* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 01 2021, 09:30:13 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
18 10 2016, 09:57:30 #360
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Бар “Кварк’с”, возле голокомнат


-А мы что будем делать? - Жантарин оглядела оставшихся кадетов, когда две девушки направились к выходу из бара Кварка.
- Я думала, Джез нам хочет показать кое-что интересное… - Самрита выжидательно посмотрела на кардассианца.
Когда Энн и Хена ушли, Артур повернулся к М'Коте, и, коснувшись ее плеча, тихо сказал:
- Я буду тебя ждать.
Затем развернулся к охраннику и пошел в свою каюту. Корабль Джеза Тенмы, навещение раненых в лазарете и тому подобные вещи – все это было участью тех, кто был достоин и свободен. Ему же следовало отвечать за собственные ошибки.
М’Кота окинула взглядом оставшихся кадетов:
– Давайте, разделимся! – предложила она. – Те, кто хочет побыстрее увидеть корабль Тенмы, пусть пойдут с ним, а остальные – в лазарет, узнать, что с нашими.
- А как насчет тех, кто собирался и туда, и туда? – невинно поинтересовалась Самрита.
– Никто не мешает зайти потом отдельно, – ответила клингонка. – Ну или все сперва сходим в лазарет, а потом смотреть корабль.
- Мне все равно, - пожала плечами Самрита. – Я планирую успеть и то, и другое!
-Если всем будет все равно, мы так и будем здесь топтаться, - рассмеялся Тенма, - Решайтесь уже.
В глубине души Акрита совсем не была уверена, что в Лазарете их ждут и что именно сейчас им будут там рады. Поэтому она была всячески за то, чтобы идти за кардассианцем, но если бы озвучила такое предложение, оно бы выглядело как равнодушие к товарищам. У нее мелькнула мысль, что можно попробовать вызвать Тенека… Но уже в следующую секунду подумала, что вулканцу сейчас наверняка совершенно не до того. Впрочем, что еще оставалось?
- А может быть, вызовем мистера Тенека и спросим, удобно ли им сейчас? – произнесла она. - Хотя я бы еще спросила у компьютера, кто сейчас в Лазарете, а то мало ли чему мы можем помешать.
М’Кота не разделяла её опасений:
– Если мы помешаем, нам так и скажут, но если хочешь, можешь сперва уточнить у компьютера. Действуй!
Андорианка оглянулась на товарищей, не захочет ли кто-нибудь возразить или, наоборот, проявить инициативу, затем кивнула и обратилась к компьютеру:
- Кто сейчас находится в Лазарете? Сколько биосигналов?
Инициативу проявить никто не успел, поэтому они выслушали ответ компьютера. В лазарете оказалось десять биосигналов, из которых определилось шестеро обладателей именных коммуникаторов. Два имени андорианке были неизвестны, об одном она только слышала, потому что так звали нынешнюю командующую ДС9, а еще три принадлежали к проекту “Альфа” - Илама Толан, Ракар и Тенек.
- Хоть мне и не хочется это говорить, но, похоже, сейчас не лучшее время, - безрадостно признала Самрита. – Хотя я бы все отдала, чтобы узнать, что там происходит! Но пока начальство там, лучше все же сходить посмотреть на корабль, а не попадаться им на глаза.
– Согласна, – кисло ответила М’Кота. – Подальше от начальства, поближе к кухне – старая солдатская мудрость.
- Тогда расходимся? - полувопросительным тоном произнёс Освальд. - Часть из нас пойдёт с Джезом, а остальные займутся своими делами. После корабля я лично хотел бы заглянуть в лазарет. Можем встретиться там часа через два, например, если кто-то тоже хочет.
___________
с кадетами
« Последнее редактирование: 18 10 2016, 10:02:19 от Артур Лайтман »
Offline  
18 10 2016, 16:54:59 #361
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет


Покинув координатора, Тенек направился в помещение, отведённое мисс Перим. Медсёстры уже подготовили её к процедурам, и стажёр мог приступить непосредственно к проведению детоксикации. Закончив начальный этап и получив некоторое количество свободного времени до завершения процедуры, стажёр наконец получил возможность вызвать коммандера Мори.
– ...На очищение организма понадобится около восьми часов, - деловито сообщила медсестра Тари, поправляя одну из трубок аппаратуры, - Какие будут предписания по режиму, доктор Тенек? На сколько оставить волновой индуктор? Разрешены ли посещения завтра?
– Режим и время действия индуктора в зависимости от изменений состояния, я останусь и прослежу за этим сам, – ответил стажёр. Он понимал, что негативные симптомы могут усилиться, и тогда их придётся снять или хотя бы ослабить до приемлемого уровня, а это он собирался сделать сам, исходя из последних данных и не передоверяя младшему персоналу. – Вас я прошу отслеживать состояние пациентки только в самое ближайшее время, пока я доложу ситуацию коммандеру Мори. В дальнейшем я вызову вас или дежурного санитара, если понадобится помощь.
– Вы собираетесь сидеть у постели пациентки всю ночь? - восхищенно сестра Тари, - Это так благородно…
– Да, - кивнула сестра Эвен, - Но кто позаботится о вас самом, доктор? Вы успели вылечить свои собственные ушибы?
Тенек мог бы и не сидеть всю ночь, если бы знал о веществе, отравившем Квинтилию, хоть немного больше, поэтому он не видел в этом решении абсолютно ничего благородного – только банальную необходимость, о чём и сообщил медсёстрам:
– По веществу, отравившему мисс Перим слишком мало данных, наблюдение врача необходимо. Ушибы создают некоторый дискомфорт, но я воспользуюсь регенератором позже, после того, как поговорю с коммандером Мори. Я думаю, она должна получить максимум информации в кратчайшие сроки.
– Позволите мне? - Эвен достала трикодер и регенератор, - Если хотите, можете говорить с коммандером, мне это не помешает.
Тенек подумал, что это помешает ему самому (он считал, что лишь в крайнем случае следует делать два дела одновременно), но если бы он отказал медсестре сейчас, она наверняка выбрала бы другой неподходящий момент для этого занятия, поэтому вулканец кивнул:
– Как пожелаете, – и указал на ушибленное плечо. А затем наконец вызывал коммандера Мори.

Мори в это время выходила из офиса службы безопасности вместе с координатором проекта “Альфа”. Услышав вызов, она покосилась на кардассианку и ответила.
– На связи. Говорите, мистер Тенек.
Толан только выразительно вздохнула. Она была уверена, что Тенек свяжется с коммандером сразу же после ее ухода, и ошиблась. Он подождал двадцать минут.
– Я хотел бы поговорить с вами, коммандер, – послышалось из коммуникатора. – Если это возможно, в лазарете: у меня под наблюдением пациентка, которую я не хотел бы оставлять надолго.
Теперь пришел черед коммандера вздыхать.
– Я буду в лазарете через минуту. Надеюсь, ваш разговор стоит того, чтобы вести его лично.
Отключив коммуникатор, она посмотрела на координатора проектов.
– Сожалею, но наш с вами разговор придется отложить. Но возможно, вы захотите тоже присутствовать сейчас в лазарете.
Глинн кивнула, и женщины направились к лазарету, благо что он находился совсем недалеко.
Первые, кого они увидели в лазарете, были участник проекта “Альфа” от Ромула и журналистка.
“Только бы она была слишком занята экзотическим гостем станции и не обратила на нас внимания”, - пронеслось в голове коммандера.
К счастью, им повезло, и журналистка, и ромуланец никак не прокомментировали их появление, и женщины прошли в следующее помещение, часть которого была отгорожена передвижной ширмой, чтобы создать отдельную маленькую палату. Почти всю ее занимала одна биокровать в окружении различных приборов и мониторов.
Девушка, занимавшая кровать, была неподвижна и бледна, ее глаза были закрыты, а подсоединенные трубки заполнены чем-то красным. Чем-то… Коммандер прекрасно знала, чем. Немного отрешенно она отметила, что должна бы чувствовать жалость при виде беспомощного существа и процесса детоксикации, но когда видишь что-то слишком много раз, когда делаешь что-то слишком долго, чувствительность пропадает. Просто еще один ребенок загнал себя в ловушку. Ты просто спасаешь тех, кому еще не поздно, и двигаешься дальше...
Мори отогнала воспоминания о темных временах и заметила остальных, находящихся в помещении. Это была, во-первых, юная баджорская медсестра, которая по кивку коммандера поспешила прочь, во-вторых - сам стажер Тенек, за плечом которого стояла временно исполняющая обязанности главы лазарета Эвен Оро и сосредоточенно водила регенератором тканей.
– Итак, мистер Тенек? - коммандер вопросительно посмотрела на медика.

Для начала Тенек повторил коммандеру Мори то, что уже рассказал координатору проекта, не забыв и «стандартное предупреждение о неразглашении», затем подал баджорке падд:
– Здесь содержится информация, которая может быть важна для безопасности станции, коммандер.
В падде содержалась информация о веществе J-1275 и предположение об утечке информации или краже самого вещества. Утечка информации была хуже, чем непосредственная кража: несведущий вор мог просто попытаться дорого сбыть ворованное, не слишком разбираясь в том, что это такое; гораздо хуже было, если преступники научились синтезировать такое опасное вещество.
– Я предполагаю, что арестованные не знали, насколько опасную вещь они имели при себе в момент ареста, – сказал вулканец, немного погодя, – они вели себя слишком беспечно. Если бы они знали, насколько быстро употребляющий это вещество потеряет адекватность, с их стороны было бы логично прийти на встречу с безопасной фальшивкой – это позволило бы им отрицать любые обвинения в случае какого-либо инцидента. Таким образом, либо вещество попало к ним случайно и они поспешили его сбыть, не разбираясь в его особенностях, либо за ними стоит более осведомлённый преступник, и мы имеем дело с преступной организацией.
Толан проследила взглядом падд, перекочевавший из рук Тенека в руки Мори, но ничего не сказала, а лишь почти незаметно заглянула в него через плечо коммандера.
– Я уже заверила мистера Тенека, что служба безопасности справится с расследованием, - проговорила кардассианка, обращаясь к Мори, а затем уже посмотрела на вулканца: - Кроме того, от вас, как от свидетеля, требуется подробный отчет о произошедшем в письменном виде.
– Я этого ожидал, – ответил вулканец. – Разумеется, служба безопасности получит мои показания.
Мори быстро пробежала по строчкам в падде.
– Это вещество мне незнакомо, - признала она, - Полагаете, это может быть новым видом наркотиков?
– Это безусловно психоактивное вещество, очень быстро вызывающее привыкание, и с ярко выраженным синдромом отмены… Мэм, информация, которую я вам только что предоставил в падде, является секретной?
– Часть ее должна быть защищена, поскольку касается медицинских разработок, часть - наоборот должна быть донесена до людей, - пояснила Мори, - Вы взяли информацию об этом препарате из общей медицинской базы, это было не сложно, и на вашем месте мог быть любой другой врач или представитель смежной специальности, интересующийся предметом. Это просто скучная запись о неудавшихся исследованиях, закрытых без нарушений. Но если теперь этот препарат всплыл на нашей станции, многие должны узнать, что он все еще существует, и как может использоваться, чтобы принять меры и провести расследование. Новые наркотики, к сожалению, изобретают постоянно, - мрачно констатировала баджорка, - Преступникам всегда нужно что-то новое, что еще не различают наши сканеры, это может быть травка с какой-нибудь далекой планеты или порошок каких-нибудь кристаллов. Я начну с того, что внесу это вещество в список запрещенных к ввозу на станцию.
Толан краем уха слушала разговор Мори и Тенека, но внимание ее было приковано к Перим. Безопасность станции не находилась ни в сфере ее ответственности, ни в сфере интересов, и больше ее волновала судьба девушки, лежащей перед ними на кушетке, а вместе с ней – судьба всего проекта. Толан должна будет сделать все, чтобы защитить проект и не впутывать его в историю с наркотиками. Во что выльется эта история и как будет трактована? К Квинтилии Перим – точнее, к ее поступку, - у нее было двоякое отношение. Как могла она так подставить весь проект, когда к нему сейчас приковано внимание всех, включая прессу? И как… несложно было ее понять и вспомнить себя на ее месте. Практически на ее.
- Я правильно понимаю, что это вещество продали Перим под видом какого-то более безопасного стимулятора? – поинтересовалась Толан, вновь возвращаясь в разговор. Она не продолжила мысль, почему федеральный кадет вообще покупает какие-то стимуляторы, пусть и «более безопасные», но этот вопрос повис в воздухе.

Ответ коммандера Мори разрешил для Тенека проблему допустимости манёвров глинна Толан, и он оставил этот вопрос для себя в стороне. Также разрешился и вопрос о том, как в целом следует обращаться с информацией о веществе J-1275. В свою очередь, вопрос координатора вызвал у него недоумение: ведь он при ней уже дважды высказал своё предположение на этот счёт (один раз при первом разговоре, второй раз уже в присутствии коммандера Мори). Тем не менее, вулканец терпеливо пояснил:
– Как я уже говорил, я сомневаюсь в том, что мисс Перим могла обладать информацией об этом препарате, я сам обнаружил её с трудом, а специальность мисс Перим далека от медицины. В то же время преступникам было опасно предлагать незаконный и представляющий опасность товар открыто, во всяком случае, контактируя с незнакомым кадетом Академии Звездного Флота. Таким образом, я предполагаю, что мисс Перим не имела намерений приобрести данное вещество.
– Да, мистер Тенек, именно это я и сказала службе безопасности, - вздохнула Толан, удержавшись, чтобы не вставить комментарий, что поняла пассаж вулканца и с первого раза. – Вопрос в другом: что и зачем она могла пытаться купить?
Женщина по очереди посмотрела на Тенека и Мори. Если первый мог быть в курсе применяемых в Федерации стимуляторов, то вторая имела больший опыт и лучшее представление о происходящем на станции и, по мнению Толан, могла предположить, с чего вообще началась вся эта история. Возможно сейчас,  в лазарете у постели Перим, этот вопрос не был слишком актуален, но кардассианка уже предугадывала последствия во всех красках: для Перим, для проекта, для себя…
– Вероятнее всего, один из легальных стимуляторов, которые на густонаселённых планетах Федерации можно приобрести без контроля со стороны врача или воспользовавшись услугами врача, никак не связанного с местом вашей учёбы или работы, – ответил Тенек. – Многочисленное население таких планет и, как следствие, обилие персонала в сфере здравоохранения создают возможность не афишировать подобные вещи. На космических станциях и кораблях такая возможность автоматически исчезает – все легальные лекарственные средства распределяются через лазарет или медотсек. Если вы не хотите афишировать своё приобретение или получить отказ в случае неоправданности ваших запросов, вы рискуете оказаться в той же ситуации, что и мисс Перим.
– Но если они легальны, то почему их нельзя взять в лазарете? – нахмурилась Толан, безуспешно пытавшаяся понять все эти федеральные правила. – Если же запросы, как вы говорите, неоправданы… - она ненадолго замолчала, обдумывая только что сказанное, а затем обернулась к Мори: - то не могут ли возникнуть определенные проблемы? Коммандер, вы наверняка лучше меня знаете порядки на этой станции и в Звездном Флоте в целом. Даже если на минуту предположить, что речь не шла о тяжелых препаратах, изменяющих сознание и вызывающих зависимость, то какие последствия могут быть у подпольного приобретения легальных стимуляторов?
______________________
С Мори, Иламой, Эвен, Квинтилией и чуть-чуть Тари
« Последнее редактирование: 18 10 2016, 16:59:29 от Илама Толан »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
18 10 2016, 16:58:38 #362
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет


-Даже я знаю, что бесконтрольное применение стимуляторов имеет свою цену для организма, - заметила Мори, - Но вы ведь спрашиваете не про побочные эффекты. Подпольное приобретение и прием лекарств, требующих назначения от врача, использование допинга в учебе и исполнении служебных обязанностей, необходимость постоянной лжи начальству и коллегам… Все это может очень плохо сказаться на карьере отдельно взятого офицера, а его недостойное поведение может бросить тень на всю организацию. Разумеется, этот случай будет тщательно расследоваться, и финальное решение о судьбе кадеты будут выносить представители Академии. Что же мы можем сделать сейчас… Мистер Тенек, какой у вас план лечения и реабилитации?
– Сейчас проводится детоксикация организма, – ответил вулканец. – Поскольку отравляющее вещество может дать непредвиденные эффекты в сочетании с лекарственными препаратами, значительную часть работы по нормализации состояния пациентки выполняет волновой индуктор. В первую очередь это – восстановление функции сна и нивелирование негативных эффектов синдрома отмены. Когда волновой индуктор можно будет отключить, к мисс Перим будет применена медикаментозная терапия с постепенным понижением дозы лекарственных препаратов до нулевой. До окончания процесса детоксикации и некоторое время после я планирую держать пациентку под личным наблюдением. – Тенек сделал паузу, словно отмечая конец отчёта, затем сказал:
– Разрешите встречный вопрос, мэм: как вы собираетесь поступить с образцом вещества, изъятым у преступников?
-Оно станет вещественным доказательством в деле, - ответила баджорка, - Также его следует изучить более подробно, возможно, мы найдем маркеры, которые укажут на то, где и кем оно было синтезировано. Но в конечном итоге оно должно быть уничтожено. Госпожа Толан, что вы планируете сообщить кадетам по поводу отсутствия Перим на ближайших занятиях?
- Сейчас последняя презентация, до завтрашнего дня у кадетов перерыв, и я не вижу смысла сообщать им это сейчас, - проговорила Толан. – Если Перим придется пропустить занятия и завтра, я объявлю об этом на первой презентации, когда будет больше данных о ее состоянии. Я лично надеюсь, что за это время мистер Тенек поставит ее на ноги и она сможет представить свою версию событий. Уверена, что не только мне интересно ее услышать, но и вам, и младшему лейтенанту Кассетти, и лейтенант-коммандеру Планксу… 
-Тем не менее, мы все должны быть готовы к объяснениям, - покачала головой коммандер, - Что ж, мистер Тенек, продолжайте свою работу. Единственный мой вопрос… вы раньше сталкивались с такими случаями?
– Если вы имеете в виду наркотическое отравление вообще, то мне приходилось наблюдать работу врача в подобной ситуации во время выездных занятий в специализированной клинике, а также осуществлять тренинг по лечению в голографических симуляциях, если же речь об отравлении неизученным наркотическим веществом, то вынужден констатировать, что мой опыт ограничивается теорией и симуляциями.
Если Тенек и хотел спросить, сомневается ли коммандер в его компетентности, то он от этого воздержался.
-Хорошо, это хорошо, - задумчиво кивнула Мори, - Однако, не забывайте, что вы можете рассчитывать на персонал лазарета - Эвен и Нив имеют опыт в таком вопросе.
-Спасибо, мэм, - тихо произнесла медсестра, - Только тут очень важно, чтобы пациентка сама приняла решение выздороветь, она должна будет работать над этим, иначе пользы не будет.
– Коммандер, глинн Толан, – начал Тенек, может быть чуть быстрее, чем это требовалось по ситуации. – Я не хотел поднимать эту тему, пока глинн Толан не убедится, что я справляюсь с планированием моих занятий, лишь частично связанных с проектом «Альфа», однако сейчас ситуация складывается так, что на станции могут оказаться другие пострадавшие от вещества J-1275. Для эффективного лечения пострадавших персоналу лазарета и мне нужно будет объединить усилия, в том числе сделать предварительную проверку этого вещества на совместимость с другими лекарственными препаратами. По этой причине я вынужден снова просить позволить мне работать в лазарете – безусловно, только в свободное время или в критической ситуации. Хочу подчеркнуть, что я не настаивал бы на том, чтобы дублировать начальный этап исследований, которые будет производить полностью укомплектованный коллектив врачей, если бы не два существенных обстоятельства. Первое заключается в том, что мы можем получить очередного пациента раньше, чем исследовательская лаборатория получит образец вещества, и должны быть готовы к лечению на любой – в том числе и терминальной – стадии отравления. Второе связано с тем, что я уже столкнулся с непредоставлением необходимой медицинской информации после возвращения с Волана II и хотел бы обеспечить потенциальным пациентам страховку на тот случай, если информация задержится или не будет предоставлена медицинскому персоналу как станции, так и проекта «Альфа».
Коммандер снова посмотрела в падд, который дал ей стажер Тенек.
-Вы продолжаете относиться к этому веществу, как к неизвестному и непредсказуемому… - задумчиво произнесла она, пролистывая строчки информации, - Но это не совсем так. Его уже получали испытуемые, и об эффекте зависимости известно как раз из наблюдения за ними. Если бы все добровольцы в итоге погибли, это получило бы гораздо больший резонанс, значит, каким-то образом их спасли, и методика исправления нанесенного им вреда, какая-то комбинация препаратов, уже должна быть известна. Что же касается вашего времени в лазарете… это вопрос к глинну Толан.
- Кроме того, вы уже сейчас работаете над лечением мисс Перим, и, если лечение сработает, этот алгоритм может использовать в дальнейшем. К тому же, вы слышали, что коммандер Мори сказала две минуты назад: персонал лазарета, - Толан бросила быстрый взгляд на медсестер, - имеет большой опыт «в этом вопросе». Я не возражаю и даже настаиваю на том, чтобы вы завершили лечение мисс Перим как можно скорее и эффективнее, и не против, если медицинская служба привлечет вас для лечения в экстренных случаях, если сами не смогут справиться. Более того… - она вновь заглянула в падд через плечо Мори, - если информация о лечении последствий этого вещества уже известна, никто не мешает вам заняться ее поиском и анализом. Разумеется, ничто из этого, кроме критических ситуаций в лазарете, не должно мешать вашему участию в проекте. Вот о таких случаях я вам сегодня и говорила, - последняя фраза была произнесена совсем тихо и предназначалась уже коммандеру Мори.
– Добровольцы принимали препарат под наблюдением врачей, – возразил Тенек, - а сейчас мы сталкиваемся с бесконтрольным использованием J-1275, причём в сочетании с непредсказуемым комплексом веществ. Помимо того, что мы можем застать пациента в состоянии сильнейшей передозировки, мы не можем предвидеть, с чем теневой производитель может попытаться соединить это вещество. Как я уже говорил, мисс Перим была отравлена комплексным препаратом; это может быть стандартной схемой преступников, а может быть только одной из возможных вариаций.
Тенек немного помолчал и спросил:
– Должен ли я считать, что в обеих просьбах мне отказано? За исключением, разумеется, упомянутых экстренных случаев.
 -Самое главное для вас сейчас - вылечить вашу Перим, - отрезала Мори, - Вы - врач проекта, мистер Тенек, его участники - это ваша команда, ваш корабль, вы отвечаете только за них, и они сейчас ваша первостепенная задача... Впрочем, кажется, это мы с вами уже проговаривали. Все остальное мы обсудим позже, если возникнет необходимость. Это все, о чем вы пока хотели мне доложить?
Толан с благодарностью посмотрела на Мори: у нее самой уже не было сил это повторять. К счастью, баджорка стояла чуть впереди нее и этот взгляд, скорее всего, не видела.
- Я получила всю необходимую информацию, - сказала координатор. – Остальные мои вопросы лежат уже не в медицинской плоскости.
– Я доложил всё – ответил вулканец. – Но если вас не затруднит, – (в этот момент он обращался к обеим женщинам), – я хотел бы услышать, почему участникам проекта «Альфа» не возбраняется в своё личное время играть в голокомнатах, сидеть в баре, ходить на любовные свидания и злоупотреблять алкоголем, но по неизвестным мне причинам возбраняется работать на благо проекта и общества. 
-Кто-то из вашего проекта злоупотребляет алкоголем? - вскинулась баджорка, - Вы хотите сказать, что кто-то из будущих офицеров Звездного Флота… позорит форму и таким поведением тоже? Госпожа Толан, вы знали об этом?
- Мистер Тенек не торопится сообщать мне подобные вещи – которые как раз и относятся к сфере его ответственности в проекте, - хмыкнула кардассианка.
– Сомневаюсь, что за такой короткий срок можно получить данные, достаточные для выявления склонности к алкоголизму, – парировал Тенек. – В данном случае я имел в виду стандартный набор способов времяпровождения, принятых у эмоциональных существ.
 - Однако вы их высказали именно сейчас, - заметила Толан. – Вам также не возбраняется заниматься в свободное время тем, чем пожелаете. А сейчас я настоятельно рекомендую вам вернуться к заданию в рамках проекта и специальности, а не беседовать на отвлеченные темы, - она кивнула в сторону лежащей без сознания Квинтилии Перим, а затем обратилась к Мори: – Коммандер, мы могли бы продолжить наш разговор в другом месте?
-Я вижу, что в проекте достаточно дел, с которыми мистеру Тенеку еще предстоит разбираться, - подвела итог баджорка, - Конечно, “злоупотреблять” - это термин, который каждый может понимать по-своему, но если речь действительно пойдет о пьянстве, влияющим на служебные показатели, это недопустимо. Разберитесь пока с этими двумя проблемами, мистер Тенек, а также определитесь, чем из множества ваших проектов вы действительно хотите заниматься, потому что пока, как мне кажется, мы не достигли взаимопонимания, и тогда… мы еще раз подумаем об этом.
Выходя из палаты вместе с Толан, Мори Джанир обернулась.
-Я понимаю, что вас это все шокирует - неизлечимые болезни, наркотики, сознательное нанесение вреда собственному организму… И чем дальше вы улетите от Вулкана, мистер Тенек, тем более не идеальным обнаружите мир. Хорошо, что вы хотите его спасти, но если вы будете хвататься за все сразу - вас это раздавит, и вы не сможете сделать ничего. Поэтому сейчас ваш основной приоритет - здесь, - она кивнула на постель Перим, - а об остальном позаботится госпожа Эвен.
Тенек непонимающе нахмурился.
– Простите, коммандер, но что вы называете «множеством проектов»?
-Мы поговорим об этом в более подходящее время в более подходящем месте, когда вы поставите Перим на ноги, - ответила Мори, и на этом разговор был окончен.
___________
С Мори и Тенеком
Offline  
19 10 2016, 12:05:11 #363
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Каюта Хены и Жантарин


Ференги не стала заводить разговор, пока они с Энн Уильямс не дошли до каюты. Почему-то ей казалось, что тут будет лучше, если они поговорят наедине, но когда дверь за спинами девушек закрылась, чувство неловкости только усилилось. Да, они видели друг друга на занятиях в Академии, но никогда не общались. Энн Уильямс вообще была достаточно угрюмой и колючей, и за все время, проведенное на Земле, Хена не разу не видела, чтобы она откровенничала с кем-то. Признаться, ференги ее даже слегка побаивалась, особенно после того, как несколько раз наблюдала девушку из Демилитаризованной зоны на занятиях по физической подготовке - там, где у миниатюрной ференги едва получалось дотягивать до нормативов, Энн показывала отличные результаты.
Теперь Хена почувствовала, что не знает, куда присесть в собственной каюте, и куда деть руки.
-О чем ты хотела поговорить? - наконец, спросила она.
Энн тоже выглядела несколько зажато – как будто стеснялась или не знала, с чего начать разговор. Зато, в отличие от Хены, практически сразу нашла стул в углу, на который и села.
-  У меня к тебе будет странная просьба, - землянка улыбнулась, но как-то вымученно. – Ты ведь ференги… Что за бред я несу, конечно, ты ференги!
Только сейчас Энн поняла, как странно это звучит со стороны, и неловко заерзала на своем стуле.
- В общем, есть один вопрос, с которым ты можешь помочь лучше всего…
Внезапно, Хена рассмеялась, и сразу же почувствовала, что ей стало легче.
-Ты не поверишь, Уильямс, но ты уже второй человек, который в последние два дня начинает разговор с этой фразы. Вот и Тенма тоже… но, впрочем, не важно, что он сказал. Странное чувство - я убежала с родной планеты, потому что не хотела делать все так же, как другие ференгские женщины, хотела быть не такой, как они, а особенной, но здесь, в Федерации, оказывается, что именно моя раса становится моим преимуществом. Какой у тебя вопрос?
- О, нет, это вообще никак не связано с тем, что ты женщина! – замахала руками Энн. – В смысле, я вообще ничего не знаю про ференгских женщин… В общем, вопрос в другом. Я совершенно ничего не понимаю в вашей финансовой системе: в Академии Звездного Флота никаких денег нет, а на Волане II все несколько проще… Ну вот, предположим, мне надо было бы продать одну вещь – как бы я могла это сделать здесь, на станции? Я даже не знаю, сколько она может стоить…
Хена задумалась и подняла глаза к потолку.
-Я бы сказала, что ты можешь провести любую сделку через “Кварк’с”... Но поскольку ты не совсем незнакомый мне человек и мне не совсем все равно, я все-таки посоветую тебе делать это не сразу. Да, ференги смогут быстрее всех найти покупателя, но тебе лучше подготовиться к встрече заранее, иначе… В общем, не хочу сказать ничего плохого, но ты права, что тебе лучше знать заранее, сколько твой товар стоит. На Променаде есть камера хранения для ценностей гостей станции, они могут сделать оценку.
- Я так и думала, - вздохнула Энн. – Дело в том, что у меня совсем немного времени… Если честно, у меня его вообще нет. Наверное, я так и сделаю, но не могла бы ты сначала взглянуть?
Она достала из-под формы небольшой медальон на цепочке и протянула Хене. Это было, определенно, золото, хоть и уже заметно потемневшее, украшенное мелкими красными и зелеными камнями на крышке. Часть из них вывалилась, но все равно можно было угадать рисунок птички.
- Это Земля, начало 22 века, - проговорила Энн. – Как думаешь, я смогу получить за это, допустим, один слиток латины?
Хена взяла медальон, покрутила его в руках, поддела один из оставшихся камней ногтем (он удержался в своем гнезде), потом вернула его Энн и покачала головой.
-Нет, за это слиток латины не дадут. Но откуда у тебя такая вещь и зачем тебе вообще такие деньги?
Энн тоже покрутила украшение в руке, затем вернула на его законное место на шее и опустила голову. Она выглядела несколько озадаченной, но не сказать, что сильно расстроенной.
-  Вот этого я и боялась, - ответила она и усмехнулась: – То, что дорого мне, не обязательно должно быть дорого в эквиваленте латины. Это подарок от бабушки, - пояснила девушка, - но сейчас это единственное, что у меня есть с собой.
Уильямс внимательно посмотрела на Хену, решая, стоит ли ей говорить, но поскольку половину она и так уже сказала, то молчать дальше смысла не было.
- В общем, меня отпустили, и теперь я должна вернуться домой как можно скорее. Здесь скоро будет корабль, который сможет меня отвезти на Волан II, но за проезд с меня просят слиток латины. А еще… - она смущенно отвернулась, - так как я больше не в проекте, мне даже негде жить. Поэтому я подумала продать этот медальон, чтобы оплатить себе каюту и, главное, дорогу домой. Только, пожалуйста, никому не говори! Не хочу, чтобы остальные обсуждали мою ситуацию. Теперь мне придется искать другой способ найти эти деньги… или заработать их!
Хена слушала, слегка приоткрыв рот. Конечно, об этом она совсем не подумала!
-Но почему об этом нельзя говорить? Может, мы могли бы помочь тебе! Мы были очень плохими друзьями, но еще не поздно все исправить! Я… я могла бы одолжить тебе что-нибудь из своего гардероба вместо формы…
Девушка метнулась к шкафу и достала синее платьице, обильно расшитое пуговицами и блестками. Критически оглядев его, а затем Уильямс, она слегка поникла.
-Или нет… Но уверена, что кто-то другой мог бы тебя выручить. Акрита или даже М’Кота… Или, может быть, у кого-то остался неиспользованный лимит на использование репликатора, и ты сама могла бы сделать себе что-то по своему вкусу. И с остальным тоже можно что-нибудь придумать, если ты только позволишь мне поговорить со всеми.
Энн немного скривилась.
- Я об этом подумала в первую очередь, и советник Рилл уже предложила переночевать в ее каюте...  Конечно, так и придется поступить, если я не смогу сама себе оплатить ночлег, - девушка вздохнула. – Но последнее, что мне хочется делать, это побираться по своим бывшим коллегам из проекта, особенно учитывая, как некоторые из них ко мне относятся. Просить одежду, до чего я докатилась! – она рассмеялась, но как-то невесело. – И что они обо мне запомнят? Как мне негде было спать или как я просила зубную щетку?.. К тому же, это не решит моей главной проблемы – мне все еще нужен слиток латины, причем не позднее, чем через три дня. Но я была бы тебе очень благодарна, если бы ты мне подсказала, как можно эти деньги достать! – оживилась Энн. – Если честно, я… немного боюсь идти к Кварк'с с такой просьбой.
-Но что, если тебе не придется ни о чем просить, и мы решим помочь тебе сами? - спросила Хена, - Я поверить не могу, что мы были настолько глупы, что не подумали об этом, - девушка сокрушенно покачала головой, - Да и не только насчет тебя, кстати. Что касается денег, то продать что-то - это только один способ откуда они берутся. Во-первых, ты можешь найти спонсора…
-  Но вы и не должны были об этом думать, - удивилась Энн. – Я теперь даже не в проекте, и должна справляться сама со своими проблемами. Но что ты имеешь в виду – найти спонсора? Как это?
Как показала практика, девушка с Волана II все же имела общее с федеральными кадетами. Как и большинство из них, она очень плохо разбиралась в финансах.
-Ты можешь найти кого-то, кто захочет за тебя заплатить, - пояснила Хена, - Например, если бы мы все скинулись… Или если бы выиграли регату… хотя, наверное, это не подойдет по срокам. Или если бы кто-то со средствами захотел тебе помочь от чистого сердца… например, Джез Тенма. Вы ведь с одной планеты.
Энн посмотрела на ференги так, словно видела ее в первый раз, а затем рассмеялась.
- Ох, Хена… - проговорила она, чуть успокоившись. – Вот только Тенмы мне и не хватало! Это все довольно сложно, как раз потому, что мы с одной планеты, но, как ты могла заметить, представители разных рас и находимся по разные стороны баррикад. Я даже верю, что Джез действительно войдет в мое положение и даст денег – я слышала, они у него есть, но… - Тут Энн представила, как рассказывает, откуда взяла деньги на возвращение домой, и снова рассмеялась. – В общем, это совсем не вариант, уж лучше я пойду в дабо-девушки… Кстати! – Энн вновь взглянула на Хену, но на этот раз уже более серьезно. Затем, поняв, что сказала, отрицательно замотала головой. – Нет-нет, не дабо… Но, если бы я устроилась официанткой в тот же Кварк’с, может, я бы смогла заработать недостающие деньги?
-Да, это могло бы получиться, - медленно кивнула Хена, - Это еще один способ.
- Ты правда так думаешь? – с воодушевлением воскликнула Энн. – Вообще-то мне только сейчас пришла в голову эта идея, я никогда в жизни не работала официанткой, но… почему бы и нет! Тогда я прям сейчас пойду в Кварк’с, чтобы не терять времени!  - она поспешно поднялась со своего места, но затем обернулась к ференги и проговорила уже более спокойно и тихо: - Не говори пока никому, ладно? Вдруг у меня все получится? А если нет… Ну, тогда я пойду спать к советнику и буду просить одежду у Жантарин или Акриты. Хотя твое платье мне тоже понравилось, у меня никогда не было ничего такого… нарядного, - добавила она с грустной улыбкой.
-Ну Энн, ну пожалуйста, - взмолилась Хена, - Можно я всем скажу, что у тебя проблемы? Нам просто в голову не могло прийти, что у тебя все так серьезно.
- Только не называй это проблемами! – воскликнула Энн. – И не говори, что я улетаю домой, я не хочу пока распространяться. И вообще, это совсем не так серьезно, как ситуация Артура: я на свободе и могу делать все, что захочу. И я не вынесу, если меня будут жалеть, - добавила она тихо. – Но… да, ты можешь сказать, просто я хочу, чтобы и ты, и остальные кадеты знали: я не буду брать у них денег или что-то еще, что не смогу вернуть до своего отлета. Я не хочу быть ни у кого в долгу! И если я смогу получить эти деньги, продав медальон и таская подносы в Кварк’с, то лучше я сделаю именно так.
Хена опустила голову.
-А… когда ты вернешься домой… - задала она вопрос, в котором звучали паузы, которые показывали, как она не уверена и даже испугана тем, что говорит, - ты продолжишь сражаться против Федерации, как твои родственники и друзья?
- Нет, это совсем не так! – в голосе Энн звучала обида и непонимание. Она только что пыталась сказать то же самое Планксу, Толан и этому… Эпплби, но никто не хотел ее слушать. – Мы не сражаемся против Федерации, но на Волане II сейчас тяжелая ситуация. Ты помнишь Вихо? Он каким-то образом прорвался к власти, а еще кардассианцы усиливают свое присутствие… Это сейчас не самое лучшее место, но мне надо туда, чтобы быть со своей семьей, помочь им. У них проблемы, - добавила Энн после небольшой паузы. – Я им нужна.
-Может, ты могла бы как-то поспособствовать, чтобы Федерация помирилась с вашей планетой? - с наивной надеждой предположила Хена.
Энн усмехнулась.
- Я бы хотела. Но сначала нам нужно решить наши внутренние проблемы. Все это… непросто. – Не могла же Энн сказать, что вообще не знает, выживут ли они, а если выживут – не придется ли им всю жизнь скрываться. – Но это слишком глобально, я предпочитаю решать проблемы по мере поступления. И сейчас мне нужна каюта, одежда и работа, - она старалась звучать расслабленно и беспечно. – А когда я разберусь с этим, можно подумать и о политике!
-Если хочешь, можешь пока остаться здесь, - предложила Хена.
- На ночь? – удивилась Энн. – Но у вас же всего две кровати…  И вдруг Жантарин против? К тому же, может быть мне повезет, меня возьмут на работу, и я смогу оплатить свою собственную каюту – причем без охраны! – на ее лице появилась мечтательная улыбка. – Но… спасибо за помощь, ты правда очень много для меня сделала! И если я не смогу справиться сама… - девушка не договорила и отвела взгляд, но было понятно, что от предложения она не откажется. – А сейчас пожелай мне удачи в Кварк’c! Пусть все получится!
-Удачи... - очень задумчиво отозвалась Хена.
____
Энн и Хена
Offline  
19 10 2016, 13:07:55 #364
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Лазарет


Кристаль Харт ушла, и ромуланец вернулся в состояние напряженного ожидания. Глава станции и координатор проекта в настоящее время получали полную информацию о случившемся, а следовательно, когда они выйдут, он должен был начать влиять на ситуацию немедленно.
Двери закрытого помещения лазарета открылись, и обе женщины появились на выходе. Ромуланец поднялся с койки, повернулся к ним обоим, принял стандартную позу военного, вытянувшись по полной выправке, как будто перед собственным начальством, скользнул взглядом по координатору, потом посмотрел на баджорку и сказал:
- Коммандер, разрешите обратиться.
Мори Джанир сдержанно кивнула.
- Обращайтесь, улан.
- Мэм, - сказал Ракар, набрав воздуха в грудь, - я делаю вывод, что вы уже в курсе произошедшего с кадетом Перим. Также, я понимаю, какие последствия могут грозить этому кадету. Но я должен доложить вам непосредственно, что в случившемся нет ее вины. Она пострадала от обманных действий преступников, пытаясь справиться с навалившейся на нее нагрузкой. Ей нужно было проработать день и ночь, но попадание в зависимость – она контролировать не могла. Кроме того, мэм … и глинн, - Ракар еще раз посмотрел на координатора, - кадет Перим обладает хорошими способностями к дипломатии, что может в будущем очень хорошо отразиться на отношениях Ромула и Федерации. Я прошу дать ей второй шанс. Она не заслуживает наказания.
- Ваше желание помочь коллеге похвально, но ваша осведомленность меня пугает, - покачала головой Толан. - Как много еще вы знаете об этой ситуации? Как долго вы о ней молчали? Служба безопасности просила вас подготовить письменный отчет о случившемся – сделайте это, когда вас выпишут. Максимально подробно и только факты, - добавила кардассианка. – Что касается мисс Перим, я верю в ее способность сложить слова в предложения и ответить за свои действия самостоятельно.
- Не стоит пугаться моей осведомленности, глинн координатор, - Ракар коротко кивнул головой, -  я обучен складывать факты и делать из них выводы. Полные выводы я сделал в каюте Перим за несколько минут до начала второго раунда презентаций. Отчет будет готов своевременно.
И ромуланец снова посмотрел на федерального коммандера, потому что судьба Квинтилии, как офицера Федерации, как ему казалось, в большей мере зависела от нее.
Коммандер выглядела слегка заинтересованной.
-Действительно, ваше поведение заслуживает похвалы, мистер Ракар, - произнесла Мори, - Однако, какие же последствия, по вашему пониманию, могут грозить этому кадету? В полной ли мере вы понимаете, что здесь произошло?
- Не уверен, что именно применяет Звездный флот в качестве наказаний, - ответил улан, - но наиболее очевидным мне кажется понижение в звании, должности, увольнение. И именно этого нужно избежать. Федерация собрала этот проект для того, чтобы построить будущее. Так вот, кадет Перим способна строить это международное будущее от лица Федерации, и будет крайней ошибкой, если она будет лишена такой возможности. А произошло следующее: ее презентация была первой, кроме того в тот день был фуршет, и у нее, как я понимаю, были еще обязанности по станции. Чтобы все успеть – ей нужно было работать без перерыва в течение суток. Она ошиблась, обратившись не к тем людям, чтобы приобрести нечто подобное федеральным стимуляторам, которые ваши офицеры применяют на кораблях в экстренных ситуациях необходимости долгого бодрствования. А все дальнейшее – от нее уже не зависело. Думаю, что дело обстояло именно так.
-Чтобы строить будущее - это верно, - согласно кивнула коммандер, - Но это просто общее будущее, а не конкретное будущее с кадетом Перим. В результате этого проекта вы должны быть в состоянии взаимодействовать и находить контакт с любым федератом, а не только с конкретными людьми, которые вас здесь и сейчас окружают. Если кадет Перим покинет проект - она будет уже не первой, и если предыдущие изменения в составе вашей группы ни на что не повлияли, то почему должно повлиять это? В кадете Перим есть что-то особенное?
- Вы правы, коммандер, - снова кивнул Ракар, - но не нужно умалять роль конкретной личности в истории. Не любой постоянно сменяемый состав может влиять на будущее. Есть личности, способные вести за собой, вдохновлять на свершения, делать правильные вещи. Есть уникальные качества, присущие только одному человеку. И смена этого человека на другого – приводит к поражению. Федерация потеряет многое, отказавшись от перспективного кадра, который оступился один раз. Разбрасываться ценными кадрами – проигрышная политика, коммандер. Кадет Перим – один из лучших ваших офицеров. Любой может быть загнан в ловушку, но дайте ей шанс все исправить.
-Вы не ответили на вопрос, - с легкой улыбкой покачала головой коммандер, - Почему именно Перим? Что она сделала, чтобы заслужить такое ваше мнение?
Ракар не отвел внимательного взгляда от лица федерального коммандера Мори Джанир, оставшись таким же невозмутимым, как и было положено его статусу и профессии.
- Ее поведение на Волане II, ее дипломатические способности, умение находить общий язык с представителями других рас, умение проводить аналогии и искать то общее, что нас всех объединяет – свидетельствуют о безусловном качестве этого вашего будущего офицера, как способного влиять на будущее и отношения государств. Не списывайте таких людей со счетов. Не каждый федерат способен на то, что умеет этот кадет.
- Я имела возможность наблюдать за кадетами в течение некоторого времени и хочу отметить, что многие из них обладают названными вашими качествами и даже превосходят в них кадета Перим. Что не умаляет ее  заслуг в определенных сферах, - добавила Толан, с интересом слушавшая защиту Ракара. – Однако в такую ситуация попала только Перим, и этот конкретный случай и будет разбираться. Как с учетом ее заслуг, так и с учетом данного, - координатор замолчала, подыскивая слово, - проступка. Я уверена, что ваши слова будут учтены, однако в первую очередь важно, что скажет сама Перим.
- Это понятно, глинн Толан, - сказал улан, переведя взгляд на координатора, - она, конечно, скажет. Но еще вот что - не каждый индивидуум обладает изначально высокой степенью моральной устойчивости перед возможными ошибками и поражениями. Это качество воспитывается опытом. Кадет Перим получила опыт, из которого сделает выводы, не один и не два. Но чтобы ее дальнейшая эволюция была возможной – нужен второй шанс. Это нужно вашему государству, коммандер, - он снова посмотрел на Мори. – Кадет Перим верит в то, что жизнь собственных сослуживцев нельзя бросать под откос, нельзя молча наблюдать и списывать их со счетов, когда они ошибаются. И она действует таким образом. Так поступите и с ней так же, как воспитали в ней это качество. Это ведь ваш принцип? Почему бы ему не последовать?
-Не каждый достоин быть офицером Звездного Флота, - покачала головой коммандер Мори, - Не все способны закончить обучение из-за академических показателей, не все способны выдержать эту учебу и работу психологически. Некоторые - ломаются, и это правда абсолютно для любой специальности в любом направлении работы. И мы должны вести строгий отбор, потому что от этого зависит очень многое. Полагаю, у вас дело обстоит так же, и не любой ромуланец мог сейчас оказаться на вашем месте, полагаю, каким-то образом вы заслужили это, потому что были лучше других. А сейчас вы пытаетесь защищать человека, который не случайно обратился к нелегальным препаратам, который представлял, что ему нужно искать, и, вероятно, поступал так и раньше. А значит все, что он делал, все результаты, которых он достиг, вероятно, могли быть ложью и искусственным преувеличением его реальных способностей. Если кадет Перим и раньше принимала стимуляторы без рецепта, если она под ними сдавала экзамены, и способна получать высокие оценки только таким образом, разве это не ужасно? Разве вы сами не разочаруетесь в ней, обнаружив такое?
Ракар криво усмехнулся, отрицательно качнув головой.
- Я видел, на что способен этот кадет без каких-либо стимуляторов. Я видел то, на что способна она настоящая в критической ситуации. И  я также знаю то, что тот, кто прошел через ошибку, исправил ее и сделал из нее выводы, может стоить куда больше, чем тот, кто ни разу не ошибался, кто ни разу не получил опыта падения и вставания заново. А разочаруюсь я в том случае, если пойму, что Федерация не ценит своих офицеров. А если уж она не ценит своих, то как же она может о чем-то говорить с другими? Вы тоже лицо Федерации, коммандер, так покажите что на самом деле у вас происходит, не декларацией – но действием.
-А откуда вы знаете, что ранее вы наблюдали ее без стимуляторов? Без других, более безопасных, не имеющих ярко-выраженных эффектов, которые можно было заметить невооруженным взглядом? - прищурилась Мори, - Вы ничего о ней не знаете. И мы, как выяснилось, тоже, хотя кое-что тревожное я припоминаю… Все было с самого начала, мы просто не могли указать на это пальцем, до этого момента. Вы помните, в ее биографии, глинн Толан, в разделе отзывов преподавателей?
- Вы видите обман, мистер Ракар, но все равно продолжаете защищать вашу коллегу? – Толан звучала сбитой с толку. – Еще сегодня утром вы говорили, что вам важно спасти проект, но из него ничего не получится, если одни участники будут пользоваться нечестными методами, а другие – их покрывать. Неужели в случае кадета Перим ваши приоритеты поменялись?
Она посмотрела на Мори, что-то припоминая.
-  Вы правы, коммандер, - проговорила кардассианка, нахмурившись. – Перим прекрасно училась, но ее преподаватели высказывали опасения, что она не справится и что Академия звездного флота ей не подходит. Дело ведь не только в оценках, но также эмоциональной и психологической устойчивости, которые были отмечены как низкие. В проекте она хорошо себя показала, но теперь вы вселили в меня сомнения: что, если все это время она всех нас обманывала?
-Что ж, возможно, мы сможем ответить на этот вопрос завтра, когда Перим проснется, - подвела итог коммандер Мори, - Пока же рано что-то окончательно заключать по этому делу. К тому же, решение будет не одно, их будет три. Первое я могу принять прямо сейчас - в ближайшем будущем кадет Перим отстраняется от ее обязанностей на станции. Сейчас она ни физически, ни психологически не способна их выполнять, и я считаю, что отдых пойдет ей на пользу. Второе решение - останется ли она в Академии и станет ли офицером Звездного Флота в будущем, буду принимать не я, но я смогу передать слова мистера Ракара тем, от кого это будет зависеть. А о третьем необходимом решении - оставлять ли Перим в проекте “Альфа” - предстоит подумать вам, госпожа Толан. В конце-концов, гражданские специалисты у вас уже есть, так почему бы не добавить еще одного? На самом деле, главный вопрос тут состоит в том, представляет она угрозу или пользу для всей группы.
- Этот вопрос будет решаться после полного расследования, - отозвалась Толан. – Пока еще рано решать, в этой истории слишком много белых пятен. И в первую очередь все зависит от самой Перим.
- Спасти проект важно, - немного тише сказал Ракар, который замер, словно соляной столб, выслушивая эти речи начальников, - но здесь нет никакого покрывательства. И еще – важно спасти одного этого кадета, потому что она заслуживает спасения. И я рассказал почему. Передайте мои слова куда следует, когда для этого придет время. Благодарю за внимание.
Коммандер и координатор вышли из лазарета и Ракар повалился на свою койку лицом вниз. Квинтилия боялась этой жизни во всех ее проявлениях, она хотела стать сильнее, способами, которые вели ее к краху. Он не должен был этого допустить, эта девушка стала для него важной, она была нужна ему, несмотря на все слова об обмане и лжи. Он знал, что может ее спасти, если не ее карьеру, но хотя бы ее саму. И научить справляться с тем, с чем она пока не могла. И он будет это делать, вопреки всем препятствиям вместе взятым.
_________
c Иламой Толан и Мори Джанир


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
20 10 2016, 10:26:35 #365
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Станция ДС9

Покинув лазарет через 2.5 часа после случившихся событий, Ракар на минуту замешкался в коридоре. А потом в первую очередь отправился в Кварк'с, заказал голокомнату и запустил в ней презентацию Квинтилии Перим. Остановив действие почти в самом начале, Ракар внимательно изучил животное, промелькнувшее в ветках деревьев. Животное, которое Квинтилия назвала милым и умным. Маленькую пернатую обезьянку. Сняв все параметры этой голопроекции, ромуланец отправился к промышленному репликатору и, решив финансовый вопрос, попросил помочь ему реплицировать модель этого трилльского существа. Ромуланец не был точно уверен, применяется ли такое на Трилле, ценят ли триллы игрушки, изображающие животных, нравятся ли им их мягкие тряпочные модели, но он решил рискнуть. Оно ведь было для Квинтилии милым, значит была высока вероятность, что ей понравится.
А потом он нашел в репликаторе специальный шаблон для игрушек, и применил его к введенным параметрам. В результате материализовалась мягкая модель пернатой обезьянки. Он положил ее в бумажный непрозрачный пакет и отправился обратно в лазарет.
- Здравствуйте снова, - сказал он при входе дежурившей там медсестре, - могу я навестить кадета Перим или поговорить с мистером Тенеком?
-Я позову мистера Тенека, - ответила уже знакомая Ракару рыжеволосая медсестра Тари Эйла.
Ракар кивнул и остался ждать на пороге.
Через пару минут в дверях появился Тенек.
– Я вас слушаю, – сказал он ромуланцу.
 
После ухода начальства стажёр не страдал от отсутствия деятельности. Правда, он мог бы провести это время продуктивнее и, признаться, не мог взять в толк, почему ему запретили сделать стартовую серию тестов для вещества J-1275 – на отслеживание и (при необходимости) корректировку состояния Квинтилии Перим анализы, проходящие в фоновом режиме и требующие только запуска и снятия показаний, никак не могли повлиять. К тому же эта серия тестов в сумме заняла бы всего от 1,5 до 2,5 суток (с учётом особенностей протекания реакций, необходимости присутствовать на занятиях проекта и также при условии помощи со стороны медперсонала станции). Не самый длительный срок! За это время вещество в лучшем случае только успели бы передать исследовательской лаборатории, оформить на хранение и составить план детальных и скрупулезных исследований. К этому моменту результаты предварительных анализов были бы уже готовы, и их вместе с данными по лечению пострадавшей участницы проекта также можно было бы передать в ведение исследователей – передать и перестать заниматься этим вопросом по меньшей мере до тех пор, пока (и если) на станции не объявился бы новый пострадавший. Почему коммандер отказала в этом? А если Тенек что-то непонятно объяснил, и она неверно его поняла, почему не задала соответствующих вопросов? Ответа на эти вопросы стажёр не мог найти.

- Я могу навестить кадета Перим? – повторил свой вопрос ромуланец теперь уже в адрес Тенека.
– С какой целью? – спросил стажёр. – Мисс Перим находится в состоянии медицинского сна, говорить с ней вы сейчас не сможете.
- Ясно, - ответил Ракар, - тогда можно ли поговорить с вами лично?
– Конечно, – подтвердил Тенек. – Идёмте, – он сделал приглашающий жест в одно из пустующих в данный момент помещений лазарета.
Ракар прошел туда, куда его пригласил вулканец, и когда двери за ними закрылись, ромуланец спросил:
- Как у нее дела? Когда она проснется?
– В данный момент её состояние стабильно, и она проснётся не раньше завтрашнего утра, – ответил тот. – Когда это будет возможно, я отключу индуктор, но не стану провоцировать пробуждение, чтобы организм продолжил восстановление естественным путём – столько, сколько будет возможно. Лекарственные препараты, которые получит мисс Перим, будут способствовать не только восстановлению её организма, но и преодолению негативных эффектов синдрома отмены. Вместе с подсознательным нежеланием возвращаться к действительности и выходить из состояния относительного комфорта это может также отодвинуть её пробуждение.
Вулканец ответил Ракару как можно подробнее, предвидя, что слишком короткий и общий ответ спровоцирует новые вопросы (возможно даже не по одному разу).
Ракар внимательно выслушал вулканца, не сводя взгляда с его лица.
- Хорошо, - сказал он, когда подробный конструктивный отчет был закончен, - тогда я попрошу вас, Тенек, о двух вещах – сообщите мне, когда она будет в сознании, и второе, - он протянул Тенеку пакет с игрушкой, - пожалуйста, поставьте это в поле ее видимости, где-нибудь рядом. Нужно вынуть из пакета, - на всякий случай добавил он, - может быть… это как-то поможет.
– Я извещу вас. – Тенек заглянул в пакет, снова перевёл взгляд на ромуланца и спросил:
– Что сказать мисс Перим, если она будет задавать вопросы?
- Благодарю, - сказал Ракар, - скажите мисс Перим, что это для нее. Подарок.
– Я имел в виду, что сказать, если она спросит, от кого подарок, – уточнил свой вопрос Тенек.
Ракар помедлил секунду. Все-таки сложно было понять, какой будет реакция Квинтилии.
- Если спросит от кого, скажите, что от коллег по проекту. Это животное умное и милое, она сама так сказала. Коллеги по проекту помнят ее слова, и им не все равно.
Некоторое время тому назад Тенек дал понять, что ему стало ясно  в чем дело. Ракар решил, что Тенеку можно верить.
– Коллеги по проекту могут это опровергнуть, если она будет их расспрашивать, но я вас понял: конкретный даритель предпочёл остаться неизвестным.
Тенек не очень удивился подарку. В конце концов у него было две младших сестры, которые взрослели на его глазах, расшибали колени и болели детскими болезнями. Старшая в этом году совершила ритуал прощания с игрушками, что нисколько не помешало ей оставить на полках возле рабочего стола всю свою коллекцию доисторических млекопитающих – реплицированных по её собственным чертежам, подвижных и очень реалистичных. Судя по наблюдениям Тенека, положение этих зверей на полках время от времени менялось, что в свою очередь наводило на вполне определённые мысли.
Что касается Ракара, то он вызывал у вулканца сочувствие – во всяком случае настолько, насколько вулканцы на него способны. Встретить женщину, которая могла бы идеально дополнить твою Катру в таких неблагоприятных обстоятельствах и с такой низкой вероятностью реализации общего будущего – это стало бы тяжёлым испытанием даже для вулканца, не только для представителя эмоциональной расы.

- В случае, если она будет настаивать, - поспешил дополнить ромуланец, не очень обрадованный версией расспросов, - врать все же не следует. В любом случае, Тенек, я вам благодарен. На этом все. Жду вашего вызова утром.
С этими словами ромуланец развернулся и вышел из помещения, а затем и из лазарета. Завтра наступит новое утро. А сегодня – он должен был еще заняться работой, непосредственным заданием от собственного командования. И теперь он решил зайти с кардассианской стороны.

Тенек вернулся к пациентке и, оставшись наедине с Квинтилией и приборами, пододвинул к её биокровати стул и устроил на нём подарок Ракара. Критически оглядев получившийся натюрморт, вулканец подумал, что не хотел бы оказаться на месте ромуланского коллеги ни сейчас, ни когда-нибудь в будущем, да и вообще мысль о том, как он сам должен теперь строить своё семейное будущее была одной из безусловно дискомфортных. Насколько всё было бы проще, если бы… впрочем, Тенек быстро прогнал неуместные сожаления и сел за работу: мисс Эвен ознакомила его с пакетом документов для запроса разрешения на исследование крысиного бешенства, и Тенек уже начал заполнять формы, когда Ракар вызвал его в приёмную. Теперь он мог снова вернуться к этой работе.

________________
C Тенеком и Тари Эйлой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
24 10 2016, 17:51:18 #366
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа
Станция ДС9, коридоры станции -> кабинет кардассианского посла


Ракар шел по коридору станции Дип Спейс 9 и размышлял о собственной судьбе. Изрядную долю в этих размышлениях занимала судьба Квинтилии Перим, которая была незавидна и трудна, и сейчас все зависело от нее самой. И на то, что зависит от нее самой, он завтра утром собирался повлиять. Он должен был рассказать ей все, приблизить ее понимание ко многим вещам, которых она до этой поры не понимала. Ракар осознал в очередной раз, что в обычном режиме такой проблемы бы перед ним здесь никогда не стояло. Ему бы не было никакого дела ни до кого иного. Здесь происходят международные вещи, глобальные события, дипломатия, и он здесь - разведчик с дипломатическим заданием, заданием наблюдать и слушать, о всем том, что Федерация задумала и может задумать против Ромуланской Империи. За всем тем, что Федерация делает, за любой мелочью. А вышло так, что все это стало для него куда большим, чем просто очередное задание. И он полюбил федеральную девушку, и не мог ее потерять. Он не мог, физически никак не мог этого допустить. Его сознание отказывалось смиряться с потерей Квинтилии Перим. Хотя он прекрасно осознавал, что знает ее всего несколько дней. Но она сумела достать до его сердца. Как ни одна ромуланка толком не смогла ранее, хоть некоторые и пытались.
Ракар настраивался на обычный служебный образ мыслей и действий. Для этого нужно было пустить в свою душу обратно известную долю цинизма и ромуланской стратегии.   Теперь он собирался поговорить с кардассианским послом на станции. Он должен был узнать у него позицию Кардассии по международному проекту "Альфа", узнать о его осведомленности об операции Обсидианового Ордена на Волане II, и повлиять на его мнение в ряде вопросов. В конце концов, этот трусливый представитель кардассианского народа - Корам – сказал, что дипломатические контакты нужно налаживать с послом. Вот он и будет. Налаживать. Отлаживать. И выяснять. Ракар должен был спасти этот проект. Любым способом. Даже ценой собственной жизни. Потому что он солдат Империи. Адепт ее политики на внешнем рубеже. Все ради Империи. Ничего личного. Разве что немного больше. Этот проект нужно спасти и ради Квинтилии Перим. И ради будущего их всех. Ведь Квинтилия Перим тоже не просто так. Это личность, которая уже повлияла на историю, и на будущую политику Ромула. Ибо не всегда он будет разведчиком Тал Шиар. Ракар собирался стать куда большим, чем есть сейчас. Если не Претором, то хотя бы сенатором.
С ближайшего коммуникационного терминала Ракар послал запрос для кардассианского посла Джарина Дохиила с просьбой о встрече.
Менее чем через минуту пришёл короткий ответ:
"Я свободен, приходите в мой кабинет. Дохиил."
Такому быстрому ответу Ракар был удивлен. Еще несколько минут ему пришлось разыскивать на терминале местонахождение кабинета кардассианского посла. А потом улан ВС Ромуланской Империи, агент Тал Шиар, подошел к кабинету посла, предварительно поместив нашивку своей службы на воротник формы. Корам не опознал его статус, но посол в звании Гал – должен был. Это должно было придать Ракару совсем иной статус, нежели чем звание – улан.
- Мне назначено, - сказал Ракар охраннику, и спустя несколько секунд шагнул в кабинет.
Войдя внутрь, ромуланец увидел маленький и очень скромно обставленный кабинет: небольшой диван, стол с двумя стульями рядом и терминалом, небольшой шкаф и... всё. Ещё в одном углу стояла коробка, наполненная разными вещами, доставшимися, очевидно, от прежнего обитателя кабинета. На столе стояла небольшая статуэтка в форме готовящейся к броску змеи, а на стене висела картина, изображавшая некий - очевидно, кардассианский - пейзаж.
- Джолан Тру, - произнёс высокий кардассианский мужчина, сидящий за столом, и с улыбкой уточнил. - Я правильно произнёс?
Внимательным взглядом Ракар скользнул по интерьеру кабинета кардассианца, и вернул взгляд на его обитателя. На этот раз выражение лица Ракара не было бесстрастным. В нем читалась толика самодовольства и высокомерия, в то же время граничащее с признанием силы собеседника, находящегося напротив.
Ракар не прошел дальше порога, отвечая на приветствие.
- Абсолютно правильно, гал Дохиил, - с медленным кивком головы ответил улан, - и я вас приветствую. Я слышал от вашего соотечественника, что вы здесь главный дипломатический представитель Кардассии. А я здесь единственный представитель Ромула. Поэтому, почему бы нам не найти общую тему для беседы, особенно если искать ее не нужно долго?
Джарин чуть заметно улыбнулся своим мыслям и указал на гостевой стул рядом со столом.
- Присаживайтесь, улан Ракар. Итак, вы просили о встрече - вам слово, - кардассианец откинулся на спинку своего стула и внимательно посмотрел на собеседника.
С достоинством Ракар сел на предложенный ему стул и внимательно посмотрел на кардассианца. Улан знал, что кардассианский посол – достойный противник.
Он кинул взгляд на потолок и задумчиво произнес:
- Уверены, гал, что нас никто не слушает? Федераты всегда смотрят и слушают, впрочем, я думаю, они не рискнули бы провернуть такое с вами, зная, какие могут быть последствия, если вы это обнаружите. В первую очередь – я хочу поздравить вас с блестяще проведенной операцией на Волане II. Защита собственных территорий от влияния Федерации – важное дело. Также, я с удовольствием наблюдаю возрождение вашего государства.
- Не удивлюсь, если слушают, - с улыбкой ответил Джарин. - Орден бы точно не дремал, как и ваша организация, не так ли? Однако, мне жаль вас разочаровывать в вашем же руководстве, улан, но вас дезинформировали: проводилась не операция, а переговоры о помощи жителям Волана II, проводились не Кардассией, а Федерацией, и они были провалены, а не завершились успехом. Но, полагаю, вы можете поздравить Кардассию с тем, что жители ДМЗ повернулись к нам и сочли нас лучшими друзьями, и за это я вас искренне благодарю, - мужчина едва заметно кивнул. - Как и за тёплые слова о возрождении нашего государства, действительно, Кардассия восстанавливает былое величие, и меня, как патриота, это искренне радует. Признаться, я не подозревал, что у нас есть друзья среди Тал Шиар. Это очень ценная информация.
Ракар едва заметно прищурился, изучая кардассианца. Кардассианцы умели быть также коварны, также сладкоречивы, как и ромуланцы. Это была политика, искусство политики в самых страшных ее проявлениях. В тех проявлениях, которые Ракар терпеть не мог, но эти методы применял так, как его учили. Потому что благо Империи превыше всего.
Знал ли гал Дохиил об операции Обсидианового Ордена или нет – ему было пока не ясно.
- Хм.., - усмехнулся он, - верно. Мы никогда не дремлем. Но мое руководство меня никогда не разочаровывает. И теперь я скажу вам вот что, и мне стоит верить, ибо мои слова не пусты – ваша организация знала о готовящихся переговорах с Федерацией. Ваша организация приготовила и осуществила операцию, сделав ставку на мэра Волана II, и эта ставка сработала. Вы блестяще выиграли, но теперь меня беспокоит судьба бывшего мэра. Пешки, которые делают ход, выигрышный для общей кампании – обычно бывают съедены. Потому что даже не зная о замысле, они могут начать о чем то догадываться. И как верно вы сказали сейчас – в прошлом, у нас с вами было достаточно плодотворного сотрудничества, мы были и остаемся друзьями, и теперь я хотел бы предостеречь Кардассию от неверного шага. Неверные шаги могут привести к падению, особенно обусловленные мелочными страстями.
- Наша организация? - Джарин придал голосу нотку удивления и широко распахнул глаза, продолжая, впрочем, следить за лицом ромуланца. - Ах, вы про Обсидиановый Орден, конечно! Видите ли, я служу Центральному Командованию, а оно с Орденом не делится секретами. В частности, нам не сообщали об операции на Волане II, и Центрального Командования всё произошедшее оказалось сюрпризом, хоть и приятным.
- Именно, - совершенно бесстрастно сказал ромуланец, - я знаю, Тал Шиар тоже не всегда ставит в известность военных Ромула о своих операциях. И в данном случае я, мы.. -  восхищены мастерством кардассианского Обсидианового Ордена.
Ракар видел, что Дохиил никак не отреагировал на слова о Кораме, на слова о возможном падении Кардассии, никакой реакции. Кардассианец собирал информацию, ждал ее, но реагировать не спешил. Впрочем, посол никак не выразил своего протеста, и Ракар считал нужным дать ему информацию для размышления.
- Так вот, гал Дохиил, что я хочу сказать лично для вас – проект, в котором я участвую – не очень нравится вашему, кардассианскому Обсидиановому Ордену, но посудите сам, как политик: вам нужно присутствие на этой станции, не скрою – нам – оно тоже нужно. Проект – прекрасная возможность. Врага – всегда нужно держать рядом и следить за ним. И этот проект – еще раз – прекрасная возможность. Не станет проекта – вряд ли здесь будет нужен кардассианский посол, значение этой станции становится не очень существенным. Объявить войну или изоляцию – это всегда легко. Но теряются возможности, и миллионы утраченных жизней никому не нужны. Куда лучше – вести дипломатический разговор, столько – сколько это будет позволено. Федерация дает такую возможность, просто будьте рядом, смотрите и слушайте. Ваша глинн Толан – тонкий политик и совершенный дипломат – понимает эту важную часть, могущую принести пользу Кардассии. Не стоит упускать возможности, которые даются в руки легко. Других – может не быть.
___________
С Ракаром


For Cardassia!
Offline  
24 10 2016, 17:52:17 #367
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Кабинет кардассианского посла


- Впечатлён вашей откровенностью, улан Ракар, - с улыбкой произнёс дипломат, - но, боюсь, вы снова дезинформированы: моё назначение на эту станцию не связано с вашим проектом, хотя я, безусловно, знаю о нём и понимаю его важность для Кардассии. И я, само собой, рад слышать, что глинн Толан, которой поручили руководство проектом, находит общий язык с нашими союзниками из Федерации, это очень важно было узнать. Но, позвольте, кого же вы считаете врагом, которого надо держать рядом, улан? Неужели великодушных хозяев этой восхитительной станции? Кажется, я понимаю, почему вы опасаетесь прослушки: вы думаете, что Федерация не оценит ваших... несколько менее дипломатичных высказываний в свой адрес, - Джарин понимающе кивнул.
- Несомненно не связано, - Ракар хищно улыбнулся, - но если вы посмотрите немного сверху, то свяжете все события. В нашем мире связано все, нужно лишь проследить связи. Корам, Волан II и проект – никогда не пересекаются, но пересечения – сделаны искусственно. Вы пытаетесь убедить меня в дезинформированности, и я понимаю вашу тактику, но уверяю вас, никогда до этого момента я не был настолько информированным и до такой степени откровенным. Станция по праву является восхитительной, но если вы хотите, чтобы я назвал ее хозяев – друзьями – то должен разочаровать, нет ничего хуже неискренности. Я привык называть вещи своими именами. Федерация никогда не была другом. Федерация является предполагаемым противником. Предполагаемым врагом. Никогда – другом. Ни сейчас, ни ранее. И я знаю, что вы разделяете это мнение. ЦенИте ромуланскую откровенность, гал Дохиил, это пригодится вам в будущем.
Ракар замер, сидя на своем месте, в ожидании ответа.
- Ну что вы, улан Ракар, - дипломат придал побольше искренности голосу, - я ни в коем случае не желаю навязать вам или вашему правительству дружбу с нашими великодушными союзниками из Федерации, меня куда больше интересует (и должно интересовать, вы ведь понимаете) подобное отношение к Кардассии. Впрочем, вы об этом уже упомянули и даже продемонстрировали дружеские намерения своей откровенностью, - Джарин снова улыбнулся. - Быть может, вы простите начинающему дипломату, не слишком искушённому в, как вы это называете, "взгляде сверху" и бывшему военным офицером всю жизнь, некоторое непонимание и продолжите быть откровенным, рассказав конкретнее, как именно Орден хочет уничтожить проект и почему? Не сомневаюсь, что вы и это можете объяснить, раз вы столь информированы, - на лице кардассианца отразилась гримаса удивления, но глаза продолжали упрямо сверлить своего более молодого собеседника.

Ракар сидел, сцепив пальцы рук, внимательно рассматривая кардассианца.
- Верно, гал Дохиил, - кивнул улан, - вы все правильно понимаете. И да, я намерен целиком посвятить вас в происходящее, потому что отсутствие информации  негативно отражается на деятельности. Федерация помогала Кардассии восстановиться после войны, на текущий момент Обсидиановый Орден решил, что пришло время для независимости и изоляции, защиты своих территорий. Похвальное решение. Блестящая операция. Но теперь мне жаль, что Центральному командованию придется исправлять некоторые ошибки Ордена. Потому что операция не была идеальной. Проект несет всем участникам выгоду. Попытка его дискредитации не стала бы удачной. Потому что…, - Ракар встал с гостевого стула, - если бы я погиб на Волане II – не Федерация стала бы виновной. Хорошо, что я жив, не правда ли? – Ракар ухмыльнулся, глядя на посла.
- На самом деле все не так плохо, просто… вы не протестуете против проекта, а мы – оставляем все случившееся между нами. Все продолжается как есть, и Волан II – вовсе не повод для конфликта государств. Глобальная победа ведь все равно – за вами, великодушие в мелочах – только возвышает победителя. Это все, что я имею сказать для вас, посол.
Ракар замолчал, ожидая реакции кардассианца, хоть какой-нибудь, кроме внимательного холодного буравящего взгляда. То, что происходило в его глазах – отражало настоящую информацию о нем.
Джарин молча слушал ромуланца, даже не шевелясь и никак не демонстрируя своего отношения к сказанному.
- Интересная... гипотеза, улан, - с улыбкой произнёс дипломат, - но без конкретных доказательств она остаётся всего лишь гипотезой и едва ли может служить весомым козырем в переговорах, не так ли? Впрочем, я ведь могу и не знать всех деталей - сами понимаете, - Джарин развёл руками и вновь придал лицу предельно невинное выражение, но потом моментально посерьёзнел. - Однако, улан Ракар, хотел бы вас предостеречь от игр с Обсидиановым Орденом. Они не слишком жалуют даже своих, которые в чём-то провалились, а уж чужаков, которые им мешают, они держат под постоянным и очень внимательным наблюдением и при первой же возможности... - на мгновение улыбка стала чуть шире, а глаза мужчина едва-едва прищурил, - ну, вы понимаете. Что касается вашего проекта, то Центральное Командование туда направило не одного, а двоих офицеров, что должно говорить о намерениях Кардассии лучше любых... предположений.
Если кардассианец и был напряжён в этот момент, то достаточно хорошо это скрывал: ни слегка расслабленная поза, ни выражение лица, ни даже дыхание или непроизвольные движения не выдавали его истинного состояния, и ромуланцу пришлось догадываться о том, что же дипломат действительно думает.
- Я рад, что обошлось без инопланетных жертв на Волане II, - предельно доброжелательно сказал он. - Это бы существенно осложнило нам жизнь. Сами понимаете: пришлось бы проводить расследование, искать виноватых, наказывать всех причастных, а потом ещё делиться доказательствами с вашим правительством, - сплошная головная боль! - после этого тон стал холоднее. - Но я уверяю вас, улан, если бы вас убили, то виновный понёс бы справедливое наказание.
Ракар расплылся в улыбке и сделал шаг назад по направлению к двери.
- Это был разговор двух союзников, гал Дохиил, - сказал ромуланец, - ни к чему не обязывающая мирная беседа, о важных вещах, дающих пищу к размышлениям. Время материальных доказательств еще не пришло, но оно придет рано или поздно. И, полагаю, вам не особенно сложно будет убедиться в правоте моих слов. И все остальное мне также хорошо известно, и вы тоже должны знать, что справедливое наказание обычно достигает всех. Но я надеюсь, для этого не будет причин. Мне же остается только пожелать вам процветания, и поверьте, это пожелание по настоящему искреннее. А теперь, мне пора, гал. Приятного вам вечера.
- Хорошего вечера, улан, - снова едва заметно кивнул Джарин и демонстративно вернулся к терминалу.
Ракар вышел в коридор и прошел некоторое расстояние до поворота. После поворота только он позволил себе оттянуть воротник формы и глубоко вздохнуть. В этот раз он превзошел самого себя. Это была не его компетенция, не его иерархия, не его доступ. Конечно, он был готов и обучен вести подобные беседы, но для подобной операции они могли хотя бы временно повысить его в звании, наделить особыми полномочиями, о которых могло бы знать Центральное кардассианское командование. Ведь улан знал, что для кардассианцев слова улана, все те, что он сказал – могут значить куда меньше, чем один в один то же самое от официального посла. Но ничего… не важно, не страшно. Он донес все то, что должен был донести до официального лица. И кто бы он ни был, на самом деле вся суть была в серьезности сказанного. Угроза от обсидианового ордена… Ракар рассмеялся в ответ на нее, рассмеялся сейчас, в коридоре. Угроза была реальна. Но ему было смешно. Они его не достанут. А если достанут – он знал, что будет отомщен. И все же, ему требовалось свежего воздуха, и выпить. И еще поесть. Он подумал о Квинтилии. И понял, что прямо сейчас ему нужно поговорить с Акритой.
Выйдя на Променад, Ракар поравнялся со входом в Кварк’с и оглянулся вокруг.
Когда ромуланец ушёл, Джарин взял падд и снова проделал привычные манипуляции, добираясь до нужных файлов. Чуть потерев подбородок, он обвёл комментарий "Про-федерат?", выделил более жирным шрифтом и перенёс вперёд.
Потом дипломат всерьёз задумался: могла ли Толан попасть под влияние Тал Шиар? Мог ли сотрудник Тал Шиар попасть под влияние Толан и говорить Джарину то, что та хотела до него донести? Это было маловероятно, если только Ракар не в столовой Тал Шиар работал... Хотя случай с Корамом говорил об обратном - это именно полноценный сотрудник, только молодой, наивный и очень самонадеянный. Могли ли они с Толан оба работать на Федерацию и пытаться сдержать кардассианскую экспансию хитростью?
Поймав себя на мысли, что он тоже начал мыслить по-ромулански, кардассианец поморщился и, дописав, на всякий случай, свои мысли в файл, закрыл его и отложил падд.
Открыв терминал, он набросал короткое письмо и отправил в зашифрованном виде через канал дипломатической связи неизвестному никому, кроме очень узкого круга лиц, адресату.
_________________________
С Джарином Дохиилом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
26 10 2016, 09:44:58 #368
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Стыковочное кольцо

Все заинтересованные кадеты пошли за Тенмой на Стыковочное кольцо. Желающих оказалась не очень много, кроме Самриты, Освальда, Акриты и М’Коты, к ним присоединились только молчаливый каитианец Рроу и любопытный болианец Брол Арко.
Всю дорогу кардассианец хранил загадочное молчание. Они прошли через Жилое кольцо, и встречаемые ими гости станции в костюмах из ярких дорогих тканей сменились на работяг в неброских комбинезонах. Это была не парадная часть станции, тут грузили товары, вели ремонт, ругались за стыковочные места.
-Вот моя детка, - объявил Тенма, входя в один из ангаров, двери которого были открыты нараспашку, - Не терпится ее объездить!
Кадеты увидели маленький корабль с потертой обшивкой и широко раскинутыми крыльями. Вокруг суетились какие-то люди.
-Ладно, она еще не совсем моя, - признал кардассианец, - Мне еще нужно закончить переговоры, но я завербовал кое-кого, кто мне в этом поможет. Пусть эта птичка выглядит неказисто, но если подкрасить вот тут и вон там…
Самрита сделала шаг вперед, разглядывая корабль.
- Ты ее… купил? – немного недоверчиво спросила девушка. В ее картине мире корабли не покупались, но ее картина мира ограничивалась Звездным Флотом. – А что она может, какие ее характеристики?
Акрита тоже заинтересованно оглядывала корабль. По внешнему виду трудно было сказать, на что он способен – андорианке приходилось встречать разные весьма непредставительной внешности суда с отличными возможностями и «трюками» в запасе. Но данный экземпляр был ей совершенно незнаком.
-Я ее арендовал, - поправил Тенма, - Почти. Как я сказал, сделка еще не закрыта. Это модификация баджорского рейдера с установленными импульсными двигателями и усиленным корпусом. Как вы видите, он выше и немного длиннее по размерам, чем ваш федеральный катер, оружие у него устарелой системы, а щиты… ну, не будем о грустном. До Кардассии с комфортом он тебя не доставит и внутри не так роскошно, как в федеральном катере, но он достаточно быстрый и маневренный для полетов внутри собственной звездной системы. В детстве у меня была модель почти такого же корабля, - юноша мечтательно улыбнулся, - Потому что врага надо было знать в лицо, а баджорское сопротивление много крови нам попортило своей тактикой ударить и быстренько сбежать.
- Оружие нам не может и не пригодится, а вот щиты не помешают, - задумчиво проговорила Самрита, склонив голову набок и рассматривая кораблик. – Никогда не имела дела с таким. Его можно будет посмотреть в деле? Исключительно профессиональный интерес, - быстро добавила она, а в глазах читалось с трудом скрываемое желание добраться до двигателей и корабельных систем и закопаться в них хотя бы на пару дней.
-А помните, что было в прошлый раз, когда мы решили опробовать катер просто из интереса? - саркастично усмехнулся Брол, - Вылилось в целую отдельную историю.
- Мистер Тенма, а другие члены вашей команды знакомы с его управлением, возможностями? – спросила Акрита. – В целом выглядит вполне привлекательно и мне кажется, что в умелых руках он дал бы вам и проекту «Альфа» хорошие шансы.
- Ну-у-у… Нельзя же покупать – или арендовать корабль, не посмотрев его в деле? – Самрита сощурилась и хитро посмотрела на Брола.
-Акрита, Самрита, дорогие леди! - воскликнул Тенма, - Кажется, я вижу в ваших глазах интерес! Как насчет того, чтобы перейти в мою команду и самим проверить эту птичку в настоящей гонке? Ручаюсь, это будет интереснее, чем вдоль и поперек знакомый вам федеральный катер.
- Предлагаешь прямо сейчас всё-таки устроить состязание? - хмыкнул Освальд. - Вот бы взять "Анадырь" сейчас и действительно сравнить его с твоим... вариантом!
- Нет-нет, федеральный катер меня вполне устраивает, я хотя бы знаю, что от него ожидать, но раз уж мы решили работать все вместе и не соревноваться… - Самрита повела бровью и улыбнулась, - то почему бы и не помочь коллеге по проекту с его кораблем!
- И даже не только в этом плане, хотя и в этом в первую очередь, - задумчиво добавила андорианка. – Хорошо зная возможности друг друга, мы можем подумать над тем, как взаимодействовать во время самой гонки… с целью взаимной выгоды для всего проекта.
-Нет-нет-нет, я предлагаю леди участие в настоящей регате, - рассмеялся Тенма на слова Освальда, - Соглашайтесь, - вкрадчиво добавил он для андорианки и землянки, - Это будет весело! Когда еще у вас будет шанс порулить такой экзотикой?
- То есть, если мы не перейдем в твою команду, ты не дашь нам попробовать корабль в деле до регаты? – с наигранной обидой спросила Самрита и даже надула губки, продолжая изучать реакцию кардассианца. – Но увы, я уже обещала Освальду и не могу нарушить свое обещание!
- Для меня тут дело не только в этом, - помотала головой Акрита. – Рроу, как думаешь, ты бы справился с пилотированием этой штуки? – обратилась она к молчавшему до этой минуты каитианцу.
- Просто мне приходилось пилотировать не только корабли Звездного Флота. Такой, конечно, не приходилось. Но в целом – могу адаптироваться и быть вторым пилотом, например… разобраться в управлении и навигации, это для меня не очень сложно, особенно, если потренироваться заранее. Поэтому, если Рроу это будет сильно сложнее, чем мне, а федеральные корабли он пилотирует очень здорово – это я знаю, - то для увеличения наших шансов… - андорианка снова задумчиво покачала антеннами.
- Интересное у тебя представление о том, как выглядит совместная работа, Джез! - беззлобно усмехнулся Освальд, явно уверенный, что коллеги его не бросят. - Или ты таким хитрым способом как бы признаёшь, что не смог сам собрать удовлетворяющую тебя команду?
-Мы с Джезом уже… - начал Рроу, но Тенма его перебил:
-Да-да, мы уже посмотрели кабину и один раз облетели вокруг станции, но… без обид, пушистый друг!.. я все-таки предпочту за штурвалом эту талантливую красотку. Ну так что, Акрита? Присоединяйся - ради всеобщего блага, конечно же! Ведь гораздо разумнее, чтобы не-федеральный корабль вел тот, кто сможет быстро к нему приспособиться, а федеральный - тот, кто хорошо умеет именно это. Расставить всех именно на те места, где они больше всего нужны - это как раз и есть совместная работа.
- Я тоже так считаю, - ответила Акрита. – Но вовсе не сомневаюсь в способностях Рроу и знаю его как прекрасного пилота, поэтому, если он уже тренировался конкретно на этом корабле, то уверена, что ему будет легче им управлять! Я просто не знала, что он уже у тебя в команде, - она немного смущенно пожала плечами. – Кто на каком месте нужнее – это вообще пока трудно сказать. Мы даже правил до конца не знаем. Поэтому спасибо за приглашение, Тенма, но пока меня уже приняли в другую команду. А кто еще с вами, если не секрет?
-Может, ты еще передумаешь, - Тенма подмигнул Акрите, - Этот корабль не требует большой команды, тут предусмотрен минимальный экипаж из двух человек, но на всякий случай у меня есть высококлассный ромуланский тактик, а также наземная поддержка… Кстати, а вот и она!
Тенма широким жестом показал на вход в ангар. К кадетам быстро приближалась знакомая низкорослая фигура.
-Если хочешь заключить сделку, - вещал Тенма, - найди того, кто впитал к этому талант с молоком матери… хм, точнее, выучился у отца в данном случае, потому что ференгские женщины ведь не ведут бизнес обычно… Также моя наземная поддержка будет отвечать за дизайн моей команды… давай, малютка, расскажи, что ты уже придумала?
Хена, тяжело дыша от быстрой ходьбы и возмущения, даже не обратила внимание на протянутую руку мужчины, который ее интересовал.
-Мы - очень плохие друзья! - выпалила она, обращаясь ко всем присутствующим кадетам.
Самрита, приготовившаяся услышать интересный рассказ от подруги, нахмурилась, заметив, что она пребывает совсем не в радужном настроении.
- Подожди-подожди, ты о чем? Что случилось? Если ты о Ракаре и Квинтилии, то мы обязательно зайдем в лазарет, просто там было начальство и мы решили чуть повременить… - пояснила землянка.
_______
С кадетами
Offline  
26 10 2016, 09:58:13 #369
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Стыковочное кольцо


Первое время М’Кота была мыслями больше в лазарете, чем здесь – возле корабля. Её занимал вопрос, что же делали там командир станции и координатор проекта. Разом. Хотя вслух клингонка отреагировала на это известие довольно легкомысленно, оно не слишком ей понравилось. Ну координатор проекта - ладно, надо же узнать, во что влипли в очередной раз участники «Альфы» (хотя по словам СБ-шников, вроде бы наоборот, не влипли, а помогли), но начальник станции...
Однако обсуждение состава команд отвлекло её от этих мыслей, а то, как легко Тенма был готов вышвырнуть из команды каитианца и заменить его на другого пилота, и то как он себя при этом держал, с каким покровительственным самодовольством говорил о членах своей команды, заставило её просто вскипеть. Она была уже готова сказать всё, что думает на этот счёт, но заявление Хены сбило её с этого настроя. А вид разгневанной ференги заставил её невольно улыбнуться.
– Отдышись и расскажи, – предложила она. – Вдруг мы всё-таки лучше, чем ты думаешь!
-Почему мы занимаемся этой ерундой? - Хена ткнула оранжевым пальцем в вероятный корабль команды кардассианца, - Мы что, хотим победить ради славы или ради денег? В то время, как наши коллеги… Вот где сейчас Артур, я вас спрашиваю? Почему его нет с нами?
- Мы хотим победить ради чести проекта и ради того, чтобы показать его важность и правильность. Чтобы его не закрыли, чтобы к нашим коллегам отнеслись лучше и, возможно, закрыли глаза на прошлые ошибки, - тихо сказала Акрита. – Может, это и не самый верный и прямой способ, просто он доступен и даже рекомендован нам. Но если у тебя есть предложения, что можно сделать еще – мы, конечно, с радостью… - она оглянулась на товарищей.
- Ну, ты же знаешь ситуацию с Артуром, - проговорила Самрита в ответ на экспрессивную реплику Хены и отвела взгляд. – И мы бы хотели, чтобы он был с нами. Может быть, к началу регаты его освободят, и он присоединится, если захочет. Но я не вижу ничего плохого в том, чтобы участвовать в ней, а, может быть, и победить. Это будет полезно и проекту в целом, и нам, как команде, и каждому из нас, как профессионалу. Ты же тоже работаешь в команде Тенмы, - она не удержалась от быстрой улыбки и легкого движения бровью, - так что мы все в одной… э… лодке. То есть корабле. И все же, что тебя так разозлило?
-Ну-ка, напомните мне “ситуацию с Артуром”, - насупилась Хена и скрестила руки на груди.
- Я имею в виду, что он под домашним арестом и его никуда не отпускают, - пояснила Самрита. – И мы пока не знаем, когда будет суд и… как все это пройдет.
- И как же в такой ситуации должны, по-твоему, поступить хорошие друзья? - нахмурился Освальд. - И, если у тебя есть идеи на этот счёт, то почему ты их озвучиваешь только сейчас, а не, например, на брифинге перед презентациями?
-Почему все так впадают в депрессию из-за этого дурацкого домашнего ареста? Что в нем настолько ужасного? Он же вовсе не значит, что надо сидеть в одиночестве, ни в чем не участвовать и страдать! - развела руками Хена, - Да, он делает все немного сложнее, но почему мы смирились и даже не пытаемся придумать, как обойти ограничения?
- Никогда не думала, как это вообще – сидеть в своей каюте под замком, - призналась Самрита. – Но Артур всегда был с нами на всех презентациях, и мы все надеемся, что его скоро освободят, и он сможет к нам вернуться. А ты с ним говорила? Он что-то сказал про регату? Думаю, если он хочет участвовать, мы можем попросить придать нашему в ней участию более «официальный» статус, чтобы его тоже отпускали на собрания!
– Ну… зерно правды в её словах есть, – нехотя призналась М’Кота. – Конечно, не с Артуром – его многие навещали, скорее с Саталом и Уильямс. К Саталу заходила я. А кто-то ещё заходил? А с Уильямс – честно скажу – я даже словом не перемолвилась, ни на Волане II, ни здесь. Хоть кто-нибудь заходил к ней в эти три дня?
-Я только что с ней разговаривала! - нетерпеливо сообщила Хена, - И да, ей тоже пригодилась бы наша помощь.
- Энн могла всё рассказать сразу, когда мы спрашивали, - пожал плечами Освальд. - Раз не сказала - значит не хочет нашей помощи. Ну, бывают же такие люди, которые видят в просьбе о помощи что-то вроде несмываемого позора на всю жизнь. Хена, если ты вправила Энн мозги, то я готов помочь. Тем более, что я, кажется, с ней тоже был несколько несправедлив на днях...
- Но ее же отпустили, и она теперь не в проекте, - удивилась Самрита. – Я думала, она сразу же улетит со станции… Как мы можем ей помочь и, главное, в чем?
-Она же просто очень гордая, Освальд! - воскликнула Хена, - Она не станет просить, но это не значит, что помощь ей не нужна! Подумайте сами, как она тут будет? Ей некуда идти, у нее ничего нет, кроме формы, которую ей больше нельзя носить, Федерация не отвезет ее домой, потому что разорвала любые отношения с Воланом II.
Гордость М’Коте импонировала. А последние слова Хены заставили её снова приблизиться к «точке закипания».
– Хороша Федерация! – фыркнула клингонка. – Хвастайтесь потом своей заботой о людях! Ладно, допустим жить она может в любой девчачьей каюте, хоть бы и в нашей. Обедать тоже может ходить вместе с нами. Что там ещё? Что сейчас вообще летает в систему Волан?
- Психолог, конечно, у нас ты, Хена, - спокойно признал Освальд, - но ты точно не путаешь гордость с глупостью? Кстати, это очень показательно! - он стрельнул глазами в сторону клингонки. - Если уж даже кадет Академии с Волана II не может попросить представителей Федерации о помощи, значит их народ и правда не готов к нормальным отношениям с нами, и контакт с ними стоило разорвать. Ну да ладно, это так, праздные размышления, - усмехнулся кадет. - Хена, полагаю, ты знаешь, что ей конкретно нужно, и как мы можем ей помочь?
– Я на тебя посмотрю, когда ты останешься на улице без порток! – М’Кота сердито зыркнула на Освальда и снова выжидательно уставилась на Хену.
-  Где в нашей? – вытаращилась на клингонку Самрита. – Там и так места едва на двоих хватает! Зато у Акриты пока свободно, если Квинтилию сегодня не выпишут. Да и вообще, не будет же Уильямс всю жизнь жить на станции. Хена, она говорила что-то конкретное, что мы можем сделать? – поддержала она вопрос Освальда. -  Может, собрать немного латины… У меня есть пара полосок, и все равно я ей практически не пользуюсь!
- У меня нет дурацких комплексов, М'Кота, и я не постесняюсь попросить о помощи тех, кому всегда готов помочь сам, - парировал землянин.
– В тесноте да не в обиде, – пожала плечами клингонка в ответ на слова Самриты, – а Перим, может, ещё выпишут. Но если ты так страдаешь от тесноты, я на это время к Артуру попрошусь. У меня тоже нет дурацких комплексов!
-Тогда давайте узнаем, что с Перим, - предложил болианец, - И что думает о потенциальной соседке Акрита, конечно же.
- Мы же как раз собирались зайти в лазарет, - напомнила Самрита. – Но чтобы решить вопрос сейчас, я могу вызвать Тенека и узнать, что с Перим и Ракаром.
- Да, наверное, уже можно спросить, - поддержала Акрита. – А так, я, разумеется, не против того, чтобы Энн пожила в нашей каюте, пока Квинтилию не выпишут. Хотя у нее самой тоже стоит спросить, насколько я поняла, ее личное пространство значит для нее многое…
- Вот и отлично, - кивнула Самрита, проигнорировав замечание про личное пространство как несущественное, и коснулась своего коммуникатора: - Кадет Баккер вызывает лазарет.
– Тенек на связи.
Самрита оглядела кадетов, заручаясь поддержкой, а потом ответила:
- Тенек, мы с остальными кадетами беспокоимся о самочувствии Ракара и Перим. Как они? Когда можно будет их навестить?
– Мистер Ракар уже выписан из лазарета. Состояние мисс Перим стабильно, однако до завтрашнего утра она не будет доступна для общения, – ответил из коммуникатора голос вулканца.
Самрита нахмурилась, обдумывая сказанную информацию, но решила, что лучше обсудит это вместе с остальными, когда закончит разговор.
- То есть Перим не выпишут сегодня на ночь? – уточнила она тот вопрос, который и вынудил ее связаться с лазаретом, и посмотрела на Акриту. – А что с ними случилось? Что-то серьезное?
Конечно, в Академии Звездного Флота кто-то порой попадал в лазарет и иногда даже проводил там 1-2 ночи, но это редко было что-то настолько серьезное, чтобы друзьям и однокурсникам запрещали посещение.
– Если вы проявите немного терпения, вы сможете задать все вопросы им самим. И подтверждаю: сегодня ночью мисс Перим останется в лазарете.
- Хорошо, тогда мы зайдем завтра… - пробормотала немного сбитая с толку Самрита, отключила связь и вновь оглядела стоящих рядом с ней кадетов: – Что-то мне это не нравится. Но по крайней мере появилось место, куда можно подселить Уильямс на одну ночь.
______________
+ Освальд, Самрита, Хена и К°


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
26 10 2016, 09:58:44 #370
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Стыковочное кольцо


Освальд, молча слушал разговор по связи и всё больше хмурился. Поймав взглядом Акриту, он подошёл к ней и тихо шепнул на ухо:
- Отойдём? Есть вопрос, который надо обсудить. Тет-а-тет.
Андорианка, которая и так уже собралась уходить, кивком головы попрощалась с товарищами.
- Тогда, если будут уточнения и новая информация по поводу регаты – я всегда на связи, - она посмотрела на Самриту. – И если что по поводу модификации и проверки наших катеров, то тоже всегда готова помочь.
Затем обернулась к Освальду:
- Конечно.
Проводив Макдауэлла чуть удивленным взглядом, Самрита отогнала все мысли о Квинтилии, которые крутились в ее голове, и обратилась к Джезу Тенме.
- Значит, ты точно решил лететь на этом корабле? И тебе совсем-совсем не пригодится взгляд со стороны, например, звезднофлотского инженера, даже если он из другой команды? – она приподняла бровь и с усмешкой посмотрела на кардассианца.
Тенма слегка нахмурился и посмотрел на Самриту.
- А у тебя хватит времени обслужить три корабля?
- Кто-то же должен это делать, - пожала плечами Самрита. – Раз уж мы типа «одна команда». Я все равно полечу с Освальдом, но мне было бы интересно изучить и этот корабль и подумать, что с ним можно сделать. Только откуда мы взяли три корабля? Наш «Анадырь», твое… вот это, - она кивнула в сторону стоящего в ангаре корабля, - а третий?
-Нет, не так, - покачал головой Тенма и начал загибать пальцы, - Сперва - модификации двух катеров. Если с ними ничего не выйдет - то используем этот корабль. Получается - три. Я никогда не отказывался от общего плана и не решал ничего делать отдельно от всех остальных, все, что я делаю - для общего блага. Делиться на команды и соревноваться - вообще не было моей идеей с самого начала, этого хотел Освальд, и я лишь подыгрываю моему другу, если уж ему так приятнее.
Хена удивленно переводила взгляд с землянки на кардассианца.
М’Кота тоже посмотрела на кардассианца с недоумевающим прищуром.
– Ты странный, – сказала она. – За то, как ты вёл себя с Рроу, я готова тебя придушить, а сейчас ты вдруг заговорил об общем благе. Знаешь, общего блага не может быть, если плевать на отдельных людей – это так, к сведению.
- Вот как? – Самрита немного удивленно взглянула на Джеза. – Я думала, с вашего соревнования все и началось… Впрочем, сейчас важнее то, что мы сделаем с кораблями. Ты прав, три корабля я никак не смогу модернизировать, это слишком много. Да, может, твоему это и не надо. В любом случае, если тебе понадобится помощь, можешь обращаться, - девушка еще раз бросила на корабль такой тоскливый взгляд, словно ей показали конфетку, но даже не дали пошуршать фантиком. 


Отведя андорианку чуть в сторону, кадет Макдауэлл торопливо спросил:
- Ты ничего не хочешь добавить к своему рассказу о Квинтилии? А то я уже в догадках теряюсь. Я знаю, с кем именно она столкнулась, я видел её в баре с каким-то опасно выглядящим зелёным типом, я даже собирался... - он мотнул головой, - не важно, в общем, и вот теперь она в лазарете. Не стану притворяться, будто мы с Квин друзья, но это не значит, что мне совсем нет дела. Ты можешь как-то ещё прояснить картину?
- Пока нет, Освальд. И я, возможно, знаю даже меньше, чем ты. И могу только предполагать, с кем и из-за чего она столкнулась. Но мне почему-то – не могу точно сказать, почему, это вроде интуиции, - Акрита чуть улыбнулась, продолжая говорить и смотреть совершенно серьезно. – кажется, что «прояснять картину» своими догадками сейчас не стоит. Мы все узнаем, завтра. А сейчас, извини, мне нужно идти в свою каюту, прибраться там, чтобы пригласить мисс Уильямс.
“И отмыть кровь”, - мысленно добавила она.
- Подожди! - прошипел Освальд. - Ты понимаешь, что меня, как и вас всех, может допросить СБ? Я им обязан буду выложить всё, что мне известно и что я думаю. И не явиться не могу - это будет отказ от дачи показаний. Поскольку арестованные не являются моей роднёй, это будет преступлением с моей стороны. Но я не хочу никого подставить. Если вы вчетвером решили о чём-то... забыть в суматохе, то и мне лучше в чём-то... усомниться.
- Нет, - покачала головой Акрита. – Не нужно ничего «забывать», и говорить стоит только правду. Она ведь все равно откроется, сейчас ее никто из нас не знает, но у нас нет повода и желания что-то скрывать. А вот умышленное искажение фактов может привести к нехорошим последствиям. Как мне кажется.
Землянин несколько секунд молча смотрел на девушку, а потом кивнул и сказал:
- Ладно, так и сделаем. Надеюсь, вся эта история не ударит по проекту, как полёт за двумя участниками на Волан II.
Попрощавшись, Освальд вернулся к остальным своим коллегам.


Подходя, землянин услышал, что его коллеги все еще спорят:
-Что я могу сделать, если Акрита, как пилот, для моей команды лучше, - разводил руками кардассианец, - Это элементарное управление персоналом, ты ставишь на ключевые позиции не тех, кто первый попросил, и не тех, кто твои друзья, а тех, кто принесут тебе больше пользы и позволят достичь цели…
-Давайте не будем ссориться, а? - просила Хена, - Вообще, давайте закончим на сегодня. У нас еще есть несколько дней, чтобы во всем разобраться. И мы не договорили про Артура…
- Да, что с Артуром? – оживилась Самрита, которой совсем не хотелось ругаться, и которая понимала, что поработать над этим кораблем ей тоже не светит. – Ты хочешь пригласить его в регату? Пока он не проявлял никакого интереса, но может это из-за его домашнего ареста…
-Я хочу пригласить его везде! - воскликнула Хена, - Чтобы он не был выключен ни из чего, и мог бы все обсуждать с нами. Хватит уже ему сидеть одному. Не понимаю, почему никто, кроме меня, об этом не думает.
– Для «никого» я слишком крупный экземпляр, – поправила ференги М’Кота, – потому что я всю дорогу об этом думаю. Другой вопрос, как это сделать. Думаешь, если мы вежливо попросим, его сразу начнут всюду отпускать?
-Но для этого нам и не нужно, чтобы его отпускали! - хитро подмигнула ференги, - Точнее, конечно, нужно, чтобы его освободили в конечном итоге, но сейчас, вот прямо сейчас, он не обязательно должен быть с нами во плоти, нам же с ним не обниматься. Вы что, все еще не понимаете, о чем я?
– Хочешь сделать из него голограмму? – полюбопытствовала клингонка.
- Или начать с банальной, но такой эффективной видеосвязи? – улыбнулась Самрита.
-Ну, наконец-то! - шумно выдохнула Хена, - У нас же есть камеры, коммуникаторы и гениальные федеральные инженеры, которые могут вкрутить микросхему в голую стену и заставить ее работать. Мы давно могли бы наладить постоянную связь со всеми арестованными, чтобы они могли видеть все, что видим мы, и виртуально присутствовать при всех наших важных обсуждениях.
-  Только вот арестованных у нас, кроме Артура, не осталось, - немного грустно заметила Самрита. – Но вообще это не так уж и сложно сделать, - она посмотрела на Хену и хитро улыбнулась, вспомнив их недавний эксперимент. – Надеюсь, сам Артур не станет возражать.
 -Если бы мы подумали об этом раньше, никому бы не пришлось страдать в одиночестве, и домашний арест не показался бы таким ужасным… - Хена тоже грустно опустила голову.
- Сразу видно, кто тут советник, - улыбнулась Самрита девушке-ференги. – Я бы и не подумала в эту сторону. А вот что и как мы можем сделать – у меня уже есть пара идей. Тогда, если мы здесь закончили, я обсужу варианты с Артуром. И нам надо будет обязательно встретиться завтра по поводу регаты – времени все меньше, а катера сами себя не модернизируют.
- А ты когда к Артуру собралась? - спросил Освальд. - Я бы тоже хотел зайти, на самом деле, - кадет бросил быстрые взгляды на Хену и М'Коту, надеясь, что они всё поймут и в озвученное Самритой время придут туда же. - В общем, давай вместе сходим. Только назови точное время - я к тому времени подойду к его каюте.
- Прямо сейчас, - удивилась Самрита, а затем протянула: - А-а-а, ты об этом… Ну, через полчаса тогда?
- Да, я о том, что мы сначала должны ещё сделать... кое-что. Ты поняла, в общем, - изо всех сил попытался выкрутиться Освальд, сверля Самриту взглядом.
Землянка вновь недоуменно уставилась на Освальда, а на ее лице читалось тщетное желание понять, что он хочет. Она встретилась взглядом с Хеной и едва заметно пожала плечами.
- Э-э-э, ну, я пойду?
Освальд вздохнул, кивнул и опустил голову - конспиратор из него так себе. Хуже, наверное, был бы только клингон, строящий из себя ференги…
М’Кота перевела взгляд с Самриты на Освальда и обратно: что они пытались друг другу сказать? Касалось это «комитета по спасению кадета Лайтмана» или чего-то ещё? Или всего разом?
– Раз мы не идём в лазарет, давайте, действительно, кто-нибудь зайдёт к Артуру и предложит идею Хены – сама Хена и Самрита, например, – предложила клингонка. «И побыстрее свалят», – добавила она про себя: пойти на свидание и всю дорогу ждать, что на голову вот-вот свалятся коллеги, которым как раз сейчас приспичило осчастливить Артура своей помощью, совершенно не входило в её планы.
- Что я и собиралась сделать, - пожала плечами Самрита и направилась к выходу.
М’Кота проводила взглядом Самриту и последовавшую за ней Хену, сама же решила прийти в каюту Артура немного позже, чтобы не вызывать подозрений (на случай, если имелся в виду действительно «комитет спасения»). Если она, например, сходит сварить рактаджино, то как раз придёт к тому моменту, как соберутся все… ну, то есть все, кто понял эти намёки в том же ключе, что и она. Только надо предупредить Артура, который уж точно не ждёт, что к нему сейчас ввалится целая толпа!
____________
С кадетами


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 10 2016, 10:54:20 #371
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Каюта Квинтилии Перим и Акриты - > Кварк’c



Акрита задумчиво пошла по коридору, однако, по мере того, как она подходила к своей каюте, шаг ее становился все более быстрым и решительным. Нужно было очень многое сделать и успеть за сегодняшний вечер. Хотя, есть еще ночь, утро… Но повторять судьбу своей соседки и доводить себя до истощения в стремлении выполнить все по высшему разряду, работая сутками – точно не стоит.
Андорианка остановилась на пороге, и перед глазами быстро пронеслись картины разыгравшихся тут недавно событий.  Она сказала Освальду и остальным правду – ее понимание ситуации вряд ли что-то прояснило бы и с большой долей вероятности могло оказаться неправильным. И сделать только хуже – для Перим, Ракара, для проекта в целом, а может, и не только для проекта.
Она вздохнула и принялась за уборку: поставила на место опрокинутые стулья, влажной тряпкой протерла пол и мебель. «Прости, Квинтилия, что мне все же приходится трогать твои вещи,» - грустно улыбнувшись, подумала она, собирая разбросанные перед шкафом предметы и укладывая их на полки.
А еще пятна крови доставали из ее памяти другие картины, о которых она не имела права забывать. В жизни, где мир и дружба все еще переплетены с жестокостью и болью, и только через них высвечивается настоящий смысл всего. И настоящая любовь – если она возможна под этими все видевшими звездами.
В этот момент коммуникационная дельта Акриты произвела стандартный звук вызова.
- Ракар Акрите.
Андорианка чуть вздрогнула от неожиданности. Хотя на самом деле она тоже думала о том, чтобы в какой-то момент поискать ромуланца, но боялась помешать его делам или планам…
- Акрита на связи, мистер Ракар.
- Акрита, нам нужно поговорить, - ромуланец говорил сухо и твердо, но в голосе не читалось жесткости, он скорее просил. – Я знаю что вы в каюте, я подойду, хорошо?
- Да, конечно, - она нисколько не удивилась тому, что Ракар знал ее местоположение. – Я прибираюсь здесь, но уже скоро закончу. Вы можете подойти.
"У него можно узнать, что с Квинтилией", - подумала андорианка. Она не знала, да и не хотела гадать, что именно было между ромуланским агентом и отличницей из Федерации, все что угодно от обычной теплой дружбы до сотрудничества по сверхсекретному проекту. Но она слышала, как он говорил с ней, и понимала, что он сейчас – единственный, наверное, кто может ее спасти. Вывести из пропасти туда, где ей смогут помочь и другие.
Буквально через полминуты после отключения связи с Ракаром коммуникатор Акриты вновь активировался. Это была глинн Толан – она сообщила, что нужно сделать в письменном виде подробный отчет обо всем произошедшем и сдать его СБ. Ну что ж, так даже легче – и, вероятно, информативнее и эффективнее, можно все вспомнить и написать последовательно. Если бы еще самой хоть что-то понимать до конца.


Оказавшись на Променаде, Ракар поочередно узнал у компьютера местоположение нескольких кадетов проекта. До разговора с Акритой он не хотел пересекаться пока ни с кем. И теперь, получив ее разрешение, пошел в ее совместную с Перим каюту. Через 5 минут он уже стоял на пороге.
- Входите, - приветливо сказала андорианка, окинув взглядом почти прибранную комнату.
Ракар прошел в каюту, окинув ее критическим взглядом следователя. Особенно пол, на котором он поискал и не нашел следы крови. Акрита уже все убрала. Ракар прошел внутрь ровно настолько, чтобы за ним закрылась дверь и остановился. Осмотревшись, он перевел взгляд на андорианку. Эта федеральная девушка была новенькой и он пока не знал чего от нее ждать. Но она уже показала себя частично, и ей не были безразличны собственные сослуживцы. В любом случае, он должен был изучить и ее.
- Вы уже восстановили порядок, это хорошо, - сказал Ракар, - я пришел поговорить вот о чем: нам нужно будет написать отчеты для службы безопасности. И в них, конечно, нужно написать правду. О действиях. Начиная с того, что Перим не ответила на ваш вызов, и заканчивая их арестом. Но, Акрита, все ее попытки уговорить нас здесь троих все скрыть – должны остаться только между нами. В кадете Перим говорило то вещество, а не она сама. Она не виновата. И я никого не преследовал, я действую согласно целей проекта и общаюсь с вами всеми в его рамках. Кадет Перим может стать хорошим офицером вашего флота, ей нужно помочь. Ничего уже не удастся скрыть, даже если бы не СБ – все слишком связано. Уже в курсе коммандер станции, нам нужно проявить сотрудничество и открытость. Но не обвиняйте ее.
- Разумеется, мистер Ракар, - ответила Акрита, глядя на него серьезно и искренне. – Я слышала про мисс Перим в Академии, она была одной из лучших, если не самой лучшей. Для Звездного Флота, для Федерации, и, вероятно, не только для Федерации – может стать выдающейся личностью, такой, которые ведут мир к взаимопониманию и совместным исследованиям. Не знаю, что именно и как произошло с ней, что втянуло ее в эту ошибку, но прекрасно понимаю, что те слова, которые она говорила тут, и поступки – не ее вина. Вещество, видимо, оказалось токсичным и для физического состояния, и для мозга… Мне очень жаль, что так получилось. А вы не знаете… - андорианка на мгновение остановилась, испугавшись, что ромуланец не захочет говорить об этом. – насколько серьезны последствия для ее здоровья? Ее вылечат?
- Что касается СБ, и обвинений, – добавила она. - тут, я уверена, наказание понесут в первую очередь втянувшие ее в это все бандиты. И подробности нашего разговора здесь – конечно, не будут внесены в отчет, да оно ведь и не является значимыми для расследования фактами. Это останется между нами, и мне хочется надеяться, что завтра, или когда-нибудь, Квинтилия поймет то, что вы говорили ей.
Ракар медленно кивнул Акрите, сдержав улыбку. Андорианка  была на удивление искренней и доброжелательной. И хотя он знал, что за подобными речами федератов легко могут скрываться совсем иные мотивы – Акрита не производила такого впечатления.
- До утра будет происходить очистка крови. Утром ее разбудят. Насколько я понимаю, необратимых последствий для мозга не должно было наступить. Тенек – компетентен. Все остальное можно будет узнать утром. И вот еще – коллегам по проекту можно рассказать все то, что мы отразим в отчете. Здесь тоже не должно быть недомолвок. А теперь, мисс Акрита, вы согласитесь поужинать со мной прямо сейчас? В Кварк'с.
- Да, я и сама собираюсь пойти туда, - андорианка только сейчас поняла, что действительно сильно проголодалась. – Кажется, тут более-менее порядок. Просто мисс Уильямс – вы, наверное, не знаете, она ушла из проекта – в общем, ей сейчас негде ночевать, и мы решили, что пока Квинтилию не выпишут, она может пожить со мной.
Они направились к дверям, и на ходу Акрита продолжала:
- Это хорошо, что не будет необратимых последствий! Я так надеюсь, и порой мне кажется, что наша медицина всесильна… почти, - тихо добавила она, отгоняя обрывки не самых легких воспоминаний. – Вас ведь вылечили? Как ваше самочувствие? И да, коллеги действительно спрашивают и беспокоятся о судьбе мисс Перим, но мне кажется, что пока я сама не до конца понимаю, как и что именно произошло, лучше не строить теории, ведь это может навредить положению Квинтилии, ее будущему… Как вы думаете?
- Энн ушла из проекта? – нахмурился Ракар. - Нет, только сейчас узнал. Понятно. – Ракар не хотел сейчас думать об Энн, но понял, что теперь ей нужно будет улетать домой, а с этим будут связаны определенные проблемы. – Да каюту найдем, это не будет проблемой.
Ромуланец и андорианка пошли по коридору, и Ракар продолжил отвечать:
- Я в порядке, ваши врачи достаточно изучили физиологию ромуланцев. Строить теорий без достаточных данных – действительно не стоит. Поэтому рассказывайте только факты. Остальное покажет время. А сейчас все будет зависеть от самой Квинтилии … Перим, - Ракар поспешно добавил фамилию к ее имени, - и ее нужно будет поддержать утром. Ситуация на самом деле очень сложная, с большим количеством негативных последствий.
 
Они прошли в помещение ференгийского заведения, Ракар выбрал свободный столик на первом этаже и, первым делом, заглянул под него, обследовав на предмет следящих устройств. После разговора с Кристаль Харт и кардассианским послом, уровень его бдительности и боязнь слежки – возросли в несколько раз. Пригласив Акриту присаживаться за столик, он сел сам и поискал взглядом официанта.
-  Что будете заказывать? – раздался над ухом знакомый Ракару голос, и через мгновению их с Акритой взору явилась сбивающая с толку картина.
Перед ними стояла, определенно, Энн Уильямс. И, как и советовал Тар Мари, она сменила кадетскую форму на… очень облегающее короткое платье кричащих зелено-золотистых оттенков, которое недвусмысленно напоминало о том, что Энн Уильямс не только бывший кадет, но еще и женщина. Причем не обделенная природой. Этот наряд, как и поднос с напитками в ее руках, говорили в пользу того, что она уже нашла себе новое призвание, но выражение лица пока еще не дотягивало до идеала сферы обслуживания. Будто бы вспомнив об этом, Энн изобразила дежурную улыбку, а потом добавила:
- Только давайте побыстрее, у меня еще 7 столиков! 
Акрита удивленно вскинула антенны, переводя взгляд с Энн на Ракара и обратно. Неужели она решила остаться на станции и устроиться работать в Кварк’c?
Ракар ожидал ференги, но все повернулось по иному. Удивленного взгляда он не скрыл, осмотрев девушку с Волана II с головы до ног. Она была красивой на самом деле, в не форменном костюме. Он это отметил первый раз за все время их знакомства.
- Вот как, Энн... - сказал ромуланец, - вы уже нашли работу. Но в первую очередь я поздравляю вас с освобождением. Вам помощь какая-то нужна?
- Ах да, вас же не было… - вспомнила Энн. Ракара, Квинтилии и Тенека и впрямь не было возле голодека. – Да, я уже сказала остальным, что меня освободили, - с радостью поделилась она. – И, как вы наверное заметили, я ушла из проекта, но у меня все хорошо. Даже лучше, чем могло бы быть. Но раз теперь я работаю здесь, то не стесняйтесь делать заказ!

____________
с Ракаром и Энн


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
26 10 2016, 10:56:44 #372
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Кварк’c

Ракар задумался о том, чем кончилась история Энн. Добился ли от нее Гидеон Эпплби того, чего хотел, или нет. Это нужно было узнать, но потом. Не сейчас. Сейчас он заставлял себя не думать о Квинтилии, и совершать действия, которые должны были исправить уже имеющиеся косяки. Потому что Кристаль Харт была наблюдательной, да и все остальные тоже. И в конце концов, нужно было просто исполнять проект.
- Хорошо, Энн, мы потом поговорим, - задумчиво сказал Ракар, - мне, пожалуйста, бутылку ромуланского эля, земной бифштекс и вот это по списку, - он протянул ей свой падд с традиционным набором своих ромуланских блюд. Потом положил на стол пару полосок латины и перевел взгляд на Акриту.
- Не беспокойтесь о деньгах, Акрита, я оплачу ваш заказ.
- Да у меня тоже есть, мне выдали на Земле немного… - несколько смущенно начала Акрита, не зная, принято в таких случаях принимать предложение заплатить за себя или нет. – Спасибо! Мне итальянскую пасту и запеченное мясо редбата, пожалуйста. И чай, - она улыбнулась коллеге, теперь уже бывшей.
-  Ага… - Энн сосредоточенно кивала, пытаясь запомнить заказ, но потом взяла падд Ракара и просто сделала там несколько дополнительных пометок. – Все скоро будет!
 Она подхватила поднос и быстро направилась в сторону бара, но по пути ее остановил оклик баджорца средних лет, сидящего за соседним столиком – судя по его виду, уже давно сидящего.
- Ах да, точно, спрингвайн… - пробормотала Энн и чертыхнулась сквозь зубы. – Сейчас принесу!
- Не удалось, - сказал Ракар, повернув голову к Акрите, когда Энн ушла. – Не удалось, - повторил он, - спасти карьеру Энн Уильямс в Звёздном флоте, как хотела Перим. Она не хотела оставлять ее на Волане II. Считала себя обязанной помочь ей исправить ошибки и вернуться в ваш флот. Скажите, Акрита, вас всех так учат в вашей Академии? Или это был уникальный случай?
- Как? - не совсем поняла андорианка. – Как мисс Перим? В целом да, нас всех учат по высшему разряду, но каждый волен сам строить свою систему ценностей и мировоззрение, пока это не противоречит правилам Звездного флота. А с мисс Уильямс лично я не пересекалась до нашей встречи здесь…
Это были ценные слова, о том, что каждый волен сам строить свою систему ценностей. Они отражали суть. Каждый федерат был волен ненавидеть ромуланцев, и строить коварные планы против его Империи. Может быть Акрита вложила в свои слова иной смысл, но Ракар видел то, к чему был готов. И именно поэтому солдатам Ромула никогда нельзя было расслабляться. А андорианка представляла интерес именно своей незамутненной искренностью.
Ракар откинулся на спинку стула и задумчиво улыбнулся, рассматривая девушку.
- С этим проектом так все время. Говорят, в самый первый день проекта кадеты взорвали катер, а станцию чуть не поглотило существо из гамма-квадранта. Потом был Волан II, и вот теперь вы первый день на станции – и сразу так много случилось. Что вы думаете о проекте, мисс Акрита? Имеет смысл спасать его, чтобы он продолжился?
- Конечно, имеет! – горячо воскликнула собеседница. – Да, события непростые, опасность всегда есть, в определенной степени, наверное, даже политического характера… хотя я в этом не разбираюсь, но именно тем, как мне кажется, и ценен наш проект. Он дает возможность и нам перейти от теоретических знаний и уроков в Академии к реалиям жизни, узнать другие культуры, себя, стать лучше, увидеть и исправить те ошибки и недостатки, которые не замечались раньше, и наверняка – руководству наших государств тоже позволит использовать результаты эксперимента по взаимодействию и пониманию друг друга. Поэтому логично, что возникают и обостряются сложные моменты, но это развитие, это будущее! Все в любом случае есть и будет непросто. Но если мы надеемся когда-нибудь работать вместе, оставаясь такими разными, ставить общие цели, исследовать Вселенную, принимать мирные решения, то проект «Альфа» - как лаборатория. И что-то может пойти не по плану, могут быть допущены ошибки, однако исправление их, признание и извлечение правильных выводов – это главная задача, как лично для каждого из нас, так и в целом. Поэтому мне кажется, - она на мгновение опустила взгляд и затем снова подняла его, продолжив уже не так решительно, но откровенно и с долей волнения. – мне кажется, что исправление ошибки мисс Перим – это и ее дело, и наше общее дело, и мы обязательно поможем ей, поддержим и докажем, что случившееся не конец, а только начало. И ошибки, совершенные на Волане II – тоже могут быть исправлены, и не стать поводом для закрытия всего, наоборот, с их учетом мы продолжим строить будущее… Возможно, я сейчас рассуждаю не очень понятно, но как мне видится – все действительно очень связано. Личные решения и решения относительно проекта, международных отношений. Ведь их тоже принимают люди. Но кто я, чтобы об этом судить.
Акрита чуть улыбнулась и снова стала совершенно серьезной. Она понимала, что сказала много, помнила о том, что перед ней – представитель потенциально враждебного государства. Но в данную минуту она сама искренне верила в то, что говорила, и искренне хотела приблизить к реальности свою мечту. И вряд ли ее детские мысли, донесенные до ушей ромуланского шпиона, нанесли бы вред Федерации.
Ракар с удовольствием наблюдал воодушевление девушки из Федерации, рассказывающей о проекте, его важности. И хоть ее интерпретация была такой восторженной и такой во многом наивной – он видел, что молодые представители федератов не стремятся к коварству и войне. Но все федераты были разными. Однако у них было нечто общее – они стремились к взаимопониманию и диалогу. Если бы адмиралы Звездного флота могли слышать то, что говорят некоторые кадеты – вероятно они не стали бы закрывать проект. Может быть Акрите стоило бы дать интервью Кристаль Харт, но та обязательно спросит о том, о чем спрашивать не нужно было. И этого нельзя было допустить.
Ракар отвел взгляд и посмотрел в пространство.
- Мне кажется, вы немного надстраиваете над событиями лишние связи, и я вижу в вашей речи попытку судить о мире с точки зрения глобальной общности законов Вселенной. На самом деле тут все немного проще и конкретнее, Акрита, - Ракар снова посмотрел на андорианку, - проект важен для построения нашего с вами взаимопонимания. Я рад что вы разделяете эту точку зрения. Всем нам нужен мир и долгая полноценная жизнь. А что касается Перим – ей нужно помочь просто потому, что она ценный ваш будущий офицер, дипломат и просто человек. То есть трилл. Есть много посредственностей, она не из их числа. Она должна быть, потому что ваше будущее, будущее Федерации, зависит в том числе от таких как она. И просто потому, что она ваш товарищ. А мне понравилось с ней работать. Впрочем – ваши слова – вашим бы адмиралам в уши. Потому что проект хочет закрыть именно Федерация. Это будет жаль.
-  А вот и ваш заказ, - Энн снова подошла внезапно, оборвав серьезный разговор.
Ее поднос был до краев наполнен тарелками, некоторые даже стояли в два ряда, и было видно, что она с ним еще не наловчилась управляться. В центр стола Энн поставила бутылку ромуланского эля и два стакана, перед Акритой оказалась чашка ароматного капучино с кривовато нарисованным на нем (вероятно) сердечком и ее заказ (хоть редбат и подозрительно напоминал курицу), перед Ракаром – бифштекс и некие экзотического вида закуски, которые он до этого никогда в жизни не видел. Закончив расставлять заказ, Энн довольно улыбнулась и присела на свободный стул, воспользовавшись минуткой, чтобы передохнуть. Предварительно она бросила взгляд через плечо и убедилась, что ни Дорк, ни Бортс за ней в данный момент не наблюдают.
- Ну что, новенькая, как тебе тут? Нравится каюта? – со свойственной ей тактичностью поинтересовалась Энн у андорианки и потянулась к тем самым неопознанным закускам, которые выглядели довольно аппетитно для земного глаза.
- Спасибо, - широко улыбнулась Акрита, немного удивившись той красоте, которую ей подали вместо чая. Она бросила взгляд на Ракара, как бы обещая ответить позже на его слова и снова повернулась к Энн. – Каюта мне вполне нравится, и, кстати, сегодняшней ночью в ней есть свободная койка. Квинтилия Перим точно останется до завтра в Лазарете, а тебя ведь уже освободили из одиночной? Так что если есть желание, можешь погостить, буду рада.
Энн Уильямс явно работала в такой роли как сейчас – первый день. Ракар посмотрел на свой заказ, который был не его заказом на самом деле, слегка скривился, но ничего не сказал. Портить первый день работы Энн у него не было намерения. Хотя есть очень хотелось, и именно привычная ромуланская еда ему сейчас очень была нужна, он понял, что придется есть земное блюдо. Пододвинув к себе тарелку и первым делом наполнив оба стакана синим ромуланским напитком, взял в руку стакан и с интересом посмотрел на Энн, которая потянулась к еде.
- Ты можешь есть, если хочешь, Энн, - произнес Ракар и залпом осушил свой стакан, понимая что подобный жест выдает его трудный сегодняшний день для всех окружающих, а кроме того совершенно убивает наслаждение от эля. Но это было не очень важно.
- Как забавно, эта каюта должна была быть моей… Подожди-ка, из какого лазарета? – Энн округлила глаза и застыла с надкушенным кусочком кекса в руках, уставившись на Акриту. Поняв, что она на автомате схватила чужую еду, она быстро вернулась кекс на место к остальным закускам.
- Энн, я разрешил же, ешь, - с улыбкой повторил Ракар, а сам понял, что Энн не в курсе событий, и они сами собой начали распространяться, и что Энн может рассказать кому-то еще, и геометрическая прогрессия распространения секретов – неостановима. Но рассказ он предоставил Акрите, он поправит потом, если это будет нужно.
- Да? Я никогда не пробовала ничего ромуланского, но это очень вкусно! – Энн быстро доела кекс и вновь посерьезнела. – Так что там с Перим? Мне никто ничего не сказал…
- Это не ромуланское, но опустим это,  - Ракар весело улыбнулся, а потом стал снова серьезным и посмотрел на Акриту.
- Как, подождите, я что, принесла не ваш заказ? – Энн тут же вскочила со своего места, оглядываясь. – То есть, я не принесла чей-то еще заказ… Я сейчас вернусь! – она схватила тарелку с закусками и быстрым шагом направилась в поисках того, кому они предназначались.
Акрита уже приготовилась было начать рассказывать, чувствуя на себе взгляд ромуланца и отчаянно ища компромисс между полной правдой и сухими фактами, и теперь несколько удивленно смотрела вслед мисс Уильямс.
- Так… - сказал Ракар, когда Энн снова убежала, - да, этого было не избежать. Но минимум информации, и чтобы ее работодатели не узнали. Кстати, вы когда-нибудь пробовали ромуланский эль, Акрита? Я знаю, что несмотря на эмбарго – мало кто его в Федерации не пробовал.
- Нет, не пробовала, - ответила андорианка, явно думая о другом, и вздохнула. - Вот даже не знаю, как мне теперь говорить об этом. Ведь будут спрашивать, и, наверное, еще не раз, тут ведь еще журналистка… как ее… То есть я могу говорить факты, что Перим обманули и отравили какие-то местные бандиты, что всего до конца я не знаю сама. И это в определенном смысле будет правдой, но кто же поверит?
- Да, не раз, - кивнул Ракар и наполнил свой стакан снова. – Кристаль Харт я вам очень рекомендую избегать, ей нужны сенсации и скандалы.  А Энн я сам сейчас расскажу, когда она вернется, хорошо? Никаких суждений, только факты. И вы можете попробовать, если хотите, - Ракар показал на второй стакан, до половины наполненный синим резко пахнущим напитком.
_________
С Акритой и Энн
« Последнее редактирование: 29 01 2017, 23:13:17 от Илама Толан »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
26 10 2016, 10:58:22 #373
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Кварк’c


- Вот, теперь – точно ромуланские, - Энн выглядела очень запыхавшейся, но довольной. Она поставила перед Ракаром его заказ, и со второй попытки он действительно получил желаемое. – Правда не такие вкусные, как те – они оказались бетазоидскими… Итак, что случилось с Квинтилией?
Акрита в этот момент как раз поднесла к губам стакан с ромуланским элем, используя это обстоятельство, чтобы передать слово Ракару, что и сделала чуть заметным кивком.
- Мы сегодня подрались с двумя преступниками в каюте Перим, - сказал Ракар, - теперь они арестованы. У Квинтилии отравление каким-то неизвестным веществом. До утра она будет в лазарете. Может быть, еще немного больше. Но не распространяй эту информацию, Энн. Квинтилия хотела помочь тебе, спасти твою карьеру и твое будущее. Отплати ей тем же. Остальные вопросы ты можешь сама задать ей утром, если решишь ее навестить.
Энн слушала Ракара с удивлением, смешанным с тревогой и волнением, но последняя фраза вызвала у нее совершенно другую реакцию.
- За кого ты  меня вообще принимаешь? – гневно воскликнула она. – Ты что, думаешь, что меня она совершенно не волнует? Ты… Ты… Ты вообще ничего не знаешь! Не тебе меня учить! – на ее щеках проступили красные пятна, и она сделала резкий шаг назад. – И нет, мне не нужна твоя каюта, - бросила она Акрите и быстро зашагала прочь в сторону бара.
- Ну вот, так всегда с этими самостоятельными и гордыми девушками, - немного разочарованно произнес Ракар, - а ведь это стандартное предупреждение. Откуда мне знать, что ждать от тех, кто не является моим соотечественником… - задал Ракар риторический вопрос и принялся за еду.
- Что-то и я не поняла, на что она обиделась, - пожала плечами Акрита и тоже пододвинула к себе тарелку. – Видимо, если даже нам, представителям Федерации, бывает трудно понять друг друга, то что уж…
Она вспомнила о прерванном разговоре и после нескольких минут тишины, в течение которых наслаждалась горячим итальянским блюдом, продолжила:
- Да, мое представление относительно связей, целей и ценностей вполне может быть ошибочным или неточным, а судить о глобальных проблемах – вообще вне моей компетенции. Все эти философские рассуждения – ни на что не претендуют, на самом деле, - она снова отхлебнула приятного синего напитка. – Но если вы можете сделать что-то, чтобы помочь проекту… И неужели его действительно Федерация хочет закрыть?
- Она обиделась на то, что я по умолчанию не признал ее надежность в неразглашении. Так бывает. Но у нас так принято. Есть информация секретная, есть информация доступная для всех. Мы просто недостаточно знакомы, чтобы верить друг другу. Доверие – вещь очень нелегкая, Акрита, - говорил Ракар, - а может быть я зря напомнил ей, что пыталась сделать Квинтилия, ей это и так известно. Она наверняка понимает. И да, действительно. Федерация. Ваши философские рассуждения вполне имеют смысл, размышление о мире дисциплинирует разум. Главное не увлечься и не оторваться от реальности. А по сути – каждый из нас может что-то сделать, чтобы спасти проект. Потому что он нужен нам всем.

В этот момент раздался вызов коммуникатора.
- Освальд Ракару. Можете говорить? - прозвучал голос кадета Макдауэлла.
Ромуланец не донес вилку с куском мяса до рта, и нажал на коммуникатор:
- Могу, Освальд. Говорите.
- Мы с несколькими коллегами хотим собраться у Артура минут через двадцать, - сразу же ответил землянин. - Присоединитесь?
Ракар едва заметно вздохнул, что по связи, конечно, не было слышно.
- Освальд, вы меня извините на сегодня, я надеюсь. У меня был тяжелый день, я недавно вышел из лазарета и скоро пойду к себе. Кое-какие действия я уже предпринял сегодня, о чем расскажу вам завтра утром. Договоримся на этом?
- А... - казалось, землянин задумался, но после паузы в несколько секунд снова заговорил, - да, конечно, отдыхайте. Завтра... о времени договоримся ещё, в общем. Хорошего вечера, Ракар!
- Взаимно, - ответил Ракар, и отключил связь.
Акрита не особенно вслушивалась в разговор ромуланца и Освальда, отчасти потому, что продолжала обдумывать сказанные им слова, отчасти чувствуя, что подслушивать в принципе нехорошо, хотя ей стало интересно, по какому поводу кто-то собирается у Артура. Когда он закончил, она тихо сказала:
- Да, я понимаю, что мы все можем что-то сделать для спасения проекта и будем делать, просто думала, что вдруг у вас, как сотрудника вооруженных сил Империи, больше сфер и возможности влияния, к вам прислушаются, вы умнее в таких делах… Например, мне бы не пришло в голову, что его хочет закрыть Федерация. И что касается доверия, то разве есть что-то унизительное в том, что существуют разные уровни секретности, что-то мне можно знать, что-то нет? А что-то вообще не имеет смысла знать. Меня это не оскорбляет в любом случае. И если я доверяю тем, кто решил так, то соглашаюсь. Если не доверяю – то… могу обдумать другие варианты.
Ракар с новой степенью заинтересованности посмотрел на Акриту. Он даже допустил несколько-секундную паузу, обдумывая ответ. Это было поразительно. Федеральная девушка вела себя с ним абсолютно искренне, обсуждая принципиальные вещи собственного понимания различных понятий. Она не боялась его, как представителя фактически враждебной Империи, это был просто диалог двух гуманоидов, не имеющих различий политического, территориального, принципиального характера. Они обсуждали просто вещи, которые могли бы стать общими для всех. Откуда берутся такие федераты, и что потом с ними делает жизнь? Таких федератов легко использовать в своих целях, Ракар это понимал. Но он не хотел использовать, тут он начинал хотеть с ними просто работать, в целях взаимной выгоды. И еще он понимал, что скоро ему нужно будет писать свою характеристику для этой девушки для командования.
- Все много сложнее, Акрита. Я ромуланец, улан, это младшее офицерское звание. И не мне в данный момент разговаривать с высшими кругами руководства другой страны, вашей страны – Федерации. Хотя, я конечно могу попробовать. Но кто станет меня слушать? Вот вы кадет Академии, вы пойдете убеждать в чем то адмирала Звездного флота ? Хотя, если вас соберется 50-100 – вы можете попробовать. Я не буду скрывать, моей Родине нужен этот проект. Мы тоже хотим строить будущее. Это нужно и Кардассии, это нужно прочим. Но вот, проект постигла череда неудач. Часть этих неудач была произведена кадетами, часть – объективной реальностью или чьим то злым умыслом, и ваши адмиралы начинают видеть в проекте – безнадежную затею. Или кому-то не хочется этого диалога, одна фракция, так сказать, убедила в чем то другую, или все еще идут дебаты. Как это изменить? Ну… как то можно. Например, мы все полным составом можем пойти к вашему адмиралу Солоку и попросить его нас послушать. Идея? – Ракар усмехнулся самому себе.
- А доверие… - Ракар посмотрел в свою тарелку, которая была уже пуста, - вот о нас, ромуланцах, у вас, то есть федератов,  есть стереотип, что мы никому не доверяем. На самом деле – «никому» - это сильно сказано. Мы доверяем своим семьям, своим друзьям, но не всем и не всегда. А в большинстве случаев – да, не доверяем. Потому что – слишком часто нас предавали, убивали, строили коварные замыслы и пытались их осуществлять. Поневоле научишься не доверять, если хочешь выжить. Но это не значит, что понятие «доверие» совсем умерло для нас.
Ракар вздохнул, и налил себе еще эля. Акрита не выразила недовольства вкусом ромуланского эля, и Ракар так и не понял, понравилось ли ей.
- Знаете, что я хочу сказать вам, Акрита, - посмотрел на андорианку Ракар, - не слишком слепо доверяйте чужим решениям. Думайте своей головой. Унизительного ничего нет. Но есть люди, которые думают, что заслужили доверие целиком, а потом обижаются что доверие не полное. Бывает. Бывают сильные эмоциональные реакции. И я, кстати, наверное, обидел Энн незаслуженно. В настоящий момент я понял, что она не предаст. И наверное, именно из за этой ее реакции. А Освальд – они хотят спасти Лайтмана. Его хочет забрать на суд Кардассия, и мы … пытаемся это исправить. Так что вот так обстоят дела. И я решил вам доверять, - Ракар по доброму улыбнулся федеральной девушке.

Акрита слушала, доедая свой ужин, затем приступила к капуччино, и даже не подозревала, насколько мысли ее были созвучны тому, что думал о ней Ракар. Если ромуланцы – такие, пусть не все, но если среди них есть такие, и они служат в действующей армии, то как объяснить многовековую вражду, войны, подозрения… Ведь это не джем-хадар, которые не признают других методов, это вполне адекватные существа, умные, заинтересованные во взаимодействии и доверии! Еще утром андорианка всерьез перепугалась, угодив краской под ноги Ракару и думала, как бы эта выходка не отразилась на международных отношениях. Последняя фраза ромуланца заставила ее поднять голову и посмотреть на него почти круглыми от удивления глазами.
- Спасибо за доверие, мистер Ракар! Мне очень приятно, но разве это не противоречит вашим служебным инструкциям, ведь я не принадлежу ни к вашим родным, ни к вашему народу… И, если это отразится на вашей карьере, то мне не хотелось бы, чтобы наше взаимодействие нанесло бы ей какой-то вред.
Она сделала глоток ароматного, но уже безнадежно остывшего кофе, и добавила искренне и серьезно:
- И еще благодарю вас за советы и мудрые мысли. Честно говоря, даже на Земле, в Академии, мне редко с кем удается говорить об этом. Хотя, наверное, часто и не надо. А что касается доверия, то ведь может быть так, что в каком-то вопросе, в какой-то области – оно есть, и там выстраиваются соответствующие отношения, но это не обязательно должно распространяться на все вообще… Такой вариант мне кажется наиболее перспективным в плане взаимного сотрудничества. Впрочем, это опять философия, - Акрита чуть улыбнулась и качнула антеннами. – как видите, я пытаюсь думать своей головой, порой даже слишком и не всегда к месту. И эмоциональные реакции у меня тоже бывают, это я понимаю.
Про планы Освальда она спрашивать не стала, решив, что если будет нужно и можно – он сам расскажет. Хотя мысль о том, что кадеты как-то могут повлиять на решение кардассианского суда, зацепила и обрадовала ее.
- Ну, я же не рассказываю вам государственные тайны Ромуланской Империи, частоты защитного периметра или любые другие секретные данные. Просто есть область, в которой наши с вами интересы совпадают и мы можем друг другу доверять. Это нормально, - сказал Ракар, снова откинувшись на спинку стула и рассматривая Акриту, - будем рассчитывать на то, что проект продолжится и у нас всех будет еще много шансов узнать друг друга и понять важное. Благодарю за интересную беседу, Акрита. Теперь я пойду отдыхать, увидимся завтра. Завтра нужно будет поговорить с Перим.
Ракар поднялся, положил на стол 3 полоски латины и кивнул андорианской девушке в жесте прощания.
- До завтра! – тепло улыбнулась Акрита, тоже вставая из-за стола. – Спасибо за ужин и за ромуланский эль! В нашей традиционной кухне есть нечто аналогичное, но совсем другое на вкус, и этот – мне понравился. А для Квинтилии мы сделаем все, что сможем, чтобы поддержать ее, обязательно. И если что-нибудь будет нужно… я всегда на связи. Сейчас пойду писать отчет в СБ, - она коротко вздохнула.

_________
с Ракаром и Энн


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
27 10 2016, 14:52:16 #374
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вечер
Каюта Артура Лайтмана


Вслед за Самритой, Хеной и М’Котой ангар с предполагаемым кораблем Тенмы покинули Освальд и Брол, а Рроу остался еще что-то обсудить.
Выходя, Хена обернулась в надежде, что Тенма позовет ее поговорить о ее идеях, о команде, стратегии и о чем-нибудь в этом духе. Кардассианец встретился с ней взглядом, но не сказал ничего, а только легкомысленно помахал рукой. Хена вздохнула. Когда она, наконец, набралась смелости и подошла к Тенме с просьбой взять ее в команду, он сперва был настроен скептически, не понимая, чем маленькая ференги сможет быть ему полезна. Хена и сама не очень это представляла. Она помнила слова Самриты, которые подруга произнесла тем вечером, когда они тайком подслушивали разговор Тенмы и Освальда: “Ну ты же училась в Академии, наверняка имеешь базовые навыки пилотирования или можешь следить за показаниями приборов! Подбадривать своего капитана, в конце концов”, но все это было совсем не то, что у нее действительно хорошо получалось, и попытки друзей подобрать для нее какие-то универсальные костыли, с помощью которых она могла бы стать полезна, ее даже расстраивали. Нет, она была благодарна, что они стараются, но это только сильнее подчеркивало ее бесполезность в их глазах… Тенма был не таким. Он сразу сказал, что не хочет видеть ее на борту своего корабля, но потом они вместе придумали кое-что, что было ей интересно…
Но теперь он снова ее не позвал. А если бы позвал - что бы она делала тогда? Согласилась бы пойти к нему прямо сейчас и променять на это встречу “комитета по спасению Лайтмана”? Сложный вопрос. Артур, конечно же, важнее! Но все же... Наверное, хорошо, что сейчас получилось именно так, и пренебрежение Джеза избавило ее от необходимости делать этот выбор. Хена вздохнула снова.
Оказавшись в коридоре и вне зоны слышимости Тенмы, Освальд связался с Ракаром. Когда разговор закончился, в тишине прозвучал голос Брола:
-Что, все идем ужинать к Артуру? - болианский ученый невинным взглядом оглядывал окружающих.
- Хочешь с нами, Брол? - с сомнением спросил Освальд. - Мне казалось, вы с Артуром... не очень ладили раньше.
Брол пожал плечами.
-Нет, не особо хочу. Мне еще кое-что надо сделать для Жантарин. Так что всем спокойной ночи!
Он поднял руку в жесте прощания и пошел по коридору прочь.
-Идем прямо сейчас? - спросила Хена, когда Брол скрылся за поворотом.
- Да, - кивнула Самрита. – Мне нравится твоя идея, и будет правильно, если ты сама ее расскажешь Артуру. Я же помогу ему и нам наладить связь. Как насчет камеры, как у Кристаль? – усмехнулась девушка, пока они шли в сторону Стыковочного кольца.
По дороге Освальд успел вызвать по связи Жантарин, и она подтвердила свою готовность подойти в течение 20 минут.


М’Кота пришла последней. Чтобы не вызывать лишних вопросов, вроде «почему все идут, а мы не идём», она не последовала за Освальдом, Хеной и Самритой, а чтобы убить внезапно образовавшееся время, решила приготовить для всей компании рактаджино. Поставив термос на стол, клингонка шутливо сказала:
– Это для ораторов. Чтобы взбодрились.
Затем она уселась на подоконник и постаралась не смотреть под стол: ещё от двери она увидела там две большие коробки. Оставалось только догадываться, что именно Артур притащил к себе в каюту, но раз оно было припрятано, вряд ли он собирался демонстрировать это всем.
Вернувшись в каюту после презентаций, Артур связался с Кварк'с и достаточно долго их уговаривал, потому что расплатиться он мог только федеральными кредитами и оставшейся единственной полоской латины. В итоге все удалось, и две картонные коробки принесли ему в каюту ровно за несколько минут до прихода товарищей по проекту. Артур только начал их распаковывать, но потом закрыл обратно и поставил под стол, когда все пришли. Кадет и не знал, что товарищи придут сегодня снова. Но они не бросали его и он был благодарен.
- Ты не против нашего визита? – с улыбкой поинтересовалась Самрита, выбирая место поудобнее. – К сожалению, Ракар придти не сможет, в остальном же наш маленький комитет решил, что нечего тебе скучать в одиночестве. И обсудить наши успехи. Но сначала, - она встретилась взглядом с Хеной, - мы хотели тебе кое-что предложить.
- Конечно, не против! – сказал Лайтман, - А что с Ракаром? Он в лазарете все еще?
- Нет-нет, он уже вышел, просто хочет отдохнуть. Сказал, что расскажет нам что-то завтра, - пояснила Самрита. – А вот Квинтилия останется в лазарете на ночь, мы решили зайти к ней завтра утром.
Артур задумчиво кивнул. Квинтилия серьезно пострадала, и никто из них не заметил вовремя предпосылок, случившихся с ней. Акрита рассказала не много. И теперь нужно было ждать утра.
- Понятно, - ответил он. – Я сегодня днем дал интервью Кристаль Харт, а… что вы хотели предложить?
Хена расплывчато обрисовала свою идею, озвученную полчаса ранее в ангаре.
-...только я точно не знаю, возможно ли это, ведь я не инженер, - закончила она и посмотрела на Самриту.
Самрита энергично закивала.
- Более того, это даже довольно просто сделать. Для видеосвязи нам понадобится портативная камера – вроде той, что у Кристаль Харт, только попроще. Я думаю, что могу собрать такую по чертежу. И аналогичное устройство поставим в каюте Артура, чтобы тоже его видеть. Звуковой и видео-сигнал нашей камеры будет выводиться на экран терминала Артура, а для нас я могу перепрограммировать обычный падд. Так что ты всегда будешь с нами, если захочешь, и даже сможешь принять участие в подготовке к регате… - тут Самрита слегка запнулась. Все равно это не даст ему возможность лететь с ними, а только наблюдать…
У Артура на пару мгновений загорелись глаза, и он даже воодушевился.
- Здорово! – сказал он. – Если это разрешат, я, конечно, с удовольствием во всем поучаствую. У меня были некоторые идеи про регату. Да и вообще, это было бы просто отлично. Не важно, реальное или виртуальное присутствие, потому что фактически – я буду в курсе и смогу разговаривать со всеми и что-то предлагать.
-А почему не разрешат? - пожала плечами Хена, - Тебе ведь разрешено общаться с нами и звонить родственникам… Это то же самое.
-А как прошло с Кристаль Харт? - спросила Жантарин.
- Ну тогда вообще просто здорово! Хена и Самрита – да вы просто идеальные генераторы идей! Спасибо!
Артур сделал паузу и продолжил, посмотрев на Жантарин:
- Кристаль Харт спросила у меня обо всем, что было на Волане II со мной. Включая Корама. И я рассказал все, как было. Теперь о том, что я сделал – узнают все, кто смотрит ее передачи. Это было не очень легко. Но некуда деваться. А еще – что мне не очень понравилось – она обвиняла Толан, в том, что та отправила кадетов в боевую ситуацию. Я защищал как мог, но Кристаль настаивала, что глинн Толан виновата в безответственном руководстве. И если вы будете тоже говорить с ней – нужно это как-то изменить.
- Подожди-подожди, а как это связано с твоим освобождением? – Самрита вскинула бровь и посмотрела на Артура. – Может быть, Кристаль в некотором роде права? Ведь, если посмотреть со стороны… Но это неважно, мы же решили, что нам надо использовать силы Кристаль, чтобы привлечь внимание к этой истории, чтобы освободить тебя. Как думаешь, тебе это удалось? Она на твоей стороне?
- Не только моя судьба, - сказал Артур, отведя взгляд в пол, - но и судьба проекта тоже важна. Глинн Толан ни при чем. На спасательной миссии настоял я. В действиях Толан я не вижу никаких тактических противоречий. Ее нельзя обвинять в том, что было не в ее силах изменить. И мы не должны скидывать на нее вину за объективные обстоятельства, не от нее зависящие. Да, Кристаль была на моей стороне. По крайней мере я так это понял.
– То, что на твоей – это хорошо, а то, что не на стороне проекта, уже не здóрово! – поразмыслив, сказала М’Кота. – В чём конкретно она обвиняла глинна Толан? Мы – не дети, в критической ситуации учащиеся любой военной академии должны брать на себя ответственность, как полноценные офицеры. Хороший командир знает это, и не боится доверить им посильное и нужное дело.
-Но все-таки было бы лучше, если бы глинн Толан спустилась на планету с вами, - вздохнула Хена, - Она бы знала, что делать, и уберегла бы от ошибок… наверное.
– Или наоборот, – возразила клингонка, – советник Рилл не справилась бы без неё на катере, и там произошло бы что-нибудь ещё похуже.
- Сначала Кристаль сказала, что наше руководство не справилось с дипломатической задачей с Корамом. Но хотел бы я посмотреть на того, кто справился бы с этим Корамом! – продолжил Артур свой рассказ, - Потом, она тоже начала говорить, что глинн Толан должна была отправиться с нами, на что я ответил – что если бы она отправилась, то кто бы руководил операцией с орбиты? А советник Рилл – все же … она советник. Я не уверен, что она может командовать кораблем. Я приводил в пример капитанов Звездного флота, необходимость тактического руководства сверху. В конце концов – она же тоже не могла бросить оставшихся на катере, и что было бы – будь у Волана II корабли, которые решили бы сбить наш катер. Что там было бы без нее? Но все было тщетно. Еще я говорил о сложном выборе командира, но М'Кота права, мы не маленькие дети, а почти офицеры и можем брать на себя ответственность. Вобщем.. – Артур вздохнул, - нельзя допустить, чтобы наше руководство Звездного флота обвинило Толан в плохой координации и закрыло проект! Потому что это на самом деле не так!
- Но разве проект закроется, если ее уволят? – удивилась Самрита. – Я имею в виду, как это связано? Нам просто назначат другого координатора, разве нет?
– От добра добра не ищут, – проворчала М’Кота. – Представьте себе, что её убрали, а прислали такого как… как тот же Корам! Вот была бы «радость»!
- Не знаю, - качнул головой Лайтман, - все равно это бросит тень на кардассианку, которая на самом деле очень старалась. И в конце концов – а захочет ли Звездный флот менять руководителей как перчатки? А не возмутится ли Кардассия, что Федерацию не устраивает то, или это..? Нет, нельзя так.
- Да уж, ну и ситуация... - как-то потерянно пробормотал явно недовольный Освальд, но потом в его голосе прорезались решительность и уверенность в своей правоте. - На Толан вину скидывать нельзя! Нельзя хотя бы по той причине, что одного представителя Кардассии мы уже... скажем так, оскорбили, даже если он того и заслуживал. Как думаете, что скажет кардассианское руководство на попытку выставить в дурном свете ещё и Толан? Нас же и обвинят в предвзятом отношении и лицемерии, после чего Кардассия может демонстративно покинуть проект, где к её представителям такое отношение. И тогда всё может рухнуть…
-И что нам с этим делать? - спросила Хена.
- Да, и это тоже, - согласился Артур, - что делать? Защищать Толан тоже.
___
С комитетом по спасению Артура
Offline  
Страниц: 1 ... 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS