* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 01 2020, 08:36:48 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 ... 38
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
07 06 2016, 16:20:23 #150
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад

Квинтилия тихо фыркнула в спину уходящему Тенеку.
-Он ничего не знает про триллов… - тихо пробормотала она, - Но возражает, тоже мне...
- Вулканцы очень упрямые существа, Квинтилия, - задумчиво сказал Ракар, зачерпывая ложкой зеленые овощи, - они все время возражают. Но этим страдают не только они. Зато ему понравилось. И мне, похоже, тоже. А вы когда-нибудь тоже будете с симбионтом? - спросил он.
-Я надеюсь, - немного мягче ответила девушка, - Но для этого мне сперва нужно очень много работать, чтобы доказать, что я этого заслуживаю и что-то из себя представляю. И еще будут тесты на биологическую и психологическую совместимость, конечно… В конечном итоге, это зависит не только от моих желаний...
В этот момент толпа вокруг фуршетных столов забурлила сильнее. Раздались какие-то выкрики, кто-то куда-то побежал, где-то упала на пол тарелка…
-Что там происходит? - Квинтилия поднялась на цыпочки, пытаясь рассмотреть происходящее.
Ракар только собрался продолжить тему, как за его спиной начало что-то происходить. Он резко обернулся, оценивая обстановку, и понял, что Тенек бросил задачу и отправился в другую сторону. Кому-то значит он срочно потребовался. Планы срывались, Ракар нахмурился. Теперь он думал, что делать дальше. Квинтилия выглядела неплохо. Может быть это была временная психосоматика из за нервов, всякое бывает у этих федератов. Но это не значило, что нужно все оставить как есть. В любом случае, выяснить что с Перим следовало до конца дня. Но теперь он уже и сам думал, что может быть прав Тенек. Что может быть, не стоит врать Перим, и спросить открыто. Ведь если она заметит их скрытые попытки - он навсегда потеряет с ней контакт. А этого он не хотел.
Оглядев зал, Ракар понял, кого нет.
- Лайтман сбежал.
-И вы так спокойно говорите об этом? - округлила глаза Квинтилия, - Он что, не понимает, что любое резкое движение с его стороны сделает все только хуже?

Энн Уильямс, возвращавшаяся на фуршет вместе со своей охраной, шла так быстро, что у вулканки были полные основания полагать, что и ее подопечная в любой момент перейдет на бег и скроется вслед за кадетом Лайтманом – Энн выглядела очень взволнованной и даже взбудораженной. Оказавшись в зоне фуршета, девушка огляделась и нахмурилась: она хотела решить свой вопрос как можно скорее, однако Артур пропал, а царящая суета перестала напоминать обычное веселое оживление. Энн развернулась и, резко поменяв траекторию, направилась к столу Квинтилии.
- Привет. Что здесь случилось, и куда делся Лайтман? Мне он нужен, - без обиняков начала землянка, обращаясь к кадету Перим.
Квинтилия обернулась и посмотрела на ромуланца, надеясь, что он поможет ей подобрать слова.
-С Артуром произошло… что-то, - осторожно начала она, - Судя по всему он… сбежал.
- Квинтилия, - мягко сказал Ракар, - беспокоиться уже нет смысла, уже все случилось.  Вряд ли кадет Лайтман имеет корабль поддержки, который телепортирует его со станции, он не доберется до шлюзов, наверняка старт кораблей уже отменен. Смотрите, какая туда бросилась толпа. А для иных выводов пока нет достаточной информации. Не стоит переживать раньше времени. Пойдемте, узнаем подробности?
- Сбежал? – Энн застыла на месте от удивления, а затем выдохнула: - Ах, так вот это о ком было! Но… У меня к нему дело… было, - теперь она выглядела растерянной.
Девушка обернулась, пытаясь разглядеть что-то сквозь толпу. Около дверей фермерского магазина собралось немало народа, и туда уже направлялась координатор – кардассианку в военной форме было заметно издалека.
- Вообще-то я хотела попросить поменять нас местами на презентациях, но… - теперь это звучало немного странно. Какая презентация, если Лайтман действительно сбежал? – Вы в этом вообще уверены?
Толпа тем временем начала постепенно расходиться, хоть и не слишком далеко.
- Энн, я вас умоляю, - сказал Ракар, - никуда он не сбежит, не надо недооценивать здешнюю службу безопасности. В конце концов, он не клинический идиот. Думаю, его скоро поведут, и вы сможете узнать, что случилось.
А потом он повернулся Перим. Теперь он принял решение. Тенек его бросил, а начатое надо было завершить. Ромуланцы не бросают начатое.
- Перим, у меня есть вопрос к вам.
Квинтилия нахмурилась.
-Подождите, - бросила она Ракару и повернулась к кадету Уильямс, - Поменять презентации местами? Но почему? Что-то произошло или вы опять просто передумали, как вы это обычно делаете?
 Энн закатила глаза: именно поэтому она хотела идти к Лайтману, а не Перим. Что-то подсказывало, что с ним будет проще.
- Просто поменяй нас в своем списке, ок? Это несложно! С Артуром я сама договорюсь, наверняка ему все равно, делать ли презентацию вторым или третьим. И вообще, он сбежал, так что какая разница? – усмехнулась она. – Только не усложняй такой элементарный процесс и просто поставь меня на попозже!
- Дамы, спокойнее, - ромуланец поднялся со стула вместе с тарелкой в руках, он все еще не переставал есть, - Энн, какие-то форсмажорные обстоятельства? Не будет вреда, если вы скажете какие, мы же одна команда.
- Просто. Поменяйте. Нас. Местами! – Энн начала выходить из себя. – И да, глинн Толан в курсе и не будет возражать. У меня есть дела сразу после фуршета.
Квинтилия фыркнула.
-Поменять-то не сложно, - недовольно проговорила она, - Дело не в этом, дело в принципе. У вас снова какие-то личные дела, которые вы ставите выше проекта и нашей совместной работы. Если бы тогда, на Волане II вы сразу поднялись с нами на катер, вместо того, чтобы… Впрочем, нет, не стоит начинать об этом сейчас. Я хотела бы зайти к вам вечером и поговорить об этом и о ваших проблемах в более удобной обстановке.
- Эти личные дела тоже могут быть связаны с проектом! - выпалила Уильямс.
Она прошла к своему столику и налила стакан лимонада, который осушила практически залпом. Затем, сделав глубокий вдох, продолжила:
- Зачем тебе это? О чем ты хочешь со мной поговорить?
-Зачем мне это? - повторила Перим, - Как насчет того, что мы одна команда и должны решать проблемы вместе? Или насчет того, что вы оказались в таком положении в том числе из-за нас? Cчитайте, мы уже начали этот разговор на Волане II, и он еще не закончен.
Да что ж творилось с этими федератами! Они никого не слушали. Они не слушали предыдущего, они не слушают теперь его. Они даже собственные тайны скрывают так, чтобы возбуждать интерес всех присутсвующих! Так и кричат — у меня личная тайна, но я ее никому не скажу!
- Так, давайте по порядку, - спокойно сказал Ракар, - вечерние беседы — это вечение беседы. В настоящий момент решается другая задача. Энн, Ваши личные связанные с проектом дела — не только ваши личные. Я же собирался вам помогать, и вы в курсе этого. Поэтому, если хотите, вы можете поменяться не с Лайтманом, а со мной. Я тоже уже теоретически совершенно готов к презентации. Во-вторых, Квинтилия права — мы одна команда, мы можем решать проблемы вместе. Давайте определимся с причиной и поменяем очередь так, как всех устроит.
____________________________
+ Ракар, Энн Уильямс
Продолжение следует...
« Последнее редактирование: 07 06 2016, 16:20:43 от Мори Джанир »

Ex Astris, Scientia
Offline  
07 06 2016, 16:21:21 #151
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Когда глинн Толан всех разогнала, Освальд вернулся назад к своему столику и спешно закончил свой обед. Хотелось пойти к М'Коте и съесть ещё рахта, но потом кадет вспомнил про недоеденных личинок и поискал глазами Хену. Ференги была не у себя, а ближе к середине "зала" и о чём-то говорила с каким-то баджорским медиком, судя по униформе. Понадеявшись на её скорое возвращение, кадет подошёл к её столику. Вот только это был ещё и столик Квинтилии, рядом с которой находились Ракар и Энн. Все трое о чём-то говорили, причём по тону было ясно, что ситуация напряжённая.
- Что, наш новый девиз - "Ни дня без происшествия"? - спросил Освальд, походя к компании. - Вы ещё подеритесь тут, мало нам проблем, наверное!
Энн только было открыла рот, чтобы ответить Квинтилии и Ракару, насевшими на нее с удвоенной активностью, как на сцене появился еще один участник. «Наверное, я говорила слишком громко», - недовольно подумала Энн, оборачиваясь. Это был кадет Макдауэлл.
- Удивительно, за весь день ко мне никто даже не подошел, и тут такое внимание, - проворчала она и передернула плечами. – У нас все хорошо, никаких проблем! Решаем организационные вопросы. Отлично, Ракар, давай поменяемся с тобой, - девушка была уже на все согласна. – Когда ты показываешь свой проект? Квинтилия, видишь, мы уже договорились – просто поменяй наши имена в своем прекрасном плане, и забудем об этом. И да, разговор о Волане II продолжим… в другой обстановке. Хотя не представляю, что вы еще хотите от меня услышать – я все сказала на планете.
- Может потому и не подходили, что не хотят лишний раз вспоминать про Волан II? - как бы невзначай спросил Освальд.
-Я просто не люблю, когда меняют планы без причин, - проворчала Квинтилия, - Планы - это правила, которые мы задаем себе сами. А если кому-то не нравятся правила, как он собирается служить в Звездном Флоте?
- Это всего лишь маленькое изменение, оно ничего общего не имеет с правилами Звёздного Флота, - пояснила Энн тем тоном, которым родители объясняют маленьким детям одно и то же пятый, шестой, десятый раз. И чуть тише добавила, встретившись взглядом с Квинтилией и Ракаром: - Я потом все расскажу, обещаю. Но это очень важно для меня!
Когда она обернулась к Освальду, ее тон и взгляд похолодели на несколько десятков градусов:
- Какие-то проблемы, кадет? Если вы хотите мне что-то сказать по поводу Волана II, можете сделать это сейчас, и, пожалуйста, без ваших намеков!
- Никаких намёков... кадет, - Освальд презрительно фыркнул, произнеся последнее слово. - Я говорю именно то, что хочу сказать: на празднике едва ли кому-то захочется вспоминать о том безумии, которое учинила ваша родня.
- Одиннадцатым, после Крима Анжара, - ответил улан, и снова продолжил о другом, - Квинтилия, мы хоть и не в бою, но даже в мирной жизни планы иногда подлежат попутной корректировке в зависимости от вновь открывающихся обстоятельств, - Ракар был все также непробиваемо спокоен среди этого нового начинающегося бардака, только теперь внешнюю сумятицу вносил Освальд Макдауэлл, что было для Ракара новой открывающейся стороной, - в это нет ничего страшного, - продолжал ромуланец, - планы должны иметь гибкость и уметь подстраиваться под изменяющуюся реальность. Главное в этом – достичь итоговой цели, путей достижения которой может быть множество. Нет ничего страшного в некоторых перестановках. Гибкость – одно из важных умений при планировании.
Девушке-триллу нравилось планировать, и он решил, что ненавязчиво поделиться методами – будет вполне уместно. А Освальд Макдауэлл решил нападать на Энн Уильямс, демонстрируя презрение, и это было что-то новое. До сих пор он не проявлял подобных недипломатических приемов, и Ракар удивился, решив пока не встревать в это. Пока… Пока он наблюдал.
- Значит, буду одиннадцатой, - Энн даже не посмотрела на Ракара и Квинтилию, сосредоточив все свое внимание на Макдауэлле. – У тебя какие-то претензии к моей семье? Ну же, давай, скажи это! – она сделала решительный шаг вперед, и теперь их с Освальдом разделял только ее стол. – Ты ведь поддерживал кардассиан, конечно!
- У меня претензия ко всем недобитым маки вместе взятым, а не только к твоей семье, - холодно ответил Освальд. - Это такие как твоя родня чуть не разорвали Тенму на клочки, это такие как твоя родня чуть не надругались над кардассианкой на глазах у её маленького сына и это такие как твоя родня долгие годы атаковали транспортные корабли и лишали гражданских провизии и необходимого для жизни оборудования, называя это всё борьбой за свободу, хотя определение таким действиям может быть лишь одно - терроризм.
Ракар с интересом наблюдал за разворачивающимся скандалом. Это было очень познавательно во всех смыслах. Вместе с этим он понимал, что это одна из частей хорошо спланированной диверсии против проекта, целью которой было столкнуть  Федерацию и движение возрождавшихся маки. Он задавался вопросом – кому это выгодно. Всякий конфликт такого рода всегда провоцируется извне. Стороной – которой выгодно. Найди кому выгодно, и получишь все ответы. Федерации такого не было выгодно. На Волане II у Федерации были интересы, но этим интересам с успехом противостояла Кардассия. Именно Кардассии было сейчас выгодно то, что происходило. И Освальд Макдауэлл и Энн Уильямс были пешками в этой игре. Как и все остальные участники, включая Джеза Тенму, участь которого тоже была заранее предрешена. С вероятностью 90% Тенма должен был остаться лежать в пыли Волана II, сделавшись мучеником. Итак, на текущий момент он детектировал кардассианский заговор с участием Федерации в куда меньшей мере.
Квинтилия выглядела не плохо, вопрос о Квинтилии пока откладывался как не критично срочный.
- Мистер Макдауэлл, - спокойно сказал он, не обращая внимания на их раскалявшийся тон, - не место и не время для подобных разборок. Мы собрались здесь не для этого. Энн Уильямс лично – не является ни террористом, ни тем, кто лишал гражданских провизии, ни прочее, ни прочее. Возраст не подходит. Поэтому обвинения – не к ней. Вы собирались спасти проект, у вас был план, текущие ваши действия совсем ему не на благо. Уж не клингонский ли рактаджино тому виной?
Он пристально смотрел на кадета, пытаясь понять, уж не распылили ли в воздухе станции токсин, вызывающий агрессию у определенных видов.
- Верно, - кивнул Освальд, признавая правоту ромуланца. - Прошу прощения, не сдержался. Тема больная. Рактаджино и всё остальное тут вообще не при чём.
Энн сжала кулаки так, что костяшки пальцев побелели. Краем глаза она заметила, что ее охранница внимательно следит за происходящим, а где-то вдали маячит красное платье журналистки. Она чувствовала, как кровь прилила к щекам, и с трудом сдерживалась, чтобы не сказать Освальду все, что думает о нем и о его заявлениях, а также куда их следует засунуть. К счастью, ромуланец взял на себя урегулирование ситуации – иначе бы Уильямс за себя не отвечала.
- Тогда тебе лучше промолчать, Макдауэлл, - пробормотала Энн сквозь зубы и отвернулась к триллу, стараясь унять дрожь в голосе: - Спасибо, что перенесла мою презентацию. Я потом объясню, зачем это было. Сегодня вечером.
Она сделала глубокий вдох и обратилась к Т’Мир:
- Я хотела бы вернуться в свою каюту. Мне необходимо подготовиться!
-Я сообщу коммандеру Мори, - согласилась СБшница и тихо заговорила в свой коммуникатор.
-Подготовиться к чему? - спросила Квинтилия, все еще недовольная отсутствием причин не соблюдать ее распорядок.
- К… - Энн стрельнула взглядом в сторону Макдауэлла и замолчала на полуслове. – К моим делам, из-за которых мы поменялись местами с мистером Ракаром. Я же сказала, что потом все объясню, ты не можешь немного подождать?
Квинтилия закатила глаза.
-Так я и поверила, что вы будете со мной откровенничать, - пробормотала она, - Это все только отговорки, чтобы я от вас отстала.
-Мы можем идти, - наконец, сказала Т’Мир.
- Ну конечно… - Энн закатила глаза и покачала головой на реакцию Квинтилии, а затем выпрямилась и развернулась к вулканке: - Тогда я готова, мэм.

Квинтилия проводила взглядом Энн. Теперь, после ее ухода, после кутерьмы, вызванной кадетом Лайтманом, атмосфера фуршетной части Променада изменилось, как будто из приподнятого настроения все вернулись на землю, вспомнили о жестокой реальности. На некоторых столах угощение уже подходило к концу, многие участники уже набили животы незнакомой пищей и теперь просто болтали, собравшись в маленькие группки.
-Я должна найти младшего лейтенанта Авема и узнать, как мы будем убирать все это, - вслух подумала трилл и выбралась из-за своего стола, - Мне нужно идти.
- Не удивлюсь, если она в каюте бомбу собирает, - фыркнул Освальд, глядя вслед Уильямс.
Квинтилия опять засуетилась, словно и правда весь день хлыстала рактаджино, и парень еле-еле удержался, чтобы снова не пошутить на эту тему.
- Мне кажется, у меня еда ещё останется в конце. Утащу в каюту, мой стол трогать не надо.
С некоторым оттенком тоски Ракар оглянулся в сторону, куда ушёл Тенек. Разборки федератов его больше не забавляли. Он просто принимал к сведению важную информацию и характеризовал некоторых землян по новому. А ещё ему не нравилось, что его собственные планы нарушались.
- Кадет Перим, на два слова, - сказал он, поставив на стол пустую тарелку из под зелёных не привычных овощей, - пока вы ищете лейтенанта.
___________________________________
С Квинтилией, Ракаром, Энн и Т'Мир
« Последнее редактирование: 07 06 2016, 22:42:50 от Мори Джанир »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
07 06 2016, 18:35:24 #152
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Когда трилл с ромуланцем удалились, Освальд продолжил стоять у стола. Вскоре подошла Хена и, кажется, немного удивилась, что землянин вообще к ней вернулся. Доев припрятанных личинок и немного поболтав с ференги, Освальд понял, что хочет пить, но перспектива ходить с зелёными зубами неизвестное количество времени его не сильно радовала, поэтому он снова направился за соседний с его собственным столик.
- У тебя ещё остался рактаджино? - спросил кадет, довольно ухмыльнувшись.
М’Кота покосилась на Освальда и с осуждением произнесла:
– Не дам!
- Да ладно тебе, М'Кота! - весёлым тоном ответил парень. - Я тебя прославил на всю Федерацию, а ты дуешься!
– Если ты решил приписать эту заслугу себе, то поздравь себя: в довесок к этому ты ославил на всю Федерацию Артура в экстремальном шоу «Рахт просится на волю». Зачем ты привёл сюда эту стерву?
- Ладно, - кивнул Освальд, мгновенно сменив выражение лица, - давай поговорим серьёзно. Во-первых, никому не удастся опозорить Артура сильнее, чем самому Артуру, а во-вторых, я привёл её к тебе, чтобы она посмотрела на кого-то, кем наш проект может гордиться. Только не говори, будто ты уверена, что наши дела идут хорошо, и мы можем обойтись без освещения в прессе.
М’Кота закусила губу.
– Хочешь серьёзно? Ну тогда слушай: мне не нравятся змеиные улыбочки, я и дома на них насмотрелась. Да, верно, на Кроносе тоже попадаются стервы и подонки. Милостью Кейлесса подонки мне ещё не попадались, а вот стерв довелось повидать. Есть такие бабёшки, которые провоцируют парней, потому что знают – желторотый дурень попадётся в ловушку, даже если понимает, что его используют. Потому что так устроены все мужики – да, и ты тоже. Пока поумнеете, сто раз навернётесь, а некоторые и до седых волос такие. В общем, чтобы ты знал, такая «пресса» мне не по нутру.
- Зато её смотрят в Федерации, - возразил землянин. - Причём многие. Я лично о ней узнал только сегодня утром, но, судя по всему, она более чем известна, а её репортажи оказывают сильное влияние на публику. Если мы не воспользуемся этим шансом привлечь к проекту внимание не только ошибками, но и успехами... - кадет замолчал, обдумывая, что сказать дальше.
М'Кота, очевидно, решила дослушать до конца - редкое качество для клингонки, как казалось Освальду.
- В общем, - подал он голос, спустя примерно минуту, - неужели твоя нелюбовь к прессе - это достаточное основание, чтобы так реагировать? Понимаю, что это неожиданно было, но, согласись, так всё смотрится более естественно и не вызовет отторжения у зрителей. Конечно, это ещё от монтажа зависит. Короче, М'Кота, я это делаю ради проекта. Надеюсь на твоё понимание.
М’Кота смерила кадета взглядом.
– Нет, лучше не надейся. Если ты можешь сотрудничать с тем, кому не веришь, то я – нет. А ей я не верю. Она из тех, кто тянет руки, а потом спрашивает разрешения. Или не спрашивает, если всё сошло с рук. Если она вот так, без разрешения, открыла миску, то и падд с письмами из дома могла бы открыть, случись ему лежать без присмотра. Я буду её терпеть, чтобы не навредить проекту, но это – максимум. И то, если она не выведет меня из себя.
- Жаль, - Освальд выглядел искренне огорчённым, - я правда надеялся на твой вклад. Мне, конечно, кажется, что ты преувеличиваешь, но не стану же я тебя силой заставлять давать ей интервью, - тут кадет неожиданно усмехнулся, - хотя это было бы то ещё зрелище!
– Одно интервью я ей уже дала, больше всё равно не прибавить, – отрезала М’Кота. – Хочешь, носись с ней как с писаной торбой, хотя я сильно сомневаюсь, что ты горел бы таким энтузиазмом, окажись она старушкой или лысым мужиком.
Она осуждающе покосилась на Освальда, потом, вздохнув, всё-таки взяла со стола кувшин с рактаджино:
– Твоё счастье, что я не мстительная и отходчивая. Если не пересчитала зубы сразу, дальше можно не бояться. Давай кружку что ли?
- С пожилым кардассианским поваром я тоже носился, как с писаной торбой, - хмыкнул землянин и на мгновение отхошёл к своему столу за кружкой. - Кстати, кто тебя этому выражению научил? Старик, правда, не был одет в красное платье с декольте, но это, пожалуй, даже к лучшему.
Он бросил взгляд на миску со съедобными червями и, ухмыльнувшись, кивнул на неё и спросил:
- Не возражаешь? Обещаю, что из меня они наружу не попросятся!
– Ты уже второй, кто меня об этом спрашивает, – сказала М’Кота, наливая рактаджино. – Это был словарь инопланетных фразеологизмов, который спас от смертельной скуки целую патрульную команду. Не припомню случая, чтобы в патруле народ так веселился!
На просьбу Освальда угостить рахтом, клингонка отреагировала даже с энтузиазмом:
– Если не попросятся, слопай их все, будь другом! Если Артура от великого ума отведут на допрос в офис СБ, мне придётся присмотреть за его столом, и будет лучше, если в моё отсуствие никому не взбредёт в голову устроить очередной цирк с дрессированными червяками.
- Надеюсь, вы не только над земными фразочками смеялись! - усмехнулся Освальд. - А то мы ещё зазнаемся и снова станем считать себя главной формой жизни во Вселенной.
Кадет бодро открыл крышку, поймал нескольких червей и отправил в рот сразу всю горсть. Кое-как прожевав и запив, он решил посвятить клингонку в ещё одну историю с Земли.
- Знаешь, а ведь у нас тоже едят живую пищу. Правда, это считается, скорее, экзотикой. Я ведь тебе рассказывал про страну Корею? У них, например, долгое время ели живыми небольших осьминогов. Правда, всегда был риск, что эта тварь уцепится присосками за горло или основание языка, и человек просто-напросто задохнётся... но гурманов это не останавливало! Не уверен, если честно, едят ли сейчас.
– Гурманы наверняка знали, как этого избежать, – сделала клингонка рациональное замечание. – Наверное, нужно было просто правильно укусить его первым.
- Всё не так просто, - Освальд покачал головой, - даже отрубленные щупальца будут продолжать шевелиться, причём не секунды и даже не минуты, а несколько часов. В общем, не знаю точно, потому что сам я их не ел... да и не факт, что попробую когда-нибудь. Как-то с рахтом справиться проще.
Он поймал ещё нескольких червей и снова съел всех сразу.
- Надо сказать, клингонская кухня мне понравилась больше ференгийской. Рахт более... сытный что ли!

В этот момент толпа возле магазина фермерских продуктов снова зашевелилась - что-то там опять происходило. За спинами людей было не очень хорошо видно, но все-таки Освальд и М’Кота разглядели выходящих младшего лейтенанта Брамся и Артура, а за ними также Тенека, глинна Толан и коммандера Мори. Кадет Лайтман явно не возвращался на фуршет.
- Ну действительно, - пробормотал Освальд, - ни дня без происшествия. Будет наш новый девиз!
– Тоже мне – «происшествие», фыркнула М’Кота. – Клингоны бы над таким только посмеялись... Ну, может подрались бы ещё, если бы пострадавший обиделася. А потом бы ещё разок посмеялись, но уже все вместе.
Проследив взглядом за тем, как Артур и его охранник удаляются, девушка озабоченно спросила:
– Нет, ну они что, спятили? Никак и правда допрашивать повели! Так мне и правда придётся всё бросить и идти за его стол, до тех пор, пока не объявят окончание фуршета.
- Да вряд ли, - махнул рукой Освальд. - Его уже допросили за всё, за что можно было, а этот инцидент - и правда ерунда, - он задумался, а потом, помрачнев, продолжил. - Впрочем, знаешь, то ли мне передалась часть паранойи Ракара, то ли я заразился пессимизмом от Самриты, но бьюсь об заклад, что злые языки и из этого недоразумения сделают повод обгадить проект. Удружил Лайтман, ничего не скажешь.
– Скажи спасибо своей распрекрасной подружке из прессы, – съязвила М’Кота. – Кроме неё «делать из этого повод» абсолютно некому, так что если всё-таки сделают, ты знаешь, где искать виновника.
- Дудки! - фыркнул Освальд. - Конечно, Кристаль может всё вывернуть наизнанку, хотя я лично думаю, что она, максимум, немного сместит акценты, чтобы сделать передачу более увлекательной, а вот выводы из показанного будут делать зрители! Какой-нибудь адмирал, считающий проект дурацкой затеей, вполне может выдернуть этот эпизод из контекста и ещё сильнее облить нас всех грязью. Кто в этом будет виноват? Он за свои мысли или Кристаль за то, что донесла эту информацию до жителей Федерации? А может всё же Лайтман за то, что дал повод, причём уже не в первый раз? Из всех причин наших неприятностей самая серьёзная - его необдуманные поступки, так что да, я знаю, кому при случае сказать спасибо, если проект разгонят!
– А ты сам был весь такой обдуманный, когда напивался аж до того, что на тебя собрались рапорт подавать! – ввернула она шпильку. – Из этого кто-нибудь тоже мог бы раздуть историю, как думаешь? Жаль в этот момент рядом не было твоей подружки с камерой, может ей захотелось бы сместить пару акцентов, чтобы было интереснее.
В этот момент её внимание привлекло движение неподалёку.
– Смотри! – её кулак довольно ощутимо ткнул Освальда в рёбра. – У сердечной мисс Харт новая жертва, и мне совсем не нравится её выбор.
Не дожидаясь реакции Освальда и оставив всё на произвол судьбы, М’Кота переместилась поближе к корреспондентке и её собеседнику.
- По крайней мере, я никого не избивал, - огрызнулся землянин, явно уязвлённый замечанием клингонки. - Особенно кардассианских чиновников. Особенно при свидетелях и на борту катера, приписанного к проекту.
Проследив за взглядом М'Коты, Освальд чуть не подавился рактаджино и, зачерпнув рукой оставшихся червей, двинулся вслед за девушкой.
__________________
+ Освальд


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
08 06 2016, 11:19:20 #153
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


«Подойти или не подойти?» – гамлетовский вопрос «быть или не быть» казался сущей мелочью по сравнению с этим. Утара рассеянно прошлась мимо нескольких экспозиций, пытаясь принять решение. Болианка задумчиво перебирала образцы шёлка нежнейших оттенков, почти полностью отрешившись от действительности, когда неподалёку послышался шум. Вздрогнув, Утара развернулась и двинулась было к источнику переполоха, но столкновение с каким-то крупным человеком остановило её порыв.
– Простите, простите, – торопливо сказала она, оборачиваясь, и застыла как вкопанная.
– В-вы?! - на Утару смотрел тот самый кардассианец, который был причиной стольких раздумий. Подбородки Корама дрожали от возмущения.
– Я так и думала, что вы меня ненавидите, – сказала Утара, оправившись от лёгкого шока. – Советников часто ненавидят за их работу, я привыкла. Не волнуйтесь, я оставлю вас сию же минуту, хотя мне казалось, что уж вы-то... – на этих словах она со вздохом оборвала себя и повернулась, чтобы уйти.
– Немедленно объяснитесь, что вы имеете в виду! - раздалось гневное из-за спины Утары.
Утара снова повернулась к бышему мэру.
– К чему лукавить: вас тоже возненавидели из-за вашей работы. Вы делали то, что считали правильным, и вам пришлось покинуть планету. Я тоже делала то, что считала правильным – строила предположения о возможных угрозах, основываясь на едва уловимых подсказках, и вы за это возненавидели меня. Этого следовало ожидать – такова природа большинства людей. Я не вправе на это обижаться.
– Ваша работа - говорить гадости? - возмутился Корам, - Вы делаете это при каждой нашей встрече! Проявите-ка побольше уважения, в конце-концов, отношения между Федерацией и Кардассией все еще у меня в руках.
– Если бы перед вами стоял выбор сказать рискованную вещь или как вы говорите «гадость» или пропустить угрозу для Кардассии, что бы вы выбрали? Ручаюсь, вы бы не посмели поставить ваши личные сипатии выше вашего долга. Я не так мало знаю о кардассианцах и не раз слышала, что долг для вас превыше всего... Впрочем, я и так заняла довольно вашего времени, – болианка сделала робкое движение, чтобы уйти. – Эта встреча вам неприятна – к чему её длить?

Ответить Корам даже не успел – к ним, рассекая толпу, целеустремленно направлялась светловолосая женщина в красном платье… Не к ним, конечно – Утару она будто бы и не заметила, хотя это физически было сделать невозможно, - а целенаправленно к кардассианцу.
– Господин мэр! Как я рада вас видеть! – воскликнула она, приближаясь и изящно выстраиваясь прямо между ними. – Это невероятная честь – встретить вас на станции, я была уверена, что вы уже отбыли! Очень, очень приятно! – затараторила она и тут же, спохватившись, представилась: - Кристаль Харт, репортер. Не окажите ли честь побеседовать со мной?
– Репортер? - недоверчиво произнес Корам, - Какой еще репортер? Кто позволил подсылать ко мне каких-то репортеров?
«В кои-то веки мы одного мнения!» – подумала Утара, которой на редкость тошно было вести весь этот разговор – разговор, в котором нельзя было отойти от прежней манеры общения, чтобы не возбудить подозрения, и в то же время нужно было сделать должное количество «реверансов» в сторону бывшего мэра.
Болианка выразительно пожала плечами, показывая, что уж появление репортёра ни в коей мере не её вина и сказала:
– Я оставлю вас. Ещё раз простите, что толкнула: там был такой переполох, что я совсем не смотрела по сторонам!
– Почему вы мне не сказали, что он на борту? – одними губами спросила журналистка, обращаясь к Утаре, а затем обернулась к Кораму, сияя белоснежной улыбкой: - Собственная инициатива, - глаза Кристаль все еще светились восторгом. – Я мечтала с вами поговорить, но понятия не имела, что вы на станции. Вы единственный, кто может честно и непредвзято рассказать о событиях на Волане II – не только как свидетель, но и как их активный участник. Мои зрители были ужасно обеспокоены реакцией мятежников, но теперь у вас есть возможность выступить перед всеми гражданами Федерации!
– Да, - мэр выпятил грудь, - Я играл чрезвычайно важную роль на Волане II, хотя не все способны осознать, насколько, - он покосился в сторону, куда отступила Утара, - И сейчас продолжаю быть не менее значимым. Только я вам про это не расскажу. В данный момент я не даю комментариев зарубежной прессе.
– Конечно, мистер Корам, - Кристаль кивала на каждую его фразу, - никто в этом и не сомневается. Именно поэтому я так и хотела побеседовать именно с вами, как единственным человеком, который может дать полную картину случившегося и который может здраво оценить события на Волане II. Жаль, очень жаль, что вы не можете дать комментарий, - она печально вздохнула. – Вы же понимаете, как просто сейчас очернить вас и дать неверное истолкование произошедшего? Информация правит миром, а ее отсутствие способно сотворить настоящую катастрофу. Если бы только вы передумали и уделили мне несколько минут вашего времени… - женщина сделала жест рукой в сторону одного из ресторанов на Променаде.
– Вы угрожаете очернить меня?! - воскликнул Корам, - Еще одно доказательство, что зря я пошел навстречу Федерации и думал, что мы - союзники! Меня чуть не убили из-за этого, причем дважды! Сперва на планете мне пришлось рисковать жизнью, выступив на стороне ваших интересов, и чем вы за это мне отплатили? Неуважением, оскорблениями, угрозами и побоями! И вы продолжаете это делать, даже теперь, когда должны просить прощения. На Кардассии с такими, как вы, разговор был бы короткий, я бы немедленно подал на вас в суд. Я и сейчас могу это сделать. Да, если вы будете распространять ложь и неверную информацию, я потребую выдать вас нашему государству так же, как и этого Лайтмана!
Лицо Кристаль не изменилось, оно продолжало лучиться восторгом и обожанием, как и ее тон. Ну разве что на одно мгновение на губах мелькнула довольная улыбка.
– Что вы, господин мэр, вовсе не я – я хочу показать правду, а ее можете сказать только вы. Как жаль, что вы не хотите поведать о том, что вам пришлось пережить! – ее плечи разочарованно опустились. – Ведь мы действительно союзники, и я уверена, что граждане Федерации вас поддерживают! Вы можете быть уверены, что у меня никогда не было цели опустить тень на вашу репутацию, - заверила журналистка. – А мистер Лайтман, вы сказали… Это один из кадетов, не так ли? Что же он сделал?
– Без комментариев! - отрезал Корам, - Вы узнаете обо всем из официальных кардассианских источников!
Он отвернулся, взмахнув полами своего кафтана, и пошел прочь.

Однако, должно быть судьба в этот день сталкивала его с разными малоприятными ему людьми, причём в буквальном смысле: внезапно в миллиметре от его носа оказалась серебристая броня, покрывающая торс клингонки.
– А у меня есть комментарии! – рявкнула девушка, делая шаг вперёд и вынуждая кардассианца отступить. – Это ты, вонючая трусливая тварь, заблокировал телепортацию! Это из-за тебя восемь наших ребят застряли на планете! Это из-за тебя толпа едва не растерзала Джеза! Это из-за тебя Энтони, Миррим и Артур вернулись едва живыми! И тебе бы лучше молиться на федератов, а не поливать их грязью – подумаешь, получил в рыло за свою же подлость! Да если бы ты такое выкинул с экипажем клингонского корабля, ты бы просто не дожил до случая подстроить новое свинство!
Кардассианец побледнел и отшатнулся.
– Охрана! Охрана! - закричал он, - Уберите от меня это клингонское чудовище!
Освальд влез между разъярённой клингонкой и перепуганным толстым кардассианцем и, придав голосу всю возможную в этот момент твёдость, сказал:
– Возьми себя в руки, чёрт возьми! Или у тебя тоже крыша поехала? Решила гарантированно угробить проект?!
– Ты что дурак? – вытаращилась на него М’Кота. – Думаешь, я буду марать руки об этот кусок поросячьего студня?
На этом месте она вдруг замолчала, словно её осенила какая-то мысль, потом клингонка тряхнула головой и добавила:
– Но и молчать, когда всякая гадина поднимает такой смердёж, я не собираюсь.
– В такой ситуации лучше именно помалкивать, если не знаешь наверняка, к чему твои слова приведут, - твёрдо отрезал землянин, но потом усмехнулся и продолжил уже чуть громче. - А то знаю я, чем всё закончиться может: транспорт с ним, - он кивнул головой в сторону кардассианца, - перехватит Хищная птица, полная твоих разъярённых родственников, и никто глазом моргнуть не успеет, как господин Корам будет сжимать в руках бат'лет, пытаясь защитить свою честь.
– Я бы на это посмотрела! – хохотнула М’Кота в ответ на слова Освальда. – Но нет, многовато чести! Вот что: помалкивать и лизать подонкам зады вы можете без меня. Понял? Или ты боишься что ваша независимоя пресса «расставит акценты»? Если так, то грош ей цена! Сейчас я жалею только об одном...
Тут М’Кота, наконец, смогла остановиться. Она жалела о том, что у инцидента с избиением было столько свидетелей. Если бы это видела только она, она взяла бы вину на себя. Артур бы, конечно, артачился и орал на весь мир, что это неправда, но поверили бы ей, а не ему – клингонку куда проще представить в такой роли, чем землянина. Конечно, её отозвали бы из проекта за то, что нарушила слово чести и на репутации осталось бы несмываемое пятно, но у кардассианцев не было бы шансов забрать Артура, а клингоны с запросом на выдачу точно не стали бы морочиться: они бы просто подняли этого кардассианского шута на смех.
Кардассианец тем временем продолжал пятиться назад, стараясь не привлекать к себе внимания и окончательно уйти из разыгравшейся напряженной сцены.

Кристаль, с непроницаемым лицом стоящая в двух шагах от разыгрывающейся сцены, обернулась к удаляющемуся кардассианцу и изобразила печальное и немного извиняющееся выражение лица:
– Видите, о чем я говорила! Вам стоило взять слово, а не обвинять меня, но теперь…
Не договорив, она развернулась и подошла к Освальду и клингонке, которую он пытался вразумить. Скользнув взглядом по ним и оценив ситуацию, она негромко заметила:
– Если кого-то и винить в развале проекта, Освальд, то только его руководство и участников, - журналистка покачала головой. – И чтобы это исправить, придется приложить много усилий.
Слова журналистки ударили М’Коту словно обухом по голове – такой подлости она никак не ожидала. Клингонка метнула яростный взгляд сперва на журналистку потом на Освальда, словно спрашивая его, так ли он представляет себе ту самую честную прессу, которой так доверял.
– А вы уже сделали все выводы, Кристаль? - спросил Освальд, поворачиваясь к женщине. Он из последних сил заставил себя улыбнуться, но взгляд был куда менее добрым и не предвещал ничего хорошего. - Полагаю, это значит, что информация вам больше не нужна, и интервью давать теперь смысла нет.
– А я полагала, что вы более осмотрительны и способны понять, что и когда следует говорить – хотя бы ради успеха вашего проекта, - с некоторым разочарованием проговорила Кристаль и проследовала мимо них.
– Осталось ещё Ракару с Тенеком подраться из-за того чьи уши острее и чья кровь зеленее, и план по идиотизму на сегодня точно будет выполнен! - сквозь зубы процедил Освальд, яростно сжимая кулаки. - Всё, с меня хватит.
Он отошёл от клингонки и вернулся к своему столу.
_____________________
с Корамом, Кристаль, М’Котой и Освальдом


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
09 06 2016, 19:18:40 #154
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Отнеся М’Коте обещанное, Сатал вернулся к их с Тенеком столу. Он успел угостить двоих посетителей вулканскими яствами и напоить водой из пещерного озера в провинции Ши’Ал, предварительно оказав помощь в использовании прибора, показывающего её состав, когда из магазина, наконец, вышел Артур в сопровождении офицера СБ, а также Тенека. Судя по виду Артура, было лучше ни о чём его не спрашивать - с другой стороны, землянин и на фуршет возвращаться не собирался. Может быть, позже он вызовет Артура по связи… если они не увидятся раньше. Когда Тенек вернулся к столу, Сатал подошёл к нему и негромко поинтересовался:
- Как он?
– Здоров, – коротко ответил стажёр. – Вы можете ещё некоторое время тут побыть? Двое коллег обратились ко мне с просьбами, я обещал им помочь.
- Конечно, - кивнул Сатал, и в это время до него донеслась весьма страстная речь Корама. Кардассианец говорил - кто бы удивлялся? - с журналисткой. - Артура хотят выдать Кардассии? - переспросил юноша, поворачиваясь к Тенеку.
– Если это правда, – осторожно ответил Тенек. – Не всё, что такие люди говорят на камеру оказывается правдой. Но я хотел бы это знать.
- Скорее всего, есть официальный запрос, на который Федерация ещё не ответила, у меня были подозрения… - задумчиво проговорил Сатал, и тут на сцену вихрем вылетела М’Кота. “Ой”, - подумал вулканец, на всякий случай выходя из-за стола.
– Клингоны чересчур импульсивны, – с некторым осуждение сказал Тенек. – Впрочем, здесь есть охрана, не думаю, что ей позволят его убить. Моя просьба остаётся в силе.
С этими словами стажёр высмотрел в отдалении Ракара с Квинтилией и направился к ним. Безупречный план сканирования пострадавшей, очевидно, провалился, и Тенек был скорее удовлетворён этим, чем недоволен. Пожалуй, теперь оставалось только задать девушке прямой вопрос.
Проводив Тенека взглядом, Сатал продолжил наблюдать за разворачивающейся сценой, в которую следом вмешался и Освальд. Впрочем, накал очень быстро пошёл на спад, и вулканец вернулся на своё место за столом.
-Мистер Сатал? - раздался негромкий женский голос. - Мне нужно поговорить с вами.
К столу с вулканскими закусками подошла темноволосая баджорская женщина среднего роста в форме Звездного Флота со знаками отличия коммандера. Заложив руки за спину, она рассматривала молодого человека и остатки еды на его столе внимательными темными глазами.
- Коммандер? - Сатал поднялся со стула и шагнул навстречу баджорке. Оглядевшись по сторонам, он уточнил: - Вы хотите поговорить здесь или мне пойти с вами?
-Давайте пройдемся, - предложила коммандер.
Когда Сатал последовал за ней, она продолжила:
-Мистер Сатал, я хотела сообщить вам, что у нас все готово для слушания по вашему вопросу. Мы могли бы назначить его самое раннее на завтра. Но, насколько я понимаю, вы хотели, чтобы там присутствовали ваши родители?
- Они собирались быть и уже в пути, - ответил Сатал, - и я, безусловно, был бы рад их видеть (что читалось как “мне было бы легче в их присутствии”), но  у нас нет намерений кого-либо задерживать. Когда мы с ними говорили, я не знал сроков проведения слушания, и мы предположили, что они как раз успеют к началу, однако если всё пройдёт без них, они отнесутся с пониманием. Единственное, о чём я хотел бы просить: в случае, если результат будет не в мою пользу и мне придётся покинуть станцию, я бы хотел, чтобы мне позволили их дождаться.
Если бы знать, что всё пройдёт хорошо и беспокоиться не о чем, юноша был готов отправиться на слушание хоть сейчас: в конце концов, лишение свободы в комфортных условиях - всё равно лишение свободы, и оно угнетало. Однако же, он был далёк от подобных самоуверенных предположений, кроме того, он понимал, что никогда нельзя знать наверняка, какие дополнительные непредсказуемые факторы могут вмешаться в процесс. В конце концов, несмотря на отсутствие обвинений со стороны офицера транспортерной, некоторые сограждане считали его обыкновенным преступником и даже ставили под вопрос его право дачи показаний. Но ещё больше, чем слова Освальда - в конце концов, решаясь на то, что он сделал на “Саратоге”, Сатал понимал, что его действия могут быть истолкованы именно так, - юношу огорчало осуждение Артура, в понимании которого он был уверен. Если уж Артур расценил его действия подобным образом, то что говорить об остальных в Федерации?
-Мы готовы ждать, если вы этого заходите, - сказала Мори. - Это ваше решение. Если вам надо еще подумать над ним - вы можете взять время и сообщить позже, но мне потребуется ваш четкий ответ по поводу даты слушания.
- Известно, сколько дней будет проходить слушание? - поинтересовался Сатал, скорее, впрочем, из интереса: если они уложатся в один день, то нечего и откладывать, если дело затянется, то родители вполне могут успеть к окончанию.
-Зависит от обстоятельств, - покачала головой Мори. - Вы сможете успеть ответить на все вопросы, которые заинтересуют комиссию, или же им придется запрашивать у вас дополнительную информацию, чтобы сделать необходимые выводы. Теоретически, это может продлиться больше одного дня.
- А как в этом случае будет с моей презентацией? - уточнил вулканец. - Я просил мисс Перим поставить меня ближе к концу, но, как я понимаю, ещё не все участники распределены. Следует ли мне внести коррективы в мою очередь или слушание будет проходить в свободное от презентаций время?
Баджорка с интересом посмотрела на Сатала.
-Что, по-вашему, важнее - презентация или слушание? И что тогда будет проходить в свободное время от чего?
- Я… понимаю вас, - вулканец не изменился в лице, но ощущал тем не менее неловкость и растерянность. Вероятно, он неправильно поставил вопрос, и хотя выходило так, что у него теперь также не будет возможности посмотреть презентации, по ответу он понял, что лучше ничего никуда не откладывать. - Я готов прибыть на слушание завтра. Я только прошу выполнить мою ранее озвученную просьбу. Я должен что-то сделать и как-то подготовиться?
-Нет, - покачала головой баджорка. - Вам не нужно готовиться специально. Вы уже написали свой отчет, скорее всего речь пойдет об уточнении некоторых его принципиальных моментов. Что же до вашей просьбы… Почему вы думаете, что вам потребуется покинуть станцию и что кто-то будет препятствовать вашей встрече с родителями?
Сатал неопределённо качнул головой.
- Я понимаю, что ещё ничего не предопределено и, несмотря на то, что мне не выдвинуто обвинений, никто не может сказать наверняка, не вмешаются ли в процесс какие-то дополнительные факторы. Некоторые из сограждан уже сейчас открыто называют меня преступником, хотя приговор ещё не вынесен. Я допускаю, что при определённых условиях ситуация может сложиться так, что меня осудят или что в процесс вмешаются другие государства. В конце концов, Волан 2 - не территория Федерации, и Кардассия всё ещё может предъявить претензии за несакнционированный спуск.
-Вы помните, о чем мы с вами говорили, когда вы только вернулись на станцию, мистер Сатал? - напомнила Мори. - О том, что против вас не выдвинуто обвинений шефа транспортерной, и о том, что это не суд, а потому и приговора быть не может. Неужели вы думаете, что если бы поступила такая серьезная новая информация, вам бы ее не сообщили? И ради Пророков, я не понимаю, при чем здесь могут быть претензии Кардассии. Похоже, у вас было слишком много времени, чтобы думать о вашей ситуации, и чем скорее мы ее разрешим, тем лучше будет для вас. К сожалению, с соотечественниками, чье мнение о вас оставляет желать лучшего, вам придется поговорить и выяснить отношения самому, вне зависимости от того, чем закончится ваше слушание. Я поговорю с глинном Толан и всеми заинтересованными сторонами, мы назначим время завтра и сообщим вам. Может быть, у вас есть пока какие-то вопросы?
Вопросы у Сатала были, целых два, правда, они не относились к слушанию. Первое, что он хотел узнать - это вопрос о разрешении оставить на станции броненосца, если он не будет исключён из проекта. Однако пока ещё строить дальнейшие планы было, возможно, рано, тем более, что родители прибудут только через шесть дней. А вот второй вопрос Сатал не мог не задать, хотя вероятность негативной реакции на него, по оценке Сатала, была выше.
- Я хотел бы узнать насчёт Артура. Я помню, что вы мне ответили в прошлый раз, однако сегодня на фуршете я слышал, как мэр Корам разговаривал с журналисткой. Я понял из его слов, что Кардассия требует выдачи мистера Лайтмана. Скажите, уже известно, когда прозвучит официальная позиция по этому вопросу? Мы ведь… его не отдадим?
Последняя фраза прозвучала не очень уверенно: Сатал понимал, что не слишком-то логично задавать такой вопрос коммандеру, которая, в общем-то, этого не решает, но и спросить больше было не у кого.
- Я уже говорил глинн Толан и хочу сказать и вам, что готов давать показания в его пользу, - добавил юноша.
-Разумеется, мы не собираемся отдавать кадета Лайтмана, - улыбнулась коммандер Мори. - Мы работаем над тем, чтобы этого не случилось. И нам действительно понадобится свидетель, который сможет рассказать о личности и характере кадета Лайтмана, хотя мы пока не знаем, кто лучше для этого подойдет. Что-нибудь еще, мистер Сатал?
Поколебавшись, юноша всё-таки решился.
- Коммандер, я понимаю, что вопрос несколько преждевременный. Но раз мы всё равно с вами говорим… У меня есть ручной броненосец, родители возьмут его с собой - мы не оставляем Федю одного, когда все уезжают. Я хотел бы знать: если я останусь в проекте, может ли он остаться со мной? Он послушный и аккуратный, и я уже говорил с мистером Ракаром, моим соседом.
- Некоторые люди на кораблях и станциях держат домашних животных, - ответила баджорка. - Я видела земных собак и кошек, даже пауков. Это достаточно распространенная практика. Ваше животное должно будет пройти ветеринарный контроль и иметь все необходимые прививки по прибытию на станцию, но, полагаю, с этим проблем не будет?
- Не будет, - заверил вулканец. - Всё необходимое я сделаю. Спасибо, коммандер.
-Если это все, давайте младший лейтенант Бакот проводит вас обратно к вашему столу, - баджорка обернулась и жестом приказала следующего за ними на небольшом расстоянии СБшнику приблизиться. - О новостях по поводу слушания я сообщу.
_____________
Сатал, Тенек, Мори.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
09 06 2016, 19:31:25 #155
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Квинтилия зашагала по Променаду, не очень заботясь, следует ли за ней Ракар.
-О чем вы хотели поговорить? - бросила она.
Ромуланец пошел следом. Все его текущие действия смахивали на крайне дурацкую затею. Если это всё – настоящее федеральное взаимодействие, то оно не стоит ни ломаной полоски латины,  ни ромуланского участия. Над ним посмеется командование, если узнает, чем он здесь занимается. Вместо того чтобы…
- Две вещи. Первая: я поделюсь с вами информацией, когда сам узнаю ее. Поэтому ничто из этого не будет отговоркой. Не весь мир против вас, Перим. Мы действительно должны быть одной командой и так будет.
-Какую информацию вы имеете в виду?
- Для начала – ту, которую пока не хочет сообщать Энн. Вы считаете ее слова отговорками – у меня есть существенное подозрение, что это не так. Даже если вдруг правы вы, то вы все равно узнаете правду, Перим.
-Вы имеете в виду, что собираетесь узнать у Энн информацию, которую она хочет держать от меня в секрете, и передать ее мне? - трилл недоверчиво посмотрела на Ракара, - Нет уж, спасибо. Это будет в высшей степени не этично, вмешательство в ее личную жизнь и сплетни за спиной. Если она не хочет рассказывать - это ее дело, и я не имею претензий, но только ей не следовало врать, что она собирается сделать это позже.
- Обвинение во лжи преждевременно. Если припомните ее слова – это такое личное, которое имеет отношение к проекту. Поэтому оно никак не является тем личным, которое подходит под описанную вами категорию. В ее абсолютно личную жизнь у меня нет желания вмешиваться от слова "совсем". Мы здесь вообще все время о проекте, и ни о чем ином, Перим. Ни о чем ином…- повторил он. Интересно было, какие причины позволяют ей трактовать именно таким образом.
-Что же может быть личным, относящимся к проекту? Если это может повлиять на весь проект, оно касается нас всех, и она обязана сказать. А если это не влияет на проект… например, она решила из него уйти… тогда это как раз и есть ее личная жизнь и личные отношения с руководством проекта, в которые не следует вмешиваться. Проект не закончится с уходом Энн Уильямс, мы все здесь заменяемы, вам ли этого не знать, ведь вы сами заменили Валардиса.
Улан кивнул, соглашаясь.
- Мы узнаем вечером. Пока у нас нет причин обвинять ее во лжи. – Ракару тяжело давались эти слова, потому что он сам подозревал всех во всем и так было всегда. Одна лишь разница – он верил своим соотечественникам, не полностью, не стопроцентно, не всем. Но это можно было назвать верой. А федераты своим не верили и ругались друг с другом. Это было поразительно, но не слишком.
- И второе. Это важно, - подобрать слова для второго пункта было самым сложным. Он посмотрел на Квинтилию очень внимательно.
-Что? - в своей грубоватой, защищающейся манере спросила девушка.
Никогда еще до этого улану Вооруженных сил Ромуланской Империи, спецагенту Тал Шиар Ракару не приходилось сожалеть о заданных вопросах, или вопросах, которые он собирался задать. Он не привык щадить чувства чужаков. Он работал на благо своего государства, и всё остальное было не важным. Почти всё. Теперь он познавал не изведанное. Желание позаботиться и не причинить вреда девушке из Федерации. В данном случае – причинением вреда могло быть бездействие. Только, вероятно, он зря послушал Тенека и доверился его прямоте. Улан перестал колебаться.
- Когда вы в прошлый раз отходили с фуршета, - произнес он несколько тише и немного более доброжелательно, - вы выглядели, будто вам не совсем хорошо. И теперь я должен спросить подтверждения – вы точно хорошо себя чувствуете? Вы уверены, что вам не нужно обратиться в лазарет?
-Я уже сказала вам, мистер Ракар, что у меня все в порядке, - негромко ответила кадет, - Вы мне не верите? Вы что, следите за мной?
Совершенно точно, идея была совершенно дурацкой. Как можно было последовать совету Тенека, когда он сам лучше знал все обстоятельства! С каких пор ромуланцы следуют идиотским вулканским советам, не учитывающим индивидуальные особенности! Ракар ничуть в лице не изменился.
- Мы одна команда, Перим, я принял этот ваш тезис и следую ему. В одной команде на ромуланском корабле принято заботиться о членах экипажа. Потому что от благополучия каждого зависит исполнение поставленной задачи. Поэтому я решил еще раз уточнить этот момент, - ответил он. – И если и правда у вас всё хорошо – значит, вопрос окончательно снят.
-Это все, что вы хотели мне сказать? - Квинтилия не смотрела на ромуланца, выглядывая в толпе младшего лейтенанта Авема, - Если так, то увидимся во время презентаций и вечером… наверное.
Ракар кивнул.
 - Мне понравилась традиционная еда триллов, наверное, я могу считать, что она и мне прибавит пару часов жизни, раз уж имеет такие свойства. Увидимся.
Он развернулся и пошел в обратном направлении, наблюдая идущего в их сторону Тенека. На Променаде разворачивалась сцена с участием кардассианского мэра, журналистки и клингонки в своем клингонском репертуаре. Отдельные крики той сцены доносились и до него. Здесь достаточно было просто наблюдать, чтобы все узнать.

Тенек подошёл к Ракару и проводил взглядом уходящую Квинтилию.
– Мне пришлось задержаться. Как я и предполагал, не обошлось без проблем с инопланетной пищей.
Ракар скрестил руки на груди в закрытой позе, наблюдая за развивающейся в некотором отдалении сценой.
- Не умер этот ваш Лайтман, и умирать наверняка не собирался, - почти прошипел он, - а теперь момент упущен. Здесь было важнее, - и продолжил уже спокойнее, - я задал прямой вопрос как вы и сказали. И ответ был отрицательным. Но я точно знаю, что видел. И вы должны мне верить. Пока не срочно, она нормально выглядит. Но больше прямых вопросов задавать не будем. Будут еще шансы сегодня. Что происходит там? – спросил он, кивая головой в сторону журналистки, клингонки и Освальда.
– Мисс М’Кота высказывает своё субъективное мнение о ситуации мистеру Кораму. Вербально, – уточнил Тенек на всякий случай.
- Это я вижу. По какому вопросу? – спросил улан, одновременно находясь в построении изменений к плану просканировать Квинтилию так, чтобы не узнала ни одна живая душа.
– По вопросу неоправданного рукоприкладства в недавнем прошлом. Но там вполне справятся без нас. Что конкретно сказала мисс Перим?
Ракар повернул к Тенеку голову и смерил того взглядом. От вулканца совершенно невозможно было добиться конкретного полного ответа на поставленный вопрос. Впрочем, не важно, он узнает чуть позже по-другому.
- Я сказал, что видел ее не совсем хорошее самочувствие, попросил подтверждения – точно ли все в порядке, не хочет ли она обратиться в лазарет. Она ответила, что все в порядке. И удивлена слежкой. Я прошу вас, Тенек, ни в коем случае не задавать прямого вопроса, если у вас не будет весомого повода, если вы сами не увидите ничего подозрительного. Не стоит волновать вмешательством мисс Перим зря. Ей и так досталось слишком много. Нельзя усложнять ей жизнь.
Тенек с лёгким удивлением покосился на ромуланца:
– Не думаю, что мисс Перим пострадала больше остальных. Но вы правы в том, что это могла быть нервная реакция, и если так, я могу понять её нежелание говорить об этом. Также это означает, что мы не имеем права сканировать её без согласия. Для верности я скопировал список представленных на фуршете блюд, составленный мисс Перим – так можно будет убедиться, что не было отравления. Также это не крысиное бешенство, которого я опасался больше всего: в этом случае испарина не исчезла бы, а стала бы только сильнее, проявились бы и другие симптомы. Есть и уникальные расовые симптомы, но этот одинаково проявлялся и у баджорцев, и у андорианки, и у метиса землянина и ромуланца.
Улан кивнул Тенеку.
- Благодарю за подробные объяснения. Но просканировать все же нужно. – Как это сделать Ракар пока не представлял.
Тенек посмотрел на Ракара испытующим взглядом и спросил:
– Просканировать всё равно надо? Тогда давайте поставим вопрос иначе и вернёмся к бешенству. Итак, мистер Ракар, если мне разрешат исследования бешенства, и я попрошу вас сдать кровь, что вы ответите? Согласитесь, откажете или порекомендуете мне выкрасть её у вас, нарушая все этические нормы?
Пауза затянулась. В прежние времена Ракар ни за что не подпустил бы вулканца к себе с целью взять у него кровь. Велика была ненависть между их народами.  А теперь все изменилось. Потому что теперь не просто надо было спасти этот проект. Некоторые вещи помимо проекта стали для него слишком важными. Девушка-трилл стала слишком важна. И он был способен откинуть любые предрассудки и поверить, если это было нужно. Поверить Тенеку. Сложно, но ничего невозможного.
- Я дам вам свою кровь. И вы возьмете кровь у каждого члена этого проекта. И тогда вы определите, что с ней.
Тенек приподнял бровь. То, что сказал ромуланец было странно: стажёр хотел всего лишь показать, что защищая границы собственной приватности, следует соблюдать и границы чужой, и никак не ожидал такого эффекта.
– Если это будет обязательно для всех, я буду только рад, но если это будет добровольно, никто не сможет принудить мисс Перим сдавать кровь... Странно, – добавил он, сделав несколько шагов в полном молчании, – я думал вас будет трудно уговорить, и собирался объяснить вам, что результаты исследований будут опубликованы официально, и ромуланцы таким образом смогут защитить себя от потенциальной эпидемии – ведь заражённая крыса может пробраться и на ромуланский корабль или укусить ромуланца на станции. Но вы словно бы обмениваете это на изучение здоровья мисс Перим. Я не могу этого понять.
- Вот вам еще новость о ромуланцах, Тенек, - бесстрастно сказал Ракар, последовав за Тенеком. Теперь он сложил руки за спиной. Хотелось сказать, что Тенеку совершенно и не нужно понимать некоторые вещи! Но поддаваться негодованию – прямой путь к провалу. – Ромуланские медики могут справиться и сами с проблемой кардассианского бешенства для ромуланцев, но ваши исследования будут полезны для проекта. И на самом деле со мной легко договориться. Я поддержу вашу затею с исследованиями. Мы договорились?
– У ромуланских врачей нет возбудителя инфекции, а без него невозможно вести исследования, – возразил Тенек. – Что касается нашей договорённости, то я договариваюсь только о том, что сочту этичным. Никакого принуждения, никакого вмешательства в личную жизнь: я соглашусь на это только если альтернативой будут доказанная угроза необратимых последствий для пациента.

Ракар посмотрел на Тенека как будто сквозь, как будто потерял интерес. Он подумал, что не было смысла договариваться, результат не достигнут, проблема не решена. Да и сама проблема сейчас не существовала. Если такое повторится, то остается сделать так, что бы это увидел Тенек. Если нет, и он ошибся – значит, он просто зря потерял время на неизвестно что. Видимо, так и было. Одно он отметил для себя  - не существует пути ромуланцу договориться с вулканцем. Не было, нет, и не будет. На Вселенную надо смотреть прямо, видеть ее такой, какая она есть. А не строить иллюзий призрачного характера. У него есть вполне определенное задание командования, и он должен им заниматься. Испугался чего-то неопределенного, допустил слабость. Такого не должно было повториться.
- Да, Тенек, - сказал он с интонацией, по которой было понятно, что мыслями ромуланец уже далеко.
Кардассианского мэра простыл след. Координатора проекта не было в ближайшем обозримом пространстве, зато он заметил коммандера станции, но она была немного занята. Кивнув вулканцу, улан пошел по направлению к зоне фуршета.
________________
С Квинтилией и Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 06 2016, 09:40:29 #156
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа.
Станция ДС9

Лайтмана довели до каюты и наконец оставили одного. Он снял жилетку, бросил ее на стул и лег на койку лицом вниз. Мыслей почти не было. Он устал думать за все эти дни. Сколько еще можно было ходить по кругу, обвинять самого себя, пытаться что-то делать, заниматься всякой ерундой вроде поедания гакха. Неужели не понятно ему все еще, что любое его действие теперь вредит остальным, вредит этому глобальному проекту, всему остальному. Журналистка наверняка все засняла. Лайтман подумал, что в скором времени и родители его узнают обо всем этом, и то, как он не оправдал в том числе и их на него надежд. Надежд на то, что их продолжение будет таким же достойным человеком как и они сами. Все кончено, в этом не было сомнений. Пора было все заканчивать. А еще мужчины не плачут.
Он поднялся и пошел к терминалу, набросал короткий рапорт об отставке из Звездного флота и об увольнении из проекта. Но отправит он его потом. После того, как покажет Землю в своей презентации. Это последнее что он был должен сделать. А потом – будет то, что должно. То, что он заслужил.

Оставив свой стол на Освальда, М’Кота перешла к столу Артура. Она всё никак не могла взять себя в руки: услышанное от Корама возвращало её мысли всё к тому же – к словам о выдаче Артура кардассианцам, и если в первый момент это просто взбесило её, то потом её всё сильнее и сильнее охватывало беспокойство. Федераты чтут законы, слишком чтут чужие законы! – настолько, что ради их буквы приносят в жертву себя или других.
Мысль, возникшая в тот миг, когда Освальд предложил ей вообразить Корама с бат’летом, защищающим свою честь…  то, что даже с натяжкой нельзя было называть честью, жгла её мозг и призывала к действию, но начать действовать, прежде чем закончится фуршет она не могла.
Артур не появлялся. Дважды М’Кота порывалась вызвать его и дважды останавливала себя, но в конце концов всё-таки решилась.
- Лайтман на связи, - быстро и чётко произнёс кадет, практически по уставу. Голос М’Коты вызвал двоякое чувство. Одновременно противоположного свойства. И радость слышать её, и бессмысленность контакта. Уж не констатировать ли его слабость она собиралась.
Клингонка ответила не сразу.
– Ты там… как? – спросила она наконец.
Нет, она не смеялась, ничего подобного. Ее голос был совсем другой интонации. Он слышал эти интонации, и паузы между словами, хоть и слов было всего три. Это наоборот значило беспокойство. У Лайтмана опять перехватило дух.
- Я в порядке, все хорошо. А... как там ты?
– Приглядываю за твоим столом, пока тебя нет.
М’Кота прикрыла ладонью коммуникатор и перевела дыхание, потом убрала руку и сказала:
– Слушай, ты не должен был… это, вообще, шутка была! Ну, все ожидали, что на клингонском столе будет какой-нибудь гагх, я и принесла его, чтобы было веселее. Мне и в голову не могло прийти…
Ей и в голову не могло прийти, что кто-то станет есть что-то неприятное ему через силу. Это как если бы она сама вдруг вздумала сюсюкаться с трибблом! Фу! Удивительное дело: не так давно в разговорах с Освальдом и Саталом М’Кота не раз ругнула Артура за бестолковость, а теперь ей стоило большого труда даже немного его упрекнуть.
– Зря ты купился на предложение этой… журналистки, – это было всё, что она донесла до Артура из могучего потока упрёков.
- Спасибо, что приглядываешь, - невообразимым образом, совершенно неизвестным способом, настроение Лайтмана поменялось. Он был в настоящем, здесь и сейчас, забыв обо всем остальном. - Пока приглядываешь — угощайся остальным что найдешь, я так скромно надеюсь, что там все вкусно. А журналистка, она вобщем-то ни при чем. Знаешь, я и сам их попробовал бы. Просто … я их видел в живую первый раз. Ты извини, что так получилось. Я сам не ожидал. Как говорит один наш коммандер в Академии - «все бывает в первый раз», - Лайтман усмехнулся, - мне только жаль, что я не попробовал остального. Может... ты оставишь для меня того пирога?
– Если всё не съедят пока я здесь. – М’Кота не замечала, что улыбается самой мягкой из своих улыбок. – А если съедят, я могу приготовить ещё, хоть всё сразу – ну, кроме рахта, – девушка не удержалась от смешка. – Не бери в голову: я и сама его помногу не ем, только если бабушка заставляет.
Клингонка не стала цитировать всё, что её бабушка Шенара говорила о рахте, сарках и мужчинах – пожилая леди не лезла за словом в карман, некоторые из её пассажей вогнали бы  в краску даже солдатню.
- Ну, это если конечно у тебя будет время. Когда-нибудь потом… - смутился немного Лайтман, но его потрясла ее готовность приготовить еще.
- Ха! Суровая у тебя бабушка, - снова усмехнулся кадет, - земные бабушки тоже любят накормить своих внуков до самого отвала.
И потом Лайтман несколько секунд думал что еще сказать и как продолжить беседу, которую так не хотелось прерывать.
- М'Кота! – наконец сказал он, - а я ведь не все тебе показал. Там на моем столе, накрытый синим полотенцем стоит охлаждающий термос, в нем пиво. Ты можешь попробовать его. Его принято пить холодным, поэтому он так и стоит. Вместе с жареным мясом и той пиццей – это… так сказать, тоже одна из традиций. У него специфический вкус. Не знаю, есть у вас что-нибудь подобное..
– Пиво? Пиво… – М’Кота рассеянно набрала название в падде и, глянув результат, просияла, – Что-то вроде варнога? Было бы неплохо! Оно реплицировано? Реплицированный варног несложно отличить от настоящего, если понимаешь в этом деле.
Восторженное настроение, вызванное тем, что Артур не обиделся и, кажется, не так сильно расстроился из-за инцидента, как ей показалось, постепенно начало испаряться. В голову снова стали настойчиво лезть мысли о Кораме и о том, что сказала журналистка про их начальство. Ну, допустим, они тут все идиоты, но разве в этом виновата глинн Толан, или советник Рилл, или кураторы проекта рангом повыше?
– Ты ещё вернёшься? – спросила девушка, сама ещё не зная, какой ответ, ей хотелось бы услышать. Если бы Артур сию минуту оказался здесь, было бы здорово, но если он вернётся, план, который начал зреть в её голове будет труднее осуществить.

- Оно из Кварк'c. По крайней мере я просил не реплицированного. И мне сказали, что так и есть. Это очень слабоалкогольный напиток. Вся суть во вкусе. Попробуй, - возвращаться на фуршет не было смысла. Смысл как раз был в том, чтобы сидеть взаперти. Свою роль он сыграл слишком плохо, в Звездном флоте, на этой станции, в этой жизни.
- Нет. Я буду на презентации, с самой первой, - уточнять причины не хотелось. Разрушать этот крайне приятный момент – не нужно было.
– Тогда увидимся на презентации. Твоя ведь тоже сегодня?
- Да, увидимся, М'Кота, дочь Наары, - сказал Артур снова с почти торжественной интонацией.
– До встречи, кадет Лайтман! – также торжественно и официально попрощалась М’Кота.
А потом прижала ладонь ко лбу и сделала глубокий вдох. Ну не дура? Сейчас надо не таять от душевного разговора по коммуникатору, не мечтать о встрече на презентации и уж точно не надеяться на взаимность. Сейчас надо изо всех сил желать, чтобы отношения Лайтмана и андорианки были серьёзными и настоящими, как бы это ни было больно, потому что это – вопрос жизни и смерти. Его жизни и смерти.
Выключив связь, Лайтман еще некоторое время смотрел на экран своего терминала, где курсор мигал в конце рапорта.
Обещание встречи. Увидимся, она сказала. Какова вероятность того, что данные слова не просто дань вежливой светской беседе? Обещание встречи воодушевляло. “Я должен знать, что самый лучший вечер у нас с тобою где-то впереди”. Несмотря на стремительно уходящее время.
Лайтман закрыл файл с рапортом, скопировал его в падд и удалил с терминала.
____________
И М'Кота
Offline  
10 06 2016, 12:49:36 #157
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Освальд был очень зол, когда вернулся за стол и с досады налил себе полный бокал вина. В памяти всплыли слова одного старика из Академии, который всегда давал мудрые советы: "Никогда не пей с горя: это прямая дорога к алкоголизму. Если уж и пить, то только в хорошем настроении и, желательно, не одному", - но кадет отмахнулся от воспоминаний: ему надо было разобраться в происходящем, а вино работало лучше всяческих советников.
Минут через десять, успокоив нервы, он смог сосредоточиться на последних событиях.
"Кажется, я что-то делаю не так", - думал он. - "Сначала Энн, потом М'Кота, а теперь ещё и Кристаль. Ладно, с Уильямс хотя бы причина для ссоры ясна - она с планеты террористов, да ещё и дочка одного из заводил мятежа, но как мне удалось разозлить М'Коту, а до этого ещё и Самриту? Всё же логично: есть пресса и есть выдающиеся участники, о которых прессе стоило бы узнать... ладно, в следующий раз заранее договорюсь с "жертвами", а то ведь и правда неловко получилось".
Алкоголь гости пили очень умеренно, поэтому Освальду предстояло тащить почти всё вино обратно в бар, что его совершенно не радовало, потому что вино было действительно качественным. Он вытащил три бутылки и отставил их в сторону, чтобы потом забрать к себе до лучших времён.
"А ведь М'Кота была права насчёт Кристаль!" - кивнул он, бросив мимолётный взгляд на клингонку, - "Та всё вывернуть наизнанку готова ради своих каких-то интересов и целей. И я, кажется, только что дал ей ещё один повод подгадить проекту. Отличная работа!"
Кадет плюхнулся на стул и запрокинул голову, отчаянно пытаясь хоть что-то придумать. Последние дни он слишком часто ссорился: на Волане II чуть не подрался с Тенмой, вчера чуть в Жантарин стрелять не начал, Тенек - это вообще отдельная тема. Раньше кадет ухитрялся найти общий язык с разными людьми, а вот теперь что-то пошло не так. Причём, при всём желании, свалить вину на окружающих не получалось: слишком со многими Освальд поругался, причём по совершенно разным причинам, а значит дело в нём, а не в окружающих.
"Нет уж!" - твёрдо решил он, осушая бокал. - "Дальше продолжаться так не может. Надо всё исправить, причём срочно! Сначала разрешить личные конфликты, а потом - спасти проект, пока ещё не поздно".
Ну что же, проще всего должно было быть помириться с андорианкой, потому что ссора произошла вчера, да ещё явно в неудачный для всех момент. Освальд резко встал со стула и посмотрел по сторонам. Характерную синюю голову с антеннами найти было несложно - Жантарин была за своим столом - и он направился прямо к ней.
- Привет, - сказал он, подойдя. - Хотел извиниться за вчерашнее. Глупо получилось.
Жантарин, сидящая закинув ногу на ногу, и машинально ковыряющаяся вилкой в тарелке с каким-то мясом, слегка подозрительно посмотрела на молодого человека.
-Что это вообще было вчера? - буркнула она.
- Если ты про фазер, то автопилот сработал, - честно признал кадет, - а об остальном в подробностях говорить не буду. Пытался помочь Хене, но не вышло, ну и решил сразу всё ей рассказать. Не думал, что так совпадёт, и вы все трое будете вместе, да ещё в таком паршивом настроении.
-А что с алкоголем? - андорианка отставила тарелку в сторону, поднялась на ноги и втянула носом воздух возле лица Освальда.
- Это тоже была часть плана по помощи Хене, - ответил землянин. - Ну и я хотел выяснить у человека кое-что. Тема для разговора была не самой приятной, и алкоголь должен был помочь развязать язык. Сработало.
-И сегодня тоже? - поморщилась Жантарин, - Я видела твою батарею бутылок. Ты помнишь, что днем мы - на службе? У нас есть немного времени до первой презентации, пойдем в спортзал, у меня есть подходящая тренировка, от которой ты пропотеешь и выведешь алкоголь из своей системы. Мы все сейчас должны мыслить ясно. Ты же слышал слова мэра Корама - он требует выдать Артура Кардассии. Мы должны что-то придумать.
- Батарея бутылок вообще-то для гостей, - фыркнул кадет, - вот только особо никто не рвётся. Может ты хочешь вина? Я проверил - оно хорошее. Что касается Артура... Он, конечно, поступил как дурак, когда напал на Корама, но бросать его и правда нельзя. Есть идеи? Только без рукоприкладства, а то М'Кота вон только что чуть всё не испортила!
-Хех, кто бы сомневался, - мрачно усмехнулась андорианка, - Интересно, она сама хоть понимает, как навредила делу Артура? Надеюсь, ее будет мучить совесть. А мы должны показать, что мы против его выдачи - мирно, но громко. Чтобы у нашего руководства даже мыслей поступить так не осталось, они же не смогут пойти против общественного мнения большого количества жителей Федерации? Я думаю… может быть, устроить демонстрацию в защиту Артура? Или дать интервью этой журналистке, Кристаль Харт, рассказать нашу историю?
- Вы что-то не поделили с М'Котой? - удивлённо спросил Освальд. - Никак не можете решить, чей народ воинственнее что ли?
Он ненадолго задумался, взвешивая слова коллеги.
- Мне не слишком-то нравится идея с интервью, - мрачно сказал кадет. - Может это только и слухи, что проект подумывают закрыть, но что если нет? Мы должны привлечь к себе внимание прессы каким-нибудь успехом, а не неудачами. Впрочем, если бы Артур публично покаялся... может поговоришь с ним на эту тему, убедишь дать интервью Кристаль? А мы могли бы направить официальный протест коммандеру Мори как кадеты и глинну Толан как участники проекта.
-Ты думаешь, если он просто скажет “извините”, это все решит? - возмутилась Жантарин, - К тому же, нас всего лишь 17, а Мори и Толан - всего два человека. Нет, мы должны рассказать как можно большему количеству людей, что Артур хороший, честный, смелый парень, который совершил ошибку, потому что беспокоился за своих друзей, которые в тот момент умирали где-то далеко, отрезанные от помощи. Мы должны придумать кампанию #спастикадетаЛайтмана и запустить ее как можно шире, чтобы о нем волновались жители всех планет Федерации… - Жантарин выдохнула, - Ну, или хотя бы все жители этой станции.
- Это ничего не решит само по себе, - признал Освальд, а потом задумался. - А вот цикл интервью про Волан II мог бы привлечь внимание. Да, ты права. Мы могли бы рассказать о том кошмаре, который творился на площади, о попытках разблокировать телепортацию и о том, как мы все там чуть не погибли. Показать, как Корам нас всех подставил, какой он, на самом деле, негодяй и... и спровоцировать всплеск антикардассианских настроений по всей Федерации. Что-то мне это совсем не нравится!
-Поэтому я и предлагаю говорить не о том, какой мэр Корам плохой, а о том, какой Артур хороший, - терпеливо объяснила Жантарин, - Правительство все-таки контролируется людьми, и если людям будет не безразличен Артур, наши власти просто не захотят вызвать недовольство масс его выдачей. Ты же понимаешь, что они вполне способны это сделать, потому что отношения с Кардассией важнее, чем какой-то один кадет, которого никто не знает? Ты же слышал истории в Академии: жила-была простая баджорская девочка-энсин, однажды ей предложили участие в задании Звездного Флота... и больше ее никто не видел, и никто не снаряжал миссию по ее поиску и спасению. Они так поступают с такими как мы, поверь мне. Но если бы Артур имел какое-то значение...
- Ну ты сравнила, - фыркнул Освальд. - Та девочка добровольно рискнула жизнью ради высшего блага и погибла, если мы думаем об одной и той же баджорке, конечно. Ситуация с Артуром же напоминает мне совсем другую историю: офицер атаковал и уничтожил транспорт, приняв его за вражескую цель. Конечно, его пытались подставить и превратить процесс в политический, и только по счастливому стечению обстоятельств жертв на том судне не было. Суть одна - офицер применил силу, не задумавшись о последствиях, и едва не получил по полной. Разница лишь в том, что Артур действительно виновен и должен ответить за это. Сделать мы можем только одно - попытаться как-то снять обвинения. Может же жертва отозвать иск, решив дело с преступником миром! Правда - спасибо клингонскому темпераменту - я не уверен, что это теперь вообще возможно. Или... - он задумался, - или всё же возможно? Кажется, мне нужно поговорить с Джезом!
-Я не о том… - махнула рукой Жантарин, - Не хочешь мне помогать - ну и не надо.
Освальд мысленно выругался, но виду не подал и предельно спокойно ответил:
- Да нет, я не против, но у меня возникла одна идея... давай мы чуть позже обсудим твой план. Я к тебе вернусь, или ты сама подходи, что будет ещё лучше! Зря что ли я столько всего приготовил?
___________
С Жантарин


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
16 06 2016, 10:46:09 #158
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Высмотрев коммандера станции, беседующую с Саталом, Ракар некоторое время на незначительном отдалении следовал за ними. Рассматривая ассортимент магазинов Променада, он размышлял о своем. О Тенеке и его принципах. О Квинтилии и её возможной проблеме, которую она, скорее всего, не вполне осознает. Тенек привел значительный пример, но Ракар считал свой метод и свою идею единственно верной для данного случая. И еще одним важным фактом было то чрезвычайно важное наблюдение о болезненном отношении Перим ко лжи и доверию. Одно дело, когда ты знаешь, что все вокруг лгут, не доверяешь никому, защищаешь только свои интересы и интересы своей Империи, совсем другие обстоятельства относились к федеральному кадету триллу. Он верил ей, решил верить. И теперь он также решил, что и сам  не будет обманывать её. Не подведет её доверия. Ему недоставало честности и доверия, до глубины души. Это был бы уникальный опыт, если бы он удался. Опыт доверия федерату, в то время как Федерации нельзя было верить. Никому нельзя было верить. Но иногда очень хотелось.
Коммандер Мори Джанир завершила разговор с Саталом, и Ракар не дал ей далеко уйти. Практически материализовавшись у нее за спиной, улан произнес:
- Коммандер. Разрешите обратиться?
-Мистер Ракар? - женщина обернулась, кивнула и выжидающе посмотрела на ромуланца.
Ракар заложил руки за спину и с достоинством глядя на главу станции тихо произнес:
- Мне нужно обсудить с вами, коммандер, технологию поведения с журналистом Кристаль Харт. Как я вижу, уже немного осталось службе Федеральных новостей узнать о подробностях событий на Волане II. И также я хорошо понимаю, что Звездный флот и служба новостей – совершенно разные организации. Она собирается брать дополнительные интервью в том числе и у меня, и я должен знать что можно говорить, а что нет. Я не считаю допустимым подвести ваш флот, поэтому мне нужна ваша консультация как командующего офицера. Это возможно?
-Вы правы, мистер Ракар, мисс Харт действительно вне контроля Звездного Флота, - подтвердила Мори, - Мне это не доставляет удовольствия, но мои руки связаны. Что насчет Волана II вас беспокоит больше всего?
Связанные руки коммандера однозначно означали приказ вышестоящего командования, приказы которого недвусмысленно давали право журналисту полные права доступа к фактам, которые будут распространены на всю Федеральную аудиторию.
- Харт требует выводов, суждений и интерпретаций о мятеже на планете. Отказ от рассуждений об этом в моем лице будет неестественным. Поэтому, если у Звездного флота существует официальная позиция и интерпретация произошедшего, я хочу поддержать ее. Что в очередной раз докажет, что мы с вами не враги. Или же будет лучше ограничиться простым описанием действий групп участников Альфы?
-Харт может требовать чего угодно, но вы не обязаны давать ей это, - покачала головой коммандер, - Вы можете говорить о том, что знаете, и воздержаться от эмоционально окрашенных высказываний как в поддержку Звездного Флота, так и в его пользу. Вы были там наблюдателем, вы видели то, что видели, и у вас недостаточно информации о наших делах, чтобы делать какие-то выводы о том, кто прав, а кто виноват. Мисс Харт прекрасно сделает это за вас, и за нас всех вместе взятых. Разумеется, у Звездного Флота есть версия того, что произошло… хотя я бы не стала называть ее “официальной”, потому что это бы предполагало, что есть и “неофициальная”, и мы что-то скрываем, а это не так, мистер Ракар.
- Вас понял, коммандер, - согласился улан, внимательно глядя на Мори Джанир, - и раз уж скрывать нечего, то что же произошло? Я спрашиваю потому, что это пригодилось бы для ликвидации возможных конфликтов среди кадетов, один из таких я уже наблюдал, но не уверен, что его удалось погасить корректно.
-Вы не понимаете, почему ссорятся кадеты, вроде бы принадлежащие к одной и той же Федерации, и почему никак не могут найти общий язык даже между собой? - слегка улыбнулась коммандер, - То, что произошло на Волане II, было сложным для них… для нас всех. Потому что одно дело, когда на тебя нападает чужой враг извне, как та Аномалия, с которой мы совсем недавно столкнулись, но совсем другое, когда против тебя начинают выступать те, кому ты доверял и пытался помочь. Федерация чувствует сильную историческую связь с людьми на Волане II, и мы считали, что настало время укрепить ее сотрудничеством. Очевидно, мы ошибались, и старые раны затянусь еще не достаточно, что причиняет боль обеим сторонам. Если бы вы рассказали мне о конфликте, который вам случилось наблюдать между кадетами, возможно, я смогла бы объяснить его для вас?
- Верно, - склонил голову Ракар, - я не понимаю именно это. Потому что такого никогда не могло бы случиться на ромуланском корабле. Предательство либо есть, либо его нет. Энн Уильямс некоторые называют террористкой, - сказал он, глядя коммандеру в глаза, - припоминая при этом довоенные события, в которых она участвовать не могла даже теоретически в силу своего возраста. Кроме того, на Волане II она помогла нам бежать, что никак не может быть даже поводом для подобных обвинений в ее сторону. Но тем не менее, обвинения в ее сторону звучат. Энн не может отвечать за действия своей семьи по определению, потому что это не ее действия. Она в мятеже не участвовала. Я от начала и до конца наблюдал все, что было там с ней связано, и могу точно судить. Так почему же они считают, что могут обвинять ее без доказательств и оснований?
-Что ж, мы здесь тоже многого не понимаем в ромуланцах, - признала Мори, - Значит, вы об Энн… Придется начать с начала. И прежде всего дело в том, что кадет Уильямс - не из Федерации. Она может выглядеть как землянка, может разделять часть федеральной культуры и ценностей, но она другая. Возможно, вам было бы легче понять ее конфликты с другими кадетами, если бы она выглядела иначе, если бы она была клингонкой или кардассианкой?
- Возможно, было бы легче, но как бы она не выглядела – Звездный флот обучал ее 4 года, она имеет все необходимые знания и допуски. Недоверие и подозрение понятны, но необоснованные обвинения… это странно. Впрочем, я наблюдал неуважение и к тем, в чьей верности и следованию правилам сомневаться не приходится. Значит ли это, что это не официальная позиция, а индивидуальные черты?
-Возможно, - кивнула баджорка, - Иногда бывает трудно отделять личное и профессиональное. К некоторым это приходит только с опытом. Что до обвинений… Обвинять может суд, частные лица высказывают мнения. Они могут быть неприятными и даже иметь силу воздействовать на жизнь человека, но все-таки остаются всего лишь словами одного человека другому. И вопрос, который тут следует задавать не “Какое ты имеешь право обвинять?”, а “Почему ты думаешь именно так?”. У людей могут быть самые разные причины не любить Энн Уильямс, и иногда они могут быть даже не связаны с ней самой, и без советника тут не разобраться. А вы хотите ей помочь?
- Понятно, - сказал улан. Слова коммандера в отношении любого вопроса были достаточны. Не больше, ни меньше. И уточнить было нечего, поскольку все было предельно ясно. – Помочь – хочу. Потому что, члены проекта – все равно что экипаж одного корабля. Я представляю здесь принципы и способы действия Ромуланской Империи по отношению к союзникам, что несомненно важно для прогресса в нашем с вами взаимопонимании. Кроме того – Энн Уильямс не виновна перед Звездным флотом. Я этому свидетель.
-Экипаж корабля? - губы коммандера снова тронула улыбка, - Все верно, именно так мы, ваше руководство, хотели бы вас видеть. В будущем, потому что пока это сравнение преждевременно. Насколько я могу судить, вы еще даже не решили, какой это должен быть корабль и даже корабль ли вообще. Потому что проблема с аналогией с экипажем корабля в том, что попадая на корабль, мистер Ракар, вы попадаете в уже готовую систему. Вы знаете, кто над вами и кто под вами в цепочке командования. Но в “Альфе” у вас нет системы заранее, вы все равны, а построить цепочку подчинения есть много разных способов. Не принимайте ничего по умолчанию и разбирайтесь во всем настолько подробно, насколько можете. Спросите Энн, чего она хочет, и чего боится, вот тогда вы сможете ей помочь.

Ракар проявил на лице эмоцию интереса, глядя на коммандера станции. Она говорила правильные вещи, и ее слова свидетельствовали о том, что конкретно этот офицер Звездного флота в проекте заинтересован. Заговор федератов против проекта явно был глубоко в высшем руководстве, он не распространялся на принципиальных командных офицеров, не желавших вражды между народами. А ее последние слова он принял к сведению не только по части Энн Уильямс. Он должен был спросить чего хочет и чего боится другой кадет, и тогда он сможет ей помочь. Да вот только разве же она скажет? Если бы все было так просто.
- Благодарю вас, коммандер, за хорошие советы и ответы по существу, - коротко поклонился он. – Не так трудно достичь между нами понимания, на самом деле, если этого желать. А теперь, не смею больше вас задерживать.
_______________
с коммандером Мори Джанир


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
17 06 2016, 10:24:16 #159
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


Освальд очень быстро пришёл к райзианско-кардассианскому столу.
- Привет ещё раз! - кивнул он, всем своим видом демонстрируя, что у него на уме нечто очень важное. - Джез, есть ещё кое-что, что я хотел бы обсудить. Отойдём?
Тенма пожал плечами и последовал за Освальдом, всем своим видом выражая готовность слушать.
- Начну с мелочи, - сказал землянин, - помнишь вчерашнего пришельца, который был с Перим? Наша "очаровашка", как ты её назвал, весь день какая-то дёрганая, будто у неё серьёзные проблемы. У тебя найдётся час времени после фуршета? Хотелось бы его рожу восстановить в голокомнате и узнать, кто он такой.
-Без проблем! - поддержал кардассианец, - Можем пойти сейчас, потому что фуршет уже не тот.
- Нет, я, пожалуй, дождусь окончания, - покачал головой кадет. - Если уйдёшь, я тебя вызову, когда всё закончится. Хочешь чего-нибудь, кстати? - он махнул рукой в сторону своего стола. - Ладно, это всё не так важно, есть дело посерьёзнее! - Освальд понизил голос. - Ты слышал про ситуацию Лайтмана? Корам требует, чтобы Артура передали кардассианскому суду. Все эти политические игры могут опять сделать наши государства врагами, да ещё и народы настроить друг против друга. Я надеялся, что начальство уладит ситуацию дипломатически, но М'Кота всё испортила, и теперь нужны другие способы повлиять на бывшего мэра. Он ведь бывший, правильно? Ты же отстранил его от власти и отменил все его решения тогда. В общем, ты знаешь его лучше всех нас, и нужен твой совет.
-Ну… я не то, чтобы его отстранил, - признался кардассианец, - У меня не было таких полномочий, я лишь заменил его и принял некоторые решения. И пока на Волане II не будет создано какое-то новое правительство, он все еще легитимный мэр. Чтобы тебе было понятнее… - Тенма задумался, - Взять, например, эту станцию. В какой-то момент она была захвачена силами… хм, может, это не очень удобный пример, но ладно… в общем, это были наши, кардассианские Вооруженные силы, и Доминион. А затем вы, Федерация, забрали у нас станцию снова, и ваш капитан вернулся на свое место. Не уверен, что Кораму позволят вернуться так же просто, впрочем. Позиция на Волане II внезапно стала слишком ответственной для такого, как он.
- Ну да, логично, - кивнул Освальд. - Тогда такой вопрос: ты же с ним работал долго, наверняка наблюдал за ним и всё равно лучше любого из нас его знаешь. Может было что-то, что он не хотел бы предавать огласке? Пафосные слова М'Коты о его трусости, конечно, прекрасны, но подобное считается чем-то серьёзным только для клингонов, а на их мнение Кораму, скорее всего, плевать. Было ли что-то такое, за что на Кардассии, как говорится, по головке не погладят?
-Я работал с ним не долго, а всего три месяца, - поправил Тенма, - И я, кажется, уже говорил, что по моим наблюдениям его работа была ненапряжной, в таком месте никто особенно не нуждался в мэре, потому что при ограниченном количестве контактов с внешним миром принимать влияющие на всю планету решения не было нужды. До настоящего момента… Велок Корам был ленивым гедонистом, и единственное, что я бы счел грехом, была его любовь к федеральному… а если точнее, то к земным безделушкам. Его гостиная была обита такой гладкой голубой тканью, и у него были такие уродливые кресла с гнутыми ножками… И в итоге он же принял про-федеральное решение.
- Вряд ли это что-то, что ему хотелось бы скрыть любой ценой и ради чего он будет готов отозвать обвинения против Лайтмана, - помотал головой землянин. - В конце концов, вкусы у всех могут быть разные. Или это может быть расценено как действие против интересов Кардассии и государственная измена? Особенно если приукрасить произошедшее?
-У нас сейчас общий курс на сотрудничество с Федерацией, - ответил Тенма, - И кроме того, в результате его действий мы… вроде как… в итоге выиграли. Ну, ты понимаешь.
- Ты говорил, что хочешь сделать что-то для проекта, - сказал Освальд, взглянув на своего коллегу. - У тебя есть какие-то мысли?
-А? - Тенма рассеянно посмотрел на кадета, - Да, конечно. Идея была в том, чтобы собраться и поучаствовать в регате, сделать ее своим проектом и объединиться через это, но похоже в таком коллективе любые идеи будут иметь тенденцию трансформироваться самым непредсказуемым образом.
- Я про Корама и Лайтмана, - немного раздражённо проговорил землянин. - Есть идеи, как разрешить эту ситуацию?
-А что тут разрешать? - пожал плечами кардассианец, - Лайтман виновен, он понесет наказание, проект продолжится.
Кадет очень удивлённо посмотрел на коллегу.
- Я не знаю, как именно обстояли дела, - сказал он, спустя какое-то время, - но там, кажется, всё не так просто. Что если Корам, например, спровоцировал Лайтмана?
-Ты имеешь в виду, что Лайтман мог быть в состоянии аффекта? - задумчиво произнес кардассианец, - Да, это может помочь. Заявите временное умственное помешательство в качестве защиты. Психотерапия лучше, чем тюрьма.
- У тебя есть знакомые юристы, которые могли бы проконсультировать? - спросил Освальд. - А то, боюсь, мало кто из нас разбирается в тонкостях кардассианского судопроизводства.
-Здесь не о чем консультировать, - поморщился Тенма, - Все очевидно, он виновен. Он сделал то, что сделал, это видели свидетели, о чем тут можно говорить? Я понимаю, как ты пытаешься вывернуться - что это жертва избиения сама виновата в случившемся, Корам нарывался и провоцировал, и вообще он не самый хороший человек. Может, это и правда. Может, Корам тоже будет наказан. Но это совершенно отдельное дело. И ни один юрист на Кардассии не станет консультировать, чтобы помочь Лайтману остаться безнаказанным и показать всем, что поступать так можно, если очень хочется.
- Я не пытаюсь вывернуться! - отрезал кадет и после недолгой паузы мрачно продолжил. - Я делаю именно то, о чём недавно говорил ты сам: пытаюсь помочь проекту. Думаешь, если Лайтмана на Кардассии посадят в тюрьму или казнят, все про всё забудут? Не удивлюсь, если часть кадетов Звёздного флота в знак протеста покинет проект, а как поведёт себя М'Кота - это вообще не поддаётся прогнозам. Не говоря уже о том, что противники союза между нашими державами будут использовать этот случай как аргумент. Всё может развалиться к чертям из-за одного мелкого чиновника и одного сорвавшегося кадета.
-Ты пытаешься помочь в первую очередь проекту или лично Лайтману? - с интересом спросил кардассианец.
- Обоим, - честно ответил Освальд. - Хотя, как по мне, Лайтман - дурак и должен быть наказан. Правда, у нас несколько разные представления о том, что является подходящим наказанием, а что - нет... В любом случае, теперь этот вопрос касается всех нас, а не только Лайтмана или только представителей Федерации.
-Жаль, - покачал головой Тенма, - Если бы тебя интересовал только проект, или только Лайтман, тебе было бы проще. Но если честно, я не понимаю, что плохого для проекта и союза наших государств. Если, как ты говоришь, Лайтмана посадят в тюрьму или казнят, это будет значить, что Федерация пошла навстречу своим союзникам, уважает их законы и обычаи, и не пользуется своим положением сильного, чтобы вывернуть закон на свою сторону. Вот это - настоящие союзнические отношения. А если Кардассия уступит вам, то всем же будет понятно, что это потому, что Федерация нам нужна в качестве поддержки, и твое государство не стесняясь пользуется этим против нас, даже когда явно не право. В конце-концов, это федерат напал на кардассианца, и это Федерация решила изменить баланс влияния на Волане II.
- Не думаю, что многие в Федерации будут рады, если наши власти пойдут навстречу требованиям Корама, - тоже помотал головой Освальд. - Не удивлюсь, если поднимется волна недовольства, особенно когда вскроются все обстоятельства. Например, то, что телепортация была заблокирована Корамом, и нас всех оставили там на милость толпе. Вот если бы наши правительства пошли на компромисс: Лайтмана накажут, но накажут по законам Федерации, а Корам пусть отвечает только перед Кардассией, а то ведь и наши смогут его привлечь за случившееся на планете. Что же до баланса сил, то это лишь теории. Предложение Федерации - всего лишь жест доброй воли, и гарантирую, что официальные лица будут на этом настаивать.
-Я не знаю, почему Корам заблокировал телепортацию, - признался Тенма, - О том, что было на катере, я могу судить только с ваших слов. И не то, чтобы я вам не верю… Просто я могу видеть все в другом свете. Вы говорите побег мэра - мы можем сказать “тактическое отступление”. Вы негодуете, что вас оставили на планете - мы можем сказать… - он ненадолго задумался, - Послушай, вот если бы у тебя был выбор - спасать какого-нибудь вашего именитого адмирала или своего друга-кадета, кого бы ты выбрал? Разумеется, адмирала, потому что он может повлиять на всю ситуацию вцелом. Корам именно так себя видит.
- Я тоже точно не знаю, что именно произошло на катере, - мотнул головой Освальд. - Честно говоря, я даже до отчётов добраться не успел, а про нападение Артура узнал утром и то случайно. Но сейчас мне всё больше и больше кажется, что ситуация сложнее, чем кажется на первый взгляд. А в твоём примере я постарался бы спасти обоих. Корам этого не сделал, иначе нас бы всех забрали менее чем через минуту после их "отступления".
-Ты всегда пытаешься спасти всех, я уже заметил, - слегка улыбнулся Тенма, - Как это по-федеральному.
Освальд пожал плечами.
- Ну да, наверное. Но ведь это же логично! Каждый может пригодиться. Помню, меня ещё с Академии удивляло отношение тех же клингонов и ромуланцев к рождённым с увечьями или патологиями. В земной истории было много оставивших свой след людей, которые родились слепыми или глухими, а один гениальный физик так вообще большую часть жизни провёл в инвалидном кресле и при этом сделал много важных открытий. Так и тут - из молодого кадета может вырасти капитан, который однажды спасёт всю Федерацию, поэтому его нельзя бросать, руководствуясь сиюминутной выгодой.
-Но ты не можешь знать заранее… - запротестовал Тенма.
В этом момент раздался какой-то шум - что-то упало, кто-то вскрикнул, что-то снова происходило, как во время недоразумения с Артуром совсем недавно. Когда землянин и кардассианец обернулись вокруг, они заметили большого навсиканца, который схватил Сатала и уже был готов даже слегка приподнять его над полом.
- Ни дня без происшествия, - пробормотал Освальд ставшую привычной фразу и быстро огляделся в поисках офицеров службы безопасности, но единственный находящийся в радиусе прямой видимости и так уже был рядом с происходящим, поэтому кадет только кивнул головой в сторону стола Сатала и недовольно проворчал. - Пойдём, надо угомонить этого дикаря, пока кто-то не пострадал. Хотя Саталу такая взбучка пошла бы на пользу, я считаю.
_________________
С Джезом Тенмой
« Последнее редактирование: 20 06 2016, 16:49:36 от Мори Джанир »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
17 06 2016, 13:05:27 #160
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


После разговора с ромуланцем Тенек направился в магазин за секстантом. Разговор на его взгляд не был закончен, но возможно Ракар подразумевал больше, чем сказал? У них обоих были причины желать, чтобы все участники группы «Альфа» сдали образцы крови для исследований, хотя эти причины были различны. Тенек хотел получить как можно больше образцов, чтобы провести исследование как можно полнее. Перспектива просить индивидуально посторонних людей на станции было долго и непродуктивно, запрашивать образцы из банков крови Федерации, опять-таки слишком долго; а вот если бы участники проекта проявили сознательность и все сразу сдали кровь, материалов для первичного исследования было бы достаточно, дополнительные образцы можно было бы добирать уже в процессе работы. Тенек собирался на этом настаивать и даже предложить, чтобы эта процедура была принята как обязательная, хотя заранее ожидал столкнуться с потоком нелогичных возражений.
Но почему его собирался поддержать Ракар? Причина, которую он озвучил была очень странной: он хотел чтобы Тенек получил шанс проверить кровь кадета Перим. Это не могло быть элементом шпионажа: Тенек недвусмысленно заявил, что не предоставит ромуланцу никаких медицинских данных. Но тогда зачем? Чтобы убедиться, что она здорова, так он сказал. У Тенека и самого любое внезапное недомогание потенциального пациента вызывало опасения, но он – врач, все остальные (не медики) не придают такого значения кратковременным ухудшениям здоровья. Оставалось предположить, что Ракар что-то знал, но по каким-то причинам не хотел делиться сведениями, или… Тенек отогнал нелогичную и неуместную мысль: конечно же личных причин слишком уж интересоваться здоровьем коллеги у улана Тал Шиар не было и быть не могло. Так что либо ромуланец придумал очередную параноидальную теорию заговора, жертвой которого должна была стать мисс Перим, либо действительно что-то узнал, но по каким-то причинам решил не сообщать. Как бы то ни было, следовало побольше внимания обращать на состояние кадета-трилла и убедить её принять медицинскую помощь, если симптомы повторятся.
 
Вулканец купил секстант и направился к выходу из магазина.
– Тенек? - окликнули его.
Обернувшись и слегка опустив взгляд, вулканец увидел Хену.
– У тебя есть время? Я хотела поговорить с тобой.
– Есть. Я попросил Сатала консультировать посетителей в моё отсутствие, думаю, он не станет возражать, если я задержусь.
– Я разговаривала сейчас с Эйлой, - начала Хена, - Ты помнишь, сестра Тари? Она рассказала мне о том, что сегодня утром происходило в лазарете. В общих чертах, разумеется, так что тебе не следует откусывать ей за это голову, и в основном мы разговаривали про мисс Кристаль Харт, все-таки не часто встретишь настоящую знаменитость… Но вот чего я не поняла - что случилось с Освальдом? Возможно, ему нужна моя помощь? Профессиональная, я имею в виду… Признаться, в последнее время я слишком сосредоточена на себе.
– Если под словами «откусывать голову» вы имели в виду порицание, я не могу порицать мисс Тари за беседу со штатным психологом группы «Альфа». Что именно она вам сказала?
– Что Освальду было плохо, а потом явился ты и спас его волшебным образом, как будто сразу знал, что делать. Только я не поняла - как это у тебя получилось? Неужели такая интуиция?
– Надеюсь, это всего лишь очередная плохая шутка. Простейшее логическое умозаключение позволило бы понять, что я не «как будто», а знал, что происходит с мистером Макдауэллом. В его медицинской карте содержатся записи о его состоянии и сделанных мной назначениях; для персонала лазарета это не закрытая информация.
– Ну да, ну да, - закивала ференги, - Думаешь, мне стоит сходить и попросить тоже почитать? Может, я даже так и сделаю… Но не кажется ли тебе, что это все потому, что кто-то слишком много пьет?
Тенек посмотрел на неё укоризненно.
– Толпа народа не лучшее место, чтобы обсуждать диагнозы, мисс Хена. Вы так же, как и я, относитесь к медицинскому персоналу группы «Альфа» и имеете право знакомиться с информацией о состоянии здоровья наших коллег, поэтому я рекомендую вам не спрашивать меня здесь, а именно прочитать записи в медицинской карте мистера Макдауэлла.
Несколько шагов Тенек сделал молча, затем сказал:
– Он сам считает, что проблемы нет, а у меня слишком мало данных, чтобы сделать правильный вывод, но я очень слабо ориентируюсь в психологии. Возможно, вы заметили что-то… характерное?
– Я встретила его вчера вечером в не совсем адекватном состоянии. Мне это не понравилось, - призналась Хена, - Но вот вы же живете вместе, как тебе… это? Как ты с этим справляешься? Ты для себя решил не обращать на это внимание или принимать меры?
– Принимать меры. Он получил предупреждение, что если инциденты окажутся не разрозненными эпизодами, а тенденцией, я напишу соответствующий рапорт. До тех пор я могу только предоставлять адекватное лечение.
-Лечение? - переспросила Хена и некоторое время шла молча, - Ты имеешь в виду всякие неприятные симптомы на следующее утро после веселого вечера? А как к выпивке вообще относятся вулканцы? Мне кажется, что отрицательно, но это может быть стереотип.
– У нас есть алкогольние напитки, которые используются в очень малых дозах и в ритуальных целях, как дань сохранению традиций, но я никогда не слышал о злоупотреблениях. Теоретически, у вулканцев должна быть очень слабая восприимчивость к алкоголю, как у большинства представителей ригелианской гуманоидной группы, но, как вы понимаете, никто не ставил подобных экспериментов.
– Нет, но как ты думаешь, доводить себя до неадекватного состояния различными веществами для развлечения - это хорошо или плохо? То есть, я хочу сказать, тебе нравится, как ведет себя Освальд или нет?
Тенек посмотрел на Хену с удивлением.
– Я всегда считал, что ответ очевиден: преднамеренная интоксикация собственного организма нелогична, как и любое преднамеренное нанесение вреда.
– Итаааак… - протянула Хена, - Что же у нас выходит? Ты:  хочешь, чтобы Освальд остановился, и облегчаешь ему страдания, потому что ты врач, это твой долг, все такое. Освальд: получает приятные ощущения, связанные с принятием алкоголя, и с твоей помощью избегает всего неприятно, всей расплаты. С чего бы ему захотеть останавливаться?
– Я – врач, – сухо сказал Тенек, – следить за тем, чтобы организм пациента функционировал нормально – моя работа. В качестве морального воздействия я предупредил его о последствиях административного характера. Но я не жрец. И не психолог. Меня не учили лечить безответственность.
– Но Тенек, ты имеешь дело не с организмами, не с неодушевленными био-химическими системами, а с людьми, а они сложные и комплексные! - горячо воскликнула Хена, - Врачи тоже бывают разные, и ты не хирург, который видит только часть пациента, не закрытую простынями, на операционном столе. У тебя не специализированная, а общая практика, ты видишь их целиком, общаешься с ними, а поэтому можешь сделать для них гораздо больше, чем какой-нибудь специалист, которому по большему счету наплевать на пациентов!
– Что например? – после короткого раздумья поинтересовался Тенек, опустив комментарий к инсинуациям в адрес «каких-нибудь специалистов».
– Самое важное, что заботящаяся персона может дать тому, о ком она заботится - это свобода от его заботы, - негромко произнесла Хена, - Наши родители растят нас и ухаживают за нами, чтобы когда-нибудь мы смогли психологически от них отделиться и уйти, и, хотя самим им в процессе этого может быть больно, удерживать нас своей заботой возле себя было бы нездорово для всех. Врачи лечат пациентов, и их конечной целью должно быть сделать так, чтобы они больше не возвращались к ним, научить их самих заботиться о себе и предотвращать вред своему телу, там где это возможно. В случае с Освальдом ты бегаешь за симптомами, но игнорируешь их причину, поэтому ситуация будет повторяться снова и снова, и ты будешь удерживать Освальда возле себя. Разве это вам обоим нужно?
Тенек покосился на Хену с немного странным выражением.
– Последнее, чего я хотел бы в жизни – это удерживать мистера Макдауэлла возле себя. Всё сказанное вами сейчас – общеизвестные вещи, а я хотел бы услышать конкретное предложение, раз уж по-вашему я неправ.
– У меня нет готового решения, - пожала плечами Хена, - Мне просто кажется неправильным позволять человеку испытывать только хорошие стороны плохой привычки и лишать его возможности прочувствовать и отрицательное тоже. Возможно, он сам должен сделать выбор прийти к нам за помощью. А еще, мне кажется, было бы интересно понять, почему он делает то, что делает. Возможно, у него есть причины...
– Как раз это я скоро узнаю, – пожал плечами вулканец. – Мистер Макдауэлл намекал, что у него есть оправдания, и когда я спросил о них прямо, он сказал, что расскажет в более подходящее время и в более подходящем месте. Что касается так называемых хороших сторон, в которых я не вижу какой-либо привлекательности, то вчера я отправил его в лазарет – вряд ли это можно назвать излишней снисходительностью, а сегодня мне пришлось думать не только о здоровье кадета Макдауэлла, но и об ущербе, которое его неявка или неподобающее состояние могли причинить проекту.
– Но ущерб все равно был причинен… - тихо заметила ференги, - Ты сделал сегодня что-то для его блага, что-то ему выписал, я не знаю... но он все равно попал в лазарет и в объектив камеры мисс Харт. Как так получилось?
Так получилось из-за того, что некоторые люди внимательно читают инструкцию к фазеру нового типа, но не имеют достаточно терпения, чтобы полностью прочитать инструкцию к собственному организму, или слишком пренебрегают предписаниями врача, чтобы их соблюдать.
-Вот как… Такое действительно бывает… Но если задуматься об этом и сознательно начать это учитывать, можно стремиться к упрощению инструкций, особенно в таком простом случае. Существуют же альтернативы, которые люди успешно использовали многие годы…
Хена говорила негромко, но вдруг и вовсе замолчала.
-Что-то происходит, - наконец, сказала она, - Какой-то шум на Променаде.
«Что может быть проще, чем инструкция «не употреблять алкоголь в течение полутора часов»? – собирался спросить Тенек, но не успел: послышлася отдалёный шум, и забеспокоилась из-за него Хена.
– Вам лучше остаться здесь, – сказал вулканец, – а я пойду посмотрю.
_________________________
С Хеной
« Последнее редактирование: 17 06 2016, 16:01:58 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
20 06 2016, 20:16:06 #161
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

ДС9, кабинет координатора проекта “Альфа”

Когда бурная сцена на Променаде завершилась, Утара почувствовала приступ острой тоски: всё-таки было что-то несправедливое в том, что неприятности так и сыпятся на проект и его несчастных руководителей. Но это было ещё не самое худшее: нужно было рассказать о случившемся коммандеру Мори и глинну Толан. «Обрадовать».
Болианка коснулась коммуникатора и вызвала кординатора проекта. Почему сначала именно её? Наверное, потом что коммандер, объявив вчера о своих опасных намерениях внезапно записала себя в категорию особенно тяжёлых для советника проблем. Но ей влюбом случае нужно будет тоже обо всём рассказать, сразу же, следующим же разговором.
– Слушаю, советник, - ответ последовал незамедлительно. Судя по тому, что Утара не смогла найти Толан на Променаде, кардассианка пропустила всю развернувшуюся сцену.
– Мы с вами хотели обсудить стратегию общения с мистером Корамом, – сказала Утара. – Мы можем встретиться? Фуршет подходит к концу, и вряд ли вас хватятся. Кроме того появились новые обстоятельства... право, я не могу решить, хорошие или плохие.
– Да, разумеется, - отозвалась Толан. – Я сейчас нахожусь в стыковочном кольце, вы можете зайти в мой кабинет. Я надеюсь, фуршет закончится без нашего вмешательства и кроме инцидента с Лайтманом никаких непредвиденных обстоятельств не случится. Жду вас у себя.
«Если бы!» – подумала Утара, направляясь в кабинет коориднатора. Вслух она ничего не сказала, кроме того, что сейчас будет: не стоило волновать коллегу туманными и пугающими намёками, лучше уж рассказать всё подробно и ясно, позволив увидеть всю картину целиком.
 
Так она и сделала. Когда координатор впустила её в кабинет, болианка опустилась в ближайшее кресло и поведала ей в подробностях всё приключение с мэром и прессой, от самого разговора с комманедром Мори и до финального отбытия коорреспондентки.
– Как видите, – заключила она, – обстоятельства изменились, и одной судьбе ведомо, что из этого выйдет.
В повисшей тишине было слышно, как Толан сделала глубокий вдох. Советник не могла не отметить, что женщина изо всех сил старается скрыть свою реакцию, но она не была вулканкой, и это ей удалось не слишком успешно. Сейчас кардассианка выглядела еще более напряженной, чем прежде, хотя, казалось бы, куда более?
– О поведении кадетов поговорим потом, сейчас у нас есть проблемы поважнее. Я думала, нашей самой большой проблемой будет журналистка, а не еще один участник проекта. Но что ожидать от клингонов, они не умеют себя сдерживать, - пробормотала она сквозь зубы. – Итак, обстоятельства таковы, что теперь надеяться на добрую волю и хорошее настроение Корама просто глупо. А откладывать беседу еще больше нет никакого смысла.
Она пробарабанила пальцами по столу и отвела взгляд.
– Это будет сложная задача. А если вспомнить то, что сказала вчера коммандер и ее безумные идеи по поводу «самопожертвования» – и вовсе маловыполнимая. Сейчас Корам будет требовать самого жестокого наказания, причем всем, кто попадется под руку. Я надеюсь, у вас есть идеи, как сгладить эффект, созданный М’Котой?
– Не думаю, что этот эффект можно сгладить, – вздохнула Утара. – Вы бы видели её – это была настоящая фурия! Но! – сказала она, поднимая палец вверх, – если нельзя сгладить, можно попытаться использовать! Теперь вся станция слышала обвинения в его адрес, и мы можем предложить мистеру Кораму замять эту историю. Объявить выводы импульсивной девушки поспешными и основанными на неподтверждённых данных, в обмен на встречную услугу.
Толан закрыла глаза и потерла переносицу.
– Советник, - тихо проговорила она и снова замолчала на какое-то время. – Это рискованно. Если это не сработает, его обвинения только возрастут. К Артуру, к М’Коте, к Клингонской Империи, к Федерации, к кому угодно. Вы думаете, что обвинение в нападении – это страшно? Оскорбления при таком скоплении народа воспринялись им в сто раз хуже – в этом я уверена. И сегодня вечером нас будет ждать очень свирепый, очень рассерженный бывший мэр, который все еще обладает властью и связями. И баджорка, готовая на любые глупости ради кадета. А я все еще не придумала тактику, которая должна сработать.
– Как и я, – призналась Утара. – Я понимаю риск, но пусть это будет наш предпоследний ход перед тем, как коммандер попытается сыграть свой козырь.
Она в задумчивости откинулась в кресле и некоторое вермя молчала в размышлениях. Затем произнесла:
– Может быть, попытаетесь сыграть на контрасте? В конце концов кардассианцы в большинстве своём не любят клингонов, вы тоже имеете право их не любить, и показать, что едва терпите такое соседство. Вы могли быть недовольны мистером Корамом там, на планете и на орбите, вы можете не любить лично его, но, предположим, что вам не по душе оскорбление любого кардассианца, вне зависимости от наличия или отсутствия уважения лично к нему. Что скажете?
– Она не сыграет, - очень тихо проговорила кардассианка, глядя куда-то мимо советника. – Я ей не позволю.
Она выпрямилась в полный рост и вышла из-за стола. Кабинет Толан навевал мысли о клаустрофобии – под него выделили закуток некогда просторного склада, как и под комнаты участников проекта. Она остановилась около окна и повернулась спиной к Утаре, заложив руки за спину и расправив плечи.
– Но вы правы. Я буду говорить с ним как с кардассианцем и от лица нашего народа. Если в нем еще остались честь и совесть – и страх – он прислушается. Если нет, то и для меня он перестанет существовать, как кардассианец. И тогда все методы будут допустимы, - жестко закончила она, оборачиваясь. В ее зеленых глазах Утара увидела что-то, чего не видела до этого. – Государственная машина может работать и в обратную сторону, в том числе против господина Корама, и он это прекрасно знает, - усмехнулась Толан.
Увидев огонь, полыхнувший в глазах координатора, Утара забеспокоилась – чего она точно не хотела, чтобы кардассианка, как и баджорка,  задумала какую-нибудь чудовищную авантюру.
– То, что предлагает коммандер Мори, незаконно, – твёрдо сказала Утара. – Этого может не знать мелкий чиновник, вроде Корама, но ваши дипломаты и разведчики не могут этого не знать. Прошу вас, обопритесь в крайнем случае на это, но не предпринимайте шагов, о которых пожалеют все... Право, – она приложила руку к груди, – коммандера Мори с её инициативой мне более чем достаточно! Да и всем остальным – тоже.
– Я не знаю федеральных законов, - покачала головой кардассианка, - но надеюсь, что эта инициатива лишена всякого смысла. Ведь я почти уверена, что Корам ухватится за такую возможность – устроить красивый суд не над маленьким кадетом, а над целым коммандером! Большой, показательный и очень предсказуемый суд, в котором он станет героем Кардассии. Не бойтесь, это самый худший вариант, - криво улыбнулась Толан. – И до него не дойдет. Вы же не думаете, что если мне и придется действовать, я буду делать это ради Мори? Просто господин бывший мэр начинает и мне действовать на нервы…
– Мне кажется, что для вас это дело чести, – сказала болианка. – Но борьба за дело чести не всегда доводит до добра, возьмите хоть сегодняшний инцидент с клингонской девочкой. Кроме того, давайте не забывать ещё и о том, что без слушания мистера Лайтмана никто Кардассии не отдаст, а выиграть это слушание у нас есть неплохие шансы. И кстати, если слушание состоится, показания против мистера Корама примут статус официальных, и вряд ли это его обрадует.
Толан кивнула.
– Вы правы. Я слышала, что вы говорили о кардассианском суде, и я понимаю ваши опасения. Но я знаю систему изнутри, и, несмотря на ваши федеральные мифы, кардассианский суд действительно наказывает виновных. И как вы думаете, кто больше достоин наказания – напавший в состоянии аффекта мальчишка, чья вина – лишь пара ссадин, - или бежавший от своих обязанностей мэр, не выполнивший долг перед родиной и поставивший под угрозу жизни своих соотечественников на планете? Как видите, вопрос в том, с какой стороны посмотреть.
____________________
С Иламой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
20 06 2016, 20:17:54 #162
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

ДС9, кабинет координатора проекта “Альфа”

Болианка кивнула:
– Логично, но…
Утара продолжила не сразу: ей не хотелось обижать координатора – кардассианка нравилась ей, в ней была та прямота и честность, которую Утара ценила в людях. Но на честность надо отвечать честностью; болианка вздохнула:
– Простите, что затрагиваю эту тему, но что касается «мифов»… Мэм, я участвовала в программе реабилитации участников войны; среди них встречались и те, кто прошёл кардассианский плен. Не стану заявлять, будто это даёт мне право судить обо всей системе взысканий в целом, но я знакома с её теневой стороной не по мифам, а со слов очевидцев – иногда твёрдых, несмотря ни на что, иногда сломленных. Не стану также заявлять, что с тех пор ничего не изменилось, но подобные пережитки изживаются далеко не сразу, особенно, если старая система не сносится подчистую, а трансформируется постепенно. Нет, я не призываю к революциям, я просто констатирую исторический факт: всем, кто преодолел это – планетам Федерации в том числе – потребовалось время, чтобы всё изменить, чтобы заключённые внезапно не умирали по непонятным причинам, не погибали от болезней или в стычках друг с другом, чтобы наказание соответствовало тому, которое определялось на суде, а не дополнялось жестокостью тюремщиков или безумным самосудом человеческого стада…
Утара положила ладони на стол прямо перед собой и некоторое время смотрела на них, словно все ответы были написаны на голубой коже.
– И я снова прошу прощения. У меня не было и нет намерения оскорбить вас и вашу Родину, – сказала она наконец. – То, что мы прошли этот этап общественных отношений раньше, не даёт нам права смотреть на вас свысока. Просто мне хотелось, чтобы вы знали что я знаю об этом и из каких источников – мне кажется, это важно для нашего взаимопонимания.
– Спасибо, советник, что открыли мне глаза и рассказали то, что я не знала, - голос Толан в одно мгновение похолодел, а лицу вернулось привычное непроницаемое выражение. Она неторопливо вернулась на свое место и села, откинувшись на спинку кресла. – Я полагала, вы пришли, чтобы обсудить стратегию поведения с Корамом и защиту кадета. Если вы здесь для того, чтобы обвинять нашу систему правосудия и общественный строй, вам лучше покинуть мой кабинет. В лице коммандера Мори вы найдете более благодарного слушателя.
– Я пришла к вам как к другу, а друзьям не лгут, по крайней мере тем, кто может вынести правду, даже если она их ранит, – сказала болианка. – Мы кое-что пережили вместе, и мне показалось нечестным держать вас в неведении относительно моей осведомлённости и моих побуждений. Вы – не Корам, и с вами я хотела бы действовать в открытую. Но оставим это. Как вы справедливо заметили, у нас есть насущная проблема. Каковы по-вашему шансы на то, что мистер Корам захочит избежать официальных обвинений и пойдёт на компромисс, с одной стороны, и шансы на то, что он ради мести решится принять груз этих обвинений, с другой?
Толан коротко кивнула, давая понять, что больше не собирается говорить на поднятую советником тему, и вернулась к деловому тону:
– Я уверена, что уговорить его отказаться от обвинений будет трудно. Он жаждет мести, особенно теперь. Изменить его мнение сможет только что-то, что подставит его самого под больший удар. Как вы могли заметить, Корам – трус, но трус принципиальный. И пока он уверен в своих силах, он будет идти до конца. Мы не должны играть по его правилам, иначе он почувствует полную вседозволенность – мы и так у него в кармане. Уж не знаю, чего он добивается: личной мести, справедливости в своем понимании или вовсе расформирования проекта – но он может всего этого достичь. Ответное обвинение может его напугать и заставить отступить, а может, наоборот, заставить еще больше озлобиться и во что бы то ни стало довести дело до конца. Если вы хотите мое мнение: я не знаю.
– Мы можем как-то разведать, в чём его слабое место? – спросила Утара. – Вы сказали, «пока он уверен в своих силах, он будет идти до конца», но что даёт ему эту уверенность? Пытается ли он взять ситуацию наскоком, не имея никаких козырей, или же уверен, что за его спиной сила, которая сметёт все преграды и защитит даже от серьёзных и доказанных обвинений? Если такая сила есть, это плохо, но тогда он не может не бояться её сильнее, чем чего-либо ещё в этой жизни. Скажите, есть среди ваших знакомых хоть кто-то, кто мог бы дать хоть слабенький намёк, хоть микроскопическую подсказку обо всём этом?
– Он верит, что на него было совершено нападение, и этому есть свидетели, - усмехнулась Толан. – Не станете же вы спорить с этим фактом. Не знаю, стоит ли кто-то за ним, или его самоуверенности достаточно, но его положение достаточно прочно – на Кардассии он до сих пор считается действующим мэром Джеймстауна. По крайней мере, пока ситуация с мятежом не будет расследована до конца. И здесь мы можем помочь правительству понять, что же случилось на самом деле, кто именно заблокировал телепортацию и оставил на планете своих соотечественников на растерзание землянам. Джез Тенма и Карисса Яккат могли бы стать свидетелями с нашей стороны обвинения… - задумчиво произнесла координатор. – Что касается моих источников, то я уже пыталась узнать о слабых местах Корама… Похоже, их нет. Ничего, кроме известного нам. Он на хорошем счету в Центральном Командовании, но до недавних событий наше правительство не слишком интересовалось происходящем в ДМЗ. Как вы знаете, у нас сейчас есть дела поважнее.
Утара покивала, то ли словам координатора, то ли своим мыслям.
– Думаю, у нас больше свидетелей. Мисс Баккер, которая изучала блокировку телепортации со стороны мэрии, может снабдить следствие техническими подробностями. Пароль, который мы разгадали, напрямую указывает на того, кто его установил, также на это указывает и то, отпечаток чьей ладони открывал доступ к операции разблокирования. Это не было проверено, но если у вашей стороны есть доступ к зданию мэрии, и там хоть что-нибудь уцелело, вся картина может быть восстановлена до мельчайших деталей. Техника часто бывает самым надёжным свидетелем.
– Вот видите, - Толан склонила голову, - у нас находится уже больше аргументов, которые мистеру Кораму будет интересно услышать. Если правильно обыграть обвинение, то нападение кадета Лайтмана может стать меньшей из проблем бывшего мэра.
____________________
С Иламой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
20 06 2016, 20:18:29 #163
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 3

ДС9, кабинет координатора проекта “Альфа”

Утара откинулась в кресле.
– Мне не даёт покоя вопрос: почему он попал на Волан II? И чем больше я слышу про его связи, тем больше меня это беспокоит. На первый взгляд это смахивает на ссылку. Но чиновник, находящийся в почётной ссылке не был бы настолько уверен в себе после такого бегства! Блеф? Или суть в чём-то ещё, чего я не могу понять, из-за недостаточного знакомства с вашим обществом?
– Ссылка? – удивилась Толан. – Он выглядел вполне довольным своим постом. Это неплохое повышение для мелкого чиновника, дающее власть, независимость от центра и довольно спокойную жизнь – по крайней мере, все прошлые годы. Да, Волан II – скучное место, но там неплохой климат и возможность жить так, как хочешь – что и делал мэр. Если же его туда и впрямь «сослали», то это что-то, о чем я не знаю. Вы слишком полагаетесь на мои тайные знания, госпожа советник, забывая, что я обычной преподаватель в Академии!
– А меня там – на Волане II – не покидало ощущение, что он не доволен своим положением, – задумчиво проговорила Утара. – Впрочем,  вам виднее, и дело не в тайных знаниях, а в вашем понимании социальной психологии соотечественников. Может быть, он просто привык жаловаться на всё в любых обстоятельствах, а я придала этому слишком большое значение? Ладно, давайте посмотрим, что у нас есть ещё. У меня нет данных о происходящем на Волане II, но как вы оцениваете результат действий мистера Корама для Кардассии? Его провальная попытка заключить договор с Федерацией нанесла вред вашей политике в отношении Волана II или наоборот?
– Договор с Федерацией сам по себе мог бы быть полезен для Волана II – но похож ли Корам на человека, который заботится о благосостоянии планеты? Скорее уж о своем собственном, - хмыкнула Толан. – Но он вполне мог быть выгоден ему лично. Уж не знаю, о чем именно он договорился с Федерацией, но своей выгоды бы он не упустил. Если бы его позиция не была воспринята в штыки, Кардассия бы продолжила следить за событиями на планете и не допустила бы активного вмешательства Федерации, но вряд ли поблагодарила бы его. Сейчас же… Не могу сказать, что из-за мятежа позиции Кардассии укрепились – думаю, вам известно отношение местных землян к кардассианскому меньшинству, а также ситуация в гарнизоне. Но Кардассия уже дала свой ответ, прислала корабль для наблюдения за ситуацией и собирается отправить новых колонистов. События на Волане II привлекли наше внимание к ситуации в ДМЗ, на которую у нас не хватало ресурсов со времен Доминионской войны, и теперь я полагаю, что все будет под контролем. Однако вряд ли Кораму удастся использовать этот аргумент в свою защиту – его побег повлек негативные следствия для интересов Кардассии и кардассианского населения Волана II.
Утара посмотрела на кардассианку немного виновато.
– Простите, что я снова о неприятном, но у нас получается два варианта. Если Корам действовал по собственной инициативе, тогда на передний план выходят те опасности, которым из-за него подвергается кардассианское население, и мы можем считать его положение уязвимым. Если же за его действиями стоит кто-то более влиятельный, кто хотел увеличить количество кардассианских колонистов и усилить присутствие Кардассии на планете, то Корам может чувствовать себя в безопасности и ожидать не наказания за свои действия, а благодарности или по крайней мере защиты.
– Но мы не знаем, произошло ли случившееся по благодаря или вопреки действиям Корама, - задумчиво заметила координатор. – И, значит, можем рискнуть – все равно у нас нет других вариантов. Как я уже говорила, я буду защищать Лайтмана в суде, но сейчас мы должны использовать все шансы, чтобы до суда не дошло. Скажите… - Толан сложила руки в замок и внимательно посмотрела на советника. – Как вы полагаете, были ли действия Корама похожи на хорошо продуманный, спланированный и отлично сыгранный сценарий? Либо он гениальный актер, и тогда у нас нет никаких шансов, либо он действительно испугался и запаниковал, а, значит, не рассчитывал на такой поворот.
– Есть ещё третий вариант – нечто среднее, – сказала советник. – Его могли использовать. Незаметно подбросить нужную идею насчёт договора с Федерацией, и оставить на произвол судьбы, как разменную пешку, когда всё сорвалось. Два последних варианта кажутся мне более похожими на правду: я не вижу в Кораме великого актёра и совершенного шпиона, но, сами понимаете, я могу ошибаться. Впрочем, вы были правы: в первом случае у нас нет шансов, так что давайте считать что верен один из двух оставшихся, и шансы у нас есть.
– Мне нравится ваш оптимизм, госпожа Рилл, - губы Толан изобразили быструю улыбку, но глаза оставались предельно серьезными. – Хотела бы я тоже в него верить. Я надеюсь, сегодняшний разговор все расставит по местам и прояснит дальнейшие действия. Вы собираетесь присутствовать? С учетом сегодняшнего инцидента он может быть не рад вас видеть. Удивлюсь, впрочем, если он захочет видеть меня, но придется, - усмехнулась кардассианка.
Советник покачала головой:
– Не думаю, что моё присутствие будет уместно, в нём нет офциальной необходимости. Если бы мистер Корам симпатизировал мне, тогда другое дело, но наше столкновение продемонстрировало неприязнь, которую мне навряд ли удалось поколебать даже на сотую долю градуса. Хотя я пыталась... до сих пор тошно вспоминать!
- Жаль, - искренне произнесла кардассианка. – Вы самый уравновешенный и спокойный человек из нас, но, если даже вы не смогли поладить с Корамом, вряд ли это мне удастся. Зато не удивлюсь, если он подготовил еще одно обвинение – на этот раз в адрес М’Коты. Только вмешательства Клингонской империи нам и не хватало.
Толан скользнула взглядом по монитору своего терминала и встала из кресла.
– Советник, я должна вас предупредить, что буду отсутствовать на первых двух презентациях кадетов. Прошу вас проследить за тем, чтобы все прошло без эксцессов.
– Знаете, а я бы не отказалась от вмешательства клингоноской империи, – устало сказала Утара, то ли в шуку, то ли всерьёз, – по принципу «клин клином». Конечно, я буду присутствовать на презентациях. Надеюсь, они действительно пройдут без эксцессов. Кроме того, мне просто нужно там быть: такие программы обычно многое могут рассказать о своих авторах.
– Вы правы, я бы сама была не прочь взглянуть, но скоро начинается предварительное слушание по делу Энн Уильямс, и я должна там присутствовать как координатор проекта. Надеюсь, работы кадетов вас не разочаруют. 
Болианка кивнула:
– Я сохраню для вас голозаписи презентаций. Удачи на слушании, глинн Толан, и на встрече с нашим драгоценным мэром тоже. Если вдруг окажусь нужна, буду на связи. После сегодняшних событий, я готова допустить почти всё что угодно.
– Спасибо, - Толан задумчиво кивнула и подошла к двери, чтобы проводить советника. – Сегодня немного удачи нам не помешает.
____________________
С Иламой


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
24 06 2016, 12:57:51 #164
Сатал

Re: Сезон 3, Эпизод 3

27 августа
Станция ДС9, Променад


В сопровождении младшего лейтенанта Бакота Сатал возвращался к своему столу. Его соседа вулканца рядом не было, он все еще был занят разговором в некотором отдалении, и за закусками никто не присматривал, к сожалению.
К сожалению, потому что именно в это время возле стола появился посетитель. Саталу он пока был виден только со спины, поэтому он смог оценить только рост - около двух метров, одежду - коричневая кожа со множеством туско блестящих заклепок, и прическу - неопрятная копна черных волос, спадающая на спину. Сперва посетитель ткнул пальцем в блюдо с рулетиками, так что пара из них превратились в кучку крошек, потом достал прибор, который собрал Тенек для определения состава воды, и закрутил его в руках. Не найдя прибору подходящего применения, пришелец уронил его на пол, затем взял один из образцов воды и выпил его залпом.
Сатал оглянулся на сопровождающего его охранника и ускорил шаг.
- Сэр, вам чем-нибудь помочь? - позвал вулканец, приближаясь, пока гость чего-нибудь не раскокал. - Здесь представлены образцы еды и напитков с Вулкана, будет лучше, если я положу вам в отдельную тарелку то, что вы выберете.
Инопланетянин обернулся, и молодой человек с Вулкана смог разглядеть его лицо - кожа сероватого оттенка, сложная костная структура, острые на вид клыки, выдающиеся с обеих сторон его рта.
-Что это за дрянь? - прорычал инопланетянин, снова тыкая в рулетики.
- Сэр, это вулканские рулетики тча, - терпеливо ответил Сатал, беря со стола тарелку. Вряд ли ещё кто-то захочет есть пищу, в которую тыкали, но на столе следовало по крайней мере навести порядок. - Давайте я расскажу вам, что у нас есть на столе, и если вас что-то заинтересует, положу в отдельную тарелку. Вся пища у нас вегетарианская.
Незнакомец явно не отличался уважением к правилам хорошего тона, и пока он не перевернул всё на столе, его следовало “обезвредить”. Наличие клыков наталкивало на мысль, что пришелец может не есть вегетарианскую пищу, а учитывая его характер, если он узнает об этом после того, как что-то попробует, он может разнести весь Променад.
-Ээээ, мистер, не злите его, - раздался у Сатала из-за спины голос его охранника, - Просто держитесь подальше и он скоро уйдет.
На фоне незнакомого инопланетянина младший лейтенант Бакот выглядел бледно и, разумеется, не смог бы задержать его в одиночку.
Сатал переглянулся с охранником и отступил на шаг, так и продолжая держать в руках блюдо с пострадавшими рулетиками. “Надеюсь, к тому времени, как он уйдёт, от стола ещё что-нибудь останется”, - невесело подумал вулканец.
Но было поздно, Сатала уже заметили.
-Вегетарианская? Ты что, оскорбляешь меня, розовокожий? Этому место в помойке!
Инопланетянин сделал шаг вперед, ударил рукой по тарелке, которую держал в руках молодой человек, выбивая ее из его рук, и схватился за одежду на груди Сатала.
Юноша и глазом моргнуть не успел, как повис лицом к лицу с разъярённым гостем. Он оценил размеры и положение противника: до нервного захвата, к сожалению, ему было так не дотянуться, а неудачная попытка в данном случае будет хуже её полного отсутствия. А сделать что-то было надо, и разговаривать было бессмысленно.
Параллельно в голове упрямо маячила другая мысль: “Странный человек. Сам пришёл, сам разозлился. Можно подумать, я его насильно кормил. Чего таких психов вообще в общественные места допускают?”
- Урааааааааааааа! - неожиданно завопил Сатал как можно радостнее, бросаясь врагу в объятия. Если тот от неожиданности ослабит хватку, ему удастся повернуться удобнее и обездвижить нападающего.
Освальд и Тенма быстро подошли к столику вулканцев. Землянин на ходу увидел, как Самрита Баккер отошла подальше, коснулась своего коммуникатора, довольно сильно выделявшегося на платье, и что-то торопливо произнесла. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, кого именно звала девушка, но Освальд не был уверен, что СБ подоспеет вовремя, ведь счёт уже шёл на секунды.
- Какие-то проблемы? - громко спросил он, встав чуть сбоку от сцепившихся навсиканца и Сатала и приготовившись к любому развитию событий.
Ещё издали Тенек увидел, как навсиканец сграбастал Сатала, и ускорил шаг: он был уверен, что Сатал сумеет за себя постоять, но всё же для него оставалась опасность пострадать в этом конфликте. Внезапный тактический дивертисмент Сатала застал Тенека врасплох, возможно даже больше, чем навсиканца – он даже остановился, поражённый увиденным, и не зная, как его трактовать. Лишь секунду спустя он осознал, что это было чем-то вроде манёвра, и снова поспешил на помощь.
Маневр Сатала действительно сработал не только на вулканского медика, но и на навсиканца. Ошарашенный тем, что жертва бросилась ему в объятья, вместо того, чтобы дрожать от страха и отбиваться, инопланетянин продолжил по инерции поднимать Сатала в воздух, а потом развернулся и резко отшвырнул его от себя, как хищник, внезапно осознавший, что его добыча больна или ядовита. Юноша с Вулкана перелетел через свой стол и ударился плечом о стену, сшибив на пол украшающий ее свиток и разбив до крови ладонь о крепление этого произведения искусства.
-Дорогу! Дайте пройти! - послышались голоса, это несколько СБшников пытались пробиться через толпу на Променаде.
Навсиканец издал звук, похожий на тихое рычание, который символизировал его разочарование, поскольку то, что сперва казалось ему легким способом поразвлечься, не оправдало его ожиданий. Затем он смахнул со стола еще одну емкость с пробами воды, которые приготовил Тенек, и двинулся прочь. По лицу баджорского СБшника, сопровождавшего Сатала сегодня, было видно, как он колеблется - заступить ли дорогу хулигану, призвать ли его к ответу? Но все-таки он предпочел замешкаться и немного подождать прибытия коллег.
Манёвр сработал немного не так, как планировал Сатал, и нервного захвата так и не вышло. Боль пришла только через несколько мгновений после падения, и юноша, закусив губу, стал медленно подниматься, потирая ушибленное плечо, отчего рукав окрасился кровью. Встав на ноги, Сатал сделал несколько шагов к своему столу и опустился на табурет, наблюдая за направляющимися к навсиканцу офицерами службы безопасности.
В изменившихся обстоятельствах Тенеку пришлось резко сменить направление: драки уже не было, зато был пострадавший, и оказание ему помощи стало приоритетом. Пробравшись к их с Саталом столу (толпа в таких случаях всегда сгущается как по волшебству) он снова достал аптечку и занялся травмами Сатала. Не отвлекаясь от дела, он тем не менее прислушивался к тому, что происходило с навсиканцем и сотрудниками СБ – вулканец ожидал ареста или сопротивления со стороны буйного инопланетянина.
Освальд посмотрел вслед удаляющемуся навсиканцу и быстро подошёл к лейтенанту Бакоту.
- Сэр, вам помощь нужна? - спросил кадет. - Не хочу, чтобы этот громила разнёс наши столы.
Возвращаясь в зону фуршета после разговора с коммандером станции, Ракар услышал шум еще издалека. Затем мимо него пробежали несколько офицеров станционной безопасности. Улан торопиться к месту действия не стал, там и без него была достаточная толпа свидетелей. Взглядом проследив полет Сатала над столом, ромуланец определил предполагаемую траекторию ухода бросившего его навсиканца и двинулся курсом на перерез. Толпа расступалась перед агрессивным гуманоидом, не желая повторить участь того землянина. Без труда обойдя пару человек, Ракар возник перед навсиканцем, преграждая ему путь.
- Зря вы это сделали, - сказал Ракар спокойным тоном, одновременно всем своим видом показывая, что тот дальше не пройдет.
СБшник, не вполне удачно приглядывавший за Саталом, посмотрел на обратившегося к нему кадета, затем обернулся и поискал взглядом подмогу - двое его коллег были уже близко.
-Благодарю, - с оттенком высокомерия сказал младший лейтенант Бакот, - Служба станции вполне сможет справиться своими силами. В конце-концов, это наша работа. Сэр! - повысил он голос, обращаясь к навсиканцу, но все-таки не рискуя подойти ближе и уж тем более вступить в физический контакт с ним, - Вам придется проследовать с нами!
В это время к навсиканцу уже обратился молодой ромуланский улан, и его это, конечно же, не порадовало.
-С дороги! - прорычал он, поднимая руку то ли чтобы действительно замахнуться, то ли чтобы просто убрать с дороги препятствие.
Ракар был готов к любому движению. Убедившись, что СБ намерена забрать навсиканца с собой, а также констатируя факт того, что они опаздывали, а некоторые и вовсе не собирались приближаться, улан предпринял собственное действие. Быстрым, отточенным, давно натренированным движением левой руки он блокировал поднятую руку нападавшего, одновременно предвосхищая другой его возможный маневр удара с другой стороны. Сделал шаг вперед и наступил на оба ботинка навсиканца, своим весом толкая его назад. И когда тот начал предсказуемо валиться на спину, не имея возможности отступить, Ракар переступил на пол, поймал падающего, резко развернул его спиной к себе и заломил обе его руки за спину, пригибая его к полу.
Удерживая руки навсиканца болевым приемом, он бросил короткий взгляд на лейтенанта Бакота.
- Забирайте его.
Навсиканец, конечно, попытался сопротивляться. Сперва стремительный прием ромуланского улана застал его врасплох, но все-таки он был выше и тяжелее, и к тому же явно обладал высоким болевым порогом. Сама природа его родной планеты позаботилась о том, чтобы сделать своих обитателей почти идеальными машинами для насилия. Навсиканец рванул руки, удерживаемые ромуланцем, одно из его плеч хрустнуло с неприятным звуком, но он почти смог освободиться… И в этот момент на нем повисло двое сотрудников станционной службы безопасности. Навсиканец сделал еще несколько попыток освободиться и разбросать теперь уже троих удерживающих его людей, но тщетно.
-Спасибо, - выдохнул один из СБшников, обращаясь к ромуланцу, - Дальше мы уже сами…
-Расходитесь, расходитесь! - тем временем командовал окружающим младший лейтенант Бакот, - Здесь больше не на что смотреть!
Освальд посмотрел на стоящего рядом Тенму, пожал плечами и кивнул в сторону кардассиано-райзианского столика.
- Может по коктейлю?
-Похоже, здесь действительно больше нечего делать, - согласился кардассианец.
Ракар отпустил навсиканца и отступил назад. Что ж, федераты прибыли вовремя, в одиночку он бы не справился, но не все были профессионалами. Лейтенант СБ Бакот больше любил работать голосовыми связками, нежели чем исполнять прямые обязанности.
Улан отряхнул руки. Подобные действия у себя на родине он привык исполнять только в перчатках. Скользнув по толпе взглядом, он отметил, что Сатал жив, Тенек занят своим делом, а ему самому следует теперь отправиться дальше по своим собственным прямым обязанностям. Подойдя к Освальду и кардассианцу Тенме, он с улыбкой и оттенком заинтересованности произнес:
- Райзианский коктейль и что-нибудь из кардассианского? Надеюсь, вы мне не откажете?
Освальд в ответ на это кивнул и бодро произнёс:
- Идём!
______________________
Сатал, Бакот и служба СБ, навсиканец, Тенек, Освальд, Ракар, Тенма, массовка.


Чтобы запихнуть зубную пасту обратно в тюбик, нужно создать отрицательное давление.
Offline  
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 ... 38
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS