* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
25 09 2020, 12:54:52 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
24 06 2016, 12:59:10 #165
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Тенек врачевал травмы Сатала и задавался вопросом, как обернулась бы ситуация, не вмешайся ромуланский улан? По той осторожности и даже робости с которой действовал Бакот можно было предположить, что в этом случае пришлось бы вмешаться кому-то другому. Вмешательство и небезразличие гражданского к такой ситуации было нормально по представлениям стажёра, а вот колебания и промедления сотрудника СБ выглядело странно. Он должен был вмешаться хотя бы в тот момент, когда навсиканец напал на Сатала. Определённо этому джентльмену не хватало либо навыков, либо сознательности.
– Я закончил, – сказал Тенек, убирая регернератор. – Давайте приберёмся.
- Благодарю вас, - кивнул Сатал, вставая. К счастью, действия, или, вернее сказать, бездействие своего охранника юноше видно не было, иначе у него бы возник тот же самый вопрос. Сейчас же Сатал озвучил другую мысль: - Момент неожиданности не всегда действует так, как планировалось. Я лишь собирался подобраться удобнее к нервному захвату.
Когда с потенциально опасная ситуация закончилась, и навсиканца скрутили и повели в сторону офиса службы безопасности, к столу вулканцев подошла Хена и подняла с пола тарелку.
-Вам помочь с уборкой? - спросила девушка.
– Если это не нарушит ваши планы, – ответил Тенек. – Фуршет заканчивается, нет смысла восстанавливать инсталляцию; логичнее всего всё просто убрать.
Затем он обратился к Саталу:
– Мне бы не пришло в голову отвлекать противника таким способом. Он был странным, но по-своему эффективным. Это заслуживает размышлений.
- Я должен был сделать нечто, чего он не ожидает, - пояснил Сатал. - А ждал он, насколько я могу предположить, либо испуга и попытки вырваться, либо намерения драться. Бурное проявление радости, по моей оценке, было последним, что он мог ожидать в данной ситуации.
Затем он взял у Хены тарелку из-под рулетиков и кивнул в знак благодарности.
- Хотите что-нибудь попробовать из того, что не пострадало?
Хена отдала тарелку Саталу и обошла стол в поисках чего-нибудь не рассыпанного, не разлитого и неповрежденного. Под ногой у нее что-то тихо хрустнуло, она нагнулась и подняла свиток, который сбил со стены Сатал. Это была полоса желтоватой бумаги, сверху и снизу обрамленная деревянными планками; в лаконичной манере четкими штрихами черной и золотой красок на свитке были изображены горы, водопад и строение с куполообразной крышей на самом дальнем плане. Произведение искусства слегка помялось, и в верхнем правом углу даже слегка испачкалось кровью.
-Надеюсь, никто не заметит и у нас не будет проблем еще и из-за этого… - пробормотала Хена, прилаживая свиток на место.
Сатал посмотрел на свиток: по его виду было похоже, что это что-то старинное.
- Интересно, что это за строение? - подумал он вслух.
-Похоже на баджорский храм, - заметила Хена. - Я видела изображения их столицы, там такие же круглые золотые купола.
- Это изображение может быть священным? - неуверенно уточнил юноша, повернувшись к ференгийке.
-Что ты имеешь в виду под словом “священный”? - уточнила девушка.
- Ну… не сочтут ли они оскорблением то, что я его сбил и испачкал?
-Вряд ли они этому свитку поклоняются, или он имеет какие-то мистические силы, - с сомнением сказала Хена, критически разглядывая картину. - Но ему и не обязательно быть священным, чтобы его владельцы оскорбились. Все-таки это произведение искусства, и оно может много стоить.
Сатал присмотрелся к свитку: насколько много может стоить произведение искусства, повешенное у входа? Многое зависело и от традиций культуры, и от характера хозяев… Но по крайней мере, должны же они понять, что Сатал это сделал не по своей воле!
– Не вижу причин упрекать за повреждение этого изображения Сатала, – заметил Тенек. – Все видели, что зачинщиком был навсиканец.
- Это логично, - согласился Сатал. - Однако в некоторых случаях могут иметь значение иные детали, например, то, чья кровь осталась на артефакте.
-Тут не так уж заметно, -  постаралась успокоить Сатала Хена, - Может, это можно как-нибудь отреставрировать… Не волнуйся раньше времени. А прямо сейчас мы все равно ничего не можем поделать.
__________________
Сатал, Тенек, Хена


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
24 06 2016, 16:45:12 #166
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад, коридоры недалеко от Променада.


Всё представление с навсиканцем М’Кота пропустила и, наверное, к лучшему. Пока всё было спокойно, к столу Артура подошла шумная многодетная семейка; что уж могло привлечь у такого «взрослого» стола детей, так и останется загадкой (может им было просто любопытно поглазеть на клингонку), но за шумом который подняла вся эта мелочь немудрено было пропустить начало потасовки, которая к тому же очнеь быстро закончилась. А М’Кота к тому же чувствовала груз ответственности за то, чтобы у людей осталось хорошее впечатление если не от самого Артура, то хотя бы от его сегодняшних стараний.
Оставшись в относительном одиночестве, она поняла, что больше не может ждать. Услышанное от Корама жгло её, а мысль, которая пришла срезу же после стычки с ним не давала покоя. Постояв ещё какое-то время (а точнее походив, как маятник, туда-сюда около стола), М’Кота вызвала Жантарин.
-Не обязательно было вызывать, я здесь, - раздался голос андорианки.
На самом деле, Жантарин была не так уж близко к М’Коте, но уже шла в ее направлении через поредевшую толпу. Девушка набросила на плечи накидку с меховым воротником, напоминавшим о холоде льдов Андории, и это придавало ее виду некоторую величественность, если не сказать царственность. Жантарин выглядела как принцесса… того типа, которая останавливает на скаку коня и вытаскивает из ножен меч.
-Что ты хотела сказать? - осведомилась она у клингонки.
– Без свидетелей, – сказала М’Кота. – Я хотела поговорить без свидетелей. Это важно.
-Вот как? - насмешливо переспросила Жантарин, скрестив руки на груди, - Теперь уже тебе понадобилось поговорить без свидетелей. Что ж, когда я просила об этом, ты дала мне такую возможность, полагаю, теперь моя очередь ответить тем же. Веди.
М’Кота пожала плечами – всё это не имело сейчас никакого значения. Она только пошла вперёд, уводя андорианку в сторону от Променада. Когда они достаточно отдалилилсь от людей, она остановилась и спросила:
– Ты слышала, что сказал Корам?
Жантарин коротко кивнула.
- Слышала. И не только это. То, что сказала ты, я тоже слышала. Ты не могла удержаться, хотя должна была бы понимать, что это может стоить Артуру свободы и даже жизни. Но какая тебе разница? Зато ты сказала правду. Надеюсь, для тебя оно того стоило, ты почувствовала удовлетворение и теперь довольна.
– Почему правда должна стоить Артуру жизни или свободы? – с вызовом спросила клингонка. – Лучше по-твоему, чтобы все шушукались, скрывая правду и потихоньку продали его кардассианцам, потому что он оказался неудобен? Если все будут молчать, выйдет, что Корам кругом прав, а Артур накинулся на него ни с того ни с сего. Пусть хотя бы будет известно, что он сделал это не развлечения ради.
 -Потому что теперь ты снова разозлила Корама! - воскликнула Жантарин, - А мы же видели, как он ведет себя, когда на него давят и пугают его! Он замыкается и не идет ни на какие компромиссы. Знаешь, М’Кота, иногда лучше помолчать.
– И до каких пор молчать? Пока Артура… пока Лайтмана тишком не сплавят на Кардассию? Федераты любят делать красивые жесты, вы даже своего героя однажды продали нам, правда, тогда речь шла об убийстве, а не о побитой роже.
М’Кота вздохнула, стиснула зубы и продолжила:
– Но я не об этом хотела с тобой поговорить. На Корама может найтись управа. Могла бы найтись – при одном условии. И я хочу тебя спросить о двух вещах.
Выражение лица Жантарин без слов выразило то, что она могла бы сказать вслух: “Слушаю?”
На секунду М’Кота ощутила смущение: всё-таки тема была очень уж болезненной и глубоко личной, но почти сразу же решительно отбросила сомнения – если речь идёт о спасении друга, нечего страдать по пустякам!
– Первое. У тебя серьёзные отношения с Лайтманом? Будет справедливо назвать тебя его женщиной? – И тут же на всякий случай пояснила: – Это – не праздное любопытство, а имеет прямое отношение к делу.
-Это еще что за вопрос? - возмутилась Жантарин, - Как это может иметь хоть какое-то отношение к делу? На что это влияет? Думаешь, мое желание помогать ему и защитить его зависит только от этой роли?!
М’Кота посмотрела на неё с жалостью.
– Это даёт тебе дополнительные права. Права! Неужели не ясно! И я хочу знать, можем мы использовать твой статус для защиты Лайтмана или нет.
-Ничего подобного, - помотала головой Жантарин, - Я не знаю, как там у вас на Кроносе, но земляне считают, что женщина, стоящая за своего мужчину, скорее всего будет лгать в его защиту. В любом случае ее мнение будет предвзятым, а потому ее слово не будет иметь веса.
– Земляне, но не андорианцы! – с жаром возразила М’Кота. – Вы больше похожи на нас, чем на землян, хотя и впутались с ними в Федерацию! У вас право крови, право близости – всё это даёт возможность защищать то, что вам дорого. И у вас, как и у нас, есть право на месть.
Девушка перевела дыхание и продолжила:
– Мой второй вопрос должен был быть о том, на что ты готова пойти ради него. Но ты уже наверное поняла, о чём я говорю, поэтому я продолжу. Отправить Артура на Кардассию – (М’Кота снова не заметила как назвала Лайтмана по имени, хотя старалась этого избегать) – всё равно что убить его. Но если Корам узнает, что в случае его выдачи ты объявишь право на месть, у него будет повод задуматься. Он – трус и слабак, он не пойдёт на поединок и, может быть, откажется от своих требований. Но для того, чтобы всё это сделать, у тебя должны быть соответствующие права. Теперь понимаешь?
___________________
+ Жантарин


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
24 06 2016, 16:45:47 #167
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад, коридоры недалеко от Променада.


-Ты невероятна! - закатила глаза Жантарин, - Пойми уже, что мы не на Андории и не на Кроносе, чтобы лезть со своими правилами, которые нормальные федераты считают варварством. К тому же, Корам может просто назначить чемпиона, который будет драться за него…
Андорианка сделала паузу и прищурилась, ее лицо приобрело недоброе выражение.
-Хотела бы я знать, что с этого тебе? Ты кружишь вокруг, как несчастье, лезешь в чужие дела, задаешь дурацкие вопросы, нарываешься на разборки - зачем? С чего бы проблемы какого-то жалкого розовокожего так выводят тебя из себя?
– Может тебе он и жалкий и чужой, а мне он соратник и друг, – ответила М’Кота, пытаясь скрыть волнение, которое вызвали слова андорианки. – Ни его, ни Сатала я не брошу после того, как мы сражались плечом к плечу. Артур предложил себя в заложники вместо товарища там – на площади, Сатал прикрывал меня огнём, когда я спустилась за Тенмой. Ни один из них не запятнал себя позорным поступком, а значит, я обязана их защищать, как своих. Будь я на твоём месте, я бы плюнула на собственную судьбу и сделала, как велит совесть. Посол Ворф тоже был не на Кроносе, когда осуществил право мести. Курзон Дакс был послом Федерации и не был даже клингоном, когда дал клятву вместе с побратимами, а Джадзия Дакс исполнила её, хотя была офицером здесь – на этой станции и была всего лишь новым носителем Дакса. Что останавливает тебя? Неужели для тебя карьера важнее жизни твоего мужчины?
Жантарин рассмеялась, но это имело мало общего с настоящим весельем.
-Ты так настойчива, М’Кота! Твои речи так горячи и убедительны! Даже несмотря на то, что я отказываюсь отвечать напрямую раз за разом, ты спрашиваешь снова и снова. Может ли быть, что ты действительно хочешь услышать мой ответ на свои вопросы? Может ли быть, что для тебя это имеет особое значение… помимо всего прочего? Ты ведь уже все продумала, пришла с готовым планом, как бы поступила в такой ситуации. Как же оно так у тебя придумалось? Неужели ты воображала себя на моем месте?
Несколько секунд М’Кота молчала, потом заговорила, словно преодолев какой-то барьер:
– Допустим, воображала, и что? Это не имеет значения. Не будь этого, я бы всё равно защищала его, как любого из своих, как защищаю Сатала. И я не из тех, кто разрушает чужую жизнь: если вы дали друг другу клятвы, хотя бы в своём сердце, я буду защищать вас обоих. Сейчас я спросила тебя, только потому что это могло бы спасти его жизнь. И твою честь – в его глазах и в твоих. Я знаю, о чём говорю: тот, кто не сделал всего возможного, не сделал отчаянного и правильного выбора, будет чувствовать себя запятнанным, будет до конца своих дней спрашивать себя, что было бы, если бы он решился.
-Ооо, - протянула Жантарин, растягивая губы в насмешливой улыбке, - Так ты уже и о клятвах подумала? Ну и как оно? Было ли тебе приятно мечтать об этом, а, М’Кота?
Клингонка нахмурилась и напомнила себе, что только что пообещала защищать не только Артура, но и всё, что ему дорого. Даже если эта драгоценность – стервозная андорианка.
– Я не мечтала, – сказала она с опасным блеском в глазах, – и позвала тебя не для того, чтобы это обсуждать, а для того, чтобы защитить жизнь Лайтмана. Поэтому съезжай с этой темы и переходи к делу. Ты попытаешься? Это возможно? И что ты говорила насчёт «чемпиона»? – я никогда не слышала о такой ерунде.
-Это значит, что каждый участник дуэли имеет право выставить бойца себе на замену, - нехотя ответила андорианка, - Корам может выбрать любого, чтобы драться за него. Знаешь, что-то ты больше не развлекаешь меня сегодня. Когда ты горячилась и говорила про клятвы и честь, это было хотя бы забавно. На секунду я даже представила, что ты действительно вообразила себе что-то про землянина, и это бы абсолютно сделало мой день... потому что ну кто бы мог такое ожидать от тебя? Но нет, ты просто скучная М’Кота, и на такое в жизни не способна. Поэтому мне больше не интересно с тобой говорить.
Жантарин развернулась на каблуках и пошла прочь по коридору.
М’Кота схватила девушку за локоть и развернула её к себе, в её глазах полыхала уже нескрываемая ярость.
– Так ты решила просто сидеть на заднице и бросить его в беде? Пусть я неправа, и ваш дурацкий обычай никуда не годится, но есть же хоть что-то, что можно сделать! Или ты умеешь только пускать пыль в глаза, а как дойдёт до дела – сразу в кусты? Нечего сказать, посчастливилось Лайтману с подружкой!
Жантарин с силой вырвала руку.
-Кто бы говорил о трусости! Я не верю тебе, М’Кота, ни на секунду! В тот вечер я просила тебя уйти, и ты обещала мне, но не ушла… о нет! Я видела, как ты смотрела на него! Но тебе не хватает смелости даже себе в этом признаться!
– Мне – хватает! – зло возразила М’Кота. – А вот тебе – нет. Я сказала тебе правду без утайки. Я отказалась от его помощи вчера и сделала так, что он не смог продолжить разговор, но я не могу вообще не разговаривать с ним, пока мы в одном проекте. А ты только виляешь, как змея. Почему ты не сказала тогда открыто, что у вас свидание? Что в этом такого? Почему сейчас не ответила мне напрямик? Это был бы лучший способ убрать меня с дороги. И почему ты не думаешь о том, как ему помочь? Не я, а ты должна быть первой, кто об этом позаботится!
-Значит, это правда, - ответила Жантарин с каким-то мрачным удовлетворением, будто получила то, что хотела, - Теперь ты снова стала интересной. Надо же...
Она предприняла вторую попытку отвернуться и уйти, но сделала всего несколько шагов и остановилась.
-У меня нет права, - не поворачивая головы, тихо произнесла андорианка, - Я не его женщина.
Она не была уверена, что М’Кота ее услышала. Но не стала убеждаться в этом, а просто пошла дальше. Больше всего ей сейчас хотелось что-нибудь ударить или сломать, так, чтобы костяшки пальцев окрасились голубой кровью.
М’Кота сделала несколько шагов за ней, повинуясь импульсу остановить, теперь уже с совсем другим чувством – с чувством сопереживания и вины, но остановилась и привалилась к стене. Будь она сейчас на месте Жантарин, она бы прибила того, кто полез бы к ней с сочувствием. Эти мысли и чувства не дали ей даже обрадоваться тому, что Артур свободен: не чужой мужчина, а просто бабник, который строит глазки сразу нескольким девушкам. Ну и пусть. Это же не причина отдавать его на съедение кардассианцам! И это не причина портить жизнь такой порядочной девушке, как Жантарин. Мысли М’Коты потекли сразу по двум направлениям. Как-то одновременно думалось о том, что вечером, когда Жантарин немного успокоится, надо собрать всех и обсудить, как защитить Артура от Крадассии, и в то же время о том, что нельзя искать с Артуром встреч и допускать разговоров наедине. Пусть сперва решит, кто ему нужен и скажет это прямо, верно же? А если никто – пусть идёт к девкам. Вот именно – к девкам из Кварк’с. Поставив в своих мысляж эту жирную точку, М’Кота двинулась обратно к территории фуршета.
_______________________
+ Жантарин


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
24 06 2016, 16:50:40 #168
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Под конец мероприятия Освальд вернулся к себе за стол. Надо было срочно решить, что делать со всей едой, которая осталась. А оставалось ещё немало: примерно треть коробки апельсинов, две трети коробки грейпфрутов, почти целый казан плова (кадет так и не смог ответить на вопрос, зачем он приготовил целых два), половина приготовленного чили и почти три четверти кимчхи, потому что любителей "чего-нибудь поострее" нашлось на удивление мало.
- Как будто мне без этого проблем мало! - раздражённо проворчал кадет, но потом махнул рукой. - Плевать! Заберу к себе в каюту, а заодно запрошу переносную холодильную камеру. А если Тенек хоть слово скажет...
Из-за последних событий у Освальда вновь разыгрался аппетит, поэтому с остатками закусок и десертов, а заодно и с недопитой бутылкой вина, он решил расправиться самостоятельно.
- Немного перестарался, да? – окликнул его голос Самриты Баккер. Девушка обвела выразительным взглядом остатки еды, которой можно было легко кормить всех кадетов проекта «Альфа» еще пару дней. – Тебе помочь убрать?
Остатки блюд, приготовленных Самритой, уже были аккуратно разложены по лоточкам – впрочем, в отличие от Освальда, она не наготовила лишнего.
- И не говори, - мрачно ответил землянин. - Да нет, с этим как-нибудь разберусь. Сейчас другая головоломка появилась - что делать с Артуром? Кажется, твоя очаровательная соседка всё усложнила, и надеяться на удачное разрешение ситуации теперь не придётся.
- Да, я видела… и слышала, - вздохнула девушка, в мгновение посерьезнев. – Теперь я понимаю, почему Артур не захотел говорить, в чем его обвиняют. Это звучало достаточно серьезно… Странно, утром он казался достаточно спокойным, будто не особо переживал по поводу этого кардассианца. Может, Звездный Флот придумал, как это решить? Ну не выдадут же его действительно кардассианцам!
- Ты же знаешь Лайтмана, - фыркнул Освальд, - он уже сам себя осудил и приговорил, поэтому и не дёргается. Надо бы Хену к нему направить, чтобы мозги вправила. Заодно и она сама о личных своих делах думать перестанет.
Кадет, до этого момента продолжавший раскладывать еду по контейнерам параллельно с разговором, замер, потом повернулся к девушке и посмотрел ей в глаза.
- А вот некоторые уверены, что выдадут, - помотал он головой. - Причём думай так Ракар или Тенма - я бы всё понял, но когда такое говорит кто-то типа Жантарин... в общем, сложно не начать предполагать худшее. Ты с ней не говорила об этом?
- Думаешь? Что же он сразу не сказал, что все так серьезно, мы бы могли что-нибудь придумать, - грустно проговорила Самрита. – Мы с Хеной заходили к нему сегодня утром, но… Хорошо, я попрошу ее побеседовать с ним вдвоем, может, с ней он будет более открыт.
Она продолжила перекладывать еду в лотки, погруженная в свои мысли, а затем решительно проговорила:
- Тогда то, что сделала М’Кота, просто ни в какие ворота не лезет! Она же буквально вбила последний гвоздь в крышку его гроба. Она что, его за что-то так сильно не любит? – девушка передернула плечами и подняла сосредоточенный взгляд на Освальда. –  Но что мы-то можем сделать? Мы же всего лишь кадеты… Разве только… Если только мы все дадим показания в его пользу, это должно убедить суд в необходимости смягчения наказания.
- Не только его гроба, но и, возможно, гроба всего проекта, - выдохнул парень. - Клингоны! С ними никогда не бывает просто. Но не думаю, что она за что-то Артура не любит, скорее наоборот - её эта ситуация злит. Готов поспорить, что она сама бы с радостью избила Корама, хоть и уверяла меня в обратном. Ну, он же трус, да ещё и создающий проблемы, а Артур, хоть и ведёт себя как дурак, всё же жизнью ради нас всех рисковал вместе с ней. Впрочем, это уже действительно не важно.
Освальд посмотрел по сторонам и добавил чуть тише:
- Я думал о компромате на Корама. Надеялся, что Тенма с чем-нибудь поможет, но всё безрезультатно: Кардассия ведь выиграла, в итоге, а значит и винить мэра толком не в чем, зато Лайтман виновен, и есть свидетели. Вот если бы... - он щёлкнул пальцами и даже видимо оживился, - вот если бы он что-нибудь сделал прямо на станции, за что ему могла бы грозить казнь дома или пожизненное заключение в Федерации - это можно было бы использовать! Чёрт, говорю как ромуланец!
- Ты понимаешь, что нам всем будет, если мы только попробуем что-нибудь подобное провернуть? – прошептала Самрита, округлив глаза. – Да, никто не любит Корама, но мы должны действовать честными методами, мы же кадеты Звездного Флота! Защищать Артура – да, давать показания в его пользу – да, но не нарушать закон. Хватит уже всего произошедшего! – решительно заявила она. – Ты ведь уже говорил с Жантарин и Тенмой? У них есть какие-то идеи? Я думаю, нам надо всем вместе собраться после презентаций у Артура и решить, что мы будем делать!
- О, я надеялся, что всё удастся решить законными методами, - недовольно ответил Освальд, - что начальство поговорит с Корамом, что Артур публично извинится, а мы все его поддержим, и бывший мэр утихомирится, но теперь, боюсь, это нереально. Жантарин хотела привлечь общественность, заставить людей полюбить Артура и потребовать от командования не выдавать кадета Кардассии. Хотелось бы думать, что это я пессимизмом от тебя заразился, а не Тарин такая наивная, но бьюсь об заклад, что это не сработает! Корам настроен твёрдо, и командованию придётся выбирать между жизнью одного кадета и отношениями с Кардассией... Мы все много историй слышали, как капитаны готовы были рискнуть ради жизни одного энсина или даже не-офицера, но что если это всё сказки? Или что если вот именно в этот раз такого не будет? Мы ведь должны учитывать и эту возможность. Надо это обсудить с остальными, согласен, но лучше не после презентаций, а до них. Или наоборот завтра, чтобы было время подумать. За обедом, например.
- Любые честные и открытые действия лучше заговоров, - уверенно заявила Самрита. – Мы же не какие-нибудь кардассианцы или ромулане! Мне нравится идея Жантарин: я не знаю, поможет это или нет, но мы привлечем внимание к ситуации, и командованию не удастся просто так сдать Артура и замять скандал. Собери всех, кому мы можем доверять, и лучше не откладывать. До презентаций мы не успеем, они уже совсем скоро начнутся, но зато за это время мы сможем прощупать почву и понять, на кого можно рассчитывать.
___________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
24 06 2016, 16:51:15 #169
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Самрита отставила уже запакованную еду и с грустной усмешкой проговорила:
- А я надеялась, мы будем обсуждать регату и команды… Не думала, что все так повернется.
Освальд впервые за разговор улыбнулся:
- Да, я тоже был мыслями уже там, пока всё не случилось... так как случилось, - он посмотрел по сторонам, словно не зная что ещё сказать. - Давай я лучше тебе чего-нибудь положу! А то обидно, что до моей стряпни ты так и не добралась. И вина налью! Оно хорошее.
- Я же обещала зайти на плов. И сдержала свое обещание! Вижу, у тебя еще немного осталось, - усмехнулась она и тут же посерьезнела: – Но ты все же собираешься объявлять о регате, чтобы мы уже могли планировать работу над катерами? Потому что в отличие от спасения Артура, тут мы хоть что-то сможем сделать.
- Да, думаю, сразу после первой презентации объявить или даже непосредственно перед ней, - ответил кадет. - Я хотел вообще прямо на фуршете об этом рассказать, но потом решил не посвящать в это дело гостей, ведь дело касается только участников проекта.
Освальд положил девушке большую порцию плова и разлил вино по бокалам. По счастливой случайности, на этом открытая бутылка и закончилась, так что перспектива опьянеть перед презентацией ему не светила.
- Приглашаю тебя завтра на завтрак, - с усмешкой сказал он, а потом задумался, - да и на обед с ужином тоже! И, наверное, всё равно всё не съедим.
- Ты можешь пригласить всю станцию, и все равно вряд ли еды убавится, - в тон ему ответила Самрита. – Мне уже не терпится начать работать над модификациями, у меня было уже несколько идей в прошлый раз, но… не сложилось. А про команды тебе что-нибудь известно? Кто будет капитаном второй – ну не Квинтилия же! Может быть, Рроу? Он лучший пилот из всех нас. Я бы поставила на Артура, но… - она вновь помрачнела.
- Вторым капитаном я хотел бы видеть того, кто подал идею с самого начала - Джеза Тенму, - пояснил Освальд. - Хотя он сам и не в восторге от этой идеи, но лучших кандидатов я не вижу. Рроу - это хорошая кандидатура, но он ведь, как и энсин Соммерс, не рвётся в лидеры. Квинтилия... - парень попытался подобрать подходящие слова, но на ум пришло лишь то, что сказал сам Тенма, - сама понимаешь: с её формализмом и любовью к графикам и спискам она не вселяет уверенность в других. Что касается остальных... ну, думаю, если кто-то захочет, то Джез сам в сторону отойдёт.
- Кстати, очень вкусный пло… Что, Тенма? – Самрита чуть не поперхнулась. – Но он же… Ну то есть… Он же только недавно присоединился к проекту, - выкрутилась она. – Думаешь, кто-то захочет в его команду?
- Что ты имеешь против него? - нахмурился кадет. - Ну да, специфический товарищ, но то же верно и в отношении Ракара, например. Или того орионца - "Черепка". Другие культуры, и нам надо научиться взаимодействовать с ними - ведь в этом цель проекта.
- Да-да, конечно, - поспешно согласилась Самрита, уткнув взгляд в свою тарелку. – Мне просто обидно, что у них ничего не получится с Хеной – по твоим же словам. Кстати, как у тебя дела с голопроектом? Уже все закончил? – поспешно перевела она тему.
- Обидно, да, - погрустнел Освальд. - Но Хене же лучше. С таким как Джез её вряд ли ждёт что-то кроме страданий и разочарований. Если Тенма не поумнеет, конечно, - он криво усмехнулся, словно, признавая малую вероятность этого. - Да нет, до проекта вообще не добрался ещё. Утром было немного не до этого... а ты?
- Ну-у… - девушка замялась. -  Я хотела показать какой-нибудь большой праздник и даже нашла уже готовую голозапись с празднованием Дня Федерации в прошлом веке, но брать готовую – это читерство, а сама я так ничего и не придумала. К тому же мне надоело отвечать на вопросы, почему земляне не объединятся и не приготовят что-нибудь совместно! Может быть, нам сделать совместный проект? Хотя если у тебя уже есть свои мысли и идеи, которыми ты не хочешь делиться, я могу спросить у Лайтмана…
- Я с радостью! - уговаривать Освальда не пришлось. - У меня есть несколько идей. Например, можно было бы показать процесс объединения Земли! Подписание договора и последующее празднование! В конце концов, именно благодаря землянам вообще появилась Федерация, это даже вулканцы признают, а Федерации не было бы без Объединённой Земли. Или, например, можно показать процесс создания первого варп-корабля! Символично же, что баллистическая ракета была переделана в космический корабль, который перевернул жизни всей планеты! Или, например…
- Отлично, мне все нравится! – с видимым облегчением воскликнула Самрита. – Что-нибудь символичное, и что даст другим участником не только посмотреть, но и присоединиться. Ты сегодня вечером свободен? Можно забронировать голокомнату на несколько часов и все сделать! Я принесу свои наработки – может быть, получится их тоже включить.
- Вечером, да... - кивнул было кадет, но потом вспомнил про другие планы и протестующе замотал головой, - нет, чёрт, не могу. Надо кое-что ещё сделать будет, да. Давай завтра утром! В 7 утра, например, или даже раньше! Не так-то много времени потре... хотя, может и много. Чёрт!
- Да? – немного разочарованно проговорила Самрита. – Ну ладно, давай тогда с утра. Думаю, если начнем в 0630, успеем закончить к первой презентации. И надеюсь, на этот раз твое утро будет более бодрым, чем в первый день после возвращения с Волана II, - она не сдержала ехидной усмешки. – Кстати, совсем забыла – нам же надо еще внести изменения в план… В план Квинтилии… Хмм… Звучит как вызов!
- Не беспокойся, больше пить я не планирую! - поддержал шутку Освальд. - Ну а с Квинтилией как-нибудь разберёмся. Ну или можем её телепортировать куда-нибудь, отобрать коммуникатор и запереть на всю ночь, если будет возражать.
- Прекрасный план. Но он пригодится нам на тот случай, если уговоры не сработают, - Самрита оглядела Променад, но Квинтилии не обнаружила. – Пойдем найдем ее и попросим нас объединить. И молись баджорским Пророкам, чтобы она не начала упрямиться!
- Если начнёт упрямиться, её не спасут ни баджорские Пророки, ни Мёртвые боги клингонов, ни все те божки, которых навыдумывало человечество! - решительно сказал кадет.
___________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
24 06 2016, 17:12:13 #170
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Освальд с Самритой уже успели отойти на несколько метров, как тут парень остановился и, постояв секунду, нажал на коммуникатор:
- Освальд вызывает Квинтилию.
-Перим на связи, - ответила Квинтилия.
- Мы с Самритой решили объединить усилия и сделать совместную презентацию, - проговорил кадет. - Можешь нас в своём плане соединить и ещё, желательно, подвинуть по времени немного.
-Подвинуть? В какую сторону? - в голосе Квинтилии звучала подозрительность.
- Э-э... назад? - удивился Освальд. Действительно - в какую ещё сторону можно просить подвинуть, если что-то поменялось? - Кстати, когда мы вообще должны быть? Завтра или послезавтра?
- Лучше завтра, - быстро встряла Самрита. – На послезавтра у нас другие планы, помнишь? - напомнила она Освальду чуть тише.
- Да, если и послезавтра, то только вечером, - согласился землянин, - завтра вечером будет удобнее всего!
-Вы закончили? - раздался голос девушки-трилла, - Могли бы сначала хотя бы между собой договориться, а потом обращаться с готовым планом, а не заставлять меня это слушать. Вы хотя бы понимаете, что это ужасно нечестно по отношению ко всем остальным - просить дополнительное время и делать для вас исключения? Вы что, считаете, что заслуживаете больше, чем остальные?
- Ой, не начинай только ты ещё! - фыркнул Освальд. - Просто выбери самое позднее время, выделенное для нас двоих и впиши туда обоих!
- К тому же, мы не просим дополнительное время, - занудно добавила Самрита. – Каждому выделено определенное время на презентацию, мы лишь хотели бы его объединить, а не отбирать у кого-то время и возможности.
-Ваши презентации и так идут одна за другой, - ответила Квинтилия, - Баккер - последняя завтра в первой половине дня и Макдауэлл - первый во второй половине. Если перенести вас обоих на вторую половину дня, то в первой останется пустое место. Значит, кому-то придется его заполнить, и у кого-то будет меньше времени, чем он рассчитывал.
- Тогда просто объедини нас и никуда не переноси, - проговорила Самрита, вздыхая. – Мы все успеем подготовить, - с нажимом добавила она, обращая эти слова в первую очередь Освальду.
- Успеем-успеем, - раздражённо добавил Освальд, - просто объедини нас. А ещё можешь опросить тех, кто идёт за нами, есть ли кто-то, кто хотел бы продвинуться вперёд. Или можно предложить руководству сделать вместо презентации Самриты перерыв. Тебе ведь нравится проявлять инициативу, не так ли?
-Значит, вы устраиваете проблему, а мне ее решать? - недовольно проговорила Квинтилия, - Почему вы вообще хотите объединиться?
Самрита и Освальд переглянулась – но по коммуникатору этого видно, конечно, не было.
- Говоря твоими словами – решили поступить нечестно по отношению к другим и смухлевать. – усмехнулась кадет Баккер, но потом подумала, что Квинтилия не поймет сарказма. – Нам просто захотелось. Вулканцы же объединились, вот и мы решили представлять Землю совместно. Потому что три презентации о Земле – это скучно. И не завидуй, что тут с Трилла одна! Двух таких мы бы не пережили, - добавила она так тихо, чтобы ее не было слышно в коммуникатор.

- Координатор Толан на совещании разрешила объединить усилия, - напомнил Освальд. - Может обратишься к ней, если тебе что-то не нравится?
-Вы вот так просто признаете, что решили поступить нечестно? - по голосу Квинтилии было понятно, что сарказм Самриты она действительно не поняла и теперь шокирована, - Но… но это же неправильно! Если вы объединяетесь и делаете одну презентацию, то получается, что каждый сделает всего по пол-презентации, в то время как все остальные должны делать полный объем работы! Да, мы должны объединяться, в этим цель нашего проекта, но не для того же, чтобы вполовину меньше работать. Наоборот, вместе мы должны быть в состоянии делать больше, чем по одиночке. Сделайте… двойную презентацию? С перерывом на обед.
- О! А может включим обед в презентацию? - щёлкнул пальцами Освальд, бросив беглый взгляд на свой стол. - С радостью организую всем желающим земное угощение. За день оно вкус точно не потеряет.
- Снова еда… - простонала Самрита. – Сколько же можно… Но хорошо, я согласна, пусть будет так! И разумеется я не против сделать двойную презентацию, именно это я и имела в виду, когда предлагала нас объединить. Надеюсь теперь никаких проблем нет?
-Нет, - подтвердила Квинтилия, - Я рада, что вы вняли моему разумному совету. Перим, конец связи.
- Сэм, может мы на презентации покажем человеческое жертвоприношение у ацтеков? - с усмешкой спросил Освальд. - И я даже знаю, кто из гостей будет жертвой.
- Прекрасная идея, - активно закивала девушка. – Я подумала о том же самом.

***

Квинтилия закончила разговор с Освальдом и Самритой, отложила в сторону одну из тарелок, которые складывала в коробку у своего стола, оглянулась по сторонам - не видно ли где-то ее начальника младшего лейтенанта Авема? Баджорца поблизости не было, поэтому девушка отвлеклась от уборки, прошла по Променаду и свернула в один из коридоров, ведущих к стыковочному кольцу. Сейчас она просто нуждалась в одиночестве.
Коридор был пустынным, поэтому Квинтилия прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Разговор с землянами окончился не так уж плохо, она ждала гораздо худшего - Макдауэлл последние почти четыре года постоянно подкалывал ее, брал на слабо и всячески выводил из себя. Квинтилия не знала, что это значит и почему он так себя ведет. Это началось с их самой первой встречи в кампусе Академии, в один из первых дней учебы, когда он подошел к ней с тем дурацким оскорбительными предложением, которое она, конечно же, с возмущением отвергла. Он думал, что может вот так подшутить над ней? Не на ту напал.
Сегодняшний день с их несколькими неприятными разговорами не сильно отличался от их обычного общения, поэтому, когда Макдауэлл вызвал ее по коммуникатору, в животе у Квинтилии мгновенно противно заныло, и даже, кажется, слегка закружилась голова. Это ощущение, когда знаешь, что сейчас произойдет что-то неприятное и никак не можешь этому помешать…
Самрита же… ну, она просто любила совать нос в чужие дела. А еще земляне постоянно держались вместе, как будто не хотели принимать чужих в свой клуб.
Перим давно привыкла не обращать внимания на неприятные слова окружающих, но иногда ей все-таки еще было больно. Может, все дело в том, что Макдауэлл был одним из первых кадетов, кто обратился к ней в Академии, а она так ждала, что уж здесь-то, в легендарном Звездном Флоте, все изменится и люди, наконец, начнут относиться к ней… как-то иначе.
И придя в проект “Альфа”, познакомившись со своими новыми коллегами, она тоже надеялась на это… и потому никак не могла перестать вспоминать о М’Коте, которая мгновенно начала думать так же, как и все остальные - что маленькая глупая Квинтилия ни на что не способна, что вся эта заковыристая клингонистость выше ее понимания. Теперь Квинтилии было ужасно стыдно за все, что она говорила в разговоре с М’Котой, потому что она старалась быть откровенной, это было для нее трудно, но ничего хорошего от этого не произошло, а теперь всю эту откровенность совершенно чужой человек может использовать против нее, против Квинтилии.
За последние сутки девушка прокрутила тот разговор в голове десятки раз, придумала сотню фраз, которые следовало бы сказать, и что бы на это ответила М’Кота, и что бы потом ответила она, и дальше, и дальше, и дальше… Самое обидное было то, что она все равно всегда проигрывала эту дискуссию, проигрывала воображаемой клингонке в своей голове.
Думая об этом, трилл вспомнила и совсем противоположное ощущение - спокойствие, уверенность в себе, свободу от бесконечно идущих по круту неприятных мыслей. Сначала она сомневалась, что этот “аналог” знакомого ей кордафина, предложенный тем торговцем в баре, будет так же хорош, как оригинал, но эти новые таблетки превзошли все ожидания. Она могла не спать и иметь больше времени для работы, почти не хотела есть, а главное - уходило беспокойство и эти постоянно спорящие и сомневающиеся внутренние голоса. Правда, через некоторое время они возвращались, очевидно, эффект лекарств имел определенное время действия, хотя Квинтилия пока не поняла, какое. Всю эту ночь она работала над презентацией в голокомнате и чувствовала себя просто замечательно, только утром пришлось подкрепить силы снова. Теперь же прошло совсем немного времени, а ей уже нужно еще. Неужели Макдауэлл и еще Ракар так вывели ее из равновесия? Ромуланец следил за ней…
Девушка передернула плечами, будто внезапно в коридоре стало очень холодно, и открыла глаза. На секунду ей снова показалось, что за ней наблюдают.
Как будто чем больше она нервничала, тем быстрее ей требовался допинг. Но так же не может быть?
А что, если принимать таблетку каждый раз, когда возникают все вот такие плохие мысли? Просто отказываться давать им мучать себя? Как же тогда будет хорошо… Просто ничего не чувствовать, оставить всех своих чудовищ позади, за гранью разума, где они не смогут причинить вреда.
Приняв решение, девушка быстрым шагом отправилась в сторону своей каюты, время от времени оглядывась через плечо. Через некоторое время она вышла оттуда гораздо более умиротворенная.

_____________________
c Освальдом и Самритой


Ex Astris, Scientia
Offline  
27 06 2016, 09:51:58 #171
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад -> Жилое кольцо


Попрощавшись с Самритой, Освальд договорился с Тенмой отложить их детективную работу на вечер, а потом ещё двадцать пять минут разбирался с едой. Кое-как переместив всё это в их с Тенеком каюту, он наконец-то смог вздохнуть спокойно. Впереди были презентации, за которыми последовал бы очень скучный вечер. Причём это именно Освальд сделал его скучным своей несдержанностью. Было противно от того, что он сначала уговаривал М'Коту проявить сдержанность, а потом сам взорвался от одной-единственной фразы. А хуже всего было то, что Кристаль вообще-то была совершенно права: произошедшее с проектом - вина его участников, а не результат злого умысла или ещё более злого случая.
Твёрдо решив улучшить мнение журналистки о проекте или хотя бы загладить свою вину, кадет поднялся и спросил:
- Компьютер, где находится Кристаль Харт?
- Кристаль Харт находится в Жилом кольце, секция В, каюта 14, - ответил бесстрастный голос компьютера.
- Это её каюта? Кто ещё там находится? - уточнил кадет.
- Это не каюта Кристаль Харт, - прозвучало в ответ. – В каюте В14 находится шесть жизненных форм.
Землянин хмыкнул и выбежал из каюты.

***

Освальд довольно быстро добежал до места, успев даже заскочить на Променад и купить некий симпатичный баджорский цветок. Приблизившись к месту, он остановился и снова спросил:
- Компьютер, Кристаль Харт всё ещё в каюте B14? Сколько времени она там уже находится?
- Кристаль Харт находится в каюте В14 тридцать семь минут.
"Интервью у кого-то берёт", - сделал очевидный вывод Освальд.
- Компьютер, а где Кристаль Харт была до этого и сколько времени она там провела?
- До 15:12 Кристаль Харт находилась на втором уровне Променада.
"Первое интервью, чёрт!" - заключил он про себя, поняв, что она там может быть ещё сколько угодно времени. Время поджимало, и скоро надо будет так же резво бежать в сторону голокомнат, чтобы не опоздать. Конечно, презентация Перим его не особо интересовала, но ведь это было задание проекта, и опаздывать не стоило. Уходить, не поговорив с Кристаль, правда, тоже не хотелось.
Несколько раз кадет переводил взгляд с двери каюты на коридор и обратно, пытаясь решить, стоит ли отвлекать журналистку, которая, к тому же, вряд ли будет рада его видеть, ради нескольких минут извинений, или же стоило пойти на презентации, а цветок отдать… кому-нибудь… Хене той же, чтобы не грустила, или Самрите.
"Чёрт, со стороны это всё, должно быть, так глупо выглядит!" - мысленно отругал самого себя за внезапный приступ нерешительности Освальд.
Глубоко вздохнув, он нажал на коммуникатор.
- Освальд вызывает Кристаль Харт.
Ответ последовал не сразу, но через долгие пять секунд раздался знакомый голос журналистки, как всегда бодрый и четкий.
- Кристаль Харт слушает.
- Мне нужно срочно с вами поговорить, - ответил кадет после секундного замешательства. - Это займёт всего две минуты.
И вновь последовала пауза – Освальду показалось, что звук с той стороны связи и вовсе был на время отключен. Наконец Кристаль ответила, и на этот раз ее голос отдавал ощутимой прохладой, нетипичной для манеры журналистки.
- Я надеюсь, это действительно важно, чтобы отвлекать меня от работы. У вас есть пять минут.
- Я в коридоре, рядом с вами. Выйдете? Это правда быстро.
Ответа не было, зато через пару минут дверь каюты открылась, и журналистка ступила в коридор. Убедившись, что в дверной проем не видно, кто именно находился в каюте В14 и дождавшись закрытия двери, Кристаль сделала шаг по направлению к Освальду. Внимательно оглядев молодого человека, она сложила руки на груди и с холодным интересом приподняла бровь:
- Я вас слушаю, мистер Макдауэлл.
- Во-первых, я хотел извиниться, - начал Освальд. - У меня не было цели вас обидеть или сорвать ваши планы. Вы сказали абсолютно правильно: во всём происходящем с проектом виноваты только мы сами. Поверьте, в обычной ситуации я не позволил бы себе так взорваться, но в напряжённые моменты бывает крайне непросто контролировать себя. Я прошу прощения за всё, что наговорил вам.
К первой брови мисс Харт присоединилась и вторая, и теперь она смотрела на кадета с нескрываемым удивлением.
- Так вы имеете в виду тот эпизод на Променаде? – наконец догадалась она – или сделала вид, что вспомнила. – И ради этого вы отвлекли меня от работы? – женщина кивнула в сторону каюты, за дверью которой ее, видимо, ждали. – У меня больше нет вопросов относительно того инцидента, я получила всю информацию, которую хотела. Или вы хотите что-то еще добавить?
Кадет кивнул и добавил:
- Это не всё. У меня есть для вас информация, - он оглянулся по сторонам и понизил голос, с трудом сдержав тень улыбки, - вы ведь слышали про регату, которая скоро состоится? Так вот, проект "Альфа" выставит две команды для участия в ней. Согласие руководства получено, и мне поручено об этом объявить участникам совсем скоро. Я подумал, что вам тоже захочется об этом узнать.
- Слышала, - усмехнулась Кристаль. – Будет любопытно взглянуть, как вы с этим справитесь, - в ее словах слышался легкий оттенок иронии, и при желании можно было додумать, что шансы кадетов «Альфы» журналистка не ценила слишком высоко. – Если бы вы не отменили сегодняшнее интервью, у вас были бы шансы рассказать подробнее. Впрочем, я полагаю, что мистер Тенма окажется более разговорчивым собеседником, - женщина многозначительно повела бровью и сделала шаг в сторону двери каюты В14.
- Кристаль, я не хотел ничего отменять, это был всего лишь эмоциональный взрыв, о котором я правда очень сожалею, - грустно сказал Освальд. - Я с радостью дам вам интервью, если вы на это согласитесь. Мне хотелось бы убедить вас, что участники проекта не только портят всё, за что берутся. Личным примером, если потребуется.
- Вот как, - она не сдержала улыбку. – И как часто вы меняете свое решение?  Вы говорите, что хотите показать мне положительные качества участников проекта, но пока только показываете собственную ненадежность и переменчивость в мыслях. Мистер Макдауэлл, я здесь не для развлечений, я делаю свою работу. И в ней я не могу полагаться на ненадежные источники – если вы так стремительно меняете свои планы, то какая вера вашим словам? – Кристаль покачала головой и вздохнула.
- Меняю решения? - переспросил Освальд. - Редко. И только при веской на то причине. Но у меня и в мыслях не было ничего отменять, я сказал те слова под действием адреналина, не подумав. Если бы мне в тот момент, например, вылили на голову ведро холодной воды, а потом спросили, хочу ли я отменить интервью, я бы ответил, что не хочу и что даже не думал об этом.
Журналистка вновь осмотрела кадета с любопытством, словно какой-то редкий подопытный образец в лаборатории.
- И за этим вы пришли сейчас ко мне? – уточнила она. – Знаете, обычно мне приходится уговаривать людей дать интервью, а не наоборот. Это даже… занятно. Скажите, зачем вам это надо?
- Как только я узнал, что вы на станции, мне захотелось с вами встретиться и попытаться произвести на вас хорошее впечатление, - не стал кривить душой кадет. - Я хочу показать вам проект с лучшей стороны, чтобы ни у вас, ни у вашей аудитории не сложилось представление, будто все усилия Звёздного флота и других правительств по организации "Альфы", не говоря уже про материальные ресурсы, были потрачены впустую.
- Вы знаете, как заинтриговать девушку, - губы Кристаль сложились в быструю улыбку, но сама она то и дело поглядывала на дверь, за которой, ее, очевидно, ждали. – Вам не кажется, что вы уже самую малость опоздали и впечатление от проекта успело сложиться? Но хорошо, не в моих правилах не давать человеку высказаться, когда он так этого хочет. С моей стороны все наши договоренности в силе, мистер Макдауэлл, если только вы вновь не решите изменить свои планы. А теперь, если я не ошибаюсь, вас ждет презентация кадета Перим – неужели вы собираетесь ее пропустить?
Освальд улыбнулся в ответ и протянул скрываемый до этого за спиной цветок.
- Это вам, Кристаль. В качестве извинения за доставленные неудобства. Что до впечатления о проекте... - он на миг задумался, - постараюсь исправить! А теперь вы правы, мне пора бежать. Хорошего дня, Кристаль!
- Неожиданно, - она покрутила в руках цветок. – Надеюсь, вы также понимаете, что в одиночку исправить – или изменить – мнение о проекте не сможете; не только мое, но и ваших адмиралов? – Кристаль внимательно посмотрела на кадета. – А теперь прошу меня извинить, - женщина коротко кивнула и быстро скрылась за дверью – и вновь Освальд не смог разглядеть, кто же там ее ждал.
Кадет немного постоял, раздумывая о прошедшем разговоре. Всё прошло совсем не так, как он планировал: ему казалось, что Кристаль будет зла на него за ту вспышку, но её больше расстроило то, что сорвалось интервью. Внутренний голос предостерегающе заявил, что во время интервью надо будет держать себя в руках и думать, что говоришь, не позволяя личному влиять на происходящее. Но Освальд не собирался внимать предупреждениям, даже своим собственным. Вспомнив о времени, он побежал в сторону "Кварк'С".
_______________
С Кристаль Харт


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
27 06 2016, 15:06:02 #172
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9


Перед презентацией оставалось совсем нремного времени, чтобы переодеться и привести себя в порядок. Думая о том, что произошло сегодня на фуршете, а также обо всём, начиная с того момента, как он ступил на борт “Анадыря”, Сатал вновь и вновь приходил к одному и тому же выводу: все его усвоенные дома модели поведения здесь не действовали. Он не знал, как вести себя с подлецами-мэрами, не имел дела с людьми, использующими других в корыстных и бесчестных делах, он не участвовал в сражениях, он умел выживать в пустыне и мог бы справиться с диким сехлатом или ле-матьёй - но никогда не имел дела с разумным существом, которое, вопреки всем пониманиям разумности, просто хочет разнести всё вокруг. И эта картина: случилось такое дома - Тенек прав - никому и в голову бы не пришло предъявлять ему претензии. Но здесь?.. Наученный опытом последних дней, юноша уже не знал, чего ожидать. Он готов был предположить что угодно. Он и не представлял, что жизнь за пределами Вулкана так сильно отличается от той, к которой он привык. Или это просто несколько дней такие выдались?..
Часы показывали время: пора было идти на презентации. Ну уж там-то ничего случиться не должно!

М’Кота пришла на презентации с твёрдой решимостью следовать намеченному плану. Никаких лишних разговоров с Артуром, никаких там взглядов, которые упоминала Жантарин, деловой – сугубо деловой! – настрой. К счастью, презентации должны были этому способствовать. Что бы там ни показали, достаточно ведь просто смотреть и не отвлекаться, и всё будет хорошо.
«Почему, если кому-то хорошо, кому-то другому от этого обязательно плохо?» – задала себе М’Кота риторический вопрос. Сейчас она чувствовала себя камнем, вместе с зерном угодившим в старинную мельницу – тем самым, который застревает в жерновах, а то и вовсе останавливает их ход. Для мельницы это плохо. А для камня? Зерно перемелется в муку, а камень так и останется камнем. С одной стороны. А с другой, хлеба из него не испечёшь!
Оглянувшись вокруг, М’Кота подошла к Саталу – кажется, он был единственным, с кем она не успела ещё нажить себе проблемы.
– О чём задумался? – спросила она. – Впрочем, сегодняшний день определённо навевает философские мысли.
Сатал посмотрел на М’Коту так, словно только что её заметил.
- Скажи, - поинтересовался он, - у тебя тоже есть ощущение, будто… общество, в котором ты оказалась здесь - совершенно иной мир в сравнении с твоим домом?
– Свежая мысль! – засмеялась М’Кота. – Разве должно быть иначе? Чуждо. Странно. Неуютно. Иногда забавно, иногда хорошо. Иногда преотвратно. Думаю, нас собрали как раз для того, чтобы сперва мы всё это ощутили в полной мере, а потом прониклись и решили, что это прекрасно. Ты уже начал проникаться?
Юноша несколько ошарашенно посмотрел на собеседницу.
- Проникаться? - переспросил он. - Ну, если учесть, что я понял, что все мои навыки здесь большей частью бесполезны, и я не знаю, каких ожидать последствий от тех или иных событий, то, наверное, да… С одной стороны, мне кажется странным, что моя весьма неплохая по меркам Вулкана подготовка здесь неэффективна, с другой - это логически приводит к заключению, что либо нас следовало готовить иначе, либо… - “Либо мне здесь не место”, - пронеслось в голове. Сатал замолчал, пытаясь переформулировать нелицеприятный вывод. - Либо я совершил ошибку, заявившись в проект.
– Либо у каждого из нас есть преимущества, и есть пробелы – навыки, которых нет, и которые можно развить, – возразила М’Кота. – Некоторые развить имеет смысл. Некоторые вызывают сомнения. К некоторым я даже лопатой не притронусь. Но если весь проект – не ошибка, любой из нас может участвовать в нём со смыслом.
- И ты уже решила, в чём заключается для тебя этот смысл? - поинтересовался вулканец.
– Я решила, когда только собралась подавать заявку. Хотела посмотреть на союз против Доминиона в миниатюре, и понять, в чём была сложность, и что было не так. Это же так просто: есть общий враг, и есть мы, мы идём и дружно его бьём. Но на деле почему-то выходит, что враг не кажется кому-то общим, что под шумок кто-то пытается ухватить кусок пожирнее, а кто-то сидит в сторонке, скармливая врагу соседей, и думает, что до него очередь не дойдёт. Сладится у нас проект или не сладится, я в любом случае сделаю подходящие для себя выводы. Но лучше бы сладился: если вдруг явятся Борги или Великое Слияние поссорится со своим спасителем и надумет снова пойти на нас войной, хотелось бы верить, что наши государства не будут на этот раз похожи на пауков в банке.
- В твоих словах есть логика, - признал Сатал. - Но вот что я думаю: разве не лучше жить в согласии постоянно, а не только тогда, когда есть общий враг? По крайней мере, я всегда так думал… Мне это казалось таким естественным - а теперь я смотрю и не могу понять… - юноша помотал головой, оборвав мысль. Рано ещё было делать выводы. Наверняка это просто - просто несколько таких дней. Не может быть, чтобы его мир был настолько чужд всему остальному. - Ты уже всё подготовила для презентации? - резко сменил тему вулканец. - Слушание по моему делу должно начаться завтра, и я с одной стороны рад закончить с этим быстрее. С другой же, я испытываю сожаление, что, вероятно, увижу работы не всех участников.
– Ходят слухи, что вулканцы тоже не очень-то любили согласие, пока под ними земля не разверзлась, – скептически заметила М’Кота, – Так что поверь, дружок, общие проблемы – лучший стимул для понимания таких слов как «согласие», «взаимовыручка» и даже «закон».
Сатал, похоже, не очень-то хотел продолжать философский диспут, но клингонка просто не удержалась от этого комментария – уж очень часто вулканцы вели себя так, словно знали ответы на все загадки бытия.
– Не всё, – призналась она в ответ на его вопрос. – То есть там особенно и готовить ничего не надо, но программа собрана из нескольких скверных голозаписей, и я не всё привела в пристойный вид.
- Вулканцы сумели обуздать свою более агрессивную, чем у большинства рас, натуру и подчинить её логике, - возразил Сатал. - В то время как многие другие почему-то продолжают конфликты, хотя, по идее, их задача проще. Именно поэтому я намереваюсь пройти Колинар: я не могу решать за всех, но могу решить за себя. Ты уверена, что тебе не нужна помощь в подготовке презентации? Я собирался сегодня заняться своей, и мог бы заодно взглянуть на твою. Правда, у меня возникла проблема: я понял, что не знаю, где мне испечь фол-хо-ра.
_________________
Я и МКота


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
27 06 2016, 15:12:14 #173
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9


– Вулканцы то, вулканцы это, – проворчала клингонка. – Можно подумать, у вас нет проблем, и не бывает идиотов.
Она вскинула руки, словно отмахиваясь от такого абсурдного предположения.
– Не знаю, что там за фол-хо-ра, но если это пекут, могу помочь. Мой земляк из клингонского ресторана пустил меня сегодня на свою кухню, думаю, его широкой души хватит и на то, чтобы пустить туда моего приятеля. А ты за это поможешь мне с презентацией.
Ей не хотелось просить Сатала помогать с презентацией. Сам Сатал был ни в чём не виноват, просто вчера помощь предлагал Артур, а ей пришлось отказать, и теперь просить кого-то другого казалось непрвильным, недостойным. Но попросить Артура было, наверное, ещё хуже, особенно теперь, после разговора с Жантарин. Отказать Саталу значило теперь зазря обидеть ещё одного хорошего челвоека, особенно с учётом того, что помощь ей действительно нужна.
- У нас есть проблемы, и вулканцы все разные, - согласился Сатал. - Я вовсе не говорил, будто мы идеальны. Но эти проблемы… Они привычны и поняты, и я знаю, как их решать. А здесь…
Здесь он словно шёл впотьмах по хлипкому мосту.
- Фол-хо-ра - это ритуальные хлебцы, их едят во время посвящения, когда проходят Колинар, - пояснил Сатал. - Ну, это всё я расскажу на презентации. А насчёт презентаций - ты после презентации Артура свободна?
Он сказал это и осёкся: Артур стоял неподалёку, прислонившись к стене, и Сатал почувствовал себя неуютно, словно он влезал между этими двумя. “Почему она не попросит его о помощи? Почему он не предложит её снова?” Ещё и сегодняшний день был не из лучших: Сатал не позвонил Артуру после фуршета, слишком мало было времени. А подходить сейчас… Лучше, по окончании презентаций.
М’Кота задумалась.
– А он будет последним? Я толком не смотрела расписание на сегодня. Можно сразу после него. А потом... у меня будет дело.
«Надеюсь, что будет», – поправила она себя мысленно. Кто знает, может быть на её зов никто не придёт. Хотя это было совершенно дико, чтобы люди, служащие в одном отряде не пришли на разговор о судьбе одного из них.
- По крайней мере, так стоит в расписании, - ответил вулканец. - Мы постараемся всё успеть. Когда тебе надо освободиться? Кстати, я думал о том, что делать теперь, когда мы знаем, что предположение о выдаче Артура Кардассии верно, - продолжил он чуть потише. - Знаешь, он ведь, Корам, - тогда на Анадыре он ведь не был официальным лицом. Если подумать… Он просто сбежал, без формальных процедур, на территорию другого государства… ты не находишь? Здесь у нас это делает его просто рядовым гражданином и, таким образом, он вряд ли может требовать к себе особого отношения.
– У вас всё бестолково и сложно, – пожаловалась М’Кота. – Какая чёрт разница, официальное он лицо или нет!? То есть я понимаю, у вас есть какая-то лицемерная разница в том, чтобы врезать соседу или какой-нибудь важной шишке, но это гадко. Правда, у нас вообще нет такого понятия, как избиение взрослого человека – взрослый должен уметь постоять за себя, а это уже не избиение, а драка. Или поединок. Слушай, это действительно может помочь? У вас? Про нас-то всё ясно: клингон, который так сбежал, уже не клингон – и ему ещё очень посчастливится, если кто-то убьёт его из жалости.
Сатал развёл руками.
- Честно говоря, я не знаю, - признался он. - Я всё-таки не юрист, и… - и, сказать по правде, вряд ли Федерация использовала бы такую уловку. Юноша покачал головой. - Я просто ищу, что ещё у нас есть на случай, если наших показаний окажется недостаточно.
Сатал помолчал, раздумывая над сказанным, и, обведя глазами группу товарищей, поспешно повернулся ко М’Коте, озарённый идеей:
- Слушай, может, нам поговорить с Ракаром? Он приходил ко мне, обещал меня защищать. Может, у него и по поводу Артура есть мысли?
– Я думаю, со всеми надо поговорить. Это и было то дело, которым я собиралась заняться вечером.
- Это хорошая мысль, - согласился Сатал. - Не знаю, разрешат ли мне прийти, но если да, то я присоединюсь. Мы его не отдадим.
-Всем внимание! - раздался голос Квинтилии Перим, - Первая презентация сейчас начнется. Пожалуйста, подойдите все сюда!
Девушка стояла возле закрытой пока двери в голокомнату и ждала, пока стихнет неизбежный шум, вызванный почти двумя десятками присутствующих, говорящими хотя и негромко, зато все сразу.
Ромуланец, который стоял с краю толпы, протиснулся к триллу, чтобы быть в первых рядах на презентации ее планеты. Квинтилия его заметила, и в ее глазах промелькнул уже знакомый Ракару испуг, но она быстро совладала с собой, отвернулась и сделала вид, что не обращает на ромуланца никакого внимания.
В этот момент из коридора, ведущего к лестнице вниз, послышалось: "Ай-ай-ай!" - после чего показался Освальд. Затормозив перед самой толпой, он выдохнул: "Фух, успел!" - после чего отряхнул колено, на которое он, очевидно, неудачно приземлился несколько секунд назад.
Квинтилия с оттенком недовольства посмотрела на Освальда.
-Теперь собрались все? Можно начинать?
Ракар заметил испуг в глазах Квинтилии, это была реакция на него. Он сложил за спиной руки и отвел взгляд. Где-то он допустил ошибку. Это было очень нехорошо. Почему так? Вопрос "чего она боится" теперь в первую очередь встал перед ним.
Самрита, подошедшая к голокомнате одной из первых и теперь негромко обсуждающая с Хеной события фуршета, с нетерпением оглядела остальных. Перим уже была на месте, но открывать дверь не спешила. «Она бы еще нас пересчитала, как в детском саду», - подумала она про себя и вздохнула, но вслух произнесла только громкое и отчетливое:
- Можешь начинать!
____________
Сатал, М'Кота, Квинтилия, Самрита, Освальд


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
01 07 2016, 09:38:13 #174
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


Наконец, воцарилась относительная тишина.
-Добро пожаловать, - сказала Квинтилия, - Сегодня у вас будет возможность побольше узнать о триллах. Мы не самые скрытные люди в Галактике, но предпочитаем держаться сами по себе, поэтому у всех вас, наверное, много вопросов. Я постараюсь делать паузы для ваших комментариев и впечатлений. И начну с самого начала…
Дверь за спиной девушки открылась в черную бездну, расцвеченную огнями звезд и облаками далеких туманностей.
-Надеюсь, она не начнет с самого сотворения Вселенной, - громким шепотом прокомментировал Тар Мари.
Квинтилия не обратила на это внимания, а шагнула вперед, а за ней и все остальные. Было такое ощущение, что они зависли посреди космоса.
- А где Трилл? – очень тихо удивилась Самрита, оглядываясь. Ощущение космоса под ногами вызывало легкое головокружение.
- Ещё не сформировался, очевидно, - насмешливо заметил Освальд.
Сделав пару шагов вперед, а затем влево, к предполагаемой стене голокомнаты, ромуланец внимательно обвел взглядом эту область представленного космоса, стараясь сориентироваться на месте, восстанавливая в памяти астрометрические карты. С этого ракурса он это место никогда не видел. Это были чужие звезды, звезды, в окрестности которых жили федераты. Он внимательно слушал рассказ, обещавший быть интересным. А комментарии райзианца и Макдауэлла вполне однозначно давали понять природу глубокого и давнего отторжения мира, страха перед ним у этого федерального кадета Квинтилии Перим.
-Планета Трилл, - объявила кадет Перим, поднимая руку, и над ее ладонью появилась маленькая светящаяся сфера. Девушка подбросила ее в воздух, как мячик, и она начала постепенно увеличиваться в размерах, превращаясь в планету с зелеными материками и морями, имеющими слегка заметный лиловый оттенок, похожий на напиток, который Квинтилия предлагала во время фуршета.
Постепенно планета заполнила собой все видимое пространство.
-Я вроде знаю, что мы в небольшой комнате, но у меня полное ощущение, что мы летим и медленно опускаемся на поверхность, - восхищенно прошептала Хена.
-А меня может укачать, - предупредил райзианец, хотя скорее из вредности, чем взаправду.
- Да тихо ты, интересно же! – шикнула на него кадет Баккер. Впрочем, ее организм был скорее согласен с райзианцем, и она сосредоточилась на одной точке, стараясь представлять себе голографическую сетку голокомнаты.
- Это красиво, - коротко прокомментировал Сатал, наблюдая разворачивающееся космическое действо.
Красиво. Специально так задумано, понятно же, но всё равно красиво и – что придираться! – хорошо задумано. В первый момент М’Кота была вынуждена закусить губу, чтобы не вздохнуть в тот миг, когда планета зажглась в ладони и стала расти. Красиво. Ей подумалось, что федераты люди очень тонкие, хрупкие и нежные, как их же оранжерейные цветы, и в душу закралось сомнение, стоит ли смущать их души тем, что она собиралась показать сама. Не то чтобы она была готова передумать, просто вдруг она показалась себе самой диким кочевником, покрытым потом и пылью среди надушенных и наряженных придворных из затейливых инопланетных сказок.
Освальду понравился эффект с планетой, и он, улыбнувшись, едва заметно кивнул Квинтилии - молодец, мол. К сожалению, Квинтилия была из тех людей, которые не умеют адекватно принимать похвалу, поэтому ответила Освальду быстрой гримаской, тем не менее явственно выражавшей: “Мне твое одобрение не нужно, Макдауэлл”. Трилл была слишком молода и социально неопытна, чтобы осознать, что в конечном итоге такое поведение всегда ведет к тому, что тебя просто перестают хвалить, потому что чувствуют, что себе же будет хуже. Освальд, правда, уже давно не ожидал от Квинтилии адекватной реакции на совершенно нормальные действия, поэтому лишь демонстративно закатил глаза, давая понять: "Ты неисправима, Перим".
Ракар внимательно смотрел презентацию, краем уха обращая внимания на комментарии. Процедура доклада вполне соответствовала и явлениям на совещании, все это кардинально отличалось от того, что всегда было на Ромуле. На любой конференции докладчика слушали целиком, задавая вопросы и допуская комментарии лишь после его выступления. Четкий порядок, кардинально отличающийся от принятого в Федерации. Однако, не все комментировали по ходу действия, вероятно это было лишь частным случаем вольности.
-Чтобы понять триллов, нужно обратиться к истории нашего развития как вида и как общества, - продолжила лекцию Квинтилия, - Первое, что вам нужно знать - это что современный рельеф нашей планеты сформировался как результат серьезной тектонической активности…
В этот момент далеко внизу под ногами кадетов одна из уже различимых для взгляда гор неожиданно будто взорвалась и залила свои склоны потоками горячей лавы. Чуть помедлив, соседняя вершина повторила тот же трюк. Земля внизу тряслась, лиловые моря кипели, материки меняли очертания, чтобы будто на скоростной перемотке воспроизвести раннюю историю планеты, а затем все успокоилось, и по темному камню и полям пепла робко поползла первая зелень растений.
-В результате всей этой активности появились глубокие и разветвленные системы пещер и тоннелей, некоторые области суши пронизаны ими, как губка. Поэтому у нас всегда был легкий доступ в глубь земли, туда, где залегали необходимые металлы, такие как железо, что в конечном итоге способствовало быстрому развитию наших технологий.
-То есть вам все доставалось легко, - проворчал Брол Арко.
– Вы, вероятно, плохо знакомы со спелеологией, – негромко прозвучал холодноватый голос Тенека, – в противном случае вы не сказали бы, что это легко.
-Еще, если не приходится копать шахты и карьеры, это чуть полезнее для окружающей среды, - подала голос Жантарин, - Так что я тоже думаю, что вам повезло, по-крайней мере, относительно моей планеты.
-Я могу продолжать? - осведомилась трилл.
- Продолжай-продолжай, - сказал Освальд то ли с искренней улыбкой на лице, то ли с очередной насмешкой. - Геология - это крайне занятно!
-Это важно, - с нажимом ответила Квинтилия.
В этот момент ноги кадетов коснулись земли, они оказались на краю поляны посреди леса по пояс в высокой траве… или это был кустарник? Растения напоминали по форме и рисунку павлиньи перья и были приятными и шелковистыми на ощупь. Деревья с чешуйчитыми стволами поднимались над головами кадетов, но вершин их не было видно, потому что ветви и лианы сплетались в почти сплошной полог, пропускающий солнечный свет лишь только в некоторых местах - где-то это были поляны, вроде этой, где-то лес пронзали будто колонны из солнечных лучей, а здесь-то были лишь пятна света и тени, в которых сложно даже было разобрать четкие очертания лесной растительности.
Над головами кадетов раздался резкий крик, и они обернулись на звук. С одной ветки на другую перепрыгнуло небольшое странное существо с телом, покрытым чем-то вроде перьев, но с длинным цепким хвостом.
-Все, что вы видите, - продолжила Квинтилия, - показывает Трилл уже после всех геологических изменений… которые можно даже называть катастрофами, потому что они уничтожили многих самых первых обитателей моей планеты. Но не всех…
- Разве не все планеты класса M проходят через подобное на ранней стадии своего жизненного цикла? - спросил Освальд. - На Земле точно было что-то похожее.
-Полагаю, что да, - пожала плечами Квинтилия, - Я не говорю, что это самая уникальная часть нашей ранней истории, у Трилла с Землей есть общие черты вселенского масштаба, а есть различия и нюансы, обусловленные множеством факторов, например, сотношением пород, составляющих земную кору. Но об особенностях геологии я уже говорила. А здесь я хотела бы привлечь ваш интерес к существам, которые пережили последний серьезный природный катаклизм. Кто-нибудь может догадаться, о ком речь?
- Неужели мы наконец-то перешли к самой интересной части? – усмехнулась Самрита. – И ты покажешь, что за очаровательные существа живут у вас в животах?
- Логично предположить, что все, кто населяет Трилл сейчас, последний катаклизм пережили, - проговорил Сатал. - Если, конечно, катаклизм был сравниельно недавно. Таким образом, это могут быть симбионты, гуманоиды или кто-либо из фауны планеты.
- Бедняга Аристотель, наверное, в гробу переворачивается от такой "логики", - тихо проворчал Освальд.
- Аристотель жил в Древней Греции и мёртв много веков, - с некоторым удивлением отметил вулканец. - Таким образом, едва ли он может совершать действия, о которых вы говорите.
Освальд усмехнулся, но ничего не ответил, а лишь слегка помотал головой.
-Было бы странно, если бы презентация о Трилле обошла стороной нашу самую уникальную особенность, - тоже слегка усмехнулась в ответ Квинтилия в ответ на слова Самриты, а затем ответила Саталу, - Есть теория, которая говорит о том, что каждая планета за свой жизненный цикл проходит ряд катастроф, уничтожающих существенную часть доминирующей фауны. Это может быть метеорит из космоса, столкновение литосферных плит, даже антропогенный фактор, например, ядерная война или фатальное глобальное потепление. После этого жизнь на планете не начинается с нуля… но и не возрождается в неизменном виде, какой была раньше, а берет какое-то новое направление развития, в зависимости от изменившихся условий. Например, на вашей Земле, - тут она посмотрела на Освальда, - раньше жили динозавры, но они вымерли. На моей планете частью сохранившейся самой древней фауны были те, кого мы теперь называем симбионтами.
Слова про динозавров тут же напомнили Освальду об их походе в голокомнату с Кариссой и Дамаром, и кадет мечтательно улыбнулся, живо представив себе следующую встречу.
____________________
написано совместно с Самритой, Освальдом, Ракаром, Саталом, М'Котой, Тенеком
Продолжение следует...


Ex Astris, Scientia
Offline  
01 07 2016, 09:44:21 #175
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


Ракар молча рассматривал первобытные джунгли планеты Трилл, взглядом проследил траекторию движения существа с хвостом наверху. Он подошел к одному из голографических деревьев и тронул его чешуйчатый ствол рукой, определяя текстуру и сложность голографической проекции. Она была как будто реальной, и оставляла ощущение натуральности. Ответить не мог, в этой области он не был специалистом, и поэтому ждал ответа докладчика, слушая предположения и остальных. Он ничего не знал об этой планете и ее истории, с интересом познавая новое и неизведанное ранее. То, что ему никогда не было доступно.
- И снова кому-то повезло, - насмешливо заметила Самрита, оторвавшись от разглядывания древней фауны планеты. - Нам достались всякие дурацкие ящерицы, а вам – возможность жить сотни лет и накапливать знания. 
- Мне кажется это утверждение не совсем верным, - возразил Сатал, повернувшись к девушке. - Сотни лет живёт симбионт, срок жизни носителя сопоставим с человеческим.
Вместо Самриты ответила девушка-трилл.
-Это большой философский вопрос, с которым так или иначе разбирается каждая раса самостоятельно. Что такое жизнь и что такое человек? Что на самом деле важнее - физическое тело или личность, уникальная сумма впечатлений и воспоминаний? И если бы вы стояли перед выбором, что бы вы предпочли сохранить в первую очередь - вашу физическую оболочку или нечто, что делает вас действительно вами? И если вам грозит утрата этого нечто, можете ли вы все еще считаться собой, устроит ли вас такая жизнь? Триллы на этот вопрос за себя ответили, и личности избранных носителей действительно продолжают жить сотни лет с помощью симбионтов.
Возвращаясь к остальной группе, Ракар вел рукой по первобытной траве Трилла, доходящей своей высотой до самого пояса. Презентация начинала иметь тенденцию к философскому диспуту, и он понимал теперь как много значит и для некоторых федератов их собственный дом, их родина, их философия и их принципиальные вопросы бытия. Вот этих, тех, которые соединяют себя и маленькое существо, несущее память живших нескольких до них, наверняка теряя при этом часть собственной личности. Или не теряя, но получая новую уникальность, состоящую из опыта других. Ему не было понятно отчего земляне пытаются завидовать этому. У всего есть свои преимущества и недостатки, чужой опыт никогда не сравнится с опытом собственным. Но такова уж природа землян, насмехаться и завидовать, завидовать и насмехаться. Никогда одного без другого. И они стоили насмешки за это, но вовсе без зависти. Завидовать способны те, у кого нет собственного достоинства и собственных достижений. Перим открывалась с интересной стороны. Он слушал, слушал, не задавая до поры и времени вопросов.
- Всё равно это больше, чем доступно многим другим видам, - с грустью в голосе проговорил Освальд. - От вас после смерти сохраняется хоть какая-то частичка личности через симбионта, а большинству приходится довольствоваться записью в базе данных и следом, который они оставляют во Вселенной. И для триллионов и триллионов людей этот след настолько мал и ничтожен, что уже через одну-две сотни лет про них никто никогда не вспомнит, словно их и вовсе не было, - он улыбнулся и добавил. - Так что триллам действительно повезло. Цените это!
-Что ты имеешь в виду? - нахмурилась Квинтилия, - Призывая нас ценить нашу особенность, ты подразумеваешь, что мы делаем это недостаточно и нам нужно дополнительно напоминать об этом? Это как-то даже… оскорбительно.
- Нет! - фыркнул землянин и снова закатил глаза. - Это просто фраза, сродни пожеланию всего хорошего или банальному комплименту. В переносном смысле. Ты так за эти годы и не научилась отличать добрые слова от насмешек?
- А вам, мистер Макдауэлл, как представителю Земли, рекомендуется научиться ценить собственную уникальность и особенности. Везение – в вашем понимании – вещь двойственная и не лишенная недостатков. Хотите войти в историю, что бы вас запомнили – войдите в нее, - с оттенком безразличия произнес ромуланец.
-Ну знаешь, Макдауэлл, - поджала губы девушка-трилл, - Добрые слова еще тоже надо уметь говорить.
- До тебя никто не жаловался, - снова усмехнулся Освальд, а потом посмотрел на ромуланца. - Ракар, я ценю нашу уникальность, но нельзя не признать, что у некоторых рас есть объективные преимущества перед другими: у триллов есть симбионты, у бетазоидов и вулканцев - телепатия, у ференги - невероятно острый слух, а у клингонов есть дополнительные органы и вообще у них выдающиеся физические данные, - и это всё здорово. Вселенная прекрасна своим разнообразием.
- И только бедные земляне обделены природой до самого нуля, не значат ничего, не имеют никаких преимуществ, и завидуют другим, - усмехнулся Ракар. – Но впрочем, давайте продолжать, это презентация, а не дискуссионный клуб.
- Путаете зависть с восхищением, - фыркнул Освальд и повернулся к Квинтилии, ожидая продолжения.
- Оскорблять землян будешь не на федеральной станции, - неожиданно раздраженно произнесла Самрита, глядя прямо на ромуланца. А затем обернулась к Квинтилии и улыбнулась: - И правда, не продолжить ли?
-А я просто хочу сказать, что мне было бы очень интересно послушать про землян, - скромно вставил баджорец Крим Анжар, - Мне кажется, вы очень интересные и уникальные, но может, мне со стороны это видно лучше...
В это время остальные участники проекта “Альфа”, которые не хотели вступать в спор, примеру Ракара тоже рассматривали место, где оказались. Орионец Курш наклонился к земле, провел пальцем по стеблю ближайшего растения, поднял какой-то камешек.
-Где-то здесь должна быть вода, - сообщил он.
Курш разговаривал так редко, что к его голос всем был непривычен.
-Я тоже ее слышу, - подтвердила Хена, - И кое-что еще…
-Смотрите! - вдруг шепотом воскликнула Жантарин.
Она показала пальцем и все, кто проследил взглядом, увидели, как на противоположном краю поляны расцвеченные солнечными пятнами кустарники заколебались и среди них вырисовались силуэты нескольких человекообразных существ. Казалось, что они уже давно были там, просто редкая шерсть подходящего к окружению оттенка и рисунок из темных и светлых пятен на их боках создавали им идеальную маскировку. Было сложно сказать, сколько их там было, но отчетливо было видно несколько существ покрупнее - скорее всего это были самцы, и несколько помельче…
Не намереваясь дальше продолжать дурацкий спор, ромуланец обернулся в ту сторону, куда указали и стал рассматривать пятнистых гуманоидов.
- А давно ваши предки выглядели так? - спросил Освальд, бросив взгляд на Квинтилию. - Или это какая-то побочная ветвь эволюции вроде неандертальцев на Земле?
-Около 300 тысяч лет назад, - коротко ответила Квинтилия, - Но вы должны понимать, что все, что мы сейчас видим, это экстраполяция, основанная на результатах раскопок и научных исследований, а не на устных или письменных источниках.
- Само собой, - кивнул Освальд, - но ведь по ДНК можно смоделировать внешность довольно точно. Триста тысяч лет, надо же. Совсем недавно, - добавил он чуть тише.
Инстинктивно Ракар скрестил руки на груди. Теперь он снова убедился в том, что идея показать свои планеты вовсе не являлась данью просто занять участников чем-то, пока судьба проекта не решена. По сути дела, это идея была гениальной. Неизвестно кто ее придумал. Но она была гениальной. Что может быть лучше для понимания разных существ, чем презентации их собственных миров. Он был благодарен этому неизвестному кому-то за эту возможность познания того, чего в обычных условиях увидеть шансов не было вообще. И пусть эти федераты спорили друг с другом, насмехались друг над другом, все было не важно, важно было то действие, что здесь разворачивалось, он смотрел во все глаза, ожидая продолжения.
-Если я правильно понимаю, прямые предки землян в это время тоже уже населяли вашу планету, - прокомментировала Квинтилия, обращаясь к Освальду, - Еще одна деталь развития наших планет, которая показывает параллели между нами. Мне кажется, наше общее тоже важно, как и различия.
- Верно, - кивнул землянин в ответ, - если я правильно помню школьные уроки, то непосредственно наш вид - "человек разумный" - появился как раз двести-триста тысяч лет назад, а древнейшим представителям рода "Homo" более двух с половиной миллионов лет, хотя они были не слишком похожи на нас сегодняшних.
Сатал молча рассматривал гуманоидов вдали. Он обдумывал слова Квинтилии, сказанные ему в ответ. Безусловно, человека определяла личность, и в ситуации выбора именно её, а не физическую оболочку он бы предпочёл сохранить. Однако же утверждение, что личности носителей живут в симбионте, казалось ему спорным. В симбионте, по его представлениям, оставался слепок личности, копия, в то время как “оригинал” умирал вместе с носителем. Носитель передавал симбионту свою память и опыт, и оттого казалось, что симбионт сохраняет личность. Однако же, на взгляд Сатала, разница здесь была примерно та же самая, как между живым человеком и написанными им мемуарами. По оставленным человеком материалам голокомната могла создать его образ, в некоторых случаях, довольно близкий к настоящему, но это всё равно не был тот же самый человек. Способ переноса личности после гибели физической оболочки, возможно, и был, возможно, в какой-то мере им обладали вулканцы, но всё это было слишком зыбко и труднодоказуемо.
Так он рассуждал, но не стал высказывать ничего из своих рассждений, потому что во-первых, это была слишком отвлечённая философская тема, которой вряд ли было место на презентации, а во-вторых, человеку, который верит, что есть способ сохранить свою личность после смерти физического тела, вряд ли понравится слушать рассуждения обратного характера, и лучше от этого всё равно никому не сделается.
-Ой, у них там детеныш! - восторженным шепотом умилилась Хена, - Вон там, в сумке… Ээээ, Квинтилия, это значит, что изначально вы были… сумчатыми?
-Это очень ранняя стадия нашего развития, - уклончиво ответила трилл, - Но, в общем, да.
-Они уходят, - заметила Жантарин, - Мы должны последовать за ними? Все-таки это же презентация, тут вряд ли происходит что-то случайное, правда же?
Квинтилия только загадочно улыбалась.
- Очевидно, первое слияние произошло в результате того, что симбионт каким-то образом оказался в сумке, - предположил Сатал.
- Стоп-стоп-стоп! - оживился Освальд. - Сумчатые? Квин...э-э...тилия, а у вас осталась какая-то полость внутри тела? И в ней помещаются эти слизняки?
-Макдауэлл! - возмущенно воскликнула Квинтилия, - Я не стану отвечать на твои комментарии, есть они все будут такими оскорбительными! Слизняки - это характеристика с уничижительным оттенком, вот почему обязательно надо использовать именно ее? Если кому-то триллы кажутся отвратительными, можете выйти и не смотреть и не слушать дальше. А остальным я могу показать медицинскую диаграмму расположения внутренних органов нашего вида.
- Да не было это оскорблением! - не выдержал Освальд. - Ваши симбионты и правда внешне на больших слизней похожи. По крайней мере, те изображения симбионтов, которые мне попадались. Я аналогию всего лишь привёл, а ты опять взорвалась не по делу! И вообще, не хотел бы узнать про симбионтов - не стал бы тебя о них спрашивать.
-Я слышала, с какой интонацией ты это сказал, - упрямо  ответила Квинтилия, - Зачем вообще приводить аналогию, если можно просто называть вещи своими именами? К тому же, есть такое ругательство “жалкий слизняк”, и твоя аналогия уж слишком близка к этому. Мне это не нравится.
________________________________________________
С Квинтилией, Самритой, Ракаром, Саталом и НПС
Продолжение следует...


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
01 07 2016, 09:47:54 #176
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


Ромуланец поднял правую руку вверх.
- Довольно ссор, – и прибавил, - пожалуйста. Нам интересно.
И, обойдя сбоку от него стоящих кадетов, пошел в заросли вслед за уходящими пятнистыми голографическими предками триллов.
- Ладно, извини за эту аналогию, - примирительно поднял руки Освальд, - но может тебе стоит пересмотреть свои взгляды на окружающих людей, если ты в каждом слове видишь оскорбление или другое враждебное намерение, особенно когда их там и близко нет?
-Здесь - было, и я объяснила, почему я так считаю, - все еще с оттенком недовольства парировала Квинтилия.
- Может быть, если мы хотим начать нормально общаться, нам всем стоит пока избегать слишком красочных аналогий и метафор, а то мы постоянно о них спотыкаемся? - миролюбиво предложила Хена, - Вот это, а еще про Аристотеля было недопонимание немного раньше…
- А я тебе говорю, что ты не права! - настаивал на своём Освальд. - Я это произносил и только я могу гарантированно сказать, было оно или нет. Заявляю со всей ответственностью, что не было. Не говоря уже о том, что ты и раньше на совершенно нормальные слова и предложения реагировала так, будто это были нападки.
Кадет посмотрел на Хену и добавил:
- А вот про Аристотеля было не "для красного словца" сказано. Но это уже проехали.
Лайтмана до невероятности утомили разборки. До сих пор он молча слушал и смотрел представление, а теперь чувствовал себя невероятно разбитым. Отчасти из за того, что не спал всю ночь, отчасти из-за того, что понимал – ничего у них не получится. Если уж нет возможности договориться между собой кадетам Звездного флота, куда уж им познавать иные миры и цивилизации. До туда, куда не ступала нога человека – никто уже просто не дойдет. Мы способны только сожрать друг друга, и ни на что более не способны. Ничто. Ничтожества. Или как минимум – ничтожество – он сам. Все кончалось здесь. Нам не нужны другие миры, мы почему то всегда хотим расширить Землю до их пределов. Старая, древняя цитата. Несмотря на эволюцию человечества – спустя века с тех пор – мало что изменилось.
Он подошел ближе к М'Коте, и молча остановился возле нее.
– У нас что, семинар по лингвистике? Или по какому-нибудь там этикету? – подала голос М’Кота. – Перим, давай ты его после презентации убьёшь? Если хочешь, я буду секундантом. А пока давай дальше про симбионтов, я как раз пыталась себе представить, что было бы, если бы такой был у Кейлесса Незабвенного.
- Да, Квинтилия, давай закончим! - поддержал клингонку Освальд. - Я не хотел тебя оскорбить, и эти ваши сли... симбионты очень интересуют меня. Интересно, а их как-нибудь модифицировать можно, чтобы они крепились снаружи и были совместимы с другими гуманоидами?
Квинтилия посмотрела на землянина как на ненормального.
-Конечно, нет, - поморщилась она, - Симбионтов и так гораздо меньше, чем потенциально совместимых носителей, а представьте, что началось бы, если бы количество подходящих кандидатов бесконечно возросло? Какую это бы вызвало конкуренцию, борьбу, как бы бедных симбионтов могли похищать, продавать, брать в заложники, использовать для выгоды… Нет, - она помотала головой, - даже подумать об этом страшно. Природа на самом деле все очень мудро устроила. Давайте двигаться дальше…
- Но их можно было бы клонировать... - начал было Освальд, но потом сдался, - ладно, идём дальше!
Они последовали за первобытными обиталелями планеты Трилл, которые совершенно не замечали их присутствия, и вышли к затерянной среди леса скале, сквозь которую пробивался поток воды и небольшим водопадом низвергался в небольшое озерцо со слегка мутной белесой водой. Правда, это только на первый взгляд оно казалось небольшим, потому что, судя по всему вода уходила под скалу и там уже продолжала свое течение как подземная река.
Группа гуманоидов расположилась на берегу водоема. Самка с детенышем, двигавшаяся чуть подволакивая ногу, что указывало на перенесенное некоторое время назад ранение, нашла куст с красными ягодами, передала своего отпрыска одному из самцов и отправилась собирать пропитание. Наверное, с ее травмой ей было легче этим заниматься, пока она не была обременена лишним весом своего маленького пассажира. Тут-то и обнаружилось, что сумчатость не была исключительным признаком матерей, потому что крохотный недоразвитый детеныш мгновенно исчез в кармане другого первобытного трилла мужского пола.
-Безумно… - выдохнул Тар Мари, - Я даже не хочу об этом задумываться.
- Ничего в природе не берется из ниоткуда и не происходит просто так, - пояснила Квинтилия, - Вы же не думали, что у нашей физиологии нет совершенно никакого разумного объяснения? Вы уже наблюдали, как защитная окраска тела помогала нам выживать, а сейчас это не более, чем рудимент… Хотя некоторые представители других рас находят его привлекательным или как минимум интригующим, что играет нам на руку, помогая устанавливать контакты, а значит, получать новые знания и опыт.
- Ты хочешь сказать, что эти "карманы" появились специально для того, чтобы младенцев переносить было проще? - с сомнением спросил Освальд. - Получается, в жизни древних триллов опасные занятия вроде охоты или войн между племенами были менее распространены, и мужчины больше внимания уделяли жизни в семье, наравне с женщинами?
-В данный момент истории речь пока не идет о полноценных войнах между племенами, слишком рано, - пояснила Квинтилия, - И преобладает охота на мелкую дичь и собирательство. Это не совсем полноценный ответ на твой вопрос, но я обязательно вернусь к нему чуть позже.
– У разных биологических видов, – снова констатировал Тенек, – разные модели заботы о потомстве, в том числе и у гуманоидов. Многое зависит от исходных биологических параметров, но по мере формирования социума социальные факторы тоже делают свой вклад.
- Потому и спрашиваю, - устало пояснил Освальд своему педантичному соседу. - Ведь наши виды во многом достаточно похожи, а значит различия наверняка объясняются другими условиями и, как следствие, другим образом жизни. Про это и хочется узнать.
Ромуланец дошел к водопаду самым первым, следуя за проекциями, оставив спорящую толпу позади. Он рассмотрел их вблизи, а потом, когда подошли остальные, он снова слушал рассказ. Ему нравилось слушать ее голос, тембр речи, компетентные слова, разумные стройные рассуждения, смотреть на отлично подготовленную голографическую программу, со множеством тонкостей, всеобъемлющую, рассказывающую с самого начала о ее народе. Какой глубокий профессиональный подход и исследование, оформленное за одну ночь. Рассказать всё, с самого происхождения, и будет еще интереснее, когда доберутся до современности. То, что о своем народе он не сможет рассказать вот так просто и открыто – никогда. Звук ее голоса,  вопреки всем остальным присутствующим невежливым насмехающимся кадетам, умиротворял его. А потом он вспомнил испуг в ее глазах, в ответ на сокращение между ними расстояния. И потому старался не смотреть на докладчика, рассматривая только голографические образы. Пятнышки, она говорила что пятнышки играют им на руку, интригуя и привлекая другие расы. Она не знала, что дело вовсе не в пятнах, что дело вовсе не во внешности, даже не в голосе или манере речи, ни в чем подобном. Дело в личности, в том, что полностью закрытый от внешнего человек однажды показал свою настоящую сущность, и сущность эта оказалась способной ударить в самую глубину ромуланского сердца, задеть за самое дорогое, и породить нечто новое. Пятнышки красивы, но это лишь следствие. Изучая в академии Тал Шиар внешний вид триллов, он не испытывал особенного интереса к ним, эта была всего лишь особенность, очередная особенность очередной расы. А теперь… теперь он вспомнил свою усмешку и удовлетворение от того, как его боялись повстанцы на Волане II. Страх в глазах Перим вызывал совсем не такое, нечто вроде печали и непонимания. Он должен был объяснить ей, что он  не враг. По крайней мере не враг ей. И еще не враг Федерации, до тех пор, пока Федерация по собственному почину не решит стать врагом Ромуланской Империи. Но даже в этом случае он не будет врагом для нее лично. И объяснить так, чтобы не испугать ее снова.
Она обязательно вернется к вопросу о войнах между племенами. О войнах трилльских племен он послушает с таким же вниманием, как и все остальное. Как впрочем всегда что угодно остальное. А пока компетентные в биологии рассуждали об эволюции и биологии – Ракар слушал звук ее голоса и смотрел на водопад.
В это время самый крупный самец склонился над поверхностью воды, заметил свое отражение и оскалил зубы в угрожающей гримасе. Получив в ответ зеркальную угрозу, он разбил ладонью поверхность воды, и она пошла кругами, постепенно успокаиваясь… но не везде. Из-под водопада, от скалы отделилась небольшая тень и заскользила к берегу. Рыба? Несколько триллов заинтересованно подошли к кромке воды и потянулись вперед, но вожаку стада это не понравилось, и он начал их отталкивать, а затем спешно забрался в воду, опасаясь конкуренции за вероятный лакомый кусок, и попытался поймать тень руками…
Маленькими молниями по белесой поверхности воды разбежались электрические разряды, и крупный агрессивный самец упал в воду, как подкошенный, подняв облако брызг. То, что пряталось под поверхностью воды умело постоять за себя.
Через какое-то время вода снова немного успокоилась, и остальные члены первобытной группы оправились от испуга и снова потянулись к водоему, заинтересованные судьбой своего сородича. Подволакивающая ногу самка тоже была там. Выждав, когда ее более сильные сородичи удовлетворят свое любопытство и потеряют интерес, она тоже ступила в воду. Заметив темную тень под водой, она не бросилась к ней сразу, а сначала долго наблюдала, затем деликатно протянула руку - и небольшое существо почти дотронулось до ее пальцев. Самка сделала шаг вперед… и тоже упала, оглушенная новым электрическим ударом.
Это вызвало панику у остальных членов группы, двух жертв было достаточно, чтобы в их мозгу отпечаталось, что это место опасно, и они поспешно отступили от скалы с водопадом, а затем и вовсе скрылись среди кустарников, смешались с окружающей их буйной растительностью.
____________
и все кадеты
Offline  
01 07 2016, 09:51:59 #177
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты

- Это что сейчас было? – Самрита осторожно подошла к кромке водоема. – Электрические угри? Ладно, беру свои слова назад – не все у вас так уж и беспроблемно!
- Пораженные током убиты? – поинтересовался ромуланец. До него наконец дошло, что формат этой презентации, вопреки привычному ему обыкновению не обязательно предусматривает выслушивание до конца доклада. Вопросы требовалось задавать по ходу действия.
Освальд на этот раз ничего не спросил, а только бегло посмотрел сначала на Самриту, а потом - на Квинтилию. Но вопрос ромуланца кадет проигнорировать не смог:
- Даже если разрядом их только оглушило, они наверняка захлебнутся. Вытащить их из воды теперь некому.
- Да, это я и спрашиваю. Каков итог?
-Да, - ответила Квинтилия, - Если они не умерли сразу, то непременно погибнут в ближайшие минуты. Но подождите еще немного.
Она продолжала смотреть на берег озера, и когда остальные кадеты проследили за ее взглядом, они увидели, что не все триллы ушли - один из них все еще сидел на корточках у кромки воды.
Это был молодой самец, он не был самым большим и сильным, но в его сложении не было ни малейшего физического изъяна. Как и его предшественник, он следил за своим отражением, но явно лучше понимал, чем оно являлось. Его лицо изобразило ряд разнообразных гримас, и он внимательно наблюдал за своим двойником на поверхности воды, не заходя в нее.  Затем он нашел на расстоянии вытянутой руки какой-то прутик, поднял его с земли и аккуратно, потыкал им в воду, будто проверяя - опасна ли она? Затем он замер, потому что темная тень, так испугавшая других, приблизилась к самому берегу, так близко, что вода больше не покрывала это существо полностью. Оно было довольно уродливым, с массивной головной частью и постепенно утончавшимся хвостом. Гуманоидный трилл смотрел, не мигая, то ли от страха, то ли между этими двумя происходило нечто большее. Наконец, он очень медленно протянул руку и коснулся грязно-розовой спины странного существа, под его пальцем чуть заметно вспыхнула искра еще одного, очень-очень слабого электрического заряда, но и только. Будто зачарованный, трилл протянул вторую руку, бережно взял своего нового друга и аккуратно прижал его к груди, будто не веря, что ему это позволили…
- Почему он его не ударил током? – Самрита наклонилась чуть ближе, присматриваясь. – Подожди-ка, это не угри, это же… - она не договорила и обернулась к Квинтилии с выражением сомнения и одновременно осознания на лице.
-У кого-нибудь есть теории, которые бы ответили на вопрос кадета Баккер? - Квинтилия огляделась по сторонам.
- Потому что гуманоидный трилл не был агрессивен при знакомстве с тем существом, которого вы называете симбионтом, - сказал Ракар,- изначально они защищались.
- Да ладно, та женщина тоже не была агрессивна! – хмыкнула Самрита и пожала плечами. – И в чем разница?..
- Женщина была нездорова, - заметил Сатал, впрочем, с некоторым сомнением: убить кого-то просто потому, что он нездоров? Это казалось ему странным.
Освальд о чём-то думал, а потом с сомнением предположил:
- А что если... - он задумался ещё на пару мгновений, а потом произнёс уже уверенне, - те искры... это ведь не просто электрические разряды? Точнее, разряды, конечно, но... это как просто колебания воздуха и речь. Существо так общается, наверное!
- Вы имеете в виду, что те двое не смогли дать адекватный ответ на послание, а третьему это удалось? - уточнил Сатал.
- Не обязательно, - нахмурился Освальд. - Может... не уверен, что эта аналогия подойдёт, но... это как при первом контакте с видом, обладающим огромной силой. При рукопожатии он может сжать ладонь так сильно, что у человека кости хрустнут. Кто-то может даже умереть от шока и внезапной боли. Во второй раз такое существо будет осторожнее, и мы наблюдали тут то же самое - существо из воды едва коснулось женщины, и разряд, кажется, был послабее. В третий раз - ещё слабее, и теперь уже обошлось без травм и жертв.
- Или первые двое не удовлетворяли требованиям существа. Третий был более совершенным для него, - сказал Ракар. – И с тех пор у вас выбирают лучших для симбиоза.
Квинтилия выслушала всех, а затем сказала:
-Cейчас вы видели нашу первую легенду. О том, как симбионты вступили в первый контакт с носителями. Симбионты были первыми разумными существами на моей планете, они смогли пережить все природные катастрофы, но для дальнейшего выживания им нужна была помощь “ходоков”, как они нас называют. Они использовали свои способности к телепатии, чтобы взаимодействовать с первыми гуманоидами на планете, но обоим видам еще предстояло пройти долгий путь, чтобы приспособиться друг к другу, до того как стало возможным первое настоящее соединение. И это второе, что вам нужно знать от триллах. Симбионты повлияли на наше развитие и сформировали нас такими, какие мы сейчас, давая преимущество выживания определенным особям за счет передаваемых знаний и опыта. Они не выбирали самых агрессивных, ведь они стали бы драться и убивать друг друга за обладание симбионтом, поэтому мы не воинственная и очень толерантная раса. Нашей истории неизвестны конфликты, мы никогда не были воинами по своей природе, мы были учеными, изобретателями и путешественниками. Единственное, за что мы когда-либо боролись - это за обуздание характера нашей геологически нестабильной планеты и подчинение себе ее ресурсов.
- А как носители выбираются сейчас? – поинтересовалась Самрита. – Я слышала, это какая-то сложная процедура, ведь симбионтов намного меньше…
- Стоп-стоп-стоп! - запротестовал Освальд. - Так тот симбионт всё же специально или случайно убил двоих? Или ваша легенда об этом вообще не говорит?
Ракар промолчал, так как ответ на вопрос о судьбе тех двоих так и не прозвучал, но к нему вернулся Макдауэлл.
-Если бы это было специально, это предполагало бы наличие цели и желание ее исполнить, но симбионты не носились по всем континентам, вырезая всех, кто им не подходит, если ты это имеешь в виду, - ответила Освальду Перим, - Они использовали электрические импульсы для самозащиты и чтобы высказать свое отрицательное отношение. Иногда это вело к гибели окружающих существ, да. Впрочем, почему я говорю в прошедшем времени? Не все, но некоторые симбионты и сейчас могут использовать на тебе свои способности, если ты зайдешь в их пруд и не понравишься им.
- Что вы подразумеваете под словами “не понравишься”? - уточнил Сатал. - Симбионт может убить из личной неприязни?
Квинтилия поморщилась от вопроса Сатала, но все же терпеливо пояснила:
-Зависит от того, чем неприязнь вызвана. Если он сочтет, что ты угрожаешь его жизни, он будет защищаться соответствующе.
- А как вы общаетесь с ними, как понимаете, нравитесь друг другу или нет? – спросил ромуланец.
-Ну… - девушка слегка запнулась, - На самом деле все не так просто, прямое общение между гуманоидными триллами и симбионтами сейчас происходит крайне редко, только в случае необходимости. Всем взаимодействием заведует наш правительственный орган - Комиссия по Симбиозу, и есть еще небольшое количество служащих, которые заботятся обо всех несоедиенных симбионтах - мы называем их Хранителями. Они проводят с симбионтами много времени и могут с ними общаться благодаря особой восприимчивости к контактной телепатии. Это тоже особый дар, как и способность к соединению. Мне задавали вопрос… - трилл остановилась и поискала глазами Самриту, - Так что я хотела бы вернуться к теме отбора потенциальных носителей.
Самрита, уже отвлекшаяся на созерцание озера и его обитателей и потерявшая нить беседы, обернулась к кадету Перим и вопросительно приподняла брови, выражая заинтересованность и желание услышать ответ на свой вопрос.
-Также симбионты не выбирали тех, кто обладал какими-то физическими и умственными недостатками, - продолжила Квинтилия, - поэтому мы ценим здоровое тело и развитый интеллект. Вот, что я имела в виду, мистер Тенек, когда угощала вас нашей традиционной кухней, - девушка посмотрела на вулканца, - Вам не стоило напоминать, что не обязательно нести в себе симбионта, чтобы заботиться о своем здоровье, потому это наша традиция и само собой разумеется в любом случае. Больше всего у нас ценится разум, этика, ответственность, способность изборетать что-то новое, а также договариваться и разрешать вопросы неагрессивным путем. В то же время, количество гуманоидных триллов всегда в несколько раз превышало количество симбионтов, к тому же не все подходили для соединения по причинам физиологической совместимости, поэтому только прошедшие многочисленные научные и медицинские проверки, только самые талантливые, развитые и образованные имели честь соединиться или достигнуть чего-то в нашем обществе. Со временем это привело к формированию власти достойшейших. Это называется меритократия. Такое устройство, а также обильные полезные природные ресурсы, о которых я говорила раньше, позволили нам в сравнительно быстрые сроки развить технологии и высокие моральные принципы. К 22му веку мы вышли за пределы своей планеты и открыли для себя межзвездные путешествия. Мы собирали знания и никогда не были заинтересованы в колонизации и покорении других миров. Когда Федерация вступила с нами в контакт, мы предпочитали быть нейтральными и не присоединяться довольно продолжительное время именно потому, что это МЫ должны были проверить, насколько ВЫ соответствуете нашим стандартом и разделяете наши ценности. То, к чему жителей многих миров Федерации привели периоды революционных резких изменений, как, например, произошло на Вулкане, для нас произошло спокойно и постепенно за время всей нашей истории.  И… это все, что я хотела рассказать сегодня. Но если у вас еще есть вопросы, вы можете их задать.
“Она до крайности гордится своей природой, - отвлечённо подумал Сатал. - Всё равно, что я гордился бы тем, что я блондин”.
Квинтилия Перим перечислила ценности, близкие не только триллам, но и вулканцам. Разными путями, но две расы пришли к одним и тем же ценностям… конечно, гораздо больше, чем две, просто сейчас Тенек сравнивал с той расой, о которой шла речь в презентации. Он верил, что заслуга симбионтов была велика, что по мере формирования социума стандарты, которые были важны для симбионтов, становились всё важнее и для всего общества, и что это было благотворно, но он спрашивал себя: в какой мере обладание симбионтом стало для общества Триллов фетишем? Однажды некто сказал при нём, что фетишем для вулканцев стала логика, и спросил, сколько вулканцев исповедуют логику ради логики, а не ради значимой цели. Тенеку хотелось верить, что немного, и с тех пор он не раз пытался определить, не попадает ли он сам в эту достойную сожаления категорию.
– Когда трилл подаёт заявку на соединение, какую он преследует цель? – спросил Тенек.
Квинтилия нахмурилась, обдумывая вопрос вулканца.
-Полагаю, цель каждого изначально может быть индивидуальна, как при любом выборе жизненного пути. Поступление в Академию Звездного Флота, вступление в брак, рождение детей… все же объясняют эти решения для себя по-разному. Возможно, вас интересует “какая цель считается допустимой для принятия положительного решения в пользу симбиоза”? Потому что любой кандидат проходит серию интервью, призванных выяснить его истинные мотивы.


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
01 07 2016, 10:03:00 #178
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


– «Допустимая цель» – неподходящее определение, – возразил Тенек. – «Достойная цель с точки зрения Комиссии по соединению» – это точная формулировка. Но как раз это и не вызывает у меня вопросов. Меня интересует именно спектр целей, которые ставят перед собой триллы подходящего для соединения возраста, когда решают предложить свою кандидатуру. В процентном отношении, если есть такие данные или приблизительно, если нет. Также, меня интересует, как оценивают ситуацию те, кто сознательно не подаёт заявление на соединение, не по причине непригодности, а по своему выбору. И как много тех, кто делает подобный выбор.
– Это же конфиденциальная информация, ее не публикуют в виде диаграмм в научных журналах, - изумилась Квинтилия, -  Это исключительно между носителем, его куратором из Комиссии, и симбионтом. Все, о чем я могу говорить… это мои собственные причины.
– Тогда я с интересом их выслушаю. Но я не могу уяснить себе причины, по которым эта информация конфиденциальна. Я могу понять её анонимность, но не конфиденциальность. Взгляды и цели недавно вступивших во взрослую жизнь – залог будущего всего общества, странно, что эти сведения недоступны этому обществу.
– Мне кажется, это все странные вопросы, - помотала головой Квинтилия, - И из-за этого у меня создается впечатление, что вы все не до конца осознаете, какой соединение уникальный и сложный процесс, даже потенциально опасный. Это подходит не для всех, и симбионты - не достояние широкой общественности. Речь же о такой тонкой материи, как личности! Как они там смешиваются и подавляются, чтобы создать нечто новое… Малейшая ошибка на любой стадии процесса может разрушить человеческую жизнь, даже если речь идет всего лишь о “неверных” ответах на вопросы интервью. Поэтому нельзя просто наклонировать симбионтов. Нельзя просто раздать их всем желающим. Нельзя просто прийти пообщаться с ними. И вся информация должна быть максимально защищена и находиться в руках тех, кто наиболее компетентен и заслужил право на обладание ею. По крайней мере, если бы речь шла обо мне, я бы этого точно хотела. От этого же зависит безопасность моего симбионта и моя собственная, а к этому мы относимся крайне серьезно. Пожалуйста, следующий вопрос…
– Да-да, а еще потом можно гордиться своей уникальностью и превосходством над теми, кому с симбионтом не повезло… - заметила Самрита, обращаясь вроде как к стоящей поблизости Хене, но недостаточно тихо, чтобы услышала только она.
– Для того, чтобы гордиться своей уникальностью, достаточно быть уникальным по умственным способностям, умениям и навыкам, собственным достижениям. Наличие симбионта в данном случае не играет вообще никакой роли, - с легкой усмешкой произнес ромуланец в сторону Самриты.
– Да нет, - возразил ромуланцу Освальд, - поскольку симбионты дают опыт нескольких других жизней, у их носителей куда больше возможностей пролезть во власть и начать творить там что угодно. А на все претензии будет универсальный ответ: "Меня отобрали для соединения, значит я по определению лучше вас всех, большего достоин и вообще лучше представляю, как всё должно быть устроено".
– Мне кажется, в данном случае вы не учитываете личность симбионта, - возразил Сатал Освальду. - Чего хотят они, как смешиваются две личности и что получается в результате? Теоретически, личность носителя до симбиоза может быть иной чем та, которой он становится после. Насколько личности в симбиозе индивидуальны и насколько они едины, вот вопрос.
Услышав слова землян, Квинтилия слегка покраснела.
– И вовсе не везении дело, - возразила она, - Физическая совместимость - да, это случайность, но никто не доверит симбионта совместимому, но безответственному, бесхарактерному ничтожеству. Ты должен сперва показать свой потенциал без симбионта, и только затем… И что плохого в том, чтобы самую серьезную и ответственную работу поручать тем, кто имеет больше талантов и квалификаций, кто больше работал для этого? Вот ты же хочешь в итоге стать капитаном своего корабля, Макдауэлл? Ну так у нас в Звездном Флоте ими тоже становятся самые достойные, а не все подряд по очереди, потому что это “честно”. Так что я не понимаю, что тебе может не нравиться, ведь везде происходит примерно одно и то же.
Она злилась, поэтому ее дыхание слегка сбилось. Глубоко вздохнув, она начала отвечать на вопрос Сатала.
– Конечно, каждый симбионт имеет свой собственный характер. И дополнительно он хранит в себе личности всех своих предыдущих носителей, поэтому в более общем случае речь идет о смешении не двух, а большего количества личностей. Но если бы все они осознавали себя одновременно и звучали голосами в одной голове… этому есть название - шизофрения. Поэтому по большей части предыдущие носители подавляются, оставляя доступ лишь к своим воспоминаниям… иногда еще к предпочтениям, привычкам, жестам... Мне сложно это объяснить, потому что как и вы все здесь, я этого не испытывала, - в голосе девушки промелькнули оправдательные нотки, - Но я знаю, что существуют техники, позволяющие выделить отдельных предыдущих носителей и поговорить с ними.
– Вы собирались рассказать о ваших собственных мотивах, – вежливо напомнил Тенек.
– Я сказала, что могу говорить только о себе… потому что, действительно, человек лучше знает самого себя, чем всех окружающих, так что я не могу отвечать за всю мою расу, - заметила Квинтилия, - Но это не значит, что я сейчас буду говорить о себе, о своем самом сокровенном. Душевный стриптиз не является обязательной частью наших презентаций, я считаю.
Она говорила не совсем правду. На какой-то момент она была вполне готова рассказать все, ей этого даже хотелось. Но порыв прошел, момент был упущен, эти люди не заслуживали доверия. Потому что если ты рискуешь с откровенностью, ты все-таки хочешь надеяться, что все пройдет хорошо, и к тебе отнесутся положительно. А если нет… то что тогда? Квинтилия даже не могла в деталях представить - что, но определенно это было нечто ужасное. И вероятность этого была слишком велика. А кто в здравом уме будет просто так делать что-то, что наверняка закончится для тебя плохо? 

К концу выступления кадет Квинтилия Перим разволновалась, как отметил про себя Ракар, по крайней мере ему так показалось. И особенно после начала вопросов. Еще он испытал легкое разочарование от того, что не были показаны в визуализации текущий внешний вид планеты и постройки. Видимо, Квинтилия рассказала о самом для нее важном. Самом важном, но без глубоко личного. Очевидно, ей было важно соединиться с симбионтом в будущем. Стать лучшей по всем параметрам. Правильная амбиция, ромуланец кивнул самому себе. А личное - не должно быть вынесено во вне. Никогда не для всех. Он понимал и разделял это. С одной лишь разницей между ними, о своем личном он никогда не объявит так, чтобы это даже можно было заподозрить. К вопросу о войне между племенами она вернусь весьма своеобразно. Не было никаких войн, все было мирно и тихо. Но печальна судьба цивилизации, не имеющей опыта войн и защиты собственной независимости. Желание мира всегда должно быть подкреплено подготовкой к войне, иначе оно останется бесплодным желанием. Но теперь их защищала Федерация.
Земляне, Ракар снова убедился в этом, были хорошо знакомы с технологиями пролезания во власть и способами творить там что угодно. Даже находясь на уровне кадетов Звездного флота. Этому Ракар не был даже удивлен. Он и так всегда это знал.
Выслушав все ответы на все вопросы, многие из которых уже лишили его вопросов собственных, он перешел к тем, которые еще у него остались.
– И у меня есть пара вопросов, кадет Перим. Первый – в начале, в верхушках деревьев мы наблюдали животное, с перьями и хвостом, кто это? Как оно называется? Такие как оно - тоже пережили природный катаклизм вместе с симбионтами?
– О… - Квинтилия Перим выглядела слегка сбитой с толку внезапным вопросом не про симбионтов, - Это просто пернатая обезьянка, они появились, конечно же, гораздо позже симбионтов. Они считаются довольно-таки умными животными, и… ну, мне они кажутся довольно милыми, поэтому я добавила их в программу для реалистичности.
– Понятно, - кивнул Ракар, слегка улыбнувшись собственному воспоминанию о хвостатом меховом животном с Волана II. - И второе - как размножаются симбионты?
– Извините? - в этот раз девушка смутилась и покраснела еще сильнее, - Вас интересует размножение? Я не уверена… что это… подходящая тема...
– Это было бы интересно с научной точки зрения, - невозмутимо произнес ромуланец, - но если нет, то нет. Я не настаиваю.
– Да-да, - неожиданно поддержал Ракара Освальд, - к тому же, раз симбионтов всё равно куда меньше, чем даже подходящих претендентов, значит есть повод как-то ускорить их размножение. Не обязательно клонировать, я уже понял, что триллы против, но ведь наверняка можно подстегнуть процесс и другими способами!
– Они же разумные существа! - воскликнула Квинтилия, покраснев до кончиков ушей, - И ты предлагаешь заставлять их… производить потомство? Когда они сами этого не хотят? Чтобы их удобнее было использовать? Это аморально! Представь, если бы кто-то так поступал с землянами?!
– Это в их же интересах! - возразил Освальд. - Сама же сказала, что симбионтов мало, да ещё часть наверняка гибнет вместе с носителями то тут, то там. От этого может зависеть само их выживание как вида. Если бы землян осталось мало, и для спасения вида надо было бы, например, заставить женщин рожать как можно больше детей и мужчин низвести до положения ходячих осеменителей и доноров органов... не хочу даже думать об этом, но когда альтернатива - медленное вымирание всего вида... не знаю даже, но, наверное, это было бы правильно.
Квинтилия открыла рот. Потом закрыла. Потом, наконец, произнесла:
– У меня нет слов, Макдауэлл. Это просто… Нет, мне нечего на это сказать. И похоже, эту презентацию пора заканчивать.
Ромуланцу было жаль, что ее презентация заканчивается не той эмоцией, которой должна была. Не ощущением торжества и удовольствием от собственной работы. Только с этим ничего не поделать.
– Благодарю за ваш рассказ, - сказал он, - я впечатлен содержанием и исполнением, - сказал Ракар. Он запомнил все, и еще обезьянку. Маленькую пернатую обезьянку, которая была разумной и довольно милой, согласно ее определению.
– Я всё же хотел бы больше услышать о философии триллов, связанной с симбиозом, – сказал Тенек. – Если сейчас это неуместно, мы могли бы обсудить это в удобное для вас время.
Квинтилия пожала плечами, что можно было считать согласием, хотя и без особого энтузиазма.
– Если еще у кого-то остались вопросы - вы тоже можете их задать позже, - подтвердила она, - Мы ведь можем разговаривать о наших расах и вне официальных презентаций… Мистер Ракар, вы следующий. Начнете сразу или сделаем небольшой перерыв?
– Я готов начать, - ответил Ракар, глядя на Квинтилию,   - но если  есть необходимость  в перерыве, его тоже можно устроить.
– Небольшой перерыв не повредит, – сказала Утара, которой до сих пор словно бы и не было в голокомнате. Пятнадцатиминутная передышка позволит нам всем утрясти в голове увиденное и услышанное и подготовиться к новому. И я бы не возражала, если бы до тех пор можно было посидеть в тени деревьев, а не любоваться на сетку голокомнаты.
Квинтилия согласилась, изображения триллов, замеревших на время, пока задавались вопросы, исчезли, но первобытный лес остался, и кадеты начали разбредаться немного по сторонам - чтобы поразмяться или между собой обсудить только что увиденное.
Ромуланец по камням спустился к водопаду и остановился возле него. Это была легенда о триллах. Легенда о "Следующих за крыльями Раптора" две тысячи лет тому назад – рассказана не будет. Ни здесь, ни сейчас, и вряд ли в будущем. Она принадлежит секретным архивам Ромула. Только им. И Тал Шиар.
________________
и куча народу


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
01 07 2016, 10:04:09 #179
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа, вторая половина дня
Станция ДС9, голокомнаты


До самого конца презентации М’Кота, как и вначале, внимательно слушала рассказ и смотрела презентацию, но забавные мысли о том, что было бы, если бы у императора Кейлесса был симбионт, больше её не посещали. А всё потому, что всей поверхностью спины она ощущала присутствие Артура в одном шаге от неё. Клингонка не думала о том, плохо это или хорошо – она вообще старалась ни о чём не думать, пыталась сосредоточить всё внимание на презентации, но сильнейшее ощущение присутствия не отпускало её.
Её не шокировало и не удивило зрелище сомообороны или неудачного контакта симбионтов. Мало ли фатальных недоразумений при контакте знает история! А вот пренебрежение симбионтов к агресивным особям слегка задело её. Сами-то, небось, от своего боевого электричества не отказались!
Откровенно говоря, после этого эпизода она ждала продолжения, но презентация внезапно закончилась, и М’Кота оказалась перед перспективой дурацкого, совершенно не нужного ей перерыва. Перерыва, в который уже нельзя было стоять не меняя позы. Притворяться занятой было тошно, стоять столбом было попросту глупо.

Когда толпа пришла в движение, Освальд протиснулся к Квинтилии и произнёс:
- Спасибо, было очень интересно! Отличная презентация, а ты молодец.
Он хотел ещё добавить: "Не жалею, что не стал прогуливать", - но передумал: Перим никогда адекватно не воспринимала юмор. Впрочем, она вообще мало на что реагировала нормально, поэтому кадет напряглся и приготовился защищаться.
Квинтилия поморщилась.
-Серьезно? Ты влезал с дурацкими предложениями всю дорогу и критиковал мою расу, а теперь говоришь, что тебе понравилось?
- Совершенно серьёзно, - кивнул Освальд. - Было бы не интересно - не задавал бы вопросов. Что до, как ты выразилась, "дурацких предложений", то это же лучший способ узнать твой взгляд на некоторые вещи, а также взгляды, которые доминируют на Трилле. А за критику ты приняла исключительно интерес. Мне нравятся другие культуры, и твоя - не исключение.
-Узнать, что меня выводит из себя? Ну, теперь ты знаешь, - огрызнулась Квинтилия и отошла в сторону, весь язык ее тела говорил о раздражении.
-Зачем ты вообще с ней разговариваешь? - раздался насмешливый голос из-за спины Освальда, - Разве это доставляет тебе удовольствие?
Это был Джез Тенма. Все время презентации он провел на заднем плане, за спинами всех участников, со скучающим выражением лица.
- Да нет, - усмехнулся Освальд, - но ведь презентация действительно получилась что надо. Ты, кстати, уже решил, что нам покажешь?
-Жизнь слишком коротка, не стоит тратить и минуты на тех, кто нам не нравится, если есть шанс этого избежать, - беззаботно ответил Тенма, - По поводу презентации у меня есть несколько идей… но они еще не до конца оформились. Я постарался выбить себе место в самом конце, чтобы было побольше времени, но эту Перим совершенно невозможно ничем соблазнить… и я имею в виду материально, конечно. Так что посмотрим, что из этого выйдет. Но ты заметил кое-что странное? Сейчас здесь нет Энн Уильямс, и не было с самого начала.
- Должно быть бомбу собирает или планирует теракт на станции, - поморщился Освальд. - Не хочу её даже видеть, если честно. Из-за её родни и друзей... ну да ладно. Скажи, а в честь кого столицу Волана II назвали Джеймстауном?
-Ну да, ну да, - закивал Тенма, - И она, и все баджорцы такие же.
По его тону было непонятна доза сарказма в этих словах.
-Джеймстаун-то? - кардассианец щелкнул пальцами, пытаясь вспомнить и сформулировать ответ, - Это что-то ваше, земное. У вас был какой-то известный политик… или капитан, что-то вроде того.
- Да-да, я знаю, - фыркнул Освальд, - всех землян с Волана II под одну гребёнку мести - всё равно что на всех баджорцев ярлык "террорист" повесить, но в случае с Энн это не то же самое! Её отец был главным на площади, а она сама считает, что творившееся там - это норма. По крайней мере, из её слов на фуршете следует именно это. Чёрт, случайные люди могли погибнуть, ты мог погибнуть, про миссис Яккат с сыном даже не хочу вспоминать, а для Энн Уильямс это всё нормально. Уж извини, но иначе я про неё думать и не смогу.
-Я не знаю, что она из себя представляет, мы были едва знакомы, - пожал плечами Тенма, - Знаю только, что она приехала к семье на каникулы, а ее отец - уважаемый на планете человек, поэтому мне было лучше держаться от нее подальше. Что я и делал. Не уверен, что мы за три месяца перекинулись хотя бы одной осмысленной фразой, - кардассианец помолчал, вспоминая Волан II, - Но в чем-то я ее понимаю. Впрочем, это не важно, - он снова беззаботно улыбнулся.
- Да, её верность семье и друзьям, пожалуй, вызывает уважение, - неохотно признал кадет, - но уж слишком много неправильного произошло на планете по вине таких, как её уважаемый отец и её дорогие друзья. Не будем о ней больше. Когда, говоришь, твоя презентация?
-Где-то там в конце, нескоро, - отмахнулся кардассианец, - А твоя?
- Завтра, в середине дня, - ответил землянин. - Мы с Сэм объединились, планируем нечто грандиозное. Вряд ли оно будет такое же познавательное, как у нашей пятнистой очаровашки, но точно будет весёлое!
-Сэм? - переспросил кардассианец и обернулся по сторонам, ища взглядом темноволосую девушку, - А другого землянина вы тоже пригласили?
- Нет, мы только вдвоём, - мотнул головой Освальд. - Я ей предложил всё вместе сделать ещё на совещании вчера, но на фуршет еду готовить она предпочла сама, а вот презентацию сделаем вместе. Кстати, а глинн Толан примет участие в твоей презентации? Или хотя бы как гость придёт? Всё же она кардассианка. Думаю, ей было бы интересно увидеть, как вашу планету покажут перед подчинёнными, и как мы отреагируем.
-Честно говоря, я думал, что глинн Толан придет посмотреть на все презентации, - признал Тенма, - Но ее тоже нет, и советник подозрительно задумчива и молчалива. Возможно, это все связано, и что-то происходит, о чем нам не говорят.
- Всё? - переспросил Освальд. - В смысле, совсем всё? Уильямс нет и Толан нет. Хм… коммандер Мори тоже не появлялась. Думаешь... - он замолчал на какое-то время, а потом очень широко распахнул глаза от удивления, - думаешь, Уильямс судят прямо сейчас? Что же, вполне возможно. Ну и чёрт с ней! О! - кадет щёлкнул пальцами. - Мне же о регате надо объявить ещё! Ты, кстати, кого-нибудь в команду успел позвать?
-Пока нет, - пожал плечами Тенма, - Хотя кое-какие мысли у меня появились… Посмотри-ка туда! - внезапно он указал куда-то в сторону, - Тебе не кажется, что там что-то происходит?
Когда Освальд посмотрел в ту сторону, он увидел сидящих под деревом Квинтилию и Сатала, причем цвет лица девушки уже почти сравнялся с цветом ее форменного воротника.
- Боги, нашли два кадра друг друга, - поморщился Освальд. - Одна перманентно дёрганая какая-то, а другой - зануда хуже Тенека, да ещё и со спины на людей нападает. Чувствую, будет шоу! - довольно потёр он руки, но потом внезапно посерьёзнел. - Вот только этого нам сегодня и не хватает. И так уже все возможные проблемы на наш несчастный проект свалились. Окажешь услугу? Можешь подойти к Саталу и отвлечь его как-нибудь? Например, поблагодарить за то, что он спас тебе жизнь. А я куда-нибудь дену Квинтилию, пока она совсем не психанула, и кто-то не пострадал.
-А хотя… - задумчиво проговорил Тенма, склонив голову рассматривая происходящее, - Кажется, наша помощь уже не нужна - твоя Сэм уже спешит на помощь. Это интересно...
- Да, Сэм вовремя подоспела, как всегда, - облегчённо выдохнул Освальд. - Дальше, наверное, без нас разберутся. Так о чём мы? Ах да, регата. Давай, делись мыслями, кого хочешь в команду?
Освальду и правда было это интерсно, поэтому всё оставшееся время до начала презентации он засыпал кардассианца вопросами и слушал его ответы.

Сатал подождал, пока Освальд закончит разговор с Квинтилией, и сам направился к девушке-триллу. Его всё ещё занимал вопрос, ответ на который так и не получил Ракар. Вернее, это был целый спектр вопросов, в котором тема размножения была лишь одним из аспектов.
- Мисс Перим, - обратился он приблизившись, - я хотел бы уточнить у вас некоторыее детали касательно симбионтов. Возраст соединения носителя с симбионтов в целом ни для кого не секрет: это должна быть уже зрелая личность. А в каком возрасте впервые получает носителя симбионт? Есть ли у них какие-то правила насчёт этого?
Сбежав от Освальда, Квинтилия отошла от всех остальных кадетов и в одиночестве сидела на земле под деревом. Она чувствовала себя усталой - еще бы, столько говорить!
Услышав шаги, а потом и голос землянина с Вулкана, она подняла голову и посмотрела на него снизу вверх.
-Симбионты тоже должны быть достаточно зрелыми, но они живут очень долго и растут медленно, поэтому им может быть несколько десятков лет, иногда даже больше 100, на момент первого соединения.
Юноша медленно кивнул и опустился рядом на корточки.
- Значит, ко времени соединения симбионт уже зрелая сформировавшаяся личность, - заключил он. - Такой вопрос, возможно, он покажется вам несколько странным… Я знаю, что носители не разделяются по половому признаку: один и тот же симбионт может быть соединён в разное время и с мужчиной, и с женщиной. Я никак не могу себе уяснить: если симбионты являются гермафродитами, то это может составить неожиданные осложнения как для носителя, так и для самого симбионта, ведь цикл размножения обоеполых существ обычно не зависит от их воли. С другой же стороны, если симбионты разнополы, то как осознание собственной половой принадлежности влияет на союз с носителем иного пола? И наоборот, как это отражается на носителе? Ведь, наверное, не каждый сможет ужиться в таком союзе?
Пока молодой человек говорил, девушка снова начала краснеть. Сперва пятна появились у нее на шее, затем краска дошла и до лица.
-Так это снова об ЭТОМ? - прошипела она, - Вы же слышали, что я сказала, что мне эта тема некомфортна! Зачем вы приходите и поднимаете ее, зная, что мне это неприятно? Если вы решили отказаться от эмоций, это еще не значит, что вам позволительно топтаться на чувствах других.
- Мисс Перим, я обсуждаю с вами социальный и биологический аспект проблемы, а не чьи-либо эмоции по этому поводу, - спокойно заметил Сатал. - В конце концов, мы все проходили в школе биологию. Так вот, если носитель мужчина и осознаёт себя мужчиной, что будет с его личностью, когда с ним смешается женская? Впрочем, конечно, если вы не знаете ответа на данный вопрос… Что касается, как вы выразились, “этого”, то логика подсказывает, что оставлять потомство симбионты должны до первого соединения, с учётом того, что оно происходит в зрелом возрасте, это вполне закономерно. Получается, симбионт, соединяясь с носителем, жертвует возможностью продолжения рода… Однако в социальном плане, мне кажется, для симбионтов было бы ценно иметь возможность оставлять потомство, когда они уже имели опыт соединения, ведь тогда они бы имели возможность передать свои знания новым поколениям. Вы не находите?

Самрита, медитативно разглядывающая озеро, поймала себя на том, что не может сконцентриваться на умиротворяющих мыслях о природе Трилла, зато невольно вслушивается в беседу Сатала и Квинтилии. Точнее, беседовал в основном вулканец, Квинтилия же выглядела… очень не в своей тарелке. Более, чем не в своей тарелке. Ее даже было немного жаль… Прислушавшись к беседе, она поняла, почему та так реагировала. Девушка вздохнула, представив себя на месте трилла, и с самой что ни на есть вежливой и дружелюбной улыбкой подошла к ним. Дождавшись, пока вулканец закончит свою тираду, Самрита громко обратилась к Перим:
- Прошу прощения, что вас прерываю. Квинтилия, я хотела у тебя кое-что спросить по поводу моей презентации! Это важно решить сейчас. Можно тебя на минуточку? – она кивнула в сторону.
Во взгляде Квинтилии, обращенном на Самриту, читалось что-то вроде благодарности. Она поднялась на ноги и с готовностью пошла за девушкой.
_____
И все-все-все
Offline  
Страниц: 1 ... 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS