* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 02 2020, 06:12:51 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 ... 38
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
29 11 2016, 14:16:27 #435
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Променад


- Конечно, нельзя! и за это уже много что есть, такого, что вполне может сломать ей жизнь. И нет, конечно же, я не считаю это нормальным! Но разве те ценности, которым нас учили, не призывают нас распространять по галактике принципы и идеи Федерации, дружбы, взаимопомощи, разве мы не пытаемся везде улаживать конфликты, показывать лучший и правильный путь… - Акрита запнулась на секунду, пытаясь собрать в слова одновременно вспыхивающие мысли.
- Что ж, вы решили ее бросить вот прямо так сразу, как только она оступилась? Она ваш товарищ и сослуживец. Она с вами училась столько лет и одномоментно вы решаете ее предать? – жестко сказал ромуланец, почти прервав Акриту. – Там, на Волане II, у нее, как командира одной из групп – не возникло сомнения в том, что вас нужно из мэрии спасти. Она вам не враг, чтобы списать ее при первом косяке, торжествуя над ней свою победу. Вы хотите спасти Лайтмана, который поставил под угрозу отношения между двумя государствами, а эту вашу коллегу – вы решаете безапелляционно осудить, даже не имея доказательств по всем вашим обвинениям?
У М’Коты в голове вихрем проносились мысли. Она плохо ориентировалась в тех проблемах, которые были сейчас затронуты, и поэтому её впечатления от разговора были особенно сумбурными. Клингоны презирали уловки и гордились способностью надеяться только на собственные силы, даже канцлер с гордостью носил на лице глубокий шрам, не заменяя утраченный глаз имплантом, так что до сих пор М’Коте ни разу не приходило в голову обдумать подобную ситуацию. В первый момент она просто в очередной раз разозлилось на Тара Мари (он хоть к чему-нибудь способен отнестись серьёзно?), потом представила себя на месте Перим и друзей, которые, скрестив на груди руки, отворачиваются от неё, и поняла, что предпочла бы умереть, чем пережить такое. Неужели Квинтилия, которая говорила с ней вчера, пусть и по-детски, но прямо и откровенно, по справедливости заслужила такую кару? В это ей не верилось: девушка, которая явно портила себе жизнь недипломатичностью, не соответствовала в её представлении образу лживого и недостойного человека.
– Мы все видели, что она ведёт себя откровенно и говорит, что думает, даже в ущерб себе, – медленно произнесла М’Кота. – Её можно за это не любить, но прямота и искренность заслуживают уважения, даже если слова нам не нравятся. Я не поверю, что она лицемерка, пока не получу неопровержимые доказательства.
Самрита глубоко вздохнула, оглядывая окруживших ее коллег по проекту, которые теперь так рьяно защищали Перим. Перим, которая их всех терпеть не могла и считала себя самой лучшей. Перим, которая – очевидно – нарушила правила, о которых всегда так пеклась. Перим, которая всегда была такой идеальной – только было ли это правдой на самом деле? Самрита знала, что она сейчас была права, поэтому не понимала, почему все бросились защищать Перим, точно она была их лучшей и любимой подругой.
- Ты-то что ее так защищаешь? – землянка сложила руки на груди в защитной позе и дерзко посмотрела на Ракара, а затем и на остальных. – Представьте на секунду, что кто-то из вас попал бы в неприятную ситуацию. Что сделала бы Перим? Стала бы она вас защищать? Она первая, кто кричал, что правила нельзя нарушать, только это было обманом, разве нет? И за такую двуличность я не могу ее простить и пожалеть… Но Акрита права, - внезапно проговорила Самриту и пристально посмотрела на коллегу. – Мы – будущие офицеры Звездного Флота. Мы должны действовать так, как нас учили, и следовать нашим идеалам. Пусть Перим бы так и не поступила – но мы должны. Поэтому нет, я не собираюсь ее бросать или толкать в спину, но и лицемерно делать вид, что она – приятный человек, хороший друг или даже перспективный офицер – я не буду, потому что это не так.
Самрита перевела дыхание и обернулась к М’Коте:
- Я тоже так считала до того, как Акрита рассказала свои новости, так что за всеми подробностями – к ней или к самой Квинтилии. Я ее не любила, но уважала за честность, отличную работу и достижения. Я не знаю, лицемерка она или нет, но основываясь на рассказе, - девушка кивнула в сторону Акриты, - получается, что так.
Слушая слова клингонки, Ракар понял, что та, получив неопровержимые доказательства, будет на стороне, которая против Перим. Слушая Самриту, он начал лучше разбираться в ее позиции. В настоящий момент Ракар подсчитывал союзников и противников.
Наконец он примирительно поднял обе руки ладонями наружу.
- Ладно, ладно, - продолжил он уже спокойно, - просто я видел ее в команде на Волане II, и если проанализировать – то там не было никакого допинга, она вела себя достойно и ответственно, пытаясь регулировать события и не навредить никому. Когда мы упали на ховеркаре, она в первую очередь просила позаботиться не о себе, а о сильно пострадавшей Кейре. Она произвела на меня впечатление ответственного офицера, без какого-либо высокомерия к остальным. Причем, она побуждала к коллективному обсуждению стратегии, не используя свое право командного руководства, не терпящего возражений. Я не знаю всего того иного, и того, как она обращалась с людьми раньше, но в ней есть потенциал. Поэтому я не считаю ее пропащей личностью, а личностью, достойной второго шанса после признания и исправления ошибок. Не знаю, какие у вас правила на этот счет, у нас на Ромуле они довольно жесткие, но право второго шанса – имеется. Лицемерие – действительно не нужно, а адекватный серьезный подход – нужен. Да, я заметил, что отношения у вас всех с ней – не то чтобы обычные по уставу. Но так уж вышло, что у нас на этом проекте – как то все не слишком спокойно. Вот тому же Лайтману вы пытаетесь дать второй шанс, почему бы также не поступить еще с одним вашим товарищем. Я не говорю ничего про какой-то пикет, я имею в виду, что было бы неплохо поддержать вашу коллегу.
– Да хватит уже тыкать в Лайтмана! – не выдержала М’Кота. – Что ты опять к нему прицепился?
- Второй шанс – это хорошо, - тихо проговорила Самрита. – Но сейчас мы обсуждаем все это за ее спиной, не зная ее собственного отношения. Если я увижу, что Перим готова что-то сделать ради этого самого второго шанса, то и будет, о чем говорить. Пока же у меня нет причин относиться к ней теплее и нежнее, чем того требуют формальные отношения внутри проекта, особенно если все, что мы узнали от Акриты – правда. В любом случае, ее дальнейшая судьба зависит не от меня, поэтому мое мнение тут не важно. Что касается Артура… - она встретилась взглядом с землянином и заговорила более уверенно: - то это совершенно другая история. Мы поддерживаем его, потому что знаем, что свою ошибку он осознал и признал, а еще потому, что совершил ее в общем-то ради всех нас – а не ради того, чтобы казаться лучше нас, как Перим. И еще, к сожалению, мы понимаем, что Артуру не избежать наказания, и хотим его смягчить, а не отдавать на растерзание кардассианцам. Перим-то казнь не грозит!
Ракар понимающе кивнул Самрите, признавая ее правоту. Понимая, в чем именно и как должен убедить Квинтилию. Все было ясно, как белый и ясный день на Ромуле.
- Все верно, Самрита, я же и не протестую против сказанного. Просто… Мы уже потеряли двоих, а до того мы потеряли еще двоих после Волана II, а с начала проекта – я уж и молчу. Как-то, знаете, это обидно. Сколько можно терять и менять состав. Мне нравится работать с тем, что есть. И я бы защищал любого из вас, окажись вы … ну, в чем-то не очень хорошем. Каждый из вас – это непередаваемый опыт. Кроме того, я думаю, что у каждого есть какие-либо, как говорите вы – земляне – скелеты в шкафу.
Артур положил руку М'Коте на плечо, с интересом рассматривая ромуланца.
- Не пинай его, - прошептал ей в ухо. - Он приводит в пример меня, потому что защищает Перим. Это … очень интересно. Помнишь Валардиса? Они в какой-то мере очень похожи, и в то же время очень разные. Но Валардис тоже защищал некоторых из нас. Может быть это ромуланская стратегия, а может быть что-то еще.
А громче и для всех сказал уже нечто другое:
- Да уж… хотел бы я знать, где вообще кадеты на Земле умудряются брать эти стимуляторы, не находясь на звездолете в условиях невозможности спать несколько суток. Я прямо даже не знаю… медицинский отсек Академии что ли ночью обчищают?
На самом деле эта информация Артура шокировала и дополнила непонимания. Уж от кого-кого, но от Квинтилии он такого не ожидал.
– Так ведь третий раз уже, – фыркнула М’Кота, не понижая голоса. Это, конечно, относилось к инсинуациям Ракара.
-Да мало ли где в вашей Академии могут брать стимуляторы, - отмахнулся Тар Мари, - Может, правда устраивают рейды, может, в медслужбе есть контакты, может, самим что-то синтезировать или вырастить можно, а может, вообще кто-то извне поставляет - у вас же не закрытый институт благородных девиц! Жду не дождусь, когда сообщу всем своим университетским друзьям с Альфа-Центавры смачную новость, что звезднофлотские не так уж идеальны и у вас не лучшее учебное заведение в Квадранте, - рассмеялся райзианец.
- У нас лучшее заведение в квадранте! – обиженно воскликнула Самрита. – Именно поэтому такие случаи – это нечто совершенно неприемлемое и недопустимое для кадета Академии Звездного Флота. Я уверена, что будет проведено расследование, и последуют какие-нибудь санкции – у нас с нарушениями очень строго. Если, конечно, это все правда, - вновь повторилась девушка.
- Вот именно, - подтвердил Артур слова Самриты, - все так и есть. Все строго. У нас такое не принято. Это слишком. Но Перим жаль.
________
И остальные заинтересованные кадеты
Offline  
29 11 2016, 14:17:28 #436
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Променад


- Ребят, - произнесла Акрита, поймав секундную паузу. В это время они уже почти дошли до голокомнат. – Во-первых, я повторю, что сейчас, вот прямо сейчас, комиссия и начальство пытается разобраться, вместе с медиками, что именно она принимала, когда и зачем. Все обстоятельства еще не известны. Во-вторых, я вовсе не оправдываю поступка Перим, ее решения, того, что она делала. Она понесет наказание, и, полагаю, будет даже настаивать на том, чтобы было так. Но есть и другой момент. Конечно, вы ее знаете лучше, чем я, в Академии мы не общались лично, но тут вот, за эти сутки, я несколько раз своими глазами видела разную – понимаете, разную! – Квинтилию. То она резкая, надменная, неприступная, то… - андорианка тряхнула головой, предчувствуя, что сейчас скажет глупость. – как будто потерянная. Как будто боится всего и не знает, как защититься, словно запуталась сама и не может выбраться. Самрита, ты ведь верно сказала, мы должны поступать как офицеры Федерации. И я вовсе не призываю всех ее любить и дружить даже. Хотя сама почему-то верю, что это самое вещество действительно закрыло от мира ее настоящую…
- Наверное, хорошо верить, что дело в каком-то веществе, а не в том, что она просто такой человек, - немного грустно произнесла Самрита.  - Любви и дружбы тут не получится, как и симпатии, уж извини. Все это с потолка не берется, это надо заслужить. Но помочь и дать шанс – так, наверное, будет правильно… - добавила девушка не слишком уверенно. Она говорила так, потому что это были правильные вещи, которым ее учили, и потому что Звездный Флот всегда дает второй шанс. Только сейчас это все казалось ей немного фальшивым.  
- Именно так, - Акрита посмотрела на подругу с искренним уважением и улыбнулась. – И тебе не за что извиняться. Ты поступаешь именно так, как подсказывают наши принципы – помочь и дать второй шанс, даже вопреки личным симпатиям.
Ракар открыл было рот, чтобы высказаться о том, как несправедливо они сами, федеральные кадеты – обращаются с представителем собственного государства, взять ту же ее презентацию, полную смешков и шуток в комментариях от федеральных кадетов, но сдержался, понимая что навредит этому налаживанию отношений между ими самими. Тем более что Освальд утром совершенно однозначно среагировал на это, и реакция Освальда была более чем удовлетворительна. Ракар продолжил молчать, проникаясь уважением к андорианке Акрите,  которой удавалось погасить едва не начавшийся конфликт, и удавалось убеждать принципами, удавалось то, чего она, по ее утверждению, не умела. Ромуланец с удовольствием смотрел на это со стороны. Верно. Эту проблему федераты должны были решить  сами между собой. И он сделал для этого кое-что, что было верным.

Артур все еще нес камеру, сделанную Самритой, в руках, когда они уже почти подошли к голокомнате. Кадет подошел к Самрите.
- Сэм, - негромко сказал Артур, - если вы пойдете к Квинтилии в лазарет, я хотел бы на все это посмотреть, и в перерыве – очень надеюсь, что никакого столкновения ни с кем случится. Не введитесь на провокации, ладно? И вообще, спасибо за все.
- Ах да, лазарет! – вспомнила Самрита и сразу же нахмурилась: - Теперь я не знаю, стоит ли к ней вообще идти, а если и идти, то что говорить…
- Я думаю, надо узнать что она сама говорит по этому поводу. Оправдывает себя, или принимает свою вину. Ты знаешь, Сэм, по сути дела я ее тогда подставил на Волане II. Часто бывает так, что в случившемся виноваты обе стороны, а не только одна, - ответил Артур.
- Причем тут Волан II? Я не знаю точно, что было у вас на площади, но как это связано с этими стимуляторами, которые непонятно еще когда начались? – Самрита непонимающе посмотрела на кадета. – У нас всех были свои трудности: в резиденции, на площади… с Корамом… - чуть тише добавила она и опустила взгляд. – Тебя сейчас должно больше беспокоить твое положение и пикет – да и меня, впрочем, тоже. Я надеюсь, у нас все получится, и мы сможем создать достаточный резонанс, чтобы о тебе вспомнили в Звездном Флоте, а не списывали со счетов. Но хорошо, мы зайдем к ней после пикета, если останется время до следующей презентации.
- Волан II мог быть решающим моментом для того, что она купила здесь на станции. Она тогда была против моего почти безумного рейда на площадь, но я настоял, и теперь ей приходится разделять эту вину. Наверняка, ей влетело. С другой стороны, - Артур внимательно посмотрел на Самриту, - да, мне бы очень не хотелось ни работать под командованием человека, который ест все время стимуляторы без повода, ни вообще рассчитывать на нее в каких-то серьезных делах. Но она наша, мы не можем просто так отказаться от нее, несмотря на все ее странности …
Лайтман задумался еще над одним моментом, который благополучно почти стер из своей памяти – ответ Квинтилии на то, что он не уйдет без Тенека. Квинтилия советовала его бросить. Он не имел право забывать этот момент, но говорить об этом время еще не пришло. И говорить об этом следовало с самой Перим.
- Знаешь, Сэм. Просто как бы ни было – она наша. Нужно узнать, что она сама думает об этом. Мы не можем ее бросить, потому что мы так не делаем в Звездном флоте. Мы не какие-то там… - Лайтман замялся, не найдя точного сравнения.
- А все остальное меня конечно … заботит. Было бы здорово, если бы все получилось. Но если – нет. Не беспокойтесь. Они не дождутся от меня слабости и признания вины. Кардассы узнают, как могут себя вести земляне. Им не удасться поставить меня на колени.
– Лучше бы до этого не дошло! – мрачно сказала М’Кота. Всё это время она шла рядом с Артуром молча, пытаясь разобраться в том, как же она сама относится к ситуации с Квинтилией, и что надо считать видимостью, а что правдой. Теперь же слова Самриты и Артура вернули её к мыслям о пикете и судьбе Лайтмана. – Если тебя отдадут кардассианцам, у меня будет слишком много забот, и, пожалуй, мои заботы совсем не понравится вашему командованию и руководству проекта. Так что давайте постараемся провести пикет идеально, даже если это будет означать, что мне придётся быть образцом дипломатии, – М’Кота скривилась, словно мысль об этом была горькой, как хина.
- Будь, пожалуйста, образцом дипломатии, - Артур повернулся к М'Коте. – и вот еще, - он протянул девушке камеру, - ты сможешь поносить ее для меня, чтобы я видел, что у вас происходит?
– Ну наконец-то ты предложил! Я уж собиралась сама… – ответила М’Кота, забирая камеру.

Акрита молча слушала обсуждение коллег, вполне разумное и серьезное, теперь уже без оттенков шуток и приятельских подколов. И понимала, что у нее действительно нет аргументированного повода думать о Квинтилии то, что ей хотелось думать… Перим вполне могла вызывать неприязнь со стороны товарищей, и вина ее была очевидна. Но андорианка, видимо, так и не смогла выразить одной мысли: что она, эта девушка, совершившая ошибку, обманувшая всех, доставившая всем столько хлопот и тревог – не только сотрудник, будущий офицер, отличница, спортсменка и все прочее. Ведь у нее наверняка есть мечты, надежды, желание любить и быть любимой… Какие-то радости и печали. И все это, скорее всего, напрочь задавлено стимуляторами и ошибочной навязчивой идеей. А почему-то первым, кто проявил желание помочь ей именно в этой борьбе и самом трудном деле, оказался чужой для всех ромуланец с непонятными мотивами и секретным заданием от имперской разведки.


Погрузившись в тяжелые мысли, кадеты вернулись к голокомнатам. Впрочем, в плохом настроении были не все, некоторые просто не принимали участие в обсуждении ситуаций Перим и Лайтмана, и теперь с нетерпением ждали следующей презентации от Жантарин.
-На самом деле, - начала андорианка, - у нас небольшое изменение в планах. Я попросила Акриту выступить сегодня вперед меня, - она выразительно посмотрела на соотечественницу.
Оторвавшись от размышлений, Акрита вскинула голову. Забыла! Вот ведь… Впрочем, понятно, что все равно придется экспромтом, но что уж теперь – надо постараться показать хоть то, что есть. Она шагнула вперед:
- Да, я могу показать и сейчас, у меня не много и в целом готово. Только можно спросить, - она оглянулась на координатора. – у меня есть еще немного времени перерыва? Или нужно уже начинать сейчас?
Толан вернулась с баджорской презентации одной из первых, полностью пропустив всю беседу о Перим и захватив лишь отдельные фразы из обсуждения пикета в поддержку Лайтмана. Сейчас она стояла чуть в стороне от кадетов и обернулась к ним, только когда андорианки начали говорить о своей очередности.
- Стандартный перерыв 15 минут, - отозвалась женщина.
- В таком случае, я сейчас отбегу, - Акрита торопливо глянула на хронометр. – и вернусь ровно к началу!
________
и кадеты
Offline  
08 12 2016, 16:15:32 #437
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Появилась Акрита ровно за минуту до назначенного времени, толкая перед собой небольшую тележку на антигравах, закрытую плотной серебристой тканью. Поставив это странное изделие возле двери снаружи, она жестом пригласила всех пройти в голокомнату.
- Начинаем?
Обведя взглядом товарищей, она с некоторой грустью подумала о том, что ее презентации не увидит Тенек. Было несколько моментов, на которые ей самой хотелось посмотреть с точки зрения вулканской логики, но, видимо, не в этот раз.
- Раз уж мне представилась возможность сделать первую презентацию об Андории, то некоторые сведения о нашем мире я все-таки покажу, хотя это можно запросто узнать в Базе данных, - начала она, проходя немного вперед. - Компьютер, сцена номер 1.
Вместо того, чтобы раздвинуться, стены голокомнаты стали еще теснее - вся группа оказалась, видимо, в маленькой рубке космического челнока. Впереди, над пультами навигатора и пилота, через затянутое силовым полем узкое окно открывался вид на усеянный звездами космос. Помимо окна, которое, конечно, могло заслоняться при необходимости и более надежной преградой, на стенах было несколько экранов, демонстрирующих то же самое.
- Это шаттл-разведчик, секретная разработка 22 века, - улыбнулась Акрита. - Разумеется, сейчас такие летают лишь в музее, а когда-то вулканцы и ромуланцы были готовы многое отдать, чтобы узнать параметры щитов. К сожалению, тут нет сидячих мест на всех, только на командира, - она показала на кресло в середине. - Другие два-три члена экипажа, если они были, работали стоя.
Сделав шаг к консоли, она легким движением развернула корабль. На экранах сменилась картинка, и в окне тоже - снизу медленно выплыла маленькая голубая планета.
- Газовый гигант, восьмая планета в системе. Отсюда еще не видно Андории, крупного спутника класса М. Когда я была маленькой, ровесники, земляне, спрашивали, чувствуем ли мы притяжение их обоих - Андории и самого гиганта, или только Андории. Я ничего не могла сказать тогда, потому что очень редко бывала там, но, на самом деле, как уже потом поняла - да, это чувствуется. Слабо, почти незаметно, но Андор действительно огромен, и оказывает большое влияние на нас, во всех смыслах. Например, именно он сформировал достаточные условия для возникновения и развития жизни. Если Землю энергией и теплом снабжает Солнце, то нас – приливные силы и деформации в недрах, которые появляются из-за гравитации Андора.
Пока она говорила, корабль подлетел ближе, и стала видна красивая, искрящаяся в лучах далекой звезды система колец, по внешнему радиусу едва ли не больше самой планеты.
Кадеты, несомненно ранее уже видевшие разные планеты из космоса, со вздохами восторга и интереса склонились как можно ближе к окну, а кому не хватило место - к экранам. Некоторые вещи производили впечатление и зачаровывали своим величием всегда, вне зависимости от того, сколько раз ты видел нечто подобное раньше.
- Я знала, что у вас холодная планета – то есть луна, - но только сейчас поняла, как далеко находится ближайшая звезда… - Самрита завороженно всматривалась в окно. – Вам хватает солнечного света?
- Для освещения – в целом хватает, хотя у нас не бывает такого яркого дня, как на Земле или на Вулкане. Часть света приходит, отраженная Андором и его кольцами, и окрашивает наши снега во все оттенки синего.
- И поэтому ваша планета покрыта снегами и льдами от отсутствия энергии звезды? - сказал Ракар, которого по началу развеселил вид с древнего разведывательного корабля андорианцев. Ему подумалось, что Джез Тенма, когда будет рассказывать о Кардассии Прайм – не преминет похвастаться силой и мощью кардассианского союза. – Всегда было интересно, как вы выживаете среди льдов, Акрита?
- Можно сказать, что мы выживаем не среди льдов, а внутри них, - андорианка с удовольствием отвечала на вопросы коллег. Она была рада, что их заинтересовало даже скучное введение. – Энергия идет изнутри, поэтому под ледяной коркой поверхности условия и теплее, и уютнее, хотя там как раз нам не хватает света. Поэтому приходится искать компромисс, и сейчас наши города расположены частично на поверхности, частично под ней. Такие высокие – точнее, глубокие – вертикальные города.
– Ничего не могу поделать, но в верхней части мне представляются стрельчатые ледяные галереи и скульптуры изо льда, – улыбнулась М’Кота, – но это наверное думает любой, кто в первый раз увидит такой холодный мир! Скажи, а каково тебе было в ваших глубоких городах? Ты ведь мало была на Андории! Тебе не казалось там… странно?
- Да, когда я впервые попала на нашу планету, то была уже достаточно большой, чтобы это запомнить. И знаешь, М’Кота, мне, конечно, немного стыдно признаваться в таком, - Акрита смущенно оглянулась на Жантарин. - но мне, андорианке, там стало… холодно! Просто ведь до этого мы с матерью жили на федеральных станциях, где климат был другой, - она рассмеялась. – А что касается статуй и скульптур, то они, конечно, есть, и в моей презентации вы их увидите! И кстати, пока мы подлетаем, каждый из вас может попробовать порулить этим музейным экспонатом – это не сложно совсем.
Она вывела на один из экранов навигационную карту:
- Нам нужно сюда, желательно по околополярной параболе, впрочем, компьютер сам скорректирует орбиту, если что. Как-то на втором курсе мне самой стало интересно устройство наших древних кораблей, тогда-то и узнала об этом.
- У нас на Земле тоже существуют технологии постройки зданий изо льда и снега, - сказал Артур, глядя на один из экранов, - когда-то давно я читал о таком. И правда, эта технология здорово работает, когда улице около -70 по Цельсию, внутри такого дома достаточно легко поддерживать температуру до +20. Это особое искусство. Правильно сложенный снег и лед – хорошо сохраняет тепло. Но вы, андорианцы, несомненно, достигли в этом деле совершенства. Я бы с удовольствием посмотрел на то, как у вас все это устроено.
- У нас главным образом не строили, а копали, - заинтересованно ответила Акрита. – Хотя и строили тоже. А про ваши технологии я обязательно почитаю и посмотрю, уверена, что они не ограничиваются той ледяной крепостью, которую мы вчера штурмовали!
Она отошла от консоли, давая возможность всем желающим занять ее место.
Каитианец Рроу с интересом склонился над новым для него типом консоли управления, его вибриссы дрожали от любопытного возбуждения, а Жантарин с улыбкой негромко произнесла:
-Лучше тебя с управлением все равно никто не справится, Акрита.
- Да ладно, - отмахнулась Акрита. – С ним любой из вас справится, просто, пока летим, все, кто хочет, может закладывать виражи. Управление на самом деле очень гибкое и маневренное, позволяет много такого, что сейчас просто не требуется в пилотировании. А ты сама никогда не интересовалась трюками, которые выделывали наши предки в ураганных ветрах Андории и вихревых потоках газового гиганта?
Жантарин отрицательно покачала головой и уступила место другим кадетам, которые тоже хотели поинтересоваться управлением.
Самрита не интересовалась управлением – пилот из нее был довольно посредственный, - а вот холодная планета ее зачаровала.
- А ты потом покажешь ваши города? Какая там средняя температура? – она выразительно посмотрела на форму, не предназначенную для прогулок на морозе.
- Средняя за год? В полярных районах даже летом в среднем -28 по Цельсию, если ближе к поверхности. Внизу теплее, а в самих городах дома, улицы, переходы между ними, даже площади – закрыты термоизолирующими стенками, и там поддерживается нормальный климат, вполне пригодный для землян. В некоторых местах это просто специальным образом подобранные силовые поля, и сквозь них можно спокойно проходить или пролетать. Но не везде – на отдаленных островах и в Южном полушарии много деревень и небольших поселений, вырубленных в пористой корке льда, где жителям и в помещении приходится одеваться тепло. Андорианцы менее чувствительны к холоду, конечно, но это не значит, что для нас комфортно все время находиться при такой температуре. А города я обязательно покажу! Один из них – столицу – вы увидите уже через несколько минут.

С удивлением ромуланец заметил, что никто не воспользовался дважды предложенной Акритой возможностью провести маневры и посадку на Андорию. Меж тем, Ракар распознал данную часть презентации, как попытку андорианки передать коллегам собственные чувства при маневрах над своей планетой. И потому от данного предложения нельзя было отказаться, это все равно что, к примеру, было бы отказаться от игры в снежки на презентации Освальда и Самриты. Ромуланцу не особенно хотелось, особенно показать собственные знания в этом, но нельзя было разочаровать девушку. Ракар бесшумно проскользнул между кадетами, кивнул Акрите и сел за консоль. Для вида и пущей осторожности он немного порассматривал систему управления, затем намеренно перепутал задний реверс с  правыми маневровыми, отчего тщательно выверенная голопрограмма среагировала как в  реальности, и всех немного тряхнуло. А потом ромуланец прекратил баловаться и уверенно повёл старинный андорианский корабль по параболической траектории спуска к заданной точке.  Символы андорианского языка, применяемые на их кораблях в обозначении пилотных терминов, он знал напамять. Но остальным это знать было незачем.
-Я рад, что вы будете в моей команде на регате, - прокомментировал кардассианец, наблюдая за действиями Ракара.
Ракар обернулся к кардассианцу и с улыбкой молча кивнул ему.
Освальд, простоявший с мрачным видом в стороне от остальных всю презентацию Крима и весь перерыв, сначала даже не шелохнуся после предложения Акриты поуправлять шаттлом - на сегодня с него полётов хватит. Он сделал пару шагов к андорианке, намереваясь расспросить поподробнее про сам шаттл и его конфигурацию, но в этот момент ромуланец "встряхнул" всех участников своим пилотированием, и кадет с трудом удержался от того, чтобы выругаться вслух.
"Может и хорошо, что он к Тенме пошёл", - вдруг подумал Освальд, - "пусть его команде подобные сюрпризы преподносит".
Освальд непроизвольно взглянул в сторону Самриты и удостоверился, что с той всё в порядке. Решив после презентации подойти и поговорить с ней о том, что им теперь делать, раз шанс попасться резко возрос, он отошёл в сторону, не став задавать вопросы Акрите.

______________
+ участники проекта "Альфа"


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
08 12 2016, 16:17:49 #438
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

М’Кота слегка позавидовала Ракару: вести корабль среди гравитационных полей газового гиганта и его спутников было делом интересным. С другой стороны у пассажиров было больше возможностей любоваться сменой световых эффектов за бортом – тех красот, на которые не станешь отвлекаться, сидя за панелью управления. Сказать по совести, до сих пор Андория её интересовала только с точки зрения боевых искусств, военных технологий и дуэльного кодекса, а вот повседневная жизнь этой планеты была ей знакома из рук вон плохо. С любопытством почти детским клингонка ждала возможности увидеть хоть какой-нибудь образчик ледяной архитектуры, а лучше всего не какой-нибудь, а достойный феерического зрелища сверкающих колец, развернувшегося перед ними в начале презентации.
Акрита с уважением посмотрела на Ракара, с такой серьезностью подошедшего к управлению малознакомыми системами. Ей, конечно, приходило в голову, что на самом деле ромуланцы знали тогда об андорианских кораблях намного больше, чем казалось их командованию... Но ведь это было давно, и сейчас вообще мало кто интересовался ими.
- На полюсах планеты довольно сильное локальное магнитное поле, - она продолжила рассказывать, когда все успокоились после виража ромуланца. – Пересекаясь с магнитными полями газового гиганта, оно дает потрясающе красивые сияния, охватывающие иногда все небо. Сейчас не самый удачный сезон, но вот здесь, - она приблизила вид с одной из камер, - над дальним районом Северных Пустошей как раз образуется что-то, сейчас посмотрим! Мне самой не приходилось наблюдать их сверху, а в данном случае мы даже можем пройти сквозь зону высыпания частиц. Ракар, примите новые координаты? Мы чуть-чуть отклонимся от курса.
Она встала за вторую консоль и нажала несколько кнопок, затем посмотрела на своего помощника:
- Кстати, вы очень здорово справляетесь с нашими системами! Или ваша разведка хранит полученную два века назад информацию лучше, чем мы сами. Но лично меня это не смущает, скорее, даже радует – как бы ни казалось странным, я верю в сотрудничество в будущем...
- Ага, - сказал ромуланец, увидев новые координаты и скорректировав курс. Убедившись, что все правильно соответствует новой траектории, он посмотрел на Акриту все с той же улыбкой, которая до того была адресована Тенме:
- Да вы не беспокойтесь, Акрита,  эти корабли давно устарели, конечно - я знаю, как ими управлять. Ведь это давно уже не секрет. Очень многое из прошлого - давно уже является общим достоянием.
- Но немногие умеют, хотят, а главное, видят причину пользоваться этим достоянием, - ответила андорианка. – А можно спросить, в связи с чем оно интересовало вас?
На несколько секунд Ракар залюбовался полярным сиянием над Андорией, которое было обещано  Акритой, и которое прямо сейчас разливалось над той областью, где они летели. Лайтман тоже показывал сияние над Землей, а над Андорией оно было другим. У каждой планеты свой оттенок. Ракар повидал совсем немного за свою жизнь, но когда-то давно, в далеком детстве он хотел был исследователем, и эта его часть, о которой он почти забыл – снова всплыла в нем, отразившись неподдельным интересом.
- Вы имеете в виду нас – это Ромуланскую Империю или меня лично? Ну… как бы ни было, суть в том, что на самом деле я умею летать на кораблях очень многих рас. Но я должен  сказать – что никакое знание не является бесполезным, и может пригодиться рано или поздно, так или иначе. И да, я тоже надеюсь на именно сотрудничество в будущем, и настоящем.
-Пф! - фыркнул Тар Мари, - Мы бы тоже легко разобрались с этим кораблем. Если бы захотели или было бы очень нужно. Не так ли? - он обернулся на федеральных кадетов.
- Я имела в виду вас лично, и согласна по поводу знаний. Хотя, к сожалению, времени и сил не хватает на то, чтобы узнать все. Тар, а ты можешь и сейчас попробовать! – Акрита повернулась к райзианцу, на которого уже совсем не сердилась за его манеру выражения мыслей. – Хочешь управлять камерой? Куда ты ее направишь – то мы и увидим на экранах. Но уже через две минуты будем садиться, так что решай быстро.
-Не особенно, - скривился Тар, скрестив руки на груди, - В конце-концов, это твоя презентация, почему это я должен за тебя работать и придумывать, куда нам смотреть?
-Это интерактивность! - возмущенно пискнула Хена, - С ней гораздо лучше, не то, что у тебя было.
-У меня как раз была полная интерактивность, потому что все могли делать, что хотят, и никакого сюжета не было, - вредным голосом возразил райзианец.
-Это странно, - задумчиво произнесла Жантарин, - Мне кажется, меня никогда не интересовал космос, как таковой. Небесные тела, пилотирование, новые технологии оставляют меня равнодушной. Некоторое наши корабли - большие, как города, иногда даже нет ощущения, что они куда-то движутся. И меня всегда гораздо больше интересовали люди, их отношения, их сходства и различия, то, как они меняются с течением времени и развитием технологий. Думаю, мне все равно, служить на корабле или на станции, и даже было бы все равно, если бы мы перемещались по Галактике не на кораблях, а с помощью межпланетной телепортации. Я думаю, самое интересное начинается там, внизу… Как по-разному мы видим одни и те же вещи.
- А мне нравится Андория сверху, - сказал Ракар, коротко оглянувшись на Жантарин, и добавил в сторону райзианца:
- Интерактивность хороша, когда ее используют по полной программе, я вот так и не увидел музеи Райзы и ее археологические находки…, - о которых упомянула Квинтилия, - а хотел бы.. Но не важно, наслаждайтесь, пока мы не сели!
Разноцветная искрящаяся занавесь становилась все ближе и захватила уже все видимое в окно пространство. Магнитные наводки ослепили сенсоры, но компьютер уже проложил курс, и теперь Ракару не составляло труда его поддерживать. Корабль вонзился в волны полярного сияния, которое первую половину минуты было серебристо-голубым, затем фиолетовым и под конец – переливалось всеми цветами, превращая рубку в волшебную комнату сказочного дворца. Здесь уже ощущалось притяжение Андории, поэтому пол слегка покачивался, что еще более усиливало эффект. А еще через полминуты они резко вынырнули в довольно темные и хмурые сумерки над ледяной пустыней, оставив сверху полосу света, теперь лишь изредка отбрасывающую на них всполохи небесных огней.
-Это самое красивое, что я когда-либо видел, - восхищенно проговорил Брол, - Спасибо, Акрита.
Ракар повел корабль на посадку по ранее проложенному голографическому курсу. Он мог бы этого и не делать, голографический автопилот сделал бы все за него. Но это доставило ему удовольствие, вместе со всей этой атмосферой. Ромуланец подумал, что это было правильным подходом к презентации собственной планеты – устроить на нее посадку на корабле их собственных технологий, хоть и достаточно древних. Акрита была очень интересным федеральным образчиком, тем самым, кого еще не тронула вся глубина межгосударственных интриг. Было очень жаль, что однажды вся эта наивность и дружелюбность будет непоправимо разрушена реальностью бытия. А может быть нет? Ракар сожалел что здесь и сейчас не присутствует Квинтилия, ей могло бы понравиться это атмосферное сияние, если бы не было всего того, что с ней произошло.
- Это Вселенной спасибо! – зачарованно произнесла Акрита, сама, кажется, не ожидавшая такого великолепия яркости и красок. – Теперь я понимаю, почему туристы даже с других планет, куда более красивых, прилетают сюда.
Корабль снижался над заснеженной пустыней, освещенной лишь всполохами полярного сияния, и шел над ней к тому месту, где изначально предполагался спуск. Описав дугу, они увидели на экранах и в окне открывшийся за скалистой грядой город – высокие остроконечные башни, площадки, купола, но все они были лишь "вершинами" подземного "айсберга", столицы Андории. Еще спустя несколько секунд корабль завис над широкой плоской поверхностью, которая медленно раздвинулась после того, как Акрита включила передатчик и запросила разрешение на посадку.
- Нам туда, - кивнула она Ракару. – Дальше нас подхватит тягловый луч дока и отведет на свободную площадку.
- Операторы тяглового луча сомневаются, что мы самостоятельно сможем найти обозначенную ими для нас посадочную площадку по координатам, или это меры безопасности? – спросил Ракар, управляя нижними маневровыми двигателями. – Так было всегда или это нынешняя политика?
- Так сделано скорее для удобства, быстроты и безопасности. Сюда в последнее время прибывает много кораблей, да и раньше было немало. Это столица Андории. И да, далеко не все гости обладают такой способностью быстро ориентироваться в незнакомой ситуации, как вы, - улыбнулась Акрита.
Повинуясь сценарию тяглового луча, Ракар отпустил управление и развернулся в кресле пилота к остальным кадетам, внимательно за ними наблюдая. 
Внутренний док был огромен – его своды терялись где-то в лучах прожекторов, скользящих по ледяным стенам, внизу двигались какие-то механизмы, погрузчики, транспортные конвейеры, маленькие и большие посадочные платформы для шаттлов. Корабль прошел через несколько шлюзовых ворот, пока наконец не оказался перед собственно причальной колонной. Это многоярусное сооружение уходило глубоко вниз и вверх до самого свода, от него во все стороны вытягивались стрелы, фермы и раздвижные модули, к которым пристыковывались корабли. Тут стояли и внушительных размеров звездолеты, и шаттлы, и разведчики, и беспилотники, присутствовали и представители других государств.
- Международный порт, - прокомментировала Акрита. – Здесь уже температура воздуха плюс 15. А сами жилые кварталы дальше.
Действительно, за башней причала также в много ярусов, один под другим, располагались здания, соединенные мостами и тоннелями, в окнах горел свет. Между домами мелькали транспортные челноки, по улицам ходили люди – их, кажется, было даже слишком много. Корабль пристыковался у самой широкой улицы на нижнем уровне, чтобы пассажиры могли сразу выйти и оказаться в городе. Получив подтверждение посадки, Акрита набрала нужную комбинацию кнопок и открыла дверь в задней стенке корабля.
- Добро пожаловать! – сказала она, делая приглашающий жест рукой.

_______
и кадеты


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 12 2016, 16:18:25 #439
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

Глядя на то, как спелись ромуланец и андорианка, Самрита внезапно почувствовала себя очень одинокой. Это чувство, возникшее впервые за последний месяц - если не за всю жизнь, - теперь мешало ей наслаждаться красотами сияния, величественным городом и его необычным портом. Она уставилась долгим взглядом в спины Акриты и Ракара, увлеченных управлением корабля, и поняла, что ей самой еще долго не получится никому довериться: тем более чужаку, подозрительно хорошо знавшему инопланетную технологию. «Нельзя быть такой наивной», - быстро пронеслось у нее в голове, и только через какое-то время Самрита осознала, что это относилось не столько к Акрите, с детской бесхитростностью восхищавшейся более взрослым и таинственным ромуланцем, сколько к ней самой.
Закусив губу, она сделала шаг в сторону, пропуская спешащих к выходу кадетов вперед, а сама поплелась в хвосте: девушке очень не хотелось, чтобы остальные заметили ее изменившееся настроение. Самрита Баккер всегда была и будет веселой и острой на язык, у нее не бывает серьезных проблем, неприятности обходят ее стороной, а глубокие переживания ей несвойственны. Все так считали – значит, так оно и должно быть!
- Красиво, - произнёс Освальд, выйдя на улицу в общем потоке и встав поближе к андорианке, однако, ни тени улыбки не промелькнуло на его лице. Словно поняв это, он поспешил продолжить. - Нет, правда, это очень впечатляет. А город ведь тоже из прошлого, как и шаттл? Такой была столица Андории около двухсот земных лет назад?
- А вот это мы сейчас узнаем, - Акрита заговорщицки подмигнула Освальду. – В целом облик наших городов, как ни странно, не особенно поменялся за последние лет 300, и до сих пор есть поселения куда менее развитые с точки зрения техники, без внутреннего климата и прочего. И, конечно, без садов. Вот, Самрита, ты хотела посмотреть на наши города и на то, как мы живем, - андорианка все с той же доброжелательной улыбкой не сразу нашла коллегу, спрятавшуюся за спинами других. – Этот город – гордость и красота Андории! У нас на планете растений очень мало из-за холода, а тут организован целый парк, и сюда привезены представители флоры со всей планеты.
Как раз в это время они свернули и оказались прямо перед резной аркой, за которой открывался сад. Через него тянулись тропинки, выложенные каменной плиткой, а между ними росли деревья, кустарники и растения, по виду сильно отличающиеся от земных. У многих не было единого стебля или ствола, ветки тянулись в разном направлении, а листья отливали серебристо-фиолетовым и темно-синим.
Конечно, Акрита сейчас больше думала о самой презентации и о том, что будет показывать дальше, но от ее внимания не ускользнуло грустное и задумчивое выражение лица Самриты, да и в целом она видела, что не умеет по-настоящему увлечь и заинтересовать всех. Впрочем, она знала, что душой компании у нее никогда не получалось быть, да и обстоятельства в проекте сейчас такие, что у каждого хватает поводов для тревог и огорчений. Поэтому просто старалась делать все от нее зависящее. «И все-таки я задела ее тем, как защищала Квинтилию… - мелькнула мысль. – Но что ж, видимо, это часть жизни, часть того пути и урока взаимопонимания, который нам нужно пройти. И мы пройдем, непременно! А интересно, понравилась бы Андория Квинтилии? Той, настоящей...»
-Удивительно, что мы гораздо меньше знаем про родную федеральную Андорию, чем про Кардассию и Клинджай… я правильно произнес, М’Кота? - спросил Брол.
– Правильно, – рассеянно кивнула М’Кота, разглядывая экзотические деревья. Почему-то оранжерею в этом ледяном царстве она увидеть не ожидала, да ещё такую своеобразную. Земные деревья, например, были гораздо больше похожи на флору родной планеты.
Похоронный вид Освальда немало её озадачил ещё на презентации Крима (на собственной она отнесла все странности товарищей по проекту к реакции на показанное), а когда она заметила внезапное отчуждение между ним и Самритой, это озадачило её ещё сильнее. Ещё вчера они были приятели «не разлей вода», а сейчас между ними словно тень пролегла! Поругались с утра пораньше? Надо спросить, подумала она. Но кого? Самриту? Освальда? Освальда, решила клингонка – находить общий язык с мужчинами проекта у неё получалось гораздо лучше, чем с женщинами, если говорить о большинстве. Но не сейчас: глупо распрашивать о таких вещах у всех на глазах, а говорить тихо М’Коте чаще всего не позволяли усвоенные на Родине привычки.
- Ух ты! – сказал Артур, с интересом рассматривая андорианский сад в столице. Настроение у многих кадетов было не очень, случившееся с Квинтилией подпортило его многим, а также все остальные трудности. Но особенно Освальд и Самрита выглядели не так как обычно. Куда-то делась их привычная жизнерадостность.
- И как же мы узнаем, какой временной период ты показываешь, Акрита? - спросил Артур. - Да, Брол, это упущение. Такие растения я вижу в первый раз.
- Некоторые из них действительно настолько редкие, что даже андорианцы, приходя сюда, видят их впервые, - ответила Акрита. - как, например, я. А узнаем – когда пройдем через парк.
Освальд с едва заметным (а может - всё же не идеально скрываемым) интересом рассматривал растения, пытаясь провести хоть какую-нибудь параллель с любым земным видом, но получалось плохо.
- Акрита, - пробормотал он задумчиво, - если на Андории так мало растёт из-за климата, то откуда берётся пригодная для гуманоидов атмосфера? Какие-то деревья, водоросли и прочие создания много больше кислорода выделяют, чем земные... э-э... аналоги? Кстати о водорослях, - всё так же задумчиво пробормотал он, - а как на Андории обстоят дела с жизнью в глубинах океанов?
- В подледных водоемах, конечно, растительный мир богаче, - Акрита не была биологом, поэтому пожалела, что не подготовилась более основательно. - Как они там живут без солнечного света – я сама не знаю в подробностях, но путем химической реакции они вырабатывают необходимые вещества, в том числе кислород, которые затем поднимаются на поверхность через поры в ледяной коре и системы пещер. А есть еще некоторые животные, живущие во льдах, например, черви-бурильщики – они также в процессе жизнедеятельности выделяют компоненты атмосферы. Многие бактерии выделяют азот.
- Черви-бурильщики? - переспросил Освальд, и интерес на его лице проступил заметнее. - В Академии про них рассказывали, но, кажется, не очень подробно... ладно, не так важно. А на поверхности вашей пла... луны животные какие-нибудь живут? Птицы, насекомые, млекопитающие?
- Птицы есть, конечно, да и млекопитающие тоже. Только в городе их не встретить – они живут на поверхности, при соответствующей температуре, тут для них слишком жарко. Редбат, например, у которого очень вкусное мясо – хищная птица, столкнуться с ней бывает опасно! Насекомые, насколько я знаю, не летают. Разве что вот такие ползающие, вроде бурильщиков. Они, кстати, тоже не безобидны, так как их кожа разогревается до высоких температур. Именно так они прожигают дырки во льду, и с тем же успехом могут сильно обжечь неосторожного гуманоида.
- Так это черви или всё же насекомые? - спросил Освальд, непонимающе посмотрев на Акриту, но потом мотнул головой. - Не, это не важно, посмотрю потом в базе данных. Раз животным при этих температурах некомфортно, то и зоопарков на Андории нет?
- Зоопарков? – тут уже настала очередь андорианке удивиться. – Это где разводят животных? Чтобы заготавливать натуральное мясо? Кажется, где-то такие были, но не знаю, есть ли сейчас...
- Ч-что? - поражённо пробормотал Освальд, широко распахнув глаза. - Нет, совсем не для этого. Подожди, ты ни разу не была в зоопарке? Даже за всё время учёбы в Академии тебя никто туда не вытащил? Окажемся на Земле - надо будет исправить это упущение, - в голосе кадета даже промелькнуло его обычное весёлое настроение, но тут же пропало, а лицо Освальда стало ещё мрачнее, чем до этого. - Только когда мы ещё там окажемся... Через год, если ничего не случится, да и не факт, что тогда будет возможность...


Несколько раз поймав на себе взгляды Акриты, М’Коты и нескольких других кадетов, Самрита осознала, что если она решила делать вид, что ничего не было – то надо придерживаться принятого решения и не давать повод остальным себя в чем-то заподозрить. Еще только глупых вопросов не хватало!
Боковым зрением девушка увидела, что Освальд уже как ни в чем не бывало беседовал с Акритой – и вспомнила, что вчера он пригласил ее на танцы. «Интересно, не случись этого незапланированного происшествия, он бы флиртовал со всеми девушками проекта, так и не обращая на меня внимания?» - пробежала предательская мысль, но на этот раз Самрита ее просто проглотила и сохранила заинтересованное выражение лица, с которым рассматривала необычную флору Андории.
- Ты никогда не говорила, что у вас так красиво, - проговорила она, подойдя поближе к Жантарин. – Теперь я знаю, куда слетаю после окончания проекта.


- Акрита, - решил таки разъяснить Артур, - на Земле – зоопарк, это место где животные содержатся не для цели заготовки мяса. Их не убивают. В зоопарках их напротив – изучают, сохраняют, заботятся о них, и показывают всем желающим. Не всегда можно увидеть в дикой природе своими глазами кого-то, поэтому существуют парки, где собрано все многообразие. Кроме того, часто бывает так, что какие-то виды исчезают, попросту вымирают, и обычно в зоопарках делают так, чтобы сохранить и по возможности размножить такой вид животных. На многих других планетах есть такое же. И это обязательно нужно тебе посмотреть когда-нибудь.
Лайтман снова посмотрел на Освальда. С ним творилось явно что-то очень странное. Что уже новое успело случиться за это утро и ночь?
– Короче, как зоологическая образовательная программа, только не в голокомнате, а вживую, – попыталась подобрать подходящее сравнение М’Кота, и тут её осенило: – О! Как этот ваш ботанический сад только с животными вместо растений! Похоже ведь? – спросила она, обращаясь к землянам.
- Да, отличная аналогия, - сказал Артур М'Коте, и снова посмотрел на Акриту с любопытством ожидая продолжения презентации.
- Вот оно как, - смущенно улыбнулась Акрита, слушая объяснения товарищей. – Честно, я не знала, что такие есть, и это кажется интересной идеей! Андорианцы очень бережно относятся к своему немногочисленному животному и растительному миру, но, насколько мне известно, это выражается главным образом в минимальном вмешательстве в естественную среду и поддержке экологии. А этот парк – он, в общем-то, для красоты, - она обвела глазами серебристые ветки и листья вокруг. – Хотя, вероятно, ботаники нашей планеты сюда ходят не только полюбоваться! Но давайте двигаться дальше, а то мы рискуем опоздать.
_________
С кадетами
Offline  
08 12 2016, 16:23:16 #440
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

 
Пройдя через парк вдоль короткой его стороны, гости оказалась на большой площади среди многочисленной толпы. Здесь были и дети, и взрослые, на невысоком пьедестале стояло какое-то оборудование с вращающимися экранами и голографическим проектором. Среди андорианцев то и дело встречались представители других рас (хотя в значительно меньшем количестве). Толпа шумела, но скорее радостно и удивленно, чем тревожно. Справа часть площади занимал отряд Имперской гвардии, и солдаты, как всегда при оружии, как всегда серьезные, некоторые даже хмурые, очевидно, наблюдали за порядком, некоторые из них периодически одергивали слишком «беспокойных». На лицах можно было заметить весь спектр положительных эмоций от детской радости до глубокой благодарности и уважения. Несколько подростков бегали и раздавали всем желающим какие-то информационные листовки. Учитывая то, что на площадь, расположенную на нижнем ярусе города, со всех сторон выходили балконы и террасы других ярусов, также заполненные жителями, тут действительно происходило что-то необычное.
- Мы пройдем вот сюда, - Акрита указала на открытую галерею возле стены одного из зданий, куда вела металлическая лестница. – Здесь как раз нам хватит места.
Когда они поднялись и расположились, толпа гудела еще оживленнее.
- Итак, теперь вопрос к вам, - она озорно подмигнула коллегам. – Есть идеи, что тут происходит? Ничего страшного, если не ответите – через несколько минут вы сами увидите, но вдруг кто-нибудь догадается?
 - Это тоже то самое время, когда 4 расы объединились, создавая Объединенную Федерацию планет? – спросил Лайтман.
- Именно, - широко улыбнулась Акрита. – Артур, ты совершенно прав! Я даже не думала, что это будет не так просто, но, это ведь действительно великий момент для всех – для нас, для вас, и да, мы его уже видели, - на ее лице светилось восхищение, гордость и трепетное ожидание. – Конечно, здесь будет трансляция с небольшой задержкой. Тогда технические средства были не настолько совершенны.
- Трансляция с Земли? – почти завороженно уточнил кадет. Как это было на Андории он еще не видел.
- Да, несколько наших кораблей специально выстроились в линию ретрансляторов, - кивнула андорианка. – Несмотря на то, что многие тогда вообще плохо себе представляли, как выглядят земляне, наш Канцлер посчитал правильным в этот день сделать все, чтобы все желающие могли хоть в какой-то мере стать участниками исторического события.
Рассказ Акриты неожиданно прервала сама координатор, которая до этого выступала в роли молчаливой слушательницы. Она бросила взгляд на наручный коммуникатор и сделала шаг вперед.
- Мисс ш’Лечир, - обратилась к ней Толан, прервав рассказ. – Вынуждена вас покинуть, продолжайте без меня.
Голографическая арка открылась, нарушив гармонию помещения, но уже через мгновение исчезла вместе с кардассианкой.
Акрита посмотрела вслед координатору несколько растерянно, но в тот же момент осознала, что наверняка у нее сейчас есть не терпящие отлагательств дела. Например, по поводу Квинтилии... И эта мысль колючей тенью омрачила радостные минуты дня Объединения. Впрочем, Акрита ничего не сказала, только еще секунду смотрела на стену здания, возникшую там, куда ушла глинн Толан.
– Слушай, – неожиданно даже для самой себя спросила М’Кота, – вот ты сказала, что многие даже не видели землян. А как вы вообще воспринимаете окружающих? То есть у вас же антенны, и они дают вам что-то нетипичное для других в смысле восприятия. Что это? Тепловой радар, индикатор колебаний среды или это дополняет какие-то универсальные для всех органы чувств типа зрения?
- Ну, мне тоже сложно сравнить, - задумалась Акрита. – Как бы мы воспринимали мир без антенн... Одно знаю точно, что ориентироваться в нем стало бы очень сложно. Например, услышать звук справа, осознать, что он идет именно оттуда и повернуть голову. Или увидеть ступеньку и поставить ногу на нее, а не куда-то мимо. А так как эти антенны являются в определенном смысле координирующим устройством, то на них «подвязаны» другие органы чувств, поэтому при их повреждении может нарушиться зрение или слух. Но насколько отличается восприятие мира у нас с антеннами и у вас – без них, мне сложно сказать.
Она еще пару секунд что-то вспоминала.
- Говорят, у аэнарцев, нашего подвида с телепатическими способностями, антенны исполняют больше функций и в какой-то степени заменяют зрение. Но они вообще загадочные существа и во многом от нас отличаются, хотя и живем мы на одной планете и даже совместимы генетически.
- Тогда почему вы так мало о них знаете? – удивилась Самрита, подходя поближе. – Вы же живете вместе на одной планете. Вы не пересекаетесь и не общаетесь? У вас какой-то конфликт? Я встречала много андорианцев в Академии и на Земле, но не припомню ни одного аэнарца.
Ромуланец, внимательно наблюдавший за всем происходящим, проводил координатора взглядом. Что-то важное в очередной раз заставило ее покинуть презентацию, и это было одно из двух – грядущий пикет, или новая проблема в очередной раз с Квинтилией.
Кадеты продолжали рассуждать о физиологии андорианцев, а Ракар принялся выискивать взглядом в толпе представителей отличных от андорианцев рас. Все это было прошлым. Историей. Мало кто рассказывал о настоящем. Но зато они рассказывали о том, что для них всех важно, и это было главным в понимании участников проекта. В понимании мотивов того, что ими движет сейчас и будет сподвигать к действиям в будущем.
- Они отшельники, - ответила Акрита землянке. – Мы, конечно, общаемся, но они не рвутся в космос, в Звездный Флот, который, по их мнению, во многом военная организация – хотя это, конечно, не так. Просто мы далеко не во всем понимаем друг друга, они относятся к миру иначе, и, если честно, мне бы самой было интересно пообщаться с каким-нибудь аэнарцем.
- Жаль, что их нет в проекте, - задумчиво проговорила Самрита: - Это было бы интересно…
-Что интересного, это же был бы просто еще один федерат, - пробормотал Тенма, - Вот я бы хотел видеть в проекте еще одного ромуланца или настоящего ференги. Может быть, ктарианца.
– Аха, – ехидно хмыкнула М’Кота, – и ктарианцы тебе не федераты, и Хена тебе не ференги, и отшельники, которых почти никто не видел – это тебе не интересно, потому что они живут в Федерации. А мне было бы интересно посмотреть на аэнаров, правда, навряд ли это будет взаимно, раз уж они такие пацифисты.
-А я где-то слышал, что все аэнарцы… или аэнары, поправь мое произношение, Акрита… так вот, что они все вымерли, - заметил Брол.
- Их называют и так, и так, - ответила Акрита. – Но в общепринятых терминах Аэнар – это их город, поселение, можно сказать, маленькое государство. Поэтому его жители – аэнарцы. И их на самом деле не так уж мало, просто они предпочитают не участвовать в политике и прочих общественных делах. Но, говорят, среди них есть замечательные музыканты.
Тем временем толпа на площади внезапно затихла. Одновременно снизился уровень света – незаметные взору световые панели на сводах города и стенах домов централизованно приглушили, и внимание всех теперь сосредоточилось на больших экранах посередине. На одном их них можно было видеть тот зал, где подписывалось соглашение, на трех других сменялись изображения различных планет, городов, звездолетов и прочих участвующих в трансляции уголков новорожденной Федерации. В волнительной и словно замершей тишине все выслушали речь адмирала Арчера и представителей других рас.
Затем раздался голос, который начал рассказывать жителям Андории историю – о том, как родилась и сформировалась идея объединения. Через какие непонимания и конфликты пришлось пройти, чего стоил и чему послужил этот путь. Слова звучали твердо и просто, но в них чувствовалась сила, надежда, уверенность и преданность тому, что пока еще, возможно, не осознавалось всеми андорианцами – но уже стало новым этапом жизни. На фоне этого голоса собравшиеся на площади приглушенно обменивались впечатлениями, поздравляли друг друга, что-то спрашивали, постепенно становилось светлее, и – Акрита не знала, удалось ли голографической программе передать всю важность и ценность тех минут – Андория теперь была уже не такой, как прежде.

Глядя на происходящее, Ракар отметил, что все расы в своем массовом ликовании похожи друг на друга. И атмосфера очень сама по себе заразительна, когда находишься внутри толпы. Но сам по себе факт того, как вулканцы и андорианцы примирились и радовались объединению столь массово – был удивительным для Ракара. Никаким образом он не мог провести аналогию между этими федератами и ромуланцами. Ромуланский народ ни за что и никогда не захотел бы подобного объединения, а все что делал он, его организация и Сенат – было волеизъявлением ромуланского народа, для ромуланского народа, его безопасности и благополучия. И еще одним важным моментом в его понимании федератов было очередное подтверждение факта, что Федерация всеми своими силами стремится расширяться, как любая иная Империя, как Кардассия и клингоны. И поэтому все они – опасны для Ромула. У них это в крови, с самого детства, они всех стремятся объединить. Коммандер Мори сказала, что федераты чувствуют родство с жителями Волана II и поэтому хотели им помочь, но настоящая причина – это усиление своего присутствия в демилитаризованной зоне, политическая игра, направленная на постепенное возвращение собственных потерянных в войне с Кардассией территорий.
И у них, у федератов, это в крови, воспитывается с самого детства, восхищение объединением, идеей общности рас и прочих прочих декларируемых принципов, а на самом деле – это лишь обычное расширение собственных границ. В конце концов, фанатичная идея объединения на якобы равных условиях и правах – ничем не лучше насильственного завоевания. Эта технология даже лучше работает, до тех пор, пока не вскрываются настоящие подлинные мотивы. И эти подлинные федеральные мотивы иной раз куда грязнее честной битвы, в которой, по крайней мере, все ясно. Взять хотя бы представителя бюро Индустриализации, о котором упоминала Энн. Ракар был совершенно уверен, что мистер Эпплби, в частности, не был сильно обременен теми самыми «федеральными принципами». Ровно как и, вероятно, коммандер Планкс. Потому что когда Энн Уильямс перестала быть им нужна – ей пришлось работать в Кварк’с, чтобы заработать себе на еду и каюту. Вот квинтэссенция федеральных принципов. Достаточно лишь посмотреть на них со стороны и увидеть суть. Федерация чрезвычайно опасна для Ромула. Настойчивая мысль вернулась к Ракару. Он вновь осознал, что не в состоянии перестать думать о Квинтилии. Девушке из чрезвычайно опасного мира для его народа. Девушке, которую он должен был спасти вместе с этим проектом. Возможно, совместить несовместимое. Девушке, которую ее же родные федераты привели к мысли о том, что она ничто без стимуляторов.
Этот мир был слишком жесток для неподготовленных людей. Он попытался представить, что будет с мировоззрением андорианки Акриты, когда она увидит свою Федерацию вот с этой не очень приглядной стороны, когда узнает чем на самом деле занимается их командование флота. К чему все это приведет? Что победит, желание торжества справедливости или патриотизм? Ракар делал ставку на патриотизм. Но полный анализ он проведет потом, позже. Теперь он улыбнулся лишь уголками губ, рассматривая Акриту, воодушевленную историческими записями момента создания Федерации. Воодушевленных подобным моментом с точки зрения Земли на презентации Освальда и Самриты он уже видел.

____________
+ участники проекта


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
08 12 2016, 16:25:36 #441
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

Ощущение единения и радости буквально висело в воздухе, и на какой-то момент Самрита забыла обо всех проблемах и даже о том, что они сейчас всего лишь в голодеке, а все эти люди – просто фотоны. Она видела один из главных моментов в истории, причем не с привычной точки зрения, а глазами андорианцев, что было особенно необычно и волнующе. Конечно, она не узнала ничего нового – как происходило образование Федерации все учили едва ли не с первого класса, -  но почувствовала общность и единение таких разных рас и смогла посмотреть на события двухсотлетней давности с другого угла. С чуть заметной улыбкой она посмотрела на своих федеральных коллег по проекту, пытаясь понять, что они сейчас испытывают и думают.
Это было воодушевляющее событие, снова увидеть которое глазами андорианцев было очень ценно. Федерация, ее цели, принципы, смысл и путь – были тем основным, во что Артур верил. И теперь он обернулся к остальным, наблюдая за реакциями представителей других государств. Ему было интересно, что они думают об этом. Оценят ли они правильно то, что показано. Смогут ли они увидеть их, федератов – настоящих.


А Акрита действительно окунулась в радость и волнение тех далеких минут. Конечно, в этом Ракар был прав относительно нее – многое, очень многое ей еще предстояло узнать о Федерации и о мире вообще, что могло бы пошатнуть ее мечты. Да, она оставалась наивной, хотя определенные стороны жизни уже открылись ей, но то были вещи по сути ясные и простые в своем ужасе и жестокости. А того, как за прекрасными идеями может прятаться темное дно, как зло в человеческой (и не только человеческой) душе иногда даже вопреки его желаниям совершает непоправимое, и того, что судьбы народов зачастую решаются именно под влиянием этих мотивов, а не тех, в которые хочется верить, и того, насколько неотделимым может быть зло от добра – этого всего она еще не осознавала вполне. Конечно, чувствовала и подозревала... Однако не торопила события, хоть и не боялась этого знания.
Она повернулась к товарищам и оглядела их, пытаясь понять, как они отнеслись к увиденному, но не стала задавать вопросов, только улыбнулась и чуть смущенно расправила антенны, до той минуты почти касавшиеся друг друга в порыве благодарности и счастья.
- Следующая картина, которую мне хотелось вам показать, относится еще к более далекому прошлому. Туда не долетишь даже на старом шаттле.
Акрита посмотрела на наручный хронометр, отметив, что все-таки немного отстала от графика, и сделала шаг вперед.
- Примите максимально устойчивое положение, - предупредила она. – Будет ветер. Компьютер, сцена номер 2.
Пол под ногами дрогнул. Рассеянный свет андорианской столицы сменился сине-фиолетовыми грозовыми сумерками, которые рассекались вспышками молний через все небо. Справа и слева на расстоянии вытянутой руки были перила, очевидно, предназначенные для того, чтобы за них держаться, потому что порывы ветра действительно сбивали с ног. Все, включая Акриту, оказались одеты в плотные, теплые и довольно тяжелые комбинезоны с перчатками и специальной накидкой на лицо из какой-то прозрачной непродуваемой ткани. По дрожащему и качающемуся полу из шершавого – чтобы не скользил – металла вокруг ног зрителей кружились вихри мелкого то ли снега, то ли града. А впереди, метров через пять этой пурги, поверхность резко обрывалась. Дальше, внизу, виднелась темная, озаряемая вспышками молний снежная пустыня, с холмами и изредка выступающими скалами.
Акрита отстегнула прозрачную накидку с лица, хотя это было не обязательно – участники и так могли слышать друг друга, если удавалось перекричать грозу и странный доносящийся из-под ног гул.
- Температура воздуха -45. Поэтому не советую открывать лицо, с непривычки можно повредить глаза и кожу! Даже андориацы, привыкшие к такому, изобрели эти костюмы не случайно.
В хаос звуков ворвался еще один – медленный, скрежещущий, сдавленный грохот, после которого пол качнулся вперед и все, включая Акриту, инстинктивно схватились за перила – если не успели сделать это раньше.
- Мы на борту ледоруба «Кумари», - громко продолжала андорианка. – В определенном смысле он сделал для истории нашей расы не меньше, чем создание Федерации Планет. Этот корабль, маленький, но мощный, лучший из тех, что тогда могла создать техника, впервые совершил кругосветное путешествие вокруг Андории. Да, она меньше Земли, но каждый метр давался непросто! А результатом стало то, что разрозненные и ранее не знавшие друг друга города и поселения объединились, стали налаживать связи, образовали общее государство. Мы поняли, как велика и одновременно мала наша планета. Мы победили стихию и одновременно подружились с ней.
-Это грандиозно! - сквозь шум ветра прокричал Брол. Молодому ученому явно пришлась по вкусу презентация Акриты, наполненная картинами грандиозной природы ледяного мира, поэтому он комментировал ее чаще, чем другие.
- Ух ты! – прокричал Артур сквозь снег и ветер, ухватившись за поручни, и проследив за тем, что все успели и никто не упал. – Акрита, это у вас называется ледорубом? На Земле такие корабли называются ледоколами. Но ваши льды, это конечно, всем льдам льды! Скажи, андорианцы объединились в одно государство раньше, чем вышли в космос?
Ракар еще не бывал на планетах, совершенно скованных льдом и снегом в любой период года. Зимы на Ромуле не были столь суровы, а на полюсах ему быть не приходилось. Зато, на это все можно было посмотреть в голограмме презентации про Андорию. Выжить на такой планете было можно, но не слишком долго без специальных средств защиты. Среди всего этого шквала он снова отвлекся от бесед кадетов, размышляя о том, что холод и снег сам по себе может подарить невероятный, вечный, постоянный покой. Ромуланец закрыл глаза, вцепившись  в поручень ледоруба, и отдался ощущению этого абсолютного ледяного покоя, не нарушаемого даже неровным ходом корабля. И ему это понравилось.
- Да, формально мы были уже единым государством, когда начали осваивать систему, - ответила Акрита Артуру. Хотя главы кланов продолжали выяснять отношения и бороться за первенство, и это прекратилось только с появлением общего врага – как нам тогда казалось, - она пробралась поближе к остальным, чтобы и им, и ей не приходилось кричать. – Я очень рада, что тебе нравится, Брол! В истории Андории много красивого и величественного, правда, жестокости и варварства тоже немало…
- И что же это был за враг? – поинтересовалась Самрита так громко, как могла, но ей все равно показалось, что ее голос затерялся в порыве ветра.
- Вулканцы, - со вздохом ответила Акрита, хотя вздоха, конечно, никто не услышал.
Некоторые кадеты начали оглядываться по сторонам, забыв, что вулканца с ними на этой презентации снова нет.
-Интересно, что на это ответил бы Тенек, - усмехнулся Тенма, выразив общую мысль, - Как вам удалось помириться с этими врагами, Акрита?
- Это было долго и непросто, - андорианка подняла голову. Она не горела желанием обсуждать данную тему, но раз уж встал вопрос, не боялась ответить. – Мы многого не понимали тогда, ни себя самих, ни Вселенной. Но мы знали точно, что должны найти свое место в Галактике и занять его – и шли по этому пути. А если по правде, то помириться окончательно нам помогли они, - Акрита кивнула в сторону Артура, сама не зная, почему именно в его. – Несмотря на то, что технически мы были лучше развиты. Земляне нашли то общее, что позволило нам договориться. Хотя, увы, на первом этапе это снова был общий враг... Но ведь вулканцы тоже когда-то укротили свои бурные эмоции и менталитет. Мы – не настолько радикально.
-И что же это было за общее? - кардассианец обернулся к Артуру, в его зеленых глазах горел искренний интерес.
-А на этом ледорубе есть каюта? - вставила Хена, прыгая с одной ноги на другую, - Может, если бы мы пошли туда, земляне бы нам что-нибудь об этом рассказали...
- Все ошибаются когда-то, и земляне тоже прошли долгий путь прежде, чем понять свой настоящий путь. Но главное в том, что все мы в состоянии сделать выводы из ошибок и найти способы мирного взаимодействия, - сказал Артур, - но все ж, это презентация про Андорию, а не про землян. Хотя, мы, - кадет оглянулся на Самриту и Освальда, - с удовольствием расскажем про то, какую роль сыграл капитан Арчер во всем этом. Но я бы сначала дослушал до конца про андорианцев.
- Пусть и про андорианцев, но предложение про каюту я поддерживаю! – быстро вставила Самрита, чувствуя, что холод пробирает до костей несмотря на одежду. Чуть тише она добавила: - Было бы там еще андорианское какао или андорианский глинтвейн…
-Или андорианский шоколад… - мечтательно продолжила Хена.
А ромуланец, слушая кадетов в пол-уха, оперся о поручень, повернувшись к нему спиной, скрестил руки на груди, опустил голову и продолжил наслаждаться голографическим холодом голографической Андории.
-И я тоже замерз, - пожаловался райзианец, - Некоторые совсем не привыкли к подобным экстремальным условиям!
-Некоторые федераты такие изнеженные, - хмыкнул в ответ кардассианский гил, - Я тоже отношусь к теплолюбивому виду, но в Кардассианском Союзе есть тренировочные базы в местах не намного теплее этого.
- Именно, замечательная тренировка выносливости, мне нравится, - сказал Ракар, - и чтобы в жилах не застыла кровь – нужно двигаться.
- Конечно-конечно, сейчас мы пойдем в трюм! – воскликнула Акрита, которая, видимо, тоже наслаждалась, но уже осознала глубину своей негостеприимности. – Сейчас на вахте вторая смена, и их кают-компания свободна. Идемте, только держитесь за поручни! И вот за это, - она проскользнула вперед, выхватив откуда-то из-за спины толстый трос с металлическими вставками, размахнулась и метким броском накинула петлю на какой-то крючок метрах в четырех справа. Там над палубой возвышалось нечто похожее на будку с торчащими сверху локаторами радиосвязи. В ближайшей к ним стене виднелась тяжелая стальная дверь.
Другой конец она намотала на перила и сама встала рядом.
- Перебирайтесь туда, пока мы не начали резать следующую льдину. А то будет очень качать! А еще сильные мужчины могут попробовать открыть дверь. Я буду замыкающей.
_______
с кадетами
Offline  
08 12 2016, 16:32:50 #442
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Ракар отдался холоду и снегу, его мысли замедлились, его реакции почти вошли в стазис. Он замерзал. И он знал, что это голограмма, и ничего на самом деле не случится. Все это – лишь иллюзия реальности, модель, попытка имитации бытия и сон. И холод. Костюм был теплым, но для пущего реализма он его расстегнул и снял перчатки. Это был просто сон, разума. Его руки стали холодными, куда более холодными, чем руки Квинтилии, но он  достиг в этом некоторого сходства.
События требовали возвращения к реальности, он с усилием оторвался от парапета и пошел вслед за Акритой. Она говорила, что нелегко будет открыть переборочную дверь, Ракар усмехнулся и прошел вперед. Он ухватился за ручки маховика, исполняющего запирающий механизм и уперся в него. Лишь со второго раза ему удалось повернуть его, дернуть и распахнуть дверь в кубрик, чтобы пустить всех, .. нет, это был трюм.
М’Коту всё это время переполняли противоречивые чувства.
С одной стороны то, что показала Акрита на городской площади, было для Федерации таким же значимым моментом, как в своё время для клингонов основание Империи, только показанное Акритой событие было гораздо ближе по времени, среди долгоживущих народов могли даже оставаться его живые очевидцы. Девушка с некоторой грустью подумала, что чем дальше уходит в прошлое такой важный момент, тем более само собой разумеющимся он кажется, и именно поэтому так важно сохранить для будущих поколений всё главное – нравственный кодекс, память о важнейших событиях, традиции... Теперь, находясь на борту ледового корабля, М’Кота с сожалением подумала о том, что в её собственной презентации не оказалось места для вещей простых и потому близких каждому. Нет, она по-прежнему не сомневалась, что всё показанное показать было нужно, пусть даже и в ущерб другим темам, но сожаление о том, что так много осталось не рассказанным, словно бы принесло на крыльях ледяного ветра.
Ветер, был не просто ледяным, если бы художнику с буйной фантазией вздумалось изобразить ледяной ад, он бы придумал что-то похожее, но, как известно, на такие мелочи как холод, жара и прочие неудобства ни один клингон жаловаться не станет. Более того: чем серьёзнее вызов, который бросает тебе природа, тем сильнее желание помериться с ней силой… Ракар, судя по всему, именно этим и занялся, хотя, вроде бы, ромуланец – это вам ни разу не клингон. «Мужики!» – фыркнула про себя М’Кота. Хлебом их не корми, дай покрасоваться! Однако, следовало признать, что стойкость Ракара и Тенмы заставила её внутренние весы качнуться в сторону симпатии.
Ракар держал дверь, пока остальные кадеты вереницей спускались в трюм.
– Как тут темно! Ай-ай, кто наступил мне на ногу? А горячие напитки правда будут? - раздавалось обычное уже многоголосие, - Давайте подождем Акриту, сейчас она придет и все нам объяснит.
– А вы видели, как Ракар открыл эту дверь? - из общего гула выделился тонкий голос Хены, - Он такой сильный и деятельный, ведь андорианским кораблем тоже он управлял, пока вы все стояли в стороне. А теперь, кажется, он еще и без перчаток, просто взялся за ледяной металл голыми руками…
– Знаешь ли, Хена, я тоже мог бы, - хмыкнул в ответ Тенма, задетый изменением направления восхищения своей поклонницы, - Просто не хочу красоваться. Видимо, я менее тщеславен.
– Ты-то? - хохотнул в темноте райзианец, - Ну да, конечно! Хотя, вообще-то, я тоже мог бы все это сделать… Нет, ну что вы смеетесь, я мог бы! Просто мне… лениво.
– За что тебя вообще в этот проект взяли! - возмутилась Хена.
– Хвастовство – неотъемлемая черта любого мужчины, – с насмешливой назидательностью сообщила из мрака М’Кота. – Наше дело – смотреть и восхищаться... и в реальных условиях вовремя напомнить, что протокола безопасности нет, и лизать кувалду на морозе не стоит!
– Да ладно, М’Кота! - воскликнула Хена, - Ни за что не поверю, что ты бы отвела себе роль молчаливой восхищенной принцессы! Да ты бы сама за пояс заткнула всех хвастунов. Девочки тоже могут! Правда, Жантарин?
Андорианка пробурчала в ответ что-то нечленораздельное.
– А мне интересно, - задумчиво проговорил Брол, - Это настоящий холод или у нас больше работает психосоматика? Хотел бы я потом посмотреть, как сделана эта презентация.
– Если бы это была не презентация, «принцесса» в первую очередь как следует огрела бы «героя», пока он не успел схватиться руками за железяку, – в голосе М’Коты звучал неприкрытый скепсис, – а потом сказала бы ему всё, что думает о бессмысленном позёрстве и разодранных до мяса ладонях. Одно дело, когда ты делаешь такое в бою или ради настоящего дела, а другое – ради пустой похвальбы.
– Но все выглядит настолько настоящим… - вздохнула Хена.
– Ручаюсь, ромуланца это «настоящее» не обмануло! – хохотнула клингонка и добавила соболезнующим тоном: – Ничего-ничего, против древних инстинктов не попрёшь! Так что ваши хвастливые выходки – и глупые, и просчитанные – всё равно нам нравятся. Продолжайте в том же духе!
– Нравятся? Ну кому как, - хмыкнула Самрита то ли в ответ М’Коте, то ли каким-то своим мыслям.
Освальд слегка задержался снаружи, чтобы получше изучить этот фрагмент андорианской истории, но холод сделал своё - теплолюбивый житель субтропиков очень быстро начал стучать зубами и шагать на месте, чтобы хоть как-то согреться, но помогало это слабо. "Прямо как на Аляске зимой," - пробормотал он себе под нос. - "Чёртова Анна-Мария, я из-за тебя тогда..." - не договорив, он нахмурился и замотал головой, но было уже поздно: образы родного (ну, почти родного) дома и вредной сестры, постоянно подталкивавшей Освальда к дурацким действиям, плотно поселились в голове. Он на мгновение присел на палубу и обхватил голову руками, но тут же взвизгнул и подскочил - слишком холодно. Решив больше не глупить, кадет направился в трюм к остальным.
Акрита проследила, чтобы все благополучно перебрались через, казалось, усилившуюся в этот момент вьюгу, к открытой ромуланцем двери. Отцепив трос, она сама зашла последней, потянулась и дернула на потолке какой-то рычаг. Небольшой пятачок пространства «будки» и короткая ведущая вниз лестница озарилась тусклым желтоватым светом, который с каждой секундой становился ярче. После холодного блеска молний снаружи он выглядел теплым и умиротворяющим, как свет костра в первые туманные ночные заморозки августовского леса.
– Спасибо, мистер Ракар, можете закрывать, - кивнула она ромуланцу.
«Кумари» снова качнулся, разрубая очередную льдину.
– Прошу прощения за небольшие неудобства, доставленные в последние пару минут, - громко сказала она и откинула капюшон. – Мне так хотелось показать красоту и... силу, тот вызов, который мы приняли и на который ответили, этого сурового края и времени, что температура в голокомнате действительно плавно уменьшилась до 0 градусов по Цельсию. Но все остальное – фотоны, да и сейчас уже климат в норме, и протоколы безопасности я не отключала. Надеюсь, никто не пострадал?
Она улыбнулась немного виноватой улыбкой и задержала взгляд на Освальде:
– Все в порядке?
Освальд слегка улыбнулся и кивнул, но ничего не сказал.
– Все-таки самовнушение, - удовлетворенно пробормотал про себя Брол. Ему, как и остальным, внезапно стало гораздо теплее после слов андорианки.
С грохотом и лязгом Ракар захлопнул за собой дверь и завертел ее запорный механизм изнутри. Рукам было немного больно еще снаружи, но видимо от того, что разум и правда считал, что истинная температура -45 по федеральному Цельсию.
– Акрита, красоту показать удалось, все это было очень красиво, на самом деле, - сказал Ракар андорианке. На комментарии всех остальных, оценивавших его действия со своей точки зрения, он не отреагировал. В какой-то мере ему казалось, что это даже хорошо, их пребывание в собственных интерпретациях – в данном случае было выгодно, никто не заметил его временного отрешения от настоящей реальности. Им и не надо было этого замечать.
Акрита провела коллег по коридорчику с низким потолком, по обеим сторонам которого двери в каюты чередовались со встроенными в стены пультами управления чем-то – она сама плохо себе представляла, чем. Здесь, в помещении, в теплых комбинезонах быстро становилось жарко.
Одна из дверей была открыта, и андорианка прошла туда первой, пригласив остальных. Комната примерно три на четыре метра освещалась узкими лампами по периметру потолка. Посередине стоял большой стол, с трех сторон – металлические, обитые плотной тканью, лавки. Часть пространства у дальней стены отгораживалась раздвижной ширмой, с которой свисали провода, детали чьей-то экипировки, сумки с приборами и навигационными картами и прочее хозяйство.
– Располагайтесь! – радушно сказала Акрита. – Здесь мороза уже не будет! А я сейчас одну минутку.
Она проскочила за ширму, быстро вызвала арку и выкатила из-за двери голокомнаты тележку, оставленную там в перерыве. Сняла с нее покрывало и сейчас только с запозданием поняла, что вполне можно было сделать так, чтобы она изначально стояла внутри, а предыдущие сцены скрывали бы ее видимость – но на подготовку этой технической детали у нее не хватило времени.
– Моя презентация слегка не доделана, поэтому с технической точки зрения несовершенна, - с улыбкой продолжила автор, выкатывая тележку и пододвигая ее к столу. – Но, возможно, суть этого вам понравится.
Андорианка водрузила на середину три больших блюда, прикрытые фольгой, пару бутылок со светло-синей, подозрительно что-то напоминающей жидкостью и двухлитровый тяжелый графин-термос с чем-то теплым. Здесь же были вполне подходящие по стилю, походного типа тарелки, высокие стаканы и вилки, которых хватило на всех.
– Конечно, это все настоящее, - Акрита по очереди сняла крышки с блюд. – Я решила, что время все равно уже почти обеденное, да и после сурового холода Андории вполне позволительно прикоснуться к другой, более приятной, но не менее суровой стороне ее прошлого. Угощайтесь! Тут запеченное мясо редбата, можно есть прямо руками, так вкуснее, хотя оно горячее. А тут – лепешки со сладкой начинкой из клубней, это и сейчас считается большим деликатесом. Тогда эти растения только начали культивировать на специальных подземных плантациях. Поджаренные и хрустящие, они тают во рту, и, насколько я знаю, нравятся многим гуманоидам. Ну и вяленые рыбешки из подледного моря, по которому мы сейчас пробираемся – самая обычная еда команды «Кумари». Мне нравится, хотя довольно соленые. Из напитков – горячий отвар, что-то среднее между земным компотом и чаем, сладкий и пряный, там тоже в составе есть клубни и еще какие-то ягоды, сама не знаю, какие. Ну а это, - она кивнула на синие бутылки. – вы, наверное, понимаете?
_____________________
+ почти все


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
08 12 2016, 16:34:31 #443
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

Артур рассматривал андорианский ледокол с большим интересом. Он увлекался старинными кораблями Земли с раннего детства, собирал их модели, и теперь этот андорианский ледокол вызывал у него неподдельное восхищение. Слушая комментарии М'Кота в ответ на то, как ромуланец открывал переборочные двери, ему стало немного жаль, что он не сам это сделал. Но было бы крайне неправильно мешать энтузиазму представителя Ромула во взаимодействии с Федерацией.
- Акрита, здесь просто здорово! – сказал Артур, взяв две тарелки, на одну из которых положил мяса для М'Коты, - это отличный по всем параметрам корабль, очень грамотно спроектированный. Расскажешь на каком принципе он работает? Здесь атомный или термоядерный двигатель?
Тем временем другие кадеты тоже с энтузиазмом присоединились к обеду.
- Атомный, - ответила Акрита, расставляя стаканы. – Управляемый термоядерный синтез тогда был еще только разработкой, перспективной, но слишком опасной в применении. А корабль – да, его строили со знанием дела, хоть он и кажется грубоватым по виду и комфортабельности. Но отчасти это соответствовало духу эпохи.
Ракар потянулся за вяленой рыбой и взял одну из них.
- Андорианский эль или виски? – спросил он. - Кстати, я должен напомнить об объявлении координатора. Нам всем предстоит медицинский контроль и анализ крови, поэтому не стоит пока, во благо проекта. Сначала нужно пройти медосмотр.
- Эль, конечно, - Акрита посмотрела немного удивленно. – А разве это запрещено? Не знаю, как ваш ромуланский, а наш продается в свободном доступе в андорианском кафе. Конечно, злоупотреблять им не стоит, но мы ведь только попробовать в целях ознакомления с культурой...
М’Кота рассмеялась:
– Как жаль, что Ракар об этом напомнил! Я бы хотела увидеть глаза вулканца, если бы мы все –все! – после анализа крови оказались слегка навеселе!
- Да, попробовать – конечно, - кивнул Ракар, - наверное… в целях ознакомления с культурой – все верно. Ну, тогда надо будет попробовать отложить медосмотр. Немного на попозже.
- Не знаю, - пожала плечами андорианка. - это ведь вполне известное вещество, и мистеру Тенеку оно совершенно не помешает изучать нашу кровь. Ну, зафиксирует он его присутствие – и что? Или я не права?
Она оглядела коллег и остановила взгляд на советнике, ожидая ее решения, как старшей.
Ракар тоже оглянулся на болианку, которая была здесь единственной старшей, стараясь понять, какого она мнения.
- Нет-нет, Акрита, я имел в виду нечто другое. Здесь нет ничего незаконного, все верно, это ознакомление с культурой. Но.. вы понимаете, в связи с последними событиями и обязательном медицинском контроле участников проекта, я сейчас не уверен что алкоголь в крови – это то, что будет хорошо для отчета. Фактически, мы все находимся сейчас при исполнении служебных обязанностей, и согласно пункту №29.3.3 в частности моего воинского устава я не должен при исполнении употреблять спиртные напитки. Но, есть поправка – это дипломатическая ситуация, и я исполняю дипломатическую, а не военную роль, в этом случае – подобное разрешено. Кроме того – малая доза быстро будет выведена из крови, и … как ваше командование это расценит, я – не совсем уверен.
Самрита с большим интересом рассматривала андорианские блюда, пытаясь выбрать что-нибудь самое интересное, но они все выглядели одновременно и вкусно, и необычно, поэтому выбор был непростым. Наконец, остановившись на мясе и лепешках, она смогла сфокусироваться на разговоре, ведущемся на противоположном конце стола.
- Вы что, правда собираетесь пить… алкоголь? Причем не в свободное время? – удивленно и несколько обеспокоенно спросила землянка. – Это ведь не синтеголь, так? Я, пожалуй, воздержусь, но, знаю, тут есть любители… - она бросила быстрый взгляд в сторону Освальда и вернулась к своему мясу.
Освальд посмотрел на бутылки с элем и помотал головой, хотя на лице промелькнула улыбка. Он налил себе отвар и, взяв пару рыбёшек, отошёл в угол помещения, стараясь не привлекать к себе внимания.
-У нас у всех тут одна большая дипломатическая ситуация, - заявил Тар и потянулся к бутылке с элем.
И тогда ромуланец бросил на Тара Мари пристальный и очень специфический ромуланский взгляд. Он чувствовал всей своей параноидальной интуицией, что без уточнения спорного момента советником, приступить к знакомству с андорианской алкогольной культурой будет одним из последних действий для этого проекта. Проекта, который он не мог позволить закрыть.
К этому времени Утара успела немного оттаять. В буквальном смысле. Когда на всю их группу обрушилась метель с грозой, советник грустно подумала, что координатор проекта сбежала очень вовремя. Нет, это всё было эффектно и интересно, и по-своему красиво… но болианка определённо предпочла бы наблюдать всю эту красоту из мягкого кресла через окно. Интересно, что будет дальше, учитывая, что день начался с клингонского экстрима и продолжился андорианским? Оставалось надеяться, что Курш не приведёт настоящую орионку, чтобы проверить на мужской части проекта воздействие феромонов, а Тенек не заставит их искать воду, помирая от жары и жажды в пустыне.
Теперь же, Утара подумала о том, что несколько ударов судьбы, обрушившихся на проект в течение последних дней, заставили даже самых самостоятельных кадетов и даже в таких несложных вопросах апеллировать к авторитету старших по возрасту и званию.
– Вы взрослые люди, – мягко сказала болианка, – и можете сами решать подобные вещи, однако я хотела бы вам напомнить, что после этой презентации начнётся пикет, который потребует от вас большой выдержки и уравновешенности. Тем, кто принимает участие в пикете, я бы посоветовала воздержаться от эля: если возникнут беспорядки, даже, если они возникнут не по вашей вине, исходящий от вас запах алкоголя может легко сделать вас виновными в глазах многих и особенно в глазах предубеждённых свидетелей.
Остановившийся на полпути во время слов Утары студент с Райзы пожал плечами и откупорил ближайшую к нему бутылку.
Акрита снова растерянно пожала плечами, ей стало немного стыдно и за свою неудачную гостеприимность, и за то, что до сих пор до конца не вникла в процедуру пикета и что там нужно будет делать. Хотя это, определенно, что-то очень важное. Она налила себе теплого напитка и задумчиво взяла кусок запеченного редбата.
– Сплошные лишения, – вздохнула М’Кота, добавляя себе на тарелку батата. Заметив движение райзианца, она сверкнула на него глазами и рыкнула: – Выпьешь хоть глоток – на выстрел не подойдёшь к пикету, понял? Лично за этим прослежу!
- Тар, не надо, - сказал Ракар, - дело даже не в пикете, а в том, что у всех будут брать кровь.
-И что? - пожал плечами Тар.
– Да чёрт с ней – с кровью! – Возразила М’Кота. – Но если из-за него Лайтмана отдадут кардассам, я за себя не отвечаю!
- Участник проекта со следами алкоголя в крови, в дополнение к…, бардак, неуставное поведение, неподчинение, выводы о бессмысленности международного взаимодействия, закрытие проекта, - медленно с расстановкой перечислил Ракар, - зачем это нужно?
А потом посмотрел на Акриту:
- Мы обязательно попробуем эль, но позже, вечером или завтра. Я уверен – это вкусно, но в настоящий момент это немного не своевременно.
-В дополнение к…? - Тар изобразил глуповатое выражение лица, - К чему же?
- К тому, что Перим нас всех и так уже подставила, - фыркнула Самрита.
-Перим всех подставила, алкоголь принесла Акрита… - начал перечислять Тар, - А ругают все меня?
– Бедняжка! – притворно пожалела райзианца М’Кота. – На Райзе все такие, или тебя нам прислали как расовый уникум? – Потом клингонка пожала плечами и добавила: – Ракар, конечно, перегибает палку, от одного глотка эля ничего не случится, но если у кого-то не хватит мозгов, и этот кто-то не ограничится одним глотком, он наверняка забьёт последний гвоздь в гроб проекта.
Артур пихнул М'Коту в бок, хоть и очень нежно. Он не успел сделать это после ее слов о "кардассах" и наверстал это сейчас.
- М'Кота, - прошептал он, - чуть вежливее, пожалуйста. Не надо так при Тенме и не насмехайся над Мари, прошу тебя.
– Хватит меня пилить! – возмутилась клингонка. – Слово «кардассы» ты сам недавно сказал, а Мари меня уже достал своим раздолбайством!
- Вы были на перерыве, Тар, - продолжил Ракар, Самрита выразила мысль до него, и это избавило ромуланца от формулирования того, что он формулировать сейчас не хотел, - вас никто не ругает, мы всего лишь просим. Эль можно будет попробовать завтра или послезавтра. Но не сегодня в течение дня.
Кивнув на обращенные к ней слова Ракара, Акрита отложила мясо и некоторое время молча обдумывала то, что говорили товарищи. Все были правы, и прямо сейчас требовалось что-то изобрести, чтобы избежать обид и непонимания... Внезапно ей в голову пришла идея.
- Ребят, - сказала она, привлекая внимание. – А давайте действительно перенесем на потом эту часть знакомства с нашей культурой? Завтра будет последняя презентация этого задания, она тоже про Андорию. Так вот после нее, или в завершение – как захочет Жантарин – мы вполне сможем попробовать эль.
Она посмотрела на подругу.
- Дело не в этом, - все также тихо продолжил Артур в ответ М'Коте, - но я прошу тебя о вежливости, и вообще, потом поговорим.
«А раз «потом», то и говорил бы потом», – подумала М’Кота, но вслух ничего не сказала: клингоны не шепчут, а устраивать «семейную сцену» у всех на глазах ей совсем не хотелось.
_______
и кадеты


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
08 12 2016, 16:35:35 #444
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Вслед за Акритой на Жантарин оглянулись и другие кадеты.
-Вы что, правда хотите быть “чистенькими” только перед анализами? - с мрачной усмешкой произнесла девушка, - Хотите быть хорошими и правильными только для видимости, как Перим? Я тоже была на перерыве и все слышала. И я подумала над этим. Поэтому хочу напомнить, что алкоголь тоже отравляет организм. И тоже влияет на восприятие реальности. И тоже вызывает зависимость, - андорианка говорила короткими, рублеными предложениями, и каждое ее слово падало, как глыба льда, - Поэтому если кто-то хочет поддержать Перим и подать ей пример, он должен отказаться от употребления любых подобных веществ сам. Мы все должны быть “чистыми”, все время, в любых условиях, всей командой.
-Давайте заключим пакт! - воодушевленно воскликнула Хена.
Самрита согласно закивала, выслушав слова подруги.
- В конце концов, мы же все представляем здесь свои государства, так что давайте представлять их в лучшем виде, - добавила Самрита. – Например, кадеты Академии Звездного Флота не должны пить – это же очевидно. И принимать стимуляторы, хоть это очевидно не всем… - добавила она с усмешкой. – И речь не только о Перим, речь о нас самих, о том, что мы должны быть лучше. Должны быть просто идеальными, чтобы доказать, что проект стоит спасения. Так что я – в деле!
Впрочем, это было не совсем честно: для Самриты и так не составляло никакого труда подписаться под подобным заявлением, поскольку алкоголь она не употребляла, не говоря уже о более серьезных веществах.
Тут уже Акрита и вовсе потеряла нить обсуждения. В ее понимании мира пара глотков вкусного напитка совершенно не бросала тень на того, кто их выпьет; что такое пакт, она вообще не имела представления; друзья и коллеги, даже Артур с М’Котой, могли поссориться из-за этих ее несчастных бутылок; Квинтилия снова подвергалась осуждению; Акрита чувствовала свою ответственность за происходящее и одновременно абсолютно не знала, что может сделать теперь. Неужели это тот самый опыт взаимодействия, ради которого она здесь? И если ради него, ради успеха, нужно отказаться от эля, от которого она сама лично не видит повода отказываться – то что ж, пусть будет так.
Освальд из своего угла смотрел на коллег и снова всё больше и больше хмурился, только теперь, вместо огорчения, выражение лица отдавало злостью и презрением.
- Ну да, конечно, - проворчал он, - алкоголь, употребление которого имеет многотысячелетнюю историю, в свободное от службы время с целью расслабиться и получить удовольствие - это то же самое, что и стимуляторы во время учёбы, чтобы выглядеть лучше остальных. Это всё какое-то... - он сдержался, едва не обвинив девушек в лицемерии. - Дай некоторым кадрам волю - они всю Вселенную в вулканский монастырь переселят и запретят любые радости жизни. Может ещё есть начать только сухие пайки, а? Они ведь содержат ровно столько, сколько нужно, и в оптимальных, заранее рассчитанных пропорциях!
М’Кота уже собиралась дать воодушевлённым идеей девушкам свою отповедь, но Освальд её опередил, поэтому она только энергично поддержала землянина.
– Между прочим, я ни слова не говорила о том, чтобы «выглядеть чистенькими перед проверкой», и никому не советую это мне приписывать, – сообщила она. – Я говорила о том, чтобы не завалить по легкомыслию пикет. И о том, чтобы не позволять себе таких вещей, после которых перестаёшь соображать. В остальном я считаю правильным жить своей обычной жизнью, а не ходить по струнке. Что вы хотите показать этим зароком? Что мы, натворив дел, спохватились и решили показать себя правильными? Нет уж, надо оставаться собой, и оставаясь собой совершать правильные поступки.
-Значит, мы не хотим объединиться ради высоких моральных принципов и нашей коллеги? - удрученно спросила Хена, - Чтобы один за всех и все за одного?
-Ты идеалистка, - рассмеялся Тар, - Никто не будет жертвовать своим комфортом и удовольствием ради высоких принципов. А Жантарин делит мир на черное и белое, в то время как в нем полно сложных цветов и оттенков, как у этого замечательного эля.
- Не знаю, как у тебя, - Самрита посмотрела на М’Коту, - но в мою обычную жизнь стимуляторы и алкоголь не входят. Первые не зря применяют только в крайних случаях, а не когда хочется получше написать экзамен, а последний в Федерации давно уже заменили синтеголем. Но это ваше дело – в конце концов, мы никого не будем уговаривать, хотите – пейте прямо перед пикетом или медосмотром! Только за последствия придется отвечать нам всем. На мой взгляд, сейчас самым разумным было именно что перестать делать глупости и показать себя с самой лучшей стороны, потому что у проекта и так достаточно проблем!
-Я просто читала, что люди, у которых проблемы с… с наркотиками... - Хена произнесла последнее слово тихо и нерешительно, как будто это было что-то неприличное, - Что они часто отказываются и от алкоголя тоже, от всех веществ, которые вызывают зависимость. Поэтому я подумала, что будет хорошей идеей… если мы подадим пример и тоже чем-то пожертвуем, чтобы показать коллеге, что мы понимаем, через что она проходит. Мы же одна команда! Я правильно поняла, Жантарин?
Андорианка отвернулась в сторону, сохраняя обычное мрачное и нелюдимое выражение последних дней, и хмыкнула.
-Я просто не хотела бы работать под командованием человека, который может нечаянно явиться на службу с похмелья, и вообще рассчитывать на него в каких-то серьезных делах, - негромко произнесла она, - На корабле никогда же не знаешь, когда случится экстренная аварийная ситуация. Но это просто я. А вы делайте что хотите.
М’Кота изумлённо покачала головой:
– Неужели никто из вас не понимает разницу, между исполнением традиций братства и наплевательством на свой долг? Между дружеским застольем и доведением себя до невменяемого и унизительного состояния? Плевать на комфорт, но дико слышать, как вы ставите между этими вещами знак равенства! А если это такой план поддержки Перим, – она посмотрела на Хену, – то отказываться надо от чего-то такого, без чего жить не можешь. Хотите сказать, я что-то пропустила, и вы трое жить не можете без алкоголя? А если вам в принципе на него начхать, то какой же это пример самоограничения? Смотри, как я отказываюсь от того, без чего мне и так хорошо и комфортно? Это – насмешка, а не помощь!
- Я не согласен, что Перим жить прям не может без того, что было, - размеренно сказал Ракар, - М'Кота, вы несколько преувеличиваете. У всего есть своя мера, не доходящая до крайностей. Но лично я готов поддержать начинание ваших кадетов, и отказаться от подобных напитков, если это сработает для поддержки вашего кадета. Именно в том случае если это сработает. Но опять же, мне кажется это некоторая формальная малость, в которой все же, кое что есть. И да, пить или не пить спиртные напитки – лично мне не существенно. Я здесь на службе, поэтому это в основном – нет.
- Знаешь, Хена, - фыркнул Освальд, мельком взглянув на Самриту, но потом заговорил твёрдо и решительно, - ради высоких идеалов, вроде Первой директивы, например, надо не другим указывать, как им расслабляться и отдыхать, а что-то действительно достойное этих идеалов самой делать. Хочешь поддержать Перим? Отлично, я тоже. Для этого надо узнать, что ей может грозить за такую провинность и как она сможет на это повлиять, после чего прийти к ней и... скажем так, убедить принять помощь. После чего, разумеется, помочь.
-Значит, голосуем против общества трезвости! - радостно подвел итог Тар Мари, - Что ж, объединиться против чего-то - это все равно объединение. Отлично! И не волнуйся за свой пикет, М’Кота, если что - я на него не приду.
-Тар! - Хена мгновенно перекинулась на новую тему, - А как же Артур? Разве мы не хотим объединиться ради коллеги… все вместе… В конце-концов, он может погибнуть!
-Что вы так переживаете, - легкомысленно отмахнулся райзианец, - Звездный Флот этого не допустит. Там взрослые люди, все эти коммандеры и адмиралы, они знают, что делать, и прекрасно договорятся и без нас. Акрита, давай продолжать презентацию.
– Врежьте ему кто-нибудь! – с тоской в голосе попросила М’Кота. – Чтоб вы знали, я и так весь проект исполняю зарок, в отличие от всех вас, и если бы вы знали, как это сейчас трудно!
-А какой? - с любопытством спросила Хена.
– Не решать вопросы проекта путём рукоприкладства, – призналась М’Кота. – На весь срок проекта. Личные вопросы имею право.
- Ну и зря, - проговорила Самрита. Это, конечно, относилось не к обету ее соседки, который ей, как проживающей с М’Котой, наоборот пришелся по вкусу, а к подходу Тара Мари. – Общество трезвости нам бы сейчас не помешало. Впрочем, ваше дело – медобследование за вас никто не пройдет. Что касается Перим, то я не понимаю, почему мы все должны вокруг нее бегать, будто бы это она – хрустальная ваза. Для начала ей самой неплохо было бы извиниться за то, что пыталась казаться лучше нас всех обманными способами и ставила нам всем наше несовершенство в упрек, а потом уже можно говорить о какой-то поддержке, - землянка сложила руки на груди. – Но действительно, сколько уже можно о ней говорить, давайте продолжать!
- Перим не ставила никому в упрек несовершенство! – с какой-то особенной экспрессией сказал Ракар, - по крайней мере я именно такого не видел, - произнес он уже тише, опустил голову, выдохнул и продолжил, - я всего лишь попросил вас всех не употреблять алкоголь сейчас. На кону стоит судьба проекта. Пусть каждый обдумает это и примет собственное решение. И да, нужно продолжать, простите, Акрита, что так вышло. Но это нельзя было не обсудить.
Брови Самриты взлетели от любопытства, но сейчас оно было совсем неуместно - все ждали продолжения презентации.
- Значит, плохо смотрел. Или не туда, - усмехнулась она краем губ, но решила не продолжать этот крайне интересный разговор.
Акрита, которая уже отчаялась понять, кто чего хочет и почему, четко осознавала теперь только одно – что неосторожным своим действием она испортила и настроение товарищам, и, возможно, весь образ Андории. Но что теперь оправдываться или сокрушаться? Она молча встала, взяла со стола две бутылки и отнесла их обратно за ширму.
- Это вы меня извините, друзья, - сказала она. – Я правда не знала, что с этим напитком связаны такие проблемы. А у нас в принципе есть еще время? Просто по моим расчетам сейчас уже конец презентации и начало обеденного перерыва.
Она посмотрела на Утару, затем на М'Коту, которая, кажется, заведовала расписанием вместо Перим.
________
И кадеты
Offline  
08 12 2016, 16:39:18 #445
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Лайтман сжал кулаки и опустил голову. Он был бессилен в собственном бессилии, в собственном отчаянии и собственной позиции. Когда-то, совсем недавно он претендовал на позицию лидера. Он хотел быть им, на самом деле, если посмотреть прямо и честно, принять и разделить эту ответственность за происходящее теперь и будущее. За прошлое, настоящее и будущее. Но он потерял все. И теперь он понимал, что прошлое, настоящее и будущее очень зависит от конкретных людей и конкретных отношений. От этого множества очень принципиальных вопросов и проблем, которые нельзя игнорировать и обходить стороной. Некоторые вопросы нельзя не решать, нельзя просто опустить их, позволить им идти как они идут сами по себе. Это и есть настоящая ответственность за людей, когда ты не отпускаешь их просто так в их собственных ошибках и заблуждениях, когда ты делаешь все для того, чтобы они преодолели собственные ошибки и продолжили жить дальше, успешно, долго и по возможности счастливо. И Лайтман знал одно – как бы ни было, Квинтилию нельзя было отпустить и осудить просто так. Ей досталась не лучшая доля в Академии. Люди могут быть слишком жестоки в своих шутках и издевательствах, не зная как сильно больно это может отражаться на других. Не все способны стойко переживать и адекватно отвечать на  постоянное унижение и насмешки. Отчаяние имеет разные выходы, в алкоголь, в стимуляторы, в срывы… во что угодно. Отчаяние доводит иной раз до выхода в небытие. Он это знал на собственном благополучно преодоленном опыте, и потому не мог осуждать других. Но теперь, прямо сейчас – все что угодно сказанное им – будет осуждено другими. В настоящий момент кадет Лайтман на все 100% точно осознавал полную бессмысленность того, что делают его друзья в его защиту. Но они хотели это делать, и он не мог их разочаровывать. Он раз и навсегда тем самым единым собственным действием убил все, к чему стремился и что защищал. И особенно – международный проект, который мог бы иметь очень важные результаты для будущего альфа и бета квадрантов.
Все что угодно теперь с его стороны бессмысленно. И даже то, что он сказал М'Коте. Он все таки растревожил ее чувства без какой-либо надежды на продолжение, и заставил ее драться за него и намереваться идти до конца. Как это было невероятно сильно стыдно…
И в тоже время сдаваться было все равно нельзя. Чтобы ни было, просто нельзя было сдаться. До самого конца. И до самого конца нельзя было отчаяться. Потому что этот проект – это один корабль, в бескрайней неизвестности возможного будущего, и никто на этом корабле не один. Никто.
Лайтман с силой сжал собственный лоб в попытке собраться с мыслями.
- Есть еще время, Акрита, все хорошо. Продолжай, - сказал Артур.

Акрита опустила голову. Она ни в какой вселенной не умела и не могла быть лидером, да и не хотела этого. Финал презентации в любом случае получался не таким, как она планировала, впрочем, это не повод опускать руки... Что бы ни случилось. Выход всегда есть. Будущее всегда есть – и внезапно она поняла, чем закончит свой рассказ об Андории.
- Хорошо, - улыбнулась она. – Последняя сцена будет не долгой, и не придется никуда идти.
Она снова повернулась к ширме, вызвав консоль управления голокомнатой, и быстро набрала нужную последовательность. Хорошо, что программа получилась такой гибкой.
Ширма и вся часть кают-компании вместе со стеной исчезли, дальше той линии, на которой стояла Акрита, уютное пространство древнего корабля резко обрывалось. Там, за этой несуществующей или невидимой границей открывался большой полутемный зал с высокими сводами и колоннами, вырезанными из окаменелого льда. На пол, выложенный бугристыми серо-серебристыми плитами, похожими на необработанный мрамор, падали лучи из широких окон по правой стене. Сам зал по сравнению с каютой казался огромным, а где-то слева тянулся ряд хрустальных ледяных фигур – изображений героев и мифических существ, хотя отсюда их было сложно различить. Возле одной из ближайших колонн стояла небольшая скамья, и на ней лежал странный предмет или, скорее, устройство. Пройдя несколько шагов, Акрита взяла его в руки и повернулась к зрителям.
- Это инструмент, - она аккуратно расправила специальный пояс с пряжками и закрепила их на плечах и груди. – Музыкальный. Никто точно не знает, когда и где он появился, но есть мнение, что его создали в Аэнаре. Мы, андорианцы, конечно, не умеем играть на нем так, как они, не умеем находить полный телепатический контакт и управление. Поэтому приходится обходить этим.
Она сняла крышку с передней панели, где обнаружилось несколько рядов кнопок и рычагов, часть из них подсвечивалась оттенками сине-фиолетовой гаммы.
- На самом деле играть совсем не сложно, любой из вас, если захочет, может сделать это даже без подготовки. К сожалению, я не знаю в деталях принцип его работы, но суть в том, что он улавливает слабые колебания биополя – у гуманоидов не телепатов это скорее эмоции, не мысли. Ну, если кто-то умеет ими управлять, как вулканцы, например... Я не умею. Но оно и не требуется. Достаточно положить пальцы на панель, представлять себе образы, найти ощущение максимальной внутренней свободы. И она превратится в звук.
Андорианка закрыла глаза и опустила ладонь на кнопки. В ту же секунду раздалось одновременно несколько звуков, осторожных, чуть вибрирующих, похожих по тембру на орган, они слились в уменьшенный септаккорд и понеслись к далеким сводам зала, теряясь в его полумраке. Акрита убрала руку, и снова стало тихо.
- Здесь не нужно владеть какой-то особой техникой, пальцы сами находят нужное положение. В Академии Искусств – да, я забыла сказать, то, что вы видите – это Верхний Зал Академии, или Зал скульптур, – проводились исследования того, как инструмент реагирует на представителей различных рас. Результаты получались такие необычные и интересные! Еще ни одного случая не было, чтобы кто-то не нашел свой контакт. Но сейчас я буду не себя играть, а покажу произведение, озвученное и записанное за несколько лет до моего рождения.
Акрита прошла чуть ближе к границе между залом и кают-компанией, остановившись в метре от нее, опустила инструмент на пол и сама села рядом. Затем нажала на кнопку с краю, и по панели пробежала череда как будто новогодних огней. Вслед за ними из пустоты стали возникать звуки, сначала робкой мелодией, потом все сильнее, она то стихала, то нарастала, накатываясь волнами и снова растворяясь. Простая, понятная и в то же время пронзительно глубокая фраза повторялась в разных оттенках, переходя от безысходной грусти и почти отчаяния к светлой надежде. Короткие паузы отдавались немым вопросом, на который отвечало эхо из глубины зала. Несколько раз врывался тревожный аккорд глухим и требовательным диссонансом, разбивая мелодию на хрустальные, звенящие брызги.
Акрита сидела, склонив антенны, не шевелясь, и, конечно, она не могла знать, как это все слышит и воспринимает каждый, ведь здесь не было терминов и спецификаций. Но лично для нее здесь звучало то, что она так хотела выразить и передать, но не хватало слов – надежду и веру, пробивающую преграды жестокости и потерь, собственного бессилия и несовершенства мира. Мечту, почти побежденную и сломленную, но вновь и вновь возрождающуюся из пепла, грязи и зла. Находящую себя в единении с такими же робкими и слабыми звуками, которые, слившись, цепляясь друг за друга, вырываются из круга тьмы. Потому что были звезды, и все было не зря. И оставалось что-то, очень дорогое, очень важное – любовь? честь? свобода? – что оказывалось сильнее внутреннего, самого опасного врага. И на все это лился серебряный свет окольцованного газового гиганта за окном.
Оно длилось не больше семи минут, хотя Акрите вообще казалось, что время исчезло. Прошлое – в теплом маленьком пространстве кают-компании, настоящее – в холодном зале Академии и будущее – в том, что говорила музыка. А потом настала тишина.
- Акрита, я правильно понял, что не нужно специально быть композитором, чтобы писать музыку для этого инструмента? Тогда вопрос такой – кто был автор этого произведения? Какая у него профессия, кем он был? – спросил ромуланец.
А еще ромуланцу было очень интересно, каким образом в голографической проекции было осуществлено чтение колебания биополя и эмоций. Но этот вопрос он задавать не стал, намереваясь изучить код программы и сам инструмент более подробно в свободное время.
- Именно так, - ответила Акрита, вставая. Она взяла инструмент, прикасаясь к нему с особым трепетом и как будто благодарностью. – То есть композитором нужно быть, чтобы записать музыку, а чтобы просто превратить в звук – не нужно никаких специальных умений.
На второй вопрос она, конечно, могла ответить. И предполагала, что он возникнет, но не думала, что так сразу, поэтому поколебалась секунду.
- Это произведение написал мой отец. Он профессор, работает в Академии Искусств на Андории, и тогда работал там же.
– Мне вспомнились стихи, – сказала Утара. – Не знаю, близки ли эти строки к душевному источнику этой музыки, но вот такие строки всплыли у меня в памяти:
«Из руин и забвенья, из пепла и крови,
Законам любым вопреки,
Возникает лицо, появляются брови,
Из тьмы проступают зрачки.
И не нужно движений, достаточно взгляда,
Как все начинается вновь:
Из бессонного бреда, из слез и разлада
На свет происходит любовь.»
-Кто написал их? - вопрос неожиданно прозвучал от Тенмы.
– Древний земной поэт, – ответила болианка и пояснила: – Когда-то этот сборник попался мне в букинистическом кафе на Земле, и владелец подарил мне копию томика, со своей полки.
-Не думал, что тебе нравятся стихи, Тенма, - хихикнул Тар Мари.
- Я - сын гала и изучал не только военное дело, а получил качественное всестороннее образование, - высокомерно ответил кардассианец.
-А эта музыка? - спросила Хена, на глазах у которой снова выступили слезы, - Она такая… такая… Как твой отец сочинил ее, Акрита? За ней стоит какая-то история?
Андорианка поняла, что отступать некуда, да, наверное, так и было правильно – что самые первые вопросы коллег стали тем, о чем она если и рассчитывала говорить, то в последнюю очередь. Но, видимо, она чего-то не учла, чего-то созданного этой музыкой, и поэтому ее спрашивали не о принципе работы инструмента, не о тонкостях голографической программы, не об истории данного вида искусств, а вот об этом.
Посмотрев на девушку-ференги долгим, внимательным и доверительным взглядом, она тихо ответила:
- Мой отец много лет занимался изучением этого инструмента, хотя сам почти не сочинял. А это, я потом узнала, он написал через год после того, как встретился с моей матерью. Тогда их первый ребенок... не смог появиться на свет. Умер при рождении. Это мог быть мой брат. Простите, - она опустила голову, чуть дрожащей рукой закрыла панель и, пользуясь возможностью отвернуться, отнесла инструмент на скамейку, откуда взяла. Этих нескольких секунд ей в принципе хватило, чтобы совладать с собой, хотя она прекрасно знала, что лицо ее в плане отражения эмоций – как открытая книга.
- Собственно, вот вся презентация, - сказала она, тепло улыбаясь коллегам. – Конечно, тут не вся Андория, и даже не большая ее часть, но и меня нельзя назвать коренным жителем этой планеты.
-Мне очень жаль… - прошептала Хена.
__________________________
С кадетами и советником Рилл


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
08 12 2016, 16:45:06 #446
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Самрита слушала музыку, затаив дыхание, и, хоть мелодия и закончила звучать в зале, она все еще продолжала играть в ее голове. Она чувствовала, что слезы наворачиваются на глаза от нахлынувших эмоций, но сдержала их усилием воли. Акрита, определенно, решила приберечь самый сильный и впечатляющий момент презентации под конец. Хотя и северное сияние, и прогулка на ледоколе произвели на землянку сильное впечатление, все это не могло сравниться с музыкой, пробуждающей самые глубоко запрятанные эмоции. Самрита и сама умела играть на некоторых музыкальных инструментах и обладала - по словам своих учителей – довольно тонким слухом, поэтому ее первым желанием было попросить самой попробовать поиграть, но потом она подумала, что может случайно разрушить волшебство атмосферы, созданной этой композицией. Удержавшись от этого порыва, она опустила взгляд, лишь краем уха слушая обсуждение остальных кадетов, и даже не сразу осознала, что это был конец презентации.
Ракар глубоко вздохнул, глядя на все эти чувства, которые принесли текущие события автору презентации. Вообще, на самом деле он был удивлен этой абсолютно незащищенной искренностью андорианской девушки.  И музыка, музыка ему очень понравилась. Хотя в первую очередь он подумал о работе и занялся именно ей. Технологией, которую нужно было добыть.
Ракар пошел вслед за Акритой к скамейке и коснулся руки андорианки.
- Не расстраивайтесь, Акрита, - сказал он, - все что сделано, все что произошло, раньше и теперь – было не зря. Во всем есть смысл и есть опыт, и память. Отличная презентация, замечательная музыка. Я благодарен.
А потом ромуланец сел на скамейку и взял в руки инструмент, сосредоточился и положил пальцы на контакты.
- Я надеюсь, вы не будете против, если я это протестирую? – спросил он в пространство.
- Спасибо, - с некоторым запозданием ответила Акрита на слова Ракара. – Конечно, все не зря, и именно об этом была музыка...
Внезапно она подумала, что можно спросить у него, понравилось бы это Квинтилии. Но не решилась.
- Конечно, пробуйте! Хотя это и не настоящий инструмент, а голопрограмма, но она создана с максимальной точностью, и я, если честно, сама плохо разбираюсь в коде. Отец мне подарил ее, чтобы я могла играть для себя, если захочу. И вот специально спросила у него, можно ли такое включить в презентацию, нет ли здесь каких-то политических препятствий, соображений безопасности – он сказал, что нет. Кстати, - обернулась она к остальным. – Если кто хочет поиграть – то можете это сделать! Ну и распробовать андорианские блюда тоже!
Ракар коснулся нужных контактов и инструмент издал нечто, что сторонний  внимательный наблюдатель мог бы назвать песнью бескрайнего пространства космоса. И ромуланец тут же прекратил свою попытку.
- Ладно, наверное, я сделаю это позже. Ваша презентация же тоже в свободном доступе? Сюда можно будет вернуться?
- Да, разумеется, - кивнула Акрита. – До этой минуты моя презентация была лишь набором несвязанных отдельных сцен, но вот сейчас я выложу ее в том виде, как у нас сложилось.
Когда музыка закончилась, Освальд впервые пожалел о решении организовать пикет: музыка была настолько эмоциональной, что пришлось очень сильно постараться, чтобы сохранить самообладание. А ещё очень хотелось напиться. Прямо здесь и прямо сейчас, вот этим самым элем, но... нельзя. На Земле говорят: "Назвался груздем - полезай в кузов", - и Освальд этому принципу старался следовать всю свою сознательную жизнь, а значит подводить остальных было нельзя.
Акрита предложила попробовать всем желающим, но парень только помотал головой - не хотелось ту бурю эмоций внутри выставлять напоказ.
- Потом, - пробормотал он, сосредоточившись на случайно выбранной точке на полу.
М’Кота, наоборот, протянула руку к инструменту, совершенно забыв об осторожности – она не привыкла скрывать свои чувства и поэтому не терзалась сомнениями. Под сводами Зала скульптур, словно из самого зенита потоком пролился мощный органный аккорд; плавно, медленно и размашисто, как ниспадающее полотнище гигантского водопада. Сквозь этот… нет, не фон, скорее наоборот, фоном через эту главную тему просвечивали, переплетаясь с ней, более легкие, высокие и мягкие мотивы, похожие на тонкую россыпь струй вокруг основного потока.
М’Кота сняла руки с инструмента, бросила на Акриту слегка извиняющийся взгляд и сказала:
– Кажется, я – это слишком много. И громко.
У неё было чувство, что она нарушила хрупкую атмосферу печали, навеянную мелодией отца Акриты, и от этого ей стало слегка неуютно.
В то же время мысль, которая возникла ещё в самом начале демонстрации чудесного инструмента, наконец-то оформилась до конца. М’Кота обвела взглядом кадетов и остановилась на райзианце.
– Тар, – сказала она с неожиданной серьёзностью, – хочешь попробовать?
-Нет, спасибо, - Тар Мари отстранился с улыбкой, - Я лучше тоже… сделаю это позже, как Ракар.
М’Кота кивнула, словно это соответствовало её предположению и сказала:
– Я так и думала. Эта… вещь – она слишком много может о нас рассказать. А ты всю дорогу прячешься за своим раздолбайством, как за корабельными щитами. Так хорошо прячешься, что я даже почти поверила. – Клингонка повернулась к Акрите и сказала: – Теперь я ещё больше хочу увидеть настоящего аэнара, даже если он из принципа не станет со мной разговаривать.
Самрита усмехнулась замечанию М’Коты: у всех были свои щиты, но на то они и щиты, чтобы скрывать что-то, не предназначенное для чужих глаз. Поэтому она была даже рада, что эта дискуссия ее не коснулась: к счастью, ее личность другим интересна не была, а, значит, ее собственный щит все еще отлично работал.
- Я тоже хотела бы познакомиться поближе с обитателями льдов, - с улыбкой ответила Акрита М’Коте. – А у тебя здорово получилось! И ты не боишься.
-Почти поверила? - рассмеялся Тар на слова М’Коты, - Почему же всего лишь “почти”? Ну, если презентация окончена, то я пошел - второй обед никому еще не мешал. Компьютер, арку! - беззаботно насвистывая, он направился к выходу.
-Иногда мне кажется, что он специально нас провоцирует, - прошипела Хена.
-А ты не ведись на это, - обронила Жантарин и направилась к Акрите.
-Я хотела еще раз поблагодарить тебя, за все, - произнесла она, поравнявшись к соотечественницей и глядя ей в глаза, не особенно обращая внимание на М’Коту, - То, что ты сделала, к тому же за такой короткий срок - потрясающе.
- Спасибо, - смущенно кивнула Акрита. – Уверена, у тебя тоже будет очень интересно и по-настоящему.
Увидев, что коллеги начали расходиться, она подумала, что нести еду обратно в ресторан будет не очень удобно, и объявила погромче:
- Друзья, кто еще хочет или не успел, доедайте пирожки! Они вкусные, и с собой можно взять! Да и мясо тоже.
Поняв, что обеда сегодня скорее всего не будет, Самрита подхватила пирожок и подошла к М’Коте:
- Когда мы начинаем? Мне еще надо забрать кое-что из каюты, потом я вернусь на Променад.
– Тогда сразу, как ты вернёшься, – решила М’Кота и, прикинув время, которое может понадобиться Самрите, чтобы сходить туда и обратно плюс взять нужные ей вещи, добавила: – Встречаемся на месте через полчаса. Как раз все успеют… подготовиться, – клингонка слегка усмехнулась, на ходу заменив солдатское словечко «оправиться», чтобы не смущать и не шокировать скромных федеральных девушек. – Так, это мы берём с собой, – М’Кота хозяйственно обозрела приготовленную Акритой еду. – Я сейчас спущусь в Кваркс, возьму термоконтейнеры. Это всё очень кстати: кто проголодается, сможет поесть прямо на месте.
Артур слушал музыку, которую исполнила М'Кота с полным отрешением от реальности, внимая каждому звуку. Он не особенно любил громкую музыку, но сейчас это было совсем иным. Сейчас это бы то, что М'Кота испытывала сама, транслированное очень интересным инструментом. А потом он снова смотрел на клингонскую девушку, одновременно удивляясь и радуясь тому, как она вобщем то в короткий срок наконец сама поняла, что у поведения Тара Мари есть другие причины, кроме собственно самого раздолбайства. Прекрасная клингонская девушка М'Кота. Лайтман смотрел на нее с некоторого удаления и любовался, слегка склонив голову влево. А потом подошел к столу, с которого еще не разобрали еду и положил на тарелку некоторую часть всего этого андорианского разнообразия.
- Акрита, спасибо за презентацию, это было… отлично, - сказал кадет.
Как только действие презентации про Андорию закончилось, Ракар нашел Освальда и Самриту, каждому из них отдельно он сказал, что ему нужно не более 20-ти минут, чтобы поесть. Поесть ромуланцу было очень надо, и именно в Кварк'с. Он мотивировал тем, что страшно голоден, и что ему нужна ромуланская еда. А следом, не задерживаясь,  вышел из голокомнаты.
- Хорошо, - кивнула Самрита М’Коте и Ракару, – Тогда встречаемся на Променаде на месте проведения пикета, я скоро буду!
С этими словами она направилась к выходу из голодека в потоке остальных кадетов.
Когда ушла Самрита и подошел Артур, Жантарин почувствовала себя неуютно, стоя между ним и М’Котой.
-Тар тебя не очень расстроил? - обратилась она к Акрите, переводя тему, - И вообще, все это… - она обвела рукой помещение голокомнаты и кадетов, вновь принимавшихся за угощение.
Автор презентации удивленно вскинула антенны.
- Расстроил? Нет, что ты. Напротив, я сама не ожидала, что так все сложится. И всем очень благодарна, ведь каждый из вас по-своему поучаствовал в превращении ряда недоделанных сцен в цельную картину. Спасибо вам!
Напряжения между М’Котой и Жантарин она пока заметить не успела, поэтому сразу с улыбкой повернулась к клингонской девушке:
- Давай, я тебе потом помогу собрать и отнести, куда нужно? Заодно вы расскажете мне, что нужно будет делать на пикете. Мне бы тоже хотелось поучаствовать и помочь Артуру, хотя, кажется, роли уже распределены?
– Ещё нет, – поправила её М’Кота. – Мы, конечно, подготовили, что успели, но ещё не решили, кто что будет говорить, даже кто озвучит спектакль. Как раз сейчас перед началом всё и решим. Так что твоя помощь пригодится и не только на подхвате!
-А мы пойдем в каюту, - за спиной у Артура возник младший лейтенант Брамс.
- Будьте там, пожалуйста, осторожны, - сказал Артур М'Коте, Акрите и Жантарин, которые были на данный момент рядом, и обернулся к охраннику, подхватив с собой тарелку с андорианской едой:
- Да, сэр.
______
С кадетами
Offline  
08 12 2016, 16:48:54 #447
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, день
Голокомнаты -> Лазарет


Толан взглянула на часы на наручном коммуникаторе: пикет, не предвещавший ничего хорошего, должен будет начаться совсем скоро, а до этого у нее было еще одно дело. Еще недавно оно казалось самым важным и значимым, но теперь сместилось на второй план мыслями о том, во что выльется самодеятельность ее кадетов на Променаде: в арест? Закрытие проекта? Или, действительно, поможет Лайтману? А что подумает обо всем этом Джарин? Почему-то последняя мысль тревожила ее больше всего, и она раз за разом прокручивала в голове их возможный разговор.

Толан покинула голокомнату и остановилась за ее закрытой дверью, активируя коммуникатор.
- Толан вызывает лазарет. Мисс Перим сейчас в состоянии меня принять? – спросила она, надеясь, что Тенек послушал ее и действительно отправился спать, и сейчас она не услышит его голос. После сегодняшней утренней встречи у кардассианки было время как следует обдумать его слова, и то, что она увидела за ними, ей совсем не понравилось.
На вызов Толан ответил один из баджорских медиков и дал на ее вопрос положительный ответ.
В лазарете Толан коротко кивнула дежурившему медику и направилась в комнату, где находилась мисс Перим. Вспомнив, что говорил ей Планкс, кардассианка вздохнула и понадеялась, что ее разговор с триллом не закончится потоком слез, иначе это будет очень быстрый разговор. Слезы, как и другие проявления слабости, она с трудом переносила и не знала, как на них реагировать. Больше она не любила только ложь – но только когда та вскрывалась.
- Попросите никого нас не беспокоить, пока я не закончу, - обратилась она к медику и прошла внутрь.
Перим была заранее предупреждена о визите начальства, поэтому встретила координатора Толан стоя. Формы на ней не было, конечно, но было видно, что она спешно пыталась привести себя в порядок - собрала волосы в косу, а ее глаза были хоть и опухшими и красными, но сухими. По-крайней мере, пока.
-Мэм, - тихо произнесла она, увидев Толан.  
- Как вы себя чувствуете, мисс Перим? – поинтересовалась координатор, проходя внутрь и усаживаясь на стул. – Можете присесть; мне сказали, что вам прописали отдых до завтрашнего дня, поэтому – отдыхайте. Вы уже обедали? Я могу попросить санитара принести вам еду – не хочу нарушать ваш режим, - голос Толан звучал вежливо и доброжелательно, но глаза внимательно изучали кадета Перим с ног до головы с некоторым… любопытством?
Перим села - на самый край кровати, держа спину прямой и аккуратно сложив руки на коленях.
-Я в порядке, мэм, - произнесла она, - И мне не требуется еда в настоящий момент. Скажите… - тут голос девушки дрогнул, - вы пришли сказать, что я исключена из проекта?
- Нет, - Толан покачала головой, а на ее губах мелькнуло некое подобие улыбки. – А у меня есть основание вас исключать? Я пришла, чтобы послушать вас. Давайте считать, что я ничего не знаю и что сейчас услышу вашу историю впервые – и только потом я буду думать о вашем участии в проекте и предпринимать дальнейшие действия. Итак, мисс Перим, расскажите мне, как и почему вы оказались в лазарете, а также почему полагаете, что я должна вас исключить, - она поудобнее устроилась на стуле и изучающе посмотрела на трилла.
-Потому что… все остальные сделали это, - судя по всему, Перим начала отвечать сперва на второй вопрос, - Меня отстранили от работы на станции и от занятий в Академии, поэтому я подумала… что будет логично… что и вы тоже.
- В данный момент вы находитесь в лазарете и соответственно не можете принимать участие в учебной или проектной деятельности. Что будет потом – еще не решено, - формальным тоном проговорила кардассианка и затем продолжила уже со своими привычными интонациями: - Я говорила с вашим преподавателем – лейтенант-коммандером Планксом, - и он сказал, что речь идет о временном отстранении до прояснения вопроса, а не об исключении. То же самое я могу сказать и о проекте. Мне бы хотелось, чтобы вы внимательно слушали то, что мы вам говорим, и видели разницу между этими понятиями. Я не могу говорить о решении ваших преподавателей, но могу говорить о своем, поэтому вы должны знать: его еще нет. И оно во многом будет завесить от того, что я услышу здесь и сейчас.
«Но не только от этого», - мысленно добавила Толан. Разумеется, сейчас решится основной вопрос: стоит ли ей и вовсе тратить время на Квинтилию Перим. Но если он решится положительно, то дальше будет чуть сложнее…
-Я понимаю, - тихо ответила трилл, кивнула, и так и оставила голову опущенной.
Очевидно, присутствие начальства, да еще и в лице кардассианки, сильно ее пугало.
- Хорошо, - голос координатора чуть смягчился, что было для нее нетипично. – А теперь я хочу услышать вашу историю.
-Извините, пожалуйста, - пролепетела девушка, - Но не могли бы вы… повторить вопрос? Я не совсем понимаю...
- Вы все понимаете, - вздохнула кардассианка. – И прекрасно знаете, что я уже все знаю. Давайте не будем тратить мое время. Я хочу услышать ваш взгляд на события, приведшие вас в лазарет. Где вам начать – вчера в вашей каюте, за три дня до этого в Кварк’c или еще раньше – в Академии, - решать вам.
-Я не знаю, что сказать, правда, - чуть слышно прошептала трилл, - Я попала в лазарет, потому что мистер Тенек и мистер Ракар решили, что мне это нужно.
- Вот как! – казалось, Толан искренне удивилась. – А я слышала, что вы сюда попали из-за вашей зависимости от одного сильного и нелегального стимулятора, который вы купили на станции. Вы что-нибудь об этом слышали? Как вы думаете, вас отстранили от занятий в Академии тоже по просьбе мистера Ракара и мистера Тенека, или у коммандера Планкса была другая причина?
-Когда мистер Тенек и мистер Ракар приняли такое решение, у меня не было болей, неприятных ощущений или проявления каких-либо симптомов, которые я хотела бы устранить в лазарете, - все так же тихо ответила Перим, - После ночи здесь я правда чувствовала себя хуже. Лейтенант-коммандер Планкс счел, что я не достаточно здорова, чтобы выполнять свои обязанности...
- Речь идет не о ваших ощущениях и даже не о вашем самочувствии. Мистер Тенек дал мне понять, что сейчас вы уже почти пришли в норму, а завтра и вовсе будете здоровы. И все же, несмотря на ваше уже приемлемое состояние, вы отстранены от занятий: не по причине краткосрочного нахождения в лазарете, а по причине вашего попадания в зависимость от опасных препаратов. Вы же понимаете, почему они запрещены? Если нет, я попрошу мистера Тенека прочитать вам краткий курс о вреде наркотиков: это будет очень долго и очень скучно. И здесь мы могли бы получить историю о девочке, которую наркоторговцы с преступными намерениями обманули и продали стимулятор, вызывающий быструю зависимость. Этой девочке можно было бы только посочувствовать, ведь она попала в коварные сети людей, готовых вытрясти из нее последнюю полоску латины и оставить наедине с ее зависимостью, но кое-что в этой истории меня смущает…
Квинтилия побледнела еще сильнее, но промолчала.
- Вы не догадываетесь? – Толан вновь вздохнула. – Может быть, эта девочка была не такой наивной и неопытной? Она знала, что покупала, и знала, какого результата хочет добиться. И даже сейчас эта девочка жалеет только о том, что ее обман раскрылся… Но раскаивается ли она? Понимает ли, в чем была ее ошибка?
-Я просто хотела все успеть… и быть хорошей… - прошептала Перим, и на ее глазах все-таки снова выступили слезы.
- Мисс Перим… Пожалуйста, успокойтесь, - было похоже, что кардассианка чувствовала себя очень неловко в этой ситуации и не знала, что сказать или сделать. – Я же сказала, что пришла сюда не выносить вердикт или осуждать вас. Но нам надо поговорить и все выяснить, а слезы разговору не помогут. Вы сможете сейчас говорить со мной, как ответственный и взрослый человек, которым я вас всегда считала? – она попыталась поймать взгляд девушки.
Перим запрокинула лицо к потолку, будто пыталась загнать слезы обратно, и украдкой шмыгнула носом.
- Да…
- Хорошо, - удовлетворенно кивнула Толан. – Вы сказали, что хотели все успевать, и это похвально. Мы с коммандером Мори изучили ваше расписание – оно было действительно очень плотным, в нем оставалось время только на сон и еду. И все же – это время оставалось. Кстати, вам будет полезно узнать, что в связи с вашей ситуацией я провожу проверку нагрузки остальных участников проекта; их также ждет полное токсикологическое обследование, и мне очень хочется надеяться, что больше следов этого стимулятора ни у кого не найдут. Вы же помните, в каком плачевном состоянии находится проект? То, что один из его участников обращался к незаконным веществам, никак не пойдет ему на пользу. Так вот, мисс Перим, скажите мне: стоило ли ваше желание «быть хорошей» всего этого? Нарушения закона, приобретения незаконного препарата, угрозы для вашего здоровья, вашей карьеры в Звездном Флоте и постановки под удар всего проекта «Альфа»?
-Я не знала, что это навредит проекту… - пролепетала Перим, - Ведь я не причиняла никому вреда… кроме себя.
- Я надеюсь, что не навредит, но я должна быть готова ко всему. Но вы могли навредить – не сейчас, так потом. Стимуляторы оказывают влияние на мозг и сознание, а, значит, вы становились бомбой замедленного действия для станции, проекта и вашей Академии. Я уверена, вы об этом не думали, но подумайте сейчас: для вас важнее: сиюминутный результат и желание выслужиться перед начальством, или все же вы беспокоитесь и о людях вокруг вас, о последствиях ваших действий, об ответственности перед своей командой? Чему вас учил ваш Звездный Флот?
-Я бы никогда не позволила, чтобы так произошло, я бы все контролировала! Все говорят о последствиях… Но никто ведь не может знать наверняка, что это произошло бы или нет. Вы просто не понимаете… каково это…
- Разумеется, я не утверждаю, что все так бы и было. Вполне возможно, что ваш обман бы никогда не раскрылся, и только вы одна бы знали, что вы обманываете свое руководство и свою команду… Вы считаете, так было бы лучше? Что касается вашего контроля, то позвольте мне все же усомниться в его полноте: до меня дошла информация о том, что и как происходило вчера в вашей каюте, и это было похоже на что угодно, кроме полного контроля. Но почему я убеждаю вас сейчас в том, что принимать стимуляторы без медицинской необходимости – это плохо? Что обманывать свое начальство и коллег – плохо? Ведь это очевидные истины, и это вы должны меня убедить, что вы все поняли, готовы исправиться и стать достойной того, чтобы вернуться в проект, куда отбирали лучших из лучших. И вот еще что, мисс Перим… - Толан улыбнулась краешком губ. – Не обвиняйте других в том, что они не могут вас понять. Вас удивит, если я скажу, что прекрасно знаю, что такое зависимость от таблеток и как легко ей поддаться?
________
С Квинтилией Перим
Offline  
08 12 2016, 16:52:18 #448
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

-Вы?! - Перим выглядела по-настоящему удивленной.
- Почему бы и нет? – кардассианка пожала плечами. – После войны в меня вкалывали столько обезболивающих, что хватило бы на целый флот. Через год или два боль прошла, а таблетки остались, а вместе с ними - чувство спокойствия, безмятежность и полное отсутствие эмоций… Мне казалось, что я могла бы так прожить всю жизнь. А потом в какой-то момент меня почти поймали, как и вас, и встал вопрос о моей службе в Кардассианском флоте и работе в Военной Академии. Тогда я могла потерять все, и я выбрала сложный и неприятный путь, хотя могла оставаться в своем блаженном вакууме всю жизнь.
-Что же вы сделали?
- Приняла волевое решение и отказалась от лекарств, - равнодушно произнесла Толан. – Я не могла позволить руководству кафедры узнать о моей… привычке. Одна коллега была близка, чтобы узнать правду, и пригрозила, что мой секрет раскроется. Я не буду обманывать и говорить, что это было легко и приятно, и что мне не хотелось вернуться назад, но я знала, что если захочу, то смогу пройти через это.
-И все-таки это не то же самое… - пробормотала трилл, ее руки на коленях разжались, одна ладонь упала на одеяло, - Вы не знаете, что такое постоянно быть хуже всех, постоянно всех разочаровывать, быть не такой умной, как все, соображать не так быстро, быть не достаточно хорошей… У меня ведь была совсем другая жизнь до всего этого, до Академии. Я слишком поздно решила поступать, у меня было мало времени на подготовку, а когда я все-таки поступила… В Академии оказалось сложно, сложнее, чем я думала… - Квинтилия жалобно шмыгнула носом, - В спорте, если у тебя не получается какой-то элемент, ты отрабатываешь его снова и снова, через пот, кровь, синяки, разбитые пальцы, мозоли. Я пыталась, правда пыталась, делать с учебой так же - тогда я начала зубрить. Все вокруг дружили, встречались, ходили на вечеринки… по-настоящему жили. Я так им завидовала! То, что они запоминали и осознавали, просто посещая лекции, мне приходилось заучивать, просто чтобы быть на одном уровне с ними. Потому что я просто хуже них, хуже на целую ступень, и это нужно было как-то компенсировать. К моменту второй сессии перед одним экзаменом я была такой усталой и так нервничала, что… нашла другой способ… и он сработал…
- Да, здесь мне вас не понять: я никогда не стремилась быть лучшей. Но и вы преувеличиваете: если бы вы были хуже всех, вы бы не поступили в Академию. Я видела вступительные экзамены, и уровень абитуриентов Академии Звездного Флота можно сравнить с уровнем наших абитуриентов, а кардассианское образование я считаю самым сильным в квадранте. Нет, мисс Перим, вы не были хуже всех и едва ли вы всех разочаровывали. Но вы захотели быть не просто одной из многих, а самой лучшей, лучше всех тех, кто тратил время на развлечения и свидания, и вы нашли удобный способ. Только вот это все - неправда, обман. Теперь это знают и другие, в том числе ваши коллеги. Коммандер Планкс подозревал, что вы начали принимать стимуляторы еще в Академии и долгое время обманывали ваших преподавателей. Но вы же понимаете, что таблетки не делали вас умнее? Они помогали вам концентрироваться, тратить меньше времени на сон, повышали работоспособность – но не влияли на имеющиеся у вас умственные способности. Без них бы вы, может быть, находились в середине рейтинга и не попали в проект, а затем бы вас распределили не на флагманский корабль, а на станцию вроде этой или небольшое исследовательское судно… Звучит не так перспективно? А ведь большинство ваших коллег об этом мечтает. А если сравнить с тем, что теперь вас может ждать после раскрытия вашей маленькой тайны, то лучше быть в середине, чем вылететь из Академии за обман и жульничество на экзаменах. И никто теперь не будет вас жалеть и входить в ваше положение. Так что нет, ваш способ не сработал, он загнал вас в яму, из которой вы теперь должны выбраться. Если бы это не случилось сейчас, скорее всего случилось бы позже – через год или пять лет – но случилось бы. Но коммандер Планкс рассматривает и другие варианты: например, вы можете пересдать все экзамены, начиная со второй сессии, под строгим медицинским наблюдением… Как думаете, это будет честно?
-Я не могла быть в середине, не могла быть посредственностью, - палец Перим начал выписывать круги по одеялу, - Чтобы поступить в Академию, мне пришлось полностью изменить свою жизнь и от многого отказаться. Были люди, которые рассчитывали на меня, они были моей командой и, может быть, даже семьей, но я выбрала их бросить в сложной ситуации, я предала их… И если бы я не смогла добиться успеха, это все было бы зря. Поэтому я не могла, просто не могла провалиться и быть не идеальной…
Толан обвела долгим взглядом сидящую перед ней девушку и покачала головой:
- Вы хотели стать лучшей, вы не смогли, и вы решили найти обходной способ. Своими амбициями вы оправдываете нарушение порядка, мошенничество на экзаменах и обман доверия тех, кто в вас верил – ваших преподавателей, экзаменаторов, однокурсников, коллег по проекту, меня. Но теперь вы уже провалились, и вас увидели такой, какая вы есть на самом деле, и я бы не стала использовать тут слово «идеальная». Я вижу перед собой не самую глупую девушку, которая многого могла бы добиться своими силами, но ее честолюбие взяло верх, и она выбрала неправильный путь. Теперь она должна ответить за свои действия и решить, что же она будет делать дальше, - Толан сложила руки в замок и выжидательно посмотрела на Квинтилию.
-Я не знаю, что мне делать… мэм… - прошептала Перим, - Наверное, будет лучше, если меня правда отчислят.
- Вы готовы так просто сдаться? – Толан звучала удивленно и разочарованно. – То есть, все ваши мечты и стремления ничего не стоят, и вы готовы от всего отказаться, встретившись с проблемой? Созданной вашими же руками проблемой, мисс Перим! Даже лейтенант-коммандер Планкс еще не уверен, что отчисление станет правильным решением, и раздумывает над вторым шансом для вас, а вы уже хотите все бросить только потому, что стало слишком трудно… Это не похоже на ту Квинтилию Перим, которую я знала до этого: неужели ваша воля к победе была такой же искусственной, как и ваши отметки? Что ж, я хотела спросить, что вы думаете о своем дальнейшем участии в проекте, но, очевидно, вы не заинтересованы прилагать хоть малейшие усилия, чтобы что-то сделать для своего будущего.
-У меня нет будущего. Я не справлюсь с экзаменами. Я никогда не получу симбионта. Все меня ненавидят. Мне лучше просто исчезнуть, - глухо ответила Перим.
- Мисс Перим, - мягко – как могла - проговорила кардассианка. – Я ничего не знаю о симбионтах и почти ничего – о ваших экзаменах. Я знаю только, что в вас есть потенциал, и что вы можете его использовать и добиться того, чего хотите. Но для этого вы должны быть сильной, ответить за свои ошибки и быть готовой начать все заново. И это будет ваше решение – сдаться или идти дальше. Я не буду вас уговаривать бороться, и мистер Планкс не будет, вы – уже взрослая девушка, и вы сами несете ответственность за свое будущее. Ваш преподаватель говорил о реабилитации, и сейчас я вижу, что это – хорошее решение, чтобы вы могли подумать, проанализировать все произошедшее, побеседовать с советниками и психологами и определиться, что делать со своей жизнью.
Трилл ничего не ответила.

______________________
написано совместно с Иламой
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
08 12 2016, 16:53:25 #449
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, обеденное время
Голокомнаты -> Лазарет


- Но я пришла поговорить о проекте, - продолжила кардассианка. – Вы были зачислены в него как кадет Академии Звездного Флота, но даже если ваш статус изменится, я могу добиться продолжения вашего участия как гражданского лица. Если захочу. И если вы захотите. Если вы больше не заинтересованы в участии, то наш разговор можно считать законченным, потому что я здесь не для того, чтобы вас уговаривать.
Девушка подняла голову.
-Они все узнают, что я самозванка, и будут ненавидеть меня. Они не слушали меня раньше, а теперь… Мне страшно, что это не принесет ничего, кроме мучений.
- Ваши коллеги? – Толан отвела взгляд. – Я не знаю. Вы ведь обманывали их, особенно ваших однокурсников в Академии. Но я могу вас заверить, что среди них есть разные люди, и вы зря отказываете им в умении понимать, сопереживать и идти на встречу. Как бы вы сами поступили на их месте? Нашли бы в себе силы дать второй шанс?
-В этом все и дело, - ответила Перим, - Я знаю, как поступила бы на их месте. Если бы кто-то оступился так же, как я, я бы презирала его, и давала бы понять, что он не достоин быть здесь. Именно это я чувствую сейчас к себе… поэтому я не могу просить вас оставить меня в проекте, это было бы не правильно… мэм… - она снова всхлипнула.
- Я ожидала услышать такой ответ. Вы слишком строги к себе, но сейчас эта строгость справедлива – вы действительно совершили много ошибок. И теперь пора их исправить! В ваших попытках быть идеальной вы обходили стороной командное взаимодействие, доверие внутри команды, совместную работу – то, что не менее важно в вашей дальнейшей службе, и что нельзя получить с помощью стимуляторов. Но многим из участников проекта это не чуждо – может быть, они смогут вас научить чему-нибудь полезному, например, прощению? Может быть, в чем-то они смогли приблизиться к «идеалу» ближе, чем вы, а потому не будут вас презирать и ненавидеть. Или будут, - Толан пожала плечами. – Мы этого не узнаем, пока не проверим. Но я точно знаю, что решение о вашем участии в проекте будет зависеть не только от меня, но и от людей, с которыми вам предстоит работать: смогут ли они вам доверять? Видят ли вас частью команды? Не только те, кто вам симпатизируют, как мистер Ракар, но и остальные.
На это Квинтилии снова было нечего ответить.
- Мисс Перим, - Толан обратилась к молчащей девушке, привлекая ее внимание, - я могу понять, в какой ситуации вы находитесь, но вы сами должны принять решение, что делать со своей жизнью дальше. Сегодня вы все еще находитесь в стенах лазарета и у вас есть время подумать, но завтра такой роскоши у вас не будет. Если вы хотите остаться в Академии и проекте, за это придется бороться. Я не хочу, чтобы вы покидали «Альфу», но моего желания здесь недостаточно: я должна видеть ваше стремление остаться и исправлять ошибки, желание начать все заново и показать, на что вы действительно способны. Я хочу видеть сильную девушку, достойную быть среди лучших кадетов квадранта. Вы меня понимаете?
-Но что я могу сделать сейчас?
- Сейчас? Отдохнуть, поспать, поговорить с советником и решить для себя, чего вы хотите. И завтра – доказать мне, коммандеру Планксу и вашим коллегам, что кадет Квинтилия Перим поняла и признала свои ошибки, готова понести за них наказание и пройти этот жизненный этап с гордо поднятой головой. Пока я увидела в вас только жалость к себе, а это не то чувство, которое вам поможет все исправить.
-Нет, пожалуйста, не надо! - на лице Перим отобразился ужас, - Я не выдержу всеобщего осуждения завтра! Дайте мне больше времени!
- У меня и так сложилось впечатление, что мистер Тенек держит вас в лазарете дольше необходимого, - проворчала координатор. – Что именно вы хотите отложить, ваше общение с коллегами? Для чего вам нужно это время? У вас есть практически сутки, чтобы принять решение и озвучить его.
-Моя жизнь рухнула! Все, чего я хотела, для меня больше не возможно! Все мои усилия окончились ничем! И у меня есть только сутки, чтобы решить, что делать дальше с моей жизнью и каким человеком я хочу быть? - Перим затрясло, - И найти слова, чтобы убедить других в том, в чем я сама не уверена? Пожалуйста, не надо…
Толан наклонилась вперед и положила ладонь на лежащую на кровати руку Квинтилии.
- Мисс Перим, пожалуйста, успокойтесь. Вы излишне драматизируете, я вам уже объясняла, что еще ничего не решено – вы не исключены из Академии, не исключены из проекта, вас никто не ненавидит и не презирает. Но мы не будем ждать бесконечно: когда-нибудь это решение будет принято, а каким оно будет – зависит от вас. Сейчас вы ответственны за свою судьбу. Вы не хотите говорить с вашими коллегами – это ваше дело, я не собираюсь устраивать собрание в вашу честь и тащить вас на него против воли. Но и долго откладывать ваше решение вы не сможете, иначе мне и мистеру Планксу надоест с вами возиться. Завтра утром вы выйдете из лазарета, и я буду ждать, что вы придете ко мне и к вашему преподавателю и озвучите, к какому выводу вы пришли и что планируете делать дальше. Мне не нужны правильные слова, я хочу увидеть вашу готовность работать над собой и исправлять ошибки… или ваше заявление об исключении.
Перим судорожно кивнула.
Кардассианка поднялась со своего стула и сделала шаг в сторону двери. Она не была уверена, что сказала все, что нужно, но она и так вывалила достаточно информации на Перим, которую той теперь надо как следует обдумать.
- Мисс Перим, я надеюсь, вы меня больше не разочаруете – одного разочарования мне было достаточно. Если вы захотите со мной поговорить до завтрашнего утра, вы можете со мной связаться, а пока – отдыхайте и поправляйтесь. Советник Рилл скоро к вам зайдет. Сутки – это более, чем достаточно, чтобы понять, чего вы хотите, - негромко добавила она и направилась к выходу.  

***
 
Выйдя из лазарета, Толан оказалась на шумном Променаде, где совсем скоро ее кадеты должны были начать свой пикет. И все же пока ее мысли еще были заняты юной мисс Перим, оставшейся под защитой стен лазарета. Там она могла укрываться от косых взглядов и осуждения своих коллег, делать вид, что проблемы не существует – или, по крайней мере, не существует необходимости ее решения.
Сама Толан ощущала к девушке двоякие чувства. Да, ей было ее жаль, и она вспоминала себя в такой же ситуации – у них оказалось даже больше общего, чем Толан могла представить. Только тогда она была на шесть лет старше Квинтилии, и не было никого, с кем бы она могла поговорить. С другой стороны, Толан презирала слабость – не только тела, но и духа, и воли, а именно эти качества демонстрировала Перим. Она погрузилась в жалость к себе и готова была сдаться при первой же трудности – а этого кардассианка не могла понять.
Толан еще раз прокрутила в голове весь разговор – она с самого начала хотела быть жесткой и строгой, припугнуть Квинтилию, добиться от нее раскаяний и заверений в том, что она исправится… Но вышло совсем по-другому. Она не раз ловила себя на том, что ведет себя слишком мягко – так, как никогда бы не повела себя ни с одним кардассианским студентом, - и все равно девушка казалась испуганной и затравленной. Но со своими студентами в Военной Академии Толан никогда не говорила ни о чем, кроме учебной дисциплины, здесь же ситуация была совсем иной, и она чувствовала себя в ответе за эту запутавшуюся девушку.
________
С Квинтилией
Offline  
Страниц: 1 ... 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS