* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
30 11 2020, 05:19:12 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
01 07 2016, 11:39:36 #180
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, зал совещаний


-...Вы готовы?
Коммандер Мори, лейтенант Т’Мир и Энн Уильямс стояли возле закрытой двери в зал совещаний.
-Я с вами не пойду, - пояснила командующая станцией, - там будет достаточно людей, представляющих Федерацию.
Энн сосредоточенно кивнула. В каюте она успела настроиться и подготовиться – хотя бы морально – и теперь выглядела, как образцово-показательный кадет с агитационного плаката: идеальная форма, идеальная прическа, целеустремленный взгляд.
- Да, мэм, я готова, - кадет Уильямс сделала небольшой шаг в сторону двери, за которой решится ее судьба. И хоть ее вид и транслировал уверенность, сама она еще не знала, какой судьбы себе желает, а мысли подозрительно часто возвращались к первой новости, сообщенной сегодня коммандером Мори, хотя должны были быть сконцентрированы на второй.
Энн сделала шаг вперед и двери конференц-зала открылись. Перед ней была длинная, узкая, не очень хорошо освещенная комната с несколькими интерактивными экранами на стенах, но главное место в ней все-таки занимал стол. За его дальним концом сидели насколько человек - как и было обещано, одним из них была кардассианский глинн, координатор проекта, одетая в черную форму вооруженных сил ее расы. Рядом с Иламой Толан расположился молодой худой мужчина в форме Звездного Флота - знаки отличия на его воротнике с такого расстояния было сложно разглядеть, зато на его лбу и шее был виден узор из маленьких темных пятен, что указывало на расу триллов. И третьим человеком за столом был еще один мужчина в черном гражданском костюме, он не смотрел на кадета Уильямс, склонившись со стилусом над паддом на столе перед ним, так что Энн была видна его слегка поблескивающая лысина, которую он не очень успешно пытался скрывать с помощью зачесанных прядей поредевших светлых волос.
-Проходите, кадет Уильямс, садитесь, - произнес трилл, голос его звучал не опасно, а почти доброжелательно.
Быстрым взглядом осмотрев собравшихся, девушка проследовала к своему месту напротив этой троицы. Несмотря на доброжелательный тон, Энн показалось, что в комнате стало неожиданно холодно.
- Добрый день, - поздоровалась она, оглядела каждого и села в кресло, выпрямив спину и положив руки перед собой.
-Вы уже знаете глинна Иламу Толан, координатора проекта “Альфа”, - продолжил молодой мужчина, - Также, возможно, вы можете помнить по Академии Звездного Флота меня - лейтенант-коммандер Диас Планкс, я преподаю спецкурс по истории второй половины 24го века на 4м курсе. В ближайшие дни я буду представлять на ДС9 интересы нашего учебного заведения. И позвольте представить вам мистера Гидеона Эпплби из Бюро Индустриализации, - второй мужчина оторвался от своего падда, поднял голову и уставился на Энн светлыми голубыми глазами. Кроме них на лице мистера Эпплби отличительной чертой были его густые усы пшеничного цвета.
-Как вы знаете, на Волане II присутствовали федеральные ученые и специалисты по сельскому хозяйству, и впоследствии нам пришлось их эвакуировать, - продолжил трилл, - Поэтому мистер Эпплби задаст вам несколько вопросов. Но прежде, кадет Уильямс, прошу вас помнить, что это не суд и не формальное слушание, поэтому вам не следует волноваться. Мы собрались здесь, чтобы прояснить ситуацию, а не обвинять вас в чем-то. У вас есть какие-либо вопросы на данном этапе?
Если присутствие глинна Толан и преподавателя из Академии не удивило Энн, то вот присутствие этого мистера Эпплби родило много вопросов и в первую очередь - какое он вообще имеет отношение к Энн. Но вслух она ответила совершенно другое:
- Вопросов нет, сэр. Я готова ответить на ваши.
-Очень хорошо, - утвердительно кивнул лейт-коммандер Планкс, - Тогда начнем. Прежде всего, назовите ваше полное имя и звание - для протокола.
- Энн Уильямс, кадет четвертого курса Академии Звездного Флота, - отрапортовала девушка. «Как будто бы они не знают!»
-На какой планете вы посещали отделение Академии Звездного Флота?
- Земля, Сан-Франциско.
-Кто рекомендовал вас при поступлении? Учитывая, что Волан II, на котором вы родились, на тот момент уже не был федеральной территорией, вам нужен был спонсор.
- Вы правы, - кивнула Энн. – Я не гражданка Федерации. Меня рекомендовал коммандер Франческо Депонти из штаба Звездного Флота. Он был однокурсником моего отца с Академии, - пояснила она.
Планкс быстро переглянулся с мистером Гидеоном Эпплби. Конечно же, они все записывали, в том числе и это новое имя.
-Почему же это не был ваш отец, Сэмюэл Уильямс? Насколько нам известно, он тоже оканчивал отделение Академии в Сан-Франциско. Что-то вроде семейной традиции, не так ли, кадет? - трилл улыбнулся.
- Да, сэр, - Энн говорила с серьезным выражением лица, не позволяя себе ни улыбки, ни любой другой неподобающей эмоции. Для импульсивной девушки это было сложное упражнение.... – Это семейная традиция Уильямсов. На момент моего поступления в Академию мой отец ушел в отставку. К тому же его высшим званием было лейтенант, в то время как мистер Депонти – коммандер. Он согласился рекомендовать меня к поступлению.
«Да зачем вы все это спрашиваете?!» - вопрос так и рвался наружу, но пока Энн его сдерживала. 
-Какие были ваши основные предметы в Академии?
- Я поступила на научное отделение со специализацией на экзобиологии и экзоботанике. Помимо биологии и химии у меня была все обязательные предметы вроде физической подготовки, истории и культуры, основ инженерии, дипломатии и пилотирования, - начала перечислять девушка. – Почему вы спрашиваете? Вы же можете найти всю эту информацию в базе данных Академии, так же как и то, что я вхожу в топ-5% лучших учеников курса.
-Мы подтверждаем у вас базовую информацию, кадет Уильямс, - продолжил улыбаться трилл, - Насколько нам известно, вы также уделяли большое время тактике и боевым симуляциям. Весьма необычный выбор для будущего офицера по науке, не так ли?
Энн внимательно посмотрела на трилла и только потом ответила:
- Кадеты Академии проходят полную подготовку, которая позволяет им выполнять различные функции в своих будущих назначением, - медленно проговорила она. – Тактические и боевые программы также входят в курс обучения. Я уделяла им не больше внимания, чем своей основной специальности. Иногда и офицеры по науке становятся капитанами, как вам известно!
-Разумеется, - согласно кивнул Планкс, - Правильно ли мы понимаем, что во время интересующих нас событий на Волане II вы находились там из-за перерыва в учебе, возможно, каникул?
- Я навещала свою семью во время каникул – вроде бы это не запрещено, - ответила Уильямс.
Глинн Толан оторвалась взгляд от падда, который внимательно изучала все это время, и посмотрела на Энн, но ничего не сказала.
_______________
Продолжение следует...
Offline  
01 07 2016, 11:41:06 #181
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение

-Я не бетазоид, но я чувствую некоторое ваше напряжение, кадет Уильямс, - заметил Планкс с видом человека, которому неудобно сообщать собеседнику, что у того в зубах застрял кусочек шпината, - Возможно, нам стоит прерваться?
- Прошу прощения, сэр, - Энн вновь вернулась к безэмоциональному тону и смущенно опустила взгляд. – Пожалуйста, продолжайте.
-Отлично, нам бы не хотелось затягивать все эти процедуры, - сообщил Планкс, - Итак, мы подошли в Волану II. Пожалуйста, мисс Уильямс, расскажите, что там произошло с вашей точки зрения.
«А-вот-и-этот-вопрос!» - с некоторым облегчением пронеслось в голове у Энн. По крайней мере, его природа была понятной.
- Я не могу дать полный ответ на этот вопрос, поскольку не знаю всей ситуации, - аккуратно начала девушка. – Как вы знаете, на планете произошел мятеж из-за недовольства большинства жителей решением мэра Джеймстауна. После чего он, вероятно, сбежал. В центре города начались беспорядки, были попытки атаковать резиденцию и кардассианский гарнизон. Чем эта ситуация разрешилась, я не знаю, так как вместе с остальными участниками проекта «Альфа» была телепортирована на USS «Саратогу».
Энн вновь внимательно оглядела каждого из сидящих напротив. Трилл из Академии вызывал больше всего доверия, и в то же время он единственный задавал вопросы. Кардассианке она доверять не могла, пусть та и была руководителем проекта, а что нужно было землянину по имени Эпплби и вовсе было неясно.
-Рассказывайте то, что вам известно, - подбодрил Энн мужчина, а затем посмотрел на человека из федерального Бюро Индустриализации.
-Кадет Уильямс… - начал он, - О каком именно решении мэра Джеймстауна идет речь? Не могли бы вы пролить для нас свет на этот момент?
- Решение по поводу сближения с Федерацией, расширение взаимодействия, поставки федеральных товаров и техники, - пояснила Энн. – Большинству граждан Волана II это решение не пришлось по вкусу, начались беспорядки – по крайней мере, я так понимаю сложившуюся ситуацию.
-То есть вы подтверждаете, что население планеты изначально было настроено против Федерации? - задал следующий вопрос мистер Эпплби, занеся стилус над своим паддом.
- Население Волана II против вмешательства любых других сил в развитие своей планеты, - Энн почувствовала, куда ведет этот землянин, и это ей не понравилось. – Это независимая планета и хотела бы оставаться таковой. Вмешательство любого другого государства было бы также оценено отрицательно, будь то Кардассия или… или кто-нибудь еще.
- Волан II - одна из планет в Демилитаризованной зоне, - напомнила Толан, обращаясь скорее к Эпплби, нежели к Энн. – Если вы знаете историю, почему вас удивляет такое отношение?
-C момента установления Демилитаризованной Зоны прошло 14 лет, и за это время успело произойти многое, - напомнил Планкс, - Ситуация накалялась, приходила в равновесие, кардассианцы, маки, происшествие на Солососе III, Доминион… Мы в Федерации были шокированы жестокостью, с которой джем’хадар уничтожили столько человеческих жизней, и надеялись, что подобная ситуация больше не повторится. Одна из причин этого слушания - как раз помочь осуществиться этим надеждам на мир в том регионе. Продолжайте, мистер Эпплби.
-Кхм-хм, - откашлялся землянин, - Кадет Уильямс… значит, вы подтверждаете, что население планеты также настроено против Кардассии?
- Я этого не говорила! - воскликнула Энн. – Я только сказала, что население Волана II против любого влияния извне, не переиначивайте мои слова!
- Уильямс, успокойтесь, - осадила ее Толан.
-Разве это не одно и тоже? - заметил мистер Эпплби, слегка удивленно приподняв брови, - Переходим к следующему. Вам известно, что именно послужило сигналом к началу мятежа?
- Почему я должна это знать? – Энн сложила руки в защитной позе. – Вероятно, речь мэра стала достаточным поводом!
-Значит, мятеж был спонтанным?
- Вероятно, - Энн выделила это слово, - он начался в ответ на заявление мэра, и если бы этого заявления не было, не было и мятежа. Как я предполагаю, - добавила она.
-Кадет Уильямс, я бы хотел, чтобы вы остановились и немного подумали вот о чем, - вмешался Планкс, - Мы составляли хронологию событий, и согласно ей первые волнения начались действительно на главной площади Джеймстауна после речи мэра Велока Корама, в 14:00 по местному времени. Однако, связь на планете начала глушиться уже в 14:15, через несколько минут было также установлено поле, препятствующее телепортации в тот район. Первые серьезно вооруженные люди начали прибывать на площадь приблизительно в 14:30. Все верно, глинн Толан?
- Насколько мне известно, да, - кивнула кардассианка. – К этому времени меня уже не было на планете, но, согласно отчетам, все было так.
 Энн нахмурилась, переводя взгляд с Планкса на Толан.
- Наверное, все так и было, - пожала она плечами.  – У нас маленькая планета, а Джеймстаун – ее главный центр, что тут удивительного, что события разворачивались так стремительно?
-Это стремительность указывает на то, что мятеж не был полностью спонтанным, - заметил трилл, - У него был план. Что вы об этом знаете, кадет Уильямс? 
- Ничего, - она закусила губу и подняла взгляд на Планкса. – Вы в чем-то меня обвиняете?
-Почему вы так думаете? - развел руками мужчина, - Я всего лишь задаю вопросы, кадет, и пока они даже не очень сложные. Не понимаю, почему вы чувствуете необходимость защищаться.
-Кадет Уильямс… - вновь вступил мистер Эпплби, - Вам известно, кто заблокировал связь на планете?
- Вы предполагаете, что я должна была знать о плане, - глухо отозвалась девушка. – Я думаю, что связь заблокировали мятежники. Или вы ждете от меня, что я назову их имена?
-Да, будьте добры, - кивнул мужчина из федерального Бюро Индустриализации.
- Вы что, серьезно? – Энн даже рот приоткрыла от удивления и возмущения. – Вы понимаете, что я тоже с этой планеты, что среди них могут быть мои друзья и родные, против которых я не собираюсь свидетельствовать! Зачем вам имена, если их и так поддержало большинство населения Волана II, и это было всеобщее мнение наших граждан!
-Итак… - мистер Эпплби постучал стилусом по падду, - Значит, это были ваши родные и непосредственные знакомые. Кадет Уильямс… какими были ваши отношения с отцом?
- Да все на Волане II знают друг друга! – попыталась объяснить Уильямс. – Мы все знакомые, вы понимаете это? И все держимся друг за друга! А… что? Почему вас это волнует? Нормальные у нас отношения были и есть!
-Были и есть, - повторил мистер Эпплби, - Кадет Уильямс… вы поддерживаете контакт с вашим отцом, находясь на станции?
- Нет, - с неким внутренним удовольствием ответила Энн. Потому что как минимум сейчас ей не приходилось изворачиваться и искать ответы, которые были бы правдой, но при этом не навредили бы никому дома. – У меня нет связи с моим отцом и с Воланом II.
-Проверить, - коротко бросил мистер Эпплби, а затем снова обратился к Энн, - Кадет Уильямс… чем занимался ваш отец во время Доминионской войны?
- Он был фермером на Волане II, - ответила Энн. – Я думала, что вы будете задавать вопросы обо мне, а не о моем отце.
-Мне жаль, если вам неприятно говорить о вашем отце, - с сочувствием в голосе сказал Планкс, - Но у вас есть необходимая нам информация, и мы рассчитываем на вас, кадет Уильямс.
-Поддерживал ли ваш отец контакты с представителями других планет в Демилитаризованной зоне? - продолжил мистер Эпплби, - Слышали ли вы от него имена Айала, Димитрис, О’Коннор, Ро, Клейборн?
- Клейборны - наши соседи на Волане II, а О’Коннор – одна из самых распространенных фамилий что у нас, что на Земле. Даже если я и слышала все эти имена, я их не запоминала. Доминионская война закончилась 9 лет назад, мне тогда было 12 лет! - напомнила Энн. – И конечно мы общались с представителями других планет в ДМЗ, осуществляли обмен и торговлю – попробуйте иначе выжить в таком климате, как у нас!
Мистер Эпплби кивнул и что-то записал в свой падд.
-Рейнберд, Сергеев, Рейнольдс? - выдал он еще один ряд имен.
- Я не помню! Я не знаю! – воскликнула Энн. – Может быть, когда-то давно. Я не могу помнить все имена, которые слышала в своей жизни. Точно не последние несколько лет. Кто эти люди?
Ее собеседник снова кивнул, на этот раз, как ей показалось, с большим удовлетворением, как будто получил то, что хотел.
______________________
Продолжение следует...
Offline  
01 07 2016, 11:41:46 #182
Мастерский произвол

Re: Сезон 3, Эпизод 3

Продолжение

-Сколько кораблей с импульсными и варп-двигателями находится сейчас в распоряжении ваших родных и друзей, кадет Уильямс?
- Я не… - Энн оборвала себя на полуслове: - Зачем вы задаете все эти вопросы? Какое отношение они имеют ко мне и моему задержанию? Вы даже не назвали, на каких основаниях я сижу под замком! Я не собираюсь больше на них отвечать. Глинн Толан, коммандер Планкс! – она по очереди обратилась к остальным членам комиссии, которые молча наблюдали за ее допросом, и добавила чуть тише, но более уверенно: - Я хотела бы знать, что здесь происходит!
-Кадет Уильямс, - негромко ответил лейтенант-коммандер Планкс, - Это все еще очень простые вопросы, и я не понимаю, почему они вас так расстраивают. Пожалуйста, ответьте мистеру Эпплби - сколькими кораблями располагает Волан II? Это просто цифра.
- Эти вопросы не имеют ко мне прямого отношения. Волан II – другое государство, почему я должна рассказывать что-то о его мощностях представителям Федерации и Кардассии? – передернула она плечами. – Кроме того, откуда мне это знать? Спросите у бывшего мэра, он должен быть в курсе, как официальный представитель власти.
-Потому что эта информация нужна Звездному Флоту и Федерации, - так же негромко и серьезно ответил трилл, - И мы исходим из предположения, что вы, как кадет Академии, верны интересам этих организаций и готовы им служить. Или мы ошибаемся, и ваша преданность на самом деле принадлежит чему-то другому?
- А я полагала, что Федерация потерпела неудачу на Волане II, - заметила Толан, откладывая, наконец, свой падд. – Но ваши вопросы натолкнули меня на интересные мысли… Так зачем же Федерации знать о военной мощи Волана II? Какие у вас интересы на этой планете? – она приподняла надбровные гребни, со спокойным интересом оглядывая своих соседей. – Думаю, Кардассии будет любопытно о них узнать. Что касается ваших вопросов о Волане II, то меня удивляет, что у нас нет других источников информации, кроме этой девочки, которая, очевидно, ничего не знает.
Энн сидела, опустив взгляд и нервно перебирая пальцами по столу. Именно этих вопросов она больше всего и опасалась – и было бы глупо думать, что обойдется без допроса о ее семье.
- Я гражданка Волана II, и вы не можете заставить меня давать показания против моего государства или моей семьи!
-Глинн Толан, - Планкс повернулся к кардассианке, - Полагаю, наши интересы в данном случае совпадают, и оба наши государства хотели бы защитить свои границы, свои корабли, пересекающие Демилитаризованную зону, и своих граждан, оказавшихся в том регионе, от возможной агрессии. А для этого следует знать, с чем конкретно мы имеем дело, не так ли? В конце-концов, ваши сограждане пока пострадали больше всех. Поэтому мы приветствуем ваше здесь присутствие не только как нынешнего руководителя проекта, в котором участвует кадет Уильямс, но и как представителя союзного государства и делимся информацией. Продолжим? Давайте следующий вопрос, мистер Эпплби.
-Кадет Уильямс… вам известны контакты людей, которые поставляли оружие на Волан II?
- Нет, - проговорила Энн, глядя прямо перед собой. – Ничего подобного мне не известно, и я…
Кардассианка ее прервала:
- Коммандер Планкс, вам наверняка известно, что у Кардассии есть свои источники на Волане II – и это не то, что я хотела бы с вами обсуждать. Если вы считаете, что допрос участника моего проекта поможет вам обезопасить границы, то вы либо очень наивны, либо добиваетесь других целей. Пока Уильямс приписана к «Альфе», она находится под моей ответственностью. Давайте вернемся к вопросам, которые относятся непосредственно к кадету Уильямс. 
-Глинн Толан, кадет Уильямс - чрезвычайно ценный свидетель произошедшего, обладающий важной тактической информацией, - ответил Планкс, - Она была на Волане II, она обладает непревзойденным личным знанием участников мятежа, большим, чем все другие наши и ваши источники, поэтому мы считаем целесообразным задавать именно эти вопросы. Кадет Уильямс, вы готовы отвечать?
- Я отвечу на все вопросы, которые касаются меня, но не буду выдавать вам никого из других граждан Волана II! Что вы хотите с ними сделать?! – вспылила Энн. – То, что случилось на Волане II, не имеет никакого отношения к Федерации, действия на площади Джеймстауна не представляют для нее угрозы. А вот ваши вопросы больше похожи на попытки шпионажа на чужой территории!
-Напротив, кадет Уильямс, мы имеем основания полагать, что все случившееся имеет самое прямое отношения к Федерации, - сказал мистер Эпплби, - И мы имеем на нашей стороне печальный опыт игнорирования подобных событий. Как кадет Академии Звездного Флота вы имеете обязательства, и если вы не хотите их выполнять и помогать нам, у нас не останется выбора кроме как действительно перейти к вопросам, касающимся лично вас.
- Вы так говорите, будто вопросы, касающиеся меня - это что-то плохое, - буркнула девушка. – Ни один суд не заставит меня свидетельствовать против ближайших родственников, а это даже не судебное заседание. Если возможно, я бы пропустила часть про ресурсы моей планеты и знакомых моих родителей и перешла бы к вопросам обо мне!
-Значит, вы отказываетесь сотрудничать. Вопросы о вас… Кхм… - мужчина из федерального Бюро Индустрилизации что-то быстро промотал на своем падде, - Начнем с того, как вы отказались прибыть на предписанное вам место службы, или с того, как вы и ваши родные и знакомые заперли в ангаре двоих граждан Федерации и гражданина Ромуланской Империи и охраняли их с оружием в руках? Кадет Перим написала очень подробный отчет об этих происшествиях.
-Давайте возьмем перерыв и вернемся к этим вопросам завтра? - предложил трилл, - Все-таки это будет совершенно отдельный разговор. Возможно, если мы дадим кадету Уильямс время подумать и все взвесить, она изменит свое поведение и отношение. Что скажете, глинн Толан?
- Я бы хотела поскорее закончить с делом мисс Уильямс, - отозвалась Толан. – Но вижу, что у вас еще много вопросов. Чтобы не терять времени, я хотела бы сразу уточнить: какой исход ждет ее, если она и дальше, по вашим словам, откажется сотрудничать?
- Эй-эй, подождите! – завелась Энн. – Все было совсем не так! Не знаю, что там Перим понаписала, но я никого не запирала, а, наоборот, была против этого и уж точно не желала ничего плохого своим будущим коллегам! А что я их выпустила, она не писала?!
-Глинн Толан, - преподаватель из Академии обратился к кардассианке, но краем глаза продолжал следить за реакцией Энн, - В случае, если мисс Уильямс будет отказываться сотрудничать и выполнять свои обязательства, нам придется перестать считать ее законопослушным ответственным кадетом и тоже изменить к ней отношение. Академия Звездного Флота - не какой-нибудь сельскохозяйственный техникум, который можно закончить “ради корочки” и забыть. Мы много вкладываем в своих подопечных и многого ждем от них в ответ. Наши выпускники становятся лицом Федерации, которые будут защищать ее и представлять ее интересы в любых точках Галактики, включая систему Волан. Поэтому мы не можем сделать офицером того, кто не разделяет наши ценности и цели, того, кому мы не сможем полностью доверять. Мисс Уильямс придется покинуть Академию, а также столкнуться с обвинениями в пособничестве преступным анти-федеральным группировкам в то время, как она была кадетом в самом сердце Федерации. Возможно, речь также пойдет о шпионаже. Прецеденты у нас уже были.
Толан кивнула:
- Я понимаю. Однако, если я не ошибаюсь, в Звездном Флоте служат не только граждане Федерации: я слышала о ференги, клингонах, и даже кардассианцах. Вы, вероятно, слышали о моей соотечественнице Этел Норин, которая служила здесь на станции и работала на Звездный Флот, - заметила координатор. – От них вы также требуете отказаться от интересов своего государства и сообщать вам информацию, которая может быть засекречена?
Энн сидела молча, опустив взгляд, и выглядела очень расстроенной. Она уже не пыталась ничего ответить на выдвигаемые обвинения и даже не смотрела на комиссию.
-Любой случай вступления в Звездный Флот не-гражданина Федерации - отдельный индивидуальный случай, а поступление в Академию для таких молодых людей - более сложный процесс, чем для наших граждан, - ответил Планкс, - Однако, если, допустим, Ференгинар начнет представлять опасность для нашей национальной безопасности, происходящие оттуда офицеры тоже столкнуться с тем же конфликтом интересов, что и мисс Уильямс. У вас в группе ведь тоже есть девушка-ференги? Спросите ее, в курсе ли она и что об этом думает. Когда мисс Уильямс поступала в Академию, отношения между ее родной планетой и Федерацией были одними, но с тех пор ситуация изменилась, и мы должны меняться вместе с ней. Завтра мы вернемся к этому обсуждению. Всех же устраивает завтра? - лейтенант-коммандер посмотрел по сторонам.
- Назначайте время, - согласилась кардассианка, вставая со своего места. – Мисс Уильямс, у вас будет достаточно времени подготовиться, - она посмотрела на девушку, но та никак не отреагировала.

Offline  
06 07 2016, 15:18:41 #183
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


К презентации Ракар толком приготовиться не успел, лишь просмотрев присланные материалы с совсем иной целью, чем подготовка. Однако, это не составляло проблемы для того, чья область деятельности предполагала и нуждалась в умении импровизировать в любой ситуации и находить выход из безвыходного. Впрочем, безвыходной такая смена очереди не была, ибо всю необходимую документацию он уже получил. И теперь он даже испытывал некоторое удовлетворение и предвкушение, потому что то, что он покажет - увидит Квинтилия. Ей должно понравиться, не может не понравиться. Красота Ромула - это не какой-то там земной город, и это не глупость, которой Перим не занимается, а значит - он обречен на успех.
Перед началом, он переставил файлы голопроекций на кардассианском кристалле данных в новой последовательности, переключил управление на голосовое и встал по центру голокомнаты.
- Прошу вас всех отойти к самой противоположной стене, - Ракар выставил перед собой правую руку вперед ладонью, как бы намереваясь отодвинуть всех присутствующих, и когда они отошли, Ракар задержался на секунду перед запуском программы. Это не было выступление в Сенате, о котором он мечтал, это не было выступление перед комиссией или боевыми товарищами, не доклад о разведке, а совсем другое. Стоящие перед ним могли быть врагами для него прямо сейчас, и он собирался представить им свою планету. Показать то, что бесконечно ему дорого.
- Запустить.
Голографические излучатели преобразовали внешний вид голокомплекса и все присутствующие оказались в открытом космосе, издали наблюдая звездную систему из 4-х планет, вращающихся по орбите звезды. Лишь легкая координатная сетка с тонкими линиями, обозначающими орбиты и ровный, чуть отличающийся от прозрачного - пол, ограниченный как раз там, куда Ракар попросил переместиться всех присутствующих, напоминал о том, что на самом деле это голограмма  большой лаборатории астрометрии, а не открытого космоса.
- Как вам всем наверняка известно, Ромул - вторая планета в нашей звездной системе, с двумя естественными спутниками, вращающимися вокруг него по разным орбитам, - начал рассказывать Ракар после некоторой паузы между включением картинки и началом повествования - аудитории требовалось сначала рассмотреть 3D проекцию ромуланской системы.
Планеты двигались по орбитам, вращаясь вокруг своей оси, только третья планета, соседка Ромула, всегда была обращена к звезде системы одной стороной.
Ракар увеличил карту, и астрометрическая проекция ускоренно вращая Ромул, показала всем присутствующим шесть среднего размера материков среди океанов. Вращение планеты замедлилось, скрестив руки за спиной, Ракар прошелся, подражая своим учителям и менторам из Академии Тал Шиар и спросил:
- Имеются ли вопросы перед переходом к следующей проекции?

Уже второй раз, не сговариваясь, авторы презентаций начинали показ из космоса, отметил про себя Тенек. Возможно, дело было в том, что открытое космической пространство привлекало интерес разумных существ издревле, и этот интерес существовал в каждом уже на уровне бессознательного или малоосознанного. Стажёр вспомнил одну из своих медитаций – медитацию в голокомнате с имитацией космического пространства. Ещё одна общая черта для большинства гуманоидов.

Освальд давно хотел увидеть Ромул и больше про него узнать, поэтому с интересом всматривался в изображение. Ему сразу захотелось спросить, произошли ли шесть материков из одного, как на Земле, но это, в конце концов, можно и в справочнике посмотреть. Если ромуланцы и эту информацию не скрыли, конечно. Тогда пришлось бы искать Ракара отдельно. К тому же, во время презентации Квинтилии Ракар то и дело нападал на землян, поэтому лишний раз давать ему повод демонстрировать своё превосходство совершенно не хотелось. "Будут важные вопросы - задам их в конце", - решил кадет.
С тех пор, с самого начала проекта, для Лайтмана прошла почти целая вечность. С тех самых пор, когда он шел по коридору стыковочного кольца, чтобы встретить прибывающего ромуланца Валардиса. Прошло 5 лет с хвостиком с момента битвы Энтерпрайза в провале Бассена, о котором рассказывал Артуру отец, служивший на USS Эксплорер. С тех пор Лайтман мечтал о дружбе и союзе с Ромуланской Империей, о том, что всякая вражда может быть преодолена, взаимные обиды забыты и прощены. Он всегда верил в то, что все расы, все люди могут объединиться.
С тех пор эта вера изрядно поколебалась, в первую очередь по причине разочарования собственно в самих людях, землянах, которые, как до недавнего момента он считал, эволюционировали в своем сознании. Он ошибался, как показывала практика. Особенно практика предыдущей презентации, которая довела его почти до эмоционального истощения. Кадеты Звездного флота земной принадлежности были жестоки к другим. Но это были не все кадеты и не все офицеры Звездного флота. Лишь отдельные люди, по которым не следовало судить о целом. И теперь, он с интересом наблюдал за голографическими проекциями Ромула, представляемые ромуланцем, за уникальным действием, возможности для которого раньше никогда не было.
Квинтилия смотрела на проекции со слегка отсутствующим видом, все еще стоя рядом с кадетом Баккер. В ее голове крутилось слишком много мыслей и вопросов - о произошедшем с ней всего несколько минут назад, о событии, которое было этому предпосылкой, а том, почему все стало для нее так сложно… Правда, пара мыслей об идущей презентации ей пришли в голову тоже, но они не были вопросами… по-крайней мере, не такими, которые следовало задавать. Ей было интересно, как называются луны Ромула, но ведь это можно было посмотреть в базе данных. Зачем говорить о вещах, которые легко можно найти самому, когда все источники информации под рукой? Незачем, ужасно глупо так делать. Но это значило, что у людей становилось меньше тем для разговора, они становились более одинокими, и это было грустно, даже для такой, как Квинтилия.
Вопросов не было и Ракар перешел к следующей.
Одна голографическая проекция плавно сменилась другой. Теперь все наблюдали город с высоты птичьего полета. Раскинувшийся впереди город в перспективе утопал в голубой дымке, частично потому, что за городом до самого горизонта распростерся океан, над которым плыли не менее синие облака.
Архитектура города отличалась множеством высотных зданий, разнообразием правильных геометрических форм и шпилей. Вершины некоторых из них были украшены статуями птицы, расправившей свои крылья, в разных формах. И если приглядеться внимательнее, везде это была одна и та же птица. По крайней мере один и тот же вид. Среди всего этого разнообразия форм и высот одно бросалось в глаза - преобладание серого цвета, везде, в разных оттенках, но все же серого. Только ровные аккуратные газоны и сады были идеально зелены и создавали тем самым контраст цвета.
- Ромуланская Звездная Империя - одно из сильнейших государства альфа и бета квадрантов. Сейчас вы наблюдаете его столицу. Во главе Империи стоит Император, однако реальная политическая и законодательная власть принадлежит Сенату, во главе которого находится Претор. А это наша эмблема, - Ракар указал рукой в правый от кадетов угол голокомнаты, где отобразилась серая птица с крыльями вразлет. Плавные линии и окружности, острые углы ее оперения и хвоста - все это создавало ощущение силы, уверенности и достоинства тех, чьим символом она была.
Что вулканцы отлично умеют, так это молчать, по крайней мере в тех случаях, когда при них говорят очевидные вещи, переполненные подтекстом, как гроза – электричеством. Когда-то предки ромуланцев с презрением отвернулись от пути тех, кто стал предками вулканцев. А столетия спустя попытались присвоить планету-Родину силой. При этом делая вид, что она им абсолютно безразлична. Зачем? Вряд ли Тенек получит ответ на этот вопрос во время презентации ромуланца. Вряд ли он вообще когда-нибудь получит ответ на этот вопрос.
В отличие от презентации Квинтилии, на презентации Ракара установилась тишина. Не та скучающая и унылая тишина, как на наиболее вкусных лекциях в Академии, но тишина серьезная, напряженная и мрачная – прямо как Ромул в представлении большинства федератов. Такая тишина, в которой Самрита чувствовала себя очень некомфортно: серый цвет подавлял, как и монументальные фигуры, и величественные здания. И в то же время она представила себя на этой планете и первое, что ей захотелось сделать, это бежать отсюда как можно дальше.
Чтобы хоть как-то нарушить тишину, Самрита задала самый дурацкий вопрос, который только можно было придумать – только потому, что он первым пришел на ум.
- Откуда вообще взялась эта птица? – как бы между прочим поинтересовалась девушка. – Она же и в ваших кораблях встречается… Почему именно она?
- Эта птица носит имя – Раптор, - ответил Ракар, - она связана с древними легендами нашего народа. Ее качества, такие как – сила, верность, преданность своей стае, независимость и неуклонное следование своему пути – являются и качествами ромуланцев. Действительно, как вы заметили, у нас много таких образов и скульптур, и все наши корабли формой фактически повторяют контуры этой птицы. Это отражение ромуланской сути, основанное на сходстве с ней.
Презентацию Ракара Джез Тенма слушал внимательнее. Что ему какой-то маленький Трилл? А здесь речь шла об Империи, о силе, с которой нужно считаться, о настоящей, заслуженной боевой гордости. Наверное, по-хорошему, по умолчанию ромуланцев надо было считать потенциальными врагами, потому что рано или поздно они встанут на дороге политики экспансии, которой столетиями придерживался Кардассианский союз… Но в то же время Тенма ловил себя на мысли, что в чем-то с Ракаром у него больше общего, чем с Освальдом, как бы тот ни нравился молодому кардассианцу.
Квинтилия тоже, наконец, прислушалась и еле заметно кивнула, с чем-то мысленно соглашаясь.
____________
и все кадеты


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 07 2016, 15:20:47 #184
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


И снова вопросов было не так много, Ракар сменил слайд.
Голографическая проекция снова сменилась, теперь кадеты находились перед двухэтажным зданием круглой формы, с колоннами и узкими высокими окнами. Пространство возле него составлял сад из ровно постриженных деревьев и газона, и нескольких пристроек с высокими шпилями. Круглое здание вместе с фундаментом было вписано в квадрат, по четырем углам которого стояли скульптуры ромуланцев в мантиях, держащих в руках длинные топоры.
- Это Сенат, - произнес улан, - вид снаружи. Дальше мы пройдем в него и осмотрим изнутри, - он сделал приглашающий жест рукой, разрешая кадетам подняться по ступенькам и пройти внутрь.
Ракар рассказывал и показывал все это без тени высокомерия во взгляде или голосе, его тон был спокойным, ровным и серьезным. Он будто вел экскурсию по Ромулу для своих лучших друзей, как будто и сам был у себя дома, уверенным и искренним, до той степени, до которой мог себе позволить.
«Внутрь?» - мысленно удивилась Самрита. Она думала, что приписываемая ромуланцам паранойя не позволит показывать столь важные здания изнутри. В конце концов, даже она не собиралась показывать Совет Федерации в своей презентации! Краем глаза она отметила, что стоящая поблизости Квинтилия немного отошла после нежелательной беседы и теперь слушает презентацию, как и все остальные. Не то, чтобы кадет-трилл и ее внутренние переживания особенно интересовали землянку, но почему-то ей стало легче от осознания того, неприятная тема осталась позади. Сама же Самрита сделала несколько шагов в сторону, чтобы подойти поближе к статуям и рассмотреть их поближе.
- А это кто? – поинтересовалась она, всматриваясь в лица запечатленных навечно ромуланцев.
- Это значимые ромуланцы из нашей истории, те, которые вели за собой и вдохновляли. Вот этот, на которого вы смотрите, кажется – Претор, руководивший Сенатом 5 веков тому назад, но его имя я назвать не могу, как и остальных. – Ракар задумался на секунду, - просто потому, что не помню,  но это не является секретом. Если это действительно интересно, я могу найти данную информацию позже.
Самрита и улыбнулась и закивала.
-Неужели вы не подготовились? - притворно изумился райзианец, - А другие имена и названия? Хотя бы в каком городе мы сейчас находимся?
- Хороший вопрос, Тар Мари, - улыбнулся Ракар, - но дело в том, что город, в котором находится Сенат – я не назову, и надеюсь на понимание в этом деле. Вопросы безопасности непреложены, и разночтения не имеют.
Заметив, как никто не спешит подниматься по ступенькам, он продолжил:
- И все же, нет ничего более вдохновляющего для начала пути к возможности мира и сотрудничества между нашими народами, чем экскурсия для представителей разных рас в здание Ромуланского Сената. Пусть и в голографической симуляции. Поэтому не следует смущаться и пребывать в замешательстве. Но, если это составляет проблему, я могу сменить картинку так, что мы просто окажемся внутри. Однако мне кажется, что подняться по ступенькам и войти – это процесс, порождающий определенное чувство, эмоцию, впечатление. Начала контакта, например.
-Подождите, дайте нам немного времени, - попросила Жантарин.
Попавшие в калейдоскоп сменяющих друг друга локаций кадеты продолжали с возгласами восхищения или удивления оглядывались вокруг.
До этого молчавший Освальд, вдруг подал голос:
- Как название города может составлять государственную тайну? - на его лице отразилось неподдельное удивление. - Было бы военное поселение, закрытое даже от своих, - было бы понятно, но тут же ваше правительство заседает. Если уж на то пошло, то внутренности этого здания должны составлять тайну, но никак не название города.
Кадет нахмурился, и по его лицу было видно, что он о чём-то задумался.
- Однажды, в 23-м веке по вашему исчислению, мистер Макдауэлл, - очень серьезно произнес Ракар, - между Федерацией и Клингонской Империей происходила конференция, названная Китомерской. Место ее проведения было засекречено, в силу обеспечения безопасности представителей обеих сторон. Аналогичная причина лежит в основе того, что город, в котором находится Ромуланский Сенат – совершенно не важен в моем повествовании. Уверен, вы понимаете, о чем я.
- Мари, Макдуаэлл, - возмущенно произнесла Самрита и округлила глаза, но в ее голосе слышались веселые нотки. – Вы доведете своими вопросами мистера Ракара до того, что он и вовсе ничего показывать не будет, а ведь этого мы не хотим!
-Да-да, давайте смотреть и надеяться, что хотя бы что-то из показанного - правда, - вполголоса проворчал Тар Мари.
- Ве-ерно, - протянул Освальд с оттенком задумчивости, - но ведь в места проведения подобных конференций не допускались даже посторонние жители Федерации и Клингонской империи, а у вас же здесь город, в котором живут простые граждане. Впрочем, Сэм права, - добавил он куда веселее. - Остаётся надеяться, что когда-нибудь хоть кому-то удастся узнать и эту тайну.
Поймав взглядом райзианца, кадет усмехнулся и кивнул ему, давая понять, что подумал о том же самом несколько секунд назад.
- Всему свое время, - улыбнулся Ракар, простой доброжелательной улыбкой, которую от него еще никто из присутствующих не видел, - но не беспокойтесь, я покажу всё, что запланировал, тем более что самое интересное и самое вдохновляющее у нас впереди. Теперь, если все готовы, мы пройдем внутрь.
Кадеты поднялись по ступенькам и вошли в высокие двери здания.
Пройдя вслед за Ракаром по широкому коридору, со множеством закрытых дверей по бокам, кадеты вошли в центральный зал. Главное помещение для заседаний Сената представляло собой круглый зал с колоннами, высоким сводчатым потолком и четырьмя секциями для сенаторов. По центру, крепясь к верхней точке свода, находилась массивная скульптура все той же птицы, хищно раскинувшей свои крылья, как бы угрожая и одновременно защищая всех тех, кто находился в помещении.  Зал был пуст, здесь никого не было, кроме кадетов проекта, только столб света из окна наверху, падал на пол, преломляясь  в разноцветном стекле. Ракар прошел в самый центр и сам окинул взглядом всё помещение. Оно его вдохновляло, он представил себя выступающим здесь, в этом месте.
- Вот, это самое место, где принимается большинство судьбоносных и не очень решений моей Империи, - сказал он. - Решения принимаются коллективно, путем обсуждения и голосования. И уверяю вас, всё что показано - правда.
-Я где-то читал… - болианец Брол Арко негромко обратился к скпетически настроенным Освальду и Тару Мари, - что одно земное госудраство, в мирное время, когда делилось картами своих территорий с соседями, сознательно допускало в них ошибки - там речку направили в другую сторону, тут дорогу не нарисовали, в другом месте - поставили лишний населенный пункт… Это были настоящие карты, но не до последней детали. Может, с этой презентацией то же самое.
-Но все равно это не честно, - упрямо ответил райзианец.
Это было здесь. То самое место, где ромуланцы не только решали важнейшие государственные вопросы, но и убивали друг друга с цинизмом, поражающим воображение. Не в поединках, не глядя в глаза, а предательством, ядом, ударом в спину и, наконец тем, чего ромуланцам так и не удалось скрыть полностью – чем-то загадочным, что во мгновение ока убило всех сенаторов. Пусть это была голограмма, но для М’Коты этот зал пах предательством и тленом. Ей хотелось уйти. Уйти и отрясти прах этого места со своих ног, но дипломатические обязательства заставили её стиснуть зубы и стоять на месте.
Посмотрев на своих сограждан по Федерации, Освальд очень тихо произнёс:
- Да, вот если бы ромуланцы вступили в Федерацию... впрочем, о чём это я! Хорошо если наши праправнуки доживут хотя бы до такого альянса, как у нас сейчас с клингонами, - он потёр подбородок в задумчивости, а потом, ухмыльнувшись, подмигнул. - Смотрите.
Кашлянув, он обратился к ромуланцу:
- Ракар, а у вас не заготовлено демонстрации того, как проходит голосование и обсуждение? Было бы очень интересно посмотреть на законотворчество по-ромулански!
- Чего нет, того нет, мистер Макдауэлл, - усмехнулся Ракар, - но, я полагаю, иногда дебаты бывают жаркими. Прямо как на наших совещаниях по проекту, с участием землян и всех прочих. Но довольно политики. Если желаете, побудем здесь еще немного, а затем перейдем к другим достопримечательностям.
-Мистер Ракар, это грандиозное здание, - негромко сказала Хена. - Но скажите, насколько эксклюзивно то, что мы видим? Сюда водят экскурсии для простых жителей вашей планеты или оно обычно закрыто для посетителей?
- Смотря кого считать простым жителем, мисс Хена, но да, то, что вы видите – не место для экскурсий. Выступить перед Сенатом имеют право те, кому есть, что сказать существенного. Обычно - это ромуланцы, наделенные государственными обязанностями различного ранга, и обремененные ответственностью. Не существует необходимости для обычных экскурсий в это место. В других случаях – это могут быть послы иных государств. Для всех вас доступна голографическая экскурсия сюда потому, что все вы – не случайны, каждый из вас полномочный представитель своего государства в этом важном для моей Империи проекте, - ответил Ракар.
-Ну просто посмотреть, тут же красиво… - пробормотала Хена, но это ни в коем случае не было предложением к спору.
- Зато считай, что ты увидела настоящий эксклюзив, - заметила Самрита на слова ференги. Но из головы у нее не выходили слова Тара Мари, что не все тут могло быть правдой.

Пока кадеты проникались важностью момента и того, что им доверили увидеть, дверь в голокомнату бесшумно открылась и на пороге появилась глинн Толан. Кардассианка коротко кивнула Ракару, но ничего не сказала, не желая привлекать к себе внимание. Отыскав в толпе Утару Рилл, она подошла к болианке и, наклонившись к самому ее уху, что-то негромко проговорила. Уже через минуту обе женщины покинули помещение, оставшись незамеченными большинством кадетов.

_______
И все-все-все
Offline  
06 07 2016, 15:22:06 #185
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, возле голокомнат


Когда дверь голокомнаты закрылась и женщины оказались в коридоре, Толан сложила руки за спиной и негромко обратилась к советнику:
- Как вам известно, сейчас состоялось закрытое слушание по поводу кадета Уильямс. Оно прошло примерно так, как я себе и представляла в худшем случае, и будет продолжено завтра. Пока Уильямс не выпускают из-под стражи, и я думаю, что ее ситуация только ухудшилась. Ее подозревают в связях с маки, и, хотя я никогда не сочувствовала этим террористам, я считаю, что Уильямс требуется поддержка.
– Я этого не ожидала, – призналась Утара. – Мисс Уильямс должны были хорошо узнать за годы учёбы, достаточно хорошо, чтобы проявить к ней подобающее понимание. Вы можете рассказать подробности?
Толан внимательно посмотрела на советника, пытаясь оценить, действительно ли та не ожидала, или умело притворяется.
- Советник, вы читали отчеты в Волана II, и в том числе вы знаете обо всем, что делала Энн Уильямс, - осторожно начала кардассианка. – У Федерации есть основания считать, что она способствовала маки и, давайте говорить откровенно, вы прекрасно знаете, кто ее отец. Вопрос сейчас в том, что от нее требуют – на дознании у нее пытались узнать информацию по поводу бывших членов маки, военных ресурсах и контактах Волана II. Если ваша федеральная разведка так действует, это не слишком изящные методы, и единственное, чего они добились – заставили ее нервничать и в конечном итоге замолчать. Завтра будет продолжение, и ее ждут вопросы относительно ее действий во время мятежа, - координатор сделала паузу, давая советнику Рилл догадаться, что именно будут спрашивать, и затем закончила свою мысль: - Я бы хотела, чтобы бы вы ее подготовили к этой беседе.
– Это само собой, – согласилась Утара. – Да я знаю, кто её отец, кто она сама, и говорю о своих неоправдавшихся ожиданиях именно поэтому. У нас не принято судить человека за то, кто его отец, или где он родился. Если нет веских причин подозревать Энн, нет причин и держать её под арестом, и в любом случае незаконно принуждать её свидетельствовать против родни. Если же эти причины есть, если они вески, но подозрения не превратились в уверенность, было бы разумнее всего допросить её формально и отпустить, сохранив негласное наблюдение. Как видите, в обоих случаях конфронтация не лучший выход из положения. Напрашивается мысль, что на несчастье мисс Уильямс ей попался кто-то, кто слишком любит «охоту на ведьм» и не обладает особыми способностями к дипломатии. Скажите, как вам показалось, на неё оказывали давление?
- Смотря что считать давлением, - пожала плечами Толан и усмехнулась: – и что им считают федераты. Я не сталкивалась до сих пор с федеральной судебной системой, и это дознание стало моим первым опытом. Со своей стороны, я бы не назвала вопросы к мисс Уильямс давлением, но они, определенно, были ей неудобны. Думаю, она расскажет вам о своих ощущениях. Однако, миссис Рилл, - кардассианка развернулась к советнику, - хоть мы и должны помочь Уильямс, я не уверена, что ее участие в проекте является необходимым. Возможно, для нее было бы лучше вернуться домой.
«И не только потому, что я не хочу видеть в своем проекте маки и сочувствующих, - убеждала себя Толан. – Девочке тоже так будет лучше».
– Стойкость – странное свойство, – сказала Утара. – В нашем мире многие готовы морально проявить стойкость во внешних испытаниях, но бывают шокированы, когда давить начинают свои. Что касается блага мисс Уильямс, я всегда считала, что каждый из нас вправе сам решать, что для него есть благо. И если мисс Уильямс, считает участие в проекте благом для себя, я не стану её отсюда выживать. Если бы за ней числился доказанный серьёзный проступок – это был бы другой разговор, а на нет и суда нет.
- Вы сможете обсудить это с ней, - заметила Толан. – И вы ошибаетесь, полагая, что я собираюсь кого-то «выживать». Итак, я могу надеяться, что вы подготовите ее к завтрашнему слушанию? – это был не вопрос, по крайней мере, отрицательный ответ не предполагался, и Толан продолжила: - Что касается сегодняшней встречи с господином Корамом, вы решили окончательно, будете ли сопровождать нас с коммандером Мори или нет?
Утара нахмуралась:
– Вы изменили мнение? Появилась новая информация?
Кардассианка покачала головой:
- К сожалению, нет. Ни то, ни другое. Но ваша экспертиза как советника пришлась бы кстати. Впрочем, я понимаю вашу мотивацию и нежелание злить Корама еще больше, и не буду вас уговаривать – на вашем месте я бы тоже не хотела злить его лишний раз. Но придется, - с отстраненной полуулыбкой добавила она. – Значит, ваш ответ – нет?
Утара кивнула. Вертикальная складка на её лбу стала глубже, было видно, что ей не нравится такое решение.
– Не хотелось бы об этом пожалеть. Сейчас ваше настроение нравится мне не больше, чем настроение коммандера Мори. Не обижайтесь на мою прямоту, но... не наделайте глупостей! Я не хочу будить в нашем пугливом мэре инстинкт загнанного зверя, а поэтому, вам придётся проявить мудрость за нас двоих... Даже за нас троих, учитывая озвученое намерение коммандера.
Толан задумчиво посмотрела на советника, а затем усмехнулась:
- Не волнуйтесь, советник, не в моих интересах сейчас вредить ему и нам всем, - слово «сейчас» прозвучало несколько обособленно. – Я всего лишь напомню ему о долге перед Кардассией и о последствиях, которые повлекут за собой нарушение этого долга, и призову к его чувству ответственности, как гражданина. А дальше… а дальше мы увидим.
Она вздохнула и сделала несколько шагов вперед по коридору.
- Не думаю, что есть смысл еще больше откладывать эту беседу. Кстати, как презентации? Кадеты справляются? – сменила она тему и кивнула в сторону голокомнаты.
– С презентациями справляются, с общением между собой несколько меньше. Ожидаемо, но некомфортно. Впрочем, вы ведь преподаватель, вы можете это себе представить и без моих описаний!
- Они справятся, - уверенно произнесла Толан. – Для этого они и здесь. Надеюсь, обошлось без серьезных происшествий?
Она посмотрела долгим взглядом на дверь голокомнаты, будто бы могла через нее видеть.
- А я ведь рассчитывала присутствовать на всех презентациях. И особенно любопытно мне было взглянуть на Ромул, - тихо заметила она. – Кадеты, должно быть, думают, что их начальству нет до них дела.
В какой-то мере это так и было, и Толан отдавала себе отчет, что с момента возвращения на ДС9 уделяет кадетам намного меньше внимания, чем раньше, а мысли ее сконцентрированы на судах и – особенно – на бывшем мэре Кораме. И на том, что она должна спасти проект. И что, вероятно, ей нет уже особого смысла погружаться в его процессы, раз она собирается его покинуть.
- Хотя бы презентацию гила Тенмы я не собираюсь пропускать, - добавила Толан бодрым голосом, - и ничто не помешает мне ее посмотреть. А теперь не буду заставлять господина Корама ждать – с нетерпением жду встречи с ним.
– Мы же договорились: я всё вам покажу в записи, – улыбнулась болианка. – Занесу попозже вечером, когда покончим с делами. Ни одна презентация не пройдёт мимо вас, обещаю!
- Спасибо, советник, - кивнула кардассианка, еще на секунду задержала взгляд на двери голокомнаты, словно о чем-то раздумывая, а затем развернулась и направилась к спуску на первый уровень «Кварк’с».
– Удачи вам, – негромко сказала болианка ей вслед. Слышала Толан эти слова или нет, они шли от сердца. Не только ради проекта, но ради кадета Лайтмана, ради коммандера Мори и ради самой глинна Толан.
_________
С Утарой Рилл
Offline  
06 07 2016, 15:49:01 #186
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


И еще на секунду Ракар задумался, подбирая слова, чтобы ответить Хене. Он не считал нужным прямым ясным текстом отвечать еще раз, что место, где заседает Сенат, неоднократно подвергавшийся опасности, нападению, революции, предательству, как снаружи так и изнутри – является местом, куда могут пройти лишь тщательно проверенные и преданные. Или те, кому в живом состоянии оттуда уже выходить не придется. Этого не следовало знать этой доброй, наивной и открытой ференгийской девушке, а также и всем остальным, потому что это было внутреннее дело его Империи. Дело, в котором не все было гладко. Целиком уничтоженный Сенат 5 лет тому назад, восстанием на Реме и предательством военной верхушки, тому подтверждение. Именно тогда полное уничтожение главной планеты Федерации было остановлено коммандером Данатрой, женщиной, истинным патриотом Империи, не захотевшей покрыть свои руки и руки многих поколений ромуланцев в крови ни в чем не повинных землян. Федерация знала об этом, потому что флагман Звездного флота принимал в этом всем непосредственное участие, но говорить об этом Ракар не хотел. Говорить об этом было не нужно, хоть и не составляло секретности. Выносить все это вовне – вовсе не стоило, как минимум потому, что о Ромуле он хотел рассказать положительное. Потому что несмотря на всю грязь и боль – есть другая сторона, и ее больше. Та сторона, которую он любил.
- Есть много других примеров такой же грандиозной и впечатляющей архитектуры, включая памятники прошлого, мисс Хена, из тех, которые доступны всем, они не менее красивы, но изображений их у меня нет сейчас. По крайней мере не в рамках этой презентации. 
Координатор зашла и вышла с советником, быстрым взглядом Ракар проследил за ними. Видимо, закончился эпизод лично-проектного дела Энн Уильямс, и закончился не особенно хорошо, раз оба руководителя удалились на совещание. Ракар представил себе различные варианты того, что там может быть, и понял, оправдание девушки с Волана II – задача не из легких. Звездный флот не был ни слабым, ни глупым. Он подозревал предательство и просто так такие дела не оканчиваются.
Не подав вида, что обратил внимание на этот эпизод, он еще раз обвел взглядом кадетов, ожидая новых вопросов или желания переходить к следующей проекции.
Когда картинка сменилась снова, кадеты увидели степь от края до края горизонта, покрытую зеленой травой и синими цветами. Теперь все присутствующие стояли у парапета, ограждения, ограничивающего небольшую площадку, идущую по всей окружности цилиндрического здания стометровой высоты. Они находились почти на самом верху этой единственной среди степи постройки. Вершину финализировал купол, элементы формы которого могли приходить в движение.
- Здесь расположена учебная обсерватория и астрометрическая лаборатория, для тех, кому рано совершать внепланетные научные звездные наблюдения. Вдали от ночного света городов - одно из идеальных мест, - прокомментировал ромуланец новую проекцию.
Сатал подошёл к краю площадки и посмотрел вниз: отсюда открывалась удивительная панорама. Он любил высоту. И эта красота заставила его на мгновение забыть то тревожное чувство, которое возникло в душе минуту назад, когда, проследив за взглядом докладчика, он обнаружил, как координатор проекта и советник покидают комнату. Энн Уильямс тоже не было среди них. Что-то происходило…
- Вы можете включить ночной режим? - спросил юноша, поднимая голову к небу: ему вдруг захотелось увидеть над этой степью полог из звёзд.
- У этой проекции нет ночного варианта, но следующая – как раз в ночное время, и звезд там немало. На этом телескопе я и сам учился, когда был еще маленьким.
Сатал задумчиво кивнул в ответ. Жаль, под звёздами это, должно быть, выглядело и вовсе по-особенному. Он ещё раз окинул взглядом раскинувшуюся картину и отошёл от края, приготовившись слушать дальше.
Ракар прошелся вдоль ряда кадетов, вглядываясь в лица тех, большинство из которых могло быть или стать его врагами. Это было интересное наблюдение о том, как могут повести себя люди, когда им кто-то рассказывает и показывает свое сокровенное и дорогое. Его невозможно было обидеть или задеть, но это был уникальный момент для изучения настоящей сути этих, присутствующих здесь. Тем более, что они уже показали себя с такой стороны на предыдущей презентации.
Тенек думал о том, что такого вида на Вулкане не найти, сколько не ищи. Было странно думать, что те, кто избрал для себя путь войны  нашли себе для жизни одну из самых мирных планет в Галактике – щедрую, изобильную и насколько это возможно для планеты, безопасную. Красивую той понятной для всех красотой, которую не надо ценить вопреки коварству или жестокости. Т’Хаси – опасную, необузданную и суровую – они оставили позади.
Когда Сенат исчез, М’Кота почувствовала облегчение. Перенестись оттуда, из удушливой атмосферы интриг на простор, где не было ничего поддельного – это было как глоток воздуха. Можно было уже не сдерживать себя, опасаясь рявкнуть что-нибудь недипломатичное, а просто опереться о парапет и подставить лицо ветру. Сразу вспомнились прыжки с шаттла с антигравом и тренировки архаичных методов эвакуации, когда ноги сперва касаются высоких верхушек травы, а потом утопают в ней, а за спиной медленно опускается яркий прямоугольник парашюта.
– Вы здесь не прыгаете? – спросила она, не отрывая взгляда от открывшейся ей картины. – Я имею в виду учебные прыжки.
Ракар посмотрел на М'Коту с некоторым интересом.
- Нет, прыгаем мы по другому. Здесь мы наблюдаем за звездами в учебных целях.
Через минуту он запустил новый файл, картинка на этот раз сменилась ночным пейзажем. По обеим сторонам лежащего в низине озера возвышалась горная гряда из множества отдельных скал. Кадеты стояли на маленькой площадке горного уступа, вниз, к озеру вела тропинка. На противоположном берегу, там где пространство между озером и подступающими скалами составляло по визуальным ощущениям около двух километров, были видны множество огней. А над головой, в ночном небе с миллиардами звезд, висели сразу две луны, и отражались в озере.
- Долина Чулы, - сказал Ракар, - на том берегу, - он указал рукой на огни, - небольшое поселение, маленький город. Несколько домов есть и с этой стороны, вырубленные прямо в скале. Это место очень ценится как одно из лучших для отдыха и путешествия. Спуск к озеру займет час, поэтому я могу программно сменить наше местоположение при желании. Также можно здесь полазить по скалам. В них есть весьма занимательные пещеры. Протоколы безопасности включены, поэтому падение никому не грозит.
В этот раз с неподдельным интересом посмотрел на кадетов. Ему была очень интересна их реакция на увиденное. Особенно он задержал взгляд на Квинтилии, стараясь понять ее чувства и эмоции.
Квинтилия отошла на несколько шагов от Самриты и теперь стояла совсем близко к краю уступа, запрокинув голову и подставив лицо легком ночному ветру. Это место было очень красивым и спокойным, как и предыдущее. Закрыв на мгновение глаза, кадет вызвала в памяти бескрайнюю зеленую степь, колеблющуюся подобно морю, до самого горизонта. Она и подумать не могла, что этот суровый и опасный, всех всегда во всем подозревающий народ, скрывает что-то настолько прекрасное. Раньше она думала, что Ромул, должно быть, очень негостеприимное место, раз воспитал такую расу, но теперь понимала, что может быть, причина в другом, в том, что такое место стоит хранить в секрете и защищать.
Тем временем Тенма подошел к клингонской девушке и небрежно осведомился:
-Значит, тебе нравится прыгать?
– Ещё как! – отозвалась она. – И ты очень удивишь меня, если скажешь, что тебе не нравится, особенно в таком месте, как окресности этой обсерватории.
Кардассианец улыбнулся.
-Одно из моих любимых развлечений, уступает разве что охоте с гончими и, может быть… впрочем, не важно. Я просто не думал, что у нас с тобой так быстро найдутся какие-то пересечения. Но, наверное, нехорошо обсуждать это дальше на чужой презентации.
М’Кота пожала плечами.
– Ну так вроде бы дипломатия, установление контактов и всё такое. К тому же, как я понимаю, нам всем только что предложили погулять.
Впрочем, вместо того, чтобы гулять, клингонка присела на камень и сорвала травинку: уходить далеко от группы не хотелось.
-Как я понимаю, сейчас мы должны устанавливать контакт с ромуланской природой… или менталитетом… или типа того, - покрутил рукой в воздухе Тенма. - Странно использовать эту проекцию для того, чтобы находить общее нам друг с другом. Но я рад, что оно есть. 
Ракар улыбался, он выглядел невероятно довольным. Квинтилия рассматривала окрестности, и было похоже, что ей нравится.
- Находить общее – полезное умение, - сказал Ракар в ответ на разговор клингонки и кардассианца, - природа располагает к этому. В связи с этим, это задание представляется весьма мудрым со стороны руководства проекта. Особенно если в итоге мы найдем сходства не только в нас, но и в наших интересах.
– Тогда рассказывай, что нравится тебе, – предложила М’Кота. – Если, конечно, это – не главный секрет Тал Шиар.
- Не всё сразу, М'Кота, не всё… - загадочно умыльнулся Ракар и отрицательно покачал указательным пальцем.
Сатал огляделся в поисках пещер: две луны достаточно хорошо освещали местность, и он увидел отходящие от его ног две расходящие тени.
- Сколько у нас есть времени на исследования? - поинтересовался он у Ракара.
- Регламент не определен, но чтобы все это не затянулось до поздней ночи, потому что на вечер еще есть дела, думаю у вас есть полчаса на исследования в долине Чулы, - ответил ромуланец.
-Так маааало… - раздался разочарованный нестройный хор голосов.
- Понравилось? – снова довольно улыбнулся Ракар, - ну тогда пока не надоест. Это предпоследняя проекция, потом будет еще одна.
Сатал отправился искать пещеры, еще несколько кадетов начали исследовать скалы, кто-то даже спустился на дорожку, ведущую в долину.
- Пока не надоест? Ну конечно, как будто после вас никто не ждет своей очереди и мы все свободны до ночи, - Самрита бросила взгляд в сторону кадета Лайтмана. – Хотя вам же не интересно про землян, конечно…
___________________________________________
и кадеты
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
06 07 2016, 16:02:42 #187
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты

Однако фраза про отдых и путешествия так и не выходила у Самриты из головы. Она отвлеклась от разглядывания нового вида и подошла поближе к Ракару. Ее фантазия просто отказала, когда попыталась представить себе отдыхающих и расслабляющихся ромуланцев. Ромуланцев в путешествии? Ромуланцев с бокалом «Самарианского заката» у бассейна? Ромуланцев на серфе? Самрита пару раз моргнула, прогоняя образы. Решив больше не терзать свое воображение, она обратилась к улану:
- А скажите, Ракар, как у вас вообще принято отдыхать? Вы нам еще расскажете что-нибудь о жизни обычных людей? – слово «обычных» она особенно подчеркнула. Это интересовало девушку куда больше, чем лазание по пещерам.
- Зависит от желания общественности, - Ракар посмотрел на земную девушку сверху вниз, - и если они хотят сполна насладиться этим прекрасным видом, разве я вправе их выгонять? – многозначительно произнес он. – Землю я никогда не видел, ваше "конечно" лишено оснований. Не может быть неинтересно увидеть планету основателей Федерации. Я совершенно не лишен воображения и желания узнать новое, - усмехнувшись ответил он.
- Отдых… - Ракар замешкался на пару секунд, - это часто недоступная роскошь для тех, кто призван хранить и защищать тех, кого вы называете "обычными". Но вот к примеру, перед зданием Сената находится Площадь Героев и парк. У меня нет этой проекции с собой. По аллеям парка можно гулять, на площади иногда выступает Претор, и проводятся военные парады. Созерцание природы – один из лучших методов отдыха и умиротворения, такой как например, - он кивнул на горы по ту сторону озера, - чуть ниже по этой стороне в скале вырублен бар, и все тоже самое чуть с другого ракурса можно увидеть сидя в помещении с напитками и едой. Что еще? Мне редко доводилось отдыхать, большую часть жизни я учился и работал.
-О, бар! - шутливо воскликнул Тар Мари. - Может, нам уже пора спускаться в долину? Джез, Освальд, Арко, вы со мной?
-Я думаю, Самрита имеет в виду… - осторожно начал баджорец Крим Анжар. - То есть, извини, Сэм, я не хочу тебя перебивать или объяснять твои слова, но… Мы видели, как ромуланцы занимаются войной и политикой, но ведь не все же? Наверное, у вас есть фермеры, спортсмены, музыканты, священники? Потому что пока вы показываете нам только одну вашу сторону...
- Бар, - кивнул Ракар райзианцу, - но голографической едой не наесться, а голографическими напитками – не утолить жажду. Эта часть была на фуршете, и многие упустили эту возможность. И да, у нас есть фермеры, писатели, поэты, музыканты и художники. Наша земля плодородна, а океаны щедры. Но всему свое время. Невозможно показать все за одну короткую презентацию. Путь нахождения взаимопонимания – не короток.
Ракар замолчал, потому что дальнейшее рассуждение о недоверии было бы сейчас верхом антидипломатии. Кроме того, он не хотел нарушить прекрасный образ Ромула, впечатление от него у Перим. Он хотел, что бы в ее памяти сохранилось положительное, а не осознание вражды. То, что может быть между ними общего, без напоминания о веках напряженности и Федеральной враждебности, той постоянной способности и намерения Федерации ударить в спину. Как в частности намерении закрыть этот проект.
-Я думаю… - медленно начала Хена, - что каждое государство, а не только Ромуланская импения, так или иначе показывает галактическим соседям только некую официальную сторону. Даже Федерация - все видят только Звездный Флот и иногда каких-нибудь гражданских ученых, но ведь на самом деле вы гораздо больше… Я это поняла, только поступив в Академию.
- Каждый из нас куда больше, чем видно снаружи, - задумчиво заметил Ракар, вроде бы говоря о себе, но подразумевая не только себя. Эта фраза в ответ Хене на самом деле была обращена в сторону другой девушки. Он хотел, что бы она это знала, услышала и поняла.
Квинтилия бросила быстрый взгляд на Ракара, будто удивленная его словами, но снова промолчала.
– Мне всегда это представлялось нормальным, – заметил Тенек. – Гораздо больше вопросов вызывали те, кто демонстрировал избыточную открытость.
Ракар хмыкнул в ответ на слова Тенека, которые, он вынужден был признать – совершенно справедливы.
- Может, кому-то просто нечего скрывать, - Самрита пожала плечами на замечание Тенека и обратилась к ромуланцу: - Жаль, мне очень хотелось увидеть, как живут простые граждане Ромула. Хена права, мы все знаем друг друга только с внешней стороны, но Звездный Флот - не вся Федерация, а этот ваш Тал Шиар – не весь Ромул. Но ладно, - она кивнула своим мыслям, - вы же хотели нам показать что-то еще важное, не так ли? Умираю от любопытства!
Тенек хотел сказать, что не бывает тех, кто абсолютно ничего не скрывает, и тем более тех, кто может абсолютно любую тему экспонировать, но Самрита так быстро переключилась на Ракара, что он понял – ответ в данном случае не подразумевался. При этом вулканец совсем не подозревал земную девушку в неискренности: по его наблюдениям многие земляне были искренне убеждены в том, что они предельно открытые и общительные люди, часто их самих удивляли ситуации, когда оказывалось, что есть темы, которые они не готовы обсуждать.

- И наконец последнее, - с улыбкой произнес Ракар, когда все присутствующие наконец осмотрели долину, - огнепад Гата.
Перед зрителями снова наступил день. Они снова стояли на небольшом каменном уступе перед озером, в котором в нескольких местах около берега и дальше в глубине бурлили горячие ключи. А от некоторых и вовсе поднимался пар. На достаточном удалении позади озера возвышалась гора, большая часть которой закрывалась огненной стеной, каскадом падающего огня.
Перед озером и в воде играли и веселились дети, некоторые взрослые принимали в этом участие, другие разговаривали друг с другом. Это были первые и единственные ромуланцы в презентации Ракара, и они были безмятежны и счастливы.
- Огнепад представляет собой непрерывный поток лавы, извергающийся из единственного на данный момент действующего вулкана на этом континенте. У подножия она охлаждается, но не успевает застыть, сквозь трещины погружаясь обратно в глубину планеты. Это озеро нагревается от вулканической активности под ним. Сюда тоже принято летать на выходных.
- На этом я закончил, - спустя секундную паузу сказал Ракар, - слушаю ваши вопросы.
-Ну наконец-то, люди! - воскликнул Тар Мари. - Ну совсем как у нас на Райзе!
Судя по выражению лица и скептическому покачиванию головой, стоящий рядом с ним болианец не был так уж доволен.
-Что-то мне это напоминает… агитационный плакат, где все румяные и счастливые.
-А нам купаться можно? - спросила Жантарин.
- А какая там температура? – поинтересовалась Самрита после молчаливого созерцания. Она встретилась взглядом с Таром Мари и усмехнулась: Райза пришла ей в голову в первую очередь, как и приятные воспоминания, связанные с ней.
Услышав про агитационный плакат, Ракар едва не рассмеялся, но удержался, также он удержался от комментария о том, что это не люди, а ромуланцы.
- 80 анкианов, что примерно соответствует 48 градусам по Цельсию – у берега, у горячих ключей больше. Если не боитесь намочить вашу одежду – можете, - ответил он. Но он удивился, что никто не спросил о вулкане, никто не прокомментировал более значимую часть вида – каскад падающего огня.
В этот самый момент ненадолго появилась арка, нарушая естественность иллюзии, но к счастью быстро исчезла, оставив в компании кадетов вернувшуюся болианку. Утара оглянулась, рассматривая сменившиеся декорации и заодно отмечая значительно более непринуждённую обстановку, чем в момент её ухода. Сделав жест, который можно было истолковать как «продолжайте-продолжайте», она присоединилась к группе.
-А у меня нет купальника! - пискнула девушка-ференги.
-А я могу и без него, - с вызовом ответила андорианка. - Пошли, хотя бы ноги помочим.
-Полагаю, нам надо что-то спросить о ромуланцах, - серьезно подвел итог Брол Арко. - Что-то, что мы всегда хотели знать, но боялись спросить.
Он обернулся по сторонам, будто в надежде, что кто-то другой начнет первым.
Самриту долго не надо было уговаривать: идея горячих источников встретила в ее глазах мгновенный отклик, а решительность Жантарин подтолкнула к действиям. Она уже сделала несколько шагов вперед, но фраза Брола заставила ее остановиться, обернуться и изобразить сложную гамму эмоций на лице.
- Ну хорошо… Хм… - землянка мгновенно посерьёзнела. – Мы все тут знаем, насколько ваша империя огромна. И кто же ее населяет? Кто живет на всех этих многочисленных планетах, неужели только ромуланцы? – тон ее голоса давал понять, что в это она ни на минуту не верит.
Ракар повернул голову в сторону Брола Арко и приготовился сказать, что, несмотря на то, что в презентации не показан Ромуланский флот, Империя имеет сокрушительную мощь и готова отразить любое нападение, победить в любой кампании и войне против нее развязанной. Особенно для кардассианца, особенно для тех федератов, которые представляли тактическую часть флота Федерации. Но засомневался, что следует первому поднимать эту тему, засомневался в выражениях, которые мог бы применить. Он должен был упомянуть силу своей Империи, но по-другому. Тем временем вопрос был другим. И этот вопрос мог развиться в тему, обсуждать которую не хотелось.
- Ромуланцы многочисленный вид, мисс Баккер. Ромуланскую Империю населяют ромуланцы и реманцы. И те, кто имеет в своем составе крови - большую часть ромуланской составляющей.
-Ну да, ты бы еще спросила, как эти их многочисленные планеты называются и какие у них координаты, наивная земная девочка, - чуть слышно проворчал болианец.
-Эээ… а что вы расскажете про реманцев? - робко осведомился Крим. - Они ваши рабы… как были баджорцы?
Услышав это, Джез Тенма скрестил руки на груди, и его лицо приняло недовольное выражение.
Ракар недобро ухмыльнулся. Конечно, они перешли к реманцам, конечно, они о них знали. Но они не знали и не понимали сути.
- Этот рассказ был о Ромуле, а не обо всей Империи. Представление всей Империи не входит в программу, но если вам интересны реманцы, то сравнение с баджорцами некорректно. Они граждане Империи, но это жестокая воинственная раса, и предоставленные сами себе могут натворить во всем Альфа квадранте такого, чего не хотела бы ни одна сторона. Их сдерживание необходимо для безопасности всех остальных обитателей квадранта.
– И именно это «сдерживание» превращает их в угрозу и для Ромула, и для всех остальных обитателей квадранта, – флегматично констатировал Тенек. Он не хотел поднимать сейчас такие вопросы, но не считал себя вправе оставить без ответа лицемерное оправдание рабства. – Ваше так называемое сдерживание – рабовладение, а рабовладение – мина замедленного действия, и чем позже она взорвётся, тем сильнее будут разрушения. Вам даже не надо спрашивать об этом кардассианцев, совсем недавно вы уже испытали это на себе, и всё же ваши новые правители предпочли спрятаться от правды и пустить всё на самотёк.
- Вы позволяете себе судить о вещах, которых не понимаете, мистер Тенек, - максимально вежливо проговорил Ракар, но все равно была явно слышна холодность в его голосе, - вы судите о том, чего не знаете, с чем не сталкивались, и что кажется вам самим верным лишь с вершины своего незнания. С множеством пробелов. Но это внутреннее дело моей Империи, и единственное что я могу сказать об этом "недавно", так это то – что не Ромул собирались уничтожить реманцы, а главную планету Федерации – Землю. Они собирались осуществить не просто военное поражение Земли, но полное ее уничтожение, с последующими победами по всем федеральным мирам, сломленным таким жесточайшим актом. И это было остановлено нами, вместе с одним из ваших кораблей. Поэтому не вам судить об отсутствии необходимости сдерживания.
___________
и кадеты


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
06 07 2016, 16:12:29 #188
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты

Самрита переводила взгляд с Ракара на Тенека и обратно. Недовольство Тенмы на фразу про кардассианцев она тоже заметила, и если сама его реакция девушку заботила мало, то повисшую напряженную атмосферу можно было почувствовать, даже не будучи эмпатом. То, что так хорошо начиналось, грозило перерасти в большую ссору, а ведь ей еще хотелось окунуться в горячих источниках, а не разнимать вулканца и ромуланца!
- Может быть мы обойдемся без обвинений? – встряла она. – Давайте не будем обсуждать здесь политику других государств, иначе на кардассианской презентации мы и вовсе передеремся!
Девушке нечасто приходилось выступать в качестве миротворца, но она понимала, куда все это может завести. Координатора с ними не было, и некому было прекратить спор, если только… Она поискала в толпе советника Рилл и выразительно посмотрела на нее.
-А вот не надо про кардассианцев, - предупреждающим тоном вставил Тенма. - Мы делали то, что должны были, и, между прочим, для блага баджорцев в том числе. Наши расы могли бы жить в мире, если бы не…
-М-мой дедушка умер в в-вашем т-трудовом лагере! - заикаясь от волнения выкрикнул Крим.
-Значит, он был в чем-то виноват, - развел руками Тенма. - У нас очень развитая система правосудия. А все остальное - баджорско-федеральная пропаганда. На самом деле мы хорошо относились к баджорцам, позволяли им жить на нашей земле и впускали их в свои дома. Да у меня самого няней была баджорка, и ничего, она очень хорошо ко мне относилась, как к родному.
Сатал, уже собиравшийся спуститься к озеру, остановился и с откровенно шокрированным выражением (насколько это вообще можно заметить на вулканском лице) воззрился на кардассианца.
- Может быть, вы скажете, что и с Доминионом не сотрудничали? - вырвалось у юноши. - Или это тоже было во благо всех рас альфа-квадранта?
Глубоко вздохнув Утара трижды хлопнула в ладоши. Как можно громче.
– Джентльмены… и в меньшей степени леди. Если вам желательно устроить диспут на эту нелёгкую тему, я могу вам это устроить – в подходящее время и в подходящем месте. Сейчас время и место не подходящие: цель презентаций – не дискуссии, а ознакомление с небольшими фрагментами ваших родных миров.
Утара сделала паузу, ожидая реакции, и напомнила себе, что в запасе ещё есть «ведро холодной воды».
Поджав губы, Сатал посмотрел в сторону советника, а потом на Тенму. У него не было предубеждения против какой-либо расы, в том числе кардассианцев, и он не собирался превращать презентацию коллеги по проекту в незапланированный дискуссионный клуб, но и спокойно слушать оправдания военных преступлений тоже не мог.
- Послушай доброго совета, "друг" мой - тихо прошипел Освальд Тенме, подойдя поближе и сделав особый акцент на слове "друг". - Не стоит обвинять в лживой пропаганде Федерацию, находясь на федеральной станции, наслаждаясь федеральным гостеприимством и вообще продолжая жить исключительно благодаря тому, что федеральные доктора вытащили тебя из могилы.
Самрита уставилась на Джеза Тенму округлившимися от удивления и негодования глазами. Его слова настолько ее поразили, что она не нашлась, что и ответить на это заявление - только приоткрыла рот в немом возмущении. К счастью, советник вовремя вмешалась, и девушка понадеялась, что дальше этот инцидент не получит продолжения. Хотя на месте советника она бы его вообще выгнала! За дверь и из проекта.
- Ты это слышала? –шепотом обратилась она к Жантарин, с которой еще пару минут назад направлялись к источникам. – Как он вообще смеет такое заявлять! Бедняга Анжар!..
Представив себя на месте Крима Анжара, Самрита почувствовала, что ее вновь наполняет ярость, которую она, казалось, уже давно смогла подавить и почти научилась относиться к кардассианцам, как к нормальным людям. Передернув плечами, она демонстративно отвернулась в противоположную от Тенмы сторону. 
-Я всего лишь говорю правду, - негромко и серьезно произнес Тенма. - Такую, какую знаю и вижу с моей точки зрения. Так же, как и Ракар, - он кивнул в сторону ромуланца, - И если вы ждете, что этот проект нас воспитает и изменит, что в конце мы сообщим вам, что всегда и во всем были неправы и раскаиваемся в этом, что есть только один правильный способ жизни - федеральный, и мы готовы его принять… то вы будете разочарованы. Мы готовы встретить вас на полпути, но для этого придется меняться и вам тоже. Вам придется посмотреть на мир через наши глаза и взять что-то от нас. Потому что сотрудничество работает в обе стороны, а не только тогда, когда все соглашаются с вами и принимают ваши правила. Или вы еще не поняли, на какой эксперимент подписались? - он усмехнулся. - Так что смотрите… да-да, кадет Баккер… и не вздумайте отворачиваться. Иначе за этот проект я не дам и ломаного лека. У кого еще есть вопросы к ромуланцу?
- В таком случае, и вам не следовало возмущаться тем, как мы охарактеризовали ситуацию. То, что вы называете благом для баджорцев, мы называем военными преступлениями. И вам, по вашей же логике, тоже придётся считаться с этим.
Сатал сказал это негромко, ровно и чётко, без тени эмоций. Возможно, он только что заслужил взыскание от советника, которая уже пыталась остановить этот спор, но сказать эти слова он был должен.
Лайтман, решивший для себя молчать и слушать, не принимая участия в дискуссиях, так как его право на что-либо было безвозвратно утеряно – опустил голову и поморщился. Именно за это он ненавидел кардассианцев с тех пор как узнал о том, что они сотворили они с Бэйджором. Они, посчитавшие себя высшей расой, позволившие себе устроить геноцид, уничтожение и бесчеловечные эксперименты над баджорцами – составляли для него абсолютное зло. Такими были не все кардассианцы, где-то в глубине души он это понимал. Но Тенма был представителем именно этого мировоззрения, оправдывавшего геноцид, уничтожение и издевательства путем подмены понятий. Обосновывавшего это ложью, истинной целью имевшее лишь погоню за чужими ресурсами. Ничего общего у него никогда не было с кардассианцами, и вероятно никогда не будет. Но он снова напомнил себе, что нельзя судить о расе по отдельным ее представителям, нельзя судить о целом исходя из частностей. И поэтому снова не сказал ничего, глядя на огонь, падающий из жерла ромуланского вулкана.
- Как ловко ты уходишь от неприятной темы, сводя всё к слишком общим вопросам, - фыркнул Освальд. - Да ещё и нас же виноватыми пытаешься выставить. Это и правда забавно выглядит.
Он посмотрел по сторонам и направился чуть в сторону, ближе к впечатляющему пейзажу и чуть подальше от жаркой дискуссии.
Ракар скрестил руки на груди, спустился с каменного уступа на мелкую гальку возле озера и прекратил свое участие в дискуссии. Проанализировав собственную речь, он еще раз убедился в том, что нигде не допустил ошибок. Дальнейший спор смысла не имел, то, что он был остановлен – было благом. Кардассианец, его мотивы и мировоззрение становились для него более прозрачными. Все эти споры – не представляли никакой проблемы. Он работал ради своей Империи, и все остальное не имело никакого смысла. Впрочем, не все. Квинтилия не задавала вопросов, но он видел ее взгляды, движения, направления, в которых она смотрела, как она закрывала глаза, вспоминая что-то. Она не выглядела больной, и даже немного успокаивалась после своего выступления. Ромуланец улыбнулся самому себе.
-Вы можете называть это как угодно, - холодно ответил Тенма юноше с Вулкана. - Что меня действительно возмущает, так это то, как вы все всё еще ненавидите Кардассию. Как вам нравится это делать. Мы уже заключили договоры с баджорцами и Федерацией, мы выплатили все репарации, отпустили всех заключенных и принесли официальные извинения, мы заплатили за ошибку одного нашего политического диктатора во время Доминионской войны своими жизнями. Но это вы никак не можете оставить прошлое в покое.
Обращение Тенмы к ней задело Самриту, а его упрямство и вовсе начало выводить из себя, но она пообещала себе не заводиться еще больше и не вступать в споры. Она всегда гордилась тем, что могла вовремя остановиться, прекрасно себя контролировала и не вступала в конфликты, вот и сейчас закусила губу и сдержалась, чтобы не высказать все, что думает. Окинув кардассианца презрительным взглядом, она показательно не стала никак на него реагировать и обратилась к Ракару:
- Мистер Ракар, это же ваша презентация, давайте же ее продолжим и не будем обращать внимание на этот неприятный инцидент. Не позволяйте одному участнику ее испортить!
И все таки, несмотря на то, что его слова больше не имели веса в этом обществе, Лайтман чувствовал потребность высказать то, что еще не было высказано. Он решился.
- Послушайте, - сказал он, выступив вперед на шаг и оглянувшись на М'Коту, - у всех нас в прошлом были разногласия и заблуждения, и всё же, мы собрались здесь не для этого. Мистер Тенма не принимал участия в действиях на Бэйджоре, он лично не виновен в тех событиях, - глянув в спину ромуланца, стоящего немного вдалеке, он хотел сказать и о нем, но передумал. – Мы собрались здесь для того, чтобы построить новое будущее для всех нас. Будущее, в котором нам нужно научиться жить в мире и взаимодействовать друг с другом. Как однажды сказал клингонский канцлер Горкон – будущее – это неоткрытая страна. Некоторые думают, что будущее – это конец истории, но мы еще не знаем какой будет эта история. Зато в наших силах его построить. Может быть лучше начать строительство с нового диалога, без конфликта?
Тенек посмотрел на Лайтмана, потом перевёл взгляд на Ракара, и наконец на Тенму.
– Чтобы построить новое будущее, нужно правильно оценить прошлое. Даже собственное. Общество, которое не сумеет этого сделать, будет снова и снова повторять одни и те же ошибки, ставя самое себя на грань катастрофы. Но это сложно для тех, кто не способен осудить порабощение, даже если его собственный народ недавно побывал под чужим гнётом.
Ракар обернулся к присутствующим и кивнул Самрите, бросив быстрый взгляд на Тенека, и оставив его реплику без ответа.
- Действительно. Если кто-то хочет купаться в горячем озере – я могу изменить пейзаж для удобства тех, у кого нет формы для купания. Если у кого-то остались еще вопросы – задайте.
-Как будто существует какое-то универсальное вселенское “правильно”, и только вы обладаете этим тайным знанием, а потому можете судить всех - кардассианцев, ромуланцев… даже ваших же собственных триллов и баджорцев, - хмыкнул Тенма вполголоса.
Offline  
06 07 2016, 20:17:18 #189
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


Самрита заметила, что все начали постепенно расходиться по территории. К счастью, конфликт с Тенмой не получил продолжения, хоть и оставил неприятный осадок, но портить настроение из-за какого-то кардассианца девушка не собиралась. Горячие источники в компании Жантарин казались куда более приятным планом, нежели попытки хоть что-то донести до этого... этого… Самрита сделала глубокий вдох, прогоняя все пришедшие в голову неприличные ругательства, и кивнула андорианке: дескать, пошли, пока презентация не закончилась.
Освальд подошёл к ромуланцу и спокойно сказал:
- Очень интересная презентация, спасибо, Ракар. И всё же мне хотелось узнать побольше про простых ромуланцев. Квин нам рассказала, как история их планеты повлияла на общество и культуру триллов, а что насчёт вашего народа? Что у вас ценится больше всего и почему? Как история Ромула на это повлияла?
Ракар кивнул Освальду, он и не сомневался, что презентация Ромула должна быть интересной для всех. И все же, вежливость землянина и его благодарность — были приятны.
- Да, мистер Макдауэлл, - ответил Ракар, повернувшись к Освальду, - история всегда влияет на развитие цивилизации. Всякое событие всегда является уроком для его свидетелей и тех, кто его пережил. Главное извлекать из истории верные выводы. История научила нас ценить верность и преданность в первую очередь. И профессионализм. Где бы ни служил ромуланец, фермером или художником, писателем или политиком — он всегда профессионал.
- А как насчёт простых домов? - спросил Освальд. - Как выглядят жилища ромуланцев? Чем они украшают внутренние помещения? Какая одежда популярна? Вы говорили, что у вас есть поэты и художники. Есть ли возможность взглянуть хотя бы на пару экспонатов с какой-нибудь выставки или послушать запись с поэтического вечера? Интересно же! Даже кардассианская поэзия известна в Федерации, а вот про ромуланскую, к своему стыду, я вообще ничего не знаю.
Услышав вопросы Освальда, Хена энергично закивала, потому что ей хотелось знать то же самое.
Ракар отвел взгляд и задумчиво улыбнулся.
- Да... вы этого не знаете, мы никогда не показывали этого никому. Но, вероятно, теперь возможно. Освальд, после всех презентаций и прочих дел вечером я воссоздам в голокомнате свой дом над морем на рассвете. Кто захочет - сможет увидеть. Вы уже видели архитектуру нашей столицы, этот стиль - преобладает, но существует множество невысотных жилых домов, где живут семьи. А изображения скульптур и картин - я поищу сначала в вашей базе данных, иначе мне придется делать запрос на Ромул. Когда буду готов - я позову вас, и вас Хена, - он посмотрел на ференги. Но удержался от того, что бы посмотреть на Перим, он видел ее на краю границы области обзора, но снова вспомнил, что она может подумать о слежке. Однако, ему очень хотелось чтобы этот разговор дошел и до ее ушей.
- О! А домашних животных ромуланцы держат? - с энтузиазмом спросил землянин. - Каких чаще всего и почему?
- И такое бывает, но животных держат в основном те, кого вы называете простыми ромуланцами. Ведь о них нужно заботиться и не бросать надолго. Например сетлет. Это такой большой пушистый и зубастый зверек. А некоторые любят птиц, маленьких и серых, не таких хищных как Раптор. Но для этого нужно много времени и постоянное пребывание на Ромуле.
-Сехлат? - переспросила ференги. - Как на Вулкане?
- Да, разумеется, со службой это не очень легко совмещать, - кивнул Освальд, но больше ничего не добавил, ожидая ответа на каверзный вопрос Хены.
- Сетлет, Хена, - Ракар внимательно, но без какой-либо эмоции посмотрел на девушку, - сехлат - неправильное название. Таких у нас нет. - Cравнение с Вулканом несколько задело его, особенно после воспоминаний о собственном доме на Ромуле. Хотя ему было известно, на кого похожи ромуланские сетлеты, он отрицал сам для себя любое сходство.
- И ещё одна тема меня очень интересует, - сказал, немного помедлив, Освальд. - Огненный каскад великолепен! Есть ли возможность для федеральных учёных посмотреть на него? Сразу поясню, что спрашиваю больше из шкурного интереса: моя мама - экзогеолог, и сестра по её стопам хочет пойти, а мой отец - журналист, и почти во всех экспедиции родители летают вместе. Думаю, им было бы невероятно интересно посетить Ромул в качестве гостей и посмотреть на это впечатляющее явление. Да и, что греха таить, я бы тоже хотел полететь с ними. Есть ли какая-то для этого возможность?
Ракар посмотрел на Освальда с неподдельным удивлением и интересом, он даже не пытался скрывать эмоции на своем лице, но не было понятно к какой части его слов они относились.
Мгновенное рефлекторное подозрение родилось в нем. Подозрение, отшлифованное годами учебы, намертво внедренное в его кровь и плоть воспитанием разведчика, подозрение об истинных намерениях Освальда и том, что на самом деле хотелось увидеть на Ромуле его родителям. Но он прекрасно понимал, подозрение без доказательств – необоснованно. И, возможно, на самом деле это может быть лишь искренний интерес и ничего более. Но он не имел права не подозревать. Он был обязан. Однако, было не время и не место для проявления подобного. Следовало наблюдать и быть беспристрастным. Без предрассудков. Только факты имели значение.
- Журналист? Как Кристаль Харт? Хм… мистер Макдауэлл, да, я говорил, что это обсуждаемо. Да, такая возможность может быть устроена. Например, на одной из проводящихся на Ромуле научных конференций, куда могут быть приглашены представители Федерации. Но я не решаю эти вопросы, я могу лишь дать рекомендации и сообщить о вашем желании. И когда положительное решение будет принято, вас, ваших родителей и сестру сопроводят и все покажут.
- Нет-нет, мистер Ракар, - поспешил успокоить Освальд. - Фактически, он скорее популяризатор науки, чем журналист. Он сначала учился в том же университете и на том же факультете, что и моя мать, но ему всегда больше нравилось доносить знания до людей, чем, собственно, делать открытия, поэтому он через несколько лет прошёл дополнительное обучение и изучил основы журналистики. Он пишет о результатах экспедиций в научно-популярных журналах и ведёт репортажи с наиболее интересных мест. Снимать реалити-шоу или задавать неудобные вопросы он не будет, смею заверить. И да, я помню, что просил о похожем, но я тогда не упоминал родителей, а теперь... Скажите, а можно, например, вырезать изображение огнепада из презентации и сохранить? Я бы его сегодня же родне отправил! Как говорится, для затравки! Если им будет интересно, я не сомневаюсь, что они очень скоро прилетят и лично будут вас уговаривать дать необходимые рекомендации.
Объяснение Освальда было удовлетворительным и лучше проясняло некоторые вопросы. Не было причин в настоящий момент не доверять ему, но зато Ракару было прекрасно известно какое задание может дать разведка Звездного флота любому гражданину Федерации, отправляющемуся на Ромул. С другой стороны – никогда не было причин сомневаться в ромуланской службе безопасности, и по сути, не было ничего плохого в том, что происходит, потому что все это сопутствует контакту и диалогу.
- Вся моя презентация целиком не является секретными данными, не обязательно ее резать. Она в полном вашем доступе, если пожелаете, - доброжелательно улыбнулся улан. – А все остальное обсудим тогда, когда для этого придет время. Уверен, трудностей не возникнет.
- Отлично! - обрадовался землянин. - Спасибо, Ракар! Сегодня, наверное, всё и сделаю или завтра. Выберу самые интересные для геологов виды и отправлю, так будет проще их завлечь, мне кажется.
Он посмотрел по сторонам и произнёс:
- У меня всё. Пойду прогуляюсь, пожалуй.
-Да, я как раз хотел спросить, останутся ли презентации на станции и сможем ли мы посещать их, когда захотим, - вставил Тар Мари и поискал взглядом советника Рилл.
– Я думаю, здесь всё будет также как и с отчётами. Если не найдётся желающих закрыть доступ к своей презентации, все презентации будут открыты для всех.
Перед тем, как спуститься к источнику, Сатал собирался сказать Ракару несколько слов. Он остановился чуть поодаль, ожидая, пока ромуланец и землянин окончат и беседу и только после этого приблизился к докладчику.
- Я хочу поблагодарить вас за интересную презентацию, Ракар, - произнёс юноша. - Вы продемонстрировали нам очень красивые виды, я рад прикоснуться к этой части вашей культуры.
Это было не всё, что Сатал собирался сказать, но прежде чем продолжить, юноша на мгновение умолк, давая возможность собеседнику ответить, если тот захочет.
После ухода Освальда Ракар оглядел окрестности, чтобы понять кто из кадетов проекта чем занят. Также как и в ответ Макдауэллу, он кивнул в ответ на слова Сатала.
- Вы правы, все представленное прекрасно. Есть гораздо больше, чем то, что показано, но не хватит никакого времени.
- Это закономерно, - согласился Сатал. - Надеюсь, данное знакомство не станет последним.
Секунду помолчав после этих слов, вулканец продолжил:
- Я также хочу принести вам извинения за дискуссию во время вашего доклада. Я сожалею, что ваша презентация чуть было не стала полем битвы.
- Целиком разделяю вашу надежду, Сатал, именно для этого мы и работаем в этом направлении – чтобы оно не стало последним. А извиняться вам вовсе не за что, - сказал Ракар, сцепив руки за спиной, - битвы не произошло, а подобные случаи, как вы выразились, закономерны в таком неоднородном обществе. Напротив, было бы странно, если бы этого не произошло.
Сатал слегка склонил голову.
- В таком случае, я пойду спущусь к источнику, пока вы ещё не отключили симуляцию.
Ракар тоже поклонился:
- Приятных впечатлений от горячей воды, а также от падающего огня.
Расставшись с Ракаром, Сатал неспеша отправился вниз по дорожке, любуясь окружающим видом. “Интересно, - подумалось ему, -насколько явление, казалось бы, обычное и для Вулкана, выглядит необыкновенно. Может быть, это потому, что у нас нет поблизости от действующих вулканов таких зелёных долин?” Природа здесь каким-то чудом умудрилась совместить смертоносный огонь с такой хрупкой жизнью: стоит огненной реке хоть чуть-чуть свернуть со своей дороги, и красота обратится пеплом.
Остановившись на берегу источника, Сатал разулся, закатал брюки по колено и зашёл в горячую воду.
_________________________________
Со всеми кадетами и советником Рилл


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
07 07 2016, 09:43:32 #190
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня / ранний вечер
Станция ДС9, ОПС, жилое кольцо, каюта Толан


Откладывать неприятный разговор можно было сколько угодно долго, но менее неприятным он от этого не становился. Илама Толан отдавала себе отчет, что беседа с Корамом едва ли на что-то повлияет и тем более не верила в ее положительный исход, но это была одна из немногих возможностей повлиять на него перед судом, и нельзя было ее упускать. Прокручивая в голове все свои аргументы, она тут же находила контраргументы и вела беседу с выдуманным Корамом, которому раз за разом проигрывала.
Она ждала коммандера Мори у ее кабинета, чтобы оттуда уже направиться с визитом к бывшему мэру Джеймстауна, и в голове крутились слова коммандера, сказанные вчера. Если она действительно сделает то, что планировала, это будет катастрофа. Если она пожертвует собой… Если только она…
Двери кабинета разъехались, застав Толан посреди ее невеселых мыслей.
- Вы готовы? – она подняла взгляд на баджорку.
-Проходите, - коротко бросила Мори Джанир, приглашая Иламу в кабинет вместо того, чтобы вместе с ней отправиться в сторону каюты Корама.
Толан удивленно взглянула на коммандера, но ничего не сказала, проследовав за ней в кабинет. Кардассианка осталась стоять на пороге, и, как только дверь закрылась, поинтересовалась:
- Вы хотели о чем-то поговорить?
С ее последнего визита в кабинете ничего не изменилось… кроме появления на столе Мори большой витой бутылки канара.
-Корам отменил встречу, - мрачно ответила коммандер, - После произошедшего на Променаде днем он заявил, что не хочет никого видеть, особенно Федерацию, которая систематически оказывается неспособной обеспечивать его безопасность.
- Что? – проговорила Толан после небольшой паузы. Она не смогла скрыть удивление и всю последовавшую за ним гамму эмоций: злость, разочарование, растерянность… Но уже через пару секунд она взяла себя в руки и как можно спокойнее проговорила: - Значит, мы потеряли последнюю возможность воздействовать на него. Если я не ошибаюсь, завтра он уже улетает? – нахмурилась кардассианка, будто что-то просчитывая. – Но разве не удивительно, что теперь он не доверяет и Федерации, у которой и просил убежища?..
Не дожидаясь приглашения, она прошла внутрь помещения и присела на край стола коммандера. 
-Очевидно, мы продолжили его разочаровывать, - скривилась Мори, - Но ведь вы не из Федерации… - осторожно продолжила она, - Возможно, вас он впустит…
- Такими темпами скоро у него не останется друзей ни в Федерации, ни на Кардассии, ни тем более на Волане II. И не сказать, что это не играло бы нам на руку, - усмехнулась Толан. – Что ж, сегодня я еще не успела его разозлить, может быть у меня есть шансы.
Она кивнула на бутылку канара на столе Мори и с удивлением поинтересовалась:
- Знакомитесь с кардассианской культурой, коммандер?
-Это? - Мори взяла бутылку в руки, - Я достала ее для Корама, чтобы придать нашему вечеру менее официальную и более непринужденную атмосферу, сгладить углы… Вторая лучшая бутылка, которая нашлась “У Кварка”, первую, к сожалению, кто-то успел перехватить до меня.
- Но вы не предполагали, что он и вовсе отметит эту встречу, - продолжила ее мысль Толан.
И хотя «непринужденная атмосфера» и «Корам» никак не желали объединяться в одно предложение, это был шанс. И решение тоже надо было принимать сейчас.
- Если не возражаете, я позаимствую вашу идею… и ваш канар, - с непринужденной улыбкой заметила она. – Может быть, у вас будут пожелания, что передать господину Кораму, если он пустит меня дальше своего порога?
-Конечно, - Мори подала бутылку канара Иламе, - Передавать ничего не надо, но… Просто постарайтесь спасти кадета Лайтмана. Если не ради Федерации, то хотя бы ради нашего общего проекта.
Толан кивнула, принимая бутылку. Была у землян какая-то поговорка про данайцев, приносящих дары… Спасти кадета Лайтмана! Как будто бы это было так просто. Женщина ничего не ответила на это пожелание, но на ее лице промелькнула неуверенность – или это просто была тень задумчивости? В конце концов, теперь ей приходилось действовать в новых обстоятельствах.
- Я сообщу вам, как все пройдет, - сказала кардассианка, поднимаясь со своего места. – Но будем реалистами: едва ли этот разговор что-то изменит.
Но она дала себе право на одну попытку. И если попытка договориться (уговорить, запугать, да что угодно!) с Корамом провалится, придется искать другие способы, и быстро – пока он все еще на станции.
-Если вы хотите, - не слишком уверенно предложила Мори, - то вы можете оставить включенным ваш федеральный комбейдж. Тогда я буду все слышать и смогу вмешаться, если дела пойдут совсем плохо.
Толан застыла, обдумывая это предложение. С одной стороны, оно связывало ей руки: находясь под прослушиванием, тем более федеральным, она могла сказать далеко не все. С другой стороны, если она правильно построит беседу и не будет перегибать палку, у нее будут свидетели, и ее благие намерения смогут подтвердить…
- Почему бы и нет, - пожала она плечами. – Я и не рассчитываю, что все пойдет хорошо.
В этот момент сработала дельта самой Мори.
-Мэм! - раздался голос одного из операторов командного центра, - Корабль кардассианского флота “Виетор” только что запросил разрешение на стыковку, мы отправили его на верхний пилон номер два.
-Хорошо, - ответила Мори подчиненному, а потом пояснила для Толан, - Это корабль, который увезет Корама, хотя мы не ждали их так рано.
-Мэм, у них на борту кардассианский посол! - с нотками волнения продолжил рапортовать младший офицер.
-Что? - эта новость гораздо больше привлекла внимание коммандера, - Он тоже на этом корабле? Ох, ради Пророков… Простите, глинн Толан, мне нужно идти.
- Что? – практически с той же интонацией произнесла Толан. Второй раз за последние 15 минут. Что ж за день-то сегодня такой! – Посол? Прошу прощения, мне не сообщали о его прибытии. Могу я узнать, кто именно прибыл?
-Фамилия Дохиил вам о чем-нибудь говорит? - в свою очередь спросила Мори, выходя из кабинета. Пока женщинам было по пути и у них было несколько минут на продолжение разговора, пока они пересекали ОПС и спускались на лифте.
Толан быстро шла вслед за Мори. Фамилия была знакомой, она даже знала некоторых представителей этого семейства, но не была уверена, о ком именно речь.
- Это имя известного клана на Кардассии, думаю, их представители есть практически о всех структурах, - нахмурилась кардассианка. – Я знакома с одной женщиной с такой фамилией, но вряд ли речь о ней. Что ему здесь понадобилось?
В голове Толан роилось очень много мыслей, и практически ни одну из них нельзя было назвать хоть сколько угодно оптимистической.
-У этой станции есть традиция приглашать представителей соседних государств, - пояснила Мори, - В разное время здесь гостили послы Ромуланской и Клингонской империй, представитель Кардассианского союза тоже нас посещал ранее. У нас отведены пространства под офисы, но, надо признать, они уже какое-то время пустуют. Несколько дней назад Федерацию уведомили, что ваше государство решило этот факт исправить, и что они посылают некоего Джарина Дохиила. Значит, вам ничего о нем неизвестно?
- Ну да, ну да, и именно сейчас. Уверена, что это никак не связано ни с проектом, ни с Корамом, - мрачно пробормотала кардассианка себе под нос. - Джарин Дохиил… Это имя звучит знакомо, но я никогда не встречала этого человека. Мне нужен доступ к нашей базе данных, чтобы сказать подробнее. Если вы услышите – или узнаете что-то о нем, пожалуйста, сообщите мне, - негромко добавила Толан.
Мори выразила согласие, и на этом пути женщин разошлись.

***

Возле каюты, принадлежавшей кардассианцу в Волана II, стояла охрана - два офицера, по одному с каждой стороны двери. Больше, чем у находящихся под стражей кадетов, что было с одной стороны иронично, а с другой наводило на мысль, что наличие охранника может означать совсем разные, диаметрально противоположные вещи - от недоверия и до уважения. Они стоят на границе, и все зависит от того, что именно они охраняют - того, кто внутри, или тех, кто снаружи.
-Мэм? - осведомился один из СБшников, темнокожий землянин.
- Я пришла к господина Кораму, - заявила Толан очевидное, подтвержденное также бутылкой канара в ее руках. – Мы договаривались о встрече еще вчера, он высказал согласие меня принять.
Охранники странно переглянулись.
-Мэм, вы уверены?
- Прошу прощения? – кардассианка оглядела охранников, приподняв надбровные гребни.
-Просто… - начал второй охранник, баджорец, - Ну, вы только сами сообщайте ему, что пришли и хотите его видеть.
Он немного отступил от двери, чтобы дать кардассианке подойти к небольшой панели вызова.
Она немного удивленно посмотрела на охранников и вздохнула. Неужели она еще удивлялась, что что-то шло не так?
- И к чему же мне готовиться? – устало поинтересовалась она, подходя к дверной панели.
Наверное, разумнее было бы и вовсе оставить эту затею, которая с самого начала не задалась, и просто вернуться в свою каюту. Но не пойми откуда взявшееся упрямство не позволило ей так просто сдаться. 
-Он в дурном настроении с самого обеда, - шепотом, по секрету поделился баджорец, - Кажется, он ругался вслух, но из-за двери не очень разобрать детали.
- Не удивлена, - хмыкнула координатор и все же активировала систему связи: - Господин Корам, это глинн Толан, я бы хотела с вами поговорить.
Ответа не последовало, хотя было понятно, что связь работает.
-Попробуйте еще раз? - с сочувствием в голосе прошептал землянин.
Эта ситуация начинала злить кардассианку. Сдаваться и проигрывать она терпеть не могла. Женщина раздраженно активировала связь еще раз и повторила свой вызов.
Но результат остался прежним.
-Может, вам стоит сказать, что это важно и срочно? - предложил баджорец.
- Я думаю, господин Корам дает мне понять, что не желает сегодня общаться. Кто я такая, чтобы настаивать, - произнесла она с улыбкой, за которой плохо скрывалось раздражение. – Кто-нибудь еще заходил сегодня к нему?
-Нет, но господин сам выходил на прогулку, после чего и вернулся в плохом расположении духа, - поделился землянин.
-Обозвал нас безмозглыми истуканами, - пожаловался баджорец.
- Знакомая история, - пробормотала Толан себе под нос. – Можете передать господину Кораму, что я заходила, если он сам этого не заметил. И что вы там сказали про важный вопрос… Да, и это тоже. Скажите, что это связано непосредственно с его положением на Кардассии, - бросила она и зашагала прочь.

***

Унижаться Толан не любила примерно так же, как и проигрывать, а вся эта ситуация была по ее мнению невыносимо унизительной. Однако голос разума подсказывал, что с разозленным Корамом она бы точно не пришла к соглашению и не смогла бы повлиять на судьбу кадета Лайтмана – по крайней мере, положительно повлиять. И все же этот эпизод воспринимался чем-то вроде личного поражения: ведь он точно знал, что она пришла к нему, но даже не дал возможности высказаться!
Впрочем, мелкие обиды были последним, что ее сейчас волновало. “Виетор” прибыл за Корамом, и, возможно, через пару часов он заберет бывшего мэра – рассерженного на них всех бывшего мэра, способного создать очень, очень много проблем и проекту, и Толан, и даже Мори, - на Кардассию. А дальше – суд и обвинения, и на Лайтмане все может не закончиться… Под раздачу попадет и М’Кота, и другие участники, и сама Толан, а проект будет уничтожен. Эта мысль одновременно и пугала Толан, и подогревала ее решительность приступить к действиям, которые она уже второй день обдумывала. Корам уже был проблемой, и мог стать еще большей – а проблемы необходимо было решать.
Толан зашла в каюту, чтобы оставить «сувенир» от Мори. Эта бутылка канара непременно достанется Велоку Кораму, но чуть позже – пока еще не хватало одного ингредиента, но она уже знала, где его достать. Удивительно: Терок Нор теперь стала федеральной станцией, но в заведении «Кварк’c» все также как и раньше можно было найти все… По крайней мере все, что нужно было Толан.

_______
Совместно с Мори и охранниками
Offline  
07 07 2016, 09:57:57 #191
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вечер по станционному времени
Корабль кардассианского флота “Виетор” -> Станция ДС9


Гал Дохиил спокойно сидел в своей каюте, уткнувшись в падд, как его прервал вызов по громкой связи:
- Посол, мы приближаемся к Терок Нор, стыковка через пятнадцать минут, - голос принадлежал капитану - галу (а в не таком далёком прошлом ещё первому офицеру и глинну) Тибеку.
Кардассианец поднялся, вложил падд в одну из двух своих небольших дорожных сумок и направился на мостик.

***

- Корабль кардассианского флота “Виетор” станции “Дип Спейс 9”. Запрашиваем разрешение на стыковку, - безынициативно произнёс молодой радист.
- "Виетор", вы прибыли рано, - ответил кто-то очень молодой и немного нервничавший. - Мы ждали вас только завтра.
- Что это значит? - раздался голос гала Тибека. - Гил Рехат, вы что не связались со станцией после нашего отбытия?!
- Сэр, я... - попытался оправдаться молодой кардассианец, но под взглядом капитана тут же замолчал и снова обратился по связи. - “Дип Спейс 9”, у нас на борту посол Кардассии и он... он не может ждать.
- Посол Кардассии? - офицер на станции занервничал, кажется, ещё сильнее. - Его мы ждали только через два дня. Надо же немедленно... ожидайте, "Виетор".
Менее чем через минуту связь снова установилась.
- "Виетор", стыковка разрешена у верхнего пилона номер два. "Дип Спейс 9", конец связи.
- Уверены, что вашим людям не нужно увольнение на берег, капитан? - с улыбкой спросил посол. - Не сомневаюсь, что наши федеральные союзники с радостью поделятся с нами выпивкой и доступом к голокомнатам. Рекомендую этим воспользоваться.
- И мы воспользуемся, - властно ответил гал, с возвышения осмотрев мостик, многие офицеры на котором были совсем молодыми, - хотя некоторые этого не заслужили и будут драить канализационные стоки всю ночь. Нам приказали забрать со станции одного гражданского, так что мы стыкуемся до самого утра. Рулевой! - строго скомандовал он ещё одному молодому офицеру. - Вы ждёте особого приглашения?
- Никак нет, сэр! - пискнул тот. - Начинаю стыковку.
- Кого вы, интересно, собираетесь забирать? - удивился Джарин.
- Не могу обсуждать приказы, посол, - помотал головой капитан, обнажив белоснежные зубы. - Но прозрачно намекну, что масса нашего корабля серьёзно увеличится из-за габаритов этого гостя.
Посол нахмурился, вспоминая всю имеющуюся информацию о кардассианцах на станции, но на ум приходил только один кандидат, про кого была уместна "шутка про толстых", - Велок Корам. А вот Велока Корама отпускать просто так не хотелось, но говорить об этом он не стал.
- Во сколько вы отбываете?
- По местному времени? В десять часов. - ответил капитан.
- Ясно, - Джарин нахмурился ещё сильнее, - ну что же, тогда не прощаюсь. Увидимся на станции.

***

У шлюза посла никто не встретил. Джарин тут же отметил себе, что под его командованием за подобное гил Рехат не полдня драил бы стоки, а вообще не вылезал оттуда до самого возвращения на Кардассию, но теперь кораблём командует уже не он, и, возможно, Тибек придумает более изощрённое наказание. В конце концов, его бывший первый офицер отличался крайне богатой фантазией, и молодому разгильдяю не светило ничего хорошего.
В любом случае, теперь надо было срочно найти главного на станции и затребовать каюту, чтобы не ночевать на корабле.
- Компьютер? - полувопросительным тоном произнёс Джарин, не будучи до конца уверенным, что федеральная техника работает. - Где находится командующий офицер?
“Коммандер Мори находится в операционном центре станции”, - был ответ.
- Прекрасно, - недовольно пробормотал кардассианец и, повесив одну сумку на плечо и взяв вторую в руку, пошёл по тому маршруту, который успел запомнить ещё будучи на корабле.

***

Джарину раньше не приходилось бывать на Терок Нор, и он почему-то ожидал, что станция будет выглядеть... более "федерально". Конечно, он, как и все дети на Кардассии, прекрасно знал историю этой станции, но всё равно внешний вид коридоров производил неожиданно приятное впечатление. Во всём чувствовалось, что это кардассианская станция, а Федерация её лишь немного переделала под свои нужды, но первоначальную красоту кардассианской архитектуры испортить не смогла.
-Господин Дохиил? - раздался негромкий приятный женский голос.
Залюбовавшись на образчик кардассианской архитектуры Джарин краем глазом успел отметить, что к нему кто-то приближается. Женщина была баджоркой, почти на голову ниже него и обладала какой-то спокойной благородной грацией в движениях. Несмотря на то, что с кардассианской перспективы любые баджорские женщины казались необычными, в этой было что-то дополнительно экзотичное - возможно, оттенок кожи или разрез глаз. Одета она была форму федеративного офицера с коммандерскими знаками отличия.
- Коммандер Мори, я полагаю, - утвердительно проговорил кардассианец, улыбнувшись. - Моё появление не должно было стать столь неожиданным, но, к сожалению, один молодой офицер пренебрёг своими обязанностями и не уведомил станцию о переменах в расписании. Не сомневайтесь, он понесёт заслуженное наказание за причинённые нам неудобства.
-Мы ждали вас только через два дня, - подтверила коммандер, - Но раз вы уже здесь, постараемся сгладить эту накладку как можно скорее. Ваш офис уже готов, но вот лучшие гостевые апартаменты, к сожалению, пока все заняты до завтрашнего утра. Мы подготовим для вас более скромную каюту на эту ночь, а пока вы можете поужинать в одном из ресторанов на Променаде - андорианский весьма неплох, а если вы хотите, мы можем найти для вас что-то из вашей родной кухни.
- Благодарю, коммандер, - вновь улыбнулся кардассианец, глядя баджорке в глаза, - однако, я предпочёл бы сначала осмотреть офис, ведь мне придётся провести там немало времени, - тут выражение лица мужчины стало куда серьёзнее, а в тоне на мгновение промелькнула твёрдость, - И ещё я хотел бы поговорить с вами о текущей... ситуации. Предпочтительно, сегодня. Сами понимаете, такова моя работа и моё задание.
-Разумеется, как вам будет удобнее, - со светской вежливостью ответила баджорка, - Если пожелаете, мы можем также доставить еду в ваш офис. Пожалуйста, следуйте за мной, это недалеко.
Сделав приглашающий жест рукой, женщина двинулась по Променаду.
Кардассианец без промедления последовал за женщиной.

***

Придя в офис, Джарин с важным видом осмотрел его: стол, пара стульев, шкаф, ящики с вещами его предшественника, - и всё. Обстановка явно не соответствовала статусу персоны, но мужчина не проявил своё недовольство открыто.
- Полагаю, я смогу сделать это место чуть более... комфортным, - проговорил он с улыбкой. - Возможно, мы могли бы встретиться здесь же через час или два? Гарантирую, что много времени мои вопросы не займут.
Мори оглядывала помещение офиса с примерно таким же разочарованным выражением лица, что и кардассианец, хотя видела его и не в первый раз.
-Увы, это все, что есть - но вы же знаете, что эта станция изначально не была предназначена для длительного и комфортного проживания, - слегка извиняющимся тоном произнесла женщина, думая при этом с тихой яростью:
“А была рудообрабатывающим комплексом, где сотни моих соотечественников гнули спины… И это вы еще не видели, какой кабинет достался Толан”.”
На ее лице сохранялось спокойно-вежливое выражение, отшлифованное сотней светских бесед, банкетов и конференций, которые ей пришлось посетить за последние пятнадцать лет. Федерация, Кардассия, собственные баджорские политики, чьи споры иногда сводили с ума… Совершенно некстати всплыло воспоминание ее первого раута на борту большого федерального корабля, когда она еще была молодой дикаркой, с трудом постигающей этикет и крайне неуверенной, какой нож к какому блюду следует использовать.
-Обустраивайтесь, - с легкой улыбкой произнесла Мори, - Сообщите моему ассистенту, если вам что-то понадобится. Я постараюсь вернуться к вам… как только станционные дела мне это позволят.
- Спасибо, коммандер, буду ждать, - так же учтиво ответил Джарин, проводив женщину до выхода.
Следующие минут десять он разбирал личные вещи, которые могли бы пригодиться в работе: падды, личный терминал, несколько кардассианских украшений, включая статуэтку в форме поднявшейся и готовой к броску змеи, которая тут же заняла место в углу стола.
- Теперь это хотя бы отдалённо напоминает кабинет, - пробормотал он, отойдя к двери и снова осмотрев своё место работы. - Очень маленький и очень скромный кабинет.
Проверив контейнеры с вещами прошлого владельца и решив отложить разбор на потом, посол сел за рабочий стол и достал свой падд. Открыв ничем не примечательный файл, скрывавший его расписание, а также ссылки на файлы с досье на основных фигурантов дела, он, немного подумав, переместил пункт "Велок Корам" в самый верх, а потом сделал пометку: "Задержать на станции любой ценой".
_____________________
С коммандером Мори


For Cardassia!
Offline  
07 07 2016, 10:19:58 #192
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


- Компьютер, завершить программу, - произнес Ракар, когда стало понятно, что обозрение последнего вида с Ромула завершено и пора заканчивать. Он отошел к стене, размышляя о том, что предстоит вечером у Энн. Ее не отпустили, а следовательно она не вняла и не последовала ни одному из его советов.
- Перед следующей презентацией я прошу десятиминутный перерыв, - сказал Лайтман, направляясь к панели управления голокомнаты.
-Ну вооот! На самом интересном месте! - раздался разочарованный возглас Жантарин, которой так и не дали с головой окунуться в горячие источники.
Самрита тоже недовольно осмотрелась: теперь в сетке голокомнаты она чувствовала себя неожиданно…  мокрой.
- Я скоро вернусь, - бросила она через плечо, подхватила оставленную на берегу часть формы и стремительно вышла за дверь.
-Я тоже, - неожиданно сказала Квинтилия, и исчезла за дверью прежде, чем кто-то успел ее о чем-нибудь спросить.
Освальд проводил Самриту взглядом и довольной ухмылкой, а когда дверь за девушкой закрылась, направился к Артуру.
- Дело есть, - сказал он сразу. - У некоторых из нас появилось несколько идей, как исправить ситуацию, в которую попали мы все, - он особым образом выделил слово "все". - Надо это обсудить, но не у всех на виду. Не против, если мы нагрянем к тебе, например, через час-полтора после презентаций?
Лайтман вставил кристалл данных и уже ввел несколько команд на панели управления, когда к нему подошел Освальд.
- Какое дело? Почему именно ко мне? – спросил он.
- Потому что ты под арестом, а дело касается именно тебя, - немного нетерпеливо пояснил Освальд.
Лайтман повернулся к Макдауэллу всем корпусом и внимательно на него посмотрел.
- Что именно?
- А ты не догадываешься? - наклонил голову Освальд. - Тот чиновник, которого ты избил, всеми правдами и неправдами добивается твоей выдачи, и чем бы дело ни кончилось - проект пострадает, если вообще продолжит существование. Если не выдать тебя, то Кардассия может отозвать Толан и Тенму, и многие усилия потеряют смысл, а если выдать... скажем так, у многих из нас может пропасть желание участвовать.
Лайтман опустил голову, а потом снова посмотрел на Освальда.
- Видимо, на этой станции не существует секретов, - отстраненно сказал он, - Освальд. Оставьте это. Я сделал то, что сделал, и это моя проблема. Не ваша. Скоро это перестанет быть проблемой проекта и Звездного флота. Никто никого не отзовет, работайте дальше. Не нужно вмешиваться.
- Чёрта с два это не наша проблема! - проворчал Освальд. - Жантарин хочет организовать народный протест, М'Кота, увидев мэра Корама, чуть не повторила твой же подвиг на фуршете, ты у всех нас так или иначе на уме, а уж твои заверения по поводу политики вообще никуда не годятся! Как будто ты не знаешь, что даже в Федерации есть противники проекта, которые с радостью воспользуются ситуацией чтобы на нём поставить крест, это не говоря про Кардассию и другие государства.
Артур бросил быстрый взгляд на М'Коту, оглядел остальных. Еще некоторое время он думал.
- Чуть – не считается. Хорошо, что этого не произошло. Что ж, я поговорю с теми, кто желает действовать, - Артур говорил тихо, спокойно и уверенно, - один кадет не повлияет на политику государств, тем более если он уже не будет кадетом. Звездный флот признает мою вину, и это не отразится на политике и отношениях. Напротив, мое дальнейшее участие и флотская принадлежность - как раз и вызовет проблемы. Я виновен, Освальд, и отвечу за всю полноту сделанного. Так должно быть. Нужно уметь отвечать за собственные поступки, а не отмазываться от естественных последствий, поэтому просто оставьте. А сейчас, я прошу просто дать мне показать Землю и завершить свои дела.
- А ещё надо уметь давать другим второй шанс, - ответил Освальд. - И не вздумай ни с кем ни о чём в тайне говорить. Я соберу всех, и мы это дело решим. С тобой или без тебя, но решим. А потом заставим тебя чуть лучше разобраться в тонкостях политики и напомним о том, как один незаметный человек может стать символом. И что далеко не всегда это хорошо. Впрочем, если ты так хочешь провести несколько лет в кардассианском трудовом лагере…
Лайтман потер ладонью лоб, руки начинали мелко дрожать. Он пару раз вдохнул-выдохнул чтобы успокоиться.
- Каким, к черту, символом? Символом того, что кадеты Звездного флота не умеют читать отчеты о событиях? Символом того, как они теряют над собой контроль? Символом безответственности, как подставлять под угрозу жизнь друг друга? Я плохой офицер и командир, из-за меня чуть не погибли Перим, Кейра, Ракар и Уильямс. Не будь там меня – и Сатал не сидел бы сейчас под арестом.
Не бывает вторых шансов в реальных условиях. Иногда ошибки бывают фатальными. Я совершил их достаточно, и все что я могу теперь – не сделать еще хуже. Что вы решили про себя? Что вы можете влиять на что-то? Ни на что никто из вас не может повлиять. И я не мог. Не нужно было мое присутствие на Волане II. Не будь там меня, все решилось бы офицерами Саратоги, всех бы спасли и так. Пусть решают те, кто имеет на это право. Звездный флот разберется сам.
- Ты прикидываешься или и правда ничего не понимаешь? - сквозь зубы процедил Освальд. - Этот случай будут использовать все кому не лень! И хорошо, если ограничится только нашими адмиралами, считающими проект плохой идеей, но ведь мы же помним закон Мёрфи, правда? Бьюсь об заклад, что противники альянса на Ромуле или, особенно, на Кардассии будут тыкать в твоё дело и говорить о том, что вот так может поступить любой федеральный офицер!
Переведя дыхание, он снова посмотрел на Артура и продолжил:
- Отлично, не хочешь сделать ещё хуже? Так не делай, чёрт тебя дери! Вот только признав себя виновным и отдавшись на милость кардассианского правосудия, ты гарантированно сделаешь хуже, причём всем нам! Перим и остальные живы-здоровы и хотят продолжать участие в проекте, а ты нас всех можешь этого лишить. Не понимать того, что твои действия сейчас могут сделать хуже - это ещё полбеды, а вот игнорировать наши предупреждения об этом из-за желания стать мучеником и так успокоить совесть - это чертовски эгоистично!
- Чертовски эгоистично – это просить защиты, надеяться избежать последствий. Именно, они будут тыкать и утверждать, и поэтому я больше не офицер. Чтобы им нечем было козырять. Не из всех ситуаций есть выход, Освальд. Я не вижу ни одного. Прошлого не вернуть, сделанного не отменить.
- Ты не видишь выхода, потому что не смотришь хотя бы чуть-чуть дальше собственного носа и даже не пытаешься предугадать последствия, - проворчал Освальд. - К счастью, не все на проекте этим страдают. Ну так что, хватит ли тебе храбрости признать, что мистер "идеальный кадет" Лайтман тоже может ошибаться, и выслушать тех, кто может быть прав? Если хватит, то через полтора часа после презентаций мы у тебя, и даже не смей выставить нас за дверь!
"... иначе тебе трудовой лагерь на Кардассии покажется райским уголком", - хотел он добавить, но сдержался в последнюю секунду.
- Ты тоже ошибаешься в суждении о том, что хоть что-то здесь можно исправить. Здесь не исправить уже ничего. Я уже все признал, чего еще вы от меня хотите? Хорошо, пусть будет так. Через полтора часа после.
- Вот и отлично! - кивнул Освальд. - И чтобы без сюрпризов.
Он развернулся и пошёл по направлению к клингонке, но на полпути остановился, понимая, что уже не успеет её уговорить, и очень тихо проворчал:
- Боги, да проще фазер научить петь, чем хоть немного здравого смысла вбить в его пустую голову!

Сатал наблюдал за беседой со стороны. То, что нахождение под арестом не способствует оптимистичным размышлениям, он знал на собственном опыте, однако состояние Артура казалось ему черезчур подавленным. “Не выкинул бы чего-нибудь”, - подумалось ему.
Со времени той беседы, что у них состоялась сразу после прибытия на станцию, Сатал с ним так и не общался. Его очень беспокоила судьба землянина, но явное нежелание Артура говорить, причём, говорить именно с ним, а также осуждение со стороны товарища, не давали ему сделать снова первый шаг. Тем не менее, для себя он решил, что в любом случае сделает всё возможное, чтобы Артура не выдали Кардассии.
_______________
Вместе с Освальдом и Саталом
Offline  
11 07 2016, 09:28:30 #193
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, ранний вечер
Станция ДС9, голокомнаты


Когда Освальд отошел, Лайтман уперся руками в стену. В левой он держал секстант, земной навигационный прибор, который Тенек купил по его просьбе в магазине на Променаде. Артур собирался использовать в презентации - его, а не голографический. Теперь секстант мешал ему, всё мешало: воротник водолазки, затянутый ремень, толпа народа, замкнутое пространство. Зачем они? Он понимал зачем, и знал что всё бессмысленно. Ему было жаль их всех, потому что платить за свои ошибки должен был он, а не они. А они собирались теперь наделать собственных, еще не зная, что всё равно всё ведет к поражению. Ему было жаль и стыдно перед Звёздным флотом, который будет сопротивляться в лице достойных его представителей, как обещала коммандер Мори. Он собирался избавить их от этой необходимости и трудностей увольнением из ЗФ. Всё казалось простым, но кадеты всё усложняли. И теперь ему казалось, что он не справится с собственной презентацией. Не сможет сделать то, что было для него так важно сделать. Стыдно смотреть им всем в глаза, показывать Землю. Ведь он больше не достойный ее представитель. И теперь он медлил с началом, даже когда Самрита и Квинтилия вернулись. Собирался с духом и медлил, стоя у стены с секстантом в руках, пока пауза не затянулась до неприемлемого.
Тогда он вернулся к началу, вспоминая как впервые прозвучало задание.
Лайтман был невероятно вдохновлен этим заданием. Уже несколько веков человечество устанавливало контакты с иными цивилизациями, узнавая их, находилось в поиске новых миров и контактов. Тогда, на совещании, он вспомнил далекие прошлые времена, то поколение землян, которые родились слишком поздно для того, чтобы исследовать Землю, и слишком рано, чтобы исследовать космос. Всю ту литературу прошлого, прочитанную им, о том,  как земляне только мечтали о межзвездных путешествиях и о том, что там, среди звезд, могло бы быть. О том, как земляне хотели рассказать о себе другим видам, которых еще не знали, как происходил поиск внеземной жизни и как они отправляли сведения о себе, на кораблях очень низкой скорости. Бранденбургский концерт и пятую симфонию, Моцарта и Стравинского, все то, что они послали о себе в космос, в надежде на то, что рано или поздно это кто-нибудь найдет. И представив себя человеком, являющимся суммой всего опыта людей прошлого, он захотел рассказать о Земле и ее обитателях - затронув то самое важное, что составляло суть человека и человечества. То, что являлось смыслом существования человечества, неуклонно руководившего им, несмотря на все трудности и проблемы, несмотря на все сворачивания с настоящего пути.
Вспомнив это ощущение с момента назначения задания, он вернул себе уверенность, заставил себя повернуться и пойти в середину этого зала.

Проходя мимо М’Коты, улыбнулся ей. Перед запуском он посмотрел на присутствующих и сказал:
- Когда я размышлял о том, как показать Землю, то понимал, что представление планеты невозможно без рассказа о человечестве. А также - нельзя рассказать о человеке и человечестве, взяв всего лишь один срез времени. Поэтому я решил рассказать о пути, который мы выбрали для себя, о том, что составляет нашу сущность и наш смысл сквозь время. Итак, Земля, третья планета Солнечной системы, Сектор 001.
Включившаяся голопрограмма отобразила Землю с высоты 400 километров над уровнем моря. Планета была в голубом ореоле, так светилась ее атмосфера на границе соприкосновения с космосом, подсвеченная Солнцем. Земля вращалась в направлении, противоположном движению наблюдателей, навстречу им. Они неслись неслись над белыми облаками, морями, океанами и сушей, а над полюсом сияло зеленоватое полярное сияние.
- Полярное сияние порождено взаимодействием частиц солнечного ветра и верхних разряженных слоев атмосферы у планет с магнитным полем. Мы все знаем, что такое присуще многим планетам, но у каждого полярного сияния - свой индивидуальный оттенок, цвет и форма, земной - вот такой, - рассказывал Артур.
Ночная сторона Земли с невысокой околоземной орбиты встретила кадетов огнями далеких городов, а спустя минуту - яркий солнечный луч возвестил орбитальный рассвет. Затем картинка плавно переместилась на более высокую орбиту и все увидели несколько открытых корабельных доков, часть которых была пустыми, а в некоторых стояли звездолеты, и инженеры в скафандрах перемещались в них, производя разные работы.
- Так выглядит Земля с орбиты сейчас, - сказал Артур, - а теперь мы войдем в атмосферу и продолжим наше путешествие во времени и пространстве.
Самрита вернулась как раз в началу презентации, едва не столкнувшись в дверях с Квинтилией. Купание в горячих источниках стало яркой завершающей деталью в презентации Ракара, и теперь о ней напоминали еще не высохшие кончики волос и приятное ощущение в теле. Презентация о Земле интриговала: с одной стороны, она была рада увидеть родную планету, вид на которую захватывал даже на голодеке, с другой – боялась, не совпадут ли ее идеи с тем, что уже придумал Лайтман, ведь тогда ей придется полностью менять концепцию. Но больше всего ее сейчас беспокоил сам Артур в контексте того, что они узнали о его ситуации с кардассианским судом. Выглядел он сейчас уже не так спокойно, как утром за завтраком, и Самрита подумала, что надо встретиться всем вместе и решить эту проблему как можно быстрее.
Это была планета, на которой он родился. Сатал этого не помнил и обычно мало задумывался. В детстве, когда его родители возили его показать Землю, он не испытал особенного интереса, восприняв её просто как одну из многочисленных иных планет. Домом его был Вулкан. Сейчас же в его душе шевельнулось какое-то особенное любопытство, и сверкнувший из-за горизонта луч солнца породил отголосок чувства, названия которому юноша пока ещё не знал. Он подошёл ближе, чтобы лучше видеть всё происходящее.

Чем ближе была презентация Артура, тем сильнее в душе М’Коты поднималось беспокойство, и спор Освальда с Артуром в отдалении только усугубил его. М’Кота не слышала слов, но это только усиливало тревогу, а неуверенность и угнетённость Лайтмана вызывали мощную волну протеста. Клингонка не знала, чего ей хочется больше – ободрить его или встряхнуть за шиворот, чтобы пришёл в чувство. Но вот землянин прошёл мимо, улыбнулся ей, и добрую половину её дурного настроения унесло неведомым ветром. Она глупейшим образом улыбнулась ему в ответ и лишь потом сообразила, что из двух вариантов – подбодрить или встряхнуть – бессознательно выбрала первый. А следовало – мек’лет ему в задницу! – всё-таки встряхнуть! Ну, или выразить поддержку менее идиотским способом.
А презентация снова началась красиво. Умели же люди показать самое лучшее! М’Кота не раз засматривалась на восход с орбиты, но ей бы не пришло в голову включить его в презентацию, как и многие другие красивые вещи. Может быть, потому что она не умела подбирать эффектные ракурсы, а может быть, потому что главная мысль её собственной презентации занимала всё её внимание.

Освальд не обращал особого внимания на презентацию. В конце концов, он столько раз видел Землю: с орбиты и с поверхности, вживую и в голокомнате, - что банально не успевал соскучиться по ней. Кадет по очереди осмотрел других участников проекта, думая, кто ещё может быть полезным для решения ситуации с Артуром. Пока список состоял из четверых: Самрита, Жантарин, М'Кота и он сам, но этого было явно не достаточно. Тот план, который вертелся у него на уме, требовал кого-то постороннего, кого-то не из Федерации и способного действовать аккуратно. Тенма не подходил, потому что по короткому диалогу на фуршете было ясно: помогать Артуру кардассианец не собирается, и тут Освальда неожиданно осенило - Ракар! Действительно, кому как не ромуланцу удастся провернуть то, что он задумал? К тому же, он так распинался сегодня про благо проекта, что не привлечь его было бы просто неправильно. Если ему можно будет доверять, конечно...
Кадет напряжённо потёр глаза, раздумывая. Его план был ужасен во всём: слишком многое может пойти не так, слишком легко кому-то будет ошибиться, слишком непросто будет предугадать действия Корама, слишком уж всё завязано на эмоции, включая основные действия... а ещё категорически не хватает времени! И надо ещё что-то сделать с Артуром, пока он не наделал глупостей. Всё это подводило к ещё одному имени - Хена. Ференги сегодня отказала Освальду в ответной услуге, причём по весьма эгоистичной причине, заодно полностью проигнорировав его заверения в том, что та ошибается. Землянина произошедшее очень злило, но выбирать не приходилось. Не идти же с таким предложением к советнику Рилл! Он отыскал глазами ушастую девушку и тяжело вздохнул, понимая, что в списке того, что может пойти не так, только что прибавилось ещё, как минимум, два пункта...
При виде Земли Хена восхищенно ахнула, а вот у кадета-трилла она не вызвала восхищения - все-таки она достаточно много часов отлетала на маневрах… “Не достаточно много, а больше, чем все остальные”, - машинально поправила она сама себя.
Уже третий участник начинал презентацию с внешнего обзора своей планеты. Кого-то это могло бы порадовать, потому что они уже в чем-то мыслили одинаково, и это ведь было хорошо, но у Квинтилии были другие эмоции. Если бы только презентации Артура и Ракара были завтра… Она могла бы предположить, что они позаимствовали ее идеи, и ее тщеславию это бы польстило. Скрестив руки на груди, Квинтилия думала о том, что ей не удалось задать достаточно высокую планку. Это была известная проблема, когда ты делаешь что-то первым - презентуешь, идешь на экзамен, выполняешь гимнастическое упражнение на соревнованиях… И это была не начальная школа, когда еще иногда давали дополнительный балл первому “за смелость”. А кто во всем был виноват? Противный Освальд.
Некоторые элементы голограммы во время спуска с орбиты давали ощущение нахождения в большом шаттле, чтобы спуск не казался падением. Однако, частично отрисованный каркас никак не мешал обзору во всех плоскостях. Они пересекли верхние слои атмосферы над океаном, называемом Тихий, над Новой Зеландией и Австралией, вдоль гор по имени Анды, и полетели, снижаясь, над североамериканским континентом. Пролетая над Гранд Каньоном, они замедлили скорость. Артур дал возможность рассмотреть в деталях этот памятник природы, существующий здесь уже несколько миллионов лет. Покинув его, и пролетев еще немного мимо городов, стартовых площадок шаттлов, над вековыми лесами, они совершили виртуальную посадку и контуры шаттла исчезли. Теперь кадеты стояли у окраины леса, а с другой стороны пологий спуск вел к океану, простиравшемуся до горизонта. Занимался рассвет, небо уже посветлело, и широкая линия одной из спиралей галактики Млечный путь, занимавшая половину неба - постепенно гасла.
Offline  
11 07 2016, 09:29:12 #194
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, ранний вечер
Станция ДС9, голокомнаты

Лайтман подождал, пока все остальные осмотрятся вокруг и продолжил рассказывать.
- История человечества полна заблуждений и стремлений найти истину, войн и стремления к миру, жестокости и человечности, алчности и бескорыстия, любви и ненависти. Но несмотря на все проблемы - главным для нас всегда оставался путь познания и исследований. Человека неодолимо влекло то, что составляет его настоящее предназначение - познавать Вселенную, строить взаимопонимание и сотрудничество со всеми, кого встретим на пути.
В этот момент на горизонте показался парусный корабль.
-Артур! - Хена подпрыгнула на месте, стараясь разглядеть горизонт, - Можно я попрошу у голокомнаты подзорную трубу?
-Интересно… - медленно проговорил Курш, - Какой это век?
Освальд посмотрел на идущий под парусами корабль и едва заметно усмехнулся. Действительно, если уж что-то и ассоциировалось с Лайтманом, то это море. Было в нём что-то от... героев Жюля Верна и Роберта Стивенсона. Небось, зачитывался именно ими в детстве. Отыскав взглядом Самриту, кадет протиснулся к ней и шепнул на ухо:
- Мы ведь правда не будем в нашей презентации показывать что-то такое же серьёзное и пафосное? А то на второй раз всех точно в сон клонить будет!
- Пафосно, но красиво! – шепнула она в ответ. – Но нет, не будем. У меня есть кое-какие идеи, завтра покажу. А теперь не отвлекай!
Освальд едва заметно показал подруге язык и снова посмотрел на парусник.
- Компьютер, подзорная труба, - сказал Артур, она материализовалась в его руке, и он протянул ее Хене. Труба была сложена, и он, сообразив, что Хена может не знать, как выдвинуть – выдвинул все три секции.
- Это середина 18-го земного века, - ответил он на вопрос Курша, - самый разгар исследования Земли и её океанов, когда еще о последнем южном материке Антарктида – ничего не было известно. Его наличие теоретически предполагали моряки, но другие скептики поднимали их на смех.
В подзорную трубу было видно, как светловолосый капитан, в традиционной английской морской форме 18-го века стоял на квартердеке на корме судна и тоже смотрел в подзорную трубу, матросы, подгоняемые боцманом, ставили паруса, а еще один человек на палубе, в гражданской одежде зачарованно смотрел на низколетящего возле корабля белого альбатроса.
- Через несколько минут мы окажемся у него на борту, - сказал Артур.
-У нас тоже были корабли, - сообщил Курш, хотя многим из окружающих этот факт показался сам собой разумеющимся, - Только паруса у них были… другие.
Орионец замолчал, не найдя слов. Но было очевидно, что все, связанное с историей, вызывало в нем живую реакцию, по крайней мере, живую настолько, насколько этот гигант был способен.
-Это известный исторический корабль? - спросила Хена, не отрываясь от подзорной трубы.
- Мы поплывем на настоящем парусном корабле? – с интересом поинтересовалась Самрита. – Пожалуйста, не удаляй потом эту презентацию! Это же просто потрясающе, лучше любого голоромана!
- Это случайно не "Энтерпрайз"? - спросил Освальд, прищурившись и рассматривая парусник, пытаясь понять, похож ли он на один из легендарных кораблей Британского ВМФ тех времён, носивших имя, которое и спустя полтысячи лет продолжают помнить.
-Да, точно! - воскликнула Хена, - А то я все думаю, что мне это напоминало. Кто помнит, когда появился первый “Энтерпрайз”?
-В самом начале 18го века, - мрачно сообщила Квинтилия, - Там было два, один за другим. Только дался вам этот “Энтерпрайз”. Корабль как корабль...
- Их было гораздо больше чем два, - проворчал Освальд. - Посмотри в справочнике, если интересно.
-Хена спросила про первый! - фыркнула Квинтилия, - А я всегда отвечаю корректно и четко на поставленный вопрос.
- Ага, как компьютер, - усмехнулся Освальд и добавил совсем тихо, - правда, у компьютера характер поприятнее.
Сатал покосился на Освальда. Его суждения, резкие, категоричные и недалёкие приводили к тому, что этот молодой человек нравился ему всё меньше. Будь это отношение адресовано одному Саталу, он бы понял. Но было похоже, что мистер Макдауэлл недоволен всеми - всеми, кроме, конечно же, самого себя. Себя он, очевидно, назначил на роль арбитра.
- Мистер Макдауэлл, даже если вам человек не нравится, проводить подобные сравнения некорректно, - сухо заметил вулканец.
- Угу, - безразлично промычал Освальд, даже не взглянув на Сатала.

Ракар простоял весь перерыв недалеко от двери, спиной к разговаривающим Лайтману и Макдауэллу, продолжая записи в собственном падде, начатые еще на фуршете. Это позволило ему подслушать всю беседу и стать в курсе событий, намерений и размышлений федеральных кадетов. Судя по началу презентации и тексту речи выступающего – земной кадет федерального флота любил  свою планету и свой народ. По крайней мере – между всеми присутствующими здесь в проекте – совершенно однозначно есть одно общее, присущее каждому – любовь к собственной родине. Но теперь его мысли вернулись к кардассианцу, который при демонстрации Ромула – высказывал позицию, имеющую тенденцию к пониманию и поддержке ромуланской точки зрения на некоторые вещи. Это способствовало размышлению в направлении, что Джез Тенма достоин знать правду о самом себе. Однако, нужны были дальнейшие наблюдения, перед тем, как дать ему повод разочароваться в собственном командовании и не пострадать при этом самому. На Кардассии в адрес семьи Тенма был осуществлен неудавшийся благодаря «Альфе» акт мести, или какой-то иной ход, имевший целью избавиться от гила, неудобного по разным причинам или с целью оказать недвусмысленное давление на его отца или провокация необходимости его политического уничтожения. Не умный ход, грязный и грубый, но очень в стиле Обсидианового Ордена. А если первая попытка не удалась, они предпримут вторую. Тенма должен был быть предупрежден. Но хватит ли у него ума не кричать потом об этом на каждом углу? Одно только было плохо - полное отсутствие доказательств, что делало его теорию несостоятельной на 50%. Об этом размышлял Ракар, стоя возле голографического леса, глядя на парусник в океанских водах Земли.

Дождавшись, когда они обсудят свои предположения, кивнув только Самрите, соглашаясь с тем, что удалять не будет, Лайтман щелкнул пальцами, и все участники оказались на борту парусника.
- Два румба вправо и прибавить парусов, мистер Ричардс, - громовым голосом объявил капитан, и его команду не нужно было повторять боцману, потому что голос капитана разнесся от кормы до форштевня, и был слышен еще как минимум на кабельтов в обе стороны по бортам корабля. Матросы побежали по реям, сняв чехлы и развязав лини. - Эй там, на марсе, не мешкать! - снова грянул капитан, и белые паруса упали вниз, которые мгновенно растянули и закрепили. Порыв ветра наполнил их и корабль ощутимо увеличил скорость, оставляя позади кромку берега, быстро уходящего за горизонт.
Артур молчал, пока происходило это действие, а лишь потом стал отвечать по очереди всем, кто проявил интерес.
- В разные эпохи развития человечества, Курш,  форма парусов тоже претерпевала изменения. Треугольные латинские, прямоугольные одиночные на единственной мачте. Но мысль никогда не стояла на месте, не удовлетворяясь достигнутым, человек всегда стремился вперед, улучшая и совершенствуя свои изобретения. И вот здесь в 18 веке - уже велики достижения кораблестроения и мастерства управления набором парусов, их наилучшим сочетанием и положением для достижения наивысшей скорости и способа маневрирования. Не просто велики - они отшлифованы до предельного мастерства в управлении ветром для перемещения по морю.
А потом Артур посмотрел на остальных.
- В истории земного флота корабль с именем Энтерпрайз с самого его начала - всегда был. Это такая традиция. Но не этот. Сейчас, в 2384 году Энтерпрайз - один из лучших кораблей последней модификации, но я хотел бы сказать о другом. Мы находимся на английском корабле Его Величества “Сюрприз”. Это трехмачтовый фрегат, в каком-то смысле, кое-кто сказал бы даже, что он устарел для своего времени. Что есть куда более большие и мощные линейные корабли, с большим тоннажем, с большим парусным вооружением и дальнострельными бортовыми орудиями. Но это не значит, что он хуже. Потому что на самом деле все зависит от экипажа и капитана. От сплоченности, слаженности, отработанности совместных действий, от умений каждого. И от способности делать свое дело тогда, когда кажется, что все вокруг рушится и все бессмысленно. От способности не сдаваться.

Тем временем, белый альбатрос все еще сопровождал корабль. Волны усилились, фрегат вскарабкался по пенистому склону волны, рассекая носом ревущий гребень, а затем плавно скользнул вниз. Человек в гражданском, не удержавшись за леер, упал за борт. Без лишних слов, скинув форменный китель и бросив его на палубу, капитан корабля бросился в воду, выставив вперед руки. Матросы, не мешкая, повернули парусные реи по ветру, чем затормозили ход корабля, а через минуту обоих уже подняли на борт.

Когда человек свалился за борт, первым побуждением Тенека было принять участие в откачивании незадачливого мореплавателя, но здравый смысл тут же напомнил ему, что всё это – голопрограмма, презентация, где каждый поворот сюжета просчитан наперёд. Только мимолётное напряжение во взгляде могло выдать его реакцию на этот эпизод.
А ещё вокруг была бескрайняя вода – живая, дышащяя стихия, медленно созидающая и быстро разрушающая, жизнь и погибель, хаотичная и подчинённая законам. Сейчас она послушно катила волны, ложилась под киль корабля с искренним и обманчивым дружелюбием, но стажёр ни на секунду не забывал о том, что поверхность – всего лишь тонкая граница между кораблём и бездной.
Освальд сосредоточенно смотрел на происходящее и всё больше хмурился.
- Что-то мне всё это напоминает, - задумчиво пробормотал он, снова наклонившись к Самрите. - Упавший в воду гражданский, прыгнувший за ним капитан… кажется, это не реконструкция исторического события и не случайное происшествие. Думаю, Артур это взял из книги, голоромана или древнего фильма, только никак не могу вспомнить, откуда именно. Всё выглядит таким знакомым…
Offline  
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS