* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 01 2021, 10:38:53 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
07 10 2016, 11:15:32 #345
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, вторая половина дня
Лазарет

Тем временем ромуланец сидел практически напротив девушки-трилла и мог продолжать видеть, что с ней происходит.
-Мы начнем с простого сканирования, чтобы выявить внутренние повреждения, - пояснила баджорская медсестра вполголоса, - Мне четко дали понять, что за здоровье участников вашего проекта отвечает мистер Тенек, но я и мои люди всегда рады ему помочь.
Баджорка бросила на вулканца взгляд, полный плохо скрываемой тоски, потом чуть слышно вздохнула, взяла трикодер и навела его на ромуланца.
Ракар смотрел на то, что Тенек делает с Квинтилией, но больше его занимал ее вид и состояние. Тенек сделает все правильно, это Ракар знал, но тут до него дошли слова беджорского медика. Он снова посмотрел на эту женщину.
- Что? Простое? - Ракар сдерживался изо всех сил, чтобы не спровоцировать дипломатического скандала, но надо было еще чтобы с ним ничего не успели сделать, прежде чем он поймет что происходит на самом деле. Федерация умела не только смотреть и слушать, но и действовать, самыми что ни на есть профессиональными способами во вред Ромуланской Империи. И в настоящий момент — есть вероятность, что они подставят его. Такая вероятность всегда есть.
- Это будет только сканирование, да? - неуверенно спросил он, - Вы разбираетесь в ромуланской физиологии?
-У меня был кое-какой опыт… - заметила Эвен между делом, читая показания трикодера, - Знаете ли вы, что вы не первый ромуланец на ДС9 и на моей родной планете? Во время войны тут побывали несколько ваших соотечественников, а также мне довелось работать с человеком, который разделял с вами некоторые физиологические свойства…
- Да, мы были союзниками в то время, я знаю, - ответил Ракар, внимание которого раздваивалось на две очень важные вещи. Он слышал о повышенных показателях, которые снял Тенек, а еще он очень внимательно следил за действиями баджорки по имени Эвен Оро. Она разговаривала спокойно, но именно так разговаривают, когда внедряют в голову живого существа инородную программу. И хоть этот факт мог иметь далеко не стопроцентную вероятность, Ракар боялся ее вмешательства.
- Работать? - улан решил продолжить беседу с ней, - некоторые свойства? Это как?
-Несколько лет назад на этой станции работал человек, который был наполовину ромуланцем, - с оттенком грусти пояснила Эвен, - Он был прекрасным врачом… и выдающейся личностью. Не все могли разглядеть это сразу, но я-то знала, что у него было огромное и доброе сердце… - Эвен оборвала себя и продолжила уже деловым тоном, - Что ж, ваши внешние повреждения вполне соответствуют драке, в которой вы побывали, но регенератор материи с ними справится быстро. Что хуже, мистер Ракар, это легкое сотрясение мозга, поэтому вам придется задержаться в лазарете как минимум на два с половиной часа.
Полу-ромуланец работал на станции... Ракар задумался на мгновение. Ромуланец... в Федерации. Сын предателя, или просто случайный чей-то. Почему же он не вернулся на Ромул? Чем Федерация так понравилась ему? Но комментариев Ракар не сделал, лишь внимательно изучив то, как Эвен Оро рассказывала об этом ромуланце. Он ей нравился, но тем не менее — всего минуту назад она смотрела на Тенека тоже с интересной эмоцией. Это было интересно ему лишь мгновение, пока он опять не услышал от Квинтилии «пожалуйста, не надо», и не услышал вердикт по самому себе. Наверное, она была права, потому что он и сам чувствовал, что не все ладно с ним после удара по голове, и все бы было легко, если бы он был не на федеральной станции.
Ракар нахмурился и посмотрел на баджорскую медсестру.
- Понятно. Но я против того чтобы меня отключали, я подам официальный протест, если это будет нужно, мэм.
-Отключали? - слегка нахмурилась баджорка, - О, нет, это не понадобится. И поскольку я не вижу признаков серьезной дезориентации и вероятности, что вы навредите сами себе, если будете двигаться, я даже не буду назначать седативные препараты. Только те, которые помогут восстановить нормальное функционирование головного мозга. И я бы хотела поставить небольшой монитор… - Эвен отошла от кушетки ромуланца, достала маленькую прямоугольную пластину и показала ее Ракару.
На общий Ракара исследовательский взгляд, баджорка не пыталась сделать ничего, что выходило бы за круг ее обязанностей. Напротив, она все объясняла и выглядела вполне компетентной и доброжелательной. Ракар кивнул, соглашаясь со всеми ее доводами. Но пластина, называемая монитором, вызвала новый виток подозрений и бесчисленное множество вариантов ее истинного назначения.
- Мэм, что делает этот монитор? – тихо спросил он. – Какие данные вы с него считаете? – спросил он тоном, близким к официальному, но было ясно, что ромуланская подозрительность зашкалила за определенную черту.
-Данные о состоянии вашего мозга, конечно, - с легкой улыбкой ответила Эвен, - Я ведь не смогу стоять возле вас с трикодером все два с половиной часа.
Ракар еще несколько секунд внимательно вглядывался в лицо Эвен Оро, пытаясь считать все недоговоренности и скрытые мотивы. Потом он посмотрел в пол, и еще немного размышлял о том, до какой степени коварства могут дойти федераты и до какой степени он может поверить тому, что сейчас происходит. Это было слишком важно, то, что сейчас может произойти. И судьба проекта стояла под угрозой, и Перим была в жутком состоянии, судя по тому, что он уже успел услышать, и федераты могли считать его память. Федераты достигли значительного прогресса в области технологий чтения памяти, но наверняка разведка не успела еще узнать о всех последних разработках. Федераты тоже умели хранить свои тайны и защищали их хорошо. И наконец Ракар решил проявить немного дипломатии.
- Мэм, - сказал он, - я, конечно, верю в ваши добрые намерения, но существуют вероятности того, что вы добудете сведения из моей памяти, а это я не считаю приемлемым. Ромуланская Империя не считает допустимым применение таких технологий на ромуланцах со стороны Федерации. Скажите мне, существуют ли доказательства того, что это просто кортикальный монитор, не имеющий никаких побочных функций?
 -Хм… - Эвен задумалась, - У меня есть технический паспорт на этот прибор, где описаны его функции, а также перечислены последние его проверки и калибровки, так что можете быть уверены, что он не бракованный и работает как задумано. Вы ведь уже дали себя просканировать и предоставили информацию о себе, но теперь мне нужно знать, как ваше состояние будет меняться с течением времени. Кроме того, вы можете лично подержать монитор в руках, если хотите.
Ракар прикрыл глаза на пару секунд. "Подержать в руках"… это ничего не даст. Он должен исследовать прибор в ромуланской лаборатории, следуя протоколу, чтобы протестировать все его недокументированные возможности. Но тут было нечто иное, он должен был решить прямо сейчас. Глянув на Квинтилию, лежащую на соседней койке с капельницей, он произнес:
- Мне будет достаточно, если мистер Тенек подтвердит, что эта штука никаким образом не навредит мне и моему государству, не считает то, что является конфиденциальной информацией.

Тенек уже сделал несколько шагов в сторону лаборатории, когда Ракар высказал очередную параноидальную идею и пару не менее параноидальных требований.
– Могу заверить вас, что это – типовой медицинский прибор, – сказал стажёр, останавливаясь и оборачиваясь, – который часто используется для мониторинга состояния пациентов. Он будет отображать динамику состояний одной из систем вашего организма также, как биокровать, – Тенек показал на кровать, на которой лежала Квинтилия, – будет отображать динамику состояний всего организма мисс Перим.
Ракар посмотрел на Тенека, потом перевел взгляд на Эвен Оро.
- Тогда… хорошо, - медленно кивнул он, - благодарю вас, обоих.
-Спасибо, мистер Тенек, - сказала Эвен и снова посмотрела на ромуланца, - Продолжим? Значит, мы надеваем монитор вот сюда, на лоб… не волнуйтесь, он будет держаться сам. И переходим к следующему этапу - медикаменты. Хотите посмотреть на состав действующих веществ в них?
Ракар неловко скривился в подобии улыбки, которая не особенно получилась, разглядывая медсестру.
- Нет, спасибо, - сказал он, - я уже решил вам верить. И благодарю за помощь. Полагаю, недоверия и сомнений на сегодня достаточно, я ценю ваше желание быть открытой и прозрачной в своих намерениях, также как и готовность предоставить доказательства. Так что… хватит с этим.
-В таком случае, я приготовлю гипоспрей и вернусь через несколько минут, - сказала Эвен и направилась в сторону медицинского склада.
Ракар оперся обеими руками о койку, на которой сидел, и стал смотреть на соседнюю, как дышит Перим. Вдох, выдох, еще раз и еще. Хорошо было, что они успели вовремя, жаль, что не раньше.
Эвен вернулась и показала Ракару гипоспрей перед тем, как ввести лекарства.
-Пока это все. Теперь будем продолжать следить за вашим состоянием, но к ужину вы уже должны быть дома.
Ракар улыбнулся чему-то своему, дома он будет не раньше чем через год. Здесь он больше не сопротивлялся, напротив, принял все, чем могли помочь ему федераты и послушно лег на койку.
- Когда-нибудь, доктор, расскажите мне о том полуромуланце. Когда-нибудь, когда у вас будет время. И спасибо за все.
________________
С Тенеком и Эвен Оро


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 10 2016, 15:17:52 #346
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Где-то на станции DS9

 
Энн сидела с паддом в Кварк’с не просто так: у нее была цель, и сейчас она искала пути воплощения этой цели. Свобода передвижения была как глоток свежего воздуха, но теперь Уильямс чувствовала себя несколько потерянной на этой станции, где никому ни до кого не было дела. Хотя… Может быть, оно и к лучшему?
Первое, что сделала Энн, оказавшись на свободе, - запросила официальное расписание всех прибывающих и отправляющихся со станции кораблей в ближайшие пять дней. К счастью, их было не так много, и, пролистав несколько страниц, она увидела название, от которого сердце забилось быстрее: Calypso. Эта «консервная банка», как говорил ее отец, однако очень полезная консервная банка, которая поддерживала торговые отношения между планетами в ДМЗ и Федерацией и снабжала их всем необходимым. Согласно расписанию, Calypso прибывал вечером 31 августа и отправлялся через четыре часа после прибытия, в 2500 часов по станционному времени. Не веря своему счастью, Энн подхватила падд и быстро покинула Кварк’c в поиске общественных терминалов: она помнила, что видела их где-то в районе Стыковочного кольца, в противоположной стороне от помещений проекта «Альфа».
- Энн Уильямс вызывает Calypso, - тихо проговорила она, оглядываясь. Хоть здесь и не было такой толпы, как на Променаде, но за ее спиной нет-нет, да и проходил какой-нибудь неизвестный ей инопланетянин или сотрудник станции.
Маленький экран терминала связи ожил, подернулся рябью, а затем на нем крупным планом появилось лицо баджорца. Его щеку пересекал, а затем спускался на шею достаточно уродливый шрам, отчего один уголок его рта навечно застыл в легкой насмешливой ухмылке.
-”Калипсо” на связи, - официальным голосом начал мужчина, а затем нагнулся чуть ниже к экрану на своей приборной панели и воскликнул, - Подавиться мне Сферой! Это же дочурка Сэма Уильямса! А ты подросла с тех пор, как мы проводили тебя в Академию Звездного Флота. Помнишь старину Рикку? Но что ты делаешь на ДС9?
- Да, да! – радостно воскликнула Энн секунд через пять, вспомнив и это имя, и это лицо. – Как я рада, что это вы! Я здесь… А, неважно, это долгая история, я ее обязательно расскажу... вы же тоже летите на ДС9, да? А потом?
-Мы делаем рейс до Лиссепии, а потом через Землю Пророков возвращаемся в систему Волан - останавливаемся и на третьей планете, и на вашей второй.
Девушка с трудом удержалась от радостного возгласа.
- Тогда у меня к вам будет очень большая просьба, - быстро заговорила она, уже не обращая внимания, кто там ходит за ее спиной. – Пожалуйста, возьмите меня с собой. Мне надо попасть на Волан II как можно скорее!
-Как можно скорее? - протянул баджорец и почесал небритый подбородок, - Мы можем взять на борт пассажира, изменить маршрут и надеяться, что наши товары не успеют испортиться. Но сможешь ли ты заплатить чем-то за это? Без обид, Энни, но времена в Демилитаризованной зоне нынче непростые, каждый выкручивается как может.
Энн на несколько секунд замолчала, задумавшись. Конечно, деньги. Все упирается в деньги. Она уже больше не кадет Академии Звездного Флота, не живет на Земле и никакого отношения не имеет к Федерации, где этот вопрос решался намного проще. На Волане II, как и во всей Демилитаризованной зоне, деньги были необходимостью для выживания, для торговли с соседними планетами, кардассианскими фермерами и даже той же Федерацией. Это все было понятно. Непонятно было, где эти деньги взять, когда у Энн здесь не было даже своей расчески.
- Конечно, я понимаю, - протянула она, - но дело в том, что… Я в сложной ситуации и застряла сейчас на ДС9, мне надо отсюда выбраться как можно скорее. А… сколько вам нужно? – девушка не стала говорить, что денег у нее нет совсем и взять их тоже неоткуда: все кредиты, полученные во время обучения в Академии, она оставила родителям, поскольку ей они были совершенно не нужны. – Я попробую достать.
-Одного слитка латины будет достаточно за быстрый корабль и надежных попутчиков, - пообещал Рикка, а проследив за выражением лица Энн, быстро добавил, - Можно даже не обязательно золото-прессованную латину, а эквивалент по цене. Мы будем на станции на третий день после сегодня, и у нас будет всего 4 часа на дозагрузку товара. Найдешь нас и обсудим условия на месте.
Энн быстро закивала.
- Не волнуйтесь, Рикка, я все найду! – где и как, она подумает потом. Или уговорит баджорца взять ее за какую-нибудь помощь на корабле… Главное, чтобы он ее забрал! – Только у меня будет еще одна просьба. Вы не могли бы, ну, не особо распространяться о том, что я хочу лететь с вами? Я бы хотела уйти со станции незаметно… Ничего криминального, - сразу предупредила она, - просто так будет лучше.
-Входит в стоимость, - ухмыльнулся Рикка, - Я и мой корабль не принадлежим Федерации, не сражаемся вместе с маки и не клялись в верности преступным лордам Демилитаризованной зоны. Мы сами по себе и беремся за любую работу. И если на этот раз она состоит в том, чтобы доставить одну девочку домой без лишних вопросов - мы сделаем все в лучшем виде… если сойдемся на цене.
Девушка расплылась в довольной улыбке.
- Спасибо, мистер Рикка! Я найду эти деньги и буду вас ждать! Через три дня, - повторила она, прежде чем связь отключилась.
Она механическим жестом коснулась тонкой цепочки на шее, и решение пришло в голову само. Подхватив падд, она направилась назад, в сторону Кварк’с и голокомнат, где у кадетов проекта сейчас была очередная презентация. Удивительно, как быстро все это перестало быть частью ее жизни…
________
Энн Уильямс и Рикка
Offline  
13 10 2016, 10:28:38 #347
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Голокомнаты


-15 минут - это мало! - возмутился райзианец, когда Илама отошла достаточно далеко, чтобы услышать это, - М’Кота, ну разве тебе самой не хотелось бы, чтобы на твой Кронос посмотрели все? Наверняка, у них были бы интересные вопросы… у Ракара, например! Разве честно исключать их?
- Тар, прав на самом деле, - сказал Артур, -  мы должны ждать друг друга и самостоятельно принимать решения об этом. Я тоже за то, чтобы прерваться и дождаться отсутствующих.
- А если они там еще несколько часов проведут? – хмыкнула Самрита. – У меня лично планы на вечер, я за то, чтобы начать сейчас!
– Они получат копию, – безжалостно подытожила М’Кота. – А кто хочет не работать, а сачковать, может прямо сейчас догнать глинна Толан и рассказать ей о своих уникальных предпочтениях. Желающие есть?
-Вообще, мы должны слушаться координатора… - с сомнением вставила Хена, - И если М’Кота не против...
- Мы можем перенести на завтра, - сказал Лайтман. – И это не обязательно значит, что это именно "сачковать". Они – наши коллеги, и они важны. Увидеть копию – совсем не то, что участвовать в общем совместном действии. Мы ведь все заодно.
Акрита почти не слушала беседу товарищей, проводив взглядом глинна Толан, она снова глубоко задумалась. Все было так сложно. От ее действий и слов зависело многое, и она даже с трудом могла предположить, что. Не в первый раз… И очень страшно было ошибиться, как тогда.
М’Коте очень не хотелось спорить с Артуром, но всё же она сказала со всей убеждённостью:
– Глинн Толан приказала провести презентацию. Советник Рилл сравнила нашу работу здесь с боевым постом на звездолёте. А если завтра случится что-нибудь ещё, снова отложим? А потом отложим весь проект? Знаете… – М’Кота секунду помолчала, подбирая слова, потом продолжила:
– Когда кто-то ранен или убит… ну будем считать ранен… лучший способ показать, что он важен – не предаваться скорби и ничего не делать, а взять на себя его обязанности, работать и за себя, и за него. Давайте покажем нашим товарищам, что они для нас важны, тем, что не дадим загнуться проекту и сделаем хорошо нашу сегодняшнюю работу!
-Вопрос в том, что в данном случае является “сделать работу хорошо”, - задумчиво сказала Хена, - Мы же должны не костьми ложиться, но провести заданное количество презентаций. Презентации ведь нужды для чего-то… А это что-то не получится, если будут присутствовать не все.
- Но ведь мы уже прослушали презентацию Рроу в таком составе – почему мы теперь должны делать исключения? В любом случае, сейчас должна начаться следующая презентация  - будь то Сатал, М’Кота или кто-то еще. Она стоит в плане, и мы же не можем просто сказать, что ее не будет… Или можем? – вскинула брови Самрита.
-Квинтилия, неужели это ты? - ужаснулся Тар.
Самрита показала райзианцу язык, но ничего не ответила. Антенны Акриты едва заметно вздрогнули, когда она услышала имя своей соседки, но поняв, что коллеги шутят, она снова ушла в свои мысли.
- Я думаю,  что если уж и правда проводить аналогии с кораблем и экипажем, то наша экспериментальная миссия должна касаться всех участников. Мы не можем оставить их, бросить на как бы планете и полететь выполнять основное общее для всех задание в другое место. Суть проекта в попытке нахождения единства и способности общего мирного взаимодействия между нами, поиске чего-то общего, присущего каждому из нас. И очень важно, чтобы Кронос увидели ромуланец, трилл и вулканец. Также как мы все увидели Ромул и Трилл. Они не успели до окончания презентации про Каит, значит там все чуть более чем просто серьезно. И теперь, нам пора остановиться и ждать их. М'Кота, твои слова верны для боевого задания, это все правильно. Но у нас всех несколько другая цель, - сказал Артур.
– Почему мы тогда не ждали Уильямс вчера? – спросила М’Кота. – Потому что она была одна, а их трое? Или потому что она с Волана 2?
- Возможно потому, что мы ошиблись. Но рано или поздно наступает время, когда нужно признать ошибки и начать их исправлять, - ответил Артур, глядя М'Коте прямо в глаза.
– Ну, допустим, – сказала М’Кота, не отводя взгляд. – Но если уж исправлять ошибки, то исправлять как следует. Давайте не просто отложим презентацию на завтра, давайте позовём на завтрашние презентации Энн и Сатала. Да, они уже не в проекте, но пусть хотя бы попрощаются с проектом как следует! И ещё одно, – она бросила взгляд на Тара Мари, – давайте не будем сейчас разбегаться по своим делам. Сейчас время проекта, так? Вот и потратим его на проект – сделаем общую презентацию по собственному почину. Такую, чтобы все увидели – проект не разваливается, а совсем наоборот!
- Да, это тоже хорошая идея, - согласился Артур, - мы их позовем, если они, конечно, захотят. А пока можно попрограммировать что-нибудь, я вот обещал дополнить некоторые впечатления о Земле, все желающие могут посмотреть.
- Ну вот, теперь мы еще и сами придумываем себе задания, - закатила глаза Самрита. – И что же за общую презентацию ты хочешь? – она с выразительным вздохом обернулась к клингонке, а затем посмотрела на советника: - Неужели мы и правда нарушим прямое задание координатора?
– Мы не нарушим, мы подойдём к заданию творчески, – возразила М’Кота. – Сейчас должна быть презентация? Она и будет. И все, кто присутствует в неё вложатся. Можно сделать микс из того, что не поместилось в наши главные презентации, как предложил Артур, а можно взять тему, которая касается всех государств-участников проекта и показать то, что получилось, завтра – и отсутствующим, и координатору, как заключение программы презентаций.
Клингонка заглянула в падд и добавила:
– Да, завтра ещё должна была быть презентация Уильямс. Мы с Акритой как раз займём время назначенное для её презентации и для моей презентации, так мы почти не нарушим завтрашнее расписание.
Утара слушала обсуждение с интересом. На самом деле её не устраивал только один вариант, если бы кадеты решили «удрать с уроков», во всех других вопросах её больше всего интересовало, сумеют ли они договориться и учесть при этом интересы как кадетов, так и руководства.
– Почему бы вам не найти наилучшее решение, а затем оповестить глинна Толан об изменениях, если они будут? – предложила болианка. – Если координатор откажет вам в вашей инициативе, вы проведёте презентацию М’Коты, а если примет её, подготовите новую, по той теме, которую выберете сообща.
Лайтман кивнул советнику и спросил всех:
- Тогда я сейчас вызову по связи координатора, и скажу, что мы решили продолжать презентации после возвращения тех, кто сейчас находится в лазарете, а пока решили заняться совместным творчеством в голокомнате. И хотим позвать сюда отчисленных, если они захотят присутствовать. У кого-нибудь есть возражения?
_________________
+ остальные кадеты и советник
« Последнее редактирование: 13 10 2016, 10:29:10 от Мори Джанир »

Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
13 10 2016, 10:33:40 #348
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Голокомнаты

 
Несмотря на невеселые мысли, последнюю часть обсуждения Акрита слушала с интересом. У нее и без того хватало вопросов, требующих ее решения и выбора, поэтому в этом ей хотелось воздержаться от собственного мнения и довериться решению старших и более опытных коллег. И, кажется, оно почти не противоречит указанию координатора, может быть согласовано и вообще представляется довольно необычным.
- Я не против, - сказала андорианка. – Только у меня по своей презентации ничего еще не готово, кроме общей идеи, и не совсем понимаю, как мы будем делать и показывать одновременно.
- Ладно, - нехотя согласилась Самрита. – Общая презентация так общая, особенно если нам ее разрешат. Только вот о чем? Не о Доминионской же войне, - хмыкнула она, по-своему интерпретировав слова о том общем, что было у государств-участников.
– Одно возражение, – сказала М’Кота. – Я взяла на себя ответственность за организацию, мне и вызвать координатора. Прятаться за спины других я не буду. А тем на самом деле много, – добавила девушка. – То есть сильный враг, это, конечно, здорово, – глаза клингонки блеснули (она явно была бы не прочь сделать что-то про войну), – но объединение на почве ненависти нам сейчас не подходит. Зато у нас всех есть семьи, разве это не общее? Мы все любим состязания – вон сколько народу захотело участвовать в регате. У каждого народа есть любимые исторические персонажи или нравоучительные истории… продолжать можно бесконечно! Так, например, каждый может смоделировать площадку для национального вида спорта и дать другим попробовать себя в нём. Или, чтобы каждый сделал пятиминутную голоновеллу по любимой притче, это можно было бы назвать «Ларец мудростей»… Как думаете?
- Раз уж делать совместную презентацию, то всем вместе, а иначе чем это будет отличаться от того, что мы и так показываем? – проговорила Самрита. – Что-то, объединяющее всех нас: клингонов, землян, ференги… - она хитро усмехнулась и оглядела остальных кадетов. – Мне это кое-что напоминает. Историю этой станции, например.
- Тогда может быть мы, наконец, решим первую нашу общую задачу модификации катера? Наши товарищи будут участвовать в регате двумя командами, и мы приложим все усилия вместе, чтобы два катера был максимально быстрыми, и хоть одна команда из проекта сумела победить в регате? Заодно и оттестируем здесь всё в симуляции? – предложил Артур.
-Вместо презентации, о которой говорит М’Кота? - уточнила Хена.
- Я как инженер одной из команд это только поддерживаю, - впервые за все обсуждение в голосе Самриты прозвучало что-то вроде энтузиазма. Который тут же сменился скепсисом: - Только у нас тут две команды, - она косо посмотрела в сторону Тенмы. – Один катер мы может и модифицируем, а что со вторым? И… как-то это действительно слишком далеко от первоначального задания Толан, - совсем безрадостно добавила она. – К тому же время, отданное на презентацию, уже идет, и надо что-то делать!
- Формально это и будет презентация, - ответил Артур Хене, - презентация катера, системы которого отлажены при участии представителей всех государств, участвующих в проекте. И я предлагаю применить эти модификации к обоим катерам, выступающим от проекта. Потому что нашей целью не является соревнование друг с другом, а общая победа нас всех. Не важно кто из нас победит в итоге, главное будет то, что мы все приложили силы к этой победе.
-Да, мисс Баккер, - Тенма отлепился от стены, на которую все это время в ленивой и непринужденной позе облокачивался, - Почему бы вам не поработать над обоими катерами?
- Нам всем поработать, - землянка сделала ударение на первое слово. Сейчас в ее голове явно боролись два желания: дорваться, наконец, до катера и приложить к нему все свои наработанные в Академии умения, и не помогать Тенме, который мало того, что кардассианец, так еще и капитан другой команды. Но первое победило. – Если возражений нет, сообщите Толан, чем мы тут занимаемся, и приступим!
Лайтман довольно улыбнулся.
- М'Кота, расскажи это всё глинну Толан, и мы начнем!
М’Кота с энтузиазмом кивнула. Так ей нравилось гораздо больше – когда все делали одно дело, а не бродили каждый сам по себе. Даже непонятные федеральные девушки вдруг стали понятнее и симпатичнее.
– М’Кота вызвает глинна Толан!
- Слушаю, - практически сразу отозвалась координатор.
– Мы тут во время перерыва посовещались, – сообщила М’Кота. – И решили, что будет хорошо провести все оставшиеся презентации завтра, вместе с теми, кто в лазарете и пригласить отчисленных, как гостей. Для большей сплочённости, – пояснила она на случай, если координатор её неправильно поймёт. – А сейчас поработать над модификацией катеров – тут же в голокомнате. Это же тоже общее дело и послужит к чести проекта. Разрешите выполнять?
Она хотела было добавить «или всё-таки всё по плану», но остановила себя: это прозвучало бы как детская просьба или даже как капитуляция перед бесчувственным планом, который они только что все вместе творчески переработали.
С той стороны коммуникатора послышался чей-то голос, но слов было не разобрать, а глинн Толан ответила только через пару секунд:
- Вы отменяете презентацию? – по голосу кардассианки было слышно, что она торопится и в лучшем случае услышала половину из того, что сказала М’Кота. – О каком катере речь? Если советник Рилл одобрила, вы можете этим заниматься.
– Нет, не отменяем, – М’Кота заговорила на всякий случай в два раза громче (а она и так говорила далеко не тихо), – Хотим, чтобы на оставшихся презентациях был полный состав, и завтра для этого есть окно на месте презентации Уильямс. И сегодня тоже никуда не уйдём – поработаем для проекта. Советник Рилл говорит, что будет так, как вы распорядитесь.
- Хорошо, делайте так, - быстро ответила Толан и отключилась.
М’Кота отключила коммуникатор и, оглянувшись на остальных, сообщила тоном заговорщицы:
– Ура. Ура или нет?
- Йес! – Артур произвел торжествующий жест рукой, соответствующий этой фразе. – Ну что, запускать программу симуляции катера?
Самрита сосредоточенно кивнула в знак согласия.
- Это будет здорово! – улыбнулась Акрита, которая, хоть и не принимала участия непостредственно в обсуждении, горячо поддерживала идею подготовки к регате. – Ребята, вы такие молодцы!
_____________
и кадеты
Offline  
14 10 2016, 13:52:59 #349
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет


Тем временем Тенек скрылся в лаборатории. Как и предполагала Тари, отчет об анализе загадочных и потенциально опасных таблеток из пузырька, конфискованного в каюте Квинтилии Перим был готов. Тенек открыл файл и погрузился в изучение физических и химических свойств.
Лекарственным препаратом это определенно не было, по-крайней мере, точных совпадений не нашлось ни в одной федеральной базе. Тенек разобрал составляющие, отвечающие за седативный эффект и за подавление голода, но одно из действующих веществ ему было не известно настолько, что он даже не смог бы высказать предположения, что оно может делать. Маленькая ссылка в отчете вела на очень короткую сводку о попытках создать вещество, делающее работу мозга более эффективной, но исследование было закрыто еще в первой фазе, на стадии испытаний с малым количеством здоровых добровольцев из-за появления серьезных неожиданных нежелательных явлений, не проявлявшихся во время ранних компьютерных симуляций, и в первую очередь - легко появляющейся зависимости и достаточно резкого наступления синдрома отмены. Молекула даже работала так, как ее задумывали исследователи, но цена справедливо показалась им слишком высокой. Ей даже не успели дать имя - у нее был только проектный номер: J-1275. Но вещество было создано, и теперь оказывалось, что кто-то - исследователь или не избавившийся от зависимости доброволец - не уничтожил остатки, как было предписано правилами.
Итак, из этого следовало:
1. Из некоей лаборатории в Федерации произошла утечка информации или даже самого опасного вещества. Эту информацию безусловно должна была получить коммандер Мори - как потому что вещество всплыло на подотчётной ей станции, так и потому что она знала, куда передать эту информацию.
2. Всё указывало на то, что Квинтилия Перим не могла сознательно искать это вещество - у неё просто не было доступа к подобной информации. Что бы она ни пыталась приобрести – это было что-то другое, что-то, о чём она должна была знать.
3. Вещество выводилось из организма очень быстро – это было и плохо и хорошо. Плохо, потому что усиливало синдром отмены, хорошо, потому что подбирая лекарства для нивелирования этого синдрома можно было не опасаться того, что их воздействие просочетается с воздействием наркотика. Однако, следовало сперва получить результат анализа крови и убедиться, что это действительно так.
Тенек проверил ещё раз настройки для анализа крови и вернулся в приёмную.
В приемной в это время сестра Эвен закончила заниматься Ракаром, и он, как и кадет Перим, лежал на своей койке. Сестра Тари была неподалеку и ждала указаний Тенека.
– Ждём результатов анализа крови, – сказал стажёр. – За это время я подберу комплекс медикаментов.
Он посмотрел на Квинтилию, затем на экран биокровати, отслеживая состояние пациентки. Два комплекса медикаментов, следовало сказать – в зависимости от того, покинуло отравляющее вещество организм или нет, следовало выбрать один из них, но уточнять вслух этого Тенек не стал: эмоциональных пациентов лишние подробности иногда только тревожили.
Судя по всему, капельница помогла, и состояние девушки менялось не слишком быстро, но все же тренд был в сторону ухудшения. Невооруженным глазом это разглядеть было сложно, поскольку Квинтилия повернулась лицом к стене и подтянула колени к груди, приняв позу эмбриона настолько, насколько позволяло наличие катетера в ее руке.
– Ей долго надо будет здесь оставаться? - тихо спросила Тари.
Тенек и сам этого не знал – будь это стандартный случай, он мог бы сказать, что Квинтилия пролежит в лазарете максимум день-два, но не преподнесёт ли какой-нибудь сюрприз препарат J-1275 угадать заранее было невозможно.
– Если всё будет развиваться по стандартному сценарию, то не долго, – сказал стажёр.
– Тоже несколько часов? - уточнила Тари, - Или мне готовить пижаму и постель не в проходном помещении?
Тенек понял, что выразился неточно, мысленно сравнивая стандартные сроки для ликвидации наркотической интоксикации со сроками, характерными для сложных случаев.
– Готовьте, – сказал он. – Несколькими часами точно не обойдётся.
– Тогда я сделаю это, а вы позовите меня, если вам понадобится что-то еще!
И Тари упорхнула с улыбкой, оставляя Тенека с его пациенткой.

Лежа на своей койке, прикрыв глаза, Ракар вслушивался в то, что происходило неподалеку. После действий Эвен Оро ему полегчало почти немедленно, федераты и впрямь достигли прогресса в изучении ромуланцев и способов их лечения. И теперь Ракар слушал только то, что говорят про Квинтилию. Он уже понял, что девушка-трилл впала в зависимость от стимулятора, подстегивающего мозговую и нервную активность, но такая зависимость была побочным эффектом. Наверняка она хотела не спать всю ночь, успеть выполнить обязанности по станции вместе с обязанностями по проекту, но она связалась не с теми людьми и применила не те методы. Ее ошибка могла стать фатальной. И ей еще повезло, что ей не дали чего-то кардассианского, из той группы, что превращает солдат в машины для убийства, не видящих ничего вокруг, кроме цели – противника, которого надо уничтожить. Впрочем, повезло ли ей – еще известно не было. Он видел теперь, в какое состояние она постепенно приходила после отмены приема таблеток. Ему не было видно мониторов ее биокровати, но ее еще недавно тихий умоляющий голос и теперешняя поза – говорили сами за себя. После сильного нервного возбуждения последует угнетение нервной деятельности, и ромуланец совершенно не знал какие еще последствия могут с ней быть. Он знал только, что должен находиться рядом. Здесь, с ней. Но у него не было на это никаких прав.
Когда медсестра ушла, Ракар открыл глаза и повернул голову в сторону соседней койки, потом перевел взгляд на Тенека. Ракар ничего не спрашивал, пока он просто смотрел на вулканца, не пытаясь отвлекать его.

Не уходя от пациентки, Тенек занялся подбором лекарств: максимально эффективных – для «чистого» организма, оптимально настроенных на баланс эффективность/осторожность – для организма с остатками отравляющего вещества. Время от времени он поглядывал на мисс Перим и монитор биокровати, чтобы вовремя заметить внезапное ухудшение, если оно случится.
Как он и сказал мисс Тари, к тому моменту, когда можно было проверить результаты анализа крови, схемы приёма препаратов и их комплекты были готовы. Поскольку в данный момент сестра Тари готовила для мисс Перим место в стационаре, Тенек обратился к сестре Эвен:
– Мисс Эвен, принесите результаты анализа крови.
Пациентку он решил лишний раз не покидать.
Эвен кивнула, вышла в лабораторию, и через несколько секунд результаты анализа крови отразились на мониторе биокровати. В организме Перим все еще присутствовали остаточные следы J-1275.
К этом моменту Тенек окончательно утвердился в мысли, что едва не совершил грубою ошибку. Все медикаментозные воздействия были хороши для известных веществ и их модификаций с прогнозируемым воздействием, в этом же случае наиболее очевидный метод мог оказаться и наиболее опасным. Стажёр стёр из падда список медикаментов для частично отравленного организма, оставив там только первый (для очищенного организма) и достал волновой индуктор. Настроив прибор, Тенек разместил его на голове девушки и погрузил её в сон, затем распорядился:
– Готовьте оборудование для экстракорпоральной детоксикации.
Эвен выглянула из лаборатории, и на ее круглом лице было заметно удивленное выражение, но она спокойно произнесла:
-Мы с сестрой Тари подготовим оборудование для очистки крови в дальнем помещении. Я принесу грави-носилки, будьте готовы переместить пациентку через десять минут.
- Тенек...- тихо позвал Ракар, наблюдая за происходящим, убедившись, что никого нет рядом, а Квинтилию перевели в сон.
Тенек обернулся и выжидательно посмотрел на ромуланца.
- Я так понял, что не все так просто, как я ей обещал? – спросил ромуланец. – Что-то нестандартное? Вы сможете ее спасти?
– Пока угрозы для жизни нет, но мисс Перим принимала нетипичное вещество, с которым я сталкиваюсь впервые. Могут быть непредвиденные осложнения.
Будь Ракар не ромуланцем, воспитанным в строгой дисциплине, Тенек бы усомнился, стоит ли говорить с ним так прямо, но в данном случае привычный ему открытый и конструктивный подход показался ему уместным.
- Ясно, - сказал Ракар, глядя на вулканца, - я в вас верю, Тенек, вы сделаете все возможное и справитесь.
Эвен вернулась раньше, чем через 10 минут, в сопровождении второй баджорской медсестры.
– Мы готовы, - сказала Эвен, глядя на Тенека, - Можем начинать перевод.
Тенек кивнул:
– Приступаем.
___________________
с Ракаром, бессознательной Квинтилией, Эвен, Тари


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
14 10 2016, 14:01:59 #350
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет


Тари достала из высокого шкафа, спрятанного за одной из стенных панелей носилки, разложила их и включила антигравитационное устройство, позволяющее им парить в воздухе на такой высоте от пола, на которой было удобно перемещать пациента с биокровати и тревожить его минимально. Квинтилия находилась теперь в состоянии медицинского сна, поэтому ее мышцы расслабились, и медикам было гораздо удобнее проводить любые манипуляции. Впрочем, не то, чтобы до этого она сильно мешала им, полностью отстранившись от всего происходящего, но теперь сходство с безжизненной пустой оболочкой было ужасающе полным. Эта девушка, которая постоянно была напряжена, которая вздрагивала от случайных прикосновений и боролась за свое личное пространство теперь ничего не могла возразить или сделать. Сестра Тари поправила голову Квинтилии на подголовнике носилок и аккуратно отвела от лица несколько мокрых от пота темно-каштановых прядей, выбившихся из обычно аккуратной косы.
В то время, пока вторая баджорка осторожно вела грави-носилки в другое помещение лазарета, Эвен подошла к Тенеку и тихо сказала:
-Скажите, что это просто случайное отравление, а не то, о чем я думаю. Некоторые компоненты в этом анализе крови я никогда не видела раньше.
– Если вы думаете об интоксикации наркотическим веществом, вы совершенно правы, – ответил ей Тенек, – такие вещи редко бывают случайными. Затем внимательно посмотрел на медсестру и спросил:
– Почему вы не стали учиться дальше, на врача? Вы наблюдательны, внимательны и настроены на самостоятельное мышление.
Удивленная внезапным вопросом, Эвен не сразу нашлась, что ответить.
-Понимаете, у меня есть это в планах, но сейчас не самое удачное время, - медсестра смущенно зарумянилась, - Я хочу сначала выйти замуж, завести семью, а это прервет мою карьеру на несколько лет, так что нет смысла начинать сейчас…

В лазарет Толан вошла с намерением выяснить, что случилось с ее кадетами, и убедиться, что им ничего не угрожает. Когда двери перед ней разъехались и она решительно ступила внутрь, она оказалась в стерильном помещении приемного покоя, где ее черная форма, да и она сама смотрелись инородными объектами. С порога она заметила Тенека и баджорскую медсестру, а также улана Ракара, лежащего на кушетке и выглядящего – по крайней мере издалека – достаточно неплохо.
- Мне сообщили, что среди кадетов проекта «Альфа» есть пострадавшие. Мистер Тенек? – обратилась она к вулканцу с полувопросительной интонацией, ожидая доклада.
Тенек отчитался в порядке убывания опасности каждого случая:
– Интоксикация у мисс Перим; сотрясение мозга, ушибы, поверхностные ранения у мистера Ракара; ушибы у меня.
Кардассианка внимательно выслушала короткий доклад и кивнула.
- Опасность для здоровья? Сколько времени им придется провести в лазарете? – и, оглядев помещение, добавила: - Где мисс Перим, и что вы имеете в виду под интоксикацией? Ее отравили?

Ракар лежал вытянувшись на биокровати и смотрел в потолок. Квинтилию уже унесли, и он ни о чем другом не мог думать. Ни о чем другом, кроме этой девушки, которую переложили на носилки и понесли в другое помещение. Ее жизнь зависела не от него. И он мог только молча и терпеливо ждать, собирая в кулак  и пряча глубоко весь свой отчаянный страх за нее. Только ждать новостей. Вещество, которое Квинтилия принимала за стимулятор, оказалось неизвестным для федеральных врачей, и Ракар понимал, что все куда хуже и сложнее, чем даже он подозревал изначально. И теперь помимо прочего он должен был отомстить тем двоим за то, что они сделали с Перим. Но это позже. Сначала ее нужно было спасти. В лазарет вошла глинн координатор и запросила отчета. Ракар медленно поднялся в сидячее положение.

– Мистер Ракар будет волен покинуть лазарет через два часа двенадцать минут, – ответил координатору Тенек, – мисс Перим сможет вступить с вами в контакт не раньше завтрашнего утра. При благоприятном развитии ситуации. О её состоянии я хотел бы поговорить подробнее, но поскольку эта ситуация выходит за рамки медицинской проблематики и имеет прямое отношение к безопасности на станции, я хотел бы, чтобы этот разговор состоялся в присутствии коммандера Мори. По возможности здесь: я предпочёл бы не оставлять пациентку на данном этапе лечения.
- А я бы предпочла получить отчет о ее состоянии прямо сейчас, - жестко произнесла кардассианка. В голове пронеслось, что это серьезнее, чем просто ушибы или даже отравление.  – Затем у вас будет полное право доложить всем, кому следует знать, о чем бы ни шла речь. Итак, что с Перим?
Ракар медленно переводил бесстрастный взгляд с Тенека на Толан и обратно. Ничего хорошего не предвещали слова ни того, ни другой. Но его не спрашивали и он не торопился с отчетом, ожидая что именно скажет Тенек, собираясь придавать его словам несколько другое объяснение.

Вся недоступная информация делится на три категории – та, которую вам не имеют право сообщить, та, которую вам обязаны сообщить, и та, которая не имеет для вас существенного значения. Первую требовать бессмысленно, вторую требовать нет причин – её и так вам сообщат, третья не заслуживает усилий.
Минуту назад Тенек пообещал проинформировать глинна Толан о состоянии кадета Перим – с максимальной эффективностью: изложить ситуацию обеим заинтересованным сторонам, предоставить им возможность обменяться информацией, которую они сочтут подлежащей обсуждению, совместно обдумать стратегию защиты станции с одной стороны и проекта с другой. В той точке, где пересеклись интересы станции и интересы проекта, пересекались и интересы начальника станции и начальника проекта, это было очевидно. Была ли мисс Перим единственной пострадавшей? Это было неизвестно. Были ли ещё пострадавшие среди участников проекта? Это тоже оставалось неизвестным. И выяснить это без помощи руководства станции если и было возможно, то в любом случае намного труднее, чем при его поддержке.
Тем не менее глинн Толан требовала ответа сейчас, не дожидаясь коммандера Мори. Эффективностью приходилось пожертвовать.
– Глинн Толан, – сказал стажёр, – прежде чем мы продолжим разговор, хочу предупредить вас, что получив эту информацию вы разделяете со мной ответственность за сохранение врачебной тайны и за судьбу мисс Перим. Данную информацию должны знать только врачи, люди отвечающие за расследование инцидента и те, кто отвечает за поступки мисс Перим непосредственно; никаким посторонним лицам эта информация сообщаться не должна, если только сама мисс Перим не пожелает сделать её общедоступной.
Толан смерила вулканца взглядом, в котором читалось удивление, нетерпение и раздражение.
- Мистер Тенек, вы подвергаете сомнениям мой профессионализм и мое умение обращаться с врачебной информацией? – негромко проговорила кардассианка, чувствуя, что ее терпению приходит конец. – Об этом мы поговорим позже. А сейчас я повторю еще один раз, медленно и понятно: доложите о состоянии кадета Перим!

Тенек пожал плечами: с таким же успехом можно было обвинить сотрудника безопасности за то, что арестовывая профессора юстиции, он зачитывает ему права, или секретаря на собрании академиков за то, что он зачитывает повестку дня – есть вещи, которые должны быть произнесены вслух, независимо от того, кто ваш собеседник. Почему эти формальности вызывали раздражение глинна Толан - раздражение почти осязаемое, было выше его понимания.
– Это стандартное предупреждение, – информировал её вулканец и продолжил:
– Кадет Перим отравлена тяжёлым комплексным наркотическим веществом, основной компонент которого практически неизучен. Пока ситуация развивается в пределах стандартной схемы, однако нельзя исключить каких-либо неожиданностей. Основное вещество препарата относится к категории запрещённых, а информация о нём практически недоступна кому-либо, кроме медиков, и это заставляет предположить, что оно распространяется под видом какого-то другого, скорее всего, разрешённого препарата. Мисс Перим может быть не единственной пострадавшей как на станции в целом, так и среди участников проекта.
Наконец-то дождавшись ответа на свой вопрос, Толан теперь серьезно задумалась, пытаясь его осознать. Вместе со словами Акриты про некий незаконный бизнес складывалась картина, которая не слишком нравилась Толан, но которую стоило обсуждать не в лазарете, а со службой безопасности. Однако туда она хотела идти уже как следует подготовившись. И, возможно, вулканец был прав, и без вмешательства Мори здесь не обойдется – и факт вмешательства этой баджорки в дела проекта – особенно подобного рода дела - тоже совсем не радовал координатора.
Все свои мысли и сомнения женщина придержала при себе, вслух лишь сухо ответила:
- Благодарю за информацию. Вам известно, был ли прием этого препарата единоразовым или речь идет о длительном применении?
Вулканская манера выражаться все-таки действовала ромуланцу на нервы. И теперь, когда глинн Толан задала вопрос о длительном или кратком применении, Ракар не выдержал. Ему не было известно, какое предположение выдвинет Тенек, и он поспешил внести ясность в происходящее.
- Не было никакого длительного применения, глинн координатор, - с расстановкой произнес улан, - два представителя преступного мира здесь на станции обманули кадета Перим – 2 или 3 дня тому назад. Они выдали одно за другое, и в результате кадет была отравлена.
Кардассианка обернулась с кушетке Ракара, внимательно слушая и наблюдая за его реакциями. Он ясно дал понять, что был знаком с этой историей уже некоторое время… Толан чуть заметно вздохнула.
- 2 или 3 дня, - повторила она слова ромуланца. – Значит, прием не был единоразовым. Вы можете это подтвердить или опровергнуть, мистер Тенек? – она вновь обратилась к медику. - Какой конкретно эффект оказывал данный препарат?   
– Если максимально упростить формулировку, то он действовал, как суперстимулятор с большим количеством побочных эффектов и быстрым эффектом привыкания, – ответил Тенек. – Даже после однократного приёма негативные эффекты вполне могли проявиться, однако стадия отравления, которая наблюдалась у мисс Перим при обследовании в лазарете, соответствует предположениям мистера Ракара.
Мгновение он колебался, затем произнес:
– Однако я не вполне уверен в том, что сами преступники хорошо понимали, с каким веществом имеют дело. Если предположить, что они знали обо всех особенностях препарата, их поведение выглядит нелогичным. И это создаёт дополнительную проблему: думаю, эти трое – самое нижнее звено в преступной цепочке, а значит, источник проблемы не ликвидирован.
Услышав про стимулятор, Толан чуть заметно напряглась, и теперь по ее лицу было сложно понять, о чем она думает и испытает ли вообще какие-нибудь эмоции.
- Я поняла, - коротко кивнула она.– Вы сказали, что кадет Перим будет в состоянии покинуть лазарет завтра с утра – как только она будет выписана, незамедлительно отправьте ее ко мне. Что касается преступников, то ими займется служба безопасности. Ваша задача сейчас – вылечить Перим – и мистера Ракара, конечно, - как можно быстрее. Можете быть свободны и благодарю за информацию.
Ракар слегка удивился, услышав слова Тенека о том, что предполагали, а что не предполагали преступники. Ему было доподлинно известно, что означает "бизнес", о котором наусиканец и зеленый ящер недвусмысленно дали понять Квинтилии, когда двери каюты еще были закрыты и они стояли в коридоре. Но ромуланец ничего не сказал в этот раз, внимательно изучая лицо глинна координатора.

– Я сказал, что кадет Перим при благоприятном развитии ситуации сможет общаться с посетителями не раньше завтрашнего утра, – поправил координатора Тенек. – Возможно позже. Обсуждать срок её выписки пока преждевременно. Но если вы свяжетесь со мной утром, я сообщу вам о её состоянии.
- Хорошо. Тогда сделайте все возможное, чтобы завтра она была в состоянии отвечать на вопросы, - проговорила Толан.
Затем развернулась к Ракару:
- Улан, как ваше самочувствие? Вы можете сейчас  со мной говорить?
_____
С Тенеком и Ракаром
Offline  
14 10 2016, 14:48:34 #351
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет

Ракар проводил взглядом Тенека и посмотрел на кардассианку.
- Уже неплохо, глинн Толан. Федераты, оказывается, умеют хорошо лечить даже ромуланцев, – Ракар тронул рукой монитор на своем лбу, - да, я готов ответить на все ваши вопросы.
Кардассианка кивнула и остановилась недалеко от кушетки Ракара.
- Приятно слышать. Итак, я правильно понимаю, что вы стали участником событий, произошедших в каюте Перим? Не могли бы вы рассказать о произошедшем с самого начала?
- Верно, - коротко кивнул ромуланец, и понял, что головой лучше не трясти. Что и как рассказывать, на что делать ударение – он уже знал. По крайней мере он пришел к балансу в  понимании того, как защищать Квинтилию, с учетом того, что ничего из произошедшего не удастся скрыть.
- Перед презентацией к нам с Тенеком подошла Акрита и сказала, что кадет Перим не отвечает на вызов по коммуникатору. Она обратилась за советом к вулканцу, мотивируя тем, что беспокоится. Я ответил, что в этом случае за кадетом лучше всего сходить лично в каюту. Они пошли, и я пошел следом, так как мне тоже надо было к себе зайти. У каюты Акриты и Перим мы услышали голоса находящихся там. Слова двоих преступников однозначно дали понять, что они занимаются грабежом каюты и угрожают Перим. И тогда мы незамедлительно вошли туда.
- Грабежом? – уточнила Толан, потому что в рассказе Акриты ничего подобного не фигурировало. – Чем именно они угрожали?
- Именно, - ответил ромуланец, - грабежом. Их было двое, наусиканский телохранитель и представитель расы рептилоидного типа, зеленого цвета с гребнем через все лицо, мне неизвестна эта расовая группа. Так вот, когда мы вошли, все вещи со стола были сброшены на пол, вещи в шкафу были грубо выкинуты туда же, они искали латину или что-то ценное взамен ее. И они попытались забрать некий предмет, принадлежащий кадету, но в итоге мы это всё пресекли. Чуть позже выяснилось,  что кадет Перим купила у них нечто, что считала безобидным стимулятором, позволившим бы ей проработать несколько больше, чем стандартная смена. Стимулятор несколько сильнее и эффективнее чем кофе, больше эффекта чем от рактаджино. Но ей продали вовсе не стимулятор. Вещество немедленно порождает зависимость, от которой не просто избавиться. Я считаю это диверсией против Федерации или проекта, очередной диверсией, только пока с неизвестной стороны. А угрожали они серьезностью собственного бизнеса, необходимостью оплаты. Я полагаю, глинн Толан, вы представляете, что за бизнес умеет угрожать и требовать расплаты. И полную беспомощность кадета, попавшего в это все обманным путем.
Толан внимательно слушала рассказ Ракара, стараясь ничем не выдавать своих мыслей – хотя бы потому, что их одновременно было так много, что она не могла с ними совладать. Когда Ракар упомянул некоего зеленого гуманоида с гребнем через все лицо, она едва не вздрогнула, но смогла удержать себя в руках.
- Я примерно поняла, о чем вы говорите, мистер Ракар, - проговорила женщина как можно более спокойным тоном. – И что случилось потом с  этими двумя злоумышленниками? Как вы это… пресекли?
Очень внимательно Ракар ждал реакции глинна координатора на разные его слова. Версия о диверсии должна была вызвать комментарий, но по странности – не вызвала. Чем это было обусловлено, он не понял. Или она уже привыкла к его образу мыслей? Особенно после рассказа об Обсидиановом Ордене. Но это было очень вряд ли.
- Я не дал им уйти, - тем не менее продолжил ромуланец свой рассказ, - хотя, увидев нас, они очень быстро собрались на выход. Тенек обезвредил рептилоида, а мне пришлось повозиться с наусиканцем. Под конец пришла служба безопасности. И теперь они находятся под арестом. Я настаиваю на тщательном допросе этих двоих, с целью выявить их настоящие намерения и цели их руководства.
- Вероятно, ваши ранения – результат этого задержания? Теперь вы можете не беспокоиться, этим делом занимается служба безопасности, и, я уверена, с преступниками разберутся, - в голосе Толан не слышалось особой радости или облегчения, наоборот, она звучала очень напряженно, даже излишне. –  От вас может потребоваться сотрудничество, и вы должны будете рассказать все, что видели и делали, ничего не скрывая. Но вернемся к тому, что вы сказали ранее – что Перим принимала препарат 2-3 дня. Откуда вы это знаете?
- Да, - согласился Ракар, - наусиканец почти в 2 раза больше меня. Справиться с ним было не просто, теперь я не уверен, что без Тенека смог бы одолеть его. Он помог.
И все же реакции глинна Толан были не совсем адекватными ситуации. В прошлый раз, в ее кабинете, при рассказе о заговоре Обсидианового Ордена – все было несколько иначе.
- Два или три дня. В любом случае это с ней случилось после Волана II. Наблюдательность – необходима для ромуланского солдата. Я заметил, что мисс Перим не совсем здорова, при ее сильной загрузке и необходимости делать презентацию первой. Ей пришлось работать всю ночь перед фуршетом при подготовке презентации, и собственно фуршета, а еще у нее есть обязанности по станции. А теперь, после того, что случилось – все стало на свои места. На мое сотрудничество вы и служба безопасности – могут рассчитывать в полной мере, глинн координатор, - закончил Ракар.
- Вам следовало сообщить врачу, если вы наблюдали изменения в состоянии мисс Перим, - заметила координатор. – Эта проблема выглядит достаточно серьезно, чтобы о ней молчать. В любом случае, медицинский вопрос сейчас под контролем, - она бросила взгляд в ту сторону, где скрылся Тенек с медсестрой, - а последствия этого происшествия еще потребуют детальных разбирательств, и тогда ваше сотрудничество придется кстати. Скорейшего выздоровления, мистер Ракар, - Толан кивнула ромуланцу и направилась к двери.

Толан ушла и Ракар медленно опустился обратно на койку. Теперь он прислушивался к тому, что происходило в помещении, куда унесли Квинтилию. Но ничего не было оттуда слышно. Ромуланец размышлял над словами координатора, о том, что он должен был сообщить сразу. Сообщить сразу о чем? О том, как вспотел ее лоб и усилился контраст линии пятен? О том, что она куда больше нервничает, чем обычно? О том, что он не видел как она ест? О той судороге? Большинство из этого могло и не быть никакими симптомами. Сообщить куда? На что именно он имел право и что он сделал не так? Сообщить, и чтобы ту сцену в каюте наблюдал кто-то иной, чтобы это стало для нее позором среди всего лазарета или чужих людей? Нет, не так. Ромуланец считал, что ошибся только в одном – он не поговорил с ней самой вовремя и не понял сам в чем проблема. Она не была экипажем его корабля, она не была его начальником, она не стояла в иерархии его службы, о ком он должен был докладывать при первых подозрениях на нечто странное. Невнимательный наблюдатель вообще не заметил бы, что с ней не все так. Но она стала той, которая важна для него больше чем что-то иное. Ракар предпочитал не сравнивать это с чем-то еще. Он просто знал, что эта девушка из другого мира навсегда поселилась в его сердце и он отдаст собственную жизнь, если это будет нужно, в обмен на жизнь ее. А когда ее избавят от того вещества, он должен будет ее защитить и помочь справится.
Мысль о немного странном и напряженном поведении глинна Толан не надолго задержалась в его мозгу. Но он запомнил, что координатор в этот раз ограничилась общими словами, не настаивая как обычно безапелляционно и уверенно на том, что одно делать нужно, а другое ни в коем случае. Здесь координатору не хватало твердости позиции собственной правоты, это было наблюдение за эмоциями – не более того. Но Ракар не стал это анализировать, причин могло быть несколько – координатора уже задолбали все эти судебные процессы, Корам, проблемы, включая Обсидиановый Орден, и новое событие уже было сверх ее сил. А может быть это она просто так решила разговаривать с раненым, не отреагировав на требование тщательного допроса. Хотя, в его понимании – подтверждение о том, что так и будет, что все сделают как положено – должно было успокаивать раненого куда больше. Были еще варианты, но Ракар все отбросил и просто лежал, ожидая новостей о Перим, не в силах отбросить только собственную тревогу.
_______________
с Иламой Толан


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
14 10 2016, 15:19:40 #352
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Голокомнаты


Однако, перед тем, как кадеты успели запустить программу, дверь в голокомнату открылась, и туда влетел запыхавшийся Освальд с мешком в одной руке и паддом в другой. Удивлённо посмотрев по сторонам, он подошёл к компании кадетов.
- Надеюсь, вы не меня ждёте, - с сомнением произнёс он и посмотрел на компанию коллег. - Или планы поменялись, и вырезать сердца таргам мы будем не сегодня?
-  Ты все пропустил, - усмехнулась Самрита. – Концепция поменялась, теперь мы работаем над катером для регаты. Над нашим и над его, - она кивнула в сторону Тенмы. – И даже получили разрешение Толан! Так что таргов нам оставили на завтра…
С этими словами Самрита подняла голову (что было, конечно, совсем не обязательно) и обратилась к компьютеру:
-   Компьютер, создать модель катера “Дунай”, стандартная спецификация!
- Кажется, я знаю, чья это была идея, - проворчал кадет и стрельнул глазами в сторону Тенмы - тот уже успел повозмущаться тем, что Самрита у Освальда в команде, поэтому землянин был уверен, что попытка хитростью заставить лучшего инженера проекта работать на себя исходила от кардассианца.
Когда голокомната отобразила катер, Освальд наклонился к уху Самриты и шепнул:
- Есть пара идей по поводу модификаций, которые пока хотелось бы приберечь для нашей команды, если ты не против. Но можем отойти и обсудить их сейчас или позже.
Она согласно кивнула и шепнула:
- Припаси их пока, обсудим вечером на встрече команды.
А затем обернулась к остальным и громко произнесла:
- Давайте определимся, что мы хотим получить в результате, а затем уже начнем с техническим воплощением. Если мы готовим катер… то есть катера к регате, будем исходить из основных требований: скорость, маневренность, легкость. У кого есть какие идеи? – девушка оглядела своих коллег.
- Как насчёт того, чтобы выбросить всё лишнее из катера? - пожал плечами Освальд. - Так мы уменьшим инертную массу, и сила тяги двигателей придаст катеру большее ускорение.
– Не переусердствуй, – сказала М’Кота. – Гоночной версии, конечно, не нужна тонна научного оборудования и оружия, но вряд ли стоит бороться за каждый грамм веса. Меня так же берут сомнения, что получится сколько-нибудь серьёзно усилить мощность двигателя… впрочем, инженерам виднее. Так вот, я бы сделала ставку на максимально улучшенную маневренность и безошибочное пилотирование.
- Это была моя идея, - сказал Артур в ответ на предположение Освальда и подошел к катеру, созданному голографическими излучателями. Открыл вход в него и обернулся к остальным, дослушав их предложения.
- Действительно, нам не будет нужна вся та мощность, отправляемая на научные консоли и орудийные установки. Поэтому мы можем перенаправить энергию с этих систем на другие узлы. А мощность двигателя… как минимум нам удастся повысить его КПД на несколько процентов и над маневренностью тоже можно успешно поработать.
Глаза Самриты загорелись энтузиазмом, но при этом ей удавалось воплощать сосредоточенность и задумчивость.
-  Вооружение нам не понадобится, - кивнула она, - по крайней мере на время регаты. А вот вернуть катер в проект придется уже снова в полной комплектации. Мы можем перенаправить энергию с вспомогательных систем на маневровые и импульсные двигатели, нам также не помешает улучшить навигационные сенсоры – пока трасса точно не известна, но я бы не рассчитывала на то, что это будет приятная прогулка по известному маршруту. Единственное, чем жертвовать точно нельзя – это генератор щитов.
Она подошла к катеру, у входа которого стоял Артур, и заглянула внутрь, как бы приглашая остальных проследовать за ней.
Освальд посмотрел на свою коллегу и мысленно усмехнулся: Самрита любила осторожничать. С другой стороны, она в чём-то была права, поэтому кадет решил поддержать подругу:
- Да, и один фазер тоже можно держать на готове. Вдруг нам по условию регаты понадобится небольшой кратер в астероиде проделать…
– Единственное, чем жертвовать нельзя? – шутливо удивилась М’Кота. – Надеюсь, это не значит, что ты демонтируешь транспортер!
- Нет-нет, ничего, что может сказаться на безопасности! – покачала головой Самрита, все еще оставаясь предельно серьезной – даже нетипично серьезной. – И да, Освальд прав насчет фазеров – конечно, это не боевая миссия, но, пожалуй, один нам не повредит.
- А что нам вообще известно о трассе? – спросила молчавшая до того, но очень внимательно слушающая коллег Акрита. – Как будет проходить само соревнование? Мы стартуем одновременно, или у каждого свое время? Есть ли какие-нибудь задания, кроме финиширования в кратчайшие сроки, которые нужно выполнить по ходу?
- Собирался после презентаций как раз узнать подробности, - качнул головой Освальд, - но пока не успел. Разве только ещё кто-то смог что-то выведать... - землянин с сомнением посмотрел на Тенму. - Как бы то ни было, нам известно, что участвуют малые суда, что от них требуются скорость и маневренность, иначе это не было бы гонкой, и что мы не должны непоправимых изменений в катера вносить, потому что нам их дали на время, но это и так было очевидно.
- Понятно, - задумчиво кивнула андорианка. – Но известно точно, что вся трасса целиком в этой системе? И что насчет переходов на варп – их не будет в принципе?
-Вообще-то, я узнал подробности, - в наступившей тишине произнес кардассианец голосом с нотами лени и превосходства, - Освальд прав насчет размера судов. И уже точно известно, что скорости будут импульсными, без перехода на варп, - он кивнул андорианке, - Также мы точно знаем, что вся трасса пройдет в системе Б’хава’эль… Однако, никто не знает, где. И не узнает, пока не примет участия в соревновании. Потому что есть одна вещь, о которой я говорил Освальду, но на которую он, очевидно, не обратил внимания и не рассказал вам, а между тем, это может быть самым важным во всей регате. Это пять чек-пойнтов на пути, пять мест, которые нужно будет посетить, иначе результат не будет засчитан, да и продвинуться дальше по маршруту будет невозможно.
- А ты... это говорил? - удивлённо посмотрел на Тенму Освальд, безуспешно стараясь вспомнить что-нибудь о теме разговора. - Хоть убей - не помню. Это будет... необычно! Знаешь, на Земле есть такое игра - охота за сокровищами. Надо посетить несколько мест и найти в каждом подсказку, куда идти дальше, чтобы первым прийти к финишу и получить приз... ладно, не важно... Нам тоже придётся догадываться, куда лететь дальше? Мы ведь ещё и не туда можем прилететь... Или нам всё же покажут карту непосредственно перед стартом, и это будет соревнование технических средств и пилотов?
- На самом деле, мне почему-то сразу представилось, что должны быть какие-то ключевые точки и задания, это было бы вполне логично и, на мой взгляд, существенно интереснее, чем просто гонка от старта до финиша, - сказала Акрита, с уважением посмотрев на кардассианца, очевидно, хорошо осведомленного о предстоящем событии. – Мне тоже, как и Освальду, хочется знать, будет ли заранее известна карта и трасса, или нам только укажут направление на первую точку? И да, мистер Тенма, а вы не знаете, как мы стартуем – все одновременно? Или сначала трассу проходит одна команда, потом другая, и так далее?
Она, конечно, надеялась на первый вариант, но в любом случае ответ на этот вопрос был для нее очень важен.
-Смотрите, как это работает, - пустился в объяснения Тенма для собравшихся вокруг кадетов, - Мы все стартуем с ДС9 в так называемое “стартовое окно”. Это время, в которое можно стартовать, оно продлится около часа. С тех пор, как я проверял в последний раз, на регату зарегистрировалось 23 команды, и это еще не считая вас… то есть команды Освальда. Поэтому если все будут стартовать одновременно или пытаться выстроиться в одну линию, слишком велика вероятность аварий и столкновений. Но вовсе не обязательно стартовать одновременно секунда в секунду - время для каждого судна будет замеряться отдельно, с помощью специального чипа. На старте все получат координаты первого чек-пойнта, но что в нем будет и как узнать, куда лететь дальше - мы узнаем, только когда доберемся до него.
Самрита слушала Тенму с любопытством (что понятно) и раздражением (что было уже чуть менее понятно). Хоть он и говорил полезные вещи, но его манера буквально заставляла девушку стиснуть зубы и сдерживаться, чтобы не сказать что-нибудь язвительное. Но контролировала она себя неплохо, поэтому только кивнула с благодарной улыбкой и проговорила:
- Это полезная информация. Но сейчас мы здесь, чтобы заняться технической модификацией катера, поэтому давайте не терять времени - а то время, отведенное нашему проекту, скоро закончится, - она постаралась направиться собравшихся в более "инженерное" русло. Самой ей также не терпелось начать уже что-то делать руками, а не только болтать. - Мы собрали интересные идеи, так что как насчет того, чтобы начать их воплощать прямо сейчас?
____________________________
С Самритой, Акритой, Артуром, М'Котой, Тенмой и другими кадетами рядом


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
14 10 2016, 15:22:07 #353
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Голокомнаты

 
Акрите, с одной стороны, хотелось продолжить обсуждение, так как казалось, что прежде чем делать и воплощать, стоит разобрать, что именно им потребуется и для каких задач. Но с другой стороны она понимала, что сейчас Самрита права, конкретных задач они все равно не знают, а отведенное время в голокомнате могут потратить на улучшение технических характеристик. И это в любом случае пригодится.
-Идеи - это замечательно, мисс Баккер, - протянул Тенма, - Вопрос в том, что делать с ними дальше. Если начать работать в неправильном направлении, можно потратить много сил и в итоге оказаться ни с чем. Поэтому сперва у мне надо кое-что спросить. Почему мы вообще должны модифицировать катера?
- Например, чтобы победить? - вскинула брови Самрита. - Стандартная модификация катера класса "Дунай" не делает его лучшим кораблем для победы в регате. Остальные команды готовились долгое время, у нас же есть несколько дней, чтобы добавить ему скорости и маневренности. И, второе, - коммандер Мори выделит нам второй катер, только если мы всерьез над ним поработаем. Считай это продолжением первого задания проекта "Альфа"... Ах да, тебя же тогда не было, - усмехнулась девушка. - Так что сам факт модификации даже не обсуждается, обсуждается то, что и как мы делаем, чтобы достичь нужных целей! И в данном случае мы готовим катер... то есть катера к регате.
-Дааа, дело как раз в “нужных целях”, - с коварным выражением лица протянул Тенма, - Потому что их слишком легко перепутать с ненужными и потратить время и усилия зря. Представьте картину: перед соревнованиями коммандер Мори приходит инспектировать ваш модифицированный катер и не допускает его к участию потому что мы неправильно поняли ее условия. Точнее, не мы, потому что нас всех при разговоре об этих условиях как раз тоже не было. Так значит, мы должны закончить ваше первое задание?

- Что-то вроде того, - пожала плечами Самрита. - Но в данном случае мы модернизируем катер не для каких-то абстрактных заданий, а для одного конкретного - регаты. Будет глупо превращать его в научную станцию или боевой крейсер, если мы хотим выиграть. Мы же хотим выиграть? Поэтому направление работы над катером должно исходить из нашей цели. Что касается того, что слышали не все... Кадет Макдауэлл был со мной, когда мы договаривались о катерах с коммандером Мори и глинном Толан, и если я забыла что-то важное... - она сделала жест, приглашающий Освальда подтвердить или добавить что-то к ее словам.
-Да, постарайтесь процитировать как можно более точно, до чего вы договорились с руководством, - Тенма выжидательно посмотрел на кадетов Баккер и Макдауэлла.
- Кажется, ты тоже не слишком внимательно слушал меня на фуршете, - усмехнулся Освальд, глядя на кардассианца. - Я тебе передал то, о чём мы договорились с коммандером Мори: мы можем лететь на двух катерах, если каждая команда свой катер для участия доработает. Речь шла про уникальную доработку, про привнесение чего-то нового в конструкцию, потому что так будет честнее по отношению к другим командам, которые сами дорабатывали свои суда для регаты. В противном случае, мы просто полетим на "Анадыре" одной большой командой, и половине из нас будет всю регату нечего делать…
-На самом деле у меня есть запасной план, - отмахнулся Тенма, - Но ты уверен, что ты точно передал то, что они сказали? А не то, что тебе кажется они сказали? Если так, то не буду больше мешать модификациям. Но я просто должен был убедиться.
- Если ты нам не веришь, почему бы самому не спросить у коммандера Мори или Толан? - недовольно буркнула Самрита. - И что же за план такой? - любопытство взяло вверх, но она проговорила это так, будто ей было совсем, ну ни капельки не интересно.
-План, как обойтись без модификации катера, - уклончиво ответил гил Тенма, - Потому что инженерия - не самая сильная моя сторона, а людей с этой специализацией в проекте всего двое, и оба не горят желанием работать на меня, - Тенма выразительно посмотрел на Тара Мари, но тот сделал вид, что ничего не заметил и невинно поднял глаза к потолку, - Но эти сложности меня не остановят, и если нам нужен второй корабль - он у нас будет. И тут дело не в том, что я не верю вам с Освальдом. Но я знаю, что иногда люди могут ошибаться… как совсем недавно напомнил нам мистер Лайтман, - Тенма слегка кивнул в сторону кадета-землянина, - И я хочу учесть этот момент, чтобы потом не было разочарований в последний момент. Такие люди, как ваша коммандер Мори и наша глинн Толан… как любое начальство, если честно… сражаются с помощью слов. Поэтому любая мелочь, которую они произнесли, может быть важной и иметь значение. Но если вы уверены, что все запомнили и поняли правильно - я, повторяюсь, не буду сейчас мешать модификациям.

Здесь уже Акрите было нечего комментировать – она даже не понимала, о каком «первом задании» идет речь, что за разговоры с начальством… Поэтому, зацепившись мысленно за ответ Тенмы о регламенте старта и проведения, начала обдумывать различные варианты. Как минимум, нужно подробнейшим образом изучить карту этой системы, и она займется этим, как только сделает презентацию на завтра.

М’Кота разглядывала Тенму изучающе и даже не думала этого скрывать – уж очень своеобразно он себя вёл. Словно сам не был так уж заинтересован в том, чтобы кто-то из инженеров «работал на него». Или он не был заинтересован в самом участии? Или просто выпендривался?
– Расскажешь поподробнее, как обойтись без модификации катера? – полюбопытствовала она, продолжая разглядывать кардассианца. – Если мы сейчас вкладываемся в лучший результат для обеих команд, это было бы ценной информацией!
Лайтмана слегка задело то, как Тенма интерпретировал его слова об ошибках. Ошибаются не только люди, он имел в виду вообще всех. Захотелось вспомнить, что в прошлый раз катер был взорван при непосредственном вмешательстве кардассианца, практически его руками. Но это было немного не к месту сейчас, и если эта тема снова возникнет, кадет обязательно к ней вернется.
Тенма посмотрел на М’Коту и слегка улыбнулся.
-Значит, мы окончательно решили не держать секретов между двумя командами и не соревноваться друг с другом?
- Да, это обязательно нужно решить, - сказал Артур, глядя на кардассианца, - потому что на самом деле мы одна команда.
Самрита повела плечом, нехотя соглашаясь.
- Одна команда и два катера? – усмехнулась она. – Ну пусть так.
- Поддерживаю! – энергично кивнув, встряла Акрита, хотя и понимала, что не вправе навязывать свои идеи коллегам, если они действительно хотят соревноваться и им это интересно. У нее самой уже возникли кое-какие мысли, но еще на слишком неопределенном уровне.
- Действительно! - неожиданно согласился Освальд, сам и предложивший состязание в самом начале. - Нам ведь нечего делить. Ну, в смысле, мы ведь выступаем от проекта, а значит должны действовать вместе, не так ли? - он внимательно посмотрел на Тенму.
- Только, наверное, нужно как-то это сделать так, чтобы было не заметно со стороны, то есть чтобы формально мы оставались именно двумя разными командами, ведь иначе нас могут снять за нарушение правил? – неуверенно спросила андорианка. – А под этим делом можно подумать о том, каким образом мы будем действовать, чтобы помочь друг другу или как минимум удвоить шансы.
- А есть список правил регаты? – спросил Артур, не будучи уверен у кого это надо вообще спрашивать.
- Наверное… - удивленно вскинула антенны Акрита. Ей казалось, что такой вопрос уж точно стоило поднимать в самом начале подготовки, если не вообще до решения принять участие в мероприятии, и она была уверена, что по крайней мере Тенма в курсе.
- Ну тогда надо почитать, что разным командам можно делать друг с другом, а что нельзя, - сказал Артур.
- Да-да, мне именно это очень интересно! – Акрита с надеждой посмотрела на Освальда, затем перевела взгляд на кардассианца. – Гил Тенма?
-Разумеется, список правил есть. Где, по-вашему, я прочитал все, что рассказал вам? - усмехнулся Тенма, - Или теперь вы мне не верите? Тогда можете прочитать сами и убедиться. Правда насчет сговора команд там ничего нет. Что ж, если даже Освальд передумал соревноваться, тогда считаем, что секретов между нами нет. Я расскажу о своем плане и даже покажу кое-что, но стоит ли делать это сейчас, раз время в голодеке идет, а придумывать модификации вашему “Анадырю” все равно нужно, по словам нашей талантливой мисс Баккер?
____
С остальными кадетами
Offline  
14 10 2016, 15:34:44 #354
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Голокомнаты

 
- Это то задание, которое было согласовано с Толан только что, - пожала плечами «талантливая мисс Баккер», которую такое обращение задело. – Мы не участвуем в презентации, не занимаемся модернизацией катера… Не похоже ли это на саботаж задания?
- О нет, Джез, - сказал Артур, - вовсе нет, мы вам верим. Но если уж мы собрались обменяться идеями взаимно, то это хорошо бы сделать в двустороннем порядке. Времени должно хватить, никакого саботажа мы заняты общим проектом.
-Не совсем понимаю, что вы имеете в виду, мисс Баккер… - с наигранной растерянностью Джез Тенма посмотрел на Самриту, - Поверьте, я не предлагаю никакого саботажа. Напротив, я сомневаюсь, что стоит идти смотреть на мой план сейчас, а лучше пока заняться модификациями “Анадыря”, раз у нас идет время в голокомнате и модификации одному катеру в любом случае будут нужны.
- Ну.. ваши идеи могут пригодится и всем нам, - снова ответил Артур, в очередной раз пытаясь убедить кардассианца.
- Например, вы можете сказать, наконец, ваши идеи, а затем мы займемся тем, что и планировали. Или вы предлагаете нам куда-то… идти? - в тон кардассианцу ответила Самрита. Было похоже, что эта перепалка начинала ей нравиться.
Акрита слушала с интересом, но не перебивала. Ее чем дальше, тем больше интриговало то, что на уме у Тенмы, и вообще, он казался весьма интересным в плане участия в регате, сотрудничества по проекту… Манеры кардассианца ее не слишком смущали, она видела всякое. Главное было в другом.
-Хм, кажется, мой переводчик барахлит… - встревоженно нахмурился кардассианец и пару раз щелкнул по своему коммуникатору, - Да, я же сказал “идти смотреть”. Это значит, что я предлагаю куда-то идти. Так будет нагляднее и проще отвечать на дальнейшие вопросы, которые обязательно возникнут. Так что выбор у нас сейчас такой - остаться здесь и продолжить модифицировать “Анадырь” или пойти со мной. Заниматься одним кораблем, - Тенма поднял одну ладонь, будто взвешивая этот вариант, - Или заниматься вторым кораблем, - он повторил жест второй ладонью.
- Так вы собираетесь лететь не на федеральном катере класса "Дунай"? – спросил Лайтман.
-Федеральный катер класса “Дунай” тут можно получить только от руководства станции, - пожал плечами Тенма, - А мы знаем, что разрешение идет с определенными условиями. Также мы знаем, что эти условия мне выполнить тяжело, если не невозможно. И кроме того, теперь мы знаем, что катер класса “Дунай” все равно не лучшее судно для гонок. Так что да, мой запасной план - лететь не на катере.
- Тогда на чем? – поинтересовалась Самрита, разрываемая чувством долга с одной стороны и любопытством с другой. – Мы можем пойти посмотреть на… эээ… это, когда закончим с нашим заданием здесь? Времени и так немного осталось.
- Тогда ясно, - сказал Артур, - определенный ряд изменений, который мы собирались применить к обоим катерам – не может быть применим к вашему кораблю, Джез, но если вы не будете против, нам все равно будет интересно на него хотя бы посмотреть.
А потом Артур перевел взгляд на Самриту и Освальда, задержав его предварительно на М'Коте, которой улыбнулся.
- Тогда получается так, что вы полетите не от проекта "Альфа", а как независимые участники? - с сомнением спросил кардассианца Освальд.
-Но я ведь назвал это “запасным планом” не просто так, - ответил кардассианец Артуру, - Я не отказываюсь участвовать в основном плане, но предусматриваю что-то для случая, если с модификациями катеров ничего не получится… Что? - он обернулся на слова Освальда, - Почему ты думаешь, что не от проекта “Альфа”?
- А ты согласовал это с начальством? - ответил Освальд вопросом на вопрос. - Глинн Толан в курсе твоих планов? Если нет, то лучше сначала уточнить. Коммандер Мори сказала так: либо мы участвуем одной командой на "Анадыре", либо нам дают второй катер, при условии, что мы сможем его модифицировать. Конечно, решать, прежде всего, координатору, но с ней тоже сначала надо согласовать и получить разрешение, а то потом может оказаться, что они ничего не знали и не готовы поручиться...
Кадет притих, поняв, что говорит точь-в-точь как Перим, отвлечься от мыслей о которой так хотелось.
Услышав «план» Тенмы М’Кота сразу потеряла к нему интерес: получить готовый корабль было совсем не так интересно, как модифицировать катер. В душе клингонка порадовалась тому, что оказалась в другой команде – сделать модификацию своими силами значило встать на один уровень с другими участниками гонки; на готовом корабле она бы чувствовала себя «безбилетником».
– А, только-то, – разочарованно протянула она.
-Это запасной план, - еще раз повторил Тенма, - Если выбирать между “у нас нет второго корабля” и “у нас есть хоть какой-то второй корабль”, я выбираю второе. Коммандер Мори не может запретить нам участие, а если она вместе с глинном Толан проинспектирует модификации “Дунаев” и не одобрит их, у нас будет еще один вариант, который мы сразу же и попытаемся согласовать. В конце-концов, не важно, на каком корабле мы летим, главное - это люди, команда. Если же коммандер Мори или глинн Толан не одобрят и его… Что ж, значит, полетит только один “Анадырь”.
- Простите, друзья, я, видимо, не в курсе, но в чем вообще может быть проблема? – озадаченно спросила Акрита, немного запутавшись в рассуждениях коллег. – Почему могут запретить лететь на втором катере с модификациями, или на том корабле, который предлагает Тенма? Какие-то технические критерии и требования? В таком случае думаю, что их лучше сразу узнать максимально точно. А вот так гадать – одобрят, не одобрят – то как-то непонятно… Если это организованное состязание, то у него должен быть четкий список требований к участникам. Или нет?
- Вообще, тут дело наверное в том, сможет ли станция выделить для проекта второй катер, - ответил Артур, - и признает ли техническая экспертиза инженеров станции наши модификации безопасными. Дело в том… что у нас на первом задании был небольшой инцидент… И еще – я думаю, что Тенма прав, и запасной вариант в данном случае имеет смысл. Поэтому, давайте посмотрим, что мы можем сделать с катером, а потом, когда время занятий закончится – мы.., то есть – вы – посмотрите на тактико-технические характеристики корабля Тенмы. Это должно быть интересно.
Акрита задумчиво кивнула. У нее сложилось впечатление, что никто толком не знает правил игры – и это сбивало с мыслей. Если нельзя даже заранее выяснить, на чем разрешается лететь, на чем нет, какие модификации вносить можно, какие нет… Задача становится сложнее. Впрочем, ее дело – вести корабль, каким бы он не оказался. И она постарается сделать все, на что способна. А пока решила наблюдать и запоминать детали всех предполагаемых вариантов.
- Звучит разумно, - слова Самриты относились сразу и к объяснению Тенмы, и к предложению Артура. – Запасной вариант не будет лишним, тем более что он уже есть… Но Акрита права –  хотя бы к следующей встрече по подготовке нам нужно ознакомиться с полным списком правил и требований, иначе мы легко нарушим что-нибудь важное. А пока есть время, можно потренироваться на голографической модели.
- Поддерживаю, Джез, мне нравится идея, - Освальд кивнул. - В конце концов, мы же оба варианта собираемся прорабатывать, и один катер нам всё равно придётся улучшать, так что пока нам ничто не помешает поработать здесь, пока есть время, а потом - взглянуть на корабль Джеза и уведомить глинна Толан, хотя последнее можно и до завтра отложить, наверное. Ну а пока мы на задании и должны работать в этой голокомнате! - кадет с хитрой улыбкой оглядел коллег.
__________________
и кадеты
Offline  
14 10 2016, 15:49:40 #355
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Променад, офис службы безопасности
 

Разговор с Ракаром прошел, как в тумане. Он что-то говорил, Толан что-то отвечала, но после того, как он упомянул некоего гуманоида с гребнем через все лицо женщина могла сконцентрироваться только на том, чтобы никак себя не выдать. Этого гуманоида она видела один раз и хорошо запомнила; хуже было то, что и он наверняка хорошо запомнил ее, когда продавал ей яд. Неужели Перим не могла купить свои стимуляторы у кого-нибудь другого?.. Толан помнила, что хотела позвать Акриту для дачи показаний, но пока решила с этим повременить – только на сей раз не из-за блага проекта, а из-за опасений по поводу информации, касающейся только Толан и не предназначенной для кадетских ушей.

Выйдя на Променад, Толан сделала несколько глубоких вдохов, собираясь с мыслями. Ее проблемы были ее проблемами, сейчас же она все еще была координатором проекта, и ее прямой обязанностью было разобраться со случившимся. И хотя картина уже неплохо складывалась в голове, ей нужно было услышать официальное мнение службы безопасности этой станции и понять, что делать дальше. Про себя она усмехнулась тому, как защищали Квинтилию ее друзья по проекту. Бедная девочка, которую обманули, и которая всего лишь нашла подпольного дилера, чтобы купить у него… что?
 
Двери офиса службы безопасности разъехались, и первое, что увидела кардассианка – спину знакомой ей блондинки, которая сидела за столом в сосредоточенной позе и внимательно слушала сидящего перед ней офицера. Когда Толан появилась на пороге, Кристаль обернулась, поприветствовала ее широкой и искренней улыбкой, сладкой, словно сахар в сиропе, и громко обратилась к офицеру:
- Благодарю вас за столь интересный рассказ! Вы даже не представляете, как вы мне помогли. Я надеюсь, мы еще продолжим наше общение! – с этими словами она покинула помещение, на этот раз одарив Толан слишком уж довольным взглядом.
Проследив, как за журналисткой закрывается дверь, координатор сделала шаг вперед и произнесла:
- Добрый вечер. Я слышала об инциденте, произошедшем с кадетами из проекта «Альфа» и хотела бы узнать подробности.
Некоторые офицеры службы безопасности станции ДС9 были уже хорошо знакомы Иламе, потому что успели примелькаться за то время, пока ходили за тремя кадетами. Толан помнила рослого и широкоплечего землянина Брамса, мнившего себя детективом, довольно неприятного баджорца Бакота с прилизанными черными волосами (были они просто сальными или тут использовалось какое-то косметическое средство для укладки, пока оставалось загадкой), немногословную вулканку Т’Мир. Конечно, эти трое не могли составлять весь штат СБ. Дежурный офицер, сидящий за столом, был кардассианке незнаком. Это была крепкого телосложения темноглазая землянка с коротко подстриженными черными волосами.
-Мэм, - коротко кивнув, она поприветствовала вошедшую женщину, - Младший лейтенант Кассетти.
-Да, я тоже хотела бы узнать подробности, - раздался голос из-за спины кардассианки, - Надеюсь, они стоят того, чтобы спускаться за ними специально, а не получить их в составе еженедельного отчета.
На пороге офиса службы безопасности стояла Мори.
Когда вошла командующая станцией, Кассетти поднялась из-за стола и поприветствовала начальницу стоя.
-Да, мэм, - сказала младший лейтенант и начала рассказ, - Сегодня после обеда, в 15:36, мы получили сигнал. Хотите прослушать запись?
- Коммандер, - Толан поприветствовала появившуюся на пороге Мори.
Ее появление даже не удивило кардассианку – во-первых, Тенек собирался ей все рассказать, во-вторых, коммандер станции и так бы узнала о произошедшем, и, в-третьих, лимит Толан на удивление и какие-либо еще эмоции на сегодня закончился. Хоть младший лейтенант Кассетти обращалась и не к ней,  Толан решила ответить:
- Да, - кивнула она и подошла ближе к столу Кассетти, но пока не торопилась садиться.
Младший лейтенант протянула руку, выбрала нужный файл на информационной настенной панели справа от стола и запустила его.
“Акрита вызывает СБ. В мою каюту, как можно скорее", - прозвучал быстрый тревожный шепот.
-Мы определили координаты на Стыковочном кольце и говорящего как гостя станции Акриту ш’Лечир. Четверо ближайших к месту вызова офицеров службы безопасности прибыли в течение 5 минут.
- Кадет ш’Лечир сообщила, что она вызвала службу безопасности из-за преступных действий неких лиц, которых она обнаружила в своей каюте, - добавила Толан. – По ее словам, они угрожали ее соседке – кадету Перим.
-Об этом у нас нет информации, - отметила Кассетти, - Когда наши люди прибыли на место происшествия, они застали драку между несколькими гостями станции, двое из которых относятся к проекту “Альфа”.
-Вот как… - произнесла Мори за спиной у глинна Толан тоном, в котором легко читалось продолжение этой короткой фразы - “одни проблемы от этих кадетов”, - Прошу, продолжайте.
-Зачинщики драки были определены и арестованы по просьбе кадета ш’Лечир. Остальным участникам было рекомендовано обратиться в лазарет.
- Они обратились, - кивнула Толан, с трудом удержавшись от желания обернуться и посмотреть, с каким выражением лица коммандер Мори это произнесла. – Меня интересует другое: вы узнали причины этого инцидента? Что злоумышленники делали в каюте и что хотели от Перим?
-Они сейчас в камере, и мы начали их допрашивать… - начала Кассетти, но несколько неуверенно.
-Они в камере не больше двух часов, - перебила ее коммандер Мори, - Неужели вы думаете, что они просто сразу вежливо ответят на наши вопросы и сообщат, какие злодеяния совершали на станции?
-Они утверждают, что у них было торговое соглашение с мисс Перим, - вставила Кассетти, - Но она не смогла выполнить свою часть сделки, а затем в комнату вломились ее друзья и побили их.
-А что говорит Перим? - Мори обернулась к глинну Толан.
Толан чуть удивленно посмотрела на младшего лейтенанта, а затем все же перевела взгляд на коммандера Мори. Два часа было более чем достаточно, чтобы получить всю необходимую информацию… но сейчас явно было не лучшее время, чтобы критиковать федеральные методы дознания.
- Она сейчас в лазарете и не может говорить из-за медицинских процедур, которые с ней проводят, - пояснила кардассианка. – Я говорила с другими кадетами, которые были там, чтобы понять, что случилось. О сделке они не упоминали, только о неких преступных действиях и «бизнесе».
Хотя именно сделка лучше всего ложилась на ту картину, которую нарисовала себе в голове координатор, а вовсе не грабеж, как рассказал ей улан Ракар.
_____
С коммандером Мори и младшим лейтенантом Кассетти
Offline  
14 10 2016, 15:54:40 #356
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:
 
- И что же это был за предмет торгового соглашения, они случайно не сказали? – спросила Толан у младшего лейтенанта Кассетти. 
-Нет, мэм, - покачала головой Кассетти.
-Вопрос, который меня интересует больше - удалось ли выяснить, кто они такие? - спросила коммандер, - Мы их знаем, они уже проходили в наших базах?
-На самом деле… - младший лейтенант посмотрела вниз, на стол, где отображались записи о по делу, - Мы установили личность одного из двоих. Это некто Крит, он уже был арестован на станции 10 лет назад, и это не единственный его арест. Мы знаем, что он замешан в грабежах и связан с организованной преступностью.
-Значит, он вернулся… И начал какой-то новый бизнес на станции. Было бы хорошо получить список его клиентов и поставщиков, установить за ним слежку, внедриться в организацию… - задумчиво произнесла коммандер Мори, - Но, поскольку его спугнули, едва ли это будет возможно. Жаль, очень жаль. В любом случае, нам понадобятся письменные показания от всех присутствовавших кадетов, чтобы мы смогли приложить их к делу и сделать его весомее, чем просто драка. Организуете, глинн Толан?
Координатор внимательно слушала разговор Кассетти и Мори. Значит, Крит. О нем она поищет информацию по своим каналам. Знала ли она, что так все сложится? Конечно, нет, но она должна была это предусмотреть! Если все раскроется, во всем будет виновата только ее собственная глупость.
Может быть, для станции и плохо, что его спугнули, не успев внедриться, а вот Толан почувствовала некоторое облегчение. Ровно до тех пор, пока этот Крит не начнет говорить…
- Разумеется, коммандер, - она постаралась звучить максимально нейтрально и спрятать всю тревогу в голосе. – Кадеты уже предупреждены и готовы давать показания и устно, и письменно, - Толан сделала небольшую паузу, что-то обдумывая. – И еще один момент… Я полагаю, я знаю, из-за чего все это произошло, - добавила она. В конце концов, какой смысл было скрывать то, что она только что узнала?..
-Говорите же, - нетерпеливо поторопила коммандер.
- Я думаю, что кадет Перим покупала у Крита некие стимуляторы. Какие именно, вам может рассказать мистер Тенек, который сейчас занимается этим вопросом, - кардассианка посмотрела поочередно на Кассетти и Мори, обдумывая, стоит ли ей продолжать или они сами экстраполируют все дальнейшие события.
-Стимуляторы? - переспросила младший лейтенант Кассетти, - Вы имеете в виду… медицинские препараты?
-Значит, Крит переключился на торговлю веществами, - сделала вывод коммандер Мори, - Прибыльное дело и не надо пачкать руки. Что ж, в таком случае, мы можем с большой долей вероятности предполагать, что он делал в каюте Перим и чего от нее хотел. Лейтенант Кассетти, я хочу, чтобы ваша служба провела несколько мероприятий по выявлению торговли и хранения запрещенных веществ на станции. А что насчет второго, сообщника Крита?
-Наусиканец, мэм, - ответила землянка, - Мы его не знаем, но его брат сидит в нашей второй камере со вчерашнего дня.
-Ясно, - кивнула Мори, - Я хочу, чтобы все эти трое покинули мою станцию как можно скорее.
- Это полностью совпадает с моими желаниями, - кивнула Толан. – Но я также хочу убедиться, что они будут наказаны по всей строгости вашего федерального закона, и подобного не повторится. А еще – хочу понять, как кадет Перим вышла на этого Крита и что именно собиралась у него покупать. Мистер Тенек выдвинул предположение, что именно об этом веществе она скорее всего знать не могла. Поэтому я прошу вас держать меня в курсе расследования и сообщать о любой новой информации.
-Вы хотите, чтобы мы допросили кадета Перим? - с готовностью ответила Кассетти, - Полагаете, она участвовала в хранении и распространении запрещенных веществ? Будущий офицер… какой стыд… кто бы мог подумать... - младший лейтенант укоризненно покачала головой.
- Не думаю, что она была в курсе того, какие именно это вещества, - покачала головой Толан. – Но она напишет отчет, как и все остальные свидетели произошедшего. И, думаю, сможет рассказать вам больше, чем они. На данный момент у нас есть только предположения, поэтому я предлагаю подождать ее версии событий.
Кардассианка встретилась взглядом с Мори и после небольшой заминки – говорить? Не говорить? Доверять? Не доверять? - произнесла:
- Коммандер, я бы хотела поговорить с вами о ситуации с кадетом Перим лично, когда у вас будет время.
-Значит, многое зависит от показаний мисс Перим, - подвела итог Мори, - Продолжайте, Кассетти. Пройдемся, глинн?
- Лейтенант, я жду от вас любой новой информации, как только она появится, - сказала Толан перед тем, как попрощаться с Кассетти и направиться к двери, где стояла коммандер Мори.
О Перим, конечно, надо было поговорить. Вряд ли срочно, вряд ли это было так важно, чтобы задействовать командующую станцией, но пока Толан просто не знала, что делать с кадетом. Но поговорить надо было не только о Перим, и та, другая тема волновала кардассианку сейчас куда больше.

_______________________
совместно с Толан


May we all walk with the Prophets...
Offline  
18 10 2016, 09:49:56 #357
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет


Время тянулось медленно. Виной этому было бездействие. Бездействие вынужденное, когда от ромуланца в данный протяженный временной момент не зависело ровным счетом ничего. Перед мысленным взглядом Ракара медленно сменялись картины событий в каюте Перим, ее слова, меняющееся настроение от гнева до слез и попыток уговорить их. И наконец, как ее, расслабившуюся, спящую, перекладывали на носилки. Как медсестра поправляла локон, вывалившийся из аккуратно заплетенной косы. Ожидание за дверью было мучительным. Но ромуланец ждал, доверяя тому, что у вулканца все получится.

Тишину и спокойствие приемного покоя лазарета прервала разъехавшаяся дверь – не столько даже сама дверь, сколько появившаяся на пороге женщина, которую Ракар мог бы узнать, даже находясь при смерти. Журналистка Кристаль Харт, одетая в строгое платье-футляр, буквально символизировала собой сочувствие и милосердие.
- Мистер Ракар! – произнесла она с порога, сразу же обнаружив ромуланца на одной из коек. – Как я рада, что с вами все в порядке! Я слышала о произошедшем инциденте…  - с этими словами она уже оказалась подле него и даже нашла где-то табуретку, на которую и уселась, словно намекая, что так просто и быстро она не уйдет.
Первым неконтролируемым движением Ракара, как только он увидел вошедшую женщину, была судорожная попытка мгновенно скатиться под кровать, как от дизрапторного огня. Но он усилием воли сдержал это неконтролируемое желание, только уцепившись изо всей силы за собственную койку. Расслабленное выражение его лица в миг приняло служебное выражение полной невозмутимости. Подниматься ромуланец не стал, только повернул к журналистке голову.
- Добрый вечер, мисс Кристаль Харт, - без всякой интонации тихо произнес он, как мог скрывая недобрый огонь в глазах. – Новости, как я погляжу, быстро распространяются по этой станции. И вы – их главный адепт и распространитель.
- Сочту это за комплимент, - польщенно улыбнулась журналистка. – Как вы себя чувствуете? Что с вами произошло? Я решила вас навестить сразу, как только узнала… - она быстро оглядела помещение приемного покоя, но, не найдя ни Тенека, ни Перим, сделала вид, будто они ей совершенно неинтересны.
"Узнала". Конечно же она узнала, Ракар даже и не сомневался в ее способностях узнать все, что она захочет. Ромуланская разведка не отказалась бы от такого ценного кадра, как федеральная журналистка Кристаль Харт. Только именно в этот раз. Здесь, сейчас и далее, в планы ромуланца вообще не входило, чтобы она узнала и растиражировала то, что должно остаться в узком кругу лиц. Что он мог сделать? Он должен был стать ей не интересным. Но обстоятельства были таковы, что он и так был ей не интересен, ей были интересны только факты, которыми он обладал и которые создадут ей материал для скандального репортажа.
- Это и был комплимент, мисс Харт, - сказал Ракар, - я восхищен вашим профессионализмом. Чего только с нами не произошло, в частности я – ударился головой. Такое бывает. Не слишком безопасно играть в игры с гравитацией, массами и скоростями. Особенно если это федеральная станция.
- Надеюсь, доблестная медицинская служба ДС9 вам помогла? – женщина посмотрела на монитор, закрепленный около головы ромуланца. – И могу я поинтересоваться, какой именно удар поместил вас в лазарет? Я знаю как минимум два объекта, которые могли бы… послужить причиной этого удара. Ну же, мистер Ракар, я желаю услышать рассказ о том, как вы нейтрализовали двух преступников!
Кристаль Харт многое знала. А еще многое – делала вид, что знала. Как бы ни были с ней милы офицеры службы безопасности, они, к сожалению журналистки, тоже хорошо делали свою работу, в том числе – не распространялись о преступниках, и поэтому об основных событиях Кристаль приходилось догадываться.
Ракар криво улыбнулся.
- Медицинская служба Федерации показала себя компетентной, мисс Харт, - ответил Ракар, - а что до объектов – их куда больше чем два. Станция полна объектами, соприкосновение с которыми чревато травмами, неприятностями, амнезией и прочее … прочее..
- Знаете, мисс Харт, - Ракар приподнялся на локте, - я ромуланец, а не клингон. Если вы хотите красочных историй о подвигах, героизме, песен о битвах и всем таком – то на станции есть клингонский ресторан. И я лично могу проводить вас туда, поужинать с вами, а заодно шеф-повар этого заведения мог бы спеть нам пару песен.
Ракар решил применить атаку в действии. Он наблюдал о Кристаль Харт уже многое, и нужно было пробовать все.
- Прекрасное заведение, - согласно кивнула Кристаль. – Приятно слышать, что вам тоже нравится, я там была уже два раза с момента своего прибытия на станцию. И… вы меня смущаете, мистер Ракар, но разве я могу отказать вам? Разумеется, я с удовольствием схожу с вами, куда вы скажете. Вы ведь помните, что обещали мне интервью? – подмигнула она. – А что касается объектов… Их, разумеется, больше, однако служба безопасности поймала именно двоих благодаря бравым действиям вас и ваших коллег… Где они, кстати? Или им повезло больше, и они не пострадали?
Теперь Ракар улыбнулся довольно и обворожительно, одной из тех улыбок, на которые он был натренирован для специальных случаев.
- Вы пойдете со мной с удовольствием, туда, куда я скажу? – спросил он, - искусство речи и формулировок, мисс Харт, одно из важнейших искусств. Потому что мест, в которые я могу сводить, довольно много, но не всякое вам понравится. Что ж клингонский ресторан вполне подойдет. Тогда может быть завтра вечером, вы свободны? Я слышал сегодняшний вечер у вас занят, в моей же презентации о Ромуле. Вы популярны мисс Кристаль, я польщен таким вашим вниманием в мою сторону. Но подумайте, действительно ли стоит настолько сильно афишировать некомпетентность станционной службы безопасности, что столько действий по наведению порядка приходится производить ромуланскому военному? Мне кажется, Федерация скоро будет в неоплатном долгу у Ромула.
- Мы можем обсудить, куда именно я с вами пойду, мистер Ракар, - усмехнулась журналистка. – Но пока меня вполне устроит клингонский ресторан. Что же касается службы безопасности, то они проявили себя компетентно, как я могу судить, - произнесла она тем тоном, точно оскорбилась на подобный комментарий, - что не отменяет вашего вклада… и ваших коллег, конечно. Вы помогли им в поимке преступников, поэтому я не вижу ничего плохого в том, чтобы подчеркнуть, что… нет, не ромуланский военный, а участник проекта “Альфа” сотрудничает со службой безопасности станции и реализует основные принципы этого проекта. Но вернемся к нашим преступникам. В чем же их обвиняют? Вы же не просто так решили о них… удариться?
Ромуланец воззрился на журналистку несколько недоуменным взглядом, а затем несколько грустно произнес:
- Ах да, преступников. Вы спрашивали о преступниках, - и он снова лег, уставившись в потолок. – Прошу прощения, мисс Харт, я все еще не совсем здоров. Помните преступника на фуршете, чуть было не перевернувшего стол? Его видимо обвиняют в нарушении порядка. А зачем же вы спрашивает об этом меня? Я ведь не обвинитель, вам лучше спросить в службе безопасности.
А затем, закончив валять дурака, он снова повернул голову к мисс Харт и серьезно произнес.
- Мэм, я не имею четко определенных указаний насчет права предоставлять ту или иную информацию. На текущий момент я могу рассказать вам о Волане II все, что вы ни пожелаете. И завтра я дам вам интервью, как мы с вами договорились. Но о том, что случилось недавно – я знаю наверняка меньше вашего. Я помог навести толику порядка, среди, при всем уважении, все же неудовлетворительной, по моему мнению, компетенции СБ. И что и почему произошло, а уж тем более кого и в чем обвиняют – мне не известно.
В это время мимо них прошли кардассианка и баджорка, координатор проекта “Альфа” и командующая станцией.
Ракар коротко посмотрел на прошедших мимо и вернул взгляд на журналистку. Он ничем не выразил своих эмоций. Валять дурака, как ему представилось желаемым поначалу, было неправильно. Стиль поведения должен был быть другим. Но федеральные журналисты умели допрашивать без применения силы. Он не должен был допустить промаха. Он должен собраться, и все внимание посвятить компетентности своих реакций. Потому что сам за собой заметил, как некоторые вещи пошли вразнос. Тем временем, коммандер станции и глинн Толан направлялись по направлению к Тенеку. Они многое уже выяснили. Квинтилии придется нелегко.
Кристаль тоже с интересом проследила взглядом две фигуры – кардассианскую и баджорскую. Бежать за ними она не собиралась, но было весьма любопытно подтвердить свои теории…
- Ваше начальство и руководство станцией, - прокомментировала журналистка, когда обе дамы вошли в соседнее помещение. – Даже представить не могу, что – или кто – привело их сюда. Но ведь вы же не скажете, да, мистер Ракар? Оставьте мне эту задачку, решающуюся методом вычитания… Кстати, скажите, а вы говорите, только когда вам разрешают? В Федерации у нас свобода слова, а как на Ромуле? Вы должны получить разрешение, чтобы рассказать о тех преступниках, которых вы задержали? И что вас натолкнуло на мысль, что они вообще преступники и их надо непременно сдать в СБ?
- Мисс Харт, - снова улыбнулся ромуланец, но уже просто обычной, немного саркастичной улыбкой, - если бы я знал о всех передвижениях коммандера станции, зачем и что здесь происходит, меня бы как минимум обвинили в шпионаже. А мне это не-за-чем. Потому что я этим не занимаюсь. Я участник проекта международного взаимодействия, и исполняю все предписания, на меня наложенные руководством проекта. О свободе слова, его преимуществах и недостатках мы можем с вами подискутировать на досуге. И это будет очень длинный разговор. Но мы сейчас не об этом. Я не вызывал СБ, я не задерживал преступников. Все, что я помню – это быстрое мельтешение перед глазами разных предметов, собственные попытки выжить в схватке и боль от ран. В этом всем нет никакого героизма, это жестокая жизнь, мисс Харт, кровь и боль, и стремление жить. Только клингоны любят хвастаться таким, я же – не считаю это правильным.
___________
совместно с Кристаль Харт
продолжение следует


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
18 10 2016, 09:51:10 #358
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Лазарет
продолжение


- Это будет очень увлекательная дискуссия, я не сомневаюсь, - снова улыбнулась Кристаль. – Не терпится услышать мнение ромуланца о свободе слова. Могу ли я полагать, что то, что вы собираетесь рассказать мне о событиях на Волане II, уже тщательно выверено и подписано в самых высших инстанциях?  Но разве не вы задержали преступников? У меня сложилось впечатление, что именно вы с мистером Тенеком это сделали, в то время как ваша новенькая мисс Акрита вызвала службу безопасности, а мисс Перим… - Кристаль посмотрела в сторону двери, за которой скрылись Мори и Толан, и вопросительно приподняла брови. – Но, раз вы этого не помните, вы действительно сильно пострадали, и я чувствую себя виноватой, утомляя вас беседой… 
Часть этой информации она действительно узнала от СБ, но лишь самую маленькую – остальное сделала наблюдательность и несколько простых запросов компьютеру. И то, что она совершенно случайно находилась на Променаде как раз в тот момент, когда двух преступников вели в офис службы безопасности.
- Станционные обитатели пострадали от действий преступников, мисс Кристаль, - сказал Ракар, - вот информация, которую нужно знать. И мне жаль, что вы пускаете на станцию таких гуманоидов. Такое на ромуланской станции никогда не было бы возможно. Что касается нашей с вами дискуссии – то я с нетерпением буду ее ждать. И да, события на Волане II не являются секретными. Это я уже понял. А теперь, если вы не против, мне действительно необходим отдых, - Ракар устало полуприкрыл глаза.
- Разумеется, мистер Ракар! – Кристаль улыбнулась ему сочувствующей улыбкой, будто он страдал не от легкого сотрясения, а лежал на смертном одре. – Вам стоило только сказать, чтобы я перестала вас мучить. Ужасно, что кто-то пострадал от действий этих преступников, и вы совершили достойный поступок, избавив станцию от них. Что ж, это мы еще обсудим завтра, когда вы будете себя лучше чувствовать, а я… А я получу всю необходимую информацию о произошедшем, и мы сможем поговорить уже предметно, - с этими словами журналистка встала с табуретки и направилась к двери, около которой обернулась и хитро посмотрела на Ракара: - Чем больше секретов вы пытаетесь утаить, тем больше разогреваете мой интерес! А пока выздоравливайте и передайте мои наилучшие пожелания мисс Перим.
- Несомненно обсудим, мисс Кристаль, - ответил Ракар, головой прижимая подушку, не сводя внимательного взгляда с этой женщины, - надеюсь я и сам узнаю хоть что-нибудь из того, о чем вы спрашивали. А нет – так вы меня просветите, у вас куда больше шансов узнать секреты, и уровень вашего доступа куда  выше моего. Мне кажется, я рискую перестать быть вам интересным, но такова жизнь, хоть и глубока будет моя печаль, - Ракар никак не отреагировал на просьбу передать привет Перим. Но он снова убедился в том, как тонко и профессионально журналистка делает свою работу, пытаясь достать свою жертву умелой провокацией. Ракар на провокацию не повелся, не дрогнув ни единым мускулом, но продолжил:
- Секреты вселенной невыносимо скучны, однажды это до смерти надоест… впрочем – хорошего вечера мисс Харт, оставим это всё до завтра.
Когда Кристаль Харт вышла за дверь, ромуланец задумался о том, как сохранить то, что не должно быть озвучено. Не применимы были в этих дипломатических условиях ромуланские стандарты. Невозможно было сказать – "это закрытая информация", "это не ваше дело". Помимо всего прочего – на кону стояла судьба проекта, который он должен был спасти. Однако, судьба Квинтилии была не менее важной. И федеральные журналисты, так настойчиво пытающиеся докопаться до скандальных новостей – не пройдут, по крайней мере через него.
_____________
совместно с Кристаль Харт


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
18 10 2016, 09:54:45 #359
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, ранний вечер
Бар “Кварк’с”, возле голокомнат


Энн Уильямс уже полчаса подпирала стену около входа в голодек, где ее коллеги – бывшие коллеги – по проекту занимались чем-нибудь безусловно важным, но очень уж затянутым. Пару раз победив в себе желание войти внутрь и найти нужного ей человека, она все же решила дождаться окончания презентации (ну не будут же они там ночевать!), обдумывая тем временем свои дальнейшие действия на этой станции.
Наконец-то дверь открылась, и кадеты начали покидать помещение. До Энн донеслись обрывки разговоров про какие-то корабли и регату, но она не особо вслушивалась. Найдя взглядом Хену, она оторвалась от стены, с которой успела за это время практически срастись, и помахала ей, привлекая внимание. Наверное, это выглядело странно, потому что до этого с девушкой-ференги она в лучшем случае перебросилась парой слов, но Энн сейчас (как и обычно) было не до политесов.
-Энн Уильямс! - воскликнула Хена, - Смотрите, это Энн! - обратилась она к окружавшим ее кадетам, - Что с тобой случилось?

Артур, выходя из голокомнаты, тоже увидел Энн Уильямс. Он повернулся к своему охраннику и спросил:
- Сэр, вы разрешите несколько минут поговорить с тем кадетом, прежде чем вы проводите меня в каюту?
М’Кота посмотрела на охранника сердито: в голокомнате за общим делом ощущение постоянной слежки за Артуром как-то отошло на второй план, зато теперь начинало раздражать вдвойне.
Брамс, пребывавший в благодушном настроении, ответил на вопрос Артура Лайтмана утвердительно, и даже слегка махнул рукой.
Тем временем кадеты окружили свою бывшую участницу с вопросами:
-Как твой суд? Что они сказали? Тебя отчислили? Тебя отправят в новую Зеландию?
Даже Освальд, ранее не слишком жаловавший Энн, подошёл к девушке с Волана II.
- Уильямс, - кивнул он в качестве приветствия. - Что с тобой произошло? Нам сказали, что ты больше не в проекте, но без подробностей.
Артур благодарно кивнул своему охраннику, посмотрел на М'Коту, и сделал приглашающий жест рукой, чтобы она пошла с ним к Энн Уильямс.
- Энн, тебя отпустили? – спросил Лайтман, высказав вариант, который еще никто не высказал.
Энн захотелось снова срастись со стенкой – такого внимания от кадетов к своей персоне она не ожидала, потому что обычно ее им и не баловали. Очевидно, Толан уже сказала, что Уильямс больше не в проекте… Она вздохнула, поняв, что посекретничать с Хеной сейчас не получится, и она выбрала не лучшее время, чтобы обратиться к девушке-ференги.
- Э-э-э, не все сразу! Все хорошо, - Энн подняла руки в защитном жесте, чуть выставив их перед собой. – Меня отпустили, видите – больше никакой охраны! Было несколько слушаний, но все уже в прошлом. Но я ушла из проекта, и это мое решение.
Артур внимательно посмотрел на Энн. Это был тот момент, когда житель демилитаризованной кардассианской зоны выбрал другой путь. Наверное, она уйдет и из Звездного флота. Одна из многих, и еще долго, очень долго последствия этой истории, той войны с Кардассией и этот очень глубоко неоднозначный договор о границах - будут отражаться на многих людях и событиях. Изменится что-нибудь в итоге или нет?
- Почему ты так решила, Энн? – спросил кадет.
- Так получилось, - уклончиво ответила Энн, пытаясь не выпустить из поля зрения Хену. – Много различных факторов. Но сейчас это неважно – меня отпустили, на проект мое решение не должно повлиять… В общем, все хорошо.
-Ну да, это лучше, чем если бы тебя просто отчислили и наказали… - сказала Хена.
Ее голос звучал не очень уверенно, и некоторые кадеты вокруг были заново удивлены и шокированы этим поворотом событий. После работы в голокомнате эффект сообщения Толан об уходе двух участников немного угас, но теперь вспомнился с новой силой.
-Что ты будешь делать дальше? - спросила Жантарин.
- Меня никто не исключал, - быстро вставила Энн, словно боявшаяся, что ее в этом обвинят. Одно дело, когда тебя с позором прогоняют, а другое – когда уходишь сама с гордо поднятой головой. – И мне не смогли ничего формально предъявить, поэтому больше держать меня они не могут. – Вспомнив об Эпплби, она нахмурилась, но уже через мгновение с улыбкой ответила Жантарин: - Пока я задержусь на станции на некоторое время, но теперь уже в другом статусе. Я не смогу принимать участие в ваших занятиях, но это не значит, что мы не сможем общаться. А потом… потом я надеюсь улететь домой. Кстати про это… Хена, у тебя не будет нескольких минут? – Энн выразительно посмотрела в сторону Кварк'с, - или… у вас сейчас еще какое-то проектное задание?
Кадеты до сих пор толпились у выхода из голодека и не собиралась расходиться. Не было разве что вулканца и Квинтилии с Ракаром – именно тех, кто вроде как больше всего и интересовался ее судьбой еще вчера.
-У меня? - Хена была удивлена, потому что не знала, что ее может связывать с этой немногословной девушкой из Демилитаризованной зоны, - Да, конечно, если тебе нужна помощь...
- Да, один небольшой вопрос… Я тебе все объясню! – во взгляде Энн читалась просьба. Не отчаянная мольба, но просьба человека, который не слишком уверен в правильности своего решения. – Если это тебя не отвлечет, конечно! Я могу подождать, это не срочно.
- Прежде чем ты улетишь, Энн, - сказал Лайтман, подойдя на шаг ближе к девушке с Волана II, - я хочу сказать – ты была одной из нас, и какое бы решение ты не приняла – это твое право и твой выбор. Мне жаль, что ты покидаешь этот проект и Звездный флот. Но как бы ни было – я хочу пожелать тебе удачи там, куда ты отправишься. И помни – мы вовсе никогда не были врагами, я имею в виду вас с Волана II и Федерацию. Надеюсь, у тебя все будет хорошо. Пусть так и будет.
- О, это очень мило, но я еще не пришла прощаться, - Энн выглядела немного сбитой с толку. – Как я только что сказала, я буду на ДС9 еще три дня. И хоть теперь я не участник проекта, это не помешает нам всем общаться и узнавать друг друга… чего мы так и не успели сделать за все время, - хмыкнула она и тут же добавила: - Разумеется, если вы тоже этого захотите, - девушка приподняла брови, несколько скептически оглядывая кадетов. 
- Конечно, - сказал Артур и опустил голову. У него самого, правда, не будет такой возможности. Но он надеялся, что другие кадеты ЗФ, свободные в своих перемещениях, сделают так, как правильно. Потому что необходимо было оставить у нее о Федерации лучшее впечатление, чем, вероятно, есть сейчас.
– И тут у всех отшибло память… – прокомментировала М’Кота со свойственным ей «тактом». Затем клингонка объяснила:
– Ты приглашена на завтрашние презентации. Мы все так решили. Приходи – веселья не гарантирую, но для «знакомиться и узнавать» сгодится.
- Ну, если так можно, то почему бы и нет, - Энн пожала плечами. – Я же теперь не имею никакого отношения к «Альфе». Только вот… - она закусила губу, точно что-то вспомнив, но потом покачала головой, отгоняя эти мысли. – Хорошо, я постараюсь придти!
- Погоди-погоди, - Освальд нахмурился. - Если тебя не исключали, но ты всё равно уходишь... тебя что, вынудили? Но... кто и почему? Ни за что не поверю, что это сделала коммандер Мори! Стоп, а как же Академия? Ты и оттуда ушла, что ли?
- Нет, я же сказала, что это мое решение! Никто меня ни к чему не принуждал! – воскликнула Энн, которая повторила эту фразу уже слишком много раз за короткое время. – И да, я ушла из Академии, так что теперь я больше не кадет. В проекте меня не будет в том числе и поэтому – Толан сказала, что раз я больше не кадет Академии, то автоматически не состою в проекте. Какая-то очередная бюрократия, - она махнула рукой.
- Ты покинула родной дом ради проекта и учёбы в Академии, а спустя несколько дней сама всё бросила? - всё ещё недоумевал Освальд. - Так не бывает, разве что тебя во временную аномалию затянуло в ближайшем коридоре, и ты несколько месяцев провела где-то ещё!
- Очень смешно, Макдауэлл, - фыркнула Энн. – Тебе достаточно знать, что у меня были на это свои причины.
-Если ты уже не кадет, то почему ты все еще в форме? - задал каверзный вопрос Тар Мари.
Энн опустила взгляд на свою одежду. Она подумывала о том, чтобы снять форму и все знаки отличия и переодеться сразу же после слушания, но ее остановило два момента: во-первых, это была та форма, в которой она прибыла на станцию и больше у нее ничего с собой не было, а, во-вторых, ей даже негде было это сделать (если даже предположить, что она поднялась на «Саратогу» с чемоданом, полным вечерних платьев).
- Не твое дело, Тар, - огрызнулась девушка, и было заметно, что этот простой вопрос ее задел. – Может быть, мне она дорога,  как память. Или я так спешила к вам, что не успела переодеться!
-Ну, раз она не хочет отвечать ни на какие наши вопросы… - надулся Тар, - Ни что будет делать дальше, ни какие у нее причины, то о чем тут еще разговаривать. Пойдемте отсюда!
Вначале Акрита тоже хотела сказать Энн что-нибудь хорошее и приятное, но потом увидела, что та и без того не знает, куда деться от всеобщего внимания, и передумала. Однако теперь решила попытаться загладить неосторожные слова товарища, который, конечно, вовсе не хотел обидеть девушку.
- Мне тоже кажется, что наша форма – вполне удобная одежда, и почему бы в ней не ходить, - сказала она с дружелюбной улыбкой. – Энн, мне тоже очень жаль, что мы так быстро расстаемся, почти не успев познакомиться. Но в любом случае, буду рада видеть тебя на своей презентации! Завтра у нас будет целых две Андории!
Энн с благодарностью улыбнулась. Она очень боялась вопросов, на которые не придумала ответа заранее – вот как с формой, а рассказывать на каждом углу о своем положении ей вовсе не хотелось.
- Две Андории! Ну разве я смогу это пропустить, - рассмеялась она. Где-то совсем глубоко-глубоко в душе она почувствовала, что было не так уж и плохо быть частью всего этого, и что теперь свою презентацию о родном доме она так и не покажет. Впрочем, мысли о настоящем, а не голографическом доме грели куда больше.
-Нет, подождите, - заупрямился Тар, - Форма - это же не просто удобная одежда. Она показывает, кто вы такие. Кто угодно не может ее надеть и ходить, разве не так? Это как если бы я надел клингонскую форму - разве не получил бы я за это в нос?
- Мой дорогой Тар, - усмехнулась Энн. – Если тебя это так расстраивает, я ее сниму, но только ради тебя! Но, если ты не против, то не прямо здесь. А пока… - она отцепила от воротника кадетские «пипы» и сняла с груди дельту, - если тебя это успокоит, я снимаю все знаки отличия, чтобы никто не сомневался, что я больше не являюсь кадетом Академии Звездного Флота!
- Но на нашу дружбу это никак не повлияет, - как бы заканчивая ее фразу, ответила Акрита и снова тепло улыбнулась, хотя только после своих слов подумала, имеет ли право говорить за всех. – Наша задача – взаимодействие и поиск взаимопонимания – относится ведь не только к участникам проекта и тем более не только к представителям Звездного Флота. Так что в качестве гостя ты всегда можешь приходить!
-Ты, кажется, хотела что-то сказать мне… - нерешительно сказала Хена, - Хочешь, можем пойти в нашу с Жантарин каюту.
Энн с облегчением кивнула:
- С удовольствием!
_______________
С кадетами и Энн


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
Страниц: 1 ... 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS