чтобы они стали более близкими, - вставил Тенма, - В этом суть проекта, но мы успели всего лишь начать его. Конечно, на это уйдет время, а пока я предпочитаю акцентировать свое внимание на том, что у нас есть общего, а не на том, чем мы отличаемся. Это самый конструктивный способ добиться успеха в нашем деле, не так ли?
Кристаль посмотрела на Тенму и медленно кивнула:
- Приятно это слышать, Джез. Я думаю, вы все правильно понимаете, - журналистка улыбнулась, а затем перевела взгляд на Освальда: – Уверена, что у вас всех намного больше общего, чем вам кажется. Хорошо, кадет, что вы считаете самым важным, что я должна знать о Волане II? Только помните, что меня интересует именно ваш взгляд на события – пусть субъективный и эмоциональный.
Освальд некоторое время сидел молча, задумчиво почёсывая подбородок.
- Хорошо, Кристаль, как угодно, - сказал он наконец, после чего осушил бокал, отставил его в сторону и улыбнулся. - Если подумать, то окажется, что Волан II - это и правда поворотный эпизод для проекта, потому что именно там мы начали работать как одна команда. Прошлый инцидент, о котором я говорил, показал, что как раз с этим у нас была проблема. Мы... - Освальд хотел было рассказать про их разговор с Тенеком и Лайтманом на брифинге, но отогнал идею, понимая, что та договорённость как раз и не была соблюдена, - мы и тут сначала оказались совершенно не готовы, но в итоге, как и сказал мой коллега, мы добились главного - избежали трупов на площади. Вообще, это очень большая тема. Я с радостью расскажу обо всём, что мы делали, но как бы моему коллеге не было скучно.
-Почему мне должно быть скучно? - воскликнул Тенма, - Это отличная история о дружбе, работе вместе, самопожертвовании, взаимопонимании и храбрости. Мой любимый эпизод… вообще-то, несложно догадаться, какой, - он посмотрел в глаза Освальда, а затем быстро повернулся к мисс Харт, набросил на лицо беззаботную улыбку и возбужденно заговорил, - Представь себе такую картину, дорогая Кристаль. Вот мы с Освальдом и еще одним кадетом стоим перед устройством связи, и тут заходит один из наших, кардассианских солдат, огромный такой качок. И направляет на нас оружие, и требует сдаться! Он предал нас же - как тебе такой внезапный поворот сюжета? На чаше весов наши жизни, у нас всего несколько секунд на решение… - Тенма помедлил, а когда продолжил, тон его голоса изменился на более тихий и серьезный, - У меня было оружие в руках, я тоже мог бы стрелять, может, я бы даже справился с ним, меня тренировали для этого сотни часов, ведь я офицер, а он всего лишь обычный солдат, но в комнате был мой друг, и там была Хена - испуганная слабая девушка, так что я не мог рисковать открыть стрельбу в этом маленьком помещении. Поэтому я сдался, хотя и знал, чем это для меня может закончиться. И Освальд помог мне - он притворился, что ненавидит меня, чтобы гнев предателя не распространился и на всех кадетов Звездного Флота, которые были в доме, чтобы казалось, что я и они - по разные стороны. И раз мы враги, то предателям нет смысла причинять вред кадетам. У нас с Освальдом было всего несколько секунд, но нам хватило всего одного взгляда, чтобы идеально понять друг друга. Разве это не чудо?
Глаза Кристаль вспыхнули, как бывало всякий раз, когда она предвкушала интересный сюжет или историю.
- С этого и надо было начинать! – воскликнула журналистка, отставляя свою тарелку на стол и выбирая лучший ракурс на камере. – И после этого ты говоришь, что вы никогда не найдете взаимопонимания и смотрите на все слишком по-разному? – это она произнесла уже обращаясь к Освальду с хитрой улыбкой. – Нет уж, так просто я в это не поверю! Но вернемся к этой истории: что случилось дальше? Как вам обоим в итоге удалось спастись?
- Ужасный эпизод, на самом деле, - серьёзно сказал землянин. - Моим первым импульсом было напасть на этого бугая сзади, но он был вооружён, а свой фазер я отдал Самрите. Она была в подвале, разбиралась с энергосистемой здания, и я хотел, чтобы у неё был шанс спастись, если нас всех перебьют. На кухне лежали кардассианские дизрапторы, поэтому я помчался туда, буквально считая секунды, но столкнулся с тем самым престарелым поваром. Кристаль, всем ведь уже известно, что это мэр Корам заблокировал телепортацию, и именно из-за него мы застряли на планете? Так вот, как выяснилось, паролем была кличка его ручной ящерицы. Это, кстати, была идея Хены. Хена вообще умница - первая девушка-ференги в Академии, - Освальд очень выразительно посмотрел на Тенму, - но это не так важно. В общем, мы разобрались с телепортацией, и я помчался на крышу, потому что туда должны были вот-вот приземлиться наши коллеги на ховеркаре. Мы собирались вместе спасти Джеза, но по пути я столкнулся с тем самым здоровяком - горром Токатом. На голову меня выше, да ещё и с винтовкой, и вот сейчас с крыши спустятся М'Кота с Саталом и побегут спасать Тенму, а он по ним стрелять будет... естественно, я на него накинулся. Кажется, тогда я был морально готов к тому, что он меня убьёт, а может это я уже потом додумал, но одна мысль была в голове с самого начала - оставлять Токата нельзя. Как оказалось, кардассианские бугаи подвержены ровно тому же пороку, что и земные и клингонские - чрезмерной самоуверенности, поэтому я всё ещё жив.
-А я… признаться, я не помню, что произошло, - признался кардассианец с оттенком неуверенности в голосе, что случалось с ним нечасто, - Очнулся я уже на борту федерального корабля “Саратога”. Конечно, я читал отчеты участников этого приключения позже, но личного субъективного ничего добавить не смогу.
Кристаль откинулась на спинку дивана и обвела довольным взглядом своих гостей.
- Вот это уже больше похоже на интересную историю о помощи и взаимовыручке. И о том, что участники проекта «Альфа» могут работать вместе, когда захотят. И где ваше единство теперь, когда вы находитесь в безопасности на федеральной станции? – хоть ее голос и звучал серьезно, во взгляде журналистке читалась скрываемая улыбка. – Раз вы смогли спасти Джеза тогда на Волане II, может быть сможете спасти и Артура Лайтмана теперь? Не удивляйтесь, уже несколько ваших кадетов мне об этом намекнули, - усмехнулась она.
__________________
С Кристаль и Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
03 08 2016, 14:35:24 #227
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Кристаль Харт


Освальд чудом сохранил спокойствие и не начал лихорадочно объяснять, что все остальные врут, и никаких планов по спасению Лайтмана у них нет - Тенма всё равно уже не поверит в это. Кадет лишь надеялся, что тот задаст неудобные вопросы после этой встречи, и Освальд успеет придумать объяснение, а пока надо было хоть как-то сменить тему. Решение нашлось быстро.
- Кристаль, милейшая, давайте всё же перейдём на "ты"! Только сначала... - с улыбкой произнёс он, налил вина в два бокала и поднял свой. - Ничего не поделать, такова традиция!
-Что ж, в этом я тебя опередил… - негромко пробормотал Тенма с улыбкой, и сделал еще один небольшой глоток из своего все еще практически полного после прошлого тоста бокала.
- С удовольствием, - согласно кивнула Кристаль, отметив про себя поспешную смену разговора. – Раз мы все собрались здесь в неформальной обстановке, почему бы и нет?
Они скрестили руки с бокалами в старой традиции, и Кристаль вновь лишь слегка смочила губы в своем напитке.
- Итак, Освальд, Джез, - она вновь встретилась взглядом с каждым из своих гостей, - что вы собираетесь делать с ситуацией с вашим коллегой по проекту – если, конечно, собираетесь?
- А мы собираемся что-то делать? - спросил Освальд, невинно посмотрев по сторонам. - Кристаль, а откуда пошли такие слухи?
- А разве нет? – журналистка удивленно захлопала ресницами.  – Вас совершенно не волнует судьба вашего коллеги? Я была уверена, что вы не оставите его в беде и что-нибудь придумаете. И та девочка, которой ты мне представил – кадет Баккер, кажется, - я говорила с ней сегодня после ваших презентаций, она заявила, что вы сделаете все возможное, чтобы спасти Артура Лайтмана.
-Разумеется, нас волнует вся эта ситуация, - вкрадчиво проговорил кардассианец, снова будто случайно касаясь руки женщины, - И со своей стороны я очень надеюсь, что она скоро разрешится, справедливость восторжествует, и все получат то, что они заслуживают. Ведь справедливость - хорошая штука, тут даже вопросов быть не может. Думаю, наши государства смогут прийти с устраивающему всех сотрудничеству. В конце-концов, опыт у нас уже есть, и мы союзники.
- Положение Артура, конечно, волнует меня очень сильно, - кивнул Освальд и бросил быстрый, но полный неприязни взгляд в сторону Тенмы, - ведь если наше командование выдаст его Кардассии, то это будет иметь очень далеко идущие последствия. Не удивлюсь, если это даже пошатнёт сплочённость нашей команды, ведь в ней присутствуют представители очень разных государств. Представь себе, Кристаль, какая может прокатиться волна недовольства среди граждан Федерации, если командование Звёздного флота отдаст молодого, наивного кадета, полного мечтаний и иллюзий, на растерзание безжалостной машине наказания лишь за то, что он поступил по совести и в соответствии со своими по-юношески максималистскими представлениями о правильном и допустимом. А как отреагируют клингоны вообще сложно предсказать. Та же М'Кота рвала и метала, когда я с ней говорил. Может это просто стереотип, но ведь у клингонов полно древних традиций, которые могут потребовать чего угодно, вплоть до поединка. Это был бы настоящий дипломатический кошмар! А ведь наши державы связывают десятилетия сотрудничества... Конечно, я хотел бы всего этого избежать, как будущий офицер Звёздного флота. И ещё потому что я верю в проект и в Федерацию, а также в умение прощать и давать второй шанс.
- О да, М’Кота… - Кристаль понимающе кивнула и улыбнулась. Разумеется, она успела заметить, как Освальд посмотрел на кардассианца, но никак это не прокомментировала. – Помню ее, занятная девушка. Еще неизвестно, когда слушание по делу Лайтмана? – поинтересовалась женщина, небрежным движением руки поправляя прядь волос в прическе. – Не хотела бы пропустить. Справедливость – это хорошо, - согласно кивнула она Тенме, - и мои зрители внимательно следят за происходящим. Надеясь, конечно, на помилование или хотя бы смягчение приговора, - следующий ее взгляд и немного приподнятые брови предназначались уже Освальду. - А пока я надеюсь, что вы будете держать меня в курсе последних новостей относительно этой ситуации. Она выглядит очень… интригующе. И вы ведь понимаете – вы оба, - уточнила журналистка, - что ее разрешение зависит в том числе от вас?
-Я просто офицер невысокого пока ранга, - скромно развел руками Тенма, - И я уже сделал все, что мог. Как правильно отметил Освальд - это действительно уже дипломатический кошмар, предсказать последствия которого мы не в состоянии, поэтому даже не стоит тратить время на спекуляции. Я лишь надеюсь, что нашим державам удастся добиться устраивающего обе стороны результата, и что… это эгоистично, признаю, но лично для себя я надеюсь, что все разрешится таким образом, который позволит и Кардассии остаться в проекте.
- Без Кардассии в этом проекте будет маловато смысла, - кивнул Освальд. - Было бы странно, что в проекте по межцивилизационному взаимодействию не представлена одна из крупнейших сил Альфа-квадранта, с древнейшей историей и весьма привлекательной и интересной культурой. Так что тут наши желания тоже совпадают. А ещё я надеюсь, что это устраивающее обе стороны решение позволит и Артуру Лайтману получить второй шанс, остаться на флоте и продолжить своё участие в проекте. Ведь милосердие - это тоже прекрасно, не так ли, Кристаль? - кадет заглянул журналистке прямо в глаза и улыбнулся.
- Конечно, - лукаво улыбнулась Кристаль, но, как и прежде, своего мнения не высказала. – А пока нам остается только ждать, не так ли? Ожидание в моей профессии занимает больше всего времени, - усмехнулась журналистка и доела последнюю конфетку из коробки. – Кстати, я слышала о ваших презентациях, звучит весьма занятно… Могу я рассчитывать на приглашение от кого-нибудь из вас?
-Скромность - еще одна жемчужина в твоей короне, дорогая Кристаль, - улыбнулся Тенма, - Мне кажется, тебе не нужно приглашение, чтобы просто прийти.
- Признаться, я надеялся, что ты будешь с нами с самого начала, - сказал Освальд, не сводя глаз с женщины - или что дверь в голокомнату в любую секунду распахнётся, и ты зайдёшь внутрь. Было действительно весьма занятно, особенно интересно было взглянуть на Ромул. Очень жаль, что тебя не было рядом с нами. Кристаль, прошу, приходи завтра на наши презентации. Нисколько не сомневаюсь, что тебе понравится! - кадет улыбнулся, провёл рукой по ладони Кристаль и слегка понизил голос. - К счастью, все сегодняшние презентации остаются в открытом доступе. Что скажешь, если мы сходим посмотреть на Ромул? У них весьма впечатляющая архитектура, огнепад поражает своим величием, а ещё там есть горячий источник, от которого некоторые наши коллеги были в полном восторге.
-Или мы могли бы остаться здесь… - понизил голос Тенма, - Зачем нам поддельные достопримечательности, если все, что сегодня нужно, у нас уже есть?
- Звучит о-очень заманчиво, - Кристаль взмахнула ресницами и согласно склонила голову – хоть и было непонятно, на какое именно предложение из двух. – Я уверена, что Земля и Кардассия окажут на меня не меньшее впечатление. Я загляну к вам завтра - удивите меня чем-нибудь приятным! А сейчас… ты сказал, у тебя есть какое-то предложение? – она с любопытством приподняла брови и взглянула на кардассианца.
Тенма наклонился к уху землянки и что-то ей прошептал.
 Брови Кристаль взлетели еще выше, а на щеках проступил легкий румянец.
- Я… бы рассмотрела твое предложение, - серьезно ответила она. 
- Уверен, моё предложение понравилось бы тебе не меньше, - без тени расстройства произнёс Освальд, - но его приятнее всего... реализовывать в горячем источнике.
- Не сомневаюсь, - Кристаль широко улыбнулась и подмигнула Освальду. – Почему бы не познакомиться с горячими источниками, например, завтра вечером? Мне уже нравится эта идея…
- Тогда до завтра, - кивнул кадет и направился к выходу.
__________________
С Кристаль и Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
03 08 2016, 16:20:15 #228
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Ракара


Завершив разговор с Энн Уильямс, Ракар скинул китель и повалился на койку. Итак, следовало систематизировать все, что случилось.
Энн Уильямс просила сообщить родителям о том, что с ней происходит. Настойчивое неоднократное упоминание Лоры Эвансон о том, что Энн должна была что-то передать. Даже находясь в южных горах Волана II, революционеры наверняка имели доступ к кораблям. Но одно дело иметь доступ, второе дело суметь отбить Энн Уильямс со станции, хорошо защищенной и вооруженной, имеющей прикрытие боевых кораблей. Либо это может быть осуществлено во время ее предполагаемой транспортировки в федеральную тюрьму.
Если Лора Эвансон работает на Звездный флот, то он повел себя правильно.
Если Лора Эвансон работает на маки – то он тем более повел себя правильно.
Звездный флот ведет себя компетентно, но только в том случае, если следит за ним. Одновременно, если следит – это не просто неприятно, он уже хотел идти на сотрудничество, которое молча было проигнорировано. Он делал первый шаг, и не получил ответа. Это стандартно характеризует Федерацию, но никак не вредит его прямому заданию не допустить развала проекта. В любом случае, он не сказал лишнего ни одной из сторон и имеет аргументы в собственную защиту.
Энн Уильямс в настоящее время не маки, но Звездный флот близко к тому, чтобы создать из нее это понятие. Хотя, по сути, Звездный флот не может ни повлиять ни противостоять. Это эволюция. И уже сейчас – это неизбежно. Энн Уильямс не будет завербована, не обязательно даже было чувствовать жалость и расходиться в чувствах. Это уже не имеет смысла, Ракар и без нее самой и без специального оборудования знал с кем она теперь. Звездный флот – не является слепым, они тоже это увидят.
Энн Уильямс не может быть осуждена, потому что формально не совершала преступления. Какое-то время она будет бороться, но теперь, зная о южных горах – уже не за Звездный флот.
Нападение маки на станцию ДС9 было совершенно неприемлемым вариантом. Еще он не понимал, почему Звездный флот не может просто уволить Энн Уильямс из своих рядов. Неизбежный замкнутый круг, Федерация предлагает помощь, получает восстание против Кардассии, Кардассия вводит несимметричные меры, Кардассия выигрывает, вновь рождаются маки, становящиеся проблемой Федерации, которых Кардассия может легко извести, но сначала Федерация имеет множество политически проблем. И все это создано в обеих государствах, спланировано и осуществлено. Блестяще.
Ракар простонал какое-то слабо понятное слово. Жизнь в отдельной каюте давала определенные преимущества свободы.
Энн Уильямс должна доказать свою невиновность, тогда не будет никакого нападения маки. А потом она все поймет о себе. Но если нападение будет – есть подозрение, что Энн уже не будет особенного дела до того, сколько погибнет ее сослуживцев.
Ему было не с кем поделиться своим рассуждением. Он был один среди чужих звезд. Он мог ошибаться,  не все учесть, что-то упустить. То, что изменило бы все. Хотел бы он найти то упущенное, что изменит все. Но его не было.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
03 08 2016, 16:29:19 #229
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, поздний вечер
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


После ухода Толан Джарин просидел в баре ещё около двадцати минут, после чего вернулся в свой кабинет и, устроившись настолько удобно, насколько позволяло скромное убранство его рабочего места, снова открыл зашифрованный каталог. Он открыл досье на Иламу Толан и просмотрел его. Потом уменьшил шрифт и расположил текст в две колонки, после чего снова пробежал глазами. Фотографическая память Джарина была развита очень хорошо, но при подобном просмотре какой-нибудь случайный кусок мог вызвать нужную ассоциацию, которая натолкнёт его на мысль. "34 года, не замужем, была помолвлена с глинном Равелом Кетаном...".
- Не повезло, - задумчиво произнёс кардассианец, прямо как в тот раз, когда впервые ознакомился с досье на Иламу.
Пролистав дальше, он добрался до характеристик с прошлых мест службы.
- Ну-ну, настоящий патриот, как же, - буркнул он, когда взгляд зацепился за отзыв какого-то довольного гала, - патриоты не предают интересов Кардассии ради кучки федератов. Хотя...
Дипломат напомнил себе, что работать с Иламой ему не доводилось, и видел он её всего лишь один раз в жизни, так что может тому галу было действительно виднее. Ещё раз вернувшись к части досье, где упоминалась семья, он на минуту задумался.
- Небось, привязалась к этим федератам и сама себе не признаётся, - заключил он.
Джарин делал этот вывод не просто так: его старшая сестра не раз говорила, что её тянет завести семью и что против природы не пойдёшь, но научная карьера пока привлекает сильнее. И всё же ей очень не хватает компании хотя бы братьев и сестёр, особенно теперь, когда они все разбрелись кто куда, и никто ни с кем не общается. А у Толан многие погибли, включая родных братьев и жениха.
"Возможно, эти федеральные кадеты стали ей настолько небезразличны, что она готова изворачиваться с целью избежать выполнения своего долга перед страной. И, наверное, не только это она будет готова сделать", - сделал ещё одно предположение кардассианец, после чего закрыл досье и добавил в файле с его планами пометку "разобраться" рядом с изображением Толан.
Открыв досье на Корама, он проделал все те же манипуляции, но результатом их было только чувство лёгкого отвращения.
"Интересно, во всей этой истории был ли элемент неприязни между Толан и Корамом с самого начала?" - размышлял он, разглядывая теперь файл с хронологией событий на Волане II. - "С её-то стороны, наверное, был, хотя бы неосознанный, а уж теперь-то...".
Подумав ещё несколько минут, Джарин сделал окончательный вывод: "Корама надо задержать и посмотреть, что будет дальше. И если Толан попытается...".
Дипломат зевнул и потянулся, понимая, что устал и хочет спать, поэтому оторвался от игры своего воображения, отложил в сторону падд и включил стоявший в кабинете терминал связи, вызывая легата Таррела.
Несмотря на поздний час Таррел ответил сразу же.
-Джарин, - легат поприветствовал собеседника легким кивком головы и выжидающе посмотрел на него, - Чему обязан..?
- Легат, - учтиво кивнул дипломат в ответ. - Прошу прощения за беспокойство в столь поздний час, но я по делу. Насколько мне известно, “Виетор” завтра заберёт Велока Корама на Кардассию. В интересах моей миссии на "Терок Нор" прошу оставить его здесь хотя бы на двое суток. Его информация будет невероятно полезна для моего дела, и будет лучше, если я получу её как можно скорее и из первых рук.
По губам легата зазмеилась тонкая улыбка.
-Теперь, когда представительство Кардассии на Терок Нор установлено, нет необходимости срочно доставлять Корама в столицу. Он сыграл свою роль и лицезреть его дольше необходимого будет сомнительным удовольствием для всех. Я позабочусь о том, чтобы “Виетор” получил новый приказ, однако, все остальное в ваших руках.
Джарин старался сдержать своё удивление, но его тень всё равно отразилась на его лице.
- Благодарю, сэр, - кивнул дипломат, спустя несколько мгновений. - С радостью сниму с вас необходимость общения с ним. Может у вас есть какая-нибудь дополнительная информация о Кораме? Чтобы я ещё лучше понимал суть дела.
-Нет, - покачал головой Таррел, - о самом Кораме мне нечего вам сказать. Однако, есть кое-что, связанное с ним косвенно - гал Тибек донес до нашего внимания предписание, которое выдвинула станция ДС9 к его кораблю. Они хотят провести санитарную проверку на предмет кардассианских крыс и прочих паразитов, - легат презрительно поморщился, - Разумеется, все понимают, что это полная ерунда, однако, вы же понимаете, для чего нужна эта уловка? Кто-то на станции не хочет, чтобы “Виетор” и один из его пассажиров отбыли по расписанию.
- Вот это неожиданно, - Джарин нахмурился. - Как думаете, Кораму понадобится более надёжная охрана, чем может предоставить станция? Например, из службы безопасности "Виетора"?
-Оставляю оценку обстоятельств и это решение на ваше усмотрение, - ответил Таррел.
- Благодарю, сэр, - Джарин снова учтиво кивнул. - Тогда не смею больше отвлекать вас. Конец связи.
Разорвав связь, он тут же вызвал капитана "Виетора" по зашифрованному каналу. Предстояло поставить его в известность и уговорить выделить людей для охраны и согласовать изменения с коммандером Мори. В идеале, та согласится передать охрану в руки кардассианцев, но идеально никогда ничего не бывает, тем не менее, хотя бы смешанного состава охраны он добиться собирался. Потом ещё надо было добраться до своей каюты. Отдохнуть Джарину предстояло ещё нескоро.
_________________
С легатом Таррелом


For Cardassia!
Offline  
09 08 2016, 10:06:05 #230
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, очень раннее утро
Каюта Велока Корама


Несмотря на вчерашний затянувшийся вечер, в котором принимали участие Утара Рилл, канар и не самые веселые военные воспоминания обеих дам, утро глинна Толан началось неприлично рано: вчерашняя договоренность с бывшим мэром Велоком Корамом оставалась в силе, и женщина не хотела упускать любой возможности спасти Лайтмана. Даже если для этого пришлось бы быть не совсем честной – но тут ей было не привыкать.
А еще ей со смесью страха и волнительного любопытства хотелось узнать, что же случилось с тем стаканом с отравленным напитком, который она неосмотрительно оставила вчера на столе кардассианца. Хоть коммандер Мори и намекнула ей, что поняла ее намерение, и, следовательно, должна была избавиться от яда, когда уходила, Толан не была уверена, что баджорка поступила так же, как поступила бы она сама.
Итак, уже в полшестого утра по станционному времени Толан стояла на пороге каюты Корама в нетерпеливом ожидании, пустит ли он ее сегодня или нет, и в каком настроении пребывает.
На этот раз кроме двоих федеральных офицеров СБ возле двери стояли еще и двое кардассианцев. Время дежурства охранники проводили, внимательно следя друг за другом, но когда в коридоре появилась Илама Толан, все четверо сосредоточили свои взгляды на ней.
-Мэм… - наконец, прервал молчание баджорец-СБшник, - Вы уверены, что сейчас подходящее время для визита? Господин мэр, скорее всего, еще спит. Стоит ли его будить?
«Ничего, проснется», - подумала Толан, но вслух сказала, разумеется, не это.
- Вчера он сам просил меня связаться с ним как можно раньше, - она равнодушно пожала плечами. – У меня есть для него информация, которую он хотел услышать. Если он еще спит, я зайду попозже.
Она внимательно осмотрела кардассианских солдат и все же уточнила:
- Я вижу, охрану усилили. Могу я узнать, почему?
-Приказ гала Дохиила, - коротко ответил один из кардассианцев.
-Вы можете попробовать… - с сомнением произнес баджорец, отходя от панели вызова и инстинктивно слегка втягивая голову в плечи, ожидая реакции тяжелого гостя станции.
- Вот как, - Толан чуть удивленно взглянула на кардассианца и подошла к дверной панели, активируя кнопку вызова.
Сперва ответа не последовало.
-Может, он спит и не услышал? - негромко предположил баджорец, но почти одновременно с его словами за дверями каюты послушались тяжелые шаги, что-то упало на пол…
-Кто это? - раздался голос Корама, - Отвечайте! Почему вы молчите и только дышите в динамик?
- Господин Корам, я вас не разбудила? – вежливо поинтересовалась Толан. – Это касается нашего вчерашнего разговора.
Дверь в каюту отъехала в сторону, явив новому дню мэра Корама в необъятном шелковом халате. По его виду было видно, что конечно же, Толан его разбудила.
-Заходите, - весьма негостеприимно потребовал он.
Повторять приглашение не пришлось, и Толан скрылась за дверьми каюты Корама. Ну что ж, по крайней мере, он все еще был жив – уже хорошие новости, хоть вчера бы она так и не сказала.
Женщина остановилась у самого входа и заложила руки за спину, глядя прямо на Корама. Поймав себя на том, что рассматривает его халат, она перевела взгляд.
- Наше вчерашнее соглашение все еще в силе? – уточнила она.
-Что вам удалось узнать? - вопросом на вопрос ответил Корам.
Толан подошла к репликатору, чтобы заказать кружку рактаджино. Во-первых, Кораму не помешало немного поволноваться, во-вторых, она еще не знала, успел ли он за это время узнать что-то новое и поговорить с Дохиилом, и, в-третьих, в ее голове играл нестройный хор железных молотков, что не способствовало рациональному мышлению.
- Все по порядку, господин Корам, - она вдохнула терпкий аромат горячего напитка. – Вы уже общались с галом Дохиилом?
-Что вы имеете в виду? - сразу занервнивал Корам, - Говорить с галом Дохиилом было вашей задачей, иначе зачем вы мне вообще нужны?
- Разумеется, - Толан кивнула. – Я лишь предположила, что он мог зайти к вам. Он выглядел весьма заинтересованным в вашей персоне, и я бы не назвала этот интерес положительным. Не удивлюсь, если он вас навестит, чтобы побеседовать наедине.
-Не положительным? И… те, кто стоят за Дохиилом разделяют это мнение? Он говорил что-то об Обсидиановом Ордене? Что еще вам удалось узнать?
- Не хотите рактаджино? – поинтересовалась Толан, присаживаясь в то самое кресло, где сидела вчера. Корам выглядел напуганным, и пока это только играло ей на руку. Теперь оставалось надеяться, что сам Дохиил не смешает ей все карты. Впрочем, раз мэр улетает уже через пару часов… – Дохиил намекнул, что событиями в Джеймстауне заинтересовано его вышестоящее руководство и к вам закономерно возникнут вопросы. А вы знаете, кто особенно любит их задавать, - она внимательно посмотрела на пожилого мужчину.
-Да, да, это очевидно, - отмахнулся Корам, - Но что еще?
- Он также сказал, что ваши действия на планете будут всесторонне рассмотрены по всей строгости наших законов… - она сделала паузу, следя за реакцией Корама. Именно так и говорил гал Дохиил, а она лишь придала его словам новое звучание. – Однако пока решение еще не принято.
-Значит, у вас нет новой ценной информации, - презрительно скривился Корам, - Вы дублируете то же, что говорили мне сами, а это - лишь общие слова и пустые угрозы, и совершенно бесполезно. У вас была целая ночь, и похоже, вы потратили ее впустую. Если вам больше нечего сказать, глинн Толан, уходите.
- И что же тогда вы считаете ценной информацией? – уходить она не собиралась, по крайней мере пока не получит положительного решения по вопросу Лайтмана. –Вы просили узнать, что посол задумал относительно вас, я рассказала вам о его планах. Он здесь – из-за вас, и его планы весьма очевидны. Или двое кардассианских солдат, которых гал Дохиил поставил у ваших дверей, недостаточно очевидно намекают на его цели? Вы же не думаете, что они там для того, чтобы защищать вас, - усмехнулась женщина. – А теперь – ваша очередь выполнить свою часть сделки.
-Что-то, чего я еще не знаю, - поджал губы Корам, - А эти солдаты - да, они защищают меня от ваших же, между прочим, подчиненных, которых вы не в силах контролировать, глинн. Это знак уважения и признания со стороны посла. Я обещал подумать насчет вашего кадета… Что ж, я подумал, и своего мнения менять не буду - Федерация должна заплатить за оскорбление, которое нанесла нам.
 - Это неверное решение, - медленно произнесла Толан. – Сейчас ваша забота – не Федерация. И лучше бы вам еще раз подумать, прежде чем будет слишком поздно. Вам выгодно, чтобы я была на вашей стороне, ведь я – свидетель событий в резиденции и от моих показаний будет зависеть решение, которое вынесут по вашему вопросу. Нам выгодно дружить, господин Корам. Что же касается солдат… Вы правы, но лишь частично. Они здесь также и для того, чтобы вы не сбежали, если грозящие последствия вам не понравятся. 
-Я думаю, вы лжете, как обычно, - медленно произнес Корам, - И я не поверю в то, что вы говорите, пока не услышу их из уст самого посла.
- Когда я вас обманывала? – Толан удивленно приподняла надбровный гребень. – Я вас предупреждала вчера и предупреждаю вновь: я на вашей стороне, но вам необходимо действовать осмотрительно. И сейчас вам выгодно со мной дружить. Забудьте о Федерации, у вас есть более насущные вопросы.
-Я знаю, что все, что вы говорите - это попытки запугать и надавить на меня, - упрямо ответил Корам, - Все наше общение с вами и вашими подпевалами сводится к этому. И это после того, что я для вас сделал! Если бы не мое оборудование, вы бы застряли на планете вместе со всеми остальными. Если б я только знал! - он цыкнул сквозь зубы и покачал головой, - Но если, как вы говорите, вы правда на моей стороне - докажите это, глинн. Сделайте так, чтобы на Кардассии со мной не случилось ничего плохого - и я сниму свои претензии с Федерации и Лайтмана. Вы хотите что-то получить от меня? Дайте что-то взамен.
- Даже если я гарантирую вам, что с вами на Кардассии ничего не случится, вы мне не поверите, - резонно заметила глинн. А еще подумала, что если с ним что-то случится по дороге домой, это ведь уже не будет считаться?.. – Но я могу поговорить об этом с галом Дохиилом, заверить его в ваших благих намерениях и пообещать, что не буду свидетельствовать против вас – этому вы хотя бы поверите?
-Нет, ваши гарантии - пустой звук для меня, - покачал головой Корам, - Но я поверю действиям. Вот когда со мной действительно ничего не случится - тогда я помогу вашему кадету. Это так болезненно напоминает наш разговор на орбите Волана II, не так ли? - он прижал руку к сердцу, - Все, чего я хочу - это обеспечение безопасности моей персоны.
Толан раздраженно поморщилась: и впрямь, все это она уже слышала. Сейчас, как и в прошлый раз, у нее не было никаких рычагов воздействия на мэра. На что она надеялась, так лишь на то, что на Кардассии-Прайм он действительно никому не нужен – и через пару дней он уже будет доме, где… наверняка забудет о данном ей обещании.
- Вы ставите невыполнимые условия: я не могу воздействовать на нашу обвинительную систему, и вы это знаете. Никто не сможет дать вам гарантии, что события на Волане II будут трактованы в вашу пользу. Я могу сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам, но мне вы не доверяете и отвергаете мои предложения… - женщина вздохнула. – Своими условиями вы сами загоняете себя в ловушку, господин Корам. Я надеюсь, вы прислушаетесь к моим словам, - добавила Толан, поднимаясь со своего места. Разговор становился все более бессмысленным.
-Если мне суждено пойти ко дну, я хотя бы буду не один, а с вашим кадетом, - поджал губы Корам, - Хотя я все равно вам не верю.
- Я заметила, - хмыкнула кардассианка. – И, несмотря на это, предлагаю вам содействие, хоть это все и начинает меня утомлять. Вы не пойдете на дно, если перестанете столь упорно рыть себе могилу. У вас еще есть время подумать до того, как вы отправитесь на Кардассию, где я уже не смогу вам помочь, - с этими словами она направилась к двери.
____
Совместно с любимым-ненаглядным Корамом
Offline  
09 08 2016, 14:59:33 #231
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Станция ДС9. Раннее утро.
Каюта Лайтмана.

Со вчерашнего совещания Лайтман находился в смешанных чувствах. Он почти смирился с собственной судьбой, посчитав цену своей жизни оправданной ценой за решение дипломатического конфликта, порожденного его собственной ошибкой. Теперь же был шанс, что ничего еще не окончено для него.
Но были и другие его собственные ошибки, которые он не совсем понимал, которых не ожидал, которые стали для него совершенной неожиданностью. Он вспомнил Джейн, которая ушла от него без всякого объяснения. Он так и не понял, почему. Но принял решение не выяснять причин. Ему было известно только одно – так нельзя делать. Нельзя ранить чувства людей, но если нет другого выхода, молчание – не способ решения проблемы. А кроме прочего – теперь ему было совершенно ясно, что ряд вещей он понять не в состоянии, как бы ни старался. И он знал, что это нельзя оставить просто так, не выяснив в чем дело на самом деле.
В 5:20  утра по станционному времени, Лайтман, одевшись по всей форме кадета Звездного флота, задал вопрос компьютеру.
- Компьютер, каково местоположение кадета Жантарин  ш'Зарат?
“Кадет Жантарин ш’Зарат находится на Стыковочном кольце, секция 17”.
Лайтман глубоко вздохнул, подошел к дверям каюты и открыл их.
- Сэр, - сказал он охраннику, стоявшему в коридоре, - доброе утро. Я в точности понимаю значение термина "домашний арест", но все же должен спросить, возможно ли отвести меня в секцию 17 стыковочного кольца, или это запрещено?
Охранником этим утром снова был Брамс.
-Доброе утро, - со вздохом сказал он, увидев Артура.
Но в этом вздохе было не было настоящего неудовольствия, скорее ворчливая доброжелательность.
-Ну, что еще, парень? Ты же знаешь приказы - твои перемещения пока ограничены каютой и занятиями для этого вашего проекта. У меня есть копия твоего расписания, я знаю, что твоя учеба начинается в 10, а презентацию ты уже сделал и дополнительное время в голокомнатах тебе не нужно. Подожди, скоро тебе принесут вкусный теплый завтрак, а потом уже пойдем по твоим делам вместе.
Лайтман кивнул.
- Да, сэр. Благодарю вас, - кадет понимающе посмотрел на офицера, и в какой то мере удивился его доброжелательности.
Затем он отошел от двери, и медлил еще целую минуту. Звать девушку к себе в каюту, с той целью что он собирался … но другого способа у него не было.
- Лайтман вызывает Жантарин ш'Зарат, - сказал он в дельту-коммуникатор наконец,  - Доброе утро, если у тебя есть время, можешь зайти ко мне сейчас?
Жантарин ответила коротко, но, по-крайней мере, это было согласие. Через пять минут девушка уже стояла на пороге каюты кадета. Поскольку она только что прервала пробежку, она была одета в минималистичный черный спортивный костюм, а ее белые волосы надо лбом и на висках были слегка влажными от пота.
-О чем ты хотел поговорить? - спросила девушка, скрестив руки на груди. Ее поза и тон были слегка вызывающими.
Лайтман пропустил Жантарин в каюту, обошел ее и прошел чуть дальше, внимательно посмотрев на андорианку.
- Присядешь? - спросил он, обратив внимание на ее закрытую позу и тон речи.
- Нам нужно... вернее мне, я не понял, - Лайтман все таки отвел взгляд от нее, когда начал говорить, так и не дождавшись, присядет ли она, - позавчера, когда ты выходила отсюда вечером, ты ... сказала, что у тебя еще есть шанс. Можешь объяснить прямо, шанс на что?
Жантарин прошла в каюту, села на нижний ярус кровати, медленно нагнулась и начала расстегивать манжеты-утяжелители на своих щиколотках - все равно к продолжению пробежки она сегодня вернуться уже не планировала. И хорошо, что таким образом Артур не увидит ее лица.
-Шанс на то, что когда твоя очередная “джейн” тебя отвергнет, ты все-таки оглянешься по сторонам и увидишь, кто все это время терпеливо ждал тебя и кто будет готов собрать тебя по кусочкам, когда твое сердце сново будет разбито. В этот раз твои новые чувства опередили меня, но почему-то мне кажется, что это не продлится долго.
На этот раз пауза затянулась. Сначала Лайтмана бросило в жар, потом в холод, даже несмотря на то, что он это предполагал и это готовился слушать и отвечать, надеясь все же на что-то другое. Куда более простое и легкое. Откуда она знала о Джейн? Неужели это случилось с ней так давно… И откуда она знала о том, что та… Впрочем, это было сейчас не важно. Важно было то, что он всегда считал ее другом, и никогда не видел того, что происходило с ней. И в тот раз, если бы М’Кота не зашла так вовремя, еще не факт, что он не потерял бы голову окончательно, потому что был к этому близок. И тогда всё усложнилось бы еще больше. Для них обоих.
Лайтман не знал, кто лучше смог бы помочь здесь. Вероятно, никто. Здесь не помочь, это надо пережить самому. Но пережить возможно только если все выяснено до конца. Он должен был все сказать.
Артур молча смотрел как она снимает утяжелители, как она избегает смотреть на него. Тишина повисла, продлевая неловкий момент. Потом он взял стул, перенес его ближе к койке, на которой она сидела и сел напротив. Достаточно близко, чтобы столкнуться лбами, если склониться. И еще несколько секунд сидел так, собираясь с мыслями и словами.
- Я не знал,  - наконец сказал он, глядя прямо на нее, ожидая пока она поднимет глаза, если решится,  - мы 4 года учились вместе и дружили, и я не знал. Послушай, Жантарин, нет ни одного способа провести этот разговор безболезненно, я знаю, поверь мне. Пожалуйста, послушай меня сейчас, хорошо?
Жантарин справилась с застежками и подняла голову.
-А тут есть, о чем говорить? - спросила она с кривой ухмылкой на лице, - Что ты можешь сказать сверх того, что уже сказал в прошлый раз? Что тебе жаль? Что дело в тебе, а не во мне? Что я обязательно найду кого-нибудь, кто будет меня достоин? Ты не можешь изменить мое сердце, Артур, точно так же, как я не могу изменить твое. И нам просто нужно с этим жить, так что давай оставим эту тему в покое.
Лайтман покачал головой, глядя на девушку.
- Оставить это просто так - значит ничего не изменить. А так делать нельзя. Если бы ты сказала раньше - возможно не пришлось бы тебе прожить с этим… два, три, или сколько лет? Я знаю что ты чувствуешь. И если некому собрать по кусочкам тебя, то можно собраться самому. Это больно и сложно, но это нужно. Потому что нельзя потратить свою жизнь на бесплодную надежду о несбыточном. Иногда следует наступить на горло собственной мечте, понимая что она не твоя и в ней нет смысла, нет будущего, и нужно жить дальше и двигаться вперед. Встать и идти дальше, как бы ни было больно. Просто потому, что есть другие цели и вещи, к которым мы все предназначены. Мы - люди из Звездного флота. Ты настоящий друг и отличный офицер, Жантарин, ты единственная кто предложил лучший способ решения … моего вопроса. Я хочу работать с тобой и дружить. Но кроме этого, я должен позаботиться о том, что с тобой происходит. Потому что единственное, что иногда не возможно понять самому - что то, что ты выбрал - не твое, как бы ни старался. Если на этом остановиться, то много лет жизни могут быть потрачены впустую. Я это прошел и понял, мне это известно, и я должен сказать - что ты не стоишь такой судьбы. С этим можно жить, но лучше это пережить и забыть. Прости, вероятно, некоторые слова могут казаться жестокими, но они честные, а правда не всегда приятна.
-Ты не должен ни о чем заботиться, - покачала головой Жантарин, - Это моя жизнь и моя ответственность, ты не сделал ничего, за что был бы мне обязан. К тому же… Скажи, ты уже объяснился с М’Котой?
- Должен, потому что мне не все равно, что происходит с моими друзьями.
Конечно, не сразу все слова и понятия доходят до других, некоторые вещи, особенно такие как эта между ним и Жантарин, должны подвергаться долгому осмыслению и долгому пониманию. Ничто не решается быстро, только время, но и оно не всегда способствует пониманию. Ему не приходилось бывать в такой роли, как сейчас никогда ранее. И это было чертовски сложно. Но он сказал то, что должен был. Не сбежал и не устранился, и это было правильно, как ему казалось. Потому что с ним самим поступили иначе, без объяснения причин.
Ответ на ее новый вопрос – станет новой резьбой каленым железом по незакрытой ране, но и неответ – будет нечестным действием. Он не должен был давать ей несуществующую надежду, но он не хотел терять ее как друга, несмотря на то, что вся текущая ситуация вела именно к этому.
- Не успел еще. Я ограничен в передвижениях, и не успеваю. Но уже скоро, - ответил он, не отводя взгляда.
-И как ты думаешь, что она ответит? - скептично усмехнулась Жантарин, - Она же клингон, она не из Федерации. Мы с тобой были воспитаны в разных культурах, но она отличается от тебя гораздо больше, чем я.
Девушка поднялась на ноги.
-Так что будь мужчиной, поговори с ней, покончи с этим вопросом как можно скорее, чтобы не мучать себя. А когда все закончится… ну, ты знаешь, что всегда можешь на меня рассчитывать.
Она направилась к выходу из каюты.
Лайтман поднялся вслед за Жантарин, поднял стул и понес его обратно к столу. Он не смотрел на андорианку. Она сказала то, что беспокоило его больше всего. М'Кота клингонка, она не из Федерации. Между ними была громадная разница и большая вражда в прошлом. Но он знал только одно, его неумолимо тянуло к этой девушке.
Кадет не ответил на ее слова.
- Удачи тебе, Жантарин. У тебя впереди целая жизнь, не упускай ее.
___________
С мистером Брамсом и Жантарин
Offline  
10 08 2016, 10:25:07 #232
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Раннее утро
Каюта Ракара, Жилое кольцо


"Квинтилия падала. Ее задержал каменный выступ, она висела над пропастью, держась за него только одной рукой. Он успел вовремя. Теперь он держал ее, но что-то не так было с гравитацией. 5 или 6 уровней. Поднять ее, вытащить оттуда было сложно, он старался изо всех сил, и у него начало получаться".
Ракар открыл глаза и некоторое время смотрел в потолок. Еще было рано, он закрыл глаза снова, но сон уже не шел.
Она была триллом, а он был ромуланцем. И их разделяло не просто несколько переборок. Их разделяли тысячи световых лет, множество традиций, политика и давняя вражда. Она была федератом. Федерация была врагом, противником. Но вопреки этому всему Ракар мечтал увидеть счастливую безмятежную улыбку кадета Звездного флота, девушки-трилла, в его обществе, отсутствие у нее страха, совместную деятельность, без всей этой политики, интриг и подстав, и больше времени, и дальше…
Мечтательная улыбка сошла с его лица. "Дальше"- не существовало. Он служил Империи, она служила Федерации. И он никак не мог отделаться этого странного чувства, неясного беспокойства. С ней что-то было не так, еще на фуршете. Это не давало ему покоя. Или это слишком разыгралась фантазия и подозрительность? Он боялся ее потерять, ему снились странные сны на этой станции, совершенный непорядок. Квинтилия была в опасности, он так чувствовал. И он должен был ее защитить. Пусть они разные и далекие, это не важно, если и правда некому больше, он позаботится о ней, ведь он умеет, в этом нет ничего плохого. Для нее.
Ракар затягивал ремни своей формы, внимательно рассматривая свое лицо в зеркале. Пусть не будет никакого “дальше”, времени проекта - 1 год по исчислению Земли. Он обязан спасти этот проект, и он это сделает, должен. Этого времени хватит, чтобы быть рядом. Пролонгировать свое время в неизвестную даль - часто слишком великая роскошь для таких как он. Но все же он мечтал о будущем, в котором трилл по имени Квинтилия Перим теперь занимала место. Иллюзорность этих иллюзий он вполне осознавал, его воспитание не позволяло на них останавливаться, потому ромуланец остро ощущал нечто вроде тоски о невозможном.
Острый нож из лучшего в галактике металла привычным способом показался из рукава, рукоятка легка в ладонь. Ракар проверял крепление  и механизмы, убеждаясь в их исправности и функциональности. Бывший мэр Волана II был его целью сегодня утром. Исполнял ли он задание или был сам причастен к Ордену, был ли он игроком или фигурой, которую двигают другие игроки - предстояло выяснить и действовать способом, соответствующим ответу на эти вопросы.
Кадета Звездного флота он хотел позвать сегодня на завтрак, если успеет к тому времени освободиться, если к тому времени он и сам еще будет жив. Впервые такая проблема встала перед ним. Вернее - такие проблемы. Еще ни разу он не делил работу и личное. Еще ни разу работа и личное не противоречили друг другу. И с ним впервые случилось нечто столь важное, чего он не испытывал ни к одной ромуланке, с которыми был знаком. Осознание этого больше не пугало его, оно приносило только печаль понимания невозможности желаемого.
Полностью удовлетворившись собственным видом и экипировкой, Ракар вышел из каюты и отправился в Кварк’c за заказом. Ничего личного, все принадлежит Империи. Лично ему принадлежит только то, что он чувствует, то, о чем никто и никогда не узнает.

Забрав заказ из бара, он дошел до коридоров жилого кольца, но приближаться к каюте бывшего мэра не спешил.
- Компьютер, где находится Велок Корам и сколько форм жизни рядом с ним? - спросил он, не особенно надеясь на наличие этого уровня доступа для таких вопросов, но не попробовать было нельзя.
В ответ компьютер назвал номер каюты Корама на Жилом кольце, но это была вся доступная информация.
“Ну хорошо”, подумал Ракар, кивнул самому себе, вышел из бокового коридора и направился по жилому кольцу прямо к двум охранникам, стоявшим возле каюты Корама. Остановившись напротив, он показал поднос, накрытый металлической крышкой, бутылку с синей жидкостью и произнес:
- Визит вежливости к мэру Волана II, разрешите?
Когда Ракар подошел к каюте Корама, обозначенной компьютером, он увидел, что охранников там не двое, а четверо - темнокожий землянин, баджорец и двое кардассианцев.
Как раз один из последних в ответ на просьбу Ракара нажал на кнопку переговорного устройства на стене возле каюты и произнес:
-Господин Корам, к вам пришли. Это ромуланец.
-Что?! - в ответ раздался порядком раздраженный голос мэра с Волана II, - Не знаю никаких ромуланцев!
-Вы слышали, - подвел итог кардассианских охранник с каменным выражением лица.
Почти в точности соответствуя выражением лица кардассианскому охраннику, Ракар не проявил ни тени эмоции, лишь отмечая про себя крайне раздраженное состояние бывшего чиновника планеты в Демилитаризованной зоне. С раннего утра его уже успели привести в бешеное состояние, кто или что – улану не было известно.
- Все мы когда-либо кого-то не знаем, господин Корам, - произнес Ракар, пока связь с каютой еще не была отключена, - и это как минимум повод для обоюдно полезного знакомства. Я принес вам завтрак и очень хотел бы засвидетельствовать лично свое уважение и почтение, если вы сочтете возможным принять его.
Произнеся это, Ракар посмотрел по очереди на кардассианцев, потом на баджорца и землянина. В отличие от первых двух – двое последних могли произвести несколько эмоциональных реакций, и они были бы интересны.
-Приведите хоть один пример, чем вы можете быть МНЕ полезны, - сварливо ответил кардассианский мэр, - Хотя бы одну причину, почему я должен вас впустить. Если хотите развивать дипломатические отношения - так это не ко мне, на станции теперь есть посол, это его работа.
Баджорец и землянин переглянулись - судя по всему, подобные разговоры у двери им были не в новинку.
- Господин Корам, а вы точно уверены, что нужно ответить на этот вопрос прямо здесь в коридоре, при куда менее значимых по рангу и статусу охранниках, чем вы сам. Некоторые вещи должны обсуждаться лично, - ответил Ракар, - и именно с вами. Хотя бы откройте дверь, чтобы понять, что я могу быть вам полезным.
На этот раз дверь открылась.
-У вас есть минута, - заявил Корам, - А после этого я прикажу охране вышвырнуть вас отсюда.
Ракар, с совершенно невозмутимым выражением лица, покрепче перехватив правой рукой поднос и бутылку, поднял на уровень глаз Корама свою левую руку, обращенную к нему тыльной стороной ладони. На рукаве его формы в этот раз был прикреплен знак Тал Шиар. Эмблема, которую он всегда носил, находясь на Ромуле, знак отличия его службы. Эмблема, которую он снял еще на Птице Войны, и надел только сегодня утром. Теперь Ракар понимал, что прямо сейчас, при этих четырех охранниках, двое из которых были федератами, он находился на грани полнейшего фола. Он влезал в игру, которая при малейшей ошибке могла привести к провалу, его самого и задания. Но еще также он знал, что не производя этих действий, ничего не возможно было сделать, чтобы выполнить то, что он был должен. Для своей Родины.
Несомненно, все четверо из охранников точно знали, что это за знак. А вот знал ли его Корам? Зато ясно было одно – Кораму нужна помощь, и это можно использовать.
Выждав несколько секунд, Ракар спросил:
- Ну так что, обсудим то, что вам нужно, господин Корам?
-Что это? - брезгливо спросил Корам, - Это должно мне о чем-то говорить? Ваша минута тикает, между прочим.
На охранников Ракар больше не смотрел. Теперь он смотрел прямо на Корама, анализируя мельчайшие движения его лица. Он не знал или притворялся? Был категорически осторожен сидя на Федеральной станции или действительно был просто непроходимо туп и неосведомлен? В обоих случаях, он уже ставил его на ступень еще большего риска. Но Ракар принял решение и шел на этот риск, потому что отступать не привык. По крайней мере, еще не настал момент для стратегического отступления.
-  Это значит, что я могу вам помочь, и вы многое потеряете, если меня не выслушаете, господин Корам, - сказал Ракар, впервые за все время загадочно улыбнувшись.
-Я дал вам шанс говорить, не так ли? - поджал губы Корам, - Выделил вам целую минуту моего времени. Что же вы стоите и молчите? Может, вам просто нечего сказать, как и остальным до вас? Это у меня есть то, что нужно вам, у меня в руках вся власть, а у вас - только туманные угрозы и обещания. Последняя возможность, ромуланец. Четвертой попытки у вас не будет.

______________
+ охрана и Корам


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 08 2016, 10:26:20 #233
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Раннее утро
 Жилое кольцо


Ракар видел, что Корам был в состоянии, не позволяющем размышлять здраво. Он был напуган и в крайнем отчаянии. То, что Ракар должен был озвучить – нельзя было говорить при свидетелях. Ва-банк можно было пойти либо прямо сейчас, либо другой возможности не представится. Только следовало решить кто он – прямо сейчас. Либо обойти это. Он еще не решил, только настоящие сотрудники ОО обычно так себя не ведут. Пока Ракар доставал свой падд и набирал на нем текст, он подумал, что никогда еще не был так близок к провалу, как в этот раз. Ради чего? Только наблюдать за Федерацией было проще всего, действуя в ее интересах. Да только переживут ли это потом несколько ромуланцев, находящихся на Кардассии?
Набрав текст и переведя его на кардассианский, Ракар показал Кораму экран падда, не давая в руки.
"Вы блестяще выполнили на Волане II задание Обсидианового Ордена. Однако, роль, отведенная вам в этой игре, требует ликвидации исполнителя. Вы больше не нужны как ненужный свидетель. Вам дадут умереть. Либо мы обсуждаем как это исправить, либо вы покоряетесь судьбе, которую вам предназначили."
Корам чуть-чуть наклонился вперед и прищурился, чтобы прочитать символы на экране падда Ракара.
-Это клевета! - вскричал он, - Сперва одна угрожала мне Обсидиановым Орденом, а теперь другой обвиняет, что я состою в нем?! Да я… я буду жаловаться! У меня есть связи! Я буду жаловаться самому послу! Он мой хороший друг, чтоб вы знали! Охрана?!
На плечо Ракара опустилась рука одного из кардассианских охранников.
Корам не понимал. Он выкрикивал в коридор вещи, которые не стоило бы говорить при всех. "Одна" – это наверняка координатор, которая пыталась использовать собственные средства, в которые просила не вмешиваться. Обсидиановый орден использовал его в легкую, просчитав до мелочей. Рычагов давления нет в этих условиях. Особенно когда клиент отказывается говорить. Зато ромуланец знал, когда лучше всего уходить, меняя тактику.
- Очень жаль, мистер Корам, - не изменившись в лице и не среагировав на кардассианского охранника, сказал он, - если вы передумаете, когда успокоитесь, и до вас дойдет то, что я сказал – меня зовут Ракар и я к вашим услугам. А теперь позвольте пожелать вам успешного отбытия на Кардассию и прочих приятных вещей.
Затем он посмотрел на кардассианца, чья рука легла на его плечо, вопросительным взглядом и сделал попытку отступить назад.
Охранник тоже отступил назад, дверь в каюту перед ним и ромуланцем закрылась.
-Что это было? - удивленно прошептал баджорец, обращаясь к своему земному коллеге. Тот только пожал плечами.
Ракар бросил беглый взгляд на федеральных охранников, затем развернулся и пошел в стыковочное кольцо. Только свернув в боковой коридор, он позволил себе отобразить на лице эмоции отвращения и досады. Ракар ненавидел неудачи и необходимость отступать. Его план не сработал, теперь следовало последовать плану федеральных кадетов, который казался ему до невероятности наивным и неэффективным. Спасение проекта путем распространения по федеральным новостям информации – ну.. кто знает этих федератов. С другой стороны, если его вчерашний поход за связью с Воланом II будет иметь последствия, он сможет поговорить с теми, кто говорит за Федерацию. Это еще один призрачный шанс на выполнение задания.
Оставив бутылку эля у себя в каюте, он пошел в Реплимат, где деинтегрировал завтрак, предназначенный для Корама, в элементарные частицы. Свободного времени до 6-ти утра оставалось не так много. Из за собрания в каюте арестованного кадета ЗФ он прямо сейчас не мог позвать Квинтилию на завтрак, хоть и очень хотелось. Поэтому до означенного времени он вернулся в свою каюту, где спрятал свою нашивку отличия туда, где ей и положено было храниться.

***
Велок Корам же, как только за ромуланским незваным гостем закрылась дверь, оставил сообщение для Джарина Дохиила с требованием встретиться как можно скорее.
__________
+ охрана и Корам


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 08 2016, 15:29:57 #234
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Раннее утро
Стыковочное кольцо


С утра пораньше у М’Коты было дело, и это было хорошо, потому что после вчерашнего разговора с Самритой она ощущала некоторую неловкость. И как это вышло? Вроде бы начала она разговор с совершенно невинного вопроса о взаимопонимании, а вышло так, что выдала себя с головой. То ли Самрита так повела разговор, то ли сама М’Кота не умела лукавить, но всё вышло, как вышло: на душе стало полегче, и в то же время клингонка была рада сбежать пораньше и проводить Сатала в ресторан Каги. Договорённость договорённостью, а вулканизированный землянин – это не клингон, и лишний раз подстраховать его в разговоре с сородичем было невредно.
До собрания «комитета по спасению Артура Лайтмана» время ещё оставалось, можно было сходить в каюту за оружием, а после собрания, не уходя из голокомнат, провести полноценную боевую тренировку. Оружие из голопрограммы... ну это только если особо экзотическое или собственного под рукой нет, а пока есть прывычные, почти слившиеся с рукой клинки, нечего заниматься глупостями.
В коридоре стыковочного кольца клингонка увидела Квинтилию и Жантарин. Нет, если говорить об очерёдности, то она увидела ЖАНТАРИН и Квинтилию. Девушки бежали трусцой, должно быть это была их ежедневная пробежка. М’Кота остановилась и махнула рукой.
Жантарин бросила взгляд на М’Коты и отвела глаза, а затем очень удачно для нее прозвучал вызов ее комбейжа.
-Беги дальше без меня, - бросила Жантарин Квинтилии, развернулась и постаралась поскорее исчезнуть за углом коридора, что-то тихо отвечая на вызов.
Трилл проводила коллегу по утренней разминке взглядом. Обе девушки любили спорт и, конечно, рано или поздно должны были пересечься, несмотря на то, что были очень разными. Эта разница выражалась даже в их внешнем виде - Жантарин предпочитала экпипировку, минимально скрывающую ее спортивную фигуру - предмет ее гордости, в то время как Квинтилии было явно все равно, как она выглядит, так что она просто носила мешковатые спортивные костюмы с эмблемой Академии Звездного Флота.
Андорианка была не против компании, даже молчаливой, а что думала на эту тему трилл - не знал никто.
Заметив М’Коту издалека, Квинтилия начала медленно снижать темп, чтобы не останавливаться резко, а поравнявшись с ней, и вовсе перешла на шаг.
-Доброе утро, - с легкой вопросительной интонацией произнесла она, будто сомневаясь, что может быть нужно клингонке.
– Может, и доброе, – согласилась М’Кота. – Позавчера ты выразила желание узнать, как это – быть клингоном, – напомнила она. – Ты передумала? Испугалась? Или сдалась?
Квинтилия нахмурилась.
-Почему ты решила про меня все эти плохие вещи? Ты что, наблюдала, как я постоянно пугаюсь и сдаюсь? Ты же видела, что я не боюсь новых заданий и постоянно вызываюсь брать их.
– Чего дёргаешься? – спросила клингонка. – Пока ещё не решила, а только спросила. Это же ты сказала, что это была глупая идея. И задание делать не стала, вот я и спрашиваю.
-Я сказала, что это была глупая идея, из-за тебя, - медленно сказала трилл, - Я не думаю, что ты подходишь к моей просьбе серьезно. Ты согласилась во время нашего разговора только для того, чтобы быстренько посмотреть, как у меня ничего не получится сходу и без подготовки, а потом дразнить меня. Например, тем, что я испугалась и сдалась. Люди так делают - притворяются, что соглашаются, или говорят на первый взгляд приятные вещи, а потом... Не думай, что в клингонах для меня есть что-то особенное, я просто пытаюсь выполнять проект, и это единственный способ, который я знаю. Я и с другими расами пытаюсь, например, с ромуланцами… хотя это тоже получается не совсем так, как нужно, - тихо добавила она в сторону.
– Так вот, что ты подумала! – изумилась М’Кота. – Но всё было совсем не так! Ты пойми, проигрыш – важная часть нашего обучения, он нужен для того, чтобы мы научились держать удар и не сдаваться в самой отчаянной ситуации. В этом году меня ждёт ритуал Восхождения, весь смысл которого в том, чтобы не сдаться и пройти путь до конца при явном проигрыше – путь, до краёв наполненный болью. А что касается подготовки, то с самого детства отец, мать или другой наставник используют для нашего обучения то, что попадается под руку. Иногда это – традиция, а иногда – чистейшая импровизация. Иногда приходится сто раз сделать неправильно, прежде чем поймёшь, как взяться за дело, а иногда у тебя нет и двух раз, потому что альтернатива – если не смерть, то вечный страх перед опасностью. Ну, вот тебе пример: знаешь, как мой отец научил меня плавать?
-Уж конечно он столкнул тебя с лодки в воду, - поморщилась Квинтилия, - Знаешь, как я научилась плавать? Я прочитала брошюру о правилах безопасного поведения на воде, потом еще одну - об оказании первой помощи, потом с тренером отработала движения и правильное дыхание на суше, и только потом вошла в воду. Ты пытаешься применить методы, которые работали для тебя, но проблема как раз в том, что я изначально - не клингон, - она развела руками, - В этом и вся суть. И если ты не собираешься смеяться надо мной, тебе придется придумать что-то другое… Ладно, хорошо, нам вместе придется. Обеим. Если… конечно… тебе это вообще интересно…
– Да, ты угадала, – кивнула М’Кота. – Он столкнул меня в воду. А нырять учил, стреляя тяжёлыми стрелами всё дальше и дальше от берега, пока я не смогла доставать их там, где позволил ему остановиться его отец, а до того – отец отца и так далее. Я не могу придумать другое, потому что всегда быть готовым к чему угодно – это и значит быть клингоном. Смеяться над врагом, который решил при твоей жизни достать и изжарить твою печень – это тоже быть клингоном. Этому нельзя научиться по брошюрам и инструкциям. Мне интересно. Да, мне интересно, хотя бы потому что два трилла уже сумели стать для клингонов своими, и по меньшей мере один землянин тоже смог. Но чтобы стать одним из нас, не просто узнать нас, а побрататься с нами, надо принять правила игры и… выражаясь фигурально, отключить протокол безопасности. Ты готова к этому?
-Да нет же, - Квинтилия закатила глаза, - Я не хочу стать своей и не хочу ни в какой ваш клан. Почему у тебя получается, что или все, или ничего? Это же всего лишь работа для проекта, ты же здесь тоже за этим. Но если твой план состоит в том, что по итогам все тут превратятся в клингонов, а ты одна останешься какой была, то так не получится. Ой, ну почему все приходится делать самой? - она сделала шаг к М’Коте и протянула ей ладонь, - Давай заключим договор: я постараюсь стать клингоном совсем чуть-чуть, а ты - ну… совсем чуть-чуть мной?
М’Кота вздохнула.
– Ты же сама это так назвала, сказала «научи меня быть клингоном». А быть клингоном «чуть-чуть» и «понарошку» нельзя. Это как чёрная дыра, понимаешь? Либо объект чёрная дыра, либо он не чёрная дыра, и хоть на голову встань, «чуть-чуть чёрных дыр» в природе не бывает. Вот как тебе это ещё объяснить? А! Может кто-то соединиться с симбионтом «чуть-чуть» или «понарошку»? Сама же скажешь, что нет. Либо трилл соединён, либо нет, третьего не бывает. 
-Значит, ты даже не хочешь попытаться придумать компромисс, чтобы сотрудничать, как партнеры и на равных? - Квинтилия посмотрела на свою все еще протянутую руку, а затем неловко убрала ее за спину, выражение ее лица было растерянным, - Но я уже столько придумала для нас интересного… И кто-то еще смеет интересоваться, почему я не хочу заводить друзей, - она фыркнула, постепенно возвращаясь к своей обычной надменности, - Любые отношения в итоге сводятся к этому - что это я должна подстраиваться, перестать быть собой, делать так, как хотят другие и как им привычно  и удобно, постоянно бояться, что если я не буду так поступать и возражу на что-то, то от меня отвернутся… Вот как сейчас, М’Кота - либо я принимаю твои условия полностью, либо ты больше не станешь со мной разговаривать. Я устала от этого страха, уж лучше я и дальше буду одна!
На этих словах глаза Квинтилии подозрительно заблестели, она развернулась и побежала по коридору несколько быстрее, чем требовалось для спортивной пробежки.
_______________________
+ Квинтилия


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
10 08 2016, 15:43:04 #235
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Раннее утро
Стыковочное кольцо
Продолжение


– Дура набитая! – М’Кота догнала девушку-трилла и одним движением закинула её на плечо. – Долго ты будешь придумывать про других всякие глупости? Когда я сказала, что все должны быть клингонами? Когда я сказала, что ты должна перестать быть собой? Когда я сказала, что не буду с тобой разговаривать, если ты не примешь мои условия? Когда я сказала, что не хочу сотрудничать на равных? Ну? Глупая, зашуганная девчонка! Прежде чем что-то решить и пожать друг другу руки, надо договориться, что именно мы решаем, так или нет? Я ей объясняю, что надо придумать для нашего договора другое название, а она бегает от меня, как будто я гонюсь за ней с топором!
-Отпусти меня немедленно! - возмущенно воскликнула Квинтилия и пнула клингонку острой коленкой в спину, что, впрочем, было не самой лучшей идеей, учитывая особенности формы М’Коты, - Поставь меня на землю! Ты нарушаешь мое личное пространство!
– А ты нарушаешь мои права, когда врёшь про меня, ясно тебе? Я поставлю тебя на пол, если ты дашь слово, что перестанешь убегать. Обещаешь?
-Я не хочу, чтобы ты видела меня… в таким состоянии! Что тут непонятного?
М’Кота вспомнила, как бесилась от мысли, что выставила себя в нелепом свете перед Артуром и Жантарин и сказала:
– Тут я тебя понимаю. Только штука в том, – продолжила она, снимая Квинтилию с плеча и ставя перед собой, - что бегство выдаёт тебя ещё больше, чем само твоё состояние, в глазах других оно как бы возводит твоё состояние в степень... Я отпускаю! Не убежишь?
Квинтилия ответила не сразу. Растрепанная и покрасневшая, как в голокомнате накануне, она сжимала кулаки и пыталась выровнять дыхание.
-Что с вами со всеми не так? - злым голосом процедила она, - Почему с вами так сложно? Вчера один человек видел, что разговор с ним мне крайне некомфортен, и я сказала об этом прямо, не сбегая от ситуации, но ему было все равно, и он продолжал, и продолжал меня мучать… Возможно, мне следовало уйти от него? И сегодня я поступила именно так, но это не работает тоже! Почему ты меня преследуешь, ты же не можешь не понимать, что оба наши разговора закончились для меня крайне неприятно, и я не хочу их продолжать? И когда ты схватила меня… это было настолько унизительно… - Квинтилия зажмурилась.
М’Кота отпустила руки и посмотрела на Квинтилию сочувственно и серьёзно.
– Не знаю, что там было у тебя вчера, но сегодня плохой конец разговора устроила ты сама. Я всего лишь хотела разобраться шаг за шагом, чего ты хочешь на самом деле, и как нам лучше действовать. Пыталась объяснить, как я поняла твои слова, и почему именно так. А ты осыпала меня обвинениями и бросилась бежать. За что? За то, что я хотела обойтись без ошибок и недомолвок? Или за то, что промедлила и не взяла твою руку? Но для меня тоже общение с другими расами внове, я не могу действовать без ошибок, как и ты. И я вовсе не собиралась тебя унизить. Со мной так поступали мои родители, когда я плакала и убегала в детстве. Отец говорил мне, что я так и буду висеть у него на плече до тех пор, пока не перестану хныкать и не начну бороться по-настоящему. Я начинала бороться, и всё заканчивалось смехом. Мне бы тоже хотелось тебя рассмешить, но ты такая бука, что я не знаю, как к этому подступиться!
-Серьезно? - воскликнула Квинтилия, - Серьезно? Я сказала - “нам обеим придется придумать что-то другое”, “давай постараемся”. Я предлагала конструктивную совместную работу и изобретение чего-то нового. Никто не может знать, как и что это должно быть, и если бы это можно было так легко решить за пару минут в коридоре, во всем нашем проекте не было бы нужды. Ты могла бы просто согласиться попробовать, но ты сказала - “я не могу придумать другое”, “быть чуть-чуть нельзя”. Это твои слова, твои отрицания, отказы и негативный настрой. И ты продолжаешь вспоминать о своем опыте, как будто это единственный правильный путь… Пока ты не согласишься отказаться от этих рамок, я не думаю, что у нас что-нибудь получится. Теперь я могу идти?
– Делай, как считаешь нужным, – сказала М’Кота. – можешь уйти, и продожить вести себя как ребёнок, отчаянно требуя, чтобы к тебе относились как к взрослой, а можешь поступить как взрослый человек и остаться выслушать ответ. Решай сама, я тебя не удерживаю.
-То, что у тебя есть какой-то “ответ”, означает, что ты снова бросишься отрицать. А это ведь было очень просто, - покачала головой Квинтилия, - Просто сказать, что согласна с тем, что действительно важно - работать вместе, а потом уже договариваться об условиях. И перестать оскорблять меня. Это все, чего я хочу. Найди меня, когда сможешь это сделать. А сейчас я разворачиваюсь и ухожу, и очень надеюсь, что ты больше не будешь вторгаться в мое личное пространство без спроса.
Она повернулась и медленно пошла по коридору.
– А если этот ответ и был предложением работать вместе? – Спросила М’Кота прищурившись ей вслед, поскольку при всей беспредельной детской наивности Квинтилии, её слепота и эгоцентризм уже начали клингонку бесить. – Вкупе с предложением перестать оскорблять меня, чего ты, конечно же, не соизволила заметить. Стоит ли бегать за тобой, если сейчас ты уходишь, даже не проверив этого?
М’Кота усилием воли подавила гнев и выговорила этот последний вопрос. Вспышка обиды и гнева была так сильна, что клингонка едва не послала Перим ко всем чертям до скончания века или, во всяком случае, проекта. Искренность и открытость М’Коты, её дружелюбие и такое же желание оставаться собой, какое было и у самой Квинтилии, её честную попытку разобраться кадет Перим извратила в своих словах настолько, что М’Коте захотелось вычеркнуть маленькую засранку из числа своих знакомых, однако было две причины, которые не дали ей это сделать. Во-первых, ей было стыдно за то, что она, сосредоточившись на лице собеседницы, не заметила её протянутой руки и осознала этот жест только тогда, когда Квинтилия сделала движение убрать руку. Вторая причина заключалась в том, что Квинтилия действительно напоминала ей ребёнка – ребёнка с хорошими задатками, но по какой-то причине живущего в иллюзорном мире, в котором каждый встречный непостижимым образом превращался в воображаемого злодея и продолжал существовать только в этом качестве. Солдаты не воюют с детьми, солдаты их защищают, как бы глупо и нелепо дети себя не вели.

_____________________________
совместно с М'Котой


Ex Astris, Scientia
Offline  
11 08 2016, 10:11:29 #236
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа 2384 года, раннее утро
Бар “Кварк’с”, голокомнаты -> каюта Освальда и Тенека


Освальд бежал по длинному и очень тёмному коридору, стремясь изо всех сил куда-то успеть. Он не отдавал себе отчёта в том, куда так стремится, а знал лишь, что от этого зависит всё, что имеет для него сейчас смысл. Приближаясь к концу коридора, он всё отчётливее и отчётливее слышал громкие голоса, но не мог разобрать ни единого слова, потому что говорили явно не по-английски. Когда до поворота оставалось всего несколько шагов, из тени в углу выскочил неизвестный мужчина в форме коммандера Звёздного флота и с силой вжал кадета в стену, одновременно закрывая рот ладонью.
- Ты провалился! Не ходи туда! - зло прошипел офицер. - Ты провалился, и теперь они все умрут, не стоит тебе это видеть!
Кадет оттолкнул мужчину и свернул за угол.
В центре тускло освещённого зала стояло около двух десятков неизвестных инопланетян с винтовками, а перед ними на коленях стояли его коллеги. Освальд чувствовал, что это его коллеги, хотя лица не были знакомы. Каждый был раздет догола, на теле у каждого было бессчётное множество синяков и шрамов, у двоих вместо глаз виднелись лишь пустые окровавленные глазницы. Освальда затрясло от увиденного, колени предательски задрожали, а глаза сами собой увлажнились, и ему пришлось часто заморгать. Тут его настиг офицер и снова вжал в стену и закрыл рот ладонью.
- Ты не послушал меня! - так же зло прошипел он. - Ты никогда меня не слушал, а я ведь пытался тебя предупредить. Вот к чему привели твои действия! Ты не смог их спасти, и теперь будешь жить с этим до конца своей жизни.
Мужчина кивком головы указал в центр зала, и в этот момент один из инопланетян что-то произнёс, а остальные стали поочерёдно убивать пленных. Освальд попытался вырваться, но хватка у офицера была железной. Он развернул голову молодого землянина в сторону зала.
- Смотри! - прорычал он. - Смотри и запоминай! Вот чем ты рискуешь, когда отвергаешь чужую помощь. Твоё недоверие погубило этих людей, а вовсе не враги.
Освальд попытался закричать, но ладонь офицера всё ещё крепко сжимала его рот. В этот момент он проснулся.
Находился он там же, где и заснул, - в голокомнате. Точнее, он сидел в большом и мягком кресле, стоящем недалеко от обрыва. Где-то далеко внизу блестело море, за спиной ветер колыхал деревья, а не слишком яркий свет почти зашедшего солнца делал пейзаж невероятно красивым. Это было его, наверное, самое любимое место на Земле - вершина одного из многочисленных утёсов на Мальте. Ещё со школы он любил это место: сюда он приходил с друзьями, когда компании хотелось пообщаться в живописном месте, сюда он приводил девушек, когда тех тянуло на романтику и сюда же он приходил один, когда хотел немного подумать.
- Я так с ума сойду, - обречённо простонал он. - Не помню, чтобы мне раньше так часто сны снились... Компьютер, время.
- Пять часов, двадцать четыре минуты, - ответил холодный женский голос.
Освальд схватился за голову. Последние ночи он стабильно не высыпался, и это серьёзно влияло на него: раздражительность, проблемы с самоконтролем, постоянное напряжение, - всё это раньше не было ему свойственно, но теперь словно бы стало для него обычным состоянием, и кадета это совершенно не радовало.
- Компьютер, на одну минуту уменьшить температуру в комнате до нуля градусов по Цельсию и добавить сильный ветер.
Кое-как взбодрившись, он завершил программу, сохранил её на один из двух добытых кристаллов и, чуть подумав, быстрым шагом отправился в Реплимат. Освальд хотел сначала взять себе завтрак и ещё что-то вроде угощения на всех, а потом уже идти в свою каюту, потому что Реплимат к "Кварк'с" был расположен ближе.

***

На его счастье, Тенека в каюте не было, а это значило, что объяснять что-либо вулканцу пока не придётся. Кадет не был до конца уверен, как тот воспринял его отсутствие, да и выяснять особого желания не было. Он с усмешкой подумал, что хотя бы вот это его педантичный сосед в рапорт занести не сможет. Сняв с себя одежду и убрав её в сумку, Освальд сделал лёгкую зарядку, принял душ и, облачившись в униформу, направился в каюту к Артуру.


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
11 08 2016, 10:14:07 #237
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, раннее утро
каюта Тенека и Освальда, затем Променад возле Кварк’с


Этим утром Тенек проснулся в одиночестве. В полном одиночестве, которое не нарушали никакие дополнительные обстоятельства: ни дурное самочувствие коллеги, ни необходимость как-то повлиять на его безответственность, ни тем более необходимость увязать советы мисс Хены с собственным врачебным долгом. Освальд не изволил явиться ночевать вообще. Неизвестно было ли это хорошо для самого Освальда, но для Тенека это было несомненным плюсом: можно было сразу приняться за дела, следуя загодя составленному расписанию, не нарушая ни единого пункта из этого плана.
Тенек так и сделал, а когда он выходил из реплимата после завтрака, обстоятельства сложились и вовсе благоприятно: по направлению к Кварк’с шествовала глинн Толан. Возможно, она решила позавтракать в баре, а ещё вероятнее – отсмотреть материалы вчерашних презентаций, которые ей пришлось пропустить. В любом случае Тенеку представлялся случай поговорить с ней о его служебной записке. Ни секунды не колеблясь, стажёр взял курс на перехват и поприветствовал координатора проекта.
Толан скользнула взглядом по вулканцу и хотела было пройти мимо, но Тенек направился ей на перехват, уничтожив любой шанс на отступление. Что ему могло понадобиться от координатора в шесть утра, кардассианка не знала и не горела желанием узнать: явно ничего, что не могло бы подождать более приемлемого времени, настроения и самочувствия координатора.
- Мистер Тенек, вы что-то хотели? – со вздохом уточнила женщина, поняв, что поздороваться он решил не из простой вежливости.
– Я хотел обсудить с вами мою служебную записку.
- Сейчас? – от удивления Толан даже не разозлилась. Если вулканец пытался шутить, то делал это очень неудачно. – Это не может подождать?
– У вас насыщенный график работы днём, учитывая возможный вызов на слушания, поэтому я посчитал удачной возможность поговорить с вами до начала сегодняшней рабочей программы.
Толан прикрыла глаза и потерла переносицу: почему-то Тенек одним своим видом усиливал головную боль, только-только затихшую после двойной порции рактаджино. И говорить он тоже мог бы потише!
- Говорите, что там у вас, только покороче, - произнесла она, наконец.
Тенек не уловил, почему он должен что-то говорить, ведь всё было и так предельно ясно, но задал вопрос, причём именно покороче:
– Будет ли одобрен вами этот проект, и есть ли у вас какие-либо возражения?
План-проект Тенека женщина помнила отлично: прошлое ее утро началось как раз с изучения многостраничной работы, написанной столь формальным стилем, что отлично справилась бы с ролью снотворного. И хоть сейчас это было последнее, над чем Толан хотела думать, она осознавала, что сегодняшняя беседа с Корамом практически поставила на ней крест как на руководителе проекта «Альфа», и раз ее уход – вопрос лишь нескольких дней, она уже не имеет права мешать Тенеку в его карьере и запрещать инициативу. Хотя вопросов и возражений у нее было предостаточно.
- Я еще думаю над этим, - проговорила она, оглядывая пустой Променад. Они стояли в самой его середине и, должно быть, необычно смотрелись со стороны, если бы кому-нибудь пришло в голову смотреть на них со стороны в это время. – Что говорит по этому поводу коммандер Мори? Она уже знает, как включить вас в работу станции? По моим оценкам ваше планирование кажется не слишком реалистичным, и как координатор проекта я не вижу возможности, чтобы вы успели все задуманное, - Толан настолько свыклась с мыслью, что уже скоро покинет проект, что, называя себя его координатором, почувствовала внутренний дискомфорт, будто обманывала своего подчиненного. – На примере кадета Перим я вижу, как сложно совмещать работу на станции с заданиями проекта.
– Кадет Перим приступила к своей деятельности сразу же после возвращения, я не знаю, был ли доступен ответственным за это лицам тот график, который вы предоставили мне, – возразил стажёр. – В составленном мной графике я постарался как можно лучше учесть возможные накладки и оставить временные промежутки для того, чтобы их избежать. Что касается коммандера Мори, она не высказала возражений на общем собрании, но если вы настаиваете, я перешлю свою служебную записку также и ей.
- Согласуйте это с ней – мне нужно получить от нее подтверждение, что ваша деятельность будет необходима станции, - Толан коротко кивнула стажеру и бросила взгляд на наручный коммуникатор с часами: до завтрака с галом Дохиилом оставалось все меньше времени, а ей еще было необходимо привести себя в порядок… и воспользоваться своим временем в голокомнате. – Мое мнение вы уже знаете: если ваши исследования и работа на станцию начнет мешать участию в проекте, вы немедленно его покинете. Вы все еще на испытательном сроке, - напомнила кардассианка, вновь прикладывая пальцы к переносице. – Но я дам вам шанс начать и доказать, что вы сможете последовать своему самонадеянному плану.
– Да, мэм. В таком случае ещё два вопроса. Вы прочитали, что для более эффективной реализации проекта и в первую очередь для безопасности народов, которые представлены в группе «Альфа», было бы разумно использовать образцы крови участников проекта. Вы согласны?
- По этому пункту у меня также был вопрос, - Толан не высказала своего мнения и проигнорировала прямой вопрос Тенека. – Как вы собираетесь принудить всех участников проекта сдать вам кровь? Не рассчитывайте, что я просто прикажу всем это сделать, это ваше задание и ваша инициатива.
– Я не могу их принудить, – согласился вулканец, – однако, это в их собственных интересах и в интересах их народов, они должны это понимать. Не логично отказываться, если согласие может в будущем спасти ваш народ от эпидемии. По этой же причине я рассчитывал на вашу поддержку, хотя бы рекомендательного характера.
Толан внимательно посмотрела на вулканца: неужели он всерьез просит ее о содействии, зная, что она резко против его инициатив вне проекта? Неужели ее слова о том, что он не оправдал ее доверия, прошли мимо – или у вулканцев и вовсе концепция доверия не является чем-то важным? Она с трудом подавила волну раздражения, но в ее голосе явно читалось недовольство:
- Должны понимать – наверное, - кардассианка растянула губы в быстрой улыбке, которая, однако, вовсе не являлась одобрительной, и прохладно добавила: – Моей поддержки у вас нет. Действуйте сами, как считаете нужным. Если вы нарушите правила станции или проекта, вы знаете, что вас ждет. Следующий вопрос?
Взгляд Тенека стал почти осязательно-профессиональным.
– Второй вопрос, как вы себя чувствуете, мэм. Вы выглядите по крайней мере невыспавшейся.
Толан сделала глубокий вдох, убеждая себя не сорваться на Тенеке. И отметила про себя, что ко встрече с галом Дохиилом ей еще следует подготовиться…
- Я себя прекрасно чувствую, - процедила женщина сквозь зубы, одаривая вулканца тяжелым взглядом. – Читала ваш проект всю ночь. А теперь, если у вас больше нет вопросов… - она сделала шаг в сторону, порываясь закончить беседу.
Тенек приподнял бровь, то ли выражая сомнение в её правдивости, то ли выражая скептическое отношение к тому, что начальница прочитала его записку так поздно.
– Вопросов нет, мэм. Если вы всё же почувствуете себя плохо, обратитесь в лазарет или ко мне: не стоит понапрасну терпеть дискомфорт.
- Непременно, - хмыкнула координатор и быстрым шагом направилась в сторону голокомнат.

________
Вместе с Тенеком
Offline  
11 08 2016, 10:25:32 #238
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, раннее утро
Стыковочное кольцо


До совещания в каюте Артура оставалось не так много времени. Вулканец успел лишь познакомиться с хозяином ресторана и осмотреться на кухне. После чего, договорившись, что вернётся через полчаса-час, отправился в стыковочное кольцо. Подходя к каюте, он ещё издали заметил ромуланскую форму своего будущего соседа и, поравнявшись, поприветствовал кивком головы.
Время до совещания по вопросу Лайтмана Ракар провел у себя в каюте, сидя перед выключенным экраном монитора. Свет в каюте он также поставил на ночной режим. Ему было нужно обдумать план собственных дальнейших действий, потому что по результатам всего совершенного им вчерашним вечером и сегодняшним утром он находился в шатком состоянии на грани провала задания. И чем дальше, тем дело усугублялось еще больше. Спасти проект не предоставлялось возможным, находясь лишь в группе кадетов. Всё это зависело не только от кадетов, решения принимались в совсем иных структурах. В тех, доступа до которых у него не было. В тех, с которыми он всеми силами пытался выйти на контакт. Время шло, а чей это был заговор ему узнать не удавалось. Из явных союзников были только лишь сами кадеты, которые готовятся собраться через несколько минут у Лайтмана, координатор проекта и вулканец Тенек, как ни странно это было признавать. Велок Корам не был адекватен, его дружба с послом была блефом. В следующих его прямых задачах стояла необходимость говорить с федеральными офицерами, судящими Энн Уильямс, Сатала, и кардассианский посол, новая фигура с кардассианской стороны, попасть к которому было пока сложно. Тем не менее, обещание Корама жаловаться послу – как ничто иное помогало ему в этой задаче. Даже в неудачах в какой-то мере есть свои плюсы, неудача – это всего лишь один путь из множества, который уже отработан, и можно переходить к следующему варианту.
За несколько минут до начала совещания Ракар вышел в коридор стыковочного кольца и огляделся. Сатал в сопровождении охранника шел к каюте Лайтмана. Ответив ему симметрично – кивком головы, Ракар пошел рядом.
- Я знаю, что ваша презентация сегодня, мистер Сатал, а когда слушание по вашему вопросу? Я бы хотел постараться присутствовать и свидетельствовать на нем.
- Оно начнётся сегодня в десять утра, - ответил вулканец. - Поэтому я, к сожалению, не смогу присутствовать на сегодняшних презентациях других кадетов. Буду рад, если вы сможете прийти.
Сатал не знал, чем в действительности мог бы помочь на его слушании улан Тал Шиар, однако действительно был бы рад видеть человека, находящегося на его стороне. Тем более, что родители к началу не успевали. После того, как закончит с хлебцами, у него будет время до 10, и Сатал собирался им позвонить.
- Причина отсутствия уважительная, - сказал Ракар, посмотрев на свой наручный хронометр и прикидывая, как распределить время, чтобы успеть позавтракать с Квинтилией или хотя бы обсудить с ней все то множество вопросов, о которых он хотел с ней поговорить.
- Презентации Райзы и Ференгинара удастся посмотреть в записи позже. Не думаю, что Хена и Тар Мари откажут в этом. Придти я смогу, но присутствие будет зависеть не от меня, - Ракар бросил короткий взгляд на охранника Сатала, - однако уверяю вас, мне много есть чего сказать по части свидетельских показаний и интерпретации событий. Поэтому не будет лишним, если вы и сами попросите их позвать меня как свидетеля.
- Если мне предоставят такую возможность, - согласился Сатал. - Я никогда не присутствовал на подобных мероприятиях и, признаться, совершенно не знаю, чего ожидать.
Он посмотрел на собеседника и неуверенно уточнил:
- А вы? У вас есть подобный опыт?
- На федеральных мероприятиях – нет, - ответил Ракар. Не при федеральном офицере СБ было говорить, что у него есть опыт присутствия на допросах на Ромуле. Да и вообще говоря, Саталу этого знать совершенно не нужно было. – Но я свидетель ваших перемещений по Волану II, послуживших причиной ареста, и вашей мотивации. Поэтому мне есть что сказать. Хотелось бы реализовать эту возможность. А ваше наличие или отсутствие опыта – роли не играет. Вам нужно лишь быть честным перед теми, кто будет вас спрашивать.
- Я всегда честен, - ответил Сатал немного растерянно. - Вы полагаете, этого достаточно? Кстати, вы не в курсе - мисс Энн Уильямс, её слушание ведь началось вчера? Как у неё дела?
Они остановились перед дверью в каюту кадета Лайтмана. Назначенное время еще не наступило. Ракар посмотрел на офицера службы безопасности Брамса, вежливо, но молча поклонившись ему, и снова обернулся к Саталу.
- Полагаю. Достаточно. О делах Энн Уильямс лучше всего спросить у нее самой, мистер Сатал.
Вулканец напряжённо кивнул. Конечно, было бы спокойнее, если бы он имел представление хотя бы о каких-то общих правилах, но откуда ромуланцу их знать? Что касается Энн, то он всё ещё чувствовал себя неловко при мысли звонить человеку, с которым ни разу не говорил, чтобы справиться о его делах. С другой стороны, возможно, даже хорошо, что Ракар не стал сообщать Саталу о том, что ему было известно о проблемах коллеги - подобная информация только усилила бы беспокойство юноши, независимо от того, вулканец он или нет.
___________
с Саталом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 08 2016, 10:12:57 #239
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, раннее утро
Каюта Артура Лайтмана


Несмотря на то, что утро Самриты началось так же рано, как и у многих других в этот день, она не только прекрасно выспалась, но и успела насладиться тишиной и спокойствием в своей каюте: клингонка успела куда-то уйти с утра пораньше, поэтому громких будильников и разговоров об отношениях ей удалось избежать. А еще – совсем уж роскошь! – провести в душе целых 13,5 минут, что по кадетским меркам было практически на грани распущенности.
В оставшееся время она проверила личную почту и нашла новый выпуск передачи Кристаль – выйти он успел, видимо, ночью. Времени посмотреть его целиком уже не было, и она быстро промотала запись, убедившись, что кадетам проекта «Альфа» там уделено достаточно времени, и скопировала, чтобы показать всем остальным на сборе их маленького клуба по спасению Артура.
Ровно в 6 утра Самрита уже стояла перед дверью каюты Артура, держа в одной руке кружку кофе, а в другой – легкий завтрак в виде круассанов с джемом для всех.  
- Доброе утро, - немного вяло поприветствовал девушку Освальд, подпиравший своим телом ближайший фрагмент стены. В руках у него был довольно большой пакет, из которого торчала крышка термоса, а на лице - отчётливый признак недосыпа, причём ещё более тяжёлый, чем в прошлое утро, хотя и без признаков похмелья.
Зафиксировав наличие кадетов Макдауэлла и Баккер, Ракар ровно в 6-00 станционного времени позвонил в каюту Лайтмана, и когда с той стороны было открыто, первым прошел в помещение. В его интересах было быстрее покончить с совещанием, доложив известную ему информацию. Вряд ли что-то новое и существенное могут сказать федеральные кадеты, но и их следовало выслушать.
Сатал вошёл следом за Ракаром, однако в каюте они разделились, и вулканец направился к одинокому стулу у окна, где сидел и в прошлый раз.
Освальд прошёл в комнату и сел за стол, который можно было, пожалуй, назвать обеденным.
- Так, это всем желающим. Угощайтесь, - сказал он и извлёк из пакета средних размеров контейнер с фруктовым ассорти, после чего достал небольшой контейнер с омлетом и поставил его и термос рядом с собой. - Кто захочет рактаджино - обращайтесь. Мне он сейчас точно нужен...
- Доброе утро, - поприветствовал Лайтман всех вошедших, разместившись как обычно на краешке стола.
- Как настроение? Готов к бою? – Самрита улыбнулась Артуру и поставила на стол свой поднос рядом с контейнером Освальда. – Угощайтесь, если еще не успели позавтракать, - обратилась она к остальным, а сама уселась на край кровати, крутя в руке стик с данными.
- Спасибо, - кивнул Лайтман Самрите и Освальду, взяв с подноса Самриты круассан, - никогда не переставал быть готовым, на самом деле.
М’Кота опоздала минуты на три: после странного и бурного разговора с Квинтилией она уже не успевала забежать в каюту за своим оружием, и направилась прямиком к каюте Лайтмана. Она вошла торопливо, хмурая и погружённая в себя: новый разговор, полный взаимного непонимания всё ещё отдавался где-то внутри раздражающей вибрацией. Села где придётся, приготовилась слушать, положила на колено падд – вероятно с тем самыми клингонскими новостями.
Почти сразу же за М’Котой в каюту проскользнула Хена.
-Простите… - смущенно сказала она, увидев, что почти все уже собрались.
Следом за ней вошла Жантарин, успевшая сменить спортивную одежду на форму кадета. Андорианка не стала извиняться за опоздание, а просто молча села на самый близкий к двери край кровати.
Хена обернулась по сторонам - теперь присутствовали все.
-Слово Освальду, как инициатору собрания? - предложила она.
Освальд, едва успевший налить себе рактаджино и сделать первый глоток, кивнул и, бегло осмотрев присутствующих, заговорил:
- Интервью прошло... немного не так, как я планировал. Кристаль нравится ставить интервьюируемых в неудобное положение. Наверное, ей кажется, что так они себя более искренне ведут. Не удивлюсь, если интервью с Артуром будет проходить в присутствии Корама. Я бы рекомендовал подумать тем, кто с ней будет общаться, об ответах на любые сложные и неприятные вопросы, чтобы они никого не застали врасплох.
- А вы уже видели ее репортаж о нас? – встряла Самрита. – Я еще не успела посмотреть, но мы можем сделать это сейчас, - она продемонстрировала стик. -  Заодно и узнаем, что она рассказала!
- Минуту, - Ракар поднял руку с открытой ладонью вверх. В этот раз он не взял с собой никаких приборов, никаких глушилок. Теперь ему следовало ходить и действовать максимально открыто. Шифрованная связь с Родиной в ближайшем будущем тоже должна была исключена по возможности, если не случится форс-мажора.
- Я был у Корама сегодня утром. Поговорить с пользой не удалось. Он не адекватен, вероятность того, что он будет присутствовать хоть на одном интервью или вообще давать его – равна нулю. Склонность к провокациям – подтверждаю, это было заметно еще на фуршете, однако нет ничего сложно в том, чтобы не провоцироваться. Свежие материалы будут полезны, мисс Баккер.
Утро выдавалось хмурым, несмотря на всю абсурдность подобного утверждения на космической станции. Лайтман смотрел на товарищей, Освальд не выспался, Жантариан сидела ближе к двери, М'Кота была чем то раздосадована и по-клингонски злилась. Он задержал на ней взгляд.
- Ночью я все обдумал, - сказал Артур, - больше меня нельзя спровоцировать, и я готов рассказать о том, что случилось с нами на Волане II. Сделать выводы, обобщить. Раньше я думал, что это все должно принадлежать только Звездному флоту, и … всем нам, которые там были. Что касается всех остальных – то почему бы нет, почему бы нет…
-Будут ли верными наши выводы и обобщения, если мы не знаем полной картины всего, что происходило на этой планете? - негромко произнесла Жантарин, - Мы можем отвечать только за факты, но они могут оказаться совсем не тем, что на самом деле. Сэм, покажи, что ты принесла. Надеюсь, там уже есть какие-то положительные результаты нашей работы.
- Выводы не о том, что происходило там, с ними, а о том, что делали мы. О нас, а не о внешней политике, - сказал Лайтман, избегая смотреть на Жантарин, уперев взгляд в дальнюю точку на полу у противоположной стены, - а вообще, конечно, как пойдет. Но я не скажу ничего лишнего.
Самрита буквально чувствовала повисшее в воздухе напряжение, еще более сильное, чем вчера, исходящее ото всех: от Артура и Жантарин, от Освальда и М’Коты… Ей хотелось поскорее все это закончить и заняться чем-нибудь более полезным и приятным – например, презентацией или модернизацией шаттла.
В ожидании репортажа Сатал привстал со своего места и достал несколько кусочков фруктов с подноса.
- Ну так может посмотрим?.. – напомнила Самрита, воспользовавшись паузой.

Девушка подошла к компьютерному терминалу Артура, вставила стик с данными и вывела на экран запись программы от Федеральной Информационной Службы. На экране появилось изображение уже знакомой всем кадетам мисс Кристаль Харт на фоне большого обзорного окна в ее каюте: журналистка выглядела более собранно и серьезно, чем вчера на Променаде, неизменной оставалась только красная помада.
- Так, тут сначала о регате, это сейчас не так важно, - проговорила девушка, проматывая репортаж на несколько минут вперед. – Вот тут о нас!
Изображение Кристаль сменилось общим планом Променада, снятым с верхнего уровня, и кадеты могли увидеть свои собственные столы на вчерашнем фуршете. Пока закадровый голос журналистки рассказывал об этом мероприятии, на экране мелькала нарезка из событий, которые кадеты еще прекрасно помнили.
- … Ситуация в проекте «Альфа» снова стоит в центре внимания. Вчера я побывала на фуршете, устроенном участниками проекта, чтобы поближе с ними познакомиться и узнать о судьбе “Альфы”. Как известно, еще не принято решение о его сохранении или закрытии, и последнее станет большим ударом по планам Федерации на международное сотрудничество.  Мы все слышали об «Альфе», но что же она из себя представляет? Давайте познакомимся с ее участниками...
- Так, тут дальше неинтересно, - Самрита поспешно промотала вперед несколько кадров: в ускоренной съемке было видно, что это было интервью с ней самой.
Девушка слегка покраснела и остановила перемотку, когда Кристаль стала показывать других участников: вот здесь кадет Макдауэлл представляет М’Коту, здесь общая камера захватила стол Квинтилии, здесь несколько посетителей столпилось у райзианского стола, пробуя разноцветные коктейли, а здесь был заснят знаменитый эпизод с рахтом и Артуром Лайтманом…
- Молодые люди со всех концов Альфа-квадранта собрались здесь, чтобы доказать, что они могут сотрудничать и работать вместе, понимать друг друга, несмотря на все противоречия между их народами. К сожалению, все это может закончиться уже через пару недель. Кроме того, мне удалось узнать, что речь идет не только о сохранении проекта, но и о более серьезных вещах. Один из участников, чье имя я пока не называю в интересах следствия, обвиняется в нападении на должностное лицо с Кардассии. Ему грозит суд, и это не идет на благо атмосфере на проекте. Координатор отказалась давать комментарии, но другие участники готовы заступиться за своего товарища, не оглядываясь на последствия своих действий.
Кадр сменился - разумеется, без главного хайлайта вчерашнего дня – появления мэра Корама и реакции на него М’Коты – не обошлось, и теперь все зрители могли наблюдать столкновение клингонского кадета и кардассианского мэра.
- Неосмотрительные действия могут привести к дипломатическому скандалу, а вокруг проекта «Альфа» сейчас и так много шумихи. Я задержусь здесь, чтобы узнать, чем закончится история с осужденным кадетом, и выживет ли сам проект. Пока еще участники слишком молоды, неосмотрительны и вспыльчивы, чтобы оценивать свои поступки, и последствия их необдуманных действий могут завести слишком далеко. Только вчера я с сожалением наблюдала за несколькими эпизодами, которые показали, что многие еще не поняли – или не хотели понять – целей этого амбициозного проекта, и вместе сплочения я наблюдала ссоры и конфликты. Если вы не можете доверять друг другу и работать вместе, уверены ли вы, что вам здесь место? – вместо нарезки вчерашних кадров на станции вновь появилось лицо Кристаль Харт, которая смотрела прямо перед собой – будто бы знала, что кадеты сидят по ту сторону экрана и разговаривала с ними. Ее привычное выражение лица сменилось на неожиданно серьезное и задумчивое, но уже через мгновение она вновь расплылась в белозубой улыбке. – К счастью, это касается не всех! Завершить этот репортаж я хочу тем, что вчера меня все же смогли убедить, что надежда еще есть! И сделал это один из участников проекта, - Самрита с улыбкой посмотрела на Освальда, но в этот момент на экране появился Джез Тенма, заснятый в антураже той же каюты, из которой вела запись Кристаль в самом начале репортажа. Он рассказывал о том, как Освальд спас его из резиденции в Джеймстауне. Брови Самриты взлетели на непостижимую для них высоту. – Приятно видеть, что несмотря на всю разницу между нашими народами, все сложное прошлое, - в проекте есть те, кто ценит важность взаимопонимания, совместной работы и даже, возможно, дружбы? Если проекту и суждено продолжить свое существование, хочется верить, что все это не напрасно, и что остальные тоже смогут доверять своим коллегам. Тогда у них еще есть шанс! С вами была Кристаль Харт для Федеральной Информационной Службы.
Самрита выключила терминал и обвела всех собравшихся задумчивым взглядом.
- Так что там было с нашим планом про Кристаль?
____________
+Освальд, Самрита, Сатал, М'Кота, Жантарин, Хена, Ракар
« Последнее редактирование: 15 08 2016, 10:32:53 от Артур Лайтман »
Offline  
Страниц: 1 ... 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS