* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 02 2020, 09:14:17 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
11 11 2016, 09:43:42 #405
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

Ракар отпустил ее плечи и отвел взгляд, чуть развернувшись, чтобы сидеть прямо. Потом он взял ее холодную ладонь в свою, и накрыл второй рукой. Его руки были мягкими и теплыми. Пару секунд он молчал.
- Не буду заставлять. Не бойся. Я никогда не причиню тебе никакого вреда. И я тебя никогда не преследовал, я просто испугался за твою жизнь, когда увидел, что ты не совсем здорова. И еще – ты мне нужна, поэтому пытался общаться с тобой.
Она считала себя чудовищем, виновной, ничем.
- Всякое бывает, Квинтилия, - сказал Ракар после еще пары секунд тишины, - но прямо сейчас тебе нужно только одно – понять, что со стимуляторами и наркотиками – у тебя не будет будущего. Скоро к тебе придет твое начальство, и твое будущее будет зависеть только от тебя. Нельзя построить свою жизнь на лжи, рано или поздно – это будет иметь очень плохие последствия. Нужно признать ошибку и не повторять ее. И еще – тебе надо поесть, чтобы восстановить силы.
Он повернул к ней голову и снова посмотрел на нее.
- Ты слишком долго не ела и не спала. Хочешь, я попрошу принести тебе еды?
 Квинтилия посмотрела на лежащий возле кровати бумажный пакет, который принесла Энн.
-Я не хочу есть, - тихо проговорила трилл.
Ракар проследил за ее взглядом. Пакет, что там стоял, был похож на тот, который держала в руках Энн утром. Видимо он был с едой.
- Это еще одно последствие тех таблеток, влияющих на мозг. Наверное они стопят обменные процессы организма, максимально стимулируя только нервные процессы. Вас же учили в Академии физиологии и прочей биологии? Не может организм функционировать без топлива. Ему приходит конец от этого. А отключенные в мозгу рецепторы голода – лишают организм самосохранения. И даже если бы нервная система выдержала максимальное перенапряжение – организм погиб бы от истощения. С какой стороны ни посмотри – итог один.
Квинтилия безразлично пожала плечами.
В левом виске у Ракара ощутимо пульсировала жилка. На Квинтилию навалилась апатия, с которой он пока не знал что делать. Но что-то должен был, даже если для этого пришлось бы перевернуть всю эту чертову реальность. Нужно было разбить эту стену и заставить ее выйти за ее пределы. Злость лучше отчаяния. Ненависть лучше апатии. Или может выплакаться наконец ей нужно было, чтобы очистить наконец хоть какую-то часть ее души.
Ракар отпустил руку Квинтилии и повернулся к ней.
- Перим, а ну брось это состояние. Немедленно, слышишь! – сказал он чуть повысив голос, но все же не так, чтобы услышали в основном помещении лазарета.
Он встряхнул ее за плечи. А затем обнял, оставив ее руки свободными. Крепко, но нежно прижал к себе.
- Борись, слышишь! – прошептал ей на ухо. – Не вздумай все так оставить! Пожалуйста. Прошу тебя. Ты нужна мне. Ты очень. Нужна. Мне.
Квинтилия как-то странно вздохнула или всхлипнула, когда руки Ракара сомкнулись вокруг ее торса. Ее темные распущенные волосы окутали плечи ромуланца, как плащ. Он не мог этого видеть, но на ее глазах действительно снова выступили слезы.
-Я не хочу есть, потому что… - чуть слышно прошептала Квинтилия, - Потому что я была плохой… такой плохой, что не заслуживаю ничего хорошего. А Энн сказала, что ее бейглы очень вкусные…
Ракар, продолжая обнимать девушку левой рукой, правой – принялся нежно гладить ее по голове. Сердце глухо билось в правом подреберье, отсчитывая удары. Ромуланец ощущал под пальцами ее мягкие волосы, гладил и успокаивал.
- Ты заслуживаешь многого, потому что на самом деле ты замечательная. Но ты спрятала это глубоко внутри и защитила множеством стен. Я знаю, так бывает. Ты защищаешься, от всех тех, кто плохо с тобой обращался. И боишься всех остальных. Ничего не бойся. Я буду тебя защищать. Да и на самом деле – здесь вокруг плохих людей мало. А тем что есть – я тебя в обиду не дам. Плачь, если хочешь. Я рядом. Я все понимаю. И вовсе не считаю тебя плохой. Ты все сумеешь, у тебя все получится. Все исправится. Просто начни заново.
Ромуланец чуть отпустил девушку, продолжая обнимать ее, но прислонился лбом к ее лбу.
- Вкусные, говоришь? В том пакете? Я принесу их тебе, хорошо?
“Я бы хотел видеть кадета Перим.” - из соседнего помещения донеслись голоса, - “Это не займет много времени”.
Ракар узнал говорящего - это был тот трилл из Академии, перед которым он совсем недавно защищал земного юношу с Вулкана. Квинтилия тоже, судя по всему узнала, потому что отстранилась и начала вытирать глаза.
Когда Квинтилия отстранилась, Ракар аккуратно задержал ее за плечи. Он внимательно посмотрел в ее глаза.
- Планкс, кажется. Он лейтенант-коммандер и преподаватель вашей Академии, - прошептал ромуланец, - не бойся. У тебя все получится. Но помни, что тебе нужно начать все заново, признав ошибки и пообещав их больше не повторять. Ты заслуживаешь второго шанса. Я с тобой. Ничего не бойся.
После этого Ракар встал и отошел к двери, не отводя взгляда от девушки.
– У мисс Перим посетитель, – послышался возле самой двери голос Тенека. – Уже второй за утро, сэр. Если вы подождёте, я посмотрю, в состоянии ли мисс Перим кого-либо принять.
Хотя голос вулканца звучал как обычно, несложно было догадаться, что он предпочёл бы, чтобы посетители договорились между собой и оставляли между своими визитами подобающие промежутки, позволяя пациентке отдохнуть и наконец-то поесть.
Дверь открылась, вулканец вошёл и первым делом подошёл к монитору биокровати, чтобы считать данные. Согласно данным, мисс Перим была возбуждена и немного устала, но ухудшения её самочувствия не было.
– Вас хочет видеть мистер Планкс, – сообщил стажёр. – Вы готовы с ним встретиться? – в этот вопрос по умолчанию включался и вопрос о том, закончили ли они разговор, но чуть помедлив, вулканец всё же спросил вслух (он уже заметил, что его умолчания часто не отслеживаются собеседниками), – Если вы уже закончили разговор, разумеется.
-Да, да, я готова, - кадет Перим одернула пижаму и еще раз провела рукой по лицу, стирая слезы, а затем шмыгнула носом.
Тенек перевёл взгляд на Ракара.
Ракар кивнул Тенеку. Он уже успел одернуть свою форму и его вид ничем не отличался от уставного. Он бросил на Перим взгляд и чуть улыбнулся, стараясь ее ободрить, а затем вышел из палаты.
- Здравствуйте, коммандер, - сказал ромуланец, выправившись по форме. Однако в этот раз в его взгляде не читалось никакого превосходства. Ракар остановился посередине лазарета, не торопясь уходить.
Тенек, не спеша прошёл к шкафу, вытащил конверт с влажной салфеткой и подал Квинтилии. Выждал несколько секунд, а затем вышел вслед за Ракаром.
-Доброе утро, улан Ракар, - Планкс слегка улыбнулся, но улыбка вышла грустной. Он был таким же взъерошенным и слегка неуклюже-доброжелательным, как на слушании вчера, к тому же этим утром еще не успел побриться. Вцелом, этот высокий молодой человек не производил угрожающего впечатления, но возможно, это было лишь видимостью? У всех были свои секреты, даже у правильной Квинтилии Перим.
Ракар сожалел, что у Перим было недостаточно времени подумать над сказанным, осознать все произошедшее. Он выиграл ей лишь несколько секунд. Но занимать федерального преподавателя беседой – в данном случае было не правильно. Это вызвало бы излишние подозрения. Квинтилии предстоял серьезный рубеж, и познание последствий. Он лишь надеялся, что она сможет поступить верно. Ракар отошел с дороги Планкса и продолжил ждать Тенека.
Тенек вышел к ним и сказал, обращаясь к Планксу: «Мисс Перим вас ждёт», – затем отошёл к терминалу, за которым работал сегодняшним утром.
Планкс слегка кивнул Ракару, и скрылся в палате кадета.

Ромуланец посмотрел на закрывшиеся двери палаты и широким шагом подошел к Тенеку.
- Мистер Тенек, - негромко сказал он, встав с ним рядом и чуть опустив голову. – Ответите мне на пару вопросов?
– Если это не нарушит медицинскую этику, – отозвался вулканец.
- У нее нет необратимых повреждений для мозга? – спросил Ракар, глядя в пол, и полностью игнорируя слова Тенека об этике.
– Мозг мисс Перим в полной сохранности, – ответил вулканец.
Ракар медленно кивнул и продолжил:
- Тенек, почему вы не рассказали ей, что с ней произошло? Я не знал, что у вас принято молчать. У нас все по другому. Мы практикуем правду в отношении диагнозов и прочих вещей. И еще – пожалуйста, принесите ей еды. Почему до сих пор этого не произошло? Она же… столько времени прошло.
– Мистер Ракар, – сухо сказал Тенек, – я сомневаюсь, что на Ромуле принято вторгаться в чужое профессиональное пространство и учить врачей их работе. В виде исключения я отвечу на ваши вопросы, и надеюсь, что в ответ вы избавите меня от подобных претензий в будущем. Начну со второго вопроса. Накануне вечером в желудок мисс Перим по моему распоряжению была введена жидкая пища в надлежащем количестве. На данный же момент мисс Перим может выбирать, что ей необходимо в первую очередь – пища или сон. До определённого момента, разумеется. Однако, если вы заметили, после пробуждения её отдыху мешает непрерывный поток посетителей. Теперь ваш первый вопрос. Первое, что я сделал, это оставил мисс Перим падд с информацией о динамике её состояния с момента госпитализации до момента пробуждения – в доступном неспециалисту изложении. Однако, поскольку на данный момент мисс Перим испытывает слабость, я предоставил ей возможность решать самой, что сделать в первую очередь – отдохнуть или изучить предоставленную информацию. Безусловно в мои планы входит обсудить с ней её медицинскую ситуацию до выписки, однако что не входит в мои планы – это совершать насилие над природой и настаивать на разговоре до того, как пройдут наиболее дискомфортные симптомы. Желаете узнать что-то ещё?
Ракар поднял глаза на Тенека еще в процессе его тирады. Не мигнув, он выслушал все и еще пару секунд висела угрожающая тишина.
- Я понял, - сказал наконец Ракар, - извините Тенек, у меня не было намерения как-либо оскорбить вашу профессиональность, в которой я на самом деле не сомневаюсь. Благодарю вас за все сделанное, - Ракар коротко поклонился. – Да, спасибо за то, что вы все обсудите. Больше вопросов нет.
Ракар развернулся и вышел из лазарета.
Тенек вернулся к своей прежней деятельности: к данным в терминале и к дежурству возле входа в палату мисс Перим.
_______________________
Совместно с Ракаром и Тенеком


Ex Astris, Scientia
Offline  
11 11 2016, 11:12:17 #406
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции ДС9


А сейчас вы пытаетесь защищать человека, который не случайно обратился к нелегальным препаратам.
А значит все, что он делал, все результаты, которых он достиг, вероятно, могли быть ложью и искусственным преувеличением его реальных способностей. Если кадет Перим и раньше принимала стимуляторы без рецепта, если она под ними сдавала экзамены, и способна получать высокие оценки только таким образом, разве это не ужасно? Разве вы сами не разочаруетесь в ней, обнаружив такое?

Ракар шел по коридору и дословно вспоминал слова коммандера станции. Однако чувствовал он вовсе не разочарование, а глубокую ненависть. Во-первых потому, что никогда не был очарован Федерацией, а значит и разочарования не могло быть. Ведь все то, что говорила Квинтилия - не могло быть придумано ей самой. Был кто-то изначальный, кто дал ей наркотик или стимулятор, и заставил ее поверить в ложь. В первую очередь эта ложь коснулась ее чьим-то расчетливым поведением. С ней это сделали, ее заставили поверить в то, что она сама по себе ничто. И впервые в жизни Ракар испытывал такую выжигающую душу ненависть и желание отомстить. Тех неизвестных в настоящий момент спасало только то, что разум Квинтилии не был поврежден. Если бы вышло иначе - он запустил бы полное расследование этой истории, и настоящая справедливость нашла бы всех виновных в ее погибели. Но пока еще можно было все исправить. Квинтилию еще можно было спасти.
Ракар шел по коридору без какой-либо цели, в каюту идти уже смысла не было. Он остановился у лифта, на котором можно было доехать до ОПС с целью уведомить командование станции о дневном пикете. Но мысли Ракара все это обстоятельство занимало в меньшей мере. Теперь он раздумывал над тем, что в словах Квинтилии было правдой, что интерпретацией, а что … было ли там что-нибудь, что было неправдой? Одно было точно - его признанием она была поражена. Ракар опустил голову, стоя у лифта. Если бы все сложилось иначе, она никогда не узнала бы. Скорее всего, он никогда не сказал бы ей. Или может быть гораздо позже, перед концом проекта. Ему предстояло улететь на Ромул, запомнить ее навсегда и затосковать до конца собственной жизни. Но все вышло не так. И теперь он не видел иного способа ее спасти. Кому-то она чуть не сломала жизнь, кого-то бросила, кого-то она любила раньше. А вышло так, что жизнь почти сломали ей, научив ее думать что она ничто. Действительно, очень часто федераты лишь декларируют собственные ценности, используя своих же людей в неясных целях, последствием которых бывает лишь погубленная жизнь.
Нет, он не даст ее жизни оказаться погубленной. Все будет иначе и все будет исправлено. Потому что она того стоит. Потому что она нужна ему.
Взглянув на хронометр, Ракар нажал на свою федеральную дельту:
- Ракар вызывает Макдауэлла.
« Последнее редактирование: 11 11 2016, 11:38:55 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
11 11 2016, 11:58:05 #407
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции, каюты на Стыковочном кольце, Реплимат


Когда компьютер сообщил Акрите на уже неоднократно заданный вопрос, что Освальд и Самрита вернулись на станцию, она помедлила еще пару минут, с волнением оглядывая свои выкладки и не особо аргументированную, но в целом кажущуюся логичной теорию. Кому рассказать сначала? С одной стороны, Освальд капитан команды, но, может, тут вообще рассуждать не о чем, все просто неосуществимо - и Самрита как инженер оценит и вынесет свое мнение.
- Акрита вызывает кадета Баккер, - андорианка постаралась говорить спокойно.
- Слушаю, - раздался раздраженный и чуть запыхавшийся голос Самриты, как будто она очень быстро куда-то шла.
По тону коллеги Акрита сразу поняла, что она наверняка не вовремя. Да в целом и дело-то было не срочное.
- Извини, если отвлекаю! У меня тут просто пара мыслей насчет регаты, когда у тебя появится время - буду рада обсудить. Может, перед презентациями?
- Регаты? – переспросила Самрита, и в ее голосе прозвучало удивление, которое тут же быстро сменилось на ее обычный тон: - Ах да, конечно. Хм, во сколько там презентации… Может быть, встретимся минут через 20? Мне надо зайти в каюту, и потом я буду свободна, - душ сейчас она бы не променяла ни на какие регаты во всем квадранте.
- Конечно! – с легкостью и благодарностью согласилась Акрита, не придав значения некоторой растерянности, звучавшей сначала в голосе Самриты. Хотя, будь она не настолько увлечена своими мыслями и вычислениями, ее бы удивило то, что везде успевающая и во всем участвующая мисс Баккер задает такие вопросы. – До презентаций еще больше часа, если хочешь, я буду у себя в каюте, а ты заглянешь, как будет время? Ну или потом по дороге к голокомнатам расскажу.
Она сама уже направлялась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
- Да, прекрасно, скоро подойду, - быстро ответила Самрита и отключилась.

Андорианка шла, все так же поминутно утыкаясь в падд, будто надеялась, что ее осенит еще какая-нибудь дельная мысль. Но, кажется, на данный момент ее знания физики и техники сделали все возможное.
Открыв дверь в свою каюту, она подняла глаза и невольно остановилась на пороге, удивленно вскинув антенны.
Первое, что ей бросилось в глаза – это яркое золотисто-зеленое платье, висящее на вешалке, зацепленной за верхний ярус кровати. Помимо платья Акрита легко обнаружила и его обладательницу – Энн Уильямс все же оказалась в каюте и теперь крепко спала на кровати Квинтилии. Рядом с ней у изголовья кровати, частично скрытая краем подушки, лежала книга, которую Акрита вчера уже видела в руках непрошенных гостей.
«Все-таки она согласилась прийти сюда,» - с радостью подумала андорианка. Значит, не обиделась! Такой прекрасный человек с такой непростой судьбой. Затем до Акриты дошла мысль, что Энн, видимо, работала в Кварк’с всю ночь. Осторожно и бесшумно пройдя к столу, она села и написала короткое сообщение Самрите: о том, что сама выйдет в коридор, когда та освободится.

Оказавшись в своей каюте, Самрита облокотилась на стену и на пару секунд закрыла глаза, а затем внимательно огляделась. М’Коты не было, и в каюте все выглядело так, как она оставила сегодня утром… тогда утром. Из-под подушки торчал край пижамы, которую она не успела аккуратно сложить, торопясь успеть все проверить на катере. На столе стоял недопитый стакан воды, на полках - фотографии родных и сувениры из дома, рядом с терминалом лежал падд, где она описывала суть эксперимента – осталось только добавить результаты и отправить Толан. Как будто бы ничего не изменилось!..
Девушка потрясла головой и решительно направилась в душ. Под горячими струями воды она представляла, как вместе с грязью с нее смываются все события прошедших двух месяцев, все воспоминания и переживания. Она с силой провела губкой по руке и, глядя на оставшуюся красную полосу, удовлетворенно кивнула: теперь все останется в прошлом. Она вернулась к своей жизни, она отсутствовала на станции всего 1,5 часа, ничего не изменилось. Когда-нибудь она сама в это поверит. А впереди ее ждет регата, пикет в поддержку Артура, презентации, новые задания, окончание Академии и успешная карьера – все, как Самрита Баккер себе и представляла.
 
Как и было обговорено с Акритой, через двадцать минут после их созвона девушки встретились в коридоре около каюты Перим и Акриты. Сейчас Самрита представляла собой идеал кадета Академии – отлично сидящая выглаженная форма, блестящие пипы на воротнике и дельта, уверенный взгляд и два хвостика… Хотя последние и не вписывались в идеал кадета, но без них образ Самриты был бы неполным.
- Почему не в каюте? – поинтересовалась Самрита. – Квинтилию уже выписали, и она отдыхает?
- Отдыхает, - кивнула андорианка. – Энн Уильямс. Квинтилия пока в Лазарете, видимо, а Энн пришлось работать всю ночь, она ведь зарабатывает себе на дорогу домой. И сейчас спит.
По мере того, как девушки отходили от дверей каюты, голос Акриты повысился от осторожного и тихого до нормального.
- А как Квинтилия, я сама еще не знаю… - продолжила она, чуть нахмурившись. – Мы ведь хотели к ней зайти?
Самрита удивленно взглянула на андорианку, услышав про Энн Уильямс. Она смутно припоминала, что кадеты собирались приютить у себя ушедшую из проекта девушку, и что М’Кота даже предлагала их каюту, но затем ее удачно сплавили Акрите. Такие мелочи давно выветрились из головы землянки и теперь возвращались туда не так быстро, как хотелось бы.
- Поздравляю с новой соседкой, - хмыкнула она. – Она же теперь дабо-девушка или что-то такое? Я вчера мельком вечером видела ее в Кварк’с и была несколько, кхм, удивлена. Отличная работа после Академии Звездного Флота! Но давай сначала разберемся с твоей идеей по поводу регаты, а потом навестим Квинтилию. Если я не ошибаюсь, еще несколько человек хотело ее навестить, и мы можем сделать это вместе перед началом презентации.
- Да, конечно, если она уже проснулась, - согласилась андорианка. – Может, тогда потихоньку двинемся в сторону Променада? А я по дороге расскажу.
Она достала падд и вывела на него демонстрацию траекторий двух катеров, предчувствуя, что сейчас из-за волнения ее объяснения окажутся сумбурными и невнятными, и искренне надеясь, что Самрита как инженер хоть что-нибудь поймет.
- Собственно, идея пока чисто теоретическая, ведь точных обстоятельств, как все будет происходить на регате, я не знаю, да и никто вроде не знает пока. Просто как один из возможных «трюков за пазухой», и ценность его на самом деле невелика, потому что касается в первую очередь финального участка траектории, когда решающим моментом станет скорость. Так что тут целый ряд предположений, которые могут и не реализоваться вовсе, - она сделала паузу и начала загибать пальцы, чтобы хоть как-то систематизировать свой поток мысли. – допустим, мы будем стартовать и лететь одновременно, и к на этот участок обе наши команды выйдут примерно в одно и то же время. Допустим. Вот смотри - мы летим, оба катера, на полном импульсе, – делаем вид, что соревнуемся, выжимаем из двигателей все возможное … Занимаем положение один под другим. И тут нижний (допустим, наш) чуть замедляется, в это время верхний резким отжигом маневровых срывается вниз и оказывается ровно на нашей траектории. Да, это будет в экстремальной близости от нас, и зрители будут в шоке, Тенеку наверняка не понравится, если он будет наблюдать, но это будет на несколько секунд, а дальше наш катер резко переключает всю энергию на инверсию, то есть выдает тот же полный импульс, но назад. Понимаешь? Я не инженер, но, насколько я понимаю физику процесса, импульс – это струя плазмы, реактивная, поэтому, вылетевшая вперед от нашего катера, она как бы придает дополнительную тягу и момент второму, подтолкнет его. И так как это произойдет очень быстро и резко, наш катер не успеет «забрать себе» весь импульс, я провела расчет и моделирование, вот тут система начальных условий, если подставить параметры и значения всех моментов… - Акрита сама не заметила, что говорит торопливо, хотя ее никто не подгонял. - Импульс передается именно плазменной струе, которая в свою очередь передает его катеру Тенмы. В результате мы почти замираем на месте, а корабль Тенмы фактически получает удвоенный импульс и, обгоняя всех, летит к финишу… Конечно, это потребует, во-первых, инженерной подготовки - нужно усилить конструкцию «переднего» катера, чтобы она выдержала скорость в 2 раза выше нормы, разогрев от плазменной струи и прочее, модифицировать двигатели второго для резкого переключения на инверсию, может быть, что-то еще. Во-вторых, нужна будет точности пилотирования и управления на обоих катерах, синхронизация действий, не только пилотов, но и тактиков, и тех, кто следит за показаниями, и инженеров, вообще всей команды, и в-третьих – да, очень большое доверие, ведь мы действительно рискуем, в любой момент один из катеров может куда-то рвануть, сбить другой, случайно или намеренно… В такой ситуации мы доверяем друг другу, своей и «чужой» команде, возможно, это опасно, но ведь наш проект для того и создан?
Переходя к заключительной части своего объяснения, Акрита сбавила темп и говорила уже не так уверенно:
- И если все получится, то «Альфа» выиграет регату, и кроме того, мы покажем всем, что для нас значит взаимопомощь. Что общая цель может объединить таких разных нас, что мы можем вместе работать и настолько доверять. Да, фактически одна из команд жертвует своей победой ради победы второй, и я понимаю, что вам, Освальду, никому не хочется отдать кому-то первое место... В общем, если вы будете против, или все это вообще окажется нереализуемым – ну, тогда будем действовать просто согласно правилам.
Акрита наконец перевела дыхание, но сердце ее колотилось от волнения в ожидании решения коллеги. Протянув падд, она опустила голову.

_________________
с Самритой и Энн
« Последнее редактирование: 11 11 2016, 11:59:41 от Акрита ш’Лечир »

смешная девочка с маяка (с)
Offline  
11 11 2016, 11:59:40 #408
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции, Реплимат


Некоторое время Самрита молчала, обдумывая сказанное предложение. Она взяла падд и внимательно изучила представленную там информацию, кивая своим мыслям или хмурясь – но в целом выглядела заинтересованной.
- Это… возможно, - наконец, произнесла девушка. – Только давай пойдем куда-нибудь, где можно все это обсудить в более спокойной обстановке, а не по дороге.
- Давай. А… куда? – Акрита растерянно огляделась. – То ты думаешь, это действительно может получиться? Конечно, нужно будет все смоделировать в голокомнате, отрепетировать, и все равно останется шанс, что мы просто не окажемся рядом на финальном участке…
- Пойдем пока в Реплимат, а вечером после презентаций можем заняться моделированием. Если только наш капитан не будет возражать, это он же настаивал на соперничестве в Тенмой, - закатила глаза Самрита, а в ее голосе появилась непонятно откуда взявшаяся жесткость.
Впрочем, когда они с Акритой уже заняли столике в кафе, жесткости уже и в помине не было.
– Я считаю, что это реализуемо, хотя нам придется как следует поработать над обоими катерами. Но желающие есть, время мы найдем, сами модификации вполне возможны. Но ты понимаешь, как много здесь может пойти не так? Начиная с того, что мы не рассчитаем силу импульса, заканчивая тем, что катера окажутся далеко друг от друга или их разделят другие участники. А еще судьи могут посчитать, что мы мухлюем, и отстранить от участия… - Самрита заметила, что к ней возвращается ее привычная осторожность и даже порадовалась этому факту. Это было то качество, которое ей в себе не нравилось, но которое делало ее ею. – Но это не значит, что мы не должны ничего делать, - быстро добавила она, - просто нам следует соблюдать осторожность и продумать все факторы!
- Понимаю, конечно, - энергично кивнула андорианка. – я уже дважды производила расчет, но после того, как будут известны точные характеристики кораблей, разумеется, придется все пересчитать заново. А судьи – ну, отстранить они нас не смогут, если мы заранее им не расскажем, ведь до последнего момента все будет выглядеть именно так, как должно. И да, действительно это опасно, и ненадежно, и сам шанс определится только по ходу гонки. Но я готова делать все возможное, все, что умею и знаю, чтобы увеличить вероятность успеха!
- Расчеты – это отлично, - кивнула Самрита, - но во время регаты может много чего произойти… Я думаю, это будут стандартные катера – один из них принадлежит проекту и стоит в ангаре, мы всегда можем его посмотреть. Второй обещала выделить коммандер Мори, если мы выполним ее условия по модификации – а именно это мы и собираемся сделать. Если же будет участвовать корабль Тенмы, то это немного усложнит задачу, но в то же время сделает ее интереснее. Что ж, считай, что я в деле! – землянка замолчала и вновь включила падд, вчитываясь в расчет Акриты.
Андорианка тоже напряженно думала, вспоминая, что еще могла забыть или не учесть.
- Да, под корабль Тенмы точно придется вести новый расчет… А как ты думаешь, когда можно вообще озвучить это предложение? Ведь вдруг участники команд будут против. Сейчас перед презентациями, или где-нибудь в перерыве?
- Я думаю, что не стоит с этим затягивать, - отозвалась Самрита, не отвлекаясь от чтения падда. – Хоть прямо перед презентацией…
В голове назойливыми колокольчиками зазвонили мысли о том, что у них были какие-то еще планы, и она нахмурилась, вспоминая. Со стороны это выглядело так, будто она просто внимательно читает текст перед собой.
- Но мы должны были обсудить еще что-то перед началом… Ситуацию с Артуром и пикет, – припомнила она и пояснила: – столько всего сложно удержать в голове. Все равно мы не сможем заняться катером, пока не пройдут презентации – то есть, самое раннее, вечером. Сможешь к этому времени поговорить с Макдауэллом и Тенмой? Ну и потом на вечернем собрании уже представим всем реальные предложения и предполагаемую симуляцию, как это будет выглядеть. Я подготовлю инженерную часть, а ты – что будет требоваться от пилотов.
На самом деле Самрите просто очень не хотелось в ближайшее время пересекаться с Освальдом, и она посчитала, что скинуть все общение с ним на Акриту будет прекрасной идеей.
- Конечно, смогу, - с готовностью ответила Акрита и вдруг, не выдержав, широко улыбнулась. – Спасибо, Самрита!
Ей действительно было радостно, что коллега оценила и поддержала идею, кажущуюся ей самой на грани осуществимого. Глядя на Самриту, так внимательно и серьезно изучавшую ее выкладки, андорианка, конечно, и не догадывалась о том, что на самом деле происходило в ее голове.
- Тогда я займу на вечер одну из голокомнат, скорее всего, уже после ужина, мне нужно будет и свою презентацию доделать, и этот трюк сможем смоделировать. А ты, кажется, хотела позавтракать? Я-то уже успела, пока вы летали. Кстати, как прошел эксперимент? Он как-то касается регаты?
Энтузиазм Акриты взбодрил землянку и вызвал ее улыбку: именно по этому она скучала больше всего. По новым идеям, по общению с коллегами по Академии и проекту, работе над интересными заданиями, свободе действий…
- Да, завтрак – звучит как прекрасная идея! – поддержала она, думая про себя, что совсем не хочет рассказывать про эксперимент. Но молчать тоже не получится, поэтому, взяв паузу, чтобы сходить за завтраком, девушка с неохотой ответила: - Что касается нашего полета, он был связан еще с событиями на Волане II. На планете блокировалась связь, и на катере не знали, что мы пытались с ними связаться. Мы подумали, как можно обойти подобную блокировку в будущем и связаться с кораблем, чтобы его системы отреагировали на нестандартные частоты, но пока у нас ничего не получилось, так что и рассказывать нечего. К тому же, сейчас это отходит на второй план, так как нам надо сконцентрироваться на подготовке катера к регате.
Самрита замолчала и с аппетитом приступила к своему завтраку.
Акрита кивнула, соглашаясь с коллегой. Ей, конечно, хотелось спросить про какую-то деятельность, касающуюся ситуации с Лайтманом, о которой говорил вчера Ракар и сейчас вот упомянула Самрита. Но подумав, решила, что если ее участие там будет уместно, ей наверняка сообщат, а пока количество мыслей и планов и без того в голове с трудом умещалось.
Она тоже сходила к репликатору, взяла себе сладкий чай. Остаток времени за завтраком кадеты обменивались инженерными идеями по поводу модификаций катеров, и Акрита забрасывала коллегу вопросами относительно технических условий регаты. Впрочем, очень многое все равно оставалось неизвестным – видимо, откроется только на самом соревновании.

______
С Акритой
Offline  
14 11 2016, 09:23:07 #409
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Лазарет


Сегодняшний поток посетителей в лазарет не собирался заканчиваться: уже четвертый человек стоял на пороге, и, как и предыдущие три, на здоровье не жаловался, зато желал видеть Квинтилию Перим.
На этот раз это была координатор Толан, которая решила навестить участницу своего проекта, не дождавшись сообщения от Тенека. Во-первых, потому что не хотела терять времени - зная осторожность вулканца и его склонность к перестраховке, Илама предполагала, что он мог держать девушку под присмотром еще год. Во-вторых, она хотела своими глазами увидеть состояние трилла, и по возможности не откладывать беседу с ней. В-третьих, все мысли Толан все равно занимал этот случай, и ни на чём другом она не могла сконцентрироваться.
И вот теперь она стояла на входе в лазарет, оглядываясь в поиске кого-нибудь, к кому она могла обратиться.
Илама Толан увидела стажера Тенека, сидящего за одним из терминалов. Похоже, он не покидал лазарет со вчерашнего вечера. Но теперь наступил новый день, на который было запланировано еще шесть презентаций проекта “Альфа”, интересно, как планировал поступить с ними вулканец на этот раз?
Квинтилию координатор сразу не увидела, но когда она пересекала приемное помещение лазарета, услышала ее голос, доносящийся из более дальнего помещения: “Но все принимают стимуляторы! И кадеты, и даже энсины, я знаю! Это нечестно! Вы не наказываете их, но наказываете меня, только за то, что я попалась!” С кем бы трилл не спорила в этот момент, его голос был тише, и ответа Толан уже не услышала.
Толан повернулась в сторону помещения, откуда доносился голос Перим, прислушиваясь, и чуть заметно поморщилась. Что бы она ни подумала в тот момент, озвучивать это она не собиралась, зато остановилась около терминала, где сидел вулканец, и обратилась к нему:
– Как состояние Перим? Когда ожидать выписки? - голос кардассианки звучал максимально нейтрально, но приветствие она по какой-то причине пропустила.
Зато вулканец, как всегда, не пренебрёг формальностями – он поприветствовал глинна Толан в обычной манере и ответил на её вопрос:
– Мисс Перим вне опасности, и её состояние улучшается. Однако её организм ослаблен, и я бы предпочёл оставить её в лазарете до завтрашнего утра. Если бы с самого пробуждения её общение не было таким интенсивным, выписка могла бы наступить раньше.
– Это действительно так необходимо? – скривилась Толан, бросив взгляд в сторону лазарета, а затем сухо добавила: – Если посещения не запрещены по медицинским показаниям, значит, вам придется с этим смириться. К мисс Перим у многих возникли вопросы, и ей придется на них ответить. Кто сейчас у нее? Коммандер Мори? – так Толан предположила по услышанным ей фразам Перим – она отчитывалась кому-то вышестоящему по поводу произошедшего. Координатор села на свободный стул и сложила руки на груди. – Тогда я подожду здесь.
– Лейтенант-коммандер Планкс, – поправил кардассианку Тенек.
– Хорошо, - кивнула Толан. Очевидно, этот ответ ее устроил, по крайней мере на лице проскользнуло какое-то странное выражение удовлетворения. После несколько затянувшейся паузы она перевела взгляд на вулканца: – Судя по тому, что вы сказали, ваше дальнейшее нахождение в лазарете не требуется, и за мисс Перим могут присмотреть медсестры.
– Я явлюсь к началу презентаций, если вы это имеете в виду, – не отрываясь от терминала, ответил стажёр.
– Не совсем, - отрицательно качнула головой Толан. – Насколько мне известно, вы провели в лазарете всю ночь. Теперь никто на станции и в проекте не захочет повторения истории с Перим, за нагрузкой кадетов будут пристально следить. Согласно правилам, я должна освободить вас от участия в заданиях и отправить спать.
– Переносимость нагрузок для представителей разных рас неодинакова, – возразил Тенек. – Вулканцы способны проводить до двух недель без сна и до четырёх недель с минимальными перерывами на сон, не нанося вреда своему здоровью. Если желаете, я могу предоставить вам на этот счёт справочные данные.
– Это неважно, - отозвалась Толан. – Уверена, что мисс Перим говорила то же самое. Если вы не хотите подставить меня или коммандера Мори, которая дала вам доступ к станционному лазарету, вам необходимо следовать правилам – а также подавать пример другим, например, той же мисс Перим, которая посчитала, что сон ей не нужен. На станции существуют смены, а в проекте – определенное количество часов, отведенное на участие, и определенное – на отдых. И сейчас я освобождаю вас от участия в первом блоке сегодняшним презентаций. Мне все равно, будете ли вы спать или заниматься чем-то еще, но ваша нагрузка должна вписываться в определенные рамки. Если бы не ситуация с мисс Перим, я бы закрыла на это глаза, но сейчас не могу.
– Закрыли глаза? – Тенек нахмурился, как всегда, когда что-то выходило за рамки его понимания. – Глинн Толан, в отличие от мисс Перим я говорю не о субъективных ощущениях, а об объективных данных, подтверждённых статистикой, которые я могу предоставить вам немедленно. Это такая же объективная реальность, как годичное отсутствие сна и последующая спячка у денобулан. Или денобуланина вы тоже освободили бы от утренних мероприятий на основании ночного дежурства?
– Вы оспариваете мое распоряжение? - жестко спросила Толан. - Мне следует вам напомнить, что ваш испытательный срок еще не пройден.
– Напротив, – снова возразил вулканец, – ваше требование я выполню, но я вправе констатировать его необоснованность. Мэм, поскольку речь зашла о правилах, я хотел бы прояснить один существенный момент, поскольку не имею данных, насколько вы информированы в данном вопросе. Вы позволите?
– Я вас услышала, - кивнула Толан, а затем нахмурилась, предчувствуя неудобный вопрос. – Что вы хотели уточнить? 
– Мы находимся на федеральной станции, а следовательно подчиняемся федеральным протоколам, в том числе и в затронутом вами вопросе. Согласно федеральным протоколам, капитан корабля, начальник станции, руководитель проекта и иное лицо, облечённое подобными полномочиями, не отчитывается в исполнении правил по соблюдению здорового режима ни перед кем, кроме старшего врача, приписанного к команде, станции или проекту. Если речь пойдёт о коммандере Мори, при необходимости ей придётся подчиниться требованиям мисс Эвен, если речь пойдёт о вас, при необходимости вам придётся выполнить мои требования. Надеюсь, вы, как и я, не станете их оспаривать, даже если они покажутся вам необоснованными.
Толан покачала головой.
– Это не совсем так. Я являюсь не участником проекта, а его координатором, и в данном случае, как и с коммандером Мори, мое здоровье находится в зоне ответственности мисс Эвен. Моя роль здесь – наблюдательная и административная. Вы же – врач проекта “Альфа” и несете ответственность за здоровье его участников, которые в данном случае являются вашей «командой». Но почему вас беспокоит мое здоровье? Я помню ситуацию с аномалией, и тогда вы сделали все возможное, чтобы помочь мне и другим пострадавшим. Теперь, если меня что-то будет беспокоить, я обращусь к мисс Эвен. 
– В отличие от коммандера Мори, вы привязаны именно к проекту «Альфа», а не к станции, – сказал Тенек, вызывая на терминале медицинскую карту координатора. – Если участники проекта покидают станцию, вы покидаете её вместе с ними, а следовательно остаетесь на моём попечении. В этой ситуации у меня нет права относиться к изменениям вашего здоровья менее внимательно, чем к изменениям здоровья моих коллег. К тому же мисс Эвен сможет справиться не со всеми потенциальными проблемами, обусловленными вашими травмами – старыми и недавними – и тем фактом, что во всех этих случаях, включая последний, вы приступили к активной деятельности слишком рано в ущерб собственному здоровью. – Вулканец оторвался наконец от монитора и предъявил глину Толан запись, недвусмысленно подтверждающую его слова.
– Я «привязана», как вы выразились, к проекту Альфа, но не нахожусь на вашем попечении. Ваша зона ответственности ограничена участниками вашей команды – т.е. другими кадетами из проекта, - с усталым вздохом повторила Толан. – Точно так же как руководство проекта – будь то легат Таррел или адмирал Солок – не находятся в сфере вашей компетенции. Я уже заметила вашу любовь брать на себя больше, чем вам дают, но этот факт вы должны принять и смириться с ним. К тому же у меня нет оснований доверять компетенциям мисс Эвен меньше, чем вашим. Что касается упомянутого вами случая, я приступила к своим обязанностям, когда мне разрешили врачи. И все же, мистер Тенек, к чему вы клоните?
– Легат Таррел и адмирал Солок не сопровождают проект «Альфа» во время внешних миссий, – терпеливо объяснил Тенек. – Кроме того, они не были совсем недавно захвачены Аномалией и не испытали многочисленные внутренние повреждения на фоне тяжёлой травмы головы с осложнением на зрение. Если пользоваться вашей терминологией я «клоню» к тому, что ваше зрение нуждается хотя бы первое время в периодическом мониторинге. Если вас не устраивает моя кандидатура, вы можете приходить на сканирования к сестре Эвен, я же удовольствуюсь заочным изучением их результатов.
Вулканец немного помолчал, затем снова заговорил:
– Вы мотивировали необходимость соблюдения правил интересами проекта. Подумайте сами, будет ли в интересах проекта внезапная смена координатора, если вы ослепнете, и вам придётся вживлять визор, а затем отправлять вас в центр реабилитации, чтобы вы научились им пользоваться.
– Мистер Тенек, я ценю вашу заботу, - тон Толан говорил о том, что она ни на минуту не поверила в его искренность. – Однако позвольте мне самой разобраться с этим вопросом. К тому же, я уже была на одной проверке у мисс Эвен перед отбытием на Волан II и она нашла состояние моего здоровья удовлетворительным. И я точно знаю, что не пойдет на пользу проекту, а также моим нервам: когда его участники не слушают моих распоряжений. Еще вопросы?
Тенек бросил на координатора непроницаемый взгляд, словно обдумывая что-то где-то там – в глубине собственной черепной коробки.
– Все ваши распоряжения выполняются, мэм, вы же слышали, – спокойно сказал он. – С результатами вашей проверки я ознакомился, но для эффективного мониторинга в случаях, аналогичных вашему, необходимы уникальные для каждого организма настройки приборов, а подобрать их может только врач. Поэтому я настаиваю на том, чтобы вы прошли следующую проверку своевременно и заблаговременно предупредили об этом меня – тогда я смогу надлежащим образом проинструктировать мисс Эвен.
– Я подумаю об этом, - отмахнулась Толан.
__________________
с Иламой


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
14 11 2016, 15:22:38 #410
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г. утро,
Станция ДС9


Освальд быстрым шагом прошёл от посадочной площадки до лаборатории и, поставив панель с "дельтами" на стол, подошёл к репликатору и заказал рактаджино. Уже больше месяца прошло с тех пор, как кадет пил его последний раз, и организм давно отвык от такой дозы кофеина. Какое-то время Освальд просто сидел, лениво развалившись в кресле, но стимулирующий эффект оказался очень сильным, поэтому землянин вскочил и принялся расхаживать туда-сюда, с каждым глотком всё больше и больше раздражаясь.
Утренние события произошли очень быстро и совершенно неожиданно, поэтому Освальд всё ещё пребывал в сильнейшем замешательстве. Когда Самрита впервые заявила о возможности вернуться, парень засомневался: их отношения были на удивление стабильными и счастливыми на той планете, но всё могло измениться по возвращении. Однако, Освальд и подумать не мог, что всё так быстро и внезапно закончится. А всё из-за чего? Из-за...
"Карисса!" - мгновенно вскочил кадет, вспомнив об обещании встретиться с ней после эксперимента. Пулей вылетев из лаборатории, он сначала сделал побежал в сторону каюты кардассианки, но через несколько секунд вспомнил, что должен был телепортироваться, поэтому Освальд со всех ног побежал к катеру.
Оказавшись на борту "Анадыря", он быстро набрал и отправил текстовое сообщение:
"Карисса, это Освальд. Готов телепортироваться в каюту прямо сейчас."
Карисса дала согласие, и через секунду кадет оказался в центре гостевой каюты. Когда он был тут в последний раз? Для Кариссы прошло меньше суток, но для него…
-Тихо, - прозвучало в самое ухо.
Кардассианка оказалась у него за спиной, и когда Освальд обернулся, он увидел, что она приложила палец к губам. Было раннее утро, и Дамар, наверное, еще спал.
Карисса стояла очень близко, смущение и дистанцию он преодолели еще вчера, но тем не менее Освальд заметил, что в ней многое изменилось, так что даже засомневался - действительно ли они с Самритой вернулись примерно в то же время, в которое вылетели со станции? Возможно, дни и недели действительно прошли? Молодая женщина сменила свое скромное платье с Волана II на более модный наряд - узкий комбинезон приглушенного зеленого цвета с достаточно глубоким вырезом и кроем, подчеркивающим ее фигуру. Также ее волосы стали значительно короче, и она нанесла голубую краску на лоб и боковые гребни. Кардассианка и раньше была красива, но теперь в ее внешности и движениях появилась уверенность в себе и даже некоторая агрессия.
-Тебе нравится? - она провела рукой по волосам, и улыбнулась своей слегка смущенной улыбкой.
Освальд поражённо смотрел на кардассианку, снова чувствуя, как из головы уносятся мысли обо всём, что находилось за пределами этой каюты. Только-только он думал, как сообщить, что их ситуация ещё более осложнилась, не рассказывая, при этом, никаких подробностей, как вдруг всё это перестало иметь значение.
Землянин сглотнул, медленно кивнул и аккуратно коснулся гребня Кариссы.
- Очень! - прошептал он а потом виновато осмотрел себя.
Освальд успел переодеться в новую униформу, когда вновь оказался на катере после побега из деревни на планете, но ситуация требовала чего-то другого: льняного костюма, гавайской рубашки или чего-то ещё - лишь бы не кадетской формы.
- Прости, я не... я только с вылета, - смущённо попытался оправдаться он, но потом наклонился к уху кардассианки. - Ты прекрасна!
Карисса слегка отстранилась.
-Подожди… Мне нужно кое-что тебе сказать...
Освальд слегка закусил губу и посмотрел кардассианке в глаза.
- Говори…
-Я просто… - смущенно начала Карисса, но затем собралась и произнесла более твердо, - Освальд, то, что вчера было между нами - не было ошибкой. Я сама так не считаю, правда! Мне было очень хорошо с тобой, и я буду ценить наши моменты теплоты в своих воспоминаниях. Но это больше никогда не повторится. Мой муж жив, и он прилетит за мной на станцию. Я останусь с ним, но я очень благодарна тебе - за все: за то, что поддержал меня в момент одиночества, за то, что показал мне, что я могу сама выбирать свою судьбу и способна на большее, чем думала. Мои глаза будто открылись - раньше я без сомнений полагала, что должна подчиняться традициям и порядкам своего общества, думала, что раз я сирота и не принадлежу к богатой семье, то должна работать на других… или стать любовницей богатого человека, такого, как Тенма. Я пыталась бороться с этим, но мое собственное воспитание отбрасывало меня назад. Теперь я вижу, что есть и другие пути, что я сама могу выбирать, кем мне быть. Я хочу уговорить мужа остаться на станции и стать учительницей, и это ты помог мне осознать.
Освальд какое-то время молчал, будто бы раздумывая, что делать дальше.
"Проклятый день!" - подумал он, а потом сам же засомневался: который именно? Тот, когда они улетали, или этот, когда они вернулись? А может тот, когда в деревню приехали учёные с телескопом?
- Я... -  тихо начал он, но замешкался и помотал головой, отчаянно пытаясь сосредоточиться, - я понял. Не стану лгать, я ожидал подобного исхода. Ожидал, но надеялся... даже не знаю, на что именно... что ты как-либо согласишься быть со мной. Это очень глупо, но...  - даже в шёпоте безошибочно угадывались нотки отчаяния, - но ведь влюблённость может кого угодно заставить творить безумные вещи, а я влюблён в тебя, Карисса, - он нервно сглотнул. - И я не смогу просто так выключить свои чувства к тебе, но пытаться как-то повлиять на твоё решение совершенно неприемлемо, - Освальд опять замешкался и на мгновение отвёл взгляд. - Думаю, будет лучше мне просто уйти, - добавил он, казалось бы, твёрдо, но интонации недвусмысленно намекали, что молодой человек с трудом сдерживает эмоции.
-Пожалуйста, постарайся понять… - попросила Карисса, - Я люблю своего мужа. Но то, что было у нас, для меня тоже очень ценно, и я благодарна тебе за это.
Освальд несколько раз кивнул, и по его телу пробежала лёгкая, но заметная со стороны дрожь - молодой человек был на пределе.
- Я всё понимаю, - всё так же сдержанно прошептал он.
Кадет несколько секунд смотрел в глаза Кариссе, а потом потянулся к коммуникатору, но задержал руку у самой "дельты".
- А ты... что ты будешь делать, если муж не захочет остаться здесь? - после, как казалось самому парню, бесконечно долгих сомнений спросил он.
-Я поеду с ним, - с кроткой улыбкой ответила Карисса, - Но теперь все будет по-другому. Куда бы ни занесла нас судьба, даже если нам придется вернуться на Волан II, я буду бороться за то, чтобы быть сильной и самостоятельной, а не просто сидеть дома с ребенком или работать на ферме, которая мне даже не принадлежит. Я хочу быть чем-то большим… Хочу продолжить свое образование, хочу найти полезную работу, которая будет мне по душе, хочу построить что-то свое и изменить мир вокруг к лучшему. Раньше я думала, что мне это не под силу, но теперь я знаю, что это всегда было внутри меня… Когда на меня напали ЛеБланки, я сопротивлялась. Теперь я понимаю, что это не было случайностью или нестандартной реакцией на шок - это то, кто я есть на самом деле. И я больше не буду покорно принимать все, что подбрасывает мне жизнь.
- Тогда... - эмоционально прошептал было землянин, но замолчал.
"Тогда останься со мной! В Федерации у тебя точно получится осуществить желаемое, а твой муж ведь полюбил прошлую тебя - покорную и кроткую!" - захотелось воскликнуть, но в последний момент он сдержался.
- Тогда надеюсь, что у тебя всё будет хорошо, - сдержанно произнёс Освальд. - Прощай, Карисса.
Нажав на "дельту", он дал команду компьютеру "Анадыря" телепортировать его обратно и через пару секунд растворился в воздухе.
Материализовавшись на площадке транспортера, Освальд сел прямо там же, прислонившись спиной к стене и закрыв глаза, пытаясь успокоить собственное дыхание. Утро на станции ещё только началось, а кадет уже успел всей душой возненавидеть эту дату - 29 августа - и теперь опасался даже представлять себе, что ещё ждёт его в этот проклятый Пророками, Мёртвыми богами клингонов и всем остальными выдуманными и не очень силами день.
Самрита сказала, что Освальд должен определиться, и он определился. Скажи Карисса, что готова остаться с ним - кадет без сомнения предпочёл бы её земной девушке, с которой последний месяц жил душа в душу. Кардассианка с самого начала приглянулась ему, как бы молодой человек ни старался убедить себя и окружающих в обратном, а вчерашняя - для всей остальной станции - встреча с последовавшим продолжением превратила простую фантазию чуть ли не в помешательство. Даже сейчас, попрощавшись если не навсегда, то на неопределённо долгое время, Освальд продолжал думать о том, как развернуть ситуацию на 180 градусов.
"Твой муж никогда не бросит армию, ты сама так говорила! И полюбил он прошлую тебя - покорную и кроткую, нужна ли ему нынешняя ты - целеустремлённая и уверенная в себе? Мне - нужна! Сможет ли твой муж сделать новую тебя счастливой? Я уверен, что смогу!" - землянин прокрутил эту речь в голове с десяток раз, улучшая и дополняя, прежде чем совесть и принципы Звёздного флота и Федерации взяли верх над эгоизмом... а может и не взяли, может быть Освальд просто понял, что Карисса не станет бросать мужа ради него. Пока муж жив, шансов у молодого кадета не было... пока муж жив.
Ужаснувшись собственным мыслям, Освальд вскочил на ноги и помотал головой, прогоняя из головы мысленный диалог с Тенмой, в котором будущий офицер Звёздного флота пытается уговорить своего друга устроить несчастный случай горру Яккату до прибытия последнего на ДС9. Введя координаты собственной каюты, Освальд снова включил транспортер и, встав на площадку, дал команду компьютеру.
К счастью, Тенека в каюте не было, поэтому землянин смог спокойно раздеться и пойти в душ, без необходимости что-либо объяснять своему занудному соседу. Включив весьма прохладную воду, к которой он успел привыкнуть за долгие недели жизни на доварповой планете, Освальд почувствовал, что дурные мысли уходят куда-то далеко, а в голове всплывают совсем другие образы: холодный дождь, под которым им с Самритой приходилось работать несколько дней подряд, деревенский аналог душа - бочка с водой и ковшик для обливания, холодная река, в которой Освальд уходил от преследований... последующее спасение жизни Самритой, поход к катеру и опасная для земного организма колючка, ужин на следующий вечер и его неожиданно приятное продолжение, месяц счастливой жизни - нет, Освальд, всё же, так и не определился...
Выйдя из душа, кадет вернулся в комнату и, не одеваясь, забрался на свою койку, прихватив перед этим лежащий на столике падд. Было ещё немного времени, и Освальд торопливо набросал краткий отчёт о случившемся с ним и Самритой. Он уже заканчивал второе прочтение с исправлением ошибок, как вдруг раздался вызов коммуникатора:
- Ракар вызывает Макдауэлла.
- Что? - пробормотал Освальд. - Компьютер, время!
- Девять часов, двадцать пять минут, - отозвалась машина.
- Невероятно! - воскликнул кадет, совершенно не заметивший, как пролетело время.
Быстро сохранив отчёт в зашифрованный файл с доступом только у него и Самриты, он написал короткое сообщение:
"Сэм!

Я набросал небольшой отчёт. Отправляю его только тебе.
Я не стану подставлять тебя и отчитываться без твоего согласия, но, пожалуйста, подумай над моими словами ещё раз!
Нам лучше всё рассказать, иначе дальше будет только хуже. К тому же, на ДС9 в последнее время было уже достаточно лжи.

Освальд".
Приложив к тексту файл с отчётом, Освальд отправил сообщение Самрите, после чего наконец-то ответил на вызов ромуланца:
- Макдауэлл слушает.
___________________________
С Кариссой и Ракаром на связи


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
14 11 2016, 16:24:08 #411
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро

Ромуланец стоял у лифта, было уже почти пора.
Взглянув на хронометр, Ракар нажал на свою федеральную дельту:
- Ракар вызывает Макдауэлла.
Ответа ромуланцу пришлось ждать. То ли кадет не мог ответить, то ли он только что проснулся, но голос землянина раздался только спустя пару минут:
- Макдауэлл слушает.
Ракар ждал ответа довольно долго. За это время он успел снова разозлиться и в первую очередь на самого себя. Потому что понял, что своими действиями и словами наоборот наверняка испортил все, что только мог испортить. Неизвестность становилась еще более неизвестной, а меж тем Макдауэлл не отвечал и ромуланец подумал, что всё на этой станции и вообще у федератов происходит как-то не так, как велела бы рациональность и он сам до катастрофической невероятности оказался некомпетентным в вопросах, в которых должен был. Он уже поднял руку к федеральной дельте, чтобы совершить повторный вызов, но кадет с Земли – ответил.
- Освальд, - сказал ромуланец, стараясь скрыть свое раздражение и ничем его не выдать, потому что землянин тут был не причем, - нам пора идти к коммандеру станции. Я жду вас на стыковочном кольце у первого турболифта.
- Принято, скоро буду! - торопливо ответил Освальд.
Ракар отключил связь и прислонился спиной к стене. Дождавшись, когда два инженера проследовали мимо и скрылись за ближайшим поворотом, он высвободил нож из правого рукава, поймал его, сжал и вернул обратно.
Теперь он ясно понимал, что участие в регате для Квинтилии было заказано. Он больше не имеет права просить Тенму взять ее вторым пилотом. Он не имеет права подставить никого из них, потому что Перим еще не готова. Может быть так будет лучше. Иногда все уроки жизни нужно пройти от начала и до конца. И еще Планкс. Который был для него однозначным врагом. Но личное вмешательство Ракара в данном случае – принесет лишь погибель. Некоторые вещи человек должен пройти сам, как рождение и смерть. И он не должен лезть туда, где может только навредить.
Ромуланец повертел головой, пытаясь угадать с какой стороны появится землянин.
Минут через восемь дверь турболифта открылась, и оттуда вышел Освальд.
- Доброе утро, - кивнул он. - Прошу прощения за задержку, я был... занят, - кадет помотал головой. - Не важно, готов идти. Всё в порядке?
- Не стоит извиняться, - сказал ромуланец, оказавшийся несколько удивленным стороной, с которой появился Освальд. Он вошел в турболифт и назвал место назначения:
- Опс.
А затем, развернувшись лицом к двери, ответил кадету.
- Наличие порядка характеризуется полным его отсутствием, Освальд, - сказал он так и не сумев скрыть часть своего раздражения, - а все остальное в норме. Например, я вовсе не уверен в успехе мероприятия под названием "пикет". На моей родине такой метод протеста подавляется легко и просто. Ваше командование всего-то и должно сказать кардассианским представителям "нет и все", если ваш кадет ценен для флота. Если же - нет, то его давно следовало уволить. Да и вообще, подобные вещи решаются в других местах, а не посередине Променада или перед кабинетом посла. Но … я принимаю ваши методы, - Ракар повернул голову к кадету и смерил того с головы до ног недобрым взглядом.
- Но прошу прощения, это не к вам претензия. У вас то все хорошо этим утром?
- Кадет ценен, но хорошие отношения с Кардассией ещё ценнее, - хмуро проговорил Освальд. - От нас ведь тоже ожидают готовности пожертвовать собой ради общего блага, когда это нужно. Мы же этой акцией хотим показать, что в данной ситуации жертва неуместна.
Вопрос о делах неожиданно поставил землянина в тупик. Посмотрев на Ракара, он через какое-то время пожал плечами и добавил:
- У меня всё не так хорошо, как хотелось бы, но это не помешает делу.
Всё больше и больше вспоминая о том, что его беспокоило и что он чувствовал до отлёта, Освальд напрягался и, в какой-то момент, аж задрожал от нетерпения. После небольшой паузы он не выдержал.
- Остановить турболифт, - скомандовал он неожиданно и повернулся к ромуланцу. - Ракар, что произошло с Перим? Я знаю, что со стороны может казаться, будто мы с ней не ладим, но всё не совсем так, как кажется. Признаться, я обеспокоен: она встречается с каким-то подозрительным типом в баре, врёт мне в глаза, потом два дня какая-то дёрганая ходит и, в итоге, попадает в историю с СБ и оказывается в лазарете - я просто теряюсь в догадках! У неё проблемы с законом?
Ракар слушал Освальда с некоторым сомнением, но признавал его право на подобное ведение дипломатии. Однако, по другим его словам,  на этой станции сложно было найти человека, у которого задалось бы утро. Турболифт встал и Ракар тоже развернулся к Освальду, заложив руки за спину. Взгляд ромуланца был не добрым.
- Не так как кажется? – прищурившись, спросил он. – Я признаю, что вещи на самом деле часто не такие, как кажутся на первый взгляд. Но что вы будете делать с Перим, если узнаете суть дела? Вы ей поможете или начнете еще больше обвинять и издеваться?
- Разумеется, я ей помогу! - ответил кадет. - То, что со стороны выглядит обвинениями и издевательством, является лишь попыткой хоть как-то её расшевелить. Вы же наверняка заметили, что она не воспринимает хорошее отношение к себе, а так она хоть как-то реагирует. Я знаю её уже четыре года, Ракар. Мне иногда начинает казаться, что она становится более... нормальной, и я пытаюсь наладить обычное общение, но каждый раз сталкиваюсь с её враждебным отношением. Но она же своя, и я не желаю ей зла, даже наоборот.
- Допустим, я вам поверю, - холодно сказал Ракар, - но я должен попросить вас Освальд, оставить ваши обычные попытки расшевелить ее. Они не работают. При долгом подобного рода общении с некоторыми типами личностей – становится так- одна сволочь раскритикует – рана, другая сволочь похвалит – опять рана. И чтобы ни сказал уже – все будет не правильно. Некоторые вещи приходится исправлять долго и методично. И ей на самом деле нужна помощь, ваших, федеральных сослуживцев.
Ракар сделал паузу, посмотрев в стену поверх головы Освальда.
- Да, я вам поверю. Но крайне не советую предать мою веру, - и снова перевел взгляд на кадета:
- У нее презентация была первой, и фуршет и вообще всякая работа на станции. Она не успевала. Купила какой-то стимулятор у этого динозавра. А это оказалось не стимулятором, а какой то экспериментальной дрянью, которая вызывает зависимость. И теперь, Освальд, ей реально нужна помощь. Без всякого глумления и издевательств.
Освальд посмотрел на Ракара так, словно тот только что обвинил кадета в развязывании войны масштабом не меньше Доминионской.
- Я понял, - убитым голосом ответил он после паузы. - Да, я подозревал нечто подобное... Компьютер, возобновить турболифт, - скомандовал он, зачем-то опустив голову, а потом посмотрел на ромуланца. - Спасибо за доверие, Ракар. Я зайду к Квинтилии сегодня.
Ракар задержал на землянине взгляд еще на несколько секунд, затем молча кивнул тому и снова развернулся лицом к двери.
- Только не особенно распространяйтесь об этом. Например, кардассианцу это знать не нужно, - тихо произнес Ракар.
- Я не собирался это ни с кем обсуждать, - помотал головой Освальд. - Впрочем, если этим занялись СБ и лазарет, то про это все и так скоро узнают. Ракар, - спросил он, чуть подождав, - а Тенек и Акрита всё знают?
- Тенек знает, Акрита знает, знает коммандер станции Мори Джанир и координатор глинн Толан, - ответил Ракар не глядя на Освальда, - и вещество уже проанализировано. Наркоторговцы арестованы, - добавил Ракар. - И ваш преподаватель Диас Планкс пришел в лазарет несколько минут назад. Кстати, что он преподает в вашей Академии?
- Э-э... - задумался Освальд, явно сбитый с толку, но потом вспомнил, - историю, конечно же!
Кадет вообще знал почти всех преподавателей Академии, даже если они ничего у него не вели - привычка общаться и поддерживать широкий круг знакомств сказалась.
- Думаете, это сильно скажется на её учёбе и участии в “Альфе”? - спросил он. - Не хотелось бы потерять ещё и Квинтилию! И так слишком многие проект покинули...
- Есть мнение, что случай употребления стимуляторов не единичный, - как то отстраненно сказал Ракар, и снова очень внимательно посмотрел на Освальда:
- Нельзя потерять еще одного кадета. Нельзя, - тихо сказал он. Тем временем лифт въехал в операционный центр станции и Ракар едва рефлекторно не сжался. Его рефлексы обострились снова, и ему показалось что сейчас федераты начнут по нему стрелять. Тем не менее, ничего не отразив на лице, он вышел из лифта первым.
____________
совместно с Освальдом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
14 11 2016, 16:43:57 #412
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Лазарет -> Променад


В этот момент из палаты Перим вышел Планкс и отправился к выходу из лазарета, рассеянно кивнув по пути Толан.
Толан с практически ощутимым облегчением встала со своего стула и решительным шагом направилась к триллу.
- Коммандер Планкс, у вас будет несколько минут на разговор? – негромко поинтересовалась она.
-Что? - Планкс был глубоко погружен в свои мысли, когда его окликнула кардассианка, затем провел рукой по лицу и с грустной улыбкой ответил координатору, - Да, да, конечно. Останемся здесь или выйдем на Променад?
- Лучше поговорим на Променаде. Прогуляемся? – уже выходя из лазарета Толан пояснила: - Я шла к мисс Перим, но подумала, что ей сейчас лучше отдохнуть, а мне - обсудить с вами ее ситуацию и узнать, к какому решению вы пришли по итогу беседы.
Трилл выглядел безрадостным, поэтому кардассианка предположила:
- Все прошло не слишком хорошо?
Они пошли по еще не многолюдному в это время суток Променаду.
-Как и в случаях с мистером Саталом и мисс Уильямс, я здесь не для того, чтобы решать, а для того, чтобы наблюдать и давать рекомендации, - вздохнул Планкс, - Я должен был сказать мисс Перим некоторое вещи и сделать некоторые предложения, и вы правы, она действительно не слишком хорошо это восприняла.
- Мне только предстоит разговор с ней, но я хотела бы знать, к чему быть готовой, - пояснила Толан. – Вы говорили о стимуляторах, которые она принимала на станции? Какое объяснение она дала всей этой ситуации? Вчера ее коллеги по проекту пытались убедить меня, что мисс Перим – жертва обстоятельств, и что ее едва ли не обманом заставили принимать эти препараты, но я не уверена, что все это – правда.
-Подробное расследование не было моей целью, - признался Планкс, - Я должен был лишь озвучить наши… я имею в виду Академии Звездного Флота… опасения. Исходя из того, что мы знаем, мисс Перим прямо сейчас не может выполнять свои обязанности в качестве кадета по причинам своего физического и психологического состояния. Мы считаем, что ей необходимы помощь и отдых, а мы тем временем сможем разобраться, что произошло и что нам с этим делать. К сожалению, эти новости вызвали у мисс Перим неконтролируемый поток слез, и я ничего не смог с этим поделать. Что лишь подтверждает мои наблюдения, - еще раз вздохнул лейт-коммандер.
- Странно, это ведь звучит достаточно логично и ожидаемо. На что она надеялась? - Толан заложила руки за спину, пока неторопливо шла рядом с триллом. – Я не ожидала подобного от мисс Перим: мне она казалась сильной, разумной и ответственной девушкой. Но вчера мне напомнили о ее личном деле из Академии, где упоминалась ее эмоциональная неустойчивость. Кажется, теперь я это понимаю.
Про себя Толан отметила, что лучше немного подождет с посещением Квинтилии: ей не хотелось стать той, на кого обрушится поток слез и, вероятно, истерика этой девушки. У координатора не было причин торопиться с беседой, и она бы предпочла разговаривать с Перим, когда та придет в себя.
- Вы же не сказали ей, что она исключена из Академии или что-нибудь подобное? – уточнила Толан. – Вчера коммандер Мори сказала мне, что такой исход возможен, но едва ли вы так быстро приняли это решение. Мне тоже придется подумать о ее роли в проекте, но, я надеюсь, она сможет меня убедить ее оставить. Мне было бы жаль потерять мисс Перим.
-Вот как? - впервые за утро Планкс очень внимательно и с интересом посмотрел на кардассианку, - Вы увидели в ней что-то интереснее ее блестящих оценок? Мое личное мнение - она попала в проект из-за них, но теперь ее реальная успеваемость под большим вопросом...
- Разумеется, ее взяли из-за них, - согласно кивнула кардассианка. – Но Перим неплохо проявила себя в рамках проекта, демонстрировала инициативу, прекрасно справлялась с организационными заданиями… Она хорошо показала себя на Волане II – как вы, наверное, знаете, там кадеты действовали в критической ситуации, не предусмотренной проектом. С другой стороны, я неоднократно наблюдала ее взаимодействие с другими участниками – и командная работа является слабой стороной Перим, что при замашках лидера едва ли идет ей на пользу. Но что вы имеете в виду под реальной успеваемостью - вы полагаете, что она регулярно принимала допинг для достижения результатов?
Трилл пожал плечами, в его движении сквозила некоторая беспомощность.
-Мы рассматриваем такую вероятность. Но лично я совершенно не представляю, как это будет проверяться.
- Она сама ничего не сказала? – уточнила Толан. – Я слышала голос Перим из-за двери, она говорила, что вы ее «поймали» на приеме этих стимуляторов... Неоднозначная ситуация. Если это подтвердится, что ее ждет?
-Мисс Перим повела себя недостойно и запятнала честь нашего учебного заведения, - Планкс сложил руки за спиной и продолжил идти, глядя перед собой, было видно, что эта ситуация глубоко его задевает, - Ложь, обман, допинг, подтасовка результатов, списывание - все это противоречит моральному облику, который мы хотим видеть у наших выпускников. Поэтому высшая мера наказания - исключение, вполне вероятна в данном случае. Мы должны показать, что подобное поведение недопустимо. Вы можете подумать, что кадет Лайтман провинился сильнее - побил кардассианского чиновника, попытался вмешаться во внутреннюю политику Волана II - но мы же не ведем речь о его исключении из Академии. Но дело в том, что мы понимаем, почему кадет Лайтман поступил так, как поступил, понимаем его эмоции - самые великие капитаны нашего флота временами и нарушали Первую Директиву, и рисковали всем ради друзей в опасности. Мисс Перим же не думала ни о ком, кроме себя, и продемонстрировала гнилую червоточину в своем характере.
Планкс нахмурился и помолчал.
-Конечно, есть вероятность, что ей просто нужно будет пересдать часть экзаменов заново после того, как она пройдет реабилитацию.
_________
С Планксом
Продолжение следует
Offline  
14 11 2016, 16:44:33 #413
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение

Толан шла рядом с Планксом в тишине, обдумывая его слова и не торопясь высказать свои мысли. Когда молчание слишком уж затянулось, она негромко проговорила:
- Я вас прекрасно понимаю, но я слишком плохо знаю Звездный Флот, чтобы что-то комментировать. В Военной Академии, где я преподавала, если курсанта ловили на чем-то, порочащем образ будущего военного офицера Кардассии, его без долгих разбирательств выгоняли или даже судили – в зависимости от тяжести проступка. Поэтому на моей памяти была всего пара случаев, когда это случалось – мои студенты были либо достаточно дисциплинированными, чтобы идти поперек правил, либо слишком умными, чтобы попасться. Очевидно, мисс Перим – не первое и не второе. Сейчас мне предстоит принять решение, хочу ли я видеть ее в проекте, и я считаю, что здесь мы – я имею в виду Академию и проект «Альфа» должны держаться одной линии поведения. Проекту сейчас не выгодно терять еще одного участника, но и вы, и коммандер Мори заставили меня сомневаться – а нужен ли нам такой участник. Если ее результаты в Академии были достигнуты нечестным способом, то что я знаю о результатах на проекте? Только то, что последние несколько дней она принимала сильный стимулятор, который позволил ей сделать неплохую презентацию, помогать мне в организационных вопросах и выполнять работу по станции. Получается, что теперь и все ее достижения последних дней сомнительны… - кардассианка вздохнула.
Планкс обернулся и посмотрел на Толан.
-А я думаю, оставить ее в проекте было бы… интересно, - глаза трилла блеснули от радостного возбуждения, - Признаюсь, я немного слежу за вашей группой, и все, что вы делаете - крайне увлекательно. Помните, что я говорил вам о мистере Сатале? С ним не сложилось, но теперь у вас есть мисс Перим - еще один сложный участник. И дело даже не в ней, а в том, что будут делать остальные члены вашей группы. Смогут ли они сплотиться и перевоспитать ее, выработать какую-то общую систему ценностей, которую смогут применить к ней? Взять этот неидеальный кусочек и вставить в общую мозаику? Это потребует от них много терпения и доверия друг к другу, и в конечном итоге может оказаться полезным.
- Коммандер Планкс, уж не хотите ли вы скинуть на меня слабое звено идеального Звездного Флота? – Толан встретилась взглядом с триллом и усмехнулась. – Но ваша мысль мне чем-то даже импонирует. Разумеется, после того, как ситуация с мисс Перим прояснится: если ей придется вернуться, чтобы пересдать экзамены или пройти курс реабилитации, я это только поддержу. Даже если мисс Перим по каким-то причинам покинет Академию, то я смогу добиться ее оставления в проекте как гражданское лицо. Но… Только если мисс Перим сможет меня убедить, что она исправит свои ошибки и начнет все с чистого листа. Что она не подведет проект и своих коллег. Что касается ее коллег… Тут вопрос более сложный. Я точно знаю, что есть те, кто ее поддерживают – из-за каких-то личных симпатий или по другим причинам. Но также знаю, что мисс Перим – не самый популярный участник проекта и многие ее недолюбливают. И я их прекрасно понимаю, - грустно улыбнулась кардассианка. – Как они отреагируют теперь? Я не могу заставить их принять с распростертыми объятиями человека, который их обманывал, и в первую очередь это касается ее коллег по Академии.
- Я просто хочу сказать, что проект “Альфа” и Академия Звездного Флота могут быть независимы и принять разные решения, - пояснил лейтенант-коммандер Планкс, - Поговорите с ней, госпожа Толан, и составьте свое мнение. С моей стороны я могу сказать, что наше разбирательство займет какое-то время, а пока мы временно освободили мисс Перим от занятий в Академии. Что не так уж ужасно, учитывая, что она все равно пока занята проектом, и никаких занятий у нее и так нет… правда, сама мисс Перим так не считает, - Планкс снова повесил голову, - Также я рекомендовал одно реабилитационное заведение для офицеров Звездного Флота на Бетазеде. Если мисс Перим того захочет - я могу отвезти ее туда. Я пробуду на станции до внесения ясности в дело Артура Лайтмана.
Толан кивнула:
- Коммандер Мори также освободила ее от работы на станции, теперь у нее будет больше свободного времени. Однако на вашем месте я бы настаивала на реабилитации по крайней мере до следующего крупного задания на проекте – если оно, конечно, будет, - кардассианка нахмурилась, обдумывая что-то свое. – Но она должна вынести из этой ситуации урок, а не подумать, что за любое нарушение правил ее будут отправлять на бетазедские курорты. Надеюсь, Звездный Флот будет к ней достаточно строг. Лично я не люблю, когда меня обманывают, а мисс Перим занималась именно этим.
 Не беспокойтесь, каждый будет наказан соответствующе, - снова нахмурился Планкс, - Я не знаю, какой позиции вы придерживаетесь по делу Артура Лайтмана, но все-таки позвольте вас уверить - даже если мы не выдадим его Кардассии, это не значит, что мы просто отпустим его гулять без каких-либо санкций. И на Бетазеде мисс Перим едва ли ждет курорт, реабилитация включает в себя жесткую дисциплину, трудотерапию, ежедневные беседы с советником - один на один и в группе, и даже после прохождения программы будут предусмотрены ежедневные скрининги крови и запрет на некоторые виды деятельности, пока мисс Перим не заслужит наше доверие снова.
- Тогда это может сработать, - проговорила Толан. – Над моим доверием ей тоже придется как следует поработать, она меня сильно разочаровала. Что же касается мистера Лайтмана, это довольно щекотливая тема, которую я пока не готова обсуждать. Кроме того, как кардассианский офицер и как руководитель проекта я придерживаюсь двух разных мнений, - добавила она с улыбкой. – А вы? Вы будете выступать на стороне защиты – кажется так это у вас называется? Половина моих кадетов уже мечтает давать показания в его пользу и, похоже, что-то затевает. По крайней мере, до меня дошли слухи, что они регулярно устраивают какие-то собрания в каюте Лайтмана.
-Давайте не будем сейчас подробно о кадете Лайтмане, - поморщился Планкс, - Ситуация слишком неопределенная.
- Как пожелаете, - отозвалась Толан. Она явно хотела еще что-то спросить у трилла, но его реакция заставила ее замолчать на полуслове и надеть свою привычную маску отстраненности. – Тогда не буду вас больше задерживать. К мисс Перим я зайду позже: и мне, и ей надо подумать.
___________
С Планксом
Offline  
15 11 2016, 17:46:27 #414
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
ОПС

Оказавшись в ОПС, ступив на его площадку, Ракар беглым взглядом оглядел всех присутствующих офицеров и обстановку. Внутренне улыбнулся самому себе. ОПС был точно таким, каким он видел его на собственных голографических тренировках на Ромуле. Все данные были записаны абсолютно верно. Но другая часть его сознания была немного раздосадована тем фактом, что ни Жантарин, ни Хена, ни тем более федеральный кадет Самрита Баккер – не решились сюда прийти, чтобы заявить о некоем подобии забастовки. Все это было повешено на плечи их ромуланского коллеги, ну еще и Освальда Макдауэлла. Вообще, ромуланец, заявляющий о забастовке федератов станционному командованию – это более чем оригинально. Более чем.
Справившись с первым рефлекторным позывом спрятаться за ближайшую консоль и приготовиться отстреливаться, Ракар. Не дожидаясь активности землянина,  произнес:
- Доброе утро, уважаемые офицеры. Нам нужно видеть коммандера станции. Это возможно?
Когда Ракар и Освальд вышли из лифта в ОПС, дежурная команда посмотрела на них с любопытством, но без лишних вопросов проводила в кабинет командующего.
Коммандер Мори сидела за столом, развернувшись в профиль и держа перед собой падд с очередным отчетом. Когда двери в кабинет открылись, она обернулась и удивленно приподняв брови посмотрела на вошедших.
-Доброе утро, господа, - произнесла коммандер, - Дайте угадаю… вы пришли представить еще одну идею?
- Никак нет, мэм, - вытянувшись по стойке "смирно", ответил Освальд. - Мы пришли уведомить вас, мэм, как того требуют закон, устав и нормы морали. Я обязан сообщить вам, что сегодня в обеденное время на Променаде состоится... состоится массовое мероприятие, посвящённое висящей на волоске судьбе нашего коллеги - Артура Лайтмана.
Ромуланец, который тоже встал по стойке смирно, сразу как зашел в кабинет коммандера, кивнул в подтверждение слов землянина.
Баджорка отложила падд в сторону и сплела пальцы.
-И что же это за… массовое мероприятие? - она выжидающе посмотрела на кадетов, ожидая разъяснений.
Освальд на мгновение напрягся, взвешивая слова, но потом решил сказать правду:
- Мирное мероприятие, мэм. Что-то среднее между презентацией о нашем коллеге, культурной ярмаркой и... - кадет вздохнул, - митингом в поддержку кадета Лайтмана и против несправедливости, мэм.
- Это называется словом "пикет", коммандер, - дополнил Освальда Ракар, - для кардассианского посла и остальных федератов.
Ромуланец счел необходимым назвать все вещи своими именами и четко обозначить суть мероприятия во избежание недопонимания.
- Да, все будет мирно, - еще раз подтвердил улан.
-Для остальных федератов? - губы коммандера тронула легкая улыбка, - Кого вы имеете в виду? Кому хотите что-то показать и доказать?
Освальд снова задумался на мгновение, но потом опять решил не кривить душой. В конце концов, с коммандером стоит быть честным.
- Фактически, для всех, мэм, - сказал он. - Для тех, кто не знает о случившемся, для тех, кто что-то не то услышал и уже заранее осудил нашего коллегу и... и для тех, кто может на что-то повлиять, мэм, - кадет решительно посмотрел в глаза баджорки. - Лайтман рисковал жизнью и совершил ужасную ошибку ради нас, ради наших жизней, я в этом абсолютно уверен. Самое меньшее, что мы можем сделать для него - это помочь общественности узнать истинное положение вещей.
В этот момент Ракар подумал, что находится в крайне выгодной позиции, позволяющей ему защищать Квинтилию не вызывая лишних подозрений. То, что он делал раньше – теперь работало на эту главную цель. Только, к невероятному сожалению, все его предыдущие попытки были провальными. Оба других кадета были уволены из проекта. Однако эта третья попытка, относящаяся к Перим, провальной стать не должна, чтобы ни пришлось сделать.
Он посмотрел на Освальда, затем на коммандера.
- Да, все так, мэм. Для остальных федератов – это для тех, кто принимает решения о его выдаче. Хотя, если честно, мы не отказались бы узнать кто именно принимает эти решения, - сказал Ракар.
-Например, адмирал Нечаева, - напомнила Мори, - А также другие адмиралы и дипломаты, занятые налаживанием отношений с Кардассией. Значит, вы считаете, что в этой ситуации есть какое-то “истинное положение вещей”, и какая-то несправедливость? Допустим, представитель государства А, - она задумчиво положила левую руку на падд, который читала до этого, - отправился на территорию государства Б, - падд переместился по столу вправо.
Затем Мори так же задумчиво обернулась вправо, нашла на столе второй падд и подвинула его в левую сторону по направлению к первому так, что они столкнулись.
-И на территории государства Б представитель государства А нанес вред представителю государства Б. Вы следите за моими руками, господа? Вы действительно считаете, что справедливо будет отпустить представителя государства А на его родину и судить там? - первый падд снова вернулся на свое место слева, - Мне интересно ваше мнение, молодые люди.
- Адмирал Нечаева едва ли согласится с нами говорить, мэм, - уверенный тон Освальда не очень сочетался с его выбором слов - он был уверен, что Нечаева не согласится, - но, надеюсь, она услышит об общественном мероприятии, связанном с данным событием.
Пока коммандер двигала падды на столе, кадет думал, подбирая слова, но стараясь не показывать своего напряжения.
- В первом приближении, вопрос абсолютно корректен, - кивнул он, - но вред ведь мог быть причинён по разным причинам, мэм. Например, это могла быть самозащита, тогда причинивший вред и вовсе невиновен. Или это могла быть попытка спасти коллег, которых представитель государства Б своими преступными действиями поставил под удар.
Ракар подошел к столу коммандера, заложил руки за спину, внимательно разглядывая то представление, которое она перед ними затеяла. Это было похоже на тактическое планирование боя очень старыми методами, но это было даже … весело.
С абсолютно серьезным видом он указал правой рукой на один из паддов на столе.
- Если позволите, коммандер, вот в этом месте – не хватает толпы бешеных паддов, которые стучат по куда меньшей маленькой кучке. Представитель государства Б поспешно покинул место их дислокации и пострадал от представителя государства А, хотя в его силах было отправить эту маленькую кучку паддов обратно на территорию государства, из которого прилетел этот первый падд.
Ракар сопровождал свои слова жестами, согласившись играть в игру коммандера.
- Вот этот падд, мэм, несомненно, совершил то, что испортило дипломатические отношения. Но…, - ромуланец внимательно посмотрел на Мори Джанир, - где-то там, - он указал рукой в неопределенную даль, - есть еще несколько паддов, которые не так просты, как хотелось бы. И еще – было бы неплохо, если бы государство А защищало своих граждан с достаточной степенью твердости и разобралось со своими проблемами внутри. А кроме того, просто мы не хотим разрушения этого проекта и потери еще одного участника, их и так достаточно потеряно, в том числе по вине  вон тех отсутствующих гипотетических бешенных паддов.
-Это все более мелкие частности, для выяснения которых как раз и нужно разбирательство, - Мори смела ладонью оба падда в одну сторону, - Но вопрос пока стоит в том, где оно пройдет. Что ж, я понимаю вашу точку зрения, и она мне не неожиданна - вы действительно считаете происходящее несправедливым, и что мы должны более твердо защищать мистера Лайтмана и не выдавать его на суд по чужим законам, потому что он наш. Но как быть с другой ситуацией, когда роли повернуты наоборот? С ситуацией, когда два представителя другого государства приходят уже на нашу территорию, причиняют вред уже нашему представителю, и рассчитывают, что их будут судить по их законам, а не по нашим? Это тоже будет справедливо, как вы считаете?
- Это ведь определяется законами и международными договорами, мэм, - уверенно сказал Освальд. - Но там всё так запутано: если преступление совершается на территории Федерации, то разбирается Федерация, но, например, если это территория посольства... - он замолчал, словно вспомнил что-то важно, а потом заговорил уже медленнее, - то территория посольства считается территорией другого государства, и преступление расследует это государство, - кадет выглядел так, словно какая-то очевидная мысль мелькнула у него в голове, но тут же забылась, а он отчаянно продолжал попытки вспомнить.
Ракар пригнул голову. Дипломатия сложная задача. Особенно когда не имеешь права использовать всю полноту собственных полномочий.
- Справедливость вещь очень тонкая, мэм, - сказал Ракар, чуть улыбнувшись,  - и в то же время достаточно всеобъемлющая. У нас на Ромуле, такие вещи, как этот "пикет" не работают. Но говорят, что в вашем государстве это бывает. Интересный опыт будет. Но я хочу сказать, что Ромул никогда не выдает своих граждан. А если они попались на чем-то том, что сделали по своей воле вопреки приказу или ошиблись в чем-то – все равно предпринимает все меры по их вызволению. Был один случай, о котором я и моя Империя – весьма сожалеем. Еще до войны. Здесь. На станции Дип Спейс 9.
Ромуланец проклинал собственную манеру вести дела в данном случае, и попытки приводить  аналогии, но решение уже принял, и отступать назад нельзя было.
- Несколько ромуланцев хотели узнать о Доминионе и их намерениях. И они попытались кое-что сделать, чтобы защитить Альфа-квадрант от вторжения. Они были не правы. Но тем не менее - Федерация была великодушна. Вы отправили их домой. Так почему бы не понадеяться на то, что кое-кто другой тоже проявит великодушие. Особенно если очень постараться привести его к мысли о необходимости данного проявления?
_________
совместно с Освальдом и Мори


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 11 2016, 17:47:40 #415
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
ОПС


-Да, Федерация великодушна, - Мори улыбнулась уголком губ, - Значит, мистер Макдауэлл, вы считаете, что если на территории Федерации совершилось преступление, то разбираться должна Федерация, а если мы сами наследили в соседнем государстве… то должны отказывать нашим друзьям в таком же праве? Не кажется ли вам, что это двойные стандарты? Штука с Федерацией, мистер Ракар, в том, что иногда ради дружбы с соседями мы готовы поступиться собственными интересами. Разве это не хорошо? Разве и вам бы не хотелось, чтобы мы шли навстречу вашей Империи даже тогда, когда нам самим это не очень выгодно?
- Никак нет, мэм, - ответил Освальд, вспомнивший, очевидно, то, до чего додумался недавно. - Я хочу сказать, что наследили мы на своей территории, причём не просто так. Преступление произошло на борту катера "Анадырь", принадлежащего Федерации, причём находившегося на орбите, а не, например, на поверхности планеты или посадочной площадке космической станции. Причём история куда более запутанная: разве мэру Кораму давали разрешение подняться на борт? Разве он не поставил всех находящихся на поверхности участников, включая нас двоих, под удар? Разве справедливо передавать на суд чужому государству того, кто пытался помешать негодяю погубить жизни своих коллег и друзей?
Ракар бросил короткий взгляд на Освальда и снова посмотрел на коммандера.
- Разумеется, мэм. Поход навстречу, особенно когда вы поступаетесь своими интересами – приветствуется всегда. Но тут есть один нюанс. Перед передачей кадета – было бы неплохо подвергнуть его процедуре необратимого повреждения памяти. Я, конечно, сомневаюсь, что он знает например частоты вашего защитного периметра, или еще что-либо. Но поверьте – кардассианцы узнают все, что он знает, и если он знает что-то что им знать не следует – лучше вам самим его здесь убить. Хотя, я думаю вы и сами прекрасно понимаете в чем суть дела. Я просто был должен напомнить. Нашими технологиями они конечно не обладают. Но и их технологии весьма действенны. Так что, дипломатия – дипломатией, но интересы … нельзя сбрасывать со счетов.
-О, это интересный поворот, - Мори обернулась к Освальду, было сложно сказать, насколько она была серьезна с кадетами, а насколько просто наслаждалась происходящей беседой, - А что вы думаете насчет такого предложения?
- Мэм, предложение улана Ракара противоречит как проводимой Федерацией политике, так и моральным принципам, которые воспитываются на её территории, - серьёзно проговорил Освальд, бросив быстрый взгляд на своего коллегу. - Нас учат защищать жизни разумных существ даже ценой своей собственной, но ещё нас учат, что своих бросать нельзя и что за преступления полагается наказание. Вот только совершивший преступление на борту федерального катера гражданин Федерации должен отвечать перед Федерацией, а не быть переданным Кардассии, чтобы успокоить негодяя, совершившего куда более страшное деяние.
- Это было не предложение, - поспешил поправиться Ракар, - а всего лишь предупреждение о возможных последствиях. Для самой Федерации.
-Значит, здесь вы с коллегой уже не согласны, - коммандер Мори перевела взгляд с кадета на улана, - Что же будет с остальными вопросами, с которыми вы вместе сюда пришли… Вы говорите, что ваше мероприятие будет мирным. Как вы планируете мне это гарантировать?
- Скажем так, мы это обещаем, коммандер, - ответил Ракар, - мы не выйдем за рамки ваших законов.
- Мэм, но ведь не обязательно же соглашаться во всём с коллегой, чтобы успешно взаимодействовать и делать общее дело, - поспешил вставить Освальд. - Разве хоть на одном корабле хоть раз в истории было так, что все со всеми соглашались абсолютно по всем вопросам? Разве только у боргов полное согласие... Как бы то ни было, улан Ракар и остальные согласны, что не надо никого провоцировать и не надо устраивать потасовок. Нам не это нужно, нам нужно донести информацию о случившемся и нашу позицию до общественности и, надеюсь, до тех, кто принимает решение наверху. Проблема может возникнуть, только если кто-то умело спровоцирует кого-то из участников, потому что у каждого же есть слабые места, в которые можно очень больно ударить. Но мы будем стараться держать друг друга в рамках, помня об общем деле, и тогда наши индивидуальные особенности не помешают добиться результата.
-Но ведь там будете не только вы, а ваше мероприятие привлечет внимание гостей станции. Разве вы рассчитываете не именно на это? Как вы предлагаете обеспечивать порядок во всей этой толпе? - осведомилась Мори.
- Именно на это, мэм, - кивнул Освальд. - Мы, разумеется, сделаем всё возможное, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, но... станционная служба безопасности сможет помочь, если что? Мы ведь действуем в рамках закона.
-Станционная служба безопасности, ну разумеется, - Мори растянула губы в еще одной улыбке, в которой не было ни грамма радости и счастья, - Итак, мистер Макдауэлл, вы приходите сюда все-таки не просто информировать меня о планах, вам нужно мое содействие. Вы собираетесь устроить на моей станции мероприятие, которое потенциально может вызвать массовые беспорядки. Именно это я называю “еще одной идеей”, которая потребует выделения серьезных ресурсов и нарушения рутинной жизни станции. Где же вы хотите локализовать ваше мероприятие?
- Мы думали... - начал было отвечать Освальд, но замешкался, решив не давать в качестве ориентира кардассианское посольство - слишком провокационно будет звучать, - недалеко от Реплимата, мэм, ближе к цветочному магазину.
-Я могу дать вам пространство в южной части Променада, возле магазина баджорских фермерских продуктов, где у вас недавно был фуршет, - ответила Мори.
- А почему не подходит место возле Реплимата? – спросил Ракар, улыбнувшись с оттенком понимания и сарказма.
-Перефразирую так: место возле магазина фермерских продуктов меня больше устраивает, потому что там мне легче будет обеспечивать безопасность, - отрезала Мори, - И вы либо берете его, либо не получаете моего одобрения и поддержки. Это достаточно понятно, господа?
- Всё понятно, мэм! - ответил Освальд, снова вытянувшись по струнке. - Отличное место, мэм! Там мы не испортим никому аппетит и не будем мозолить глаза кардассианцам. Спасибо, мэм!
Ракар кивнул коммандеру.
- Благодарю вас, мэм. Конечно. Нам все понятно.
Ромуланец сделал шаг назад, собираясь уходить.
- Освальд, нам пора, мы опаздываем, - сказал он.
- Разрешите идти? - спросил Освальд, глядя в глаза баджорке - опоздания опозданиями, но устав соблюдать надо.
-Нет, кадет, не разрешаю, - покачала головой Мори, - Потому что это еще не все мои вопросы. Сколько человек, по-вашему, примут участие в вашем мероприятии?
- От нашего проекта будет, как минимум, шестеро, мэм! - ответил Освальд. - И мы хотим привлечь большинство остальных участников, - он посмотрел на ромуланца с сомнением, но, в итоге, решил не скрывать ничего. - Некоторые живущие на станции гражданские симпатизируют кадету Лайтману и сочувствуют его положению. Может они тоже придут нас поддержать, хотя желания что-либо делать они не изъявляли. Остальное уже зависит от того, какой эффект нам удастся произвести, мэм. Может, нам удастся впечатлить публику, и соберётся несколько десятков или даже сотня зрителей, а может мы просто опозоримся, и нас проигнорируют, тогда будем только мы, - он указал на себя и ромуланца, -  и ещё четверо небезразличных участников проекта.
-И во сколько же все это начнется? - продолжила Мори.
- В обеденное время, мэм, - ответил Освальд, - Около 14:00!
-Вы оставляете не слишком много времени другим на подготовку, - недовольно поморщилась коммандер, - Что ж, теперь можете идти. Я окажу вам поддержку, но если увижу, что ваша деятельность хотя бы немного угрожает безопасности станции и хоть кому-то из ее обитателей - разгоню вас без малейшего колебания.
- Так точно, мэм! Спасибо за поддержку! - отчеканил Освальд и, развернувшись на носках, вышел из кабинета.
Ромуланец кивнул коммандеру и вышел из кабинета вслед за Освальдом.
- Она разгонит и будет права. Подобные вещи – всегда разгоняются, ибо нарушают порядок, дисциплину и создают прецеденты неповиновения. Поэтому нужно, чтобы все прошло без проблем.
Когда они дошли до лифта, ромуланец добавил:
- Нужно сообщить глинну Толан. Вы или я это сделаете? У меня есть подозрение, что я уже несколько достал координатора. Ваше мнение, чей звонок будет лучше воспринят?
На самом деле это было не совсем правдой. Ракар не считал, что перешел рамки активности в отношении с обращениями к глинну координатору. Но в настоящий момент ему было необходимо приостановить свои обращения к ней, чтобы новости не совсем удобного характера звучали не от него. Если будет необходимость просить о Перим, то он должен быть уверен, что это будет воспринято без активного противодействия сразу. Пока он должен был притормозить. С кадетом Лайтманом вполне справятся его федеральные друзья. Его же главная цель помимо спасения проекта была теперь совсем другой.
- Я сообщу, - кивнул Освальд ромуланцу и слегка улыбнулся, - наверное, сейчас моя очередь злить нашего координатора подобными сюрпризами. Увидимся на презентации, Ракар.
- Опаздывать нельзя, - ответил ромуланец, - это еще больше ее разозлит. Я уже опоздал один раз, это было… нехорошо. Идем вместе, позвоните по пути.
Землянин кивнул и, не сбавляя темпа, коснулся коммуникатора.
____________________________
С Ракаром и коммандером Мори


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 11 2016, 17:48:37 #416
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции


- Освальд Макдауэлл вызывает глинна Толан. Мэм, мне надо вам кое-что сообщить.
- Я вас слушаю, - ответила координатор через несколько секунд. – Это что-то срочное? Я как раз направляюсь к голокомнате, вы можете сообщить мне это лично.
- А, - спохватился кадет, - да, мэм, это срочная тема... хм... нет, лучше по связи, мэм.
"Безопаснее по связи", - подумал про себя Освальд и хмыкнул.
- Мэм, я должен уведомить вас, что мы с группой участников собираемся в обеденное время провести... массовое мероприятие в поддержку кадета Лайтмана на Променаде.
- Я вас правильно расслышала? – после небольшой паузы отозвалась Толан. – И что же это будет за массовое мероприятие?
- Правильно, мэм, - ответил Освальд после небольшой паузы. - Хочу вас заверить, мэм, что никто из нас не собирается создавать неприятностей, но мы не можем сидеть и смотреть, как решается судьба нашего коллеги и друга. Мы устроим... презентацию, если угодно. В поддержку Артура.
- Презентацию, - повторила кардассианка, и по ее голосу было сложно понять, как она относится к этой идее. – Что же это будет за презентация, и кто эти «мы»?
Ракар шел рядом с федеральным кадетом и прислушивался к разговору. В голосе координатора он услышал реакцию на неожиданную новость, реакцию очень похожую на плохо скрываемый гнев, или готовность к гневу. Его зарождение. Ему стало немного совестно от того, что сбросил на Освальда эту ответственность. Как бы там ни было, он не должен был остаться в стороне. Вся эта … забастовка, пикет, или как ее определил Освальд -  "презентация" была тоже частью проекта. И его долг был – настроить дипломатические отношения с федеральными кадетами в том числе. Глинн Толан хоть и была частью запасного плана, но он всегда мог пойти и иным путем.
- Глинн координатор, - сказал Ракар, так, чтобы его было слышно в устройство связи Освальда. Он чуть приблизился к кадету и шел с ним в ногу.
- Это называется "пикет". Мероприятие в защиту кадета Лайтмана. Направленное на … попытку повлиять на решение о его выдаче Кардассии. Попытку отменить это решение. "Мы" – это кадеты проекта. Мероприятие запланировано на 14:00. В перерыве между презентациями.
- Я правильно понимаю, что вы говорите уже о решенном действии, на которое не требуется мое согласие? – уточнила Толан. – Вероятно даже уже согласовали его со службой безопасности, судя по уверенности в вашем голосе. И вы всерьез полагаете, что каким-то образом поможете Лайтману, а не закрытию проекта? – удивленно спросила координатор. 
На этот раз Ракар взглянул на Освальда и кивнул ему, что в этот раз ответить нужно ему.
- Так точно, мэм, согласовали, - сказал Освальд. - Мы не стали бы вас беспокоить, не будучи уверенными, что всё вообще получится осуществить. Мы собираемся помочь Лайтману, а не закрыть проект, мэм, в этом весь смысл, но признаем честно, что толпу, как бы выразились на Земле, желторотых юнцов вряд ли стали бы слушать высокие чины в командовании Звёздного флота. К счастью, в Федерации принято считаться с общественным мнением, и мы хотим привлечь общественность на нашу сторону и таким способом донести до сведения ответственных чинов свою позицию.
- Да, глинн координатор. Это действие куда лучше поспособствует удержанию проекта, нежели чем бездействие. Федеральные кадеты хотят защитить своего коллегу. Дать им это сделать – будет верным решением. Вас мы уведомляем, потому что вы наше руководство. Должен сказать, коммандер станции тоже была уведомлена. Это соответствует их законам, - добавил ромуланец.
- То, что вы хотите, и то, чего вы добьетесь, может отличаться, - заметила кардассианка. – Своими неосторожными действиями вы можете привлечь не симпатии, а негативное внимание к проекту. Как вам такой исход: кадеты, нарушающие общественный порядок, пойманы и арестованы, проект из-за них закрыт, а мистера Лайтмана помешают под более строгий арест или немедленно отправляют на суд? – неожиданно Толан усмехнулась: - Но раз мое разрешение не требуется и вы все равно это сделаете, то мне нет смысла вам что-либо запрещать. Могу ли я в качестве жеста доброй воли с вашей стороны надеяться, что вы заранее предупредите меня, чего мне следует ожидать от вашей… презентации? – в голосе Толан слышались подчеркнуто вежливые интонации.
- Мы не собираемся нарушать общественный порядок, мэм, - заверил кардассианку Освальд. - Более того, там будет находиться станционная служба безопасности, всё должно будет пройти спокойно, а если что-то и случится, то не по нашей вине. Все, кто будет организовывать это мероприятие, знают, чем грозит нарушение закона, и никому из нас не хочется оказаться в камере, быть отчисленными из учебных заведений или уволенными со службы, а также узнать, что по нашей вине закроют проект. Мы хотим только рассказать о случившемся на орбите Волана II, а также о своём отношении к тому, что грозит Артуру. На мероприятии будут плакаты, несколько, скажем так, творческих эпизодов и, скорее всего, мы все выступим с речью и обращением. Никаких погромов, никаких драк и прочего. По крайней мере, мы это сами предотвратим вместе с СБ.
В речи Освальда, да и в его поведении сегодня, было нечто такое, что Ракар определял как резкое взросление. Он увидел в этом кадете изменения, произошедшие за одну ночь. Его уровень ответственности возрос на несколько порядков. Ромуланец с оттенком удивления посмотрел на Освальда, не сбавляя шага.
- И все же я не услышала никакой конкретики, - кадеты, уже хорошо знающие своего координатора, могли представить, как она медленно покачала головой и вздохнула. – То, что вы будете показывать на вашем пикете, увидят и представители Кардассии – сейчас я говорю не только о себе. Подумайте, как это будет выглядеть в их глазах и не вызовет ли дипломатического конфликта и еще больших проблем для проекта и мистера Лайтмана. Но не сейчас, - быстро добавила она. – Это обсуждение не извинит ваше опоздание на презентацию, которая начнется через две минуты. Я надеюсь увидеть вас в голокомнате не позднее этого времени, а в течение презентации мисс М’Коты не слышать ни слова о пикете и других не связанных с проектом делах. Детали пикета мы обсудим в перерыве. Вам все понятно?
- Так точно, глинн координатор, - ответил ромуланец, - мы уже почти на месте. Мы не опаздываем.
- Есть, мэм! - вновь отчеканил Освальд. - Мы не опоздаем, мэм, уже на подходе!
Толан отключила связь и остановилась на пару секунд, обдумывая, не стоит ли ей зайти к галу Дохиилу и предупредить о пикете. Но решила сделать позже, а пока показать пример кадетам и явиться к началу презентации о Кроносе.
Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж Кварк'с к голокомнатам, Ракар снова посмотрел на кадета Звездного флота.
- Она права в некоторой части своих рассуждений. А вы… Освальд, вы – я бы сказал, что вы уже офицер вашего флота. Интересно… что сделала с вами эта ночь.
Впрочем, этот вопрос был риторическим. Ракар не ждал на него ответа.
Освальд удивлённо посмотрел на ромуланца, не зная, что стоит сказать.
- Да, глинн Толан в чём-то права, - кивнул он после небольшой паузы. - Может и хорошо, что мы не у посольства всё проводим. А об остальном... спасибо, но, боюсь, вы меня переоцениваете. У меня просто была возможность немного подумать... о разном. Мне ещё учиться и учиться. Идёмте, у нас осталось секунд пятнадцать, а то и меньше!
Ракар кивнул кадету и ускорился, преодолевая по две ступеньки лестницы за раз.

__________
С Освальдом и Ракаром
Offline  
16 11 2016, 09:53:57 #417
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., почти 10 утра
Перед голокомнатами


После разговора с Акритой кадет Баккер вернулась в свою каюту. Больше всего ей хотелось упасть на кровать и проспать целую вечность, а потом проснуться с ощущением, что ничего не было, и самая большая проблема в ее жизни – это закроется ли проект и как сделать так, чтобы Артура отпустили. Но времени прохлаждаться у нее не было: следующая по расписанию презентация должен была начаться совсем скоро, а еще надо было не забыть про листовки, с которыми она помогала Хене и которые надо было взять с собой и показать остальным, и про камеру с приемным устройством для Артура, а еще поверх всего расписания было написано «навестить Квинтилию!». План на день выглядел весьма плотным и не предполагал времени на ретроспективный анализ собственных чувств. Когда Самрита уже собиралась уходить, на терминал пришло сообщение от Освальда. Быстро пробежав его глазами, она сделала глубокий вдох и решила пока ничего не отвечать. На это у нее сейчас не было сил.


К двери голокомнаты Самрита пришла одной из первых. Коротко кивнув нескольким уже стоящим кадетам, она отошла в сторону и оперлась спиной на стену: почему-то у нее не было желания ни с кем разговаривать, что для нее было совсем не типично. Но сейчас у нее было дело только к Артуру, а пока охрана его не привела – она могла передохнуть.
Артур пришел к голокомнатам в сопровождении охранника за 15 минут до начала. Ему удалось прекрасно выспаться за 2 утренних часа, но теперь он снова был в реальности, которая мало чем могла обнадежить. Он оглядел собравшихся, их было снова как-то категорически мало. А Самрита, стоявшая у стены, в этот раз, этим утром не проявляла обычной радости и энтузиазма. Наверное, ее ночь была не слишком длинной. Потому что все они старались спасти его, кадета Звездного флота, который подвел их всех.
- Привет! – Самрита слегка оживилась при появлении Артура и помахала ему рукой, подзывая поближе. – Помнишь вчерашнюю идею Хены? Я кое-что сделала, хоть это и не самое изящное воплощение… - она достала из-за спины портативную камеру и приемное устройство. - Сейчас это не так актуально, раз мы все равно все вместе на презентации, а вот если тебя уведут в обеденный перерыв, то может пригодиться.
- Привет! – Артур обернулся к Самрите и приветливо улыбнулся, подходя ближе, - конечно помню, - немного удивленно сказал он. – Спасибо! Когда ты умудрилась все успеть? – он принял из рук Самриты камеру и приемник, повертев в руках приемник, рассматривая разъем подключения к компьютеру, который был смесью кардассианской и федеральной технологии.
- Ага, понял, это подключу, - сказал он, снова посмотрев на Самриту. – Тебе выспаться хоть удалось?
- Ну, на самом деле это было не так сложно: большинство деталей можно было реплицировать, а потом просто собрать по схеме, это заняло не очень много времени, - призналась землянка. – Но и до камеры Кристаль этому передатчику далеко. Очень простая технология, зато действенная! Достаточно, чтобы кто-нибудь носил камеру при себе включенной, и тогда ты будешь получать трансляцию в прямом эфире. Работает и в обратную сторону: если хочешь, чтобы мы тебя видели, установи камеру перед собой, а трансляция будет осуществляться на падд, который я настроила на прием твоего сигнала.
- Здорово! – сказал Артур, - я смогу участвовать в конференции, не вставая с дивана, образно выражаясь. А кто будет носить вторую передающую часть?
- Это уже сам решай. Хочешь – попроси свою подругу, - хмыкнула Самрита, выразительно поведя бровями.
- Подругу? – не совсем понял Артур, оглянувшись на остальных кадетов, - а, ты М'Коту имеешь в виду? Ну… если она согласится. Хорошо, спасибо тебе, Сэм, я очень благодарен.
-Это у вас что, к-камера? - к Артуру и Самрите застенчиво приблизился юный баджорец-научник, - Можно посмотреть? Я аккуратно...
- Конечно, - радостно отозвалась Самрита, все же немного гордившаяся своим творением, пусть оно и было довольно банально. – Хена вчера предложила идею, как сделать так, чтобы оставаться на связи с Артуром, даже пока он под домашним арестом. Это просто надевается на голову, вот так… - она передала Криму прибор.
Артур чуть развернулся к баджорцу:
- Да, Крим. Камера будет работать в обе стороны, двусторонняя связь с радиусом действия в пределах станции, наверное… Я буду видеть чем вы заняты, пока меня не будет с вами. Да, Сэм, какой радиус приема, кстати?
- Я точно не проверяла, - нехотя проговорила землянка, - но на станцию в любом случае хватит.
В этот момент к группе кадетов подошла М’Кота. Она тащила тубус, длинный прямоугольный футляр и нечто похожее на чемодан со сложенными ножками.
– Привет, – сказала она, оглядываясь. – Сейчас сложу всё это в камеру хранения и вернусь.
- Привет! – сказал ей в ответ Артур и некоторое время провожал девушку взглядом, удивляясь набором вещей в ее руках.
-Зачем в камеру хранения? Я думал, это все нам, на презентацию, - удивился только что подошедший Брол, которого едва не задело самым краем длинного футляра, - Будет нечестно, если мы теперь не узнаем, что там...
– Это не для презентации, – объяснила М’Кота. – И в своё время все всё узнают, можешь не беспокоиться… ну или никто ничего не узнает, что тоже будет честно. В общем, не гони сарков... Лайтман, поимей совесть – это не тяжело, но вот-вот выпадет у меня из рук! Когда не надо, ты прямо рвёшься помогать, зато когда надо, стоишь столбом!
Говоря откровенно, М’Кота сердилась не на Артура, а на себя – за то, что не сообразила реплицировать для всего этого барахла ремни и повесить его на плечи.
Артур подскочил к М'Коте и попытался все-таки помочь, удержав от падения тубус с неизвестным чем-то.
- Меня не отпустят до камер хранения и не разрешат пойти туда даже с охранником, прости М'Кота, - прошептал он.
М’Кота посмотрела на охранника. В её глазах плясали чертенята.
– Сэр, вы позволите моему мужчине меня сопровождать? Разумеется, я не возражаю против вашего надзора за законностью, толерантностью и нравственностью нашего поведения.
Лайтман посмотрел на М'Коту и его челюсть чуть было не упала на пол, выражаясь фигурально. Он все еще не мог ее назвать клингонским словом "пар-ма-кхай", но она сейчас сказала такое, от чего у него внутри все перевернулось. Он забрал у нее тубус и чемодан, и оглянулся на охранника.
-Извини, приятель, - Брамс виновато развел руками, глядя на Артура, - У нас все еще домашний арест. Мы можем сидеть дома или ходить на занятия проекта, а не гулять по Променаду.
Самрита удивленным взглядом проводила ношу своей соседки, и ей понадобилось некоторое время, чтобы вспомнить, что это может быть.
- Точно…. – пробормотала она себе под нос, а затем уже чуть более громко осведомилась: - У нас еще нет новостей от коммандера Мори? Нам вообще разрешат… все это? – и, еще раз оценив приготовления клингонки, добавила: - Могу помочь тебе дотащить это в камеры хранения, я-то не под охраной!
- Так точно, сэр, - ответил Лайтман охраннику, находясь все еще в ощущении очень неловкого положения, смешанного с удовольствием того, как М'Кота его определила. Он посмотрел на клингонку, потом на Самриту, и протянул землянке вещи.
- И снова спасибо тебе, Сэм, - сказал он.
-Разрешат что? - спросил все еще незаметно стоящий рядом Крим, аккуратно держащий в руках камеру, сделанную девушкой-инженером.
– Возьми тубус, он лёгкий, – сказал М’Кота, отбирая у Артура ношу и перераспределяя её между собой и Самритой. – Дура я, конечно, надо было ремни реплицировать. Но я торопилась - думала опоздаю.
- Скоро расскажем, - Самрита заговорщески подмигнула баджорцу и подхватила тубус. Когда они с М’Котой, отошла на достаточное расстояние, землянка не удержалась: - Значит, «мой мужчина», вот как! Все уже настолько серьезно?
– Для меня – да, – ответила клингонка, – то есть я так для себя решила, – она бросила взгляд назад и рассмеялась. – Но сейчас я просто хотела немного расширить границы свободы для Артура, а заодно посмотреть на лицо его охранника... кажется, вместо этого я получила на редкость живописное лицо самого Артура!
Девушки ушли по Променаду в сторону камеры хранения, а оставшиеся кадеты проводили их взглядами.
__________________
С Артуром, М’Котой и другими кадетами
Offline  
16 11 2016, 09:56:23 #418
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., почти 10 утра
Перед голокомнатами

Времени до презентации оставалось мало. Артур ждал, и наблюдал отсутствие как Тенека, так и Квинтилии. Не было и Акриты. И Освальд с ромуланцем еще не подошли. Но его больше беспокоило то, что случившееся с Квинтилией – все еще не закончилось. Когда М'Кота и Самрита вернулись, кадет снова с ними заговорил:
- А Перим все еще нет, как и Тенека. Похоже, ничего хорошего. Они в лазарете? Вы не в курсе?
- И Акриты, а ведь презентация скоро начнется, - добавила кадет Баккер. – Хотя с ней я совсем недавно говорила… Странно, где все! И нам так и не сказали, когда выпишут Квинтилию, - Самрита перевела взгляд на Артура и покачала головой: - К сожалению, не слышала никаких новостей. Но что бы там ни было, я считаю, что нас могли бы уже поставить в известность хотя в общих чертах!
-И интересно, придет ли сегодня глинн Толан? - вставил Брол Арко.
- Пора бы ей появиться, - Самрита сложила руки на груди, - или кому-нибудь еще, кто сможет ответить на наши вопросы. Ненавижу все эти секреты – у меня складывается впечатление, что мы упускаем что-то важное. Как думаете, может просто пойдем в лазарет в перерыве? А то Тенек нас туда никогда не пустит, если спрашивать разрешение!
- Да, нужно сходить, - сказал Артур. – С чего бы ему вас не пустить? Он должен.
– С того, что у него мозги устроены не как у людей, – съязвила М’Кота. – И он вполне может вообразить, что посещение – это ненужное излишество.
- Да ладно тебе, логичное объяснение его вполне удовлетворит, - сказал Артур. – А посещать болеющих товарищей – логично.
-Но это не только от Тенека зависит… - вставила недавно тихо подошедшая Хена.
- Ты думаешь, с Квинтилией что-то настолько ужасное, что мы даже не можем ее навестить? – удивилась Самрита. – Раз так, то мы это тем более должны знать, мы же все – одна команда.
- А от кого еще? Что если ей нужна моральная поддержка? – спросил Артур, повернув голову к Хене, - и да, Сэм права.
– Ничего ужасного! – послышался голос советника – болианка подошла со стороны лазарета. – Я спрашивала дежурного в лазарете, он сказал, что барышня идёт на поправку. А вот моральную поддержку я всецело одобряю.
-Но Квинтилия не то чтобы дружит с кем-то из нас, - осторожно охарактеризовала одногруппницу Хена, - Скорее даже наоборот. Будет ли ей приятно наше общество?
- Она может и не дружит, - сказал Артур, - но это совсем не значит, что мы должны вести себя также. А значит как раз наоборот. Мы не должны ее оставить. Команда мы, или так..?
- Она не дружит с нами не потому, что мы этого не хотим, а потому что считает себя лучше нас всех, - пожала плечами Самрита. – Пусть хотя бы знает, что мы не какие-нибудь изверги и не бросаем своих.
– Я в любом случае пойду, – сказала М’Кота, – В конце концов, если она не захочет нас видеть, может это прямо сказать.
Самрита согласно кивнула.
- Если, конечно, она вообще в сознании, - добавила землянка.
-Я просто… - нерешительно начала Хена, - Просто наше желание пойти больше характеризует нас: нам очень любопытно, мы хотим чувствовать себя хорошими, потому что не бросаем своих… Поэтому если мы пойдем, точно хорошо будет нам. Но разве эта ситуация о нас и о том, что МЫ чувствуем? Вот я об этом хотела бы подумать...
– Ну так спросим её, когда придём! – удивилась М’Кота. – Пошлёт к боргам на трансварпе, значит пошлёт!
- А разве в этом есть что-то плохое? – Самрита вскинула брови на замечание ференги. – И вообще, откуда ты можешь знать, что происходит сейчас за закрытой дверью лазарета и чего хочет Перим. М’Кота права: если Перим не хочет нас видеть, она это скажет прямо. Раньше она не стеснялась нас посылать, если ее что-то не устраивало!
-Вы думаете, посылать кого-то - это приятно? Это же лишний стресс… Правда, советник? - Хена обернулась за помощью к болианке.
– В разных обстоятельствах всё может быть стрессом: если люди пришли, если никто не пришёл, если не пришёл кто-то важный… – покачала головой болианка. – Часто самые компанейские люди не хотят никого видеть, когда болеют, а самые нелюдимые хотят внимания и заботы; угадать нелегко! И всё же давайте подумаем о том, что останется у мисс Перим в памяти, если считать, что оба наших выбора окажутся для неё стрессом – забота или безразличие? Я бы выбрала всё-таки заботу.
- То есть ты считаешь, что мы не должны навещать коллегу по проекту и вообще заходить в лазарет? – чем больше Самрита слушала Хену, чем больше ее лицо выражало удивление. – Не знаю ни одного человека, которому не приятны поддержка и внимание. Почему ты уверена, что она вообще нас пошлет?
-Я просто пытаюсь посмотреть на ситуацию с ее точки зрения, - в голосе Хены зазвучало оправдание, - Вот я, в лазарете, в слабом и уязвимом состоянии, и тут заходят люди, которых я раньше активно не любила и не хотела видеть даже в лучшие моменты… Не знаю… мне кажется, это плохая идея. Но вы, конечно, делайте, как считаете лучше.
- Неужели она действительно нас всех так активно не любит?  - в интонациях Самриты скользнули нотки обиды и разочарования. – Тогда, наверное, мы должны бы ответить ей взаимностью и проигнорировать любые ее несчастья – это было бы справедливо. Но каким бы неприятным человеком она ни была, мне не хочется обострять этот конфликт до того состояния, когда мы и вовсе перестанем разговаривать. Мое внутреннее чувство долга говорит, что мы должны нанести визит вежливости в лазарет и выразить поддержку, и что так будет правильнее, чем игнорировать Перим. Даже если она относится к нам так, как ты сказала, - передернула плечами землянка.
- Хена, - серьезно сказал Артур, - ну вот меня она точно не хочет видеть. Я ее подставил. И я никуда не иду, благодаря этому всему. С другой стороны – почему вы думаете, что она вас активно не любит? Что, было недостаточно нашего хорошего отношения в ее сторону? Очевидно, было недостаточно. И есть за что. А если не за что – не нужно так считать и пытаться додумывать за других. Мы не знаем, чего она хочет на самом деле, поэтому надо пойти и сделать как нужно. И если она не захочет видеть – никто не помешает выйти. Она наша коллега, в конце концов, и мы должны быть ей друзьями хотя бы в одностороннем порядке. Иногда – дружбу надо заслужить, в конце концов. Если мы не заслужили – это наша вина.
- Тогда по твоей логике и Квинтилии следует заслужить нашу дружбу, - пробормотала себе под нос Самрита, теперь казавшаяся расстроенной и грустной.
- Кому-то нужно сделать первый шаг, - ответил Артур Самрите. – А то так и простоим всю жизнь по разные стороны барьера.
– Какие всё сложности, – вздохнула М’Кота. – Если обе стороны наделали глупостей, но не сделали никакого настоящего свинства, можно просто начать с чистого листа.
Она не стала спрашивать Артура когда это он успел подставить Перим – лучше было узнать это с глазу на глаз. Обсуждать у всех на глазах склонность любимого мужчины к самообвинению было не лучшей идеей.
- Что-то не помню, чтобы я делала глупости в ее сторону, - пожала плечами Самрита, а затем посмотрела на Артура: - Я и собиралась сделать этот шаг, придя в лазарет, но теперь… теперь я не уверена, что все еще этого хочу, - она опустила взгляд.
Артур вздохнул.
- Эх.., Сэм, это нужно сделать. Хотя бы один раз, чтобы понять, какая помощь ей нужна.


За минуту до начала презентации перед дверью голодека появился, пожалуй, один из самых редких гостей на этом задании проекте – его координатор, глинн Толан. Женщина прошла к дверям и оглядела собравшихся: помимо Макдауэлла и Ракара, которые клятвенно обещали успеть вовремя, а также Перим и Тенека отсутствовала только Акрита ш’Лечир. Толан коротко поздоровалась со всеми присутствующими и негромко обратилась к клингонке:
- В начале вашей презентации мне понадобится несколько минут, чтобы сделать объявление.
Ракар и Освальд влетели на площадку перед голокомнатами. Ромуланец с удовлетворением заметил, что обещание быть вовремя – выполнено. Хотя бы это… среди всего обрушивающегося здания проекта, который он должен был спасти.
- Доброе утро! - поприветствовал всех землянин и, найдя взглядом Толан, кивнул ей. - Мэм.
Буквально следом за ними появилась Акрита, торопливо поправляя растрепавшийся от мыслительной деятельности или от бега ершик волос между антеннами.
- Здравствуйте, - сказала она, обращаясь ко всем сразу, и облегченно вздохнула, убедившись, что не опоздала.
К Акрите обернулся Ракар и тихо, медленно и незаметно подошел к ней в толпе.
- Приветствую вас, - тоже тихо сказал он, бросив на Акриту взгляд.
Андорианка обернулась в его сторону и посмотрела со смесью интереса, внимания и тревоги. Перешептываться на глазах у товарищей было не очень уместно, тем более что вот-вот откроются двери голокомнаты. Поэтому она просто взглядом дала понять ромуланцу, что хотела бы обменяться с ним парой фраз, когда представится такая возможность.
Ракар кивнул андорианской девушке и перевел взгляд на глинна координатора. Акрита чуть заметно вздохнула и поправила на груди покосившийся коммуникатор.
____________
и кадеты
Offline  
16 11 2016, 10:16:10 #419
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Лазарет


Тенек прошёл к Квинтилии сразу же, как представилась возможность: стажёр был действительно озабочен тем, что девушке пришлось слишком быстро испытать нервное и физическое напряжение, кроме того, не меньшую озабоченность вызывали некоторые её слова. Тенек понимал, что это выходит за пределы его компетенции и мисс Перим скорее всего нужна помощь советника, но первичный разговор о проблеме в любом случае приходилось проводить врачу - хотя бы на уровне компетентного информирования.
Когда Тенек вошел в маленькую палату, отведенную Квинтилии, кадет лежала ничком на своей кровати, ее плечи слегка дрожали, а через подушку были слышны всхлипывания.
Машинально Тенек встал между Квинтилией и дверью, словно закрывая её от возможных случайных свидетелей. Это было на уровне рефлекса – по возможности заботиться о том, чтобы чьи-либо выходящие за рамки повседневного эмоции не стали достоянием посторонних.
– Я думаю, нужно на время прекратить посещения, чтобы вы могли отдохнуть и восстановить свои силы, – сказал он.
Квинтилия подняла мокрое и опухшее лицо и посмотрела на Тенека.
– Нет, - всхлипнула она, - Мне плохо, но я заслуживаю все это.
– Медицина не оперирует подобными понятиями, – возразил Тенек. – В противном случае она не распространялась бы на всех.
Как и в предыдущий раз, он прошествовал к шкафу за салфетками и, вернувшись в исходную точку, подал Квинтилии сразу несколько.
– Я попрошу дежурного санитара никого не пускать к вам до обеденного перерыва… Не трите лицо руками, иначе раздражение кожи продлится дольше.
– Мне все равно, - Квинтилия начала вытирать глаза.
Тенека не удивило то, что Квинтилия плакала после разговора с Планксом: ему случалось видеть, как земные девушки плачут после неудачного экзамена или взыскания, но почему она плакала после разговора с Ракаром, стажёр не мог взять в толк.
– После разговора с мистером Ракаром вы тоже плакали, – сказал он, чтобы развеять подозрения. – Он сказал вам что-то противоречащее этике?
Квинтилия с силой провела салфеткой по правому глазу.
– Потому что мне было жалко себя… Жалко его… Жалко еще одного человека из моего прошлого… И, кажется, потому что я не могу это контролировать… И я ненавижу себя за все это.
В подтверждение ее слов на только что осушенном глазе снова выступила влага.
– В данный момент ваши способности к самоконтролю ослаблены, в числе прочего – голодом и усталостью, – сообщил ей стажёр. – Если вы испытываете от этого дискомфорт, логичнее всего будет поесть и отдохнуть, лучше всего – заснуть. Что вам принести из пищи?
– Ничего, - трилл снова всхлипнула, - Как я могу спокойно есть вкусную еду и отдыхать, зная, что наделала? Это несоответствие скорее сведет меня с ума. Мне кажется, я… я хочу испытывать этот дискомфорт. Да, я хочу страдать, потому что я это заслужила. Виновный должен быть наказан… Я раньше уже говорила это Лайтману, и он, наверное, подумал, что я несправедлива и зла,  но я правда так считаю, и применяю убеждение не только к окружающим, но и к себе самой.
Девушка снова разрыдалась и спрятала лицо в ладонях.
Тенек приподнял бровь:
– Ваши рассуждения идут вразрез с законодательством Федерации. В качестве наказания существуют законные меры пресечения, эквивалентные нарушениям, и в их число не входят лишение сна и пищи. Вы же не имели в виду, что мистера Лайтмана нужно лишить обедов и не давать ему спать?
– Нет, но если… - Квинтилия снова всхлипнула под закрывающими лицо пальцами, - Может быть, если они увидят, что я сама себя наказываю и страдаю, и начала это делать заранее, они сами не накажут меня так сурово, как могли бы…
– Иными словами, вы пытаетесь избежать законного и значащего наказания, подменяя его незаконным и ничего для вас не значащим? – уточнил Тенек. – Я бы на вашем месте не надеялся, что это сработает: не думаю, что ваши руководители настолько чужды логике и этике, чтобы принять такую подмену.
– Но разве это не показывает мою ответственность и раскаяние? - всхлипнула Квинтилия, - Что я осознала, что виновата, и сама начала принимать какие-то меры?
Секунду вулканец потратил на обдумывание этого вопроса, потом сказал:
– Нет. Если бы вы поняли свою вину, вы были бы готовы принять и наказание, а если бы начали принимать меры, занялись бы восстановлением вашего здоровья. Я первым буду возражать против того, чтобы вы вернулись к занятиям, если вы будете истощены нервно и физически.
– Какой смысл? - трилл снова упала на подушку лицом вниз, - Они все равно никогда не разрешат мне вернуться к занятиям и отберут все, что мне дорого. Я запорола свою жизнь. Я не хочу знать, что будет дальше… Если бы можно было вернуться в прошлое и все переиграть! Или если бы можно было начать все с начала…
– Это последнее как раз возможно, если вы имеете в виду разумное поведение в настоящем, – сказал стажёр. – И я предлагаю вам начать это делать безотлагательно. Я приготовил успокоительное на случай, если ваше состояние затянется, но предпочёл бы, чтобы вы успокоились сами.
– Думаете, это так просто? - простонала девушка сквозь подушку, - Вы сами когда-нибудь чувствовали, что ваша жизнь не имеет смысла и все кончено?
– Разумеется, нет: в подавляющем большинстве ситуаций такой вывод абсолютно нелогичен. В вашей в том числе.
– Тогда вы не поймете. И вы, и мистер Ракар, говорите о вещах, которые никогда сами не испытывали, и не знаете, что это такое. Ваша жизнь легкая, вы никогда не начинали ничего с нуля, никогда ни не переоценивали свое существование, никогда не падали на дно и не поднимались, поэтому с ваших позиций не вам меня учить. Пожалуйста, уходите.
– Я принесу вам успокоительное. И пищу, – сказал Тенек.
Он вышел и вернулся минуты через три с гипоспреем, тарелкой под термоплёнкой и приборами.
– Это блюдо, которое вы демонстрировали на фуршете, – пояснил Тенек. – Реплицированная версия. Если вы сядете, мне будет удобнее ввести лекарство.
– Что это за лекарство? Что со мной будет? - спросила Квинтилия.
– Поможет вам успокоиться и заснуть, – дал очередное объяснение Тенек. – Хотя, повторюсь, я предпочёл бы, чтобы вы сделали это сами.
– Мне все равно, - пробормотала Квинтилия, - Делайте, что хотите.
Тенек внимательно посмотрел на девушку. Истерика прошла, Квинтилия выглядела скорее апатичной. Смена настроения произошла очень быстро. Впрочем, сон ей нужен был сейчас в любом случае, и мягкий препарат, подготовленный стажёром, ей бы точно не повредил. Это было именно успокоительное, а не снотворное, оно должно было помешать девушке снова начать накручивать нервное возбуждение, и тем самым позволить здоровым потребностям организма – а именно потребности в сне и отдыхе после безумного марафона последних дней – взять верх.
– Поешьте, когда проснётесь, – сказал он, делая ей инъекцию, – Или, если хотите, перед сном.
Квинтилия посмотрела на тарелку почти с отвращением.
-Может быть, позже, - пробормотала она и снова отвернулась к стене.


В это время коммуникатор Тенека активировался – вызывала кадет ш’Лечир.
На самом деле, расставшись с Самритой после завтрака, она еще минут десять задумчиво сидела за столиком на Променаде, рассматривая различные варианты возможного финального участка регаты. Но все это было настолько неопределенно и непредсказуемо, что она решила переключиться на другие, не менее важные проблемы. Например, узнать о состоянии Квинтилии – Акрите почему-то хотелось сделать это до общего визита в Лазарет. А если их появление дружной толпой будет там сейчас неуместным – то, может, стоит сказать об этом товарищам. Конечно, нехорошо было отвлекать врача, но, краем глаза увидев выходящих из дверей Лазарета координатора и незнакомого офицера Звездного Флота, андорианка подумала еще немного и сделала выбор в пользу вызова по связи.
Тенек вышел из палаты Квинтилии и ответил на вызов.
– Мистер Тенек, я… не сильно отвлекаю вас? Мне бы хотелось узнать, как себя чувствует мисс Перим.
– Её физическое состояние удовлетворительно, – ответил Тенек.
– Это хорошо, - Акрита не очень понимала значения слова «удовлетворительно», но не решилась задавать вопросов, которые могли бы выходить за рамки медицинской этики. – Просто мы – некоторые из нас – планировали сегодня утром ее навестить, когда она проснется, поддержать, может быть, утешить. Но я бы прислушалась к вашему совету – когда это лучше сделать, чтобы не помешать ей? Что она сейчас делает? И как вообще… Как отнеслась к ситуации?
– Вам лучше прийти в обеденный перерыв после первого блока презентаций, – ответил стажёр, проигнорировав все остальные вопросы, – до тех пор я приостановил посещения. Мисс Перим необходимо восстановиться, а участникам необходимо посетить презентации.
– Спасибо! – в принципе, андорианка и не рассчитывала на подробный ответ. – Но если представится возможность, то скажите ей, что мы переживаем, желаем ей поскорее поправиться и очень ценим ее как коллегу и друга.
Глянув на часы, Акрита поняла, что уже без семи минут десять. Торопливо направляясь к голокомнатам, она продолжала:
– Мы обязательно расскажем и покажем ей презентации, на которые она не сможет прийти – если ей захочется. А вы, Тенек – вы будете дежурить в Лазарете, или присоединитесь к нам? Хотя вы ведь и так всю ночь дежурили…
– Я не буду присутствовать на презентациях в первой половине дня. Если я буду беседовать с мисс Перим раньше, чем вы, я передам ей ваши слова, – ответ вулканца и на этот раз был лаконичным.
– Понятно. Спасибо, мистер Тенек! – в словах Акриты действительно звучала  искренняя и глубокая благодарность. – Спасибо за все.
Когда она быстрым шагом, почти бегом, вылетела из-за поворота коридора, перед дверями голокомнаты собрались, кажется, почти все – кроме нее самой, вулканца, Квинтилии и спящей после ночной работы Энн.


Закончив разговор с Акритой, Тенек зашёл к Дуке Тхолему предупредить его, чтобы к мисс Перим до обеденного времени не пускали посетителей, а затем ненадолго вернулся на свой пост. Он хотел по возможности избежать расспросов по поводу своего отсутствия на утренних презентациях, и потому ждал, пока все участники проекта войдут в голокомнаты. Не следовало делать непродуманное решение координатора достоянием гласности, тем более не следовало, что недобросовестный чиновник, желающий похоронить проект, попытался бы и этот незначительный промах добавить в копилку нарушений дисциплины со стороны участников проекта или же в копилку ошибок его руководства. Стажёр смотрел утренние новости и видел интервью с Артуром Лайтманом, этого было достаточно, чтобы понять: координатор проекта находится под перекрёстным огнём, и любая мелочь может оказаться песчинкой, которая начнёт горный обвал. Становиться этой песчинкой в планы Тенека не входило.
Когда проход перед голокомнатами опустел, стажёр вышел из лазарета. Секунду он помедлил, бросив взгляд на вход в Кваркс и голокомнаты, а затем направился в свою каюту. Распоряжение глинна Толан он собирался выполнить буквально: шла ли речь действительно об укреплении дисциплины или кардассианка руководствовалась другими соображениями (которые Тенек не знал к чему отнести - к объективной реальности или к собственному недоверию по отношению к агрессивным расам), в будущем нужно было иметь возможность честно ответить, что приказ выполнен.
_________________
с Квинтилией и Акритой
« Последнее редактирование: 20 11 2016, 14:54:46 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
Страниц: 1 ... 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS