* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
15 08 2020, 14:19:21 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 ... 38
0 Пользователей и 7 Гостей смотрят эту тему.   
13 05 2016, 16:24:16 #90
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего


Утара наконец пришла в себя и лишь развела руками:
– Если бы я знала, какие женщины нравятся мистеру Кораму, я могла бы что-то сказать на эту тему, но милостью Провидения, я об этом ничего не знаю!
Она потрясла головой, словно отгоняя навязчивое видение, и продолжила:
– Не могу поручиться за свою правоту, но на мой взгляд мягко и любезно стоит вести себя с мистером Корамом именно коммандеру Мори. В первую очередь, потому что он злопамятен, и лесть со стороны глинна Толан может раззадорить его и подтолкнуть к тому, чтобы насладившись триумфом, сильнее ударить и больнее отомстить. Кроме того, тут может оказаться уместен старый приём с «хорошим и плохим полицейским»... Если б только знать, как он относится к баджорцам и не помешает ли это отношение нашим планам!
-Хороший и плохой полицейский? - нахмурилась Мори, - Что вы имеете в виду?

– Это старинный психологический приём, изобретение которого на многих гуманоидных планетах приписывают стражам порядка, – пояснила Утара, – но, конечно же, практикуется он не только ими. Человек, от которого хотят добиться сотрудничества, контактирует с двумя собеседниками. Один из них держит себя строго и жёстко, оценивая всё сказанное ему критически, второй – мягко, дружелюбно и доверительно. В этом случае наш условный герой инстинктивно потянется к тому, с кем ему комфортнее, обычно к дружелюбному собеседнику. Обычно, – подчеркнула голосом Утара, – но не обязательно! Если же он раскусит этот приём, вряд ли вы добьётесь от него желаемого, поэтому лучше всего постараться сделать психологические манёвры неочевидными. Не думайте, кстати, что это практикуется только при расследовании преступлений или для каких-то шпионских целей! – добавила болианка под конец. – Однажды нам пришлось сделать это, чтобы вызывать на откровенность пациента. Что особенно интересно, наш пациент предпочёл критически настроенного собеседника; потом мы узнали, что этот советник своей манерой говорить напоминал ему старшего брата.
- И кому же вы предлагаете роль хорошего, а кому – плохого полицейского? – усмехнулась Толан. – Можете не говорить, дайте я сама догадаюсь… Но эта тактика может сработать. Как вы на это смотрите, коммандер?
-Держать себя строго и жестко? - повторила Мори, - Но до сих пор эта стратегия не работала и только заставляла его замыкаться в себе, поэтому и вы, и “Саратога” потерпели неудачу.
- Сыграть на контрасте. К тому же от меня он не ожидает другого поведения – к сожалению или к счастью, о нас с советником он уже составил свое впечатление. Конечно, я могу льстить и рассыпаться в комплиментах, - Толан едва заметно передернула плечами, - но на месте Корама я бы удивилась такой смене поведения и не поверила. С другой стороны, он как никто другой любит лесть, - вздохнула она.
– И любит месть! – энергично напомнила болианка. – Мистер Лайтман тому пример. Не думаю, что Корам откажет себе в удовольствии унизить тех, кто, как он сам думает, нанёс ему обиду. Особенно – унизить понапрасну, заставив пресмыкаться и льстить, но так и не предоставив желаемого.
- Советник Рилл, мое самолюбие не пострадает, если Кораму взбредет в голову меня унижать, - конечно, Толан покривила душой, но разве это не было ее проблемой, с которой она справится самостоятельно? – Вопрос лишь в том, стоит ли игра свеч.
– Как думаете, дал бы он пароль, чтобы разблокировать транспортацию, если бы вы ещё тогда рассыпались перед ним в любезностях? – вопросом на вопрос ответила Утара.
- Может быть, - пожала плечами кардассианка. Она уже думала над этим и рассматривала в том числе и тот вариант, что, если бы она наступила на горло своей гордости и гневу и вела бы себя более дипломатично, все могло бы пойти по-другому. – Мы этого не узнаем.
– Гарантированных успехов и гарантированных неудач в подобных делах не бывает, – заметила болианка. – Все могут ошибаться, могу ошибаться и я. Но моё мнение таково: если до инцидента с мистером Лайтманом ваша лесть могла бы свить из Корама пару километров верёвок, то теперь, она лишь подтолкнёт его к тому, чтобы вволю над вами покуражиться и оставить вас с носом.
-Вы считаете все это местью? - покачала головой баджорка, - Всю свою жизнь я старалась держаться подальше от политики, но чтобы сделать это, мне пришлось разобраться в том, от чего же именно держаться подальше. Мне кажется… я понимаю что-то о таких людях, как господин Корам. Точнее о том, кем он хочет быть. Месть - это намеренная попытка навредить и получить от этого удовлетворение, он же искренне считает, что имеет право на такое поведение, что берет то, что ему причитается по статусу. В данном случае - Федерация должна ответить за оскорбление, нанесенное Кардассии, и как только справедливость будет восстановлена, он сможет успокоиться.
 - Что ж, коммандер, значит, вы понимаете его лучше нас с советником, - криво улыбнулась кардассианка. – И без вас нам никак не обойтись. К тому же, именно вы – представитель той самой Федерации, которая так его оскорбила, пусть и в лице кадета Лайтмана. Ну а завтра нам придется уже действовать по обстоятельствам и подбирать подходящую тактику. И быть готовыми, что Лайтмана все же будет судить кардассианский суд, особенно если этот вопрос зависит только от Корама.
-Эту опцию я считаю не допустимой, ни в коем случае, - жестко ответила коммандер, - Я не могу стоять в стороне и смотреть, как проблема решается за счет парня, только вчера вышедшего из Академии. Если уж господин Корам винит Федерацию, лучше я сама поеду на Кардассию. Я - старший федеральный офицер, и мое звание дает мне не только привилегии и удовольствие командовать тут всеми, но и ответственность, в том числе за ошибки подчиненных. Хороший начальник всегда защищает свою команду, несмотря ни на что. Возможно, именно это следует сказать господину Кораму? Что кадет Лайтман слишком незначителен? Какие еще аргументы у нас могут быть?

– О том, чтобы кого-то выдавать, в том числе и вас, не может быть и речи! – возмутилась Утара. – Да-да, меня спросят в последнюю очередь, но даже если отвлечься от личных переживаний, это неверно политически. Проступок – даже не преступление! – совершённый на территории Федерации, гражданином Федерации, должен разбираться дисциплинарным учреждением Федерации. Сегодня нас просят выдать человека за избиение, а завтра за что? За разбитую витрину? Или просто по прихоти? Мистер Лайтман никого не убил и не покалечил, не украл секреты Обсидианового Ордена и не совершал террористического акта. Если Корам не заберёт своё требование, мы можем и должны отказать ему официально, не отдавая никого на заклание взамен Лайтмана. Если бы решение зависело от меня, я отказала бы ему без каких-либо сомнений.
Утара перевела дыхание. Она хорошо понимала, как эмоционально звучит её речь, но её это ничуть не смущало – таким было её мнение, и она не думала его скрывать.
– Вернёмся к попытке уговорить, потому что, разумеется, мирное решение было бы предпочтительно, – сказала она, всё ещё не вполне спокойно. – Если Корам считает, что имеет право поступать так, как поступает, это может вполне комфортно сосуществовать у него и с заботой о собственном эго, и с мстительными настроениями, одно другого не отменяет. Следует ли нам в этом случае ему подыграть? Возможно, если глинн Толан покажет ему, что заботится о будущем кадета Лайтмана лишь формально, и просит простить его лишь ради благополучия проекта и ради политики Кардассии… – Утара вдруг замолчала и прищёлкнула пальцами. – Вот! – воскликнула она, – Как вы думаете, понравится ли ему мысль пожертвововать собой на благо Кардассии? Эта жертва не потребует от него особенных страданий, зато он сможет ощутить себя героем кардассианского романа, который, понимая свои права, отказывается от них на благо Родины!
- Как бы «незначителен» Лайтман ни был, это вопрос личной мести – тут я полностью согласна с советником, - хмуро заметила Толан на предложение Мори. – И поэтому его искренние извинения могли бы помочь. Ну, или, как сказала миссис Рилл, дали бы Кораму возможность отвести душу и унизить его.
А вот речь советника заставила ее улыбнуться.
- Вы, я смотрю, неплохо познакомились с нашей культурой, - кивнула Толан. – И почти угадали. Идея неплоха и могла бы сработать… если бы благо Кардассии беспокоило Корама больше, чем его собственное благополучие. Но ваше предложение натолкнуло меня еще на одну мысль. Если желание мести перевесит желание выслужиться перед своей страной, и он не прислушается к нашим доводам, у нас есть аргументы против самого господина Корама, его поведения, побега и отказа от сотрудничества. Их я собиралась приберечь для разбирательства, а не вывалить на него самого, но, возможно, угроза обратного обвинения его припугнет. Оставив свой пост и позорно бежав, он действовал против интересов Кардассии, а это более серьезное обвинение, нежели нападение кадета Лайтмана, - жестко добавила координатор.
________
Продолжение с Утарой и Мори
Offline  
13 05 2016, 18:38:44 #91
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, кофис командующего

– Советник! - выдохнула Мори, - Вы действительно только что сказали, что избивать чужих политиков на какой угодно территории - это всего лишь несерьезный проступок? Что это… допустимо? Вы все еще не понимаете, что здесь речь идет не о конкретных людях - не о конкретном кадете, которому мы симпатизируем, и не о конкретном мэре, который нам не нравится? Мы все здесь - фигуры на игральной доске, и только наш статус имеет значение.
– Да, вы правы, – согласилась Утара, немного остынув, – это не проступок. И это недопустимо. Но сравнивать действия мистера Лайтмана с проступком всё же менее цинично, чем требовать его выдачи для показательного умерщвления или иного, мало чем уступающего гибели взыскания. Требования Корама неадекватны совершенному правонарушению, если не поддаваться эмоциям и говорить юридически правильным языком. А неадеквтные требования не должны исполняться, если в будущем мы не хотим оставить своих граждан полностью беззащитными перед необоснованными требованиями и провокациями.
Болианка замолчала, уголки её губ резко опустились вниз.
– Коммандер, – снова продолжила она, – когда вы предлагали себя вместо Лайтмана, вы тоже думали не о фигурах на политическом шахматном поле, ведь так? Сомневаюсь, чтобы это предложение поддержало ваше руководство, что касается мистера Лайтмана, то замена его на вас скорее сломает ему жизнь, чем по-настоящему спасёт его.
– Требования господина Корама адекватны - он всего лишь требует правосудия по своим законам. Нас эти законы просто не устраивают… но я очень стараюсь не критиковать чужую судебную систему в присутствие глинна Толан, - поджав губы ответила Мори, - Какое наказание, кстати, предусматривается у вас на Кардассии за подобное?
Кардассианка откинулась в кресле и сложила руки на груди, слушая препирание коммандера и советника. Понять федератов было не так-то просто – ну или, по крайней мере, баджорцев.
– Зависит от обвинения, - пожала она плечами. – За подобное нападение я бы не стала ожидать серьезного наказания – пара лет тюрьмы, может быть - исправительные работы, а может быть и штраф, если дело удастся замять. Но то касается обычных кардассиан. Если мэр Корам будет делать упор на политический мотив, и дело перейдет из плоскости межличностного взаимодействия в агрессивный акт Федерации против Кардассии… - она сделала паузу, давая понять, что от Корама можно ожидать чего угодно, - то наказание может быть более суровым. Но если дойдет до подобных обвинений, я сделаю все, чтобы этого не допустить.
Советник встала и прошлась по кабинету.
– Мы все знаем правду, – сказала она, – и я не вижу смысла её замалчивать. Каким бы ни было «адекватным» наказание по кардассианским законам на словах, на деле, мы не можем гарантировать, что в кардассианской тюрьме Лайтман не подвергнется надругательствам, конечно же, не прописанным в кардассианских законах. Мы не можем гарантировать даже то, что он доживёт там до суда, потому что при всём почтении к влиянию глинна Толан, влияние мистера Корама может перевесить.
– Все верно, советник. Для меня же в этом не будет ничего нового, - мрачно ответила баджорка, - Как я сказала, я готова сделать все, что угодно. И даже если завтрашние переговоры пройдут не слишком гладко, не думаю, что кадету Лайтману стоит волноваться о путешествии на Кардассию. Что ж, пожалуй, на сегодня мы закончим и начнем готовиться к следующему дню?
– Ваше самопожертвование будет излишним, - сухо заметила Толан, поднимаясь со своего места. – Существуют и другие способы не допустить несправедливого обвинения кадета Лайтмана. Ваше же отрицательное суждение о нашей судебной системе, советник, - она выразительно посмотрела на Утару, - несколько преувеличено. Завтра мы узнаем, чего нам удастся добиться на этой стадии.
Она коротко кивнула обеим дамам и направилась прочь из кабинета Мори.
____________________
С Иламой и Мори


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
16 05 2016, 09:32:27 #92
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, жилое кольцо

Когда координатор проекта вернулась к своим делам, ромуланец забрался на второй ярус Променада и некоторое время рассматривал происходящее сверху. Удобное место для наблюдения, несмотря на то, что непосредственный наблюдатель сам находился на самом виду. Потом он отошел от перил и приблизился к большому окну. Именно с этой точки было лучше всего видно червоточину, ничем не проявляющую себя для обычного глаза во время закрытого состояния. Червоточину, где в особенном состоянии свернутого пространства-времени обитали существа, находящиеся на другом уровне существования. Существа, чье восприятие времени не являлось линейным. Они с точностью до наверняка знали какая и когда случится война, и могли утверждать какая именно линия вероятностей будет верна для этой конкретной Вселенной. Минут десять Ракар ждал не откроется ли червоточина, чтобы посмотреть на красивое зрелище. Но ничего не происходило, и он вернулся к своим обязанностям. Нужно было исполнять работу, к которой он предназначен.
- Ракар вызывает Квинтилию Перим, - нажал он федеральную дельту, прикрепленную к форме.
-Перим на связи, - прозвучал ответ.
- Есть две вещи, которые я хочу обсудить с вами. Первое – номер очереди записи на презентацию, второе – относится к проекту. Мы можем встретиться и поговорить? Сейчас, – сказал улан, отвернувшись от окна.
-Я не могу прийти к вам сейчас, - медленно произнесла кадет, - Потому что сейчас - я работаю и не могу просто так взять, все бросить и уйти. Это серьезно, важно и по-настоящему, прошу с этим считаться. Я теперь не так свободна, как остальные, и не могу сразу бежать на встречу с каждым, кто позовет.

Вот она настоящая суть предложения Тенека. Диверсионного характера по сути. Направленная против проекта. Но каков вулканец, кто бы из федератов мог представить! Может это и есть федеральная составляющая удара в спину? Сначала отвлекли от проекта Перим, потом один за одним все станут работать на станции и им всем будет по-настоящему некогда и никакого дела до проекта. Просто прекрасно. Ракар ничем не проявил эту волну возмущения, продолжая говорить спокойно.
- Если я подойду к вам, у вас найдется время?
Квинтилия помолчала, прежде чем ответить:
-Да, меня это устроит.
- Договорились, куда идти?

Квинтилия сообщила свое местоположение - это оказался один из коридоров в Жилом кольце, там, где располагались каюты гостей станции.
Когда Ракар дошел до обозначенных координат, он увидел девушку-трилла с трикодером в руках, снимающую какие-то показания. Она обернулась навстречу ромуланцу и выжидательно на него посмотрела, явно ожидая, что он начнет разговор.
Первым делом улан обратил внимание на выражение лица девушки, затем мимолетно посмотрел  на трикодер в ее руках. Найти подход к каждому – часть задания. В случае Перим эта часть задания была наиболее интересной, потому что Перим представляла из себя загадку. Поиск разгадки конкретно этого случая был увлекательным. Он поклонился кивком головы.
- В общих чертах я определился со временем своей презентации, можно посмотреть на список, чтобы выбрать место?

Кадет тяжело вздохнула.
- Вот именно этого я и хотела избежать, предлагая решить об очередности на общем собрании. Вы, конечно, можете выбрать сейчас, но никто не может гарантировать, что после вас не придут другие и не захотят выступать до вас или после, что, разумеется, может сдвинуть все ваши планы. И я не смогу оказывать вам предпочтение, защищая вашу позицию, потому что все должны быть в равных условиях. Впрочем, мы и так уже не в равных, так что смотрите...
Девушка неловко достала из-под мышки планшетку и протянула ее Ракару. На экране был открыт список с именами и фамилиями участников.
-Это еще не конечный вариант, - предупредила Перим.

Перим
Уильямс
Лайтман
Мари
Хена
Баккер
Макдауэлл
Сатал
М’Кота
Крим

Ракар?
ш'Зарат?
Арко?
Курш?
Тенек?
Тенма?
С'Нирл Хриис?

Ракар листнул список, вверх, вниз.
- Боюсь, на общем собрании со мной не удалось бы договориться, - сказал он, глядя в падд, - я был так возмущен Тенеком и его предложением, что еще час доказывал бы ему. Впрочем… не важно. А теперь я решил свои проблемы. Некоторые из них. Поэтому я даже благодарен за эту задержку, - он посмотрел на Квинтилию, - потому что есть вещи, которые можешь решить только сам, собственным размышлением, и никто не в состоянии помочь. И еще для этого нужно время. Не так ли, мисс Перим?
- Через пропуск – это, как я понимаю, первый и второй день? На случай если придется двигать, я согласен пойти на компромисс. В течение второго дня можете двигать меня как угодно. Главное что бы это был второй день. К завтра я не успею. А пока меня полностью устраивает ваш выбор - первый пункт вторых суток, - улан протянул падд обратно, - можно убирать знак вопроса.
Квинтилия подошла ближе к Ракару и заглянула в свой падд поверх его руки.
-Нет, - поправила она, - Пропуск означает, что люди ниже еще не сообщили мне о своих предпочтениях, поэтому рядом с именами стоят знаки вопроса. Это то, что мне еще предстоит сделать. Госпожа Толан не ограничила время презентации для каждого, поэтому, если завтра фуршет начнется в 1200 и продлится несколько часов, то первая презентация может состояться только ближе к вечеру. За один вечер мы успеем посмотреть две… ну, максимум, три. Значит, основная часть придется на послезавтра. И это еще если мы вообще сможем уделять наше время занятиям и не будем задействованы в судебных разбирательствах.
- А, вот как, ну хорошо, тогда я следом за Кримом Анжаром. В этом случае я все успею. И вторая вещь, мисс Перим, - Ракар сделал паузу. Он не стал оборачиваться и наблюдать за коридором. То, что он скажет - не секретно и если в этом случае их подслушают – могло даже сыграть скорее положительную, чем отрицательную роль.
- Как я понимаю, судьба проекта решается. Мне будет очень жаль, если все закончится так бесславно и я хочу способствовать сохранению этого начавшегося международного сотрудничества. Одна из основных проблем состоит в трех людях, заключенных под арест. Ваше мнение об Энн Уильямс мне ясно, о ней я не спрашиваю. Но есть двое других. Для того чтобы показать всем, что мы умеем договариваться и работать вместе, быть в каком-то смысле единым экипажем – я собираюсь защищать всех троих на судебном разбирательстве. Доказывать их и наше в целом право на второй шанс. Что вы думаете об этом? Как будете вы действовать в отношении них?
Перим опустила глаза.
-Я не знаю… - негромко призналась она, - Я просто кадет, а здесь речь о политике, что я могу? Начальство лучше знает, что делать, и я доверяю им - что им известно больше, что они знают, как нужно, и что они примут правильное решение. Потому что если я буду сомневаться в них, это будет значить, что я сомневаюсь в своем государстве. Но… в своем отчете я указала, что то, что произошло на площади Джеймстауна, было нашим общим с Артуром действием. Это ведь правда, мы же поддержали его… в итоге. Хотя он не особенно оставил нам выбор, но не важно. Мне показалось, что написать именно так будет правильно, но это не очень помогло Артуру, а лишь добавило неприятностей мне. Пока я не знаю, что еще тут можно сделать. И я думала о том, что вы вчера сказали об Энн… Возможно, мне действительно нужно поговорить с ней.
Ракар чуть развернулся, что бы стоять напротив Перим, видеть ее лицо. Он был куда выше ее, а она опустила голову и ему тоже пришлось чуть пригнуться. У нее правда были неприятности. И теперь она была совсем другой. Будто бы ее сломали, там, на федеральном корабле. На планете она была полна уверенности и желания действовать. Ему было жаль наблюдать такую метаморфозу личности. Потерю веры в собственные силы и убеждения. И то, что он собрался сделать, было лишь отчасти для Империи. Здесь, в Федеральном пространстве он был почти свободен в своих действиях, действиях на благо Империи, в которых не было ничего личного. Точно ли не было? Не суть, это не было важно.
- Я читал ваш отчет, и его отчет. Он взял всю вину на себя. Но суть в том, Квинтилия, что политика жесткая штука. Нас подставили на планете. Вас подставили, его подставили, меня, того кардассианца несчастного, которого чуть не убили там, всю остальную команду. И … наша с вами политика заключается в том, что бы сохранить диалог, - теперь Ракар все-таки посмотрел в обе стороны коридора, потому что он говорил то, что, вероятно, говорить не стоило, - кто-то этого не хочет, чтобы мы смогли достичь мира и со-трудничества. Когда проект распустят, и мы все вернемся по домам – так и продолжится культивирование взаимного недоверия и вражды. Разве стоит упускать такой шанс? Напротив, может быть следует еще побороться за него.
Потом Ракар напомнил себе, что координатор просила не влезать в дело Лайтмана. Вероятно, ее сообщение о Кораме было случайной оговоркой в деле, не подлежащем огласке.
- Возможно, Лайтману вы помочь не сможете. И, пожалуй, в это дело не стоит вмешиваться, но есть двое других. Показывая, что мы одна команда – мы сможем исправить мнение вашего начальства о вероятной безнадежности проекта. Поэтому не сдавайтесь, Перим, может быть это ответ, самый важный,  - медленно произнес последние слова улан Вооруженных сил Ромуланской Империи.
- Держитесь, кадет, еще ничего не кончено. – Правила вежливости федератов по этой части ему были известны не слишком, но он решил рискнуть, все-таки Перим была солдатом Федерации. Он поднял левую руку и легко сжал ее плечо, сразу отпустил.
- Поговорить с Уильямс – хорошая мысль. Ее все еще надо удерживать от неверного шага. До определенного момента. Поддержка ей не помешает. Она будет видеть что ее государство в вашем лице о ней заботится.
Когда рука Ракара коснулась ее плеча, Перим вздрогнула, и как только у нее появилась возможность, сразу же отступила на шаг. Та же реакция наблюдалась у нее, когда Ракар помогал ей маневрировать катером над площадью Джеймстауна. Было ли это личным отношением? Или чем-то еще? Как ромуланец успел заметить, Квинтилия вообще старалась держать окружающих как минимум на расстоянии вытянутой руки - как ментально, так и физически.
-Я думала поговорить с Энн завтра, - немного нерешительно сообщила девушка, - Вы не хотите составить мне компанию? Все-таки, мы вместе начали всю эту историю.

Вздрогнула, Ракар отметил движение и замешательство. А еще он помнил, что она не занимается «глупостями», как сказала вчера в Кварк’се. Федеральный кадет Перим никого не пускала в свою душу, храня там самое ценное и дорогое. Также как и ромуланцы, также как и он сам. Только в собственном разуме храня то, что нельзя высказать. То, что совсем личное, подчас никакого значения не имеющего для блага Империи. Ракар оставался серьезным, как бы и не заметив вовсе никаких ее реакций. Потому что вторгаться в личное не следовало, потому что в попытке исполнить задание командования данному конкретному федерату совсем не нужно было создавать неудобств. И он вовсе не будет думать о причинах некоторых своих действий, потому что «ничего личного». Только Империя. Потому что некоторые вещи следует похоронить в себе самом, не давая им доступа не только вовне, но и себе самому.
- Да, - кивнул он, - мы это начали. Вернее – вы. Я то ее бы отпустил. Но вы сказали, что ваши товарищи вам ценны, и поэтому я принял ваши правила. В данном случае они аналогичны нашим. Да, я составлю вам компанию. Назначайте время.
-Завтра утром я должна помогать младшему лейтенанту Авему с подготовкой к фуршету… Потом само это мероприятие, потом моя презентация… - начала Квинтилия, - Я смогу найти время или очень рано утром, или поздно вечером.
- Тогда вечер, - ответил улан. Утром придет посылка, с которой он должен будет остаться наедине на долгое время. И вряд ли успеет подготовиться к 1200. – Да, так определенно лучше. Что ж, до завтра мисс Перим.
______________
И Квинтилия Перим.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
16 05 2016, 13:33:31 #93
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


За прошедшие несколько часов Освальд успел уничтожить здоровенный стейк, выпить две большие кружки рактаджино и дважды принять душ. "Многовато для одного дня!" - подумал он. Переодевшись в гражданскую одежду, но всё же нацепив на неё "дельту", кадет снова заглянул в Реплимат за очередными двадцатью миллилитрами оливкового масла. Посидев ещё немного, он отправился непосредственно в "Кварк'с". Бармен на удивление активно проводил Освальда за один из столиков в углу.
- Освальд вызывает Джеза, - сказал он, хлопнув по коммуникатору, - я в "Кварк'с", подходи. Выпивка и закуски сейчас будут.
Заказав у бармена самую большую бутылку виски, два стакана и ассорти из мясных и не только закусок по земным, баджорским и кардассианским рецептам, он откинулся на спинку стула и стал ждать гостя.
Заказ скоро принесли, да и Тенма подошел достаточно быстро. Пересекая пространство бара до углового столика, за которым сидел ожидающий его кадет, он успел подмигнуть ференги за стойкой и помахать рукой дабо-девушке, крутящей рулетку.
-Начал без меня? - с шутливой обидой спросил кардассианец, глядя на изобилие перед Освальдом.
- Ещё нет, - усмехнулся Освальд и продолжил уже серьёзнее. - Ты познакомил меня с канаром, будет справедливо мне познакомить тебя с чем-нибудь земным, - он указал на бутылку кивком головы, - Шотландский виски, пятнадцать лет выдержки. Традиционно его пьют без закуски, но завтра важный день, и хотелось бы сильно не напиваться, поэтому... - кадет указал на тарелки с мясом.
Землянин налил на глаз примерно по пятьдесят миллилитров Тенме и себе.
- За столетия нашей истории гурманы напридумывали кучу скучных правил чуть ли не для каждого напитка, но лично я предпочитаю просто пить, так что, - он поднял стакан и сделал характерный жест, - за очередную встречу!
-За встречу! - Тенма тоже поднял свой бокал и пригубил янтарную жидкость, - Необычный вкус, очень… многогранный. Похоже на… дым? Но я тоже стараюсь не пить слишком много, иначе перестаешь различать оттенки и вообще становится не так весело. А если не весело, то какой во всем этом смысл? - кардассианец широко улыбнулся, - Тем более, мне нужна свежая голова, потому что есть у меня одна идея...
- Ага, этот копчёный аромат - одна из отличительных особенностей. Идея, говоришь? - чуть прищурился Освальд. - Это уже интересно! Излагай!
Тенма взял кусочек вяленого мяса с блюда с закусками.
-Ты же понимаешь, что все эти фуршеты и презентации - детские игрушки, только чтобы занять нас на время, чтобы мы не путались под ногами? - прищурился он, - Если мы действительно хотим показать культурное взаимодействие и командную работу, нам нужно что-то другое. И если начальство не может нам это организовать, мы должны придумать это сами. Ты слышал о регате, которая стартует здесь, на станции? Малые корабли любых моделей, маршрут вокруг Бэйджора, пять чек-пойнтов, существенное материальное вознаграждение. Деньги меня не волнуют, но если мы сможем выиграть… это кое-что скажет о нас.
- Регата?! - Освальд неподдельно удивился. - Впервые слышу об этом! Откуда такие новости?
Несколько секунд он сидел, широко распахнув рот от удивления, но потом помотал головой, собрался, осушил стакан, налил ещё и закусил двумя кусками солонины.
- Чёрт, я хочу в этом участвовать! - восторженно произнёс он.
-Славно! - Тенма хлопнул ладонью по столу и тоже залпом осушил свой стакан, - Я видел афишу на информационном экране на Променаде. Но, скажу тебе честно, тот, кто ответственен за это, совершенно не умеет пиариться. Сначала я думал отправить сообщение и собрать всех в своих апартаментах сегодня вечером, но потом решил сперва потестировать эту идею на тебе. К тому же, меня еще никто не знает, зато тебя - послушают. Итак, нам нужен корабль, команда… ну и всякие организационные мелочи, типа заявки и вступительного взноса.
- Думаешь, мы все полетим на одном корабле? - с ухмылкой спросил Освальд. - Для малого корабля четверо - потолок команды, остальные будут только под ногами мешаться, а вообще хватит и двоих! Так, нас семнадцать в проекте, трое пока под арестом и вряд ли смогут принять участие, нашему вулканскому коллеге едва ли будет дело до глупых состязаний, остаётся тринадцать. Сильно удивлюсь, если все они согласятся участвовать. На станции наверняка есть три катера, можем набрать три команды и устроить состязание ещё и между собой!
-Я думал о том, чтобы собрать “команду мечты” - двух лучших пилотов, лучшего инженера, лучшего связиста. Пригодится и научник - следить за приборами, потому что на трассе всякое может быть, и врач - на всякий случай. Ну, и плюс, конечно, капитан экипажа… Подумаешь об этом? Поговоришь с потенциальными кандидатами? Время еще есть - регата только через пять дней, может, и ваши… то есть, наши... арестованные освободиться успеют.
Тенма потянулся за очередной закуской и выбрал баджорский плод, фаршированный кремообразной начинкой.
-Кстати, о любителях покомандовать… - понизив голос, произнес он, глядя куда-то в сторону, - Не наша ли это очаровашка? Что она делает в таком месте?
Когда Освальд проследил за взглядом Тенмы, он действительно заметил Квинтилию Перим в темном углу возле барной стойки. Ее собеседником был хорошо одетый инопланетянин c бледно-зеленой кожей, вытянутым черепом и рептилоидным гребнем, идущим через все его лицо. Трудно было указать пальцем на что-то конкретное, но было в его облике что-то опасное и зловещее. Он протянул Квинтилии какой-то маленький предмет, в ответ на что девушка кивнула.
- Рроу и Артур, Самрита, тоже Самрита, но и Тар Мари сойдёт, Энн или Брол Арко, однозначно Тенек или Хена, если вулканец откажется, - быстро загибал пальцы Освальд, - кто угодно, только не... чёрт, да тут почти все же из Федерации получаются! Всё сначала...
Тут разговор сам собой сменился, и кадет очень напрягся.
- Кто это с ней? Не могу определить вид. Во что же наша зазнайка ввязывается? Так, нельзя привлекать к себе внимание.
Он отвернулся и сосредоточенно посмотрел на стол.
- Ты хорошо запомнил другого?
-Эту зеленую морду разве забудешь, - негромко ответил Тенма, продолжая следить за неожиданными собеседниками краем глаза.
Тем временем Квинтилия пожала руку инопланетянину, тот растянул губы в змеиной улыбке, и девушка направилась к выходу из бара. Если она их заметила, то внимания не подала.
- И-и? - вопросительно протянул Освальд. - Кто же это такой? Или потом зайдём в голокомнату и попробуем реконструировать?
-Никогда не встречался с такой расой. Хотя, признаться, до сих пор мое общение с любыми не-кардассанцами было не то чтобы активным, - пожал плечами Тенма, - Но зачем нам это? Я думал, мы не любим ее, потому что она зануда.
- Хм... - Освальд явно задумался. Что-что, а уж проблемы Квинтилии его точно не слишком сильно волновали, - зануда-то зануда, но вдруг она во что-то опасное ввязалась, а попросить о помощи ей помешали врождённые гордость и упрямство? Она же своя, как-никак. Да и может поумнеет ещё. Впрочем, вдруг она просто какие-нибудь контрабандные специи, которые не достать иначе, к завтрашнему фуршету купила?
-Вот именно, это может быть что угодно. Но если ты хочешь, можно и реконструировать… потом, - без особого интереса согласился Тенма, но тут же оживился, - Кстати, на тему голокомнат! Ты и Карисса? Или ты и М’Кота? Глидия видела, как вы ходили развлекаться. И когда только успел? Хвалю!
- Вот ведь глазастая эта Глидия! - проворчал Освальд и рассмеялся, опустошая очередной стакан и снова закусывая солониной. - Попробуй это мясо, кстати. Оно солёное и жуётся с трудом, но таким его всегда и делали.
- Ничего такого, на самом деле, - ответил он спустя какое-то время. - С М'Котой мы в стрельбе состязались, о чём ещё на совещании договорились, а Карисса... - он опустил голову, словно подбирая слова, - ну, она же наша гостья. Гостья Федерации, в смысле, а её отправили в каюту и даже с советником поговорить не предложили. Как-то меня совесть замучила, и захотелось её одиночество скрасить.
Многозначительная улыбка Тенмы лучше слов сказала о том, что он не поверил в “ничего” Освальда.
-Значит, все-таки Карисса… - вкрадчиво проговорил кардассианец, - Ты знаешь, что она мне нравилась, но раз ты мой друг и такое дело - я вполне могу уступить ухаживание за ней тебе. Все равно у нас с ней ничего серьезного не получилось бы. Только… будь осторожен. Если я наврежу ее репутации, у меня есть деньги и имя, чтобы это замять, а ты… Ну, не обижайся, но у вас в Федерации такие ресурсы как-то сложнее найти.
- Стой-стой-стой! - завёлся Освальд, разве что руками не махая. - Всё совсем не так!
Выпив ещё стакан и съев какую-то баджорскую закуску, он вздохнул и заговорил:
- Хорошо, признаюсь, я не слепой, а она фантастически красива, это правда. Но среди участниц проекта и связанных с ним лиц некрасивых я вообще не видел! Все, начиная с этой несчастной Квинтилии Перим и заканчивая... я не знаю... советником Рилл, прекрасны, причём каждая по-своему. Ты же не думаешь, что я стану разрушать потенциально крепкую семью и что мне захочется отбить жену у мужа и лишить сына его родного отца? Я, конечно, не образец морали, но на такое точно не пойду!
-Я просто говорю, - покачал головой Тенма и плеснул в свой стакан еще виски, - Люди смотрят, потом обсуждают, а потом тебе вдруг уже приходится доказывать свою невиновность.
- Это точно, - вздохнул с облегчением землянин и решил сменить тему. - Тебе самому-то из проекта никто не приглянулся? Кроме столь нелюбимой Квинтилии, конечно, а то от любви до ненависти один шаг, как сказал кто-то очень умный. Точнее, наоборот: от ненависти до любви.
-Я смотрел по сторонам сегодня на собрании, - признался кардассианец, - Но не заметил никого интересного для себя. Оно и к лучшему - нет ничего хуже, чем связаться с коллегой. Если что-то пойдет не так - как вы сможете дальше работать вместе? А оно пойдет не так, потому что женщины… особенно такие юные… у них голова забита романтической чушью, они не хотят просто развлекаться и получать удовольствие без всяких обязательств, а хотят жить с тобой долго и счастливо в волшебной сказке. Чтобы избавиться от всей этой шелухи, они должны быть или старше, или относиться к делу профессионально. Поэтому у меня есть Глидия, - Тенма с удовольствием сделал еще один глоток из своего стакана.
- Это всё стереотипы! - фыркнул Освальд. - К тому же, это в четырнадцать лет голова забита романтической чушью про вечную любовь и счастье раз и навсегда, а участницы проекта старше и куда серьёзнее.
Кадет решил, наконец, попробовать кардассианского мяса. Даже запах показался ему странным, хотя он ощущался не столь чётко из-за алкоголя. Вкус тоже был... необычным. К нему можно было даже привыкнуть... со временем, но пока вся эта гамма вкусовых ощущений явно напоминала о том, что еда эта инопланетная. Освальд задумался, по этой ли причине господин Верасс столь пренебрежительно относился к специям? Действительно, такому мясу никакая приправа не была нужна!
_______________
С Джезом Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
16 05 2016, 13:33:53 #94
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”, продолжение


- Не знаю даже, - снова заговорил кадет, запивая необычное мясо виски, - я тоже привык жить с удовольствием и весело, но последние события наоборот заставили задуматься о чём-то более серьёзном.
-Стереотипы? - хохотнул Тенма, - Это статистика, дружище. Попробуй - и убедишься сам. Они хотят отношений, планируют будущее, пытаются тебя контролировать и запрещать тебе, называя это любовью. Нет уж, это не для меня, я хочу быть свободным… Так о чем ты задумался после Волана II?
- Ну не знаю, - пожал плечами Освальд, - у меня было несколько коротких отношений в Академии, большинство были весьма свободными и закончились спокойно и без скандалов. Просто поняли, что друг другу не подходим. Никто никого не пилил, не навязывался и ничего не запрещал. Наверное, всё зависит от конкретных женщин.
Усмехнувшись, после последнего вопроса кардассианца, он съел ещё несколько кусков мяса, пытаясь облечь мысли в правильную форму.
- Много о чём. Если оставаться в этой теме, то история с Кариссой Яккат напомнила мне, что отношения вполне могут закончиться чем-то серьёзным, а ещё я сразу своих родителей вспомнил. Те вообще почти не расставались, всё время в экспедициях проводили и проводят до сих пор. Но тут особая ситуация, потому что у них в жизни только работа и они сами, даже на нас с сестрой времени не нашлось. В общем, ни до чего конкретного не додумался, но немного пересмотрел свои взгляды.
-У тебя есть сестра? Она хорошенькая? - сразу же оживился Тенма, - Шутка! Но тебе повезло, ты не один. Кардассианские семьи обычно большие, но только не у меня. Мой отец слишком любил мою мать, чтобы жениться снова после того, как она умерла, и теперь только от меня зависит продолжение нашей фамилии. Вот тебе, кстати, лишний пример - к чему приводит любовь. Она разбивает тебе сердце, делает тебя слабым и заставляет совершать необдуманные поступки. Что-то это совсем не веселая тема...
- Мне жаль это слышать, друг, - печально отозвался землянин, наливая обоим виски. - За тех, кого больше с нами нет.
Кардассианец без слов поднял стакан.
Алкоголь потихоньку брал своё, и Освальд почувствовал, что дезориентирован. Съев ещё несколько кусков кардассианского мяса, уже не казавшегося столь странным на вкус, он продолжил:
- Без семьи ты вряд ли оставишь потомство, даже если совершишь вояж по всем системам квадранта, охмуряя и соблазняя всех встреченных на своём пути женщин! - он тут же хихикнул и поправился. - Хотя, конечно, совершить такой вояж было бы очень даже интересно.
-Кто сказал про без семьи? - изумился Тенма, - Семья - это всё. Просто это не имеет отношения к чувствам, к тому же потомство обязательно должно быть законным, иначе не считается. Когда-нибудь я должен буду жениться на подходящей девушке из хорошей семьи, чтобы этот союз принес пользу и мне, и ее родственникам. Хорошо бы это была дочка какого-нибудь легата… Разумеется, потом у нас будут дети - я рассчитываю как минимум на шестерых. А если мне станет скучно… точнее, не если, а когда - я заведу любовницу, или даже двух, полагаю, я смогу их достойно обеспечить. Все давно просчитано наперед, Освальд, мой друг.
- Может и правда тебя с сестрой познакомить? - хохотнул Освальд. - Правда, она военных не особо любит. Даже на меня косо смотрела, когда я военную специальность выбрал в Академии. Впрочем, она и раньше на меня косо смотрела, так что не факт, что дело в этом.
Кадет потянулся было за бутылкой, но потом передумал и взял ещё какую-то баджорскую закуску.
- Любят же баджорцы сладкое! - выдал он, поедая какой-то очередной фрукт, то ли сиропом политый, то ли ещё чем-то вымазанный. - И как им удаётся при этом форму держать? Все баджорки, которых доводилось видеть, были просто ослепительны, а с такой кухней... должен быть какой-то секрет!
-Я тоже питаю слабость к их кухне, - признался кардассианец, - Наверное, это что-то из детства - я ведь до шести лет жил на этой планете. С местными женщинами пока не сложилось, но все еще впереди, я считаю.
- Женщины местные темпераментные очень! - нахмурившись, произнёс Освальд. - Неправильно поймёшь её готовность сблизиться, и это может вылиться в крупный скандал. Плавали - знаем, как на Земле говорят. Ладно, мы же, вроде, о чём-то более весёлом говорили, - сказал он, заметно веселея. - До меня тут, кстати, слухи дошли, что кто-то из наших на тебя глаз положил.
-Так вот почему ты спрашивал, не приглянулся ли мне кто-то из проекта! - Тенма хлопнул рукой по своему колену, - Типа, если бы наши симпатии совпали, как бы мило получилось. Но ты же понимаешь, что вероятность этого крайне мала? Но все-таки… ты знаешь, кто это?
- Я бы не употреблял слово "мило", - скривился Освальд, - но было бы забавно и, кстати, совсем не невозможно. Чего только во Вселенной не увидишь...
Взяв ещё один кусок кардассианского мяса, он начал демонстративно его пережёвывать, с весьма самодовольным видом игнорируя вопрос.
Тенма пожал плечами.
-В любом случае, это не моя проблема, - безразлично произнес он, - Не могу же я нести ответственность за чужие чувства.
- И тебе совсем не интересно? - прищурившись, спросил Освальд. - Вот совсем-совсем? А как же твоё любопытство хотя бы по отношению к другим видам?
-Интересно, конечно! Это будет еще одним доказательством моей неотразимости, - широко улыбнулся Тенма, - Но если ты мне не скажешь, то что я могу сделать?
- Подумать головой, например, - с притворной задумчивостью произнёс Освальд, - и попытаться понять, кому ты мог приглянуться, когда и почему. Или глаза открыть пошире. "Крути головой на триста шестьдесят градусов", - так говорилось в одном древнем земном фильме. Там, правда, о войне было, но совет этот полезен и в мирной жизни. К тому же, если ты действительно настолько неотразим, что пробуждаешь в женщинах не только плотский интерес, то за это всё же придётся отвечать.
-Что ты имеешь в виду? - подозрительно спросил Тенма, - Я же не могу отвечать за то, что другие там себе напридумывали. Слушай, я не хочу никого расстраивать и не хочу причинять никому боль… ну и себе, конечно тоже. Мне же будет неприятно, если какая-то девчонка будет винить меня в чем-то. Так что я просто буду смотреть по сторонам, но ничего не стану предпринимать.
- Что-то подсказывает мне, что этого может быть достаточно, - с усмешкой проговорил землянин. - По крайней мере, на первое время. Кстати, если уж речь зашла об инопланетянках, кого нам не хватает для максимизации эстетического удовольствия? Землянки есть, клингонка есть, даже ференги есть, ещё весьма миловидная баджорка была, но домой отправилась буквально вчера, а жаль! Кардассия и Ромул парней прислали, как и... точно! - он привычно щёлкнул пальцами. - Пары орионок нам не хватает! Они такие... зелёные!
Снова налив виски, он поднял стакан и торжественно проговорил:
- Предлагаю выпить за красоту во всех её проявлениях!
Кардассианец рассмеялся и поднял стакан.
-Ференги?
- Хена очень даже милая, - напустив побольше безраличия, пожал плечами Освальд, - да ещё и первая женщина-ференги на флоте, одно это делает её... уникальной. Пока, во всяком случае.
Тенма, в этот момент делавший очередной глоток спиртного, поперхнулся и закашлялся.
-Ты серьезно?! Да я даже не сразу понял, что это женщина! Кто вообще захочет встречаться с девушкой, лысой, как коленка, и с полным ртом острых, как шила, зубов?
- Вселенная прекрасна своим разнообразием! - бодрым голосом ответил Освальд, но на пару мгновений нахмурился. - Ну а острые зубы... как бы тебе сказать, боль и удовольствие не всегда мешают друг другу.
До кадета не сразу дошло, как его слова могут быть восприняты, но потом он поспешил уточнить:
- Клингонов вспомни! У них же чуть ли не за каждым свиданием следует визит к врачу!
-У клингонов есть другие достоинства, которые перевешивают стоматологические проблемы, - туманно ответил Тенма, заедая попавший не в то горло виски соленым нитевидным сыром из земной части блюда с закусками.
"Пожалуйста, скажи это М'Коте! Пусть она тебе устроит стоматологические проблемы!" - подумал Освальд, но самоконтроля пока ещё хватало.
- У ференги тоже есть достоинства, - пожал плечами он, - например, в семейной бухгалтерии всегда будет порядок! И вообще, с миниатюрными девушками удобно. Их легче на руках носить, а многие такое проявление внимания очень любят и бывают за него... весьма благодарны.
-Ага! - Тенма указал на Освальда недоеденным куском сыра, - Вот уже и про семейную бухгалтерию разговоры пошли! Я же говорил, что жениться собираюсь только на кардассианке? Кроме того, может же кто-то быть просто не твоего типа? Если я хочу чего-то экзотического… вот землянки - это да! Ты знал, что на Волане II было… да и сейчас, наверное, осталось... одно веселое заведение? Была там одна девчонка - звала себя Мэй. Сколько часов мы провели вместе! И с ее сестричками тоже - Джун и Джули… - кардассианец прикрыл глаза, вспоминая, - Хотя, мне почему-то кажется, что это были их не настоящие имена… да и не сестры они вовсе.
- Да это просто к слову пришлось! - хохотнул землянин, но потом нахмурился. - А вот насчёт Волана II... Погоди-погоди, кажется?! Тебе кажется, что они не были сёстрами?! Если это такое заведение, о котором я подумал, то... в общем, вряд ли сёстры, ой вряд ли!
Некоторое время он сосредоточенно смотрел на свой стакан, а потом еле слышно пробормотал:
- Землянки, тоже мне…
-Хотел бы я знать, как они поступили в той ситуации, которая сейчас на планете, - задумчиво произнес Тенма, - Я не очень беспокоюсь, потому что уж кто-кто, а они могут о себе позаботиться. Скорее всего, они уже улетели… и теперь на Волане II еще менее весело.
- Небось, сбежали на соседнюю планету... - проворчал кадет, - пока и там восстание не случится!
Кардассианец согласно закивал.
_______________
С Джезом Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
16 05 2016, 13:34:42 #95
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”, окончание


- Остаётся надеяться, - чуть более эмоционально продолжил Освальд, - что наши власти сделали вывод и больше не будут пытаться подружиться с этими... бывшими террористами!
-Хм? - Тенма даже отставил стакан в сторону, - Ты действительно считаешь, что обсуждение действий наших властей - хорошая тема для застольной беседы? Мы союзники, конечно, но на многие вещи смотрим по-разному, и я не хочу, чтобы это испортило дружбу между нами.
Освальд усмехнулся:
- Нам нужно научиться понимать друг друга, разве не для этого организовали этот проект?
Тенма наклонился вперед, чтобы приблизиться к Освальду, и заговорщицки прошептал:
-Значит, ты хочешь знать правду? Про Волан II и то, что там произошло? Хорошо, я расскажу тебе. Я уже говорил, что в Демилитаризованной зоне все очень… расплывчато. Ты не можешь владеть частью этого пространства, речь идет о сферах влияния, но и это достаточно серьезно, чтобы бороться. На Волане II живут кардассианцы, и мы считаем их своей колонией, но земляне, которые живут там же, не колония Федерации. Предлагая им помощь и торговое соглашение, твое государство пытается усилить свое влияние на этой планете, сделать ее более… федеральной. Знаешь, что они делают, Освальд? - улыбка кардассианца внезапно перестала быть добродушной, - Мне очень жаль тебя разочаровывать, но твоя Федерация расширяет свои границы, пользуясь тем, что Кардассия слаба и ее можно попытаться подвинуть. Но они просчитались, поставив на Корама, и проиграли. И теперь - очередь за нашим ходом. Разумеется, мы не можем подавить восстание и применить насилие, но как думаешь, зачем в системе Волан сейчас наш корабль?
- Хотелось бы верить, что для эвакуации тех кардассианцев, кому угрожает опасность, - по лицу кадета тоже скользнула улыбка - он явно с самого начала надеялся именно на этот разговор, - но я не настолько наивен, чтобы верить, будто этим всё ограничится.
-О, только не начинай сначала, - закатил глаза Тенма, - Эвакуация некоторых кардассианцев означает, что оставшимся будет куда тяжелее и опаснее. Эвакуация всех кардассианцев означает уничтожение нашей колонии. Вас прямо в Академии учат этого хотеть? Знаешь, что такое колония, Освальд? Это точка на карте, - кардассианец ткнул пальцем в блюдо с закусками, - Точка, которая говорит всем: “Моя страна начинается здесь!” Вот почему на Волане II я поступил так, как поступил. Мы не отступаем, мы везем больше колонистов, и будем продолжать, пока наше население не начнет преобладать.
- Я не хочу, чтобы Кардассия потеряла колонию, - изобразил обиду Освальд, - я лишь хочу, чтобы не было ненужных жертв, особенно среди гражданских. А ведь они будут. - продолжил он холодным тоном. - Я могу сколько угодно считать мятежников близорукими болванами, но они всё поймут. У них есть оружие, организация и решимость, осталось добавить каплю расизма, и получим такую взрывоопасную смесь, что вся ДМЗ может взлететь на воздух, а не только одна жалкая планетка. В прошлый раз там едва не образовалось независимое государство, а ведь Кардассия была куда сильнее, хотя и скованая по рукам и ногам войной с клингонами.
-Я знаю то, что я знаю, - Тенма откинулся на спинку своего стула, его лицо снова стало спокойным, - Я сделал то, что от меня ожидалось, ведь Кардассии нужны ресурсы, вот и все. В любом случае, это больше не мое дело, и я бы с удовольствием забыл про этот пыльный камень.
- Хорошо, - кивнул кадет, - давай забудем про всё. Надеюсь, между нами не останется недопонимания после случившегося там. Скажи мне только одно: у тебя ещё остались там надёжные контакты? Ты можешь кое-что выяснить? Неофициально, это личная просьба.
-Личная? Это интересно!
- Ничего необычного, - мотнул головой землянин, - меня интересует то, о чём спрашивал утром, то есть судьбы солдат. Живы ли они и что их ожидает? Ну и, если горр Яккат жив и свободен, то хорошо бы передать ему, что его жена и сын в безопасности и ждут от него вестей на станции ДС9.
-Ты странный, Освальд, - покачал головой кардассианец, - Интересуешься странными вещами. Но слушай, если тебе это так важно… В официальных сообщениях нет ничего плохого. Судя по всему, гарнизону разрешают остаться на планете и продолжать охранять поселенцев. Неофициальных новостей нужно будет подождать еще несколько дней, пока не осядет пыль, но если я что-то узнаю - сообщу. И наоборот - сообщу на планету о том, что Карисса здесь. Но все же… если она тебе нравится, я бы на твоем месте хотел совсем другого.
- Уж в этом-то я не сомневаюсь! - рассмеялся Освальд и наполнил оба стакана виски. - Спасибо. Уверен, мне ещё представится возможность тебя отблагодарить, а пока... давай прикончим этот благородный напиток, нельзя же его оставлять!
_______________
С Джезом Тенмой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
16 05 2016, 13:38:32 #96
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


-...Еще раз - так какой у нас план? - спросила Хена.
После прогулки мимо витрин магазинов на Променаде они вместе с Самритой зашли в “Кварк’с” и устроились за столиком на втором этаже. Там было темновато, и они рисковали тем, что официанты их не заметят и забудут обслужить, но зато именно с этого места открывался удачный обзор на первый этаж и особенно на вход с бар.
- Так! – Самрита заговорщески посмотрела на Хену. – Освальд сказал мне, что они с Джезом собираются придти сюда, в «Кварк’c». У нас уже есть отличный наблюдательный пункт, теперь осталось, чтобы они сели во-он за тем столиком, - девушка указала на один из свободных столов в углу, на первом уровне заведения, который неплохо просматривался с их места. Тогда у нас будет возможность их не только видеть, но и слышать.
Она положила на стол небольшой прибор – простейшую версию передатчика из тех, что инженеры учились собирать еще на первом курсе.
- Осталось надеяться, что официант все сделает так, как и задумано, и прибережет это место для них. Как думаешь, две полоски латины было достаточно? Ничего не понимаю в ваших деньгах!
Хена осмотрела прибор со всех сторон.
-Не понимаю. Как это поможет нам слышать и почему так важен именно тот столик?
- Потому что именно под тем столиком я поместила устройство, которое будет передавать все звуки в радиусе одного метра, - немного смущенно произнесла Самрита. Сама концепция подслушивания ей не слишком нравилась, но раз они это делают ради благого дела… - Так мы сможем услышать, о чем они говорят. Только вот… Мы же не знаем, что именно скажет Джез, правильно? Это можно быть что-то обидное или неприятное. Я говорю так не потому, что он кардассианец – хотя и это тоже, - но просто хочу предупредить тебя, чтобы ты была готова к любому исходу.
-А Освальд? Он тоже в курсе?
- Я ему не говорила, - призналась Самрита. – Но он сам сказал мне, где и когда встречается с Тенмой, поэтому вряд ли удивится, если совершенно случайно я тоже зайду в это время в «Кварк’c», чтобы выпить стакан апельсинового сока. Но пока ни один из них о нас не знает!
-Но как тогда он будет задавать правильные вопросы? - покачала головой Хена.
- Но ведь именно для этого Освальд и встречается с Джезом, - напомнила Самрита. – Чтобы подтолкнуть его к правильным мыслям и донести идею о том, что… Ну, ты поняла. А, поскольку они не знают, что мы за ними наблюдаем, я надеюсь, их разговор пройдет достаточно откровенно.
-Мне всегда было интересно, что обсуждают мальчики, когда собираются своими компаниями, - хихикнула Хена, - Говорят ли они о том же, что и мы, девочки? Смотри-смотри! - она показала на вход в бар, возле которого появился Освальд и обе девушки склонились над передатчиком.
Они услышали, как Освальд делает заказ и вызывает Тенму, а скоро появился и сам кардассианец.
-Он такой симпатичный… - мечтательно произнесла Хена, - И кожа у него не такая серая, как у других, а куда больше похожа на нашу. Ну, по-крайней мере, на твою, - ференги критически осмотрела собственные оранжевые ладони, - Ты так не считаешь?
- Кхм, ну… вероятно? – выбрала Самрита наиболее дипломатичный ответ. Кардассианцы вселяли в нее скорее тревогу, нежели мысли о «симпатичности». – А ведь ты права, я раньше не замечала, - добавила она, присмотревшись. – Кстати, ты уже решила, что будешь делать при обоих исходах беседы? Я имею в виду, он может признаться во взаимной симпатии, а может и нет…
-Даже не знаю, что пугает меня больше, - призналась Хена, - Если я ему нравлюсь… - она слегка покраснела от этой мысли, - Понимаешь, если бы я была дома, на Ференгинаре, я бы ждала, что мужчина должен делать первый шаг. Подкатить на крутом спортивном флаере к моему дому, тратить много латины, чтобы впечатлить моего отца, присылать подарки… Но я уехала оттуда и поступила в Академию Звездного Флота именно для того, чтобы доказать, что женщины тоже могут, что мы не хуже мужчин. Я  - сильная и самостоятельная, не “друг человека” и не “прелесть какая дурочка”, поэтому… наверное… я сама подойду и приглашу его куда-нибудь.
Ференги взглянула вниз - Освальд и Тенма как раз поднимали первый тост.
- Ты никогда не думала, почему мужчинам так нравится выпивать? Оно же… горькое.
Самрита с улыбкой слушала рассуждения ференги, согласно кивая ее словам.
- Вот и правильно! А то я слышала, как у вас на Ференгинаре с женщинами обращаются – ну или обращались раньше. Пора доказать всем, что ты способна на большее. Вот уж Джез удивится!.. В положительном смысле, конечно, - поправилась землянка и снова покосилась вниз, чтобы получше рассмотреть происходящее на первом уровне. – Я вообще не понимаю, зачем они пьют, - пожала она плечами на вопрос Хены – скорее всего, риторический. – Это же невкусно, и голова потом болит… как я слышала.
Следующая фраза Тенмы заставила ее наклониться поближе к передатчику.
- Тсс! У него там какая-то идея! 
Девушки выслушали слова Тенмы о регате.
-Регата - это же гонка? - уточнила ференги, - Что ты думаешь? Ты бы хотела участвовать? Мне там, конечно, места не будет, но ты же инженер и тебе бы обязательно нашлось место на борту.
- Гонка? – по выражению лица Самриты было понятно, что гонки не входят в топ-10 ее интересов. – Это, конечно, могло бы быть интересно… И я бы могла принять участие, если бы кто-нибудь захотел взять меня в команду, хоть я и не слишком люблю подобные соревнования. Но, если рассматривать регаты в точки зрения нашего «проекта», то ты просто обязана записаться в команду Джеза. Отличная возможность проявить инициативу и показать свою заинтересованность.
-И что бы я делала в команде? - покачала головой Хена, - Во время полета от меня толку мало.
Самрита закатила глаза.
- Ну ты же училась в Академии, наверняка имеешь базовые навыки пилотирования или можешь следить за показаниями приборов! Подбадривать своего капитана, в конце концов, - хитро улыбнулась девушка. – Нельзя же исключать кого-то только потому, что он не учился на пилота, что за глупости. Главное – твое желание участвовать и победить. Ну или в твоем случае – показать удачный пример межрасового взаимодействия с другими участниками проекта «Альфа», - официально произнесла землянка, копируя интонации координатора.
Хена прислушалась к передатчику.
-А теперь о ком это они? Кто “любит командовать” и “очаровашка”? Ему нравится кто-то еще?!
Самрита попыталась проследить, куда посмотрели Освальд и Тенма, но эта часть нижнего зала была от них скрыта.
- Уж не знаю про очаровашку, но любят командовать у нас Лайтман и Перим. И Лайтман вряд ли попадает под описание «очаровашка»… впрочем, Перим тоже, - усмехнулась Самрита, и, задумавшись, продолжила: - Не думаю, что она может ему нравиться… Нет, точно нет!
В подтверждение ее слов кардассианец сам опроверг предположение Хены.
- Вот, зануда – это уже более верно, - кивнула Самрита. – Только что она тут делает? Квинтилию я рассчитываю встретить в «Кварк’c» в последнюю очередь. Ладно, не о ней речь! Ты слышала, Освальд предложил тебя в команду! Хотя мог бы и поактивнее проталкивать твою кандидатуру! Он что, забыл, зачем он тут вообще?..

______
Хена и Самрита
Offline  
16 05 2016, 13:39:15 #97
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


-Подожди… - Хена снова прислушалась, - Теперь они говорят об Освальде. Что-то про Кариссу и М’Коту, как он ходил с ними куда-то… Знаешь, мы придумали этот трюк с передатчиком, чтобы узнать про Джеза, но как-то не подумали, что услышим и секреты Освальда тоже! Это как-то… неправильно, разве нет?
Самрита неожиданно внимательно и сосредоточенно вслушивалась в разговор, ничего больше не комментируя. Даже на реплику Хены она отреагировала как-то вяло, дескать, потом-потом.
- А ты видела эту Кариссу? – как бы между прочим поинтересовалась Самрита, следя за разговором. – Кто это вообще такая? Хотела бы я на эту фантастическую красоту посмотреть… Ладно, ты права, мы здесь не для того, чтобы слушать секреты Освальда, - призналась она и пожала плечами, - но раз уж он говорит… Почему бы и нет?
-Не видела, - погрустнела Хена, - Но судя по всему, мне с ней не тягаться...
- Ну вот и хорошо, что он от нее отказался прямо при нас, - подбодрила ее Самрита, правда не слишком радостно.
-Глидия? Какая еще Глидия? - шепотом воскликнула Хена, услышав, как развивался дальше разговор на нижнем уровне бара.
- Не знаю… - пробормотала Самрита и оценивающе посмотрела на Хену. Судя по описанию эта Глидия была профессионалом в своем деле.
Как ференги отнеслась к словам Тенмы? Не показались ли они ей оскорбительными? Сама Самрита много бы хотела сказать на его ремарку про «романтическую чушь» и общее отношение к девушкам из проекта, но не хотела настраивать Хену против кардассианца.
- Что скажешь? – аккуратно спросила она. – Похоже, он не ищет серьезных отношений.
-Он просто еще не встретил правильную женщину, - твердо ответила Хена, - Такую, которая сделает все, чтобы спасти его от заблуждений и вырвать из пучины саморазрушительного распутства.
«Ох-ох-ох», - очень громко подумала Самрита и с трудом удержалась, чтобы не закрыть лицо ладонью.
- Ты точно в этом уверена? – вздохнула землянка. – Потому что только что по этому самому устройству я слышала совершенно противоположное, и не думаю, что слух меня подвел. Я имею в виду, - осторожно обходя подводные камни, начала Самрита, - что он, вероятно, был бы не прочь с тобой развлечься – и в этом нет ничего плохого, если вас обоих устраивают такие отношения, но если ты рассчитываешь на что-то больше… - девушка повела плечом. – Честно скажу, мне он и вовсе не кажется достойным кандидатом!
-Почему? - изумилась Хена, - Да, конечно, у него есть дурные привычки…
- Это какие именно? – хмыкнула Самрита. – Но я не о них, а о его отношении. Или твоем отношении. Кто-то из вас должен изменить его, и я не думаю, что это будет Тенма. Он просто… - Самрита прикусила себя за язык, поймав на банальности вроде «он тебя не достоин». – Он сам не знает, чего хочет, и не поймет твоих чувств.
-Слушай, слушай, - прервала ее Хена, - У него же печальная история - он вырос без мамы, никто никогда не любил его по-настоящему.
- Ты остальное-то слышала? – скептически посмотрела на нее Самрита. – Ну просто идеал семьи по-кардассиански! Ты себя кем в этой концепции видишь, я стесняюсь спросить?
Фраза Освальда про баджорок заставила ее закусить губу, чтобы не рассмеяться. Завтра ей будет очень, очень тяжело смотреть на этих двоих и сохранять серьезное выражение лица!
-Он просто заблуждается пока, - прошептала Хена, - Кто-то просто должен его изменить.
Самрита с сомнением посмотрела на подругу и покачала головой:
- Мне бы твою уверенность… Ну смотри, ты все слышала сама, и я здесь не для того, чтобы тебя переубеждать! А теперь тсс, они наконец-то перешли к теме вечера!
- Вот только нам орионок и не хватало, - вставила Самрита. – Мне кажется, или Освальд решил поберечь твои чувства и вовсе тебя не упоминать?
Хена покачала головой, будто отмахиваясь от слов Самриты - разговор как раз перешел к самой щекотливой теме в открытую: Освальд начал перечислять достоинства ференги.
“Кто вообще захочет встречаться с девушкой, лысой, как коленка, и с полным ртом острых, как шила, зубов?” - отчетливо прозвучал голос Тенмы.
Хена замерла, будто не могла сразу поверить в услышанное, а потом вскочила, чуть не перевернув стул, и бросилась к выходу из бара.
- Подожди! – крикнула ей вслед Самрита и попыталась поймать за руку, но ференги и след простыл. Девушка уронила голову на руки, пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, а затем подскочила и побежала вслед за Хеной.

Далеко бежать Самрите не понадобилось - сразу возле выхода из бара на втором этаже Променада она увидела ференги, уткнувшуюся в грудь очень удивленной Жантарин. Андорианка, одетая в крайне минималистичную черную спортивную форму, явно направлялась в голокомнату, когда ее едва не сбила с ног не разбирающая ничего на своем пути Хена.
-Что случилось?
- Одна… очень неприятная ситуация, - проговорила Самрита, потупив взгляд. Она чувствовала себя виноватой за случившееся, и это чувство даже пересиливало злость в отношении Джеза Тенмы. – Думаю, нам лучше пойти подальше отсюда. Хена… - она аккуратно коснулась плеча девушки, но так и не нашла, что сказать.
-Тебя кто-то обидел? - грозно осведомилась Жантарин, - Не ходили бы вы лучше в этот бар одни…
-Он… он сказал… что у меня зубы, как шилаааа… - всхлипнула Хена.
-Тьфу, мужчина! - грубовато ответила андорианка, - Поверь мне, ни один из них не стоит наших слез. Все они… впрочем, не важно. Пойдемте в зал, девочки, тренировка вас взбодрит. Я нашла отличную земную программу про японское фехтование - называется кэндо.
- Он идиот, - абсолютно серьезно заявила Самрита. Она бы и погрубее сказала, но сдержалась. – И ничего не понимает. Мы еще придумаем, как поставить его на место, а пока… - она посмотрела на Жантарин и подмигнула: - это звучит, как отличная идея! Хотя я бы выбрала что-нибудь вроде бокса, где в качестве противника можно воспроизвести желаемое изображение, - плотоядно улыбнулась землянка.

_________
Хена, Самрита и немного Жантарин
« Последнее редактирование: 16 05 2016, 13:43:25 от Илама Толан »
Offline  
17 05 2016, 09:29:16 #98
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, офис командующего


Утара посмотрела ей вслед, затем обернулась к коммандеру.
– Прошу вас, не делайте этого, – сказала она, даже не пытаясь скрывать тревогу. – Поймите, сейчас этот юноша уже винит себя во многом, а если ценой его спасения будет ваша свобода и даже жизнь? Ваша жертва может оказаться напрасной: мистер Лайтман, насколько я успела его узнать, будет сломлен сознанием того, что стал причиной вашей гибели!

Мори отвернулась к окну.
– А вот чтобы этого не случилось – это уже будет ваша задача, советник. Душевные раны лечатся, мне ли не знать.
– Сейчас я вижу незалеченную душевную рану, – осторожно сказала Утара. Как всегда, когда советник сталкивалась с чужой болью, её сердце болезненно сжалось. – Простите, что я осмелилась заговорить об этом, но ваше намерение пожертвовать собой слишком ясно показывает, что лечатся не все раны и не у всех.
Мори обернулась к советнику и посмотрела на нее с печальной улыбкой.
– Хотите послушать на ночь грустную историю? У любого баджорца моего поколения есть такая, а у некоторых даже целый мешок, но я не слишком люблю напоминать об этом окружающим - это сразу становится слишком тяжело для них.
Утара кивнула:
– Если грустные истории не рассказывать, они начинают рассказывать себя сами, у нас на Боларусе есть об этом длинная и красивая сказка. Сядем? Или вы хотели бы сперва перебраться в какое-нибудь более комфортное место?
– Нет-нет, все в порядке, я достаточно работала с психологами за последние 15 лет, - мягко отказалась Мори, но все же отошла от окна и присела на небольшую кушетку, что вполне можно было принять как приглашение к продолжению разговора.
– Знаете, как это бывает? Многие вещи сложно делать в первый раз, потому что приходится преодалевать свой внутренний психологический барьер, а затем - становится легче, и ты уже знаешь, на что способен.
Она немного помолчала и подождала, пока советник выберет подходящее для себя место в комнате.
Утара подвинула стул так, чтобы сидеть удобно для разговора, но не нависать над собеседницей.
– Когда мне было 16, – начала Мори, все еще продолжая легко улыбаться, но глядя вперед слегка отсутствующим взглядом, – я жила в Джаланде, городе на берегу моря. Точнее, у меня там было задание от Сопротивления, но оно не отнимало слишком много времени. Проще говоря, мне следовало наблюдать, записывать, говорить с людьми и стараться не привлекать внимания. Это было не сложно… пока в один из дней я не встретила троих инопланетян, первых в своей жизни. Я имею в виду, что они не были кардассианцами, те-то уже давно стали привычной частью повседневности. Сейчас я уже смогла определить их расы – один был с Райзы, второй – землянин, а третий… я думаю, он был вулканцем. Полагаю, они были одними из оперативников Федерации, которые пытались оценить, стоит ли оказывать помощь нашей планете. Я была молода, любопытна и безрассудна, и решила помочь им… что в итоге привело меня в самое сердце местного кардассианского гарнизона. Не знаю, что случилось с теми федератами… но они бросили меня там, и для меня это стало самым худшим, что произошло в жизни. Я провела полгода в подземной камере. Были дни, когда я думала, что обо мне все забыли, и я просто умру там в полной темноте. И были дни, когда я мечтала об этом, как о наиболее безболезненном выходе. Ваши опасения насчет кадета Лайтмана, советник… Я знаю, что это такое. Но лучше я переживу это еще раз, чем позволю, чтобы кто-то молодой и с всей жизнью впереди испытал хотя бы часть этого. К тому же… в моем случае до этого вряд ли дойдет. Получить целого коммандера - сама по себе хорошая демонстрация ужесточения наказания для Федерации, но и я - не последняя фигура на этой доске, так что вряд ли мне лично будет грозить что-то серьезное.
Рассказанное Мори создало перед глазами Утары такую пугающую картину, что она не сразу смогла переключиться на проблемы настоящего.
– Как вам удалось выбраться? – спросила она.
Если коммандеру Мори в то время было всего шестнадцать лет, то она никак не могла быть освобождена после окончания оккупации – до этого дня оставалось ещё семь или восемь лет, а для сопротивления это было трудным делом, хоть и выполнимым, раз баджорка сидела сейчас здесь, перед Утарой.
– Я не знаю всего, - просто ответила Мори, - Возможно, в какой-то момент местные власти сочли, что сидеть без дела - для заключенных слишком большая роскошь. Меня перевели в трудовой лагерь, а еще через несколько месяцев сопротивление провело операцию по его освобождению. Смысл в том, что у меня есть причины ненавидеть и Кардассию, и Федерацию… но все-таки я здесь. И я не допущу, чтобы подобное повторилось с кем-то еще, особенно с кадетом Лайтманом. Этот проект слишком важен, советник, и кто-то должен быть для него щитом. Я не буду предлагать этого господину Кораму с порога и положусь на способности глинна Толан к убеждению, но если дойдет до крайности - у нас есть этот запасной план.
Утара опустила взгляд: ей предстояло сказать сейчас тяжёлые для коммандера слова, но сказать их было необходимо.
– Простите, что я это говорю, но как бы вам этого ни хотелось, у нас нет этого плана. Мы не бросим Артура Лайтмана. Не только не бросим, но будем бороться за него всеми доступными средствами! Однако ваше средство нельзя назвать ни правильным, ни доступным. С вашей стороны это - самопожертвование, и – давайте говорить без обиняков – самопожертвование настоящее, потому что вам, как бывшему участнику Сопротивления, грозит не меньше, а больше бед, чем мистеру Лайтману. В то же время со стороны любого, кто позволил бы вам его совершить, это была бы настоящая торговля людьми, ещё более аморальная от того, что виновный заменяется на невиновного. Вопрос об экстрадиции офицеров вашего ранга, даже если им предъявлено неопровержимое обвинение, решается не их собственным произволом, он решается на открытом слушании представителем Федерации в звании не ниже адмирала, и вы знаете, что ни один адмирал не допустит такой замены. Не допустит этого по той же самой причине, по которой на их месте не допустили бы этого и вы.
– Да, - легко согласилась Мори, - Но учитывает ли это господин Корам? Все, что нам от него нужно сейчас - чтобы он подписал отказ от претензий лично к кадету Лайтману. А затем - пускай раскручивается машина бюрократии и процесс затягивается как можно дольше, пускай пишутся официальные письма, проводятся слушания и ездят посольства. Ваши слова, советник, говорят мне о том, что вы тоже понимаете одну очень грустную вещь - для тех, кто смотрит на “большую картину”, не все жизни равноценны. Адмиралы не станут бороться за кадета так, как за офицера моего ранга, они вполне могут рассматривать его выдачу как на меньшее из зол и согласиться на нее. Давайте спасем Лайтмана, а об остальном подумаем, когда придет время.
– Вы неверно поняли мои слова, – покачала головой болианка. – Я ничего не говорила о неравноценности ваших жизней в глазах людей, глядящих на «большую картину»… да и в глазах любых других людей – только о том, что никто не согласится отдать одного человека вместо другого, тем более, невиновного и ни с какой стороны не причастного к конфликту, вместо виновного непосредственного участника. Потому что и тот, и другой – живые люди, способные отчаиваться и страдать, а люди – не предмет для торговли. Если рассуждать иначе, можно далеко зайти и начать подвергать наказаниям и вовсе кого попало по своей прихоти.
Утара замолчала, обдумывая дальнейшие слова коммандера, потом обернулась к ней и положив руку на сердце искренне сказала:
– Мне не нравится этот ваш план. Как хотите, но он мне не нравится! Вы очень рискуете и не только собой: в прошлом были уже прецеденты, когда кардассианцы выкрадывали тех, кого считали подотчётными их суду. Вы уверены, что в случае обмана с нашей стороны, они выкрадут именно вас, а не Лайтмана? Или только вас, а не вас обоих? Да если и только вас, подумайте ещё раз, какой невыносимый груз вы хотите возложить на всех причастных! В первую очередь, конечно на самого Лайтмана, который никогда не простит себе вашей гибели или ваших страданий, когда его необдуманный поступок превратится в ваше убийство или хуже, чем в убийство. Но есть ещё глинн Толан и я. Мы были там, а не вы, если кому и отвечать вместо находящегося на нашей отвественности кадета, то одной из нас или обеим, но никак не вам. Уже пару раз.. – на этих словах Утара оборвала себя, потом поколебалась и всё же договорила, – уже пару раз мне казалось, что кроме защиты Лайтмана вы хотите за что-то наказать себя. И я боюсь, что даже оставив этот ваш план как крайнее средство, вы реализуете его слишком быстро, не исчерпав всех других возможностей.
– Но у нас действительно мало времени, и мы должны действовать быстро, - заметила баджорка, - Послезавтра господин Корам покинет станцию, и после мы уже никак не сможем повлиять на него. Кроме того, после всего, что я слышала о нем от вас и офицеров “Саратоги”, я понимаю, что у нас есть только один шанс, поэтому мы должны использовать все, что у нас есть. Послушайте, советник, уже поздно, и нам всем есть, что обдумать. Возможно, если у вас есть какие-то мысли, вам следует поделиться ими с глинном Толан? Подготовить ее к завтрашнему разговору.
Утара поняла: ей вежливо объясняют, что разговор окончен.
– Простите, если я затронула неподходящую тему, – сказала она. – Разумеется, я поговорю с глинном Толан, если она расположена говорить, но всё же я и вас попрошу ещё раз хорошо всё обдумать. Сейчас вам кажется, что единственный способ решить проблему – эта интрига с Корамом, но иногда самый простой и прямой путь – самый надёжный. У нас хорошие шансы выиграть слушание; подумайте, не создаст ли отклонение от прямого пути и для вас, и, что не менее важно, для мистера Лайтмана ещё более опасную ситуацию.
___________________
с Мори


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
17 05 2016, 10:26:11 #99
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, поздний вечер
Стыковочное кольцо


-...было приятно познакомиться, мистер Эпплби!..
Квинтилия Перим, вытянувшаяся по стойке смирно по левую руку от коммандера Мори, смотрела, как командующая станцией пожимает руку румяному мужчине с редкими светлыми волосами, но зато с густой щеткой пшеничных усов.
-...Младший лейтенант Авем возьмет ваши вещи и проводит вас в каюту...
Несколько минут назад к станции пристыковался большой федеральный транспортный корабль, и теперь перед коммандером и ее двумя помощниками… точнее, как поправил бы младший лейтенант Авем, “одним помощником и одним ассистентом помощника”... проходил поток новых гостей станции. Кадет Перим гадала, по какиму принципу коммандер выбирает, с кем здороваться лично, а кого удостоить лишь вежливым кивком. Этот мистер Эпплби, в темном гражданском костюме, совершенно не был похож на кого-то важного.
Мимо проходили все новые и новые инопланетяне. Некоторые шли группками и носили нечто вроде форм, которые были не знакомы Квинтилии, но что-то подсказывало ей, что ни одна военная организация не наденет на своих сотрудников ничего такого кричащего и яркого, похожего на спортивные костюмы, и никогда не придумает такие эмблемы - феникс в языках пламени? гарцующий конь? буква S в многоугольнике? Это было просто смешно! А эта группа? Пятеро в серебряных комбинезонах с круглыми зеркальными шлемами, за которыми не видно лиц, активно переговариваются на свистящем птичьем языке и бурно жестикулируют. Но что все-таки это значит?
-...Добро пожаловать, госпожа Элс, господин Планкс…
Заглядевшись на зеркальные шлемы, Квинтилия едва не пропустила новых важных гостей, которые удостоились упоминания по имени. Госпожа Элс была очень маленькой и полностью седой баджоркой, которую под руку поддерживал высокий молодой трилл с взъерошенными волосами.
-Кадет Перим отнесет ваши вещи, - начала коммандер, но трилл вежливо отказался:
- Это совершенно не обязательно, коммандер...

Одной из последних на пороге шлюза возникла эффектная землянка с убранными в аккуратный пучок светлыми волосами и в строгом сером платье-футляре, которое, однако, подчеркивало все, что можно подчеркнуть.
- Я обязательно вас найду на станции, мистер Кроуфорд, у меня еще осталось несколько вопросов, - широко улыбнулась она землянину средних лет в гражданской одежде, который очень уж поспешно направился прочь по коридору.
Остановившись у шлюза и оглядев встречающих, она целенаправленно двинулась в сторону коммандера Мори, и прежде, чем та успела что-то сказать, блондинка уже пожимала ей руку.
- Коммандер Мори! Для меня невероятная честь оказаться снова на ДС9! И мне было особенно приятно услышать, что вы будете меня ждать! – женщина буквально лучилась жизнерадостностью и оптимизмом.
Каким-то образом ее сумка уже оказалась у самых ног Квинтилии Перим, будто бы лежала там всю жизнь. Во всем облике женщины кадета привлек не столько броский наряд, излишне красная помада или неестественно-светлые волосы, а небольшая камера, закрепленная возле правого глаза наподобие визора.
-Д-добро пожаловать, мисс Харт! - выдавила баджорка, - Я тоже… очень рада вас видеть. Кадет Перим, да не стойте же столбом, возьмите вещи… И давайте пойдем покажем нашей гостье ее каюту - мы выделили для вас одни из лучших апартаментов на Жилом кольце. Сюда, пожалуйста.  

- Это очень мило с вашей стороны, - мисс Харт вновь расплылась в широкой улыбке – было похоже, что губы жили своей особой жизнью на ее лице. Она коротко кивнула триллу и задержала на ней взгляд: - Кадет Перим… Вы ведь из проекта «Альфа», не так ли? Очень интересно…
Но уже через секунду она вновь обернулась к Мори.
- Я уже бывала на этой станции прежде, и всякий раз она меня просто поражает. На Променаде еще остался этот потрясающий клингонский ресторан? Он просто открыл мне новый мир! И еще я слышала, что скоро стартует регата – как вовремя я прибыла! – женщина говорила без умолку, пока они шли в плотном потоке других гостей по коридору.
И только когда они свернули к каюте гостьи на Жилом Кольце, и людей вокруг них стало значительно меньше, блондинка сделала паузу и с любопытством посмотрела на коммандера, совершенно не смущаясь еще одних ушей рядом – или говоря специально для них.
- Адмирал Солок ведь рассказал вам о моей цели визита?
-О… да, - ответила коммандер Мори, которой, наконец, удалось вставить слово в бесконечный поток речи, - В общих чертах. Но я хотела уточнить - что именно вы будете снимать? Нам следует согласовать список необходимых вам интервью, назначить время, выделить какой-нибудь офис под вашу студию… Возможно, у вас также уже есть примерный список вопросов, которые вы будете задавать?
- Все, - просто ответила женщина, продолжая все также широко улыбаться. – Я всегда снимаю все, ведь никогда не знаешь, когда поймаешь тот самый момент. Но вы можете не волноваться, я уже много раз была на кораблях и станциях Звездного Флота и знаю, куда мне не стоит лезть – вроде инженерного или офиса безопасности. Мне известны ваши правила! И можете не беспокоиться, мне будет достаточно обычного компьютерного терминала, я привыкла работать в самых разных условиях. Поэтому давайте обойдемся без всех этих формальностей, - она легкомысленно махнула рукой. – Просто считайте, что я хочу поговорить со всеми и стать частью всего происходящего на станции. И, конечно, мне просто не терпится побеседовать с вами – я знакома с вашей биографией, это просто нечто! Такой сложный путь!
Процессия, тем временем, оказалась у дверей гостевой каюты, отведенной мисс Харт.
-Значит, эта… штука работает и сейчас? - мрачно спросила коммандер.
- Кажется, да, - пожала плечам блондинка и коснулась камеры. – И впрямь, работает. Вас это смущает? Если хотите, я могу ее выключить, и мы поговорим в приватной обстановке.
-Я просто хотела бы договориться с вами о порядке вашей работы на станции. Я бы хотела заранее знать, с кем и когда вы будете разговаривать, а также иметь возможность просматривать весь отснятый материал до того, как вы его опубликуете. И разумеется, не может быть никаких съемок скрытой камерой и вмешательства в частную жизнь персонала станции и наших гостей. И конечно, я подоготовила для вас соглашение о конфиденциальности, которое вы сможете подписать завтра утром в моем офисе…
Женщина вздохнула и на секунду посерьезнела, обдумывая слова коммандера, а затем вновь вернула на лицо приклеенную улыбку.
- Вы здесь главная, разве я могу с вами спорить! – очень быстро и очень охотно пошла она на попятные, и тут же добавила: - Как жаль, что я не могу рассчитывать на ваше понимание и сотрудничество, но я все еще надеюсь, что мы с вами сможем найти общий язык и может быть даже подружиться. Вы очень интересная женщина, Мори Джанир… Ну что ж, мы можем обсудить все мои планы в более приятной обстановке, нежели у дверей каюты, - она выразительно посмотрела на дверь и на Квинилию, все еще держащую ее сумку размером с половину девушки. – Я подпишу все, что вы захотите, если вам так будет спокойнее, - звонко рассмеялась она.
Баджорка ответила своей версией искусственной улыбки, открыла кодом комнату и жестом пригласила собеседницу внутрь.
-Кадет Перим, заносите вещи и можете быть свободны на сегодня, - бросила она Квинтилии, даже не глядя на нее.

_____________________________
Представляет мисс Кристаль Харт!
Продолжение следует...
« Последнее редактирование: 17 05 2016, 10:28:53 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
17 05 2016, 10:27:24 #100
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, поздний вечер, продолжение
Каюта мисс Харт


Когда две женщины, наконец, остались одни, коммандер серьезно посмотрела на мисс Харт.
-Надеюсь, на этот раз камера выключена? Так вот, я действительно должна знать о ваших планах. Моя обязанность - проследить, чтобы вы не сделали ничего, что хоть как-то, хоть в перспективе может навредить моей команде. И под “командой” я имею в виду и проект “Альфа” тоже.
- Конечно, ведь это ваша работа, - понимающе закивала блондинка, демонстративно выключая камеру и оглядывая свою каюту. – Хотите кофе? Или тут обычно пьют рактаджино? – она подошла к репликатору. -  Мне очень жаль, что вы не прислушались к совету адмирала Солока, а ведь я знаю – он вас настоятельно просил позволить мне делать свое дело. Это моя работа, и я привыкла делать ее хорошо. Но, Мори, я не понимаю, чего вы боитесь – я здесь не для того, чтобы выставить вас, вашу команду или этот проект в плохом свете. Им давно уже интересуются, он вызывал большой ажиотаж среди жителей Федерации, и я не могу остаться в стороне. Если все и впрямь так хорошо, как говорят, то и бояться нечего, не так ли? Вы же, я вижу, вся на нервах.
-Вы журналист, - строго ответила коммандер, - И я знаю, на что вы способны. Я ознакомилась с несколькими выпусками вашего реалити-шоу про тот федеральный корабль… как его там… Ради рейтингов и развлечения обывателей вы готовы на что угодно, вы задаете неудобные вопросы и копаетесь в личной жизни, вы лезете куда угодно и интерпретируете все так, как выгодно вам. Поэтому, Солок или не Солок, но я сразу предупреждаю, что на моей станции это не должно повториться.
- «Стар Сталкер», - напомнила женщина и ностальгически улыбнулась, садясь в кресло и неторопливо помешивая сахар в своем кофе. – И все же именно эти выпуски сделали жизнь на флотских кораблях чуть ближе и понятнее простым гражданам Федерации, а также повысили рейтинги Звездного Флота… Но это все сейчас не очень важно и скорее всего непонятно вам – вы ведь не так давно присоединились к Федерации и, наверное, еще не успели понять, чем мы тут живем. И мне очень обидно слышать, что вы мне не доверяете, - блондинка искренне вздохнула, а ее голос и впрямь стал чуть более грустным, чем раньше, - хотя я и пытаюсь заверить вас, что не собираюсь причинять никому вреда. Вы же, я надеюсь, не боитесь правды? Даже не знаю, как заслужить ваше расположение… А, пожалуй, у меня есть идея! – в ее голосе уже не было и следа грусти, зато энтузиазм можно было хоть ложкой есть. – Давайте начнем с вас. Мы побеседуем в удобное вам время, я задам свои вопросы, и вы увидите, что я не кусаюсь, и это может быть даже весело!

-Свяжитесь с моим личным помощником и согласуйте время, - чуть свободнее ответила баджорка, - То же касается и всех остальных ваших собеседников. С кем именно, кстати, вы хотели бы поговорить? “Все” - это довольно расплывчато.
- Непременно, мне подойдет любое время! - согласно кивнула блондинка. – Хорошо, давайте я переформулирую: «Со всеми, кто будет так любезен пообщаться со мной». В первую очередь это касается всех участников проекта «Альфа» - и под всеми я подразумеваю именно всех, - а также его координатора и советника. Отдельно от этого я бы хотела освещать регату – уверена, это ничуть не менее интересно, - и собираюсь побеседовать с командами, и, конечно же, я бы не хотела обойти стороной персонал и жителей станции. Надеюсь, это достаточно подробно описывает слово «все»? – рассмеялась она. – Мори, пожалуйста, поймите, что в Федерации свобода слова, а я собираюсь задержаться на станции на неопределенное время. Вы не можете запретить мне общаться с людьми – с кем и когда я захочу. Пожалуйста, не создавайте трудностей там, где их нет, и вы увидите, что я не представляю угрозы вам или вашей станции.
-Регата, разумеется! - с некоторым облегчением вспомнила коммандер, - Конечно, освещайте регату. Да, это очень хорошая идея. Также у нас на Променаде завтра открывается выставка баджорского искусства, я могла бы организовать для вас встречу с ее куратором, уверена, это тоже будет занимательно.
- Не сомневаюсь, - кивнула журналистка. – Как и другие мероприятия… До меня донеслись слухи, что кадеты из проекта что-то устраивают – мне уже не терпится на это взглянуть. Я рада, что мы друг друга поняли, Мори! Мы обе делаем здесь свою работу, не так ли?
-Несомненно, - улыбка коммандера была вежливой, но далекой от искренности.

Когда дверь за коммандером закрылась, Кристаль сняла с головы камеру, активировала ее и расположила напротив себя, так чтобы фоном служили большие окна и остальной интерьер каюты, выполненный в непривычным кардассианском стиле. Перед камерой женщина держалась собранно и серьезно, глядя прямо перед собой – широкая улыбка немного погасла, как и радость в голосе.
- Я нахожусь на федеральной станции ДС9, которая сейчас на слуху у многих из-за проходящем на ней спорного международного проекта «Альфа», который много хвалили и так же много критиковали. Несмотря на то, что командующая станции пока не расположена к диалогу, я уверена, что смогу узнать об этом проекте во всех подробностях. Как уже говорилось ранее, сейчас все его существование висит на волоске, и пришло время заглянуть внутрь и узнать, что же грозит «Альфе» и чем вызвана опасность закрытия проекта, в котором принимают участие все основные силы Альфа-квадранта. Выгодно ли кому-то прекратить международное сотрудничество, или молодые участники сами выкопали себе могилу? Что творится за кулисами нашумевшего проекта, вы узнаете завтра. С вами была Кристаль Харт для Федеральной информационной службы.

_____________________________
+мисс Харт
« Последнее редактирование: 17 05 2016, 10:29:05 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
21 05 2016, 22:05:40 #101
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


Когда ромуланец ушёл, Тенек смог наконец заняться насущными делами, а дел было много. Глинн Толан желала получить максимально подробный план по инициативе Тенека к завтрашнему дню, и вулканец подозревал, что такая спешка была продиктована не вполне конструктивным желанием доказать ему, что его идея бессмысленна и невыполнима. Удивительно, какое единодушие проявили кардассианка и ромуланец в критике этого предложения! Оба при этом высказали достаточно возражений, но не дали ни одного по-настоящему обоснованного опровержения. Как, впрочем, и в остальном. Это была тактика подавления, а не сотрудничества, тактика слишком характерная и для ромуланцев, и для кардассианцев, но Тенек предпочёл бы разочароваться в стереотипных представлениях об этих расах, а не получить их новое подтверждение. В любом случае, подумал он, вспомнив речи ромуланца – то серьёзные, то глумливые, но всегда безапелляционные и глухие к словам собеседника  – прежде, чем предлагать сотрудничество, надо научиться вести диалог, давать хотя бы минимальную обратную связь, приводить аргументы и варианты решений, а не одни голые утверждения.
Установив очередность дел, Тенек запросил голографические снимки из домашнего архива для будущей презентации и погрузился в выбор недостающих материалов в открытых базах данных. Недоставало не так много, но вулканец был придирчив, кроме того он хорошо сознавал, что не должен рассчитывать на помощь других участников: многим из них и без того придётся работать ночью, чтобы успеть в срок, и Тенек даже мысли не допускал о том, чтобы добиться успеха, причиняя вред их здоровью. Нужно было всего лишь потратить больше собственного времени и разыскать структурные голоснимки.

После ухода Ракара Сатал вернулся к работе с библиотекой. Того недописанного рецепта он в полном виде так и не нашёл, зато отыскал ещё третий вариант фол-хо-ра. Однако остановиться решил всё-таки на первом. За это время он также успел обдумать, чем дополнит меню Тенека. Сок кааса был уже делом решённым. Ягоды киши мало кто ел среди вулканцев, но у их дома рос дикий куст, и Сатал их полюбил с детства. А вот рулетики тча, напротив, были популярны, по крайней мере, среди студентов его факультета.
Теперь следовало сообщить обо всём этом Тенеку.

В это время Тенек сидел, с головой погрузившись в сравнение характеристик снимков и размышляя о том, будет ли использование их всех избиточно, или всё же стоит загрузить в программу их все, а потом позволить компьютеру отсяеть всё лишнее. За этим занятием его и застал вызов Сатала.
– Тенек на связи, – ответил стажёр.
- Тенек, - поприветствовал Сатал соотечественника. - Я подобрал еду и напитки для завтрашнего мероприятия. Сок кааса можно будет найти в оригинале, а вот ягоды киши и рулетики тча придётся реплецировать.
– Значит Ксир’Тан представлен достаточно ёмко, я сосредоточусь на других провинциях, – удовлетворённо отметил Тенек. – Вам удалось найти рецепт фол-хо-ра?
Сатал кивнул.
- Я нашёл три разных рецепта. Один из них неполон, другой требует особых условий приготовления. Я остановился на третьем, самом древнем.
Тенек мысленно вычеркнул из списка ещё одну позицию. Добросовестность соотечественника вызывала удовлетворение и одновременно желание убедиться, всё ли сделал он сам для достижения наилучшего результата.
– Я рад, что это вам удалось, – сказал он. – Я на данном этапе решил вопрос с составом воды. Первый образец – ледниковая вода, которая представит провинции Кел, и Тат’Сар; три образца представят минеральные источники Раал, Ксиал и Гол; пятый образец – вода из подземной реки, она представит провинции Кир и Кхоми; шестой – вода из пещерного озера в провинции Ши’Ал; Ксир’Тан будет представлен водой из серебряных источников. Деление не слишком справедливое, но я сомневаюсь, что многие сумеют отличить на вкус ледниковую воду Кел от ледниковой воды Тат’Сар или воду из озёр Ши’Ал от воды из пещерных каскадов Тралора. Пища будет представлена более скудно – по два образца на каждый материк, не считая ваших.
- Вам требуется какая-нибудь помощь? - спросил Сатал. Не было похоже, чтобы Тенек находился в затруднении, но чувство солидарности с соотечественником и благодарности к тому, кто предложил ему помощь, заставляли ответить тем же.
– Я ценю ваше участие, – серьёзно ответил Тенек. – Пока я справляюсь.
Пока Тенек укладывался в составленный мысленно график. К тому же он твёрдо решил, что не вправе освобождать себе время для побочных дел, перекладывая работу по общему заданию на своих коллег. Ни у глинна Толан, ни тем более у самого Тенека не должно было быть и тени подозрения, что он справился с обоими делами по той лишь причине, что ему помогли коллеги по проекту.
- Хорошо, - согласился Сатал. - Сейчас я собираюсь заняться подбором информации для образцов пищи, которые необходимо реплецировать, после чего собираюсь попросить сопроводить меня в реплимат, чтобы я мог проверить, как компьютер воспроизвдёт ягоды и выпечку. Если хотите, мы могли бы сходить вдвоём, если, конечно, вы ещё не тестировали ваши образцы.
Состав воды Тенек просчитал до сотой доли процента, с ней всё было просто, пища же действительно требовала тестирования, однако пищей Тенек ещё не занимался. Откровенно говоря, стажёр почувствовал некоторое внутреннее сопротивление, когда пришлось об этом упомянуть.
– Я ещё не подобрал образцы пищи, – сообщил он в высшей степени нейтральным тоном, – однако в течение часа я решу этот вопрос и подойду в реплимат.
- Понимаю, - ответил Сатал. - Мне также понадобится время на то, чтобы выяснить состав и алгоритм репликации, и я ещё совсем не занимался подбором материалов для храма, так что мог бы уделить время их поиску, пока вы будете решать вопрос с подбором образцов пищи. Кстати, раз вы ещё не остановили ни на чём свой выбор - что вы думаете о каком-нибудь блюде из шитака? Этот овощ уникален даже для Вулкана, растёт только на берегу Танарского моря близ Да-Леба и, мне кажется, должен понравиться остальным участникам и гостям... - тут он остановился и задумался о том, нужна ли, собственно, вулканцу его компания? Возможно, конкретный выбор он хочет сохранить в секрете до начала презентации да и вообще предпочитает работать в одиночестве? Сатал поспешил оставить своему собеседнику путь к отступлению: - Если, конечно, это не потиворечит вашим планам: я забыл, что сейчас уже довольно поздно.
Пару секунд Тенек колебался. Это немного нарушало его планы, но это было слишком логичное предложение, чтобы отказаться: Тенек немного разбирался в этом вопросе и мог при необходимости приготовить простой завтрак, а при наличии падда с инструкциями даже и обед, но знал он большей частью блюда популярные у его собственного клана и легко мог ошибиться с выбором остальных. Сатал же явно понимал в этом больше и уже предложил беспроигрышный вариант. Отказываться от обсуждения и совместного тестирования было неблагоразумно, кроме того, такое сотрудничество никак нельзя было приравнять к сваливанию на Сатала собственной Тенековой работы, поскольку каждому предстояло работать со своим комплектом образцов.
– Я составил гибкий график, – ответил стажёр после некоторых размышлений, – и время как раз удачное: в реплимате через час должно быть совсем немного посетителей.
Ещё немного подумав, он добавил:
– Я воспользуюсь вашей рекомендацией для одного из блюд материка Хан-Шир.
- Рад оказаться полезным, - ответил Сатал. - Сообщите мне, когда будете готовы.

Закончив разговор, Тенек отложил голоснимки и переключился на поиск образцов вулканской кухни. На их подбор у него был всего лишь час.
____________
Тенек и Сатал


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
21 05 2016, 22:07:51 #102
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека (значительно позднее)


Вернувшись из реплимата Тенек снова засел за голоснимки. Покончив с ними и сохранив всё необходимое для доработки программы в голокомнате, он ещё некоторое время посидел за чертежами некоего загадочного прибора, а затем наконец-то смог приступить к написанию затребованного координатором плана. Это было несложно: Тенек хорошо представлял себе все этапы работы и специфику исследования для каждого участника предполагаемого проекта, теперь всю концепцию нужно было всего лишь облечь в слова и согласовать с хронологической сеткой, предоставленной глинном Толан.
Тенек любил исследовательскую работу; ничуть не меньше он любил чёткое планирование и идеальную вписанность любой деятельности в доступные для неё рамки, как впрочем и максимальную её эффективность. Ради этой эффективности он дополнил собственно исследовательские этапы более чётким и схематизированным пояснением практического применения результатов и схемами двух мини-семинаров для школы: первый – о правилах провоза домашних животных на станцию, второй – о мерах предосторожности при встрече с потенциальным животным-вирусоносителем и оказания доврачебной помощи в случае укуса. Вулканцы как никто другой умеют внимательно слушать скучные объяснения, но также они как никто другой понимают, что теория никогда не будет идеально эффективной без практики, по этой причине очень короткое и очень ясное изложение правил должно было сразу же перейти в активный тренинг. Если бы Тенеку сказали, что он предлагает ученикам школы игру, он бы искренне удивился и даже был бы несколько уязвлён: с его точки зрения это была не игра, а отработка полезных навыков.

Поставив последнюю точку, вулканец погрузился в менее приятные мысли: всё, что он подготовил сейчас, глинн Толан не считала нужным и хоть сколько-нибудь полезным проекту. Ему не приходило в голову, что причина может лежать где-то за пределами профессиональной оценки его инициативы, а именно – в области глубокого недовольства инициатором, стажёру казалось, что он всего лишь не сумел достаточно доходчиво объяснить потенциальную пользу. Немного подумав, Тенек решил прибавить к плану и подобающее обоснование.
 
В результате получились следующие тезисы.
Сотрудничество со станцией позволяет создать несколько дополнительных площадок для совместной работы профессиональных групп. Это в свою очередь позволит:
1-1 способствовать сохранению проекта за счёт демонстрации продуктивного и общественно-полезного взаимодействия участников проекта;
1-2 в случае сохранения проекта получить к следующей миссии слаженно работающие профессиональные группы;
(в этом месте были приведены списки профессиональных групп согласно информации из личных дел)
1-3 отработать схемы межруппового взаимодействия (в случае пересечения сфер деятельности двух и более групп и/или в случае участия кого-либо из членов проекта более чем в одной профессиональной группе);
(в этом месте были перечислены те, для кого было целесообразно участие в нескольких группах, а также представлены схемы их взаимодействия с этими группами с чёткой расстановкой приоритетов в случае нештатной ситуации)
1-4 в связи со сказанным выше, избежать замыкания участников проекта в рамках расовых или иных замкнутых групп;
1-5 в случае ликвидации проекта помочь участникам сохранить и приумножить профессиональные навыки.
 
Тенек критически перечитал тезисы, довёл формулировки до идеала, сохранил финальную версию файла и установил таймер отсроченной отправки. Глинн Толан должна была получить файл в шесть утра. Если она встаёт поже, она и прочитает его позже, а если координатор встаёт рано, у неё не будет причин жаловаться на задержку. С чувством выполненного долга вулканец расстелил коврик и приготовился к вечерней медитации.


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
21 05 2016, 22:12:53 #103
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, бар “Кварк’с” -> голокомната №6 - > Каюта Освальда и Тенека


Покончив с виски и закуской, Освальд и Джез разошлись в разные стороны. Кадета изрядно пошатывало, поэтому он вернулся в бар за очередной кружкой рактаджино, после чего решил всё же направиться в каюту. Едва выйдя в коридор, кадет ощутил острое чувство отвращения ко всему произошедшему за последние два часа или около того. "Нет уж, в одной команде с таким я в регате участвовать не буду!" - твёрдо пообещал он сам себе. А ещё он понял, что сначала надо поговорить.
- Компьютер, определи местоположение... - он на мгновение растерялся, пытаясь понять, с кем именно он хотел поговорить, - э-э-э... кадета Хены.
“Кадет Хена находится в голокомнате номер 6”, - сообщил компьютер.
Освальд раздражённо выдохнул, развернулся и в очередной раз вошёл в бар.
Поднявшись по лестнице, он не сразу нашёл шестую голокомнату, а найдя, встал около двери, собираясь с мыслями и пытаясь подобрать слова, которые будет говорить девушке. Через пару минут он вздохнул и вошёл в дверь.
Когда двери голодека перед Освальдом открылись, он застал настоящее побоище, в центре которого три хрупкие – или не очень – девушки сражались с голографическими противниками на массивных бамбуковых мечах. Идея Жантарин была воспринята на ура, и девушки самозабвенно выплескивали свою ярость на ни в чем не виновные фотоны. Однако стоило только двери в голокомнату открыться, Самрита резко повернула голову на вошедшего и приказала:
- Компьютер, остановить программу!
Кадет очень удивлённо осмотрел происходящее.
- Э-э... - медленно протянул он, - привет? Я хотел с Хеной поговорить. Но могу подождать внизу, если вы скоро закончите, - поспешил добавить он, заметив не самое дружелюбное выражение лица у Самриты.
-А я - не хочу разговаривать, - тяжело дыша ответила ференги.
-Это он? - шепотом спросила Жантарин, наклонившись к уху Хены.
Та слегка помотала головой и повторила:
-Не хочу. Потому что… потому… - она перевела взгляд на землянку, ища у той поддержки.
- Потому что Хена не хочет, ты слышал? – Самрита сложила руки на груди и выразительно посмотрела на кадета. Было видно, что она была очень зла. – Ты уже закончил общаться со своим кардассианским другом?
- Другом? Сильно сказано, - фыркнул кадет. - Я что-то важное упустил? Не помню, чтобы чем-то успел ещё и вас достать!
Жантарин тоже переводила непонимающий взгляд с Самриты на Хену.
-Мы с ним больше не дружим? Мне прогнать его? - спросила она, делая шаг вперед и поднимая бамбуковый меч.
- Компьютер, создать фазер! Отключить протоколы безопасности! - на автомате выпалил кадет, хватая появившееся оружие и занимая стойку, но потом замер, словно осознав, что он только что сделал. - Компьютер, отмена. Убрать фазер и восстановить протоколы безопасности.
- Нет, подожди, - Самрита обратилась к Жантарин и не сдержала смешка на реакцию Освальда: - Ты бы проспался лучше! Хотя нет, это ты и потом успеешь. Итак, за чем же ты пришел и что хотел сказать Хене? – строго проговорила она.
Землянин одарил Самриту возмущённым взглядом, но потом кивнул.
- Хена... - начал он, но мысли вылетели из головы, и понадобилось несколько секунд, чтобы вновь подобрать слова, - мне очень жаль, но, похоже, ничего не получится. Наш общий знакомый... не заинтересован. Совсем. Прости, я дал тебе ложную надежду, всё это было обречено с самого начала. Чёрт, я начинаю говорить как Лайтман!
Андорианка, все-таки сделавшая шаг вперед, принюхалась.
-Девочки, да от него алкоголем пахнет! Иди проспись, Макдауэлл!
Хена ничего не ответила, только отвернулась, чтобы никто не видел ее лица.
Освальд не ответил на выпад андорианки, только сделал пару шагов в сторону ференги, явно не понимая, в чём именно дело.
- Хена, мне правда жаль. Это может прозвучать преждевременно, но... - он снова задумался, - с таким типом... в общем, тебе же лучше, что он не заинтересован. Негоже таким уникальным девушкам как ты размениваться на таких негодяев!
- Потом все объясню, - шепнула Самрита, обращаясь к Жантарин, сама же критически осмотрела Освальда, будто решая, прогнать его или дать еще что-то сказать. - Да, мы уже догадались, - холодно проговорила землянка.
- Сэм, чёрт возьми! - не сдержался Освальд. - Тебя-то я чем мог задеть? Вот с кем с кем, а с тобой ругаться у меня желания вообще никакого нет!
- Все в порядке, - Самрита усилием воли взяла себя в руки и даже улыбнулась. – Просто мы все здесь немного раздражены. А тебе и впрямь лучше пойти в свою каюту.
- Да, я заметил, - проворчал Освальд. - Не понимаю из-за чего, правда, ну да ладно.
Он мрачно помотал головой и, бросив недовольное: "До завтра!" - вышел из голокомнаты.

***

Из "Кварк'с" Освальд вышел в отвратительнейшем настроении. Хотелось отыскать Тенму и хорошенько ему врезать. Не совсем понятно за что, но кадету казалось, что некоторые его гадкие слова тоже внесли свою лепту в происходящее, как будто Хена его мысли прочитала, и это её подкосило. Пьяное сознание Освальда отогнало эту мысль, напомнив, что ференги иммунны к телепатии, но сами ей не владеют, да и Тенма, вообще говоря, не сказал ничего такого неприемлемого. Он же просто поделился мыслями с другом, а не в лицо обозвал так Хену в присутствии всех участников проекта. К тому же, он подкинул идею с регатой и согласился помочь узнать про горра Якката. Мысли о Кариссе заставили кадета встрепенуться, и ему тут же стало любопытно, спит ли уже кардассианка.
- Компьютер, где находится Карисса Яккат?
- Карисса Яккат находится в своей каюте, жилое кольцо, сек...
- Да-да, она спит?
- Ответ утвердительный.
- Проклятье!
Не рискнув разбудить женщину даже ради хороших новостей, он направился к себе в каюту.
Тенек, кажется, уже спал, и Освальд решил поберечь нервы соседа, который и так с ним намучился, и тихонечко подошёл к одному из кресел. Если забираться на верхний ярус кровати, то он наверняка своими действиями потревожит чувствительный слух вулканца, а землянину сейчас не хотелось причинять кому-либо неудобства. Он осторожно убрал свежекупленную вазу с баджорским цветком со столика, взял лежавший на нём падд и устроился поудобнее, закинув ноги на столик.
Кадет решил обрадовать Кариссу как можно раньше, поэтому открыл бланк электронного письма и в текстовом режиме начал набирать.
"Миссис Яккат!"
Вычеркнул.
"Уважаемая Миссис Яккат!"
"Слишком официально!" - подумал кадет, - "Сразу напрашивается: с сожалением сообщаем Вам, что...". Снова вычеркнул.
"Дорогая Карисса!"
"Перебор!" - решил было кадет, но пока так и оставил.
"У меня для вас хорошие новости! Меньше часа назад мне удалось вытрясти из гила Тенмы кое-какую информацию! Искренне рад вам сообщить, что гарнизону разрешили продолжить нести службу на Волане II, куда прибыла новая партия колонистов. Пока имеющиеся сведения говорят, что ваш муж жив, и обвинения ему не грозят. Гил Тенма заверил меня, что в его отчёте говорится о вкладе в дезертирство и покушение на него только горра Токата, поэтому ваш муж, скорее всего, жив-здоров и вне опасности! Также Гил Тенма обещал передать ему, что с вами и Дамаром всё в порядке, когда представится такой случай".
"Пресно слишком!" - снова решил кадет и вставил пустую строку.
"Вы не представляете себе, как я рад сообщить вам эти новости! Мне стоит только представить себе ваше счастливое лицо..."
Освальд презрительно фыркнул и удалил последнее предложение.
"Ваша история тронула меня до глубины души, и я понял, что не успокоюсь, пока не смогу вернуть вам семейное счастье"
"А ещё пафоснее можешь?" - спросил он сам себя, но не стал ничего удалять.
"Мне будет очень не хватать вас, когда вы вернётесь на Волан II, но так будет правильнее всего, как бы мне ни хотелось..."
"Хотелось чего? Что за бред я пишу?" - снова спросил он сам себя.
Затуманенный алкоголем разум отказывался придумывать уместные речевые обороты, поэтому кадет откинулся в кресле и прикрыл глаза, пытаясь напрячь воображение. Он и сам не заметил, как провалился в сон, а падд выскользнул у него из рук и упал на пол.
___________________________________________________________________
С Хеной, Самритой и Жантарин в начале и со спящим Тенеком в конце


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
23 05 2016, 10:39:05 #104
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Мори


После разговора с журналисткой мисс Кристаль Харт коммандер вернулась в свой офис, но не смогла сосредоточиться ни на одном из отчетов. Несколько раз она ловила себя на том, что просто смотрит на строчки в падде, но смысл проходит мимо ее сознания. Это означало, что в работе следует поставить точку, и Мори, попрощавшись с операционистами ночной смены в командном центре, отправилась в свою каюту.
В комнате она сняла форменный китель и ботинки, прошлась, размяла затекшие за день плечи - напряжение снова начало скапливаться в мышцах, на загривке, будто у дикого зверя. Что-то с этим следовало делать, например, снова вернуться к той системе упражнений, которую она практиковала на Земле.
Мори прошла в ванную и плеснула холодной воды себе на лицо, затем вернулась в комнату, и одну за другой зажгла три толстых, белых восковых свечи под висящем на стене золотым символом, символизирующим Вселенную так, как ее понимали баджорцы. Раскинула руки, закрыла глаза, постаралась найти свой внутренний источник, свою паа и ощутить, как все все взаимосвязанно через эту энергию - люди, космос, Пророки, события, время. Это было одновременно и медитацией, и молитвой. Когда Мори была ребенком, у нее это получалось лучше, почти каждый раз, и она еще помнила это ощущение себя будто одновременно и частицей, и волной. Но после той истории, о которой она рассказала сегодня советнику, двери в Небесный Храм для нее закрылись, и только иногда она ловила ощущение, что вот-вот должно что-то произойти…
Советник. Мори открыла глаза. Похоже, сосредоточиться на медитации сегодня не получится тоже. В комнате было что-то тревожное, что-то, что снова заставляло ее напрягать плечи. Баджорка обернулась, и взгляд ее выхватил нечто светлое в полутьме каюты - страницы книги, раскрытой на столе.
Она подошла и провела пальцами по плотной глянцевой бумаге с иллюстрацией. Стиль рисунка не был баджорским, небрежные мазки красок, игра света и тени складывались в отражения облаков в пруду с водяными лилиями.
-Советник была права, - вслух сказала Мори, - Но некоторые секреты не принадлежат мне, и я все еще не могу говорить о них, не так ли… Лиза? Мы бросили тебя, не пытались спасти, даже не очистили твое имя. Мы с Солоком знаем правду, но для всего остального мира ты все еще остаешься моим первым офицером, который похитил информацию и сбежал к маки. И я стояла в стороне и позволила просто забыть о тебе, потому что верю в секретные миссии и приказы, в большую картину и высшее благо. В этом я мало чем отличаюсь от этого кардассианца, Корама. Я так ничего и не сделала для тебя, но теперь могу сделать для Лайтмана, и может тогда ты простишь меня…


26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Перим


Квинтилия Перим смотрела в зеркало. Несмотря на то, что в эту ночь в каюте она была одна, по привычке она включила воду, как делала всегда, когда не хотела, чтобы ее соседка по комнате в Академии догадалась, чем она занимается. Это было на самом деле не обязательно, но трилл предпочитала, чтобы ни у кого не было ни тени сомнения.
Адмирал Солок все еще не отвечал на ее письмо, написанное на борту “Саратоги”. А время шло… Время. Всегда слишком мало времени, даже 26-часовые сутки ничего не исправили, лишних двух часов не хватало, чтобы успеть все, что следовало успеть. Работа, проект, фуршет, презентация под первым номером…
“Ты просто сама повелась на предложение Освальда быть первой. Он подловил тебя, и не в первый раз”, - напомнил Квинтилии тихий внутренний голос.
“Не только я виновата, что оказалась в такой ситуации. Если мы команда, то предполагается, что мы должны думать друг о друге, а не только о себе. Это так нечестно! Объективно, у меня меньше всех времени, но почему-то именно другие выбирают себе места подальше от начала, мотивируя это желанием все успеть. Как будто у кого-то культура более особенная и сложная, а у кого-то такая скучная и обычная, что презентацию можно сляпать за полчаса”.
Но теперь выхода нет. Если Квинтилия не сможет все это сделать, это будет значить, что она не справляется со своими обязанностями. Значит, она плохой сотрудник. Значит, она не заслуживает быть здесь, среди лучших. Значит наиболее честно будет признаться в этом и отправиться домой. И ее жизнь будет разрушена… И это после всего, чем она пожертвовала и от чего отказалась!
К счастью, кадет Перим знала, как обмануть время. Из кармана формы она достала маленький предмет, за который отдала все свои полоски латины торговцу, которого ей посоветовали ференги в баре “Кварк’с”. На ладони у нее лежал маленький пластиковый пузырек без этикетки и каких-либо опознавательных знаков. Необходимость в дополнительных средствах снова пришла. Она делает это, потому что наступил крайний случай и ее карьера и будущее под угрозой.
Квинтилию передернуло от воспоминаний о том, что сказала адмирал Нечаева, так спокойно и холодно.
“Мы были о вас лучшего мнения, кадет Перим”.
“Мы ожидали от вас большей благоразумности”.
“Я вижу, что вы пока не готовы стать офицером”.
Трилл отвинтила крышку пузырька и вытряхнула на ладонь одну маленькую белую таблетку, ее было легко проглотить даже без воды. Затем нажала на коммуникатор.
-”Кварк’с”? Мне нужно забронировать голо-комнату. Да, это в рамках проекта “Альфа”. Да, я буду работать всю ночь.
Получив подтверждение, Перим вышла из ванной, открыла платьяной шкаф и спрятала пузырек в своей сумке с вещами. Уже подойдя к выходу из комнаты, она остановилась на пороге, немного подумала, вернулась и выпила еще одну таблетку - на всякий случай, чтобы эффект точно был и не позволил бы ей заснуть в ближайшие сутки...


May we all walk with the Prophets...
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS