* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
26 04 2019, 04:41:33 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
16 02 2017, 17:16:12 #510
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Вечер
Ангар с катером “Анадырь”


Пока группа шла по коридорам, Освальд пересказал М'Коте последние события, но остальное время шёл молча, думая о том, что всё опять получается как-то сложно и запутанно.
В ангаре было темно, и Освальд сразу понял, что их группа пришла первой. Включив освещение, он направился к "Анадырю" и на ходу произнёс:
- В общем, такие дела. Предлагаю подождать вторую команду. Кому-нибудь что-нибудь в голову пришло? По поводу регаты, Перим, того, что мы сейчас будем делать и прочих насущных вопросов?
Акрита оглянулась на Самриту, спрашивая взглядом, стоит ли рассказывать об идее с маневром сейчас, или лучше подождать команду второго катера.
Самрита поймала взгляд андорианки и посмотрела на дверь: второй команды все еще не было. Может быть, они решили действовать отдельно и не согласовывать свои планы?.. Она вздохнула и оглядела собравшихся:
- У Акриты была одна мысль по поводу маневра, но в нем задействованы оба корабля, а команды Тенмы все еще нет… - в ее голосе скользнуло что-то похожее на огорчение или разочарование. – Ну и несколько менее значительных идей из тех, что мы обсуждали раньше – но тут уже пора приступать к самой работе!
В этот момент двери ангара открылись и внутрь вошел Ракар, а следом за ним - кардассианский гил.
Войдя в ангар, Ракар дождался пока пройдет Тенма и обратился ко всем присутствующим кадетам:
- Итак, добрый вечер, как принято говорить в этих местах. Ну что, приступим?
- Отлично, все в сборе, - констатировал очевидный факт Освальд. - Итак, слово Акрите!
-Подождите… - начал Тенма, - Еще не…
В этот момент дверь в ангар снова открылась, и на пороге показался пилот-каитианец. Причем он был не один, его мягкий хвост золотистого цвета обвивал за талию невысокую рыжеволосую девицу, которая с интересом заглядывала внутрь на кадетов и их катер.
Рроу наклонился к уху девушки и что-то ей промурлыкал, от чего она засмеялась, потому что усы каитианца щекотали ей шею.
-Ну можно я останусь с вами? - жеманно попросила она, - У вас тут так интересно… Такие большие игрушки!
Рроу вопросительно посмотрел на Тенму, потом на всех остальных.
– Ну, не было печали! – М’Кота хлопнула ладонью по колену. – Может, нам теперь перебраться за столик в Кварк’с или посреди Променада устроиться?
Андорианка, уже сделавшая шаг вперед и доставшая падд, не смогла сдержать широкой улыбки. Не то чтобы в Академии каитианец часто появлялся подобным образом, но в определенном смысле это было частью его образа и характера.
Клингоны, как всегда, были в своем репертуаре. На реплику М’Коты Ракар лишь хмыкнул. Он обернулся к вошедшему пилоту каитианцу,  посмотрел на его девушку. Решение зависело от Рроу, но обсуждать многие вопросы следовало не в присутствии посторонних.  Он приблизился к гилу Тенме, и прошептал:
- Джез, вы объявите о перестановках в нашей с вами команде?
-Да, - так же тихо ответил кардассианец, - Рроу смотрит на меня, но капитан теперь вы - скажите ему что-нибудь, а я вас поддержу и все объясню.
Ракар кивнул Джезу, не отрывая взгляда от Рроу и его девушки:
- Сожалею, мисс, - произнес он. – Но это совещание проекта, ваш друг вернется к вам позже. Дождитесь его и он будет вам благодарен. Не обессудьте, мистер С'Нирл Хриис. Происходящее здесь – наше с вами внутреннее дело.
Самрита несколько удивленно посмотрела на перешептывающихся Ракара и Тенму, а затем все же поинтересовалась:
- Ракар, а почему теперь распоряжаешься ты, а не Джез?
Потом, переведя взгляд на девушку Рроу, она выдавила из себя вежливую улыбку, но не стала никак вмешиваться в этот вопрос. В конце концов, у команд есть капитаны – вот пусть и делают что-нибудь!
Тенма подкрепил слова Ракара многозначительным взглядом, поэтому Рроу окончательно попрощался со своей знакомой, хотя та и пыталась топнуть ножкой и надуть губки. Когда каитианец все-таки зашел в ангар и дверь за ним закрылась, Тенма слегка подался вперед.
-Да, - произнес он, глядя на девушку-инженера, а затем переводя глаза на всех остальных по очереди, - У меня есть новость. Я принял решение передать командование вторым кораблем… каким бы этот корабль ни был в итоге… улану Ракару из Ромуланской империи. По моему мнению, у него достаточно таланта и квалификации, чтобы привести мою команду к победе, и вы можете бояться соперничества с ним еще больше, чем со мной, - Тенма задорно улыбнулся.
Ракар чуть склонил голову, соглашаясь с Тенмой и посмотрел на него, слегка улыбнувшись.
- Пусть боятся – соперники, когда мы поведем наши команды к нашей общей победе, - сказал он, глянув на остальных. – Я все верно понял, Самрита? И … Акрита, - ромуланец перевел взгляд на андорианку.
Глаза Освальда широко распахнулись от удивления, и он поражённо уставился на кардассианца. Хотелось задать миллион вопросов, но это надо было делать лично, без посторонних глаз и ушей.
- П-понятно, - запнулся он, - но это не влияет на дело, правда? Мы ведь всё равно все участвуем? Тогда перейдём к делу. Акрита?
Оглядывая коллег, Акрита поняла, что, уйдя в свои мысли и философствования, она, похоже, очень многое пропустила. Оказывается, ромуланский разведчик уже знает про планируемый маневр, в командах перестановки... Да, не стоит недооценивать Тал Шиар. Но у самой андорианки всемогущий шпион вызывал скорее восхищение. Кивнув Освальду, она начала:
- На самом деле, ничего гениально я предложить не могу, это все пока теория и, как говорят земляне, «вилами на воде писано», то есть зависит от многих факторов и обстоятельств, которые могут не осуществиться. Я не думала, что кто-то уже в курсе... но все-таки расскажу и покажу подробно. Если предположить, что на финальном участке траектории, когда решающим моментом станет скорость, мы окажемся в одно и то же время – что, впрочем, может случиться и не так, вдруг нам придется стартовать по очереди? – то тогда оба катера, летящие на полном импульсе, как бы случайно займут положение один под другим. Самрита, можно твой падд на минуточку?
Акрита решила, что в данной ситуации показать наглядно лучше, чем уравнениями. Когда оба падда оказались у нее в руках, она вытянула их перед собой, изображая движение катеров.
- Нижний чуть замедляется, в это время верхний делает нырок вниз и оказывается ровно на той же траектории. Буквально несколько секунд мы летим так, затем тот, который сзади, резко переключает всю энергию на инверсию, то есть выдает тот же полный импульс, но назад. Насколько я понимаю физику процесса, и расчеты это вроде подтверждают, импульс – это струя плазмы, реактивная, поэтому, вылетая вперед, она как бы придаст дополнительный момент идущему впереди катеру, подтолкнет его. И так как это произойдет очень быстро и резко, сработает закон сохранения моментов, в результате один катер почти замрет на месте, а другой фактически с удвоенным импульсом, обгоняя всех, полетит к финишу... Вот здесь есть полный расчет и теоретическое моделирование и примерные варианты траектории, можете все посмотреть, - она протянула свой падд Освальду, чтобы он потом передал другим, а Самрите вернула ее падд.
- Да, это довольно экстремально, особенно эти несколько секунд близости на такой скорости, и, конечно, потребует хорошей подготовки. Нужно как-то усилить конструкцию «переднего» катера, чтобы она выдержала скорость в 2 раза выше нормы, разогрев от плазменной струи и прочее, модифицировать двигатели второго для резкого переключения на инверсию, может быть, что-то еще, Самрита скажет. От пилотов нужна будет большая точность управления на обоих катерах, синхронизация действий, да и не только пилотов: тактиков, тех, кто следит за показаниями, инженеров, вообще всей команды. И да, самое, наверное, основное – вы понимаете, что от всех потребуется очень большое доверие друг другу, и «своей», и «чужой» команде. Мы ведь в такой ситуации действительно рискуем, в любой момент может что-то случиться, случайно или намеренно, а при таких скоростях… Но ведь наш проект для этого и создан? Кроме того, фактически тут одна из команд жертвует своей победой ради победы второй, и я понимаю, что капитаны и участники могут на такое не согласиться. Поэтому пока это все только в порядке предложения.
Акрита закончила и снова оглядела товарищей, готовясь ответить на критику и вопросы по деталям.

_________________
Совместно с Освальдом, Акритой, Самритой, Ракаром, М'Котой
Продолжение следует...
Offline  
16 02 2017, 17:18:46 #511
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

Смена руководства в группе Тенмы заинтересовала М’Коту. Что-то это добавляло и к портрету Ракара, и к портрету Джеза, который иногда казался ей невыносимо самовлюблённым, а иногда совершенно нормальным, даже симпатичным. И он совершенно точно был храбрецом, это она помнила. По мере того, как Акрита рассказывала план, в голове у клингонки назревал вопрос, знали или не знали Джез и Ракар об этой идее. Очень уж удачно совпали эти два события.
А сама идея ей понравилась. Это было лучше, чем соревнование, в подготовке к которому Тенма – что уж греха таить! – рассердил её своим отношением к команде в целом и Рроу в частности. Если идею примут, уж точно никому не придёт в голову выпирать из команды одного и пытаться переманить другого! А ещё это было смело. Рискованно, но не бессмысленно, и клингонка сказала, почти сразу же, как поняла, что Акрита закончила:
– Это смело! И если это не запрещено правилами регаты, я готова проголосовать за идею Акриты обеими руками!
Самрита внимательно следила за рассказом андорианки, хоть она уже это и слышала сегодня утром. Ее хвостики мерно покачивались в такт словам Акриты, когда она чуть заметно кивала.
- Со своей стороны могу добавить, что технически этот маневр возможно осуществить, и, если всех устраивает предложение, я сегодня же займусь усилением защиты катеров, а завтра перейду к работе над двигателями. Если вторым кораблем будем такой же федеральный катер, повторить на нем эти модификации будет несложно, с баджорским судном придется повозиться, но тоже нет ничего невыполнимого, особенно если мне помогут, - Баккер бросила выразительный взгляд в сторону кардассианца, нашедшего такое необычное транспортное средство. – И мне все равно, чей корабль придет первым, - быстро добавила она, приподнимая руки в защитном жесте. – Но я инженер и отвечаю только за то, чтобы все исправно работало. А как насчет команды, людей? Особенно после этих ваших перестановок… Насколько мы друг другу доверяем? Кто может гарантировать, что в самый ответственный момент мы не начнем спорить и обсуждать, чьи приказы важнее и кого надо слушать? Здесь собрались все, кто захотел участвовать в регате от проекта, и, я думаю, пришло время ответить на эти вопросы. 
Ракар с интересом посмотрел на Тенму. Его крайне заинтересовала эта, очень похожая на настоящую, дружба кардассианцев и землянина. Теперь Джез должен был быть рад отсутствию конкуренции, наличию совместной работы. Он сложил руки за спиной и сказал:
- Это отличная идея. Мисс Баккер уже сказала, и я хотел подтвердить, что деление катеров на первый и второй - условно. Одинаковые модификации генераторов поля структурной целостности и двигателей - нужно сделать на обоих кораблях. Я, кстати, помогу.
А затем Ракар повернулся к Джезу и Рроу.
- Как вам идея? - спросил он, - согласны?
Он не привык к такой работе командной структуры. На Ромуле приказы не обсуждались, особенно приказы Тал Шиар. Обсуждения проходили как максимум в Сенате, а во вторых - он был не на Ромуле, и это все - была внешняя дипломатия. И она ему - нравилась.
-У этой идеи слишком много если, - начал Тенма, в расслабленной позе устроившийся на одном из ящиков в ангаре, - Если мы выйдем к финишу в одно и то же время, если мы сможем правильно отрегулировать поля структурной целостности, если пилоты справятся… - тут он посмотрел на Ракара, припоминая ему их разговор всего полчаса назад, - Но это будет красиво и в духе проекта. Даже если нас за это дисквалифицируют и это вызовет гнев других команд, каждая из которых действительно хочет победить и готова выгрызать победу зубами, в отличие от нас. Нам ведь нужен не почет и не денежный фонд, мы хотим показать себя.
– Между прочим, на счёт командования, – сказала клингонка, поворачиваясь к Самрите. – Пусть поправят меня инженеры, но, по-моему, этот вопрос решается достаточно легко. Скажи, Самрита, какому из кораблей будет удобнее выступить в роли командного модуля – «толкающему» или «прыгающему»?
- Мы не можем готовить каждый корабль только к одной задаче, - покачала головой Баккер. – И Ракар это только что подтвердил. Мы не можем предугадать, как пойдет регата, в какой ситуации мы окажемся к концу, кто выйдет на финиш первым… Слишком много факторов, которые мы не можем учесть. Поэтому оба корабля должны быть одинаково модифицированы и готовы совершить маневр, как и оба пилота, - она кивнула в сторону Акриты и Рроу.
- Поддерживаю Самриту, - кивнул Ракар, -  все "если" надо проработать и немного отрепетировать,  - начал рассуждать Ракар, в том числе в ответ на слова Тенмы. – Вот что я предлагаю: у нас 5 чек-поинтов. Первые 4 мы можем лететь, не заботясь о соседнем корабле и не возбуждая никаких подозрений. Финальный маневр мы применяем на финальном поинте, пересекая линию финала. Мы летим с постоянным открытым каналом связи друг на друга, и приближаемся друг другу. Траекторию мы выстроим сразу, как начнется последний этап трассы. Импровизация – должна быть нашей сильной стороной. На свою – я никогда не жаловался. Что касается доверия – важный вопрос, поднятый Самритой. И поэтому сейчас для начала – давайте договоримся о доверии. Представьте, что мы союзники и планируем кампанию. Мы должны доверять друг другу в плане проведения кампании. Это как военное совещание, где роль каждого заранее определяется. На месте действия возможна импровизация, но только согласованная. Итак – вопрос, мы готовы прямо сейчас подписать общий меморандум о доверии друг другу? Я – готов. Я доверяю каждому, находящемуся в этом зале. Что относительно вас?
Тенма откашлялся, привлекая к себе внимание.
-А как насчет тех, кого в этом ангаре сейчас нет? - напомнил он, - Я имею в виду Хену… и кое-кого еще.
- Вот мне, кстати, интересно, ведется ли у нас запись, - Ракар неопределенно посмотрел вокруг по стенам, а затем на М'Коту, которая держала конструкцию, сделанную Самритой. – Но даже если нет – обычно, отсутствующих на совещании вводят в курс дела по их прибытию. Когда Хена и мисс Перим смогут присоединиться к нам – мы сделаем это, - сказал Ракар, - я сделаю это на отдельном инструктаже нашей команды. Там мы решим эти вопросы. Если вопрос о доверии двоим отсутствующим - да, доверяю.
- Стоп-стоп-стоп! - протестующе замахал Освальд руками. - Разумеется, мы все друг другу доверять должны, а также должны доверять тем, кого сейчас здесь нет. Хене я доверяю полностью, как и многие здесь присутствующие, - взгляд его в этот момент упал на Самриту. - Ну а Квинтилии нам придётся довериться или же оставить затею с включением её в регату. Да, с ней что-то может случиться, но, справедливости ради, что-то может случиться с любым из нас! Любой из нас может запаниковать или допустить ошибку, любой из нас может подвести других, причём в самый неподходящий для этого момент - это человеческий фактор, и от него не избавиться! Но мы же, в конце концов, команда... ну или две команды... не суть! Мы учитываем это и подстраховываем друг друга! И никакие меморандумы, никакие протоколы и документальные подтверждения намерений нам для этого не нужны.
- Ой… - Самрита приложила руку ко рту и внезапно приобрела очень виноватый вид. – Я совсем забыла о Хене… Может быть, еще не поздно подключить ее к нашей беседе? Джез, она полетит с вами или будет помогать и координировать со станции? В любом случае, никаких сомнений, что ей мы можем доверять – она очень смелая, и умная, и… - было заметно, что Самрите все еще не по себе от того, что она забыла о подруге. Впрочем, ее выражение лица сменилось, когда она заговорила о Квинтилии – стало более сосредоточенным и почему-то грустным. – А Перим, значит, вы уже заочно включили в команду? Я хотела бы вам напомнить, что она сама сегодня говорила Освальду, что регата ее не слишком интересует. И этому человеку вы собрались доверять? Она вообще в курсе, что вы тут за нее все решили?.. – девушка разочарованно махнула рукой. – И никакие соглашения я подписывать не буду! Доверие либо есть, либо его нет – это не юридическая величина, которую можно задокументировать на бумаге. Я могу сказать за себя: вам всем я доверяю, - она обвела взглядом всех собравшихся, задержав взгляд на ромуланце, клингонке и кардассианце. – И Хене – безусловно.
- Никто за неё ничего не решил, - примирительно поднял руки Освальд, - но, да, мы обсуждаем то, что хотим её привлечь. Разумеется, она может отказаться и не захотеть лететь с нами, и тогда вопрос доверия Квинтилии будет снят, но мы узнаем это только завтра утром, когда встретимся с ней ещё раз. И, опережая твой вопрос, нет, лучше её сейчас не беспокоить и не вызывать по связи - пусть отдохнёт, пока может. Ей это, в любом случае, понадобится...
- Я тоже всем доверяю, - негромко и серьезно сказала Акрита, поймав момент паузы в обсуждениях. – И доверяла изначально, иначе вообще не предлагала бы всего этого. Мне тоже не важно, на каком катере лететь, для меня главное сделать все для нашей общей победы. Нашего проекта. Что касается Квинтилии... Освальд прав, мне кажется. Что-то случиться может с каждым. И каждому можно найти такое место и задачу в общем деле, чтобы и ему было по душе, и польза для всех, и совпадало бы с возможностями – это непросто, конечно, и на командном факультете, видимо, как раз этому учат? А еще я хотела сказать, что исполнение или хотя бы попытка исполнения такого маневра сделает хорошую репутацию нашему проекту. Мы докажем, что умеем взаимодействовать, доверять, покажем на деле, что идея проекта важна, ценна и, главное, осуществима!
Андорианка снова обвела глазами товарищей.
– А мне казалось, мы доверяем друг другу по умолчанию, – вздохнула М’Кота. – Но если надо отдельно сказать, то – да, и я тоже, иначе меня бы тут не было. И насчёт камеры тоже да, – повернулась она к Ракару. – Мы же договорились, что будем передавать репортажи с наших собраний Артуру, верно?
-Так, проблему с доверием вроде бы решили, решили же, да? - внимательно оглядел всех ромуланец. - Есть еще какие-нибудь спорные вопросы, или мы перейдем к техническому исполнению и обсуждению стратегии?

________________
Совместно с Освальдом, Акритой, Самритой, Ракаром, М'Котой
Продолжение следует...
Offline  
16 02 2017, 17:19:58 #512
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

- Спорные вопросы могут появиться в самый неподходящий момент, - задумчиво произнесла Акрита. – Да, оба катера должны готовиться к обеим ролям в маневре, но мне кажется, что командующим стоит выбрать кого-то одного заранее. Он может оказаться и на том, что сзади, и на том, что впереди, просто... Да, мы друг другу доверяем. И все-таки, бывает же, что доверяешь человеку как другу, а в конкретной ситуации вдруг кажется, что вот именно я прав, а не он. Там, на финишной прямой, у нас не будет времени на обсуждения, и несогласованность может очень дорого обойтись.
Вслед за андорианкой снова заговорил Освальд:
- Мне кажется, М'Кота как раз про это и спрашивала: кто будет принимать решение о начале манёвра и за кем будет последнее слово в ситуациях, требующих совместных действий... я бы мог предложить руководствоваться принципами Звёздного флота - решение принимает капитан корабля, обладающего наибольшими тактическими возможностями, но надо начать работать над кораблями, и только тогда выяснятся эти вещи. Предлагаю пока об этом не задумываться, но иметь в виду, что одной команде, возможно, придётся отдать победу ради общего дела, и быть к этому готовыми. Ну или мы все должны опередить всех остальных настолько, чтобы можно было обойтись и без этого манёвра, и просто победить!
Самрита молча слушала своих коллег по команде, но вступать не спешила: она не претендовала на командный пост и считала, что капитаны должны решать этот вопрос между собой. Но ее не покидала мысль, что Тенма и Рроу были единственными, кто не высказался по теме доверия в команде. Пусть это и была всего лишь формальность, но она задела девушку. И если Рроу обычно был неразговорчив и редко высказывал свою позицию, то от Тенмы она ожидала… Самрита и сама не знала, чего ожидала от Тенмы, но угасшее было подозрение относительно кардассианца вновь дало о себе знать. Она переводила взгляд с Ракара на Джеза, ожидая, что же скажут они.
-Что ж, раз тему доверия закрыли, тему выбора главного капитана временно отложили, насчет возможного маневра согласились, то время поговорить о модификациях? - предложил Тенма, - Мисс Баккер, что у вас уже есть для наших двух катеров?
Самрита усмехнулась про себя и чуть заметно качнула головой: для нее еще не все вопросы были закрыты, но разве она могла устоять, когда разговор заходил о деле?
- Наконец-то мы дошли до дела! – улыбнулась землянка. – Итак, начнем с того, что нам понадобится для маневра. Как и сказала Акрита, это усиление поля структурной целостности и модификации импульсного двигателя. Также для маневренности нам понадобится облегчить массу обоих кораблей, то есть, фактически, убрать все лишнее. И, наконец, Артур указал сегодня на небольшую задержку руля управления импульсным двигателем на «Анадыре» - это тоже необходимо исправить. Вот здесь - основные наработки, - она передала падд по кругу. – Если мы их согласуем, то можно будет начать прямо сейчас! – глаза девушки блестели от предвкушения.
Ракар не успел ответить Акрите, что печальна судьба того, кто путает доверие дружбы с доверием профессионального типа. Что здесь речь о другом. Комментарии по рассуждению Макдауэлла тоже могли быть отнесены на потом. Тему уже перевели к делу, он скопировал техническое задание с падда Самриты на свой и передал падд дальше, принявшись изучать данные.
Изучая расчеты, Ракар еще раз убедился в высшей степени профессиональности Самриты Баккер как инженера Звездного флота. Расчеты были верны для федерального катера типа "Дунай", но корабль Тенмы был баджорским и Ракар его еще не видел.
- Здесь все хорошо, - сказал он, подняв голову от падда, - но у нас разные корабли. Я предлагаю начать. Джез, - ромуланец посмотрел на кардассианца, - давайте устроим совещание нашей команды  в нашем корабле, заодно я посмотрю его тактико-технические характеристики. И кстати, где Хена? Она должна к нам присоединиться.
-У нас не разные корабли, - поправил Тенма, - Весь смысл того, что мы вообще делаем модификации, в том, чтобы выполнить первое задание вашего проекта и за это получить от станции второй катер типа “Дунай”. Разве нет?
- Ну-у, смысл модификаций еще и в том, чтобы действительно улучшить катер к регате и увеличить шанс на победу, - протянула Самрита. – Второй катер – это приятный бонус от коммандера Мори. Конечно, мне было бы куда удобнее работать с двумя федеральными катерами, а нашим пилотам – управлять ими, да и мы все… то есть большинство из нас хорошо их знает. Второй федеральный катер снизит элемент непредсказуемости, нам будет проще готовить маневр… Но неужели тебе не жалко отказываться от того баджорского корабля? – с легким сожалением в голосе поинтересовалась девушка.
- Хм, - сказал Ракар, - на этой части совещания я не был. И, оказывается, количество "если" у нас куда больше, чем я считал. И все еще очень не определено. Второго катера у нас нет, и этот, как вы говорите – "бонус" – еще не факт что будет. Но у вас, Джез, есть второй корабль. Так скажите мне, пожалуйста, что мы имеем точно? Ваш реальный корабль или гипотетический второй катер типа "Дунай" ? Или катер не настолько гипотетический? Он точно будет, если мы успешно справимся с "Анадырем"?
-Мой корабль тоже гипотетический, - пожал плечами Тенма, - Сделка еще не оформлена. Насколько я понимаю ситуацию, она такова. У нас есть один корабль для одной команды. Но Освальд хочет две команды. Поэтому он просит коммандера выдать второй катер. Но она выдаст второй катер только при условии, что мы сделаем модификации по заданию. Как хороший капитан, я пытаюсь просчитать все развития этой ситуации и организовываю запасной план, который вступит в силу, если провалится основной. Вот так. Но, насколько я вижу, тут никто не хочет стараться выполнить задание проекта, - кардассианец иронично улыбнулся и заложил руки за голову, откидываясь на стену в еще более расслабленную позу, - Все схватились за возможность получить второй корабль, не ударив пальцем о палец, и за чужой… то есть за мой счет. Пусть будет так, я согласен, чтобы мои ресурсы использовали, но тогда давайте твердо решим, что запасной план становится основным, и отменим презентацию для коммандера. Решаем?
- Теперь ясно, благодарю за точное обозначение текущей ситуации. Всего этого я не знал. - Ракар поморщился, проклиная собственную неосведомленность и прочую неопределенность, вносившую крайнюю неразбериху в его понимание происходящего. – Джез, конечно, никто не думает о том, чтобы чем-то воспользоваться за ваш счет. Теперь, когда все прояснилось – запасной план так и остается запасным на крайний непредвиденный случай. Мы делаем этот катер, презентуем его, и получаем второй.
Освальд посмотрел на кардассианца и печально опустил голову.
- Джез, ты совершенно прав, - признал он. - Я почему-то был уверен, что ты сам очень хочешь лететь на арендованном корабле и уже всё железно решил, и мне просто не хотелось тебя ни к чему склонять. Иногда бывает очень сложно всё услышать и правильно понять, даже когда тебе что-то говорят открытым текстом... На самом деле, идея с двумя федеральными катерами была хороша именно потому, что это был, своего рода, второй шанс для Проекта и нас как одной большой команды. Мы бы доказали, что не просто являемся кучкой "молодых и перспективных", но и правда можем сделать нечто большее, чем каждое из наших государств по отдельности. Мы бы начали с общей базы и получили два разных результата, применив технологии Федерации, Кардассии, Ромула, Кроноса и остальных, кто бы поучаствовал. Разумеется, Ференгинара и Трилла тоже!
– Мне бы хотелось, чтобы манёвр Акриты состоялся, – серьёзно сказала М’Кота. – Пока речь шла о соревновании между собой, мне не нравилась идея с арендованным кораблём, это ставило наши две команды в неравные условия и, признаюсь честно, после того, как я узнала об этом корабле, главным моим желанием было победить Джеза вместе со всеми его деньгами и кораблями, чтобы он тут не задавался. Не самая полезная вещь для сотрудничества, верно? Идея Акриты делает нас всех снова одной командой, ради одного этого стоит её воплотить. Лично мне бы хотелось, чтобы мы честно заработали второй федеральный катер – это была бы чистая победа, даже если мы не займём первое место в регате. Но если мы выложимся на все сто – а мы должны выложиться на все сто – и катера всё равно не получим, я готова принять запасной вариант Джеза. Потому что план Акриты того стоит. Вот так вот.

______________
Совместно с Освальдом, Акритой, Самритой, Ракаром, М'Котой
Продолжение следует...
Offline  
16 02 2017, 17:21:21 #513
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

А вот Самрита ничего не говорила: она отошла в сторону и отвернулась, чтобы остальные не видели, как у нее задрожали губы. Слова Тенмы в том, что они ничего не хотят делать и пытаются выехать за его счет показались ей несправедливым, будто бы все идеи Акриты с маневром, обсуждение с коллегами и ее собственные наработки по модификации ничего не стояли. Теперь, стоя чуть в стороне от основной группы, она пыталась вернуть себе нормальное дыхание и удержать подкатывающие к глазам слезы.
Движение девушки привлекло внимание М’Коты. Чёрт! Кажется, сегодня был не день Самриты! Самой М’Коте показалось вполне достаточным внятно объяснить кардассианцу, что никто тут и не думал ехать на его шее, но в то же время никто не собирается игнорировать его участие и его попытки сделать свой вклад в общее дело. Однако, это был уже второй раз, когда Джез вёл себя нехорошо по отношению к товарищам.
– Джез, – сказала она, проследив взглядом за Самритой, а затем в упор посмотрев на кардассианца. – В прошлый раз это был Рроу, сегодня Самрита… Кому ты дашь оплеуху завтра? Ты очень здорово оцениваешь нас, вслух и без смущения. Не хочешь немного посмотреть на себя?
- Так, ну хватит! – сказал Ракар М’Коте, - сколько уж можно ругаться! Это был мой промах. За эти дни столько всего случилось, что подробности распределения кораблей вылетели из моей головы. Джез почти купил корабль для запасного плана, в то время как у нас есть другая реальная возможность. Естественно, с его точки зрения желание взять его корабль вопреки другой реальной возможности – выглядит как попытка выехать за его счет. Нет уж. Теперь нам ясно задание, и мы сосредотачиваемся на нем.
Ракар повернулся к участникам второй команды:
- Джез, Рроу, пока Самрита занимается двигателями и структурной целостностью – я предлагаю нам с вами здесь же – облегчением массы и сортировкой того, что нужно взять с собой, а что не нужно. Как смотрите на это?
-А я опять не понимаю, что только что здесь произошло, - скривился Тенма, - Когда я говорил, что у меня всего лишь запасной план - вы почему-то вбили себе в голову, что я очень хочу его воплотить. Когда я только что сказал, что не против, чтобы мной и моими ресурсами пользовались, вы сразу же отказались. Почему все, что я говорю, вы понимаете ровно наоборот? Когда я говорю “да”, вы слышите “нет”. Все, что я делаю с момента знакомства с вами - пытаюсь быть другом, делюсь всем, что у меня есть, страхую от неудач, поддерживаю в ваших же идеях и получаю за это, если они оказались дурацкими. И кто-то тут еще говорит о доверии и о том, кто должен смутиться?
– Джез, – М’Кота говорила на удивление спокойно для клингонки, – мы ценим твоё желание помогать, а непонимание сейчас случается с любым из нас, это – нормальная вещь, когда впервые собрались люди с таких разных планет. Но есть кое-что, что тебе следует обдумать. Вчера ты был готов не задумываясь выставить Рроу из команды, если удастся заполучить Акриту, аргументируя это тем, что тебе нужен лучший пилот для победы. То, что для победы гораздо нужнее вера твоего подчинённого в то, что он для тебя человек, а не вещь, которую можно не задумываясь выбросить и заменить на новую, не пришло тебе в голову. Сегодня ты сказал обо всех нас, что мы хотим «палец о палец не ударив, получить корабль за твой счёт», хотя многие – я например – даже не думали об этом. Где при этом было твоё понимание? Ладно, большинство решило посчитать это непониманием, а не оскорблением, но одного человека это оскорбило, ты не мог этого не заметить. И что же? Ты снова думаешь, что всё в порядке! Две демонстрации пренебрежения по отношению к своим товарищам за два дня… Не знаю, что думают другие, не знаю, что думает капитан нашей команды, – М’Кота посмотрела на Освальда, – но я считаю, что ты должен оказать Самрите уважение и взять свои слова назад.

- Да… клингонская дипломатия зашкаливает за все разумные пределы, - сказал Ракар, жестко взглянув на М'Коту. – Вам бы на се6я посмотреть, клингонский воин, как вы обвиняете других, не разобравшись в ситуации. Адресуйте вашу претензию мне, это я хотел полететь на корабле Джеза, считая его до сих пор единственным вариантом для второй команды. Моя собственная недоработка, но мы поговорим с вами позже.
Ракар резко отвел взгляд и посмотрел на Тенму.
 
- Я только что сказал, Джез, что ваш изначально запасной план – остается запасным на крайний непредвиденный случай. Этот случай может наступить, если коммандер станции не примет наши модификации годными для права выдачи второго катера.  Важно иметь запасной план, и мы им воспользуемся, если будет необходимость. Я  ценю ваше участие, поддержку и дружбу. Жаль, что все подробности  прошли мимо меня, я не участвовал. Теперь – все прояснилось. У нас есть основной и запасной план, нужно отработать основной и в случае неудачи перейти к запасному. Не смущайтесь, здесь у всех очень разный образ мысли, - “особенно у клингонов” подумал Ракар, но не высказал этого сейчас, - это немного трудно преодолевать, да. Но мы работаем вместе, будем работать дальше.

Освальд удивлённо посмотрел на М’Коту: в её голосе землянину послышались какие-то вулканские интонации, и это было для клингонки не очень типично! Зато ромуланец, тут же начавший защищать своих, впечатлил… вот только это всё шло куда-то не туда...
- Пожалуйста, давайте не будем ссориться, - примирительно произнёс Освальд. - Джез, ты сказал совершенно правильную вещь - мы считали... ну, как минимум, я, посчитал, что ты уже всё решил, и тот корабль у нас уже есть. И меня это даже устраивало, потому что твоим планом мы сильно упростим самим себе жизнь. Ведь два катера доработать в столь сжатый срок, да ещё и половиной состава проекта - это сложнее, чем взять готовый твой корабль и чуть-чуть подкрутить "Анадырь", да и перед коммандером Мори не придётся отчитываться. Ты же сейчас напомнил нам о двух важных вещах: о том, что мы завалили первое задание, но коммандер Мори дала нам вторую попытку, и о том, что, используя твой план, мы будем разбазаривать твои личные... ну хорошо, семейные средства. Я понял, что так нельзя, поэтому и сказал то, что сказал. Пожалуйста, не думай, что кто-то хочет на тебя, как говорят на Земле, всех собак повесить. Если такой здесь найдётся, он будет моим личным врагом на всю оставшуюся жизнь.
Сделав несколько шагов к Самрите, он произнёс:
- Сэм, не думаю, что Джез имел в виду лично тебя. Все же знают, что тебе, как самому компетентному в инженерном деле, предстоит больше всего работы над кораблями! Хотелось бы верить, что претензии относились к тем, кто их заслужил, включая меня, но ты в их число точно не входишь.
Отойдя чуть назад, Освальд посмотрел на Ракара и Рроу:
- Коллеги! - потом перевёл взгляд на Джеза. - Друзья! - потом на мгновение снова посмотрел на Самриту, но ничего ей не сказал. - Давайте не будем друг друга ни в чём сейчас подозревать. Нам предстоит большая работа, и было бы здорово, делай мы её вместе, в приятной рабочей атмосфере и с хорошим настроением!

______________
Совместно с Освальдом, Акритой, Самритой, Ракаром, М'Котой
Продолжение следует...
Offline  
03 03 2017, 11:21:31 #514
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г, вечер
Каюта Артура Лайтмана


Перед встречей с Артуром Лайтманом Утара опрашивала кадетов (сколько смогла поймать этим вечером), а также улучила время встретиться с Планксом и уточнить процедурные вопросы.
Подходя к каюте кадета, болианка задавалась вопросом, согласится ли он с её подходом к делу, впрочем, выяснить это предстояло прямо сейчас.
Артур отжимался от пола, когда в каюту вошла советник Утара Рилл, и потому выглядел не по форме и не по уставу. Он подскочил с пола, быстро натянул спортивную майку.
- Простите, мэм, добрый вечер, - он сделал приглашающий жест рукой и заинтересованно посмотрел на болианку. Зачем ему советник сейчас? Что она собирается сказать и к чему его приготовить?
Утара, хотела было как всегда устроиться в кресле, но вдруг почувствовала, что после стольких встреч и разговоров насиделась на неделю вперёд.
– У нас новости, – сказала она, останавливаясь у кресла, затем поколебалась и всё же села. – Так уж вышло, что сейчас перед вами ваш адвокат!
Артур дождался, пока советник сядет и только после этого сел сам.
- О, - немного смущенно, удивленно и, в тоже время, с оттенком благодарности сказал он. – Понятно. А кто будет обвинителем, еще неизвестно?
– Скорее всего, представитель Кардассии, точнее пока не знаю, – ответила Утара. – Но это – не самая важная проблема: кто бы это ни был, главное зависит от вас и от вашей позиции. Поэтому первое, что я сделаю – спрошу, что вы решили на этот счёт сами.
- Ясно, - кивнул Артур, и глубоко вздохнул. – Значит вы мой адвокат, и будете меня защищать, - произнес он перед тем, как рассказать остальное. Он сцепил ладони в замок и оперся о колени, опустив голову. Это все было не просто, но он должен был это все произнести.
- В общем, вот что я думаю: я обвиняюсь по нескольким пунктам, Корам, Первая директива, неправильное руководство командой, приведшее к их травмам и иным последствиям. Может быть что-то еще. Я признаю свою вину по всем пунктам, кроме нарушения Первой директивы. Не является секретом то, что я погубил свою карьеру и будущее. К сожалению, это так. И я должен понести наказание согласно заслугам. Однако по Первой директиве мне есть что сказать суду, и я скажу.
– Давайте я тоже изложу своё видение ситуации, – сказала Утара. – Никто не отрицает того, что вы виновны в нападении на Корама, но разве правильно будет утверждать, что вы – кадет Академии Звёздного флота и будущий офицер – считаете подобный поступок правильным и допустимым? – тут болианка сделала паузу, позволяя Артуру ответить.
- Верно, - кивнул Артур, - не считаю. Это преступление, недостойное офицера Звездного флота.
Утара кивнула.
– Судьи должны об этом знать. Но не только судьи. Те, кто привык доверять Федерации и Звёздному флоту, и те, кто только ещё думает, доверять нам или нет, должны это знать. И должны понимать, как же могло случиться, что будущий офицер совершил поступок, который сам считает неприемлемым.
- Все верно, мэм. – Артур смотрел на советника, - Звездному флоту должны доверять, и те, кто еще пока не знает можно это делать или нет – не должны оказываться в ситуации, подрывающей доверие. А офицеры не должны компрометировать Звездный флот. Мы никогда не должны забывать о том, кто мы такие и что мы такое. К сожалению, в один момент – я забыл об этом. Это случилось. И какая бы ни была причина – она не может быть оправданием.
– Но она должна быть озвучена, – возразила болианка. – Вам следует проявить уважение к людям, перед которыми вы провинились – а провинились вы не только перед Корамом! – и дать им возможность судить справедливо, особенно, если вместе с вами судят всю страну и Звёздный флот. Вы можете не просить снисхождения, но вам следует быть откровенным и не скрывать существенные факты.
- Да, мэм, вы правы. – сказал Артур, не мигая глядя на болианку, - я сорвался, от отчаяния. Потому что мэр Корам заблокировал телепортацию с Волана II, в тот момент когда там начался бунт людей на площади. В тот момент, когда мои товарищи были там в опасности. Это был бунт против Федерации, которая предложила помощь и торговое взаимодействие. Мои коллеги рисковали там жизнью. А мэр планеты отрезал им путь к эвакуации и отказался его разблокировать. Я не вынес того, что там вот-вот может случится. И конечно, я этого не скрываю.
– Я уже говорила с вашими товарищами, – сказала Утара. – Некоторые из них придерживаются того же мнения, и я рада, что найдутся люди, которые смогут это подтвердить. Теперь же давайте перейдём ко второму пункту обвинения, касательно неправильной работы в команде. В чём вы сами видите ваши ошибки?
Лайтман снова кивнул.
- Там, возле площади, на Волане II, я слишком спешил. Тенек и Энтони Сомерс находились в толпе в качестве заложников. И я еще не совсем понимал настроение толпы. Она могла вот-вот пойти на штурм резиденции, и смести всех наших, которые там застряли. Итого – я спешил и безапелляционно настаивал. Я плохо договорился с Перим, которая вела вторую команду. Мы недостаточно согласовали действия. В результате – они сбили ее ховеркар, на котором она со своей командой делала отвлекающий маневр, чтобы прикрыть меня. Мало того, что сильно пострадала Кейра, так теперь еще и у Перим серьезные неприятности с карьерой, и что-то там с адмиралом Нечаевой. Я не знаю точно, что, но в любом случае – это одна из причин ее обращения к стимуляторам. В итоге – я серьезно навредил своим коллегам, и подверг их жизнь опасности. Я много думал, о том, какие могли быть другие варианты моих действий. Но это все поздно. Я выбрал попытку договориться с лидерами восстания, с людьми. Я выбрал попытку диалога, я хотел объяснить им, что мы не враги, что мы не хотим вмешиваться в их жизнь, и что все, чего мы хотим – это просто уйти. И я ошибся. Нужны были другие методы. Цена моей ошибки высока, и я только рад, что никто не погиб. Но результат все равно – вы знаете.
Утара заглянула в падд, затем осторожно заметила:
– Как я поняла по отчётам, ситуация была очень сложной, вам всем пришлось импровизировать. Конечно, то, что вам не удалось договориться, достаточно скверно, но даже если бы удалось, всё могло пойти не по плану. Чтобы мне было проще разобраться: каким был план мисс Перим?
- Перим считала, что не следует с ними говорить. Наша группа была одета как местные, я был должен подобраться ближе, пока они точно не опознали кто мы, выдернуть из толпы двух наших, пока ее группа совершает свой отвлекающий маневр, и убраться оттуда. Но я все же решил разговаривать. Это была ошибка, повлекшая за собой серьезные последствия для многих. – ответил Лайтман. – Перим была права, я был не прав. Такой расклад.
– Это был хороший план, – согласилась Утара. Она снова покопалась в падде и добавила: – но в отчётах я вижу описания ситуации в момент вашего прибытия на площадь, и эта ситуация представляется мне достаточно сложной. Мистер Сомерс и мистер Тенек не находились рядом друг с другом, кто-то был ранен... Как вы думаете, на момент вашего прибытия на площадь изначальный план был выполним?
_________
с Утарой Рилл
продолжение следует
« Последнее редактирование: 03 03 2017, 17:07:39 от Артур Лайтман »
Offline  
03 03 2017, 11:22:05 #515
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г, вечер
Каюта Артура Лайтмана


- Да, не был. Потом оказалось, что Тенек там добровольно и не собирался уходить, пока всех не вылечит. В том числе ту раненую женщину, которую подстрелили как раз перед нашим появлением. Я просто должен был подумать немного еще, но не сделал этого, – ответил Артур.
– Подумали бы вы или нет, были вы согласны с изначальным планом мисс Перим или нет, но вы не могли незаметно подобраться к мистеру Сомерсу и насильно забрать к мистера Тенека, который в этот момент занимался раненой. Как результат, у вас не было другого выхода, кроме как вступить в переговоры или отступить, пока вас не заметили. Как вы думаете сейчас, что давало больше шансов – отступление или переговоры?
- Переговоры всегда дают шансы, мэм, - сказал Артур, - дипломатия – вот первая задача Федерации, ее принцип и метод действия. До тех пор, пока дипломатические возможности не исчерпаны. Но я ошибся, и не смог. Отступление ничего не дало бы и стало бы только хуже. Однако, я мог бы дать отбой второй команде, сказав им, что отвлекающий маневр пока рано, и не сделал этого. Они следовали плану, а я протормозил.  
– Выходит, вы ошиблись не в том, что не последовали первоначальному плану, – подвела черту Утара, – а в том, что вовремя не сообразили предупредить вторую команду. Это серьёзная ошибка, но это была ваша первая вылазка подобного рода, случилась она внезапно, и вы далеко не первый с кем такое приключилось в самый первый раз. Кроме того, здесь присутствует не только ваша ошибка. Вы все – семеро молодых людей – были слишком внезапно брошены в водоворот событий и не подумали о многом. Например, о том, что делать, если ваш основной план окажется неосуществим, или как подать условный знак к отступлению или, наоборот, к форсированию событий. Ни клингонка, ни ромуланец, ни даже мисс Перим, если я правильно поняла суть отчётов, перед выдвижением на площадь не только не заговорили об этом, но даже и не подумали. Как бы каждому из вас ни хотелось иного, каждый молодой офицер в своей первой вылазке испытывает серьёзный стресс и забывает добрую половину из того, что должен помнить. Но это бывает только в первый раз. Уверена, никто из вас больше не совершит подобной ошибки.
- Все это так, мэм, - сказал Лайтман после паузы, во время которой он смотрел на советника и обдумывал ее слова, - возможно. Но я не первокурсник. Я почти окончил последний курс Академии, после которого должен был бы быть назначенным на корабль. Я кадет командного отделения с дополнительной специальностью тактика. Я не вправе допускать подобных ошибок. И я не могу оправдываться собственной молодостью и вообще, оправдываться. Меру пресечения для меня определит трибунал. У меня достаточно грехов в истории на Волане II, и правда лишь в том, что я вынес из этого всего уроки. Но эта команда больше не может мне доверять.
– Кажется, у мисс Перим похожие мысли, – заметила Утара, – и что-то подсказывает мне, – (в этот момент Утара вспомнила о сегодняшнем потоке посещений в лазарете), – что многие хотели бы доказать ей обратное. Я рада, что вы не ищете оправданий, но вместе с тем я не разделяю вашего пессимизма на счёт доверия вашей команды, то есть участников проекта «Альфа». Думаю, многие вынесли из этого эпизода тяжёлые уроки, и потому не склонны рубить сплеча, осуждая других... Что ж! Вернёмся к обвинениям! Итак, мистер Лайтман, есть ваше субъективное – предельно строгое – отношение к вашим ошибкам, а есть объективное, которое учитывает все обстоятельства. Думаю, будет справедливо, если озвучены будут оба.
– И наконец, Первая директива... – Утара вздохнула и покачала головой. – Я решительно не понимаю, при чём тут Первая директива! Если первые два обвинения обоснованы, то это меня совершенно сбивает с толку.
- Да, мэм, - кивнул Артур, - на самом деле, конечно же я хочу, чтобы у меня был шанс все исправить и начать заново. Поэтому я не сдаюсь. Насчет Первой директивы – да. Это не доварповая планета. И я не вмешивался в их право на самоопределение и их политику. А разговаривать с ними – никакая директива не мешает.
– Не говоря уже о том, что вы вообще появились там с целью забрать случайно оказавшихся там товарищей, – пробормотала болианка делая пометки в падде, – а это очень и очень существенный момент! И всё же нам обоим имеет смысл освежить в своей памяти всё, что найдётся по этой теме...
Утара встала, протянула было руку Артуру, но тут же отдёрнула её и рассмеялась:
– Простите – фобия! Я однажды спровоцировала таким жестом острый приступ аллергии; обошлось без жертв, но с тех пор я перестраховываюсь. Впрчоем, сегодня я подготовилась! – с этими словами болианка вытащила из сумочки изящную перчатку и надела её на правую руку. – Ну вот, – сказала она, снова протягивая землянину руку, – теперь ничто не мешает нам заключить оборонительный союз по всем правилам.
Артур поднялся со стула, сразу как только болианка встала. Он протянул ей руку в ответ и немного смутился, когда та ее отдернула.
- Бывает… - улыбнулся он, пожимая ее руку теперь в перчатке. – Спасибо за вашу помощь. Я никогда не забуду всего того, что вы и они все сделали для меня. Чтобы ни случилось в итоге, все это – было для меня самым потрясающим опытом в жизни. Трудно придумать большее, чем то, что дала мне эта команда. И поэтому, я не сдамся.
_________
С Утарой Рилл
« Последнее редактирование: 03 03 2017, 11:32:42 от Артур Лайтман »
Offline  
06 03 2017, 10:48:49 #516
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., вечер
Ангар катера “Анадырь”


После совещания по регате Ракар подошел к Самрите и Освальду и чуть задержал еще Акриту.
- Пока вы не разошлись, я должен сказать вам вот что, - произнес ромуланец, - если вы посчитаете возможным и нужным дать Квинтилии Перим шанс остаться в проекте, и в вашем флоте – то есть немного призрачная и неточная, но вероятность успеха. На станции есть ваш преподаватель истории из Академии, трилл Диас Планкс. Поговорите с ним, попросите его. Он обещал подумать. Перим нужна мне пилотом в команде на регате, и вообще, она может быть ценной коллегой. Не торопитесь отвечать сейчас. Это просто информация.
И, развернувшись на 180 градусов, он отправился к голокомнатам.
Когда дверь ангара закрылась за Ракаром и Акритой, Самрита устало выдохнула, а ее плечи опустились, словно она только сейчас смогла расслабиться. Остальным участникам регаты она сказала, что хочет проверить текущее состояние катера, и что Освальд понадобится ей для помощи, сама же только и думала о том, чтобы побыстрее закончить с телепортацией и избавиться от возможных хронитонов.
- Ну конечно, Рроу же в подметки не годится вашей Перим, даром что учится на пилота, - пробормотала она себе под нос, а затем обернулась к Освальду: - Ты же помнишь, что мы тут системы катера проверять должны? Давай закончим с этим поскорее!
- Я всё помню, - немного отстранённо пробормотал Освальд, как будто вся ситуация была какой-то неестественной. - Проверить системы и избавиться от хронитонов, если они у нас есть - всё сделаем. Пора бы уже этому проклятому дню с его бесконечной чередой сюрпризов закончиться!
- А завтра все станет лучше? – Самрита вскинула бровь и проследовала к «Анадырю», который стал им таким родным за последнее время. Даже сложно было представить, что совсем скоро им снова лететь на нем – но теперь уже с командой и в рамках регаты. –  И как будто ты сам не виноват в том, каким получился этот день.
Баккер недовольно передернула плечами и поднялась на борт. Освальду она ничего не сказала, предполагая, что отдельное предложение ему не нужно.
- Ты всерьез предлагал поменять пилотов в команде и отказаться от Акриты в пользу Перим? – услышал Освальд со стороны мостика, когда ступил вслед за девушкой на катер. – Чем ты думал вообще?
- Чем больше вариантов мы рассмотрим - тем более вероятно, что мы примем самое лучшее решение в итоге! - проворчал в ответ молодой человек, тоже проходя на мостик. - К тому же, Акрите нравилась идея лететь на корабле Джеза, иначе я бы и не предлагал ничего.
Перебравшись в кресло пилота, он запустил быструю диагностику третьего уровня сенсоров катера и вновь повернулся к девушке.
- Надеюсь, не из-за этого предложения Джез сдал капитанские полномочия... не хочу чувствовать себя ещё большей сволочью! Может позвать его к нам в команду?..
- Ты с ума сошел? – Самрита резко обернулась к кадету. – Ты не слышал, как он с нами всеми разговаривал? Как унижал? Он сказал, что мы – толпа лентяев, которых он может облагодетельствовать! – ее губы вновь задрожали, как совсем еще недавно, когда Тенма довел ее до слез. – Если ты позовешь его на «Анадырь», то я точно уйду из этой команды! – решительно произнесла Баккер и склонилась над своей панелью, чтобы не было видно ее лица.
- Он в чём-то был прав, - упёрся Освальд, - мы ведь и правда ухватились за его предложение, забыв о том, что у нас есть более интересный вариант, который, к тому же, не требует от нас залезать в долги к кардассианским военным.
Стиснув зубы, кадет всё же встал и подошёл к креслу коллеги.
- Слушай, я не думаю, что он имел в виду совсем всех, а уж тем более тебя. Думаю, все ценят твой вклад в общее дело, просто Джез - кардассианец, и его иначе воспитывали. Не принимай его слова близко к сердцу!
Самрита сжала зубы так сильно, что они скрипнули.
- Он даже не извинился! – тихо проговорила она, сдерживая то ли слезы, то ли злость, то ли и то, и другое одновременно. – Вот именно что кардасс, он только лишь подтвердил, что им всем нельзя доверять, и исключений не бывает. А ведь я почти свыклась с тем, что он в «Альфе», он мне чем-то начал нравиться. Я даже думала о том, чтобы уйти в его команду, - она громко вздохнула и решительно положила руки на консоль. – Видеть его больше не хочу! И говорить о нем тоже. Пора начинать телепортацию.
- Теперь это не его команда, - не удержался Освальд, которого слова про уход ошарашили. - Если тебе так не хочется находиться рядом со мной, то происхождение Тенмы - уж точно не аргумент против.
Молодой человек сжал кулаки и пошёл к площадке транспортера.
- Даже не знаю, кто из вас хуже, - проговорила Самрита, и в ее голосе послышался отголосок знакомой Освальду усмешки. – Но по крайней мере с Тенмой на одной планете я бы ни за что не хотела оказаться.
Она настроила транспортер на максимальную чувствительность и добавила:
- Я не буду переносить тебя в пространстве, а проведу несколько раз через буфер транспортера. Этого должно хватить, чтобы избавиться от остаточных хронитонов. Приготовься, активирую!
Когда фигура кадета Макдауэлла растворилась в луче транспортера, девушка пробормотала себе под нос:
- Почему во всем всегда виноваты кардассианцы? Что Тенма, что Карисса…
Она покачала головой и провела пальцами по панели транспортера, материализуя Освальда на том же месте, где он исчез несколько секунд назад.
Сойдя с площадки, Освальд, не говоря ни слова, взял трикордер и просканировал себя. Насколько позволяла разрешающая способность устройства, всё было в порядке.
- Ну, если хронитоны во мне сейчас и есть, то мы их всё равно не увидим на этом оборудовании, - немного нахмурившись произнёс кадет. - Остаётся надеяться, что медицинское оборудование не такое точное, и завтра наш вулканский зануда... простите, коллега тоже ничего не найдёт. Твоя очередь, - он кивнул головой в сторону платформы и сам перебрался за консоль управления.
- Ненавижу телескопы! - в сердцах прорычал он, когда Самрита растворилась в луче транспортера. - И червоточины. И перемещения во времени...
Когда коллега вновь материализовалась, Освальд подошёл к ней с трикордером и просканировал.
- Всё нормально, - констатировал он. - Сейчас закончится диагностика, и на сегодня мы точно закончили.
Самрита согласно кивнула и вернулась к своей консоли.
- Некоторые уже догадываются, что мы в ссоре, - произнесла она после некоторой паузы. – Нам стоит делать вид, что все в порядке, и вести себя, как обычно. Не хочу проблем еще и с этим.
- Если бы ты не шарахалась от меня постоянно, никто бы ничего не заподозрил, - проворчал Освальд в ответ, вспоминая сцену на презентации Тенека.
Компьютер пискнул, сигнализируя об окончании диагностики.
- Ну, с сенсорами всё в порядке, более-менее. Можно было бы их перекалибровать, чтобы увеличить точность, но это лучше делать завтра.
- Если бы ты не ходил с таким лицом, будто по твоей вине наступил конец света, никто бы ничего не заметил, - буркнула в ответ Самрита и отключила консоль. – На сегодня все. И теперь я собираюсь в тишине и спокойствии своей каюты подумать над модификациями катера - мне хватило общения на сегодня. А у тебя наверняка есть дела поважнее с Кариссой!
Баккер передернула плечами и направилась к дверям катера. 
- Нет никакой Кариссы! - вспыхнул Освальд. - Если ты и на регате собираешься её вспоминать... - молодой человек едва не сказал: "... то лучше и правда перейди в команду к Ракару, а Джез пусть идёт ко мне!" - но в последний момент сдержался и ничего не добавил.
Покинув катер и ангар, кадеты вновь, как и утром, разошлись в разные стороны, стараясь не смотреть друг на друга лишний раз.
______
С Ракаром и Освальдом
Offline  
06 03 2017, 11:57:08 #517
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., вечер
Бар “Кварк’с”


Когда они с Самритой закончили и разошлись в разные стороны, Освальд почувствовал, что смертельно устал. Больше всего сейчас хотелось лечь и проспать часов десять, если не все двенадцать, однако оставалось ещё несколько дел. Быстро заскочив в каюту и захватив свой падд, он направился к "Кварк'с". Заказав две кружки самого крепкого и самого сладкого рактаджино, он переместился за неприметный столик в углу и стал что-то торопливо набирать на падде, дожидаясь, когда принесут его заказ.
Заказ появился перед ним довольно быстро – кружки с характерным звоном опустились на стол, а несколько капель расплескалось от соприкосновения с поверхностью. Когда Освальд поднял голову, чтобы увидеть официанта, не слишком аккуратного обошедшегося с его заказом, он увидел Энн Уильямс.
На усталой физиономии Освальда эмоции отразились довольно слабо, однако мозг всё ещё работал в привычном режиме.
- Уж лучше бы ты кадетом осталась - это у тебя явно лучше получалось! - проворчал он с оттенком недовольства. - Кстати об этом, я тебя вижу здесь каждый раз, как прохожу мимо. Ты вообще когда-нибудь отдыхаешь?
- Не нравится, - ищи другого официанта, - в свойственной ей манере отозвалась девушка, но на этот раз как-то без особого задора, будто бы огрызалась скорее по привычке. Она выглядела не то, чтобы очень усталой, но несколько вымотанной и какой-то потерянной, будто бы в Кварк’с было только ее тело, а мысли - где-то очень далеко отсюда. – Отдых для слабаков, Макдауэлл!
- А я и не хотел тебя, я хотел рактаджино, - фыркнул молодой человек, а после последней фразы он даже слегка скривился. - Ну-ну, посмотрим, сколько ещё ты так протянешь. Можешь сколько угодно говорить, что ты не маки, но они действовали точно так же: очертя голову бросались в бой, не думая ни о том, что будут делать после, ни о том, как их поступки отразятся на окружающих. Когда слышишь про выдающегося кадета, входящего в пять процентов лучших, ожидаешь несколько более... дальновидного поведения. И лучших манер тоже. А ещё не ожидаешь, что эта "гордость Академии" всё бросит и станет официанткой в баре. Это настолько не вяжется с реальностью, что я прямо даже и не знаю... Уильямс, ты выглядишь так, словно тебе тоже не помешает рактаджино, - кадет придвинул ей кружку и кивком указал на стул напротив него. - Желание клиента - закон, так что не возражай.
Энн и не возражала. Она молча присела на предложенный стул, но перед этим быстро обернулась – причем ища взглядом не свое начальство, которое могло заметить, что она отлынивает от работы, а кого-то другого. Потому что таким взглядом на начальство не смотрят.
- Сколько надо – столько и протяну, - буркнула она, разглядывая напиток в своей кружке. – И почему вы все так презрительно относитесь к моей работе – что ты, что Ракар! Меня учили, что всякий труд почетен, а тебя? Или ты вырос на всем готовом с едой из репликатора и любыми благами по щелчку пальцев? Федераты, вы такие разбалованные, - усмехнулась Энн. – Но тебе ведь все равно, кем я работаю и что делаю – ты первый выступал за то, чтобы меня прогнали из Академии. Так неужели теперь недоволен?
- Во-первых, я не говорил, что тебя надо прогнать из Академии, - Освальд устало посмотрел на Энн, всем своим видом как бы вопрошая, в чём ещё она его обвинит, - а во-вторых, меня всё равно не спрашивали, так что не надо тут.
Кадет с сомнением посмотрел на свою кружку рактаджино, словно гадая, не сыпанула ли туда Уильямс слабительного или чего похуже, но потом усмехнулся собственным мыслям и всё-таки сделал глоток.
- Знаешь, про почётность всякого труда обычно как раз говорят те, кого другие обслуживают и кто сам занимается либо какой-то бесполезной ерундой, либо просто очень чистой и комфортной работой. И да, я вырос на всём готовом, с едой из репликатора, транспортерами и прочими прелестями современной цивилизации, как и остальные законопослушные граждане Федерации. Все, а не только привилегированные, как было на старой Земле, по правилам которой люди из ДМЗ предпочитают жить. Можешь считать нас избалованными, но я не считаю, что надо заставлять людей подавать напитки, когда есть репликаторы, транспортеры или, в крайнем случае, роботы и голограммы, которые не хуже с этим справились бы. Разве что, кому-то это действительно нравится, но... - он посмотрел на сидящую напротив девушку и хмыкнул, - что-то мне подсказывает, что это не про тебя. Теперь, когда с этой прелюдией покончено... как так получилось, что ты променяла исследование Вселенной и... какая у тебя была специальность? Ботаника? В общем, всё вот это на "Кварк'с"? И не отмахивайся от меня, как тогда, перед голокомнатой. В Академии нам всем прививали такие качества, как взаимовыручка, чувство локтя, "Один за всех и все за одного" и всё в том же духе, так что... - он развёл руками, давая понять, что просто так теперь не отстанет.
- А я видела другое, - Энн посмотрела на Освальда, чуть склонив голову, и в ее взгляде читалось пусть легкое, но торжество. – Что вам – и тебе, и всем остальным тут – нравится, когда вас обслуживают, таскают вашу еду и грязные стаканы, а еще когда можно прикрикнуть и поторопить… Нет уж, Макдауэлл, я своей работы не стесняюсь, а тебе хорошо бы научиться уважать труд других людей. Заодно, может, подумаешь, почему я вынуждена этим заниматься. Но не волнуйся, это ненадолго – скоро я отсюда свалю, и вы меня больше не увидите. Вы уже дали понять, что эта ваша взаимовыручка и чувство локтя касаются только тех, кого вы считаете своим или кто вам нравится, - девушка вздохнула и провела пальцами по шее. Будто не нащупав чего-то привычного, она быстро убрала руку.
- Нет, не нравится, - спокойно помотал головой Освальд, изобразив лёгкую улыбку, - мне нравятся еда и выпивка здесь, а вовсе не сервис. Не будь тут официантов - я бы приходил сюда точно так же. К тому же, не помню, чтобы я или кто-то из наших... теперь уже моих коллег позволял себе хамство по отношению к персоналу. По крайней мере, на ровном месте, - добавил он, как бы напоминая девушке о том, с чего их общение началось, но потом спохватился. - Подожди-подожди, скоро - это когда? И что вообще происходит? После переворота на Волане II ты так рвалась к нам, хотела влиться в Проект и всё такое. Да, ты была под подозрением, что совсем не удивительно после случившегося, если вспомнить, какую роль сыграл твой отец, но... я не верю, что ты просто так резко передумала! И в вербовку тебя нашей разведкой тоже не верю, потому что тогда ты не торчала бы тут сутками, а давно вернулась домой, так что случилось? Почему ты взяла и всё бросила, а теперь собираешься улетать? Тебе угрожали, или ты заразилась от Ракара ромуланской паранойей? Не думай, что я не заметил, как ты озиралась по сторонам. Как бы то ни было, Звёздный флот так не поступает, это противоречит всему тому, на чём он держится! И да, чувство локтя, поддержка и прочие вещи... никто тебя не делал исключением из правил, надо было только рассказать кому-то, что у тебя трудности, а не ходить с выражением презрения на физиономии и ждать, когда кому-то захочется послушать оскорблений в свой адрес, и он рискнёт спросить, как у тебя дела.
Жесты Уильямс не прошли мимо взгляда кадета, и он на мгновение задумался.
- Потеряла что-то? - всё же спросил он.
- Мне никто не угрожал! – поспешно проговорила Энн, заметно напрягшись. – А ваш Звездный флот… Знаешь, я была о нем лучшего мнения! Что ты, что Квинтилия – вы оба такие наивные, если думаете, что они не могут играть не по правилам и делать… всякие вещи, - к ее щекам прилила кровь, и она сделала паузу, чтобы перевести дух. -  Да, у меня трудности, но, как видишь, я справляюсь. И улечу отсюда сразу же, как только за мной прилетят, и у меня будет, чем заплатить за дорогу домой. Это, знаешь ли, не бесплатно, поэтому я и пошла работать в Кварк’c. И… я ничего не теряла, - ее голос дрогнул. – Я просто кое с чем рассталась, чтобы вернуться домой.
- Да, ты так справляешься, что на тебя смотреть больно, - фыркнул в ответ Освальд, пропустив мимо ушей нападки на Звёздный флот. - Что тебе мешало рассказать о проблемах остальным участникам? Как будто кто-то из нас отказался бы тебе помогать! Ну, точнее, кто-то может и отказался бы, но кто-то бы точно согласился, и не пришлось бы тебе мучиться и расставаться с ценными вещами. Что это, кстати, была за вещь? Ожерелье, бусы или ещё что-то, что девушки на шею вешать любят?
- Медальон, - нехотя призналась Энн и тут же вновь перешла в режим защиты – несложно было представить, как только-только опущенные иголки вновь ощетиниваются. – Я бы никогда не стала ничего у вас просить! Вы меня презираете и считаете маки, вы меня так и не приняли в команду – так почему я должна была вам доверять, а тем более признаваться в своей слабости? И вообще, сейчас это уже неважно: медальон продан, зато я вернусь домой, и это того стоило. Так что хватит болтать – мне пора работать! 
- Я тебя не презираю, - пожал плечами Освальд. - Не слишком доверял раньше, и меня сложно в этом винить, учитывая произошедшее на Волане II, но я тебя не презирал. Но, раз уж ты улетаешь, то я могу не распинаться, пытаясь доказать тебе это, правда ведь?
Сделав ещё один глоток рактаджино, он посмотрел в глаза Энн и, чуть подумав, спросил:
- А кому ты его продала и за сколько? Просто интересно.
- Сейчас мне не надо это доказывать, Макдауэлл, – уже слишком поздно, – усмехнулась Энн. – И я даже не буду предлагать расстаться друзьями или пытаться тебя разубедить в твоих заблуждениях. Так что лучшее, что вы все можете сделать – просто забыть меня.
Она поднялась со своего места и поставила пустую кружку на поднос.
- Продала Бортсу, он предложил полслитка латины, - добавила девушка, немного помедлив. – Я думала, получу больше, но золото ведь практически ничего не стоит. Разве что сама работа – в конце концов, медальону уже пара сотен лет.
- А мы никогда и не были друзьями, Уильямс, - пожал плечами Освальд, - но мы были коллегами хотя бы какое-то время. Этого было бы достаточно, чтобы не оставлять тебя одну в беде. Впрочем, если ты ничегошеньки не усвоила за время учёбы в Академии, то и это мне можно не говорить - я всяко менее убедителен, чем профессора и офицеры. Но я тебя услышал. Будь здорова, Уильямс. Может, ещё пересечёмся до твоего отлёта.
- А я не одна, - загадочно произнесла Энн и чуть заметно улыбнулась. А уже через пару секунд растворилась в суматохе бара, оставив Освальда одного.
Молодой человек хмыкнул и продолжил пить свой рактаджино, периодически поглядывая в сторону бара, словно думал о чём-то важном. После этого он взял падд и попытался сосредоточиться на том, о чём думал до появления Энн, но пришёл к выводу, что обстановка бара вечером не слишком способствует этому.
Допив кофе, он направился в голокомнату, предварительно уведомив бармена, что это всё связано с Проектом, пусть и опосредованно.
Спустя пять минут, голокомната представляла собой вершину знаменитого Голубого грота - одной из природных достопримечательностей Мальты. Солнце заходило за горизонт, лёгкий ветер слегка волновал море внизу, чуть впереди приветливо поджидал шезлонг с небольшим столиком рядом. Чуть подумав, Освальд решил создать иллюзию того, что это рабочее место, а не комната отдыха, поэтому ещё через десять минут рядом находилась модель катера "Анадырь" и стол с компьютерной панелью и несколькими паддами, содержавшими, очевидно, очень важную информацию.
Взяв один из паддов, кадет перебрался в шезлонг и устроился поудобнее.
___________
С Энн


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
06 03 2017, 14:33:42 #518
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, вечер
Реплимат --> Голокомната


Сразу после совещания команд регаты, превратившегося к концу в довольно бурное выяснение обстоятельств, отношений и планов, Акрита быстрым шагом двинулась к Променаду, перепрыгивая через ступеньки на лестнице. В Реплимате она взяла простой, но сытный ужин - судя по всему, работать предстоит допоздна, и энергии должно хватить на воплощение всех грандиозных планов. “Значит, Самрита считает, что это реально...” - улыбнулась андорианка, покачав антеннами. - “Но все-таки, ведь достаточно хоть какому-то из обстоятельств не сложиться - и мы просто не окажемся там рядом!” Она мотнула головой. Думать об этом было не конструктивно. Положив перед собой падд, она задумчиво отхлебнула теплого сладкого чая, пытаясь представить себе все возможные варианты того, как может получиться с их командами, катерами, и вообще.
Последние слова Ракара тоже не выходили у нее из головы, хотя она отчаянно пыталась сосредоточиться на непосредственных своих задачах. Что именно предложил ромуланец? Им всем вместе собраться и пойти к коммандеру? Или чтобы каждый сам мог сделать свой личный выбор и его осуществить? Акрита была готова хоть сейчас поинтересоваться у компьютера, где находится коммандер Планкс, и пойти к нему. Это ее выбор, ее желание, ее отношение к кадету Перим… Она уже встала и повернулась в сторону информационной консоли, когда неожиданная мысль заставила ее снова глубоко задуматься. Ведь что бы они не делали - и она, и Ракар, и все остальные - настоящий выбор, решение должны быть за самой Квинтилией. Андорианка не знала, какие связи и мотивы связывают ромуланца с Перим, и если он принимает такое активное участие в ее судьбе, то наверняка на это есть причины, может, он знает о ней что-то, что неизвестно другим. Но что касается Акриты, явно посторонней персоны, то не стоит ли ей подождать до завтра, когда Квинтилия сделает свой выбор? Ей дали время, это ее право решить свою судьбу. Возможно, ни о чем просить никого не придется - мало ли, как сложится все.
"Но если что - я пойду к коммандеру Планксу," - решила про себя андорианка.

Через пятнадцать минут она уже снова стояла у дверей голокомнаты, забронированной на это время. Сейчас нужно в ударном режиме успеть как можно больше: составить программу с разными вариантами модификаций и сценариями полета, так, чтобы выявить все возможности, опасности, шансы, преимущества и недостатки маневра. Не теряя драгоценных секунд, она загрузила все свои расчеты и наработки и приступила к делу.
Когда до конца выделенного времени оставалось меньше получаса, Акрита откинулась в кресле пилота голографического "Анадыря" и прикрыла глаза на секунду, соображая, что еще она могла забыть. После того, как уточнятся технические характеристики кораблей, симуляции станут более конкретными. Но уже сейчас их можно использовать. "Интересно, чего касалось то первое задание проекта, касающееся модификаций катера? Надо уточнить."
Андорианка на всякий случай отправила сообщение Самрите, что симулятор маневра практически готов. Потом они смогут потестировать его все вместе, сейчас наверняка у всех еще полно работы по своей части общего дела…
И тут внезапная мысль заставила Акриту подпрыгнуть в кресле. Модификации катера - это ведь возможность для проявления личной инициативы, собственных идей! То, что как-то не успевалось и не складывалось у нее в Академии. Еще с первых курсов она придумывала и разрабатывала навигационную систему дополненной реальности, с интерфейсом в виде очков; принимая и визуализируя данные сенсоров, совмещая их с результатами расчета компьютера, они позволяют видеть в окружающем пространстве линии траекторий корабля, объектов вокруг, расстояния, опасные места, накладывая все это на то, что видно обычным взглядом. Да, по таким линиям и пересечениям не всегда можно определить точные параметры нужного импульса или угла, но их рассчитать сможет компьютер, а вот быстро оценивать общую ситуацию, увидеть опасность, принять решение… Когда Акрита в свободное время развлекалась, проходя (в голографической симуляции, конечно) сложные навигационные трассы маневрирования в переменном гравитационном поле со встречным астероидным роем, она написала программу таких очков. Даже настроила под себя, раскрасила линии в разные цвета, подобрала нужную чувствительность сенсоров, чтобы выдавалось предупреждение о сложных моментах траектории. И даже взяла с собой эту программу - но, естественно, оставила в каюте.
Поэтому, когда кончилось время в голокомнате, отведенное на "допиливание" деталей маневра, она все сохранила, переписала на падд и почти бегом направилась в Стыковочное кольцо. Ночь обещала быть необыкновенно интересной!


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
06 03 2017, 14:48:31 #519
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., вечер
разные локации


День почти подходил к концу. Это был сложный день. Одна проблема, волновавшая федеральных кадетов была решена, судьба проекта все еще оставалась неизвестной,  Квинтилия собиралась улетать на Бетазед и он терял ее навсегда. У него оставались лишь несколько воспоминаний, из тех, что самые ценные. Но она еще не улетела, и все еще вовсе не кончено. Еще были шансы все вернуть.
 И думать следовало о текущем моменте и текущей задаче.  Некоторое время Ракар вместе со своей командой моделировал корабль для регаты в голокомнате, а потом взял небольшой перерыв. Была еще одна вещь, которую он должен был сделать  – интервью федеральной журналистке, и тема, на которую она хотела поговорить – была очень скользкой. Ракар стоял перед зеркалом и приводил свою форму в идеальный с эстетической точки зрения вид.
Кристаль Харт была не просто журналисткой. Кристаль Харт была в высшей степени профессионалом, провокатором, мастером скандального шоу, мастером в преподнесении информации. Она была интересным и достойным противником, умело оценивала настоящую суть вещей, мастерски манипулируя ими для достижения собственной цели. Достойный противник, предоставляющий равное состязание ума, череду взаимных выпадов и уворотов, попаданий в цель, побед и поражений. Она уже обыграла его пару раз, и он не смог увернуться. Но ей все еще нужна была от него информация, и только это служило поводом ее интереса к нему. Он перестанет быть интересен, как только она узнает все, что хочет. Однако ничуть подобного, где-то в глубине души Ракару льстило подобное внимание и нахождение в центре событий, ему на самом деле нравилась эта тонкая политическая игра и балансирование на острие, но информации Кристаль Харт не получит. Ничего из того, что не должно было быть высказано для этого федерального шоу. Только то, имело право быть сказано, и то, что развлечет эту очень своеобразную федеральную женщину. Ракар улыбнулся сам себе в зеркало, одернул форму в последний раз и вышел в коридор. Через несколько минут, стоя у дверей ее каюты, ромуланец нажал на кнопку звонка.
- Мистер Ракар!
Дверь перед ромуланцем открылась почти сразу, будто бы журналистка стояла прямо за ней, прислушивалась к шагам в коридоре и ждала его появления. Или следила за ним, что было бы проще и эффективнее.
 Кристаль Харт выглядела немного по-другому, нежели днем во время пикета – как и всегда, она меняла образ несколькими штрихами, чтобы соответствовать случаю. Сейчас она была все в том же строгом платье, идеально сидящем по фигуре, но волосы были собраны уже не в гладкий пучок, а небрежно лежали по плечам. В макияже тоже появилось что-то более расслабленное и мягкое… Но только не во взгляде. И огонек камеры все так же светил около ее глаза.
Она широко улыбнулась ромуланцу и сделала шаг в сторону:
- Я рада, что вы пришли, а то мне уже показалось, что вы меня испугались. Зайдете?
- Мисс Харт, - с улыбкой поклонился ромуланец журналистке. Он уже успел отметить скорость ее реакции, мгновенное появление у двери каюты, оценить форму одежды и прически, проведя взглядом от кончиков туфель до камеры и очень внимательно посмотрел в глаза. Холодность ромуланского взгляда сменилась добродушием, затем удивлением, затем внимательной заинтересованностью.
- Хм, - весело ответил Ракар, - испуганный ромуланский военный – это почти как спокойный и уравновешенный клингон, то есть явление невероятное. Впрочем, - Ракар не отводил взгляда от ее глаз, - я обещал вам интервью вчера днем, ужин и беседу о политике. А вы обещали пойти со мной, куда бы я ни позвал. И теперь я намереваюсь сделать ваш вечер приятным и веселым. Если вам нужно время, чтобы собраться – я зайду и подожду вас, но, - ромуланец кивнул на включенную камеру, - я так понимаю, что вы уже во всеоружии?
Он улыбался, и одновременно чувствовал себя перед камерой не слишком комфортно, не говоря уже о самой позиции интервьюируемого профессиональным федеральным создателем скандальных шоу. И тем не менее это был серьезный вызов и ромуланец ощутил удовольствие от начала процесса этого противостояния.
- Вас это смущает? – женщина слегка коснулась рукой камеры. – Если вам неудобно, я могу ее выключить, но тогда ваше интервью не будет таким полным и интересным, а вы ведь этого не хотите?
- Вовсе нет, - усмехнулся Ракар, - не сомневаюсь, что вашим зрителям будет интересно узнать о ромуланском понимании демократии, и … обо всем ином. Кто я такой – чтобы противостоять взаимопониманию между народами? Тем более что я здесь именно с этой целью – контакта между нами. И вы совсем ничего не знаете обо мне, это упущение, верно? Снимайте все, что захотите, мисс Харт. Надеюсь, ваш репортаж будет познавательным для вашей аудитории.
Ракар отступил на шаг назад, приглашая журналистку пойти с ним. Самым сложным было расслабиться, она была слишком внимательной и интерпретировала безошибочно любой его взгляд. Она стала бы незаменимым сотрудником внутреннего подразделения Тал Шиар.
- Значит, у нас с вами одна цель, - довольно улыбнулась Кристаль и прошла вслед за Ракаром. – Итак, чем вы удивите меня этим вечером?
- Жаль, что на станции нет ромуланского ресторана, мисс Харт, вы могли бы оценить. Этот стиль, дизайн, атмосферу, - сказал Ракар с оттенком ностальгии и тоски, - я позвал бы вас туда, вам могло бы понравиться. Но, увы. Кварк’с может заменить это частично, но нигде здесь нельзя почувствовать себя максимально приближенно. Поэтому, мы поступим оригинальнее и противоположным образом. Мы пойдем в клингонский. Я заметил, что вы не испытываете отвращения к их предпочтениям. И наше с вами появление там будет первым в истории, которому нет аналогов. Разумеется, если вы не возражаете, - Ракар с интересом посмотрел на журналистку, повернувшись к ней.
- Это будет занятно! – рассмеялась Кристаль и с любопытством посмотрела на Ракара. – Вот бы не подумала, что вы можете любить клингонскую кухню. Какие еще стереотипы о ромуланцах вы сегодня разрушите?

***

Появление ромуланского военного и федеральной журналистки в клингонском ресторане на Променаде произвело неоднозначное впечатление на огромного клингона-официанта в белых одеждах. Несколько секунд между клингоном и ромуланским уланом был поединок взглядов, не обошедшийся без клингонского рыка, наверняка означающего, что Ракар был одним из последних, кого здесь хотели видеть. Но журналистка явно нравилась клингону, и можно было судить даже об уважении, порожденном, наверняка, ее умелым обращением с рахтом на кадетском фуршете. Клингонский официант стерпел присутствие ромуланца, хоть и не без тени недовольства, и теперь стоял перед их столиком в ожидании заказа.
- Кровавый пирог, 2 бокала клингонского мартини, один рактаджино, - сказал Ракар  и посмотрел на Кристаль. Ему было интересно, действительно ли та может есть все что угодно из клингонского меню, или на том фуршете это тоже была часть ее работы.
Кристаль с энтузиазмом кивнула на заказ Ракара – впрочем, сейчас она тоже была на работе, поэтому невозможно было понять, действительно ли она так любила клингонскую кухню или просто играла роль. Когда официант ушел, она откинулась на спинку стула и взглянула на ромуланца из-под приопущенных ресниц.
- Вчера в лазарете вы выглядели напряженным и встревоженным, - мягко начала она, - но сегодня я этого не вижу. Могу ли я предполагать, что все ваши проблемы решились? Мистера Лайтмана спасли от кардассианцев, ваш пикет произвел впечатление на жителей станции, ваш друг в лазарете… Кстати, как она? – нахмурилась Кристаль.   
Некоторое время тому назад Ракару наконец удалось справиться с собой и придти в совершенно рабочее настроение и состояние, в котором он одновременно наслаждался процессом, был искренним в дозволенных пределах и контролировал большинство своих проявлений, не упуская ни одной мелочи в поведении собеседника. Он с удовольствием наблюдал за Кристаль Харт, которая не заказала здесь ничего персонально для себя, полагаясь на его выбор. Ее камера у глаза светилась красным огоньком, и Ракар подумал, что на камеру смотреть не следует, это будет выглядеть смешно и непрофессионально. Поэтому он смотрел только в глаза, стараясь понять и предвосхитить намерения этой женщины.
- Вчера я был ранен, сегодня я здоров, мисс Харт, но не все проблемы проекта еще решены. К примеру, нет еще решения о том, будет он продолжаться или нет, - сказал Ракар, - а значит, будет ли продолжена моя миссия здесь. Будет очень неправильно, если закончится этот диалог между нашими народами. Потому что если не оглядываться на Доминионскую войну, и прочие наши совместные  вещи, в которых мы, Ромуланская Империя,  всегда выполняли свои обязательства – это первый по-настоящему значимый для дальнейшего будущего – проект. Пикет был хорош, - усмехнулся Ракар, посмотрев на секунду в стол, как бы вспоминая, и снова вернул взгляд на Кристаль, - но похоже, вас интересует мисс Перим. Она все еще в лазарете, и это все, что я могу сказать об этом.
В этот момент большой клингонский официант принес заказ, поставил по центру пирог, один бокал мартини напротив Кристаль, второй напротив Ракара.
Ромуланец с улыбкой опустил взгляд, выстрелил свой нож из рукава и разрезал им пирог на 6 равных частей.
- Здесь немного не хватает романтики, мисс Харт, - сказал он, - но по крайней мере это несколько символично – человек и ромуланец в клингонском ресторане. Мне кажется, что такое первый раз случается в этой реальности, не правда ли это ценно? – он поднял свой бокал, - может стоит за это выпить?
Кристаль тоже подняла свой бокал в салюте:
- И за то, чтобы ваша миссия здесь не заканчивалась, - улыбнулась она и пригубила напиток – или лишь слегка намочила губы. А затем хитро посмотрела на ромуланца поверх бокала: - Меня интересует не столько мисс Перим, сколько судьба вашего проекта. Но все так связано, что никогда не угадаешь, откуда ждать новостей. Но вы ведь хотели поговорить не об этом, не так ли?
Внимательно наблюдая за Кисталь Харт, Ракар тоже лишь слегка попробовал клингонский мартини и поставил бокал на стол. Мисс Харт была на работе, и никакие стандартные уловки не были способны сбить ее с толку. И в любом случае – ее репортаж будет очень ценен для той работы, которую должен был сделать он. Так казалось, и так должно было стать. Тем не менее, прямо сейчас у ромуланца родилась идея как он может развлечь эту федеральную женщину, лично ее, и одновременно достичь при этом еще пару целей. Это выходило за пределы его обязанностей, но проведение некоторых аналогий и примеров – должно было стать именно таким.
Тема о Перим ее наконец перестала по-настоящему интересовать, или же она получила информацию о вчерашнем происшествии из других источников и потеряла к этому интерес. В любом случае – это избавляло его от необходимости изворачиваться, и было несомненным плюсом.
- Вы правы, не об этом, - сказал ромуланец, не отрывая от журналистки взгляда, краем сознания отмечая этот очень профессиональный поворот перевода мотивации и желания поговорить. Ракар положил ладони на стол, сцепив их, и продолжил:
- Знаете, на этой станции с любым старшим персоналом получается только один вариант диалога – он называется монолог. Почти никто из них не выражает собственного мнения, все только задают вопросы и высказывают вердикты, пока не попросишь у них явно совета или ответа на вопросы. Я понимаю, что именно так должны вести себя любые руководящие офицеры, но с вами – мне хотелось бы именно диалога, а не этого одностороннего монолога, в котором нет ценности для нас обоих. То есть, я хотел бы обратной связи и равной дискуссии. Вчера в лазарете вы интересовались понятием о свободе слова на Ромуле, сравнивали с Федерацией, собирались быть увлечены этим. Если сегодня вы не передумали – я с удовольствием расскажу вам об этом.
___________
с Кристаль Харт


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 03 2017, 14:50:09 #520
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., вечер
разные локации

- Вы хотите услышать мое мнение? – Кристаль выглядела немного удивленной и даже сбитой с толку. Но уже через мгновение она вновь широко улыбалась. – Ну что ж, вы сможете его услышать. Свобода слова меня, как журналиста, и впрямь интересует. Расскажите, как у вас с этим на Ромуле? Вы дали мне понять, что можете говорить только утвержденную и одобренную информацию… То есть, каждое ваше слово и действие, произнесенное в Федерации, должно быть согласовано? – женщина прищурилась. – А как же ваше личное мнение?
- Да, мисс Харт, ваше мнение, именно так, - кивнул Ракар, - свобода слова – понятие очень не тривиальное. – Ромуланец перестал улыбаться, став совершенно серьезным и деловым. – Вы меня немного не поняли вчера о согласовании и одобрении, но вот что… для начала – во избежание рассогласованности понятий – что вы, в Федерации, понимаете под свободой слова? Скажите мне, и тогда мы сможем  обсудить это более предметно и более понятно в ваших терминах.
- Например, когда ответ на мой вопрос вы не должны согласовывать со своим руководством, - журналистка покрутила бокал в руке. – И когда можете открыто говорить то, что думаете, не опасаясь последствий. Если я поняла вас неправильно – объясните! Настолько открыто, насколько можете.
Ракар, внимательно наблюдавший за журналисткой, как то особенно многозначительно усмехнулся и на мгновение опустил взгляд.
- Хорошо, - сказал он, снова глядя в глаза Кристаль Харт, - видимо на самом деле наши с вами понятия не слишком отличаются. Тогда вы поймете. Все это хорошо – открыто говорить все, что думаешь, не заботится о последствиях, беспечно и не задумываясь ни о чем. – Ракар прищурился, - но что если вы знаете чью-то личную тайну, и возможно не одну и не одного человека, разве вы кричите об этом на каждом перекрестке или рассказываете каждому первому встречному? А что если вы один из тех, кто имеет доступ к государственным тайнам и передовым исследованиям, предназначенным только для вашего государства? Как в первом случае так и во втором – имеются ограничения на свободу выдачи информации. Как в первом случае так и во втором – имеются риски навредить не только одной из сторон, но также и всеобщим отношениям. И я уверен, что среди ваших федеральных граждан – все почти также. У каждого есть свои секреты, у каждого есть то, что принадлежит только ему. А еще есть понятие доверия, которого всегда трудно достичь. И сегодняшний наш с вами пример – на пикете в защиту Лайтмана. Я использовал в высшей степени свободу слова, высказав в какой-то мере кардассианскую точку зрения, которая так вас удивила. Что же это было? Неужели принцип этой свободы мог навредить этому кадету?
Ракар на минуту прервался, ожидая реакции Кристаль, с удовольствием наблюдая за ней.
- Моя работа – узнавать чужие секреты, мистер Ракар, - усмехнулась Кристаль. – И чем больше от меня скрывают, тем больше мне хочется узнать. Например, я хотела узнать у вас, что произошло на Волане II – но сказать вашу позицию вы смогли только после утверждения вашим руководством. Так что же я тогда услышу – хорошо отфильтрованную информацию? Пропаганду? Частичную правду? Нет, мистер Ракар, мне нужна не официальная позиция Ромуланской империи по этому и другим вопросам – иначе бы я обратилась в посольство, - а ваши личные впечатления, воспоминания и мысли, не прошедшие цензуру вашего государства, - губы женщины вновь расплылись в улыбке, а сама она вернулась к клингонскому блюду.
- В некотором роде ваша работа похожа на мою, - сказал Ракар чуть согнувшись, весело улыбаясь, - но на самом деле не каждый хочет выдать на общее обозрение то внутреннее, что он хранит. Мы, на Ромуле – защищаем себя. С вашей точки зрения это может выглядеть несколько чрезмерно, но мы считаем, что быть по настоящему свободным и защищенным можно только в случае соблюдения различных правил неразглашения. Но есть еще одна сторона так называемой свободы слова, мисс Харт, - здесь Ракар сделал паузу и снова изучающе вгляделся в Кристаль, - это свобода выдавать ложь за правду, прикрываясь правом говорить, писать и создавать все что вздумается, не взирая на настоящее положение дел. Вот то, за чем особенно пристально мы следим на Ромуле, вот то, что мы стараемся не допускать ни при каких обстоятельствах. И это то, что я хочу показать вам сейчас. Плод чьей то свободы слова и чьей то фантазии. Как иллюстрация к тому, что я сейчас сказал. Впрочем – я не исключаю, что вам это понравится. Но для этого нужно пойти в голокомнаты Кварк’с, и я помню что вы были готовы пойти со мной куда бы я ни позвал. Это все еще в силе?- Ракар снова очень заинтересованно посмотрел на журналистку.
- В голокомнату? – рассмеялась Кристаль. – Еще немного, и я решу, что у нас с вами свидание, мистер Ракар. Но вы меня заинтриговали. Удивите меня тем, как голопрограмма нарушает ваше представление о свободе слова! – она отодвинула в сторону тарелку с остатками еды.
- О… - Ракар выглядел довольным и произведшим нужное впечатление. – Не могу даже предположить, что вы решите после того, что теперь увидите, - сказал он, поднимаясь.
 
*** 
В Кварк'с, к невероятной радости ференгийского официанта, Ракар заказал давно разрекламированную ему программу, назвав пароль на 7-ми процентную скидку, звучащий весьма подозрительно – «50 оттенков зеленого», и через пару минут они с Кристаль Харт стояли на пороге голокомнаты. Ракар уже загрузил и активировал кристалл данных и теперь интригующим взглядом смотрел на Кристаль.
- Итак, вы готовы? – спросил он.
Судя по лукавой улыбке Кристаль, она то ли была уже знакома с этой программой, то ли догадывалась, о чем она может быть, то ли просто предвкушала нечто интересное.
- Давайте, мистер Ракар, удивите меня! А заодно мы посмотрим, в чем же наши взгляды сходятся, а в чем – нет. 
Ромуланец, не отрывая взгляда от глаз Кристаль Харт, нажал кнопку на панели возле дверей голокомнаты. Двери разъехались в стороны, и он вошел туда первым. Того, что здесь будет, он еще не видел, но ференги в тот раз в нескольких словах однозначно объяснил суть. И действительно, ференги не соврал.
Это было некоторое подобие одной из комнат в подвалах Тал Шиар. Ракар окинул быстрым взглядом интерьер и происходящее действие. О том, что перед ними ромуланская майор – можно было лишь догадываться, потому что на ней не было ни нашивок, ни формы. Точнее форма была, но совсем иного рода, состоящая и впрямь из одних только ремней. Вулканка, которую по сценарию здесь допрашивали – и впрямь совершенно не сдерживала своих эмоций. И Ракар заметил, что и вулканка и ромуланка действительно очень красивы, изящные линии их фигур, острые кончики ушей - притягивали внимание. Они и правда производили нужный, задуманный авторами программы эффект.
Допрос проходил не по уставу. Очень далеко не по уставу. Точнее говоря, здесь на самом деле происходило совсем не то, что обычно называют допросом. В лице вулканки не было того выражения, которое обычно свойственно пленникам. Это выражение было совсем иным. Да и майор была очень далека от обычной положенной бесстрастности.
Стул, на который обычно сажали пленника – был пуст и не существенен. Они занимали стол, за которым положено было сидеть руководителю допроса. И вулканка  была связана.
Ракар пошел по кругу камеры, обходя вокруг этих двух женщин, рассматривая тонкие детали голограммы. Он с улыбкой обернулся к Кристаль, интересуясь, не шокирована ли она, случайно, не сошла ли с ее лица та ее лукавая улыбка. Ему было неизвестно, чего она на самом деле ожидала.
Тем временем, две голографические женщины тоже заинтересованно обернулись к вошедшим.
- Продолжайте, не обращайте на нас внимания, - кивнула Кристаль голограммам, а сама прошла к стулу для допросов, который сейчас был свободен.
Журналистка совсем не выглядела смущенной, она очевидно наслаждалась происходящим. Впрочем, на саму голопрограмму она обращала куда меньше внимания, чем на Ракара.
- Новое дополнение? Мне кажется, я уже видела какие-то предыдущие выпуски, - заметила Кристаль, склонив голову набок и с любопытством разглядывая девушек и окружающий их антураж. – Значит, вы предпочитаете отдыхать здесь? Ну что же, не самый плохой выбор, - оценила женщина, продолжая с интересом смотреть на ромуланца. Она догадывалась, что он привел ее сюда не только для того, чтобы поделиться любопытной находкой. 
Ракар был немного удивлен реакцией федеральной журналистки, хотя удивляться не следовало. Кристаль Харт была истинным профессионалом, которую невозможно было сбить с принятого направления исследования и действия.
Жестко взглянув на голограмму майора, которая кидала на Ракара и Кристаль весьма недвусмысленные взгляды, ромуланец показал ей знак «не вмешиваться» и подошел к Кристаль, глядя на нее с неопределенным выражением задумчивого изучения. Чуть было не спросил ее, не желает ли она присесть на этот стул, но воздержался, скрестил руки на груди.
- Значит, у вас здесь это распространено… - сказал Ракар наконец, после нескольких секунд паузы. – А я увидел впервые. Несколько дней тому назад официант Кварк’с пытался меня сюда заманить, и я все размышлял, стоит ли возмущаться подобным изображением Ромула, или стоит не обращать внимания.
Ракар на секунду опустил глаза:
- Нет, мисс Харт, это не место моего отдыха, это попытка иллюстрации побочных эффектов так называемой свободы слова. Потому что вот это, - Ракар неопределенно повел рукой, показывая окружающее, - на самом деле в Тал Шиар невозможно.
В этот момент ромуланская майор подошла к Ракару сзади и положила руку на его плечо. Она попыталась его обнять, прошептав в ухо приглашение присоединиться. Улан поспешно, но аккуратно отодвинул от себя голограмму, потребовав не мешать ему.
- На самом деле, я хотел показать вам, что бывает с теми, кто вот так не по назначению использует служебное помещение, даже если предположить хоть на мгновение, что такое возможно в таком месте как это. А также сказать о том, что у нас, ромуланцев – не бывает подобных фантазий о федератах, я даже не могу предположить, чтобы хоть одного адмирала Звездного флота представили в такой роли, в какой сейчас находится эта майор.
Кристаль внимательно выслушала Ракара, лишь изредка переводя взгляд на ромуланского майора, а зачем рассмеялась – и сейчас никто бы не смог заподозрить в ее смехе хоть грамм неискренности.
_________
с Кристаль Харт


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 03 2017, 14:50:59 #521
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., вечер
голокомнаты

- Художественных произведений на Ромуле тоже не бывает, мистер Ракар? – сквозь смех проговорила журналистка. – Вы бы весьма позабавили автора этой программы, сказав ему о фактологических несовпадениях!
Кристаль подозвала вулканку и попросила ту сделать ей массаж шеи, а сама продолжила:
- Итак, вы говорите, что все это не соответствует реальности? – на этот раз журналистка сдержала смех и звучала как обычно – профессионально и собранно. – И вы всерьез полагает, что кто-то может подумать, что цель этой программы – показать правду о Тал Шиар? 
Ракар внезапно подумал, что Кристаль до сих пор снимает все происходящее на камеру, и по его спине пополз холодок.  Если это все увидит Квинтилия, это будет навсегда и кардинально непоправимо. Даже не смотря на тот смысл, который он во все это вложил.
Тем не менее, Кристаль Харт веселилась и ей нравилось. И достигнута была хотя бы одна цель – федеральная журналистка довольна, развлечена и не спрашивает его больше о Перим.
Ракар рассмеялся в ответ, затем подошел к вулканке и разрезал ремни на ее связанных руках, чтобы та со всем старанием и качеством сумела выполнить просьбу Кристаль. Он сам все еще продолжал довольно посмеиваться, наблюдая, как та приступила к массажу шеи журналистки, постепенно переходя к ее плечам и лопаткам.
- Вам будет гораздо лучше от массажа, если вы избавитесь от одежды, - сказала вулканка, а ромуланец продолжил, игнорируя голографические действия:
- Мисс Харт, я все понимаю, - сказал Ракар, - всякое бывает. Но суть в том, что это похоже на одно из помещений Тал Шиар, правда цветовой оттенок стен – не совсем похож на оригинал. И меня немного задевает, что здесь использовали ромуланскую майора, а это ложь в сторону нашего офицера. Но зато я доволен, что вам нравится и вы понимаете, что к Ромулу происходящее здесь нисколько не относится.
- Я полагаю, вулканцы бы также заявили, что это ложь в сторону их… Вот здесь посильнее, пожалуйста, - это уже предназначалось вулканке, прорабатывающей мышцу плеча. – Их постулатов логики. Но едва ли создатель этой голопрограммы настолько хорошо знаком с застенками Тал Шиара, чтобы воссоздать все с детальной точностью. Вы бы, конечно, могли это исправить… Тогда мы потеряем этих двух красоток и получим более точное и правильное представление о том, что происходит на Ромуле. Только не будет ли это нарушением какой-нибудь очередной государственной тайны? – широко улыбнулась Кристаль. – Это уже не будет так невинно, как чьи-то фантазии у двух симпатичных девушках в соблазнительной одежде к антураже из цепей и плеток.
- О, как максимум – мы заявили бы протест тому, кто это написал и кто это распространяет. Присутствие его на Ромуле, а тем более в застенках – совершенно никому не нужно. Мы же не кардассианцы, которые по любому поводу готовы затащить к себе на Кардассию любого, и там осудить. Так что не думайте о нас так плохо, мисс Харт, - сказал Ракар, продолжая наблюдать как вулканка разминает плечи и спину Кристаль, опускаясь все ниже, и снова возвращаясь к особенно чувствительным точкам. На секунду ему самому захотелось того же, но он пропустил мимо это свое желание.
- Поэтому никто не пострадает. А до этого момента – я собирался сыграть роль ромуланского сенатора, отправляющего майора в шахты Рема, а вулканку – обратно на Вулкан. Но.. вы, мисс Харт, прямо сейчас убедили меня, что это и впрямь невинная фантазия. Пожалуй, вмешиваться в пространство чужих невинных фантазий – не очень благодарная вещь. Поэтому я оставлю все как есть.
Ракар прищурился, глядя на Кристаль.
- Вы уже подготовили свое изменение в голопрограмму? – заинтересованно спросила Кристаль и жестом приказала вулканке завершать с массажем. – Я бы посмотрела на вас в качестве ромуланского сенатора – думаю, так эту программу еще никто не интерпретировал!
Ракар с улыбкой кивнул.
- Пока нет, но мне обещали высокую степень интерактивности и многовариантность, я задумал свой вариант. Сейчас покажу, он должен сработать.
Вулканка, повинуясь жесту Кристаль отступила на шаг. Ракар вызвал арку и ввел несколько команд в консоль. Убрав арку, Ракар посмотрел вверх и скомандовал:
- Компьютер, форма одежды сенатора Ромула, представителя Тал Шиар, для заседаний, тип 3, ромуланский дизраптор.
Внешний вид ромуланца преобразился, теперь он был в накидке специфического ромуланского покроя, с характерными для сената темносиними и серыми цветами. В руке он держал дизраптор.
Бросив взгляд на Кристаль, он кивнул ей, сообщая что теперь можно смотреть на действие, затем повел дизраптором в сторону ромуланки.
- Майор, бросить на пол все, что держите в руках. К стене! – и когда ромуланка повиновалась, он продолжил: - За дискредитацию образа и долга военного офицера вы понижены в звании и приговариваетесь к двум годам в шахтах Рема. За безупречное поведение там – в последствии вы сможете быть восстановлены на службе на Ромуле. Вы, - повернулся он к вулканке, не сводя дизраптора с ромуланки, - освобождены и можете вернуться на Вулкан.
Устроив короткую, но многозначительную паузу, Ракар дополнил:
- Но, если пожелаете, то можете остаться, - сказал он чуть мягче, - о вас позаботятся в течение этих двух лет.
Ракар опустил дизраптор и завершил программу. Только тогда, когда стены голокомнаты вновь стали неактивированной сеткой голографических излучателей, он сменил серьезное выражение своего лица и улыбнулся федеральной журналистке.
- Вот такое завершение… мэм. Мне немного жаль майора, но это реальное развитие событий, если бы данный голографический сюжет имел место быть в реальности. Как по вашему, разрушились еще пара стереотипов?
Кристаль встала со своего места и с энтузиазмом зааплодировала, когда сюжет завершился.
- Какое благородство! – с восторгом произнесла она. – Мне кажется, вам стоит написать пару голопрограмм, рассказывающих правду о Ромуле. Правда, мы никогда не узнаем, правда это или пропаганда, - журналистка нахмурилась, точно эта новая мысль ее смутила, - но это и неважно. Ведь никто не приходит в подобную программу, чтобы узнать правду, не так ли? – она подмигнула ромуланцу.
Ракар внимательно рассматривал выражение лица Кристаль, смену ее эмоций, пытаясь определить где есть искренность, где она говорит правду, где использует сарказм и подтекст. Она была несомненно интересной и опасной личностью, частью Федерации, весьма действенной ее частью.
- Голограммы – это всего лишь игры, - сказал улан, - реальность куда лучше покажет настоящую суть нас, вас, кого угодно еще. Суть в том, что мы делаем здесь, сейчас, в будущем, какие обязательства исполняем и как себя ведем, вне зависимости от того, что наши разумы по большей части чужды друг другу, и различен образ мысли. Правду мы узнаем в реальности, а не при помощи фотонов, силовых полей и искусственно запрограммированного поведения. Однако, мне жаль, мисс Харт, что вы не были на моей презентации Ромула. Все что там было – это настоящие проекции с моей планеты, и все они прекрасны. Если у вас когда-нибудь возникнет желание их посмотреть – они в общем доступе в базе данных проекта. Я с удовольствием проведу для вас такую экскурсию, по огненному каскаду Гата, или ромуланскому Сенату. И в тот момент – не нужно будет портить себе впечатление разговорами о том, что разделяет наши народы. Однако, если у вас будет такое желание – это лучше перенести на другой раз. Сегодняшняя программа была несколько насыщенной, вы не находите?
Ракар немного грустно улыбнулся, собираясь завершать то, что изначально называлось «интервью».
- Я посмотрю на ваш Ромул, - отозвалась журналистка. – Вы заинтересовали меня, мистер Ракар, и теперь я бы хотела посмотреть на то, каким вы представили Ромул своим коллегам по проекту. Полагаю, там обошлось без застенок Тал Шиара и сенаторов? Все равно, это будет весьма любопытно, - она улыбнулась. – Благодарю вас за это приятное развлечение. Вы оставили еще больше вопросов, чем их было до нашей встречи, но так только интереснее.
- Именно, без застенок, без сенаторов, и даже без военных кораблей. По моему мнению – в галактике нет места красивее, чем Ромул. И некоторую часть этого прекрасного я показал.
Ракар отвел взгляд, посмотрев сторону, но все же решил сказать то, что собирался:
-  Мисс Харт, пожалуй, помимо всего прочего – я благодарен вам за эту беседу. Я попросил вас об обратной связи и собственном мнении, и вы сделали это. Я благодарен за честность и мнение вашей стороны. Это было … интересно. Разрешите проводить вас до каюты?
- Как пожелаете, - улыбнулась Кристаль и направилась к выходу.
____________
с Кристаль Харт


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 03 2017, 14:57:47 #522
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., поздний вечер
Каюта Иламы Толан


Джарин, одетый в тот же самый гражданский костюм, в котором был вчера в "Кварк'с" (а может это был точно такой же, но другой - кто знает...), появился на пороге каюты Иламы ровно в назначенную минуту. В руках он держал непрозрачный пакет, содержимое которого должно было оставаться тайной для любопытных глаз, которых даже в столь поздний час хватало на станции. Всю дорогу лицо кардассианца не выражало никаких эмоций, не считая едва заметного желания как можно скорее оказаться в пункте назначения, но теперь, стоя перед дверью, он изобразил на лице довольную улыбку, а его глаза стали выражать нетерпение. Ещё раз удостоверившись, что рядом нет посторонних, дипломат позвонил.
За дверью послышались быстрые шаги, но затем еще пару секунд ничего не происходило – то ли Толан сделала паузу, чтобы собраться с мыслями, то ли посчитала, что не стоит показывать свое нетерпеливое волнение. Или быстро поправляла прическу.
Наконец дверь перед Джарином разъехалась, явив ему мягкий полумрак каюты – и саму ее хозяйку, в которой с трудом можно было узнать строгого координатора проекта «Альфа» и преподавателя Военной Академии. Это все еще была Илама Толан, но совсем другая, непривычная – с уложенными в сложную высокую прическу волосами, заметным макияжем и в том самом вечернем зеленом платье, которое она зачем-то привезла на станцию и не вынимала из шкафа с первого дня своего прилета. Оно тяжелыми мягкими складками спадало почти до самого пола, а плотная ткань отливала в оранжевом свете ламп, как змеиная кожа. В отличие от жесткой военной формы, в этом платье с открытыми плечами и глубоким вырезом Толан смотрелась совершенно по-новому – нежнее, мягче и как-то незащищеннее, и было заметно, что она сама еще не привыкла к этому новому ощущению.
- Я ждала тебя, - она улыбнулась Джарину и чуть склонила голову набок. Но затем, когда она выглянула в коридор, чтобы убедиться, что их никто не видит, на лицо вернулось привычное напряженное выражение.
- Вижу, - ответил он, рассматривая Иламу с нескрываемым восхищением. - Не волнуйся, там никого нет. Никто больше не увидит такую красоту. По крайней мере, сегодня.
Пройдя в каюту, мужчина ловко вытащил из пакета бутылку и протянул хозяйке.
- Тебе, кажется, понравился вчерашний канар. Так вот он был просто хорош, а это - совершенно уникальная бутылка. Не сомневаюсь, что его ты запомнишь надолго, - он улыбнулся.
- Я не боюсь, что нас увидят, - смущенно произнесла Толан, - но будет лучше, если мы пока оставим это в секрете.
Женщина с благодарностью приняла подарок и отнесла бутылку к столу около обзорного окна. Пройдя внутрь, Джарин заметил, что Илама потратила некоторое время на подготовку: на столе стояли хорошо знакомые ему кардассианские деликатесы – а также фрукты, которые никак бы не могли вырасти на Кардассии. Свечи бросали неровные тени на стены и столешницу, а температуру помещения можно было назвать почти комфортной.
Привычным движением разлив канар по стаканам, женщина обернулась к дипломату и протянула ему напиток:
- Давай сегодня мы не будем говорить о наших делах и работе, - прошептала Толан, подходя совсем близко и заглядывая в голубые глаза Джарина. – Я хочу получше тебя узнать.
- Желание взаимное, - с улыбкой ответил Джарин и взял стакан, но на мгновение замер, сосредоточенно глядя на тёмную, густую жидкость, перед тем как выпить. - К тому же, как можно говорить о службе, если мы даже не выглядим сейчас как офицеры? Надеюсь, ты мне тоже что-нибудь расскажешь про себя. Впрочем, - он аккуратно коснулся шейного гребня Иламы, - ты первая! Что бы тебе хотелось узнать?
В отличие от Джарина, Илама опустошила свой стакан сразу и с видимым удовольствием.
- Я поняла, что знаю о тебе только то, что ты любишь чай из красных листьев, - она с легкой улыбкой коснулась тыльной стороны ладони Джарина, будто изучая ее. – Но ничего не знаю о самом Джарине Дохииле, о котором теперь не могу перестать думать.
Она посмотрела на него из-под ресниц, не поднимая головы, а затем отвернулась, чтобы подойти к столу и заново наполнить свой стакан.
- Да, а ещё - кардассианскую архитектуру, особенно на этой станции, - добродушно усмехнулся мужчина, но потом моментально стал серьёзен. - Не уверен, что моя история так уж интересна: окончил военную академию, был распределён на корабль, служил верой и правдой. Воевал. Сначала - против клингонов, потом - против федератов, а ещё позже - вместе с последними двумя уже против Доминиона. Дослужился до старпома, а потом - до капитана, спустя какое-то время поступил на программу подготовки офицеров дипломатического корпуса, с тех пор служил исключительно в этом качестве.
Джарин тоже наполнил свой стакан и сделал пару глотков.
- Не думаю, что тебя заинтересуют военные байки, правда ведь? - с улыбкой спросил он. Было сложно понять, скрытничает ли Джарин, или ему и правда нечего рассказать. - Но у меня много братьев и сестёр, и у всех нас совершенно непохожие на остальных биографии.
- У многих на Кардассии похожие истории. Из тех, кто выжил, - добавила Толан, и по ее лицу скользнула тень.
Она медленно подошла к дивану и села на него, напряженно вглядываясь в пустоту за окном и не расслабляя мышцы спины. А потом с грустной улыбкой продолжила:
 – Тебе повезло, что твои родственники живы, ты, должно быть, очень счастливый человек… – женщина качнула головой, прогоняя печальные мысли, и обернулась к Джарину: - Пожалуйста, присаживайся! Ты ведь пришел сюда, чтобы отдохнуть.
- Не жалуюсь на жизнь, - ответил тот, беря со стола бутылку канара и садясь на диван рядом с Иламой. - А что насчёт тебя? Не будем о грустном, но у тебя ведь есть и светлые полосы в жизни, правда?
Джарин поставил стакан с бутылкой около дивана и обнял женщину, снова касаясь пальцами гребня на шее.
- Не может же их не быть!
- Конечно, - Илама вновь чуть заметно улыбнулась, не сводя взгляда с Джарина. – Например, когда на станции появился ты.
То ли от его прикосновений, то ли от канара женщина немного расслабилась, а на ее щеках проступил румянец, едва заметный на серой коже. Она аккуратно опустила голову на плечо Джарина, задумчиво водя пальцем здоровой руки по бортику пустого стакана, точно что-то обдумывая.
- Я могу тебя кое о чем спросить? О чем-то личном? – аккуратно поинтересовалась Илама. Она не могла видеть выражение лица Джарина, но надеялась, что они уже вышли на тот уровень доверия, когда она могла позволить себе задать мучающий ее вопрос.
- Разумеется, - слегка кивнул Джарин. Пусть Илама и не увидела этого жеста, но могла заметить чуть более серьёзный тон в голосе. - О чём ты хотела спросить?
Прежде, чем задать свой вопрос, Толан протянула Джарину небольшую тарелку с несколькими деликатесами, а затем заново наполнила оба стакана. Еда, конечно, была реплицированной, но все равно выглядела аппетитно и привлекательно, однако женщина вновь съела лишь символическую порцию.
-  Я заглянула в твое личное дело, - призналась Толан, глядя, как густой темный напиток перетекает от стенки к стенке стакана. Не было ничего предосудительного в том, чтобы прочитать открытую информацию о своем соотечественнике, и было бы странно, если бы координатор этого не сделала. Но вопрос ее был не о послужном списке… - Там значилось, что у тебя нет жены. Как так получилось? – она чуть развернулась – так, чтобы видеть лицо Джарина, но не менять удобной позы на его плече. – Это ведь очень нетипично для человека твоего положения и статуса.
Джарин слегка улыбнулся и какое-то время молчал, тоже разглядывая канар в стакане.
- Я четырежды едва не женился, - признал он, наконец. По тону его голоса можно было сказать, что этого вопроса он либо не ожидал, либо надеялся избежать. - Дважды я выяснял, что мои избранницы крутили романы ещё и с моими подчинёнными, а я им был нужен только из-за статуса. Не терплю, когда меня пытаются обмануть! Один раз мы с избранницей совершенно внезапно охладели друг к другу, я даже сам не понял, что случилось, но в один прекрасный день мы посмотрели друг другу в глаза и поняли, что ничего у нас не выйдет, и с тех пор больше не виделись ни разу. Ещё была Тиссена... несчастный случай. Ей нравилась баджорская кухня, но у неё была сильная аллергия на орехи кава: достаточно было съесть совсем чуть-чуть - и всё, анафилактический шок. Меня отправили в командировку в систему Корма, она увязалась за мной. Забежала в магазин, торгующий с баджорцами, накупила разных десертов, а в одном из них были эти самые проклятые орехи. То ли некомпетентный торговец не знал об этом, то ли она забыла спросить... нет, она не могла забыть, это должна быть некомпетентность того лиссепианца... - в интонации прозвучала нотка сожаления. - В общем, я задержался на службе до поздней ночи, а когда пришёл - она была уже мертва, потому что рядом никого не оказалось в нужный момент. Это было почти полтора года назад, и с тех пор я ни с кем не сходился.
- Четырежды… - прошептала Толан в наступившей тишине.
Она вновь подняла голову и посмотрела на Джарина, и на этот раз в ее глазах промелькнуло что-то новое – нечто вроде сочувствия и сострадания.
- Мне очень жаль, - проговорила она, нежно проводя рукой по щеке и гребню на подбородке дипломата. – И мне не стоило этого спрашивать.
- Не бери в голову, это всё в прошлом, - качнул головой Джарин, но в его голосе не слышалось безразличия. - Я тоже ознакомился с твоим личным делом, пока летел сюда, как и с личным делом Тенмы. Я в курсе, что случилось с тобой и... тоже сожалею об этом. Да, не получается избежать неприятных тем… - чуть подумав, он попытался увести разговор в другую сторону. - Расскажи о себе. Например, что привело тебя в Военную академию Кардассии?
____________
С Иламой


For Cardassia!
Offline  
06 03 2017, 14:58:12 #523
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., поздний вечер
Каюта Иламы Толан


Илама вновь откинула голову на плечо Джарина и улыбнулась:
- Это был не самый очевидный выбор, родители хотели отправить меня в Академию Художеств. Надо же, сейчас это даже представить невозможно. Моя старший брат уже учился там, он был прекрасным скульптором, но потом все равно ушел служить, -  ее голос на мгновение дрогнул, но через пару секунд она продолжила: - Думаю, мой выбор пойти в Военную Академию их разочаровал, но для меня он был очевидным. К тому же, это было время, когда мой дядя – и все остальные – вернулись с Бэйджора… Наверное, это меня тоже подтолкнуло к моему решению.
- В Академию Художеств? - переспросил Джарин. - Интересно! А твои родители тоже её заканчивали?
- Едва ли из меня бы получился хороший художник, - усмехнулась Илама. – Мой отец закончил университет Кулата и до сих пор преподает там литературу, а мать училась в Академии художеств, но бросила ее, когда вышла замуж. Она посвятила себя дому и семье, и я даже какое-то время думала, что это может быть и мой путь. В этом есть что-то… правильное, - она бросила взгляд на Джарина из-под опущенных ресниц и шепнула на ухо: - Но тогда бы я не оказалась здесь.
- Есть, - легко согласился дипломат. - Впрочем, выдающиеся женщины ухитряются сочетать семью с карьерой так, что не страдает ни одно, ни второе, но я лично таких видел всего пару раз. Как знать, может и у тебя получилось бы, - он слегка улыбнулся. - Может, тебе ещё представится шанс проверить это на практике.
Про себя Толан подумала, что эта история не про нее, но слова Джарина неожиданно оказались именно тем, что ей хотелось услышать. Она довольно прикрыла глаза, неторопливо допивая свой напиток, и обернулась к дипломату так, чтобы видеть его лицо.
- Может быть, - она улыбнулась и покачала головой, и высокая прическа, украшенная заколкой, качнулась вместе с ней. – Может быть, но не сейчас, - тихо повторила она и замерла, оказавшись совсем близко к Джарину.
- Не сейчас, - с улыбкой кивнул Джарин и медленно приблизил своё лицо к лицу Иламы. Когда их разделяло всего около сантиметра, он внезапно замер, словно дразня, и перешёл на едва слышный шёпот. - Но не откладывай это слишком надолго.
Не дав женщине произнести ни слова, Джарин жадно впился ей в губы, а его руки переместились на талию, но уже спустя несколько секунд он разорвал поцелуй и так же тихо прошептал:
- Хотя ожидание тоже может приносить удовольствие, правда?
В отличие от вчерашнего вечера, сегодня Илама не сопротивлялась, не пыталась возражать и не вздрагивала от случайных касаний. Сейчас же она буквально растворилась в объятьях Джарина, принимая его прикосновения и поцелуи, как засохший цветок, нуждающийся в воде. Она нехотя оторвалась от его губ и перевела дыхание, поправляя сползшую с плеча лямку платья.
- Я могу ждать долго, - прошептала женщина, не отрывая взгляда от Джарина, и потянулась к своему стакану. Только когда она быстрым жестом поднесла его к губам, то заметила, что он уже пуст.
Дипломат, не отрывая взгляда от Иламы, нащупал рукой стоявшую возле дивана бутылку.
- Позволь мне, - прошептал он и наполнил оба стакана, после чего снова провёл рукой по шейном гребню женщины. - Итак, ты мне рассказывала о своей семье, и мне было очень интересно! С твоими родителями всё в порядке, и лично меня это очень сильно радует!
Толан медленно потягивала канар, чувствуя, как тревоги и заботы ее покидают, а на тело накатывает волна усталости и дремы. Она поудобнее пристроила голову на плече Джарина, подобрала под себя ноги и прикрыла глаза, позволяя себе полностью расслабиться.
- Да, здесь мне повезло, - согласилась она, лениво приоткрыв глаза и сфокусировавшись на свече свечи. – Они живы благодаря моему дяде. Он раньше многих узнал о том, что Доминион готовит удар в ответ на восстание Дамара и настоятельно рекомендовал моим родителя отправиться на Кардассию IV, где у нашей семьи были небольшие владения… Это их спасло. Он помог нам всем, в том числе и мне – благодаря ему я попала в хороший госпиталь и получила второй шанс на жизнь, - она механически напрягла поврежденную руку, лежавшую на коленях Джарина, пытаясь ее сжать. – Все благодаря ему, - повторила Илама и зевнула, вновь опуская отяжелевшие веки. – Я так устала сегодня…
- Да, день сегодня был тяжёлый, - согласился дипломат и тоже зевнул, после чего залпом осушил свой стакан канара и снова наполнил его напитком, будто бы разговор о погибших и выживших пробудил в мужчине желание напиться.
- За твоего дядю, - торжественно поднял он стакан. - Благодаря ему мы встретились, в некотором смысле. А расскажи мне о нём! В конце концов, я ему теперь тоже обязан.
Толан задумчиво допила свой напиток и отставила стакан на стол, понимая, что на сегодня ей уже достаточно – она уже и так пребывала в полусонном состоянии блаженства, разморенная канаром, хоть и выпила относительно немного. Она вытянула ноги на диване, чувствуя себя в безопасности в объятьях Джарина, и слабо улыбнулась его вопросу.
- Он прекрасный человек, настоящий сын Кардассии, и именно он поддерживал меня на всем пути моей карьеры. Родители не хотели, чтобы я шла на военную службу, но дядя помог мне определиться с выбором, и я благодарна ему за это, - женщина мягко водила пальцем по ладони Джарина, ее голос был размеренным и тихим. – Он всегда умел предвидеть события – наверное, поэтому он и дослужился до легата. Тогда он предупреждал нас всех, что нам лучше держаться подальше от Кардассии, но мы не могли сбежать и не сражаться против Доминиона. Все его дети тоже погибли в той битве… Иногда мне кажется, что он считает меня своей дочерью и понимает меня лучше, чем родители, - Илама вздохнула, меняя позу на более удобную. Ее некогда сложная и изощренная прическа слегка растрепалась, и теперь несколько тяжелых прядей упали на плечи.
- Выдающийся человек, судя по твоим словам, - мягко проговорил Джарин, допивая канар и беря в руки бутылку - напитка оставалось совсем немного, и дипломат разлил почти идеально поровну, после чего отставил пустую бутылку подальше. - Должно быть, он тоже отличился на войне? Впрочем, как же иначе, раз до легата дослужился! Мне жаль, что он лишился своих детей, это очень тяжело, я даже не хочу это представлять.
Джарин осторожно взял Иламу за плечи и аккуратно уложил, положив голову себе на колени, расправляя её волосы и глядя прямо в глаза.
- Дядя и правда очень сильно на тебя повлиял, - кивнул он. - И, кажется, он действительно достойный пример для подражания. Наверное, у него много интересных историй, которые и вдохновили тебя стать офицером?
- Мне кажется, мне на сегодня хватит, - неуверенно пробормотала Илама, но все же взяла протянутый стакан и сделала пару глотков. – Обычно со мной такого не бывает, и завтра мне будет очень стыдно…
Она с удовольствием улеглась на колени Джарина, ощущая, что тело будто наполняется свинцом. Она мечтательно улыбнулась дипломату, ловя его взгляд, а затем закрыла глаза, поддаваясь усталости и неге.
- Тебе правда интересно про моего дядю? Он много всего сделал для Кардассии, он мудрый человек и знал, что с Доминионом у нас нет будущего. Еще будучи галом он сотрудничал с адмиралом… - женщина вновь зевнула и потянулась, как кошка, - не помню его имени… из Звёздного Флота. Они обменивались информацией… Планами… Конечно, это было большой тайной, но сейчас мы все знаем, что это пошло на пользу…
- Да, разумеется, - осторожно произнёс Джарин, - Хотя наверняка были и те, кто не слишком одобрил подобное сотрудничество... а что это был за адмирал? Кто-то известный? Может это он работал на нас?
- Мой дядя… не слишком распространялся об этом. Но сейчас это уже не важно… - она вздохнула, подавив зевок. – Тот адмирал… Он называл его имя… Кажется, Росс, - женщина нахмурилась, пытаясь сосредоточиться и поймать мысли, утекающие, как песок сквозь пальцы. - Прости, я так устала… Я… это совсем на меня не похоже.
Толан попыталась приподняться, но быстро оставила эту попытку.
- Сегодня был очень напряжённый день, не переживай так, - успокоил её Джарин, осушая свой стакан. - По мне не очень заметно, наверное, но я тоже с огромным удовольствием закрыл бы глаза и заснул, тем более, что ты рядом, - он провёл рукой по волосам женщины и улыбнулся.
- Мне интересна ты, Илама, - ответил дипломат на слова про дядю, - но легат Толан сыграл важную роль в становлении тебя как личности, поэтому я и интересуюсь. Мне кажется, он мог бы тобой гордиться, ведь ты много сделала на благо Кардассии в проекте.
- Джарин, - Илама нежно улыбнулась дипломату и тихо пробормотала, не открывая глаз: - я так рада, что ты здесь.
- А уж я-то как рад, - с лёгкой улыбкой произнёс Джарин. - Очаровательная племянница знаменитого легата Толана в невероятно красивом платье рассказывает мне про своего выдающегося родственника, положив голову мне на колени. По-моему, прекрасный вечер!
Губы женщины дрогнули, точно она хотела что-то сказать, но ответа не последовало. Пальцы разжались, и стакан с недопитым напитком покатился по полу, а рука бессильно повисла. Всего через секунду Илама Толан спала так крепко и беззаботно, как никогда за последние десять лет. 
Джарин нахмурился и проследил за траекторией стакана и образовавшимся пятном канара на полу.
- Илама, - негромко позвал он и слегка потряс её за плечо, но в ответ услышал только ровное дыхание.
Аккуратно подняв женщину на руки, дипломат перенёс её на кровать и собирался уже накрыть одеялом, чтобы не замёрзла, но на мгновение задумался и решил сначала снять платье. Раздев Иламу и аккуратно сложив одежду на стуле рядом, Джарин накрыл её одеялом, и тут на глаза ему снова попалось пятно канара. Мужчина обречённо вздохнул.
Сначала он поместил в репликатор на переработку пустую бутылку и оба стакана, из которых они с Иламой пили, потом быстро вытер пол и только после этого вернулся на диван и посмотрел по сторонам. Каюта была меньше, чем у Джарина, но Илама, как и подавляющее большинство женщин, смогла сделать её такой уютной и приятной, что меньший размер казался даже преимуществом. Удобный диван располагался напротив рабочего стола с терминалом и маленькой стопкой из паддов, что позволяло как во время отдыха не забывать о работе, так и во время работы напоминало об отдыхе, кровать была отделена от основного помещения небольшой аркой и позволяла почувствовать уединение. Поднявшись с дивана, он подошёл к лежащему пакету и выудил оттуда небольшой подарок - ещё одну статуэтку змеи, грозно смотрящей вперёд двумя красными драгоценными камнями на месте глаз. Поставив статуэтку на рабочий стол и развернув её головой в сторону сидения, он взял один из паддов и набросал короткую записку:
"Забыл отдать этот подарок сразу. Надеюсь, она тебе нравится, мне показалась красивой.
Джарин".
____________
С Джарином
Offline  
06 03 2017, 15:08:36 #524
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., поздний вечер
Голокомнаты -> Реплимат-кафе -> Каюта Артура


Написав письмо сестре и безрезультатно просидев около получаса над документацией по катеру класса "Дунай", Освальд решил, что с него хватит, и вышел из голокомнаты с совершенно убитым выражением на лице. Дойдя до реплимата, он быстро реплицировал бутылку крепкого ямайского рома и много закусок в контейнере, после чего двинулся по направлению к каюте Артура.
- Сэр, я хотел бы навестить коллегу. Разрешите войти? - по-уставному произнёс кадет.
Когда офицер его пропустил, Освальд тут же прошёл в каюту.
- Привет ещё раз, - устало пробормотал он, оглядываясь. - Ты говорил, что я могу зайти, и мы обсудим... дела. Кроме того... извини, но мне надо выговориться, поэтому не обессудь, - на лице молодого человека отразилось немного виноватое выражение, когда он извлёк из пакета бутылку алкоголя. - К тому же, отдельные аппартаменты только у тебя, так что... - кадет развёл руками и всё так же виновато улыбнулся.
Свет в каюте был немного приглушен. Артур час тому назад закончил упражнения и теперь лежал на нижней койке лицом к стене, размышляя о завтрашнем дне. А также обо всем том, что случилось с ним, что он совершил, и о последствиях собственных действий для других людей.
Освальд обещал зайти вечером и вот он сдержал свое обещание. Артур поднялся с койки и подошел к коллеге.
- Привет! Не извиняйся, - сказал Артур, рассматривая Освальда, расстроенного еще больше чем было днем, - время от времени выговориться нужно каждому. А я умею слушать. - Он принял бутылку из рук Освальда, раглядывая этикетку.
- Проходи, садись где удобно, - Лайтман отступил на шаг в сторону, взвешивая в руке бутылку. - Ага, отдельные апартаменты обладают большими преимуществами.
Прочитав этикетку, Артур задумчиво улыбнулся.
- Отличная идея, я только за. Только..., - он подошел к столу, поставил на стол бутылку и обернулся к Освальду:
- Ты уверен? Я имею в виду... я уже сдал кровь на анализ сегодня, а завтра Тенек будет проверять остальных, как то это ... не очень хорошо будет, я бы не хотел тебя так подставить.
- Значит придётся завтра отбрыкиваться от визита в лазарет, пока не протрезвею окончательно, - усмехнулся кадет и прошёл к столу. - Впрочем, если ты меня вовремя остановишь, я возражать не стану! Но только не сейчас. Мне надо с тобой кое-что обсудить, а пока мой здравый смысл меня останавливает... так что надо его отключить. К тому же, Тенек не увидит в анализах ничего такого, чего не видел ранее... Но, наверное, мы не о Тенеке должны говорить. Как твой настрой? Завтра уже слушание... готов к нему? Знаешь, что будешь говорить?
Лайтман неуверенно посмотрел на Освальда, но потом согласился и кивнул:
- Ага, к вечеру уже должно выветриться, так что продержись до вечера. А и к черту на сегодня этот здравый смысл, - проговорил Артур, оглянулся по каюте, что-то вспоминая, затем пошел к шкафу.
- Компьютер, повысить освещение на один пункт. Погоди, - сказал он уже Освальду, - где-то тут я сохранил пару стаканов.
Еще какое то время покопавшись среди вещей, Артур вытащил два низких стеклянных граненых стаканчика и принес их столу. На вопросе про суд, Лайтман вздохнул и отвел от товарища взгляд.
- Да. Завтра все решится для меня, - сказал он, приставляя к столу стул, - и ... кое-что я им скажу. Потому что я не сдался. А там уж они решат, лететь мне в Новую Зеландию, или еще что. Кстати, я попросил сделать так, чтобы на суд могли прийти участники проекта, все, кто захочет. Может быть, это будет что-то значит для каждого из них. Но, впрочем, пророки с ним, как говорят баджорцы, это подождет. Что с тобой происходит? - спросил Артур.
- И не расскажешь? - спросил Освальд. - Впрочем, я рассчитываю быть на слушании - там и узнаю. Может даже смогу быть свидетелем. Ну, если понадобится подтвердить, что твои действия были продиктованы желанием спасти нас всех, я смогу сказать, что ты именно что спасал нас.
Кадет разлил ром по стаканам и молчаливо кивнул, изображая какой-то тост, который не слишком хотелось произносить.
- Со мной много чего происходит, - буркнул он. - Например, я совсем недавно говорил с Уильямс. Оказывается, она завтра улетает уже. Как-то это всё грустно: хотела с нами полететь, а закончилось всё так быстро и так неправильно... Говорила, что ей срочно нужна была латина, и ей пришлось продать дорогую семейную вещь, и всё равно не хватило, поэтому она в "Кварк'с" чуть ли не сутками работает...

Артур молча выпил, поддержав молчаливый тост и как-то неловко улыбнулся своему воспоминанию. Прошло уже больше половины тысячелетия с тех пор, как моряки пили ром в дальних походах, и не только в дальних. Особенно пираты. С тех пор изменилось все, особенно масштабы дальних походов, но некоторые вещи, присущие людям - не изменятся никогда.
- Расскажу, - сказал он, повертев стакан в руках. - Ну, как минимум - обвинение про Корама я признаю. Здесь деться никуда. Но что касается первой директивы... , - Лайтман сжал стакан и заговорил чуть более эмоционально, чем обычно, - это не доварповая цивилизация. Я не мешал им проводить свою революцию. Я только спасал наших. Не знаю что еще они посчитают этим главным нарушением, но я буду против и я буду защищаться. Никакого отношения к первой директиве не имеет вмешательство в попытку поиздеваться над кардассианкой, и попытка вести диалог с теми, кто захватил наших коллег. И силовые действия по их освобождению тоже. Вобщем, здесь еще поборемся. А остальное - в зависимости от происходящего.
Артур посмотрел на Освальда:
- Спасибо, - кивнул он, - в любом случае за поддержку. А Энн - жаль, да. Но с другой стороны, вспоминая историю, всю эту историю поселений в системе Волан и других мест в демилитаризованной зоне - после того, как ее отец возглавил восстание против предложения Федерации и кардассианского мэра, я не слишком-то расчитывал на то, что она останется. Я даже удивлен, что она вообще прилетела на станцию. Но мне все равно очень жаль, что она оставила Звездный флот. И мне чертовски жаль того, какую репутацию имеет Федерация в тех системах и тех людей, хотя, в паре моментов я перестал считать их людьми, сначала у той вышки, где они Кариссу Яккат схватили, а потом - когда выстрелили по ховеркару с Перим. Вобщем... - Артур поставил пустой стакан на стол, - надеюсь, у Энн все будет хорошо.
Артур не торопил Освальда, посмотрев на него. Того, кто пришел поговорить, не следовало торопить, он сам все расскажет, когда на то придет время и когда ему покажется удачным момент.
- Я бы это даже революцией не называл, - скривился Освальд. - Революции всё же совершают ради смены строя на какой-то более... правильный и справедливый. Как во Франции: да, там отрубили кучу голов, но вместо монархии и сословного неравенства установили республику с равными правами. Правда, долго она не продержалась тогда, и много крови было пролито, в итоге, но ими руководили благие начинания, и они стали примером для более поздних, менее кровавых и более удачных революций. А что же двигало жителей Волана II? Ненависть к Федерации? Тупая агрессия? Ксенофобия? И чего они добились, в итоге? Кардассия теперь взялась за них ещё крепче! И примеров подобного в нашей истории тоже хватало: когда одна империя использовала националистическую истерию, чтобы ослабить чужое влияние на территорию и при этом усилить своё... Полное безумие.
Молодой человек налил ещё и выпил залпом, поморщившись.
- Даже думать об этом не хочу! У меня были свои сомнения насчёт Уильямс, но была и надежда, что она хотя бы не будет всю Федерацию ненавидеть. Она и не ненавидит, но, кажется, разочаровалась по полной программе, и у нас теперь нет шансов её переубедить! Хорошо, что вы тогда Кариссу спасли - это очень важно, на самом деле! Хоть одной семье из тех многих, что жили на Волане II, помогла Федерация! Не должен весь чёртов регион нас ненавидеть, это просто неправильно!
- Все это верно, Освальд, - ответил Артур, внимательно глядя на товарища, - так быть не должно. Мы отступили из тех систем вынужденно. И... впрочем, все это уже столько раз обсуждено. Наверное, Энн не выдержала своего разбирательства. Хоть подробности не известны, уйти из флота ее заставило то, что произошло на разбирательстве.
Артур посмотрел на контейнер, который принес Освальд, и перевел тему:
- Ты же  и еду еще принес? Негоже пить без закуски, а с закуской мы продержимся дольше, - и принялся распечатывать контейнер.
- Да, без закуски как-то не так, - согласился Освальд, вновь наполняя стакан и разглядывая тёмную жидкость. - Там всё подряд, чем принято ром закусывать: оливки с сыром, фрукты, даже немного мяса есть.
Чуть подумав, он всё же вернулся к теме, которая, очевидно, его волновала.
- Как думаешь, мы и правда были плохими коллегами для Энн? Может нам и правда стоило сделать шаг навстречу, как говорила Хена? А, нет, тебя же тогда не было там... в общем, Хена пыталась нас подтолкнуть к тому, чтобы помочь Уильямс, но, кажется, никто не заинтересовался... Наверное, нам стоило что-то сделать! Мы же теряем людей: энсин Соммерс, Кейра и Уильямс уже ушли, а с тобой и Перим не до конца всё ясно. Надо нам что-то менять, пока этот проект вообще существует!
Артур вытащил и расставил по столу все, что принес Освальд, нашел мясо, взял кусочек и сел обратно на свой стул, откинувшись на спинку. Ром уже немного ударил ему в голову, принося эмоциональное расслабление, и хоть эффект был временным - Артур впервые за долгое время почувствовал, что ему это было сейчас тоже нужно.
Размышляя над словами Освальда, кадет посмотрел сторону.
- Да... Когда сидишь тут, не особенно бываешь в курсе, что вообще происходит во вне. Пока к тебе не придут и не расскажут. Также и с ней. Знаешь... возможно. Я не знаю, сколько мы смогли бы изменить в ее судьбе, но как минимум - мы могли бы ее поддержать и поучаствовать. И изменить хоть что-то! Потому что никто не должен оставаться один со своей проблемой. И то, что она теперь кругло-сутками работает в Кварк'с без нашей поддержки - это.... не по звездофлотски как-то чтоли. Да, хватит с нас потерь. Никто из нас не идеален, каждый в своем. Перим надо помочь. Она конечно использовала нечестные методы, но и ... я,в частности, виноват перед ней. Ее просто нельзя бросить, вот и все.
- Я даже знаю, что бы тебе Энн ответила! - усмехнулся Освальд. - Надо уважать любой труд, и она гордится своей работой. А ещё нам недолго осталось её присутствие терпеть, потому что она завтра улетит... примерно это она мне и сказала. Кое-что даже повторила несколько раз! Раз уж ты про Перим заговорил, они ведь, как оказалось, общаются с Уильямс. Нашли два одиночества друг друга...
Молодой человек осушил стакан, снова налил ром, но не стал пить, а опять сосредоточенно смотрел на жидкость, потянувшись свободной рукой к закускам и чувствуя, как от приятного тепла, растекающегося по телу, уходит скованность.
- Знаешь, - произнёс он уверенно, но спокойно, - раз уж мы решили помочь Перим, то и для Уильямс сделать что-то приятное можем. Что если мы добудем её медальон и вернём? Кажется, это семейная ценность, которой уже двести лет... Предложил бы ограбить "Кварк'с", но ты на такое вряд ли согласишься! - Освальд опять усмехнулся.
____________
С Артуром


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
Страниц: 1 ... 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS