* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
28 11 2020, 16:46:29 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 38
0 Пользователей и 4 Гостей смотрят эту тему.   
23 05 2016, 10:42:49 #105
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта глинна Толан


Очередной бесконечный день никак не хотел завершаться. Почему-то раньше ей наивно казалось, что стоит немного подождать, и вся эта череда событий закончится, клубок ее ошибок сам по себе распутается, и наступит тот момент, когда можно будет с облегчением выдохнуть и сказать себе: «Ну что, поздравляю, с этим мы справились». Но с того самого дня, как Толан ступила на борт Терок Нор – который она уже практически привыкла называть ДС9 и почти никогда не оговаривалась, - все с каждым днем становилось только хуже. Сначала она винила обстоятельства, потом поняла, что винить надо себя.
Сейчас, сидя в темноте перед выключенным экраном своего терминала и допивая канар, она вспоминала ответ, который отправила вчера легату Толану.  С прошлого вечера прошло не так много времени, но она уже успели три раза решить для себя, что ответ был правильным, и четыре – что совершила ошибку. А ведь она всего-навсего сообщила, что решит этот вопрос после окончаний слушаний по делу Сатала, Уильямс и Лайтмана, за которых сейчас несет ответственность. Последний ее больше всего и волновал, а сегодняшний разговор с коммандером Мори и вовсе вогнал ее в состояние хорошо скрываемой паники.
«Если эта баджорка сделает то, о чем говорила!.. Если только посмеет об этом даже заикнуться!»
Толан раздраженно скрипнула зубами и залпом осушила свой стакан. Если Мори и правда пойдет на такую жертву, для Толан это будет огромным ударом по самолюбию, концом карьеры и большим позором. Не говоря уже о том, в чем она себе не могла признаться, - что не смогла бы пойти на подобный шаг, что у нее бы просто не хватило решимости и смелости биться за своего кадета до конца. Признать это значило бы расписаться в своей некомпетентности, неспособности брать на себя ответственность и, в общем-то, непригодности для руководства таким крупным проектом, как «Альфа». Не говоря уже о том, что, пойди Мори на такой шаг, проекту бы точно пришел конец. И пусть Толан чувствовала, что проект трещит по швам и готов вот-вот развалиться, а его участники этому лишь способствуют (и поведение Тенека тому подтверждение), собственная гордость не позволяла ей допустить его закрытие – проигрывать женщина не любила.
Но даже когда Толан пыталась думать о чем-то другом, мысли вновь и вновь возвращались к их ситуации с Корамом и упирались в стену. Ни одно из решений не было оптимальным, и она уже начала склоняться к тому, что суд будет не худшим исходом, как ее коммуникатор ожил:
– Советник Рилл вызывает глинна Толан.
- Глинн Толан слушает, - проговорила она вслух, а про себя подумала: «Как не вовремя!».
- Нам с вами нужно будет подробнее обсудить беседу с мистером Корамом, стратегию и аргументы. Я предложила бы встретиться завтра, но если вам удобнее сейчас...
Кардассианка глубоко вздохнула. Ей не хотелось ни с кем разговаривать и никого видеть – тем более никого, кто лез бы в душу с разговорами, вороша в ней всякое, что ворошить не стоило. Сегодня ее советником был канар, и с ним она лучше находила общий язык.
- Советник, я сейчас не в настроении разговаривать. Завтра меня полностью устроит, - сухо отозвалась Толан.
- Хорошо, тогда до завтра. Желаю вам отдохнуть... от всего.
Координатор сняла коммуникатор с формы и отложила его в сторону, прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла. Военная форма, которую она раньше так не любила и избегала при любом удобном случае, теперь стала неотъемлемой частью кардассианки, которая определяла ее сущность и служила защитой от внешнего мира. Вот и сейчас, в своей каюте, она не спешила с ней расстаться.
Судя по звонку Утары, мысли той также витали в области Корама. Стратегия, аргументы… Толан все больше думала, что ни один из их способов – таких правильных, таких федеральных, - не подействует. А вот идея Ракара заставила ее усмехнуться. Шантаж! Ответное обвинение! Либо бывший мэр испугается и пойдет на попятные, либо продолжить настаивать на своих обвинениях.
И если все будет действительно так плохо, как предсказывала Мори, то здесь уже будет ее – Толан – прямая задача не допустить негативного поворота событий: ни строгого наказания для Лайтмана, ни тем более обмена его на коммандера Мори. В конце концов, эту баджорку было даже немного жаль… На этот случай у Толан уже была одна мысль, которая ей очень не нравилась – и еще меньше понравилась бы федератам из ее окружения, - но которая бы точно положила конец всей этой истории.
__________
Совместно с Утарой Рилл
Offline  
23 05 2016, 22:51:10 #106
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, очень раннее утро
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


В четыре часа утра вулканец проснулся... и не удивился. Кадет Макдауэлл разумеется был в комнате, разумеется спал и разумеется делал это в неподходящем месте. Правда, справедливость требовала отметить, что в этот раз его поза была не самой дискомфортной, а расположение не самым абсурдным. И разумеется кадет Макдауэлл находился в пост-стадии алкогольного опьянения. Разумеется.
В задумчивости Тенек поднял лежащий возле кресла падд и положил его на стол экраном вниз – рефлекторный жест, связанной с привычкой защищать любую личную информацию.
Выполняя стандартные ежеутренние действия, Тенек думал о том, как с этим поступить. С одной стороны самым здоровым для кадета Макдауэлла было проснуться самому, позволив организму выполнить максимум самостоятельной восстановительной работы. С другой стороны, если так поступить, кадет Макдауэлл совершенно точно проспит начало мероприятий проекта, а это к сожалению плохо скажется не только на нём, но и на проекте в целом. И наконец, всё это означало, что от собственной проектной деятельности Тенека кадет Макдауэлл злонамеренно похитил не менее сорока минут, и вот это последнее было совершенно неустранимо.
В результате, прежде чем уйти и заняться собственными делами, Тенеку пришлось наведаться в лазарет (спровоцировав любопытствующие взгляды ночной смены) и оставить на своём столе натюрморт явно медицинского назначения – на своём, поскольку соседство ботинок мистера Макдауэлла определённо было не лучшим для набора экстренной помощи страдающим от похмелья и обжорства разом. Перед тем, как окончательно уйти из каюты, вулканец ввёл несколько корректирующих команд в обслуживающий каюту компьютер. Было четыре сорок две, когда он смог покинуть кадета Макдауэлла и отправиться в голокомнаты.

Позднее в голокомнате №2.

Стоя на краю каменистого выступа и разглядывая жидкую грязь четырьмя метрами ниже, Тенек всё отчётливее понимал: он не хочет, чтоб координатор Толан и улан Ракар видели это место – место, которое значило для него гораздо больше, чем просто уникальный природный объект. Место, к которому он совершил пешее паломничество в первое же Цветение после гибели Тернéла. Место, которое было для него памятью о друге и Учителе и символом всего непознанного, что есть в любой разумной душе, всего, чего по мнению многих нет и не может быть в душе у вулканца. Тенек не хотел, чтобы они скользили по долине равнодушным взглядом, не умея этого увидеть, но ещё больше он не хотел, чтобы они сумели и поняли. И, наверное, не только они, но и все остальные тоже. Это было не для них – не для чужаков! Не для тех, кто с кривой усмешкой ждал, когда же вулканец совершит ошибку или проявит слабость – ждал, чтобы доставить себе минуту мелочного торжества.
Так или нет, но Тенек был не вправе удалить из программы её финальную часть. Интересы многих требовали, чтобы участники проекта стали понятнее друг другу, интересы одного вулканца, который не хотел становиться понятнее, не имели существенного значения.
_________________________
с формально присутствующим Освальдом


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
23 05 2016, 23:01:02 #107
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, раннее утро
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


Солнце медленно опускалось за горизонт, а волны с шумом разбивались о скалы, пока Освальд в форме лейтенант-коммандера поднимался вверх по камням к стоявшему недалеко от обрыва деревянному домику. Отчего-то он знал, что живёт именно в этом чудесном доме. Было в нём что-то знакомое, что-то... его. Что-то, на всю округу заявлявшее: "Здесь живёт Освальд Макдауэлл - счастливейший человек во Вселенной!".
- Папа приехал! - раздался девичий крик за спиной, и секунду спустя за его плечи кто-то ухватился, а кто-то другой вцепился ему в ноги.
Освальд, и без того перепугавшийся, когда его назвали "папой", медленно обернулся и вздрогнул - на него удивительно милыми глазами смотрели две длинноволосые девочки... со светло-серой кожей и слабо выраженными кардассианскими "ложками" и гребнями.
- Кайана! Калиин! Что случилось? - раздался голос молодого мужчины, который был Освальду знаком. - О, ты вернулся! Мама, Освальд вернулся!
Обернувшись на него, землянин ещё сильнее распахнул глаза - перед ним в форме кадета Звёздного флота стоял... Дамар Яккат! Повзрослевший, конечно, но черты угадывались безошибочно. Секунду спустя из двери выбежала Карисса и повисла у Освальда на шее.
- Я скучала, - нежно прошептала она, после чего слегка стукнула его в плечо и с полушутливым укором добавила - ты же обещал, что я больше никогда не буду одна! Что никакие флотские адмиралы, кубы боргов и аномалии из космоса не разлучат нас до скончания времён! Не оставляй меня больше, никогда.
Землянин в ужасе застучал зубами, а спустя пару секунд вздрогнул и проснулся.
- Это какое-то безумие! - прошептал он и почувствовал приступ тошноты. То ли сон его так напугал, то ли последствия вчерашнего ждали именно этой секунды, чтобы начать сказываться, но кадету потребовалось несколько минут чётко контролируемого дыхания, чтобы удержать всё съеденное и выпитое внутри, а заодно ещё и начать более-менее нормально соображать.
Тенека в каюте не было, зато у всё ещё лежащих на столике ног обнаружился падд, про который кадет что-то смутно помнил. Взяв его в руки, он снова почувствовал приступ тошноты, но теперь уже от страха. "Хоть бы вулканец и тут проявил себя вулканцем и не стал читать чужие документы!" - подумал он и дрожащими пальцами удалил черновик письма. Минуя корзину - полностью стёр с накопителя, а потом ещё и затёр область данных случайными значениями, как учили в Академии!
Кое-как поднявшись, он направился в ванную комнату и вышел из неё лишь тогда, когда окончательно взбодрился, дважды почистил зубы и полностью вымылся. Однако в комнате его ждал ещё один неприятный сюрприз.
– Мистер Макдауэлл, – сказал компьютер не своим, но слишком хорошо знакомым кадету голосом, – поскольку вы проснулись, ваш будильник на 7:00 выключен. Не рекомендую вам ложиться снова, не установив будильник на приемлемое время. На моём столе вы найдёте медикаменты, которые облегчат ваше состояние, и инструкции по их применению. Не расценивайте это как одобрение вашего поведения. Ваши нездоровые состояния вносятся в вашу медицинскую карту, и если подобный эпизод повторится слишком скоро и продемонстрирует явную тенденцию, они станут частью моего рапорта координатору проекта.
- Ах ты наглый напыщенный самодовольный зеленокровый остроухий безэмоциональный чурбан! - прокричал Освальд, радуясь, что хоть так может всё высказать своему соседу. - Сказал бы я тебе, что ты можешь сделать со своим рапортом в этой самой каюте!
Кадет почувствовал, что задыхается и, слегка отдохнув, проговорил спокойно, но громко и чётко:
- Нет, я скажу, что ты можешь сделать со своим рапортом!
Быстро переодевшись в успевшую высохнуть униформу, он, всё же выпив лекарства по инструкции, направился в лазарет.

***

Позже, в лазарете

В 6:15 Тенек покинул голокомнату и пришёл в лазарет – только для того, чтобы убедиться, что и вечерний запрос на «Саратогу» остался без ответа. Кажется, не оставалось ничего, кроме как принять к сведению, что сканирование после выписки – это вся медицинская информация о пострадавших, которая у него есть в наличии. Могло ли молчание «Саратоги» иметь какое-то отношение к молчанию доктора Глессина? – возникла у него внезапная мысль. Это было более чем сомнительно: совпадения, даже самые нелепые, встречаются слишком часто, чтобы строить на их основе какую-либо теорию. Тенек открыл файлы, по кадету Жантарин, которые не успел толком просмотреть перед отбытием на Волан-II и погрузился в их изучение. Это было важно, и это могло пригодиться, если его инициатива будет принята. А если не будет принята, никто не может запретить ему изучать крысиное бешенство самому – в свободное от проекта «Альфа» время.
Освальд довольно быстро прибежал в лазарет и, заметив своего соседа возле какого-то терминала, чуть ли не подлетел к нему.
- Ну знаете ли, Тенек! - бесцеремонно начал кадет, едва не влетев в вулканца. - Если вам так хочется мне поугрожать, имейте хоть какую-то порядочность и делайте это в лицо!
Вулканец оторвался от терминала и обернулся к Освальду.
– Я вам не угрожал. Я сказал именно то, что предполагаю сделать. И у меня не было времени ждать, пока вы проснётесь.
- И на каком же, позвольте спросить, основании вы собираетесь подать на меня рапорт? - глазами землянин сверлил врача, но всё же смог сдержаться и не начать махать руками или нервно ходить вокруг. - Пока я могу выполнять свои служебные обязанности, меня не в чем обвинить!
– Пока, – флегматично заметил вулканец. – Как я и сказал, ваши болезненные состояния превращаются в тенденцию – сегодня уже третий раз за последние пять дней. Если эта тенденция подтвердится, ваш руководитель имеет право знать об этой проблеме.
- Какой, чёрт возьми, проблеме, Тенек?! - взорвался кадет. - Вы хотя бы отдалённо догадываетесь, почему вы сегодня застали меня в таком состоянии? Нет, не догадываетесь! В чём дело, чёрт возьми? Как найти лекарство от смертельной болезни - так вы мастер и настоящий исследователь, а как доходит дело до простейшего межличностного взаимодействия - так дурацкие предупреждения и отсутствие какого-либо интереса. Это всё, на что вы способны? Всего один простой вопрос достаточно было задать, или на Вулкане не принято докапываться до сути, а принято делать далеко идущие выводы, не имея полной информации?!
– На Вулкане принято верить своим глазам, – ответил вулканец, – надеюсь, вы не пытаетесь сказать, что вы – Кью и вызвали у меня галлюцинации? Впрочем, если вы хотите вывести меня из предполагаемого заблуждения, вы можете говорить.
Освальд осмотрелся и помотал головой.
- Не здесь. И у стен есть уши, как говорят на Земле. Достаточно сказать, что я сделал это ради счастья двоих... нет, троих других людей. Только это касается личных дел, и обсуждать их в публичных местах будет неправильно.
Землянин уже собрался уйти, но потом передумал и сквозь зубы проворчал:
- И если хоть кто-то на белом свете узнает, что было написано в том падде...
Брови Тенека очень вежливо приподнялись.
– Вам следует аккуратнее обращаться с личной информацией, – заметил он. – Но, пока у меня есть основания полагать, что эта информация известна только вам.
Освальд аккуратно кашлянул и смущённо спросил:
- То есть... вы ничего не видели? Падд же не сам на столе оказался.
– Разумеется, я положил его на стол: вы могли на него наступить; или кто-то мог случайно войти и увидеть его – он лежал экраном вверх, – сказал Тенек и вернул комплимент:
– Я думал, на Земле не принято читать чужие записи без разрешения.
- Не принято, - кивком подтвердил Освальд, всё ещё пребывая в смятении, - но иногда кто-то случайно что-то увидит, а потом любопытство возьмёт верх... в общем, забудьте про падд! А про остальное могу рассказать. В двух словах. Потом. И это... никаких рапортов не надо. Наш организм быстро восстанавливается от алкоголя, так что на службе это не скажется! Начнёт сказываться - решим эту проблему, а пока позвольте жить в соотвтетствии с моими представлениями о правильном и широко распространёнными на Земле традициями!
– Я не настолько несведущ в вопросе реакции земных организмов на алкоголь, как вы думаете, – возразил Тенек. Весь разговор вулканец говорил тихо, не позволяя медсёстрам, слишком уж старательно занятым служебными делами, услышать его слова. – За время обучения я прошёл несколько спецкурсов в Земной медицинской академии и там имел возможность наблюдать и земные традиции, и их последствия. Чтобы организм восстанавливался, необходимо либо ограничиваться малыми дозами, либо делать существенные перерывы между приёмами отравляющего вещества, не проявляя безответственности и не считая, что если врачи умеют ликвидировать последствия, можно этим злоупотреблять. Я недостаточно знаю вас, чтобы быть уверенным в том, что вы справляетесь с ситуацией, поэтому моя реакция на неё полностью зависит от ваших дальнейших действий.
- Так может стоит побольше информации собрать, а не делать выводы, не узнав человека достаточно? - поинтересовался Освальд, постаравшись изобразить максимально невинный голос.
Вулканец возразил:
– Если окажется, что вы переоцениваете свои силы, это может оказаться слишком большим риском. Наблюдения требуют времени, в отличие от фатальных ошибок. Поэтому предлагаю вам рассчитывать на собственную осмотрительность, а не на мою снисходительность.
- Я не переоцениваю... ладно, Тенек, я вас услышал! - раздражённо проговорил кадет. - Надеюсь, и вы меня тоже!
Он развернулся и направился к выходу из лазарета, по пути тихо проговорив:
- А ещё надеюсь, что мне не придётся сегодня кого-то спаивать, чтобы узнать его мнение о чём-то важном.
Тенек проводил его взглядом. Тонкий слух позволил ему разобрать последние слова Макдауэлла, но вулканец не был уверен, что они могут служить для кадета оправданием.
___________________________________________________________
С говорящим голосом Тенека компьютером и самим Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
24 05 2016, 11:18:38 #108
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, 06:00 (раннее утро)
Станция ДС9, каюта М’Коты и Самриты, коридоры станции.


«Восстань из пепла Ч’Рок!
Воспрянь для новой битвы!
И пусть твой дух сынов воспламенит:
Их души, взоры, кровь! –
Как пепел твой
Испепелил им сердце!»

Глубокий, полный страсти и гнева мужской голос исполнил эту строфу под аккомпанемент струнных вибраций и умолк, позволив оркестру поставить завершающую точку гармоничным и в то же время будоражище-тревожным аккордом.

«Я умерла и попала в ад?» - подумала Самрита, но все же упорно продолжила спать, потому что сон нужен даже в аду. Однако пытки не прекращались, и ей пришлось нарушить тонкую границу между сном и явью.
- М’Кота-а-а-а… - сонно, но угрожающе пробормотала она из недр одеяла. – Что это?..
– О Кейлесс! – сонная клингонка вскочила на постели и потребовала, – Компьютер, отключить будильник!
Она встала, стараясь не стукнуться головой о верхнюю койку, и пояснила:
– Я боялась проспать. Ты встаёшь или тебе ещё рано?
В душе придушенно пискнул голос совести: определённо этот вопрос надо было решить ещё вчера, до того, как Самрита ушла из каюты.
-Сколько сейчас времени? - раздалось сверху.
– Шесть утра, – призналась М’Кота.
-Да ты с ума сошла, что ли? – Самрита даже проснулась от такой новости. – Какие клингонские оперы в 6 утра! Тебе что, делать нечего? – но будильник сделал свое злостное дело, и девушка поняла, что обратно ей уже не заснуть.
– Это будильник, он должен быть громким! – возмутилась клингонка. – Мне сегодня четыре блюда готовить, и закончить так, чтобы Кага не опоздал с открытием ресторана.
- Не должен, - проворчала землянка и перегнулась через планку, ограничивающую ее кровать, чтобы посмотреть, собирается ли ее соседка вообще вставать. – Надо было вчера готовиться, а не на голодеке рубиться. Но, разу уж мы проснулись… А ты собираешься надеть какой-нибудь торжественный наряд, ну или что там носят клингоны по особым случаям? Я видела ваши женские платья на истории инопланетных культур в Академии, они очень… - Самрита замялась, подбирая подходящее слово, - впечатляющие.
– Еда должна быть свежей! – безапелляционно заявила клингонка. – А тихий будильник меня не разбудит, проверено опытом.
М’Кота придирчиво осмотрела свою форму и недоумённо повернулась к Самрите:
– И чем тебе не нравится моя форма? Это же идеальное выражение воинской сути!
- В твоем понимании свежая – это которая успевает убежать прежде, чем ее съешь?
Поняв, что спать больше не придется, Самрита с легким сожалением спустилась вниз и скептически оглядела висящую на дверке шкафа форму М’Коты.
- Всем нравится. Но тебя в ней и так каждый день видят. А сегодня подходящая возможность сделать – и надеть – что-нибудь особенное. Но это твое дело, я просто предложила, - пожала она плечами, доставая из шкафа собственную спортивную форму. – Просто подумалось, вдруг это не единственный твой наряд!
– Не единственный, – голос М’Коты прозвучал озадаченно. – То есть кроме куртки у меня всё не в одном экземпляре. А что, ты собираешься надеть сегодня что-то особенное?
- Конечно! – немного удивленно откликнулась землянка. – Я в этой кадетской форме и так каждый день хожу, нечасто выпадает шанс сменить ее на что-то более интересное. Я уже реплицировала некоторые образцы и надеюсь, что это не будет смотреться глупо.
– Покажи! – глаза клингонки вспыхнули любопытством. – Ты права, форма Звёздного Флота – это скорее относится к Федерации, чем к Земле. А у тебя ведь приготовлено что-то земное?
- Земное, - кивнула Самрита. Однако из шкафа достала не приготовленный наряд, а обычную спортивную форму. – У нас до сих пор сохранилось много разных культур, так что выбор большой. На фуршете увидишь! – она захлопнула створку шкафа, давая понять, что на этом тема закрыта. – Думаю, было бы интереснее, если бы все надели что-то, что отражает их культуру, а не скучную военную форму, но раз такого задания у нас не было, придется самой импровизировать.

«Жалко что ли было показать?» – подумала М’Кота, направляясь в душевую. Справедливости ради следовало признать, что у Самриты нет особых причин для дружелюбия после этакой побудки, но неудовлетворённое любопытство заставляло М’Коту сердиться. И ведь землянка права: наверное, имело смысл показать что-то другое, не то, что инопланетяне привыкли видеть каждый день. Клингонка вспомнила платья своей матери: Наара выглядела в них как леди клана, не меньше! Но может быть и лучше, что М’Кота об этом не подумала? Теперь никто не вообразит, что она вырядилась специально, чтобы привлечь чьё-то внимание. А главное, этого не скажет о себе она сама.

Самрита проследила немного удивленным взглядом прошедшую мимо нее клингонку и лишь вздохнула. Раз ее утро против ее воли началось в такую рань, то следовало провести его с пользой. После вчерашней активной тренировки с Жантарин и Хеной мышцы давали о себе знать, и им бы не помешала небольшая разминка. А еще не помешало бы узнать, как там настроение Хены, но что-то подсказывало, что в шесть утра оно по определению быть хорошим не может, и к разговору с подругой Самрита решила вернуться после пробежки.

По пути в клингонский ресторан, М’Кота думала о том, как же странно всё получается с этими инопланетянами. Дома всё было просто и понятно, дома застукав тебя за выпивкой и едой с товарищем, никто не рвался убежать, наоборот, бесцеремонно садились рядом, приносили побольше всего, и застолье разрасталось до настоящего праздника. А если вдруг это действительно было свидание, то парочка преспокойно выставляла гостей, откупившись от них угощением – без шептаний по углам под предлогом поиска стаканчика для зубных щёток.
М’Кота вспомнила Жантарин, и настроение у неё испортилось. Конечно, дело не в дурацких обычаях федератов! Кажется, если бы они оба без глупых выходок сказали ей тогда, что это – свидание, и что она не вовремя, ей всё равно было бы также паршиво, но... но это меньше задело бы её гордость. Потому что в этом случае она считалась бы просто некстати ввалившимся гостем, а так как вышло...
М’Кота поняла, что снова начинает злиться и постаралась выкинуть эти мысли из головы, но это не очень-то получилось. Ничего не поймёшь с этими инопланетными девчонками! Что им надо? Чем они живут? О чём говорят? Дома М’Кота даже не замечала, что дружит и с мужчинами, и с женщинами, а здесь с мужинами всё было просто и легко, а с женщинами постоянно получалась какая-нибудь глупость.
«Легко? – злорадно прозвучал у неё в голове вопрос. – Вот прямо со всеми-всеми легко?»
М’Кота вздохнула: не со всеми. Дома столько хороших парней, старых друзей и просто знакомых, с которыми нет никаких культурных барьеров и дурацких сложностей, а её угораздило запасть на землянина! И обиднее всего то, – неожиданно пришло ей в голову, – что нравятся ему отнюдь не только тихие и хрупкие землянки. Андорианки отличаются от земных девушек ничуть не меньше, чем клингонки, агрессии и боевого мастерства им тоже не занимать, значит дело совсем не в том, что они из разных миров, и нет у неё даже такого утешения.
Нет-нет-нет-нет! Не расклеиваться! Голову выше, думать только о хорошем: о болтовне с дядюшкой Кагой на кухне, о будущем состязании с Освальдом (и придумать что-нибудь посмешнее!), о том, как подбодрить сидящего в одиночестве Сатала – здесь у неё тоже есть друзья, и нечего киснуть!
«А с одним человеком всего этого нет, и, наверное, не будет», – встряла в её боевой настрой неуместная мысль, и сердце защемило от смутной тоски.
_________________
+ Самрита


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
25 05 2016, 11:12:48 #109
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, конец дня 26 августа, следующее утро
Станция ДС9, каюта Артура Лайтмана


Артур сидел в кресле, закинув ноги на стол, и читал скачанную на падд книгу о клингонских традициях.
Никто не желал его помощи при подготовке к фуршету и презентации. М'Кота отказала, Тенек отказал, Брол Арко просто проигнорировал, а Перим и вовсе не захотела с ним разговаривать. Видимо, так и должно было быть. Он это все заслужил. Теперь внешний мир был не для него. Он не принадлежал ему больше. Скоро закончится все, осталось немного времени. Вселенский закон бытия каждому рано или поздно воздает по заслугам, и теперь пришло его время платить по своим счетам.
В голокомнатах Лайтман готовил свою презентацию до часа после полуночи, чем немало развлек охрану, которая его сопровождала. Когда охраннику надоело молча наблюдать за сменяемыми видами и бесконечными подробными шлифованиями и детализациями, он начал задавать вопросы, на которые кадет с удовольствием и воодушевлением отвечал, объясняя все подробности и назначения элементов голографической симуляции.
Спать не хотелось, после финального сохранения презентации Артур отправился готовить еду для фуршета при неизменном сопровождении службы безопасности. Готовил кадет с удовольствием. То, что умел. То, что по его мнению – не терпело женских рук, то, что в 1200 по станционному времени должны были оценить по достоинству остальные. И особенно М'Кота, ему очень хотелось, чтобы она попробовала и оценила. Она должна была это понять. Главной проблемой было сохранение температуры и свежести только что приготовленного блюда, того, которое положено было подавать прямо с огня, распространяющийся во все стороны аромат которого – должен был рождать нетерпеливое предвкушение… Это было проблемой, но с этим обещали помочь.
И теперь, в половине седьмого утра, переодевшись в гражданское – джинсы, кроссовки, водолазку, футболку поверх водолазки и жилетку, Артур сидел в расслабленной позе отдыхающего человека, забросив ноги на стол, и читал клингонские традиции. У него было мало шансов, и совсем не оставалось времени. Но ему хотелось знать, во что верила и что чтила клингонская девушка, которая так ему нравилась. В общих чертах, в рамках изучаемого в Академии, он знал и ранее, но теперь ему хотелось подробностей.

Артур не обращал внимания на время и успел довольно далеко продвинуться по книге, когда его отвлек громкий и довольно бесцеремонный стук в дверь.
-Артур, открывай! Это Хена и Самрита, мы пришли поддержать тебя!
- Надеюсь, это вообще хорошая идея, - не слишком уверенно проговорила Самрита, балансирующая с подносом в руках, на котором громоздилось несколько блюд к завтраку. – Может быть, он еще спит?

Вместе с прочтением Артур произносил вслух некоторые фразы на клингонском, которые было принято произносить в ритуалах. Стараясь воспроизводить в точности клингонское произношение, он повторял иногда дважды, иногда трижды. Он увлекся этим настолько, что забыл обо всем остальном. В дверь постучали, и кадет не сразу понял, что это значит.
- Ош пак нууш, Стовокор, - произнес он по написанному, медленно и вдохновенно. Эта фраза произносилась по особенному, мягко. – Войдите, - сказал он следом, и, вернувшись наконец в реальный мир, быстро убрал ноги со стола и развернулся к двери.

Девушки вошли в каюту, с любопытством оглядываясь по сторонам - а вдруг комнаты мальчиков чем-то отличались от их собственных?
Предоставив Самрите расставлять завтрак на столе, ференги обратилась к Артуру:
-Ну как ты? Держишься, настроение боевое? Наверное, мне стоило зайти к тебе еще вчера…

- Доброе утро, - поднимаясь из кресла, сказал Артур. Он широко улыбался, будучи искренне рад девушкам, которые навестили его. Заключение, хоть и обозначенное термином «домашний арест», создавало тягостное ощущение ограниченности, отсутствия доступа ко всему внешнему. Как бы он не мечтал временами об одиноком астероиде на орбите далекой звезды, то добровольное заточение всегда было добровольным, могло было быть прервано в любой момент, и вообще было самостоятельным. Принудительное ограничение свободы и одиночество – наводило совсем иные понимания и ощущения.
- Держусь, Хена. Все в порядке, по другому и быть не может, - ответил он, поднеся к столу еще два стула, - спасибо, что заглянули. Завтракать в одиночестве конечно здорово, но ваша компания как нельзя кстати. Я успел соскучится по обществу, честно говоря. А вот вчера – не получилось бы, я был в голокомнатах до поздней ночи и уже готов к фуршету и презентации Земли. А как ваши дела? Может быть я смог бы чем-то помочь?

Хена посмотрела на Самриту.
-А вы не объединились? Вы представляете Землю или Федерацию?

- Круассаны или омлет? – не очень удачно встряла в беседу Самрита, которая как раз закончила с сервировкой. Вопрос Хены заставил ее задуматься и застыть с кофейником в руке: - Хм, нет, у нас и без того много землян в проекте. Помнишь, что вчера Брол говорил? Наверное, это было бы не совсем честно, если бы мы все вместе работали. Но я тоже уже готова к фуршету – и, надеюсь, вам понравится то, что я смогла выудить из репликатора. Не терпится узнать, что же ты расскажешь и покажешь о Земле, - обратилась она к Артуру и кивнула на стол. – А пока – наша маленькая репетиция фуршета!
- Я буду омлет, - Артур уже почувствовал запах и понял, что сил нет как хочется есть, - и кофе. Земной, - он обошел стол, но садится не спешил.
- Да, в принципе было бы не честно, если бы мы выступали всей командой. Потому что остальные расы по одному, и у нас не должно быть преимущества. Но знаете что, вероятность того, что мы пересечемся с сюжетом наших презентаций – мне кажется - мала. Потому что Земля очень разная. А люди… они такие существа, что если взять хоть 20 человек и каждого попросить рассказать о Земле – выйдет так, что все рассказы будут различны. Потому что, мы все можем смотреть на одну планету, и каждый может видеть свое.
Лайтман хитро улыбнулся, глядя на Самриту.
- Ты хочешь, что бы я наспойлерил прямо сейчас? Так будет неинтересно. – Он вытащил из кармана жилетки кардассианский желтый кристалл данных и показал его, - но всё вот тут. Много занимает места. Я делал это 6 часов. Честно говоря, я сам бы не отказался от ваших спойлеров. Хена, мы увидим джунгли Ференгинара в период дождей?
-Возможно, - загадочно улыбнулась Хена в ответ, а затем жестом отказалась от предложенных ей чашки и тарелки и погладила себя по животу, - Я не буду завтракать. Во-первых, берегу место для фуршета, во-вторых - решила следить за фигурой, потому что для некоторых, очевидно, внешность имеет значение, - она искоса бросила взгляд на кадета Баккер, как будто та могла понять, о чем речь, - Кстати, об эффектной внешности. Угадайте, кого я сегодня видела прямо в нашем коридоре?
Самрита хмыкнула и хотела было вставить какой-то комментарий, но вовремя осеклась и просто мило улыбнулась, сосредоточившись на намазывании масла на тост.
- А вот меня сегодня соседка разбудила в 6 утра, и я уже успела как следует проголодаться, - пожаловалась она и с интересом взглянула на ференги: - С эффектной внешностью? Это кого же? Неужели ту самую Кариссу?
- Да уж, - сказал Артур, глядя на Хену, - на фуршете нам всем предстоит объесться, потому что меню грозит быть сильно разнообразным и попробовать захочется многое. Но нет ничего лучше доброго завтрака, - Артур принялся разрезать омлет вилкой на части.
Соседкой Самриты была М'Кота, которая встала в 6 утра. Узнавать новости о М'Коте хотя бы так. Это все, что ему было доступно – слушать рассказы других. Но и то было благом. Между тем, девушки разных народов и разных профессий были одинаковы, вот и сейчас они говорили об эффектных внешностях, а не о плазменных сетях и технологиях передачи данных. Но им было это интересно, и Лайтман решил поддержать беседу и может быть ее даже развить.
- Для чего внешность имеет значение? Что ты имеешь в виду, Хена?
-Ничего… это не важно, - вздохнула Хена, - Значит, ты даже не будешь пытаться предложить свой вариант? Впрочем, вы все равно не поверите, кого я видела. Мисс… Кристаль… Харт! - выпалила девушка и торжествующе посмотрела на Артура и Самриту, ожидая их реакции.
Самрита открыла рот, так и не донеся до него тост.
- Кристаль Харт? Здесь?! – воскликнула она с восторгом и недоверием, округлив глаза. – Но это же… - она по очереди посмотрела на Хену и Артура. – На станции? Не может быть! Ты с ней говорила? Она такая же, как и на экране? Что она тут делает? – затараторила Самрита.
- А кто это? – спросил Артур, опустив глаза в тарелку и принявшись с аппетитом есть одно из самых любимых своих блюд. Коммандер Дэниел Камарго кажется, целую вечность тому назад, на яхте «Легат», кормил его таким же завтраком сразу после отлета с Земли на станцию. Где-то он теперь после всего того, что здесь случилось.
- Ты что, серьезно не знаешь Кристаль? – Самрита удивленно округлила глаза. – Ты, наверное, единственный в Федерации, кто ее не знает! И даже за пределами Федерации, - она выразительно взглянула на Хену.
- Нет, - не уверенно ответил Артур, - она в каком звании? Из Звездного флота?
-Нет, конечно, я с ней не разговаривала, ты что, - ответила Хена Самрите, - Давай найдем ее профиль в базе данных и покажем этому не интересующемуся светской жизнью человеку?
Самрита одарила Артура таким взглядом, будто потеряла всякую веру в человечество.
- Да из-за ее передачи я и поступила в Звездный Флот! – немного обиженно проговорила она, но тут же вновь воодушевилась идеей Хены: – Посмотрим, что о ней пишут!
_______________
Вместе с Самритой и Хеной
Offline  
25 05 2016, 11:17:12 #110
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, конец дня 26 августа, следующее утро
Станция ДС9, каюта Артура Лайтмана


По запросу «Кристаль Харт» терминал выдал такую лавину информации, что в ней можно было легко утонуть. Самрита открыла официальную биографию – скучный профайл с минимумом информации, а также выдержки из интервью с ней и даже странные факты, которые просто не могли быть правдой. Или могли?


Профиль
Имя: Кристаль Харт
Вид (раса): землянка
Пол: женский
Возраст: около 35 лет (точно не известно, информация противоречивая)
Должность: журналист Федеральной Информационной Службы

Описание внешности: блондинка среднего роста с карими глазами и светлой кожей. Волосы либо распускает, либо убирает в гладкий пучок для создания более строгого образа. Всегда хорошо выглядит (по крайней мере на экране), возраст сложно определить на вид, т.к. лицо скрыто под большим слоем косметики. Одевается в гражданскую одежду модного покроя, предпочитает монохромные платья средней длины, выгодно подчеркивающие ее фигуру. Обязательный атрибут – помада красного цвета.
Информация о биографии, личной жизни и семье Кристаль расходится.

Отрывки из интервью с Кристаль
 
«Я не боюсь ничего говорить или делать на камеру. Она всего лишь фиксирует нашу жизнь. Я не переписываю интервью из-за того, что плохо выгляжу в кадре или сморозила глупость. Это жизнь!»
«Я считаю своей целью рассказать жителям Федерации всю правду о Звездном Флоте – и хорошее, и плохое. Порой его слишком мифологизирует, и простому жителя Земли или Боларуса сложно понять, как вообще работает эта организация. Я делаю Звездный Флот ближе простым людям».
«Космические корабли Звездного Флота – это отдельный мир. Я постоянно путешествую на гражданских транспортниках, но однажды провела полгода на флотском корабле, и это был невероятный опыт. Хотела бы я его повторить? Пока не уверена!»
«Мой стиль часто называют скандальным и провокационным. Не вижу ничего плохого в хорошей провокации! Иногда приходится быть напористой, что получить необходимую информацию или доступы, но оно того стоит»
«Проект «Альфа» меня давно заинтересовал. И я обожаю станцию ДС9! Но окончательным толчком стали разбирательства и угроза закрытия. Признаюсь, это намного интереснее, чем стандартная пропаганда Звездного Флота о культурном взаимодействии»
«Обожаю фисташки! И фисташковое мороженое! А почему вы спросили?»

8 фактов о Кристаль, 5 из которых правда
 
1.      Она натуральная блондинка, и это ее настоящий цвет волос
2.      В трех мирах Федерации она является персоной нон-грата, и ей запрещен въезд в них
3.      Кристаль профессионально владеет фазером и показывает хорошие результаты в стрельбе
4.      Она андроид
5.      Час в день она при любых обстоятельствах проводит в одиночестве и тишине
6.      Была ведущей реалити-шоу на борту звездолета
7.      Никогда не пересматривает свои видео
8.      В детстве хотела поступить в Академию Звездного Флота, но не прошла

Лайтман стоял позади Самриты, сидящей за компьютером, с кружкой кофе в руке и внимательно вчитывался в информацию на экране. Пока он читал, все больше хмурился.
- Черт, - наконец произнес он, - она не видит ничего плохого в «хорошей» провокации. Мало нам что ли провокаций? Не, ну понятно, журналист, описание проекта, все дела. Но ёлки-палки, всё что мы натворили с катером «Эльба», и… что случилось на Волане II. Это что, теперь увидят все миры Федерации, и не только? Какой фа…. – Лайтман удержался от крепкого земного словца в присутствии девушек и опустил голову.
- И мой собственный позор и дискредитация звания флотского офицера.
Он отвернулся от экрана, осознавая как всё плохо, для проекта. Для кадетов, которые всё еще не совершенны. Еще не офицеры. С другой стороны - его здесь уже не будет, а значит и ошибаться будет некому. Он пошел обратно к столу и налил еще кофе.
- Знаете что? - сказал Лайтман, снова обернувшись к коллегам, - путем провокаций легко белое сделать черным, а черное белым. Подменить понятия, факты, интерпретацию событий, мотивы.  Вот это хуже всего. С другой стороны – она же наш журналист, она не может так сделать. Но я не смотрел передачи, которые она делает. Что в них было? Видели ли вы в них что-нибудь плохое о флоте когда-нибудь?
-О, Артур… - опечалилась Хена, весь ее энтузиазм будто смыло дождями Ференгинара, - Я не подумала об этом… Но может… может, она вовсе не нас приехала снимать? В передачах мисс Харт было разное. Я больше всего помню выпуск о том, как экипаж корабля отмечал праздник Рождество на планете Аргелиус II - это было очень мило, все были из разных рас, но собрались вместе, и я много узнала о традициях Земли. Хотя, надо признать, еще были интервью, где люди выглядели не очень хорошо - говорили глупости, срывались, раскрывали секреты или наоборот слишком защищали свои ошибки и были грубы… Наверное, это все от неожиданности. Когда это происходит с чужими, кого ты не знаешь, это… как бы… забавно смотреть. А теперь мне вдруг стало стыдно.
Самрита проводила Артура взглядом и вздохнула.
- Ты драматизируешь! Во-первых, о событиях на Волане II уже наверняка сообщали до нее, но кому интересна эта маленькая пыльная планетка! Во-вторых, Хена права, и может быть она тут не из-за нас, а, может быть, наоборот, чтобы показать, что проект нужный и его не стоит закрывать. Если ты думаешь, что во всей Федерации об «Альфе» ничего не слышали, то ты ошибаешься – я вот практически уверена, что поползли слухи, что проект находится на грани закрытия. Ну и в-третьих, Кристаль всегда показывает правду такой, какая она есть! - Самрита поймала себя на том, что защищает любимую журналистку, и немного сбавила тон. – Если так, то мы должны показать всем, что мы достойны оставаться в проекте, а проект достоин продолжения, не так ли?

- Волан II – планета в демилитаризованной зоне, со сложной историей. Но ладно, - Лайтман сел в кресло, - просто я привык к официальным сводкам и отчетам, а не к чему-то такому публичному. Ты права, Самрита, людям следует знать правду. Я просто боюсь искажения правды, скорее всего это не обоснованное подозрение. И мы не будем срываться, грубить и защищать свои ошибки. Я надеюсь. Конечно, если это она по нашу душу. В любом случае – проект должен продолжиться, вопреки любым возможным провокациям.
- Не бойся, все будет хорошо, - улыбнулась девушка. – Тебе просто надо расслабиться! Тебя отсюда выпускают? Может, сходить на голодек? Вчера Жантарин показала нам очень интересную тренировку, а М’Кота с Освальдом и вовсе устроили настоящее клингонское побоище! Даже жаль, что больше никого не позвали…
«Все будет хорошо». Лайтман кивнул и улыбнулся. Не следовало никого расстраивать своим хмурым видом, вести себя следовало уверенно и добродушно. Но после слов Самриты о побоище он пристально на нее уставился. Оттого, что М’Кота и Освальд устроили на голодеке побоище – он испытал укол какого-то смешанного чувства. Так не должно было быть, почему с Освальдом? Почему без него? Она отказывалась от его помощи, а играть на голопалубе пошла с Освальдом. С другой стороны, кто он такой – что бы в это вмешиваться? М'Кота свободна в своих действиях и предпочтениях, она играет и общается с теми, с кем хочет сама, и он не имеет никакого права в это вмешиваться. У него нет не просто шанса на общение с ней, но и права. И что такого в том, что они были в одной голопрограмме – по сути дела ничего такого, на то и проект, что бы люди и другие расы делали что–то вместе. Но, тем не менее, его совершенно нелогично задело это. А еще – он знал что значит, когда клингонская девушка участвует в драке с мужчиной. Существует риск совсем другого итога. И кто знает, может быть ей нравится Освальд? Лайтман отвел взгляд от Самриты и посмотрел на дверь.
- Меня выпускают только на занятия. Я вчера уже собирался пойти другим маршрутом с брифинга, но это не разрешили. Что за клингонское побоище? Что там было? – как бы невзначай спросил Артур, надеясь, что Самрита знает подробности.
- Жалко, - покачала головой Самрита. – Надеюсь, тебя скоро освободят, и ты сможешь присоединиться. Тоже хочешь почувствовать себя клингонским воином? Если честно, не знаю, что за программа была, мне это не слишком интересно. Мне куда больше понравилось наше вчерашнее фехтование, но ты можешь уточнить у М’Коты. Наверное, основная суть этих клингонских боев в последующих застольях – когда я пришла в каюту, там уже рекой лился бладвайн, и эти двое праздновали победу!
- Понятно, - кивнул Лайтман, не глядя на Самриту. Больше он ничего на эту тему не сказал. Позавчера у него был шанс позвать М'Коту вечером назад, она и ему приносила бладвейн, а он отказался его пить. Потому что жизнь не должна состоять из пьянок. Но он упустил свой шанс, и спустя какое- то время его заберет кардассианский корабль и кардассианский суд. Ничем не следовало расстраивать М'Коту и мешать ее жизни. Но он ничего не мог с собой поделать. В любом случае, на фуршете он обязательно похвалит приготовленное ей.
- Ну ладно, - отбросив все эти мысли, Артур выпрямился и весело посмотрел на девушек. - Защитим проект! Не дождутся желающие его закрытия! Хена, что бы блюсти фигуру, обязательно следует завтракать. У нас даже есть такая поговорка «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу». И заниматься физическими упражнениями регулярно. Ну, это по крайней мере так у землян. Я не знаю как это с ференгийской физиологией, тут можно поинтересоваться у Тенека, но скорее всего – аналогично.
Хена согласилась и даже отломила себе крошечный кусочек уже остывшего тоста, но как-то скорее по инерции. Куда больше ее занимало наблюдение за Артуром, поэтому она молчала все то время, пока говорила Самрита. Землянка с удовольствием рассказывала о том, что слышала о вчерашнем дне, но Артур не посмотрел на нее и быстро перевел тему. Почему так? Она сама совсем недавно поступила именно так же, и теперь не хотела снова возвращаться к разговору о собственной персоне.
-Пожалуй, нам пора… - начала Хена.
- Да, мы тебя и так отвлекли, тебе же наверное надо готовиться к фуршету и презентации, - спохватилась Самрита. – Да и у меня еще не все готово…
Девушки стремительно собрались уходить, и он снова оставался один. Жизнь шла своим чередом, все спешили по своим делам. Он поднялся, провожая их.
- Спасибо вам за завтрак и … что зашли.
Когда дверь закрылась, Лайтман еще смотрел им вслед. На мониторе терминала отображалась фотография журналистки Кристаль Харт. В каюте снова воцарилась звенящая тишина. Кадет слушал тишину, снова возвращаясь к осознанию того, как глупо и бездарно уничтожил своими же руками свою жизнь. М'Кота стремительно отдалялась от него, и ничего нельзя было поделать. Вытесняя отчаяние, в душе поднимался гнев, потому что он не хотел смиряться со своим уничтоженным будущим. Он поднял стул с намерением закинуть его куда-нибудь, или хотя бы шарахнуть им об пол. Гнев требовал выхода. Но злиться следовало только на одного себя. Потому что он сам один виноват в том, что для него всё кончается. Никто больше. Только он один. Хозяин, автор и сценарист собственной судьбы. Он уже занес стул высоко над полом, сжимая его металлический каркас, но сдержался, подавляя в себе неправильное и несправедливое. В конце концов – стул и переборки станции – ни в чем не виноваты.
____________
Вместе с Самритой и Хеной
« Последнее редактирование: 25 05 2016, 11:28:22 от Мори Джанир »
Offline  
25 05 2016, 14:17:57 #111
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Каюта Ракара, Променад, Реплимат


Длинный каменный коридор перекрыт силовым полем пятого уровня. Выход близко, но они его не достигли. Сработала последняя ловушка. Стены осыпаются, здание рушится. Там, внизу, уже был взрыв. До детонации последнего заряда остаются считанные минуты. С его стороны путь свободен, он бежал впереди и первым пересек невидимую линию. За силовым полем осталась девушка в красно-черной форме, с длинными волосами, собранными в хвост, и трилльскими пятнышками. Он стреляет из дизраптора по силовому полю в надежде перегрузить его. Надежды тщетны. Тогда стреляет по периметру, пытаясь найти генератор. Все это бессмысленно. Тогда он бросается на поле и колотит его рукояткой дизраптора. Но это жест отчаяния, ведь ему прекрасно известно, что это бессмысленно. Ей не выбраться, но он без нее не уйдет. Такие как он – не сдаются никогда.  Если ей суждено здесь остаться, он останется с ней. Она стоит по ту сторону. До детонации 5 секунд .


Открыв глаза, улан не сразу понял, что перед ним каюта бывшей кардассианской, ныне федеральной станции. Осознание нереальности только что произошедшего пришло на пару секунд позже. Он в очередной раз порадовался тому, что временно жил один. Никто не видел ромуланца, проснувшегося в холодном поту. С каких это пор ему снится подобное? Он опознал ту, которая была за силовым полем, разных вариантов не существовало. И долго смотрел на себя в зеркало у умывальника в уборной. Не по уставу долго.
Почты с утра еще не было. Она могла прибыть в любой момент, но ждать ее сидя у монитора не имело никакого смысла, он имел право воспользоваться любым общественным терминалом, ведь ему нечего скрывать, и почта будет совершенно открытой. Собравшись, улан отправился в Реплимат.
Освальд всё ещё был зол на Тенека, хотя и не так сильно, как с самого утра. Решив поднять себе настроение лёгким завтраком, он направился в Реплимат.
Заказав кружку рактаджино и фруктовое ассорти, он занял угловой столик и сел спиной к остальным посетителям, давая понять, что не особо желает с кем-либо общаться.

Это всегда составляло трудность для Ракара – выбрать что-нибудь поесть в федеральном репликаторе. Всякий раз он испытывал затруднение и долго выбирал, рассматривая картинки. В Кварксе было значительно проще, ференги знали свое дело и получали латину за наилучшим образом исполняемые обязанности. Однако, большинство участников проекта предпочитало Реплимат по утрам, и Ракар тоже ходил туда. Все зависело от общества, в которое ему необходимо было влиться.
В Ремлимате из интересующих его посетителей - участников проекта - сидел только кадет Макдауэлл, спиной к залу. Сегодняшним утром расписание остальных скорее всего было распределено по голокомнатам и местам, где готовится еда. Либо было слишком рано, либо уже поздно. Кадет Макдауэлл – тоже хороший вариант, пожалуй, один из лучших. Не мучаясь размышлениями на этот раз, улан реплицировал сливовый сок и мясной салат, и неспеша подошел к столику кадета. Встав за спинкой стула у единственного свободного места углового стола, сказал:
- Утро. У вас не занято? Могу я к вам присоединиться?
- Доброе, - без энтузиазма ответил Освальд, пожал плечами, а потом кивком пригласил ромуланца присоединиться. - Чем могу быть полезен?
- Никогда не мог понять, - продолжил ромуланец, отодвигая стул и располагаясь за столом, - что в вашем человеческом понимании всегда означает приставка «доброе» к обозначению времени суток. Это утверждение, констатация факта или пожелание? Потому что судя, к примеру, по вашему виду и настроению – ваше утро ни разу не доброе. Но словами вы явно отрицаете очевидное. То же самое относится к обращению «рад вас видеть», которое я иногда слышал от землян, и которое по сути есть ложь, потому что на вопрос «почему вы рады меня видеть» - они не могут дать сколько-нибудь удовлетворительного объяснения. Чем можете быть полезны – компанией за завтраком и беседой.
- Да уж! - Освальд впервые за день усмехнулся. - Обычная вежливость, Ракар, обычная вежливость. И да, это всё произошло от пожелания доброго утра, а не от хвастовства, что мол у меня-то утро задалось. О чём хотели поговорить? Уж точно не о земном этикете. Утро у меня и правда не задалось, поэтому вести разговор придётся вам.

- Действительно, не об этикете, - согласился улан, внимательно рассматривая кадета. – О проекте. Как вы видите причины его возможного закрытия? Вы федерат, и лучше должны понимать свое начальство. Лично мне будет обидно, если все это закончится так толком и не начавшись.
- Мне тоже будет жаль, если проект закроют, - кивнул кадет, - но это решать не нам и даже не координатору Толан. На Волане II много чего произошло, что затрагивает интересы Федерации и Кардассии. Я не сомневаюсь, что Федерация в проекте заинтересована, а вот насчёт Кардассии так уверен быть не могу. Если для них собственная экспансия важнее, - припомнил землянин сказанное накануне вечером Тенмой, - то они могут отозвать Толан и Тенму, и проект потеряет смысл, даже если формально продолжится.

Кадет Звездного флота Макдауэлл, Освальд. Один из немногих в проекте, пытающийся рассуждать о дипломатии и перспективах с точки зрения здравого разума. Землянин удовлетворительной компетенции, общение с которым можно было строить на сходстве взаимных интересов, без ненужных отклонений от темы. Однако он был уверен, что Федерация заинтересована в проекте, в то время как у Ракара были сведения иного характера. Что, впрочем, могло свидетельствовать о разнонаправленных федеральных течениях и скрытых действиях различных федеральных группировок в одном правительстве.
- При всей заинтересованности Федерации – арестованы трое федератов. Не знаю, что это будет, признание собственного поражения и некомпетентности, международная неудача или что иное – но есть у меня подозрение, что именно Федерация даст задний ход в этом вопросе, - Ракар смотрел на федерального кадета спокойно и безэмоционально, но внешний вид улана, практически расслабленный, свидетельствовал о доверии и расположении, равной беседе двух коллег.
- Освальд, кардассианская экспансия и этот проект – вовсе не взаимоисключающие вещи. Это может происходить параллельно, если они заинтересованы. Но если после всего этого – они будут иметь претензии к Федерации – тогда другое дело. На это мы не сможем повлиять. Но мы сможем что-либо сделать с другой стороны. Вы займете активную позицию по противодействию закрытию или будете наблюдать?
Освальд задумался над ответом и какое-то время сидел молча, разглядывая свою кружку с рактаджино.
- Про Лайтмана я ничего не знаю, - сказал он через наконец, - Сатал напал на офицера при исполнении, а Уильямс просто проверяют, как я понял. Она же дочь заводилы мятежа против Федерации, в конце концов. Федерация не выходит из проекта, она просто расследует преступления своих участников на своей же территории. Насчёт Кардассии вы сами всё и сказали. Остаётся надеяться, что здравый смысл возьмёт верх, и они не станут разрушать наш союз, который для них же выгоднее всего.
Кадет снова взял время подумать, а заодно и доесть фрукты.
- Я уже начал действовать, - решил всё же поделиться хотя бы частью планов землянин. - Есть одно небольшое дело, которые может поднять престиж проекта в глазах общественности и Звёздного флота. Оно в высшей степени незначительно, поэтому не стану утомлять деталями. А ещё я вчера услышал, что скоро состоится космическая регата для малых кораблей. Собираюсь сегодня поговорить с коммандером Мори и попросить разрешения нам поучаствовать. В идеале, от проекта будут две команды на федеральных катерах. Что думаете? Есть желание поучаствовать?

Ракар слушал интерпретацию Макдауэлла по арестованным и решал что сказать, а что нет. Он попробовал дал понять, что знает, что именно Федерация собирается прикрыть этот проект, но не имел права раскрыть эти сведения как знание. Отчеты коллег он не читал, судя по всему, и не знает большей части.
- Тогда, чтобы избавить вас от чтения тонн документации, я скажу, что кадет Лайтман, в попытке добыть пароль от заблокированной телепортации – избил мэра Волана II на катере «Анадырь». Очевидно, это имеет плохие дипломатические последствия для проекта как минимум. Но да, совершенно с вами согласен, будем надеяться на здравый смысл. Надежда – это бессмысленность, потому что смысл имеет только действие, но мы будем содействовать этому вашему понятию о надежде, - Ракар символично поднял стакан со сливовым соком в некоем подобии тоста.
- Регата – это соревнование, как я понимаю, где победитель - первый достигший точки финиша. Победит тот, кто сумеет развить максимальную варп-скорость и преодолеть препятствия, если таковые имеются. – Ракар сделал паузу, - я так понимаю, что это не задание по проекту, а личная инициатива? Нечто из того, что предлагал Тенек о работе на станции? Я имею желание делать все, что принесет проекту продолжение. Я видел вчера вас в Кварк'се, в обществе кардассианца, вы, кажется, вполне успешно налаживали дипломатические контакты. Я не стал мешать,  но видимо теперь должен пожалеть об этом. Узнал бы много нового и интересного.
- Ой дура-ак! - протянул Освальд, в отчаянии обхватив голову руками. - Прямо на катере и при свидетелях избил кардассианского чиновника? Ну понятно тогда всё! Вот это и есть главная угроза существованию проекта. Точнее, последствия этого. У Лайтмана совсем крыша поехала!
Какое-то время ему было нечего сказать, и кадет просто смотрел на кружку с рактаджино, что, похоже, стало его любимым способом сосредотачиваться на чём-то важном.
- Ладно, у меня есть одна мысль, но это будет вечером. Не будем пока об этом. Ракар, вы хотите сказать, что на Ромуле не принято состязаться друг с другом? Проверять, кто лучше решает сложные задачи, кто быстрее соображает в критической ситуации и кто лучше ориентируется в условиях неопределённости? Я-то думал, только вулканцы этого сторонятся. Ну да ладно. Да, гонка, корабли придерживаются маршрута и чётких правил, пришедший первым победил. Только не уверен насчёт варпа, скорее на импульсе, хотя кто знает. Если победит экипаж, состоящий из участников проекта, это может показать, что мы можем работать друг с другом, и проект ещё рано закрывать. Тенма изъявил желание поучаствовать, но нас слишком много, а постов на катерах слишком мало. Можно было бы устроить состязание ещё и внутри проекта, если позволят выступить двумя или тремя командами.
- Дурак, - согласился Ракар кивком головы, глядя на Макдауэлла,- но я хочу, чтобы вы обратили внимание еще на одну закономерность, Освальд. Велок Корам сохранял пароль до тех пор, пока вы сами его не разгадали. В то время как Кардассия обозначила «Саратоге» конкретные сроки пребывания на Волане II. Кардассианец затягивал время их пребывания там. И все это слишком точно совпало с нашим прибытием.
Ракару хотелось, чтобы единственный федеральный кадет, обладающий трезвостью стратегического мышления, сопоставил факты и сделал выводы. Макдауэлл имел для этого все шансы, и, диалог, основанный на доверии,  именно с такими как он,  составлял задачу Ракара.

_______
И Освальд
« Последнее редактирование: 25 05 2016, 14:36:51 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2016, 14:24:18 #112
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Реплимат



Он обратил внимание на дважды повторенную Освальдом мысль, которую тот хотел озвучить вечером.
- Вашу мысль я готов послушать, хоть сейчас, хоть вечером, но очень прошу – даже теоретически не сравнивайте нас с вулканцами. – Ракар как-то неопределенно усмехнулся, - хотя, не обращайте внимания на их внешнюю невозмутимость. В душе – им не чужда здоровая конкуренция, они такие же как и любые другие, торжествующие свою победу, но не позволяют выразить ее и почувствовать в полной мере. Что про нас – да, я вовсе не сторонюсь, но я должен учитывать одобрение руководства. Как и вы. Тенма, говорите, - Ракар улыбнулся еще раз, но уже отведя взгляд, - вас по настоящему интересует Кардассия, Освальд, жаль, что я пропустил вашу вчерашнюю вечеринку. Напитки в ваших бокалах не были похожи по цвету на канар, скорее желтое, нечто земное? До ромуланского эля, сдается мне, у вас дело не дошло, вам уже было и без того весело. Или вам его не продают?
- Ракар, это может быть и случайное совпадение, - пожал плечами Освальд, но потом согласился с ромуланцем, - а может и нет. Это действительно подозрительно выглядит, но... но, мне кажется, стоит побольше информации собрать, а уже потом делать далеко идущие выводы. К сожалению, о мотивах конкретных людей из верхушек государств мы можем только гадать, а вот объективная выгода сторон, декларируемые цели или настроения больших групп людей - это уже что-то, с чем можно работать.
"Чёрт, начинаю говорить как ромуланец!" - сказал сам себе кадет и про себя усмехнулся, оценив всю иронию ситуации.
- Мы пили земной виски, - с улыбкой ответил он, - и, кажется, немного увлеклись. Совсем чуть-чуть. Но обсуждали мы не столько политику, сколько личные дела и просто новости. Думаю, вы догадались, что именно от Тенмы я и узнал про регату. В конце концов, сложно вести конструктивный диалог с тем, кого не понимаешь, вот я и пытался понять Тенму и всю Кардассию через него. Он, как я понял, образцовый представитель своего народа. А ромуланский эль в Федерации под запретом, да. Сам не понимаю почему, если честно.
- Как много земляне придают значения случайностям… - задумчиво произнес ромуланец. – Да, я догадался. Но вот что я думаю о регате – во-первых, нет ничего проще, чем пересечь расстояние в космосе от одной точки до другой. Это просто соревнование двигателей. Нужны препятствия. И единственное место поблизости, идеальное для соревнования мастерства – область, которую вы называете Пустоши.
Соревнование между собой вызвало у ромуланца протест, и он даже мотнул головой отрицательно, но не до конца оформив мысль, решил не высказываться.
А потом Ракар с улыбкой посмотрел на Освальда.
- Ромуланский эль у вас под запретом, потому что после войны мы вновь наложили эмбарго на его экспорт, как и на многое другое. Это удивительно, но Кварк’с всегда имеет его запас, несмотря на все запреты. И я вовсе не возражаю против этого факта, потому что временами хотя бы так можно почувствовать часть Родины. Я вчера тоже пытался строить дипотношения с некоторыми другими, но не всякий может оценить по достоинству ромуланский эль.
- Я не знаю деталей, - помотал головой землянин, - я только услышал, что регата будет, и мне стало интересно. К тому же, как я уже сказал, если одна из наших межрасовых команд победит, это будет полезно для облика проекта в глазах общественности. Что касается эля... хм, мне казалось, что это Федерация запретила его закупать. А у вас... он ещё остался? - Освальд хитро посмотрел на Ракара. - Мне было бы любопытно попробовать. Но именно попробовать. Мой сосед в чём-то даже прав - три раза за последние пять дней выпивать приходилось. Это неправильно.
- Наверное, в этом что-то есть, - согласился ромуланец, задумчиво допивая свой сок. И тоже заинтересованно посмотрел на кадета:
- Остался. И мне тоже интересно, понравится ли вам. Поэтому, если хотите – вечером мы можем разделить вкус этого благородного напитка.
- Вечером не смогу, надо будет много чего сделать и много с кем поговорить, - помотал головой кадет. - Я так понимаю, на фуршете он представлен тоже не будет? Жаль. Наверное, в другой раз. Или, - Освальд понизил голос, - можем отправиться к вам прямо сейчас. За день эффект должен будет развеяться, - вскинув брови, землянин посмотрел на ромуланца.
- Да, на фуршет я не стану ставить алкоголь, хм…, - сказал ромуланец, - вы точно уверены, что это стоит делать с утра? Особенно после ваших трех дней из пяти? Да, можно и сейчас.
- Я хотел просто попробовать, - пожал плечами Освальд. - Что может случиться от одной рюмки? Давайте сейчас, да, хоть утро перестанет казаться столь неправильным.
- Хорошо. Для этого вовсе незачем идти в каюту, подождите здесь, я принесу, - Ракар поднялся и вышел из Реплимата. Но идти в каюту за элем передумал. Кварк'с был ближе. Через пару минут он вернулся за столик к Освальду Макдауэллу и поставил перед ним стакан на три четверти полный синей жидкостью.
- Так как еще не вечер, я сам не буду. – Улан сел и теперь с интересом смотрел на человека, который впервые попробует традиционный ромуланский напиток. – Вот еще что я хотел спросить – что такое Париж? Я слышал это слово недавно, но не уверен в точном звучании.
- Город на Земле, столица страны под названием Франция, - машинально ответил Освальд, - очень красивый. Со множеством музеев и исторических памятников. Даже интересно где и в каком контексте вы про него услышали?
Освальд понюхал напиток и поморщился от непривычного запаха. Где-то на краю сознания зародилась мысль, что не стоит это пить, по крайней мере, залпом, поэтому он сделал небольшой глоток и раскашлялся так, словно по его горлу забегала тысяча  микроскопических насекомых, щекоча своими ногами и усиками чувствительную поверхность. Причём были эти насекомые словно из раскалённой стали.
- Теперь я понимаю, почему он под запретом - не каждый его нормально воспримет, - шёпотом проговорил Освальд, жадно хватая воздух ртом.

Появление ромуланца со стаканом синей жидкости не прошло незамеченным как минимум для одного человека в Реплимате. Сидящая до сих пор спиной к ним женщина, ведущая задушевную беседу с каким-то землянином в гражданской одежде, обернулась и с интересом проследила траекторию движения ромуланца, а затем краем глаза отметила и сцену, разворачивающую за столом Освальда и Ракара; улыбнулась чему-то и тут же вернулась назад к своему собеседнику. От взгляда улана не смог укрыться небольшой прибор, закрепленный около ее глаза, но сейчас женщина казалась погруженной в свою беседу и больше не обращала ни малейшего внимания на их столик. Подчеркнуто старательно не обращала.

Красивый город на Земле. Теперь Ракару стало ясно, что именно имел в виду официант-ференги под «живописным кафе в Париже». Но все это улан сохранит как знание для одного только себя.
- Земля – красивая планета, да, Освальд? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он, наблюдая реакцию кадета на эль.
- Вот так и большинство землян, кто впервые попробовал это, - с некоторым сочувствием произнес он, - но возможно – это дело привычки. Второй глоток будет не таким обжигающим. У нас же совершенно противоположная реакция на этот состав. Для нас – это очень приятный напиток.
Ракар повернул голову в сторону столика, за которым сидела землянка, с таким любопытством провожавшая его взглядом по пути за столик. На ней была камера. Ракар не подал вида, что ему все ясно. Как и сказал коммандер – «они всегда смотрят, и они знают что мы это знаем». В настоящий момент они даже не прятали камеры, это было удивительно с некоторой точки зрения.
- Слетайте и сами всё увидите, - кивнул Освальд. - Надеюсь, в рамках проекта нам предложат побывать на родине у каждого из участников. В целях налаживания взаимопонимания, конечно.
Кадет сделал ещё один глоток и понял, что Ракар был прав - дело привычки, а привыкал к новому Освальд очень быстро.
- Впрочем, если вам интересно прямо сейчас, доступ к основным базам данных Федерации есть у всех. Наверняка какие-то голографические экскурсии можно легко найти, ну а если нет - никто не мешает просто воссоздать Париж, Лондон, Мадрид, Афины или Петербург и самому пройтись по улицам или пролететь на вертолёте и посмотреть на города с высоты птичьего полёта.

С кадетом Освальдом Макдауэллом  было приятно иметь дело. В очередной раз Ракар убеждался в этом. Он усмехнулся в ответ на его предложение о посещении планет участников.
- Может быть, когда-нибудь, в не очень далеком будущем такое и случится. В случае Ромула – я думаю, это обсуждаемо. Конечно – в целях взаимопонимания.
Время шло, было снова необходимо проверить почту, но Ракар не торопился завершать беседу.
- Прямо сейчас – нет времени. Скоро фуршет, потом презентации. В них я тоже увижу немало интересного. Кстати, - Ракар наклонил голову и продолжил тише, -  вы заметили за тем столиком справа – землянку, блондинку, с камерой?
- Это радует! - бодро ответил Освальд. - Всё же про Ромул нам известно куда меньше, чем про Кронос или Кардассию. Так уж сложилось, что наши народы... скажем так, не слишком ладили долгое время. Надеюсь, всё это изменится. Доминионская война показала, что это возможно, осталось только нашим правительствам захотеть того же самого.
Сделав ещё глоток, он аж поперхнулся, когда ромуланец задал свой последний вопрос.
- С камерой? - нервно спросил землянин и оглянулся, но увидел только женскую спину. - Чёрт, если она заснимет эль... всё-таки контрабанда, надо поскорее уничтожить улики.
Освальд взял стакан и в два глотка осушил его.
- Так, думаю, нам стоит расходиться. Ещё к фуршету надо приготовиться.
Кадет встал и сразу почувствовал сильное головокружение. Схватившись обеими руками за стул, он с трудом устоял на ногах.
- Вот чёрт! - пробормотал он, непонимающе переводя взгляд то на стакан, то на Ракара.
- Все должно измениться, - серьезно ответил ромуланец, с удовольствием отмечая успех диалога и некоторую надежду. Он хотел было остановить Макдауэлла жестом, что бы тот не так активно реагировал на слова, а проявил невозмутимость и осторожность, но тот уже вскочил и … Его реакция и состояние были совсем не теми, которые можно было ожидать. Ракар внимательно вгляделся в его лицо, с лица улана мигом слетела легкая улыбка. Всего лишь немного эля, для землянина, который имел опыт в употреблении алкоголя. Да даже на неопытного так не подействовало бы. Быстро перебирая в памяти симптомы отравления известными ему ядами, Ракар быстро встал из за стола и подхватил кадета под руку. Ромуланцу стало страшно, даже не из за того, что, возможно, отравить собирались его. Они ведь не знали для кого он купил стакан эля. Хуже всего было если землянину не успеют ввести противоядие. И тогда он погибнет по его вине. Подстава на подставе на этой федеральной станции.
Ракар положил ладонь Освальду на лоб, внимательно вглядываясь в радужку его глаз. Симптомы первого пришедшего на ум типа отправления не совпадали. Неужели яд – ему не известный? Сейчас не важно, кто это сделал – в первую очередь надо спасти Освальду жизнь, а потом – он достанет этого ференги или другого виновника события – из самого темного угла этой станции.
- Идти можете? Лазарет не далеко. Держитесь, я помогу.
Отдышавшись, кадет неуверенно кивнул.
- Угу, могу, - пробормотал он, делая шаг к выходу, держась теперь уже за ромуланца.
"Тенек будет просто счастлив!" - подумалось ему.

- Вам помочь? – прямо над ухом Освальда раздался звонкий и отвратительно жизнерадостный голос, а через мгновение его взору предстала и его обладательница – блондинка с сочувственным выражением лица… и с той самой камерой на голове! – Мне показалось, вы неважно себя чувствуете.
__________________________
С Ракаром и Кристаль Харт


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
25 05 2016, 14:38:40 #113
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Променад, Реплимат, Лазарет


Левой рукой Ракар крепко сжимал руку кадета Макдауэлла, не давая тому упасть, готовясь в любой момент подхватить его и нести, если тот потеряет сознание. Правой – держал стакан, в котором уже не было эля, но с которого можно быть снять образец для определения типа яда. Землянина как можно быстрее нужно было доставить врачам, потому что счет в данном случае шел на секунды. И конечно же, так некстати, землянка с камерой решила их задержать. Или напротив – так кстати для их собственных целей. Сколько же еще федеральных заговоров здесь будет, что бы окончательно утопить не только проект, но и улана Тал Шиар, вооруженных сил Ромуланской Империи!?
- Мы справимся, - максимально вежливо и нейтрально произнес ромуланец, увлекая Освальда  в коридор.
- Как пожелаете, - быстро согласилась землянка. – Ромуланский эль – не лучший выбор для завтрака, мистер Макдауэлл, -  она улыбнулась и сделала шаг в сторону, пропуская колоритный тендем.

Выбравшись с Освальдом в коридор, Ракар нажал на свою федеральную дельту:
- Ракар Тенеку. Вы нужны в лазарете немедленно.
В лазарете наверняка были и другие врачи, но нужно было немедленно собрать всех максимально компетентных. Тенек был хорошим доктором, и несмотря на все их разногласия – Ракар успел проникнуться уважением к вулканцу, как профессионалу своего дела.
Двери лазарета раскрылись перед ними, ромуланец буквально внес Освальда в помещение, озираясь по сторонам.
- Он отравился, наверное. Я не знаю тип яда, но здесь – наверняка есть его остатки, проведите анализ, прошу вас, быстрее, - заявил он присутствующим, на раскрытой ладони протягивая стакан.

Первой на появление Ракара и Освальда среагировала сестра Эвен Оро, сидевшая за одной из медицинских консолей возле входа в лазарет. Она вскочила с места и подставила плечо, помогая ромуланцу довести заплетающегося ногами землянина до био-кровати.
-Дука! - позвала она коллегу, и протянула ему стакан сразу же, как второй медик появился, чтобы посмотреть, что за шум, - В лабораторию, живо!

Когда Тенека вызывали, он едва успел выйти из лазарета. В ближайших целях вулканца было реплицировать детали для необходимого ему на фуршете прибора, однако жизнь тут же внесла свои коррективы, развернув стажёра на 180 градусов и напривив его стопы обратно в лазарет.
В лазарете его ожидал... смертельно надоевший ему кадет Макдауэлл в компании ромуланца и взволнованных медиков. Надоевший, правда, не настолько, чтобы позволить ему ни с того ни с сего умереть. Стажёру не надо было даже сканировать землянина, чтобы понять, что с ним произошло – запах очередной порции алкоголя говорил сам за себя.
– Сканируйте, – распорядился Тенек, молниеносно подавая сестре сканер и трикодер. Сам же он быстрым шагом прошёл к шкафу с медикаментами и принялся готовить препараты. Если сканирование покажет, что он прав (а оно непременно это покажет!) можно будет сразу же их ввести, если же он ошибается, хуже от этой подготовки не будет.
Сканирование подтвердило его правоту: безмозглый и безответственный землянин не соизволил следовать оставленным ему инструкциям, точнее, вообразил, что может следовать им выборочно, и теперь стажер был вынужден ликвидировать последствия этой безответственности. Что Тенек и сделал – благодаря заранее подготовленным лекарствам со всей возможной быстротой. Выждав соотвествующее ситуации контрольное время, он сообщил:
– Полная реакция через 14 минут 22 секунды, – и добавил, – угрозы жизни нет.

Отступив на пару шагов, Ракар наблюдал за действиями Тенека и ждал результата анализа остатков жидкости в стакане. Дождавшись Тенекова вердикта, он спросил:
- В чем причина отравления? Что такое полная реакция?
В смотровую снова заглянул Дука.
-Это был эль, - сообщил он, - просто ромуланский эль, ребятки. Я мог бы даже не делать анализ, по запаху все было понятно… Но я сделал! - быстро добавил баджорец, уловив на себе суровые взгляды всех присутствующих, - Думал, может, он палёный, но нет, Бортс не такой дурак, чтобы толкать подделки ромуланцам.
-Доктор Тенек? - Эвен Оро странно посмотрела на вулканца, - Вы знаете, что происходит?
Пока Тенек сконцентрировался на лечении Освальда, медсестра Тари Эйла уже занималась следующим пациентом – остальные присутствующие и заметить не успели, как на соседней кушетке уже сидела землянка и жаловалась баджорке на головную боль.
- Внезапный спазм, - очень тихим и печальным голосом произнесла она, поглядывая на Освальда и все, происходящее вокруг. На заявление Дуки она и вовсе не сдержала улыбки, затем опомнилась, приложила руку ко лбу и трагически вздохнула.
Встретившись взглядом с Ракаром, она подмигнула ромуланцу, давая понять, что не сомневается: он узнал в ней ту самую женщину с камерой из Реплимата, хоть на этот раз камера и лежала отдельно от женщины.
- Действительно, доктор Тенек, что тут у вас происходит? – она развернулась всем корпусом к вулканцу.
– Стажёр, – поправил любопытную леди вулканец. – Джентльмены, пройдёмте в лабораторию. Мисс Эвен, когда мы закончим с мистером Макдауэллом, вы сможете ознакомиться с записью в его медицинской карте.
Если в первый визит Освальда в лабораторию имело смысл не афишировать их разговор, надеясь, что несмотря на доступ к медицинским картам кадетов персонал лазарета воздержатся от избыточного любопытства, то теперь, когда Макдауэлла формально приняла сестра Эвен, изучить карту кадета было её прямым долгом.
Взгляд блондинки стал еще более любопытным, а вот фраза вулканца прошла совершенно мимо ее ушей.
- Конечно, стажер, как я могла забыть! – улыбнулась она. – Я не знала, что вы работаете еще и на лазарет станции, о-очень интересно, - добавила женщина, хоть было и непонятно, что именно ей так интересно. – Я надеюсь, здоровью кадета Макдауэлла ничего не угрожает? Было бы жаль, если бы этот небольшой инцидент помешал ему принять участие в сегодняшнем мероприятии.
Женщина задержала взгляд на Освальде, будто хотела что-то сказать, а затем передумала и выжидательно уставилась на остальных: вы, дескать, куда-то шли?

Ракар повернул голову в сторону землянки, блондинки с камерой. Она ему подмигивала. Ну надо же! Камера, лежащая рядом с ней, без иных вероятностей – производила съемку, он в этом не сомневался. Поэтому он задержал взгляд на землянке, слегка склонив голову набок, рассматривая ее. На подмигивание не ответил, полностью проигнорировав все ее жесты. Итак, она знала имена всех присутствующих и находилась в лазарете совершенно явно симулируя что-то. Федерация прислала на станцию человека, записывающего на видео все происходящее. Ракар сделал выводы и повернул голову к Тенеку.
Жизни Освальда Макдауэлла, по словам вулканца – уже ничего не угрожало, анализ содержимого стакана не дал подтверждения его предположению, и улан перестал торопиться ловить и допрашивать подозреваемого в преднамеренном убийстве. Вместо этого он, не говоря ни слова, развернулся и пошел в сторону лаборатории.
Тенек посмотрел на Освальда и сделал приглашающий жест. Идти кадет уже совершенно точно мог, да и другие симптомы должны были большей частью отступить.
____________
+ Тенек, Освальд, Эвен Оро, Кристаль Харт, Тари Эйла, Дука


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 05 2016, 14:39:41 #114
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Променад, Реплимат, Лазарет


Освальд встал и, со смесью удивления и стыда на лице, послушно пошёл в лабораторию.
- Как так получилось? - поражённо спросил он, когда оказался внутри. - Я выпил-то всего ничего, там даже стакана целого не было! Каюсь, любопытство взяло верх.
Несмотря на то, что Тенек обратился только к джентльменам, Эвен последовала за всеми.
-Вы уверены, что разумно таскать моего пациента, который пять минут назад не мог держаться на ногах, по всему лазарету? - скрестив руки на груди, уточнила женщина, - Зачем вы это сделали? Я бы хотела оставить его на месте и понаблюдать его состоянием.

Из всех, окруживших его, Тенек выбрал для ответа сестру Эвен – её вопрос в данном случае был наиболее оправданным.
– Не этично обсуждать состояние и диагноз пациента в присуствии корреспондента, даже если корреспондент сам формально проходит лечение. Эта леди... – на долю секунды Тенек замер, словно отыскивая в памяти нужную информацию, – мисс Харт, корреспондент и телеведущая. Что касается мистера Макдауэлла, – вулканец посмотрел на Освальда, слегка нахмурившись, – то он нарушил врачебное предписание не употреблять алкоголь в течение полутора часов после терапии, ликвидирующей последствия предыдущего опьянения. Я ликвидировал последствия его безостветственного поступка, через 13 минут 59 секунд его состояние полностью нормализуется. Тем не менее я хотел бы на ближайшие два часа оставить его в лазарете под вашим присмотром, во избежание повторения данного инцидента.
- Да какие ещё два часа?! - эмоционально прошипел Освальд. - Чёрта с два, у меня ещё дел выше крыши. Теперь я на своей шкуре знаю, чем может грозить нарушение врачебного предписания, так что подобное, поверьте на слово, не повторится больше никогда!

Все было гораздо банальнее, чем Ракар себе представил изначально. Похоже, он слишком далеко зашел в своих тщательно культивируемых теориях заговора и подозрениях. И это завело его не туда. Все обошлось, и он успокоился.
- Благодарю вас за своевременную реакцию, мистер Тенек и доктор, - улан посмотрел на баджорку, - сожалею об этом неприятном инциденте, я сделал выводы и в следующий раз буду аккуратнее с ознакомлением других рас с ромуланскими напитками. Прошу вас не задерживать кадета Макдауэлла на лишних два часа сверх необходимости, ему следует готовиться к предстоящим мероприятиям.

-Я согласна с доктором Тенеком, - заметила Эвен, ее скрещенные в защитной позе руки слегка расслабились, - Мистер Макдауэлл, прошу вас соблюдать врачебные предписания и вернуться на место, мне нужно будет провести дополнительное сканирование. Несмотря на то, что вам уже лучше, поскольку доктор Тенек, очевидно, знал, что происходит, иногда за очевидной причиной реакции может скрываться что-то еще, и я должна исключить все возможные риски. А всех посторонних, - сестра Эвен посмотрела на ромуланца, - прошу покинуть лазарет.
– Я рад, что вы смогли сделать выводы, хотя бы на собственном опыте, – сказал Тенек Освальду. – Однако официально вы сейчас – пациент сестры Эвен, поэтому договариваться о вашей выписке вам придётся с ней. Что касается меня, я не слишком доверяю вашим заверениям и вашему благоразумию.
- Что вы знаете о моих благоразумии и отношению к собственным заверениям, чтобы отказывать в доверии? - фыркнул Освальд. - Правильный ответ - ничего. Но, раз уж решать не вам... - кадет демонстративно повернул голову в сторону баджорки.
- Госпожа Эвен, честное слово, я в порядке, - заверил он. - Точнее, вот-вот буду в порядке. У меня нет причин сомневаться в выводах Тенека, но, если что-то пойдёт не так, я тут же явлюсь в лазарет. В конце концов, "Кварк'с" совсем рядом, а я буду почти всё время в голокомнате.
Ракар слушал перепалку кадета и врачей и, несмотря на то, что от него требовали покинуть лазарет, все же решил вставить еще пару слов.
- Я думаю, кадет Макдауэлл достоин доверия и вполне благоразумен, куда более чем многие другие, подобное не повториться. Вы можете отпустить его под мою ответственность.
Ракар обращался к баджорскому доктору, одновременно понимая, что искать подходы к участникам проекта впредь придется без использования ромуланского эля.
-Обследование, - сказала Эвен, - А там посмотрим по результатам. Потому что вы сколько угодно можете быть благоразумным, кадет Макдауэлл, но силой воли остановить возможные опасные процессы в вашем организме не способны. И это конец дискуссии.
– Я останусь здесь до конца обследования, – сказал Тенек сестре Эвен. – Вероятность осложнений не превышает двух процентов, но лучше убедиться, что их удалось избежать.
- Да ради всех придуманных богов во Вселенной! - простонал Освальд, хватаясь за голову. - Ладно, но пусть это будет побыстрее!
Спорить с врачами не имело смысла, в действительности пусть они лучше вылечат звездофлотского кадета как следует. Ракар испытал досаду от собственной ошибки, которую уже не повторит. Он посмотрел на Макдауэлла с сожалением, но говорить ничего не стал. Вместо этого кивнул Тенеку и доктору, вышел из лазарета и отправился к себе в каюту. Почта должна была придти раньше, наверняка. Задержка могла означать, что служба безопасности станции пыталась ее читать.
___________________________________________
С Ракаром, Тенеком, Эвен Оро


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 05 2016, 12:04:46 #115
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Лазарет

Интересная ситуация в лице кадетов проекта “Альфа” и одной из медсестер прошествовала мимо Кристаль к выходу из смотровой. Правда, с журналисткой осталась второй медик - более молодая баджорка с короткими медно-рыжими волосами. Сосредоточенно закусив губу, она водила ручным медицинским сканером вокруг головы Кристаль.
-Не вижу ничего… серьезного, - задумчиво констатировала она, - А сейчас все еще болит?
Поудобнее устроившись на кушетке, Кристаль дала Тари Эйле закончить осмотр, а сама с легким разочарованием обвела взглядом помещение.
- Хм, надо же, как быстро все прошло, - пожала она плечами, говоря то ли о своей головной боли, то о развернувшейся перед ней сцене.
Она перевела взгляд на медсестру и улыбнулась:
- Похоже, кадеты из проекта «Альфа» не дают скучать всей станции. И часто тут такое?
-Какое - такое? - удивленно спросила сестра Тари.
- Интересные медицинские ситуации. Или еще что-нибудь… интересное? Впрочем, неважно, это я и сама скоро увижу. Но скажите, разве стажер Тенек не относится к проекту? – перевела Кристаль тему. – Почему он работает в лазарете на станции?
-Мистер Тенек, он… эээ… - сестра Тари обернулась в сторону лаборатории, - Он не то чтобы официально работает в лазарете... Но недавно, когда на станцию напала Аномалия, и сестра Эвен была тяжело ранена, он взял всю ответственность и организацию лазарета на себя и спас многих людей. Он настоящий герой, мэм! Это ведь у вас камера? - девушка показала на съемочное оборудование, лежащее рядом с Кристаль на кушетке, - Вы что-то вроде журналиста? Тогда вы просто обязаны снять про мистера Тенека сюжет. Или написать статью, и чтобы там была большая фотография.
Журналистка задержала взгляд на медсестре, а затем широко улыбнулась и кивнула:
- Да, вы правы, и именно за этим я здесь. На станции, я имею в виду, - поправилась Кристаль. – Рассказать о проекте и его участниках, об их героизме и самоотверженности. Но прежде, чем я поговорю с мистером Тенеком, я бы хотела побольше узнать о нем. Вы ведь работаете с ним вместе с лазарете, значит, должны его знать лучше остальных. Этот молодой человек наверняка так же скромен и сдержан, как и все вулканцы, и не будет хвататься о своих поступках, но вы можете помочь мне. Расскажите, как он проявил себя во время этой…. Аномалии? Как теперь справляется с двойной работой – на станции и в проекте?  Вы смогли найти с ним общий язык? – на последней фразе она хитро посмотрела на баджорку и слегка приподняла бровь.
-Мы не то чтобы работаем вместе… - заметила Тари Эйла, - На самом деле, это было только во время того случая с Аномалией. Сестра Эвен работает с ним гораздо больше… или хотела бы работать, в любом случае. По-моему, она неровно к нему дышит, бедняжка, но вы знаете, какими могут быть вулканцы… Ой! - баджорка поднесла руку к губам, поняв, что сболтнула лишнее, - Но только вы же понимаете, что это большой секрет. Вы не должны использовать это нигде в вашем сюжете.
- Даже так? – Кристаль казалась немного удивленной. А еще – хоть это было по ней и не заметно – раздосадованной, что ей досталась «не та» баджорка. – Не беспокойтесь, секреты сестры Эвен останутся с ней! Если, конечно, она сама не захочет дать мне интервью и побеседовать как-нибудь после смены. Но ведь ее можно понять, разве нет?
-Понять? - Тари Эйла нахмурилась, пытаясь уяснить, что именно журналистка имеет в виду, - Ну… да, наверное. Мистер Тенек достаточно… экзотичен по внешности и, наверное, у него есть какие-нибудь... крутые вулканские увлечения, и к тому же, как я уже говорила, он настоящий герой. Думаю, если бы по этому их проекту издали обновленную брошюру для будущих кандидатов, он бы хорошо смотрелся на обложке.
- Это отличная идея, - подхватила ее мысль Кристаль. – Надеюсь, что сам Тенек не станет возражать – ведь это было бы важно для проекта и его успеха. Надеюсь, в «Альфе» он проявляет себя так же хорошо, как и в лазарете. Сейчас важно сделать все, что повлияет на его сохранение. Кстати... Вы ведь знаете о фуршете на Променаде сегодня, который устраивают кадеты? Почему бы вам и сестре Эвен не зайти и не пообщаться с мистером Тенеком в неформальной обстановке. Ведь подобные мероприятия именно для этого и сделаны, - усмехнулась она, возвращая камеру на ее законное место около глаза.
-Да, конечно! - улыбнулась девушка, - Там ведь не только фуршет проекта будет, это событие для всей станции. Обязательно приходите поснимать.
Кристаль с улыбкой кивнула. Пропускать фуршет она не собиралась – это была не только прекрасная возможность пообщаться со всеми, но и посмотреть на взаимодействия участников проекта со стороны. А это ценнее любого интервью.

В глубине души Тенек надеялся, что пока они были заняты в лаборатории, леди-корреспондент ушла, но надежда – особа капризная, и сама решает, когда оправдать ожидания, а когда нет: мисс Харт всё ещё была в лазарете, хотя не было похоже, чтобы над ней производили целительские манипуляции. Вулканец, пожалуй, впервые испытал некоторое сожаление из-за того, что в этом лазарете распоряжается не он, и, соответственно, право выпроводить праздношатающихся также принадлежит не ему. Оставалось надеяться, что сестра Эвен не будет пристрастной и попросит землянку удалиться также свободно, как попросила ромуланца.
Освальд вышел вслед за вулканцем и баджоркой и послушно сел, где ему указали.
Но прежде, чем приступить к подробному обследованию Освальда, Эвен Оро увидела Кристаль.
-Сестра Тари, что здесь происходит? Вы до сих пор не определились, что делать с пациенткой?
-Ну… - начала более юная баджорка, - Видите ли...
- Если у вас затруднения с диагнозом, проведем более детальное сканирование. Мэм, пожалуйста, сдайте ваши личные вещи, сестра Тари сейчас принесет вам пижаму.
Кристаль проворно соскочила с кушетки, скользнула взглядом по сестре Эвен и обратилась к Освальду:
- Мистер Макдауэлл, я рада видеть, что вам уже лучше. Это все чудесная работа мистера Тенека? Вы должны ценить своего товарища по проекту! Было бы обидно, если бы вы не смогли принять участие в сегодняшнем мероприятии, - совершенно искренне сказала она, а затем уже перевела взгляд на старшую медсестру: - Не беспокойтесь, ваша коллега уже провела обследование и ничего не нашла.  Да и голова чудесным образом перестала болеть, надо же, как бывает… - говоря это, она настраивала камеру так, чтобы в объектив попали все действующие лица. – Зато, пока вас не было, я предложила сестре Тари прийти на сегодняшний фуршет.  Надеюсь, вы тоже не пропустите это мероприятие, - женщина чуть заметно обернулась к более юной баджорке и улыбнулась ей краешком губ.
- Какая отличная идея! - изобразил восхищение Освальд. - Хотелось бы и мне чем-то отблагодарить сотрудников лазарета, вот только... - он осмотрелся по сторонам, - если вы меня тут задержите, я не успею приготовить чего-нибудь вкусненького специально для вас, сестра Эвен. Сестра Тари, а уж вас-то я всегда буду рад чем-нибудь порадовать. В благодарность за вашу доброту во время нападения Аномалии.
_______________________________________________
С Кристаль Харт, Тенеком, Эвен Оро и Тари Эйлой
« Последнее редактирование: 26 05 2016, 12:20:19 от Освальд Макдауэлл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 05 2016, 12:59:24 #116
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро
Станция ДС9. Лазарет


– Кадет Макдауэлл, - поджала губы Эвен, - у вас есть только одна возможность отсюда выйти - после обследования. И чем скорее мы его проведем, тем скорее вы сможете вернуться к вашим приготовлениям. Никто не умрет, если вы немного опоздаете. Что касается вас… - она повернулась к Кристаль Харт, - то я тоже хотела бы перепроверить данные лично. Просто так голова не болит. Поэтому сядьте на место и снимите с головы эту… штуку. Вполне возможно, что именно она - причина вашего состояния.
Кристаль на мгновение задумалась, будто взвешивала «за» и «против», и, очевидно, первое перевесило.
– Как скажете, - она не стала спорить и покладисто вернулась на место. Здесь все еще было интересно, а сестра Эвен потенциально могла многое рассказать.
– Если вы не возражаете, я мог бы обследовать кадета Макдауэлла и внести в его медицинскую карту полученные данные, в то время как вы проверите состояние мисс Харт, – предложил Тенек сестре Эвен. – Так или иначе мне пришлось бы ознакомиться с данными моего коллеги, поскольку он принадлежит к проекту и находится на моей ответственности.
Освальд перевёл взгляд с баджорки на вулканца, а потом опять на баджорку и измученно спросил:
– А кто из вас быстрее закончит, а?

– Когда речь идет о здоровье, суета может стоить слишком дорого, - менторским тоном сказала Эвен, - Доктор Тенек, я согласна с вашим распределением. Сестра Тари, вы все еще здесь? Что вы там насканировали?
Юная баджорка протянула трикодер коллеге, и сестра Эвен погрузилась в изучение показаний.
– Хм… - произнесла она, - Хммм… Так значит, внезапный спазм? И все уже прошло?
– Вот видите, сестра Эвен, я совершенно здорова, - Кристаль неторопливо встала с кушетки, будто и вовсе не хотела ее покидать. - Но я понимаю, это ведь ваша работа. Я уверена, это именно такое поведение, которого ожидал от вас доктор Тенек.
Женщина привычным движением вновь водрузила камеру на законное место, выбрала ракурс получше и проговорила:
– Мистер Тенек, мистер Макдауэлл, надеюсь увидеть вас на фуршете и пообщаться в более неформальной обстановке, - она улыбнулась и каждому из них по очереди, хоть на вулканца это не произвело никакого эффекта. - Сестра Тари, сестра Эвен, было приятно с вами познакомиться.
Она исчезла из лазарета также быстро и незаметно, как в нем и появилась, к величайшей радости присутствующих.
– Но… - начала Эвен, разведя руками.
– Я все сделала правильно, - немного обиженно заметила Тари, - Сканирование показало, что никаких проблем со здоровьем нет, значит, эта женщина… соврала? Но зачем? И что в таких случаях делать? Нельзя же прямо сказать пациенту, что он лжет!
– Можно, – подал голос Тенек, продолжая следить за состоянием Освальда, – если вы в этом уверены. И нельзя, если есть хоть небольшая вероятность, что пациент сказал правду и недомогание имело место. Сестра Эвен, взгляните на данные мистера Макдауэлла. Показатели в норме, но как с ним поступить, решать вам.
– Сестра Эвен, - взмолился Освальд, - вашими же Пророками прошу: отпустите меня!
И чуть тише прошептал:
– Да чтоб я ещё хоть раз…
– Полчаса, - твердо ответила Эвен, - Еще полчаса, а затем будете свободны, кадет.
– Но все-таки… что бы вы сказали, доктор Тенек? - спросила Тари Эйла, - Я не вижу, что с вами что-то не так, поэтому вы можете идти? А если бы она стала настаивать? Это может быть ложь, а может быть какое-то психологическое состояние, при котором она действительно верит, что ей больно.
– Совершенно верно, – подтвердил вулканец, – По этой причине я не стал бы обвинять эту леди во лжи, вместо этого я расспросил бы о возможных стрессовых ситуациях и о неидеальной совместимости с её оптическим прибором, как это предположила сестра Эвен. Но по этой же причине головная боль наиболее удобный предлог для симуляции, хотя и иные виды болей могут иметь неврологический характер.
– А вы не можете повесить на меня что-то вроде сканера, который удалённо будет передавать информацию на один из ваших терминалов, например? - спросил Освальд.
– Отдыхайте. Никуда ваш фуршет за полчаса не убежит, - отмахнулась Эвен, а затем повернулась к Тенеку, - В лаборатории вы назвали эту женщину по имени. Что вы о ней знаете?
– Только то, что сказал: она журналист и телеведущая. Я видел её мельком в новостях, но не интересовался её деятельностью специально.
Освальд недовольно фыркнул и повернулся к молодой баджорке.
– Сестра Тари, мне так и не представился случай сказать вам спасибо за вашу заботу во время нападения Аномалии. Именно ваша доброта позволила мне не пасть духом, пока я лежал беспомощным и бесполезным грузом на одной из этих кушеток. Надеюсь увидеть вас на фуршете. Вы любите сладкое? Специально для вас приготовлю один десерт, который безумно нравится моей сестре! Ну а если не сможете вырваться - занесу сюда, когда выдастся минутка.
– В моём присутствии больше нет необходимости, я вернусь к делам проекта, – сказал Тенек, педантично убирая использованные им приборы на предназначенное для них место. – Леди, вам не стоит беспокоиться, вы действовали разумно и компетентно, – и, покосившись на сестру Эвен, добавил, – и очень решительно. Я не ожидал от вас такой твёрдости и последовательности.
Когда Тенек вышел из лазарета, в смотровую заглянул санитар Дука.
– Я подслушивал, - без тени смущения признался бывший жулик, - И вот, если вам интересно мое мнение, то таким симулянтам, как эта мисс Харт, нужно выписывать баджорский успокаивающий травяной чай и выгонять - так и вреда не будет, и на неоказание помощи жаловаться нет причин.
– Как можно! - всплеснула руками Тари, возмущенная предложением коллеги.
– Почему он это сказал… - расстроенно пробормотала Эвен, - Он совсем меня не ценит…
Высоко подняв голову, старшая медик вышла из смотровой и сердито загремела дверцами шкафов где-то в районе склада лекарств.
– Неловко получилось… - признала Тари Эйла.
_____________________
с Освальдом, Эвен, Тари, Дукой и симулирующей мисс Харт


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 05 2016, 10:16:39 #117
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро.
Станция ДС9, каюта Ракара, голокомплекс “Кварк’с”


Вернувшись к себе в каюту, ромуланец первым делом запер дверь.
Сообщение с файлами по его запросу уже пришло, когда он ввел свой логин и пароль на терминале. Формат их свидетельствовал, что они предназначены для воспроизведения голографическими эмиттерами, чтение их иными способами было безрезультатным. Пока Ракар копировал все присланное на носитель, обдумывал случившееся.
Он выбрал не тот способ дипломатии, не верную стратегию. Тем более этим утром. Кто бы мог подумать, что земному кадету станет плохо. Очевидно, такого не должно было повториться. Особенно было важно то, что первым делом улан заподозрил попытку убийства. Вероятно следовало отбросить такие подозрения и перестать подозревать всех и вся в диверсиях против него, нужно было поверить в нечто другое, оставить стратегию ведения скрытых войн и привычную напряженность недоверия. В конце концов следовало самому до конца поверить в свои собственные слова о мирном диалоге и доверии, и действовать в соответствии с ними. Поверить в то, что Тенек не желал ничего, что может принести вред, поверить в возможность той декларируемой Федерацией цели проекта и настоящую возможность достижения лучшего будущего для Альфа-квадранта. Доверие - очень важная субстанция, но слишком сложная. Перейти эту черту было слишком сложно. Слишком доверившись - он может пойти не тем путем, не увидеть настоящей опасности для Ромуланской Империи, пропустить ее и потерпеть поражение. Где та грань, когда следует остановиться и где та грань, не достигнув которой можно совершить ошибку? Сложный вопрос. Но настоящее начало дороги можно было найти только в самом себе, оставив привычные стереотипы, навязанные веками, и попытаться строить что-то новое на других принципах бытия. Только бы не допустить в этом ошибку, поверив в невозможное. Но может быть путь к невозможному начинается не внутри генерального штаба, а в одном человеке, который не знает, что невозможного не достичь и просто выбирает путь следования к цели, которую считает важной. Может быть нет ничего невозможного на самом деле, может быть все зависит от одного человека, способного потом рассказать другим, что ничего невозможного нет.

Ракар улыбнулся, понимая, что через какое-то время увидит родные пейзажи, хоть и воспроизведенными всего лишь фотонами. Может быть долину Ракка, или море Свежести. Однако предаваться ностальгии было не время, его ждало задание или другая важная информация. Сжимая в кулаке носитель данных, он отправился в Кварк’с и снял голокомнату на час. Подготовкой презентации он займется позже, в первую очередь в коде нужно найти послание. Спустя недолгое время он запустил содержимое носителя на исполнение и клетчатый дизайн голокомнаты преобразился.
Голографических образов было всего десять, Ракар бегло просмотрел каждое из них. Согласно протоколу, внедренная информация должна была находиться в девятом из десяти. Это была долина Джулы. Ночная съемка. Горный каскад, озеро в низине, облака и такие привычные рисунки созвездий. И всё-таки Рем. Он отражался в озере. Улан вздохнул, глядя на всё это, и задержался, чтобы полюбоваться. Потом спустился по каменному уступу ниже и пересек разлом, уходивший далеко вниз. Вниз осыпалась каменная крошка, голографическое изображение было до крайности невероятно реальным. И в этом месте, где его не было видно со стороны входа в голокомнату, он рассмотрел недостаток, баг или неточность детализации. Тогда стандартным жестом ладони он пересек пучок фотонов сначала от верхних голоизлучателей, затем от боковых и нижних и спустя минуту увидел текст, для него предназначенный.

Дефект изображения преобразился, став текстовым полем, и улан расширил это текстовое поле на поверхности скалы, что бы прочитать сообщение целиком. Птица войны, на которой он прилетел - достигла нейтральной зоны и патрулирует ее с ромуланской стороны, шаттл с маскировкой без утечки хронитонов имеет предполагаемое время достижения до места его эвакуации - 12 суток. Последовательность вызова помощи сменена, ее следовало запомнить. Отец передавал ему пожелание быть бдительным и привет от матери. Ракар подумал о времени, когда нейтральные зоны станут не нужны. Но это было слишком невероятным и далеким временем. Потому что всегда есть те, кто хочет войны и превосходства. И Федерация из их числа. Что под силу одному? Впрочем, об этом думать слишком рано. Ракар закрыл текстовое поле и следующим кодовым движением удалил этот участок файла. Больше в голографическом изображении не было недостатков.
Остаток часа оплаченной голокомнаты он провел на уступе, глядя как звезды, видимые с Ромула, отражаются в озере. Затем завершил программу и вышел в коридор.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 05 2016, 10:20:10 #118
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро.
Станция ДС9, голокомплекс “Кварк’с”


Нет ничего страшного в том, что участники "Альфы" увидят Ромул. Нет в галактике планеты, прекраснее Ромула. Он будет по праву гордиться своей презентацией, вернее  - своей планетой. Кроме того, это даже хорошо, потому что в некотором частном случае он будет даже рад, что это увидят. Ни один земной Париж не сравнится с Ромулом, он был в этом уверен, хотя никогда его и не видел.
С характерным звуком двери голокомнаты открылись, ромуланец шагнул в коридор и чуть не столкнулся с клингонкой в обычной клингонской военной форме. Что бы не сбить ее с ног, Ракар резко отступил в сторону и остановился. Командование напоминало, чтобы он не дал обвести себя вокруг пальца клингонке. Она здесь с теми же целями и заданиями, что и он. Разведка. Командование напоминало. В этом не было необходимости, но командование беспокоилось. Нет нужды сомневаться, улан Ракар не забывает о своих обязанностях и не расслабляется на задании.
Сжав губы, улан улыбнулся.
- А, М'Кота! – добродушно и немного насмешливо произнес он, как будто и не ожидал никого здесь увидеть, как будто встретил старого знакомого случайно. – Вы заняли очередь за мной? Голокомнаты со вчерашнего вечера забиты до отказа, другим гостям станции везет не так, как участникам проекта.
– О, можешь не волноваться, я не буду дезинфицировать её после тебя, – усмехнулась клингонка, – ксенофобия не по моей части. Но ты можешь сбегать в лазарет за респиратором, чтобы не дышать со мной одним воздухом – это будет смешно.
- Гм, М'Кота, - удивился Ракар, - не вижу ничего предосудительного в том, что бы дышать с вами одним воздухом, потому что мы дышим одним составом. Интересно, чем обязан подобным отношением. Мы с вами еще не успели не только поругаться, но и даже хоть что-нибудь обсудить. Или это ваша природная склонность? – съязвил улан.
Клингонка его провоцировала. Неужели она думала, что ей удастся?
– Вроде того, – ответила М’Кота с неожиданной серьёзностью. – Вы презираете тех, кто атакует в лоб, мы презираем тех, кто бьёт в спину. Не представляю себе, как мы могли бы поладить.
О, это было прекрасно. Любой гражданский ромуланец уже вышел бы из себя прямо сейчас и немедленно. И Ракар бы мог, но он был на службе и тренирован для любой такой ситуации. Он лишь усмехнулся, и некоторое время продолжал смеяться, разглядывая девушку. Она напала не на того. Он был профессионалом.
- Поразительно, как настойчиво вы хотите поругаться. Но у нас проект не про это. Проект про то, чтобы поладить. И нет, я вас не презираю, - он тоже стал серьезным резко, внезапно, - вас лично. Но история вашего народа довольно ясно показывает, что удары в спину свойственны клингонам довольно часто. И я даже не сомневаюсь, что вы знаете свою историю, поэтому не буду углубляться междоусобную борьбу разных клингонских домов. Конечно, все это вовсе никак не относится к вам лично. Поэтому, мне кажется, шансы поладить у нас есть.
– Вот только не надо про историю, – сказала М’Кота не меняя тона. – Клингонов, которые бьют в спину, я презираю так же сильно, как и любого другого подлеца. К счастью, мне не приходилось таких встречать. Что касается тебя – лично тебя – у тебя есть шанс стать первым ромуланцем в истории моего народа, который в спину не бьёт. Уверен, что справишься?

Клингонка была прямой и открытой как черепно-мозговая травма. Точное сравнение, только оно относилось ранее к другому участнику, землянину. То была характеристика его коллеги. Интересно, как некоторые земляне похожи характеристиками на клингонов. А некоторые – совсем нет. Вот Макдауэлл совсем не похож. Про Сатала и вовсе говорить нечего, тот хотел быть вулканцем.
- Мы уже на ты, я верно понял? – Ракар продолжал улыбаться. – У меня много различных шансов, в том числе шансов справиться тоже, - уклончиво ответил он, - но как же вы плохо нас знаете. И еще меньше понимаете. Это упущение и недостаток. Тактика и стратегия выигрышного боя, победной компании и войны – не может сбрасывать со счетов методики, приводящие к победе. Потому что не существует хорошего дня для смерти у тех, кто хочет жить. И если когда-нибудь мне придется защищать твою спину – я не допущу тупой и проигрышной атаки, потому что итогом останется твоя открытая спина, в которую ударит враг. И это в некотором смысле будет предательством. Поэтому имеет смысл уточнить некоторые термины.
М’Кота только хмыкнула:
– Слишком много слов. И они доказывают, что лично ты, – она снова подчеркнула эти слова, – понимаешь в клингонах ещё меньше, чем я в ромуланцах. А уж в нашей стратегии и тактике и вовсе ничего. Но это неважно. И болтовня про шансы тоже неважна. Время покажет, кто ты такой и чего стоят твои слова, только и всего.
____________
И М'Кота


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 05 2016, 10:20:55 #119
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, утро.
Станция ДС9, голокомплекс “Кварк’с”


Уход от прямых комментариев, отсыл к "много слов" – это означало его победу в дискуссии. Нет, она вовсе не была тупым клингонским животным, достойным ромуланского зоопарка. Этот мем и стандартная фраза скорее были данью пропаганде, чем чем-то реальным. Ровно как и пропаганда слабости Федерации. Федерация вопреки пропаганде не была ни слабым, ни недалеким противником. Ракар вообще не понимал, почему пропаганда ставила такие тезисы. Желание успокоить народ и убедить его в собственном превосходстве и исключительности – не самая лучшая цель. Но здесь все-таки был смысл – видя сильного противника, народ мог потребовать от вооруженных сил справиться с ним, ликвидировать его. Что понесло бы множество жертв с обоих сторон, и в первую очередь с ромуланской стороны. Сложная вещь политика. Балансировка на грани. На множестве разных граней. Но как бы ни было – Ракар не хотел напрасных жертв. Жертв ради непонятных целей. Он не хотел видеть свои руки в крови, потому что уже видел их в крови, и ему это не понравилось. Он видел смерть, и сожалел об этом. Смерть, произведенную собственными руками. Необходимость, созданная искусственно, ее можно было избежать, если бы изменились обстоятельства. Но не существует условия "если бы" в контексте истории.
- Может быть… может быть… - нейтрально задумчиво произнес он, - я читал твой отчет, в нем действительно нет анекдотов про ромуланцев, как ты и обещала. Но я заинтригован. А что, они у вас есть?
М’Кота посмотрела на ромуланца скептически. Анекдоты ему! Сперва трусливо увильнул от прямого вопроса – сам он, наверное, воображал, что это было дипломатично, – а теперь и вовсе менял тему.
– У кого их нет, – сказала она. – Земляне утверждают, что мир выжил, потому что смеялся. Не скажу, что они так уж неправы.
Клингонская стратегия разведки была очень своеобразна. Коммандер Марк ясно сказал, что М’Кота здесь с такой же целью, как и он сам. Поразительно, как действовали клингоны. Таким способом действия можно было добиться лишь успешных диверсий, но в очень ограниченных количествах. Либо они надеялись при относительном покровительстве Федерации узнать ряд секретов, не меняя собственных стандартных тактик. А может они просто не умели иначе. А может … его новые собственные выводы отчасти его пугали – может – она вовсе не из разведки. Опасный путь, тонкий лед, на него нельзя ступать. Он не имеет права так вольно мыслить. Командование право, командование право всегда. Но нельзя ограничивать мышление. Истинная слабость – постановка своего мышления в определенные границы. Люди из науки добиваются вершин познания и передовых технологий потому, что расширяют границы своего разума. Он тоже должен так поступать.
- Никогда не слышал анекдотов про наших людей. Тем более от клингонов. Земляне… - улан усмехнулся, - они склонны шутить и подменять истинные причины шуткой, а вы верите…
М’Кота прищурилась:
– Ты действительно такой ненормальный или притворяешься? Эй! – она помахала рукой, словно приветствуя его издали, – смеются не только земляне! Я никогда не была на Ромуле, но, ручаюсь тебе, ваши собственные пугливые граждане смеются и ещё как! Наз землянами, над клингонами, друг над другом и даже... только не пугайся, дорогой, но даже над вами – над правителями и всемогущим Тал-Шиар. Потому что смех – это свобода, а без свободы ни одна живая душа не может существовать.
Она развела руками, словно поражаясь ограниченности его взглядов, и добавила:
– Все смеются. Разница в том, что одни смеются свободно, а другие – тайком.
Грубость, попытки унизить и смеяться. В этом все клингоны. Другие ромуланцы осуществляли с ними проекты, не заводя лишних бесед. Только деловой подход, минимум слов, больше дела. А его текущая миссия требовала от него в равной мере много слов и столько же дела. Он пропустил мимо ушей всё, на что можно было возмутиться.
- Я тоже знаю одну земную поговорку: хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Но давай оставим землян, мы с тобой вовсе не они. Я тебе не враг. А насчёт анекдота - мне действительно интересно. Я ещё не встречал клингонского юмора раньше. Расскажешь?
– Последними всегда смеются законы Вселенной, – М’Кота посмотрела на ромуланца почти с сочувствием, ведь он-то был уверен (вот бедолага!), что последними смеются особо одарённые представители Тал Шиар. Клингонка пожала плечами, – Ну ладно, хотел анекдот – получай. Пришёл Кью к землянину, вулканцу и ромуланцу и говорит: загадайте два желания. Одно сразу, а второе, когда первое исполнится. Землянин загадал отпуск на Райзе. Закончился отпуск, приходит к нему Кью, а землянин говорит: шикарно было, давай повторим! Вулканец загадал пройти Колинар. Приходит к нему Кью после Колинара, а вулканец и говорит: нет у меня желаний, и вообще я тебя не помню – ты кто? А ромуланец загадал узнать про все заговоры Галактики. Узнал. Сидит и говорит: «Нет... Не-ет!.. Нет, ну не может быть! Слышышь? Хочу всё это забыть и сам всё расследовать, а то дурь какая-то получается!»

Ракар сложил руки на груди и приготовился слушать с почти самодовольной улыбкой улыбкой.
- Ахх-ха-ха, - совершенно искреннее и протяженно засмеялся он, - Вот про вулканца – в точку, совершенно так и есть, как я ему и говорил! А про ромуланца… - улан немного задумался,  - в этом тоже что-то есть, знаете ли. Про то, как интересен сам процесс. Что ж, забавно. Это клингонский? Ха! Должен признать, сочинял эту историю не глупый клингон. А еще есть?
– А ещё некоторые особо хитрые шпионы могут серьёзно заболеть, если поймут, сколько глупостей натворили, и как часто им случалось перехитрить самих себя, – заметила М’Кота, но оценила чувство юмора ромуланца снисходительно, – для первого раза сойдёт, честно говоря, я думала, до тебя вообще не дойдёт. Есть ещё земной, говорят, переделанный из какого-то старого. Сгодится?
Улан довольно улыбался:
- Вы мало знаете о нас, но у тебя есть шансы узнать лучше. – Клингонка откровенно веселилась над ним, но грубости убавилось, открытого противостояния и вовсе почти уже не было. Удовлетворительный результат.
- Земной тоже с удовольствием послушаю, раз уж они умеют смеяться.
– Ну слушай. Идут по лесу землянин, клингон и ромуланец. Клингон и говорит: «Видите то большое дерево? Вот под ним на меня год назад какой-то идиот напал. Драка была! Три часа дрались! А потом я его убил и там же закопал». Землянин спрашивает: «А кто такой и чего напал?» Клингон отвечает: «Да кто ж его теперь разберёт?» И пошли дальше. А ромуланец отстал. Через пару часов догоняет и говорит: «На тебя год назад напал такой-то такой-то, из такой-то семьи, по таким-то причинам, и дрались вы не три часа, а всего 20 минут». Клингон ему: «Ну ты даёшь! Откуда узнал?» А ромуланец скромно так: «Да что там узнавать? Он сам признался!»
Несколько секунд ромуланец задумчиво молчал, глядя вниз.
- Это из области фантастики скорее, но я понял. Приятно знать, что земляне могут оценить по достоинству некоторые вещи и даже их приукрасить. И то – что ты умеешь смеяться над клингонами тоже, - сказал он, наконец. – М'Кота, благодарю за хорошее настроение с утра. Не так уж и много между нами разницы. С ходу я тебе сейчас не скажу – но обещаю найти что-нибудь в ответ, ты посмеешься тоже. А теперь, - он указал рукой на все еще открытые створки двери голокомнаты, - не буду тебя задерживать, всем нужно готовиться.
Ракар все еще посмеивался, глядя на клингонку.
– Ты оценил способность посмеяться над собой? – с улыбкой удивилась М’Кота. – Ну, значит, ты не безнадёжен. Может, у тебя это даже когда-нибудь получится?
Она поднялась парой ступенек выше и махнула оттуда рукой:
– Хорошего дня, ромуланец! И заходи за угощением. Я не думаю тебя отравить, но если сомневаешься, захвати трикодер – я не обижусь.
Ракар погрозил ей пальцем с улыбкой и пошел своей дорогой.
_________________
и М'Кота


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS