* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
28 11 2020, 16:43:59 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 ... 38
0 Пользователей и 4 Гостей смотрят эту тему.   
02 11 2016, 09:40:47 #390
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, поздний вечер-ночь
Станция ДС9, лазарет


– И как мой отец с этим разобрался? – спросил Тенек, когда оправился от удивления.
– Он меня отдубасил.
Тенек снова посмотрел на него с недоверием:
– Полагаю, в этот раз ты тоже не шутишь.
– Нет. – Сэл взглянул на Тенека и добавил:
– Ты не должен осуждать его. Я очень сильно его скомпрометировал, кроме того, он ощущал и свою вину: за то, что позволил себе забыть о постоянной осторожности в моём присутствии. Думаю, подобные ощущения тебе знакомы.
Вместо ответа Тенек заметил:
– Подозреваю, что ты тоже не остался в долгу.
К удивлению Тенека Сэл чуть заметно улыбнулся. Улыбка была отнюдь не горькой, а скорее ностальгической.
– Можешь быть уверен. Так что, когда мы закончили выяснять отношения, выглядели мы неважно. А поскольку никто их нас не мечтал признаваться в своей несдержанности взрослым, нам пришлось провести целую спецоперацию по добыванию домашней аптечки.
Тенек нахмурился.
– Я одного не могу понять,  неужели Ксен оказался настолько слабым, что поддался твоему неосознанному внушению?
– Нет, вовсе нет. Произошло глупейшее совпадение. Видишь ли, на твоего отца Т’Нар тоже произвела впечатление. И он тоже проявил неосторожность. С их последней встречи прошло восемь лет, и ему понравилось то, какой она стала. Поверь, это было вполне логично! Т’Нар, конечно предупредили обо мне, но если она, как человек новый, постоянно помнила об этом предостережении и отгораживалась от возможного воздействия, то для твоего отца я был членом семьи, и он, занятый более интересными мыслями, перестал обращать на меня внимание и забыл о необходимости защищаться от меня.  В результате наша ментальная активность попала в резонанс, и случилось то, что случилось.

Двое мальчишек сидели в тени каменной арки, глядя в разные стороны. Их лица и одежда несли на себе следы недавней драки. Наконец один из них сказал:
– Я сожалею… – и тут же продолжил яростным шёпотом:
– Чёрт побери, Ксен! Я не думал, что так получится. Я знаю, я не должен был. Она – твоя о’ко-телсу, а я…  я – чёртово недоразумение.
– Я сам виноват.
– Ты думаешь, мне от этого легче? Если бы меня не было, ты не был бы виноват. Вообще ничего не случилось бы. Не знаю как вы терпите нас с матерью – от нас одни неприятности.
– Если рассуждать логически, недостаток ментальной дисциплины рано или поздно поставил бы меня перед аналогичной проблемой, вне зависимости от того, есть ты или нет.
– Перестань рассуждать логически, или я дам тебе по шее!
– А чего ты хочешь? Чтобы я тебя пожалел?
– Я хочу, чтобы ты меня простил. Нет, – чтоб я сдох! – я хочу, чтобы ты себя простил… а меня уж потом, если будет не слишком противно.
Воцарилось молчание.
– Сэл, – сказал Ксен после долгой паузы, – всё что мы натворили – отвратительно, но это не конец света. Если судить здраво, это – урок, который мы должны усвоить.
Это были бы превосходные слова, если бы в голосе Ксена была хоть капля уверенности.
– В любом случае, сейчас нам надо подумать о другом.
Сэл посмотрел на него хмуро:
– О чём?
– Если не понимаешь, посмотри на нас.
Да, подумал Сэл, позорище. Два почти взрослых вулканских парня, и подрались как пятилетние. И что бы Ксен не говорил о неизбежности жизненных уроков, виноват в этом он – Сэл.
– Я пойду за аптечкой, а ты жди здесь. Если поймают, я что-нибудь придумаю.
– Садись. Ещё не хватало врать. Надо придумать план…


– Итак, что ты об этом думаешь? – спросил Сэл, когда молчание уж слишком затянулось.
– Пожалуй, я соглашусь, что с тобой и с отцом действительно случались «вещи похуже», – признал Тенек.
– Мы сильно упали в твоих глазах? – Сэл смотрел на Тенека всё с тем же лукавым прищуром.
– Нет. Я просто перестал воображать, что вы близки к идеалу. Вы ближе чем я, но только благодаря возрасту и опыту.
«Возможно, я даже попробую поговорить с отцом так, как раньше мог говорить только с Тернелом», – подумал Тенек. Странно, дед был старше, а значит мудрее и совершеннее отца, но Тенек не испытывал рядом с ним неловкости и мог говорить почти обо всём. Может быть, потому что Тернел был лекарь?
– И всё же я думаю, что отец не хотел, чтобы ты рассказывал это мне, – подумав, добавил Тенек. – Я бы на его месте не хотел.
Сэл чуть заметно улыбнулся:
– Отцы слишком сильно заботятся о своём авторитете в глазах детей, иногда даже в ущерб здравому смыслу. Возможно, когда-нибудь и я совершу эту ошибку, и если это случится, я надеюсь, что твой отец поможет мне её исправить. Нет, я уверен – когда Ксен узнает, он не станет меня упрекать.

Тенек снова немного помолчал. Странным образом, эта дикая и нелепая история окончательно примирила его с Сэлом, и он подумал, что Сэлу тоже можно задать давно назревший вопрос. Более того, на этот вопрос только Сэл и сможет ответить.
– Могу я спросить тебя? Если ты только на шестом году жизни начал жить по нашим правилам, значит к семи годам ты не был готов пройти кахс’ван и не проходил его?
– Совершенно верно.
– Значит…  у тебя не было о’ко-телсу?
– Нет, не было.
Снова повисла пауза, прежде чем Тенек задал новый вопрос:
– Тебе было трудно?
Сэл посмотрел на него, и в тёмных его глазах возникло понимание и сочувствие.
– А тебе? – спросил он.
– Я не знаю. Иногда я спрашиваю себя, доживу ли я до шестого Странствия, а иногда пытаюсь приучить себя к мысли о полной самодостаточности. И обе перспективы кажутся мне… неудовлетворительными.
– Я не думаю, что тебе стоит заранее хоронить себя или приучать к мысли о полной самодостаточности, – заметил Сэл. – Раньше или позже, но ты найдёшь кого-то, кто идеально дополнит твою катру.
– Ты нашёл?
– Да.
– И она стала твоей женой?
– Я не знаю.
– Как можно этого не знать?
– Можно и не знать. Дело в том, что я считаю её своей женой, а она не считает меня своим мужем.
– Значит она не вулканка.
– Нет, не вулканка. И, если у нас когда-нибудь будут дети, она не хочет, чтобы они шли по нашему пути. Как и моя мать.
– Я не понимаю. Как такая женщина может дополнять твою катру, тем более – идеально?
Глаза Сэла потемнели, словно в их глубине шевельнулась затаённая печаль.
– Когда-нибудь ты это поймёшь.
_
« Последнее редактирование: 02 11 2016, 10:05:08 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
02 11 2016, 10:07:18 #391
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, раннее утро
Станция ДС9, каюта Ракара


Ракар шел по цветущему лугу, в сумерках, в тумане. Туман был настолько плотным, что вытянув руку - нельзя было увидеть собственных пальцев. Он пробирался осторожно, медленно. Время от времени касался ладонью цветущих растений, которые доставали ему до колена. В сумерках эти цветы уже закрыли свои бутоны, с тем, чтобы утром снова раскрыть их, подставляясь свету звезды. Но это произойдет только если развеется туман, только если утро наступит.
Ракар шел на голос. Он слышал ее голос там, вдалеке. Но не мог разобрать слов. Однако, этот голос он никогда ни с чем не мог перепутать. Он узнавал ее безошибочно среди любых иных звуков, даже теперь, когда интонации изменились. Изменилось и что-то еще. Потом он бежал в тумане, рискуя не заметить препятствия. А туман все не кончался, казалось он заключил всю планету в свои объятия. Даже свет далеких звезд не проникал сквозь его толщу. Потом он звал ее, отчаянно, протяжно, долго, по имени. Ответ был, но не разобрать ни слова. И он снова бежал через белесый туман, не разбирая дороги, навстречу неизвестности. И не было счета времени этому всему.
А потом свежий ветер ударил в лицо и рассеял туман. Ракар остановился у отвесной скалы и услышал шум прибоя далеко внизу. Он поднял голову, чтобы увидеть где он,
и снова увидел потолок своей каюты на станции Дип Спейс 9.
Будильник еще не звонил. Ракар дышал размеренно и глубоко и ему очень не нравилась ситуация неизвестности. Вчерашний день определенно был плохим, и он видел собственные ошибки, хотя признавал, что некоторые вещи не мог изменить ранее. Или мог, но плохо постарался. Вероятнее всего было второе. Сегодня он намеревался сделать то, от чего голос разума настойчиво требовал отказаться. Но другая часть его разума не видела иного выхода. И тогда он выбрал приоритет и согласился с ним, окончательно приняв решение.


В почте на терминале новостей не было. В отправленных было два письма, датированных вчерашним днем -  отчет для станционной службы безопасности и ответ Акрите. Когда новенькая андорианская девушка прислала ему копию своего отчета для СБ, он удивился. Но увидел в этом сотрудничество, некоторую общность интересов, какое-то подобие складывающейся одной команды. Так бывает всегда, когда есть какая-то общая проблема. А потом... Потом их разведет жизнь, федератов научат другому, и все вернется на круги своя. Или нет. Может быть много изменится. Вчера Ракар прочитал отчет андорианки и отправил ответ о том, что в тексте все хорошо.

От Тенека еще не приходило сообщение, о котором Ракар вчера договорился. Статус Квинтилии пока оставался неизвестным. Ракар сомневался, стоит ли идти к ней сразу, после того как она проснется. Возможно, нужно было дать ей время придти в себя и подумать в одиночестве. Без него. Ведь она испытывала страх перед ним. Но был шанс, что этот страх - побочный параноидальный эффект, от стимулятора. Квинтилии предстоит пройти нелегкий путь последствий, научиться принятию и признанию ошибок, и тогда все будет. Но туман… туман стоял перед его мысленным взором и он не знал, чем все это закончится, совсем не желая принимать крайнюю неудачу. Не собственную, но ее. Для нее не должно было все кончится так, полным крахом надежд на будущее и финальным разочарованием. Он не должен был допустить.
Нашивка Тал Шиар, которая так и осталась на форме, не снятая с вечера - надежно легла под кодовый замок тройной аутентификации, и Ракар, облачившись в форму по уставу, вышел в коридор.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
02 11 2016, 11:36:27 #392
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, раннее утро
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


Освальд сидел на мягком и удобном диване, а на коленях у него сидела милейшая его сердцу кардассианка, прислонив свою голову к его.
- Карисса, а давай слетаем на Бэйджор. Только ты, я и Дамар. Уверен, что ему там понравится! Мы могли бы...
Женщина подняла взгляд на землянина, её глаза светились счастьем, казалось, что она вот-вот согласится, но её прервал вызов коммуникатора:
- Кристаль Освальду. Кто обещал показать мне презентацию про Ромул?
Кардассианка отстранилась от кадета и удивлённо посмотрела на него своими голубыми глазами.
- Э-э... Кристаль - журналист, делает передачи о проекте, - пояснил Освальд, не соврав ни разу.
Женщина кивнула и улыбнулась, хотя и немного нахмурилась.
- Карисса, мне очень хочется предложить тебе...
- Самрита Освальду. Мы же собирались поработать над... ну, ты знаешь, над чем. В общем, приходи в лабораторию, она свободна и полностью в нашем распоряжении! Можно дверь будет запереть, чтобы нам не мешали, - девушка усмехнулась.
Кардассианка снова отстранилась и нахмурилась.
- Самрита - моя коллега по проекту! - клятвенно заверил Освальд. - Мы с ней работаем... в общем, я пока не могу тебе сказать, мы это в тайне хотим ото всех сохранить!
Женщина осторожно кивнула и с каким-то подозрением посмотрела на кадета.
- Так вот, Карисса, я хотел...
- Освальд? Это Акрита, привет! Ты вчера так уговаривал меня пойти с тобой в голокомнату и научиться танцевать, что я никак не могу отказать! Только, пожалуйста, не тот танец с палками, который ты показывал - он же мужской, лучше тот, о котором ты говорил мне - он только для двоих... скоро увидимся!
На этот раз кардассианка слезла с коленей Освальда и перебралась на диван.
- Карисса, это тоже коллега. Ей вчера очень понравился наш номер, и я как-то на автопилоте выдал это...
Женщина продолжала хмуриться, и землянину пришлось взять её за руку. Он хотел уже вернуться к тому, с чего всё и началось, но раздался ещё один вызов.
- Освальд! - громкий голос М'Коты было ни с чьим другим не спутать. - В голокомнате через полчаса! Обещал, что будешь стрелять со мной всегда - выполняй! Сможешь меня развлечь - можем и побороться. Увидим, хватит ли тебе на меня силёнок, федерат!
Карисса выдернула руку и отодвинулась ещё дальше. Взгляд не предвещал ничего хорошего.
- Нет, правда, это не то, о чём ты думаешь! Я всё могу...
- Освальд, дружище! - раздался голос Тенмы. - Я снял каюту на сегодня и взял лучший канар в "Кварк'с"! Может повторим? Мидия по тебе соскучилась. Ты ей очень понравился той ночью! Приходи - не пожалеешь, жилое кольцо, секция 11B, а дальше сориентируешься!
Кардассианка вскочила с дивана и указала на дверь, в её глазах блестели слёзы.
- Убирайся отсюда! - твёрдо произнесла она. - Убирайся и больше не смей даже смотреть в мою сторону!
- Карисса, пожалуйста, - подошёл к ней Освальд и протянул руку, но вместо ответа получил пощёчину.


***


Кадет дёрнулся и открыл глаза, хотя это не помогло ему хоть что-то разглядеть.
- Компьютер, самое малое освещение! - скомандовал он, и стало хотя бы видно, где что стоит в каюте. - Больше света и скажи время!
- Сейчас пять часов пятьдесят две минуты, - отозвался компьютер, одновременно увеличивая яркость ламп.
Вздохнув, он повалился обратно на подушку и на пару минут прикрыл глаза, собираясь с мыслями. День предстоял долгий, и сделать надо было многое. К счастью, в этот раз Освальду удалось выспаться, и он даже обрадовался тому, как закончился вчерашний день. Действительно, пойди он в голокомнату с Кристаль - его бы даже атака на станцию вовремя не разбудила!
Ещё очень радовало, что это утро удалось встретить без нравоучений Тенека - сосед так и не смог освободиться, видимо... ну ничего, вулканцы - крепкий народ! Совесть слегка кольнула за подобное бессердечное отношение, но потом тут же замолчала - мысль была верной, и вулканцу перенести ночь без сна было куда проще!
Бодро спрыгнув на пол, Освальд торопливо заправил постель и направился в душ, а уже через двенадцать минут, одетый в чистую униформу, он бежал в реплимат, надеясь быстро позавтракать перед их с Самритой полётом.


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
02 11 2016, 17:20:13 #393
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет


Ночь прошла спокойно. Ухудшений самочувствия, которых опасался Тенек, не наблюдалось, и стажёр мог посвятить почти всё образовавшееся время анализу данных по протеканию лечения Квинтилии Перим, а в промежутках – изучению иной полезной информации. Все говорило о том, что как только мисс Перим проснётся, она сможет приступить к своим обязанностям по проекту – конечно, пока ещё в небольшом объёме, и у самого Тенека также не будет необходимости пропускать мероприятия проекта.
Утро нового дня застало Тенека в очередной раз проверяющим новую информацию на панели биокровати кадета Перим.
-Вам удалось хотя бы немного поспать? - раздался сочувственный голос за спиной у Тенека.
Когда он обернулся, то увидел сестру Тари.
– В этом не было необходимости, – ответил Тенек и на всякий случай добавил: – Не беспокойтесь, я воспользуюсь техникой глубокой релаксации следующей ночью.
-Я не очень беспокоюсь, - улыбнулась Тари, - Я ведь знаю, что такое суточные дежурства. Кстати, сейчас я ухожу домой и меня сменит мистер Дука, так что если вам что-то понадобится - обращайтесь к нему. Хорошего дня, доктор Тенек!
Тари ушла, и взгляд Тенека снова вернулся к биокровати и ее мониторам. В этот момент он заметил, что глаза кадета Перим открыты.
Тенек вошёл в поле её зрения и сел напротив кровати.
– Мира и долголетия, мисс Перим, – сказал он, словно Квинтилия только что вернулась из долгого путешествия.
Только открыв глаза, Квинтилия смотрела в потолок, теперь же слегка повернула голову на звук голоса Тенека.
-Что вы со мной сделали? - спросила она тихо и немного хрипло, как будто отвыкла разговаривать.
– Избавили ваш организм от отравляющих веществ и начали корректирующую терапию, – ответил стажёр. – Можете описать ваши субъективные ощущения?
Кадет облизнула губы.
-Я хочу пить, - призналась она, - Но я не понимаю, о чем вы говорите. Какие отравляющие вещества?
– Вы не помните? – спросил Тенек, подавая девушке «непроливайку» с питьевой водой. – К какому моменту относится ваше последнее воспоминание?
Квинтилия приподнялась на кровати, жадно отпила несколько глотков и закашлялась.
-Я помню, как вы пришли в мою каюту… и мистер Ракар тоже там был, - наконец, сказала она, вытирая рукой мокрый подбородок, - А затем все как-то… обрывками. О нет… Что вы уже всем рассказали?
Тенек сделал отрицательный жест:
– Не всем – только тем, кто должен знать, и только факты. Думаю, основную информацию глинн Толан, коммандер Мори и служба безопасности станции ждут от вас. Впрочем, позволю себе предположить, что даже вы не представляете себе всей картины событий. Скажите, мисс Перим, что, по-вашему, вы принимали?
-Служба безопасности? - Квинтилия вжалась в треугольную подушку, - Но какое отношение они имеют… Неужели, вы сказали всем, что это я виновата в той драке? Но это не правда! Крит уже уходил, и вы сами приняли решение атаковать его, хотя на то не было совершенно никаких причин, я просила вас остановиться и ничего не делать, но вы не слушали… вы никогда не слушаете… - голос кадета Перим сперва повысился почти до крика, а потом сошел на неразборчивый шепот.
Тенек сделал успокаивающий жест:
– Вас никто не обвинял. Два джентльмена, которые были в вашей каюте арестованы, и пока у службы безопасности есть претензии только к ним. А сейчас я прошу вас: ответьте на мой вопрос. Это поможет вам понять, в какой именно ситуации вы оказались, и почему без службы безопасности было в любом случае не обойтись.
-Я не знаю точно, как оно называется, - слегка нахмурилась Квинтилия, - Но если вы думаете, что это был яд, то вы ошибаетесь. Напротив, это было очень хорошее средство, Крит сразу понял, что мне нужно, по моему описанию. Мне было так хорошо… - девушка слегка прикрыла глаза, - Мой ум еще никогда не был таким ясным, и я раньше не соображала так быстро, и при этом никаких страхов, никакой тревоги, никаких ненужных эмоций, все дурные мысли уходят далеко-далеко… И я могла работать сутками и не отвлекаться на неважные вещи… Кстати, сколько сейчас времени?
– Шесть пятнадцать, – ответил Тенек и протянул девушке падд. – А теперь прочитайте, что это было на самом деле. Здесь информация об основном веществе «средства» мистера Крита и его побочных эффектах. А это отчёт о вашем физическом состоянии в момент прибытия в лазарет и о его изменениях минувшей ночью.
Отчёт был составлен в расчете на несведущего в медицине человека. При случае его можно было предоставить глинну Толан или коммандеру Мори, но изначально Тенек составил его именно для Квинтилии: он был твёрдо уверен в том, что знание – лучшее оружие, в том числе для пациента.
-Шесть пятнадцать… утра?! - повторила Квинтилия и отмахнулась от руки вулканца, - Я опаздываю в ОПС, мне нужно быть там…
Она откинула одеяло и резко попыталась встать, но не успела коснуться ногами пола, как пошатнулась и с трудом удержала равновесие, вцепившись руками в край кровати.
-Что-то… голова кружится…
– Лягте, – спокойно сказал Тенек. Он сделал движение, чтобы поддержать её, но увидев, что она сама сохранила равновесие, убрал руку. – Лягте и прочитайте это. Голова у вас кружится совсем неслучайно, можете мне поверить, и идти сейчас в ОПС вам противопоказано.
Квинтилия снова опустилась на подушку.
-Но я хочу уйти отсюда. Когда я смогу это сделать?
– Когда у вас перестанет кружиться голова, – дал простой и понятный ответ вулканец. – Это произойдёт не сразу, и вы можете до тех пор позавтракать, ещё поспать… и я бы всё-таки рекомендовал вам изучить и обдумать вот эту информацию, – он снова подал ей падд. – Так или иначе вам придётся это узнать, но если вы узнаете это позже, у вас будет меньше времени на раздумья.
В этот раз трилл взяла падд, но это было скорее машинальное движение, потому что она просто положила его рядом с собой на одеяло сбоку.
-Что это? - спросила она, повернув голову. Проследив за ее взглядом, вулканец наткнулся на подарок Ракара.
– Подарок. Его принесли вам вчера вечером.
Трилл снова непонимающе нахмурилась.
-Это… игрушка? Кто мог это сделать?
– Коллега, – совершенно честно ответил Тенек. – Если я правильно понимаю, вам принесли… кажется, у эмоциональных это называется «талисман». Наподобие мяча для какой-то игры, который держал на столе капитан Сиско.
-Это был бейсбол, - прошептала Квинтилия, - Настоящая игра, в которую можно было играть. Впрочем, в это можно тоже… это можно обнимать, укачивать, плакать в него, разговаривать с ним и находить утешение. Значит, вот что коллеги думают обо мне - что я ребенок, которому это необходимо. И это после того, сколько усилий я прикладываю, чтобы доказать всем, что это не так.
Лицо Квинтилии скривилось и она отвернулась к стене.
-Пожалуйста, оставьте меня.
– Конечно, – Тенек встал и направился к двери. – Позовите меня, когда захотите поесть или если почувствуете себя хуже. Да, кстати, – находясь уже в дверях, вулканец обернулся, – на вашем месте я бы не делал преждевременных выводов: пока вы спали, я ознакомился с базой данных и узнал, что в некоторых культурах мягкая игрушка – традиционный подарок для болеющих, – с этими словами он вышел из комнаты. Однако вулканец не ушёл далеко: он благоразумно расположился в смежной комнате, оставив в поле зрения, как дверь в палату мисс Перим, так и дверь в приёмную. Заняв место за терминалом, стажёр отправил короткое сообщение Ракару: единственное слово, известившее ромуланца о том, что Квинтилия проснулась.
Когда Тенек вышел, трилл обернулась через плечо, а затем медленно повернулась и всем телом. Осторожно вытащив руку из-под одеяла, она протянула руку к игрушке и слегка коснулась кончиками пальцев материала, имитирующего перья - конечно, она сразу узнала, что за животное изображала игрушка. Ощущение было приятным, и от этого на глаза девушки навернулись слезы.
-Извини, - прошептала она одними губами, - но я не смогу поиграть с тобой… мне нельзя будет полюбить тебя… Я должна быть взрослой, а взрослые не играют и не разговаривают с вещами.
Убрав руку, Квинтилия снова повернулась к стене.
_________________
совместно с Тенеком


Ex Astris, Scientia
Offline  
03 11 2016, 09:49:43 #394
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа, раннее утро (после 6 утра)
Станция ДС9, каюта Джарина -> кабинет кардассианского посла


Когда Илама ушла, Джарин какое-то время продолжал лежать, довольно прикрыв глаза. Утро выдалось не менее приятным, чем ночь, если не более, однако в этот раз кардассианка довольно быстро удалилась, сославшись на дела. Можно было бы заподозрить, что та получила всё, что хотела, и теперь дипломат ей был не нужен, если бы не одна деталь - взгляд. То, каким взглядом она смотрела на Джарина этим утром, говорило лучше всего о её внутреннем состоянии - она доверяла и была благодарна за всё. Мужчина медленно улыбнулся и взял кружку с кардассианским чаем, стоявшую на подносе, совсем недавно содержавшим их совместный завтрак. Доверие - это хорошо, доверие - это приятно, а ещё доверие Иламы было очень нужно Джарину.
Допив чай, дипломат планомерно начал собираться на службу, но потом заметил, что в бутылке с канаром осталось ещё немного напитка. Вспомнив, сколько этот канар ему стоил, Джарин решил убрать напоминание о переводе дорогого продукта с глаз долой и вылил остатки в стакан, после чего расслабленно откинулся в кресле, вспоминая лучшие моменты вчерашнего вечера.


***


Придя в свой кабинет, Джарин сел за терминал и, первым делом, проверил входящие сообщения. Их обнаружилось два: первое - с Волана II, второе - от "гражданина Лирана". В первом был короткий, но переполненный лестью ответ о том, что горр Яккат жив и находится на Волане II. Быстро набросав и отправив уведомление Кариссе Яккат, приписав, что полагаться на Федерацию ей больше нет необходимости, Джарин переключился на второе сообщение. Бегло пробежав глазами, он лишь презрительно фыркнул:
- Орден никогда не меняется. Ладно, по старой дружбе предупредил, дальше - ваши проблемы.
Снова взяв падд и проделав привычные манипуляции, добираясь до зашифрованных данных, дипломат, перво-наперво, открыл досье на Толан и обильно дополнил его полученными данными. С особым усердием он вносил в файл упоминания обо всех шрамах на теле Иламы, которых обнаружилось ещё несколько под одеждой. Всё это вызывало странные чувства: с одной стороны, любые уродства вызывали отвращение, а с другой - Джарин сам говорил о шрамах и том, как к ним следует относиться, и те слова были чистой правдой.
Однако, ещё больше интереса вызывало другое наблюдение - очень беспокойный сон Толан. Джарин проснулся среди ночи, когда та заехала ему локтем прямо в нос. После этого мужчине ещё долго было не заснуть, не столько от боли, сколько от того, что Илама постоянно ворочалась, дёргалась и ёрзала. Кончилось всё тем, что она моментально проснулась, стоило Джарину только слегка её приобнять.
- С этим надо будет что-то сделать, - задумчиво пробормотал он.
Что именно - он и так знал, поэтому долго думать об этом Джарин не стал, а просто промотал дальше. Ближе к концу файла находились небольшие выдержки из медицинской карты и психологического профиля. С сомнением Джарин дописал туда "Пристрастие к канару?" и "Одиночество?", а потом подумал и стёр знак вопроса у последнего - не стала бы Толан так доверяться едва знакомому мужчине, если бы её не беспокоило одиночество. Подумав ещё раз о канаре, Джарин усмехнулся, вспомнив, с какой скоростью была почти выпита бутылка.
Промотав к своим подозрениям, дипломат долго думал и, в конце концов, стёр несколько из них: Толан не работала на Тал Шиар, не манипулировала Ракаром и не походила на завербованную федератами. Облегчённо вздохнув, Джарин кивнул и закрыл файл.
- А что же сейчас делает Корам? - пробормотал он, вновь возвращаясь к терминалу.


For Cardassia!
Offline  
03 11 2016, 09:57:38 #395
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., раннее утро
Променад около лазарета - > лазарет

Получив сообщение Тенека, Ракар отправился к месту назначения. Неторопливой походкой,  размеренным шагом Ракар шел по Променаду, приближаясь к лазарету. Внимательным взглядом, с минимальным поворотом головы, он следил за тем, что происходит вокруг. Если в поле его зрения окажется Кристаль Харт, он пройдет мимо лазарета, не изменяя скорости своего движения. Другие варианты действий должны были быть применены к траектории его движения исключительно спонтанно, повинуясь быстро меняющимся условиям действительности. А пока Ракар шел, намереваясь зайти в лазарет и пробыть там некоторое время.
Кристаль Харт на Променаде в такое раннее время видно не было, зато со стороны Кварк’c Ракар заметил Энн Уильямс – все в том же ярком облегающем платье, которое ранним утром смотрелось совсем не к месту. Она решительно направлялась к лазарету, держа в руках легкий бумажный пакет. Заметив ромуланца, она чуть сбавила шаг, и, поравнявшись с ним, хмыкнула:
- И почему же я не удивлена!
Завидев Энн, Ракар замедлил шаг и остановился, заложив руки за спину и слегка улыбнувшись девушке.
- Не удивлены чему? – почти весело спросил он, - еще очень рано, для федератов и утренних смен, но я не привык долго спать и мой рабочий день уже начался. А вы… всю ночь работали, как понимаю, - он снова скользнул взглядом по ее наряду.
Следы работы нашли отражение не только в наряде Энн, который она еще не успела сменить, но и в следах усталости на лице. Выглядела она именно так, как должен был выглядеть человек, отработавший ночную и вечернюю смену в баре первый раз в своей жизни.
- Даже в лазарете не можешь оставить Перим в покое, - девушка насмешливо вскинула брови. – Может быть, она специально туда улеглась, чтобы от тебя отдохнуть?
Слова Энн были для ромуланца новостью, которой он не ожидал. Улыбка слетела с его лица в одно мгновение, и он почти нахмурился, но вовремя остановил движение мышц лица. Ну почему столь многие вещи были так очевидны для обитателей этой станции? Почему его контакты с Освальдом, Тенеком, Акритой, той же Энн – не вызывали ни у кого подозрений любого характера, а его попытки говорить с Квинтилией однозначно интерпретировались именно так?
- Я бы с удовольствием оставил в покое вас всех, - спокойно произнес Ракар, - и вернулся на Ромул, домой. Но видите ли, Энн, проект создан, и это моя работа – дипломатическая миссия по межрасовому взаимодействию. Я исполняю свою работу с наивысшим качеством, так обучен и другого для меня не предназначено.
Отрицать направление своего движения сейчас смысла не было.
- Но нет. Там, - Ракар кивнул на двери лазарета, - все куда серьезнее, чем просто отдых. Вы собираетесь туда?
Прямо сейчас Ракар не собирался поднимать тему про судьбу самой Энн, ей явно требовалось выспаться. Но теперь он понял, что эту часть собственной ответственности нельзя просто так оставить. Он должен будет найти эту девушку днем.
- За всеми ты так не бегаешь, только за Перим, - фыркнула Энн. – Как будто бы этого никто не заметил! И вообще, какое твое дело, зачем я сюда пришла? Опять собираешься мне рассказывать, что и как я должна говорить и кому быть благодарной? Спасибо, как бы я без тебя разобралась! – она передернула плечами и прошла мимо Ракара.
Ракар изобразил на лице удивление и недоумение, но попытки оправдываться – плохая стратегия,  еще больше способная его сдать. Однако ему пришлось догнать Энн снова.
- Энн, - эти слова давались ромуланцу с трудом, он не привык вести себя так, его статус на Ромуле подразумевал совсем другой тип общения, - извини, если обидел тебя вчера. Понимаешь, у нас так принято, недвусмысленные предупреждения и своевременные напоминания для тех, кто точно не информирован. Я не знал. Но теперь я вижу, что все в порядке. В принципе, ты ничего не должна. Но Перим нужна поддержка. Поэтому твой визит будет кстати.
Энн недоуменно посмотрела на ромуланца:
- О каком информировании ты вообще говоришь? Я иду навестить подругу в лазарете – это не государственная тайна и не экспедиция на необитаемую планету, к которой надо готовиться! Конечно, ей нужна поддержка – кому нравится лежать в больнице! Это скучно и уныло, но ты сам сказал, что у нее просто отравление – это не такая уж и трагедия.
Ракар вздохнул и очень внимательно посмотрел на Энн.
- Не просто отравление. Все сложнее. Но она сама расскажет, если захочет.
Ромуланец отступил на шаг назад.
- Иди первой, так уж и быть.
-  Сложнее?  -  Энн сузила глаза, но на секунду запнулась. – Увидим, что ты имеешь в виду!
Она с независимым видом прошла к двери лазарета, которая разъехалась перед ней, пропуская девушку вперед.
Ракар проводил Энн взглядом, развернулся и ушел в направлении Кварк'с.


Зайдя в лазарет, Энн огляделась. В приемном покое она не увидела Квинтилию, и теперь не знала, к кому обратиться. Заприметив санитара-баджорца, она помахала ему, привлекая внимание, и громко произнесла:
- Привет, я к Квинтилии Перим! К ней можно?
Тенек не надеялся, что коллеги будут достаточно благоразумны, чтобы дать пациентке отдохнуть хотя бы ранним утром, но чтобы они начали заявляться ещё до семи утра… Услышав громкий голос Энн в приёмной, он вышел к ней и ответил:
– Я сейчас зайду к мисс Перим. Если она не спит и не возражает против посещений, я вас приглашу.
Энн закатила глаза, но ничего не сказала. Она хотела присесть на одну из свободных кушеток, но почувствовала, что сейчас же на ней и заснет. Вместо этого, когда Тенек ушел, девушка подошла к репликатору и заказала себе кофе двойной крепости. Она как-то не подумала, что Квинтилия не захочет ее видеть или еще по какой-то причине не сможет принять, как и забыла, что сейчас еще очень рано – последний раз она смотрела на часы в районе двух утра, в самый разгар смены…
Через некоторое время Тенек вернулся и пригласил Энн войти.
____________
С Энн и Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
03 11 2016, 10:18:25 #396
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., около 6 утра
Каюта Артура Лайтмана

Артур проснулся очень рано. Он помнил песню о тысячелетней кошке, которую М'Кота пела так мягко, о нескольких поколениях, защищавших младенца, который в итоге вырос и взял в руки меч, чтобы стать на пути врага, когда все остальные уже полегли. Такая клингонская преемственность поколений, честь, мужество и любовь, сплавленные в одно. А еще он помнил сладость губ М'Коты, которых коснулся первый раз, и как она ответила ему страстным поцелуем. Артур улыбался этим воспоминаниям в утреннем полусне, мечтая о продолжении. Окончательно проснувшись, он посмотрел вниз, на нижнюю койку. М’Кота спала там, она не ушла, она приняла приглашение остаться. Тогда он очень аккуратно, стараясь не произвести шума, спустился на пол, по быстрому оделся и прошел к своему терминалу. Заказать завтрак в Кварк'с, в 5:50 утра с доставкой в каюту за федеральные кредиты – снова оказалось не очень легким делом, но вполне выполнимым при должной настойчивости. Охранник у двери каюты впустил и выпустил ференги с доставкой, а Артур, озабоченный только тем, чтобы громкость открываемых дверей не разбудила девушку, не обратил на охранника ни малейшего внимания, лишь шепотом поздоровавшись с ним пожеланием доброго утра.
Очень аккуратно он поставил на стол металлические тарелки. Затем тихо подошел к койке и посмотрел на М'Коту. Она спала тихо и безмятежно,  и он любовался девушкой, затаив дыхание, ловя этот уникальный момент.
М’Кота спала полуодетой, вольготно раскинувшись на койке. Кираса и куртка были небрежно брошены на кресло, сапоги лежали возле кровати. Мягкая ткань рубашки туго натягивалась на крутых плечах, волной приподнималась на груди. Рыжие волосы клингонки разметались по подушке, а лицо, даже смягчённое утренним сном, сохраняло оттенок упрямства и непокорности.
Некоторое время она продолжала спать, однако пристальный взгляд Артура, должно быть, оказался не таким уж невесомым: девушка моргнула, открыла глаза и встретилась с ним взглядом. В ту же минуту в землянина полетела подушка.
– Ты всех гостей так будишь по утрам? – воскликнула М’Кота, пряча смущение за притворным возмущением.
 Всякое прекрасное мгновение - недолго, является конечным, так случилось и сейчас. Он любовался совершенством ее тела, красотой формы, но спугнул это мгновение, не остановил его. М'Кота проснулась от его взгляда. И он попал в неловкое положение, и она смутилась. Это было жаль. Однако, с широкой улыбкой уворачиваясь от подушки, впрочем, неудачно, ему захотелось сказать, что на самом деле он мог разбудить и по другому, и должен был бы, потому что она его девушка. Но это было сейчас совсем не кстати говорить, приобрело бы ненужный смысл, да и вообще не стоило это озвучивать.
Подушка угодила в него, но он поймал ее в процессе падения на пол, швырнул ее клингонке обратно и проворно отскочил от койки.
- Доброе утро! – сказал Артур, наконец отвернувшись от М'Коты на полоборота, - я не смотрю. Но хочу сказать, что завтрак прибыл.
– Да смотри, пожалуйста, чего ты тут не видал! – проворчала М’Кота, садясь на кровати. Звучало не очень последовательно, но это была чистая правда: она совсем не ощущала себя неодетой, смутил её пристальный и нежный взгляд, то, что едва открыв глаза, она встретилась с этим взглядом и почти осязательно почувствовала присутствие любимого мужчины.
- Я еще не видел девушки, прекраснее М'Коты, дочери Наары, - сказал Артур, повернув к ней голову. – Если хочешь, душ в твоем распоряжении, - Артур прошел за компьютер, и сел к клингонке спиной.
– Душ будет в моей каюте, – возразила М’Кота. – Всё равно тут нет ни моих вещей, ни зубной щётки. Да и завтрак остынет.
Она наскоро привела себя в порядок, насколько это было возможно после такой спонтанной ночёвки, подошла к столу и позвенела ложкой о край тарелки:
– Кадет Лайтман! Корабельный колокол зовёт на завтрак!
Артур вернулся к столу, раздумывая над тем, насколько реально перенести сюда ее зубную щетку и ее вещи. А потом понял, что он слишком погрузился в мир фантазий, и как то нужно возвращаться в реальность. Правила проекта не подразумевают такое совместное проживание, и вообще, он на самом деле подвел проект, и этот Корам.. и скоро будет что угодно еще из тех последствий в которых виноват он сам.
Но это все не отразилось на его лице, он, все также улыбаясь, сказал:
- Рында. Корабельный колокол называется рында. У нас на Земле.
А затем снял крышку с принесенного блюда, для М'Коты предназначалась тарелка с гакхом, довольно резво шевелящимся, кусок клингонского пирога и кружка с горячим рактаджино. Он подвинул к ней это все, а сам сел с противоположной стороны стола с омлетом и земным кофе.
- Ты не думай, я не боюсь гакха, - сказал он. Он выглядел совершенно довольным жизнью. Все таки это утро было по настоящему одним из лучших, потому что он завтракал с любимой девушкой.
М’Кота посмотрела на гагх и рассмеялась – от неожиданности, от того, что мужчинам даже в таких мелочах надо доказывать свою храбрость и от того, что всё это было очень приятно: Артур назвал её красивой, позаботился о завтраке, да ещё и притащил блюдо, которое вчера вызвало у него настоящее отвращение – это было ничуть не хуже, чем принести убитую дичь и швырнуть её к ногам своей избранницы! И к тому же от всей этой заботы становилось на удивление уютно.
– Ну что мне делать с таким идеальным тобой? – спросила клингонка улыбаясь. – Ещё немного, и я потребую твоей официальной выдачи Кроносу, чтобы заполучить тебя в своё полное распоряжение!
На предложение М'Коты выдать его Кроносу Артур весело рассмеялся, но ничего не ответил.
- Твоя презентация сегодня первая, да? Мне будет очень интересно посмотреть на то, как ты расскажешь о Кроносе.
М’Кота слегка помрачнела.
– Это будет не о Кроносе. О нас, но не о Кроносе. Ничего парадного, ничего весёлого, никаких застольных песен и никаких таргов. Но в этом будет гораздо больше нас, чем во всей этой мишуре. – М’Кота подняла голову и серьёзно посмотрела Артуру в глаза. – И для тебя это будет ещё один повод хорошо подумать, с кем и с чем ты собираешься связаться.
Артур серьезно кивнул.
- Я понимаю. Я изучал историю, на самом деле в Академии Звездного флота очень хорошее образование. Но ты не беспокойся, иногда я способен видеть настоящую суть. И у любого народа есть свои недостатки. Это не является для меня неожиданностью. Но также есть и достоинства. В нас всех намешано всего самым причудливым образом. Все будет хорошо, - улыбнулся он доброй улыбкой.
– Увидим, – сказала М’Кота, её улыбка была немного грустной. Девушка протянула руку и на мгновение коснулась лица Артура, словно спрашивая себя, представится ли ей ещё такой случай. Потом выпрямилась и положив руки перед собой, как примерная ученица пошутила, меняя тему:
– Что же мы сидим? Ещё немного, и мой завтрак убежит в соседнюю каюту!
Артур почти завороженно прильнул щекой к ее руке, стараясь запомнить это ощущение.
 
Когда М'Кота ушла, кадет понял, что на самом деле еще чертовски рано. До презентаций еще 3 часа и он может еще успеть выспаться. В этот раз он лег на нижнюю койку, положив под голову подушку, на которой спала клингонская девушка, и заснул с ощущением того, что на этой подушке еще осталась частица ее тепла.
__________
с М'Котой
Offline  
03 11 2016, 23:24:11 #397
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 года, раннее утро (до 7 утра)
Станция ДС9, реплимат-кафе -> посадочная площадка C, катер “Анадырь”


После не очень плотного завтрака Освальд реплицировал две герметичные кружки кофе и четыре пирожных, положил в пакет и пошёл к посадочной площадке. Настроение у него было запредельно хорошим: хотелось провести эксперимент, обработать результаты, порадовать руководство успехом... но перед этим зайти к Кариссе! Сразу после полёта зайти! Обработать результаты и написать отчёт можно будет и потом. И вообще, можно это будет на Самриту повесить!
Насвистывая мелодию бодрой песенки с Земли, Освальд чуть ли не влетел в катер и, протиснувшись в кабину, нашёл там свою подругу.
- Доброе утро, Сэм! - хлопнул он по сиденью подруги и положил пакет на приборную панель. - Это нам - кофе и по паре бизе на душу! Готова лететь?
Самрита молча взяла кружку с кофе и сделала несколько глотков.
- Так намного лучше, - объявила она вместо приветствия. – Ты чего такой бодрый сегодня? Я полночи возилась с камерой для Артура, а до этого помогала Хене с листовками… И я так хорошо спала остаток ночи, пока не прозвенел будильник, - пожаловалась девушка. – Кстати, М’Кота сегодня не ночевала в нашей каюте, наверное, у Артура тоже была веселая ночка…  Ах да, лететь! - ее голосу вернулась серьезность.
- Могла позвать меня вчера вечером - помог бы, - сочувственно ответил кадет. - Вдвоём быстрее бы управились, и ты не была бы такой сонной!
Освальд тоже отпил кофе, достал два пирожных, посмотрел на них и с улыбкой протянул одно подруге.
- Держи! Голова лучше работать будет - по себе знаю!
- Какой ты заботливый, - ехидно проговорила Самрита, но все же приняла пирожные и даже съела одно из них. – Неужели мы поменялись местами, и теперь ты тот, кто высыпается? – рассмеялась она.  – И больше никаких гулянок?
- Знаешь, мне это даже нравится! - усмехнулся в ответ Освальд. - Пусть так и будет - ты будешь сонная и уставшая по утрам, а я буду бодрый и свежий - идеально! - на взгляд девушки кадет весело высунул язык и подмигнул. - Так что ты там говорила про М'Коту? Как думаешь, кстати, уж не наша ли презентация их вместе свела?
- Она мне еще позавчера вечером все уши прожужжала, - усмехнулась Самрита. – Но вчера я от них такого даже не ожидала. Но, если они оба счастливы, то пусть развлекаются, сколько хотят. Хотя, конечно, они забавно смотрятся вместе!
- А по-моему, они хорошо смотрятся вместе! - вступился за коллег Освальд. - Лайтман всегда был пафосный, как клингон, так что не удивительно. Ну и не всем же землянам встречаться с землянками, правда? Вселенная прекрасна своим разнообразием!
- А я все равно предпочитаю землян, - пожала она плечами. – Итак, последняя проверка перед стартом. На самом деле я уже все проверила, пока ты еще спал, но посмотри теперь и ты…
- Ты точно решила во мне совесть пробудить! - простонал Освальд. - Как же ты успела ещё и поспать, при всём этом?
Пальцы кадета торопливо забегали по панели, и через пару минут он резюмировал:
- К взлёту всё готово. Ну что же, поехали!


О том, что же случилось с Освальдом и Самритой вы сможете прочитать здесь - "Небесная дверь"


Когда полтора часа, отведенные на полет, закончились, кадеты приземлили катер на посадочной площадке. Освальд забрал пульт с коммуникаторами и понёс его в лабораторию, а Самрита пошла по своим делам. По каким - сказать было сложно, но они определённо находились на противоположном от Освальда конце станции.
___________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
09 11 2016, 10:18:11 #398
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Каюта советника, кабинет координатора.


Вчерашний день точно не задался, так думала Утара утром 29 августа, глядя в зеркало и расправляя бледно зелёную шаль с белыми объёмными цветами. Даже разговор с Хеной пришлось перенести из-за того, что события стали уж слишком непредсказуемыми. Ну, как начался, так и продолжился: начался внезапным вызовом, продолжился внезапным тем, внезапным этим – внезапным всем, и так до самой ночи. Сегодня хотелось стабильности и покоя. Какие у нас сегодня плюсы? Ну, для начала, никто внезапно не вызвал, уже хорошо, может быть, и дальше всё пойдёт по плану. Подумав о планах, Утара подумала сразу же о завтраке и решила, что в хороший день завтракать она должна в компании. Определившись с предполагаемой компанией, она направилась прямиком в кабинет глинна Толан.
– Советник? – немного удивленно проговорила кардассианка, когда дверь разъехалась, являя фигуру болианки, но затем улыбнулась и кивнула на свободный стул напротив. – Проходите. Вы что-то хотели?
– Позавтракать, – сказала Утара, – причём в хорошей компании. Как вижу, вы тоже решили, что у вас будет хороший день, так что как насчёт того, чтобы начать его с хорошего утра и хорошего завтрака?
– Я уже завтракала сегодня – мой день начался пару часов назад, - покачала головой Толан, - но я с удовольствием выпью с вами чай. Вы пробовали чай из красных листьев?
– Кажется, нет. Отличный повод попробовать.
Толан кивнула и направилась к репликатору, откуда вернулась с двумя чашками горячего кардассианского чая.
– Не буду возражать, если вы закажите себе завтрак, - проговорила она, ставя чашку перед Утарой. – Вы что-то говорили о хорошем дне… Вы так в этом уверены? – усмехнулась женщина. – Чем же он отличается от предыдущих?
– Во всяком случае, он отличается от вчерашнего, – философски заметила Утара, – Меня не сдёрнули с места прямо с утра, и это уже большое достижение. К тому же у вас тоже хорошее настроение… или мне так кажется, а значит что-то во всём этом есть… Знаете, вы правы: я, пожалуй, возьму себе что-нибудь к чаю.
Толан ничего не сказала на замечание Утары про ее настроение, хоть и отметила про себя наблюдательность болианки: у нее и правда было хорошее настроение, последний раз за последние… много дней. Не без участия Джарина Дохиила, конечно, но об этом она точно не собиралась никому говорить.
– Итак, что сегодня в программе на день? – поинтересовалась Толан, когда советник уже выбрала себе завтрак. – Насколько я помню, ситуация с господином Корамом не разрешилась, два кадета покинули проект, мистер Лайтман все еще ожидает суда и мне необходимо разобраться со вчерашним инцидентом с Перим. Может быть, у вас есть новости получше?
– Пока нет, но я твёрдо решила, что отсутствие новостей – хорошие новости, – Утара прогулялась к репликатору за воздушным пудингом ядовито оранжевого цвета и вернулась к столу. –  В программе на день, в первую очередь, попасть на презентации наших кадетов, и если в виде исключения это получится, я поверю, что Удача повернулась к нам лицом. К тому же я сегодня гадала на бесконечном свитке и он сказал: «Метеорологи обещали переменную облачность, но мало ли что обещают метеорологи!», – болианка усмехнулась, – Вам когда-нибудь приходилось развлекаться гаданием на книгах?
– Боюсь, первые презентации вам снова придется посетить без меня, - вздохнула Толан. – Сейчас на повестке дня ситуация с Перим: я еще жду информации от службы безопасности и лазарета, и, боюсь, это затянется. Может быть, я присоединюсь позже, - она сделала неторопливый глоток чая, а затем, отставив чашку, с любопытством посмотрела на болианку. – Гадание? Что вы имеете в виду? Я не знакома с этим развлечением.
– Берёте любую книгу, кроме безнадёжно предсказуемой, вроде свода законов или медицинского справочника, открываете наугад, тыкаете наугад в любую строчку, читаете и… далее по желанию. Если ответ вам нравится, можете считать это предсказанием, а если не нравится, можете сказать себе, что всё это – глупости и нормальные люди в гадания не верят.
– Это и правда работает? – удивилась женщина. – Больше похоже, что в результате вы получите совершенно бесмысленную фразу, как вы и сказали в примере. Какое отношение метеорологи имеют к нашим проблемам? Знаете, кардассиане не верят во всякие гадания и предсказания, и теперь я понимаю, почему.
– Понятия не имею, работает или нет, – призналась Утара. – Но это забавляет и иногда служит хорошей психологической разрядкой. Что же касается бессмыслицы, то истолковывать её и превращать в осмысленное толкование – отдельное удовольствие. Например, сегодняшнее можно истолковать так: «ваши дела, на первый взгляд, будут идти с переменным успехом, но это будет только видимость», что может в свою очередь означать, что на деле, дела будут идти либо лучше, либо хуже, чем мне будет казаться. Впрочем, как и во всём тут могут быть эффектные совпадения, иногда приятные, а иногда пугающие, так что элемент психологического риска в этой игре тоже есть.
– Так все же лучше или хуже? – усмехнулась Толан. – Не слишком понятно, как это трактовать… Но может когда-нибудь я и воспользуюсь вашим советом. Теперь же, хоть мне и не хочется мешать вашему завтраку, я бы хотела поговорить с вами о работе. Что вам известно о ситуации с мисс Перим? Ей в ближайшее время может потребоваться консультация психолога… Как и мне, потому что я еще не до конца разобралась, как в Федерации принято реагировать на подобные ситуации.
_____________________
с Иламой
« Последнее редактирование: 09 11 2016, 10:41:13 от Илама Толан »

«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
09 11 2016, 10:41:55 #399
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Кабинет координатора.


– Вопрос в том, кто будет реагировать, – посерьёзнев, ответила болианка. – Моя задача понять, как сильно травмирована психика мисс Перим, и случившимся, и, возможно, другими событиями, которые подтолкнули её к такой опасной формуле успеха. Понять, определить её профессиональную пригодность и наилучший путь психологической реабилитации. Ваше положение как координатора проекта отличается от моего тем, что я могу только рекомендовать, причём рекомендовать наиболее подходящий именно для неё выход, а вам придётся принимать решение. В Федерации могут по-разному к этому относиться, но общая тенденция заключается в том, чтобы соблюсти баланс между справедливым наказанием и защитой будущего провинившегося. Знаете, говорят «за битого двух небитых дают». В нашей истории зафиксированы случаи, когда бывшие «штрафники» добивались большого успеха и для себя, и для своих команд, и, случалось, для всей Федерации. Порой становится страшно при мысли, что тот или иной человек мог быть выброшен на обочину жизни, и на его месте в критический момент не оказалось бы никого, кто сумел бы принять такое же верное решение.
Толан внимательно выслушала советника и кивнула.
- А как насчет обратных ситуаций, когда вы оказали кому-нибудь доверие и дали второй шанс, а он его не оправдал?
– Это, конечно, тоже случается, – без колебаний признала Утара, – но, что может показаться удивительным, случается реже и отсев происходит на сравнительно раннем этапе – при повторном проступке судят уже строже. А повторный проступок чаще всего случается у тех, кто либо слишком слаб психологически, либо не принял свою первую ошибку всерьёз. Как вы понимаете, такие вещи проявляются достаточно быстро.
Толан вспомнила психологическую характеристику Квинтилии Перим из ее личного дела и вздохнула.
- Советник, в данной ситуации решение принимать не мне. К счастью – потому что на Кардассии не слишком любят давать вторые шансы, - проговорила она, вертя в руках чашку с чаем. – По крайней мере решение о карьере мисс Перим в Звездном Флоте. На станции присутствуют уполномоченные лица – коммандер Мори и лейтенант-коммандер Планкс, и я уверена, что они лучше меня знают правила и ценности Звездного Флота. Но мне интересно, насколько простирается ваша федеральная доброта и насколько вы просчитываете последствия ваших решений. Не только в рамках одной личности, но и более масштабно. Я ничего не имею против Перим и даже готова ее поддержать, но, как я уже говорила, мне проще – моя ответственность за ее судьбу и будущее ограничивается рамками проекта. Тому, кто принимает решение в пользу Федерации и Звездного Флота, будет сложнее.
– Стараемся просчитывать, – сказала Утара. – Всего лишь стараемся, это верно. И чаще всего это окупается. Но не стану скрывать, фатальные ошибки бывают у всех: и у тех, кто за вторые шансы, и у тех, кто против них. Разве не бывает так, что провинившегося вышвыривают, благополучного продвигают, и вдруг… этот самый благополучный вдруг делает нечто такое, от чего бросает в холодный пот? Психика – это тонкая вещь, не всякий сбой можно вовремя заметить.
Болианка помешала ложечкой чай, ковырнула свой пудинг и добавила:
– Вы решаете судьбу Квинтилии в рамках проекта, а это тоже немало. И, простите за каламбур, вы решаете судьбу проекта в рамках Квинтилии. Честно говоря, проекту было бы выгоднее всего, если бы мисс Перим оказалась сильной и смогла бы удачно заявить о себе в проекте в будущем – просто потому что потерять за пять дней пятерых участников было бы слишком много для того, чтобы общественное мнение продолжило считать проект успешным. Но справится ли со своей ролью в проекте мисс Перим, будет ли это для неё подъёмным делом, ещё предстоит выяснить.
Толан склонила голову и с интересом посмотрела на советника:
- Вы правы, потерять пять участников – большой удар, - кивнула кардассианка. – Но оставлять в проекте непроверенного, опасного участника – еще больший. Но пока я говорю об абстрактной ситуации – для решения по поводу мисс Перим мне нужно как минимум поговорить с ней. У вас в Федерации, прямо на этой станции, уже было два опасных случая, когда вы слишком положились на своих. Это мистер Эдингтон, известный даже на Кардассии, и первый офицер ДС9, которая пошла по его стопам и тоже присоединилась к маки – о ней говорил мистер Эпплби, а я немного почитала о том случае в базе данных. Но вернемся к мисс Перим: как вы предлагаете выяснить, справится ли она?
Утара подумала, что попрекать Федерацию Эддингтоном и Кролок также нелепо, как попрекать Кардассию галом Дукатом, даже нелепее, потому что ни Эддингтон, ни Кролок даже не приблизились к масштабам катастрофы, которую учинил на Кардассии Дукат. Однако болианка воздержалась от комментариев на эту тему, вместо этого она ответила на последний вопрос:
– В первую очередь поговорить. Посмотреть, каков её собственный подход к проблеме, и какими путями она собирается её решать. Что касается риска для проекта, есть ведь ещё и третье решение – испытательный срок длительностью, скажем, в одну-две миссии. А когда решений больше чем два, это уже не самый плохой расклад.
- Да-да, что-то такое я и думала… - рассеянно проговорила кардассианка, а затем с полуулыбкой посмотрела на советника: - Только давайте определимся в терминах. О какой именно проблеме мы сейчас говорим? Я уже столкнулась с тем, что некоторые видят ситуацию с Перим по-разному.
– Как советник я вижу проблему прежде всего в психологическом состоянии мисс Перим в том числе и в вопросе преодоления зависимости от нейроактивного вещества, – пояснила Утара. – Как бы мы не повернули ситуацию, психологический портрет человека, его готовность или неготовность к борьбе за собственное будущее, выбор методов для этой борьбы – это фундамент любой конструкции, которая в себя этого человека включает. Конструкции будущей жизни мисс Перим. Конструкции проекта, если она в нём останется. Говоря математическим языком – любого уравнения, которое включает в себя эту величину.
Толан откинулась в своем кресле и задумчиво сложила пальцы под подбородком.
- Да, с позиции советника вы должны будете проработать с мисс Перим эти вопросы – если она того захочет. Но вчера я была в лазарете и в обсуждении с коммандером Мори и Тенеком всплыли интересные факты, которые не сразу становятся очевидными. Объективный факт: мисс Перим попала в зависимость от вещества, которое ей продали, выдав за другое. Если честно, я не сомневаюсь в федеральной медицине и способности эту зависимость снять. Меня смущает другой вопрос: что именно хотела купить мисс Перим изначально и зачем? – она изучающе посмотрела на советника. – Что-то не столь опасное, не столь сильное, не наркотик, вполне вероятно – легальное… Что-то, что она уже хорошо знала. И вот этот вопрос терзает меня со вчерашнего вечера. Именно поэтому мне нужна ваша помощь. Насколько нормальным и приемлемым среди кадетов Звездного Флота считается прием неких стимулирующих препаратов или допинга? Реакция коммандера Мори вчера дала мне понять, что это не поощряется, но я хочу услышать мнение советника проекта.
– Разумеется не поощряется, – подтвердила Утара. – Стимуляторы создавались для ситуаций, когда людям приходится долгое время работать без отдыха – во время эвакуационных работ, например, а не для того, чтобы курсанты выглядели бодро на построении после нелегальных ночных эскапад! Но, как я уже говорила вам, взыскание зависит от меры вины. Если стало известно, что курсант принимал стимуляторы во время рубежных экзаменов, его результаты будут аннулированы, и ему придётся их пересдавать, возможно он потеряет год; также появится нелицеприятная запись в личном деле. Если это первый и единственный эпизод такого рода, этим, вероятно, всё и ограничится. Конечно, при условии отсутствия рецидивов. Если окажется, что таким образом он проходил все экзамены, то все его результаты за время обучения окажутся недействительными, а это – прямой повод для исключения. Но этот второй вариант – редкий случай. Курсанты проходят регулярные медосмотры, в том числе токсикологические тесты, в такой ситуации почти невозможно пользоваться стимуляторами на постоянной основе и не попастся. Впрочем, лично я не работала в Академии Звёздного Флота, эта картина скорее общая для учебных заведений Федерации, – добавила Утара. – Более точно вы можете это узнать у мистера Планкса.
- Я так и думала, - кивнула Толан. – Звучит вполне в федеральном духе. Значит, осталось самое малое – понять, что было в Академии. Я поговорю с мистером Планксом попозже, пока мне интересно узнать, как видит ситуация сама Квинтилия, - женщина взглянула на наручный коммуникатор с часами и покачала головой: - Когда, наконец, ее уже выпишут! С этими кадетами каждый день что-то происходит, - с усмешкой проговорила Толан. – Интересно, чем они удивят нас сегодня?
– Я надеюсь, только гениальными презентациями, – сказала Утара, салютуя кардассианке чашкой с чаем, – и собираюсь надеяться на это до последнего!
_____
С Утарой
Offline  
09 11 2016, 11:48:22 #400
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., утро
Каюта Акриты, Реплимат, голокомната, снова Реплимат


Несмотря на бурные события вчерашнего дня, переживания и неопределенность будущего, Акрита спала как убитая - а может, именно благодаря той усталости, которая навалилась на нее после написания отчета в СБ. Перед сном она пробовала набросать план и идеи презентации, но в голове все перемешалось, и от этого не было особого толку.
Утром она проснулась за две минуты до будильника, еще несколько секунд соображала, где находится, потом резко вскочила, посмотрела на время - 5:28. Отключила будильник. Первая мысль «Как Квинтилия?» уже почти заставила ее руку потянуться к коммуникатору, чтобы вызвать Тенека, но андорианка передумала, решив, что если каждый станет звонить и спрашивать, пользы делу от этого не будет. Вздохнув, она собралась, взяла падды с заметками и направилась в сторону голокомнат, по дороге надеясь зайти в Рептимат и глотнуть кофе.
В целом облик презентации уже сложился, хотя многие детали она планировала добавлять экспромтом, по ходу дела, и по времени не рассчитывала больше чем на 45 минут. Но все-таки хотелось сделать качественно и атмосферно, и еще - раскрыть друзьям частичку того мира, который сформировал ее и был ей дорог, пусть даже получится не информационная справка по Андории, а только маленькая и незначительная ее часть. Акрита помнила очень ясно, будто это было вчера, как пятилетней девочкой стояла у большого, от пола до потолка, окна центральной залы Академии Искусств, рядом стоял отец, и был поздний вечер, за стеклом снежная буря, а от камина в дальнем углу по узорным плиткам отблески огня. Тогда она еще ничего не знала: ни о войне, ни о смерти, ни даже о дружбе и ценности ее, да и Федерации толком не знала. Но сейчас могла сказать, что в те минуты понимала Мироздание едва ли не лучше, чем теперь.
Работа над презентацией перенесла ее туда, в детство. Поэтому только спустя полчаса из отведенного ей времени в голокомнате она ради интереса решила посмотреть, куда ее вставили по расписанию, и с удивлением не нашла своей фамилии в списке сегодняшних докладчиков. Стало быть, завтра? Действительно, она ведь идет последней, в целом, так и для нее лучше… Будет время подготовиться. Значит, не получится сегодня “двух Андорий”, и придется извиниться перед Энн за невольную дезинформацию. А еще, если оказывается, что сильной спешки нет, и можно будет поработать над презентацией вечером и завтра утром, сейчас стоит реализовать второй пункт плана, чтобы хоть было о чем говорить с Освальдом и Самритой. Сохранив и закрыв программу, она загрузила подробную карту Баджорской системы, модель катера с учетом имеющихся модификаций и села в кресло пилота. Корабль слушался отлично, и от этого было приятно и спокойно.
В целом, ничего необычного, кроме, конечно, Червоточины, в окрестностях не наблюдалось, и Акрита подумала, что вряд ли трасса регаты пройдет в непосредственной близости от такой ключевой точки обоих квадрантов. Она облетела внутренние планеты на полном импульсе, рассчитала и опробовала оптимальный курс обхода восьми лун, с неудовольствием отметив, что на расчет и построение затратила времени больше, чем могла бы, хотя он оказался действительно удачным. И все-таки этого всего мало - отточенности и выверенности маршрута, совершенства систем и управления… Чтобы победить, им придется бороться с разными наверняка сильными и опытными командами и кораблями. Надо изучить список участников, правила, условия, и даже в таком случае сложно оценить шансы.
Андорианка покачала головой в ответ своим мыслям. Она не знала, поддержат ли ее идеи Освальд и Самрита, да и остальные. Вчера в обсуждениях им все же больше хотелось соперничества между двумя командами “Альфы”, чем сотрудничества… Что, конечно, вполне объяснимо и понятно. Но Акрита ничего не могла поделать с навязчивой мыслью, что именно эта возможность сотрудничества - их главный козырь и шанс на победу...
Она создала модель второго катера, пусть пока точно такого же. Ввела его траекторию, перестроила свою, крепко задумалась, сжав ладонями подбородок. Нужна идея, что-то нестандартное, и такое у нее никогда не получалось по заказу, а времени в голокомнате оставалось 15 минут, и вот они летят рядом, и только звезды вокруг и далекое солнце Бэйджора.

В Реплимате она взяла завтрак, устроилась за дальним столиком и спросила у компьютера, где находится кадет Макдауэлл. Получив ответ, что он с Самритой сейчас на экспериментальном вылете, Акрита решила подождать пока - вряд ли до их возвращения состоится визит в Лазарет или обсуждение регаты. Задумчиво листая страницы технической документации и возможностей катеров класса “Дунай”, она снова и снова представляла себе, как они летят рядом - или один за другим? - к финишу… на полном импульсе, на предельно возможной скорости. Не больше. Или… Она вскинула голову, и, если бы кто-то посмотрел на выражение ее лица в этот момент, то наверняка испугался бы и спросил, что случилось.
Ведь их два, катера!! А что, если… Открыв новый файл с расчетами, она залпом допила горячий компот из имитации каких-то фруктов с Бетазеда, и начала лихорадочно набирать новую систему уравнений.


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
09 11 2016, 12:00:33 #401
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет


Лазареты Энн не любила. Здесь царила стерильная чистота и тишина – и присутствие болезни, даже когда тут никого не было. В больнице она лежала один раз в жизни, когда сломала в детстве позвоночник, и хотя все ее друзья и родные были рядом, это было довольно-таки неприятное время.
В комнату, где лежала Квинтилия, Энн зашла уже пропитавшись этой почтительной тишиной, и теперь ей казалось, что ее голос звучал тона на три громче, чем должен.
- Привет! – поприветствовала она с порога. – Ты как? Мне сказали, что ты в лазарете, но я смогла зайти только сейчас.
Квинтилия обернулась и села в кровати. Несколько секунд две девушки оглядывали друг друга. Объективно, с того момента, как они виделись в последний раз, прошло не так много времени, но жизни обеих успели измениться. Теперь они обе даже выглядели совсем иначе - не два образцовых федеральных кадета в формах без единого пятнышка и с удобными скромными прическами. На Энн было очень короткое и узкое платье, переливающееся оттенками зеленого и золотистого, волосы были слегка взбиты и растрепаны, и ее веснушчатое лицо даже было слегка накрашено, все это едва ли говорило о том, что перед тобой будущий официальный представитель Федерации. Квинтилия была в оранжево-фиолетовой безразмерной пижаме, длинные темно-каштановые волосы распущены по плечам, лицо болезненно бледное с синеватыми кругами под глазами.
-Где твоя охрана? Тебя отпустили? - Квинтилия жадно вглядывалась в фигуру Энн и искала за ее плечом уже привычную вулканскую охранницу.
- У меня столько новостей! – глаза Энн загорелись: конечно, ей хотелось рассказать кому-нибудь, что с ней произошло, но в курсе всей предыстории были только Ракар и Квинтилия. – Во-первых, ты была права, из меня действительно получился так себе кадет, так что… В общем, я сделала, как ты и советовала, подала заявление, и меня действительно отпустили! Это было даже проще, чем я думала.
На самом деле, не проще, но Энн понимала, что рассказывать сейчас историю с Эпплби, вынудившим ее так поступить, не стоит. Она и сама хотела поскорее выбросить его из головы.
Девушка присела на край кровати Квинтилии, поставила кружку с кофе на столик и заглянула в пакет, который таскала с собой.
- Кстати, я подумала, что ты могла проголодаться, поэтому принесла с собой пару бейглей. Ты какой хочешь – с сыром или джемом? – тут Энн опомнилась и с сомнением посмотрела на трилла: - Если тебе можно, конечно. Мне сказали, что у тебя было отравление – меня в таких случаях заставляли еще неделю питаться дурацкой диетической пищей…
Квинтилия посмотрела на пакет с едой в руках Энн без особого интереса.
-Я не голодна… - пробормотала она, - Но скажи, теперь ты в безопасности?
- Ты уверена? Ладно, оставлю это здесь, может, потом захочешь, - перед тем, как пакет перекочевал на столик рядом с кофе, Энн вытащила оттуда один бейгл и надкусила: - Это божественно… Мне кажется, я не ела уже целую вечность! – но выражение блаженства быстро сменилось задумчивостью: - Можно сказать, что в безопасности: меня отпустили, охрана больше не ходит по пятам, и я могу делать все, что захочу, - девушка с усмешкой взглянула на свой наряд. Пара золотых блесток осыпалась с недорогой ткани и теперь украшала постель Квинтилии. – Но что с тобой-то случилось? Выглядишь ты, если честно, не очень…
-Я рада… - Квинтилия снова откинулась на подушки, и на ее лице даже появилась слабая улыбка, - Хорошо, что для тебя все закончилось хорошо. И так приятно, что хоть кто-то меня послушал… Со мной все в порядке на самом деле, просто сейчас небольшая слабость из-за каких-то лекарств, которыми меня напичкал Тенек. Не знаю, что на него нашло… Иногда мне кажется, что его мечта - запереть всех в стеклянных коробках, подключить к мониторам и трубкам с искусственным питанием, задать настройки идеального функционирования организма, и сохранять наши тела в этом состоянии максимально долго, идеально здоровыми… но не живущими на самом деле.
- Значит, не я одна так думаю про Тенека, - со смехом произнесла Энн. – Стоит только попасть в руки к врачам… Но я рада, что с тобой все в порядке, а то никто мне так и не смог сказать, что же случилось! Значит, тебя скоро выпустят? И да – ты действительно была права, - проговорила Энн, посерьезнев. – Я все еще виню себя за то, что так легко сдалась и угробила мечту, к которой шла четыре года, но я знаю, что это – правильное решение. А правильные решения принимать легко. В конце концов, Академия и без меня проживет… А это что за прелесть! – взгляд Энн уткнулся в мягкую игрушку около изголовья кровати Квинтилии, а в голосе прозвучали нотки умиления. – Это твоя обезьянка? Как ее зовут?
Квинтилия перевела взгляд на игрушку, а затем смущенно опустила голову.
-Это подарок, - призналась она, - Кто-то хотел посмеяться надо мной и принес его, пока я спала.
 - Посмеяться? Почему? – удивилась Энн. – По-моему, это так мило! Значит, о тебе думают и заботятся… Ты что, не любишь мягкие игрушки?
-Мне двадцать лет, я взрослая женщина! - возмутилась Квинтилия, - Ну то есть… лучше тут сказать не “женщина”, а просто “человек”, так будет корректнее, да… А этот подарок намекает на то, что я еще ребенок и не заслуживаю быть здесь. Очень обидно, когда другие так думают...
- А мне двадцать один, и я скучаю по Макси, который остался дома и которого я теперь, наверное, никогда не увижу! Ты тоже думаешь, что я ребенок? – вспылила Энн и отвела взгляд. – Ну и пусть, мне все равно, кто что думает… Макси – это мой мишка, - пояснила она, грустно улыбаясь. – Ты, кстати, узнала, от кого это? Не от твоего ли остроухого поклонника? Он уже с утра обивает порог лазарета…
- Cерьезно? Мишка? У тебя? - Квинтилия слегка наморщила нос, - Пожалуй, когда я представляю тебя… или кого угодно еще, это правда немного мило. Но со мной не так. Я - не хочу быть милой. Я хочу быть серьезной и профессиональной. Разве можно представить, например, глинна Толан с игрушками, сувенирами и талисманами? Конечно же, нет, - Квинтилия отвернулась лицом к стене и немного помолчала, - Я не узнавала точно, от кого это. И если это Ракар… - девушка хмыкнула, - то это тем более странно. Во всех книгах, которые я читала, впечатление на девушек производят с помощью цветов, украшений, еды, принадлежностей для хобби…
-   Ну да, - смутилась Энн. – Он у меня с самого детства, у него уже нет одного глаза и серьезные ортопедические проблемы с задними ногами… Я ведь даже хотела взять его с собой в проект и не думала, что кто-то будет над этим смеяться. Нет ничего плохого в привязанностях, это не мешает тебе быть взрослой и серьезной. Ты и так слишком уж взрослая и серьезная, - усмехнулась землянка и добавила: - Я тоже не знаю, от кого этот подарок. Но уверена, что он не имел в виду ничего такого, что ты себе надумала. Но, если тебе не нравится, я могу ее забрать, - она еще раз взглянула на обезьянку и улыбнулась. – Хотя на твоем месте я бы оставила…
Она поудобнее устроилась на кровати, насколько позволяло обтягивающее платье, и обернулась через плечо в ту сторону, где располагался вход в лазарет.
- Иногда мне кажется, что он на тебя всерьез запал, - Энн понизила голос. – С другой стороны, вчера я видела его в Кварк’c с новой андорианской подружкой… С этими мужиками никогда ничего не понятно! Но вчера я все пропустила: расскажи, вы, наконец, поговорили? Ты поняла, что он от тебя хочет?
Квинтилия подтянула к себе ноги и села, обхватив колени руками.
-Нет, мы не поговорили. И, если честно, мне совсем не хочется. Давай не будем об этом. Лучше скажи, почему ты все еще на станции? Я думала, ты захочешь вернуться домой, думала, тебе там нравится больше.
- Хорошо, - с радостью согласилась Энн, которой эта тема тоже не слишком нравилась. Правда, эта радость очень быстро слетала с ее лица. Она взяла в руки кружку с уже остывшим кофе и опустила в нее взгляд, чтобы собраться с мыслями.  – Да, все так, я действительно должна вернуться домой как можно скорее. Там кое-что происходит… кое-что не очень хорошее. Это не вопрос того, где мне больше нравится, просто я должна быть там. И я нашла корабль, который заберет меня со станции уже совсем скоро. Теперь у меня есть три дня, чтобы собрать деньги на дорогу домой… Но с этим я справлюсь, - тут девушка вновь довольно улыбнулась. – У меня уже есть половина суммы, остальное я заработаю в Кварк’c, если буду брать по 2-3 смены в день. Так что, когда тебя выпишут – заходи! Хотя у тебя, конечно, не будет времени на эти глупости…
-Не будет, - покачала головой Квинтилия, - Но послушай, если тебе нужны деньги… У меня их совсем не осталось, а украшения, которые у меня были, оказались бесполезными безделушками, но кажется, у меня есть вещь, которая чего-то стоит. Это антикварная книга, старый атлас Федерации, отпечатанный на хорошей бумаге. Там есть твердая обложка, бархатный переплет, шелковая закладка… сейчас такие делают редко. Книга у меня в каюте. Ты можешь взять ее.
- Нет-нет-нет, - замахала руками Энн. – То есть, конечно, спасибо, и я правда это ценю, но я уже все подсчитала и справлюсь сама. Мне было бы очень стыдно брать что-то у других, особенно учитывая, что я вряд ли смогу это вернуть… И я не могу забирать у тебя последнюю ценную вещь!
-Это странно… - задумчиво призналась Квинтилия, - Но я почему-то начала хорошо к тебе относиться. Ты грубая и невежливая, ни с кем не дружила в Академии, а таких бук обычно никто не любит, и может быть ты все-таки окажешься маки в конце, и я совершаю преступление, даже разговаривая с тобой… Но почему-то я постепенно начала беспокоиться о тебе. Ты стала единственной, с кем тут можно нормально поговорить. Я всегда думала, что достаточно просто быть хорошей и стараться быть идеальной во всем - в учебе, работе, хобби, и тогда все это заметят и вокруг сами собой появятся приятные и подходящие мне люди, с которыми захочется дружить. Но кажется, все совсем наоборот… Наверное, если ты хочешь, чтобы у тебя были друзья, то надо просто начать заботиться о ком-то, а не ждать, что он первым начнет заботиться о тебе. Возможно даже, что если ты хочешь, чтобы в твоей жизни была романтическая линия, то надо просто любить кого-то… - Квинтилия потрясла головой, разгоняя чересчур философские мысли, - Энн, я хочу, чтобы книга была подарком. Это просто бумага и чернила, и я уже была готова с ними расстаться раньше, хотя и не по такой благородной причине, как помощь тебе.

______________
Cовместно с Энн
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
09 11 2016, 12:02:04 #402
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

Энн слышала Квинтилию со смесью удивления и радости, от чего улыбка на ее лице становилась все шире. Она смущенно отвернулась, чтобы скрыть эту улыбку, и покачала головой.
- Значит, у нас много общего – у меня в Академии тоже с друзьями не складывалось, поэтому даже удивительно, что здесь есть люди, которые хорошо ко мне относятся – ты, Хена, Артур, даже Ракар – в своем роде. Может быть, и у тебя все сложится? Только тебе для этого не придется уходить из Академии и проекта, - рассмеялась Энн. – Знаешь, в Академии тебя все немного боялись –  ты была такой строгой, неприступной, слишком идеальной… Этим можно восхищаться, можно завидовать, можно ставить в пример – только вот дружить сложно. Но ведь на самом деле ты живой человек, как и все, и нет ничего плохого в том, чтобы быть чуть менее идеальной и правильной и иногда обнять мягкую игрушку, - она вновь взглянула на обезьянку и посадила ее в более «удобную» позу. – И еще ты умеешь уговаривать. Разве теперь я могу отказаться от такого подарка? Хотя эту книгу жалко будет продавать… Может быть, я предложу ее капитану корабля в качестве компенсации проезда – и тогда это будет не просто латина, а воспоминания.
Квинтилия пожала плечами.
-Однако, я все еще не уверена, что дружба сама по себе - хорошая вещь, - безразлично заметила она и снова посмотрела в стену.
- Не знаю никого, кому она бы мешала, - усмехнулась Энн. – Почему ты так думаешь?
-Да потому что, - на лице Квинтилии появилось хорошо знакомое всем, кому случалось с ней общаться, презрительно-брезгливое выражение.
Почему-то Энн не выказывала признаков понимания, поэтому трилл все-таки, поколебавшись, решила раскрыть свою мысль более полно. В конце-концов, возможно, они больше никогда не увидятся, а если у кого-то есть что-то сказать, то лучше делать это сразу, а не откладывать на потом, потому что кто знает, будет ли еще когда-либо случай в жизни, которая способна так быстро и круто меняться.
-Потому что друзья только делают тебе больно и ограничивают тебя. Если вы вместе проводите время, то друг никогда не хочет делать то же, что и ты - например, отправиться в образовательный центр и посвятить свободное время чтению литературы по экзогеологии на следующий год, друг хочет гулять в парке или смотреть кино, и ты всегда должен уступать ему, потому что ты же хочешь быть хорошим другом, и в итоге никогда не делаешь то, что нравится тебе. И ты никогда даже не можешь сказать, что тебе нравится, потому что вдруг другу это не понравится и он перестанет быть твоим другом? Это постоянный страх разочаровать кого-то... Ты не властен над своим временем, потому что всегда приходится договариваться о встрече, все согласовывать и идти на компромиссы, а если захочешь провести время один, то он же может обидеться, что ты не хочешь с ним быть... Еще есть очень много неудобных правил - например, что ты должен ждать друга возле аудитории после экзамена, хотя тебе уже очень хочется поесть в кафетерии. Или, например, надо ли ждать друга в туалетной комнате, если вы пришли туда одновременно? Девочки так делают, и никогда не знаешь, как правильно! А если у друга день рождения… Это самое ужасное! Ты выбираешь ему подарок, думаешь, что ему понравится, а что нет, и очень страшно ожидать, что он будет разочарован, и ты думаешь и передумываешь, пока у тебя не начинает болеть живот… Гораздо проще вообще не иметь друзей, чем постоянно думать, что одна малейшая ошибка - и они отвернутся от тебя.
Энн вновь улыбнулась, но на этот раз как-то грустно.
- Не сказать, что я такой уж эксперт в дружбе, - призналась она. – Ты и сама заметила, что люди ко мне не слишком тянутся, и я даже знаю, почему. И, что самое удивительное, ты даже права в этой своей речи. Только ты не учитываешь, что настоящий друг – это не только обязанности и ответственность, это еще и  помощь, поддержка, пережитые вместе моменты и воспоминания, положительные эмоции и смешные ситуации, это человек, который тебя примет такой, какая ты есть, и не будет упрекать. И которому не так уж и важно, что ты ему в конечном итоге подаришь на День рождения. А еще это – тяжелая работа, мысли о другом человеке, его удобстве и чувствах, постоянные компромиссы и уступки. Довольно неприятно, если делать это через силу и для галочки, но вполне естественно, когда тебе хочется быть с этим человеком и если знаешь, что он сделает все это и для тебя. Вот, например, я бы никогда не подумала, что это утро в лазарете может быть хоть немного приятным: я всю ночь проторчала в ференгийском баре в этом дурацком наряде, таская бесконечные заказы и стараясь их все не перепутать, и лучше бы сейчас спала в теплой кровати… Но я почему-то не жалею, что решила зайти. А еще… Я говорила тебе, что ты слишком много думаешь? – рассмеялась Энн. – Иногда это бывает вредно! Ты вообще умеешь как-нибудь расслабляться?
-Да, дружбу так и рекламируют, - проворчала Квинтилия, - Только это все не правда. “Настоящий друг” - это идеал, и прежде, чем его найдешь, придется перебрать бесконечное количество “ненастоящих”, каждый из которых оставит тебе шрам. И может быть, идеала вообще не существует. Никто не примет тебя таким, какой ты есть. Потому что стоит только кому-то увидеть правду о тебе, стоит только с кем-то быть честным… - девушка сморщила нос, будто у нее что-то зачесалось и закололо внутри, как бывает, когда внезапно хочется плакать, - Нет, я прекрасно обойдусь и без друзей. И у меня нет времени расслабляться, я стараюсь заниматься только полезными для личностного роста делами… только на все совершенно не хватает времени, а мне нужно столько всего успеть до 25 лет, чтобы не оказаться неудачницей, как некоторые! Какая глупость, что людям нужно есть и спать! А сейчас я застряла в этом дурацком лазарете! - она ударила кулаком по постели и попала по так и не прочитанному падду Тенека, - Мне нужно попробовать встать, одеться и отправиться в ОПС, я и так опоздала сегодня и младший лейтенант Авем будет мной недоволен. Помоги мне! - Квинтилия требовательно протянула руку Энн.
- А вот я бы не стала общаться с тем, кто скрывает правду о себе и пытается быть лучше, - хмыкнула Энн. – Поэтому ты мне и в Академии не слишком-то нравилась. В отличие от той тебя, что я увидела на проекте.
На попытку Квинтилии подняться землянка удивленно вскинула брови, но все же подала руку.
- Ты уверена? Можно же связаться с ним по коммуникатору и сообщить, что ты в лазарете. Думаю, этот твой Авем вполне поймет, если ты не явишься по уважительной причине. Болезнь – это болезнь, как будто он сам не болел никогда. И как будто бы Тенек тебя так просто отпустит, - проворчала Энн и перевела взгляд на падд: - Читала что-то интересное?
-Ничего интересного. Просто Тенеку не нравится один выбранный мной метод самопомощи. Что ж, значит, мне просто придется найти другой, - буркнула Квинтилия, поднимаясь к постели. В этот раз ее не шатало, но Энн почувствовала, что трилл достаточно сильно опирается на ее руку.
-К сожалению, я не могу вызвать Авема, потому что не знаю, где сейчас мой комбейдж, - она огляделась по сторонам, - И вообще одежда. Но не важно, главное добраться до каюты, а потом до ОПС, и все будет нормально… все будет как обычно...
Перим двинулась к выходу из палаты.
Энн глубоко вздохнула, глядя на попытки Квинтилии покинуть лазарет, а затем аккуратно придержала ее за руку, хотя далеко трилл бы и так не ушла.
- Что-то, радость моя, не похоже, что ты далеко уйдешь, - покачала она головой. - Скорее свалишься за первым углом... Или мне придется позвать Тенека, а этого мне очень, очень не хочется делать. А уж как Авем будет счастлив увидеть тебя в таком виде... - она хмыкнула и развернула Квинтилию, направляя ее в обратную сторону - к кушетке. - Пользуйся шансом отдохнуть! Я бы все отдала, чтобы сейчас выспаться... Действительно, почему только людям нужен сон! Без него было бы намного лучше.
-Но как же моя работа? - Квинтилия беспомощно опустилась на кровать, - Я же должна…
 - У тебя уважительная причина, - пожала плечами Энн. – Хочешь, я свяжусь с Авемом и передам, что ты в лазарете, но вернешься на свой пост сразу же, как тебя выпишут? Неужели офицеры Звездного флота не болеют! Ты что, сама ни разу не пропускала занятий по болезни? Хотя, кого я спрашиваю, наверняка же нет… Я уверена, что Тенек тебя скоро выпустит, и пара часов ни на что не повлияют! Ну, считай это свободным временем, чтобы посвятить его самообразованию. Надеюсь, в твоих книгах о самопомощи есть что-нибудь о том, как эффективно взаимодействовать с другими людьми? О чем там вообще? – Энн с трудом подавила зевок и присела на край кровати рядом с триллом: как бы ей ни хотелось спать, сейчас оставлять Квинтилию было как-то… неправильно.
-Нет! - воскликнула Квинтилия, - Я правда никогда не пропускала занятия! И тренировки… Только если физически не могла встать и пойти, как когда сломала голеностоп накануне соревнований, но даже тогда… мой тренер дал мне… Впрочем, не важно, - девушка отвернулась, - Сейчас я чувствую себя нормально, а вот тебе совершенно точно требуется сон. Если хочешь… можешь поспать в моей каюте, я только зайду туда переодеться, а потом у меня будет столько дел сегодня, что меня не будет в комнате весь день.
- Ну-у, тогда считай это полезным опытом в… - Энн задумалась, - в действиях в непривычной для тебя ситуации. Даже если к этим действиям относится лежание в кровати. И в этом нет совершенно ничего плохого, а вот работа в таком состоянии может привести к неприятным последствиям не только для тебя, но и для станции. Ты же того не хочешь? Подожди, ты что, правда хочешь пустить меня в свою каюту? – осознание последней фразы пришло к Энн не сразу. – Вообще, я уже нашла что-то вроде временного жилья, но если ты правда не возражаешь… На самом деле, твоя соседка еще вчера предлагала мне поспать на твоем месте, пока тебя нет, но мне показалось, что это может тебе не понравиться, – призналась девушка.
-Если ты не будешь лезть в мой шкаф, - быстро поправилась Квинтилия.
Возможно, у нее все еще оставались какие-то секреты, которые она хотела защитить...
- У меня не будет на это времени, - рассмеялась Энн. – У меня осталось шесть часов до следующей смены, и я собираюсь использовать каждую минуту на сон. Ну и ты же не думаешь, что я собираюсь лазать по чужим вещам? – она насмешливо подняла брови.
Она потянулась к Квинтилии, чтобы обнять на прощание, но потом застыла, вспомнив, с кем, собственно, имеет дело.
- Выздоравливай! Надеюсь, мы еще увидимся, хоть станция и большая, - проговорила Энн, а затем все же спросила: - Я знаю, что Квинтилия-из-Академии бы послала меня за попытки ее обнять, но я не уверена насчет Квинтилии-из-проекта…
-Не понимаю, о чем ты говоришь, - скривилась Квинтилия, - Я такая же, как и всегда, ничего не изменилось. Объятия - это глупости.
- Почему-то этого ответа я и ожидала, - покачала головой Энн, поднимаясь и оправляя платье, в котором ей, очевидно, было очень неудобно и непривычно. – Спасибо за каюту и за помощь, я надеюсь, когда-нибудь я смогу тебе за это отплатить.
Она направилась к выходу из помещения, в котором находилась Квинтилия, и уже у самой двери проговорила:
- И не забудь про бейглы: сами себя они не съедят!
Квинтилия посмотрела вслед Энн и ничего не сказала, но когда землянка ушла, обняла сама себя за плечи. Она знала, что если бы позволила Энн это сделать, то расплакалась бы, и не была уверена, что смогла бы остановиться.

______________
Совместно с Энн


Ex Astris, Scientia
Offline  
10 11 2016, 15:07:26 #403
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет


Энн вышла из лазарета. Ракар незаметно следил за активностью дверей этого помещения, стоя рядом с Кварк'с и как бы рассматривая окружающий Променад.
Теперь он решил, что пришло время и ему навестить Квинтилию. Переступив порог лазарета, он окинул взглядом приемное помещение и спросил:
– Могу я навестить пациента Квинтилию Перим?
Если бы Тенек был лучше знаком с земной культурой, он неизбежно обнаружил бы сходство между своим сегодняшним положением и положением дворецкого, к счастью, подобные аллюзии его не посещали. Стажёр только подумал, что если поток посетителей не остановится на Ракаре, у Квинтилии Перим будут все шансы задержаться в лазарете дольше. Однако состояние девушки позволяло ей самой решать, принимать посетителей или нет, и вулканец ответил:
– Я спрошу, готова ли она принять второго посетителя подряд.

Когда Тенек заглянул в палату кадета Перим, она сидела на кровати, обхватив колени руками.
– Это обязательно? - Квинтилия подняла усталый взгляд на Тенека, когда он сообщил ей о новом посетителе, - Я могу отказаться? Я знаю, что в конечном итоге решать мне, и вы не можете меня заставить, но мне не помешал бы совет… Почему эти люди приходят и приходят?
– Это необязательно, и вы можете отказаться, – сказал Тенек. – Что касается посетителей, то очевидно, что ваше состояние имеет для них значение, и поэтому они приходят. Во всяком случае, я не нахожу другого логичного объяснения.
– Они чувствуют удовольствие, видя кого-то в таком… - Квинтилия развела руками, охватывая и больничную кровать, и пижаму, - состоянии? Ведь они не могут не понимать свое превосходство над тем, кто попал в такую ситуацию. Должна ли я позволять Ракару приходить сюда с его надменностью и презрением ко всем вокруг? Как вы считаете? Я не знаю...
Тенек посмотрел на девушку с оттенком удивления во взгляде: редко ему приходилось слышать более странные и нелогичные выводы.
– Разрешите уточнить, – сказал он, – вы подозреваете наших коллег в извращённой эмоциональности и склонности к садизму?
– Люди так делают, - пожала плечами Квинтилия, - Вне зависимости от расы. Это такая форма издевательства - они говорят или делают тебе что-то приятное, а потом смеются над тобой, если ты оказался слишком глуп и наивен, чтобы в это приятное поверить. Поверить, что ты этого достоин и заслуживаешь. У меня такого было достаточно. Однажды, меня пригласили на день рождения, и когда я пришла с подарком, который долго выбирала - рассмеялись в лицо: “Неужели ты думаешь, что мы действительно пригласим такую неудачницу, как ты?”. Или однажды все члены моего спортивного клуба решили быть навязчиво вежливыми со мной - они все здоровались по несколько раз, даже кланялись, и наперегонки бежали открывать передо мной двери, хотя обычно просто меня не замечали… это было жутко. Или однажды они решили хвалить мое платье, хотя я прекрасно знала, что оно объективно не было красивым. Вы скажете, что это же не мои коллеги, что они лучше… Но даже Макдауэлл, когда мы только поступили в Академию, пригласил меня выпить кофе, чтобы посмотреть, соглашусь я или нет, и посмеяться со своими друзьями и девушкой за углом над тем, какой дурочкой я себя выставлю, решив, что такому как он, понравится такая, как я. Поэтому да, мне действительно нужен совет.
С точки зрения Тенека, всё, что описывала Квинтилия, было не просто нелогично, а смахивало на массовое психическое расстройство, однако у него не было причин не верить девушке – это ведь был её опыт, не его. Оставалось только сожалеть, что значительную часть жизни она провела среди психически нестабильных людей и варварских взаимоотношений.
– Я сожалею, что с вами поступали так недостойно, – серьёзно сказал он. – Однако могу заверить вас, что мистер Ракар вчера не проявлял ни высокомерия, ни надменности, ни презрения, и определённо не находил в случившемся с вами удовольствия.
– Но вы же знаете, как он все время дает понять, что ромуланцы - лучше, чем мы, - опустила голову девушка.
На пару секунд Тенек ощутил замешательство, потому что Ракар действительно при каждом удобном случае подчёркивал превосходство Ромуланской Империи и ромуланцев над остальными, однако при этом он совершенно точно знал, что для Квинтилии в этой системе ценностей было сделано уникальное исключение. В то же время было совершенно недопустимо говорить о том, какого рода было это исключение – привилегия говорить об этом принадлежала Ракару и только ему. Но как раз в тот момент, когда он об этом подумал, вулканца осенила идея, как ответить на вопрос мисс Перим, не оказаться неэтичным в отношении Ракара и в то же время не покривить душой.
– Мисс Перим, – сказал он, – если вас спросят, что лучше – Федерация или Ромуланская империя, что вы ответите?
– Я бы постаралась как-нибудь… дипломатично… - смутилась Квинтилия, - Но это ведь сейчас не важно. Важно то, что вы не хотите отвечать на мой вопрос и давать советов. Я ведь спросила - стоит ли мне сюда впускать Ракара, но вы все время уводите разговор в сторону и не говорите ни да, ни нет. А он тем временем ждет…
Квинтилия разочарованно вздохнула.
– Хорошо, позовите его.
– Я хотел этим сказать, что можно считать своё государство лучшим и в то же время не презирать всех, кто к нему не принадлежит, – пояснил Тенек. – Во всяком случае, у меня есть основания считать, что к вам мистер Ракар не испытывает презрения.
____________________
С Квинтилией
« Последнее редактирование: 10 11 2016, 15:10:15 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
11 11 2016, 09:39:18 #404
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет

Когда Тенек вышел и дал добро на посещение, Ракар коротко кивнул вулканцу и пошел к внутреннему помещению лазарета. Он собирался задать вулканцу еще один вопрос, о том, были ли для Перим последствия. Есть ли у нее необратимые изменения. Но ромуланец решил, что прямо сейчас задавать вопрос не стоит. Наличие повреждений мозга он увидит визуально сам. И если они есть, те двое – наусиканец и зеленый динозавр – не доживут до суда, если конечно такой суд над ними будет. Наркоторговцы, фактически убивающие людей, пользуясь их слабостями и беззащитностью – не должны были жить. На самом деле, здесь на станции, это было не его дело. Но если они погубили ее - это становилось совсем другим. Но об этом он подумает потом. А теперь он вошел во внутреннее помещение и увидел Квинтилию, сидящую на кровати.
- Здравствуйте, Квинтилия Перим, - негромко произнес он. – Как вы?
Квинтилия подозрительно посмотрела на Ракара.
-Я была в порядке и все держала под контролем, пока вы не влезли, не втянули кучу посторонних людей и все не испортили. Вы не имели на это никакого права. Теперь, благодаря вам, я - не очень. Я чувствую слабость из-за лекарств, меня не отпускают из лазарета, и я не знаю, что происходит с моей работой и статусом на станции.
Ракар, поприветствовавший Квинтилию еще возле двери, все еще стоял там, пока она говорила. Он рассматривал ее с оттенком сочувствия на лице. Впервые он видел ее распущенные темно-каштановые волосы, не уложенные как обычно в пучок или заплетенные в косу. Но ее лицо было болезненно бледным и под глазами были синяки, от крайнего истощения собственного организма. Впрочем, к счастью, не совсем крайнего. И как оказалось, она вовсе не в курсе всего того что на самом деле произошло с ней.
Ракар едва заметно вздохнул и подошел ближе. Он взял стул, подвинул его ближе к кровати девушки и сел. Затем он внимательно посмотрел в ее лицо. Так прошли несколько секунд молчания.
- Квинтилия, - наконец мягко сказал Ракар, когда пауза немного затянулась, - волей судьбы — я знаю все, что касается вашего статуса и вашего состояния. Хотел бы я, чтобы все действительно было под вашим контролем, чтобы вам ничего не грозило, и все было в порядке. Но я вижу, что вы вовсе не в курсе того, что с вами произошло. Сейчас я все расскажу, но прежде … прежде нужно спросить — что вы помните из вчерашнего в вашей каюте? Вы помните о чем мы там говорили и в частности мои слова?
Квинтилия помотала головой, но в этом жесте было больше упрямства, чем правды.
-Я помню, что вы все время пытаетесь меня спасать, хотя в этом нет необходимости. Вместо этого вы все время ходите за мной и пытаетесь контролировать меня. Вот и теперь - вы утверждаете, что именно вам известно обо мне все, и именно вы первым пришли мне об этом рассказать.
- Необходимость есть, - сказал Ракар, не отрывая от Квинтилии взгляда, - к сожалению. Мне не все равно, но об этом чуть позже. Послушай меня, пожалуйста, это очень важно. Это касается твоей жизни и судьбы. Все что я скажу – чистая правда, от начала и до конца. И слабость твоя не от лекарств из лазарета. – Ракар снова перешел на "ты" сам того не заметив. - Все началось с фуршета. Ты побледнела и пот выступил на твоем лице. Это не было нормально. Я спросил, но ты утверждала, что все в порядке. А потом, во время презентации Райзы – у тебя дошло до судорог. Это последствия передозировки нейроактивных веществ. А потом ты не отвечала на вызовы по связи от твоих собственных звездофлотовских сослуживцев. Вспомни слова тех двоих в твоей каюте. О бизнесе, в котором все серьезно. Я думаю, что этот момент ты еще помнишь. Они грабили твою каюту и забирали ценные вещи, а ты умоляла их дать тебе еще. Сейчас твоя кровь свободна от того вещества, и ты можешь рассуждать здраво и понимать что это значит. Это наркоторговцы, и ты купила у них наркотик, думая, что покупаешь стимулятор. Но это вовсе не так. То, что ты принимала – вызывает крайнюю зависимость, и ты уже не могла остановиться. Тебе нужно было еще и еще, и конец этому один – скорая смерть или необратимое повреждение мозга. Ты офицер Звездного флота, и теперь уж точно должна понимать, что когда преступники грабят твою каюту, или чью то еще – это ненормально, и их нельзя было отпускать. Единственное в чем я не прав – это в том, что вовремя не понял в чем проблема.
Ракар замолчал, все также не отрывая от девушки взгляда.
-Это не правда! - воскликнула Квинтилия, - Они вовсе не грабили мою каюту! Я сама пригласила их туда. Они были сердиты - это да, но у них была на то причина: я была слишком глупой и не смогла оценить реальную ценность своих украшений. Я думала, они что-то стоят, но я не привыкла думать о таком и вообще о деньгах. У них было право на мои вещи, потому что если ты что-то берешь - ты должен заплатить, это нормально и справедливо.
Почему то Ракар не ждал, что она отреагирует только на часть слов. Но подозрение о том, что он уже опоздал – закралось в его душу. Он отвел взгляд, а потом снова его вернул. Как странно она пыталась защищаться, понимает ли она, что произошло? Неужели он опоздал по собственной глупости катастрофически и непоправимо, и для нее теперь все кончено?
- А то, что это был наркотик, ты понимаешь? Если не веришь мне – ты можешь спросить врачей.
-И что? - Квинтилия раздраженно пожала плечами, - Это всего лишь значит, что его надо принимать по расписанию, чтобы не было синдрома отмены. Я достаточно организована, чтобы делать это, если меня не отвлекать и не заставлять постоянно нервничать. Некоторые люди же принимают какие-нибудь лекарства всю жизнь. Кроме того, всегда можно бросить, когда он не будет больше нужен… это будет немного неприятно, но все важное в жизни же требует жертв. Да, это не идеальное решение, но плюсы, которые я получала, перевешивали минусы.
Ракар вспомнил слова коммандера Мори Джанир и Иламы Толан из вчерашнего дня. Слова о том, что он разочаруется. Но было то, что не позволяло ему этого сделать. Ракар чувствовал острую ненависть к тем неизвестным, которые сформировали у Перим такое понимание жизни. На секунду ромуланец даже прикрыл глаза, сложил ладони лодочкой и упер их в переносицу.
- Боже, Квинтилия, кто это с тобой сделал? – проговорил он, и снова посмотрел на нее.
- Кто рассказал тебе такое и выдал это за правду? Лекарства – это совсем другое. Лекарства лечат болезни. Наркотики - убивают. Ты не знаешь, как люди выгорают за полгода или 3 месяца, будучи не в силах остановиться. Ты не знаешь что потом с ними бывает, если не смерть милосердная забирает их… Говоришь, что важное – требует жертв.. Только какой жизни? Яркой и быстрой, очень быстрой. Еще пара дней этих твоих таблеток – и всё. Тебя не было бы здесь больше. Ни здесь, и нигде. Небытие – вещь невеселая. Я уже говорил вчера, сначала они заберут все твои вещи, а потом – когда не останется ничего – они придут за секретами Звездного флота, и ты отдашь им все умоляя на коленях дать тебе еще, потому что не в силах пережить ломку. И не будет никакого симбионта и никакого будущего, ничего, о чем ты мечтаешь, потому что если милосердная смерть не заберет тебя – то от разума не останется ничего, что еще будет способно понимать окружающий мир. Почему ты так хочешь умереть, Перим?
-А кто вам рассказал об этом? - огрызнулась Квинтилия, но уже тише и так, будто начала задумываться, - С чего вы взяли, что это правда? Вы не знаете ничего об этом веществе, даже Тенек не знает. Вы не знаете, как бы оно работало через три месяца или через полгода. Возможно, вы ошибаетесь насчет него. Вы просто пересказываете мне страшилки, о которых не имеете никакого личного представления, с которыми никогда на самом деле не сталкивались.
- Вчера, здесь в лазарете – они уже сделали анализ, я слышал пару слов и пересказываю вам правду. И Тенек – здесь вовсе ни при чем. – Ромуланец не мигая смотрел на девушку, представляя какой путь ей следует пройти, чтобы понять…
- Я знаю, и это совсем не страшилки. Это реальность. Я видел таких людей, химически зависящих, для которых было уже все поздно. Они рассказывали все, стремясь получить новую дозу, которую требовал их организм. Я не ошибаюсь. Но ты же знаешь правила того же Звездного флота. Даже ваши стимуляторы нельзя применять более одного-двух раз в критической ситуации. Потому что когда вы не спите слишком долго – вещество, генерируемое постоянно не отдыхающим организмом – заставляет мозг работать по другому. Стирается самосохранение, стираются барьеры, и вы подставляете не только одного себя. Вы подставляете под угрозу других, которые от вас зависят.
Ракар опустил голову.
- Вчера здесь в лазарете были коммандер станции и координатор. Они говорили, что вы и раньше, в Академии – принимали что-то без рецепта. Я не поверил сначала. Но видимо это так. На текущий момент, Квинтилия, тебя отстранили от работы на станции. И скоро тебя начнут спрашивать об этом всем. И все будет зависеть от того, какое решение ты примешь, и признаешь ли ты свою ошибку. От этого зависит твоя судьба. А те, кто сделал это с тобой – изначально – заслуживают жесткого наказания. Тот, кто сказал тебе, что все это безобидно – врал с неизвестными ни тебе, ни мне целями. Перим, я не верю, что ты не понимаешь. Ты взрослая разумная девушка, добрая и ответственная, не бросающая в беде своих товарищей. Ты сможешь понять.
-И это тоже не правда, - Квинтилия отвела глаза, потом опустила голову, - Вы ничего не знаете ни обо мне, ни о моей жизни. Я не разумная, не добрая, и на самом деле я бросаю товарищей, уже бросала раньше. И мне нужно что-то… что-то, что повысит мои способности. Без этого… без стимуляторов, я - ничто.
Ракар пригнул голову и затем встал со стула. Немного помедлив, он подошел к кровати Квинтилии и сел рядом, мягко и нежно взял ее за плечи, склонил голову, чтобы посмотреть в ее глаза. Он знал, что она может испугаться и отстранится, с силой. Но тем не менее… Наверное, никто никогда так не делал. И поэтому он был должен.
- Квинтилия, - шепотом сказал Ракар, - послушай.
Плечи Квинтилии напряглись, ее пальцы судорожно вцепились в одеяло, но она не закрывала глаза и смотрела на Ракара, как загипнотизированная.
- Да, я ничего не знаю о тебе, - продолжил ромуланец тихим спокойным голосом, - но я вижу, что с тобой сделала жизнь. Видимо, она была не слишком простой. Но это не повод пустить ее под откос. Я видел тебя другую, настоящую, искреннюю, принципиальную. Ты руководила группой и ты все могла. Без каких-нибудь лишних средств. И ты никого не бросала. И… - голос Ракара слегка дрогнул. Ничего не было для него важнее в этот момент, кроме нее. Даже его Империи не существовало, - я люблю тебя, милая девушка Квинтилия Перим. И хочу о тебе заботиться. И я не брошу тебя в беде, чтобы с тобой ни случилось. Еще не поздно начать сначала. Я помогу тебе пройти через все и поверить в то, что ты много больше, чем ничто.
Трилл потрясенно молчала. Наконец, она смогла выдавить из себя:
-Вы не можете любить меня. Вы не знаете, какое я чудовище. Я едва не сломала жизнь единственному человеку, которого любила раньше. Я бросила свою команду и предала людей, которые обо мне заботились. Это слишком много… я не могу говорить обо всем этом сейчас. Пожалуйста, не заставляйте меня...
____________
С Квинтилией Перим


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS