* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
18 01 2021, 09:59:50 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
26 09 2016, 11:21:29 #315
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9


После презентации Освальд быстро подхватил лежащий после первой локации в углу голокомнаты мешок, проверил, что там лежит его фигурка с презентацией и подаренный М'Котой нож, и быстро добежал до каюты. Быстро скинув с себя одежду, кадет забежал в душевую и включил довольно холодную воду. Несколько раз переключая воду то на горячую, то на холодную, он снова взбодрился и был более-менее готов ко всему, что готовила вторая половина дня.
Узнав, где находилась Карисса, Освальд направился к ней. По дороге он несколько раз ловил себя на мысли, что Кариссе с Дамаром на презентации могло понравиться, вот только пригласить Освальд предпочёл Кристаль. И вечер он тоже проведёт с Кристаль, только теперь вместо предвкушения кадет нахмурился.
Добравшись до каюты кардассианки, землянин позвонил в дверь.
Карисса открыла очень быстро, будто снова ждала за дверью.
-Здравствуйте, Освальд! - с теплой улыбкой сказала она.
- Здравствуйте, Карисса! - чуть помедлив, ответил кадет и улыбнулся в ответ. - Вы готовы? У нас несколько часов свободного времени, и я с радостью уделю его вам. А где Дамар? - парень посмотрел по сторонам. - Вам есть, с кем его оставить, или он пойдёт с нами?
-Освальд… - кардассианка опустила глаза, - Я хотела сказать вам… что кое-что изменилось. Поэтому ни в чем из того, о чем мы говорили вчера, больше нет нужды. Понимаете, я разговаривала с послом Дохиилом, он очень влиятельный человек, и он обещал помочь узнать что-то о моем муже. Я думаю, что получу новости очень скоро, и мы с сыном улетим со станции. Спасибо вам за ваше участие, но теперь теперь о нас есть, кому позаботиться...
- Но... как же так? - Освальд растерянно посмотрел на женщину. - Ну, то есть... зачем? Нет, не зачем, а почему? В смысле...
Он посмотрел по сторонам и, заложил руки за спину, чтобы Карисса не увидела, с какой силой кадет сдавил одной рукой запястье другой.
- А что если этот посол ничего не сможет для вас разузнать? - спросил он настолько спокойно, насколько мог.
-Если даже посол не сможет, значит, мой муж мертв, - просто ответила Карисса, - И тогда… Нет, я не хочу думать об этом сейчас. Я должна верить, что все скоро закончится хорошо, и ждать.
- Карисса, - Освальд сделал шаг в сторону женщины, - не думайте об этом. Ваш муж не один, на Волан II прибыл корабль, вот только... вы же не просто так хотели научиться защищать себя. Вашего мужа может не оказаться рядом, как... - кадет немного замялся, - как не оказалось рядом в этот раз. Кроме того... Карисса, на Волане II может быть опасно, не улетайте пока, прошу вас. Не хочу, чтобы вы или Дамар подвергались опасности, если её можно избежать.
-Я улечу, как только муж подтвердит, что возвращаться безопасно, - согласилась Карисса, все еще стоя в дверях и не отступая в ответ на встречное движение молодого человека, - Не прямо сейчас. Но вам больше не нужно волноваться за меня, Освальд. Напротив, теперь, когда на станции целая команда корабля моих соотечественников и посол Дохиил, это может быть расценено превратно…
- Нужно! - решительно произнёс землянин после небольшого раздумья. - Это нужно было вам с самого начала, а теперь... теперь это нужно и мне. И если хоть одна живая душа на этой станции посмеет... - Освальд стиснул зубы и, глубоко вздохнув, сказал уже спокойнее. - Карисса, я гражданин Федерации и, как говорят на Земле, без пяти минут офицер Звёздного флота, мне не безразлична судьба тех, кто нуждается в помощи и просил о ней однажды. Это будет ответом на любые инсинуации, от кого бы они ни исходили!
Теперь пришел черед кардассианки ненадолго задуматься. Она смотрела на Освальда с удивлением.
-Наверное, я совсем не понимаю землян… - наконец, задумчиво произнесла она, - Вы хотите помогать, хотя видите, что в этом больше нет необходимости, потому что обо мне теперь могут позаботиться мои соотечественники. Вы больше не единственный, кто может мне помочь, на вас нет никакой ответственности и никакого долга передо мной. Напротив, ваше участие может обернуться проблемами для нас обоих, и вы все равно не хотите отступить в сторону. Освальд, возможно, вы думаете, что что-то мне обещали, и невыполнение этого обещания делает вас плохим человеком? Но ведь это не правда.
- Какими проблемами это может обернуться? - непонимающе посмотрел на женщину кадет. - Вы хотите сказать, что соотечественники ожидают, что вы будете просто сидеть в четырёх стенах, получив убежище в Федерации? Это бессердечно и жестоко! Я действительно хочу вам помочь. Не только и не столько потому что обещал что-то, а потому что... - Освальд посмотрел прямо в глаза Кариссе и несколько понизил голос, - потому что проникся вашей ситуацией и хочу помочь избежать повторения случившегося с вами кошмара в будущем. Что в этом может быть такого... неправильного?
Немного помолчав, он добавил:
- И, кстати, я не единственный, кто собирался вам помочь. Я поговорил с М'Котой по поводу рукопашного боя, мы тренировали бы вас вдвоём, а потом набросали бы комплекс упражнений, которые вы могли бы выполнять самостоятельно, если... кхм... когда вернётесь на Волан II.
-Вы не понимаете, насколько это все сложно… - прошептала женщина, - Дело в том, что… Вы нравитесь мне, Освальд.
Она подалась вперед, их лица оказались совсем близко, и кадет почувствовал исходящий от Кариссы тонкий цветочный аромат, а в следующее мгновение она уже прикоснулась губами к его губам - медленно, но в настойчивом ожидании его ответа.
У Освальда перехватило дыхание, задрожали ладони и безумно разогналось сердце, словно это был первый поцелуй в его жизни. Вся прошлая жизнь и всё окружающее будто бы перестали для него существовать: дом, семья, Академия, старые знакомые и подружки из не такого уж и далёкого прошлого, Проект "Альфа", коллеги, командование и даже сама станция, - всё словно переместилось в другую реальность, а остались лишь яркие искры перед глазами, кружащий голову сладковатый аромат и мысль: "Это что, ещё один безумный сон?".
Кадет замешкался всего на пару секунд, но тут же стряхнул с себя оцепенение и, подойдя вплотную и положив руки Кариссе на талию, нежно и чувственно поцеловал в ответ.
Карисса сделала шаг назад, увлекая кадета в каюту, пока кто-нибудь их не увидел.
-Дамар спит, - прошептала она, - Но если тихонько…
Освальда не понадобилось уговаривать. Он страстно поцеловал кардассианку, а потом, не отрывая взгляда от её голубых глаз, тихо шепнул:
- Идём!
В какой-то момент ему захотелось остановиться и напомнить Кариссе, что та замужем, и всё это совершенно неправильно, но желание было настолько сильнее совести, что эта мысль мгновенно исчезла и больше уже не появлялась.
___________
С Кариссой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
26 09 2016, 11:27:22 #316
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Реплимат


Артура увели обратно в каюту, и М’Кота направилась в реплимат. Есть не особенно хотелось – два перекуса сделали своё дело – и она взяла себе первый попавшийся чай (на удивление неплохой), а к нему – яблоки в карамели (вроде тех, что были в презентации). Она сидела, погрузившись в свои мысли и рассеянно наблюдая за потоком людей, гуляющих, глазеющих, а то и пробегающих мимо.
- Ага! – раздался над ухом клингонки знакомый голос. – Это и есть обед воина? А где же кровавое вино, гакх и много какого-нибудь мяса, которое надо обязательно есть руками?
Вслед за голосом появилась его обладательница – кадет Самрита Баккер, которая, не дожидаясь приглашения, поставила свой поднос на стол М’Коты и уселась напротив. Обед Самриты был куда больше похож на нормальный прием пищи: большой стакан лимонада, куриный стейк и запечённый картофель в травах. Девушка выглядела усталой после долгой презентации, но на ее губах играла коварная улыбка, не предвещавшая ничего хорошего. Как и тот факт, что за стол она села не к своим друзьям, а к соседке.
– Как сейчас у нас любят говорить? Стереотипы, – рассеянно ответила М’Кота. – С таким же успехом я могла бы потребовать, чтобы ты ела детскую кашку-размазню.
- Эй! – обиженно отозвалась Самрита. – Это что, у вас про землян такое рассказывают? Тебе надо было лучше изучать земные столы на фуршете! – она отрезала кусок стейка в качестве доказательства и, с аппетитом его дожевав, уставилась на М’Коту. Брови землянки совершили странное движение, несколько раз поднявшись и опустившись. – Итак… Я вижу, ты последовала моему совету, и вы поговорили!
– Я не следовала, – М’Кота занялась художественным разрезанием яблока на тонкие ломтики. – Я всё сделала, как решила. А он сделал, как он решил, и сказал об этом мне. Вот и всё.
Комментарий про «кашку» клингонка ехидно проигнорировала: будет ещё рассказывать, какое у землян прекрасное чувство юмора!
- Да-да-да, как угодно, - отмахнулась Самрита. – Давай, рассказывай! Вчера ты мне спать не давала своими терзаниями, теперь я требую реванша. Я хочу знать все, что у вас там случилось!
М’Кота ответила не сразу. Она отрезала ещё один прозрачный ломтик, силясь сдержать счастливую и чуть смущённую улыбку, и только отправив его в рот, ответила:
– Ты же сама всё видела. Мы и не скрывались…
- Конечно, видела! – миндалевидные глаза Самриты округлились. – Все видели. Поэтому и спрашиваю. Еще вчера ты не знала, что делать с его рукой на плече, а сегодня вы ходили всю презентацию, как сладкая парочка. А вы, клингоны, быстрые!.. Но я хочу знать все подробности!
М’Кота пожала плечами, не скрывая удивления.
– Это потому что вчера я ничего не знала! А сегодня я знаю, что он никого не обманывает, никому не даёт ложную надежду, что я не веду себя подло и не разрушаю чужие отношения. Это значит, что у меня больше нет причин его отталкивать. Вот и всё.
- Ну, я же говорила, что достаточно просто нормально поговорить! – кивнула своей правоте Самрита. – По-моему, это еще вчера было очевидно, но вам явно хотелось сложностей… Ладно, неважно, наконец-то вы все прояснили. А скажи, почему… то есть вообще как так получилось? Почему – Артур? В проекте достаточно интересных кандидатов, есть из кого выбрать!
– Ты меня спрашиваешь?? – ломтик яблока соскользнул с вилки М’Коты и шлёпнулся в тарелку. – По-твоему, это вообще можно объяснить? Если бы такие вещи случались «потому что», я бы выбрала нормального клингона, а не 33 проблемы на тему «как не напугать землянина» или «как объясниться» с семьёй!
- Ну да, - закивала Самрита. – Почему не выбрала-то? У тебя вообще кто-нибудь остался на Кроносе? Я не знаю, как там у вас, может ты уже пять лет как договорилась с кем-нибудь о свадьбе или что-то такое. Даже не представляю, почему ты решила замутить с землянином, если постоянно над нами смеешься!
– Когда я над вами смеялась?.. – искренне и риторически проворчала М’Кота. Она действительно не смеялась, во всяком случае не нарочно, просто разговаривала в той свободной и ничем не ограниченной манере, которая присуща всем клингонам, а недоразумения получались сами собой.
– Вот ты сейчас опять ничего не понимаешь, но если я это скажу, ты снова скажешь, что я грублю тебе, – упрекнула клингонка Самриту. – А ты действительно то ли не понимаешь, то ли не слышишь. Я же сказала, что ничего не выбирала. И никто из нас ничего не выбирает. Просто ты живёшь себе живёшь, и вдруг – бац! – на тебя сваливается куча проблем из-за мужчины, который ни с того ни с сего становится тебе нужен. Позарез, насовсем и к тому же вместе со всеми его проблемами, долгами чести, победами и поражениями. И хоть убейся, ничто не в силах этого изменить.
– А дома у меня мужчины нет, – добавила М’Кота, после недолгого молчания. – А если бы и был, я бы сперва разорвала с ним отношения, и только потом начала бы новые. Иначе получилось бы бесчестно.
Самрита понимающе закивала, хотя в ее глазах читалось что-то такое… немного насмешливое. Самую малость.
- И вот она – любовь на всю жизнь! – максимально серьезно произнесла землянка. – И когда ты поняла, что именно этот землянин тебе нужен?
– Понятия не имею, – честно призналась М’Кота. – Может быть, когда разозлилась на него из-за всей этой истории, может быть потом, когда поняла, что всё равно не могу вычеркнуть его из жизни, а может быть, наоборот, раньше, когда ещё даже не задумывалась об этом. И хватит уже издеваться насчёт любви до гроба! Ясно же, что пока ничего не ясно: говорила же – нам надо узнать друг друга.
- Вы мне напоминаете одну классическую земную историю – Ромео и Джульетту. Спроси у Артура, он наверняка знает, - усмехнулась Самрита. – Там тоже парень и девушка влюбились друг в друга с первого взгляда, а потом дуэли, побеги и прочая романтика в клингонском стиле – тебе понравится. Надеюсь, у вас все закончится не так трагично! А проект, я смотрю, работает: у вас получается намного более тесное межкультурное взаимодействие, чем предполагалось нашей программой!
– Вполне возможно у нас всё закончится трагикомично, и завтра, после моей презентации, он убежит от меня с дикими криками, – скептически прокомментировала М’Кота. – Сегодня я не хочу об этом думать, пусть всё идёт как идёт.
- Тогда, конечно, это великая любовь, если его способны спугнуть фотоны в голодеке, - понимающе закивала Самрита, возвращаясь к своей еде, которая уже начала остывать. Какое-то время за столом стояла тишина, пока землянка расправлялась со своим стейком, а затем она вновь заговорила, на этот раз даже без привычной иронии в голосе. – А вообще, Артур – хороший парень. Порой слишком серьезный, но, может, тебе такие и нравятся. Это даже не плохо – он знает, чего хочет, и ты можешь ему доверять… - она на мгновение нахмурилась, задумавшись о чем-то своем, а затем с усмешкой продолжила: - Зато своими рассуждениями о долге и чести он фору любому клингону даст!
Услышав очередную подколку М’Кота насупилась, но когда Самрита стала рассказывать об Артуре, оттаяла и посмотрела на земную девушку с признательностью.
– Если бы дело было только в этом! – с сомнением в голосе сказала она. – Только ведь это похоже только на словах. А на деле многое из того, что у нас считается нормой жизни, земляне считают дикостью и варварством. Это нечестно было бы скрывать, да к тому же и невозможно. Завтра я покажу кусочек нашей жизни без прикрас, и кто знает: может быть всё это покажется ему чудовищным или отвратительным.
- Ага, ага… - кивнула Самрита, но было заметно, что последние секунд десять речь М’Коты она пропустила, отвлеченная чем-то за ее спиной. В Реплимат зашли Ракар и Тенек и проследовали мимо девушек к самому дальнему столу. – Если уж ромуланец подружился с вулканцем, то в вашей паре с Артуром и вовсе ничего странного нет – вы не первые землянин и клингонка, нашедшие общий язык, - пробормотала она, не выпуская Ракара из Тенека из внимания. А затем обернулась к М’Коте и негромко проговорила: - Они такие серьезные и сосредоточенные, интересно, что они обсуждают? Ах да, ты что-то говорила про отвратительный… Это что же ты собралась показывать! – вернулась землянка к изначальной теме.
– Кое-что из того, что нельзя назвать парадной стороной жизни. На мой взгляд ничего отвратительного, наоборот – важно и достойно уважения, но ведь это с моей точки зрения, а не с вашей, – ответила М’Кота. Было видно, что ей не слишком нравится это обсуждать, и при первой возможности она переключилась на другую тему:
– А что тебя удивляет? Теперь очередь Тенека, только и всего. Нам, знаешь ли, достался невероятно общительный ромуланец! Вчера перед фуршетом я рассказывала ему анекдоты про ромуланцев, и он обещал сделать ответный жест и найти мне ромуланские анекдоты про клингонов. Мне откровенно любопытно, найдёт или нет.
- Общительный ромуланец? Звучит, как оксюморон!  - недоверчиво проговорила  Самрита. – Но теперь мне действительно интересно, что ты там приготовила в своей презентации… - она доела последний кусочек картофеля и отложила приборы на поднос. – А ты не собираешься зайти к Артуру? Наверняка, он уже соскучился!
– Не соскучился. То есть может и соскучился, но если я буду у него торчать, как он будет давать обещанное интервью? Но вообще, собираюсь, – призналась М’Кота. – Вечером. И вернусь, наверное, поздно.
- А к Кристаль не ревнуешь? – рассмеялась Самрита. – Мало ли, что он там с ней наедине делает!
– Теперь уже нет. Теперь я опасаюсь только того, что она может выкинуть во время интервью. Если она подложит Артуру какую-нибудь свинью, вам придётся меня запереть в каюте: иначе я её точно прибью!
Это было, конечно, преувеличение: М’Кота даже в этом случае собиралась мрачно и отрешённо держать данное слово, но вот, что она может сказать журналистке в этом прискорбном случае, М’Кота предсказать не могла, так что товарищам по «комитету спасения Лайтмана» лучше было подстраховаться. Во избежание нежелательного впечатления, черти б его взяли.
- С этим мы справимся, - серьезно заявила Самрита и подхватила свой поднос, собираясь уже уходить. Правда, в последнюю секунду передумала и посмотрела на М’Коту, вновь приподняв брови. – Кстати… Я заметила, вам понравилась та часть презентации, где вы могли уединиться – например, с фестивалем фонарей. Если бы я знала, я бы запрограммировала побольше романтических местечек для парочек!
Прежде, чем ответить, М’Кота углубилась у кружку с чаем. Кружка была глиняная, большая и отлично исполняла роль щита на то время, которое нужно, чтобы справиться со волнением. Какого чёрта? Ведь они с Артуром просто разговаривали! Только разговаривали и ничего больше! Но всем известно: лучшая защита – нападение, и вместо ответа клингонка съязвила:
– Лучше не надо, а то Освальд ещё в начале потерялся бы с концами!
-       О, да это без сомнений! – рассмеялась Самрита. – Ну так что, вы смогли уже достаточно…. эээ… наобщаться? – она подмигнула клингонке и все-таки встала со своего места. – Хоть один плюс от заключения Артура: в каюте он живет совсем один…
– Земляне! – фыркнула М’Кота, также забирая со стола поднос. – Кто о чём, а вы всё об одном! Лучше бы его выпустили, честное слово: если так будет ещё долго, я сама начну чувствовать себя арестанткой – пообщаться можно либо на официальных занятиях, либо с охранником за дверью. Даже сюда не пускают. Весёлая жизнь!
- Выпустят, - не слишком уверенно пробормотала Самрита, отправляя поднос в репликатор.

_____
С М'Котой
« Последнее редактирование: 26 09 2016, 16:52:52 от Илама Толан »
Offline  
27 09 2016, 11:17:01 #317
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомплекс.


Покинув Реплимат, Ракар вернулся в Кварк’с и заказал голокомнату №2 на все время до конца перерыва. Во время презентации Ромула кадет Макдауэлл и Хена выразили желание посмотреть, как живут простые ромуланцы и Ракар обещал им это показать. Свой дом, и то как живет он сам. Теперь, остановившись перед пустой сеткой голокомнаты, Ракар задумался о том, стал ли бы он вообще это показывать, если бы не Квинтилия. Если бы не то, что случилось с ним. Потому что в первую очередь он хотел, чтобы это место увидела она. Единственная, ставшая для него слишком важной, той, о которой он не мог перестать думать, что не поддавалось никакому анализу. Но Ракар знал ответ как минимум на один вопрос. Он ни за что не сдал бы свою кровь для личного проекта Тенека, если бы не нужно было обследовать Квинтилию и спасти ее. Спасти ее от того, что с ней происходит. Чтобы иметь возможность обследовать ее и спасти, потому что другой возможности он пока не видел. Не было доверия, способного в краткие сроки решить все вопросы, Квинтилия не просила помощи, но она явно была отравлена психо-неврологическим веществом. Может быть лекарством с побочными эффектами. Ракар тряхнул головой, он доверился Тенеку, в гораздо большем объеме чем было нужно. Но доверился, и Тенек понял, понял то, что не должно было быть известным хоть кому-либо. Никогда такого не было раньше, и вообще это было сверх допустимого, но вышло так, что ромуланец поверил вулканцу и очень рассчитывал на него.
Приступив к программированию, Ракар смоделировал каркас и окружение, приступив к внимательному моделированию различных деталей и тонкостей. Все 7 комнат дома, в котором жила его семья, две спальни, рабочий кабинет отца и собственный, гостиная. Особое внимание он уделил архитектурным особенностям и техническому оснащению, потому что уровень технологий на Ромуле был очень высок.
Закончив с моделированием, Ракар вышел на открытую террасу перед домом. Дом стоял на холме над морем, морем до самого горизонта. Вниз, к морю, шла тропинка, вытоптанная в невысокой траве, кончающаяся у морского побережья, на два метра выстеленного галькой, мелкими камнями, гладко отполированными еще в то время, когда уровень моря здесь был выше. Звезда Ромула только-только начинала подниматься над горизонтом, окрасив в багровые тона море. Две луны, Пирек и Элвренг одна за другой становились все тусклее. Это был рассвет на Ромуле, из дома, в котором за последние несколько лет Ракар был слишком редко. И это была иллюзия, хоть и отлично нарисованная. Зато эта иллюзия была его собственным до мелочей запомненных воспоминанием о доме, который он так любил. И ничего плохого не будет, если все они это увидят. Напротив, это должна была увидеть Квинтилия и, может быть, чуть лучше понять его, узнать. Только одна она, это все было для нее.
Оперевшись на перила террасы, наблюдая за заходом в море Пирека, Ракар задумался. Все было слишком сложно. Планкс не имел отношения к проекту, некий Гидеон Эпплби - скорее всего тоже. Если, конечно, глинн Толан сказала ему всю правду, правду, которую она знала сама. Федерация и ее могла не поставить в достаточную известность. “Не допустить закрытия проекта”. Кажется, командование слишком многого от него хотело, не обеспечив даже минимальной информаций и контактами. Предполагалось, что контакты он должен добыть сам. Неужели они тоже наивно предполагали, что простое исполнение проекта в лучшем его виде - отменит федеральное решение закрыть его… Наивность никогда не являлась свойством ромуланских спецслужб, ясно, что от него хотели большего, результата, не важно какими методами достигнутого. И это задание куда сложнее, чем разведка информации о новой технологии щитов бриннов.  Не просить же ему подпространственной связи с Солоком, личная беседа была бы куда уместнее. И пока все еще не ясно как действовать. Ракар думал. Но уже опять о девушке, кадете -трилле.
Тенма так настаивал на этом сочетании “использование”, тоже был весьма компетентным в ряде вопросов кардассианским солдатом. Да только Ракар увидел уже все прочие доказательства невиновности, доказательства, не имеющие материального свойства, но ясно читающиеся из наблюдений. Доказательства, не меньшие чем материальные, потому что живые существа, не скрывающие свои эмоции - читаются, и читаются легко, если знать что читать. Именно поэтому стандартное служебное ромуланское выражение лица - нейтрально.
“Вы мужчина. Я не знаю как. Я никогда не.” Она сказала этим всё. Но тогда, еще раньше, когда они говорили о триллах, когда она так пыталась все время торопиться и убежать, впрочем как и всегда, она успела сказать, что с симбионтом “может быть тогда то кто…”. Может быть она мечтала о том, что кто-нибудь ее полюбит.
Ракар сел на скамейку. Пирек опустился в море почти целиком, Элвренг шел в обратном направлении. Небо уже осветилось достаточно.
Улан ВС Ромуланской Империи мечтал о том, чтобы прикоснуться к Квинтилии, провести подушечками пальцев по линии ее пятен, обнять и смотреть, прямо в ее темные глаза, гладить ее волосы и так остановить неумолимый бег времени. И согреть ее руки, вечно холодные, как должно быть у всех триллов, но все равно, согреть, отдать все свое тепло, и всего себя, чтобы дать ей ощущение уверенности, защищенности и спокойствия. И всего того, чего она не знала, как и понятие доверия.
Ракар тряхнул головой, сбрасывая наваждение, он слишком замечтался, уходя от реальности. Теперь, если у Тенека ничего не получится, он принял другое решение. Он подойдет к ней и сам спросит более конкретно, не спрашивая “все ли в порядке”. Опишет ей все её симптомы, назовет варианты и объяснит серьезность ситуации, пообещает сохранить все в тайне, но обоснует необходимость посещения доктора. Он не знал, убежит ли она тогда снова, но серьезность того, что он соберется рассказать - она все равно не сможет игнорировать, ведь она попросту не знает что с ней происходит. А он не знает ряд вещей, в частности как именно она отравляется. Главное, чтобы не стало слишком поздно. Ракар спросил себя, есть ли еще время на такое ожидание. Времени было не так много, но пусть сначала попытается Тенек. Пусть он определит диагноз. Что если Ракар ошибается в главном - в своем предположении, и все там совсем по другому?   
Ракар закрыл глаза. Они были из совсем разных миров. И Тенек был прав, хоть и ему вовсе не обязательно было это говорить, неизвестно как это повлияет на Квинтилию, но если его командование узнает что улан Тал Шиар чувствует по отношению к федеральной девушке - ничего хорошего для него не будет. Командование не узнает, Ракар это решил еще раньше. Это личное, то, к чему его Империя не имеет никакого отношения. Одно только - Квинтилию он никогда в обиду не даст, чего бы ему это ни стоило. И еще он должен был вернуть ей уверенность в собственные силы и собственный статус, возможность участвовать в регате, в которую ее не позвали собственные коллеги, возможность победить и снова увериться в себе. Только бы не подвел Тенма, ведь это так просто, прислать письмо на официальном бланке. Только нужно ли это кардассианцу… Понимал ли он ту аргументацию, что привел Ракар, ту, что касалась самой регаты и дипломатии проекта, или хотел следовать лишь собственным целям?
Ракар поднялся и еще раз посмотрел на свой дом над морем на рассвете. Голографическая проекция. Как жаль, что сюда, в эту реальность, которая настоящая, не голографическая - он не сможет привести Квинтилию. Как минимум потому - что она сама этого не захочет. У нее своя жизнь и свой мир. Она ведь может и вовсе не согласиться даже общаться с ним, как это было до сих пор. И это стало бы особенно больно. Но он примет любой ее выбор, каким бы он не стал. Сначала надо, чтобы она выздоровела. Остальное лишь призрак возможного будущего, не более того.
Хронометр показывал 15-и минутную готовность до следующей кадетской презентации. Ракар завершил программу, вытащил кристалл данных и вышел в коридор.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 09 2016, 12:58:36 #318
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Разговор по связи


Закончив разговор с Ракаром и отыскав место в стороне от шумного Променада, Тенек поспешил вызвать по коммуникатору коммандера Мори. Стажёр не слишком рассчитывал на то, что дела позволили коммандеру ознакомиться с его письмом уже к текущему моменту, но проверить всё же не мешало, и при самом неблагоприятном раскладе договориться об удобном для коммандера времени следующего разговора.
– Говорите, мистер Тенек, - попросила Мори, сперва коротко поздоровавшись. Голос коммандера звучал напряженно, но она хотя бы не отказывалась говорить со стажером сразу.
– Я направлял вам сегодня письмо с изложением моего проекта по требованию глинна Толан, – на случай если коммандер ещё не успела ознакомиться с текстом письма, Тенек решил сделать это краткое вступление, – сейчас я хотел бы узнать, когда вам было бы удобно сообщить мне ваше решение.
– Напомните коротко суть проекта и что вам для него понадобится, - ответила коммандер Мори.
Она уже успела узнать, что идей у стажера было много, что по словам Толан он рвался работать, и на всякий случай следовало уточнить, что именно он имеет в виду в данном конкретном случае. Кроме того, сформулировать лишний раз было полезно для самого Тенека.
– Проект, посвящённый исследованию кардассианского крысиного бешенства и определению риска, которому подвергнутся при контакте с заражённым животным представители разных рас. Разумеется, с предоставлением полученной информации медикам каждого из государств-участниц проекта «Альфа».
– Ах, это… И какие ресурсы вам для этого нужны? - иначе сформулировала второй интересующий ее вопрос коммандер Мори.
Это действительно оказалось не совсем то, о чем они только что разговаривали с координатором проекта “Альфа”. По-крайней мере, в понимании Мори. По ее подсчетам получалось, что у Тенека как минимум четыре проекта:
Во-первых, он хотел работать на станции. В понимании коммандера Мори это это предполагало оказание возможной помощи обитателям станции и ведение их документации, рутинные занятия, которые выполнял бы любой другой врач, пришедший в штат ДС9. Разумеется, в случае этого стажера его обязанности были бы ограничены, чтобы у Толан не было больше ни малейшей возможности обвинять ее, Мори, в несанкционированной эксплуатации юных талантов. Скажем… дать ему вести некоторое количество пациентов, например, пять. Но работа на станции должна приносить помощь станции и разгружать ее медиков, причем именно сейчас. То, что потенциально могло принести пользу не сейчас и не станции, а возможно всему Квадранту - это было во-вторых.
Во-вторых, стажер Тенек хотел вести научную научную работу и спасать мир. Это было как раз то, о чем он говорил сейчас.
В-третьих, он задумывал образовательную миссию - коммандер припоминала кое-что о лекциях в готовящейся к новому открытию станционной школе.
И, в-четвертых, все еще оставался сам проект “Альфа”. При таком раскладе, Мори прекрасно понимала опасения Толан, что именно на это, самое нечеткое и трудно определяемое задание стажера Тенека и не хватит. Работать без четко установленных условий, целей, стадий, дедлайнов всегда сложнее всего. Потому что кроме заданий - сделать презентацию о том-то, слетать туда-то, исследовать то-то, в проекте было что-то еще… Все эти миссии были всего лишь предлогами для совместной работы этих молодых людей, до определенной степени искусственными ситуациями, в которые их ставили, чтобы они начали общаться и поняли, как это делать максимально эффективно. Для тех же целей можно было бы, например, запереть их всех в одной комнате на неделю, но это было бы слишком скучно.
Тенек ответил незамедлительно:
– В первую очередь то, что вы мне уже дали – доступ к лаборатории в лазарете. Остальное зависит уже от доброй воли других людей – коллег по проекту, координатора, нового школьного учителя, когда и если он появится, добровольцев, готовых сдать кровь, если они найдутся. Их реакция может замедлить или ускорить развитие проекта, но не ликвидирует его полностью. Но если вы не будете против, я выскажу ещё две просьбы. Было бы хорошо, если бы вы поддержали мою просьбу о добровольной сдаче крови для исследования – в идеале не только словом, но и примером. Каждый представитель каждой расы, который на это согласится, окажет своему народу большую услугу, но многих колеблющихся может подтолкнуть к правильному шагу только авторитет. Вторая просьба касается мисс Энн Уильямс. Если её двойственное положение затянется, и если она захочет принять участие в проекте, я попросил бы вас позволить ей это. Как участница проекта она должна иметь такие же возможности для развития своих профессиональных качеств и сотрудничества с коллегами, как и все остальные члены группы «Альфа».
– С каждым нашим разговором вы хотите все больше и больше, - констатировала Мори, - Первое: лаборатория. Если вы припомните, я сказала, что  позволю вам пользоваться ресурсами лазарета в случае возникновения необходимости. Ваши личные желания и проекты - едва ли классифицируются как необходимость. В этот раз я действительно позволю вам использовать мое оборудование, но не более десяти часов в неделю, а если госпожа Толан будет возражать, то это время может быть сокращено. Кроме того, в случае, если  если проект “Альфа” в ближайшее время избежит закрытия, вы немедленно начнете переезд в свою собственную научную лабораторию или на борт приписанного к проекту катера. Это понятно, мистер Тенек?
_______________________
с Мори


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 09 2016, 12:59:07 #319
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Разговор по связи


Тенек подумал, что странно сперва спрашивать, какие ресурсы (включая разумеется человеческие) нужны для проекта, а затем упрекать в том, что запросы чрезмерны – просьба тем и отличается от требования, что её не обязательно исполнять, но препираться из-за формулировок было неразумно.
– Работать в собственной лаборатории было бы удобнее и мне самому, – согласился он, – но, как вы справедливо заметили во время нашего предыдущего разговора, в ситуации неопределённости продолжать подгонку помещений станции под нужды проекта преждевременно и нецелесообразно, именно поэтому я позволил себе рассмотреть данную ситуацию как необходимость. Что вы скажете об остальном?
Стажёр не слишком рассчитывал на положительный ответ: глинн Толан, на которую он рассчитывал в этом вопросе гораздо больше, уже отказала ему, так же могла поступить и коммандер Мори; тем не менее он не мог не высказать предложения, которые казались ему логичными и работающими на благо проекта (и даже больше, чем проекта).
– Что ж, с первым мы разобрались, и это было самое простое, мистер Тенек, - продолжила Мори. В коммуникаторе ее голос звучал сухо и безэмоционально.
– Второе: собственно, ваш проект. Когда вы хотите приступить к нему?
– Сегодня же. Нужно выяснить отношение к проекту моих коллег, их готовность или неготовность сотрудничать, наметить время для совместных действий так, чтобы это не мешало мероприятиям «Альфы» – это ведь тоже часть работы по проекту. Дальнейшие действия во многом будут зависеть от их реакции.
-В таком случае я не могу позволить вам масштабное исследование на станции и не могу его никому рекомендовать своим примером, - ответила ответила баджорка, - В силу своей расы я понимаю, что вы задумали хорошее дело, но даже хорошие дела нужно делать по правилам. Особенно хорошие дела, мистер Тенек, потому что от их исхода зависит слишком многое, и в качестве собранных данных не должно быть никаких сомнений. Вы собираетесь использовать настоящие биологические материалы, полученные от добровольцев, и пробы настоящего вируса, а это очень серьезно. Вам не хватает слишком многого, чтобы начать полноценное исследование сегодня… или в ближайшее время. Однако… - женщина сделала паузу, - я не могу запретить вам экспериментировать с образцами вашей собственной крови и уговаривать поучаствовать в этом ваших друзей в частном исключительном порядке.
– Поясните, что именно я собираюсь делать не по правилам? – спросил Тенек. – Сегодня я собираюсь выяснить отношение моих коллег к проекту и их готовность участвовать, а также назначить время для контрольного сканирования тех, кто согласится первым предоставить мне образец крови. В случае неполного соответствия результатов сканирования необходимому стандарту доброволец получит рекомендации по приведению своего организма в состояние максимально приближенное к норме, и через назначенный промежуток времени сканирование будет проведено повторно. Образцы предполагается брать только от организмов, соответствующих критериям отбора, и только по мере действительной необходимости в прямой зависимости от возможности обеспечить грамотное хранение образца и его своевременное использование. Безусловно, это может произойти не ранее, чем будет проведена проверка и подготовка оборудования лазарета. Все исследования предполагается проводить in vitro без использования живых подопытных образцов с соблюдением всех необходимых мер предосторожности. – Стажёр сделал паузу (даже вулканского дыхание не хватило на то, чтобы произнести такую речь без единой передышки) и закончил: – Если же вас насторожило слово «сегодня», то ведь началом проекта следует считать объявление о его старте и начало всех необходимых подготовительных работ, а не время старта первого лабораторного процесса.
-Просто навскидку, мистер Тенек. У вас нет одобрения Министерства здравоохранения Федерации на ведение исследования, а также одобрения медицинской службы Звездного Флота. Нет заключения хотя бы локального комитета по этике. Нет подробного протокола исследования с прописанными процедурами и критериями включения-исключения, нет информированных согласий для добровольцев, в которых бы им объяснялась суть мероприятия и их права в отношении собранных образцов. И это только начало… У вас есть только идея, пусть и хорошая, но над ней еще нужно очень много работать. Поговорите с госпожой Эвен, она должна знать порядок. Сейчас это все, что я могу вам сказать.
– Подробный протокол исследования у меня есть, выдержки из него были включены в служебную записку, которая была направлена вам и глинну Толан, – заметил Тенек. – У меня нет и не может быть возражений против того, чтобы начать процедуру согласования с высшими инстанциями. Что же касается получения информированных согласий от добровольцев, то это именно то, с чего и начинается работа по проекту, то, что над чем нужно начинать работать уже сейчас, как и с определением состояния их организмов и установлением оптимального режима жизнедеятельности для корректировки этого состояния. В этом случае к моменту получения официального разрешения, всё будет в полной готовности, и можно будет избежать лишних проволочек. Тем не менее я высоко ценю ваше разрешение исследовать собственную кровь и некоторые другие образцы в частном порядке в случае фактической готовности до получения официального разрешения – это может оказаться полезным.
-Вы не можете начинать любых действий, затрагивающих потенциальных добровольцев, пока исследование не будет одобрено, - заметила коммандер Мори, - Остальное вам расскажет госпожа Эвен. Давайте перейдем к следующей вашей просьбе. Третье - это Энн Уильямс. Ее участие в официальных заданиях проекта не ограничивается, но то, что предлагаете вы - это не совсем официальное задание, насколько я понимаю, поэтому вынуждена также отказать. У меня есть четкие приказы относительно кадета Уильямс, и не мне их отменять. Разве что… госпожа Толан может повлиять на это. Убедите ее, что ваше исследование важно для всего проекта и что кадет Уильямс вам нужна. Это все или у вас есть еще что-то?
Тенек на секунду потерял дар речи. В первый момент ему показалось, что коммандер противоречит сама себе, затем до него начало доходить, что вероятно это он сам ошибочно истолковал слова командира станции.
– Кажется, я неверно вас понял, – голос стажёра звучал озадаченно. – Поясните, пожалуйста, что означали ваши слова насчёт того, чтобы «уговорить друзей поучаствовать в частном порядке». Они были для меня неожиданностью и выглядели как рискованное, но полезное разрешение и как возможно незаслуженный, но значимый для меня акт доверия.
– Это значит, что если вы что-то решите делать не в рамках всей станции, а исключительно в рамках проекта “Альфа”, я не буду вмешиваться, - уклончиво ответила Мори, - Вы не получили, чего хотели, мистер Тенек. Но вы получили что-то. Дальше сами решайте, что вы будете с этим делать, если вообще будете. На этом все. Удачного вам дня, мистер Тенек. Конец связи.
 Связь прервалась. Лицо Тенека выглядело так, словно ему только что предложили идти направо и налево одновременно. Вроде бы ему разрешали действовать на своё усмотрение, не выходя за рамки проекта, но в то же время запрещали любые действия, затрагивающие потенциальных добровольцев, а «любые» ? это значит «любые» в том числе и в рамках проекта... Или следовало ослабить жёсткость критериев толкования, учитывая, что с ним говорила представительница эмоциональной расы? Определённо, ему нужно было с кем-нибудь посоветоваться. Но вот с кем?
___________________
с Мори


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 09 2016, 15:21:08 #320
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, день
Голокомплекс и рядом


До начала вечерних презентаций оставалось меньше часа, когда Акрите удалось наконец забронировать одну из голокомнат на очень раннее утро завтрашнего дня – все другие часы были заняты. И хотя она почти уже приняла решение, что будет делать самостоятельную презентацию, но решила все-таки спросить Жантарин о ее планах, может быть, они в чем-то могут помочь друг другу.
- Акрита вызывает Жантарин. Я тебя не отвлекаю сейчас?
- Акрита, привет, - раздался ответ Жантарин, ее голос был слегка прерывистым, - Нет, не очень отвлекаешь. Я в голокомнате №1.
- Тогда я сейчас подойду к тебе? Просто хотела поговорить на счет презентаций, - андорианка уже направлялась в нужную сторону. «Наверное, Жантарин опять занимается спортом,» - с улыбкой подумала она.
Вторая андорианка ответила согласием, и скоро Акрита уже стояла на пороге голокомнаты. Дверь открылась, и в следующую секунду девушка оказалась почти по колено в снегу. С темного ночного неба падали крупные мягкие хлопья, и будь на месте андорианки кто-то другой, из расы привыкших ориентироваться только с помощью зрения, он бы мог испытать трудности с ориентацией в пространстве. В небольшом отдалении от входа находился источник света и тепла, когда дверь за спиной Акриты закрылась, он начал двигаться в ее сторону, и вскоре из метели появилась фигура Жантарин с чадящим факелом в руке. Девушка была одета в минималистичный тренировочный костюм, а на правом бедре у нее с помощью двух ремешков с блестящими пряжками крепились небольшие кожаные ножны полукруглой формы.
- Я не надолго, - сказала Акрита, когда ее соплеменница оказалась рядом. – Кажется, тебе понравилась зимняя локация на презентации Освальда? Или ты уже готовишь свою? – она восхищенно огляделась. Такое и ей бы пришлось по душе.
-Это уже моя презентация, но я пока еще не все настроила, - пояснила Жантарин, - Например, пока у меня небольшие сложности с моделированием скорости падения снега.
- А мне и так нравится! Вряд ли среди нас будут настолько дотошные физики, которые тут станут искать ошибки. – Акрита отряхнула уже успевший насыпаться на голову и плечи голографический снег. – Это здорово, что у тебя уже все почти готово, тогда мы сможем показать Андорию с разных сторон, каждый что-нибудь свое, что в целом сложится в более полную картину. Просто меня тут тоже озадачили, но идеи есть, и думаю, что справлюсь. Ты ведь будешь не против, если мы сделаем отдельные презентации?
 -В такой метели ничего не будет видно, - объяснила Жантарин, - Да, я не против, если ты покажешь что-то свое, тем более, если у тебя уже есть идеи. Надеюсь только, тебе хватит времени, но если нет - обращайся. Я, конечно, не самый спец по голо-программированию, сама видишь, - андорианка покосилась на шипящий от падающего снега факел в своей руке, - но тут есть некоторые, у кого не плохо получается - возьми хотя бы нашего Освальда, а Сатал, судя по его биографии, вообще программист.
- Спасибо! – ответила Акрита. – Я не рассчитываю делать что-то масштабное и сложное, но, если что, обращусь. А твою мне тоже будет очень интересно посмотреть! Это ведь что-то из истории?
-Не совсем, скорее это о традициях… или об общем образе нас как расы. Хочешь спойлеров сейчас или предпочитаешь увидеть вместе со всеми?
- Лучше, конечно, со всеми, - Акрита улыбнулась. – просто думала, чтобы не повторяться… Но, кажется, для меня самой многое станет открытием! Я ведь почти не жила на Андории. - Она еще раз огляделась. – Спасибо. Тогда я поговорю сейчас с мисс Перим, она составляет расписание – вставит меня куда-нибудь. А тебе удачи!
-Спасибо, - ответила Жантарин, - Обращайся, если что, да и вообще не пропадай. Все-таки мы одной расы, одной крови, а это что-то да значит.
- Да, - Акрита кивнула и наклонила антенны к собеседнице в знак признательности и уважения. – Ты тоже обращайся и вызывай меня, если что.

Выйдя в коридор, андорианка посмотрела на время – до начала вечерних презентаций его оставалось еще достаточно – и, щелкнув по коммуникатору, спросила Квинтилию Перим.
Однако, трилл не ответила на вызов. С полминуты Акрита ждала, затем вызвала еще раз, и, не дождавшись ответа, спросила у ближайшей информационной консоли о местоположении соседки по каюте. Все мгновенно пронеслось перед глазами: серьезный и как будто немного загнанный взгляд Квинтилии, холодные пальцы, отчаянный перфекционизм и то, что она почти не принимала активного участия в весельях на презентации…
Судя по информации компьютера, Квинтилия находилась в их общей каюте. Но вопрос был в том, что если с кем-то что-то случилось… что-то действительно плохое… как местные сенсоры будут это определять? Покажут ли они местоположение федеральной дельты этого человека или сочтут, что его больше нет на станции по состоянию его биосигнала?
Этого Акрита не знала, и не могла сделать никаких выводов относительно того, по какой причине не отвечает Перим – сильно занята, или не хочет, или… Но происходящее определенно не было чем-то нормальным и требовало вмешательства. А в каюту все равно стоило зайти, тем более что до презентаций оставалось минут пятнадцать.

______
с Жантарин


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
28 09 2016, 09:41:51 #321
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, бар “Кварк’с”


Джарин Дохиил покинул "Кварк'с" вскоре после ухода Мори. Проведя какое-то время за столом, разглядывая падд, он решил вернуться в бар, потому что понял, что обед был уж слишком лёгким. Тем не менее, свои планы откладывать он тоже не собирался.
- Гал Дохиил вызывает гила Тенму, - произнёс мужчина, коснувшись своего коммуникатора. - Присоединитесь ко мне в "Кварк'с"? Я хотел сегодня задать вам несколько вопросов и предпочёл бы сделать это за обедом.
-Я прибуду незамедлительно, сэр, - бодро отозвался Джез Тенма, и действительно, к тому моменту, когда гал Дохиил вошел в “Кварк’с”, гил уже ждал его возле входа.
Когда гал приблизился, юный кардассианец почтительно вытянулся по стойке смирно, его черная форма была должным образом начищена, офицерский знак отличия блестел даже в неярком освещении бара. Картину слегка портили только несколько не идеально лежащих прядей темных волос… и, пожалуй, отсутствие подобострастия во взгляде гила, хотя это можно было считать как минусом, так и плюсом. В глазах Тенмы читалось любопытство, как будто все происходящее было интереснейшим приключением.
-Гал Дохиил, - слегка поклонился он, приветствуя старшего по званию.
- Гил Тенма, - сдержанно поприветствовал молодого офицера дипломат и указал рукой в направлении  столика на втором этаже, с которого открывался отличный вид на происходящее внизу. - Сядем там - очень хорошее место.
-Как скажете, сэр, - с готовностью отозвался гил Тенма и пропустил гала вперед.
Поднявшись наверх и сев за столик, Джарин посмотрел на молодого офицера.
- Читал ваш отчёт о Волане II, гил, - сказал он серьёзно. - Ситуация была непростая, но всё, в итоге, закончилось... благополучно для нас, - Джарин слегка улыбнулся и внимательно посмотрел на соотечественника. - Оказывается, не все так любят Федерацию, как того хочет сама Федерация, не правда ли?
Тенма остался стоять, заложив руки за спину.
-Так и есть, - подтвердил он. Если бы этот вопрос задал кто-либо угодно еще, молодой кардассианец счел бы его риторическим и не требующим ответа, но в случае с галом все-таки надо было что-то сказать.
- Присаживайтесь, гил, - Джарин кивнул на место напротив себя. - Закажите себе что-нибудь, - он слегка улыбнулся. - С моей стороны было бы крайне непатриотично заставлять участника важнейшего межгосударственного проекта тратить силы, стоя по стойке "смирно", пока я обедаю, не так ли?
-Благодарю, - ответил гил и, получив разрешение, сел за стол напротив Джарина Дохиила, но, разумеется, заказывать ничего не спешил, соблюдая очередь старшинства.
Джарин нашёл взглядом официанта-ференги, и тот, всё поняв без слов, направился к столику с кардассианцами.
- Вам нравится эта станция, гил? - спросил дипломат соотечественника.
Подошёл ференги, и мужчина быстро переключил внимание на него.
- Мясо забу в соусе ямок и самый большой чай из красных листьев.
-Яйца регова, - коротко бросил Тенма официанту-ференги, называя кардассианский деликатес, - Сэр, эта станция - очень интересное место, здесь много что происходит, и здесь все еще живут не только федераты, так что да, можно сказать, что она мне нравится.
- Как думаете, гил, наши федеральные союзники сильно нервничают? - спросил Джарин с едва заметной улыбкой. - На "Терок Нор" появляется всё больше и больше кардассианских военных. Как бы они не затрубили об очередной "оккупации", - дипломат на мгновение демонстративно закатил глаза, но потом продолжил внимательно изучать реакцию молодого офицера.
-Нет, сэр, - отрицательно покачал головой Тенма, - Ничего такого замечено не было.
- Чудно! - усмехнулся Джарин. - А то моя миссия стала бы невыполнимой!
Дипломат принялся за еду, периодически поглядывая на первый этаж.
- Как вы оцениваете действия Велока Корама во время случившегося на Волане II, гил? - спросил мужчина совершенно неожиданно. - Вы пытались отменить его распоряжение, значит не согласны с ним. Как бы вы охарактеризовали его действия и как поступили бы сами, будучи на его месте?
-Сэр, я… - замысел Джарина удался, и его вопрос застал Тенму врасплох, - Я пытался отменить решение господина Корама принять помощь от Федерации, потому что в тот момент пытался избежать бойни и спасти жизни всех присутствующих в Джеймстауне, хотя этого и оказалось не достаточно. Однако, если рассуждать и решение зависело бы от меня с самого начала… Моя верность принадлежит Кардассии, а для Кардассии лучше, если бы планета избежала даже такого малого влияния со стороны Федерации.
- Отрадно слышать это, гил! - мужчина придал голосу воодушевления, и только очень внимательный собеседник смог бы заметить сосредоточенность во взгляде. - Приятно видеть, что командование не ошиблось в своём решении рекомендовать вас в проект. Ваших усилий, конечно, оказалось недостаточно на планете, но... - выражение лица дипломата опять сменилось на сосредоточенное, но голос стал таким, словно речь шла о чём-то несущественном, - Кстати, почему так получилось, как вы сами думаете?
-С этими людьми было невозможно договориться, - отчеканил гил Тенма, - Они не рассматривали вариант мирного сосуществования. То, что новым колонистам удалось прийти к соглашению с лидером мятежников Вихо… меня удивляет. Вероятно, дело в числе новоприбывших. Также в их списках я узнал несколько фамилий моих бывших одноклассников. Судя по всему, они удивительно вовремя подали в отставку из действующей армии и стали фермерами, как раз перед самым отбытием на Волан II, -  юноша хищно улыбнулся.
Джарин кивнул и снова как бы невзначай поинтересовался:
- Полагаю, ни Велок Корам, ни глинн Толан тоже не смогли бы договориться с местными на вашем месте?
-Мы все кардассианцы, - коротко ответил Тенма, утвердительно кивнув, - И нас там не хотели видеть. Нужно было что-то, что серьезно бы изменило расстановку сил. Однако… - начал он, но замолчал, будто сказал что-то лишнее.
- Продолжайте, гил, - серьёзно сказал дипломат, постаравшись придать голосу максимум заинтересованности. - Есть что-то важное, о чём вы хотели бы сообщить?
-Дело в том, что… - сосредоточенно начал гил, нахмурившись, - Мы ведь в итоге выиграли? Значит, я все сделал правильно, сыграв жизнями всего гарнизона в рулетку? Ведь я сильно блефовал… и мои люди это знали, хотя федераты, которые были со мной, кажется, нет.
- Да, мы выиграли, - Джарин задумчиво кивнул, - возможно что и благодаря вам. Хотя я бы не списывал со счетов тот факт, что федератов жители Волана II недолюбливают куда сильнее, чем нас. Кстати о федератах, они наверняка мешались под ногами? - дипломат сменил тон на притворно-пафосный. - Мы все бесконечно благодарны нашим уважаемым союзникам за оказанную нашей державе помощь в трудные времена, - а теперь вновь стал предельно серьёзен, - но это не отменяет того факта, что иметь с ними дела порой очень непросто.
-Они… другие, чем мы, - признал Тенма после небольшой паузы, - Но от них может быть польза.
_____________
С гилом Тенмой


For Cardassia!
Offline  
28 09 2016, 09:42:36 #322
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, бар “Кварк’с”


- Правильно мыслите, гил, - кивнул Джарин, удовлетворённый ответом, хотя в глазах всё ещё виднелось, скорее подозрение, чем удовлетворение или похвала. - Может, вы приведёте какой-нибудь интересный пример, как федераты принесли нам пользу? Только не помощь на государственном уровне после войны, а что-то более... приближенное к жизни.
-Это просто, сэр, - с готовностью ответил гил, - Когда мы были заперты в резиденции мэра Корама, мне и нескольким федератам пришлось работать вместе. Это было нелегко, потому что их взгляд на мир временами слишком наивен, но в конечном итоге именно они спасли мне жизнь. Я не знаю ничего более… приближенного.
- Вот как, - немного задумчиво спросил дипломат, буквально только что покончивший с мясом. - Надеюсь, федераты не тыкают вас в это носом, склоняя к своей точке зрения, - тут мужчина рассмеялся. - Не то чтобы я в чём-то подозревал наших щедрых и великодушных союзников, но уверен, что наше командование поступило бы именно так.
Молодой офицер выглядел слегка удивленным, потому что подбор выражений, которые использовал гал, показался ему необычным и даже провокационным, но, разумеется, он оставил свои мысли при себе и ответил:
-Нет, сэр, они совершенно не припоминают мне этот случай и ничем не дали понять, что я у них в долгу.
“Хотя могли бы, - подумал он про себя, - И меня бы это даже порадовало, потому что так было бы куда легче им помогать. Если бы у меня был долг чести, я бы потом хотя бы мог объяснить, почему работаю против Корама и своей страны.”
- Это хорошо, - усмехнулся дипломат. - Федераты, наверное, не считают вас достаточно важным человеком, чтобы пытаться на вас влиять. А вот глинн Толан вполне может оказаться в таком неудобном положении, если окажется, что она в долгу у того корабля, который забрал вас из системы Волан...- добавил он куда задумчивее и украдкой взглянул на Тенму.
-Разве этот корабль не должен был спасти всех, принадлежащих к проекту? - удивленно спросил гил, - Не могли же они в самом деле забрать только своих и бросить всех остальных! Мы ведь на их территории, они должны взять на себя ответственность за наши жизни, ведь если с нами… или с клингонкой, или с ромуланцем, что-то случится, им это с рук не сойдет. Федерация ведь должна это понимать?
- Технически, вы находились в ДМЗ, причём на кардассианской стороне, - возразил Джарин. - У корабля, который вас забрал, было разрешение на эвакуацию граждан Федерации, временно проживаюших на Волане II, вы должны были эвакуироваться своими силами. Кстати, раз уж мы об этом заговорили, почему этого не произошло, гил, как думаете? Катер, согласно вашим отчётам, не был повреждён, так в чём же дело? Я понимаю, что вы были ранены и не помните саму эвакуацию, но всё же попытайтесь сделать предположение.
-Я не совсем понимаю вопрос, сэр… - начал Тенма. - Судя по отчетам участников проекта, которые я читал, они как раз и пытались спастись с планеты, даже организовали группу высадки.
- Однако, вывезли вас на другом корабле, а не на том, который приписан к вашему проекту, - всё ещё задумчиво проговорил дипломат. - В отчёте глинна Толан говорилось, что это было решение федерального адмирала, и что она не была с этим согласна. Есть что-то во всей этой истории очень странное, гил, вам не кажется?
Молодой офицер посмотрел через перила вниз, на первый уровень бара. В это время там прошли несколько кадетов из проекта “Альфа”, направлявшиеся к голокомплексу. Следующая презентация должна была начаться очень скоро. Гил Тенма взвесил для себя важность присутствия на представлении совершенно неизвестной ему планеты Каит и разговор с вышестоящим офицером и на всякий случай сделал выбор в пользу второго.
-Мне не известна ни стратегия Федерации, ни личная мотивация глинна Толан, сэр, - сказал он, - По-моему мнению, здесь имело место недопонимание между сторонами, и у каждого была своя логика. Но я могу лишь догадываться, в чем она состояла. Возможно, я не прав.
- Попробуйте сделать предположение, гил, - Джарин выразительно посмотрел на соотечественника, и любой бы догадался, что отвечать, не обдумав слова, будет глупо - старший офицер решил проверить младшего.
Мужчина также проследил за взглядом соотечественника и спросил, кивнув головой на кадетов:
- Ваши коллеги? Вы тоже торопитесь в голокомнату, гил Тенма?
-Это задание проекта, - просто ответил Тенма, проследив взглядом за новенькой девушкой-андорианкой внизу,  - Но моя первая обязанность - перед Кардассией, поэтому вы можете приказать мне никуда не торопиться и ответить на ваш вопрос, сэр.
- У вас есть возможность успеть и то, и другое, гил, - Джарин по-змеиному улыбнулся, - если сможете достаточно быстро и чётко ответить на мой вопрос.
-Есть, сэр, - коротко младший офицер, - Вот что я могу собрать из кусочков, которые мне известны, и своих собственных предположений. Корабль Федерации “Саратога” прилетел, чтобы спасти всех, они не должны были бросать ни своих граждан, участвующих в проекте “Альфа”, ни граждан других государств. Эвакуироваться на большом, хорошо защищенном и быстром корабле было логичнее, чем на маленьком катере. Глинн Толан была с этим не согласна… очевидно, потому что для нее сдвинуться со своего места на орбите означало бы оставить тех, кто тогда был на планете, без помощи. Это очень человечная, эмоциональная и… женская реакция. При всем уважении к ее званию, есть причины, почему в верховном командовании нашей армии так мало женщин, и их не назначают на самые ответственные посты. Наука, суды - это да, но не у нас в армии. Возможно, имели место также ее уязвленная гордость и недоверие Федерации… последнее, впрочем, не самая худшая вещь.
- Уязвлённая гордость, гил? - Джарин приподнял бровный гребень. - Интересное предположение! Полагаете, она не из тех редких женщин, что готовы полностью и безраздельно посвятить себя службе? Мне интересно, есть ли у вас основания думать так именно о Толан?
-Позвольте высказать личное мнение, сэр, - отчеканил Тенма, - По моим наблюдениям за природой индивидов, гордость не всегда идет рука об руку с преданностью службе и талантом и может испытываться совершенно незаслуженно, что видно лишь со стороны, но не самому индивиду.
- Верно, - Джарин кивнул, изображая полное согласие, хотя от внимательного наблюдателя не утаилось бы любопытство в его глазах. - Но относится ли это к глинну Толан, и в этом ли одна из причин произошедшего - вот самый важный вопрос. Предоставляю вам возможность поразмыслить об этом на досуге, гил, - добавил он, откидываясь на спинку стула. - Идите на задание.
Тенма встал со стула. Его кардассианский деликатес так и остался нетронутым.
-Есть еще кое-что, сэр, - произнес гил твердо, но тот факт, что он оставил это на самый конец разговора, когда уже собирался уходить, показывал, что ему непросто было решиться сказать то, что он собирался, - О глинне Толан. Я не был самым старшим кардассианским офицером в той звездной системе, она была. Я чуть не погиб, и она могла бы спасти меня и моих людей, если бы отдала прямой приказ отступать. Несмотря на то, что мы оба приписаны к международному проекту, она все еще мой старший офицер, и я готов выполнить любой ее прямой приказ. Но она не сделала этого. Не мне судить, хорошо это или плохо, но я думаю, вам следует это знать.
- Но она его не отдала, - задумчиво произнёс дипломат. - И вы не отдали. Значит, не так уж вы и отличаетесь друг от друга, по крайней мере, в этом вопросе. Благодарю за информацию, гил! - кивнул он, не вставая с места. - Надумаете ещё что-то сказать - заходите в кабинет.
-Я не мог, - непонимающе покачал головой молодой офицер, - не мог отдать своим людям приказ отступать, оставить позиции и отменить предыдущие приказы командования, с которыми оно отправило меня на Волан II. Особенно в присутствие более старшего офицера, она могла бы расценить это как измену. Это было ее право, и она распорядилась им так, как распорядилась. Но она могла спасти меня. И может, даже федератов, если бы приказала мне прикрывать их побег из резиденции любой ценой.
- Но тогда её приказы могли расценить как измену, не так ли? - пожал плечами дипломат. - И как превышение полномочий: не она же ответственная за ДМЗ, а значит не ей и отдавать подобные приказы.
-Иногда приходится принимать сложные решения, - пожал плечами гил в ответ, - Даже такие, которые могут стоить тебе жизни. Я же это сделал. Благодарю за разговор и доверие, сэр. Теперь я бы действительно присоединился к группе внизу.
- Вы свободны, гил, - вежливо улыбнулся Джарин.
Джарин допил свой чай, после чего поспешил вернуться в кабинет. Сев за стол, он быстро достал падд и вновь открыл файл. Рядом со ссылкой на досье на гила Тенму красовались пометка "Предатель?". Джарин немного подумал, после чего удалил её и написал "Уточнить отношение к Федерации".Потом он перешёл к ссылке на досье на Толан. К уже имеющимся пометкам "Про-федерат?" и "Предатель?" добавились ещё "Некомпетентна?", "Боится ответственности?" и "Уязвлённая гордость?". Последнее вызвало у дипломата улыбку: Тенма был молод и неопытен, но даже такие люди могут оказываться правыми.
"Интересно, Корам нашёл уже транспорт на Кардассию?" - подумал мужчина и, отложив падд, включил терминал.
_____________
С гилом Тенмой


For Cardassia!
Offline  
28 09 2016, 09:52:57 #323
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, голокомнаты, стыковочное кольцо


Выйдя из голокомнаты номер 2, Ракар огляделся. Некоторые кадеты уже собирались в полутемном коридоре в ожидании начала следующих занятий. Он увидел вулканца и целенаправленно подошел к нему.
- Мистер Тенек, - невозмутимо констатировал он, - пройдемся?
Тенек кивнул и последовал за ним.
Ракар отошел подальше от кадетов в глубину коридора и развернулся к вулканцу.
- Как прошел ваш разговор с коммандером станции относительно вашего проекта?
Тенек некоторое время молчал.
– Я как раз пытаюсь понять, как он прошёл, – признался он. – Мне разрешено начать согласование проекта с инстанциями, однако коммандер Мори отказывается участвовать в его популяризации... это её право, и пока здесь почти всё понятно, – он сказал «почти», потому что в глубине души не был согласен с отказом в авторитетной поддержке. – Мне разрешено действовать на своё усмотрение в рамках проекта, хотя и не в рамках станции, склоняя к участию тех, кого коммандер назвала друзьями, но вместе с тем мне не полагается делать что-либо, затрагивающее добровольцев, до получения официального разрешения. Я абсолютно не понимаю, как можно соблюсти все эти условия одновременно.
Стажёр проговаривал всё это не столько для Ракара, сколько для самого себя, и кажется, рассуждение вслух немного помогло – некоторые варианты того, как понять слова начальника станции, понемногу начали оформляться у него в голове.
 Ракар поднял взгляд поверх головы Тенека и сложил руки на груди.  Ромуланец не смотрел на вулканца, глядя в потолок.
- Понятно, Тенек. Коммандер Мори Джанир вовсе не обязана участвовать ни в каких популяризациях. Вы стажер, мистер Тенек, и вы член проекта, а не врач станции. Я понимаю суть того, что вы хотите сделать, и понимаю суть всех необходимых инстанций, которые вам придется пройти. Но я просил вас об одной задаче, всего об одной – чтобы вы взяли кровь у Перим, и определили что с ней не так. На прохождение инстанций потребуется время, а времени у нас может не быть. Все что нужно сделать – это просто поднести к ней ваш трикодер и снять показания. Давайте так, если уж вы можете действовать в рамках проекта, объявите о том, что хотите сделать, и кто согласится вам помочь – тот согласится, а нет – я приступлю к другому плану, который составляет необходимость просто максимально откровенно поговорить с ней о том, что с ней происходит. Тенек, всегда можно успеть спасти глобальный мир, пройдя все инстанции, но сейчас нужно спасти только одного трилла. Потому что глобальный мир не требует немедленного спасения, а один конкретный индивидуум – требует.

Именно в этот момент Акрита проходила через коридор в направлении Стыковочного кольца, пытаясь на ходу решить сложную задачу – понять, успеет ли она забежать в каюту, хотят ли ее там видеть и нужна ли она там, стоит ли кого-то звать на помощь и оповещать, или спросить еще что-то у компьютера… И, разумеется, весь этот бурный спектр эмоций наверняка хорошо отражался на ее внешнем виде, движениях антенн, немного растерянном и одновременно решительном взгляде.
Краем глаза она заметила, что кто-то из кадетов уже подтягивается к началу презентаций. Среди них – о чудо! был Тенек, про которого она уже знала, что он врач. Не долго думая, она сменила направление и двинулась в его сторону, не успев даже посмотреть, с кем он говорит.
- Мистер Тенек! – обратилась она к вулканцу. – Мистер Ракар… - она на мгновение замешкалась, пытаясь вспомнить разом, что говорил Артур о ромуланце и осознать, насколько данный момент подходит для того самого взаимодействия и совместных действий, но поняла, что так быстро не в состоянии проанализировать этот вопрос – а времени на размышления не было, или просто в голове ее разом наступил полный хаос от попыток думать обо всем сразу. Поэтому она решила, что скрывать что-либо нет смысла даже от ромуланца – тем более что она сама не знала, что именно.
- Мистер Тенек, мне нужен ваш совет, прямо сейчас.
Ракар повернул голову к Акрите, коротко кивнув в ответ на ее приветствие. Он был лишь немного раздосадован тем, что их прервали, но приготовился молча ждать, пока Тенек снова освободится.

_____________
С Тенеком и Акритой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
28 09 2016, 09:55:16 #324
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение:

Тенеку не нужно было напоминаний о том, что помимо целей, долгосрочных и не требующих спешки, у них есть и ещё одна цель, требующая оперативных действий. Возможно. Но иногда «возможно» означает «необходимо», и этим нельзя пренебрегать. Пока он проговаривал беспокоящее его противоречие, кусочки мозаики складывались в единое целое, и вместе с тем формировался и план действий.
– Всё в силе, мистер Ракар, – сказал он в ответ на слова ромуланца, – в напоминаниях нет необходимости. Позволю себе предположить, что на действия в отношении коллег по проекту я не получил ни прямого запрета, ни прямого разрешения. Это значит, что я могу принять решение сам, так я и сделаю, но в случае каких либо нареканий, не должен буду…
Тенек не успел договорить, что именно он не должен будет делать – возглас Акриты прервал его, а через пару секунд подбежала и сама андорианка.
– Конечно, говорите, – сказал он в ответ.

Акрита уже поняла, что все ее действия с точки зрения логики абсолютно необоснованны, как и решение заявиться к арестованному мистеру Лайтману с философскими размышлениями - на том же уровне спонтанности и интуиции. А ведь взрослый человек, почти выпускник Академии, будущий офицер… Андорианке стало на мгновение стыдно, но лишь на мгновение.
– Я знаю, что мой вопрос совершенно нелогичен, но, надеюсь, вы меня простите, просто обращаюсь к вам как к старшему, коллеге, и, возможно, то, что вы врач – может оказаться полезным… - она не стала распространяться о том, что Тенек как-то с первого знакомства и особенно после заботливых комментариев в голокомнате вызвал у нее доверие и уважение. – Меня беспокоит моя соседка по каюте, мисс Перим. К сожалению, я мало что знаю о триллах, не приходилось с ними близко общаться, но по тому, как она выглядела сегодня утром, мне кажется, что у нее то ли стресс, то ли перенапряжение из-за работы - и вот сейчас, когда я ее вызвала по связи, чтобы обсудить время своей презентации, она не ответила. Дважды. Компьютер показывает, что она в своей каюте, в нашей каюте, то есть. Может быть, она просто очень устала и крепко спит, но ведь скоро начало презентаций, а такой человек как она, мне кажется, не мог бы себе позволить…
Если бы Акрита была землянкой, ее уши сейчас были бы очень красными. Она понимала, что говорит полную чушь, но не знала, как выразить иначе и даже не особенно надеялась, что мимика и беспорядочные движения антенн сильно прояснят ситуацию.
– Наверное, это глупо, но я как-то беспокоюсь за нее. Мне показалось что-то такое в ней… Такое бывает, когда человеку страшно… Хотя она, конечно, не человек. Когда мы знакомились, у нее были очень холодные руки, но, может, это нормально для триллов? – именно сейчас андорианка внезапно вспомнила про пузырек, который случайно подобрала и который стал поводом для довольно агрессивного запрета прикасаться к вещам Квинтилии. Стоит ли об этом говорить? Вдруг она вмешивается в личное пространство малознакомой коллеги по проекту? Впрочем, она и так уже вмешалась дальше некуда.
Ракар не дрогнул ни единым мускулом, сделав выражение лица отстраненно-безразличным. Но теперь он внимательно смотрел на андорианку своим цепким взглядом, от которого, в идеале, ничего не должно было укрыться. Та оказалась наблюдательна, как и положено хорошим пилотам, и она заметила важное. Это было крайне удачно, что и она подошла к Тенеку. Наконец и кто-то из федератов заметил то, что нужно было увидеть. И его показания подтверждались, Квинтилия отравлена психоактивным веществом, вызывающим панику. Мелькнула мысль, что андорианка Акрита может быть ценным союзником, но это после. Перим не отвечала на вызовы, и ему пришлось применить к себе некоторое усилие силы воли, чтобы остаться привычно невозмутимым.
– В таком случае нужно сходить за ней в каюту и напомнить, что сейчас начинаются занятия проекта, - ответил Ракар, глядя на андорианку, - а мне с вами по пути, я не взял свой падд. Пойдемте.
Тенек перевёл взгляд с андориаки на ромуланца и сказал:
– Согласен. Я думаю, имеет смысл пойти нам всем.
Сейчас он не думал о том, что его реакция будет выглядеть странно со стороны. В других обстоятельствах он, мог бы посчитать беспокойство Акриты необоснованным, но после всего, что они обсудили с Ракаром за последние сутки, это выглядело непохожим на простое совпадение.
Выслушав ответы товарищей, Акрита в глубине души удивилась – она не ожидала, что после первой же неподкрепленной вещественными доказательствами тирады такие солидные люди, как Тенек и Ракар, всерьез прислушаются к ее словам. Но сейчас это было именно то, что нужно.
– Да, я как раз бегу туда! – быстро ответила андорианка. – Времени до начала презентации не так много, но если что-то случилось…
В следующую секунду они уже втроем направлялись к Стыковочному кольцу. Акрита подумала, что по дороге могла бы сказать о том несчастном пузырьке. Хотя это тоже было больше похоже на разыгравшуюся фантазию, чем на аргумент – поэтому прежде вопроса сама говорить не решилась.
Уже в районе стыковочного кольца, Ракар, который шел до того молча, спросил:
– Акрита, а что еще вы заметили странного в кадете Перим кроме того, что она чего-то боится? Есть что-то еще, что вы можете рассказать? Холодные руки – это расовая особенность триллов, кстати.
– Особенность? Тогда хорошо, - андорианка облегченно вздохнула на ходу. – А еще… Не знаю, мне, конечно, далеко до вашей и вулканской наблюдательности, поэтому благодарю за то, что пошли со мной, хотя мне как-то неудобно отвлекать – и прошу прощения, только сейчас поняла, что прервала ваш разговор! – с искренним сожалением воскликнула она и сразу продолжила, так же торопливо и эмоционально. - Мисс Перим очень строго запретила мне прикасаться к ее вещам. То есть я не против, у меня и в мыслях не было, но она сказала это так… словно что-то скрывала и опасалась, и именно «трогать», а не «брать». И, – Акрита знала, что скорее всего ей придется сильно извиняться перед соседкой за все это, и хорошо понимала, что рискует навсегда подорвать доверие, разрушить еще не успевшие появиться ниточки дружбы и взаимопонимания… Квинтилия и так не очень простая в общении личность, а после такого за своей спиной и вовсе может считать андорианку пожизненным врагом. Но что-то другое, на уровне интуиции, будь она проклята, толкнуло на продолжение фразы. – Она сказала это, когда я подала ей какой-то маленький пузырек, выпавший из ее сумки. Честно, я просто хотела помочь, это было совершенно естественно, я машинально подняла и сразу отдала ей, даже не обратила внимания, а она как-то так сразу рассердилась и… как будто испугалась. Хотя я не сделала ничего…
Ракар шел немного впереди всех, и на последних словах Акриты резко повернул голову в ее сторону и прищурился.
Вообще, он разделял целиком и полностью требование не трогать собственные вещи, потому что и сам собирался предъявить подобное требование своему соседу. Так должно было быть.  Но в случае Квинтилии – наблюдения Акриты были ценными. А может быть всё было куда проще, хотя даже в его мире на Ромуле лекарства носят в емкостях, которые можно называть пузырьками с федеральной точки зрения.
– Благодарю, - кивнул он. А затем, на подходе к каюте Перим и Акриты, замедлил шаг. Его собственная каюта была дальше по коридору и он намеревался пропустить этих двоих вперед, но задержаться, а в случае ложной тревоги – имитировать собственные дела. Пугать Перим собственным присутствием – было не тем, что он собрался бы сделать.
Тенек просто принимал информацию к сведению и следовал за Акритой. Бывают, конечно, и такие совпадения: во флаконе могло быть средство для нормализации пищеварения или, как Тенек предположил в недавнем разговоре с Ракаром, безобидный антистрессовый препарат – вулканец легко мог допустить мысль о том, что такая эмоциональная и самолюбивая девушка, как Квинтилия Перим, вполне может скрывать подобные вещи. Тем не менее, каждое слово Акриты дополняло аргументы Ракара и делало их всё более весомыми. Бывают и такие совпадения… но лучше пусть это будет нелепое совпадение, чем реализация наихудшего сценария развития событий. А если одного из худших, но не самого худшего, то существует экстренная телепортация в лазарет, и Тенек не возражал бы посмотреть на того, кто станет заявлять, что вместо срочного оказания помощи пострадавшую нужно отправить на Сембу 2 или Бэйджор.
_____________________
с Ракаром и Акритой
« Последнее редактирование: 28 09 2016, 09:56:09 от Мори Джанир »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
28 09 2016, 16:56:47 #325
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Станция ДС9, каюта Кариссы -> коридоры станции -> Бар "Кварк'с"


- "Остановись, мгновение! Ты прекрасно!" - прошептал Освальд известную фразу, глядя в глаза кардассианки.
На языке вертелось сразу несколько вопросов: почему всё произошло именно сейчас? Почему произошло вообще, ведь Карисса замужем и с ребёнком? Что они будут делать дальше? На самом деле, его волновало только одно: будет ли у этой истории продолжение, но кадет вдруг понял, что не хочет знать ответ прямо сейчас. Точнее, Освальд до смерти перепугался, что Карисса ответит отказом. Лучше было не знать: так он хотя бы вечер и утро проведёт по-настоящему счастливым... Нет, лучше вообще об этом не думать!
Отогнав нехорошие мысли, он прислушался к творящемуся в другой части каюты. Если проснётся Дамар, то ни кадету, ни особенно Кариссе ничего хорошего не светит.
- Кажется, спит! - удовлетворённо шепнул Освальд.
-Кажется, - прошептала в ответ Карисса и хихикнула, как нашкодившая девчонка.
То, что только что произошло между ними на диване в гостинной, было интенсивным, неожиданным, жарким, хаотичным. Центр комнаты с разбросанными подушками и предметами одежды напоминал теперь эпицентр маленького взрыва. Они не думали, насколько это правильно, и лишь старались не производить лишних звуков, время от времени зажимая друг другу рты ладонями, что только добавляло произошедшему оттенок изощренной игры.
Освальд с улыбкой провёл пальцами по шейному гребню Кариссы и, склонившись к уху он прошептал:
- Мне стоило сказать обо всём сразу. Там - в голокомнате - когда мы остались одни, мне очень хотелось... - он не договорил и снова поцеловал кардассианку.
Оторвавшись, наконец, от той, о ком мечтал уже не первый день, он вспомнил о времени и виновато и несколько огорчённо произнёс:
- Мне скоро надо будет уйти. Задание проекта…
Карисса задумчиво перебирала пальцами темные пряди волос Освальда.
-Тогда ты должен идти, - согласилась она, - Это важно.
- Мне совершенно не хочется уходить, - улыбнулся Освальд и снова коснулся шейного гребня Кариссы - он помнил из курсов по ксенофизиологии, что это крайне чувствительное место, и прикосновения к нему доставляют удовольствие. - Не сейчас и не от тебя.
Ему вспомнился разговор на фуршете про мужа Кариссы, но теперь мысли были далеко не такими спокойными: кадет ощутил ревность и невероятно сильное желание представить себя как лучшего мужчину, чем горр Яккат.
- Что же может быть важнее женщины, которая безумно нравится? - землянин смотрел в глаза кардассианки, но больше не улыбался, а был предельно серьёзен.
-Дамар скоро проснется, - напомнила Карисса.
Освальд кивнул и нервно сглотнул, а спустя несколько напряжённых секунд, когда, казалось, его сердцебиение можно было услышать, взял ладони женщины и вложил свои пальцы между её.
- Я хочу быть с тобой, Карисса, - прошептал он. - Хочу этого уже очень давно. Ты... ты нужна мне. Давай встретимся завтра утром.
Карисса приблизила свое лицо к лицу Освальда и негромко сказала, улыбаясь:
-Мне тоже было хорошо с тобой.
- Я зайду к тебе, - так же тихо шепнул он в ответ. - Мы с коллегой рано утром полетим ставить эксперимент, но это ненадолго. На катере есть транспортер, я могу переместиться сюда, и нас вместе никто не увидит!
Женщина оглянулась на дверь во вторую комнату. Там все еще было тихо.
-Хорошо, я придумаю что-нибудь.
Освальд ещё раз поцеловал Кариссу и принялся аккуратно, но достаточно торопливо собираться. Дамар действительно мог проснуться в любой момент, и надо было успеть хотя бы одеться и навести порядок в комнате, чтобы, в случае чего, сказать, что они просто разговаривали.
К счастью, они оба успели быстро одеться и бегло ликвидировать следы бардака в комнате. Освальд на прощание ещё раз поцеловал Кариссу и поспешил удалиться, пока за стеной не проснулся Дамар.
Кадету очень повезло, что всё происходило не в Академии, а то за внешний вид он мог схлопотать выговор: мятая униформа и спутавшиеся волосы не подходили под определение "образцового внешнего вида", да и одного взгляда на лицо кадета было достаточно, чтобы понять, что тот изо всех сил сдерживается, стараясь не дать выход кипящим внутри эмоциям. Пару раз Освальд даже вместо быстрого шага начал пританцовывать. К счастью, в коридоре в этот момент было пусто…
В какой-то момент Освальд подумал о регате и о том, было бы Кариссе с Дамаром хоть немного интересно наблюдать за ней. Решив обязательно поднять этот вопрос завтра, он прибавил ход и вскоре добрался до места.
Бар "Кварк'с" манил внутрь, как и всегда, но на этот раз землянину хотелось не выпить, а поскорее покончить с презентациями, собрать команду и начать уже готовиться! А ещё надо было навестить арестованных и глинна Толан и отдать им сувениры с презентации, которые теперь лежали в мешке у него в каюте. Конечно, вряд ли Сатал и Уильямс обрадуются общению с ним, но обделять кого-то было просто нельзя.
Отогнав нехорошие мысли, кадет решительно направился в сторону голокомнат.
__________
С Кариссой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
29 09 2016, 13:35:18 #326
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Стыковочное кольцо


Кабинет координатора проекта “Альфа” находился на Стыковочном кольце, как и все помещения, выделенные для кадетов - их зал для совещаний, ангар с катером “Анадырь”, научная лаборатория, пара других комнат, куда пока никто даже не заходил, жилые каюты… Поэтому когда Утара Рилл покинула Иламу, она почти сразу же наткнулась в коридоре на ференги Хену, стоящую перед одной из дверей. В соответствие с планом это была каюта Сатала, и рядом с ней также маячил скучающий федеральный офицер-баджорец.
– Ой, госпожа Рилл, здравствуйте! - пискнула девушка, тоже заметив Утару.
Утара улыбнулась: Хена была именно тем человеком, с которым она сейчас собиралась поговорить (и вообще личностью позитивной и симпатичной), но, судя по всему, как раз сейчас у ференги были другие планы.
– Здравствуйте снова, – кивнула болианка, – Навещаете друзей?
– Можно и так сказать, да, - ответила Хена после паузы в несколько секунд, - У мистера Сатала сегодня с утра было это его… слушание, или я не знаю, как это правильно называется. Он не был на презентациях. Я хотела зайти узнать, как он себя чувствует. Может… пойдемте со мной?
Улыбка болианки после этих слов стала ещё заметнее, а лицо прояснилось. Было приятно увидеть, что она не ошиблась в этой славной девушке.
– С удовольствием, – сказала Утара. – И более того, если перед презентацией останется время, я хотела бы пригласить вас на чай… а если не останется – на вечерний чай после презентаций. Согласны?
Ференги согласно кивнула, а потом немного нерешительно спросила:
-Я вот только думаю… Может быть, мне следовало на эту встречу тоже принести чай или еще какой-нибудь теплый напиток? Есть теория, что они помогают установлению более доверительной атмосферы. Что вы об этом думаете?
– Что сейчас уже поздно за ним идти, да и чай в данном случае – не главное. Главное – то, что вы пришли поддержать вашего товарища, и делаете это искренне. А чай… в крайнем случае мы попросим этого джентльмена, – Утара сделала вежливый жест в сторону Бакота, – оказать дамам небольшую услугу.

Каюта Сатала


Сатал меланхолично смотрел в полупустую тарелку. После утренних событий особого аппетита не было, да и обед за время разговора успел остыть. Сделав пару глотков из стакана с соком, он встал и подошёл к окну. Вряд ли здесь на станции можно было найти человека, который бы не любил смотреть на звёзды, какова бы ни была его профессия. Смотреть и не думать ни о чём… Потому что о том, к чему настойчиво возвращались мысли, думать не очень-то хотелось.
Сатал оборвал себя. Думай, не думай, а в ближайшие часы от него требовалось одно: представить презентацию коллегам по проекту. Остальное было бессмысленной рефлексией, следствием недостаточно качественной медитации в условиях цейтнота. Потому сразу после обеда он займётся этим вопросом. А пока что юноша вернулся к столу в намерении закончить прерванную трапезу.
Прежде, чем он успел донести до рта первую ложку, раздался сигнал входной двери, а следом за ним голос его охранника-баджорца младшего лейтенанта Бакота:
– К вам посетитель.
Если бы Саталу захотелось, теоретически он имел возможность сказать, что не хочет никого видеть, и охранник не стал бы впускать гостя. С какой-то стороны это было даже удобно.
– Да, войдите, - отозвался юноша, недоумевая, кому он мог бы понадобиться.
Дверь открылась, и юноша с Вулкана увидел на пороге невысокую девушку-ференги и объемистую синюю болианскую даму.
– Мы не помешаем? - спросила Хена, заглядывая в каюту.
– Нет, - Сатал положил ложку и встал навстречу вошедшим, ожидая, что они объяснят, что их привело.
– Спасибо, – Утара вплыла в дверь вслед за Хеной и сразу же присмотрела себе кресло, чтобы расположиться с комфортом.
Хена скромно присела на край кровати.
– У тебя сегодня было твое слушание. Как все прошло? - закинула пробный камешек девушка.
– Я полагаю, не все мои ответы удовлетворили комиссию, - ответил вулканец. - О том, будет ли второе слушание, мне сообщат позже. Больше ничего мне на данный момент не известно.
– Давайте пока будем считать, что отсутствие новостей – хорошие новости, – предложила Утара и тут же поспешила успокоить Сатала:
– Пожалуйста, не думайте, что у вас тут собрался консилиум психологов! Я разыскивала Хену, Хена шла к вам в гости, так что всё получилось абсолютно спонтанно. Никаких подвохов, никаких мастер-классов для подрастающего поколения – просто дружеский визит. А если вам понадобится беседа с советником, вы всегда можете вызвать любую из нас по связи.
– Я вовсе не думал ничего подобного, - ответил Сатал, который на самом деле не успел подумать вообще ничего на этот счёт.
Хена покосилась на Утару, но обратилась к Саталу:
– Жаль, что вы пропустили очень интересные презентации, - сочувственно произнесла она.
Сатал припомнил, как он чуть было не оказался на презентациях помимо своей воли, и понял, что не испытывает особого сожаления. Знай он к тому же, какое веселье царило на последней, он бы только ещё больше укрепился в своей уверенности.
– Я ознакомлюсь с материалами, которые пропустил, позже в индивидуальном порядке, - ответил бесстрастно юноша.
– Я могла бы показать вам мою презентацию, - предложила Хена, - Уверена, и остальные не откажутся, если вы их попросите. Лучше же, когда объясняют и показывают те, кто знает что к чему, правда?
Сатал некоторое время обдумывал предложение.
– Если вас это не затруднит, - ответил он, наконец. - Однако вряд ли будет уместным просить всех устроить дополнительный просмотр специально для меня. В конце концов, в случае возникновения вопросов я всегда могу обратиться к базе данных.
– Вот как… - задумчиво произнесла Хена, - Но просто это ведь было бы в рамках проекта, и вы смогли бы выбраться из этой комнаты и пообщаться с людьми. Разве вам тут не одиноко и не скучно совсем одному?
Похоже, неудобные вопросы начинались снова; да, ему было и одиноко, и скучно, и хотелось выбраться, однако с какой стати он будет кому-то об этом сообщать?
– Примерно в этом и заключается цель домашнего ареста, - сказал Сатал. - Он не предполагает развлечений.
А кроме того, ещё неизвестно, кто из тех, с кем предполагается общаться в рамках повторного просмотра презентаций, на самом деле согласен общаться с ним.
– Но вы же не обязаны с этим соглашаться, - хитро улыбнулась Хена, - Мой вопрос был скорее риторическим. Лично мне на вашем месте было бы ужасно скучно, так что я вас понимаю. То есть, конечно, под домашним арестом я никогда не была, но в изоляции - да, когда впервые приехала на Землю. В любом случае, это была просто идея. А к вам кто-нибудь еще звонил или заходил сегодня, кроме меня? - она обернулась на Утару и поправилась, - То есть кроме нас. Может быть, вам чего-нибудь нужно? Например, сбегать до репликатора за чем-нибудь?
– После слушания я говорил с родителями, - ответил Сатал. - А с утра М’Кота отвела меня в клингонский ресторан, чтобы я мог воспользоваться тамошней кухней для подготовки к моей презентации. Что касается моих физиологических потребностей, - он бросил взгляд на полусъеденный обед, - то они вполне удовлетворены.
– О, М’Кота! - просияла Хена, - Я и не знала, что вы интересуетесь клингонской кухней.
– Нет, - поправил ференгийку Сатал. - Я ходил туда не ради клингонской кухни. Просто мне нужно было кое-что приготовить для сегодняшней презентации, и я не знал, где мне это сделать. М’Кота согласилась помочь с этим вопросом, она готовила там для фуршета.
– Ваша презентация будет с угощением? – улыбнулась Утара. – Кажется, это превращается в традицию: на последней из утренних презентаций тоже было угощение. Мне это нравится – есть в этом что-то такое... домашнее.
– В каком-то смысле да, - кивнул Сатал. - Хотя я бы не назвал это угощением в полном смысле слова.
– Так или иначе, это похоже на то, что в разных культурах называется «преломить хлеб», «разделить хлеб-соль», ну и всё в этом роде, – заметила болианка. – По-моему, очень хорошая идея. Конечно, отчасти это было и на фуршете, но там это было обязательным заданием. Как собственное желание это имеет чуть-чуть другой оттенок, не правда ли?
______________________
с Хеной и Саталом


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
29 09 2016, 15:43:28 #327
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, после обеда
Каюта Сатала


- Возможно, - подумав, согласился Сатал. - Хотя моей целью было, скорее, дать присутствующим возможность максимально полно ощутить атмосферу.
-Хорошо, что ждать осталось недолго - мы сможем попробовать ваши хлебцы уже сегодня вечером, - добавила Хена. - Кстати, о презентациях. Если мы не хотим опоздать, нам уже пора идти в сторону голокомплекса потихоньку. Согласны? - она посмотрела на Сатала и Утару.
Направившись было к столу за тарелкой, юноша остановился и вопросительно посмотрел на своих гостей.
- Мне будет, где оставить это до начала моей презентации, или лучше сходить за ними в перерыве? - спросил он.
– Я бы сходила за ними в перерыве, – сказала болианка. – Боюсь, Кваркс и голокомплекс не самое спокойное место, тут они будут сохраннее.
- Да, ведь вы пропустили презентации сегодня утром… - напомнила ференги. - А там некоторые уже так делали - брали перерыв на 15 минут перед своей презентацией и ходили за каким-то реквизитом. Кстати! - она хлопнула себя по лбу. - Освальд и Самрита ведь подарили всем сувениры - кристаллы с материалами своей презентации, очень красиво оформленные в виде декоративных фигурок. У них где-то и на вас должен был остаться экземпляр. Спросите у них, когда мы сейчас придем.
Сатал почувствовал себя не очень уютно: Освальд был тем, кто прилюдно на камеру назвал его преступником, в этой ситуации что-либо у него просить не слишком хотелось. Впрочем, за мисс Баккер он ничего такого не заметил, напротив, они даже вполне успешно обменялись опытом на фуршете. Так что он мог подойти к ней.
- В таком случае, пойдёмте, - кивнул он.
В это время сработал коммуникатор болианки.
-Мори - Утаре, - раздался вызов.
– На связи, – отозвалась болианка – отозвалась раньше, чем успела заметить неформальное обращение.
-У меня есть ответ на ваш вопрос, - произнесла баджорка. - Сожалею, но на настоящий момент он отрицательный, и слушание уже началось. Но я не оставляю попыток повлиять на состав комиссии. Если что-то изменится - я вам сообщу немедленно. Конец связи.
-Слушание? - повторила ференги. - О чем это?
– О слушании мисс Энн Уильямс, – рассеянно сказала болианка.
Она на мгновение почувствовала себя потерянно, даже не убрала руку с коммуникатора. Утара была уверена, что правильно запомнила время, неужели она ошиблась? Или это слушание по каким-то причинам начали раньше? В любом случае теперь у неё не было шанса вовремя сообщить Энн Уильямс о своей неудаче (хотелось верить, что временной). Теперь девушка, которой Утара искренне хотела помочь, вполне могла решить, что её снова предали – бросили на полпути не только без действенной помощи, но и без элементарной поддержки, без простых слов «сегодня не получилось, но мы пытаемся добиться…»
Совладав с собой, Утара стряхнула оцепенение и достала падд, чтобы свериться с пометкой в ежедневнике.
Слушание началось раньше, и у болианки немного отлегло от сердца: Энн тоже знает, сколько сейчас времени, а раз так, может быть, ещё верит, что о ней не забыли и не пренебрегли ею. «Мы ещё поборемся!» – подбодрила себя Утара, и оглянувшись на кадетов решительно сказала:
– Идёмте! Постараемся не опоздать на презентацию!
Вулканец первым направился к выходу из каюты.
-Бедная Энн Уильямс, правда? - произнесла ференги, когда они оказались в коридоре. - Она совсем в таком же положении, как и вы, мистер Сатал, если не хуже. Нужно как-то ее поддержать. Что скажете?
- Полагаю, наши положения всё-таки различаются, - ответил Сатал. - Во всяком случае, я знал, что совершаю нечто предосудительное, и предполагал для себя куда худший итог.
-Худший - чем что? - непонимающе нахмурилась Хена.
- Чем домашний арест, - пояснил юноша, не вдаваясь в подробности. - Поэтому объективно я нахожусь в гораздо лучшем положении, чем мисс Уильямс, которая полагала, что всего лишь отправляется на учёбу.
-О… - только и произнесла Хена, и некоторое время они шли в молчании, но ференги не собиралась сдаваться и вскоре заговорила снова. - Но ведь Энн Уильямс не успела завести тут друзей, потому что мы совсем мало ее знаем. А сейчас она тоже под домашним арестом, сидит в своей каюте совсем одна, прямо как вы. Поэтому, наверное, вы ее лучше всех понимаете сейчас. Что бы вам могло поднять настроение в вашем положении? Нет, конечно, я понимаю, что лучше всего для вас было бы, если бы вас отпустили и все это закончилось, - быстро добавила Хена, - но может есть какая-то мелочь, которая хоть как-то могла бы скрасить ваш день. И может, то же самое сработает и для Энн Уильямс…
Это был довольно личный вопрос, и Сатал ответил уклончиво:
- Я думаю, это индивидуальный вопрос, и универсального решения для всех здесь нет. Возможно, лучше всего будет спросить об этом у самой мисс Уильямс. Возможно, вам как психологу проекта она доверится или вы самостоятельно найдёте способ… - Сатал замолчал, нахмурившись, потом повернулся к ференгийке и поинтересовался: - Мисс Хена, вас в самом деле интересует моё мнение о том, как помочь мисс Уильямс? Или, задавая мне этот вопрос, вы надеетесь узнать, чего бы я хотел для себя? Первый вариант мне кажется не слишком рациональным, с тем же успехом вы могли бы спросить мисс Уильямс, как помочь мне, ведь мы с ней практически не знакомы, да и с вами мы успели пообщаться не больше.
- Немного того, немного другого, - с улыбкой признала Хена. - Мне кажется, в силу ваших обстоятельств, вы могли бы помочь друг другу. А еще - кадету Лайтману, если уж речь пошла о сходности положений. Но это, конечно, тоже только идея для размышлений…
Тем временем они вышли на Променад и направились к бару Кварк’с, чтобы через него пройти к голокомнатам. Мимо них пробежало несколько СБшников, явно куда-то торопящихся, и Хена проводила их взглядом.
- Кадету Лайтману? - переспросил Сатал странным голосом, но больше ничего не сказал. То, о чём они поговорили, и о чём не поговорили с Артуром, было только между ними и никого не касалось.
- Он ведь тоже под домашним арестом, - заметила Хена, а потом подняла руку и помахала кому-то.
Они вошли в бар и направились к голокомплексу.
– Что-то нас мало, – сказала болианка вытягивая шею и пытаясь отыскать взглядом отсутствующих кадетов. Она ускорила шаг и подошла к основной группе.
____________
Я, Хена и Утара


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
29 09 2016, 16:26:51 #328
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Тенек и Акрита оказались у двери каюты, Ракар был шага на два позади. Андорианка потянулась к панели замка, ведь это была ее комната тоже, и она знала код, но ее остановили звуки, доносящиеся из-за двери. Это был голос, мужской, довольно громкий, так что Акрита вполне могла разобрать слова:
“...никуда не годится! Это всего лишь безделушки и детские бирюльки!”
Следом послышался звук падения на пол какого-то небольшого предмета и тихий вскрик.
“Но у меня больше ничего нет… Я потратила всю свою латину, и у меня остались только мои вещи…” - без сомнения это был голос трилла, - “Пожалуйста, мне очень надо еще…”
“Это серьезный бизнес, деточка, мы тут не в игрушки играем, с нами так нельзя… Хм, а вот это уже лучше, это я забираю”, - продолжил неизвестный мужчина.
Рука Акриты замерла над панелью, открывающей дверь, она растерянно отступила на шаг. Почему-то в памяти резко всплыли слова Квинтилии о том, что комната – не место для встреч, посиделок, вечеринок… И с этим тезисом андорианка была вполне согласна.
- Я не знаю, кто это, - прошептала она, обернувшись к Тенеку и Ракару.

Ракар шел позади вулканца и андорианки опустив голову и прислушиваясь к происходящему. Он уже было остановился, ожидая как они войдут, как из закрытой каюты на пределе слышимости послышались голоса. Ракар выслушал всё, что там было сказано и нескладываемые до того частицы мозаики – образовали единое целое. «очень надо еще», «пожалуйста», «это серьезный бизнес», «с нами так нельзя» … Детская игра на проезжей части. Их сбивает, давит, калечит, но они все равно продолжают играть, потому что не видят, не смотрят, не знают что с ними происходит. И жестокая расплата. И это никогда не было его делом, он был лишь в курсе такого по долгу службы. Слышал о таком, сидя в темном кабаке на краю квадранта. Ракар поднял голову и посмотрел на Акриту, в его глазах не читалось ничего хорошего, только холодная решимость успеть. Там был ее вскрик. Никогда ранее он не обращал внимание на побочное действие вне собственного задания, не вмешивался,  теперь это стало его делом, его необходимостью спасти ее.
В один миг ромуланец подскочил к двери, Акрита не успела открыть. Ракар положил ладонь на дверь, последовательность входа не была введена. Обернулся к ней, мельком глянул на вулканца.
- Откройте, - прошептал он, - быстрее.
– Сами оставайтесь здесь, – так же тихо сказал Акрите Тенек. – Если всё выйдет из под контроля, вызывайте СБ.
Быстро – не прошло и двух секунд, с реакцией у пилота было все хорошо – андорианка кивнула и ввела код. Дверь открылась.
Ракар оттолкнул Акриту за пределы области открытых дверей, чуть дальше по коридору, особенно не церемонясь, но аккуратно, чтобы она не упала, и шагнул в каюту, быстро оценивая обстановку и расстановку сил. Перим испугается, подумал он, но если успеть – ей не придется достичь состояния, когда не важен ни страх, ни радость, когда нет ничего, потому что больше нет сознания или жизни.
Тенек пропустил Ракара вперёд и сделал шаг вслед за ним, останавливаясь в дверях. Уже всерьез испугавшаяся, но не потерявшая способность действовать, Акрита встала за спиной вулканца, держа пальцы над своим коммуникатором на груди.
Все трое оценивали расстановку сил в комнате.
Квинтилия легко читалась как человек, который любил порядок и даже чересчур болезненно относился к местоположению своих вещей. Сейчас же их общая с андорианкой комната находилась в беспорядке - с рабочего стола все было сброшено на пол. Сама Квинтилия стояла возле шкафа, его содержимое валялось возле ее ног. Увидев вошедших, трилл снова тихо то ли вскрикнула, то ли всхлипнула и прижала ладонь левой руки ко рту, а правую быстро спрятала за спину.
Кроме Квинтилии в комнате находились еще двое, и теперь они медленно повернулись к ромуланцу, вулканцу и андорианке. Ближе всего к ним был огромный, почти достающий до потолка наусиканец - нечесаная грива, одежда из черной кожи, украшенная шипами… если он не был тем же самым, который напал на Сатала на фуршете накануне, то приходился ему братом-близнецом. Вторым, стоящим чуть дальше, был хорошо одетый инопланетянин c бледно-зеленой кожей, вытянутым черепом и рептилоидным гребнем, идущим через все его лицо. Трудно было указать пальцем на что-то конкретное, но было в его облике что-то опасное и зловещее. Подмышкой он держал что-то прямоугольное, размером с большую книгу. Впрочем, возможно, это именно она и была.
-К тебе гости, деточка, - прокомментировал он, обращаясь к Квинтилии, - А нам пора идти.
Ракар быстро оглядел все происходящее, и понял, что силы немного не равны. Зеленые наркоторговцы водят с собой охрану, конечно, ведь смертельный бизнес требует адекватной защиты. Они почти разгромили ее каюту, перерыв все вещи. Если им было пора идти, значит кадет Перим могла получить товар, который теперь прятала за спину. Ракар успел подумать, что бардак на федеральной станции слишком велик. Ромуланская станция такого себе никогда бы не позволила.
- Не так быстро, - сказал он обоим чужакам, - сначала вы вернете на место то, что забрали отсюда.
Коротко повернув голову к вулканцу, Ракар быстро произнес:
- Иди к Перим, - на вежливость формальных обращений на "вы" не было времени.
 -Но-но-но, - погрозил пальцем зеленый инопланетянин, и наусиканец заступил дорогу Тенеку, - Ваша подруга должна была нам денег, но теперь вопрос разрешился, и все могут идти своей дорогой, проблемы никому не нужны.

Тенек подумал, что в этой ситуации можно было бы поступить так же, как он недавно поступил с Уштаном Туулом – согласиться на мирное решение проблемы, пропустить противников мимо себя и нейтрализовать. Конечно, настороженные и умелые преступники были совсем иными противниками, чем напуганный до истерики санитар, но манёвр мог бы предоставить дополнительные шансы. Мог бы. Если бы прямо за спиной Тенека не стояла Акрита, которой, строго говоря, следовало отступить назад, а лучше даже временно укрыться вне зоны видимости противника. Уже поэтому позволять кому-либо из этих двоих пройти мимо них с Ракаром было нельзя.
И ещё была Квинтилия, которая находилась гораздо ближе к преступникам, чем к своим коллегам.
И ещё нечто, не вполне связанное с логикой, подсказывало вулканцу, что навсиканец – не самый опасный из двух противников, гораздо опаснее его чешуйчатый босс.
– Эта леди не сама по себе, – вежливым и нейтральным тоном сказал вулканец. – Мы не можем допустить, чтобы она расплачивалась своими вещами. Возможно, вы предпочтёте вернуть мисс Перим её имущество, и получить вместо него латину?
Акрита поняла, что вряд ли сильно поможет, если придется драться, хотя базовыми навыками боевых искусств владела. Она отступила на шаг и не сводила глаз с Тенека – нужно ли сейчас звать охрану? – достаточно было бы одного его кивка, просто андорианка не была сейчас уверена, что правильно понимает ситуацию.
Зеленый инопланетянин слегка повернул голову в сторону Квинтилии Перим и коротко бросил:
- Скажи им сама.
- Все в порядке, - произнесла кадет, хотя ее голос слегка дрогнул, - Ничего особенного не происходит. Мне не нужна никакая помощь.
-Видите, леди высказалась, - с легким поклоном прокомментировал зеленый, - У всех все в порядке, и все довольны. Нет поводов для беспокойства. Отойдите от двери, господа, не будем портить вечер.
Ракар покачал головой,
- Вопрос далек от разрешения. Проблемы будут у вас, если вы не сделаете так, как я пока вежливо прошу. А вежливо прошу я только один раз. Ты, - Ракар показал на наусиканца, - отойди в сторону,  - А ты, - сказал он, обратившись к рептилоиду, - медленно и аккуратно подходишь к столу и кладешь на него то, что забрал у девушки.
Нож, спрятанный в рукаве, был готов прыгнуть в руку, повинуясь условному движению, приводящему в действия крепления, но Ракар не торопился. Он лишь чуть пошире расставил ноги, готовясь к прыжку, когда это станет необходимым.
-Пожалуйста, - жалобно произнесла Квинтилия, - Не надо… Просто дайте им уйти и все. Они… ничего мне не сделали.
Ракар смотрел на Квинтилию, не выпуская из области бокового зрения  обоих наркоторговцев, которые не должны были уйти. Они должны были за всё ответить. Но пока они стояли, он смотрел на девушку добрым, искренним, мягким взглядом.
- Квинтилия, - сказал он, - брось то, что держишь в правой руке на пол, прошу тебя, брось.
Он не отвечал на ее слова, но просил о другом, может быть это даст ей понять, что он пришел вытащить ее из замкнутого круга, или не даст, если разум затуманен и организм требует то, что она держит в правой руке. Но в любом случае, он еще не мог до нее добраться, но старался достучаться до ее разума.
________________
С Тенеком, Акритой, Квинтилией, наусиканцем и рептилоидом
продолжение следует

« Последнее редактирование: 29 09 2016, 16:44:44 от Мори Джанир »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
29 09 2016, 16:33:33 #329
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Теперь уже у стоявшей в коридоре Акриты не осталось сомнений, что "выход ситуации из-под контроля" может наступить в любую минуту, и тогда уже, вероятно, будет поздно. Искренне надеясь, что находящиеся в комнате заняты друг другом, она скользнула за угол. Поймав момент, когда Ракар говорил, она щелкнула по комбейджу и произнесла быстрым шепотом: "Акрита вызывает СБ. В мою каюту, как можно скорее".

- В этом нет ничего плохого, - отрицательно покачала головой Квинтилия.
- Обмену и возврату не подлежит, - предупредил зеленый, - С чего вы вообще взяли, что тут что-то происходит? Что за бред? Подруга же сказала, что все в порядке, здесь все друзья. Вы что, так низко ставите ее слово? Все считаете ее маленькой лгуньей? Ну, тогда не удивительно, что она обратилась ко мне.
- Слишком много слов, - лицо Ракара перекосилось от праведного ромуланского гнева, когда он вновь посмотрел на зеленого рептилоида, - я вежливо просил один раз. Никогда не следует переходить дорогу Тал Шиар, второй раз просьбы не будет.
Он сделал шаг вперед, давая понять, что дипломатические игры кончились.

Тенек почувствовал движение сзади и услышал шепот Акриты. Он не столько разобрал слова, сколько догадался, что девушка вызывает службу безопасности. Значит, нужно было до появления служителей порядка получить два результата: первое – сохранить живыми и желательно здоровыми своих коллег по проекту, второе – по возможности не упустить преступников. На первый взгляд казалось, что вулканец просто стоит за спиной Ракара в спокойной позе, но на деле он мобилизовал все ресурсы разума и тела, и был готов отреагировать на любое изменения висящей на волоске ситуации.
Зеленый инопланетянин чуть заметно кивнул. Наблюдавший за боссом краем глаза наусиканец-телохранитель негромко зарычал сквозь зубы и пнул под ноги ромуланцу один из стульев, стоящих возле длинного рабочего стола в каюте девушек. Одновременно он приготовился схватить Ракара за шиворот, когда он запнется.
Ромуланцу нужно было добраться до Квинтилии и встать между ней и двумя противниками. Единственное в чем он колебался – задача не дать ей съесть таблетку, одну из тех что она держит, или сначала завалить этих обоих. Пришлось выбрать. Они оба стояли на пути, они оба могли не дать ему прорваться. Если бы он был один, все было бы иначе. Но он был не один. И он знал, что вулканцы умеют драться и убивать, когда это необходимо, несмотря на весь свой декларируемый пацифизм. Еще он должен был поверить, что Тенек не заупрямится и не сделает ошибки. Некогда было сомневаться, Ракар поверил, что Тенек всё понимает. Что рептилоид может броситься к Перим, и что нельзя медлить. Наусиканец стоял на пути. Ракар был готов к маневру, упавший стул послужил трамплином, когда ромуланец подпрыгнул и оттолкнулся от него, всем своим весом толкнув наусиканца в сторону стола.
- Тенек, вперед, - громко сказал он, в надежде, что тот тут же и среагирует.
Нож Ракар не вытащил, нельзя было убивать, пока – только обезвредить. Наусиканец больше его и шире, но ему удалось повалить того спиной на стол, используя ускорение собственной массы.
Тенек воспользовался открывшимся просветом, чтобы атаковать рептилоидного бандита. Стажёр сделал бросок в его сторону; схватив левой рукой левую же руку противника и рванув на себя, правой рукой он провёл нервный захват.
Андорианка встала в дверном проеме, готовая применить все свои боевые умения, если кто-то из противников решит прорваться в коридор.
- Прекратите! - взвизгнула Квинтилия, - Не надо! Вы делаете только хуже!
Рептилоид не был бойцом, он был скорее бизнесменом, поэтому не успел быстро среагировать на действия вулканца. Из его руки выпал маленький складной нож, и он был обезврежен.
Противник Ракара был серьезнее - не мозги, но мускулы этого бизнеса. Деревянный стол затрещал от веса свалившихся на него гуманоидов, руки наусиканца сомкнулись на горле ромуланца.
Стоя в дверном проеме, Акрита могла только надеяться, что звук нескольких бегущих по коридору пар ног ей не мерещится, и помощь скоро будет на месте происшествия.
Ракар слышал Перим, он не успевал думать о ее словах, только одна мысль настойчиво пульсировала в мозгу. Мысль о том, что решение начать и очень быстро закончить эту короткую жизнь с помощью таких веществ – сродни решению выброситься в шлюз, в открытый космос. Она не понимала вообще, что с ней произошло.
Наусиканец был сильным, Ракар рванул его на себя со стола отчаянным усилием и они повалились на пол. Ромуланец не пытался высвободиться из его рук, теряя время. Он отстрелил крепление ножа, но поймать его не успел, тот с глухим стуком упал на пол. Тогда Ракар изо всех сил ударил напряженными пальцами в шею наусиканца, а затем вцепился в его глаза, стараясь причинить противнику невыносимую боль и заставить того разжать свою хватку.
Когда Ракар потянул наусиканца на себя и опрокинул, его тяжелая туша прижала ромуланца к полу, и на несколько долгих секунд противник получил преимущество. Воздуха в легких оставалось все меньше, и уродливое лицо наусиканца начало расплываться перед взглядом. Ракар упустил нож, но ударил в самые чувствительные места на голове… Представители этой расы достаточно нечувствительны к боли и не отступают перед ней, именно поэтому из них получаются такие хорошие телохранители, и теперь наусиканец взвыл скорее от злобы. Однако, он резко замотал головой и слегка расслабил хватку, так что Ракар снова смог хотя бы немного вздохнуть и перекатиться по полу, не переставая пытаться выдавить глаза наусиканца из глубоких, защищенных костяными наростами глазниц. Наусиканец продолжал мотать головой, потом откинул ее назад, и резко  со всего размаха резко боднул ромуланца в лицо, разбивая ему бровь, мешая свою кровь с ромуланской зеленой.

Когда рептилоидный бандит отключился, Тенек даже слегка удивился: ему казалось, что умный противник будет опаснее, чем просто сильный. Теперь перед ним стояли две большие проблемы… то есть две большие проблемы катались по полу прямо у его ног, а ещё одна проблема стояла в стороне, зажав в кулаке вещественное доказательство – единственную вещь, которая могла изобличить преступников. Что бы там ни думал Ракар, Тенека интересовало не только будущее Квинтилии, но и будущее всех тех, кто станет жертвой наркоторговцев, если они останутся на свободе. Если же мисс Перим запаникует и попытается уничтожить улики…
– Акрита! – крикнул он и указал взглядом на Квинтилию, надеясь, что андорианка его поймёт. Сам же вулканец включился в партерную схватку.
На его несчастье, в этот момент сверху оказался Ракар, и невозможно было применить нервный захват, поэтому Тенек вцепился в руки навсиканца, надавливая на акупунктурные точки, чтобы заставить громилу отпустить горло ромуланца.
Ракар жадно вдыхал воздух, который на  некоторое время вновь стал ему доступен, когда наусиканец ослабил хватку. Сердце колотилось под правым нижним ребром. Еще ни разу он не был в таком почти безнадежном положении, когда реальность стала ослабевать перед глазами в невозможной попытке вдохнуть.
Хватка немного ослабла, но противник долбанул его по голове так, что к полурасплывшейся реальности прибавились звездочки и дезориентация. Замерев на секунду, ромуланец издал короткий стон, а потом с удвоенной силой, не обращая внимания на заливающую глаза кровь, принялся колотить наусиканца по голове, разбивая в кровь собственные руки о его шипы. Кажется, ему помогал вулканец, но не обращая внимания на это, Ракар рвался из хватки и бил, понимая что теперь это уже не на жизнь, а на смерть, и если он не справится, то это будет его последний бой.
До конца осталось неизвестным, сработала ли вулканская акупунктура на наусиканце, но в любом случае появление второго противника изменила расклад. Вулканец и ромуланец теперь дрались вместе, на одной стороне, объединив свои усилия перед лицом общего врага.
Наусиканец оторвал одну руку от горла Ракара и отмахнулся от вулканца. Удар скользнул по плечу Тенека, но все-таки был достаточной силы, чтобы заставить его пошатнуться.
До плеча Тенек дотянуться всё ещё не мог. Теперь он перехватил свободную руку навсиканца обеими руками и попытался её обездвижить. Более крупный гуманоид затряс рукой, будто Тенек был маленьким, но сильным и упрямым терьером, вцепившемся в бок кабана, и отвлекся от Ракара, давая тому возможность действовать.
Воспользовавшись крайне своевременно пришедшей подмогой, Ракар перестал бить наусиканца и, перехватив его руку обоими своими, смог разжать его пальцы на собственном горле. Отведя его руку, ромуланец последним отчаянным усилием перевернул противника на бок, затем на живот, заломил его руку за спину и упал сверху, судорожно пытаясь отдышаться.
Теперь навсиканец лежал ничком, руки его были заведены за спину (одну из них держал ромуланец, другую сам Тенек), теперь можно было сделать попытку освободить одну руку и провести нервный захват.
________________________
с Акритой, Квинтилией, Ракаром и бандитами


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
Страниц: 1 ... 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS