* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
16 12 2019, 01:32:51 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 19
0 Пользователей и 4 Гостей смотрят эту тему.   
15 12 2014, 21:41:41 #30
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 09:10, ДС9,  ангар 13
Сложив на груди руки, ромуланец наблюдал за ходом голосования. Процесс был серьезный, процесс был важный. Да только не все кадеты этого проекта были серьезными. Кадеты напоминали ему детей малых, которых выпустили в космос порезвиться. Хотя, ромуланские дети в серьезной ситуации так себя не ведут. Разве не понятно, что сейчас они выбирают лучшего? Никто не волнуется за собственный статус? Правый ряд с его стороны вел себя почти серьезно, еще вел себя серьезно мужчина с левого ряда. Остальные вертелись на стульях, нервничали и вели себя странно. В иной ситуации Ракар бы забавлялся, но его задание было серьезным, и он наблюдал, наблюдал внимательно. А дальше и вовсе некоторые кадеты начали приватно совещаться, ромуланец не услышал о чем. Он только обернулся вновь на вошедшее начальство и стал ждать дальнейших событий.
Координатор проекта была циником, что впрочем свойственно кадассианцам. Слишком высоко задранная самооценка, попытка высказывания превосходства, надменный вид. Но уступающий ромуланцам в знаниях, профессионализме и характере. Ракар бесстрастно наблюдал.
Голосование выиграла трилл. И ромуланец стал рассматривать ее с большим вниманием. Если голосование было объективным, значит эта девушка проявила наибольшее мастерство в миссии, наибольшее мужество и умение, а также лидерские качества. Склонив голову на бок, Ракар изучал ее лицо. Ничего кроме излишней самоуверенности и одновременно неуверенности в себе он в ней не видел. Все то, что он изучал о расах входящих в Федерацию - было написано у нее на лице. Хотя, вероятно она и была лидером, но это не следовало из прочтенных им отчетов. Что ж, значит к ней нужно присмотреться подробнее.
Отлет через 3 часа, точный приказ, куда уж может быть точнее, ремарки о комфорте вызывали лишь сарказм. Ракар молча поднялся со своего места и отправился к выходу из ангара.
« Последнее редактирование: 15 12 2014, 22:00:01 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
07 01 2015, 17:39:59 #31
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 09:10,
ДС9, ангар 13->коридоры станции


Освальд встал и негромко проворчал:
- Такие новости надо объявлять за три дня до вылета, чтобы можно было смириться с этой мыслью с помощью чего-то типа андорианского эля или земного бурбона.
Квинтилия Перим?! Вы издеваетесь, коллеги?! Не могли выбрать кого-нибудь более подходящего? Например, энсина Соммерса - действующего офицера и первоклассного пилота, который сперва спас катер "Эльбу" со всеми кадетами на борту, а потом ещё и совершил на нём крайне опасный манёвр, отвлекая Аномалию от станции. Или Артура Лайтмана - со своей зашкаливающей активностью и сводящим с ума перфекционизмом он приложился почти ко всем элементам операции по спасению станции. Да хотя бы педанта Тенека, взявшего на себя руководство целой службой в критической ситуации и организовавшего эвакуацию раненых.
Конечно, из лазарета Освальд наблюдал только последнего, а про первых двух услышал уже потом, в пересказе других кадетов, но всё равно ему результат голосования казался крайне несправедливым.
Кадет быстрым шагом направился прочь, стараясь уйти подальше от своих коллег, сделавших столь неблагоразумный выбор. В дверях он столкнулся с новичком на проекте - ромуланцем. Вспомнив первую встречу с Валардисом и все сделанные им тогда ошибки, Освальд предельно сдержанно кивнул и произнёс:
- Джолан Тру. Кадет Освальд Макдауэл, тактический корпус Звёздного флота.

- Джолан тру, кадет Освальд Макдауэл, мистер, - сказал Ракар легко поклонившись, замедлив ход, а затем остановился и повернулся к человеку. - Ракар, Улан Вооруженных сил Ромуланской империи. Рад знакомству. Чем могу быть полезен?
Ромуланец старался своего сарказма ничем не выдать. Хотя сдержать его не мог. Ему все еще было забавно начало взаимодействия, с этими, с позволения сказать "партнерами". Но дело есть дело, к нему следует подойти серьезно, если хочешь сделать карьеру и по настоящему послужить Империи. Все только во благо Империи. Ромуланец перестал улыбаться,  внимательно посмотрел на человека.

Освальд задумался. А что же он, собственно, хотел от ромуланца? Просто познакомиться? Понятно, но явно недостаточно. Расспросить о предстоящей миссии? Руководство проекта ещё о ней не объявляло, поэтому ожидать от ромуланца каких-либо дополнительных сведений не приходилось. Поинтересоваться о Валардисе? Можно, конечно, но с чего бы отдельному взятому улану взять другого? Ведь с теми же Самритой Баккер и Артуром Лайтманом Освальд познакомился уже на проекте. Впрочем, попытка - не пытка, как говорится, но это потом. Была более существенная тема - проект модификации катера. Взгляд со стороны был бы весьма полезен, особенно от представителя другой цивилизации. Впрочем, в этом не будет смысла, если улан Ракар не инженер.
- Взаимно, мистер Ракар, - Освальд старался сохранять то же серьёзное выражение лица, что и в начале, - Как вы наверняка знаете, мы в проекте Альфа до недавнего инцидента работали над модификацией старого федерального катера. У меня был проект модификаций, - тут кадет замялся, - точнее набросок проекта. Мне бы не помешал взгляд со стороны. И лучше всего, скажем так, не федеральный взгляд. Если у вас найдётся время, может быть вы потом взглянете и скажете своё мнение?

- Приятно знать, мистер Макдауэл, что вы знаете наше приветствие, - сказал улан. В общих чертах о модификации катера он знал, а также о последствиях этой модификации, которые незамедлительно привели к катастрофе. Однако кадет их флота был серьезен и намерен был модификации обсуждать, что было несомненным его преимуществом перед остальными. С другой стороны, очень полезно было узнать образ мыслей молодых федератов, что будет несомненной пользой для Империи.
- До вылета три часа, это более чем достаточно времени для знакомства с вашим проектом, ничто не препятствует нам сделать это прямо сейчас. И если вы не против, мы можем одновременно позавтракать. Где у вас тут, кстати, едят? - спросил ромуланец.

Освальд, случайно кивнув, мысленно поставил себе галку - правильно сделал, что запомнил ромуланское приветствие. Главное сейчас - не потерять самообладание, как тогда в Кварк'с с Валардисом.
- Думаю, реплимат подойдёт лучше всего. В репликаторах, наверное, заложена и ромуланская кухня, - сказал Освальд, указывая вытянутой рукой направление, - я уже завтракал, но не откажусь от ещё одной чашки кофе.
Кадет шёл рядом с Ракаром, заложив руки за спину, чтобы по привычке не начать жестикулировать. В учебных материалах говорилось, что спокойная и сдержанная реакция будет лучшим выбором в общении с ромуланцами, и Освальд намерен был следовать этой рекомендации.
- Для начала расскажите, а что вам известно о нашей работе? - вопрос мог бы насторожить стереотипного ромуланца, везде ищущего врагов, и Освальд, пусть и надеялся, что с Ракаром будет иначе, всё же добавил, - я дополню ваши сведения, при необходимости, а потом расскажу о самих модификациях.

- О вашей работе.., - Ракар улыбнулся на ходу, - мне известно, что ваша группа сняла протоколы безопасности катера и провела модификацию двигателей, увеличив мощность импульсного привода, не проведя тестирование, что привело к перегрузке. - улан задрал подбородок, с удовольствием рассматривая лицо человека, и ожидая его реакции. - С такими решениями и действиями не нужного никакого внешнего врага, мистер Освальд. Противнику даже делать ничего не нужно, только лишь удовлетворенно наблюдать.

Освальд нахмурился и кивнул:
- Верно, несогласованность всех нас подвела. Одни модифицировали двигатель, другие в это время снимали блокировки, третьи управляли катером, а четвёртые вообще не понятно как на катере оказались. Но позвольте мне начать с самого начала...

Пока они шли к реплимату, кадет успел пересказать как события, которым он был свидетелем, так и те, о которых узнал позднее, щедро сдабривая свой рассказ важными и не очень важными подробностями. Впрочем, об обстоятельствах получения своей травмы и последующем пребывании в лазарете Освальд предпочёл особо не распространяться. Вдруг ромуланец воспримет его поведение как слабость?
___________________________
С Ракаром, часть 2 на подходе
« Последнее редактирование: 08 01 2015, 17:19:11 от Освальд Макдауэл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
08 01 2015, 17:30:52 #32
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 09:15, реплимат
Кадет звездного флота был весьма болтлив, а его рассказ был очень познавателен и забавен. Улан слушал его не перебивая,  удовлетворенно отмечая про себя раз за разом преимущества Ромула, и блестящую на его фоне вопиющую неорганизованность членов проекта Альфа.
До реплимата дошли меньше чем за минуту, но Ракар не спешил отвлекаться от рассказа землянина, внимательно слушая его, сложив руки за спиной. Когда же тот закончил, ромуланец спросил:

- Я полагаю, что ваш проект иного рода, и более конструктивен?
С федеральным репликатором Ракар обращался так, как будто всю жизнь только им и пользовался. Однако колебался в выборе. Выбрав же, быстро нажал пару сенсоров, забрал свой чай и тарелку земного салата. Уступил место кадету.

Помолчав немного, размышляя над дальнейшими словами, кадет ответил:
- У меня была другая идея, но, к своему стыду, я не смог донести её до остальных, поэтому все действовали без какой-либо чёткой цели, за что и поплатились.
В это время они дошли до Реплимата, и Освальд замолчал, дожидаясь пока они не сядут за стол. Когда ромуланец освободил репликатор, кадет заказал большую кружку рактаджино. Ранее пробовать клингонский кофе ему не доводилось, но всё же Освальду показалось, что это был не самый худший для первой пробы момент.
- В двух словах, я хотел выбросить из катера всё лишнее и сконцентрироваться на одном применении - доставке и высадке десанта. Вот только проведённые во время вынужденного перерыва на Бейджоре симуляции, скажем так, не обнадёживают.

- Хм, интересно, - сказал Ракар садясь за свободный стол напротив Макдауэла, - Выбросить все лишнее? Ваши корабли строятся с избытком лишнего? - наконец ромуланец решил, что сарказма пока хватит, - у вас есть проект на падде? С удовольствием посмотрю, - он протянул ладонь к землянину, ожидая что тот даст ему падд со своими разработками. - Что именно вы собираетесь выбросить?

- Нет, улан Ракар, - Освальд старался говорить максимально спокойным тоном, маскируя язвительный посыл своего ответа, - это называется универсальная конструкция. Неужели в Империи подобное не практикуется?
Достав падд, кадет совершил несколько движений пальцами и протянул его ромуланцу со словами:
- Пока я занимался только внутренней планировкой катера. Судя по симуляциям этого не достаточно - нужно модернизировать оборудование, иначе он просто не выполнит свою задачу, но это потом. Тут три плана: изначальный, показывающий всё "лишнее", - Освальд сделал акцент на последнем слове, - и предлагаемый.

Ракар взял падд из руки человека и принялся изучать материалы. Ему на самом деле было интересно, что может предложить кадет звездного флота. Улан был сосредоточен и читал внимательно, долго сравнивал чертежи между собой. Это уже была работа в проекте, это уже была работа на благо Империи, а не просто наблюдение, а в рамках блага Империи он имел право помогать всем этим чужакам.
1.

2.

3.


Наконец, ромуланец положил падд на стол напротив Макдауэла. Секунду рассматривал кадета.
- Мистер Макдауэл, в такой катер, несомненно можно посадить гораздо больше солдат, именно солдат, я не ошибся? Он для ведения боевых действий, доставки батальонов и прочее прочее. Но меня смущает один момент - отсутствие научной лаборатории. Знаете, что я вам скажу, мистер Макдауэл, кадет звездного флота, - Ракар откинулся на спинку стула, - то что я скажу - очень важно. Это по настоящему хороший совет. Так вот, - сказал улан, не мигая глядя на кадета, - плох тот солдат, который недооценивает новые технологии, исследования, необходимость анализа и ученых. Плох потому, что противник не спит, и работает, использует свое преимущество в знаниях и открытиях, в то время как вы - удаляете научные лаборатории со своих кораблей. Если когда либо вам придется выбирать между жизнью одного солдата и жизнью одного ученого - я советую вам выбрать ученого. В противном случае - вам не выжить. Что же касается зон отдыха - я полностью одобряю их модификацию в сторону увеличения свободного места. Как один из катеров в составе флотилии - такой катер мог бы быть не плох. - закончил ромуланец. Он был совершенно серьезен, ни намека сарказм не звучало в голосе.

Освальд слушал ромуланца предельно сосредоточенно и внимательно, но всё же на его лице мелькнула улыбка, когда Ракар в очередной раз переставил слова в обращении. "Надо будет потом поинтересоваться, что он пытается этим сказать", - отметил про себя кадет.
- Да, подобные катера будут малополезны вне флота, - кивая ответил Освальд, в очередной раз отмечая про себя, что в мирное время их полезность также стремится к нулю, - но в этом самом флоте наверняка найдутся более крупные корабли, оснащённые научной лабораторией и не только ей, а задачей таких катеров мне видится доставка наземных войск или абордажных команд, когда основной флот связан боем.
Некая важная мысль мелькнула в голове у Освальда, но он пока не мог её чётко сформулировать. Спустя несколько секунд кадет одни глотком допил рактаджино, едва не обжёгшись горячим напитком, и торопливо добавил:
- Спасибо, улан Ракар, вы дали мне пищу для ума. Мне надо подумать, поэтому я, наверное, пойду проверю, насколько хорош тир в местных голокомнатах. Присоединитесь?

- Тем не менее, ваш катер в настоящий момент является вполне самостоятельной, самодостаточной единицей. Ваши модификации делают ее как минимум несамостоятельной. Пренебрегать вооружением и научным оборудованием - последнее дело. Когда катер, оборудованный недостаточно, окажется в незнакомой, непонятной области пространства, с невозможностью ее понять - солдаты пожалеют о том, что не были достаточно внимательны к главному. Их гибель не принесет пользы.

Ракар поправил форму. Кадет звездного флота был вполне дипломатичен, он производил лучшее впечатление чем остальные за круглым столом. Хоть ему и категорически не доставало тактических способностей. В звездном флоте все же учили значительно хуже, чем ромуланской школе, но это было вполне ожидаемо и естественно для ромуланца.
- До вылета на задание не так много времени, я должен привести в порядок свои вещи - сказал улан, - с удовольствием посоревнуюсь с вами в меткости в следующий раз.
- Теперь, прошу меня простить.
Ромуланец встал из за стола, кивнул кадету, развернулся и вышел из помещения.

Кадет кивнул ромуланцу на прощание, забрал падд и пошёл в сторону Кварк'с, размышляя на ходу.
Ракар говорил те прописные истины, которые вносят в головы кадетам в первый год обучения, но Освальд иногда проверял их на прочность, упрямо игнорируя и сдаваясь только когда кто-нибудь ещё на конкретном примере покажет, что эти истины существуют не просто так.
В Кварк'с, к счастью, нашлась свободная голокомната. Установив прерывание программы на 11 часов, кадет запустил стрельбище.
- Поехали, - тихо сказал он, когда слева появилась первая мишень.

_____
вместе с Освальдом Макдауэлом
« Последнее редактирование: 08 01 2015, 17:39:22 от Ракар »

loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 01 2015, 22:58:07 #33
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 09:56
Лазарет


После планёрки у Тенека было дело. Даже два дела, хотя оба касались одно и того же человека. Во-первых, у него была договорённость о встрече с Квинтилией Перим. О цели встречи Квинтилия ничего не написала, а догадок вулканец предпочитал не строить. Во-вторых, Квинтилии нужно было вернуть падд. Разумеется, Тенек не открывал никаких записей, кроме тех, которые были оставлены специально для медицинской службы, но предполагал, что для его коллеги по команде они могут иметь ценность.

Однако, прежде кадету Перим предстоял разговор с коммандером Мори, и это время Тенек мог посвятить сборам. В сущности, сборы не требовали много времени: личных вещей в дорогу требовалось немного, а медицинские комплекты были наготове в лазарете, однако, верный привычке не допускать даже малейшей небрежности, Тенек направился в лазарет. И всё же, даже убедившись, что всё в полном порядке, вулканец чувствовал неудовлетворённость. Порядок порядком, но он был уже научен горьким опытом: даже приборы с автономным источником питания не совершенны и могут отказать в самый неподходящий момент. Поразмыслив, он дополнил стандартный список несколькими архаичными экземплярами - архаичными, но безусловно надёжными и безотказными, в том числе набором разнообразных скальпелей.

- Здравствуйте, Тенек.
Стажер, занятый сборами и попытками предугадать, что в этот раз случится с кадетами, обернулся. Перед ним стояла светловолосая баджорка и улыбалась. Это же Эвен Оро!
- Вы снова с нами?

Кажется, сегодня был день падающих камней – камней, падающих с Тенековой души. Словно сговорившись, они падали один за другим – веско и с грохотом. Сперва Освальд, потом Жантарин и вот теперь сестра Эвен… Как ни совестно было это признавать, вулканцу в конце концов не удалось удержаться в рамках полной невозмутимости – сейчас чуть заметная улыбка тенью проскользнула по его лицу, и ему пришлось сделать усилие, чтобы снова её согнать.
– Здравствуйте, мисс Эвен, – сказал он, стараясь, чтобы хоть голос звучал достойно. – Это не совсем так, через два часа тридцать три минуты группа «Альфа» отбывает на новое задание. Но я рад, что успел убедиться, что вы здоровы. Я успею до отъезда обновить данные в вашем медицинском файле.

-В ближайшие дни я уже приступаю к службе, - снова улыбнулась Эвен, - Лазарет нуждается в персонале, так что сейчас не время для отпуска. Я хотела поблагодарить вас, Тенек, без вас меня бы здесь сейчас не было.
-Мы все хотели бы вас поблагодарить, сэр, - к Тенеку и Эвен подошел Нив Талмак, - Нам всем повезло, что вы оказались на станции. Мы тут с ребятами подумали… Про нового главного врача на замену все равно ничего не слышно… Может, вы бы подали заявку, сэр? Мы все видели, на что вы способны, мы бы поговорили с начальством станции. Может, ну этот проект “Альфа”?

Тенек почувствовал себя прижатым к стенке. Это были очень достойные люди – мужественные и трудолюбивые – именно такие, с которыми посчитал бы за честь работать любой вулканец. Но ответить на их предложение согласием было совершенно невозможно: нельзя было бросать начатое, нельзя было оставить проект «Альфа» без врача, да и ставить на такую должность стажёра, когда есть множество более достойных и опытных кандидатов, тоже было неправильно. Тенек понимал, что их слова продиктованы эмоциями, и в то же время чувствовал, что всё это находит отклик где-то в глубине его собственной души. Он не мог подобрать этому ощущению правильное название, но эти люди больше не были просто персоналом лазарета, даже просто коллегами – за долгие часы «инцидента с Аномалией», они стали вровень с теми, кого вулканец знал намного дольше и ближе.
– Ваше предложение – честь для меня, – ответил Тенек тщательно подбирая слова, – но это невозможно по многим причинам. В том числе и потому, что другого врача в проекте нет, а без врача состав команды не будет приемлемым. Кроме того, я ещё только стажёр.

Нив вздохнул с сожалением.
-Жаль… Но если надумаете, мы всегда вас поддержим…
-Тенек! - раздался высокий резкий голос.
Баджорцы, окружавшие стажера, расступились под напором Квинтилии Перим.
- Ты хотел меня видеть?

Тенек мог бы возразить, что инициатором была сама Квинтилия, однако не стал: в определённом смысле она была права, ведь у него была и собственная причина для встречи. Он просто вытащил из внутреннего кармана падд и протянул Квинтилии:
– Ваши записи, мисс Перим. Они были очень полезны.

-Ах, это? - Квинтилия напустила на себя безразличный вид, но падд все же забрала, - Не стоило беспокоиться из-за какого-то маленького падда.

Тенек подумал, что вероятно никогда не поймёт некоторых людей до конца. Предлагать встречу, а затем делать вид, что не предлагал… это было непонятно. Бессмысленно.
– Тогда, возможно, вы мне объясните, из-за чего стоило беспокоиться? – флегматично поинтересовался он.

-Уже не из-за чего, - ответила Квинтилия, - Какое-то время я думала, что мне нужна помощь, но последнее совещание показало, что это ни к чему, и я прекрасно могу со всем справиться сама, и не обращаясь к тебе. К тому же… - она сделала паузу, - Я тут вдруг поняла, что даже если бы я захотела, чтобы ты мне помог, ты бы уже не смог. Так что это не важно. Увидимся на катере! - она развернулась на каблуках и направилась в выходу из лазарета.
-Ваша знакомая из “Альфы”? - с сочувствием спросила Эвен.

Если Тенека что и могло окончательно ввести в ступор, то именно такая сумбурная речь. Признаться, он не понял и половины из того, что сказала Квинтилия. Возможно, она посчитала его последние слова грубыми? – пожалуй, после всех… эффектных событий сегодняшнего дня, он не мог поручиться, что сумел избежать в своих словах некоторого сарказма. Или, может быть, случилось что-то настолько серьёзное, что девушка потеряла способность говорить связно? Или это просто ещё одна странность эмоциональных людей?
– Мисс Перим, – окликнул он Квинтилию, – Вы уверены, что ситуация настолько безнадёжна?
-Да, Тенек, уверена, - через плечо бросила Квинтилия, - Мое письмо было ошибкой и минутной слабостью. Теперь я вижу, что помощь мне не нужна, и я и так прекрасно со всем справляюсь. Голосование это доказало.

______________
Совместно с Тенеком



Ex Astris, Scientia
Offline  
10 01 2015, 23:08:15 #34
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, Лазарет (продолжение)

Тенек проводил её взглядом и запоздало ответил на вопрос сестры Эвен:
– Да, это моя коллега. Кажется, она слишком импульсивна.
Последние слова Квинтилии поставили всё на своё место. Всё-таки это не последствия каких-то фатальных событий, а одна из тех самых странностей. Удивительно, какие незначительные вещи, могут вывести человека из равновесия!
– Импульсивна… - задумчиво повторила Эвен, - Не уверена, что понимаю, какой смысл вы вкладываете в это слово, но я бы использовала другое. Впрочем, это не мое дело, нам с Нивом вообще не стоило слушать ваш личный разговор.
– Извините, сэр, - проговорил медбрат, по нему было видно, как неудобно он себя чувствует, - Все произошло так быстро. Мы не успели уйти, это было очень нетактично с нашей стороны. Хотя, кажется, вашу коллегу это совсем не смутило…
– Это не был личный разговор, – возразил Тенек, – Вам не за что извиняться. – И добавил с сомнением в голосе:
– А что, личные разговоры обычно выглядят именно так?
– Мне не показалось, что он был полностью деловым, - осторожно заметила Эвен, - Слишком много эмоций - вы сами это заметили. И еще больше эмоций осталось за кадром, видно же, что она хочет держать их под контролем и что-то скрывает. Мы, баджорцы, существа эмоциональные, привыкли замечать такие вещи в собеседниках. Впрочем, есть ли смысл расшифровывать все это?
– В прошлый раз, наша неспособность к пониманию, привела к аварии шаттла, – возразил вулканец. – Это показывает, что мой учитель был прав в оценке целей проекта: главная цель – именно научиться взаимопониманию. Но реакции эмоциональных людей избыточны, часто одни и те же реакции свидетельствуют о совершенно противоположных побуждениях и намерениях, и мне пока не удаётся эффективно их анализировать.
Стажёр немного поколебался, стоит ли повторить вопрос, который с момента появления мисс Перим возник в его голове, однако склонился всё же к тому, чтобы повторить: сегодня это был уже третий разговор, связанный с непонятными мотивами эмоциональных, и свидетельство лояльной и рассудительной сестры Эвен могло оказаться существенной подсказкой.
– В личном разговоре информацию всегда подают так беспорядочно? – спросил он. – И как мне отличить личный разговор от не личного, если его начинают публично?
– Боюсь, про определения лучше спрашивать у советника… - слегка смутилась баджорка, - У вас ведь есть кто-то…
– Эта девушка, мисс Хена, - вставил медбрат, - Она показалась мне очень разумной.
Эвен покачала головой.
– Пересказывать кому-то еще будет слишком сложно, нюансы всегда теряются… извините, Тенек. Полагаю, личные разговоры в первую очередь более эмоционально окрашены…
– И они… ну… не про работу, сэр, - вставил Нив, воспользовавшись паузой коллеги, - Ведь, как я понимаю, хоть вы с этой девушкой в одной группе, ваши сферы деятельности не пересекаются. А если бы она хотела поговорить про работу, зачем ей стесняться и уходить от ответов на ваши вопросы, сэр? Значит, вопрос был личным.
Тенек попытался разобраться во всём сказанном и снова почувствовал, что теряет почву. Разговоры не про работу – это личные разговоры? Выходит, сюда следует отнести абсолютно все внеслужебные интересы? Нет, тут что-то не стыковалось. Если же судить по уровню эмоций, получалось, что все разговоры которые Тенеку сегодня приходилось вести, следовало отнести к категории личных, однако по привычным ему тематическим критериям они определённо туда не относились. А разговор с Квинтилией даже и разговором было трудно назвать, но приходилось верить на слово более сведущим людям.
В конце концов вулканец честно признался:
– Я не понимаю. Но я постараюсь понять. Возможно, по мере накопления информативных наблюдений, мои попытки анализа станут более успешными.
– Извините, сэр, - повесил голову Нив, - Не очень-то мы вам помогли.
– И, наверное, отвлекли от сборов, - добавила Эвен, тоже имеющая смущенный вид, - Пошли, Нив, нам еще нужно составить расписание смен, а потом Мори хотела меня видеть… Удачной вам миссии, Тенек!
__________________
С Эвен и Нивом


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
15 01 2015, 16:11:29 #35
Энтони Сомерс

Re: Сезон 3, Эпизод 2

10:30. Коридоры станции.


После планерки осталось мерзкое послевкусие, потому Энтони сперва вернулся в Реплимат, чтобы забить его синтетическим кофе, и только после этого отправился собирать вещи. Никаких незаконченных дел на станции у него не было – большинство кадетов, кроме, возможно, Тенека, едва успели познакомиться с кем-то на ДС9, кто бы не принадлежал к проекту «Альфа».
Собирая рюкзак, который разобрать толком не успел, энсин продолжал размышлять о произошедшем – вот же прицепилось. Может, дело в том, что голосование совершенно не вязалось с самой сутью проекта. В то же время, непохоже, чтобы инициатива исходила от кардассианки, если судить по поведению глин Толан.
Странное начало новой миссии. Чего ждать дальше?
Вскоре пришел Чешир, и Соммер решил не мешать собираться товарищу, занимая место в каюте.
Свернув за угол, мужчина увидел знакомую фигуру.
Удивила ли его победа Квинтилии? Нет. Пойдет ли та ей на пользу? Ответа на этот вопрос у Энтони не было.
– Поздравляю! – он догнал девушку в несколько шагов.
Квинтилия  обернулась и посмотрела на Энтони – возможно, чересчур внимательно, будто оценивая что-то.
– Спасибо, – сдержанно ответила она, хотя уголок ее рта предательски кривился, явно выдавая желание кадета расплыться в улыбке.
Однако, Квинтилия не остановилась и не проявила признаков желания вести светскую беседу. Кажется, еще в Академии она всегда была сама по себе, проходя мимо болтающих однокурсников и пропуская все неформальные вечеринки. Сейчас она вела себя так же. Энсин не успел сказать еще и пары слов, а трилл уже снова была на пару шагов впереди.
– Тарин – Энтони, – сработал коммуникатор, и андорианка сразу же быстро заговорила, – Послушай, если увидишь Перим, спроси ее, что там было в разговоре с Мори, какой приз? Мы сейчас все сидим в Кварк’с, и нам очень интересно… Брол, если идешь к стойке, возьми мне тоже имбирного эля!
Вот теперь Квинтилия замедлила шаг. Обернулась и посмотрела на Энтони, приподняв брови и ожидая его ответа.
Энсин уже собирался свернуть в боковой коридор – до катера можно дойти и длинным путем, времени оставалось достаточно – когда заговорил коммуникатор. Усмехнувшись и, не отводя взгляда от девушки, он коснулся дельты на груди.
– Если увижу, непременно спрошу, – кто-то, в отличие от него самого, не упускал возможности развлечься перед миссией.
Связь прервалась, а он все так же смотрел на Квинтилию.
– Что скажешь, я тебя нашел, или нет?
Кадет хмыкнула.
– Они все равно будут изводиться любопытством и пытаться узнать, так что лучше мне признаться поскорее, а ты, если захочешь, сможешь дать им полный отчет. Когда тебе рассказывали об «Альфе», тебе говорили об особых возможностях, которые откроются перед тобой, если тебя отберут в программу? Думаешь, речь только о новых мирах и цивилизациях и прочей пропаганде про «туда, куда не ступала нога человека»? Но есть и более прозаичные бонусы. Я знала, что это возможно, но даже не надеялась, что у меня получится так быстро.
– Всем говорили одно и то же, кроме, разве что, ромуланцев, – уже второй очень серьезный молодой человек в проекте, а Сомерс даже не поинтересовался, что случилось с первым.
Из их группы никто не погиб, следовательно, того просто отозвали домой.
– Меня, честно говоря, больше интересовали не обещания, а возможности, – Квинтилия слишком целеустремленная, чтобы понять его, как бы, наверное, сказала, «идеализм». – Что у тебя получилось?
– Ммм… – внезапно девушка отвела глаза, – Вот здесь все становится немного сложно. Коммандер Мори предложила мне повышение… и еще кое-что в этом роде – работу на станции. Я и сама хотела попроситься сюда в какой-то момент! Но суть в том, что я должна выбрать, нельзя получить все сразу. Я могу получить звание действующего энсина сейчас и сдать экзамены в Академии позже, или я могу работать определенное число часов в неделю по своей специальности, что будет очень хорошо смотреться в моем резюме позднее. Но я не смогла ответить сразу… мне нужно все как следует обдумать, попытаться посмотреть на картину в целом.
– Параллельно с работой в проекте? – уточнил Энтони, чтобы убедиться, что правильно понял визави. – У тебя будет время решить во время миссии, или ты должна дать ответ до вылета?
Мужчина подошел и положил ладонь на плече Квинтилии – не помнил точно правила этикета триллов, но девушка достаточно долго жила на Земле, учась в Академии, чтобы понимать, у людей это просто дружеский жест.
– Ты сделаешь правильный выбор, – он улыбнулся. – Поздравляю, ты действительно молодец.
Дополнительная ответственность пойдет мисс Перим на пользу. Какими бы приближенными к реальности не были тренировки-симуляции Звездного Флота, они не сравнятся с настоящей жизненной ситуацией, когда на тебя смотрят не как на кадета, но как на человека, заслужившего обязанности, прилагающиеся к званию.
Энтони убрал руку.
Квинтилия вздрогнула и напряглась – кажется, жест собеседника ее смутил, на несколько мгновений она выглядела растерянной и сильно младше своего возраста, но почти сразу же ощетинилась снова.
– Вот только не надо покровительственного тона. Конечно, это не будет полноценная рабочая позиция, а всего несколько часов, но я уверена, что смогла бы сбалансировать свое время. Например, сейчас – три часа слишком много на сборы, я могла бы заниматься делом, а не сидеть в баре, как некоторые. Но энсин – это же прямое повышение по службе!
Девушка выдохнула.
– После миссии я должна буду сказать, что решила. Вот теперь тебе будет, что ответить на вопросы Жантарин и прочих. А мне пора собираться, до вылета осталось не так много времени.
Даже растерянной Квинтилия оставалась Квинтилией.
– Увидимся позже, – он свернул в боковой коридор, но, сделав пару шагов, остановился и обернулся. – Звание тебе дадут в любом случае.
Поправил лямку рюкзака и пошел дальше. Тарин и остальным придется еще немного помучаться неизвестностью. Во-первых, они сейчас очень заняты другими, куда более увлекательными, чем чужая карьера, вещами, во-вторых, новость касалась не всех участников проекта, а только кадета Перим.

____________
С Квинтилией


Когда перед вами два пути – выбирайте третий.
Offline  
16 01 2015, 12:33:16 #36
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

10-00 - 10-30 помещения станции, потом катер

Тенек пришёл на катер в числе первых. Мог бы и раньше, однако его задержали два дела, на которые  до планёрки он никак не рассчитывал.
Первое дело было связано с подозрениями Лайтмана: Тенек разыскал в базе данных и загрузил в свой падд две книги адмирала Солока. Он собирался выяснить, справедливо ли предъявленное ему обвинение в ксенофобии. Ксенофобия нелогична. Если адмирал Солок культивирует в себе ксенофобию, он утратил в этом вопросе здравый смысл; если же при этом агрументы, которые он приводит, без глубокого анализа кажутся убедительными, значит его литературная деятельность ещё и деструктивна. Это никак нельзя было назвать несущественной проблемой.
Второе дело возникло случайно. Тенек никак не рассчитывал, что успеет до отлёта  хоть что-нибудь сделать по поручению своего отца. Искать информацию вне станции пока не представлялось возможным, поиск по базе данных ожидаемо ничего не дал, и Тенек настроился на то, что получить какую-либо полезную информацию можно будет только после возвращения, однако счастливый случай представился как всегда неожиданно.

Выйдя на Променад, вулканец отметил про себя, что вслед за сотрудниками «Кварк’с» на станцию успели вернуться и некоторые торговцы. Сухощавый старик-баджорец как раз разворачивал свой сувенирный лоток, любовно раскладывая и развешивая товары. Тенек хотел уже пройти мимо, как взгляд его остановился на очень своеобразных чётках: прошитые по диагонали кубики были разделены на десятки, и эти десятки были отделены друг от друга небольшими пластинками в форме овоида. Материал пластинок в точности соответствовал описанию, которое Тенек прочитал ещё до прибытия на станцию и знал наизусть. К этому описанию, подходило несколько известных образцов, но все они были найдены случайно, и проследить их историю не представлялось возможным.
Тенек тщательно расспросил продавца, но тот мог сообщить немногое: чётки ему за бесценок продал малознакомый человек, как они достались предыдущему владельцу, старик ничего не знал. Времени на выяснения не было; Тенек купил чётки, взял с продавца обещание при необходимости продолжить разговор после возвращения группы «Альфа» с задания, и поспешил на катер.
Расположившись в медицинской лаборатории катера и привычно разместив багаж медицинского назначения, стажёр снова задумался о своей находке. Раз это чётки, возможно, всё же придётся поговорить с баджорцами из станционного храма: не знают ли они, где могли изготовить такую нетипичную вещь.
_
« Последнее редактирование: 17 01 2015, 12:36:35 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
21 01 2015, 03:16:17 #37
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

22 августа, 11:00,
ДС9? Кварк'с -> каюта Освальда и Тенека -> катер "Анадырь"


- Одиннадцать часов утра, - безучастно произнёс станционный компьютер, завершая программу.
Освальд выругался вполголоса, потому что лишённая чувства такта машина прервала его посреди выстрела. Впрочем, кадет не позволил такой мелочи испортить ему настроение, заметно улучшившееся после практики.
Бодро спускаясь по лестнице, он заметил, что несколько участников Проекта также находились в Кварк'с. Сперва вернув чип с программой бармену, Освальд подошёл к компании и обменялся с ними несколькими мало чего значащими дежурными фразами. Сказав на прощание Жантарин, что он очень рад видеть её живой и здоровой и что без неё в проекте было бы не так интересно, кадет направился к себе в каюту.

В каюте дало о себе знать главное преимущество плохого вечера накануне – вещи так и остались нераспакованными, за исключением одной униформы, а значит и собираться теперь не придётся. Убрав падд в сумку, Освальд поспешил в ангар, надеясь устроиться в катере поудобнее, пока остальные кадеты не подтянутся и не займут лучшие места.

Вопреки его ожиданиям, в катере уже обосновался сосед по каюте. Действительно, если кто-то и мог прийти на полчаса раньше, то именно Тенек, это было так...так...так по-вулкански. Впрочем, не только Тенек. Освальд вспомнил короткий разговор на планёрке и с усмешкой произнёс:
- Да-а, если ещё и Лайтман где-то на катере прячется, то скоро нас троих будут в сговоре подозревать, а не адмиралов там всяких.

Когда кадет вошёл, Тенек набирал в падде письмо о своей находке. Завидев Макдауэла, он оторвался от своего занятия и отложил падд в сторону – на рабочую поверхность, где всё ещё лежали чётки.
– Подозревать нас нет никаких оснований, адмирала пока тоже, – ответил он.
        
Освальд открыл было рот, собираясь ещё раз возмутиться педантичностью Тенека, но понял бесполезность сего занятия и помотал головой, шумно при этом выдохнув. Ответ, впрочем, нашёлся быстро:
- Тенек, вы же понимаете, что большинство таких подозрений в высшей степени нелогичны? Настолько нелогичны, что раздражают всех вокруг. Кроме тех, кто эти подозрения разделяет, конечно.
Машинально проследив за рукой вулканца, кадет вытаращил глаза и задал совершенно обычный в такой ситуации вопрос:
- Что это? - но тот факт, что вулканец мог воспринять вопрос дословно, заставил уточнить, - Точнее, не что это, а почему это здесь?

Тенек тоже посмотрел в ту сторону и флегматично пожал плечами:
– Вы удивляетесь, потому что это чётки, потому что это баджорские чётки или потому что их зёрна разделены медиаторами? Уточняю – как новыми, так и использованными медиаторами.

Освальд помотал головой и пробормотал:
- Ни то, ни другое, ни третье, - но через секунду исправился, - хотя нет, третье всё же интересно. Больше всего интересует, почему они здесь и у вас?

– Странный вопрос, – заметил Тенек.– Есть множество причин, почему они могли бы здесь оказаться, но в данном случае я выполняю просьбу моего отца.
Ответ, конечно, был далеко неполный, поэтому Тенек сразу же пояснил:
– Мой отец – мастер музыкальных инструментов. Вместе со своим баджорским коллегой он пытается восстановить давно утраченный инструмент. Это сложно. Еще до оккупации Кардассией он был основательно забыт, но тогда были ещё живы сведущие люди, и сохранялись неповреждённые данные. После оккупации дело выглядело для многих и безнадёжным, и далеко не первоочередным, так что большинство считали исследования ведека Нурана несущественным эгоистическим любопытством, или как это у вас говорят – блажью. Поэтому он привлёк к этой работе моего отца. За последние десять лет им удалось собрать и объединить много разрозненных и отрывочных данных и восстановить чертёж джо’лаа, но пока не будет информации по материалу и технологии, его не получится воссоздать в аутентичном виде. И раз уж я оказался поблизости от Бэйджора, отец попросил меня информировать его, если мне на глаза попадётся хотя бы и не самая существенная информация по теме.
Тенек взял в руки чётки, и отделив один из медиаторов, показал его Освальду:
– Эти медиаторы в точности соответствуют тем, которыми играли на джо’лаа. И многие из них истёрты о струны. Конечно, могло получиться и так, что коробку с медиаторами нашёл случайный человек и за неимением лучшего использовал их для изготовления чёток. Но есть и другая возможность: это мог изготовить человек, который сам использовал эти медиаторы по назначению. Шанс на то, что он жив или оставил какие-нибудь записи очень мал, но это имеет смысл проверить. И это, я бы сказал, существенная информация.

- Интересная история. Наверное, я могу только пожелать вам удачи в поисках, - слегка усмехнувшись, Освальд добавил, - пожалуй, первый пункт меня всё-таки тоже удивил. Предмет религиозного назначения — это немного неожиданно, не находите? По крайней мере, вы же не историк и не ксенокультуролог.

– Почему вы полагаете, что у вулканца не может быть предметов религиозного назначения? – пожал плечами Тенек. – Ни материализм, ни креационизм до сих пор не могут быть доказаны или опровергнуты ни фактами, ни чисто логическим путём, поэтому среди вулканцев есть приверженцы как одной, так и другой философской системы. На Вулкане и в колониях существуют храмы и монастыри, хотя жить и совершенствоваться в них могут не только сторонники религиозной концепции, но и материалисты.
Тенек немного помолчал и добавил:
– Когда мой дед – отец моей матери погиб на войне, она совершила паломничество в храм Амонак и обратилась к священникам с просьбой помолиться о благополучном возвращении моего отца.
Вулканец смерил Освальда изучающим взглядом и спросил:
– Это тоже кажется вам странным?

                  
Освальд нахмурился, потому что слишком хорошо помнил, до чего может довести неаккуратно произнесённая фраза. Было это всего пару лет назад...

- Ещё одно слово, и я скормлю тебя своему домашнему таргу! - клингоны никогда особо не стеснялись поугрожать расправой, и этот случай не стал исключением.
- Пф! И где же..., - только и успел произнести Освальд, как весьма болезненный удар пришёлся ему слегка над переносицей, а секунду спустя две мощные ладони легли ему на горло и с силой надавили.
Кадет тогда не растерялся и со всех сил ударил нападавшего по ушам — человек от такого может и отпустил бы, но пьяный клингон только слегка ослабил хватку, да и то лишь на мгновение. Тогда землянин схватил противника за уши и с силой потянул вниз, стремясь как бы оторвать их, и тогда клингон отпустил. Настала очередь Освальда ударить головой, хотя был большой вопрос, кому же из них этот удар навредил сильнее. Надавив двумя пальцами на глаза, кадет временно дезориентировал противника, после чего нехитрым броском через бедро поставил, как ему казалось, точку.
Их тут же растащили в разные стороны другие посетители заведения, казалось, вышедшие из ступора, но конфликт был далёк от разрешения.
- Клянусь, я добьюсь твоего исключения из Академии, человек! - прорычал Грон.
- Тогда я добьюсь того, чтобы тебя осудили за покушение на убийство, - с трудом отдышавшись ответил кадет, - ты угрожал скормить меня таргу, а потом пытался задушить при полном баре свидетелей, шансы не в твою пользу.
- У таких п'таков как ты нет чести! - яростно выкрикнул клингон.
- Не тебе говорить о чести, безмозглый дикарь, - в сердцах ответил землянин, - её у ромуланских шпионов больше, чем у тебя!
Взаимный обмен оскорблениями — логичное завершение конфронтации для землян, но не для клингонов. Грон подскочил к столу и схватил нож, но тут же оказался окружён другими посетителями заведения.
- Человек! Клянусь, я этого не забуду! - тон клингона даже немного изменился, и стало очевидно, что говорит он абсолютно серьёзно, - Придёт время, и я заставлю тебя заплатить за эти слова!

Одна неосторожная фраза и отсутствие желания отступить принесли Освальду смертельного врага и едва не стоили жизни в тот день. Допустить подобное в «Альфе» было просто немыслимо.
Кадет поймал себя на мысли, что стоит и тупо смотрит на вулканца, поэтому решил свести всё в шутку и как можно скорее сменить тему:
- Тенек, во вселенной много действительно странных вещей и событий, чья-то приверженность архаичным религиям к ним точно не относится. Просто немного неожиданно видеть подобное у кого-то кроме живущих традиционной жизнью обывателей, вот и всё.

– «Архаичное» далеко не всегда означает «устаревшее», – заметил Тенек. – Мы бережно относимся к своим традициям. Кстати, – добавил он, – на Вулкане слово «обыватель» считается устаревшим.

                  
Освальд решил ухватиться за эту возможность избежать ненужного разговора:
- Ничего себе! - выпалил он, старательно изображая искреннее удивление, - нам об этом не рассказывали в Академии. Кстати, а почему, собственно устаревшее? Чем это объясняется?

Вопросы рождались в голове один за другим и после секундного обдумывания задавались или отбрасывались. Убил двух зайцев одним камнем: увёл разговор в сторону и стал чуть-чуть лучше понимать вулканцев. Освальд был чертовски доволен собой!

_________
С Тенеком
« Последнее редактирование: 21 01 2015, 03:28:46 от Освальд Макдауэл »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
30 01 2015, 18:05:19 #38
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

23 августа, 11:39,
катер "Анадырь", медицинская лаборатория


Освальд понял, что разговоров про вулканцев ему хватит на год вперёд. И, пусть было крайне маловероятно, что они с Тенеком больше никогда не поднимут подобную тему, сейчас кадет остро нуждался в перерыве. Бросив безразличное «Секунду, Тенек», он подошёл к репликатору и заказал большую кружку рактаджино. Первое впечатление оказалось обманчивым, и к концу разговора с Ракаром Освальд уже любил клингонский кофе всей душой.
С кружкой в руке кадет вернулся к своему вулканскому соседу и в очередной раз за день сменил тему:
– Знаете, Тенек, мне не даёт покоя одна мысль, - Освальд немного помялся перед тем как продолжить, - вот то чужое воспоминание, которое мне снится ... м-м ... оно такое … такое … реалистичное что ли? То есть мне кажется, что я на самом деле был там, в том катере и думал я о том, что мог всех погубить. Как вообще можно быть уверенным в чём-либо, если любое залётное, так сказать, воспоминание может быть воспринято как собственное?

Тенек отвечал на вопросы Освальда через один, если не реже, настолько быстро они сменяли друг друга. Он снова ощутил дезориентацию. Почему землянин так занервничал? Его эмоциональный всплеск казался почти материальным, а поток вопросов – почти паническим. Значило ли это, что Тенек, сам того не ожидая, снова оказался вовлечён в личный разговор? Определённо, после разговора с Макдауэлом нужно потратить на это время и раз и навсегда разобраться в этой абсурдной проблеме.
Поэтому, когда Освальд сменил тему, стажёр почувствовал некоторое облегчение. Во всяком случае количество слов, выдаваемых собеседником в единицу времени, стало значительно меньше.
Вулканец подождал, пока кадет устроится со своим напитком (всё-таки манера есть и пить на рабочем месте – к тому же чужом рабочем месте! – казалась ему как минимум неупорядоченной) и ответил вопросом на вопрос:
– Мистер Макдауэл, когда вы смотрите в окно, вы видите происходящее на улице?

– Эээ, - задумчиво промычал Освальд, - это вопрос с подвохом? Конечно же, я вижу происходящее за окном, когда смотрю туда!
Смутное сомнение промелькнуло в сознании кадета секундой спустя, потому что это заявление не очень сочеталось с высказанным им же беспокойством, но он предпочёл сначала услышать ответ Тенека и поэтому больше ничего не сказал.

Тенек, объяснил:
– Никакого подвоха, просто достаточно примитивный наглядный пример. Итак, вы видите, что происходит на улице. И если через окно с вами заговорят – услышите, а если возьмут вас за руку – почувствуете. И всё же вы внутри, а ваш собеседник снаружи, и информация, которую он предоставляет вам – опосредованная информация. С ментальным контактом происходит нечто похожее: открывается окно в другой разум, вы чувствуете прикосновение чужих эмоций и видите образы из чужой памяти. И всё же это – тоже опосредованная информация. Как бы ни был силён эффект присутствия, вы видите случившееся через призму собственного восприятия, и акценты расставляете иначе, чем это делал изначальный носитель воспоминания.

– Это, по-вашему, наглядный пример? – скептически поморщился Освальд, – Другой человек мог бы и запутаться, Тенек, но, как я понимаю, самые важные слова – последние, от них и буду отталкиваться.
Кадет случайно дёрнулся, когда делал первый глоток, и чуть не пролил рактаджино из полной кружки на стол.
– Ладно, допустим, когда я сейчас обдумываю это воспоминание, я использую, так сказать, свою систему ценностей, а что насчёт собственно сна? Когда вы рассказывали мне за завтраком историю этого энсина … как его там? Неважно. В общем, разницы особой не было между вашим рассказом и моими воспоминаниями о сне. Получается, что мы с ним думаем одинаково? Или же во сне я как раз помню точь-в-точь всё, что чувствовал и думал автор переданного воспоминания?
Освальд внимательно посмотрел на своего собеседника и с немного виноватой улыбкой спросил:
– Я вас этими расспросами не утомил ещё? А то как-то раньше мне с телепатией вообще сталкиваться не приходилось, и для меня всё это, как говорят на Земле, тёмный лес.

– Я несу ответственность за всё, что связано с этим вторжением в вашу память, – ответил ему Тенек, – вы можете быть уверены, что я отвечу на все связанные с ним вопросы.
Он немного подумал, как лучше сформулировать ответ на остальные вопросы Освальда, и продолжил:
– Ваша проблема именно в том, что вы не можете отделить мысли и эмоции мистера Химмеля от собственных. Во время контакта разумов это сложно, но именно поэтому мы с детства учимся не только вступать в контакт, не причиняя вреда партнёру и самому себе, но и не терять при этом себя. Возможно, окажись вы на месте Химмеля в реальности, вы бы думали сходным образом, возможно, ваши мысли заметно отличались бы, но они не могли бы быть полностью, до идеального совпадения идентичными, как не могут быть идентичны две разные личности, даже если они получили одинаковое воспитание и придерживаются сходных взглядов. Вулканцы помнят об этом и, столкнувшись с проблемой заимствованной памяти, сперва посвящают свою медитацию тому, чтобы осознать эту разницу, а затем, чтобы понять, что в их собственном настоящем не даёт чужому воспоминанию стать просто ещё одним информационным фрагментом, содержащимся в их памяти. Если после этого чужое воспоминание всё же является в виде сновидения, остаётся последний этап – наиболее сложный: запрограммировать себя на то, чтобы не выходя из сновидения осознать, что это не более чем сон и фрагмент чужой памяти.

– Ну, справедливости ради, – тут же возразил Освальд, – я тоже виноват в произошедшем. Это ведь я сунулся в катер тогда, хотя мог этого и не делать, и получил травму.
– Но, Тенек, медитация? Для меня это точно не вариант. Сидеть и ничего не делать часами – это слишком, простите, утомительно – кадет виновато пожал плечами, – а ещё один контакт с опытным телепатом может исправить ситуацию?

– Медитация и ничегонеделание – это диаметрально противоположные вещи, – сухо возразил Тенек.  – Медитация в понимании вулканцев – это работа мозга и сознания, процесс постижения мира и самого себя как его части, а в ряде случаев и осознанное управление функциями собственного организма.
Он скептически посмотрел на Освальда и добавил:
– Если на то будет ваше желание, телепат мог бы изгладить этот фрагмент информации из вашей памяти, но обычно это делается только в случае тяжёлой психической травмы. И это единственная альтернатива основному способу разрешения проблемы: проделать всю необходимую работу самому.
                   
Кадет мысленно хлопнул себя по лбу и поспешил исправиться:
– Я имел в виду отсутствие движения. Мне на тренировках было очень трудно сидеть в засаде и ждать, например, потому что я люблю ходить, бегать и вообще шевелиться. Сама мысль о том, чтобы сидеть несколько часов даже в самой удобной позе и заниматься исключительно самокопанием вызывает у меня почти что физический дискомфорт.
С каждым словом Освальд всё активнее и активнее жестикулировал свободной рукой и остановился только когда чуть не облился. Шумно выдохнув, он с усмешкой сказал:
– Да, наверное, по мне заметно, что я не самый спокойный гуманоид во вселенной. Даже среди землян.
Взвесив слова вулканца касательно телепатического вмешательства, кадет, чуть подумав, выдал, даже по его собственному мнению, совершенно безумное предположение:
– Тенек, а вы не хотели бы попробовать сделать это? Будет вам дополнительная практика в телепатии. Отсутствие у меня тяжёлой травмы, наверное, облегчит процесс, а для меня это был бы крайне интересный опыт. Если, конечно, люди вообще что-то чувствуют при подобных контактах.
Освальд, конечно, не забыл утренние предостережения о возможном повреждении нервной системы и даже гибели при неудачных исходах, но любопытство брало верх: ведь единственный в его жизни телепатический контакт произошёл, когда кадет был без сознания.

Тенек посмотрел на него очень внимательно и спросил:
– Зачем? Вы хотите любой ценой избавиться от этого воспоминания, вам не хочется затрачивать собственные усилия, или дело в простом любопытстве? Вы – не вулканец, и вам не обязательно делать всё в точности так, как это делаем мы. Вы можете заняться осмыслением проблемы на приёме у советника или во время физических тренировок, если вам для комфорта необходимо движение.

Освальд посмотрел вулканцу в глаза и честно сказал:
– Да, это простое любопытство, и да, я помню о рисках. Дело даже не столько в воспоминании, этот вопрос действительно можно попытаться решить на приёме у одного из этих мозгоправов-советников, мне, как я и сказал, интересно узнать, что чувствует человек во время телепатического контакта.

– Я отказываюсь.
Взгляд Тенека был непроницаемым.
– Как я уже сказал, телепатия – это не игра, и дело не только в риске. Контакт разумов практикуется только при крайней необходимости или между людьми, входящими в первую тройку… –  вулканец прервался: что может сказать землянину упоминание о трёх старших степенях близости? Приходилось снова конкретизировать в ущерб полноте определения:
– ...между членами семьи или между Учителем и учеником.

Освальд не скрывал своего огорчения:
– Досадно! Надеюсь, если некое агрессивное инопланетное существо попытается принудить меня к подобному контакту, я не растеряюсь и не позволю любопытству взять верх.

– Я слышал, что в Академии Звёздного флота обучают грамотной реакции на подобное вторжение, – заметил Тенек.

– Да, обучают, – буркнул Освальд, – в Академии много чему обучают: работе в невесомости, примирению с гибелью товарищей, принятию ответственных решений, выживанию в незнакомой среде, – он немного помолчал, как бы собираясь с мыслями, – но реальность всегда оказывается не такой, какой представляется в процессе обучения. Помню, как вся наша группа, попав впервые в невесомость, напрочь забыла о том, чего от неё требовали, и просто, как говорится, купалась в острых ощущениях, пока инструктор нас не оборвал.
Ещё пару мгновений спустя, кадет задумчиво произнёс:
– Забавно, когда я лежал на койке в лазарете, у меня были похожие мысли. Тогда как раз начали поступать сведения о пострадавших, и я понял, что с гибелью других раньше не сталкивался. Вспомнил все слова преподавателей и понял, что они не слишком-то нас подготовили к случившемуся.

Тенек выслушал его и возразил:
– Контакт с вулканцем вас к этому не подготовит. Дисциплинированный разум сведёт к минимуму и эффект неожиданности, и область проникновения. Но меня удивляет, что при наличии такого интереса вы ещё не получили телепатического опыта: в академии учится немало бетазоидов, а они, как я слышал, охотно идут на телепатический контакт, в редких случаях даже без приглашения.
                   
– Да нет, Тенек, всё логично, – снова усмехнувшись ответил Освальд, – этот интерес появился только сегодня утром. Ладно, пойду займу своё место, пока какой-нибудь более прыткий кадет меня не опередил. Хорошего дня.

Разжившись ещё одной кружкой рактаджино, Освальд устроился в укромном месте в кормовой части катера, достал падд и стал изучать список оборудования, часто используемого экзогеологами. Прежде всего, его интересовало применение инструментов в целях обороны. Зонды, сканеры, трикодеры — с этим всё ясно. Ага, буровые фазеры! Их мощности должно хватить, чтобы, например, снести вражеское укрепление. Надо будет обсудить это с кем-нибудь из отряда. Так, портативные генераторы — с ними тоже всё ясно. Ищем дальше...
_________
С Тенеком


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
09 02 2015, 09:25:03 #39
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Кабинет командующего станцией, 10-20

Перед отбытием Утара собиралась поговорить с коммандером Мори. Её интересовало, чем обернулась для Квинтилии Перим её победа в голосовании. Утара не торопилась делать выводы, но по стилю отчёта предположила, что девушке свойственен перфекционизм. Если нет повышенной тревожности, есть умение идти на контакт, работать в команде и адекватно относиться к собственным и чужим ошибкам, перфекционизм – совсем не плохая вещь. Постепенно он перестаёт быть слепым, нацеленность на результат дополняется гибкостью, умением оценивать возможности, полагаться на компетентность коллег и многими другими полезными вещами. Однако личное дело кадета Перим показывало Утаре несколько опасных точек: обособленность, тревожность и, пожалуй, некоторые проблемы с целеполаганием. В связи с этим советника беспокоило, не окажется ли девушка под слишком сильным психологическим давлением.
-Коммандер, к вам советник Рилл, - в кабинет Мори Джанир заглянул младший лейтенант Авем, а вслед за ним в помещение плавной походкой вошла и сама советник.
Мори подняла глаза от отчета, в который пыталась вчитаться все время после разговора с кадетом, и вопросительно посмотрела на болианку.
- Проходите, госпожа Рилл, - пригласила она, - О чем вы хотели поговорить?
– Простите, если это неуместно, коммандер, но мне бы хотелось знать, для чего вы вызывали мисс Перим к себе. Как советник проекта, я должна ориентироваться в обстановке. Вы ведь не будете отрицать, что участники проекта испытывают своего рода психологическую перегрузку? Мне нужно понимать, чему способствовал ваш разговор – снижению этого напряжения или его усилению.
- Что ж, присаживайтесь, - коммандер указала на одно из кресел напротив своего стола, - Полагаю, этот небольшой поворот событий сейчас интересует многих, он был достаточно неожиданным. Хотя, я предполагала, что нечто подобное возможно, раз Звездный Флот уделяет больше внимание этим молодым людям, да и госпожа Толан была в курсе, что чей-то статус после голосования изменится. Мне было поручено обсудить поощрение с тем из кадетов, которого выберет группа, и это оказалась мисс Перим. Полагаю, в зависимости от личности выбранного кадета поощрения бы слегка отличались, но в данном случае я могла предложить две возможности - повышение в звании или повышение в должности, точнее, просто само наличие должности. Мисс Перим попросила немного времени на принятие решения, поэтому пока никакой из вариантов поощрения не вступил в силу и не меняет баланса в группе. Что же касается вашего вопроса о психологических перегрузках… Полагаю, вы правы - любой важный выбор можно считать напряжением.
Утара задумчиво кивнула. Это было справедливо – любой серьёзный выбор можно считать психологическим напряжением. С другой стороны, так быстро...
– Вам не кажется, что это преждевременно? – спросила она и тут ж поправилась:
– Понимаю, сейчас уже поздно об этом говорить, я ничего не имею против поощрений и уверена, что каждый участник в той или иной мере их заслуживает... Но мне всегда казалось, что это – дело будущего, и сделать это будет уместно после нескольких миссий, а на первом этапе разумнее сосредоточиться на вовлечении участников в командную работу, на создании коллектива и доверия внутри него.
Утара напомнила себе, что её манера вываливать на собеседника все свои соображения разом может восприниматься не совсем правильно, и со вздохом добавила:
– Я никого не упрекаю, и меньше всего – вас, но мне хотелось бы знать, разделяете ли вы моё мнение, или вам это кажется правильным и своевременным.


– Коммандер, с вами хочет, - на пороге вновь оказался младшего лейтенант Авем, но не успел он закончить предложение, как в помещение вошла Толан.
– … поговорить глинн Толан, - добавил он. Просто потому, что так положено по уставу.
Толан держала в руках падд и казалась весьма увлеченной чтением, поэтому просто проигнорировала баджорца и сразу направилась к столу коммандера.
– У меня есть несколько вопросов относительно дислокации кадетов на предложенной Вами для этой миссии планете… Надеюсь, я не помешала, - она наконец-то подняла глаза на Мори и заметила Утару Рилл. - Я пропускаю что-то интересное?
____________
С Мори и Толан


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
09 02 2015, 11:16:28 #40
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Продолжение

-Госпожа Рилл зашла поговорить о поощрении для мисс Перим, - пояснила для глинна коммандер Мори, одновременно жестом предлагая Толан второе кресло, - Насколько я понимаю, это является частью протокола программы, а значит - это еще одно завуалированное побочное задание, с которым группе предстоит как-то разобраться внутри коллектива. Поэтому мои личные чувства относительно мисс Перим и ее возможного повышения не играют роли, но если вы, советник, - баджорка обернулась к болианке, - беспокоитесь, возможно, вам стоит приглядеться к ней поближе и предоставить поддержку или что сочтете нужным. Не так ли, глинн Толан?
Толан недовольно скривилась:
-Здесь же не детский сад! Если ей понадобится психолог, у нас их имеется несколько на выбор. Меня больше волнует, как это скажется на динамике команды Альфа. Будет интересно за этим понаблюдать. Как сама Перим отреагировала на повышение? Она вам что-то сказала?
-Поскольку это не обязательно повышение, мисс Перим взяла немного времени на размышления, так что если динамика в команде и изменится, то только после вашего возвращения с этого задания, - пожала плечами коммандер, - Нам надо еще что-то обсудить до старта?
«Да, – подумала Утара, – Это не детский сад, это намного проще и одновременно критичнее».
– Я же сказала, что не предлагаю что-либо отменять, – со вздохом  сказала она. – Меня интересовала исключительно ваша оценка ситуации, и не для того, чтобы избыточно опекать кадетов, а для того, чтобы иметь более полное представление о происходящем и о том, каких ещё элементов воздействия на них со стороны руководства мы можем ожидать. Согласитесь, количество и качество этого воздействия не может быть мне безразлично.  Конструктивно стабилизирующее? Активно стимулирующее? Обдуманно нейтральное? Дозировано дестабилизирующее? Какова политика нашего начальства по отношению к нашей группе, вот, что я хотела бы знать. Я не надеюсь составить мнение об этом прямо сейчас, но я хотела бы иметь максимум информации и выслушать максимум мнений. Именно личных мнений... разумеется, если вы не возражаете против того, чтобы ими поделиться.
Мори посмотрела на глинна, но кардассианка пока предпочла промолчать.
- Мои личные мнения насчет программы, нашего начальства и кадетов я бы пока предпочла не обсуждать, - со вздохом произнесла Мори, - Хотя бы потому, что к проекту я имею не самое близкое отношение. Да, адмирал Солок, как мой непосредственный начальник, позволяет себе обращаться к участникам “Альфы” через меня, но действительно принимать участие в происходящем, анализировать и пытаться повлиять на оказываемые на кадетов воздействия - не моя задача, тем более, что проект “Альфа” - лишь часть происходящего на станции, и я не могу уделять ей все свое внимание. Я знаю, что у программы есть протокол и предусмотренные заранее процедуры, я помогла госпоже Толан организовать новое задание для кадетов, поскольку после происшествия с Аномалией ДС9 не готова принимать у себя проект согласно изначальному плану, но на этом моя роль исчерпывается. Если мисс Перим решит принять предложение о работе на моей станции и стать частью моей команды - это, отчасти, изменит мое отношение. Впрочем, если бы я сейчас считала, что этот кадет не подходит для службы, я бы протестовала против предложения адмирала, но я считаю, что у меня есть работа, которая подойдет для мисс Перим. Вот и вся информация, которую  я могу предоставить вам, советник. Госпожа Толан, мне кажется, более подходит вам в собеседницы, думаю, у вас будет время в полете, чтобы обсудить все интересующие вас вопросы.
– Я очень признательна вам за ваше мнение, – Утара говорила совершенно искренне. Коммандер Мори была в высшей степени корректна, однако в её словах болианка почувствовала тень того же самого двоевластия в проекте, которую ощутила и сама, когда впервые ознакомилась с информацией о субординации.  Возможно, даже троевластия. Казалось, все решения по проекту должны исходить от глинна Толан, а представители Звёздного флота и Кардассии  должны лишь принимать и оценивать её отчёты, однако на деле оказалось, что как минимум руководство Звёздного флота допускает возможность активного вмешательства в проект. Не самый лучший расклад, но если речь идёт о том, чтобы поставить кадетов в реальные условия, вполне, вполне реалистичный.
– Конечно, я очень хотела бы выслушать и мнение глинна Толан тоже, – добавила она. – Если, конечно, она не возражает.
Толан выдержала некоторую паузу, раздумывая.
– На этот раз я соглашусь с коммандером Мори и предпочту не обсуждать решение начальства. Кроме того, в данной ситуации мы все владеем одинаковой информацией, поэтому любое спекулирование на эту тему будет домыслами, не подкрепленными фактами. Единственное, что меня беспокоит - это отсутствие однозначного ответа от мисс Перим. Я бы предпочла иметь ясную ситуацию уже сейчас, перед вылетом. Видимо, придется поторопить ее с решением уже сейчас. Кстати, вылет уже совсем скоро, а у меня все еще осталось несколько вопросов, - она протянула Мори падд, с которым пришла в кабинет.
-Как мило с вашей стороны согласиться со мной, - проговорила Мори, принимая падд и начиная просматривать информацию на нем, - Правда, я в свою очередь не согласна с вами, что кадета Перим следует торопить, впрочем, это как раз мое личное мнение, потому что кадеты, взаимоотношения с ними и между ними, их самочувствие - это ваша с госпожой Рилл зона ответственности. Так что этот момент вам лучше обсудить между собой. Разумеется после того, как мы с вами, госпожа Толан, обсудим ваши вопросы. Надеюсь, вы не против перенести это обсуждение на другое время и в другое место? До вылета, уже в полете - у вас будет много возможностей, - она обратилась к Утаре, явно намекая, что разговор с советником окончен.
Утара кивнула: ну, что есть то есть.
– В любом случае спасибо, – сказала она, поднимаясь. – Отсутствие информации – тоже информация, иногда даже более полезная.
– Да, – добавила она, обращаясь к Толан, – раз уж кадеты это наша с вами зона ответственности, то я позволю себе напоследок выразить согласие с позицией коммандера: я бы тоже не советовала торопить мисс Перим. Пожалуй, я бы предложила не торопить с решением любого, кто предпочёл воспользоваться возможностью обстоятельно обдумать своё решение.
___________
Те же лица
Offline  
21 02 2015, 11:09:36 #41
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

11:55, катер "Анадырь"

Квинтилия собралась в дорогу быстро. Собственно, больше всего времени у нее заняло обновление баз данных на планшете, который вернул ей Тенек, и проверка их автономной работы. Трилл всегда предпочитала иметь под рукой пару энциклопедий, они казались такими надежными.
Свою соседку по комнате Кейру Миррим она не застала. “Ха, наверняка, она сплетничает со всеми в баре. Какая пустая трата времени! Я никогда ни в каких барах не сидела, и в итоге где я, а где они. Я иду к вершине, а они - сидят внизу”. Даже мысленно разговаривая сама с собой, Квинтилия задирала нос.
До ангара с катером трилл добралась идеально вовремя, как она любила - не слишком рано, чтобы пришлось маяться ожиданием и неловкими беседами ни о чем с попутчиками, но и ни в коем случае не опаздывать. Квинтилии казалось, что она провалится сквозь палубу от стыда, если придет последней и все повернуться к ней и будут осуждающе смотреть. Кейра, о которой кадет как раз думала, собирая вещи, как раз поджидала ее у дверей ангара и даже помахала приветливо, но Квинтилия проскочила мимо. “Если захочет со мной поговорить - подойдет сама”.
Внутри “Анадыря” уже было несколько членов отряда “Альфа” - кто-то общался в пассажирской части катера, Энтони, конечно же, пришел раньше и уже возился с предполетной подготовкой, его друг по академии каитианец Рроу уже настраивал навигационную панель. “Ну конечно, - хмыкнула трилл, - куда же без этой пары пилотов. А я бы тоже хотела полетать… Прийти пораньше что ли в следующий раз и занять место первой? Но нет, что тогда будет делать один из них? Их специальности же такие узкие и ограниченные. К тому же, кресло операционного офицера удобнее”. Они рассаживались как и в прошлый раз, во время не самого удачного теста “Эльбы”, и пока с этим никто не спорил.
- В этот раз, - заявила Квинтилия, - мы должны все сделать четко и по протоколу. Свяжемся с ОПС, согласуем вылет, будем придерживаться плана полета. А то в прошлый раз у нас были моменты, когда мы об этом забывали. Что у нас тут? - она наклонилась, чтобы заглянуть на экран перед Энтони, - Координаты они нам выслали - вторая планета в системе Волан, курс проложен, потом можно будет включить автопилот. Расчетное время прибытия при заданной скорости 7 варп - через 11 часов 2 минуты.

Улан Вооруженных сил Ромуланской Империи Ракар вошел в катер, цепким взглядом, практически без поворота головы оценивая расположение кадетов и наличие свободных мест. Его не интересовало место пассажира, больше всего его интересовала рубка управления. Обе тактические консоли были свободны, уверенным шагом он прошел к одной из них, авторизовался выданным ему кодом и приготовился к отлету. Кадет по имени Квинтилия Перим сообщала интересные, но совершенно неудивительные подробности предыдущей миссии. Безответственность кадетского контингента Федерации уже давно не удивляла настоящего солдата Империи.

Так постепенно в катере занимали места все участники новой миссии - и кадеты, и их сопровождающие. Все были готовы, и до взлета оставалось буквально пять минут...

________________
Cовместно с Ракаром.


Ex Astris, Scientia
Offline  
21 02 2015, 11:18:19 #42
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

9:15-12:00, станция, катер Анадырь
После брифинга Лайтман молча ушел в каюту и лег на свою нижнюю койку. В каюте он был один. Еще два с половиной часа можно отдыхать. Его сумка была собрана, и ничего собственно иного не нужно было. Была идея побриться перед дальним путешествием, Артур провел рукой по щетине, уже изрядно отросшей, и понял, что ему все равно. Мало что имело значение, кроме обязанностей, которые он должен исполнять. Он будет исполнять их как положено. Остальное не важно. Еще утром адмирал Солок возбудил в нем недоверие, сомнение, подозрение. Спустя короткого брифинга осталось только тупое унылое безразличие ко всему. Он лежал неподвижно и смотрел в одну точку, до тех пор пока сигнал будильника не прозвучал требовательно. Тогда кадет встал, подхватил свою сумку и пошел в ангар. Пять минут до отлета, катер был почти полон альфовцами. Пилоты готовились к вылету, занимать место тактика Лайтман не стал, прошел в пассажирское помещение.  Поискав глазами свободное место, кадет прошел к нему и сел. Справа от него сидела М’Кота. Сильная, накачанная, своенравная клингонка, выбравшая путь воина. Лайтман пару раз пересекся с ней взглядом и понял, что даже не поздоровался с ней на брифинге. Все же было не вежливо.
- Привет, извини, доброе утро… ээ..
И отвернулся к иллюминатору.
– Поздновато у тебя началось утро, приятель! – усмехнулась в ответ клингонка и спросила:
– Плохой день? Плохая ночь?
- Хорошее утро не грех и затянуть, - снова повернул голову Лайтман к девушке, - Да нет, не плохой. Думаю сегодня хороший день, что бы .. начать новую миссию, к примеру.
– Уже лучше, – сказала М’Кота, – но всё равно звучит, как ответ этим вашим советникам. Боевой дух должен вспыхивать в ту же секунду, как ты откроешь глаза, и не угасать до конца, даже когда ты спишь. Если, конечно, ты воин, а не мурлычущий комок меха.
- Ххех, - усмехнулся Лайтман, - а ты воин.., как я погляжу. Никаких советников. Я не собираюсь на баржу мертвых, ровно как и преждевременно в Стово-кор. Кроме боевого духа есть еще много всего, чему нам следует научиться.
М’Кота испытующе прищурилась.
 – Говоришь так, словно Сто-Во-Кор у тебя в кармане! Думаешь, его можно заслужить один раз и навсегда? – и наклонившись чуть ближе произнесла то ли доверительно, то ли с насмешкой:
– Это примерно как вам невозможно один раз и навсегда… научиться.
Лайтман  как то странно улыбнулся, кивнул и снова отвернулся к иллюминатору, поудобнее устроившись в кресле. Катер отходил от стыковочного узла. Впереди новые испытания, будем жить.
Offline  
16 03 2015, 17:26:38 #43
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Катер, медлаборатория, вскоре после отлёта

Начало полёта Тенек посвятил тому, чтобы дописать письмо. Вслед за письмом на очереди были и другие дела, но две вещи отодвинули их на второй план – это были книги адмирала Солока и разговор с Хеной. Адмирал оставался на станции вне досягаемости Тенека и потому мог подождать, а коллеги по группе «Альфа» были здесь и нужно было как-то налаживать с ними общение, поэтому разговор с советником группы был задачей приоритетной.
Тенек прошёл в кают компанию, предполагая, что психолог, вероятнее всего, будет проводить большую часть полёта именно там.
Хена, действительно, была там. Она вертела в руках падд с каким-то текстом, который в равной мере мог быть и описанием новой миссии, и любовным романом. В любом случае, в текст она не вчитывалась, а скользила глазами по ровным, гладким строчкам.
Звук открывающихся дверей отвлек ее от этого медитативного занятия.
– Тенек, приветствую! Не ожидала тебя здесь увидеть, - она улыбнулась вулканцу и отложила падд.
Тенек считал приветствие не совсем уместным, поскольку сегодня уже видел всех своих коллег, однако он уже настолько запутался в привычках эмоциональных, что не стал возражать и даже ответил на приветствие.
– Я искал вас, мисс Хена, – добавил он вслед за тем, – Вы можете уделить мне время и пройти со мной в медицинскую лабораторию?
“Ой”, - подумала Хена. Это прозвучало немного зловеще, хотя, зная вулканцев, ни в чем нельзя было быть уверенной: ждет ли ее там приятный сюрприз или… не очень приятный.
– Да, конечно, - она кивнула, поднялась с кресла и решила не скрывать любопытства: - А что случилось? Почему именно туда?
«Зачем столько вопросов, если через десяток шагов она всё узнает?» – подумал Тенек, а вслух сказал:
– Мне нужна ваша консультация.
– Вот как! - Хена оживилась. Ее основная специализация казалась ей далеко не такой нужной, как инженерия или пилотирование, и от этого становилось немного обидно. Особенно после появления в проекте настоящего советника. Она ускорила шаг. - Это легко!

Тенек вошёл вместе с ней в медицинскую лабораторию, дождался пока затворится дверь и перешёл прямо к делу.
– Мисс Хена, советник Рилл ясно дала понять, что все вопросы, которые находятся в вашей компетенции и касаются наших миссий, мы должны решать с вами. Я думаю, вопрос внутригруппового взаимодействия вполне можно отнести к этой категории.
Стажёр сделал паузу, чтобы убедится, что Хена следит за его мыслью и продолжил:
– Мне нужно ясное и чёткое определение личного разговора. В моём представлении личный разговор – это разговор, в котором принимают участие только те, кого непосредственно касается его проблематика, все остальные исключаются из участия, как активного, так и пассивного. Однако, в процессе  общения с эмоциональными людьми я выяснил, что время от времени они начинают разговоры такого рода в присутствии лиц, как не имеющих прямого отношения к проблеме, так и совершенно посторонних. Отсюда следует ряд вопросов. Как понять, что этот разговор должен рассматриваться как личный? Какая подразумевается реакция? Должен ли я предложить перенести обсуждение в более соответствующие приватности условия или же его следует продолжить в тех условиях, которые выбраны инициатором? Но если так, как можно считать подобный разговор личным?
Высказав все эти соображения, Тенек счёл нужным уточнить:
– Естественно, сейчас речь идёт не о врачебной тайне – публичное обсуждение врачебной тайны абсолютно недопустимо.
Хена вздохнула. Некоторые вещи, которые кажутся очевидными с самого детства - как Правила Приобретения, порой просто невозможно объяснить другим расам. но как объяснить эмоциональность? И тем более личный разговор!
– Может, лучше разберем на примерах? - предложила девушка. - Не все личные разговоры настолько приватны, чтобы вести их за закрытыми дверями. “Эмоциональные существа” предпочитают ориентироваться на свое чувство комфорта - насколько тебе будет комфортно, чтобы этот разговор слышали все окружающие? Или это простой small talk, который ни к чему не обязывает? Хочешь ли ты, чтобы этот разговор остался исключительно между собеседниками, или в нем нет никакой тайны? Лучше скажи мне, что тебя подтолкнула к этому вопросу!
Тенек понял из всего этого только одно: что всё запуталось ещё больше. Тем не менее, он не собирался сдаваться, не сделав всё возможное, чтобы разобраться.
– В представлении вулканцев все личные разговоры настолько приватны, – возразил он. – Именно это – главное отличие личного разговора от не личного. Либо разговор требует ограничить круг участников, либо нет. И мы обычно не практикуем то, что вы называете small talk.
Он немного подумал, подбирая для следующего ответа подходящую формулировку и сказал:
– У меня было сегодня два разговора. В первом случае собеседник заговорил о состоянии своего здоровья в реплимате. Он говорил негромко, и мы сидели в отдалении от других посетителей, поэтому я счёл возможным ответить на его вопрос без лишних вопросов и уточнений. Во втором случае мой собеседник просто вёл себя во время разговора слишком эмоционально – я хочу сказать, более эмоционально, чем обычно ведут себя представители других рас. После этого случайные свидетели разговора предположили, что разговор был личным, хотя в нём не прозвучало ничего, что могло бы навести на подобную мысль.
Тенек подумал ещё немного и добавил:
– Возможно, к этой проблеме имеет отношение и третий эпизод, когда после моих слов у моего собеседника произошёл резкий всплеск эмоций, он принялся засыпать меня вопросами, не заботясь о том, чтобы получить на них ответ. Я пытался проанализировать свои слова, но и в этот раз не обнаружил ничего, что могло спровоцировать подобную реакцию.
– По-моему, проблема тут не в личном разговоре, мистер Тенек, - Хена улыбнулась и сложила руки на груди. - А в том, что понять эмоциональных существ не так уж и просто. Даже другим эмоциональным существам. Но неужели за все годы учебы и общения с ними у тебя не сложилось своего способа анализировать их реакции? Логически, так сказать. Или просто спрашивать, что их вызвало. Вообще мы, психологи, всем советуем спрашивать и говорить открыто о чувствах - и не только в общении с вулканцами. Это в принципе значительно облегчает любую коммуникацию. Ну, и еще игнорировать, хотя это мы обычно не советуем. Что же касается личных разговоров, то могу могу порекомендовать исходить из своей собственной зоны комфорта: если тебя что-то не устраивает, ты просто можешь предложить поменять место разговора… ну, или попросить снизить тон, - усмехнулась Хена.
– Если я буду просить снизить накал эмоций, исходя из моих собственных представлений о подобающем их уровне, мне придётся делать это ещё до начала разговора, – возразил Тенек. – Подозреваю, мне придётся просто игнорировать эти вспышки, как я делал до сих пор. Что касается места разговора…, – Тенек задумчиво покачал головой. – Вы правы, я имел несколько возможностей наблюдать бурные объяснения эмоциональных, когда я посещал занятия за пределами Вулкана. Это было всего несколько случаев, и я был сторонним наблюдателем, но у меня сложилось впечатление, что публичное обсуждение далеко не всегда одинаково комфортно для всех участников, даже если это представители одной расы. При этом заинтересованные лица также далеко не всегда требовали перенести разговор в другое место, а сторонние наблюдатели и вовсе ни разу не предлагали ничего подобного. Тогда я предположил, что такое поведение для них нормально и не требует никакого вмешательства, однако замечания, которые я услышал сегодня, заставили меня задуматься о том, что для некоторых случаев это может быть ошибочным суждением.
– Я боюсь тебя огорчить, но все существа разные даже внутри одного вида. Что хорошо одному, то будет раздражать другого. Вот такие мы сложные, - Хена усмехнулась. - Впрочем, помни, что не ты один участвуешь в разговоре, и твой собеседник несет такую же ответственность за место действия и свой тон. Впрочем, в таких ситуациях, как ты говоришь, когда реакция была более эмоциональной, чем обычно, и ты это заметил, то вполне приемлемым будет попросить твоего визави успокоиться или найти более уединенное место.
– Я не огорчён. Но это действительно очень сложно, – с величайшей серьёзностью сказал Тенек. – Гораздо проще, когда люди следуют простым и понятным правилам и не отвлекают друг друга от основной проблемы… эмоциональными помехами. За ними невозможно угадать истинных потребностей человека. К примеру, вы предлагаете попросить собеседника успокоиться, однако однажды я видел, как это привело к прямо противоположному результату: молодая леди, к которой обратились с этой просьбой, вместо того, чтобы взять свои эмоции под контроль, разразилась слезами и повысила свой голос до совершенно неприемлемого уровня.
Тенек снова замолчал. Он понимал, что разница мировоззрений не даёт ему найти общий язык даже сейчас, даже с профессиональным психологом и не был уверен, что это можно преодолеть.
– Мисс Хена, – сказал он, – Несколько раз мне приходила в голову мысль, что люди используют эмоции для маскировки эмоций. Но, вероятно, я ошибаюсь, ведь это совершенно бессмысленно.
– Какое интересное наблюдение! И, между прочим, совершенно правильное. Эмоции порой могут быть слишком сложны, чтобы их понять, или нежелательны, чтобы их принять. Мы можем смеяться, когда нам грустно, и скрывать досаду за раздражением. Если тебе действительно так интересны эмоции - а ведь даже ученые не до конца их изучили и поняли! - я могу подготовить для тебя несколько недлинных исследований, - предложила Хена. - Я думаю, пора бы включить их в программу в вулканских академиях!
Тенек посмотрел на девушку с оттенком холодности во взгляде.
– Вы полагаете, вулканцы ничего не понимают в эмоциях? Освобождение от тех вещей, природы которых не понимаешь, было бы более чем затруднительно. Проблему представляет не наличие у других рас эмоций, а то, как они взаимодействуют с ними и как их используют. В частности мне понятно нежелание афишировать свои сиюминутные впечатления и позволять им влиять на решения, но мне непонятно ни слепое подчинение эмоциям, ни тем более попытка подменить одни эмоции другими. Это последнее я бы характеризовал как одну из наиболее недостойных разновидностей лжи.
– Придется смириться, - хмыкнула Хена. - И либо принять людей - и всех остальных существ, которые тебя окружают - такими, какие они есть, либо уменьшить все контакты с не-вулканцами. Но, пока ты на проекте, это довольно сложно. Поверь, меня тоже порой раздражают все эти эмоции, - девушка улыбнулась, демонстрируя ряд острых зубов, - но что поделать! Привыкай к людям и приучай их общаться с тобой так, чтобы тебе это не доставляло излишних неудобств.
– Меня это не раздражает, – снова скорректировал ошибочные предположения Хены Тенек, – но я предпочитаю понимать. Непонимание порождает дискомфорт. И ошибки.

Итак, совет психолога свёлся к тому, что уже прозвучало в разговоре с персоналом лазарета: наблюдать, накапливать информацию и… привыкать. Ничто из этого нельзя было назвать новым подходом к непохожим на него людям, но в конечном счёте это было лучше чем ничего.
– Я ценю вашу помощь, мисс Хена, – сказал вулканец. – Правда, я рассчитывал на то, что существуют какие-то правила, регламентирующие подобные вещи, но убедиться, что их не существует – это тоже познавательный результат.
– Правила - это слишком скучно, - засмеялась Хена. - Каждый придумывает свои правила! К сожалению, я могу помочь только разобраться с конкретными ситуациями, но если у тебя будут любые вопросы, даже самые незначительные - обращайся!
– Ваша помощь может понадобиться не только в этом, – сказал Тенек, когда Хена уже направилась к двери. – Пока у нас по-прежнему нет второго врача, и могут быть трудности с оказанием медицинской помощи в случае нового инцидента. Вы и мистер Арко хорошо справились с обязанностями санитаров, я хотел бы и в дальнейшем рассчитывать на вашу помощь.
_______________________
С Хеной
« Последнее редактирование: 20 03 2015, 08:39:19 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
24 03 2015, 09:19:36 #44
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Несколько часов спустя
Катер Анадырь


Через несколько часов полета кадетам было позволено включить автопилот, но Энтони и его друг каитианец Рроу С'Нирл Хриис предпочли не покидать своих мест  и остались следить за полетом катера, за проплывающими в иллюминаторах росчерками звезд. В этом было что-то медитативное, а Энтони вообще был чрезвычайно молчалив со времени последнего разговора с Квинтилией еще на борту станции.
Сама трилл воспользовалась возможностью передохнуть, а точнее, сменить деятельность и покинула рубку “Анадыря”. Когда она проходила через кают-компанию, то поймала заинтересованный взгляд Освальда Макдауэлла - впрочем, не на себе, на покинутом ею кресле. Землянин явно был не против сменить ее и заняться чем-то, связанным с полетом.
В пути кто-то из кадетов отдыхал, кто-то общался, кто-то уткнулся в свои падды. Последних Квинтилия одобряла более всего, с учетом, конечно, что они читали что-то полезное, познавательное и, желательно, из учебного курса. Если хочешь добиться чего-то большого в жизни - нельзя терять ни секунды, нужно постоянно делать что-то, брать на себя инициативу. Именно поэтому трилл отправилась искать координатора программы Иламу Толан.
Найти Толан оказалось не так уж сложно. Убедившись, что на сей раз  кадеты все сделали правильно, и даже курс проложили не к Райзе, а в ДМЗ, она со спокойным сердцем удалилась. Уединиться на небольшом катере было негде, поэтому лучшим местом стал общий зал. Вокруг стола, за которым устроилась Толан вместе с паддом и соком ракассы, образовалась приятная пустота. Кадеты старались не беспокоить начальника, считая, что любой звук способен отвлечь ее от изучения серьезных документов. Пусть лучше так и думают, чем знают, что она с упоением читает кардассианский любовный роман.
-Глинн Толан? - начала кадет Перим, - У вас есть минута? Я хотела бы выдвинуть предложение, которое, я надеюсь, вы сочтете полезным, образовательным и в духе самостоятельности и командообразования проекта Альфа.
"А она долго собиралась", - подумала про себя Толан.
- С удовольствием послушаю, - с неожиданной любезностью отозвалась глинн. - Присаживайтесь, рассказывайте.
Кадет Перим с готовностью опустилось в кресло рядом с глинном.
- Мое предложение таково. Я бы хотела сделать доклад для всех о планете Волан II, куда мы сейчас летим. Хотя это лишь промежуточная остановка на нашем пути к основной миссии, я считаю, что нельзя упускать возможность познакомиться с новым миром и новой цивилизацией, куда еще не ступала нога ни одного из нас. Кроме того, я хотела бы, чтобы во время моего доклада мы все смогли бы ознакомиться с биографиями новых участников проекта. Поскольку мы должны стремиться стать командой, самостоятельно организованный брифинг, а потом и спуск на планету за новыми кадетами помогут нам почувствовать себя более ответствеными и независимыми. Это может быть как миниатюрная миссия внутри миссии.
- Я вижу, вы серьезно подошли к возложенной на вас ответственности, - Толан говорила серьезно, но в ее голосе проскользнуло нечто, отдаленно напоминающее иронию. - Что ж, я поддерживаю ваше стремление к новым знаниям - и желанию делиться ими с командой. Поэтому информация о Волане II - безусловно, весьма полезная, - будет наверняка с интересом ими воспринята. Что касается новых коллег, - женщина пробарабанила пальцами по столу, - то я бы предпочла, чтобы все были в равных условиях, как и в начале проекта. Безусловно, краткая информация о ваших новых коллегах будет загружена на падды при подлете к месту встречи, в остальном же мы оставим вам удовольствие познакомиться лично.
- Разумеется, серьезно, -  заметила Перим, намек иронию собеседницы она совсем не восприняла, - Ведь  мы все здесь для того, чтобы серьезно подходить к проекту, проявлять инициативу и делать для команды то, что у нас получается лучше всего. Спасибо за поддержку моей идеи, большего я и не прошу! - она вскочила с кресла, было видно, что ей не терпится начать готовиться, - Я всех оповещу и мы соберемся… ну, скажем, за три часа до рассчетного прибытия на Волан II.

_______________
совместно с Иламой Толан


Ex Astris, Scientia
Offline  
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6 7 8 ... 19
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS