* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 11 2019, 15:58:41 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
27 04 2016, 13:49:07 #60
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


- Скажите, коммандер, - проговорил Ракар с оттенком высокомерия в речи, - раз уж вы так привыкли осуществлять обмен офицерами, что будет, если я попрошу работу в ОПС, что соответствует моей квалификации, и разработаю усовершенствование тактико-технических характеристик станции? Для этого мне понадобится доступ к системам. Речь не идет об устройстве невидимости, речь идет об усовершенствовании обороноспособности. Так вот, насколько адекватно вами и вашим командованием будет воспринят такой, как вы называете, “обмен”?
Коммандер слегка улыбнулась.
-Это общее собрание, мистер Ракар. Ваш же вопрос касается только вас одного. Если вас интересует ваша личная возможная профориентация в рамках работы на станции, вам следует назначить со мной и глинном Толан отдельную встречу, где у нас будет достаточно времени на обсуждение и мы не будем задерживать всех остальных.

М’Кота слушала этот разговор вполуха. Конечно, было забавно смотреть на то, как вулканца донимали вопросами – это смахивало на картину древней охоты, когда загнанный в ущелье крупный зверь отбивает атаки охотников. Зверь должен был в конце концов устать и пропустить удар, мог ли вулканец  устать и дать маху? На это можно было бы поставить полоску латины, если бы коммандер Мори не прекратила этот допрос. Но в целом эта тема клингонку не слишком интересовала. М’Кота была не против поработать на станции – почему нет? Пожалуй, разнообразие в делах и знакомствах было неплохо – это наверняка помогло бы прогнать ненужные мысли, но вопрос, примут инициативу Тенека или нет, уж точно не был для неё вопросом жизни и смерти.

- Если это пока все вопросы, - Мори посмотрела по сторонам, - Я готова передать слово глинну Толан.
Толан еще раз оглядела всех собравшихся: Тенека не засыпали вопросами, как она полагала, а реакция кадетов была неоднозначной.
- Спасибо, коммандер, - коротко кивнула она Мори. – Это были основные вопросы, которые я хотела обсудить. Кто-то еще хочет высказаться или задать вопросы? Если нет, то на этом собрание можно считать законченным.

Мгновение Тенек колебался. Логика подсказывала, что период, когда три участника под арестом – это не лучшее время для решения кадровых вопросов; опыт подсказывал, что если откладывать их решение, обсуждение может не состояться ещё очень долго. В конце концов логика победила, хотя у вулканца и оставалось нехорошее подозрение, что он совершает ту же ошибку, что и в прошлый раз.
– Я считаю необходимым решить вопросы внутренней орагнизации группы «Альфа», – сказал он. – Я хорошо понимаю, что до вынесения решения по делам мистера Лайтмана, мистера Сатала и мисс Уильямс, это было бы неблагоразумно, и поэтому прошу выделить для этого время сразу после того, как данное решение будет вынесено.
- Мы обсудим этот вопрос позже, - согласилась кардассианка. – А теперь все могут быть свободны. Мисс Перим, жду от вас завтра список и последовательность участников для голопроектов; мистер Тенек, от вас – подробный план-проект вашего предложения и список кандидатов-добровольцев. Всю необходимую информацию от меня вы получите. И еще – мистер Тенек, зайдите в мой кабинет. Все могут быть свободны!
– Да, мэм.
Прежде чем проследовать в кабинет координатора, Тенек обратился к Квинтилии:
– Мисс Перим, для меня очерёдность несущественна, вы можете присвоить мне порядковый номер по вашему усмотрению.
 
- Эй, Освальд, подожди! – Самрита помахала другу через весь стол и направилась к нему сквозь толпу. – Я забронировала нам лабораторию для нашего проекта по связи, сможешь сегодня после обеда начать?
- Да, конечно! - кивнул он в ответ. - Оперативно ты, однако, работаешь! Может мы могли бы и задание глинна Толан вместе сделать? Не скажу, что из меня такой классный кулинар, но пара идей, как представить Землю в правильном свете, у меня имеется. Что скажешь?
 - Хмм, ну-у… - Самрита замялась, - я уже обещала девочкам, что это будет сюрприз, и у меня есть кое-какие планы на фуршет. И вообще, может быть я хочу посмотреть на твои кулинарные способности! А вот для голодека у меня пока никаких идей нет… Ладно, не буду тебя отвлекать, у нас сейчас запланирован небольшой шоппинг, - она бросила взгляд на Хену и заговорщески подмигнула.
- Ну ладно, - с трудом скрывая огорчение, ответил кадет, - хорошего дня тогда.

-Хорошо, мистер Тенек… - кивнула Квинтилия своему соседу, а затем вулканец проследовал к выходу из коференц-склада вслед за Иламой.
Коммандующая станцией последовала за ними.

После слов координатора о том, что все могут быть свободны, ромуланец молча поднялся из-за стола и, не обращая внимания ни на что другое, вышел из конференц-зала. Задание о представлении своего мира перед федератами и иными расами вызывало в нем сложные чувства, по большей части негативного характера. И пока он жил в каюте один, необходимо было пользоваться этой свободой. Настало время связаться с командованием и наконец отослать свой подробный отчет о собственных наблюдениях. Сделать то, что на самом деле имело смысл.

-Эй! - воскликнула кадет-трилл, видя, как ее коллеги покидают или готовятся покинуть помещение, - Мы же еще не закончили - я же просила всех задержаться! Пожалуйста, сядьте на свои места. Сейчас мы распределим порядок презентаций. Может быть, кто-нибудь уже хочет пойти первым?
- Мисс Перим, - ехидно ответил Освальд, - а почему бы вам не подать нам всем пример и не представить свою презентацию первой?
Ракар услышал просьбу задержаться уже за дверями зала для совещаний. Очень нехотя он замедлил шаг, справляясь с собственным гневом, затем вернулся  и от входа сообщил:
- С составлением списка у вас есть время до утра, мисс Перим. Свой порядковый номер в настоящий момент я сказать не готов.
А затем развернулся и окончательно ушел в свою каюту.
-Что ж, почему бы и нет! - ответила Перим Освальду, - Правду говорят: хочешь сделать хорошо - сделай это сам. Кто-то хочет быть вторым? - она оглядела склад, - Ну же? Это же задание! Отнеситесь к нему серьезно.
- Ставь меня, - произнесла Энн Уильямс – кроме нее никто вперед не рвался.
-Записала! - Квинтилия сделала пометку в своем падде, - Если остальным все равно, то учтите, что я могу сама распределить очередность в честном случайном порядке.
- Мне все равно! – крикнула от двери Самрита. – Поставь в середину куда-нибудь, и все.
- Меня лучше на попозже, на второй день, - на этот раз серьёзно сказал Освальд. - У меня есть несколько интересных идей, но их реализация потребует чуть больше времени.
- Я был бы вам благодарен, если бы вы поставили меня ближе к концу, - обратился Сатал к Квинтилии. - В моём положении не очень удобно передвигаться по станции, а мне надо ещё кое с кем переговорить.
Переговорить следовало с Тенеком. Сатал счёл логичным предложить ему объединить усилия - если тот, конечно, согласится.
____________
Кадеты, Et cetera...
« Последнее редактирование: 27 04 2016, 14:29:43 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 04 2016, 14:42:26 #61
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Артур держал перед собой падд и молча слушал брифинг все это время, глядя строго перед собой в стол. А потом брифинг был окончен и он понял, что М’Кота сейчас уйдет и он не успеет. Кадет подскочил из-за стола, понимая, что записаться на задание он еще успеет, а в этом текущем деле у него время очень ограничено. Обернувшись на своих охранников, все также стоявших у стены, пытаясь понять, не соберутся ли они его прямо сейчас ловить, кадет бросился между стульями к клингонке. Не то чтобы быстро, не то чтобы медленно, но споткнулся о стул соседа и чуть не выпустил из рук падд.
- М'Кота, постой, пожалуйста, - сказал он, видя как та уже отходит от своего места. И когда, наконец, он до нее дошел, и она к нему обернулась, слова застряли в горле. Он не знал, какой ответ получит, и откуда-то взялась эта чертова неуверенность, которой никогда не было  с ним ни в бою, ни в иной критической ситуации.
- Эээ… я слышал у тебя отчет еще не готов, - наконец сказал он, - если хочешь – воспользуйся моим как руководством и примером, можешь списать, если хочешь, добавив туда свои … выводы, – и протянул ей падд.

Артур ошибался, М’Кота ещё не собиралась уходить. Встала она машинально, и в тот же момент подумала: надо бы что-то сказать Перим, чтобы эта активистка не вынудила её проторчать тут ещё добрых полчаса! Во-первых, отчёт, а во-вторых, М’Кота уже почти совсем убедила себя в том, что в этой дурацкой ночной истории её беспокоит только то, что она могла нелепо выглядеть со стороны. Неприятно, но не смертельно.
Поступок Лайтмана снова поставил всё с ног на голову.
Услышав голос Артура, М’Кота безотчётно повернулась; в её глазах вспыхнула радость, а на губах уже совсем было появилась улыбка… но именно в этот момент до неё дошло, что радоваться, собственно, нечему.
– Нет, я справлюсь, – сказала она в ответ, возможно немного резче, чем следовало. – К тому же глинн Толан наверняка заметит, если я буду пользоваться чьими-то записями.
Артур опустил голову на мгновение и опустил руку с паддом. Она не хотела его помощи, но сначала она улыбалась, а потом перестала. Может, она улыбалась чему-то своему, а его предложение было для нее неинтересным, ненужным. Конечно, она хорошо справится и сама, разве мог кто-то в этом сомневаться. Она самостоятельная  и независимая, клингонский воин. Такие не просят ничьей помощи, ни в чем. Но он предпринял еще одну попытку.
- А задание? У тебя есть по нему идеи? Мне было бы интересно посмотреть на Кронос и поучаствовать в разработке. Здесь я могу помочь?

Чёрт возьми, он что, её смерти хочет? М’Кота почувствовала, что броня, в которую она уже почти совсем заковала своё сердце, растаяла как щепотка снега на ладони. И в голове не было ни одной толковой мысли, ни одной путной идеи, как выпутаться. Но выпутаться было нужно: совсем это не дело заглядываться на чужого мужчину, особенно если уверила его девушку, что не станешь портить их отношения! М’Кота напомнила себе, что вообще-то земляне чудовищно распущенные и безответственные, так что нет ничего глупее, чем увлечься землянином. А если Артур не такой, значит, с андорианкой у него всё серьёзно, и к ней он сейчас подошёл только из чувства товарищества и по доброте душевной. Как Макдауэлл со своей поддержкой… чёрт бы их всех побрал!
– Я ещё ничего не придумала, – сказала она, чтобы оттянуть время и собраться с мыслями. И тут её осенило!
– Наверное, это потому что я голодна! – сообщила она. – Я опоздала и не успела позавтракать. Пойду в клингонский ресторан и закажу гагх. Битхуул-гагх или мешта-гагх, как раз подойдёт для завтрака. Пожалуй, битхуул-гагх – сочный живой гагх с ножками!
Клингонка знала, что инопланетяне большей частью не выносят гагх, даже видеть не могут. А значит миска сочного битхуул-гагха с ножками надёжно защитит её и от дурацкой жалости, и от собственной слабости.
Разговор проходил в непосредственной близости от Сатала, который со своего места мог не только видеть, но и прекрасно слышать всё, о чём говорили эти двое. По настроению М’Коты и действиям Артура было видно, что между ними уже успело произойти какое-то недоразумение, которое последний стремился исправить, а М’Кота ввиду своего клингонского происхождения, похоже, имеет сложности с пониманием намёков. Последний же поворот этой дороги оказался настолько крут, что даже Сатал на мгновение впал в ступор от выбранного клингонкой способа действий, а следом вспомнил такие типичные земные мелодрамы, в которых показано, как люди сначала делают всё, чтобы понять друг друга неправильно, а потом полжизни это расхлёбывают. Чего вулканец никак не предполагал - так это того, что такое может происходить в реальности. Ну, и ещё того, что клингоны подвержены этому не менее землян. А ведь, казалось бы, что может быть проще, чем просто поговорить?
Возможно, его вмешательство окажется снова не к месту, но Сатал решил всё же попробовать. Он повернулся к М’Коте и достаточно безразлично заметил:
- В таком случае, возможно, тебе стоит согласиться на его помощь. Полагаю, у Артура есть интересные мысли на этот счёт, а если они тебе не понравятся, ты всегда сможешь отказаться от них после того, как выслушаешь. Тем более, я слышал, что обсуждение вопросов за обедом рассматривается как продуктивное времяпровождение.

Артур внимательно следил за выражением лица девушки. И не мог понять, отказывает она или соглашается. По факту – отказывала. Как еще расценивать неопределенность? Но на самом деле – математически – неопределенность это неопределенность, ни да, ни нет. И в данный момент она просто откладывала решение. По крайней мере, он не получил отказа от взаимодействия сразу, а это уже радовало, и он мог надеяться на дальнейшее общение. Она не сказала явного “нет”. Он мог мечтать и ждать. Столько, сколько осталось мечтать и ждать. До того, как все кончится. Было чертовски жаль, что он не сможет пойти с ней вместе завтракать, будучи под арестом. Клингонского гакха он воочию не видел ни разу, только на картинках, и, в принципе представлял, что это несусветная шевелящаяся гадость, есть которую невозможно человеку. Аналог земных гусениц … на ножках. Не особенно приятно, мягко говоря, но такова их культура и предпочтения, и с этим тоже можно жить, в конце-концов. И пока всё это в мгновение ока пронеслось у него в голове – успел подойти Сатал и начал говорить. Сатал прервал это мгновение, поток мыслей и их разговор на двоих, а чего еще Артур ожидал стоя посреди конференц-зала среди всех участников проекта, уж конечно не того, что им удастся поговорить наедине. Кадет угрюмо уставился на Сатала, ощутил внутренний протест, неуместность стороннего совета. Ведь стороннее вмешательство, любое, могло повлиять на квантовое равновесие системы; М'Кота могла принять другое решение, противоположное чужим советам. Ну зачем! Зачем? Но ничего не сказал. Сатал не был виноват. Наверное, он хотел как лучше.
- Тогда приятного тебе завтрака, - ответил он девушке, несколько странно улыбнувшись, представив себе гакх на ножках. – И, если что, я могу поделиться идеями и помочь с моделированием, детализацией, интерактивностью. Заходи, если будет нужна помощь. И ... просто так,  - с этими словами Лайтман отступил на шаг назад, попрощался с клингонкой кивком головы и подошел к Квинтилии.

Всё-таки вмешательство Сатала в самом деле было не к месту. Хотя ему ничего не сказали, это было понятно и так. И в общем, у них обоих было полное право не желать его помощи, какие бы благие намерения за ней ни стояли. На самом деле, это вообще его не касалось никаким образом, и зачем он вот уже второй раз пытался влезть в отношения этих двоих, было решительно непонятно. Его не просили и его не звали, и не спрашивали совета. Более того, учитывая, что Артур ему так и не перезвонил, можно было предположить, что уж чьего-чьего, а его совета и помощи в чём бы то ни было попросят в последнюю очередь, так что лучшее, что он мог сделать - это не мешать. А вот что от него действительно требовалось - так это идти выполнять задания, и именно этим Саталу следовало заняться. Вулканец повернулся к своим охранникам и, сообщив, что готов вернуться к себе в каюту, направился к выходу из ангара.

Итак, она хотела именно этого, не так ли? – саркастически сказала М’Кота самой себе. По хорошему, сейчас надо было рявкнуть на Сатала, чтобы не встревал, и удовлетворёно удалиться писать отчёт, но на деле всё опять вышло наперекосяк. С неприятным изумлением М’Кота обнаружила, что почти признательна Саталу за попытку её остановить – попытку дурацкую и обречённую на провал, но даже это не играло особой роли. И ещё, что ничуть не меньше она разочарована предсказуемым и вроде бы даже нужным ей результатом. Ну, за что боролась...
Даже к Квинтилии она не могла сейчас подойти, потому что именно туда приспичило направиться Лайтману. Стоять столбом и ждать своей очереди не было никакого желания... Впрочем, это было враньё: как раз стоять столбом и ждать желание очень даже было, только нельзя было ему потакать. А если так, то «налево-кругом» и марш писать отчёт. И есть гагх. А к Квинтилии она подойдёт позже. И может быть даже извинится. Может быть.
______________
Лайтман, М'Кота и Сатал.
« Последнее редактирование: 27 04 2016, 15:03:49 от Мори Джанир »
Offline  
27 04 2016, 15:19:49 #62
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Кадет Перим сидела на своем стуле в несколько расстроенных чувствах. Похоже, на этом брифинге расстройство никого не обошло стороной.
- Перим, я готов записаться в график по заданию, - сказал Артур. - Номер первый еще не занят? Я мог бы быть первым.
-Номер первый занят, - угрюмо ответила Перим, - И второй тоже. Ты не слушал, Лайтман. Очевидно, разговор с М’Котой для тебя был важнее. Все уже нашли себе что-то поважнее проекта, а кто-то изначально и не должен был в него попасть, и теперь все разваливается. И похоже, только мне одной больше всех надо, как обычно.
Лайтман присел на краешек стола рядом с Квинтилией.
- Квинтилия, ну неужели ты хотела бы, что бы тут выстроилась очередь гуськом и все начали по очереди записываться? Мы не на построении в Академии, здесь все разные, с разных концов квадранта, не у всех порядки Звездного флота. Их нельзя всех сгрести в одно, надо как то … находить что-ли способы. Ничего еще не развалилось, Перим. Все в наших руках, не так ли?
Лайтман усмехнулся самому себе, произнося эти слова. Оказывается, как неумолимо легко было говорить их теперь, зная, что скоро наступит конец его собственного бытия. Легко было философствовать, будучи свободным от жизни.
- Какой там номер свободный начиная с начала?

-Нет, - поморщилась Перим, - конечно, не ждала. Но вам стоило хотя бы выслушать меня. У меня был план, я все продумала наперед - что скажу, и что будет дальше, и как все решить прямо сейчас, а вы… вы вели себя совсем не так, как я планировала, и все мне сломали. Нам могло бы быть весело, а теперь мне придется бегать за каждым по станции, и делать свой собственный проект, и еще у меня есть работа для коммандера… - плечи Квинтилии печально опустились, - Третий номер свободен, - признала она, - А если бы ты слушал меня, ты мог бы быть первым, и это было бы правильнее, потому что мы не знаем… ну, сколько времени на станции у тебя осталось.
- Оу… - покачал головой Артур, - да нет же, еще ничего не сломано. Давай мы вызовем всех, каждого, по связи, попросим собраться в той же репликаторной, то есть в Реплимате. Ты все расскажешь, и нам будет весело. – Кадет улыбнулся, стараясь ободрить что-ли однокурсницу. Но Квинтилия на него не смотрела. – Не до конца же еще доломано все-таки, так что легко собрать обратно и починить. И не будем ни за кем бегать, они сами придут. Я не думаю, что кому-то все равно. Здесь они все не для этого.
А потом Лайтман замолчал и отвернулся на несколько секунд.
- Значит буду третьим, это не важно.
- Знаешь, Перим,  - снова продолжил Артур, - у нас есть такой древний писатель, Шекспир. И его произведение – «Гамлет, принц датский.» Там есть такие слова – «И замыслы с размахом и почином, меняют путь и терпят неуспех у самой цели».  Суть в том, что очень часто все идет не по плану, но мы можем стараться, что бы все вернуть в нужное нам русло. Ты просто руки не опускай. И все получится. Это как бесконечное асимптотическое приближение к оси координат. И может быть, однажды все пересечется в нужной нам точке. Просто продолжай, и не сдавайся. Давай правда всех позовем и устроим собственный брифинг, посвященный заданию.
-Если бы им было не все равно, они бы не разбежались на шоппинг, как Самрита и Хена, - возразила Квинтилия, - А если бы меня слушали, у нас не было бы всех этих проблем. Никто не хотел планировать с катером - и мы попали в аварию. Ты сам не хотел согласовывать планы там, на площади в Джеймстауне - и посмотри, куда нас это привело! Куда меня это… - девушка повысила голос, но сама заметила это и остановилась, - Знаешь, я не хочу говорить об этом сейчас. А тем более с тобой. И я составлю список до завтра, чего бы мне это ни стоило, хоть бы мне пришлось бегать за каждым. Я делала это в Академии, и умудрялась успевать посещать максимальное количество занятий, я так же смогу это и сейчас.
Квинтилия порывисто встала с места и направилась к выходу из склада.
__________
и Артур


Ex Astris, Scientia
Offline  
27 04 2016, 15:34:49 #63
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, 11:02
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


- Проходите, мистер Тенек, - она пропустила вулканца вперед, а затем сама прошла в кабинет и села за стол. Стул кадету она не предложила.  – Вы знаете, о чем я хочу с вами поговорить?
По ее лицу было сложно что-то понять, кроме того, что она то ли пребывала в плохом настроении, то ли была зла.
– Предполагаю, что о моём отчёте, – сказал вулканец.
Кардассианка кивнула и положила перед собой падд.
- Может быть, вы даже скажете, что вызывало у меня вопросы?
Тенек сделал отрицательный жест:
– Нет. Я догадываюсь об этом, но подожду ваших вопросов.
- Тогда первый вопрос, - она сложила пальцы в замок и посмотрела на вулканца. – Какова была причина того, что вы покинули клинику Эвансон на Волане II?
Тенек немного подумал, потом сказал:
– Мэм, многое из того, что я сейчас скажу, вам известно, но у меня есть веская причина отвечать вам только неофициально. Доктор Эвансон попросила меня устранить возможность для мистера Клейборна-младшего свидетельствовать против самого себя. Он находился далеко от клиники, и доктор Эвансон опасалась, что мы можем опоздать. На тот момент я не принял ещё решения, исполнять её просьбу или нет, но решил, что расспрошу её по дороге и приму решение после того, как уясню для себя все значимые обстоятельства ситуации.
- Почему этого нет здесь? – она кивнула головой в сторону падда. – Можете не отвечать. Напомните, почему я разрешила вам остаться на Волане II?
– Я не спрашивал разрешения остаться, – возразил вулканец, – я уведомил всех, кого смог, о своём намерении остаться. – Он подчеркнул голосом слово «намерение». – Это был мой долг врача. В определённом смысле, исполняя просьбу миссис Эвансон, я также руководствовался долгом врача: точно также, как людей иногда фиксируют во время судорог, чтобы они не ранили себя, нужно было лишить мистера Клейборна части его памяти, чтобы он не стал причиной собственной смерти.
 - Вы слишком много на себя берете, - жестко прервала его Толан. – И слишком широко понимаете свой долг. Меня не волнует мистер Клейборн. Меня интересует, почему вы солгали мне тогда на Волане II и сейчас в отчете. Недоговорили, - насмешливо поправилась она.   
– Я беру на себя ровно столько, сколько подобает разумному существу, видящему немного дальше инструкций, – спокойно возразил вулканец, – и я вам не лгал. Я сказал вам, что у меня срочный вызов, и это была правда. О характере вызова я не сказал вам ничего, поскольку ещё не принял решения, как поступить, и следует ли мне отчитываться вам в этом поступке. Если считаете моё поведение неподобающим, можете подвергнуть меня соответствующему взысканию.
– Что касается отчёта, мэм, в древности на моей планете бытовало выражение «не доверяй воску и стилосу». Если бы кто-то пожелал найти документальные доказательства подавления участка памяти у мистера Клейборна, ему пришлось бы признать, что без моего свидетельства показания мистера Ракара, мистера Сатала и даже офицеров Федерации, осведомлённых об этом событии, ничего не стоят. Только я знаю, была ли в действительности исполнена просьба доктора Эвансон, но поскольку интересы моего пациента требуют, чтобы это осталось неизвестным, я не собираюсь предоставлять кому-либо моё свидетельство без веской причины.
- Вы действительно считаете, что меня интересует просьба доктора Эвансон и то, что вы сделали с мистером Клейборном? – кардассианка внимательно посмотрела на стоящего перед ней кадета. – Я говорю сейчас о вас, мистер Тенек, а не об этих людях. Вы умолчали о том, куда и с какой целью направляетесь, вы не написали об этом в своем отчете, вы действовали без согласования и разрешения, и вы до сих пор считаете, что ни в чем не виноваты. Вам повезло, что Федерация не выставила вам обвинения по поводу ваших действий на планете, в отличие от ваших коллег. Хотя на их месте должны были быть вы! – повысила голос Толан. – В отличие от остальных, вы даже не понимаете, в чем ваша вина. Запомните, мистер Тенек, я не терплю ложь и действия за моей спиной!
– Отчего же, я нисколько не отрицаю всего сделанного мной, и, как уж было сказано, готов к любому взысканию, – всё также безразлично отозвался вулканец. – Однако изменения в отчёт я не внесу и в дальнейшем буду прислушиваться в первую очередь к голосу своего долга. За это я также готов понести любое взыскание, если вам это будет угодно.
- Вы не отрицаете сделанного только теперь, когда у вас нет возможности отрицать. Вместо того, чтобы поставить свое руководство в известность сразу же. Какая похвальная самопожертвенность! Вы отказываетесь дополнить свой отчет правдивой информацией, это занятно, - Толан пробарабанила пальцами по столу. – После того, как сами признались мне, что свидетельские показания остальных правдивы. Это будет отмечено в вашем личном деле и во всех материалах, касающихся Волана II. К сожалению, единственное взыскание, которому я могу вас подвергнуть, это исключение из проекта. Но непохоже, чтобы вы и так ценили свое в нем участие.
– Превыше всего я ценю принципы, в которых меня воспитали. Если следуя им, я буду исключён из проекта или подвергну себя иной опасности, я приму это как данность. Возможно, вам это покажется странным, но жизнь человека представляется мне более важной, чем ваше одобрение или осуждение. И более важной, чем моё участие в проекте «Альфа».
- Мистер Тенек, приберегите такие формулировки для посиделок с друзьями. Напоминаю, что я все еще ваш руководитель. Но даже если вы останетесь работать здесь на станции, добренькие федеральные офицеры прогонят вас после первого же нарушения субординации и приказов. Пока ваше участие в проекте под вопросом. Вы можете самостоятельно решить этот вопрос и выйти из «Альфы» сейчас или остаться на испытательном сроке. Если вы выберете последнее, то знайте, что я буду внимательно за вами наблюдать. Я не хочу видеть в этом проекте людей, которым не могу доверять. 
Тенек пожал плечами:
– У меня другие представления о доверии, мэм. Впрочем, у меня нет намерения покидать проект, можете считать это моим официальным заявлением. Отчислить меня или нет после какого-либо моего поступка, разумеется, остаётся в вашей власти.
- Свободны! – сквозь зубы проговорила Толан и взяла в руки падд, давая понять, что разговор закончен.
Тенек не заставил себя долго просить. В дверях он разминулся с мисс Квинтилией Перим.
_______________
С Тенеком
Offline  
27 04 2016, 16:00:22 #64
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, 11:00
Станция ДС9, склад 13, коридоры и каюта Энн Уильямс


-...Мисс Уильямс, нам пора, - прозвучал голос вулканки Т’Мир за спиной у Энн, - Я провожу вас обратно в вашу каюту.
Девушка все еще сидела в своем кресле за столом, наблюдая, как расходятся остальные кадеты и лишь некоторые остаются в помещении склада. Артур и клингонка М’Кота стояли в стороне и беседовали, из другого конца комнаты высокая андорианка бросала на них недобрые взгляды, активность покинула Квинтилию, и трилл опустилась в свое кресло, в растерянности глядя в свой падд, в котором было всего несколько строчек. В том, чтобы быть новенькой в группе, да еще и не до конца являться ее частью, определенно были свои плюсы - Энн могла смотреть на всех гораздо больше со стороны, чем они сами.
- Конечно, - согласно кивнула Энн на слова вулканки. А что ей еще осталось? Ее проводили бы, даже если бы она не была согласна.
Когда они уже вышли в коридор, девушка немного замешкалась, что-то обдумывая.
- Подождите, - обратилась она к охране. – Вы можете проводить меня к коммандеру Мори?
Т’Мир вопросительно приподняла бровь, но затем ответила:
- Я передам, что вы хотите ее видеть, и она придет в вашу каюту. Вы можете сообщить мне приблизительную тему предполагаемой беседы? Коммандер может запросить ее у меня.
- Это… - начала было Энн, а потом оборвалась, передумав. – Я хотела бы обсудить это лично, если возможно. Это касается моей родной планеты. Я надеялась, что коммандер Мори сможет мне помочь.
-Хорошо, - медленно кивнула Т’Мир, - но вам придется подождать.
Ждать… кажется, в этой Федерации все только и делали, что ждали, и это был единственный ответ на все вопросы.
Лейтенант Т’Мир довела Энн до ее комнаты, возле которой стоял второй, незнакомый девушке охранник. Когда она вошла внутрь, и двери за ее спиной закрывались, она услышала, как он обратился к Т’Мир:
-Это та самая? Представляю, как коммандеру не по себе сейчас из-за нее…
-Ваше предположение совершенно недопустимо, Донарк, - холодно ответила вулканка, прежде чем двери окончательно закрылись и Энн осталась в одиночестве.
Энн пришлось прождать больше получаса, прежде чем на пороге появилась коммандер Мори. Баджорка выглядела спокойной, даже слишком, и что-то в ровном тоне ее голоса заставило Энн вспомнить только что слышанные слова охранника. Что он имел в виду?
-Мисс Уильямс, - официально начала коммандер. - Что вы хотели обсудить?
Коммандер застала девушку, когда та сидела за своим терминалом, подперев подбородок рукой и всматриваясь в пустой экран. Она обернулась и вытянулась по струнке перед коммандером, но по лицу было заметно, что мыслями она не здесь.
- Спасибо, что зашли, - она старалась, чтобы ее голос звучал официально, но в нем проскальзывали нотки волнения. – Я хотела узнать… Может быть, у вас есть какие-нибудь новости для меня? – аккуратно поинтересовалась она и добавила: – Дело в том, что я до сих пор не получила ни одного ответа из дома на мои письма.

-Мне очень жаль. Вы побеспокоили меня только из-за этого? - бесстрастно ответила коммандер, но увидев выражение лица девушки, добавила чуть мягче, - Прошло слишком мало времени, мисс Уильямс, а на вашей планете сейчас должен твориться хаос, неизбежно следующий за сменой власти. Я надеюсь, что с вашими родственниками все в порядке, и они напишут, как только смогут разобраться с более насущными проблемами. Они знают, что вашей жизни ничего не угрожает, и что хотя бы об этом могут пока не думать.
Энн Уильямс теперь выглядела совсем растерянной: если вчера ей казалось, что коммандер Мори здесь – единственная, кому можно доверять, то сегодня она уже не была в этом так уверена.
- Прошу прощения, что отвлекла вас, коммандер, - девушка отвела взгляд. – Я понимаю, что для вас это может звучать незначительно. Но у меня нет никакой информации, только слухи, и я не знаю, что и думать. Вы – командующая станции, и у вас наверняка есть информация, которой я не располагаю. Поэтому я подумала, что вы могли бы ей поделиться со мной… - последнюю фразу она закончила полувопросительно.
-У меня есть только официальная информация - сейчас в системе находится кардассианский корабль, - ответила коммандер Мори, - Других новостей пока не поступало.
Лицо Энн удивленно вытянулось: новость о кардассианском корабле звучала хоть и ожидаемо, но не слишком радостно.
- Это может значить, что угодно, - аккуратно начала она. – В том числе и то, что у землян на Волане II могут возникнуть проблемы.
Она специально использовала общий термин, не вдаваясь подробности, у каких именно землян. Проблемы, в общем-то, могли теперь возникнуть у всех.
- Возможно, что именно по этой причине я не могу выйти на связь с семьей. Коммандер, простите, что обращаюсь к вам, ведь это скорее личная просьба, но не могли бы вы держать меня в курсе дел относительно ситуации на моей родной планете?
-Попробуйте подключить новостной канал Федерации, - быстро посоветовала Мори, - Если у вас возникнут трудности - обратитесь к лейтенанту Т’Мир, она вызовет техника… - баджорка снова остановила себя и продолжила менее официально, - Но если я что-то узнаю, я найду способ передать вам эту информацию. О каких проблемах вы говорите? Что именно вас беспокоит?
- Кто верит этим новостям! – хмыкнула Энн и пояснила: – Я уже настроила их и посмотрела, как какая-то блондинка уверенно вещает о том, в чем даже не разбирается! Но в новостях не скажут того, что известно вам и командованию Флота по поводу настоящей ситуации на Волане II. Вы же понимаете, о чем я говорю, - девушка подняла голову и прямо посмотрела на баджорку. – Если даже здесь меня поместили под надзор, то что будет с моими родными и друзьями на планете после всего произошедшего? Неужели вы думаете, что кардассиане все просто так оставят? Вы-то должны меня понять!
-Вы ведь кадет, мисс Уильямс? - спросила Мори, - В Академии вы должны были проходить, что такое Демилитаризованная зона, для чего она существует и как отличается от остальных областей космоса, не так ли?
Энн удивленно посмотрела на коммандера:
- Я не только проходила это в Академии, я и жила там, ДМЗ создавалась, когда я была еще ребенком. Для остальных это часть истории, для меня – это жизнь. Именно поэтому я прекрасно представляю себе, что может там случиться или уже происходит прямо сейчас. Я не прошу у вас ничего, кроме информации с планеты – если она у вас будет, разумеется.
Мори хмыкнула.
-Тогда вы должны знать, что кардассианцы не вправе применять силу к населению вашей планеты, у них вообще нет никаких прав на этой территории. Такие корабли, как наша “Саратога” и тот кардассианский крейсер, могут находиться в ДМЗ только с дипломатической миссией, но никак не с военной. И то, в качестве исключения. Кардассианцы сейчас в тех же условиях, что был и федеральный корабль - их время пребывания ограничено, и мы будем жестко протестовать, если они нарушат договоренность. Кардассии все еще нужно сотрудничество с Федерацией, и они не станут им рисковать даже ради своих соотечественников на Волане II. Что бы там сейчас ни происходило, это не подавление вашего переворота.
- Формально это так, - согласилась Энн, но в ее голосе еще звучали нотки сомнения. – Но вы же знаете, как могут обстоять дела на самом деле!.. Я действительно надеюсь, что ничего страшного там не происходит, но мне сложно доверять кардассианам.

-Вы должны, - серьезно ответила баджорка, - должны попытаться. В конце-концов, именно ради этого вы покинули дом и присоединились к вашему проекту “Альфа”. И этот проект не о том, чтобы вас убеждать и наглядно доказывать, что кардассианцы и любые другие расы хорошие, а о том, что в вас самой должно измениться, чтобы поверить в это. Все идет изнутри, и только вы одна способны это контролировать, никто другой не сможет вам в этом помочь. Много лет назад я была в той же ситуации, что и вы, и у меня ушло много времени на то, чтобы осознать это и найти свой способ начать доверять миру, в котором существуют кардассианцы. Теперь - ваша очередь. Доброго дня, мисс Уильямс. Если у меня будут новости о вашей планете или о дальнейших планах Звездного Флота относительно вас - вам сообщат.
- Я понимаю, - кивнула Энн и очень тихо добавила: - Но это сложно. Спасибо, коммандер, я буду ждать любых новостей от вас!

_________________________________
Совместно с Энн


May we all walk with the Prophets...
Offline  
27 04 2016, 17:43:42 #65
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, полдень
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


Квинтилия стремительно прошла в кабинет координатора проекта “Альфа”, едва не задев выходящего ей навстречу Тенека.
-Мне нужно знать, где мои вещи? - без предисловий спросила трилл.
Когда Квинтилия вошла в кабинет, Толан сидела в кресле, уставившись в одну точку на стене, и выглядела несколько потерянной – или просто очень задумчивой. Но стоило ей увидеть кадета, как ее лицу вернулась привычная строгость и сосредоточенность.
- Вы ничего не забыли, кадет? Например, позвонить в дверь? И о каких вещах вы говорите? Вероятно, они в вашей каюте.
-Мои личные вещи! - воскликнула Квинтилия.
По лицу и особенно голосу девушки было заметно, как она расстроена и зла.
- Когда кто-то вчера собирал вещи Кейры, они забрали и кое-что мое, а мне это нужно и важно.
- Может быть, что-то из ваших вещей было отправлено вместе с вещами кадета Кейры на Бэйджор, - пожала плечами Толан. – Это неприятно, но поправимо – вам вернут их следующим же рейсом на станцию. Скажите мне, что это было, чтобы я отправила запрос.
-А я не могу поискать сама? Это было… личное.
- Как хотите, - не было похоже, чтобы Толан действительно интересовало, что это за личная вещь была потеряна. – Можете попробовать поискать на станции или отправить запрос на Бэйджор. Но вам все равно придется рано или поздно сказать, что столь ценное вы потеряли, потому что иначе неизвестную вещь никто не будет искать. Если только вы сами не полетите за ней на Бэйджор!
-А можно?
- Вы что, серьезно собрались лететь на Бэйджор ради одной вещи, которую вам и так вернут? – наконец-то даже Толан стала интересна вся эта беседа, и она оглядела Квинтилию удивленным взглядом. – Что это за тайны, кадет? – и уже формальным тоном добавила: - Для этого вам необходимо запросить отпуск на берег, и после его подтверждения вы сможете лететь, куда угодно. В том числе на Бэйджор. Однако в данной ситуации я не вижу достаточной причины, почему вам необходимо это делать лично.
-Я… понимаю, мэм, - Квинтилия, наконец, опустила горящий взгляд, - Я постараюсь обойтись без этого… или поискать на станции что-то на замену. Можно мне идти?
- Да, можете идти. – Когда Квинтилия была уже у дверей, Толан окликнула ее: - Если это действительно так важно, я уверена, можно что-нибудь придумать. Но лучше бы вам найти замену этой вещи или сообщить, что же вы ищете – это упростит поиски.
Квинтилия даже на долю секунды не задержалась, чтобы обдумать это предложение, и покинула кабинет координатора проекта.
_______
С очень стремительной Квинтилией
Offline  
27 04 2016, 18:11:28 #66
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, 12.00
Станция ДС9, жилое кольцо, каюта Кариссы Яккат -> “Кварк’с”, голокомнаты


После совещания Освальд вернулся в свою каюту, чтобы спокойно дописать отчёт. К счастью, рядом не было ни Тенека, ни Тенмы, поэтому со своей задачей кадет справился довольно быстро и даже успел заменить некоторые весьма эмоциональные обороты более умеренными.
День обещал быть чертовски насыщенным, и первой на повестке дня была встреча с Кариссой Яккат.
- Компьютер, время!
- Одиннадцать часов и две минуты, - отозвалась машина.
Мельком заглянув в зеркало, он фыркнул и пробормотал:
- Ну и рожа у меня! Не удивительно, что Самрита надо мной всё утро издевалась.
Решив потратить свободное время с пользой, кадет снова принял душ, почистил зубы и побрился настолько гладко, насколько это вообще позволяла сделать бритва. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что этим стоило озаботиться до совещания, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. К тому же, ну какая уважающая себя женщина станет прислушиваться к словам неопрятного парня с плохо скрытыми следами вчерашней пьянки на физиономии? А Освальду очень хотелось, чтобы Карисса к его словам прислушалась и не улетела в систему Волан в поисках своего мужа.
Когда отражение в зеркале оценивалось уже не как "на грани фола", а, скорее, "удовлетворительно" или даже "хорошо", как раз настало время выдвигаться. Ровно в полдень Освальд появился на пороге каюты кардассианки и позвонил в дверь.

В этот раз обошлось без неудобных моментов, как при их прошлой встрече.
“Войдите!” - раздался голос Кариссы, и двери каюты раскрылись в стороны.
Молодая кардассианка сидела на диване в гостинной вместе с Дамаром, но когда увидела на пороге Освальда, поспешно поднялась ему навстречу. С ее коленей на пол упал падд, который они с сыном, очевидно, читали до прихода кадета.
-Освальд! - воскликнула Карисса и улыбнулась.
В этот момент она выглядела очень юной и беззащитной, впрочем, она и в самом деле была всего на несколько лет старше участников проекта “Альфа”. Очевидно, что в отсутствие других контактов, она уже успела проникнуться доверием к человеку, который уже в третий раз приходил ее проведать и побеспокоиться ее состоянием.

- Здравствуйте, миссис Яккат! Привет, Дамар! - с искренней радостью поприветствовал их кадет, проходя в каюту. - Ну как ваши дела? Всё хорошо?

-У нас все хорошо! - выпалил Дамар, тоже вскакивая с дивана, - Мы читаем “Бесконечное самопожертвование”!
-Детское издание, конечно, - смущенно добавила Карисса, опустив глаза на падд на полу, - Там много сокращений. Но Освальд, вам удалось узнать что-то узнать о Волане II?

Освальд подошёл к кардассианцам, поднял падд и протянул его женщине.
- Пока, к сожалению, немногое, - покачал он головой. - Со слов гила Тенмы, там находится корабль кардассианского флота. Я попробую сегодня вечером его ещё разговорить. Не беспокойтесь, я вам сразу же сообщу, если узнаю что-то определённое. Обещаю вам, - добавил он и немного виновато улыбнулся.
Услышав о кардассианском корабле, Карисса кивнула и взяла падд из рук Освальда.
-Спасибо за хоть какие-то новости.
Повисла неловкая пауза, затем кардассианка обернулась по сторонам.
-Хотите… выпить чего-нибудь? Правда, мне особенно нечего вам предложить, потому что в репликаторе все рецепты, конечно, стандартные. Вот если бы вы побывали у нас на ферме… - голос женщины дрогнул, - Мы выращивали овощи и немного разводили рыбу. Мне казалось, эта планета - хорошее место, чтобы растить ребенка. Столько места, столько зелени и солнца...
- Миссис Яккат, - поспешил встрять Освальд, заметив её расстройство, - давайте лучше сходим куда-нибудь. В "Кварк'с", например, можно найти настоящую еду на любой вкус.
Кадет неожиданно щёлкнул пальцами, что свидетельствовало о пришедшей в голову идее.
- Дамар, - хитро ухмыльнувшись, обратился он к ребёнку, - тебе ведь нравятся большие и зубастые ящеры?
-О, я, право, не знаю, насколько это будет прилично… - начала Карисса, но Дамар ее перебил:
-Да! Давайте сходим! Мама, давайте сходим! Аррр! - он обнажил мелкие зубки в рычащей гримасе, и  кардассианке не оставалось ничего, кроме как согласиться.
- Ну, я же обещал показать вам станцию, - сказал Освальд, делая приглашающий жест в сторону двери. - Не хочу, чтобы вы тут скучали. Как-никак, Федерация предоставила вам убежище, а значит ваше благополучие - это тоже наша обязанность. По крайней мере, я так думаю.

***

Придя в "Кварк'с", Освальд арендовал голокомнату и, не став рисковать, предагая спутникам не проверенное им лично голоприключение, решил просто воспользоваться доступом к базе данных о древней Земле.
- Сейчас что-нибудь придумаем, - сказал он, подмигнув Дамару. - А ты знал, что давным-давно на Земле тоже жило множество больших и маленьких ящеров?
- Компьютер, создай характерный ландшафт. Северная Америка, позднеюрский период, - скомандовал кадет, и серые стены голокомнаты преобразились, - Отлично, а теперь создай семейство стегозавров вон там. Придай им естественное поведение.
-Смотри, смотри! Видишь, папа, мама и малыш? - Карисса присела на корточки рядом с Дамаром и указала пальцем на огромных животных, по ее лицу было видно, что она в неменьшем восторге, чем ее сын.
-А можно еще… таких… летающих? - Дамар попытался изобразить руками что-то большое и впечатляющее.
Освальд довольно кивнул - ему явно нравился произведённый на гостей эффект - и скомандовал:
- Компьютер, создай терминал и выведи на него список всех характерных для юрского периода динозавров.
Рядом возникла панель, на которой отображался довольно длинный список.
- Ага, так, чуть-чуть сменим ландшафт. Компьютер, разместить вон там, - кадет показал в противоположную от семейства стегозавров сторону, - берег моря и создай... скажем, стаю рамфоринхов, ловящих рыбу неподалёку. Игнорировать возможные несоответствия во времени и тот факт, что они с другого континента.
Окружающее пространство прорезали пронзительные крики. Когда кардассианцы обернулись на них, то увидели троих крылатых ящеров с листообразными наростами на концах их длинных хвостах, круживших над морем, и четвёртого, который молниеносно устремился к поверхности и в мгновение ока выхватил что-то из толщи воды.
- Ну как? - спросил Освальд, с большим интересом рассматривая гостей, чем давно вымерших животных с его почти родной планеты.
-Мама, можно я подойду посмотрю ближе? - просиял Дамар.
-Это ведь не может быть опасно? - кардассианка посмотрела на Освальда, - Мы никогда не были в настоящей голо-комнате, на Кардассии эта технология не очень распространена, по крайней мере, не для развлечений. В любом случае, для нас это было бы слишком дорого.
- Абсолютно безопасно! - заверил женщину Освальд и для наглядности скомандовал:
- Компьютер, протоколы безопасности на максимум, непрерывно отслеживать наши биосигналы, немедленное завершение программы при любых необычных данных или в случае технической неполадки.
Немного подумав, он добавил:
- Дамар, в воду лучше всё же не заходи. Она вполне настоящая, но может быть холодная. Не хватало ещё тебе простудиться.
- Миссис Яккат, - тихо добавил кадет так, чтобы ребёнок его не услышал, - думаю, нам стоит держаться поближе. Ничего страшного с ним не случится, но вдруг что-то его напугает? На всякий случай.
-Конечно, - женщина медленно двинулась в ту же сторону, куда бегом сорвался Дамар, - Освальд, я хотела спросить вас - почему вы так добры к нам с сыном? Вы же понимаете, что мне совершенно нечем вас отблагодарить...
- Я сказал вам чистую правду как вчера, так и сегодня, - ответил он, - мне действительно нравится общаться с людьми и я действительно считаю, что ваш комфорт стал нашей обязанностью, поскольку Федерация предоставила вам убежище. Причём комфорт не только в условиях проживания, но и в общественной жизни. Вы, кстати, с кем-нибудь ещё познакомились? И, самое главное, подумали над моими словами о том, чтобы задержаться на ДС9 подольше?
Они ступили на морской берег и пошли по песку.
-Нет, - покачала головой Карисса, - мы пока не выходили из каюты далеко - вдруг будут новости с Волана II, а я пропущу их? Но… я думала о работе на станции. Конечно, мне пришлось бы многое читать, чтобы подготовиться, и придумать, с кем оставлять днем Дамара, и это только если меня вообще возьмут…
- Знаете, у нас сегодня утром было совещание, - припоминая гипнотическую речь Тенека, сказал Освальд, - и там один коллга предложил нам на добровольных началах поучаствовать в восстановлении станционной школы. В качестве преподавателей, - поспешил добавить он, пока Карисса не подумала о строительных работах. - Руководство пока скептически к этому отнеслось, но строгого запрета не было. И я вот думаю... может вы тоже захотите поучаствовать? И Дамару там, наверное, понравится.
-Школа? - Карисса удивленно посмотрела на Освальда, - Не совсем то, о чем я думала, и не знаю, гожусь ли в преподаватели, но мне кажется, у меня всегда хорошо получалось ладить с детьми. Когда погибли мои родители, и мой двоюродный дядя взял меня в свой дом, я приглядывала за младшенькими племянниками. Полагаю, семья тогда хорошо сэкономила на няне...
- Простите, не хотел затронуть больную тему, - печально опустил голову кадет. - Но вы всё же подумайте об этом предложении, - Освальду явно понравилась эта мысль. - Будете сочетать заботу о Дамаре с работой на станции! Удобно же, а потом познакомитесь с другими родителями, может у вашего сына появятся друзья, с которыми его будет безопасно отпустить. Так у вас появится свободное время.
В ответ Карисса улыбнулась.
-Ничего, это было 9 лет назад, все в порядке.
- У меня идея! - снова щёлкнул пальцами Освальд. - Участникам нашего проекта дано задание устроить завтра фуршет для гостей станции. Что-то про возможность представить свою культуру и тому подобное. Приходите с Дамаром. Будет возможность поговорить с коммандером Мори по поводу школы и прочего. Ну и возможность узнать побольше про другие миры представится.
-Спасибо! Я уверена, Дамару это понравится.
- А вам? - спросил Освальд, сосредоточенно глядя на  женщину.
-И мне, - снова улыбнулась Карисса.
- Хорошо, - ответил улыбкой Освальд, - тогда зайду за вами завтра, ближе к полудню, наверное.
_____________________________________
С Кариссой Яккат и её сыном Дамаром


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
30 04 2016, 18:41:04 #67
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Лайтман проводил Квинтилию взглядом. Теперь он понимал, что произошедшее на Волане II затронуло многих. У Перим тоже были серьёзные неприятности, и все это из-за него. Он просидел так ещё какое-то время, затем встал и пошёл к офицерам СБ, которые привели его сюда и теперь будут конвоировать дальше.

Утара задержалась в зале совещаний (он же ангар №13) подольше: это был хороший случай спросить кадета Лайтмана, не передумал ли он относительно беседы с советником. Задумчиво наблюдала она всё разнообразие реакций кадетов на окончание брифинга и предложение остаться. Кадеты были очень неорганизованными: на удивление, даже ромуланец изменил своей обычной безразличной дисциплинированности и чуть ли не демонстративно покинул ангар. О других и говорить нечего. Но другого нельзя было и ждать на этом этапе формирвоания колектива.
Когда Артур покончил наконец со своими разговорами, Утара легко поднялась со своего места и окликнула его:
– Мистер Лайтман! На минуточку.

Баджорец-СБшник с жирными прилизанными волосами сделал уже шаг вперед к Лайтману, но отступил, услышав слова советника.

Лайтман шел к офицерам службы безопасности с намерением попросить их о возможности сходить в клингонский ресторан, следом за М'Котой. Но его окликнула советник и Артур развернулся к ней всем корпусом. Его всегда напрягали психологи и советники, те, кто были на самом деле чужими людьми, но имели свойство лезть в душу и анализировать ее по собственному разумению. Советники были необходимы для экипажей кораблей, советники были необходимы для дипломатии, советники были необходимы тем, кто не мог справиться со своими проблемами сам. Лайтман свои проблемы всегда решал сам. Ему никогда не нужно было воздействие извне. Но он понимал, что эти люди делают свою работу. У всех есть своя работа. Так устроено.
- Да, мэм, - ответил кадет болианке, остановившись.
– Я не надолго вас задержу, – сказала Утара. – Если вы не передумали насчёт беседы с советником, я просто пойду по своим делам, а если передумали, давайте назначим удобное для вас время встречи.
Лайтман опустил глаза. Похоже, его планы не могут быть реализованы прямо сейчас. Нужно было заниматься делами, насущными и необходимыми. Следовало помнить о критически ограниченной собственной жизни, следовало не мешать М'Коте жить своей жизнью. Не следовало, вероятно, мешать ей.
- Да, мэм, прямо сейчас я свободен. Если это нужно, я готов ответить на ваши вопросы, - сказал кадет, посмотрев на советника снова. – Сейчас. Там, куда отведет меня служба безопасности.
-Домашний арест потому и называется домашним, что вам предписано оставаться в своей каюте, - заметил баджорец-охранник.
Лайтман кивнул.
- Да, в каюте.
– Вы уверены, что вам будет удобно прямо сейчас? – спросила советник. Пред её мысленным взором промелькнул разговор этого молодого человека с клингонской девушкой: их лица были очень выразительны – растеряны и немного несчастны. – Я свободна до самого вечера, и мне не хотелось бы нарушать ваши планы внезапным вторжением.
Лайтман внимательно посмотрел на болианку и медленно кивнул ей. А затем повернулся к баджорскому охраннику.
- Сэр, а… можно ли мне не в каюту, а в клингонский ресторан сходить? Я никуда не сбегу, это не очень надолго, скорее всего.
-Кадет, вы смеетесь над нами? - изумился охранник, - Что в слове “домашний” навело вас на мысль, что вам можно разгуливать по станции и заниматься своими делами, а мы должны следовать за вами, как почетный караул? Приказ коммандера четко обозначает места, где вам можно находиться - это ваша каюта и помещения занятий проекта “Альфа”. Вы под арестом с серьезными обвинениями, и еще должны быть благодарны, что проводите свое время с комфортом, а не в камере.
– Лейтенант! Вы слишком жестоки! – воскликнула Утара, бросая на охранника взгляд, полный упрёка. – Вы же приносите мистеру Лайтману еду, так почему бы не позволить ему зайти в клингонский ресторан? Если вы возражаете против того, чтобы мистер Лайтман ел прямо там, пусть он купит себе что-нибудь на вынос и заберёт к себе в каюту. Это и вам будет удобно – не придётся потом лишний раз идти в Реплимат.
-Приказ - есть приказ, а закон - есть закон, - ответил охранник, - Двигайся, кадет.
Лайтман осознал, что в течение нескольких минут дважды поменял свое решение на противоположное. Подобные метания с ним раньше тоже никогда не случались. Значило ли это, что он теперь терял собственную сущность? И что с ним делало это заключение. Он так рвался вслед за М’Котой. Туда, куда не мог и не имел права пойти. Какая-то сплошная бессмысленность бытия.
Он снова развернулся и направился к выходу из ангара. Но зато советник тоже была своей. Она была на его стороне. Некоторые вещи, сами по себе не особенно значительные, иногда умели придавать уверенность.

Утара развела руками и покорившись судьбе последовала за охранником и Лайтманом.
Удивительное дело, как устроен наш разум! Только что все эти молодые люди были неплохой командой, умеющей отбрасывать в сторону неважное и поддерживать друг друга в трудной ситуации, и вот сегодня, когда опасности миновали, чуть ли не половина обижена, расстроена или даже перессорена между собой. Всё это – жизнь, всё это можно преодолеть… жаль только, что когда эта разношёрстная публика станет монолитной командой, проект закончится и им придётся разъехаться в разные стороны.
Жаль было видеть, как время тратится на обиды и ссоры, жаль было, что попытка хоть кому-то помочь помириться разбилась о формализм стража порядка, но и это тоже – жизнь.
___________
И Утара Рилл
Offline  
01 05 2016, 12:15:53 #68
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, день.
Станция ДС9, каюта Лайтмана.


Лайтман прошел в каюту первым, повинуясь конвою, за ним зашла советник, и дверь закрыли снаружи. Теперь Лайтман знал, что ему предстоит сложный разговор. Куда проще было бы говорить с начальством, с координатором, старшими по званию. Советников Лайтман боялся. Но теперь наставало время, когда страх был просто выбором, а бояться было попросту глупо. Бояться было больше нечего. Все уже случилось. Пройдя через каюту, он остановился и повернулся к миссис Рилл.
– Присаживайтесь, мэм, пожалуйста, куда вам удобно, - сказал кадет.
Утара села, и предложила:
– Садитесь и вы. По правилам, конечно, я сейчас должна принять любое ваше настроение и... – она сделала неопределённый жест, – положение в пространстве, но, признаюсь честно, меня ужасно раздражает когда я сижу, а надо мной кто-то стоит.
Артур последовал просьбе болианки, и придал себе вид серьезный и уверенный.
– Мэм, - начал кадет, - мое настроение в порядке. Строго говоря, мне не требуется разговор о психологии. Я не нуждаюсь ни в помощи, ни в совете. Кроме того, у вас наверняка много работы и без меня. Может быть с Квинтилией Перим надо поговорить, потому что товарищей она вряд ли хочет слушать, а старших – может быть. Но если беседа не об этом, а такова необходимость по приказу коммандера станции, то я готов обсудить то, что нужно.
– Постарайтесь забыть о приказах и правилах, – возразила Утара. – Советники существуют не для этого. И вообще, я не люблю официоз и все эти приёмы: примите открытую или закрытую позу, отделите себя столом, не помещайте перед собой «закрывающих» предметов... Это годится, когда ваш собеседник болен, или если вам предстоит разговор с недоброжелателем, который пытается вас подавить. Когда я говорю с обычными людми, я просто доверяюсь своим истинктам. И мой инстинкт подсказывает мне, предложить вам посидеть пару минут и подумать, есть ли у вас хоть одна проблема, которую стоит обсудить с советником. Если вы решите, что нет, я пойду в Кварк’с и закажу себе чашечку баджорского травяного чая со специями. Если вы придёте к выводу, что такая проблема всё-таки есть, я попрошу вашего неумолимого стража принести мне чай сюда. Ну и вам что-нибудь, чтобы мне было комфортнее.
Лайтман грустно улыбнулся и кивнул.
– Да, мэм, я понимаю. Не обижайтесь на меня, я не хотел обидеть, если что. Я понимаю, что вы из добрых побуждений. Я уже завтракал утром, и пока еще рано, если хотите вы – наверное, они вам принесут. Проблема есть, но я не вижу ни одного способа ее решения. Я собственными руками погубил не просто свою карьеру, но будущее и жизнь. А еще устроил плохой дипломатический конфликт между Федерацией и Кардассией. Конечно, я извинюсь перед Корамом, так будет правильно. Но это ничего не изменит. Я не собираюсь просить ни снисхождения, и ничего иного. Вы можете подумать, что я сдался и опустил руки, но это не так. Я не хочу умирать, вовсе нет. Но такова объективность. Объективная реальность, и выхода не существует, несмотря на все утверждения о том, что выход всегда есть. Мне ничего не остается кроме одного – принять свою судьбу и быть благодарным за все то, что было со мной раньше. Больше у меня ничего не остается.

– Мистер Лайтман, – сказала Утара, выслушав эту речь, – во всём этом есть некоторый резон – во всяком случае в том, чтобы смотреть на ситуацию объективно. И именно ради этой объективности попробуйте представить себя на месте тех, кто будет решать вашу судьбу. Представьте себе, что это не вы избили мистера Корама, а… скажем, мистер Макдауэлл или мистер Арко, а вам предстоит выбрать меру взыскания. Вы бы сочли выдачу кардассианцам адекватной мерой взыскания для подобного проступка?
– Нет, конечно, - ответил Артур, - я никогда не отдал бы своего, я дрался бы за него до конца, фигурально выражаясь «дрался». Все возможное, и постарался бы и невозможное. Коммандер Мори тоже сказала, что будет пытаться, я понял. Но тут решение в другой области лежит. Потому что как бы я ни извинялся, Корам будет настаивать, а соответственно и Кардассия тоже. И рано или поздно какой-нибудь адмирал решит, что один кадет – не цена за отношения двух государств. Такое возможно, и слишком глупо надеяться на иное.
– Иными словами, вы уже всё решили, и пришли к выводу, что вашу судьбу непременно будет решать человек, менее порядочный, чем вы? – поинтересовалась болианка.
– Я понимаю, что вы хотите дать мне надежду. И у вас удается. Но, к сожалению, жизнь сложнее, чем может казаться на первый взгляд. Я не подозреваю адмиралов в непорядочности, но дипломатия может вынудить и порядочных людей принимать сложные решения. И винить их будет в этом не за что. Однажды… - Лайтман отвел взгляд, - после войны с Кардассией, Федерации пришлось отдать часть своих колоний в Демилитаризованную Кардассианскую зону. И все мы помним из истории, что там в итоге с этим было. И я не могу судить ни одну, ни вторую сторону. По настоящему непорядочным во всей этой истории является бывший мэр Волана II – Корам. Я не знаю, трус он или кто на самом деле. Но с какой стороны ни посмотреть – я виновен.
– Хороший пример, – сказала Утара. – Хороший хотя бы потому, что он ещё сложнее, чем вы думаете. Ещё задолго до заключения мира с Кардассией два почтеннейших вулканских посла кардинально не сошлись во мнениях по «кардассианскому вопросу». Уже одно это показывает, что даже в вопросах войны и мира существует больше одного возможного решения. Хочу ли я утешить вас и сказать, что вы ни при каких обстоятельствах не можете быть выданы кардассианцам? Нет, риск такого развития ситуации есть. Значит ли это, что вы обречены на выдачу кардассиацам? Тоже нет, многое и многие в этой ситуации на вашей стороне. Вы сказали сейчас, что виновны. Скажите, в чём именно вы видите свою вину?
Все это, несомненно, было так, но вовсе не повышало шансов Артура. Он знал, что все кончено и не мог верить в этот призрачный шанс. Однако, далее, заниматься праздными беседами и задерживать советника он не хотел и собрался уже было перейти к делу, о котором просила и настоятельно рекомендовала координатор. Но вопрос советника заставил его нахмурится:
– Что значит в чем, мэм? Вы же там присутствовали. Я избил мэра планеты Волан II. Ещё, кажется, угрожал выкинуть его в шлюз. Я, почти офицер Звездного флота, чем осложнил дипломатические отношения, и выставил Звёздный флот в дурном свете, дискредитировав звание офицера.
– Конечно, я там была, – подтвердила Утара, – но для вашего будущего важно, как определяете вашу вину именно вы. Поэтому я вас слушаю. Ведь осложнение дипломатических отношений и неподобающее для офицера поведение – это не всё, в чём вы вините себя?
_______________________
с Артуром


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
01 05 2016, 12:17:35 #69
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, день.
Станция ДС9, каюта Лайтмана.


- А, вы читали мой отчёт, - повёл головой Лайтман, догадавшись, чего от него хотят. - Ещё, на планете, я поставил под угрозу жизнь команды Перим. Но это не имеет отношения к Кораму. Я сорвался. Это недостойно офицера. И это все.

– Нет-нет-нет! – взмолилась Утара. – Я не читала ваш отчёт, пока что ваши отчёты читала только глинн Толан. Когда все согласные выложат их в общий доступ, я непременно ознакомлюсь с ними, но пока я не в курсе всех событий на планете. И для начала нам с вами выше головы хватает мистера Корама.
Утара встала, выглянула в дверь и попросила:
– Будьте добры, принесите мне какой-нибудь травяной чай покрепче.
Вернувшись, она села в кресло и опустила голову на раскрытую ладонь. Мистер Лайтман был трудным случаем. Он был тороплив, импульсивен, склонен к быстрым выводам и такому же быстрому самоосуждению. В вопросе, который беспокоил его он мог докопаться до невероятных глубин… и при этом не заметить лежащего на поверхности.
– Мистер Лайтман, давайте начнём заново. Вам предстоит извиниться перед мистером Корамом, но мало кому приятно выслушивать равнодушные и формальные извинения, чаще всего они воспринимаются как новое оскорбление. Всё, что вы сказали, не имеет никакого отношения к самому мистеру Кораму: если принять за отправную точку ваше признание, вам следует скорее извиниться перед Кардассией и Звёздным флотом. Так в чём же вы собираетесь извиниться именно перед конкретным человеком?
Лайтман потерял нить разговора, совсем запутался, что от него было нужно. Куда было бы проще, если бы разговаривать просто со старшими по званию офицерами. Ему вспомнился коммандер с «Саратоги». Офицер, который смог объяснить важное. Или это просто Лайтман сам уже двинулся умом, и перестал быть способным понимать.
- Я извинюсь за причиненную ему боль и страх. Дополню тем, что ему не грозил выброс в открытый космос на самом деле. Что все это произошедшее – стало следствием невозможности возврата наших групп с планеты, в то время как их там брали в плен и могли растерзать в любой момент. Вот и все. Но если говорить без протокола – все случилось по его вине. Где теперь Сомерс и Кейра? Вы знаете, что было с Тенмой? Я видел как его кровь капала прямо на транспортерную площадку Саратоги. Да, Кейра – это из-за меня. Но всю эту ситуацию устроил Корам. Я принесу формальные извинения за причиненный ему ущерб. Если этого недостаточно, прошу, сказать мне явно, что я должен делать. Если вы хотите, чтобы я догадался сам – увы, не получится. Я потерял способность угадывать. Если это важно для дипломатии – прошу, напишите мне текст, я выучу. Если это нужно для моей защиты – то не утруждайтесь. Я и сам могу сказать то, что уже сказал. По большому счету - больше чем формального - он не заслуживает. Но если это нужно для каких-то политических штук - я сделаю все, что следует.

Некоторое время Утара молчала.
– Артур, – мягко сказала она, через добрых полминуты, – Миррим и Энтони здоровы, не знаю точно, почему они ушли из проекта, но точно не по этой причине. Я говорю это не для того, чтобы оправдать мистера Корама, просто не хочу, чтобы вы понапрасну волновались.
– И давайте договоримся, – добавила она, чуть погодя, – что в этом разговоре нас не будут интересовать «политические штуки», я пришла к вам не ради них. Я пришла к вам ради вас и совсем чуть-чуть ради одного глубоко несимпатичного мне, но всё-таки пострадавшего кардассианца. Да, мне тоже совсем не нравится Корам и ещё больше не нравится его поступок, но это останется на его совести, как и попытка отомстить вам.
Лайтман кивнул:
- Спасибо. Да, я понимаю, что время вспять уже не повернуть и всё не отменить. Мне самому его с некоторой стороны жалко. Он позвал вас пить чай и мирно беседовать, а потом вот так все для него обернулось. Да, я понимаю. В принципе могу понять, каково это. И мне жаль. Но уже ничего не изменить.

Утара кивнула:
– Что случилось, то случилось, но мы можем по крайней мере признать свои ошибки. И вот единственный совет советника, который я могу дать вам в этой ситуации: будьте искренни. Извиняйтесь за то, в чём действительно чувтствуете себя виноватым, но не делайте акцент на страхе мистера Корама. Думаю, воспоминание о собственной трусости для него гораздо больнее, чем воспоминание о синяках. И не позволяйте себя спровоцировать. Даже с учётом всего сказанного, Корам остаётся Корамом и может попытаться вывести вас из себя.
- Понял, мэм, спасибо, - кивнул Артур, глядя на советника, – Все так и будет, постараюсь следовать. Вывести меня он больше не сможет. Уже все в порядке.

В дверях появился охранник с кружкой в руке, болианка взяла кружку и, поблагодарив его, отпила глоток.
– Надо же, действительно крепкий, – заметила она, снова садясь в кресло. – Обычно баджорцы заказывают намного слабее.
– Знаете, Артур, – сказала она, выпив, примерно половину кружки, – На дверях психологов на Боларусе всегда висит зеркало. Это символ нашей профессии. Когда идёшь к психологу, не знаешь как к нему относиться. Как к другу? Но он – чужой человек. Как ко врачу? Но я же не болен! У нас предлагают относиться к психологу как к возможности посмотреть на себя со стороны, как к своему зеркалу, – болианка допила чай и закончила:
– Если вам понадобится зеркало, не стесняйтесь и приходите: нет ничего постыдного в том, чтобы глянуть в зеркало и посмотреть, нет ли пятна на рукаве и не помялась ли рубашка.
- Сложная у вас работа, - сказал Артур, глядя на советника, - спасибо за вашу помощь. Только, я хочу спросить – а есть ли у вас возможность посмотреть в зеркало? Кто-нибудь когда-нибудь помогает вам?
– Меткий вопрос!
Утара покрутила кружку в ладонях.
– Всё как у всех. Семья, друзья, коллеги... а если получается так, что ни к кому не пойти, тогда – советник!
Артур ничего ответил, только кивнул, улыбаясь.
____________________
Совместно с Утарой Рилл
Offline  
04 05 2016, 00:48:00 #70
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Покинув совещание, Сатал по дороге в каюту размышлял, что он может представить в качестве заданий. Голова совершенно не к месту была занята мыслями о родителях, о том, когда они прилетят, и о Феде. Возможно, когда он поговорит с Тенеком, они вдвоём найдут подходящий вариант. Если, конечно, у соотечественника нет на этот счёт личных планов. И если… хм… с ним вообще кто-либо захочет сотрудничать. Возможность отказа из-за нарушения правил тоже стоило учитывать, ведь ему не было известно, что о нём думает каждый из участников проекта. Возможно, правильнее было бы расчитывать только на себя, не ставя других в ситуацию, когда они будут вынуждены делать не слишком приятный для себя выбор. Он вспомнил недавнюю беседу с Утарой. Вспомнил - и снова задумался о цели своего участия в проекте. Узнать других? Или узнать себя? То, неожиданное предположение, что пришло ему в голову… Нужно ли было это? Хотел ли он этого? Он был вулканцем, всю свою жизнь, несмотря на иную физиологию, он был вулканцем и не представлял себя в другой роли. А теперь? За несколько последних дней он наворотил столько, сколько до этого не успел за всю свою жизнь. Может, прилететь сюда было всё-таки ошибкой? Он мог быть сейчас в монастыре, готовиться… Он думал, год - не такой уж большой срок, и ничего особенного за это время случиться не может. Но прошло всего несколько дней - и…
Сатал замедлил шаг. Его посетила внезапная мысль о том, что он мог бы представить в голопрограмме и на фуршете. И, пожалуй, звать Тенека теперь не имело смысла. Он покажет монастырь, куда собирался отправиться и куда отправится, если его не оставят в проекте. И приготовит традиционные хлебцы, которые едят во время посвящения. Хорошо бы ему разрешили совместить два задания, это нужно уточнить у глинн Толан. Прежде же всё-таки следовало найти рецепт и убедиться, что он сможет всё приготовить в пределах станции. Поэтому, уже вернувшись в каюту, вулканец включил терминал и открыл доступ к библиотеке.

После разговора с координатором Тенек снова зашёл в лазарет. Испытательный срок или нет, ограничен доступ к базам данных или свободен, а начатые дела надо продолжать.
«Cаратога» безмолвствовала. Такая безответственность уже не укладывалась у Тенека в голове, и он снова подумал, не заигрался ли кто-то на том корабле в шпионов. Но если так, всегда можно ответить соответствующим образом и пресечь попытки получить информацию, хотя вулканец не мог придумать причину, по которой переломы, фазерные ранения и синяки могли быть засекречены. Он решил подождать до вечера и повторить свой запрос.
Ответ из Баджорского научного центра пришёл, но оказался разочаровывающе скудным. Почти для всех вопросов Тенека ответ заключался в том, что для ответа было недостаточно данных. Судя по всему, после окончания оккупации болезнь была не настолько частой, чтобы собрать достаточно материала, а кардассианцы, уходя, не оставили почти никаких данных.
Тенек вернулся к тому этапу, на котором оказался после просмотра общедоступных баз данных. Следовало сделать паузу и подумать над тем, каким путём идти дальше. На сегодня было достаточно дел и без этого: ему предстоял визит к Саталу, по вопросу, который интересовал Тенека с момента отбытия с Волана II, а затем к Лайтману – вчера, занимаясь делом Тенмы, Тенек не успел провести контрольное сканирование. Первой по пути ему попалась каюта Сатала и, обменявшись формальными фразами с охранником, стажёр позвонил в дверь.
 
Сатал оторвался от консоли. Он уже нашёл ряд данных, необходимый ему для воссздания храма, но никак не мог докопаться до рецепта. Кто и зачем мог прийти к нему сейас. У него было никаких предпоолжений. Разве что… Что-то по поводу дачи показаний или изменения в его собственном статусе?.. Ответив “войдите”, вулканец направился к двери и недоумённо уставился на визитёра.
- Тенек?
– Мира и долгой жизни, Сатал. Вы заняты?
- Долгой жизни и процветания, - ответил Сатал, отходя в сторону от двери и пропуская гостя. - Проходите. Я искал некоторую информацию в библиотеке, но у меня в моём нынешнем положении более чем достаточно времени, чтобы продолжить после. У вас ко мне какое-то дело?
– Совершенно верно. Я не слышал окончания вашего разговора с доктором Эвансон, а между тем, я хотел бы знать, что она ответила на ваши вопросы.
Сатал кивнул.
- Вы имеете в виду, то, о чём мы говорили по окончании вашего контакта перед возвращением на корабль? - уточнил юноша. - Речь шла о матери Бо и о шансах для Клейборнов покинуть планету. Впрочем, о том, что касается миссис Клейборн, вы, как я понимаю, знаете лучше меня. Что же касается отлёта с Волана 2, то здесь основная проблема - отсутствие средств. Я уже говорил с миссис Рилл, просил её помочь мне в поиске клиентов, для которых я мог бы написать какие-нибудь программы… Возможно, найдутся ещё какие-то возможности? - Сатал посмотрел на Тенека и спросил: - Быть может, у вас есть идеи?
Тенек ненадолго задумался.
– Я мог бы поговорить с семьёй, – сказал он. – Возможно, мой отец согласится выставить на аукцион одну из своих работ. Музыкальные инструменты такого уровня высоко ценятся, но Ксен никогда их не продавал. Если он сочтёт причину веской, он согласится. В ситуации, в которой оказались Клейборны, денежные средства – это возможность выбора, предоставить людям возможность выбора – это правильный шаг.
Стажёр снова ненадолго задумался, потом продолжил:
– Однако, я хотел бы знать, как вы собираетесь передать семье Клейборнов средства, и как предполагаете проконтролировать их использование. Я не хотел бы, чтобы старший Клейборн использовал их на нужды маки.
Сатал кивнул. Нельзя сказать, что он сам не задавал себе этого вопроса, но он полагался на Лору. Она явно продемонстрировала свою заинтересованность в судьбе Бо, и, кроме того, если не доверять ей, то больше доверять было некому.
- Я планирую передать деньги через Лору Эвансон, у неё есть счёт в болианском банке. Она же, полагаю, и проконтролирует их использование по назначению.
Сатал вопросительно посмотрел на Тенека и добавил:
- Каково ваше мнение на этот счёт? Насколько я понимаю, вы также склонны ей доверять.
– Не на сто процентов, – возразил Тенек. – Но даже если бы я доверял ей полностью, её счёт может быть взломан, или её могут вынудить снять с него средства. Поэтому я хочу, чтобы вы держали их у себя до тех пор, пока не будет собрана нужная сумма. Затем мы свяжемся с доктором Эвансон и оговорим все детали.
- Ваше предложение логично, - согласился Сатал. - Однако же следует отметить, что мы не знаем точной суммы, которая необходима. Многое зависит от того, какую они выберут планету, как туда добираться, как быстро там удастся найти работу и обустроиться. Я хотел бы знать, как вы приблизительно оцениваете длительность блокировки памяти, потому что имеющееся у нас время, вероятно, зависит в первую очередь от этого фактора. Обеспечить деньгами Клейборнов следует прежде, чем риск возвращения воспоминаний станет слишком высок.
– Это слишком индивидуально и не поддаётся точным прогнозам, – ответил Тенек. – Поэтому я предлагаю сосредоточиться на проблеме переезда, оставив на данном этапе все остальные проблемы в стороне. Думаю, нам следует собрать некую усреднённую сумму, а затем связаться с доктором Эвансон для того, чтобы информировать её о положении дел и узнать, будет ли достаточно ли этих средств.
- Исключительно о проблеме переезда я и говорил, - заметил Сатал. - Как я уже говорил Артуру, мы не можем предлагать им ехать в никуда. Перевезти их на другую планету и оставить без средств к существованию - столь же гарантированно толкнуть обоих на преступный путь, как если бы они остались на Волане. Однако как вы предлагаете определить усреднённую сумму? Насколько я понимаю, нам необходимо собрать как можно больше. Если бы вы сказали, предположим, что ваша блокировка продержится полгода с вероятностью 98% и год - с вероятностью 95, я бы сказал, что на сборы у нас есть месяцев семь. Вы можете хотя бы приблиительно указать, какое время ожидания будет относительно безопасным? Каковы ваши рекомендации?
__________________
С Тенеком


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
04 05 2016, 00:51:29 #71
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Неожиданно для себя Тенек ощутил болезненный укол самолюбия: этот землянин сомневался в компетентности его заключения и определённо считал его общую оценку ситуации непродуманной и поспешной. Это было тем более дискомфортно, что Тенек прекрасно сознавал недопустимость подобной реакции со своей стороны: для не телепата и не врача вопрос о воспоминаниях был закономерным, а стремление уточнить все неоднозначные обстоятельства было, как минимум, понятным.
– Возможность возвращения воспоминаний далеко не в первую очередь вопрос времени, – объяснил стажёр. – Механизм этого процесса изучен не настолько глубоко, чтобы учесть все факторы. В одних случаях объект воздействия проживает целую жизнь, ни разу не ощутив признаков возвращения воспоминаний, в других они возвращаются в непредсказуемый момент времени. Можно перечислить целый ряд внутренних и внешних факторов, которые могут оказать влияние на этот процесс, но это не сделает прогноз более точным.
– Что касается средств на переезд, мы не знаем, насколько далекую точку выберет мистер Келйборн, а время нам также небезразлично. Поэтому я считаю необходимым сделать уточнение в тот момент, когда средств будет достаточно для сравнительно недалёкого переезда. Это будет правильнее, чем пытаться набрать максимально возможную сумму, когда в этом может и не быть нужды.

Фраза “может и не быть нужды” показалась Саталу странной: с учётом того, что люди перезжают не в Федерацию и наверняка столкнутся с тратами, которые никто сейчас предвидеть не может, о лишних деньгах едва ли можно говорить.
– Я бы не откладывал отъезд дальше, чем на полгода-год. И я сомневаюсь, что максимально возможная сумма, которую нам удастся собрать за этот промежуток времени, окажется больше, чем требуется. В конце концов, сами Клейборны собирают деньги уже не первый год.
– Вы не поняли мои слова, – заметил Тенек. – Семья Клейборнов может оказаться в такой ситуации, когда им понадобится любая сумма, которая позволит им улететь с планеты, и не будет времени ждать большего, чем окажется в нашем распоряжении на тот момент. Я бы даже предложил не только проконсультироваться с доктором Эвансон, когда мы наберём сколько-нибудь существенную сумму, но и периодически отчитываться ей о текущем положении дел, на случай, если понадобится срочно перевести ей все доступные средства.
– Такое возможно, - согласился Сатал. - Ваш план действий кажется разумным. До этой беседы я не задумывался о том, чтобы просить помощи других участников проекта, но теперь полагаю, это также имеет смысл. Возможно, более продуктивным шагом было бы провести групповую беседу? Но в моём положении организация такой беседы не представляется возможной. Следовательно, мне остаётся либо лично побеседовать с каждым участником, либо… - тут вулканец на некоторое время задумался. Первым, кто ему пришёл в голову, была Толан как координатор проекта. Но дело, которое он хотел обсудить, не имело отношения к “альфе” и вряд ли было логично просить координатора им заняться. В то же время, в их группе был человек, явно претендующий на лидерство - Квинтилия Перим. И пусть её претензии пока не слишком успешны, но ей самой такое обращение покажется, по крайней мере, логичным. Тем более, что других претендентов на эту роль на данный момент не было. Сатал повернулся к Тенеку: - Что вы думаете о том, чтобы попросить помощи в организации такой беседы у мисс Перим? Вы знаете её лучше меня, как по-вашему, она согласится?
– Вы ошибаетесь, я, как и вы, знаком с мисс Перим намного хуже остальных. В то время когда вся группа выезжала на Бэйджор, я оставался на станции. В любом случае вы можете попытаться.

Сатал прошёлся по каюте.
- Я бы хотел также обсудить с вами ещё один вопрос, который в случае дальнейшего обсуждения наверняка будет поднят. Речь идёт о необходимой Бо операции, и так или иначе вопрос переезда будет связан с ним тоже. Я знаю… - Сатал замялся. В первую очередь он подумал о своих спорах с Артуром по поводу лечения, понимая, что именно этот человек будет первым, кто выскажется против всей задумки в целом. Но обсуждать разногласия между ним и Артуром с Тенеком Сатал не собирался. Наконец, он продолжил: - Я знаю, что вопрос проведения такой операции неоднозначный и наверняка его поддержат не все, что может сказаться и на отношении к перспективе самого переезда. Лора Эвансон, в свою очередь говорила, что операция - единственное, что может ему помочь, и что проведение её в Федерации незаконно. В то же время, с одной стороны, Лора, сколь бы опытна ни была, всего лишь один человек, и её мнение не может считаться абсолютом. С другой - сам запрет на проведение подобной операции и утверждение о её незаконности вызывают у меня некоторые вопросы. Во-первых, при наличии такого запрета в Федерации всё равно проводились весьма серьёзные опыты по генному редактированию и моделированию. Во-вторых, тот факт, что земляне в своё время не сумели грамотно распорядиться этими возможностями, не говорит о том, что всех остальных обязана постичь та же самая участь: например, опыт генного редактирования у денобуланцев имеет давнюю историю. В-третьих, сам запрет проистекает, насколько я понимаю, из истории с аугментами, которым при их создании целенаправленно придавали определённые характеристики. Что принципиально отличается от ситуации, когда нужно исправить наследственный дефект. Что же касается побочных эффектов, то они возможны и при обычной операции, всё зависит от организма пациента и от мастерства врача. Также хочу заметить, что если говорить о моральной стороне вопроса, то у нас не только не запрещено, но и широко практикуется, к примеру, стирание памяти, в некоторых случаях даже полное, что является по сути убийством. При всём при этом отказать Бо в лечении только лишь на основании того, что он, возможно, при определённых условиях станет опасен, кажется мне слишком далекоидущим суждением. Почему бы сначала его не обследовать и не изучить, какие эффекты возможным в его конкретном случае?

Как только речь зашла о медицине, Тенек почувствовал твёрдую почву под ногами. Это была его стихия – то, что придавало неоспоримый смысл его жизни.
– Я не думаю, что именно сейчас этот вопрос по-настоящему актуален, – сказал он, – но если вы считаете это важным, я отвечу.
– Прежде всего некорректно сравнение с аугментами. Одно дело – евгенические исследования и попытка придать гуманоиду сверхспособности, другое дело – исправление врождённого порока и возвращение индивидуума к полноценной жизни. Второе в Федерации не запрещено, хотя для перенесших подобную операцию существует некоторое количество ограничений. В то же время ситуация мистера Клейборна достаточно специфична в другом отношении. Я попробую пояснить.
– Среди врачей нет согласия в том, чем считать аутические проявления – заболеванием или альтернативным вариантом развития мышления, более того, нет правила, общего для всех аутистов: одни способны вести полноценную жизнь, другие нежизнеспособны без опеки. Требует случай мистера Клейборна оперативного вмешательства или нет, нельзя сказать без серьёзного обследования.
– Ещё одна проблема заключается в том, что у савантов лечение, возвращающее их к полноценности в стандартном понимании, во многих случаях приводит одновременно к исчезновению «острова гениальности». Если Клейброны задумаются об операции, им придётся выбирать между ничем не примечательной стандартной полноценностью и весьма специфичной гениальностью. Мистер Бо может просто не пожелать утратить способности, которые так много дают ему сейчас, ради того, чего он не знает и даже приблизительно не может себе представить. Так или иначе, принять решение, соглашаться на это вмешательство или нет, могут только они сами – сын и отец.
– Наконец, если Клейборны всё-таки решатся на обследование и операцию, я предпочёл бы, чтобы это происходило в пространстве Федерации. В первую очередь, по той причине, что их обоих – и сына, и отца – очень легко обмануть. Не связанные строгими законами и принципами люди могут попросту обворовать их, не предоставив никакой помощи, и это ещё не самый худший вариант развития событий. Недобросовестная операция, попытка использовать способности мистера Бо в неблаговидных целях – вот варианты намного хуже. Доктор Эвансон привела веские аргументы в пользу того, что Клейборнам нельзя переезжать в Федерацию из-за принадлежности старшего Клейборна к маки, но Клейборну-отцу совсем необязательно появляться на её территории. Если их переезд на нейтральную планету будет успешен, мистер Бо мог бы позднее приехать сюда под опекой доверенного лица, не имеющего отношения к маки. В роли этого доверенного лица могла бы выступить, к примеру, мисс Уильямс, если её статус в Федерации упрочится.
– Как видите, эта проблема заключается не столько в законах Федерации о генетических модификациях, сколько в том, какое решение примут оба Клейборна по этому вопросу, будет ли готов Фред Клейборн, в случае положительного решения, отпустить своего сына в пространство Федерации с временным опекуном, и найдётся ли для опеки достаточно надёжный человек.
___________________
с Саталом


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
04 05 2016, 00:52:56 #72
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Сатал с интересом выслушал соотечественника.
- Я благодарен вам за такой развёрнутый ответ и во многом с вами согласен, - ответил он, когда Тенек закончил. - Насколько я понимаю, сами Клейборны считают операцию лучшим выходом: по словами Лоры, они собирали на неё деньги много лет, а сам Бо грезит ею. Но мне хотелось бы уточнить то, что касается перспектив лечения в Федерации. Безусловно, если бы это было возможно, это было бы лучшим вариантом. Однако миссис Эвансон однозначно дала понять, что считает операцию незаконной, более того, она утверждает, что даже за упоминание такой рекомендации с её стороны у неё могут возникнуть проблемы с законом. Вы, как я вижу, придерживаетесь другого мнения. Я не врач, но мне хотелось бы понять: в чём причина таких разных взглядов и где же, собственно, истина? Кроме того, видя ситуацию, в которой оказалась сейчас Энн Уильямс, я не могу не задуматься о том, не ждёт ли что-то подобное Бо в том случае, если он обратится в Федерацию за лечением.
– Мне доктор Эвансон не приводила подобных аргументов, – сообщил Тенек. – И я не знаю, почему она сказала это вам. Можно сделать несколько предположений относительно этого высказывания, но вряд ли можно с определённостью сказать, какое из них будет ближе к истине. Что касается мистера Бо, в отличие от мисс Уильямс, он не является дееспособным по законам Федерации, и потому не может быть привлечён к ответственности.
- Вы имеете в виду аргумент относительно проблем с законом в результате упоминания операции? - уточнил Сатал.
– Именно, – подтвердил Тенек.
- И что вы об этом думаете?
– Что такому ответу может быть несколько причин. Например, доктор Эвансон уверена, что случай мистера Клейборна не признают удовлетворяющим для разрешения на операцию условиям. Или она без дополнительных условяй была уверена в том, что случай мистера Бо не соотвтествует этим критериям. Или она считала, что максимально жёсткий ответ заставит вас устраниться от этой проблемы. Или какой-то иной вариант, известный только ей самой.
Сатал медленно кивнул.
- Тенек, вы врач, вам эти вопросы ближе, чем кому-либо. Вы могли бы попытаться выяснить истинное положение дел? Есть на этот счёт какая-то статистика, случаи, когда генное редактирование аутистам в Федерации проводили?
– Я сделаю подборку, чтобы получить об этом более полное представление, – согласился стажёр, – а сейчас я хотел бы обсудить с вами второй вопрос, который привёл меня к вам. Если, разумеется наш дальнейший разговор не нарушает ваши планы: я не знаю вашего расписания и времени приёмов пищи.
Сатал задумался.
- Должен сказать, я сам не знаю расписания моих приёмов пищи, - признался вулканец. - Вечером мне приносили ужин, утром - завтрак. Говоря откровенно, я уже был бы признателен за обед, но не знаю, на какое время он назначен. Хотя, если бы это было разрешено, я бы не возражал обсудить вышеупомянутый вопрос за обедом вместе с вами.
Тенек удивился тому, что Сатал так и не спросил об этом у охраны, но только подошёл к двери и переговорил с охранником. О результатах он сообщил сразу же:
– Днём вам должны приносить еду в удобное для вас время, по вашей просьбе. Я позволил себе попросить два наиболее стандартных вулканских обеда. Надеюсь, это было достаточно уместно.
- Я вам признателен, - ответил Сатал. - Так какой вопрос вы хотели обсудить?
– Вопрос о представлении Вулкана в голопрограмме. Я пришёл к выводу, что в общем проекте было бы сложно показать нечто важное для каждого из нас и при этом не общеизвестное. Но если так, нам нужно сравнить свои проекты, чтобы они не пересекались.
- Я вас понимаю, - согласился Сатал. - Я сам перед вашим визитом занимался поиском информации для моего задания. Я бы хотел совместить голопрограмму и фуршет и показать вулканский монастырь. Вы ведь знаете, что я собираюсь проходить Колинар по окончании проекта? - молодой человек на мгновение запнулся и уточнил: - Ну, или если меня отчислят…
Колинар? Тенек не задумывался над тем, чтобы проходить Колинар – собственная профессия казалась ему слишком несовместимой с подобным выбором, – но, услышав о планах Сатала, был вынужден погасить поднявшуюся было волну возмущения: землянин, проходящий Колинар? Это было уже слишком.
– В таком случае, наши проекты не пересекутся, – отметил он, – я хочу показать свой дом. Ту часть Вулкана, которую я считаю своим домом, и её окрестности.
Сатал заметил лёгкую тень эмоции на лице собеседника, но ничего не сказал. Если Тенек был удивлён таким выбором, это было его право. В это время дверь открылась, и на пороге появился охранник с обедом. Поблагодарив, Сатал принял у него поднос и прошёл к столу. Молча расставив приборы, он сел и жестом пригласил гостя занять второе место.
Это было… умиротворяюще. Сидя напротив соотечественника, за обычным вулканским обедом, Сатал ощутил спокойствие и уверенность, которых, как он понял, ему не хватало последние дни. Здесь было всё ясно: что делать, как себя вести, когда говорить или молчать. Здесь он точно знал, кто он и чего от него ждут. И здесь не нужно было делать выбор, который ему не приходилось делать никогда раньше.
На мгновение юноша даже пожалел о том, что их не поселили в одной каюте, но он понимал, что даже прибудь он к началу проекта вовремя, расчитывать на такой исход не приходилось: изучение расселения кадетов по комнатам навело его на мысль, что оно проводилось намеренно наиболее неудобным для участников способом. Вероятно, в этом состояла отдельная задумка координатора.
- А вы уже решили, что приготовите из еды? - поинтересовался Сатал, отправляя в рот очередную ложку супа.
– Не думаю, что смогу именно приготовить, – сказал в ответ Тенек. – Я посчитал целесообразным показать бережное и почтительное отношение к воде на нашей планете и воспроизвести наиболее известные виды воды из природных источников – по одному образцу на каждую провинцию. К ним я хочу добавить по одному блюду, также наиболее популярному в своей провинции, но большинство продуктов невозможно получить к завтрашнему дню, так что образцы пищи мне придётся реплицировать.
- Вы планируете представить большое разнообразие на столе, - заметил Сатал. - Если мне разрешат соединить голопрограмму и фуршет, я намерен приготовить фол-хо-ра. Это довольно скромная еда, но она даст более полное представление о ритуале.
– Вы уже договорились об этом с глинном Толан? – поинтересовался Тенек.
- Пока нет, - ответил Сатал. - Я собирался сделать это, как только найду рецепт. Думаю, я свяжусь с ней после беседы с вами.
– Если не найдёте, я попробую вам помочь: один из моих родственников ведёт монашеский образ жизни. Сам он очень далёк от мирских интересов, но в этом монастыре у нашей семьи много друзей и знакомых. Думаю, я мог бы кого-нибудь из них расспросить обо всём, чем они готовы поделиться с посторонними.
- Благодарю, - склонил голову Сатал. - Если мои поиски не увенчаются успехом, я с вами свяжусь и попрошу помощи. А как вы намереваетесь достать необходимые образцы воды? Я сомневаюсь, что их успеют доставить с Вулкана, - юноша подовинул тарелку с салатом и поднял в руке свой стакан воды, посмотрев его на свет. Отпив немного, он вернулся к обеду.
Тенек согласился:
– Разумеется, природная вода была бы желательна в этой презентации, но, как вы справедливо заметили, доставить её в такой короткий срок невозможно, поэтому мне придётся реплицировать несколько образцов, максимально точно воспроизводящих химических состав оригинала.
– А вы отдельно ничего не запланирвоали на фуршет?
- Нет, об этом не думал. Как я уже сказал, я хочу объединить фуршет с голопрограммой. Однако если и другие, подобно вам, планируют по несколько блюд… возможно, мне стоило бы об этом подумать.
Тенек некоторое время обдумывал эти слова.
– Возможно, я выбрал слишком общий подход и тем самым создал вам помеху. Если у вас не возникнет дополняющих мой план идей, вы могли бы присоединиться ко мне и расширить предполагаемый диапазон образцов.
То, о чём Сатал думал сначала сам, теперь предлагал и Тенек. Всё-таки это была не такая уж плохая мысль, тем более что ограничься Сатал хлебцами фол-хо-ра, это выглядело бы довольно бедно.
- Я благодарен за ваше предложение, думаю, я им воспользуюсь. Я мог бы дополнить вас традиционными блюдами из моей местности. Как я понимаю, у нас есть время до завтра?
– Совершенно верно. Едва ли достаточно для детально продуманной презентации, – но таковы условия.
Тенек встал из-за стола.
– Думаю, нам пора вернуться к текущим делам. Я отнесу посуду в репликатор, чтобы не затруднять вашу охрану.
Сатал тоже поднялся.
- Наше обсуждение было очень продуктивным. Вечером я вам сообщу, какие блюда подобрал для презентации. Если у вас ещё будут вопросы или идеи, вы всегда можете зайти.
Юноша поймал себя на том, что ему на самом деле даже хочется, чтобы у соотечественника такие вопросы возникли. При всём том, что он отлично осознавал, что его нынешнее положение было на порядок лучше, а удобств - на порядок больше, чем он мог бы расчитывать, его начинали угнетать все эти ограничения. Вероятно, в том и заключается суть ареста, чтобы под давлением обстоятельств переосмыслить собственные действия. Однако в том и состояла проблема, что сомневайся он хоть на йоту в необходимости того, что он сделал - он бы и не сделал всего этого. И согласно правилам, должен быть за это наказан. Что ж, по крайней мере, наказание обеспечивает шанс того, что если человек что-то нарушает, то по серьёзной причине.
_______________
С Тенеком


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
04 05 2016, 06:18:29 #73
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа, после обеда
Станция ДС9, лаборатория.


Проведя ещё около часа с Кариссой Яккат и её сыном, Освальд вспомнил про их с Самритой планы и, спешно пообедав и заскочив в каюту за паддом, направился в лабораторию.
Самриты ещё не было, поэтому кадет решил подготовиться: взял один из дежурных паддов, скопировал на него свои рабочие файлы и положил на предполагаемое место его коллеги, на двух соседних терминалах открыл планы стандартного катера класса "Дунай", а ещё заказал в репликаторе рактаджино себе и обычный чёрный кофе для девушки. Она как раз должна была подойти, поэтому можно было не бояться, что напиток остынет.
- О, ты уже здесь! – Самрита помахала ему с порога паддом и прокомментировала две чашки кофе на консоли: - Собираешься побить собственный рекорд потребления рактаджино? Тогда я могу делать ставки.
- Это тебе вообще-то, - фыркнул Освальд. - Традиция такая - кофе пить за работой, неужели не знала? Кстати, о каком рекорде идёт речь?
- Тогда спасибо! – она взяла кружку в руку и хитро посмотрела на кадета: - Как будто ты не знаешь! О твоем рекорде ходят слухи… А теперь, пожалуй, начнем со связью. Ты все подготовил? Начнем с компьютерной симуляции дельт для тестирования.
- Слухи, значит? Учту, - мрачно произнёс он. - Ладно, к делу. Надо бы какой-нибудь пульт соорудить сразу, куда потом дельты вставим.
- Да я пошутила, что ты сразу… - Самрита удивленно посмотрела на Освальда, и приступила к работе.

***

Около часа они работали в тишине, перекидываясь только фразами по делу.
- Последняя закончена, - прокомментировала Самрита и отвернулась от компьютерной панели. – Осталась самая малость – уговорить координатора разрешить нам этот эксперимент.
Освальд на это усмехнулся, поднял кружку и, придав тону побольше пафоса, произнёс:
- За то, чтобы координатор легко уговорилась! И чтобы коммандер Мори дала катер и дельты на денёк, а то плакали наши планы, если она упрётся после того случая с “Эльбой”.
- За успех наших планов! – отсалютовала кружкой Самрита и поморщилась, отхлебнув кофе: - Фу, он уже остыл. Да ладно денек, хоть бы на пару часов – разве нам понадобится много времени, чтобы протестировать все последовательности? Куда дольше будем писать отчет по результатам и доказывать целесообразность всего этого. 
- А я люблю холодный кофе, - пожал плечами Освальд. - Ладно, когда будем ловить глинна Толан? Что-то мне подсказывает, что сегодня она на нас уже насмотрелась. Давай завтра, после фуршета. Перед презентациями или вообще вечером. Хотя нет, вечером она будет уставшая и отправит нас гулять дальше.
- А до фуршета наверняка будет занята, хмм… Как думаешь, нормально будет подойти к ней во время самого мероприятия? В конце концов, мы же тут не просто так развлекаемся, это наш небольшой вклад в копилку «Альфы».
- Думаю, в самый раз! - кивнул Освальд, видимо, пришедший к тому же выводу, что и Самрита. - Да и коммандер Мори наверняка там будет - убьём двух зайцев одним выстрелом, как говорится. Хм, как-то это неправильно прозвучало.
- Обойдемся для начала без убийств. Знаешь, что меня смущает, - внезапно сменила она тему. – Что у меня еще нет ни малейшей идеи, что делать завтра с этим голопроектом. Точнее, идей много, но ни одна из них мне не нравится. Я думала о карнавале в Бразилии, но это все не то, - Самрита задумчиво пробарабанила пальцами по краю консоли. – Ты уже придумал, как будешь представлять Землю?
- Есть несколько идей, - нахмурился Освальд, - но я пока не выбрал какую-то одну, потому что мне ни одна из них не нравится. Надо ещё подумать сегодня вечером. Кстати, что такого плохого в бразильских карнавалах? Это же не жертвоприношение у ацтеков.
- Ничего плохого, просто это… - Самрита провела рукой в воздухе, - не то! И ты тоже подумай… Хотя, я думала, на вечер у тебя другие планы, - улыбнулась она. – Мы с Хеной уже начали работать над нашей частью плана, а что там у вас с Тенмой?
- Ага, подумаю, - буркнул Освальд. - Что касается Тенмы, то мы с ним пойдём в "Кварк'с". Надеюсь, я смогу его перепить и узнать всё что нужно, - кадет на долю секунды растерялся, словно сболтнул что-то не то, но потом поправился. - В смысле, донести до него нужные мысли. Обо всём узнаешь завтра.
- Сможешь-сможешь, я в тебе не сомневаюсь! – закивала Самрита, сдерживая смех. – Все ради общего дела. А теперь давай-ка закончим с настройками…
- Ага, давай, - весьма охотно согласился кадет.
Быстро перенеся все полученные файлы на свой падд, он отключил свой терминал, попрощался с девушкой и поспешил к себе в каюту.
- Удачи! – крикнула на прощание Самрита, и, как только за кадетом закрылась дверь, коснулась дельты: - Хена, привет! Это Самрита. У меня есть одна идея…
___________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
04 05 2016, 07:09:32 #74
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

26 августа.
Станция ДС9, каюта Ракара.

По дороге в каюту Ракар растерял большую часть своего внезапно нахлынувшего, с трудом контролируемого, бешенства. Вулканец был негодяем, как все вулканцы. Негодяем, прикрывавшимся показательными принципами добродетели и гуманизма. Декларируя пользу для федеральной станции, он наверняка учитывал разнорасовый состав этого проекта. И он не мог не отводить ролей для кардассианца, орионца и ромуланца. И это была профессиональная диверсия. Ситуация, в которой государства отличные от Федерации могли быть легко скомпрометированы и обвинены в шпионаже, в подозрении на шпионаж. Ведь не отводил же он Ракару роль уборщика или садовника оранжереи.
И самое первое - задание представления собственного мира. Это самое первое вызвало в нем возмущение, которому не было предела.
Вернувшись в каюту, Ракар расстегнул ремни своей формы и сел в кресло спиной к звездам. Звездам чужого для него мира. Теперь он думал. Разведчику нельзя было поддаваться бешенству, нельзя было терять незамутненность разума, иначе разведчик допустит провал и потерпит поражение, провалит задание и будет расстрелян собственным трибуналом. Это было вовсе не то, чего он хотел. Он должен был принести пользу своей Звездной Империи. Это было все, ради чего он жил и работал. Но все же, задание представить собственный мир - вызывало протест. Можно подумать, федераты никогда не видели Ромул через свои телескопы большого разрешения. Можно было подумать, они могли хоть что-то понять в настоящей сути и прелести его Родины. Можно подумать, они могли оценить по достоинству и почувствовать все то, что чувствовал он к своей родной планете. Враги, всегда имевшие целью проникнуть в Нейтральную зону, заполучить их передовые технологии и противодействовать. Федерация никогда не была другом Ромулу, ровно как и все остальные. У Ромуланской Империи нет друзей, есть только противники явные и неявные, но по настоящему добрососедства еще никогда в истории не было.
А потом Ракар успокоился и занялся анализом почти безэмоционального характера. Свет в каюте был приглушен, и он закрыл глаза отдавшись пространству одной лишь собственной мысли, и без того яркой расцветки. Вулканец был доктором на самом деле, и вряд ли он имел целью тщательно продуманную против ромуланца диверсию. Конечно, вулканцы, скрываясь за своим подобием логики - были коварны. Но доктор не мог иметь соответствующей подготовки. А то, что Тенек - поистине доктор - Ракар увидел своими глазами. И он вполне мог допустить в настоящий момент, что Тенек был просто наивен, и не учитывал всех обстоятельств. А в задании не было ничего сверхъестественного. В конце концов, задание относилось ко всем и каждому, и версия о коварстве желающих посмотреть на Ромул - была скорее данью паранойе, чем чему то действительно существенному. Но он отметил собственную ревность к этому, понятию о том, что Ромул принадлежит лишь только ромуланцам, и никто извне не имеет права. Даже смотреть. Это было не очень правильно. Ракар усмехнулся над собой. Потом он подумал о Перим. За ней как будто гнались. С другой стороны, в этом всеобщем гвалте совещания не было места особенно продуманным и достойным ответам и решениям. Что бы занять место и роль - только так и надо было реагировать, мгновенно, быстро, “я, я напишу список”. Как же сложно федератам существовать. Им приходилось в таком бардаке выхватывать свои роли. Удивительно, как Федерация в таком режиме вообще до сих пор существует и не распалась. Возможно, на других уровнях все по иному. Наверняка по иному, потому что иначе не может быть. Но одного он не мог забыть, Перим была единственным федератом из Звездного флота, который дал ему надежду на возможность взаимопонимания между ими и Ромуланской Звездной Империей. Когда-нибудь в будущем они могли бы построить диалог на принципах взаимопонимания, без постоянной вражды. Но что такое один кадет по сравнению с государственной машиной? Это одновременно и слишком мало и очень много, потому что обозначает возможность, как минимум возможность договариваться без вражды. Возможность, свидетельствующую о поколении молодых федератов, способных понимать и строить понимание. Это было важно. Он такое впервые увидел, незамутненную искренность, поразившую его.
А потом он вернулся к непосредственно анализу событий на Волане II. К своей почти построенной теории заговора Верховного Кардассианского командования и их Обсиданового Ордена против Федерации. Еще раз повторив все тезисы, он произнес:
- Компьютер, свет.
Встал, и, застегнувшись по уставу, достал из своих вещей разобранное на запчасти устройство шифрования, собрал его, активировал, сел за компьютерный терминал и запросил у ОПС сеанс подпространственной связи с Ромулом. Когда разрешение было получено, он подключил устройство шифрования к терминалу и применил проколы защиты. Теперь, даже если ОПС решит прослушивать его связь - им это не удастся. Новые изменения протокола не должны были быть известны федеральной разведке.
Когда видео-связь заработала, на экране перед Ракаром появился мужчина с сухим, костистым лицом, его очень традиционная прическа дополняла и подчеркивала рельеф его лба. Возраст определить было сложно, впрочем, для молодого ромуланца не было секретом, что его начальнику коммандеру Марку было около 65.
За спиной коммандера была видна только серая глухая стена, никаких лишних деталей, выдававших бы, откуда он вел сеанс связи.
-Депортамент общественной приемной, - сухо произнес он, отмечая присутствие младшего коллеги.

- Джолан тру, - сказал Ракар, коротко поклонившись, сухо и официально, по уставу, абсолютно невозмутимо. Но на самом деле он был рад видеть на экране соотечественника, начальника, ромуланца, которого уважал. Того, кто превыше всего ставил свой долг перед Империей. Серые стены кабинета начальника его подразделения, его форма, все это, несмотря на кажущийся неприметным вид, составляли для него неотъемлемую связь с Родиной. Серый цвет, во всем преобладающий на его планете, как и само ромуланское сердце - был священным.
- Канал зашифрован, я нахожусь на станции, могу говорить относительно свободно. У меня есть важная информация, которая не терпит отлагательства и должна быть доставлена.
-Ты проверил свою комнату? - жестко прервал начальник Ракара прежде, чем тот начал отчет.
Коммандер не верил никому. Среди всего этого федерального бардака - коммандер Марк был олицетворением компетентности и профессионализма. Ракар почти почувствовал себя дома. Однако, он допустил прокол, предполагая видео и звукозапись федератами за происходящим в его каюте, но связавшись с домом без этого протокола безопасности. Поистине разум разведчика не должен был быть занят ничем другим. Ракар отрицательно мотнул головой, встал и быстро, но с допустимым неторопливым достоинством дошел до своих вещей, вытащил еще одно небольшое устройство, вернулся к терминалу. Активировав незаметно прибор, продолжил:
- Не в текущих условиях договора с проектом, я не могу обыскивать комнату, - ответил улан, - если они смотрят, то они увидят. Это вызовет подозрение. Работает подавление регистрации звука на 1.5 метра в радиусе. Но я все равно использую код Тета.
Код Тета осуществлял замену стандартных названий государств и понятий, превращал перевод служебного текста в непонятный разговор о семейных проблемах и интригах, древний метод, работающий даже тогда, когда высокие технологии не могли справиться с задачей.
_____________________
С коммандером Марком (продолжение следует.)


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS