* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
28 11 2020, 14:09:18 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 ... 38
0 Пользователей и 3 Гостей смотрят эту тему.   
11 07 2016, 09:30:01 #195
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, ранний вечер
Станция ДС9, голокомнаты

Девушка пожала плечами. Что бы это ни было, ей нравилась эта симуляция – свежий ветер, плеск волн, старинный корабль… Все это умиротворяло и в то же время настраивало на приключения.
- Понятия не имею, - проговорила Самрита, подставляя лицо солнцу и довольно жмурясь. – Я плохо разбираюсь в истории. Да и какая разница? Если это голороман, я бы с удовольствием его прошла!
- В те дремучие времена на военном флоте считалась, что женщина на борту корабля - плохая примета, - с усмешкой добавил он. - Правда, у пиратов с этим было чуть попроще. Думаю, тебе пошли бы деревянная нога, повязка на глазу, попугай на плече и крюк вместо руки.
Самрита смерила Освальда насмешливым взглядом.
- Вот за это я и не люблю древность! К счастью, мы в 24 веке, и из всего этого набора я бы не отказалась разве что от попугая.
- И еще я хотел затронуть тему расчета координат в эти времена, определение положения корабля в море, когда над головой было только Солнце и звезды. Никаких компьютеров, никаких спутников, никаких прочих ориентиров, только хорошее знание математики, умение производить расчеты в уме и вот это самый прибор, - Артур показал секстант, который держал в руках, - кто-нибудь из вас, вот например М'Кота, прошу тебя, подойди, я наглядно покажу как производились измерения.

На палубе корабля под свежим попутным ветром М’Кота почти совершенно отвлеклась от проблем и неприятностей. Она гадала, покажет ли Артур какое-нибудь эффектное боевое столкновение тех времён или как все федераты увильнёт от этой темы. Было бы весело отбить нападение пиратов, или атаковать вражеский форт! Просьба Артура прервала течение этих далёких от пацифизма мыслей и вернула её к действительности. «Он точно делает это нарочно!» – подумала клингонка, подходя и становясь напротив землянина. В Академии её учили ориентироваться по солнцу и звёздам, но всегда было интересно посмотреть, как это делали в древности жители других планет, а уж подержать в руках настоящий навигационный прибор прежних дней и того интереснее! М’Кота заметила, что эта вещь была в руках у Артура ещё до запуска программы, она не была голографической – это наверняка была репликация старинного предмета, и мысль, что Лайтман взял на презентацию заранее и любовно приготовленный предмет вызвала тёплое чувство.
Артур протянул клингонской девушке устройство, и сказал, так, что слышно было всем:
- Смотри, сейчас день, Солнце над горизонтом. Наша задача – измерить высоту светила над горизонтом, а затем, зная точное время в этом поясе и точное время в некоторой начальной точке отсчета, в частности – на Земле этим местом является Лондон, мы можем путем несложных вычислений – определить координаты широты этой местности. Штурман, тот кто вычислял координаты – должен смотреть на горизонт через телескоп секстанта и зеркало, двигая зеркало при помощи вот этой рукоятки до тех пор, пока отражение Солнца не попадет на него, как бы коснувшись горизонта, и тогда стрелка – укажет на шкале его высоту.
Артур показал М'Коте как нужно смотреть и вращать зеркало и отошел на шаг. Ему хотелось показать ей Землю не только в голографической симуляции, но и в реальности. Будет ли когда-нибудь такая возможность? Вот так же стоять рядом , пусть не на палубе морского корабля, а где-то еще.
Лайтман стоял прямо у неё за спиной, чуть ли не дышал ей в затылок. У М’Коты было нехорошее чувство, что по закону подлости она либо уронит секстант за борт, либо сделает глупейшую ошибку. Кому-то будет очень смешно, но только не ей! Нахмурившись и сосредоточив всё внимание на том, чтобы правильно совместить зеркало и солнце, клингонка наконец-то сообщила результат:
– Двадцать восьмой градус северной широты.
Артур удивился скорости, с которой М'Кота рассчитала координаты при помощи старинного прибора чужой для нее планеты, она была талантливой девушкой, сообразительной и … очень красивой, особенно в этот момент. Он восхищенно посмотрел на нее,
- Ух ты, - почти прошептал он, - молодец.
В этот момент перевернули песочные часы и часовой матрос  пробил в рынду 4 раза.
Корабль жил своей жизнью, не обращая внимания на наблюдателей на его борту.
- Через несколько минут мы отпустим корабль идти своим курсом и переместимся дальше по времени. Но вдруг есть вопросы?
Говорят, вопросы отсутствуют в двух случаях: либо если всё понятно - либо если непонятно абсолютно ниечго. В случае с Саталом можно было сказать, что верны оба утверждения. С одной стороны, рассказ Артура был выстроен вполне чётко, и у Сатала не возникло неясностей. С другой, он только сейчас понял, насколько плохо знаком с планетой, с которой он родом, а потому даже не знал, о чём спрашивать.
Вопросов снова не было, и это было даже хорошо. Лайтману нравилось просто рассказывать, если возникнут вопросы, они всегда зададут потом, или спросят прямо по ходу. Делать специальные паузы нбыло не нужно. Тем более, что землянам и так все было известно, фактически - он рассказывал все для тех, других. Тех, с кем земляне были знакомы уже несколько веков, но с некоторыми - так и не узнали друг друга по-настоящему.
Задул зюйд-остовый шквалистый ветер, как предвестник шторма, превращаясь в мощные ревущие потоки воздуха. Волны громоздились все выше и выше, их гребни срывались перед самым бушпритом - вытянутым шпилем на носу корабля, и проносились над топами мачт. Высота волн заставила убрать все паруса, кроме штормового стакселя. Судно выдерживало шторм выше всяких похвал. И Лайтман комментировал все действия команды, по-штормовому закреплявшей пушки, задраивавшей люки, убирающей паруса. Они шли так минут 15, под темным грозовым небом, а потом, как будто пересекли невидимую плоскость и вышли под яркое солнце и в смешивший зюйд-ост - легкий бриз.

Тенек смотрел на штормовое море и выглядел собранным и погружённым в себя. Лишь в глубине его взгляда тлел огонь глубокого восхищения: стихия показала себя, бездна под ногами напомнила о себе, и пусть она не разнесла корабль в щепы, это было уже не мерное дыхание – у бури был голос, она была опасна, как опасны все сколько-нибудь стоящие вещи во Вселенной. Со стихией, будь то вода или пламень, Тенек ощущал глубокое родство, более глубокое и болеее сильное, чем с кем-либо из инопланетных гуманоидов. Себя, вулканцев вообще, он ощущал в большей степени частью вселенских стихийных сил, чем частью того, что можно назвать галактическим сообществом. Частицей, осознавшей себя, сумевшей взять себя под контроль – к сожалению много позже, чем некоторые другие силы Природы, но всё же сумевшей. В такие могновения Тенек готов был признаться самому себе, что вулканцы знают, что такое счастье, в том числе очень далёкое от состояния умиротворения и покоя, но он никогда не позволил бы себе заговорить об этом вслух: это слишком близко подходило к той тонкой, вибрирующей грани, которая отделяла стихию от контролирующего её разума.


Потом кадеты оказались в поле с зеленой травой. На достаточном удалении впереди находился космодром и вертикально стоящая на стартовом комплексе ракета.
- Прошли времена, и человечество стало мечтать о космосе. Кроме того, мы отказывались верить, что во всей огромной вселенной - мы единственные из разумных существ. Мы мечтали о путешествиях и новых мирах теперь уже в этой, пока не доступной для нас дали. Земля - колыбель человечества, но нельзя вечно жить в колыбели - говорил один из изобретателей ракетных двигателей. В 20-м веке впервые человек преодолел притяжение Земли на корабле с ракетным двигателем и облетел Землю.
Ракета на заднем плане, вдали - взлетела в ярком пламени и медленно удаляясь от Земли, покинула атмосферу.
- А потом, человек впервые добрался до Луны - нашего единственного естественного спутника.
И следом голограмма стала черно-белой, рельеф поверхности серым и безжизненным, небо черным, а со ступенек стоящей невдалеке посадочной капсулы - спрыгнул человек в массивном скафандре, и сделал шаги по поверхности, на которую ранее никогда не ступала нога человека.
- Мы начали исследовать космос, медленно и осторожно, всей душой стремясь туда, где еще не были. Но слишком часто сворачивали с этого пути, разрушительные войны поражали нас раз за разом, и мы отчаялись. В каком-то роде.
Теперь кадеты находились на поляне, окруженной со всех сторон лесом. Здесь было несколько одноэтажных построек, неподалеку было видно выступающую над поверхностью часть подземной ракетной шахты.   
- 5 апреля 2063 года Зефрам Кокрейн испытал свое новое изобретение, основанное на построенной им теории. Его корабль “Феникс” был переделанной межконтинентальной баллистической ракетой.
Пока Артур рассказывал, на поляне собрались люди, в одном из которых звездофлотские кадеты могли узнать Кокрейна. Но не таким, каким видели его в учебниках, он был небритым, усталым и измученным. На лицах остальных людей особенной радости не было тоже.
- В 11 утра этого дня он взлетел на своем корабле и испытал скорость варп-1. Этот полет Феникса удался на славу. Инопланетный корабль, исследовавший в это время солнечную систему - увидел варп-след, след нашей звездной скорости. И они направились к Земле, что бы поговорить с тем, кто летел на этом корабле.
Сцена, развернувшаяся дальше, была голографическим воспроизведением первого контакта вулканцев и землян. Вулканский шаттл совершил посадку, и после некоторого размышления, не сумев повторить вулканское приветствие, создатель варп-двигателя пожал руку вулканскому послу.
Лайтман молчал, пока разворачивалась эта сцена, чтобы дать всем инопланетянам проникнуться этим моментом, настолько, насколько они смогут, такая важная и вдохновляющая историческая веха для землян. А потом, они снова оказались там, на опушке леса над морем. Солнце опустилось в закат, а парусник на горизонте - уходил вдаль. Артур поманил за собой всех, и они прошли вглубь леса, до следующей полянки, на которой горел костер. Вокруг костра сидели трое, они что-то жарили на длинных палочках над огнем. Один из них был вулканцем. В окружающей тишине раздавался только треск горящих веток, и ветер в верхушках деревьев.
- И тогда мы поняли, что мы не одни во вселенной, что в наших руках очень многое, - наконец снова заговорил Артур, глядя на огонь костра. - Мы наконец нашли свой путь. Мы работаем для того, что бы совершенствовать себя и других людей. Теперь мы ищем новые миры, чтобы дружить.
- Это все, что я хотел рассказать о Земле, - завершил Артур спустя пару секунд после последней фразы.
Offline  
12 07 2016, 12:08:50 #196
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, голокомнаты


Последняя презентация вызвала у Сатала сложные чувства: до этого Сатал не смотрел за Землю так, понимая, что она тоже является его домом. “А ведь я мог бы здесь жить”, - подумалось ему с неким удивлением, и он помимо воли думал о том, какое место мог бы занимать в этом многообразии он сам. Сложно определённо сказать, что было в представлении Артура особенного, но оно задело те струны души, о существовании которых сам Сатал до сих пор не знал. Юноша так задумался, что чуть было не забыл про М’Коту, с которой они должны были заняться своими презентациями по окончании. Подойдя к Артуру, он поблагодарил его за демонстрацию Земли, после чего отправился искать в толпе клингонскую девушку. “Надо будет позже вернуться сюда самому, - решил он по пути. - Если, конечно, меня не вышлют со станции…”
Когда презентация закончилась, кадеты сразу зашумели, и было ясно, что они вот-вот направятся к выходу. Освальд поднял руки вверх и несколько раз громко хлопнул в ладоши.
- Прошу минутку внимания! - громко произнёс он и вышел из толпы, заняв то место, где раньше стоял Лайтман. - У меня небольшое объявление.
Кадет внимательно осмотрел всех остальных своих коллег, пока в голокомнате не наступила тишина, после чего заговорил:
- Как некоторые из вас, возможно, знают, через несколько дней в Баджорской системе состоится космическая регата для малых судов. Победа в ней могла бы улучшить отношение общественности к нашему проекту, поэтому глинну Толан была предложена идея выставить команду для участия, и она согласилась. Более того, коммандер Мори согласилась выделить целых два станционных катера и сформировать две команды при условии, что мы будем выступать не на стандартных конфигурациях, а на доработанных нами же. Это ведь было наше первое задание, окончившееся, к сожалению, печально, но коммандер Мори и глинн Толан согласились дать нам ещё один шанс. Таким образом, у нас есть возможность сформировать две команды, которые доработают стандартные катера класса "Дунай" для участия в регате и выступят на соревнования. В одной из команд точно будем мы с Самритой, а вторую возглавит, надеюсь, тот, кому первоначально пришла эта идея в голову, - Джез Тенма. Но, конечно, возможны и другие варианты. Кто что думает по этому поводу?
- Меня интересует трасса для полета, начальная и конечная точка, - сказал Ракар.
- Об этом потом, Ракар, - мотнул головой Освальд. - Сначала надо определиться с желающими и составами команд. Может наберётся желающих только на одну команду, и тогда всё будет одновременно проще и сложнее: проще будет разобраться кто и с кем, но сложнее будет победить участникам проекта.
– Учитывая, что в одной команде гарантированно не будет врача, – внёс элемент глубочайшего прагматизма Тенек, – я настаиваю на том, чтобы один человек из моей команды и двое человек из второй до начала регаты сдали мне нормативы по оказанию доврачебной помощи, а также, чтобы был отработан протокол транспортации врача – то есть меня – на катер второй команды в аварийных условиях.
Стажёр говорил об этом как о чём-то само собой разумеющемся: идея участия в гонках не слишком его привлекала, но мысль о том, что его коллеги (как он уже понял, способные на самые экстраординарные поступки) окажутся без дополнительной страховки, ему определённо не нравилась.
- Логично, наверное, - пожал плечами Освальд. - Правда, зачем нам врач в каждой команде, если всё происходит в пределах системы, и будет возможность быстро прислать помощь со станции, если что-то пойдёт не так? Впрочем, оказание первой помощи - полезный навык, так что, пожалуй, в этом есть смысл. Тенек, вы уже определились, в какой команде хотите быть и будете ли заниматься чем-то ещё или только дежурить в импровизированном лазарете?
Ракар бросил быстрый взгляд на Квинтилию, а затем поочередно посмотрел на тех, кто находился неподалеку, как бы ненавязчиво изучая.
- Наличие мистера Тенека необходимо, это не должно даже обсуждаться, потому что само собой разумеется. Как и сдача нормативов по требуемым им параметрам.
– Выбор команды несущественен, – ответил Освальду Тенек, – участие в деятельности, отличной от медицинской, – в зависимости от необходимости.
- Понятно, - задумчиво кивнул Освальд, но потом щёлкнул пальцами и широко распахнул глаза, что означало только одно - кадету в голову пришла идея. - Тенек, мысль! Не все, наверное, захотят участвовать именно в гонке, да и полезных постов на катерах не так много, но ведь можно же использовать третий катер - приписанный к проекту "Анадырь" - в качестве передвижного лазарета именно для вас. Вы могли бы разместиться там со всеми, кто будет свободен, и, если где-то кто-то пострадает, прилететь на нём и оказать помощь. Тогда не придётся отрабатывать сложные протоколы взаимодействия двух команд.
Тенек возразил:
– Отрабатывать протоколы взаимодействия всё равно придется, поскольку в штатной ситуации с транспортацией не возникнет затруднений, зато в нештатной с ней может быть немало непредвиденных проблем. Следует отработать хотя бы самые вероятные и сложные случаи. Кроме того, я хотел бы знать, есть ли у вас уверенность, что нам предоставят третий катер. Это был бы оптимальный вариант не только для наших команд, но и для остальных.
Секунду подумав, вулканец добавил:
– К слову, в этом случае нормативы по доврачебной помощи должны будут сдать по два человека от каждой команды.
- Да-да, - немного нетерпеливо сказал Освальд, - это понятно, что могут быть проблемы с транспортером и прочим, и что нормативы придётся сдавать двоим, но зато мы сразу исключаем проблему перевода вас с катера одной команды на катер другой, что существенно упрощает нашу подготовку.
Немного подумав, он продолжил:
- Абсолютной уверенности, конечно, нет, потому что идея только что пришла в голову, и подобное я не обсуждал ни с кем, но это всё, наверное, можно было бы утрясти с коммандером Мори и глинном Толан. По крайней мере, хочется надеяться, что они не будут сильно возражать. В конце концов, это поможет занять тех, кто не будет участвовать в самой регате. А уж если вы со своей командой заявите, что готовы оказать врачебную помощь любым пострадавшим участникам, это будет вообще замечательно! - на лице Освальда появилось мечтательное выражение, словно он уже видел, как спасённые Тенеком участники соревнований перед камерой Кристаль благодарят вулканца лично и весь проект заодно, но потом кадет взял себя в руки. - Это если вы согласны, конечно…
– Именно это я и имел в виду – то, что отдельный катер медицинской службы должен быть готов оказать помощь любой команде, – подытожил разговор о медицинском аспекте регаты Тенек.
- Мистер Макдауэлл, - Ракар коротко глянул на свой хронометр, помня о запланированных на вечер делах, - вы объявили о регате, у всех есть время подумать, давайте соберемся на совещание по ней не в голокомплексе, а в другом месте в другое время, и обсудим там медицинские, тактические и технические вопросы по списку со всеми теми, кто будет непосредственно принимать участие. А также отработку взаимодействия – которая крайне необходима. Сумбурно это не делается. Минимум две тренировки, не включая медицинские. Как смотрите на такое предложение?
- Да, конечно, - кивнул Освальд, - соберёмся потом и даже не раз. Но вдруг у кого-то есть какие-то срочные вопросы, или кто-то уже сейчас знает, хочет ли он участвовать вообще и с кем в команде предпочёл бы быть. Что касается времени... предлагаю собраться завтра утром, перед презентациями. У всех будет возможность подумать и решить что-то для себя. Завтра и разделимся на команды окончательно.
__________________________
С Ракаром, Тенеком и Саталом


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
12 07 2016, 12:30:22 #197
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, голокомнаты


Закончив разговор о регате, Освальд отыскал глазами ромуланца и, подойдя к нему, торопливо, но тихо проговорил:
- Ракар, вы сегодня утром говорили, что хотите спасти проект. Вы согласны, что для этого надо будет как-то решить ситуацию с Лайтманом?
Во время объявления о регате Перим пошла на выход из голокомплекса. У Ракара был к ней вопрос и рассуждение, которое не следовало говорить при всех, и напоминание о договоренности пойти вместе к Энн Уильямс. Квинтилия уходила, и он заторопился, чтобы догнать ее, но его буквально остановил землянин. Улан бесстрастно посмотрел на федерального кадета. Он слышал разговор во время перерыва, но не считал нужным заявлять об этом.
- Не только с ним, еще с другими двумя. Согласен. Но – глинн Толан просила не вмешиваться в конкретно это дело. Я уже спрашивал.
- Хм... - потёр подбородок Освальд, - не хочу плохо думать про глинна Толан, но... Тенма мне сегодня уже говорил, что Лайтман заслужил суровое наказание, и помогать ему ни один кардассианец не станет. Как бы наше бездействие не закончилось плачевно для Артура и для проекта...
Ракар ухмыльнулся, но беззлобно. Это было взаимодействие. Оно налаживалось и настраивалось, это развитие его устраивало по полной программе. Спасти проект возможно, задание не невыполнимо.
- Вы не так поняли, Освальд, - он еще сильнее понизил голос, - у глинна координатора другая позиция. Она на стороне проекта и кадетов. Здесь речь о политике. Она просила не вмешиваться в дело с Корамом, очевидно потому, что занята им сама. Но лично я приветствую поиск иных вариантов.
Освальд улыбнулся в ответ и тоже понизил голос:
- Тогда приходите через полчаса в каюту Лайтмана. Там соберутся те, кому небезразлична судьба Артура, и кому можно доверять. Мне хотелось бы доверять вам, хотя подобных случаев в истории было очень мало. Но вы, в конце концов, доверились нам и показали Ромул, а это кое-чего стоит. Только лучше не зовите никого больше. Нам нужны только проверенные люди, кому есть что сказать. К тому же, у меня есть один план, в котором именно вы будете очень полезны.
Доверие – вот субстанция, которую Ракар не мог себе позволить. Но у доверия были уровни, и это был уже не первый. Ракар изучал Освальда со всем вниманием.
- Тенма, насколько я понял, не приглашен?
Теория произошедшего на Волане II и план его собственного действия – были секретными данными. У него было полчаса, чтобы решить сколько информации он сам может дать. Но сначала была назначена встреча с Энн Уильямс, и Квинтилией Перим.
- Понял. Я буду, - коротко кивнул Ракар.
- Не приглашён, - мотнул головой Освальд. - Он достаточно ясно сказал, что не собирается помогать Артуру, так что нет смысла его звать. Хорошо, тогда будем ждать вас, - он немного подумал. - Что думаете насчёт участия в регате на тех условиях, которые озвучены? С кем будете?
- Я помогу с модификацией и модернизацией, - продолжил тему улан, - только в этот раз должно обойтись без саботажа, все должно быть согласовано, не как в прошлый раз. Как было в прошлый раз – мне известно. С командой я еще не определился, и, возвращаясь к первому - я ценю ваше доверие кадет Макдауэлл, - Ракар прищурился, - мне тоже есть что сказать существенного.
- Тогда до скорой встречи, Ракар, - с улыбкой кивнул Освальд. - Мне надо ещё с несколькими людьми поговорить на тему Артура.
Землянин попрощался с ромуланцем и отошёл от него… и тут же столкнулся с Самритой.
- О, Сэм, отлично! - с неподдельной радостью произнёс он и наклонился к уху девушки. - Подходи в каюту Артура через полчаса. Это о том, о чём мы говорили в конце фуршета.
- Да ты просто гений конспирации, - хмыкнула кадет Баккер. – Теперь, наверное, все знают о нашем тайном собрании. Я надеюсь, своего серокожего друга ты звать не собираешься? – она бросила косой взгляд в сторону Тенмы.
- Ой, не ворчи, - в том же тоне ответил Освальд. - Если ты хочешь, чтобы мы хоть что-то реальное сделали, нужно звать тех, кто может пригодиться, а не только тех, кто нравится.
- Нет, я серьезно, давай обойдемся без него, - она недовольно передернула плечами. – Я не думаю, что ему можно доверять. Хорошо, кто еще? Перим? – спросила Самрита с тенью сомнения в голосе. – Она наша, из Академии, но как бы она все не испортила…
- Я не собирался звать Тенму, - закатил глаза Освальд и принялся устало повторять то же, что только что говорил Ракару. - Он не станет помогать нам, потому что для него и для любого кардассианца, кроме, очевидно, Толан, Артур виновен и должен быть наказан. И Перим тоже звать не надо, она точно всё испортит. Позови-ка лучше своих боевых подружек, и всё. А я позову ещё кое-кого, кто нам может пригодиться.
- Ну и хорошо, - кивнула девушка, удовольствовавшись объяснением Освальда. – Мы-то придем, можешь не сомневаться, а кого еще ты хотел позвать? – уточнила она с сомнением в голосе.
- М'Коту, - не стал скрывать Освальд. - У меня есть план, в котором она, в особенности после сегодняшнего своего представления на фуршете, будет ключевым звеном.
- Ты с ума сошел? – громким шепотом поинтересовалась Самрита. – После сегодняшнего выступления? Да она сделала огромный шаг к тому, чтобы угробить и Артура, и «Альфу», и всех нас! Повезло мне с соседкой… - она покачала головой. – Ты точно уверен, что это правильное решение?
- Она клингонка, и этим всё сказано, - нахмурился Освальд. - У меня есть идея, как обратить этот случай нам на пользу, но для этого понадобится её участие. И нет, я не думаю, что она хотела Артура погубить. В общем, она нам нужна, а вот больше нам точно никто не нужен, кроме двух твоих подружек. У Жантарин был свой план, поэтому я хотел бы её тоже увидеть, а от Хены мне нужны две вещи: консультация по поводу плана и какое-то влияние на Артура. А то он всё рвётся отдать себя на растерзание. Как бы не натворил чего…
- Он может, - серьезно проговорила кадет Баккер. – Хорошо, я доверяю тебе – приведи всех, кто может помочь. Времени мало, и нам надо что-то решать.
- Увидимся у Артура, - кивнул парень, и они разошлись.
________________________
С Освальдом и Самритой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
12 07 2016, 12:31:52 #198
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, голокомнаты


Освальд посмотрел по сторонам, увидел клингонку и быстро пошёл к ней.
- М’Кота, я к тебе по делу, - бодро начал он, приближаясь, но, заметив стоящего рядом Сатала, нахмурился и понизил голос. - Отойдём на минутку.
– Я сейчас вернусь, – сказала клингонка Саталу. – Если «минутка» не затянется.
Отведя М’Коту на некоторое расстояние ото всех, кто вызывал у него недоверие, Освальд торопливо проговорил:
- Приходи через полчаса в каюту Артура. Мы будем обсуждать планы по его спасению. Надеюсь, тебе будет, что сказать. И ещё... не говори об этом никому. Там должны быть только те, кому можно доверять.
М’Кота открыла уже рот, чтобы ответить согласием (то, что не она одна думала о том, чтобы созвать на подмогу остальных кадетов, очень её обрадовало), но последние слова Освальда заставили её нахмуриться.
– Должны быть все. То есть я приду в любом случае, но нужно позвать всех. Мы – один отряд, то, что касается одного, касается всех нас.
- Не должны, - мотнул головой землянин. - Не все станут помогать, не все смогут помочь, зато лишние люди - это всегда потраченное время на выяснение отношений и риск того, что кто-то где-то о чём-то проболтается или просто всё испортит. К тому же, дело слишком серьёзное, чтобы доверяться кому попало.
– А неприглашённые люди – это снова образование группировок, – очень серьёзно сказала девушка, – нарушение самого духа проекта, разделение на избранных и тех, кто поплоше. Как думаешь, что хуже, открытый спор или затаённые обиды?
- Это исключительная ситуация, причём время поджимает, - не согласился землянин. - Когда Лайтман будет в безопасности, мы все продолжим налаживать друг с другом связь и договариваться, но пока само наше существование зависит от успеха, не стоит посвящать в дело тех, кому нельзя до конца доверять или кто никак не может пригодиться.
– Ты неправ, – покачала головой М’Кота, – но я приду. Кто ещё будет?
- У Жантарин был план, - начал перечислять Освальд, - у Самриты тоже есть хорошие идеи, мой план потребует участия Ракара, да и ему самому есть что сказать, и ещё понадобится консультация Хены.
М’Кота кивнула и добавила.
– Мы говорили с Саталом перед презентацией. Он как раз предлагал посоветоваться с Ракаром, как и ты, и хотел оказать всю доступную ему помощь. Я думаю, будет правильно позвать и его – не знаю, есть ли у него конкретные идеи, но помочь он хочет.
- Я ему не доверяю, - Освальд метнул быстрый взгляд в сторону Сатала. - Он, например, напал на офицера при исполнении и использовал корабельный транспортер ради личных целей без разрешения. Сложно доверять кому-то, кто может такое выкинуть.
– У него был долг чести, – возразила М’Кота, – он ушёл, чтобы воздать должное тому, кто помог всей нашей группе, как оказалось, рискуя жизнью. Никто из нас не поверил в этот риск, кроме Сатала, а он оказался прав. Риск за риск и жизнь за жизнь, разве это неправильно?
- А если у него ещё один долг чести нарисуется? - скептически спросил Освальд. - Прямо во время спасения Артура! Он нас всех может подставить, причём в самый неудобный для этого момент. К тому же, его вряд ли отпустят, так как он под домашним арестом.
М’Кота упрямо нагнула голову.
– Хорошо, а как бы поступил на его месте ты? Человек, который рискнул для тебя и твоего отряда всем, не стал бы для тебя своим? Ты смог бы бросить его без помощи? И разве бросить своего в беде лучше, чем напасть на своего? Если это вообще считать нападением, – добавила она с сомнением в голосе: нападение без убийства, ран и даже синяков... с клингонской точки зрения, это был какой-то фарс, а не нападение!
- Я не стал бы действовать в одиночку, - спокойно ответил Освальд. - И очень удивился бы, поступи так ты. И нас, и вас учат действовать сообща, выполнять приказы старших по званию и координировать действия с другими. Но это всё равно аргумент после факта, то есть он автоматически ложный, да и дело сейчас не в этом. Доверять тому, кто не считает нужным уведомлять коллег о своих планах, это риск по определению, особенно когда нужны предельная осторожность и скоординированность. Скажи мне честно, М'Кота, что ты готова рискнуть Артуром и всем проектом, доверившись Саталу, и тогда я тоже рискну. Только хорошо подумай над ответом, потому что на волоске может висеть в том числе и жизнь Лайтмана, а не только его карьера на флоте и наше участие в этом проекте.
– Когда ты будешь перед таким выбором, тогда и узнаем, как ты поступишь, – подвела черту М’Кота. – Меня многому учили, но учили ещё и тому, чему не учат вас: иногда приходится действовать в одиночку, иногда приходится идти против всех – ради чести, ради личного долга, ради того, что вам – федератам, представляется пустым звуком. О Сатале я сужу по тому, что за всё время, что мы были на линии огня, он не дрогнул. Он вытаскивал Артура из бешеной толпы, когда тот не мог даже ползти, не то, что идти. Он прикрывал мне спину, и делал это хорошо. Если бы не его заградительный огонь, я не добралась бы до Тенмы, а если бы добралась, то не смогла бы его вытащить. Поэтому – да, я ему верю, поэтому – да, я готова рискнуть.
Освальд несколько секунд молча смотрел прямо в глаза клингонке.
- Интересно, если ради своей чести Сатал сделает так, что Артура выдадут Кардассии, а проект просто распустят, сочтёшь ли ты это правильным и допустимым? - спросил он, не отводя взгляда. - Ладно, если его отпустят, то пусть приходит и говорит. Хотелось бы верить, что ты права.
– В том, чтобы выдать Артура Кардассии нет чести, – отрезала М’Кота. – И Сатал, и Артур после Волана II – мои соратники. Я отвечаю за них, и если любой из них тебя подведёт, я будут отвечать вместе с ними. Если надо, своей жизнью.
- Хорошо, - кивнул Освальд, - расскажи ему. Только больше не надо никого привлекать. Увидимся у Артура примерно через полчаса.
Отойдя от клингонки, Освальд нажал на коммуникатор.
- Освальд Артуру. Мы будем у тебя через полчаса, а не через полтора.
- Хорошо, - ответил по связи Лайтман, которого уже неодолимо клонило в сон в каюте.
- До встречи, - только и сказал Освальд, после чего отключил связь.
__________________________
С М’Котой и Артуром на связи


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
12 07 2016, 13:52:51 #199
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Коридоры станции.


Закончив разговор с Освальдом, Ракар вышел из голокомнаты и спустился в Кварк’с. Полчаса. Разговор с Энн Уильямс следовало отложить на попозже, но самое первое и самое важное – не должно было быть сделано в спешке. Сейчас или потом? Нужно сейчас. И еще он заметил за собой, что  сбивается с рабочего настроя. Вот то, что ни в коем случае не должно с ним случаться. Улан тряхнул головой, огляделся, вышел на Променад, кадет Перим удалялась по Променаду и Ракар, ускорив шаг, догнал ее.
- Квинтилия, - сказал он, поравнявшись с девушкой, - я не успел сказать вам то, что хотел. У вас служебные обязанности по станции, или найдется еще немного времени?
Девушка обернулась, она выглядела грустной и усталой.
-Это снова вы? Чего вы хотите?
У него было всего полчаса свободного времени, совершенно недостаточного для разговора. Ее замучили все эти конфликты с собственными сослуживцами, судя по виду.
- Я благодарю вас за ваш рассказ о триллах и их сути. Никогда не знал вашу расу с этой стороны, вам удалось рассказать самое главное. Это ценно и очень интересно. И, знаете, - ромуланец на секунду задумался, отведя взгляд, а потом очень внимательно посмотрел на девушку, - хоть вы и не рассказали о том, какие причины стоят за тем, что вы выбираете стать соединенными, это, видимо, глубоко личная для вашего вида традиция, о чем рассказывают не всем, мне показалось, что … Когда носитель соединяется в симбионтом, он больше никогда не бывает один. И дело даже не в памяти предыдущих носителей, не в их знаниях и личностях других. Тот, кто соединен – никогда фактически не бывает один. Вас всегда двое. Две личности, живущие вместе в любой момент жизни. Даже если затерян в глубоком космосе – все равно никогда не один. Вам важно иметь такого друга, я прав или ошибаюсь?
-Не обязательно двое, - негромко поправила кадет, - Чаще - гораздо больше. Но дело не только в этом. Когда ты соединен… ты сам становишься больше, лучшей возможной версией себя. Квинтилия Перим - ничто, она ограничена и не имеет значения. Но если бы я стала Квинтилией Кан… или Одан, или даже Дакс, таким практически бессмертным существом… Я смогла бы быть великолепным дипломатом, политиком, ученым, могла бы спасти множество жизней и просто коснуться еще большего количества, могла бы дейвительно влиять на что-то и менять что-то к лучшему. И никто уже не смог бы меня игнорировать. И может даже кто-то смог бы… Впрочем, это уже не важно. Это - все, что вы хотели спросить? Частный вопрос после презентации?
Ракар качнул головой, не соглашаясь.
- Хм… Вот это я имел в виду, в ответ землянам, рассчитывая, что они поймут. Нет. Квинтилия Перим сама по себе – не ничто. Квинтилия Перим очень достойный будущий офицер Федерального Звездного флота, которая может стать политиком, дипломатом или ученым, потому что очень старается для этого и имеет все шансы достичь желаемого, ибо имеет потенциал, способности и талант. Я знаю, потому что я видел вас на Волане II. Вы можете.
"Кто-то смог бы.." Что? Она не договорила. Чего она хочет? Время для этого вопроса еще не пришло, не так, не в коридоре Променада, не в спешке. Позже. Хотелось спросить сейчас, но всему свое время.
- И одна личность может все то, что вы перечислили. Всем другим – такое недоступно, но, тем не менее они справляются. Нет причин считать себя ограниченной. Не обращайте внимания на этих.. тех, которые не поняли. Вы стоите многого, и это важно. Вы имеете значение. Вот это я хотел сказать лично вам, не при всех.
Квинтилия покачала головой, не было похоже, что она поверила.
-Обладание большими возможностями дает больше сделать. Тот, чей IQ выше - решит более сложную задачу. Тот, чьи мускулы развиты сильнее, поднимет больший камень. Симбионт - это возможность, он поднимает носителя на более высокую ступень существования, так и должно быть. Вам это недоступно, поэтому вам и думать об этом незачем, так что я не надеюсь на ваше понимание. Это все, что вы хотели сказать?
Это было очень странно. Кто-то заставил ее считать, что она сама лично – несущественна. Неужели это такая культура. Несущественен один человек в контексте Империи, но это не отменяет важности конкретной личности. Почему федераты сделали такое с ней? На секунду Ракар нахмурился.
- Я думаю об этом, потому что хочу понять. Вас. Для этого я здесь, про это наш проект. Научиться понимать друг друга. Мне понятно симбионтов. Но вы должны знать – что и сами вы – значительны.
"Для меня", чуть было не сказал, но это то, что не должно быть сказано.
- Мы собирались сходить к Энн, - перешел он другой теме. – В ближайшие два часа я буду занят, но это нужно сделать. Может быть через два или немного в другое время, еще не слишком поздно. Я думаю, что на сегодня ее лично-проектные дела уже завершены. Они наверняка связаны со следствием в ее отношении. Я свяжусь с вами, когда освобожусь, хорошо?
Квинтилия кивнула, соглашаясь.
-Конечно, - произнесла она, - Но если вы действительно заняты, я, возможно, могла бы начать разговор сама. Просто я знаю, что хотела бы сказать, и думаю, что это не займет много времени.
- Хорошо, - кивнул Ракар, - тогда успеха вам в этом. Я подойду как только смогу.
Он задержал на ней взгляд, сожалея об ограниченности времени. Но пора было уходить, он коротко поклонился, прощаясь, развернулся и пошел в стыковочное кольцо. В свою каюту, за оборудованием, без которого сказать то, что он собирался сказать на совещании у Лайтмана – обойтись было нельзя.
________________
с Квинтилией Перим


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
12 07 2016, 18:08:59 #200
Мори Джанир

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, ОПС, каюта Толан, каюта Корама, жилое кольцо


Во время разговора с послом Дохиилом Мори все время ожидала, что в любую секунду сработает ее комбейдж и установится связь с глинном Толан. Это было бы крайне неудобно, пришлось бы грубо ее отключить и, возможно, пропустить критичный момент в переговорах с Корамом, а потом извиняться перед Дохиилом и ссылаться на неполадки в системе связи старой кардассианской станции. Но, к удивлению коммандера, вызова не поступило. Это могло бы ее обрадовать… если бы не было так тревожно. Возможно, Толан просто решила не пользоваться этим предложением?
Оставив кардассианского посла обживать свой новый кабинет, Мори вышла на Променад, убедилась, что Дохиил за ней не следует, и подошла к одной из информационных панелей.
-Компьютер, где сейчас находится Илама Толан? - негромко спросила она.
- Илама Толан находится в своей каюте, - последовал незамедлительный ответ.
-Она одна в каюте?
 - Подтверждаю.
-Мори вызывает Толан. Глинн, как прошла ваша встреча с господином Корамом?
Ответ прозвучал не сразу, а когда кардассианка ответила, ее голос звучал несколько более напряженно, чем обычно. Впрочем, уже через пару слов это стало совсем незаметно.
- К сожалению, мне не удалось с ним встретиться, - разочарованно проговорила Толан. – Он не открыл дверь – вероятно, не хотел со мной говорить. Я думаю, это была не лучшая идея и лучше оставить его в покое.
-Но… но вы ведь пытались? - голос баджорки звучал слегка шокированно, - Вы ведь звонили много раз и сказали все, что хотели сказать, даже в закрытую дверь, не так ли?
- Нет, - немного раздраженно ответила Толан. – Он пребывал в отвратительном расположении духа после произошедшего на Променаде. То, что я хотела сказать, его настроение бы не улучшило, и тем более не предназначалось для ушей охранников. Все пошло не так, как мы планировали, и он очевидно не хочет видеть ни меня, ни вас, ни кого-либо еще, а корабль за ним уже прибыл… - снова последовала пауза. – Неужели вы не видите, что беседа сейчас не имеет никакого смысла – если только не задаваться целью еще больше его разозлить!
-Это ничего, - ответила Мори, - Ничего. У нас еще есть время все исправить.
Ее голос звучал спокойно и немного отстраненно, как будто она скорее думала вслух, чем обращалась к координатору проекта “Альфа”.
-Я поняла вас, глинн Толан. Конец связи.
Видимо, сегодня послу Дохиилу придется подождать новой встречи с коммандером дольше, чем он предполагал.

- Время, - хмыкнула Толан, когда связь уже отключилась. – Как будто бы оно у нас есть!
Вызов Мори застал ее на самом пороге каюты, куда она только что вернулась из «Кварк’c». Встреча была очень короткой, и в итоге Толан лишилась слитка прессованной в золото латины, зато приобрела два очень маленьких, легко скрывающихся в ладони флакона. «Не перепутай», - усмехнулся высокий инопланетянин с зеленой кожей и гребнями, передавая ей их. И правда, никаких надписей на прозрачной упаковке не было.
Женщина сделала шаг к столу и аккуратно положила их на металлическую поверхность. Разговор с Мори пришелся так не кстати – ей казалось, что она может выдать себя любимым неосторожным словом, что баджорка уже все поняла, что у нее ничего не выйдет… Она вздрогнула и резко обернулась – Толан не покидало ощущение, что из темноты каюты кто-то за ней наблюдает.
Кардассианка поддела горлышко флакона: левая рука сегодня совсем не хотела ее слушаться, как бывало всегда, когда она сильно волновалась, но с этим Толан за последние девять лет уже научилась справляться. Тот инопланетянин сказал, что здесь хватит на две порции, но так много ей было не нужно. Женщина аккуратно распечатала бутылку канара – в нос ударил терпкий сладковатый запах. Мори не обманула – это и правда был очень хороший напиток, даже жаль, что никто не сможет им насладиться. Она решительно вылила бесцветную жидкость без цвета и запаха в бутылку, ополовинив флакон, затем, подумав еще пару секунд, вылила и остальное.
Аккуратно запечатав пробку, женщина глубоко вздохнула. До этого ей приходилось убивать – но только на войне. Да – жестоко, да – в том числе голыми руками, но это были джем’хадар, а не ее соотечественники. И это не было так... подло. Она закрыла глаза, а когда через несколько секунд открыла их вновь, сомнения ее уже не мучали. Половину второго флакона она развела в стакане с водой и тут же выпила: почувствовался небольшой горьковатый привкус, но на фоне насыщенного вкуса канара он должен будет потеряться. Подействует ли это противоядие или нет, Толан узнает через пять-шесть часов: тогда, по словам инопланетянина, яд начнет действовать. К тому времени Корам уже должен улететь с Терок Нора…

***

Прошло чуть больше часа с тех пор, как Толан попытала счастье у каюты Корама. Сейчас она вновь подошла к дверям его каюты все в той же бутылкой канара на подносе и обратилась к охранникам:
- Как вы думаете, настроение господина Корама не улучшилось? – кардассианка выглядела очень спокойной и даже слегка улыбалась.
Охранники снова странно переглянулись, будто безмолвно решая между собой, кому следует говорить с Толан.
-По крайней мере, он больше не ругается, - пробормотал баджорец, - Даже удивительно.
- Видите ли, мэм… - начал землянин, - Господин Корам сейчас не один.
- Кто сейчас у него? – поинтересовалась Толан. Она не ожидала, что кто-то еще смог добиться аудиенции у рассерженного бывшего мэра, и эта информация несколько поколебала ее решительность. Неужели этот новый посол Дохиил сразу направился к Кораму?
-Коммандер Мори, мэм, - ответил баджорец, отведя глаза, - Она обошла код на двери с помощью своего доступа и вошла внутрь где-то минуту назад…
-Скорее, две, - поправил землянин, - Иначе бы вы ее успели увидеть сами, мэм.
Толан изменилась в лице, все ее спокойствие как рукой сняло. Она вспомнила слова и тон Мори, ее вчерашнее намерение пожертвовать собой, и все это начало складываться в пугающую картину.
- Я должна пройти внутрь, - решительно заявила кардассианка, и по ее выражению лица было видно, что она настроена очень серьезно.
Баджорец посмотрел на своего земного коллегу, тот отрицательно помотал головой. Затем СБшник перевел взгляд на Толан. Она была кардассианкой и у него не было никаких причин ей верить, но он все-таки решился.
-Я думаю, вы должны, - согласился мужчина, - Потому что она оставила мне это, чтобы никто не смог ее отвлечь. Я думаю, это странно.
Он протянул что-то Толан, и когда разжал пальцы, на его ладони тускло блеснула золотая федеральная “дельта”. Затем он отошел в сторону, набрал что-то на панели доступа, и дверь открылась.
В каюте, гораздо более просторной и обставленной лучшей мебелью, чем в комнате Толан, на пухлом черном диване восседал Велок Корам в золотистом костюме, как всегда плотно обтягивающем его круглую фигуру. Баджорка занимала кресло напротив и в момент, когда вошла Толан, как раз склонилась к невысокому столику, разливая какой-то напиток для мэра и себя. Увидев глинна, Корам с проворностью, которая была удивительной для его комплекции, положил пухлую ладонь поверх своего бокала, останавливая Мори.
-Это еще что за явление? - с наигранной суровостью осведомился он, - Неужели Илама Толан проглотила свою гордость и вернулась?
Когда Толан увидела дельту, ее глаза округлились, а кровь отлила от кожи. Ничего не сказав, она решительно зашла внутрь и остановилась на пороге, оценивая ситуацию. Если Мори пришла всего две минуты назад, она еще не успела сказать или сделать ничего, что нельзя было бы исправить. Поставив поднос на столик у входа, она изобразила на лице настолько приветливую улыбку, на какую только была способна, и поинтересовалась:
- Я не помешала?
-Что ж, проходите, раз пришли, - надул щеки Корам, - Но вам придется очень хорошо постараться, чтобы завоевать мое доверие снова. В конце-концов, вы виноваты не меньше, чем Федерация.
-Но вы ведь только что согласились дать аудиенцию мне, - мягко напомнила Мори.
-Я по пробке вижу, что тот напиток, который принесла она, лучше, чем то, чем пытаетесь угостить меня вы, - бросил Корам, - Пускай остается.
-Тогда позвольте…
Баджорка поднялась с кресла и прошла к столику возле двери, где стоял поднос.
-Что вы здесь делаете? - прошептала она, проходя мимо Толан.
Корам, похоже, пребывал в куда лучшем расположении духа, чем пугали охранники, но внимание Толан теперь занимал не он, а коммандер Мори.
- Благодарю, мистер Корам, - Толан вновь вежливо улыбнулась, но ее лицо оставалось серьезным и сосредоточенным.
Когда Мори направилась к подносу, она напряглась еще больше, и с большим трудом удержалась, чтобы не остановить ее. Как не вовремя этой баджорке понадобилось поговорить с Корамом! Почему именно сейчас! Этот яд вовсе не ей предназначался!
- То же, что и вы, - негромко ответила Толан на вопрос Мори. – Мне уйти?
Если она уйдет и заберет бутылку, то может быть еще не поздно будет все предотвратить…
Выражение лица Мори, обращенное к координатору, было положительным ответом на вопрос. Корам, разумеется, был слишком погружен в собственную значимость, чтобы заметить эти маленькие переговоры.
__________________
Написано совместно с Иламой
Продолжение следует...


May we all walk with the Prophets...
Offline  
12 07 2016, 18:11:15 #201
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Корама


Коммандер Мори взяла бутылку и вернулась к столу.
-Итак… на чем же мы остановились?
-Вы говорили о том, что пришли вовсе не ради работы, а чтобы принести извинения. Вы пришли за тем же? - мэр Корам сложил пухлые пальцы на животе и посмотрел на Толан, - Тогда можете начинать.
- Подождите! – прошептала Толан одними губами, но Мори уже отошла. Кардассианка впилась ногтями в ладони, но уже через мгновение обернулась к ним обоим и как ни в чем не бывало подошла к столу. Теперь уйти она не могла.
- Разумеется, - все тем же ровным – даже слишком ровным -  тоном ответила Толан, хотя слова Корама прошли настолько мимо нее, что она с трудом уловила их суть. – И я надеялась, что мы сможем уладить все недоразумения, которые между нами возникли. У меня никогда не было намерений вас обидеть или оскорбить.
Краем глаза она следила за бутылкой, а в голове проскользнула мысль, что у нее еще осталось противоядие, чтобы спасти Мори. Но лучше бы обошлось без этого!
-Ну же, я слушаю, - требовательным тоном сказал Корам, глядя на Толан.
Мори успела вытащить пробку, но тоже замерла с ней в руке.
Толан внимательно смотрела на бывшего мэра, эгоистичного и напыщенного, создавшего проблемы и способного создать еще большие. Желание довести свой план до конца зрело в ней с каждой секундой, но Мори… зачем эта глупая упрямая баджорка вообще сюда пришла! Толан скрипнула зубами: она не может так рисковать сейчас, она никогда себе не простит, если с Мори что-то случится.
Кардассианка сделала предупреждающий жест рукой, чтобы Мори пока не разливала напиток, и подошла еще ближе к дивану, на котором сидел Корам, но так и не села.
- Я хочу принести свои извинения за то, что пренебрегла своим гражданским долгом и не сразу посвятила Центральное командование в ситуацию, произошедшую на Волане II. Я также извиняюсь за то, что допустила к вам кадета Лайтмана, ведь вместо этого вы должны были сразу отправиться на Кардассию и ответить за свои действия. Теперь, я надеюсь, между нами нет недоразумений.
Толан перевела дыхание. Вовсе не так она планировала провести беседу с Корамом за бокалом канара, но, по крайней мере, она еще может спасти ситуацию. Пусть и выставив себя истеричкой в глазах Мори и потеряв последние капли ее уважения.
-Да-да, все так, - от удовольствия Корам даже причмокнул губами, но в этом время глинн все еще продолжала говорить, и когда она дошла до своих последних слов, выражение его лица резко изменилось, - Что? Что значит “ответить за свои действия”? Это уже вовсе не милые слова, глинн Толан!
- Только то, что вы должны быть готовы к тому, что могут появиться вопросы, - к Толан вернулся ее ровный, даже дружелюбный тон. – Представитель Центрального командования уже прибыл на станцию, и, я уверена, захочет поговорить с вами насчет ваших действий и их последствий для кардассианского населения Волана II.
Разумеется, Толан понятия не имела, зачем этот кардассианский посол вообще прибыл. И уж тем более не была уверена, что он собрался в чем-то обвинять мэра Корама. И даже отдавала себе отчет, что ее слова могут не сработать. Но почему-то испытывала большое удовольствие от того, что смогла это, наконец-то, сказать.
-Вы опять мне угрожаете? - процедил Корам.
-Госпожа Толан… - предостерегающе произнесла Мори.
- Даже не думаю, - покачала головой координатор. – Просто предупреждаю. Но вы ведь наверняка уже подготовились ко всем вопросам, которые вам будут задавать – здесь или на Кардассии?
-Какие еще вопросы? - заерзал на месте мэр.
Толан наконец-то присела в кресло напротив, точно приготовившись к долгой беседе. Она принципиально не смотрела в сторону Мори: пусть та думает, что угодно, но сейчас ей лучше было бы просто уйти отсюда. Лучше для всех!
- Например, почему вы оставили гражданское население на планете без помощи – были пострадавшие, и они могут свидетельствовать против вас. Или не остались, чтобы отдать распоряжения гарнизону. Или… - тут Толан сделала драматическую паузу, - почему вы обратились за помощью к Федерации, а не к Кардассии. Ведь кто-нибудь может расценить это, как предательство, - с ее голоcе проскользнуло сочувствие.
-Потому что связи не было! И потому что с Федерацией мы союзники, и вы были ближе! - воскликнул Корам, всплесную руками, - Что, я должен был просить федеральный катер отвезти меня на Кардассию?!
- Пожалуйста, не волнуйтесь, господин Корам, - спокойно и негромко произнесла Толан. Она перевела взгляд на Мори, а затем вновь обратилась к бывшему мэру: - Возможно, нам стоит подумать над правильными ответами, - еще один быстрый взгляд на баджорку, - но эта тема касается только граждан Кардассии, не так ли?
-Действительно, ведь мы здесь не для того, чтобы говорить о работе? - улыбнулась коммандер Мори.
-Тогда зачем? - Корам подозрительно посмотрел на глинна.
- Я пришла предупредить вас, - пожала плечами Толан, вновь поглядывая на Мори – на этот раз раздраженно. - Чтобы вы были готовы. Кто знает, как скоро ситуация может измениться. А вы, коммандер? О чем хотели поговорить вы, и что было бы важнее положения господина Корама в глазах кардассианского правосудия?  - с нажимом поинтересовалась она.
-А я надеялась на приятный вечер с высокопоставленным гостем, ведь это моя привилегия, как командующего станцией, - легко ответила баджорка, не обращая внимания на взгляды, которые метала в ее сторону глинн, - Нечасто выпадает такая возможность. Я бы пригласила вас на ужин в свою каюту, но вы же понимаете - свободно перемещаться по станции вам нежелательно, господин Корам. Ради вашей же безопасности…
Корам закивал с важным видом.
-Да-да, после нападения этой фурии сегодня. Будьте уверены, я буду жаловаться! И я все еще жду официальных извинений.
-Не волнуйтесь, я предоставлю их вам в письменном виде, а пока выпейте… - Мори, наконец, наполнила один бокал и повернулась к глинну Толан, - Так значит, вы считаете, что у мэра Корама могут быть проблемы?
- Извинения непременно будут предоставлены, я прослежу за этим, - отстраненно проговорила Толан, глядя, как темная густая жидкость медленно наполняет стакан, и снова внутренне холодея. – Я бы предложила оставить эту бутылку на потом, когда мы убедимся, что никаких проблем не возникнет, и мы сможем это отпраздновать. Потому что пока я не могу гарантировать, что вы находитесь в абсолютной безопасности, мистер Корам, ведь за вами уже прибыли.
-И какой благородный поступок с вашей стороны зайти и предупредить об этом, не так ли, господин Корам? Глинн Толан - вам друг, - со сладкой улыбкой вставила Мори.
-Что значит “вы не можете гарантировать”? - возмутился Корам, - Я все сделал правильно, я спасал самое важное для Кардассии на этом пыльном камне - себя! Если бы в резиденции тогда был мой начальник безопасности, он поступил бы так же. Спросите Тенму! Вам не в чем меня винить. И в любом случае, я вам не поверю, пока не услышу то же самое из уст кого-нибудь более высокопоставленного, чем какой-то глинн!
- Разумеется, друг, - в тон баджорке ответила Толан. – Стала бы я иначе предупреждать вас, что посол с Кардассии уже прибыл за вами, и давать вам время… обдумать ваши решения. Я вас вовсе не виню, но вы правы – к сожалению, говорить вам придется не со мной, а кем-то вышестоящим. Для вас эта история только начинается. Вы же представляете, как ведет беседы Обсидиановый Орден? – как бы невзначай проговорила она, откидываясь на спинку кресла и пытаясь унять дрожь.
-О… О… Обсидиановый орден? - кардассианец побледнел, а Мори с интересом посмотрела на координатора, - Нет, вы опять просто пугаете меня! Когда вы извинялись, мне нравилось больше!
- Пугаю? – удивленно проговорила Толан, наблюдая за его реакцией. – Зачем мне это надо? Я могла бы и дальше извиняться, но мы с вами – деловые люди и понимаем, что не стоит тратить драгоценное время, которого у нас и так немного. К тому же этот разговор не обо мне, а о вас. Теперь вы понимаете, почему я хотела поговорить наедине? – доверительно добавила женщина.
-Нет-нет-нет! - затряс головой Корам, - Я больше не желаю это слышать! И не желаю видеть вас обеих! Вы обе только и хотите… - он оборвал себя на полуслове и вдруг очень внимательно посмотрел на кардассианку, - Вы ведь здесь только из-за своего кадета, не так ли? Его жизнь - сейчас в моих руках, помните? Поэтому вы пришли и даже выдавили из себя какое-то подобие вежливости?
- Вы настолько боитесь, что даже не можете себе признать, что я действительно могла придти из-за вас? И да, вы правы, судьба моего кадета меня тоже волнует, но его обвинение менее серьезно, чем… – Толан сделала паузу и выразительно посмотрела на Корама, а затем поднялась со своего места с намерением уйти.
-Так вы хотите спасти его или нет? - возмутился Корам.
- А почему вас это волнует? –  женщина остановилась и обернулась.
-Возможно, мы сможем договориться… - заговорщицки начал мэр.
- Вот как? – Толан постаралась не показывать свою заинтересованность, но почувствовала, что сердце забилось быстрее. – Да, я хочу его спасти. Потому что я представляю здесь интересы Кардассии, и, если кадету Лайтману и всему проекту придет конец, это плохо скажется на репутации нашего государства на международной арене. Уверена, что вы не хотите этого так же, как и я.
-Тогда будьте хорошей и идите сюда, - Корам похлопал по месту на диване возле себя.
Глаза Толан округлились, она встретилась взглядом с Мори, но ничего той не сказала.
- Я вас слушаю, - отклонять предложение Корама кардассианка не стала, хоть в ее голосе и читалось недоверие.
Мори подалась вперед, в то время как Корам нагнулся очень близко к шее Толан и с придыханием произнес:
-Вы поможете мне, и я помогу вам… Узнайте у посла, что он задумал насчет меня, и я подумаю насчет вашего кадета.
На губах Толан мелькнула тень довольной улыбки, которая тут же скрылась за привычной непроницаемой маской.
- Я сделаю это, - негромко произнесла она. – Но это займет время.
Взгляд кардассианки снова остановился на бутылке, напоминающей, что эта история еще не закончилась. Но не сегодня – сегодня Корам заслужил шанс.
-У вас нет времени, - так же вкрадчиво и тихо сказал Корам, - Вы сами сказали, что за мной уже прислали корабль. Поэтому ваш срок - до утра.
- Тогда и вы к этому времени должны принять окончательное решение, - с улыбкой проговорила Толан, поднимаясь со своему места и забирая бутылку. – Мы выпьем это, когда нам будет, что праздновать. Было приятно с вами пообщаться.
_____
Совместно с Мори и Корамом
Offline  
12 07 2016, 18:13:13 #202
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, коридор, каюта Толан


Толан чеканным шагом для по коридору и пыталась справиться с крупной дрожью. Столько раз за этот разговор она боялась, что кому-то из них все же достанется яд, и эта мысль не давала ей возможности мыслить здраво. Что это вообще был за бред про Обсидиановый Орден? Почему она обвинила незнакомого посла в том, о чем, он скорее всего, и понятия не имеет? Эту беседу можно было назвать, пожалуй, самой неловкой и странной за всю жизнь Толан, но ее итог удивил даже ее саму – неужели удастся повлиять на Корама, не прибегая к убийству? Она так свыклась с мыслью, что его смерть будет на ее руках, что не могла поверить в избавление.
За ее спиной послышались легкие шаги, и скоро ее догнала Мори. Где-то с минуту женщины шли молча, пока, наконец, баджорка не сказала:
-Это прошло… иначе, чем вы ожидали?
Толан вздрогнула, когда ее нагнала Мори, а в голове снова всплыли мысли о том, что она только что своими руками чуть было ее не погубила.
- Несколько… иначе, - ответила кардассианка после нескольких мгновений тишины. – Зачем вы оставили свою дельту охране?
-Я не хотела, чтобы меня беспокоили, к тому же, после сегодняшнего вечера… впрочем, теперь это уже неважно, - ответила Мори и задала встречный вопрос, - Что с канаром?
- Я боялась, что вы наделаете глупостей, - призналась Толан и посмотрела на бутылку в своей руке: - Вам бы он не понравился.
Мори понимающе кивнула. Некоторое время они шли в молчании, пока баджорка снова его не нарушила.
-Мне хотелось бы надеяться, что сегодняшний вечер останется между нами. Потому что мы обе… едва не наделали глупостей.
- Да, - охотно согласилась Толан, но так и не смогла выдавить из себя улыбку. Она почувствовала себя неожиданно опустошенной и усталой, а ведь ей еще предстоял разговор с новым кардассианским послом. – Ничего не было.
-Я обещала послу встретиться с ним сегодня еще раз, - сообщила Мори, - Но если хотите, могу уступить его сперва вам.
Кардассианка кивнула.
- Вы уже видели его? Какое он произвел впечатление? Сейчас он – хороший шанс воздействовать на Корама. Своя шкура ему дороже, чем судьба Лайтмана, и он может пойти на уступку.
-Джарин Дохиил, он… - баджорка задумалась, вспоминая свою встречу с кардассианским послом, - Пока сложно судить. Он вежлив и дружелюбен, но у него явно здесь есть какая-то миссия, потому что первое, что он захотел сделать на станции - это осмотреть свое рабочее место. Думаю, он четко знает, чего хочет и готов этого добиваться любой ценой. Железный кулак в бархатной перчатке. Впрочем, все хорошие политики таковы, не так ли?
- Да, - задумчиво кивнула Толан. Разумеется, у него есть миссия! Она в этом ни на секунду не сомневалась. Может ли эта миссия быть связана с проектом? С Корамом? С ней самой? – Я постараюсь узнать, - ответила она своим мыслям.


Оказавшись, наконец, в своей каюте, Толан сразу же заперла бутылку в шкафу: хоть первым порывом и было вылить отравленный напиток, что-то подсказало ей, что пока этого делать не стоит. Только сейчас она заметила, как сильно дрожат руки. Ей хотелось упасть в кровать и проспать до следующего утра, а может быть и всю неделю, но Корам не будет ждать, как и этот посол, с которым ей предстояло познакомиться прямо сейчас. Но сначала ее ждал душ – обычный, а не акустический, самый горячий, который только можно было вытерпеть. Можно было представить, что горячая вода проникает до самых костей, смывает все события сегодняшнего дня, все воспоминания и эту неудавшуюся попытку покушения. Как будто бы ничего и не было…
И все равно, когда через бесконечные пятнадцать минут Толан выключила воду, она все еще чувствовала себя грязной. Она быстро оделась обратно в свою форму, убрала волосы в строгий пучок, стараясь не смотреть в зеркало, и активировала компьютерный терминал.
- Компьютер, определить месторасположение Джарина Дохиила.
_____
Совместно с Мори
Offline  
14 07 2016, 14:44:12 #203
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла -> Бар “Кварк’с”


Джарин ещё какое-то время сидел с паддом в руках, внося пометки в своё расписание, но потом понял, что хочет есть. В конце концов, баджорка наверняка вызовет его по станционной связи, когда захочет поговорить. Назначив встречу галу Тибеку, он отправился в "Кварк'с" - самое известное заведение в Баджорском секторе.

***

- Зачем тебе понадобилось это заплывшее жиром ничтожество? - поморщился капитан "Виетора".
- Как грубо, Крелл, - Джарин поцокал языком и притворно-осуждающе покачал головой. - Этот человек долгие годы поддерживал порядок на таком образце непокорности как Волан II.
- Ага, местные боялись сказать слово поперёк, чтобы Корам нечаянно не лопнул и не забрызгал всех...
Джарин, как раз взявший в рот очередной кусок мяса, поморщился и выразительно взглянул на товарища.
- В общем, ничем не могу помочь, - тут же сменил тему капитан. - Мне приказано его забрать и доставить на Кардассию...
- А приказы не обсуждаются, - закончил за него дипломат. - Хорошо, с Центральным командованием я свяжусь сам. От кого, говоришь, приказ исходил?
- Приказ исходил от самого легата Таррела.
- Ну конечно, от кого же ещё. Ладно, постараюсь разобраться в этом деле, а ты всё же проведи диагностику всех систем.
- Послушай, Джарин, мне и правда... - начал было отмахиваться капитан, но тут же был заткнут.
- Мне нужна твоя помощь, друг мой, а не эти бесконечные оправдания. Твоя карьера взлетела вверх, когда я пошёл в дипломаты, но она так же легко может застопориться на всю твою оставшуюся жизнь.
- Тебе-то легко говорить, ведь ты ничем не рискуешь... В общем, так! Добудешь разрешение Центрального командования - я прикажу хоть весь корабль разобрать и заново собрать, а пока - извини. Мне пора.
Кардассианец встал и, кивнув из вежливости, направился на выход, оставив посла в одиночестве. На самом входе в «Кварк’c» он встретился с еще одной своей соотечественницей в военной форме и со знаками отличия глинна. Толан коротко кивнула ему, быстро сверив его внешность с изображением Джарина Дохиила, которые смогла найти. Это был не он, но такое количество кардассианцев на Терок Норе вызвало у координатора приятные чувства. Это было как-то… правильно.
Оглядев первый уровень бара, она без труда нашла посла Дохиила и, поколебавшись пару секунд, направилась к нему.
- Гал Дохиил? – обратилась она к мужчине, остановившись на расстоянии одного шага от его стола. – Глинн Толан, координатор проекта «Альфа». Я вас не отвлекла?
Кардассианец поднял голову и кивком указал на стол.
- Я знаю, кто вы, - быстро улыбнулся он. - Рад встрече, глинн. Как дела на проекте? Наши федеральные союзники и все остальные довольны вашим руководством?
«Ну конечно, он знал, - отстраненно подумала женщина. – Это только я здесь ничего не знаю….»
Но вслух она этого, конечно, не сказала. Толан села напротив гала Дохиила, стараясь выглядеть доброжелательно и спокойно, но она сама чувствовала, что усталость сегодняшнего дня сказывается на ней не лучшим образом, она начинает терять концентрацию и внимательность, а притворяться становится все тяжелее.
- Все хорошо, - с легкой улыбкой ответила она. – Пока никто не жаловался, могу надеяться, что и дальше проблем не возникнет.
Толан понятия не имела, насколько гал Дохиил был посвящен в дела проекта и недавнюю ситуацию на Волане II, из-за которой трое ее кадетов теперь находились под домашним арестом, зато была уверена, что это его точно не касается, а ее непосредственным руководителем все еще является легат Таррел.
- Как вы добрались на… - «ДС9? Терок Нор?» - Толан не была уверена, какое название лучше использовать, поэтому после секундной паузы просто добавила: - станцию? Я не знала, что сюда направили кого-то еще с Кардассии.
- Добрался быстрее, чем ожидали на Терок Нор, - ответил дипломат, не сводя глаз с координатора. - Впрочем, это даже к лучшему - быстрее смогу приступить к своим обязанностям.
Толан кивнула, как бы принимая его правила игры. Пока она не понимала, чего от него ожидать, и аккуратно взвешивала каждое слово.
- Тогда добро пожаловать! Приятно видеть здесь соотечественников, - это она произнесла совершенно искренне. – Я надеюсь, ваше пребывание здесь будет успешным. Разумеется, вы всегда можете обращаться ко мне по любым вопросам, гал.
- Расслабьтесь, глинн, - улыбнулся Джарин, хотя по тону было ясно, что возражения не допускаются, - я здесь чтобы представлять интересы Кардассии перед Федерацией, а не чтобы вами командовать.
Он на мгновение нахмурился и с едва уловимым оттенком обеспокоенности произнёс:
- Вы неважно выглядите, словно работаете на пределе сил. Может хотите перекусить? - кардассианец поймал взглядом ближайшего официанта-ференги и лёгким кивком позвал его к столу.
Толан с некоторым облегчением выдохнула:
- Благодарю, гал Дохиил. Сегодня был сложный день.
_____________________________
С галом Тибеком и глинном Толан


For Cardassia!
Offline  
14 07 2016, 14:45:23 #204
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Станция ДС9, Бар “Кварк’с”


Только когда официант подошел к ним, Толан поняла, что сегодня практически ничего не ела – даже на фуршете она едва успела надкусить что-то с кардассианского стола, как ее сразу же отвлекла журналистка. Она не чувствовала себя голодной, но понимала, что не помешало бы что-нибудь съесть – вот уже и вышестоящий офицер заметил, что она устало выглядит.
- Рагу забу, - кивнула она ференги и обратилась уже к Дохиилу: - Здесь неплохая кардассианская кухня. Старая традиция.
- Я заметил, - кивнул в ответ дипломат и, сдержав улыбку, добавил. - Так и должно быть, ведь это кардассианская станция, хоть она сейчас и под командованием наших... союзников. Даже стены здесь такие, какими и должны быть. Это приятно: не придётся чувствовать себя так далеко от дома.
Чуть помедлив, он сказал, добавив в голос немного заинтересованности:
- Здесь так мало наших соотечественников. Как вы справляетесь с тоской по дому, глинн?
- Вы правы, пару раз я даже забывала, что нахожусь не дома, - призналась Толан. – Правда, только на мгновение. Но меня назначили на Терок Нор совсем недавно – с началом проекта. Не слишком долгий срок, чтобы успеть заскучать. К тому же, сейчас здесь находится несколько кардассианцев с Волана II. Вы, может быть, уже слышали о них? Это гил Тенма - участник проекта «Альфа», Карисса Яккат с сыном, Велок Корам со своим поваром… - она сделала паузу, выжидательно глядя на Дохиила. Еще до того, как он успел ответить, перед их столом материализовался официант с заказом Толан, и только тут она поняла, как сильно на самом деле проголодалась.
Мужчина хмыкнул каким-то своим мыслям, а потом заговорил гораздо более серьёзным тоном:
- Разумеется, я о них слышал. Глинн Толан, я хотел бы дать понять всем кардассианцам на станции, что они могут обращаться ко мне, при необходимости. Меня официально назначили, чтобы представлять интересы Кардассии на Терок Нор, и это включает в себя и заботу о наших согражданах. Пожалуй, мне стоит нанести визит вежливости господину Кораму. Желаете составить компанию? Можем пойти прямо... - дипломат улыбнулся и поправился, - как только закончите свой ужин.
Толан медленно прожевала кусок мяса, используя эту возможность, чтобы получше рассмотреть Дохиила. В которой раз она пожалела, что не телепат – по лицу мужчины невозможно было угадать его намерения, но и свои она сдавать не собиралась. Даже если у них были общие интересы, сейчас она не могла ему доверять.
- Я уже недавно была у него, - ровным тоном проговорила женщина, откладывая вилку. – Он сказал, что уже поздно, и он хотел бы отдохнуть – я думаю, визит вежливости может подождать до завтра. Если только это не важное дело, не терпящее отлагательств…
- Вот как? - вновь улыбнулся кардассианец. - Ну что же, не хотелось бы отвлекать господина Корама от его... отдыха. Завтра ему предстоит долгий путь на Кардассию, я слышал. Пусть выспится в последний раз. На этой станции, я хочу сказать, - неожиданно рассмеялся он, не сводя, впрочем, глаз с Иламы.
- В последний раз, - Толан встретилась взглядом с галом и замерла. Она чувствовала, что у нее не хватит сил снова ходить по лезвию бритвы в разговоре, подбирать слова и хитрить, но это был шанс, который она не могла упустить. – Может быть, ему что-нибудь передать? Знаете, я беспокоюсь за господина Корама – пусть он и не самый приятный человек в общении, но он кардассианец, и я не могу его просто так бросить. А после ситуации на Волане II его положение все еще под вопросом… Может быть, вы знаете, что ждет его на Кардассии?
- Я и не знал, что вы стали так близки за столь короткий срок, - улыбнулся Джарин, но в глазах промелькнуло то ли удивление, то ли разочарование. - Я не знаю всего, через что придётся пройти господину Кораму, но, как вы заметили, он кардассианец, и относиться к нему будут как к кардассианцу: все обстоятельства его... поступков будут всесторонне изучены и оценены, после чего будет вынесено решение.
Дипломат понизил голос и слегка наклонился над столом.
- Вы полагаете, ему может потребоваться чья-то помощь? - спросил он.
Толан кивнула своим мыслям и не смогла сдержать довольной улыбки. Ей будет, что сказать Кораму, и на что обменять спасение Артура – и даже не придется обманывать, как она собиралась сделать, если бы ответы Дохиила ей не понравились.
- Помощь? Что вы имеете в виду?  Я полагаю, ему есть, что рассказать, и с этим он справится без нашей помощи, - покачала она головой и усмехнулась: - Мы не были близки. Но это не значит, что меня не интересует его судьба. Ситуация на Волане II на всех оказала сильное впечатление, и на меня в том числе… Хотя не думаю, что вам это интересно, прошу меня простить, гал! – женщина вновь уткнулась в свою тарелку, но рагу уже начало остывать и не казалось больше таким аппетитным. Она поковыряла мясо вилкой и вновь ее отложила.
- Возможно, ему стоит поговорить со мной, - серьёзно сказал Джарин, наблюдая за реакцией Толан. - Прямо сейчас, пока у меня есть время. Но, раз уж вы затронули тему Волана II... - мужчина изобразил искреннюю заинтересованность, - как же именно ситуация там повлияла на вас?
- В зависимости от того, какие у вас цели, - также серьезно ответила Толан, глядя прямо на гала. – Я полагаю, он справится сам. К тому же завтра он покидает Терок Нор и перестает находиться в вашей сфере ответственности. Однако я лишь высказываю свое мнение, гал Дохиил, вам решать, как поступать. Возможно, господина Корама стоит просто оставить в покое, - она отодвинула тарелку с остатками порции. – Что касается Волана II… Это непростая тема. Я бы предпочла вернуться к ней в другой раз, если вы не возражаете, - Толан улыбнулась, но улыбка получилась какой-то вымученной. 
- Цель у нас, полагаю, одна и та же - служить Кардассии, не так ли, глинн? - полуутвердительно произнёс Джарин с серьёзным выражением лица, но потом стал выглядеть более расслабленно. - Но вы, пожалуй, правы: пусть господин Корам отдохнёт. Ну а если надумаете поговорить о Волане II, проекте "Альфа" или чём-либо ещё - мой кабинет открыт для вас, - мужчина улыбнулся. - Не желаете позавтракать вместе утром? Кардассианцев на Терок Нор сейчас мало, и нам стоит держаться вместе.
- Разумеется, гал Дохиил, - Толан выпрямилась на своем стуле и теперь сидела с идеально ровной спиной, глядя прямо на вышестоящего офицера, - и я надеюсь, что у вас не возникло сомнений в моей преданности Кардассии. И благодарю за приглашение, я с удовольствием его приму. Вы правы, нас мало, и мы должны доверять друг другу. А теперь, если вы позволите, я должна идти, - женщина поднялась со своего места и встала, не отрывая взгляда от Дохиил и ожидая, когда он позволит ей уйти.
- Тогда больше не задерживаю, глинн, - ответил мужчина, с улыбкой смотря на Иламу. - Увидимся завтра утром.
Пока Толан не скрылась из виду, Джарин едва заметно провожал её взглядом. Если бы кто-то заметил его в этот момент, то мог бы подумать, что кардассианка дипломату очень понравилась, но стоило той скрыться в проходе, как его лицо вновь приняло серьёзное выражение. Посидев ещё минут десять, он встал и быстрым шагом покинул бар.
________
Совместно с Джарином Дохиилом
Offline  
14 07 2016, 15:59:25 #205
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Каюта Энн Уильямс


На вызов Энн Уильямс не ответила. Утара прошлась по своей каюте, сделала запрос компьютеру и убедилась, что девушка у себя, значит просто не хочет никого видеть. Как лучше пступить? Подождать, пока успокоиться, пойти сразу? Советник была практически уверена, что пойти: по её наблюдениям ожидание и неизвестность действовали на Энн не лучшим образом. К тому же в прошлый раз она сама была уверена в том, что дознание в отношении мисс Уильямс будет если не формальным, то, во всяком случае, достаточно доброжелательным, и ошиблась. Ошиблась, но сама Энн могла счесть это притворством. В такой ситуации всегда лучше разобраться сразу.
Позже возле каюты Энн советник попросила Т’Мир, приставленную к её дверям, спросить у мисс Уильямс, не возражает ли она против визита. Это важно – знать, что можешь сказать «нет».
– Мисс Уильямс, к вам посетитель, - бесстрастно сказала Т’Мир включив внутреннюю связь с каютой.
Как и в случае с вызовом по коммуникатору, никакого ответа не последовало.
Утара несколько секунд подождала ответа, затем заговорила сама:
– Мисс Уильямс, я пришла узнать, как прошло ваше слушание. Если вы не хотите меня видеть, вы можете это просто сказать, я не заставлю вас говорить со мной насильно.
И снова - только тишина.
Во взгляде Т’Мир блеснуло что-то похожее на интерес, но затем она отвела глаза и постаралась максимально слиться со стеной.
– Ну, что ж, – Утара встретилась взглядом с Т’Мир и произнесла спокойным и миролюбивым тоном: – Раз так, давайте войдём, убедимся, что ваша подопечная жива и здорова, и я откланяюсь. Всякий имеет право побыть в одиночестве... правда, в этом случае проще всего вежливо попросить вас не беспокоить.
Последние слова предназначались Энн – связь ещё была включена, и она должна была из услышать.
– Да, мэм, - коротко ответила Т’Мир и открыла дверь в каюту.

Энн лежала на своей кровати, отвернувшись к стенке, но как только дверь открылась, она резко подскочила и обернулась на вошедших. Не нужно было быть хорошим наблюдателем, чтобы увидеть, что глаза девушки покраснели и распухли от слез. Она посмотрела на свою охранницу и советника со смесью удивления, злости и отчаяния, но даже не встала, когда они вошли.
– Что вам надо?
Т’Мир впустила советника, но сама осталась за порогом и почти сразу же закрыла дверь. Дальнейший разговор ее не касался.
– Я сказала, что мне надо, – с мягкой укоризной сказала Утара, – узнать, как прошло ваше слушание, и чем я могу вам помочь. Вы не отвечали, это вызвало тревогу за вашу жизнь.
Это была чистая правда, Утара слышала о случаях, когда юноша или девушка, вообразив, что ситуация безвыходна, свершал необдуманный и фатальный поступок. Самой стать свидетелем подобного – это был один из худших её кошмаров.
– Если хотите побыть одна, я уйду, – добавила болианка, – но, может быть, вы захотите рассказать обо всём. Я уже вижу, что ошиблась в своих предположениях, и всё это не было простой формальностью. Давайте попробуем понять, что с этом можно сделать.
– Все со мной в порядке, - проворчала Энн, хотя весь ее вид свидетельствовал об обратном.
Она уселась на кровати, подобрав под себя ноги, и старалась не смотреть на советника. В руках она крутила какое-то украшение, которое быстро спрятала в кулаке, когда, наконец, обернулась к Рилл.
– Вы все равно ничем не поможете. Вы уже пытались, сказали, что все будет хорошо, что надо просто все честно рассказать… – ее голос дрогнул. – Это было только начало. Они хотят, чтобы я предала своих, шпионила на Федерацию, иначе…
Девушка не договорила, только крепче сжала кулак с украшением.
– Иначе?.. – Утара села в кресло и облокотилась на стол. – Дитя моё, с этого момента уже начинается то самое, чем я могу помочь, потому что это называется «психологичекое давление», причём выходящее за рамки законных оснований. И первое, что я собираюсь предложить – это добиться разрешения на моё присутствие на слушании, чтобы представлять ваши интересы. Они не имеют права отказать вам в присуствии психолога, как на суде не имеют права отказать в присуствии адвоката. А теперь, расскажите подробно, чем именно вам угрожали, и что именно от вас требовали.
– И как это поможет? – недоверчиво пробормотала Энн, но в ее голосе скользнула бледная тень заинтересованности. – Это не было официальное слушание. И там была Толан – думаете, она хоть что-то сказала в мою защиту? Все считают, что я принадлежу к маки, даже если маки нет уже десять лет!
Энн закусила губу и отвернула лицо, чтобы советник не увидела предательскую слезинку в углу глаза. В другой ситуации она никогда бы не позволила другим увидеть себя в расстроенных чувствах. Но сейчас ей внезапно стало все равно.
– Они спрашивали про моих родственников и друзей, про Волан II, про наши ресурсы, оружие, контакты… Какое они имеют право? Я не обязана выдавать эту информацию, - проговорила она как бы в оправдание. – А потом они перешли к… Нет, они не угрожали. Но вы знаете, как федераты умеют это делать! Вы никогда не говорите прямо и честно, так ведь? – Энн с вызовом посмотрела на болианку, а потом продолжила: - И этот человек – Эпплби – он сказал, что он из Бюро Индустриализации, но я ему не верю. Они сказали, что если я откажусь сотрудничать, мне представят «обвинения в пособничестве анти-федеральным группировкам». И в шпионаже. Ну что, вы все еще уверены, что сможете мне помочь? - усмехнулась она, но как-то совсем невесело.
– Да, – кивнула Утара, – Именно потому что они действуют против правил. Если бы они соблюдали этические правила хотя бы формально, мне было бы труднее. Для начала они должны были хотя бы ради приличия пригласить на слушание советника проекта или для начала проконсультироваться со мной. Этого они не сделали. И они не имели права опускаться до шантажа, даже если сами считают его неочевидным. Теперь они сами дали мне право вмешаться хотя бы в роли наблюдателя и того, кто будет протоколировать всё, что находится в его компетенции, а в компетенции психолога находится достаточно много, чтобы большинство чиновников не хотели увидить их не вполне чистую игру на страницах его отчётов.
Энн только покачала головой: судя по всему, она не слишком верила в слова советника и воспринимала их с определенной долей скептицизма.
– И вы уверены, что вас пустят? – вскинула она брови. – А даже если так – у них ведь есть все основания обвинять меня в том… в чем они обвиняют. По отчетам некоторых, в моих действиях на Волане II можно усмотреть какой угодно состав преступления, да и всем итак известно, кто мой отец!
Болианка развела руками.
– Я не уверена, но я не собираюсь сидеть, сложа руки. Я попытаюсь добиться присутствия, и если это получится, буду следить за тем, чтобы с вами обращались согласно общепринятым правилам. И одно из этих правил гласит, что люди овтечают только за свои собственные действия, а не за действия своих родственников. Что кроме родства с вашим собственным отцом вам пытались вменить в вину?
 Энн отвела взгляд, будто бы искала ответ на стене. Ей не слишком хотелось отвечать на этот вопрос, но рано или поздно все равно бы пришлось.
– Пособничество мятежникам. Действия против кадетов из проекта «Альфа», - нехотя проговорила она. – И не знаю, что они придумают еще.
– В чём это по их мнению выражалось? – поинтересовалась Утара.
– Подробности я узнаю завтра – они перенесли вторую часть допроса. Вы же читали мой отчет, да? Я написала всю правду!
– В таком случае, я не вижу причин вас осуждать. Не ждали же они, что вы выступите открыто против всех! Вне зависимости от ваших побуждений, вас бы просто заперли в том ангаре вместе с другими тремя участниками проекта. Энн, очень важно, как вы сами оцениваете ваш поступок! Если в душе у вас есть чувство вины – не важно, справедливо оно или нет – на этом могут сыграть. Порядочного человека легче всего сломать именно на чувстве вины, всё остальное большинство достойных людей может выдержать.
Уильямс изучающе посмотрела на советника. Может ли она быть заодно с этим Эпплби и другими федератами? Возможно, ее просто прислали, чтобы выведать побольше информации – как будто мало того, что Энн уже сказала и написала!
– Я верю в то, что все делала правильно, - проговорила девушка. – Но мое «правильно» может отличаться от вашего. Вы придете завтра? Вот и прекрасно, тогда вы сами все увидите!
– Это не имеет значения… я хочу сказать, то, насколько моё «правильно» отличается от вашего, не имеет значения. Важно то, до какой степени вы сами верите в свою невиновность. И вам не обязательно рассказывать об этом мне, важно, чтобы вы сами поняли, могут или не могут другие люди манипулировать вами через чувство вины.
Болианка понимала, что разговор окончен, но было у неё ещё нечто, что нужно было донести до Энн Уильямс.
– Есть в этом вопросе ещё один важный акцент – сказала она. – Если вы дадите показания, которых хотите избежать, скажете что-то, что повредит вашей планете или вашей семье, у вас появится комплекс вины уже перед ними, и шанс оказывать давление появится у любого, кто захочет сыграть теперь и на этом. Помните об этом, когда вам станет особенно тяжело сопротивляться. Помните ещё и о том, что ваше разбирательство проводит Федерация и по законам всё той же Федерации: никто не в праве исключить вас из Академии или отчислить из проекта за то, что вы реализуете своё законное право не давать показаний против семьи. Это – закон, он защищает всех, а значит и вас он защищает тоже.
– Я никогда не стану давать показания против моей семьи или моей планеты, - очень тихо, но отчетливо произнесла Энн. – Этого они не добьются! Но вы слишком хорошо думаете о законах вашей Федерации, если считаете, что они отпустят меня просто так.
– У меня не было причин думать о них плохо, – возразила Утара. – Да и другим на этот закон жаловаться не приходилось: если бы его не было, всё было бы намного хуже. Сейчас у вас проблемы не с законами, а с людьми, и как раз именно законы могут стать вашей опорой. Законы, те люди, которые их чтут, и ваше собственное мужество.
Энн нахмурилась, желая было возразить, но потом глубоко вздохнула и наконец-то посмотрела прямо на советника.
– Мои проблемы в том, что все видят во мне только маки, - серьезно проговорила она. – И другие кадеты проекта – не исключение. На допросе со мной и вовсе говорили, словно не было этих последних 10 лет, а маки все еще терроризируют Федерацию. Но не волнуйтесь, советник, я справлюсь.
Утара кивнула.
– Держитесь. И верьте в людей. Пока вы говорили всего лишь с двумя-тремя участниками проекта из двадцати. Кто знает, может быть остальные видят в вас в первую очередь вас, а уже потом всё остальное.
Энн одарила советника взглядом, выражающим что-то вроде «Ну коне-е-ечно», но ничего не сказала на это замечание.
– Если вы не возражаете, я хотела бы побыть одна. Мне надо подготовиться к завтрашнему слушанию, - проговорила девушка.
– Конечно, – сказала Утара, поднимаясь, и направляясь к двери. – Надеюсь, мы увидимся на слушании.
_________________
С Энн и Т’Мир


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
15 07 2016, 15:48:56 #206
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Каюта Артура Лайтмана


- Отлично, все в сборе, - проговорил Освальд, когда в каюту вошёл последний из ожидавшихся участников проекта. - Итак, на случай если кто-то не в курсе подробностей, коротко о сложившейся ситуации. Бывший мэр Джеймстауна Велок Корам требует передать Артура кардассианскому суду. Мы не знаем, как поступит начальство, и высказывалось мнение, что ради союза с Кардассией Федерация может и пожертвовать одним кадетом. Я лично не думаю, что до этого дойдёт, всё же мы говорим о Звёздном флоте, а у нас в истории было немало примеров того, как командование боролось за жизнь одного человека, вне зависимости от его возраста и положения. Тем не менее, я не думаю, что мы должны сидеть и терпеливо ждать. Если мы можем как-то повлиять на происходящее в нужную сторону, то мы обязаны сделать это. Наверное, у каждого есть какие-то мысли. Жантарин, ты на фуршете предлагала план. Не желаешь начать?
Жантарин, сидящая ногу на ногу на краю нижнего яруса кровати, оглядела присутствующих. Все они здесь собрались ради одной цели и готовы были постараться забыть о своих разногласиях, но напряжение пока все-таки чувствовалось.
-Я бы предпочла сначала послушать других, - сказала андорианка.
- Как скажешь, - пожал плечами Освальд. - Могу и я начать, если никто не хочет.
Кадет осмотрел присутствующих. Ему не очень хотелось озвучивать свой план первым, потому что он до конца не был в нём уверен, но сидеть молча и ждать было тоже не очень правильно.
Ракар прошелся про каюте землянина. Говорить о своем плане он не спешил. Для себя ему еще нужно было решить, может ли он доверять настолько этим участникам. Ференги, четверо землян, клингонка и андорианка. Все они федераты, и их союзники – клингонская Империя. Если бы он провернул это сам – Федерация должна была остаться в неведении. Клингонской Империи вообще не зачем было быть в курсе. Это было только между Кардассией и Ромулом. Но у всякого плана существуют изъяны. Ромуланские разведчики под угрозой, как и ромуланский посол на Кардассии. Он ставил под удар именно их, исполняя свое задание, звучавшее вполне однозначно – спасти проект. Проект, который может стать жертвой заговора федерально-кардассианских спецслужб, наверняка работавших вместе. В любом случае, для исполнения своей задачи -  он имел права предпринимать любые действия. Почти любые. Агенты на Кардассии должны были сами позаботиться о себе. Единственная проблема, по настоящему стоявшая перед ним сейчас – это этот состав участников, большая часть из которых федераты, доверять слову которых – слишком большой риск для всего предприятия. Но в том и дело, что риск – единственный способ действия. Он осмотрелся в каюте, стараясь понять, ведется ли здесь видео и звукозапись. Еще раз обвел взглядом всех присутствующих. На самом деле он уже принял решение.
- Начните, кадет Макдауэлл, - сказал он, - а я продолжу.
- Итак... - снова заговорил Освальд, спустя какое-то время. - Итак, думаю, многие согласятся, что надежда на дипломатическое разрешение конфликта растаяла сегодня, и ситуация становится всё более отчаянной. У нас на Земле говорят: времена отчаяния требуют отчаянных мер, поэтому я хочу предложить не очень красивый, но, как мне думается, весьма действенный план... если, конечно, его удастся осуществить, - кадет напряжённо выдохнул и помотал головой. - В общем, мэр Корам - очень неприятный тип, который не пойдёт навстречу никому просто по доброте душевной. Он хочет выдачи Артура, и просто так не отступит от своих желаний, значит нам нужен рычаг. Он должен очень сильно не хотеть чего-то, что точно могли бы сделать мы, и тогда будет возможен обмен: отзыв обвинения и наше бездействие в его сторону. Другими словами, нам нужен компромат на Корама. Если кто-то хочет принципиально возразить, то лучше это сделать прямо сейчас.
Кадет замолчал и посмотрел на присутствующих. На фуршете Самрита была против и говорила, что Освальд и сам может оказаться под арестом, если кто-то из начальства про это узнает, поэтому он решил посмотреть на реакцию остальных. Если она будет ожидаемой, то можно будет и продолжить.

Лайтман, сидя на краешке стола, смотрел на это импровизированное собрание и молчал. Пока что молчал. Он был благодарен за их желание не оставить его, хоть и понимал бессмысленность всей затеи. Зато, было интересно наблюдать как собрались вместе такие разные люди, разные расы, клингонка и ромуланец, ференги и андорианка. По крайней мере он имеет шанс увидеть, как они делают что-то вместе. Хоть и затея не будет иметь успеха.
Ракар усмехнулся своим мыслям. Федеральный кадет в точности повторял основную идею его замысла. Федеральный кадет умел рассуждать так, как рассуждают спецслужбы. Неплохо, они сработаются, если будут работать вместе. Зато он теперь точно знал, что федераты с малых лет это умеют, а значит Ромуланская Империя всегда в опасности. Зато Ромуланская Империя в курсе и никогда не строила иных иллюзий. Это была работа по взрослому, детские игры по взаимодействию кончились. Прекрасно.
- Верно мыслите, Освальд, - сказал улан. Он больше не улыбался, он больше не был высокомерным, он принимал их как равных. В совместной работе нет места ненужным эмоциям. – Поддерживаю.
- Освальд, ну это конечно здорово, но ты понимаешь, что в итоге сядут все? – заговорил Лайтман. – Какой компромат? К чему это? Никакой компромат не отменит того, что я сделал. Более того – когда это все выплывет на поверхность – это будет не просто подстава Звездного  флота одним только моим недостойным поведением – но еще и вашим. Я не хочу, чтобы погубили свои карьеры из-за меня.
- Никто не сядет, Артур, - помотал головой Освальд. - Нам просто нужно найти то, из-за чего у Корама могут быть не менее серьёзные неприятности, чем у тебя. И я, кажется, знаю, что это может быть.
С самого начала этого импровизированного собрания Самрита с сомнением рассматривала тех, кого пригласил Освальд. «Тех, кому можно доверять», - просила она, а таких из собравшихся было не меньше половины. Для полноты карты не хватало разве что кардассианца и маки, но к счастью хотя бы их не было – вот они бы это предложение поддерживали.
- Я правильно понимаю, что мы сейчас обсуждаем незаконные методы шантажа и давления? – проговорила девушка, вскинув брови. – Мы – кадеты, будущие офицеры Звездного Флота? И Артур совершенно прав – если что-то пойдет не так, это будет не только конец проекта, но и конец нас всех, и Артура – в первую очередь. Вы можете его подставить своими действиями! А если даже все пойдет так… это будет на нашей совести, - Баккер обвела глазами всех присутствующих кадетов Академии.
- Пока это просто предложение, Сэм, - опустил голову Освальд. - Если кто-то и пойдёт под суд за озвученное предложение, то только я, да и то если кто-то меня сдаст и приукрасит действительность.
- Ты не пойдешь под суд, и никто тебя не сдаст, Освальд, - очень серьезно сказал Артур, глядя на товарища, - во втором не сомневайся, а первое – не случится, потому что ничего подобного не нужно делать. Я благодарен за попытку помощи, но это не должно быть такой ценой. Я виновен, и готов за все ответить. Ну посижу пару лет на Кардассии и вернусь. Ничего со мной не случится. Что до … карьеры. Тут уже ничего не поделать.
– Поделать, – голос М’Коты звучит резко и словно бы с усилием. – Если любишь свою Федерацию и свой Флот, пойдёшь туда рядовым. Да, начнёшь не с офицера, и что? Мой отец вылетел из Академии после поединка… с неправильным противником, и начинал с рядового. Сейчас он командует кораблём, и его слово весит больше, чем слово иного главы клана. Так что не вздумай сдаваться, ясно тебе? Лично я тебе этого никогда не прощу.
- Я не сдался, М'Кота. И не сдамся до самого конца, - упрямо и уверенно сказал Артур, посмотрев на нее, - но это не битва, не война, не противостояние, ничто подобное. Это закон естественных последствий. Все имело бы смысл, если бы я был не виновен. Но это не так.
– Каждый когда-то бывает виновен. Главный вопрос – в чём. Не пытайся меня убедить, что твой поступок так непростителен, что надо позволить всякому подонку вертеть твоей судьбой, как ему вздумается.
М’Кота села на край стола и скрестила руки на груди.
– Прежде, чем решать, плохо или хорошо использовать информацию, надо её найти. Пока её нет, мы делим шкуру неубитого тарга. Кто мешает поискать, а потом решить, будет ли достойно её использовать, и если да, то как? Всегда лучше знать, чем не знать, не находите?
- Во-первых, под суд не пойдет никто, - жестко заметила Самрита. – И Артур тоже – по крайней мере не под кардассианский. Знаете, что они там с людьми делают? Посидит пару лет на Кардассии, - она невесело усмехнулась. – Это тебе не Австралия! Если уж на то пошло, мы можем добиться разбирательства в федеральном суде, и тогда у Артура будет больше шансов. Во-вторых, вы не думали, что можете только больше разозлить Корама, и он не только не отменит своих обвинений, но и усилит их? Удивлюсь, если он не сделает это после сегодняшней выходки на Променаде, - Самрита выразительно посмотрела на М’Коту. Теперь она уже не была уверена, что клингонка сделала это специально, чтобы навлечь на Артура еще больше проблем – иначе бы сейчас она себя так не вела. Но тогда зачем?.. – И, в-третьих, где и как вы вообще собираетесь искать этот компромат?
Ракар с большим интересом переводил взгляд с Освальда на Самриту Баккер, с Самриты на М'Коту, потом на Лайтмана и обратно. Он знал решение и ответы на их вопросы, хоть не был уверен в абсолютной точности этих ответов. Он уже был готов озвучить их до известной степени полноты, но пока не был уверен в надежности всех присутствующих. Ференги и андорианка еще ничего не сказали. А значит время для ответов еще не пришло.
- А нельзя ли сыграть на том, что мэр Корам покинул свой пост и, образно выражаясь, бежал в женском платье? - высказал Сатал ту же мысль, что уже обсуждал перед началом презентаций с М’Котой. - Я имею в виду, что в тот момент на “Анадыре” он вряд ли был официальным представителем Волана II и, таким образом, дело можно было бы вывести из политической плоскости.
Помолчав, юноша не очень уверенно добавил:
- Я, правда, не юрист и не знаю всех тонкостей на этот счёт. Что же касается компромата, то совершенно необязательно получать его незаконным путём: если Корам не секретный агент-разведчик, то в беседе с правильным доброжелательным собеседником он и сам вполне может наговорить достаточно.
-Если он не секретный агент-разведчик, у него может и не быть компромата, - с сомнением сказала молчавшая до сих пор кадет Хена, - А даже если и есть, то нам нужно что-то большое, а такие вещи даже обычным людям хватает ума скрывать. К тому же, кардассианцы - они другие. Мы можем узнать, что он сжег две деревни, и нас это ужаснет, а они сами могут считать его героем за это же.
- Мисс Жантарин, - сказал Ракар, переведя на нее взгляд, - позиция остальных мне теоретически понятна, что скажете вы по этой предложенной стратегии?
-О том, чтобы искать компромат? - задумчиво переспросила Жантарин, - Признаться, я думала о проблеме совсем с другой стороны. О том, как сделать так, чтобы Федерации было невыгодно выдавать Артура в любом случае.
___________________________________________________________
С Артуром, Ракаром, Самритой, М'Котой, Саталом, Хеной и Жантарин


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 07 2016, 15:55:51 #207
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Каюта Артура Лайтмана


- Итого, пятеро против троих, - подсчитал ромуланец, - я за позицию Освальда, - уточнил он, - в любом случае это повод для обсуждения обоих вариантов действия. Какой вы хотите обсуждать первым?
-Что? Против? - встрепенулась ференги, - Я не против, просто у меня нет собственного плана. Но я готова помогать в любом случае.
- Против, - спокойно начал объяснял ромуланец, – это значит, что Жантарин, Артур и Самрита придерживаются противоположного мнения чем остальные пятеро. Именно так я понял ваши рассуждения. 5 участников за применение метода компромата и шантажа, трое остальных – за другой путь. План есть, мисс Хена, по крайней мере у меня, но вдруг он есть еще у кого-то, или идеи? Например у автора первого предложения, - Ракар посмотрел на Освальда.
- Если он сжёг две деревни и будет этим гордиться, - задумчиво произнёс Сатал, - тогда мы можем с такой информацией пойти не к нему, а в наши СМИ. Если это не ужаснёт кардассианцев, то наверняка ужаснёт всех наших, и после такого вряд ли кто-то посмеет выдавать Артура по требованию этого человека.
- Мистер Сатал, - сказал Ракар, - это у вас может называться резней или жестокостью, а у них это может называться кампанией. Если вы думаете, что этот факт отменяет факт действия, произведенного кадетом Лайтманом, то вы ошибаетесь. Их требования – законны, во-первых, а во-вторых – любая огласка подобного рода – спровоцирует конфликт Кардассии и Федерации, что приведет к закрытию этого проекта. А мы здесь собрались не только для того, что бы спасти вашего кадета Лайтмана, но и для того, чтобы сохранить проект. Не следует предавать общественному мнению то, что разрушит нашу с вами здесь задачу. Не стоит недооценивать и сбрасывать со счетов глобальные вещи в угоду частностям.
- А разве присутствие на станции Кристаль Харт и её беседа с мистером Корамом не гарантирует уже того, что делу огласка предана? Причём, именно с самой невыгодной для нас позиции.
 - Я имел в виду ремарку о двух деревнях, мистер Сатал, - пояснил ромуланец.
- Вот и нет, мистер Ракар, тут вы не правы, - покачала головой Самрита в ответ на рассуждения ромуланца и сложила руки на груди. – Именно замалчивание этого дела ни к чему хорошему не приведет! Федерация должна быть в курсе, что ее гражданина, кадета Звездного Флота, просто так собираются отдать Кардассии. Не знаю, как у вас на Ромуле, а у нас общественное мнение значит многое. И наша задача – его правильно использовать. Официально и в рамках закона, - добавила она на всякий случай.
-Это я и имею в виду, - поддержала подругу Жантарин.
- Общественное мнение - это важно, конечно, - кивнул Освальд, - но тогда могут пострадать отношения Федерации и Кардассии. На Кардассии есть противники мира и они могут набрать поддержку, если Федерация, как выразился один наш коллега, воспользуется своим положением сильного, чтобы вывернуть закон в свою сторону. Может я и забегаю вперёд, но вся эта история с одним кадетом может иметь весьма далеко идущие последствия, если дать ей ход.
- Вывернуть закон? - переспросил Сатал. - А разве Кардассия в аналогичной ситуации согласилась бы выдать нам своего гражданина?
- Это была почти прямая цитата, - пояснил Освальд.
- И мы – не Кардассия. Мы Федерация, и у нас другие ценности. Если они казнят своих подозреваемых без суда, мы что, должны на них равняться? – Самрита передернула плечами, а затем негромко добавила: - И мы не бросаем своих.
- Я не предлагал становиться Кардассией, - возразил Сатал. - Но не может идти речи о каком-то выворачивании закона, если две стороны позволяют себе разную его трактовку. Закон должен быть одинаков для всех. И если мы понимаем, что Кардассия не отдала бы своего, то борясь за то же самое, мы ничего не выворачиваем.
- Ещё раз, Сатал, - несколько менее сдержанно пояснил Освальд, - это была цитата. Цитата кардассианца, которая показывает наглядно, как наши пока ещё союзники могут воспринять отказ выдать Артура по требованию мэра Корама.
- Я понял, мистер Макдауэлл, - кивнул Сатал. - Однако же эта цитата явно отражает мнение определённого контингента, и именно с этим мнением я в данный момент спорю. Или, если хотите, наобоорт: они не вправе требовать от нас выдачи кого-то из наших, если сами бы этого не сделали. Это называется двойные стандарты.
-Но ведь это же только наши предположения, как бы они поступили… А на самом деле мы же точно не знаем, - неуверенно заметила Хена, - И, как мне показалось, у многих из нас тут предвзятое мнение о кардассианцах… Вдруг бы они как раз выдали?
- Тогда давайте попробуем потребовать от них выдать нам мистера Корама, потому что он заблокировал телепортацию и поставил под угрозу все наши жизни, - развёл руками вулканец.
- Освальд совершенно прав, друзья, - ответил Лайтман, исподлобья глядя на всех присутствующих. - Невыдача меня Кардассии отразится на политике, отразится на отношениях, отразится на проекте, когда Кардассия может разорвать отношения и отозвать глинна координатора. Если бы все было так просто – не стояло бы никакой проблемы. Но она есть, и я не хочу чтобы моя жизнь и свобода стали причиной всех этих печальных последствий.
-Да плевать на политику и Кардассию! - вспыхнула Жантарин, - Чего ты сам-то хочешь, Артур? Тебе что, правда все равно, что с тобой будет? Ты правда так хочешь именно покинуть проект, покинуть нас всех и сесть в кардассианскую тюрьму? Если ты придешь на суд с таким настроем, то это будет очень короткий суд, потому что первое, что у тебя спросят хоть Кардассия, хоть Федерация - это “Заявляете вы себя виновным или невиновным, мистер Лайтман?” И если ты сразу вот так вот скажешь, что виновен и заслуживаешь наказания, даже при всем сочувствии со стороны нашей Федерации у судей не будет иного выбора, как наказать тебя. Давай уже хватит просто подчиняться судьбе и начинай хотеть жить и бороться. А план, как этого для тебя добиться, мы придумаем все вместе.
- Мне не все равно, Жантарин, - посмотрел на андорианку Лайтман, - но иногда человек делает выбор, взвесив все варианты. Иногда человек обязан жертвовать собой ради чего-то большего. Благо многих – куда важнее блага нескольких, или даже одного. Есть такой вулканский тезис. Но если у меня есть шанс, который не разрушит большее – то да, я выберу им воспользоваться.
- Так, ну хватит уже, - сказал ромуланец, сцепив руки за спиной. Одновременно он незаметно нажал на кнопку спрятанного в рукаве устройства подавления звукозаписи на расстоянии полтораметрового радиуса.
- Хотите я расскажу вам, что на самом деле случилось на Волане II? Могу я доверять всем здесь присутствующим?
- Что ты имеешь в виду – на самом деле случилось? – нахмурилась Самрита.
- Излагайте, Ракар, - кивнул Освальд, сдеживая усмешку. - Свежий взгляд никогда не повредит.
Ракар уже не колебался, он принял свое решение еще перед началом собрания.
- Наша миссию по посещению Волана II была запланирована давно, - сказал он, - ее дата была назначена, участники с Волана II были готовы. Предложение Федерации для жителей Волана II – также давно спланировано и было известно мэру Кораму, на которое он решил дать ответ именно в момент нашего прибытия. В жизни не бывает случайностей, любая случайность – это хорошо спланированная закономерность, нужно лишь видеть то, какие факторы стоят за всеми происходящими событиями. Для Кардассии, а тем более для мэра Волана II не является секретом отношение земных колонистов этой планеты к Федерации. Не нужно думать, что для мэра Корама это было неожиданностью. Итак, все было спланировано поминутно: наше прибытие, наша телепортация, объявление решения, восстание и блокировка возможности транспортации. Далее – время пребывания USS “Саратога” на орбите планеты было строго ограничено, и миссия этого корабля задерживалась благодаря Кораму. Само по себе это – уже диверсия в сторону Федерации. Участники проекта – лишь разменная монета в этой игре, им полагалось пострадать, и тогда, ко всем сторонам были бы предъявлены взаимные претензии.  Проект был бы разрушен так или иначе, отношения Федерации и Кардассии были бы разрушены так или иначе, по взаимному сговору договорившихся сторон. Мэр Корам – ведущий, главный фигурант и исполнитель тщательно спланированной операции. И это и есть главный компромат на него. Единственное чего боится такой человек как он – это раскрытие его провала перед его непосредственными заказчиками. Обсидиановый орден не любит тех, кто не справился со своим заданием и провалил миссию. Предвосхищая возможные ваши стандартные реакции о ромуланской паранойе – скажу вам – мои слова не являются необоснованными домыслами. Но вы, федераты, не должны разглашать то, что сейчас услышали. По крайней мере до поры до времени. Даже перед собственным командованием. Потому что официальное федеральное командование и центральное кардассианское – скорее всего не виновны.
-Ух ты… - в наступившей тишине выдохнула Хена.
 - А… откуда ты все это знаешь? – с сомнением в голосе поинтересовалась Самрита. 
Ракар повернул голову и внимательно посмотрел на Самриту Баккер. Очень внимательно. Но ничего не ответил.
- Э-э... - удивлённо протянул Освальд. - Хорошо, но... о каком сговоре вы говорите, Ракар? И кто вообще с кем сговорился, если не Звёздный флот и Центральное командование? Хорошо, Обсидиановый орден вы назвали, и допустим, что они и правда выступают против альянса и готовы даже действовать, но кто ещё? С кем они сговорились?
– А я бы всё же высказалась о ромуланской паранойе, – хмыкнула М’Кота. – Ромуланцы слишком верят в идеальные планы, и если что-то идёт не так, всякий раз страшно удивляются. Всех случайностей нельзя предсказать, реакцию каждого человека нельзя предсказать. Иногда даже собственную реакцию нельзя предсказать, и не втирай мне, что «правильный ромуланец» сможет, потому что ваш «правильный ромуланец» – такой же миф, как «идеальный кадет» или «совершенный клингон».
М’Кота не стала развивать эту мысль дальше, хотя при желании могла бы проиллюстрировать свои слова тем, насколько упрощённо Ракар понял её слова относительно компромата.
– Допустим, заговор есть, – сказала она, немного подумав. – Некоторые твои предположения звучат здраво, в особенности – то, что наши планы по прибытию на Волан II не были секретом и слишком уж идеально совпали с началом беспорядков. Но где уверенность в том, что Корам в этом участвовал? Ты это знаешь, или это твоё допущение? Я это к тому говорю, что ты, вообще-то даже не видел этого типа, и к твоему сведению, больше всего он смахивает на труса и клинического придурка.
_____________________________________________________________
С Освальдом, Артуром, Ракаром, М’Котой, Самритой, Хеной и Жантарин


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
15 07 2016, 16:03:57 #208
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Каюта Артура Лайтмана


- Так значит это не из-за меня? - почти прошептал Лайтман, прикрыв глаза. - Не из-за меня все может рухнуть? Но ради меня вы готовы сделать то, что пытаетесь сделать? - Он вспомнил коммандера Мори, которая обещала не допустить его выдачи. Потом он понял, что его жертва будет бесмысленна, ничего не исправит, только сделает хуже тем, кому, как оказывалось он не безразличен.
- Я не сделаю бессмысленными ваши старания, - сказал он немного громче. - Нам нужно спасти проект вопреки тем, кто желает нашего раздора. Спасибо, что не бросаете меня.
М'Кота сидела на краешке стола недалеко от него, он придвинулся ближе, поднял левую руку и обнял ее за плечо. Ее клингонская кожаная форма скрипнула.
– В глаз хочешь? – ласково спросила М’Кота, возводя глаза к потолку.
Жест Лайтмана вызвал у неё ощущение, близкое к восторгу, но это совсем не значило, что землянин может позволять себе лишнее. Более того, именно это и делало его фривольность совершенно недопустимой.
Жантарин будто бы случайно именно в этот момент смотрела совсем в другую сторону.
Лайтман молча опустил руку и коротко взглянул на М'Коту.
- Нет, прости.
Потом посмотрел на ромуланца. Ромуланец был шпионом, судя по всему. Он задумался, рассказал ли бы о чем то подобном Валардис, если бы был здесь.
- Я не знаю всех частностей, только целое. И должен признать, что М'Кота права в одном. Доказательств против Корама у меня нет, - продолжил Ракар, молча пронаблюдав развернувшуюся сцену и проигнорировав клингонский эмоциональный порыв в ромуланскую сторону, - поэтому, мистер Макдауэлл, у меня нет ответа на ваш вопрос, кто причастен со стороны Федерации, это раз. И два – несмотря на то, что Корам, как утверждаете – выглядит клиническим идиотом – некоторые ставки делаются именно на таких как он, потому что действия клинических идиотов – легко просчитываются. Есть вероятность, что он не исполнял точно сформулированного задания, поэтому рычагов давления на него должно быть больше чем один.
-Но нам-то это все как поможет? - задала вопрос Хена.
- Если мое предположение верно, - все также размеренно продолжил Ракар, - то я пойду к нему и очень вежливо объясню, что если он не отзовет свой иск, я донесу до сведения Федерального командования суть и причину его действий, а следовательно – его миссия провалена, что очень не понравится Обсидиановому Ордену. Но мне бы хотелось, чтобы у меня было больше чем только этот аргумент.
– Ты прав, – согласилась М’Кота, – если он просто дурак, почти наверняка он подставился, и это даже не секрет и не предмет для шантажа, а элементарный факт. Но если он не кукла, а кукловод, может оказаться, что он сделал всё идеально, и его ждут цветы и овации… образно выражаясь. Как ты думал выкрутиться в этом случае?
- Он и сделал все идеально, но личные амбиции взяли над ним верх. А переход на личности – самая большая ошибка в работе таких как он, в такой работе, - опять же спокойно пояснил Ракар, без каких-либо эмоций.
– Объясни, – нахмурилась клингонка. – Ты думаешь, его ошибкой было именно предъявление претензий Артуру? Или под переходом на личности ты имеешь в виду что-то ещё, что-то более для него опасное?
- Кадет Лайтман и его действия не укладывались в общий план. Как и все мы, они нас не просчитали. Мы нарушили их планы в некотором роде, - о том, что Тенма должен был на Волане II умереть, согласно его предположению, Ракар говорить не стал. Эта информация была предназначена только для кардассианца, - Корам позволил себе решить, что он вправе на маленькую личную месть, но именно это его и подставило. Да, я так думаю. Да, это лишь моя теория, основанная на знании главного. Но эта теория не противоречит логике.
-То есть получается, что у нас уже есть тот самый рычаг, который нужен для плана Освальда? - резюмировала кадет Хена и вопросительно посмотрела на Макдауэлла.
Освальд, слушавший дискуссию с неподдельным интересом, наконец решил взять слово:
- Всё это хорошо, но только если Корам действительно агент Обсидианового ордена, а мы этого не знаем, у нас есть только гипотеза. Как Ракар и сказал, этого мало, и у меня как раз есть мысль по этому поводу. Бесполезно искать компромат на Корама в его прошлом, потому что на это могут уйти долгие месяцы, и мы в итоге всё равно можем ничего не найти. Я предлагаю создать компромат на Корама прямо на этой станции. И у меня уже есть мысль, как это осуществить. Мы ведь все собрались на этом проекте, чтобы научиться работать друг с другом. Вопреки стереотипам о наших культурах и расах. Почему бы нам ещё и не использовать эти самые стереотипы себе на пользу? Например, считается, что все клингоны агрессивны, кровожадны и готовы убить тебя на месте, если им что-то не понравится. Аналогично считается, что ромуланцы никому никогда не доверяют, ненавидят всех на свете и тоже готовы кого угодно убить, только тихо и незаметно. Ну а про федератов говорят, что мы дипломатичны, ведём исключительно открытую игру и не станем хитрить. Если Корам не агент, а именно бездарный и самовлюблённый тип, каким он выглядит, то думает он именно стереотипами, ну а если агент... скажем так, стереотипы тоже взялись не на пустом месте, так что даже агент сможет попасться. Если мы сделаем то, чего Корам от нас не ожидает, то он может подставиться по полной программе, и нам останется только оказаться в нужное время, в нужном месте и с нужным оборудованием в руках. Тогда, если всё получится, то не пострадают ни сам Артур, ни проект, ни дипломатические отношения между Кардассией с одной стороны и нашими государствами с другой.
На этот раз Ракар не выдержал и рассмеялся в голос.
- Да, стереотипы у вас что надо, - наконец просмеявшись, сказал он, - я просто шокирован. И это всё после того, как мы с вами были союзниками в Доминионской войне. Ну надо же! Неужели, я, ха-ха, Освальд, произвожу на вас впечатление того, кто ненавидит всех на свете и собирается кого-то убить?  Да, высокомерие нам присуще, но только не ненависть ко всему и всем. Только у нас нет времени на долгие приготовления, он может улететь со станции.  Визит к нему нужно осуществить не далее чем утренний завтрак. Корам подвержен амбициям личной мести, и об этом можно говорить.
- Ну-у... - немного смутился Освальд, - не знаю, Ракар, я стараюсь не мыслить шаблонами, хотя это и не возможно в полной мере. Может я где-то и перегнул палку. Что до времени, то если бы мы только могли его... - он задумался на минуту, - точно, регата! Как думаете, ему захочется посмотреть на регату? Особенно с учётом того, что его соотечественник - Тенма - будет во главе одной из команд. Что если мы пригласим его стать почётным гостем? Надо будет обсудить это с коммандером Мори, конечно…
– Стереотипы тупые, но, вообще-то, все стереотипы тупые, – пожала плечами М’Кота. – Если Корам – дурак, он вполне может мыслить ими. Когда я всего лишь сказала правду прилюдно, он завизжал «уберите от меня это чудовище» или что-то вроде того. Прикидывался он или нет – другой вопрос. Пусть Освальд расскажет, что именно он хотел сделать. Если это действительно не подставит проект ни при каких обстоятельствах, значит это не что-то низкое и бесчестное, а, стало быть, это можно обдумать.
- А почему бы нам не воспользоваться тем, что уже есть? - предложил Сатал. - Все знают, что он заблокировал телепортацию, в результате чего участники проекта оказались под угрозой. Мы вполне можем выдвинуть против него собственные обвинения, причём, не только от Федерации, но и от Клингонской и Ромуланской империй и требовать его выдачи в наши суды. Если Кардассия откажется, мы можем этим аргументировать отказ выдавать в свою очередь Артура. Если вдруг согласятся (в чём я лично сомневаюсь) - мы придём к Кораму и предложим сделку: отказ от наших обвинений к нему в обмен на его отказ от претензий к Артуру.
Посмотрев на Сатала, Ракар улыбнулся, от осознания наивности этого молодого землянина, живущего на Вулкане, однако ответил в вежливой манере.
- Вы забываете, мистер Сатал, что ни вы, ни я, ни один из здесь присутствующих – не является тем лицом, который полномочен отказывать и аргументировать отказы. Если бы это было так, мы не сидели бы здесь и не планировали операцию скрытых действий. Эти полномочия принадлежат командованию Звездного флота Федерации. Вы лично – можете сколько угодно предъявлять претензии и обращаться в суды, Кардассия не выдаст Корама. Потому что формально – он не виновен ни в каком преступлении. Никто по его вине из участников проекта не погиб. А Ромуланская Империя в частности – никогда не опустится до такой мелочи, потому что это просто смешно. Все что мы можем – это заставить так или иначе Велока Корама отказаться от своего иска, а все остальные права принадлежат куда более высоким структурам.
- Оставление в опасности - это тоже преступление, и он сделал это сознательно и умышленно. Не обязательно, чтобы кто-то погиб, достаточно того, что был реальный риск этого. С другой стороны, если это не считать преступлением, то действия Артура тем более не могут квалифицироваться как преступление.
Ракар лишь только качнул головой, оставив мнение о крайне интересных федеральных законах и их интерпретации при себе.
- С этими размышлениями вам все же следует пойти не сюда, а к тем, кто принимает официальные решения от Федерации. Еще раз повторю, мы не уполномочены.
- Я сегодня говорил с Джезом, - подал голос Освальд. - Спрашивал его, как на Кардассии могут воспринять действия Корама. Он, конечно, не юрист, но кое-что должен знать, как потомственный военный. В общем, он сделал акцент на том, что Кардассия в итоге выиграла, потому что на Волан II была доставлена партия колонистов, и планета теперь ещё ближе к правительству Кардассии, чем была до этого. Если к случившемуся действительно приложил руку Обсидиановый орден, и их целью было ослабить альянс Кардассии с Федерацией, то они аж подпрыгнут от радости, когда наши будут предъявлять ответные претензии. Ну а если заговора нет, то взаимные претензии просто ослабят отношения между нашими державами, чего мы все, вроде, хотим избежать. А вот ваша, Сатал, более ранняя идея сделать предложение лично Кораму и без использования официальных каналов звучала интереснее, вот только, боюсь, нам он только рассмеётся в лицо или вообще плюнет. Тут нужен авторитет кого-то вроде адмирала Солока, а не кучки кадетов и гражданских. И не думаю, что представители Клингонской и Ромуланской империй сильно помогут нам. Без обид.
_____________________________________________________________
С Освальдом, Артуром, Ракаром, Саталом, Самритой, Хеной и Жантарин


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
15 07 2016, 16:08:42 #209
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер
Каюта Артура Лайтмана


Самрита слушала спор со странной смесью эмоций из любопытства, отрицания и недоверия. Все это звучало слишком… опасно. Если только что-то пойдет не так!..
- Хорошо, - выдохнула она. – Стереотипы так стереотипы! Если Корам действительно недалекий самовлюбленный трус, а не агент Обсидианового Ордена под прикрытием, может и сработать… Но как вы планируете это осуществить? В чем заключается план?
-А разве не в том, что Ракар пойдет и вежливо зашантажирует мэра? - нахмурилась Хена, а потом наклонилась поближе к Самрите и прошептала ей, - Как же я устала от всей этой грязной истории...
- Как будто мы точно уверены, что это сработает, - негромко проговорила Самрита и обменялась с ференги понимающим взглядом.
- У тех, кто выступал против шантажа, была другая идея, - произнес ромуланец, - её я тоже хочу выслушать.
-А я так и не поняла, кто был против… - растерянно проговорила Хена, оглядывая окружающих, - Кого ты имеешь в виду?
- Жантарин, Самрита и собственно сам Лайтман, - ответил улан.
– Может, Макдауэллу наконец дадут рассказать его план? – громко спросила М’Кота. – У меня насчиталось уже три разных плана, какой лучше, решим потом, сначала давайте всё выслушаем.
- Итак, собственно, план, - выдохнув, заговорил Освальд. - М'Кота сегодня дала отличный повод Кораму понервничать. Агент или нет, но готов поспорить на что угодно, что этот толстяк не любит нервничать. Не-ет, ему нравится, когда всё идёт так, как он сказал. Думаю, если М'Кота несколько раз появится в его поле зрения, да ещё и... я не знаю, ножик какой-нибудь свой достанет и языком по нему проведёт, да ещё глядя прямо на него... в общем, если Корам будет всерьёз опасаться за свою жизнь, да ещё и разочаруется в нашей службе безопасности, то он может захотеть М'Коту убрать. Тихо и без свидетелей. Кто у нас сильнее всего не любит клингонов, согласно стереотипам? Ромуланцы, конечно! Если Ракар предложит избавиться от М'Коты в нужный момент, то бывший мэр может и согласиться. Ну а агент может увидеть в этом способ решить свою личную проблему чужими руками и без лишнего внимания к себе. Останется только записать этот разговор и потом шантажировать им Корама.
- Что? – выдохнул Лайтман, нахмурившись. Он посмотрел на Освальда и перевел взгляд на Ракара. Но спустя пару мгновений успокоился и сказал:
- Слушайте, вместе со всей этой моей историей мы все больше и больше увязаем во тьму. Этот метод начинает опорочивать не только Звездный флот, но подставляет и наших союзников. М'Коту и Ракара. Да, Ракар, я считаю вас союзником и ценю отношения, которые строятся на этом проекте. Но что если мы откажемся от таких экстраординарных мер и вспомним наши принципы, то основополагающее, что является нашей сутью. Не эта вся не очень то красивая деятельность. Неужели нет мирного решения вопроса?
- Да, если мы попадемся, проблем не избежать никому, - согласилась с Артуром Самрита. – А шансов, что все пройдет по идеальному сценарию, практически никаких. Не говоря уже о принципах Звездного Флота, от которых нам всем придется отказаться! Необходимо рассмотреть и другие – законные – варианты!
-Штука в том, что основные исполнители этого плана будут не из Звездного Флота, - покачала головой Хена, - Интересно, как их государства реагируют на такое поведение…
М’Кота выслушала перепалку и взяла слово, полагая, что комментарий эксперта по клингонам и ключевого лица «хитрого плана» будет кстати.
– Без обид, Освальд, но это мало того что очень сомнительно, но ещё и неимоверно глупо. Если он трус, если испугается, если захочет убить… Весь этот план должен сломаться на первом же «если». Уж проще попросту распустить слух, что я собираюсь вызвать Корама на поединок, если Артура заберут на Кардассию. Во-первых, по законам моей империи я действительно имею на это право, более того, если у меня есть достаточные основания, я обязана это сделать. А Кораму не обязательно знать, есть они у меня на самом деле или нет. Во-вторых, если этот план провалится, и Корам не побежит отказываться от своих претензий, никто не пострадает, потому что никаких доказательство справедливости этих слухов нет. В третьих… – М’Кота немного помолчала, глядя в сторону, и закончила: – В третьих, это почти правда. Я действительно думала сделать Кораму официальный вызов, но у меня нет тех самых оснований. Поэтому в случае претензий лично ко мне, как к клингону или как к участнику проекта, я смогу чистосердечно сказать, что не собиралась марать руки об эту кучу дерьма.
Лайтман поразился словам М'Коты. Он посмотрел на нее, и смотрел внимательно несколько секунд. Кое-какие его знания клингонских традиций, и прочитанные еще дополнительно сведения сегодняшним утром – рассказывали о причинах таких поединков, и у права мести был один пункт, имеющий однозначное значение. Но он не прокомментировал никак ее слова, вместо этого он посмотрел на ромуланца.
Андорианка внимательно наблюдала за Артуром и клингонкой, но молчала.
-А разве это не то же самое, что предлагает Освальд? - снова вклинилась Хена, сегодня вечером она, видимо, взяла на себя роль комментатора, - Корам почувствует угрозу от М’Коты и либо сразу сдается, либо к нему приходит Ракар и предлагает помощь… и заодно вежливо шантажирует.
Ракар не изобразил на своем лице ни малейшей тени эмоции. Но ему категорически перестала нравиться тема этого совещания. Где-то глубоко в душе он испытал тень отвращения сразу к нескольким темам сразу.
- Так, во-первых, - начал он, - большая ошибка считать кого-то идиотом, вы начинаете недооценивать противника. Корам может им казаться, но вовсе не быть. Во-вторых, ромуланцы – не наемные убийцы. И я не хочу бросать такую тень на Империю, озвучивая ее даже теоретически. Моя задача на проекте с подобным поведением не согласуется, мое командование это, мягко говоря, не одобрит. То, что предлагал я изначально – находится в моей компетенции, но только не предполагаемое убийство. Я даже не хотел бы затрагивать подобное, - он рефлекторно почесал за ухом, - потому что последствие этого – одно – закрытие проекта, не учитывая все остальное. А я хотел бы спасти проект, а не погубить его. И никаких поединков, М'Кота, я вам тоже не рекомендую. Если у вас есть другие варианты, давайте их выслушаем.
-Подождите, подождите, - Хена подняла ладони, будто защищаясь, - Когда мы перешли на тему убийства? Может быть, ромуланцу не надо предлагать убивать М’Коту, а просто сделать так, чтобы она не беспокоила мэра.
-Тогда этого будет недостаточно для компромата, - мрачно заметила андорианка.
-Ну, может, можно просто его сперва запугать, а потом предложить помощь в обмен на услугу от него? Знаете, “добрый полицейский, злой полицейский”... - предложила ференги.
- Если он улетит завтра, никакая М'Кота его больше беспокоить не будет. Ему нужно посильнее условие, то, от которого он на Кардассии – не избавится, - добавил Ракар.
- Хотелось бы мне иметь лучший план, - обречённо вздохнул Освальд, - но все остальные идеи оказываются плохими: отказ выдать Артура может испортить отношения между Федерацией и Кардассией, не говоря уже про карьеру самого Артура, договориться с Корамом мы сами просто так не сможем, поиск реального компромата может занять месяцы и оказаться безрезультатным, а дипломатическое разрешение конфликта нашим руководством становится всё менее и менее вероятным. Я не знаю клингонских законов и традиций, М'Кота, - он посмотрел на клингонку, - поэтому не уверен, за что и когда ты могла бы вызвать его на поединок. Тут как раз и нужно с тобой было поговорить. Что касается Ракара... - теперь Освальд смотрел на ромуланца, - у вас есть другие идеи, как получить гарантированный компромат? Гарантированный - это такой, который можно положить на стол и предъявить в суде, а не гипотезы и предположения. Наёмного убийцу найти можно и на стороне, конечно, от вас тогда, скорее, понадобится совет по оборудованию для подслушивания.
- Жантарин еще не сказала свою идею, - встряла Самрита, которую все эти компроматы скорее пугали. – У тебя ведь была идея, что мы можем сделать, не прибегая к таким, кхм, спорным методам? – обратилась она к подруге.
Выслушав всех, Ракар посмотрел на Освальда:
- Возможно, - несколько неопределенно сказал он. – Но прежде – давайте услышим альтернативный вариант.
-А это не альтернативный вариант, - усмехнулась Жантарин, - И я не против вашего плана… каким бы он ни был. Кто сказал, что мы должны реализовывать только одну лобовую атаку на Корама, а не зайти с двух разных флангов одновременно? Я бы хотела сделать так, чтобы у Федерации даже мыслей выдавать Артура не было. Потому что… Ну, вот посмотрите на нас. Мы собрались здесь маленьким кружком и обсуждаем шантаж, компромат и убийства. Мы знаем, что это плохо, но рассматриваем возможность поступить так, оставить это в тайне и убедить свою совесть жить с этим дальше. Но только если никто не узнает. И я представляю, как Нечаева, Солок и другие адмиралы сядут вот так же и убедят свою совесть, что выдавая Артура, они поступают несправедливо, но зато на благо всей Федерации, чтобы ничего не знающие жители могли спать спокойно, а потому это можно допустить. Но только если никто не узнает. А я хочу, чтобы узнали, чтобы наша история получила огласку! И люди бы везде, до последнего кафе в Новом Орлеане, беспокоились за судьбу Артура! Звездный Флот не сможет поступить постыдно и сдать его на глазах у всей Федерации, ведь это сильно ударит по его репутации, статусу, и все разочаруются в красивых идеалах, которые он проповедует… Как сейчас разочаровываемся мы, - тихо добавила девушка, - И если вы решите, что его надо запугать, этот информационный шум тоже будет давить ему на нервы.
Самрита согласно закивала:
- Это мы можем! И у нас практически в руках есть прекрасный способ это осуществить – и он прямо здесь, на станции. Информационная война – тоже война, но на этом поле мы можем выиграть честно. Думаю, это основное, что можем сделать мы, как кадеты Академии и граждане Федерации. Что же касается остальных… - она посмотрела на М’Коту и Ракара, - вы не связаны нашими нормами и нашими принципами. У вас в некотором роде больше свободы действий – будь то вызов на поединок или… что-нибудь еще. Только обещайте, что своими действиями вы только все не ухудшите!
Ромуланец с уважением посмотрел на андорианку.
- А вы стратег, Жантарин, - одобрительно прокомментировал он. – Это вариант. Но я свой вариант осуществлю тоже, - умалчивая о том, что его собственный вариант имеет не только одну им преследуемую цель. – Ухудшения не будет, Самрита, - потому что то, что я собрался делать – все же больше между Кардассией и Ромулом, чем между ими и Федерацией.
_____________________________________________________________
С Освальдом, Артуром, Ракаром, М’Котой, Саталом, Хеной и Жантарин  
« Последнее редактирование: 20 07 2016, 11:49:04 от Мори Джанир »
Offline  
Страниц: 1 ... 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS