* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 07 2019, 02:10:39 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
02 12 2015, 17:14:59 #180
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Анадырь

Утара обернулась к своей кардассианской коллеге и задумчиво заметила:
– Вероятно, я что-то пропустила. Не припомните, когда она предлагала вместе координировать операцию?
Толан выразительно посмотрела на советника:
-Что-то не припомню. Зато она очевидно дала понять, что на сотрудничество нам рассчитывать не приходится. Итак, на чем мы остановились?
– Мы остановились на том, что надо услышать Джеза Тенму,  – отозвалась Утара. – Он что-то долго собирается поговорить, надеюсь, не по объективным причинам.
В этот момент по полу и корпусу катера пробежала слабая дрожь. Почти совсем незаметная, но приборы “Анадыря” отреагировали на нее мгновенно. Чей-то тягловый луч, как невидимая рука, заключил судно в свою хватку - будто кулак сомкнулся вокруг бабочки, очень аккуратно, чтобы не повредить ее трепещущие крылья, но не оставляя пленнице возможности вылететь. Несложно было догадаться, чей это был тягловый луч - “Саратога” приступила к действиям.
- Сотрудничество, говорите? - прошипела Толан сквозь зубы, следя за показаниями приборов.
Маленький катер ничего не мог противопоставить федеральному кораблю. Конечно, можно было попробовать выстрелить, вызвав небольшие повреждения и попробовать прервать луч, а потом совершить маневр уклонения и… Эту заманчивую мысль пришлось выкинуть из головы – во-первых, далеко они не убегут, во-вторых, поставят под угрозу все существование проекта.
- Советник, ваши предположения, зачем Нечаевой все это нужно? – у кардассианки, конечно, были идеи, но ни одна из них ей не нравилась.
Утара ответила не сразу, потому что её предположения были далеко не дипломатичными.
– Я не знакома с адмиралом лично, – сказала она в конце концов, но позволю себе предположить, что она из тех людей, которые не любят, когда им мешают «командовать парадом», понимаете? Всё должно быть так, как они запланировали и в полном соответствии с расписанием. Их оскорбляет любое отклонение, даже если виной ему объективная реальность. А уж люди, которые проявляют своеволие и вовсе достойны всяческого порицания.
- Я думаю, дело не только в ее характере, - Толан мрачно наблюдала, как из шаттл медленно, но верно приближается к «Саратоге». – У ее действий должны быть другие причины, помимо амбиций. Она не идет на сотрудничество с проектом и ведет себя так, словно за ее спиной стоят все сильные мира сего. Что они будут сейчас делать с планетой? Большой федеральный корабль может легко припугнуть всех недовольных и добиться… Чего она хочет добиться? Убрать с планеты всех кардассиан? Подавить мятеж? Поставить выгодную Федерацию власть? – женщина не отрываясь смотрела на тяговый луч. – Неосмотрительные действия сейчас могут привести к возрождению террористов маки или новому конфликту между нашими народами.
Болианка покачала головой.
– Глинн Толан, когда я выразила озабоченность тем, чего хочет Кардассия, вы отказались это обсуждать и были недовольны моим вопросом. Признаюсь честно, мне тоже неприятны ваши подозрения, но я понимаю, что всё происходящее странно. Кардассианский мэр, который спровоцировал конфликт на планете и сбежал на федеральный корабль, федеральный адмирал, который действует крайне авторитарно, бунт на планете... Знаете, в такой запутанной ситуации есть только два способа действовать объективно: либо счесть это стечением обстоятельств и не подозревать никого, либо честно подозревать всех. И в первую очередь определиться, чего хотим мы с вами. Именно от этого должны зависеть наши действия.
 Тем временем “Анадырь” приближался все ближе к “Саратоге”. Уже показался ярко освещенный прямоугольник открытого дока. Тот, кто манипулировал тягловым лучом, теперь должен был действовать с ювелирной точностью, чтобы вписать катер в проем.
- Кардассия пока никак себя не проявила в конфликте, в отличие от Федерации, - резонно заметила Толан. – Поэтому мне нечего сказать по этому поводу. Но вы правы - все это весьма подозрительно, но тут мы ничего не можем поделать. Наша задача… Наша задача сейчас – вернуть кадетов и сохранить проект. Мы не можем активно вмешиваться в происходящее и вступать в открытый конфликт с Нечаевой.
«Как бы сильно этого ни хотелось», - добавила про себя женщина.
- И, похоже, мы на месте. Хоть я и предпочитаю наносить визиты добровольно. Ваши предположения как вести себя дальше с адмиралом? Сказать по правде, мне становится все сложнее держать себя в руках.
«Кардассия никак не проявила себя в конфликте? Ну-ну!» – мысленно восхитилась пассажем кардассианки Утара. Одним махом настроить значительную часть населения планеты против Федерации – это могло быть как результатом потрясающей глупости мэра Корама, так и частью инструкций, выданных ему высоким начальством на Родине. Однако увязать в споре на эту тему сейчас было бы нелепо, и Утара предпочла ответить только на последний вопрос.
– Спокойно, координатор. Я бы предложила вести себя спокойно. И продолжать делать то, что мы можем сделать. Давайте напомним кадетам в мэрии, что мы хотели поговорить с мистером Тенмой, проведём этот разговор, а после... после мне придётся пойти и «сдаться» адмиралу. Во всяком случае, она скорее всего расценит это именно так.
Катер коснулся носом пола дока “Саратоги” с неприятным металлическим звуком, его ощутимо тряхнуло, пока он весь не оказался внутри и не занял устойчивое положение. Док был рассчитан на шаттлы меньших размеров, и было заметно, что “Анадырю” в нем слегка тесно.
Затем наступила тишина.
Было заметно, что советник не была согласна с пассажем Толан о Кардассии, но это они смогут обсудить потом. Сейчас куда важнее было разработать дальнейшую тактику поведения. Она кивнула на предложение Утары и вновь активировала связь с мэрией в надежде, что на этот раз Тенма не будет ее игнорировать.
- Спокойствия у меня есть с запасом, - улыбнулась она. – Добро пожаловать на «Саратогу»! Я надеялась, что наше прибытие окажется более приятным.
Существовала некоторая вероятность, что как только “Анадырь” окажется в брюхе “Саратоги”, связь не будет работать, но к счастью, эта конспирологическая теория не оправдалась и связь с планетой установилась без помех.
- Мистер Освальд? Гил Тенма? Вас вызывает Толан, ответьте.  
_____________
С Утарой Рилл
Offline  
04 12 2015, 17:57:55 #181
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Сэм еще на мгновение задержал взгляд на Лизен и Тенеке:
- Ее необходимо спасти. Сделай все, что можешь, - бросил он и хотел было вернуться на свое место, но внезапное выступление Михая (откуда он здесь вообще?..) остановило его на месте.
- Что они сделали с моей дочерью? – Уильямс нахмурил брови. – С ней все в порядке? Где она сейчас?

Тенек слышал все, что происходило вокруг, он даже на секунду поднял голову, чтобы убедиться, что с Энтони все в порядке, и он не пострадал от последствий его, Тенека, действий по спасению Сэма. Ведь маки, а в особенности Вихо, могли выместить на кадете свою злость. Но нет, Сомерса лишь слегка потеснили в толпе.
И вулканец снова полностью сосредоточился на пациенте перед собой. Больше всего его беспокоили возможные побочные эфекты воздействия неизвестного энергетического оружия - иногда даже при незначительной ране заражение могло быть настолько сильным, что врачи уже не могли помочь. Но, судя по показаниям медицинского трикодера, ранение Лизен было чистым. Она больше не пыталась говорить и прикрыла глаза, а потом вдруг закашлялась, и на ее губах появилась кровь.
-Нужно унести ее отсюда, - раздался знакомый Тенеку голос Сесилии, - Клиника доктора Эвансон недалеко.
Темнокожая женщина выбралась из ховеркара и пробиралась ближе к пострадавшей.
Клиника была недалеко, это был несомненный плюс, но пациента нужно было ещё доставить туда в оптимальном состоянии, и в первую очередь нужно было избежать шока.
– Не сразу, – коротко ответил Тенек Сесилии, прикрепляя на лоб Лизен волновой индуктор в режиме обезболивания и погружения в сон.
Тугая повязка, триоксидная смесь, капельница – руки вулканца двигались точно и быстро.
– Вы видели, кто её ранил? Этот человек мне нужен.
Женщина отрицательно покачала головой. Потом добавила с горечью в голосе:
-Но разве это важно? Это был несчастный случай. Для воспитательных моментов сейчас не время и не место.
– Это наш обычай, – отозвался Тенек. – Виновник несчастного случая помогает справиться с последствиями или хотя бы присутствует при этом.

Площадь была близко, пара десятков секунд понадобилась ховеркару под управлением Сатала, чтобы достигнуть ее. Перед площадью затормозили, об этом попросил Лайтман, что бы было немного времени на понимание где что расположено. Как и предполагал Артур, освещение здесь было, таким образом, им не придется искать своих в кромешной тьме. Он поискал взглядом фигуры Тенека и Сомерса и не заметил их, зато неподалеку они заметили ховеркар, вокруг которого толпа немного расступилась. Может быть следовало подняться повыше, что бы разглядеть ситуацию сверху, но Артур принял другое решение.
- Давай туда, - сказал он Саталу, показывая рукой на ховеркар.
Сатал поднял машину чуть повыше и направил к расступившейся толпе.

Тем временем, Михай начал отвечать на вопрос Уильямса.
-Они…
Но в этот момент все, находящиеся вокруг ховеркара, который лидеры восстания решили сделать своей трибуной, услышали шум двигателя.
-Кто идет?! - воскликнул Вихо, вскакивая на ноги и направляя фазер в сторону машины, на небольшой высоте выплывающей из полу-темной улочки города, ведущей к площади.

Сидя рядом с Саталом, Артур внимательно смотрел вперед на людей, там находящихся. Чуть в стороне, оттесненный толпой, находился Энтони. А на брусчатке кто-то лежал, и над этим кем-то склонился Тенек. Артур видел, как все обернулись, наставленное на них оружие. Он медленно встал, перепрыгнул борт открытого ховеркара, ноги коснулись земли. А потом чуть приподнял руки, открытыми ладонями вперед, сначала глядя на человека с оружием, потом скользнув взглядом по остальным. Здесь были уже первые жертвы, и это по счастью были не Тенек и Сомерс.
- Не стреляйте, - сказал кадет, - у меня нет оружия. Я представитель Федерации. И я не враг.
Сатал встревоженно проследил взглядом за Артуром. Он почему-то совсем не ожидал, что тот покинет ховеркар. Остановить? Теперь уже поздно.
Рядом на земле было распростёртое тело женщины. Склонившийся над ней явно был вулканцем и, поскольку на Волане-2 не было вулканцев, оставалось предположить, что это один из участников пректа “Альфа”. Кроме того, судя по действиям, вулканец был медиком. Из всего этого Сатал сделал вполне логичный вывод, что забрать коллегу по проекту окажется не так просто.
Второго участника пришлось поискать чуть подольше. Вероятнее всего, Сатал бы его и не узнал, если бы волнующаяся толпа на пару секунд не расступилась, и на глаза не бросилась федеральная форма.
М'Кота выходке Артура не удивилась: после недавних его слов она ожидала чего-то в таком роде. Не шевельнулась, только внутренне напряглась, ожидая реакции толпы и готовясь выдирать Лайтмана из свалки. Раз он просил, она потерпит до тех пор, пока эти люди не кинутся на него первыми, но если кинутся - тут уж она не станет с ними церемониться! В конце концов тот, кто начинает первым, должен понимать, что его ждёт отпор, и пусть не жалуются, если этот отпор будет в полную силу.

Тенек выпрямился и оглянулся. Он слышал выкрик вновь прибывшего маки, шум приближающегося ховеркара и реакцию толпы, и нельзя сказать, чтобы это не вызвало у него никаких опасений. В тот момент, когда стихли первые выстрелы и толпа замерла, напуганная собственными действиями, в душе вулканца шевельнулась надежда на то, что хотя бы эта вспышка и её последствия заставят протестующих выбрать наиболее разумный путь, теперь же новые действующие лица внесли новый элемент нестабильности. Слова кадета Лайтмана могли вызвать непредсказуемую реакцию, особенно после недавних провокационных слов о Федерации. Однако сейчас у врача были другие приортиеты: на его ответственности была пострадавшая, и главной задачей было оказание ей помощи.
– Мне нужны два человека и ховеркар, чтобы доставить её в клинику, – сказал Тенек, пристраивая сумку на плече и испытующе оглядываясь на стоящих поблизости.
_______________________
С Артуром, Саталом, М'Котой, Энтони и маки в количестве


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
08 12 2015, 14:52:13 #182
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Сэм Уильямс не успел получить ответ о местоположении своей дочери - те, кого лишь слегка опередил Михай, появились на площади. Или это были не они? Люди в ховеркаре напомнили фермеру его соседей, хоть их лица не были ему знакомы. Когда они оказались на свету фонарей, окружавших главную площадь Джеймстауна, в его сердце закралось сомнение - одним из троих пассажиров машины была женщина-клингонка, а если бы кто-то из этой расы жил на Волане II, он бы знал об этом. И сомнения превратились в твердую уверенность, когда один из чужаков выпрыгнул на землю и заговорил.
- Не стреляйте, у меня нет оружия. Я представитель Федерации. И я не враг.
Откуда-то сбоку подал голос вулканец:
-Мне нужны два человека и ховеркар, чтобы доставить её в клинику.
-Еще Федерация?! - воскликнул Вихо с саркастично-удивленной интонацией, - Сегодня они лезут из-под каждого камня! Ты тоже пришел рассказать нам, что нам следует и чего не следует делать?
- Федерация?? – давно еще Сэм не был так единодушен в своем мнении с Вихо, в которого только что готов был стрелять.
Федерация, да еще и не враг, - это звучало, как издевательство. Голос вулканца отлек его от нежданных гостей.
- Сесилия, ты поможешь помочь ему доставить Лизен в клинику Эвансон? – у женщины был ховеркар, и, как Сэм понял из слов вулканца, нельзя было терять ни минуты.
Уильямс заметил, что чужаки привлекли внимание остальной толпы, а их слова только разогрели ее боевой дух – теперь многие смотрели на странную компанию через прицелы винтовок.
- Ну и что же Федерации здесь надо?

Что есть ответственность и какова ее природа? В чем причина тех или иных людских поступков? Как определить и выбрать стратегию собственных действий? Что это за тезис “нужды многих - важнее нужд нескольких или даже одного”? В праве ли он ставить под удар нескольких, ради куда больших? Готов ли он на это? Ясно только одно, снявши голову - по волосам не плачут. И если начал, следует идти до конца. Артур выбрал для себя этот риск, он был готов целиком и полностью ответить за свой выбор, заплатив любую цену относительно себя самого. Посмотрев вокруг, он увидел множество дул оружия, наставленных на него, и на его товарищей в ховеркаре. Его товарищи выбрали стоять здесь рядом. И теперь они тоже были под угрозой, из за его выбора.  Еще слишком свежо было чувство вины после последнего инцидента на станции, несмотря на то, что Жантарин развеяла его оценку ситуации фактами. И он снова стал ощущать себя человеком, но теперь все повторялось вновь. И теперь что бы ни случилось, если все пойдет не так - все это будет его виной и не будет никаких иных вариантов. “Умереть легче всего, мой сын”, - вспомнил он слова отца, - “куда сложнее выполнить задачу и выжить, не допустив гибели никого. Умирая - ты перекладываешь ответственность на других”. И напрасно было отрицать, ему было страшно. Но он понимал, что опасность реальна, а страх это выбор. И отвечал он не за одного только себя, за всех и за всё что будет сделано и не сделано.
В данном случае, при любом раскладе - не было никакого иного способа, кроме правды и диалога с людьми, до которых можно было достучаться, которые в любом случае оставались людьми, и единственным своим намерением ставили - защитить свою землю. Но они находились в заблуждении, обманутыми, однако все равно оставались людьми. Он слишком верил в человечество, и никакой иной выход не был верным. Некоторое время назад он решил взять на себя ответственность говорить от имени Федерации, которая в настоящий момент не могла сказать сама за себя. Результатом будет либо их смерть, либо их жизнь. Его товарищей. Жизнь или смерть. Но в любом случае - отсидеться все равно бы не получилось.
Облизнув пересохшие губы, он опустил руки и сказал:
- Нам нужно лишь уйти отсюда. Как раз то, чего вы и хотите. Но телепортация заблокирована, и мы не можем. У меня есть для вас всех важные новости, о вашем мэре, о кое-чем еще. То, чего вы не знаете. Но наверняка захотите узнать. Разрешите рассказать, пожалуйста.

-Твой друг, а, парень? - тихо спросил Клейборн у медика, кивнув головой в соломенной шляпе в сторону Артура, - Пойдешь с ним?
Тенек посмотрел в ту же сторону. О том, чтобы уходить прямо сейчас, не могло быть и речи, поэтому вулканец ответил жёстко и безапелляционно:
– Я – врач. Моя приоритетная задача – жизнь и здоровье пациентов. Помогите мне перенести мисс Лизен в ховеркар.
Нужно было перенести раненую правильно, чтобы не усугубить её состояние, для этого Тенеку были нужны помощники. Конечно, если они ещё промедлят, придётся обойтись самому.
– Тот джентльмен, – стажёр кивнул в сторону Михая, – Кажется, он тоже ранен. Скажите ему, что он может поехать с нами.
-Я помогу, - коротко ответил Клейборн, - И скажу Михаю.
-Спасибо, - очень тихо, но искренне сказала Сесилия.
Втроем они приподняли Лизен и погрузили на сидение ховеркара, в котором они все приехали с фермы Уильямсов. Несколько рук из толпы помогли им - приняли на себя вес раненой и придерживали дверцы машины, но люди мрачно молчали, видимо еще не до конца решив для себя, что все это значит и насколько далеко они готовы зайти.
Лайтман ждал ответа, одновременно провожая взглядом раненую и следя за Тенеком. Что здесь случилось - ему не было известно, но он видел замешательство в действиях людей. И происходящее было несколько не таким, как было описано ранее ромуланцем.
Ховеркар с раненой женщиной, Тенеком и двумя его помощниками лишь слегка приподнялся над землей и медленно пополз к домам, окружающим площадь, по левую руку от Артура.

- Мы что, будем слушать байки этого федерата? – раздался возмущенный голос из толпы, и его тут же поддержали другие. И впрямь – каждое слово, произнесенное Артуром, воспринималось собравшимися в штыки.
- И что же это за новости? – недоверчиво произнес Сэм. – Попробуй, удиви нас!
Лайтман с тоской проследил за улетающим ховеркаром с Тенеком. Он понимал, что Тенек сейчас будет лечить ту женщину, и их уход с планеты откладывается. Благо на то была добрая воля местных, и они не причинят вулканцу никакого вреда. Потом он посмотрел на Сомерса, тот был все еще в толпе и в относительной безопасности. Пока еще..
Но следовало идти вперед. И тогда опершись рукой на ховеркар, Лайтман запрыгнул на  носовую часть машины, выпрямился во весь рост.
Сатал поднял голову, глядя на Артура. Ситуация становилась всё напряжённее. Сейчас Артур находился под прицелом десятков винтовок, ружей и фазеров и был слишком хорошей и слишком удобной мишенью. Задачей же Сатала было не допустить сейчас его гибели, и он приготовился сдёргивать товарища с капота или делать ещё что-нибудь, что убережёт его от пули местных.
______________
+Сэм Уильямс, Вихо, Клейборн, Сесилия, Сатал, Тенек

« Последнее редактирование: 10 12 2015, 12:17:44 от Мори Джанир »
Offline  
08 12 2015, 15:53:14 #183
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Резиденция мэра

- Нельзя терять времени, толпа на улице может в любой момент взорваться, - сказал Освальд.
-Поздно… - упавшим голосом произнес Тенма, - Они уже начали стрелять. Правда, почему-то пока не в нас. Судя по всему, у них какие-то внутренние разборки. Да они же просто… разрозненная неорганизованная толпа, - гил презрительно поморщился, - Самое время действовать, нельзя упустить момент! Пара залпов моих ребят - и они побегут. А тогда подкрепление точно успеет подойти вовремя!
Кардассианец быстрым шагом бросился из коммуникационной комнаты. Но тут оставленная им панель ожила и показала входящий вызов.
“Мистер Освальд? Гил Тенма?” - раздался женский голос - “Вас вызывает Толан, ответьте”.

Освальд тоже посмотрел на экран, и его глаза, казалось, расширились до диаметра фазерного луча. О чём, чёрт бы побрал этих бунтарей, они думают? Или уже начали, как говорили на Земле, делить шкуру неубитого медведя, то есть пока не захваченную власть? Это же форменное безумие! На этой планетке хорошо если пара тысяч способных сражаться наберётся, кораблей не видно, из техники только ховеркары, и что дальше? Чем они собираются отбиваться от сил, которые неизбежно пришлёт Кардассия? И теперь они друг по другу стрелять начали, с каждым выстрелом неизбежно снижая свои же шансы! Такое ощущение, что жизнь в ДМЗ негативно сказывается на умственных способностях. Да, тысячу-другую лет назад земляне эту территорию объявили бы проклятой, насочиняли бы страшилок и пугали бы ими детей. Впрочем, тысячу-другую лет назад земляне знать не знали ни про какую Кардассию и ни про какой Волан II. Ох, если бы не договор с Кардассией и вездесущая Первая директива - вкалывать бы этим бузотёрам в каком-нибудь исправительном учреждении на Земле, пока мозг снова не заработает.
Сложно сказать, сколько времени провёл бы Освальд в этом ступоре, не верни его в реальность слова Тенмы.
- Стой! - крикнул кадет, пытаясь поймать кардассианца левой рукой, но тот уже сдвинулся с места, и ладонь кадета нащупала лишь воздух.
Освальд моментально кинулся за ним, стремясь настигнуть и во что бы то ни стало остановить молодого офицера.
- Не вздумай! Ты соображаешь что творишь?! - крикнул он ещё раз, готовясь прыгнуть на кардассианца и либо в стену его вжать, либо на пол повалить, если тот сию секунду не остановится.
-Сэр? - раздался бас, в котором рокотали угрожающие ноты, - Вам нужна помощь?
В дверях коммуникационной комнаты стоял один из кардассианских солдат - горр Токат и вопросительно смотрел на своего юного начальника и Освальда.
-Нет! - раздраженно ответил Тенма, - Отставить! Идите обратно и охраняйте парадный вход!
Затем он резко развернулся и отбросил протянутую к нему руку Освальда.
-Эй, в чем твоя проблема?
Тем временем, вызов прозвучал снова: “Мистер Освальд? Гил Тенма?”

- Моя проблема в том, что я не хочу, чтобы нас убили из-за необдуманных действий! - так же резко ответил Освальд.
Бросив беглый взгляд на монитор и не увидев на площади признаков стрельбы, он кивнул на него и добавил:
- Они уже разобрались, даже вмешиваться не пришлось. Если ты сейчас начнёшь стрельбу, то они окончательно позабудут взаимные претензии и будут стрелять по тому, кого ненавидят сильнее всего.
У кадета уже не было сомнений, что бунтари Кардассию ненавидят ещё сильнее Федерации. В конце концов, о перебежчиках из Федерации на Кардасию ему слышать не доводилось. Клингоны у некоторых вызывали достаточно сильную симпатию, даже к ромуланцам однажды офицер сбежал, а вот к кардассианцам - такого либо не было, либо Освальд про это не слышал. А значит это либо остатки маки, либо кто-то, кто отчаянно им подражает.
Тут ещё раз раздался голос Толан, и кадет машинально пробормотал, обернувшись в сторону станции связи: "Да идём мы, идём!"
- Нас там настойчиво вызывают. Давай ответим, а потом ты меня во всех смертных грехах обвинишь, если желание останется.

Тенма недовольно фыркнул и метнул злобный взгляд на кадета, но вернулся к коммуникационной панели и ответил на вызов голосом, в котором еще слышалось подавляемое раздражение.
-Гил Тенма на связи.
Толан уже готова была отключить связь и идти «сдаваться» Нечаевой, но ответ из резиденции все же раздался. Говорил незнакомый ей – и весьма взволнованный – голос.
- Говорит глинн Толан с катера «Анадырь». Доложите, что происходит на площади и в резиденции, каков ваш план действий? – она старалась говорить как можно короче и быстрее, чтобы не терять драгоценное время.
-Мэм, мятежники на площади пока перестали обращать на нас внимание, но лишь вопрос времени, когда они сорганизуются и пойдут в атаку, - отрапортовал Тенма, - Кажется, они раскололось на два лагеря и делят лидерство. Самое время использовать этот раскол и обратить их в бегство. Я и мои люди готовы защищать резиденцию и законную власть любыми методами и держаться до самого конца. Но все же скажите, мэм, когда нам ожидать подкрепления?
«Кардассия совсем-совсем никак себя не проявила, – подумала Утара не столько язвительно, сколько грустно. – Кардассианский юноша определённо считает, что законная власть на этой планете – это власть Кардассии, и ждёт подкреплений. Федерация хотя бы готова уйти, если её об этом просят».
Всё было очень непросто, и самым непростым было положение координатора проекта «Альфа», сейчас Утара понимала это особенно остро.
 Слушая слова Тенмы, Толан немного просветлела: раз мятежники делят власть, у них есть возможность выиграть время! Впрочем, продолжение его же фразы заставило ее чуть ли закричать в коммуникатор – впрочем, она вовремя сдержала этот порыв.
- Постойте, гил Тенма, ваше решение может быть поспешным. На орбите находится федеральный корабль «Саратога», и Федерация не поддержит ваше решение пустить огонь по толпе. Какова численность вашего гарнизона? – женщина была уверена, что значительно меньше, чем у федерального экипажа. – Вы же не хотите открытого противостояния между Кардассией и Федерацией здесь и сейчас, не так ли? Зато вы можете выиграть еще время, воспользовавшись противостоянием двух группировок на планете. Пока они заняты собой и не могут договориться, вы в безопасности. Что касается подкрепления, - Толан перевела дыхание, - то, как вы поняли, Федерация уже здесь, о кардассианских силах же у меня нет никакой информации, - в ее голосе чувствовалось разочарование.
-У нас не было связи, она появилась лишь несколько минут назад, - объяснил Тенма, - Я не думаю, что на Кардассии что-то знают о происходящем. Но… ведь с ними могли связаться вы, мэм. Вы ведь сообщили? На этой планете живут кардассианцы, они нуждаются в нашей защите, и кто-то должен представлять их интересы. Причем тут федеральный корабль?
Утара решилась подать голос и миролюбиво ответила:
– Мистер Тенма, на планете есть граждане Федерации и участники проекта «Альфа», кто-то же должен представлять их интересы. Лично я, вообще, предпочла бы трёхсторонние переговоры с участием Кардассии, Федерации и представителей местного населения, но меня пока никто не спрашивал... Да, простите, я не представилась: Утара Рилл с Боларуса, советник проекта «Альфа».
«Надеюсь, всё ещё дейстующий советник действующего проекта», – добавила она мысленно.
- Тогда сообщите прямо сейчас Центральному командованию, вместо того, чтобы стрелять по толпе. На этой миссии я представляю проект «Альфа», и подобное действие будет расценено Федерацией… - а как оно будет расценено Федерацией? Особенно если Федерация представлена Нечаевой… - неправильно. Свяжитесь с Кардассией и передайте им информацию о состоянии дел на планете. Вы все правильно понимаете – именно вы сейчас защищаете кардассианское население, поэтому каждый ваш шаг должен быть продуман наперед. А федеральный корабль… Подумайте сами, как отреагирует федеральный корабль, если вы сейчас откроете стрельбу. Вы уверены, что готовы сейчас развязывать новую Федерально-Кардассианскую войну? -  Толан, конечно, несколько преувеличивала, но может так ее слова подействуют?
-Добрый день, госпожа Рилл, - вежливо поприветствовал Тенма, а затем снова обратился к Толан, - Мэм, я немедленно сообщу Центральному командованию, я бы сделал это раньше, если бы кое-кто… - он обернулся и бросил еще один злобный взгляд в сторону Макдауэла, - Впрочем, не важно. Вы вызывали меня так настойчиво, что у меня создалось впечатление, что вы хотели сказать что-то важное и именно мне. Ведь сообщить о статусе мог бы и ваш кадет. И раз это не новости о скором подкреплении, то что еще? Чего я должен ждать и для чего должен выгадывать время? У вас есть какой-то план?
- Я вызывала вас, чтобы узнать о ваших планах, - пояснила кардассианка, - и теперь, узнав, прошу вас повременить с их выполнением. Для начала дождитесь ответа от Центрального Командования и не принимайте решения, о которых потом пожалеете. Кроме того, на площади сейчас находятся участники проекта «Альфа», и моя первостепенная задача – их безопасность. И, напоминаю, что официально вы также прикреплены к этому проекту. Также передайте кадету Макдауэлу, что Артур Лайтман с командой пытается забрать остальных кадетов и вернуть их на катер – будьте готовы оказать им посильную помощь.
______________
+ Освальд, Тенма, Утара
Offline  
08 12 2015, 15:55:19 #184
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Резиденция мэра

Освальд ответил Тенме точно таким же взглядом, но тоже сдержался и не обронил ни единого комментария. Отойдя чуть в сторону и продолжая краем глаза следить за кардассианцем, он нажал на коммуникатор:
- Самрита, это Освальд. Мы на связи с катером, нужно твоё окончательное мнение. Можно отключить питание генератора помех не попадая в бункер, или остаётся только последний вариант - всё взорвать?
-Я думала, ты поможешь мне искать пароль… - раздался тихий голос за спиной у Освальда.
Кадет дёрнулся и резко повернулся.
- Хена, твоя привычка неожиданно появляться за спиной с ума меня когда-нибудь сведёт.
Тем не менее, маленькая ференги своим присутствием несколько улучшила настроение, и Освальд даже изобразил подобие улыбки:
- Помню-помню, помогу, обязательно, и об этом мы тоже сообщим на катер, но обстановка накаляется, и мы можем просто не успеть подобрать пароль.
- Не надо ничего взрывать, я же пошутила. Хотя… - раздался на том конце связи голос Самриты, чуть приглушенный стенами подвала. – Неужели нельзя попросить кого-нибудь из гарнизона открыть этот бункер? Это бы мне значительно упростило задачу. Проблема в том, что я так и не могу найти источник питания -  то есть даже если мы отключим всю резиденцию, не факт, что это поможет нам с телепортацией… Но, конечно, можно попробовать.  

- Ты-то пошутила, но идея мне понравилась, и её вполне возможно реализовать, - ответил Освальд, - Более того, она даже может сработать. В бункер нам не попасть - для этого нужна ладонь мэра.
"Жаль, что геологическое оборудование для предполагавшейся изначально миссии не надо забирать из резиденции", - подумал кадет, вдруг вспомнив характеристики бурового фазера, про который он читал во время полёта.
- Хорошо, тогда план "А" - подобрать пароль, как предложила Хена, план "Б" - обесточить резиденцию, а план "Ц" - взорвать резиденцию вместе с бункером и генератором помех. Сэм, пожалуйста, на всякий случай приготовься всё отключить по нашей отмашке, - попросил Освальд.
- Хорошо, Освальд, буду ждать твоего сигнала. Не люблю темноту, - усмехнулась девушка, - но ради такого дела… Я готова!
- Спасибо, Сэм. Не волнуйся, долго мариноваться в темноте тебе не придётся. Конец связи, - ободряюще произнёс Освальд, и отключился.
Кадет подошёл к панели и молча встал рядом с Тенмой. Толан всё ещё говорила, и кадет не стал её прерывать.
__________________
+ Хена и Самрита


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
10 12 2015, 11:56:24 #185
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

- И что же это за новости? – недоверчиво произнес Сэм. – Попробуй, удиви нас!
Опершись рукой на ховеркар, Лайтман запрыгнул на  носовую часть машины, выпрямился во весь рост. С высоты ему были видно, что транспорт Тенека достиг края площади и остановился. А потом он увидел, что из соседней боковой улицы на достаточно высокой скорости вылетел еще один ховеркар и резко затормозил в воздухе, на высоте примерно четрырех метров над землей - Квинтилия выполняла план, их общий план, о котором, как она думала, они договорились…
Толпа ахнула, кто-то закричал, головы повернулись в сторону новоприбывших.
-Посмотрите на их форму! - провозгласил Михай, - Это Федерация! Они ввели свои силы на нашу планету! И у них Энн!
Артур резко повернул голову в сторону звука мотора, который выделялся на фоне иных звуков на площади. Это Перим подоспела устроить вторую цель, и он ранее не осознавал  насколько, что это будет именно цель. Цель для стрельбы из всего этого оружия. А слова одного из местных добавили Лайтману дезориентации на долю секунды. Их план не был осуществим, потому что Тенек спасал пациента, и вряд ли куда либо ушел. Не говоря уже о том, что даже если это было бы не так, они все равно не вытащили бы их без жертв. Но он категорически ошибся, не предупредив об этом Перим вовремя, когда уже стало ясно. И теперь она – их цель. Мишень.
Он посмотрел на Перим наверху, и медленно качнул головой в жесте отрицания. Поднял руку и махнул ей в сторону домов.
- Слушайте люди, - начал он громко, так что бы его было слышно по всему этому месту, глядя теперь на тех, кто стоял на земле, - я говорю от имени Федерации. Ваша земля только ваша, всех тех, кто живет на этой планете. Нет никаких сил вторжения, это не правда. Мы слышали вас, ваш отказ и протест. И согласно нашим правилам – мы должны уйти. Мы это сделаем. Никто не будет решать за вас, кроме вас самих.
Появление второго ховеркара внесло еще больше смятение в толпу, среди людей раздались недовольные возгласы, а реплика Михая и вовсе взбудоражила собравшихся. Оттого речь Артура сначала потонула в общем гомоне, и ему пришлось говорить еще громче, чем раньше.
Сэм также запрокинул голову, разглядывая сидевших в ховеркаре. Он их узнал. Трудно было поверить, но еще пару часов назад они мирно сидели за одним столом… На заднем сидении он разглядел Энн, но сложно было понять, действительно ли ее захватили в заложники, или она пошла с кадетами по своей воле.
- Да, ты прав. Вы должны уйти! Вот и валите отсюда прямо сейчас! – раздражённо ответил Уильямс на слова разговорчивого федерата.
-Не прямо сейчас, - вкладчиво сказал Вихо, делая мягкий, кошачий шаг вперед, - Все в свое время. Планета сейчас окружена куполом помех, который мы установили, чтобы никто не мог вмешаться, пока мы не наведем здесь порядок. Возвращение во внешний мир нескольких человек с новостями о том, что здесь происходит, несколько испортит все дело, не так ли? Вот когда мы возьмем власть в свои руки - тогда всем придется иметь дело с новым правительством, а пока все слишком не определено, и вмешательство извне может испортить нам все планы. Кроме того, федеральные заложники - хороший аргумент для переговоров, глупо просто так от него отказываться.

Было трудно не поддаться этому общему настрою, гневным словам и сохранить спокойствие. Лайтман только нахмурился. «возьмем власть», «заложники», “порядок”, до него долетели обрывки слов. Картина не складывалась, но он решил перейти к делу без предисловий, которые хотел сказать раньше.
- Мы бы ушли, все и уже давно, но я уже говорил и повторяю – мы не можем. Телепортация заблокирована. И если вы думаете, что всё что вы сейчас делаете – это ваше собственное решение – вы глубоко ошибаетесь. Небольшая группа людей пытается захватить власть на Волане 2, не для того что бы мирно жить здесь всем тем, кто здесь живет, а для того, что бы самим решать кому здесь жить, а кому умирать. Там, на ферме недалеко отсюда, трое людей пытались убить хозяйку фермы. Ле Бланки, одни из тех, кто собирается выйти победителями в войне со своим населением. Вы этого хотите? Такой ваш новый порядок? Иметь право решать кому жить, а кому нет? Никто не сможет гарантировать ни одному из вас право на жизнь, если вы допустите себе такую власть. Это ваше дело решать, как вам жить, но не забудьте что вы люди. Мы уйдем отсюда, когда вы отпустите нас всех, всех моих товарищей. Помогите отключить блокировку телепортации, и вы никогда больше нас не увидите.
Артур спрыгнул с ховеркара снова, толкнул его назад.
- Улетайте, - тихо сказал Саталу, - заберите Перим.
М'Кота выразительно посмотрела на Артура и едва удержалась от того, чтобы постучать по лбу. Нет, землянин всё правильно сказал – прямо и честно, но вот предложение уходить не лезло ни в какие ворота. И не только потому что за него следовало бы хорошенько ему врезать, но и потому, что внезапный уход двоих переговорщиков из трёх тут же уничтожил бы ту малость доверия, которое могло обнаружиться у части и без того недоверчивой толпы. Клингоны бы точно восприняли это как признак недостойной двойной игры. Но объяснять это на глазах у всех было также глупо, как и убегать. Теперь снова оставалось только одно – действовать по обстановке.
– Считай, что я этого не слышала, – ответила клингонка. – А у Перим есть своя голова на плечах.
«И свой ховеркар», – добавила она мысленно.

-Телепортация заблокирована? - повторил за Артуром Вихо, в его голосе слышалось удивление, - Удачно вышло. Значит, у наших будет меньше проблем.
- И кто же это ее заблокировал? – тихо проговорил Сэм – вопрос это был скорее риторический.
Это многое объясняло – по крайней мере, почему эти кадеты все еще тут, а не телепортировались на свой корабль.
- Вмешательство извне нам только помешает, - согласился Уильямс, а вот при словах Вихо про заложников только нахмурился. Кадетов было не так уж и мало, они могла быть вооружены, у них было транспортное средство… Захват их в заложники может превратиться в настоящую битву.  – У нас уже есть один заложник, - он указал на Энтони, - что делать с такой толпой? – и уже обращаясь к Артуру: - Что ты сказал про Ле Бланков? Что тебе известно?
Сатал и МКота отказались улетать, и не было времени с ними спорить. Теперь нельзя было терять ни минуты.
Уверенность Артура в том, что можно достучаться до всех – изрядно поколебалась. Он отвернулся от ховеркара, и подошел ближе к тем, кого посчитал лидерами.
- Отпустите его, - показал рукой на Энтони. – Я буду заложником вместо него. И тогда я расскажу вам всё. Все подробности происходящего, все что нам известно.
-А чего мы не знаем про ЛеБланков? - усмехнулся Вихо, - Они изначальная часть нашего плана и выполняют свою задачу - захват средств связи на планете. Я вижу, что вы пытаетесь сделать, - погрозил он рукой с фазером Артуру, - но у вас ничего не получится. Мы что, будем слушать ложь и клевету федератов?! - повысил он голос, чтобы его слышало больше людей, - У них не вышло получить влияние над нами с помощью Корама, и теперь они пытаются очернить наших друзей! Схватить их всех!
“Нет! - раздались голоса из толпы, - Хватит с нас уловок Федерации!”
Сразу несколько рук потянулись к Энтони.
Но в то же время звучали и другие голоса, но гораздо тише - из центра и другого края площади: “Что? Что там вообще происходит? Не слышно ничего! Сколько нам тут ждать непонятно чего?”
_____________________
+ Сэм, Вихо, Михай, М'Кота, Сатал

« Последнее редактирование: 11 12 2015, 17:00:40 от Мори Джанир »
Offline  
10 12 2015, 12:09:38 #186
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Сидя в ховеркаре над площадью, Квинтилия вглядывалась вниз.
-Что они делают? - прошипела она, глядя на жесты Лайтмана, - Почему они не следуют плану? Я вижу Энтони, но где Тенек?
Энн вглядывалась в толпу, пытаясь отыскать отца – это было не так сложно, ведь он стоял посреди толпы около своего ховеркара рядом с Вихо, а вот Лизен и Клейборна с ними почему-то не было. В отличие от Михая.
- Он-то тут что делает, - недовольно пробормотала она, а затем сказала уже громче. – Я должна дать понять отцу, что со мной все в порядке. Мало ли что они подумают, увидев меня с вами! В прошлый раз они оставили меня вас охранять в ангаре, а теперь мы висим здесь и только бесим толпу. Не удивлюсь, если кто-нибудь не выдержит и решит продырявить наш ховеркар. Ну то есть не наш, а Родригезов, конечно, - поправилась она.
Ракар сидел на соседнем с пилотом сиденье и молча рассматривал толпу. Рассматривал сверху с точки зрения стратегического планирования. Сверху масштабы вооруженности людей были куда лучше видны. Но пока они находились над толпой, быть подстреленными им не грозило. Толпа не состояла из самоубийц, а рухнувший на них ховеркар мог изрядно ее проредить. Расстрелять машину могли только те, кто готов был пожертвовать жизнями собственных сограждан ради противостояния вторжению. В людях ромуланец не был уверен. В конце концов, от них ждать можно было всего что угодно.
- Ваш отец в полном порядке, Энн Уильямс, вы помашете ему ручкой прямо отсюда? Вулканца здесь нет, - резюмировал улан, осмотрев всех. – План той группы не удался, землянин советует вам убираться отсюда, если я правильно понимаю его жест. Мы полетим к резиденции?
Квинтилия еще раз глянула вниз, высматривая Энтони Сомерса.
-Да, - наконец, ответила она на вопрос ромуланца, - Там мы хотя бы сможем забрать троих.
Энн попыталась привлечь внимание отца, но тот отвернулся к кадетам в гражданском и что-то им говорил. Она закусила губу и, наконец, произнесла:
- Да, так будет правильнее. Я еще успею сюда вернуться, а в резиденции сейчас может быть очень опасно.
- Энн Уильямс нужно высадить, она должна поговорить с отцом, иначе ее положение здесь с нами двусмысленно, - сказал ромуланец не прекращая следить за вооруженными людьми.
-Если мы сядем сейчас, - нахмурилась Квинтилия, глядя вниз на взволнованно тычущих пальцами в сторону их ховеркара людей, - Дадут ли они нам взлететь снова? Из-за выходки Артура мы и так потеряли все преимущества, которые у нас были. Кажется, он считает, что может договориться с ними. Ха! Он даже со мной не может договориться, хотя мы на одной стороне.

__________________
Совместно с Ракаром и Энн


Ex Astris, Scientia
Offline  
10 12 2015, 12:16:07 #187
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Резиденция мэра

Утара подумала, что с координатором проекта им повезло: здравомыслящий выдержанный человек, способный подняться над ситуацией – всем бы сегодня так. Вот только неизвестно, что ответит кардассианское начальство, и каким боком выйдет глинну Толан её здравомыслие. Оставалось надеяться, что сообщение Тенмы в кардассианском Центральном Командовании примет не менее здравомыслящий человек, который тоже будет склонен разрешить кризис мирным путём. На секунду советник представила себе упёртого кардассианского солдафона и его контакт с «дипломатическими талантами» Нечаевой и ей стало нехорошо. Определённо, пока ничего не известно, она предпочтёт надеяться на лучшее – побережёт своё душевное здоровье.
-Мэм, тогда прикажите своим людям немедленно покинуть город и двигаться в безопасное место, - взволнованно сказал Тенма, бросив еще один выразительный взгляд на двух подошедших к нему кадетов, - Я могу дать этот совет, могу помочь некоторым выбраться из резиденции, еще могу прикрыть их огнем, если потребуется, но что еще я могу для них сделать? Мэм, с сегодняшнего полудня официальная ситуация изменилась - я больше не могу покинуть эту планету и отправиться с проектом “Альфа”. Предполагалось, что я оставлю гарнизон на мэра Корама, но раз он временно отсутствует, я - единственный законный представитель власти на этой планете. Мое задание всегда было и остается - охранять эту власть и этот закон, и пока я не получу иного приказа и меня не сменит легитимный мэр, это будет моей первостепенной задачей. Потому что кроме меня тут больше никого нет. И потому что это важнее какого-то проекта.

Слушая Тенму, Освальд с большим трудом поборол желание хлопнуть ладонью себе по лбу и сказать какую-нибудь земную фразочку про упрямцев, не воспринимающих доводы других.
- Мэм, это снова Освальд. Считаю необходимым повторить сказанное ранее в присутствии командира гарнизона, - кадет кинул не менее выразительный взгляд на кардассианца, - Толпа на улице вооружена, и их гораздо больше, чем солдат в гарнизоне. Удержать резиденцию шансов нет, считаю необходимым прежде всего организовать эвакуацию кардассианского гражданского населения, чтобы в самом худшем случае они не попали под раздачу.
Посмотрев на стоящую с другой стороны Хену, он продолжил:
- А теперь докладываю ситуацию по блокировке телепортации. Источник помех находится в бункере под резиденцией, попасть в который можно только имея руку мэра Корама. То есть отпечаток руки, конечно же, - тут же поправился Освальд, отметив без какого-либо удовольствия, что уже не в первый раз так говорит, - Мы можем попробовать обесточить всю резиденцию, но это может не сработать, если в бункере автономный источник питания. Также возможно, что огонь с катера сможет уничтожить резиденцию вместе с бункером и генератором, но для начала надо освободить резиденцию, а это, как вы видите, тоже сопряжено с некоторыми трудностями.
Землянин взглянул на Тенму с ещё большим раздражением, но потом перевёл взгляд на девушку-ференги и продолжил:
- И ещё кое-что. Кадет Хена высказала интересную мысль. Мэр мог установить не слишком надёжный пароль, который легко запомнить. Раз легко запомнить, то и подобрать будет нетрудно. Мэм, вы можете переслать нам что-то вроде досье на мэра Корама? Хотя бы самое поверхностное. Нет никаких гарантий, сами понимаете, но игнорировать такой шанс было бы преступлением с нашей стороны.
Толан внимательно выслушала каждого, лишь изредка перекидываясь взглядами с советником.
- Гил Тенма, кадет Макдауэл, спасибо за информацию, теперь я примерно представляю ситуацию со всех сторон. Давайте по порядку. Гил Тенма, я понимаю и принимаю ваше решение, о проекте мы поговорим в более спокойной обстановке. В таком случае в вашем положении сейчас самым разумным будет связаться с Кардассией и ждать их распоряжений. Сообщить им о возможной необходимости эвакуации кардассианского населения в случае эскалации конфликта. И не открывать огонь без необходимости! – это она произнесла уже, кажется, раз в третий. – Я буду благодарна вам за помощь с эвакуацией участников проекта, как только это станет возможным. Мистер Макдауэл, - обратилась она к землянину, - насколько мне известно, остальные участники проекта сейчас на площади, если их операция пройдет удачно, они смогут забрать вас, Баккер и Хену из резиденции и вернуть на орбиту. Разумеется, если вы сможете восстановить телепортацию, это облегчит задачу всем нам. Высылаю вам официальное личное дело мэра – там не так много информации, но, возможно, что-то пригодится. Вы также можете попробовать кратковременное обесточивание, но оно поставит вас в уязвимое положение – не применяйте его без уверенности, что сможете вернуть электричество при первой необходимости.
Идею огня по резиденции она решила не комментировать хотя бы потому, что «Анадырь» был заперт на федеральном корабле. И потому что это было бы довольно неосмотрительное решение.
- Удивительно, что Нечаева до сих пор никак себя не проявила, - шепотом проговорила Толан, обращаясь к советнику.
– Мы у неё в кармане, о чём ей бепокоиться? – так же тихо ответила ей болианка.
Затем, уже громче, обратилась к собеседникам в мэрии:
– Мистер Макдауэл, мистер Тенма, был ли какой-нибудь контакт между вами и людьми на площади? Вы пытались с ними говорить, или возможно они с вами? Бегство мистера Корама можно расценить как возможность объявить его решение недействительным, а это уже какая-никакая почва для переговоров.
-Досье на мэра могли бы спросить и у меня, - буркнул кардассианец, обращаясь к кадетам, затем заговорил громче - уже с советником Рилл и глином Толан, - Переговоры с этими людьми невозможны. Я предложил им все, что мог - решение мэра о сотрудничестве с Федерацией уже отменено, защита против ответных действий Федерации и Кардассии была мной предусмотрена, возможность дальнейших переговоров в организованной обстановке - тоже. Все это было отвергнуто. Они не успокоются, пока их группировка не получит полный и исключительный контроль над планетой. И вы советуете мне отступить и сдаться на милость агрессоров и преступников? Чтобы одна сторона получила все, а другая - ничего? Разве это будет справедливо? Если бы тут хоть кто-то вместо того, чтобы бояться за свои жизни, подумал о том, как мне можно помочь… - горько добавил он.
_________________________________________________________
+ Тенма, молча стоящая рядом Хена и Илама с Утарой на проводе
Часть 1. Продолжение следует.
« Последнее редактирование: 10 12 2015, 13:01:57 от Мори Джанир »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
11 12 2015, 12:40:02 #188
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Резиденция мэра

Освальд устало помотал головой. Тенма был просто непрошибаемым упрямцем, и сейчас это очень сильно раздражало, потому что на кону было кое-что повесомее гордости - их жизни и жизни других людей. Впрочем, землянин был ничуть не меньшим упрямцем, и сдаваться просто так не собирался. Раз прошлые несколько попыток не увенчались успехом, значит надо попытаться ещё раз, только чуточку иначе. К тому же в этот раз его могло бы поддержать начальство, и втроём убедить кардассианца было бы куда проще.
- Хорошо, давай на секунду предположим, что ты убедил всех нас: меня, Хену, Самриту, а заодно и всех остальных участников проекта с площади, то есть врача-пацифиста Тенека, фанатично преданного идеалам Федерации Лайтмана, зануду Перим, которая всегда всё делает по-своему, а ещё баджорку и ромуланца, - да, у нас очень пёстрый состав в Проекте. Предположим также, что их всех удалось доставить в резиденцию, и что у тебя найдётся оружие для тех из нас, кто не вооружён, а таких большинство. Дальше что? Мятежники нас всё равно будут численно превосходить раз в двести, если не больше. Когда у них кончится терпение, и они пойдут на штурм, сколько мы сможем отбиваться? И что будет потом? Я повторял уже эту мысль и повторю её снова: чем сильнее мы разозлим этих людей, тем более жестоко они отыграются на всех тех, кто им по каким-то причинам не понравится. Не думаю, что найдётся хоть один гражданин Федерации или Кардассии, которому понравится читать отчёт о насмерть замученных мужчинах, изнасилованных женщинах и сожжённых или разграбленных домах и фермах. И я также не думаю, что найдётся хоть один чин в вашем Центральном командовании, который похвалит тебя и твой гарнизон за бессмысленную, пусть и героическую, гибель, приведшую к перечисленным мной последствиям.
Кадет на мгновение замолчал, потому что его воображение нарисовало несколько примеров подобной жестокости, и срочно понадобилось отогнать эти образы.
- Послушай, нет ничего зазорного в том, чтобы сегодня отступить, перегруппироваться и контратаковать завтра, когда обстоятельства будут благоприятнее. Чёрт побери, даже клингоны это понимают! Некоторым, правда, надо это напоминать, приставив фазер к голове или нож к горлу, но обычно они это понимают. Твоё командование уж и подавно должно это понимать, ты только обрисуй им ситуацию со всеми возможными последствиями.
Толан задумчиво покачала головой: пламенная речь Освальда Макдауэла заключала в себе довольно правильные вещи, но вот услышат ли их Тенма? Судя по впечатлению, которое сложилось у нее об этом юноше, он так просто не собирается сдаваться.
- Послушайте, Тенма, я понимаю вашу позицию. Вы находитесь в своем праве, и вы представитель законной власти на планете в настоящий момент. Но вам необходимо действовать, исходя из сложившейся ситуации, и смотреть в будущее. Просчитайте свои шаги наперед: что будет, если вы сейчас откроете огонь? Вы убьете двух, трех, может быть десяток ополченцев, но тем самым дадите право остальным ворваться в резиденцию и захватить ее. Но, как вы видите, пока они не предпринимают попытку штурма, это значит, что у вас есть немного времени, чтобы еще раз все обдумать и согласовать ваши действия с Кардассией. И не забывайте, что на орбите находится федеральный корабль, который следит за всеми вашими действиями.
На этих словах женщина раздраженно скрипнула зубами. Корабль просто висит на орбите и не делает… ничего. Эвакуация? Переговоры? Спасение участников проекта «Альфа»? Нечаева там заснула, что ли!
Утара слушала внимательно, подперев рукой подбородок и вопреки обыкновению хмурясь. Версию Тенмы она услышала, было бы интересно услышать версию кого-то с другой стороны. Психология – хитрая штука; иногда собеседник «а» говорит одно, а собеседник «б» слышит совсем другое.
– Они отвергли все предложения, но не штурмуют мэрию... – задумчиво произнесла болианка, – либо среди них нет единодушия, либо они не услышали предложния, которое их бы заинтересовало, либо всё это вместе и ещё что-то третье. Они сами что-то предлагали? И есть ли у вас мысли на счёт того, почему они отвергли ваши предложения?
Утаре очень хотелось понять ситуацию как можно лучше. Она уже успела пожалеть о том, что мэр Корам сумел телепортировать их на катер: всё-таки слышать и видеть события – не то же самое, что слушать их пересказ.
Тенма молча выслушал слова Освальда, Толан и советника, но язык его тела явно выдавал его мысли - он был слишком молод и горяч, чтобы не дрогнуть ни единым мускулом. Его брови чуть заметно подергивались, губы сжимались, а костяшки пальцев побелели - так сильно он сжимал кулаки.
-Освальд Макдауэл, - наконец, медленно процедил он, - Я больше не собираюсь уговаривать ни тебя, ни кого-либо еще. Я помогу вам выбраться из резиденции, и наши пути разойдутся. Вы - первые федераты, с которыми я смог познакомиться близко, я думал, мы нашли общий язык и подружимся. Я признался тебе, что мне никогда не приходилось убивать, и я обещал, что кардассианцы не сделают этого первыми сегодня. Но ты считаешь меня убийцей, который может начать бессмысленно стрелять и убить… как там сказала глинн?.. двух, трех, может быть десяток ополченцев. Собери своих людей и приготовьтесь уходить отсюда, пока мятежники на площади заняты разборками между собой и не обращают на нас внимания.
Он сделал глубокий вдох.
-Госпожа Рилл, вот то, что я знаю о толпах. Попадая туда, люди теряют свои индивидуальные качества, и становятся частью коллективного разума, который древнее наших выдуманных философами моральных установок. Появляется огромное новое существо, оно легко может тебя раздавить, но само по себе инертно и нуждается в направлении. Вот почему они до сих пор не атакуют. Этим существом управляют простые первичные стимулы - желание уничтожить соперника и страх. Если кто-то накрутит толпу речами о патриотизме и правом деле, она двинется вперед, но  у них, очевидно, нет такого лидера, который справился бы с этим. Если я достаточно напугаю их и напомню, что они могут умереть, они побегут назад, сметая своих не определившихся лидеров. Собрать их снова будет крайне сложно, люди снова станут думать как индивидуальности и, возможно, придут к осмысленным переговорам утром. Для этого не обязательно на самом деле проливать кровь, не каждый выстрел по определению является смертельным.
-Госпожа Толан, - Тенма явно был настроен ответить всем, - Мои шаги просчитаны наперед. Если я сдамся сегодня, завтра преступники получат власть. Даже если мне сохранят жизнь и свободу, что не очень вероятно, я точно не сохраню свою должность и больше не смогу ни на что повлиять. Сотни кардассианских фермеров окажутся в полной зависимости от людей, которые их ненавидят. Сколько пройдет времени до того, как их начнут притеснять? Сколько пройдет времени до того, как они перестанут молчать, и на этой же площади будут стоять уже кардассианцы и требовать справедливости - своего представительства  в управлении этой планетой? Будут ли маки так же милосердны, как я? Вот почему мне так важно выиграть сегодня. А теперь, если позволите, я закончу этот сеанс связи и свяжусь с Центральным командованием.
– Мистер Тенма... – Утара продолжила не сразу, словно поджидая, пока нужный образ появится перед её мысленным вглядом, – Вы правы, у толпы есть что-то вроде стихийного коллективного... нет, не сознания, скорее подсознания. Но вы не учитываете, что реакцией на ваши действия может быть вовсе не страх и не паника, а ярость. Эффект раненого зверя, понимаете? Если зверь был когда-то ранен человеком, то повторная встреча с одним из них и повторное ранение может не обратить его в бегство, а заставить напасть на охотника. Я понимаю, что вы хотите их только напугать, но кардассианцы для этих людей – тот самый охотник, у них много тяжёлых воспоминаний, связанных с вашим народом, и есть очень серьёзная опасность того, что память об этом заставит их забыть о самосохранении.
Утара снова немного помолчала и добавила.
– Не примите это как обиду, но прошло ещё недостаточно времени для того, чтобы прежние события стали для них всего лишь историей.
- Гил Тенма, я надеюсь, вы нас услышали, - подытожила Толан. – Поэтому обдумайте еще раз все, что мы вам порекомендовали и согалсуйте ваши действия с Центральным командованием. И помните, что вы всегда можете связаться со мной. Удачи, гил. – добавила женщина и отключила связь.
__________________________________________________________
+ Тенма, молча стоящая рядом Хена и Илама с Утарой на проводе
Часть 2


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
11 12 2015, 13:05:01 #189
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Ну вот и все. Это был конец. Конец переговорам, конец так и не удавшемуся взаимопониманию. Он мог бы еще продолжать, говорить, объяснять, спорить. Но у всего была своя цена. Подробный рассказ о Ле Бланках мог подставить Лору Эвансон и особенно Кариссу, фамилию которой он уже забыл. Но он отчетливо помнил ее взгляд, и взгляд ее сына, маленького кардассианского мальчика. И он не мог допустить немедленную отправку десанта туда, откуда они еще не ушли. У всего есть своя цена, всему есть свои пределы. На этой планете замечательный воздух, и такая спокойная тихая ночь. Была..
Он не сумел договориться, этот шанс уже утерян. Если кто-то и услышал что то, может быть запомнил и поймет потом – будет хорошо. Может быть этот человек, что задавал больше всего вопросов – тоже задумается потом. Но вовсе не тот, с фазером, с заложниками. Он видимо из тех же, что и Ле Бланки. Он тот – кто возьмет власть в свои руки и будет делить всех на тех кому можно жить, а кому нельзя.
Смесь сожаления, разочарования и решимости к действию отразилась на лице Лайтмана.  Он оглянулся на ховеркар, внимательно глядя на Сатала и МКоту. Было жаль, что он не мог передать им руководство к действию, и снова посмотрел на людей на площади.
 Но только одно последнее слово, громко.
- Всё, что я сказал – правда. Вы сами себе выбираете тех, кто вас убивает.
А затем он резко рванул вперед, обойдя того, кого звали Сэмом Уильямсом, ударил человека с фазером по запястью, рывком опустил его руку с оружием вниз, на излом, головой въехал ему в челюсть, сильно ударив, толкнул на других людей. Отпрянул, схватил Энтони за одежду на груди, рванул на себя, выдирая из чужих рук. Развернулся, закрывая его своей спиной от оружия остальных и толкнул в сторону ховеркара, пытаясь пересечь эти несколько метров до машины вместе с ним.
От удара Лайтмана Вихо отлетел в сторону других людей, часть из которых удерживала Энтони Сомерса, и от неожиданности они ослабили хватку, что сыграло на руку обоим кадетам.
Опершись о бок ховеркара, на котором ранее стоял Уильямс, Вихо восстановил равновесие, сплюнул кровь и выбитый зуб, и вытер рот тыльной стороной ладони.
-Вот оно, истинное лицо Федерации! Взять! Сбить второй ховеркар! - прокричал он, с легким присвистом от непривычного ощущения пустоты во рту.
Выстрел энергетического оружия чиркнул по боку машины возле М’Коты.
Лайтман и Сомерс не то в прыжке, не то в полете почти достигли бампера ховеркара, но кто-то бросился им под ноги, превращая перестрелку в еще более нецивилизованную рукопашную. Этим кем-то был Михай, которому сегодня уже досталось так, что он не мог держаться на ногах… поэтому единственное, что он мог сделать - стратегично упасть. Энтони упал сверху, Артур удержался на ногах лишь чудом.
- Да на свою-то морду посмотри, ты, брехливый tahkeck* (*tahkeck - классическое клингонское оскорбление.)! - рявкнула М'Кота, вскакивая на ноги и прожигая Вихо испепеляющим взглядом. - Где ты тут Федерацию увидел, двуязычный червяк? Я из Клингонской империи, вон тот спесивый тип - из Ромуланской, ещё один парень на орбите и вовсе с Ориона! И ты называешь это вторжением Федерации?? Лгун и сын лгуна!
Глаза клингонки полыхали яростью, она ещё не бросилась в бой, но её руки были в полной готовности выхватить фазер или метательный кинжал.
-Да какая разница, откуда вы, если вы против нас! - прорычал Вихо, прицеливаясь из фазера правой рукой и одновременно подавая сигнал своим товарищам - левой.
Пара людей рванулась было вперед, но отшатнулась, когда в землю ударила синяя вспышка с неба - второй ховеркар кадетов закладывал вираж над площадью.
Второй ховеркар могла ждать та же участь, что и первый – попасть под обстрел взбудораженной толпы, и некоторые уже развернулись вместе с винтовками, провожая вторую группу кадетов, и даже выстрелили, но Сэм крикнул:
 - Не стреляйте, у них моя дочь!
Он помог Михаю подняться и обратился к тому, одновременно направляя оружие на Артура:
- Так что же там произошло с Энн, рассказывай.

Где-то в глубине души Лайтман ощущал наступление краха всего, обвала, поражения.  Об этом некогда было думать, время растягивалось для него, каждая секунда была едва ли не вечностью. Он бежал, бежал, бежал, не позволяя поражению и отчаянию завладеть им. Он знал, что если остановится – то так и случится. Впереди Энтони упал кто-то, тот с разбегу налетел на него и повалился сверху. Артур чудом успел остановиться, тут же подхватил Энтони, рывком поставил на ноги и подтолкнул к ховеркару. А сам, переступив через упавшего местного, развернулся к толпе и остановился, разделяя собой ховеркар и всю эту толпу. Позади что-то кричала М’Кота, сверху из машины под управлением Квинтилии шла стрельба. И как до него дошло чуть позже, при восстановлении воспоминаний об услышанных звуках – с площади стреляли тоже, а тот мужик, у которого он не смог выбить из руки фазер – приказал расстрелять второй ховеркар. Он посмотрел наверх, Квинтилия была классным пилотом. Она совершала маневры уклонения в открытом ховеркаре в воздухе все равно что на флаере в окрестностях Сатурна. Но долго это все равно продолжаться не могло.
- Прекратите! – заорал Артур толпе, - вам нужен заложник – я ваш заложник, - а потом подоспел тот первый, и поднял упавшего мужика. Артур не стал выбивать оружие из его рук, этот человек только гневался, но он не стрелял. И он был здесь лидером другого типа, он задавал вопросы. Но толпа слушалась другого человека.
- Нельзя построить счастливую жизнь на горе и смерти других людей, других ваших жителей на этой планете, кардассианцев, которые просто живут здесь и не делают никакого зла, - сказал он глядя в лицо этому человеку. Не обращая внимания на наставленный на него фазер, на его вопрос об Энн. Похоже, он спрашивал об Энн Уильямс. Но Артур увидел еще один шанс успеть сказать то, что собирался, и еще немного отвлечь внимание от машины Перим. Но как бы громко он не говорил, шум толпы скорее всего заглушал его слова.
- И когда здесь кончатся кардассианцы, убитые без вины, захватившие власть примутся убивать всех неугодных им людей. Потому что жажда власти и жестокость не знают расовых различий. Любой из вас будет под угрозой, никто не защищен. Ле Бланки вывели кардассианскую женщину на улицу, поставили на колени и наставили на нее оружие на глазах у ее маленького сына.
Артур проорал это все на одном дыхании и замолчал. Большего об этом он ничего не скажет. Но Сатал слышал его обещание, данное Кариссе. Он должен был принять решение защитить ее, если что-то случится. Он и Мкота должны будут успеть туда первыми. Они должны были это понять, если не Сатал, то клингонка. Понятие чести для нее не пустой звук. В нее он верил.

- Хватит дебатов, - холодно сказал ромуланец. – Выбирайте, что мы делаем, Перим, и дайте мне оружие прямо сейчас! – Он смотрел вниз, где действие перешло в активную фазу, одновременно протянув руку за винтовкой. В очередной раз он пожалел об отсутствии дизраптора.
Баджорка с заднего сидения протянула Ракару винтовку.
-Лайтман! - вскрикнула девушка-трилл, - Я знала, знала, что так будет!
Она врубила двигатель на полную мощность и стартовала, разворачивая ховеркар и снижаясь. Мимо пронеслась очередь из трех энергетических залпов, на секунду ослепившая пассажиров ховеркара - если бы они все еще стояли на месте, выстрел попал бы в цель.
Улан перехватил поданную ему винтовку, бегло осмотрел ее на предмет переключения настроек. Конечно же, он был знаком с различными видами оружия федератов, клингонов, баджорцев и многих иных рас. Но не с этой. Чертово федеральное «миролюбие» и недавний приказ трилла «никого не убивать», останавливал его от методов, которые при ином раскладе он не раздумывая бы применил в данной ситуации. Как перевести винтовку в режим оглушения понятно не было. Не изменив настроек он начал искать цели. Проследив по памяти траектории выстрелов по ховеркару, он принялся палить в землю возле тех, кто стрелял в них. Затем, легко поведя стволом, он выстрелил в землю между толпой местных и небольшой свалкой у первого ховеркара. Трилл заложила виртуозный маневр, прицеливаться стало трудно. Но один из лучших солдат Тал Шиар был отменным стрелком.
 - Осторожнее! – вскрикнула Энн, - не попади в отца! Вы сказали, что летите сюда только для того, чтобы забрать своих друзей, а вместо этого вместе с этими, - она кивнула на группу Артура, - устроили здесь перестрелку! И как вам теперь верить, - раздраженно закончила она.  
- А вы рискните. Поверить. Как я поверил вам всем. У меня для этого меньше всего причин, - медленно с расстановкой произнес Ракар. Он прекратил стрелять, но не отрывал взгляда от предполагаемых целей,  - не я начал эту войну. Вас сбивают ваши. Хороша вера. Вы можете заметить, что я стреляю не по людям.
Его голос был ровным, без интонаций, сейчас он просто выполнял свою работу, которую очень хорошо умел выполнять. Защищал союзников, потому что ромуланцы никогда не предают своих союзников, в отличие от других.

_________________
« Последнее редактирование: 04 01 2016, 19:04:47 от Артур Лайтман »
Offline  
15 12 2015, 09:20:16 #190
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

Как бы то ни было, пока никто не бежал к ховеркару, не спешил покинуть площадь, а значит не вызывал и подозрений в опасных намерениях. Слушая Артура, М'Кота подумала, что он совершает ошибку, не говоря Уильямсу, ни слова о его дочери: клингон бы в такой ситуации даже не стал бы его слушать, просто свернул бы Лайтману шею... а уж потом огорчался бы, если бы это оказалось несправедливо.
– Да цела твоя доченька, – сказала она Сэму, пожалуй даже сочувственно. – И никто её не держит: она сама за нами увязалась.
-Осторожнее, пригнитесь, в вас же только что стреляли... - Михай вцепился в руку Сэма, с ужасом глядя, как он ступил на то место, куда только что попал выстрел с воздуха, - Энн, она…
Но вместо молодого человека ответил Вихо, сделав еще еще пару шагов вперед и оказавшись вплотную за спиной у Уильямса. В ребра фермеру уперся фазер.
-Забавно, но тут я согласен с мисс Мы-не-Федерация - твоей доченьке явно ничего не угрожает. Потому что она работает на Федерацию, как и ты! Ты предатель, Сэм Уильямс, тебе нельзя доверять, и я давно это знал, но продолжал давать тебе шансы. А теперь мы поступим с тобой так же, как и со всеми чужаками. И не пытайся сопротивляться, ты знаешь, что я выстрелю, не колеблясь. Кроме того, тут есть люди, которые считают, что я прав, а ты же, кажется, не хочешь, чтобы мы все передрались между собой? Вот и не допусти этого - сдайся.

Артур скосил глаза на Энтони - как он там, сумел ли добраться до ховеркара? Но молодой человек лежал на земле дезориентированный, и лишь предпринимал слабые попытки подняться на ноги, после того, как Уильямс вытащил из-под него Михая  - падение для Сомерса не было таким удачным, как для Лайтмана. К тому же, кадет не мог знать, что именно Энтони сегодня из них всех достатось больше всего - он уже имел встречу с Вихо и его фазером.
-Артур! - раздался сверху голос Квинтилии, - Быстрее! Давайте в ховеркар!

- Он же сейчас убьёт отца! – глаза Энн расширились от ужаса. – Это… Вихо? Но почему? Что происходит? – она привстала на своем месте. – У вас есть оружие, вы не должны этого допустить!
Сэм почувствовал, что фазер уперcя ему в спину. Он медленно поднял руки и проговорил, стараясь сохранять спокойствие в голове.
- Я не работаю на Федерацию, и ты это знаешь. Просто признайся, что тебе нужна власть, чтобы действовать своими методами.
Он поднял глаза на приблизившийся ховеркар с кадетами и увидел Энн. Ну, может быть, здесь Вихо и не ошибся, и ей опасность не угрожала…

Этот человек... нет – этот гладколобый мерзкий червяк вызывал у М'Коты всё большее отвращение. Лжец. И трус. И к тому же вся ситуация возле него прямо смердела какой-то подлостью. А вот Уильямс держался молодцом. Он не вел себя как испуганный заложник, он вел себя как воин, готовый отдать жизнь, лишь бы негодяй, взявший его в заложники, не мог управлять ситуацией. И он заслуживал свой шанс.
Клингонка расхохоталась. Зло, немного делано и вместе с тем издевательски.
– Давай, – сказала она Вихо, – Действуй. Ручаюсь, если ты выстрелишь, его друзья, – она ткнула в Уильямса, – тут же тебя пристрелят. Как только ты нажмёшь на спуск, у тебя больше не будет заложника, и лично я с радостью отправлю тебя на баржу мёртвых, потому что не терплю трусов. Небогатый у тебя выбор: либо ты отпустишь Уильямса и лишишься всего, либо ты пристрелишь Уильямса и тоже лишишься всего и ещё жизни впридачу... Другой на твоём месте мог бы бросить Уильямсу вызов и заставить защищать свою честь с оружием в руках, но ты для этого слишком жалок.

- Это политика, там происходит политика, - негромко объяснил ромуланец, не отрываясь от прицела. - Я убью его, Вихо. Да пригнитесь вы, - обращаясь к Энн. Как она встала, он ощутил по смещению балансировки машины, - или поставьте мою винтовку на паралич, я не знаю как. Однако приготовьтесь к тому, что это спровоцирует немедленный раскол и стрельбу. Ваш отец все равно не защищен. Приготовьтесь.
Он навел винтовку на Вихо, на то место, где как ему казалось, мышцы руки человека с фазером крепятся к костям.

Наконец, слова МКоты дошли до Артура, и только сейчас он  осознал, что этот человек не просто так спрашивал про Энн. По всей видимости, он был отцом Энн Уильямс, и по совместительству тем, кто дал Бо Клейборну спецификацию оборудования башни. Ситуация накалилась до предела, и теперь ее отец был от гибели на волоске. И Артур ничего сделать не мог, он был не с той стороны, что бы предотвратить выстрел. Он не успеет. И тогда он повернулся спиной к происходящему, вжал свой коммуникатор. Так было незаметно для остальных, так никто из них не поймет, что у кадетов есть связь.
- Лайтман – Перим, - сказал он, медленно поднимая Энтони с земли, и передавая его в руки Сатала, помогая затащить его в ховеркар, - поговори со мной Квинтилия. Я не могу сейчас уйти, здесь подстрелили женщину, Тенек улетел лечить ее. Я не оставлю Тенека одного на произвол судьбы. А тебе – пора уходить.
-Мы никого не убиваем! - прошипела Квинтилия, обращаясь к Ракару, - Убери винтовку. Мы не знаем, что там происходит, кто плохой, а кто хороший, и вообще это не наше дело. Энн, позови своего отца, скажи, чтобы подчинился, тогда ему ничего не будет, и никто никакую перестрелку не начнет.
Девушка выровняла ховеркар, чтобы Энн Уильямс был виден ее отец. Затем обратилась к Артуру Лайтману:
-Никто никого не бросает на произвол судьбы. Ищи Тенека пока можешь, но помни, что рисковать вашими четырмя жизнями ради его одной - глупо. Благо многих перевешивает благо одного… или что-то там еще. Мы постараемся добраться до Макдауэла.
- Хорошо, но тогда мы должны забрать его отсюда! Мы не можем его оставить в таком положении! – шепнула Энн на слова Квинтилии. Она открыла окно и громко проговорила: - Отец, со мной все в порядке! Не сопротивляйся ему, мы что-нибудь придумаем!

Улан пару секунд медлил, затем поднял винтовку стволом вверх, поставил ее на дно ховеркара, обернулся и внимательно посмотрел на Перим. Только своего командования он слушался беспрекословно, немедленно исполняя приказ. Потому что никогда не имел причин и поводов сомневаться в своем командовании и вышестоящих офицерах. Перим не была его вышестоящим офицером и в настоящий момент он не понимал ее решений. Ей было очень важно убедить Энн Уильямс пойти вместе с ними, ее глаза тогда излучали буквально пламя, а лицо – непреодолимую решимость. Она так говорила о  своих принципах и том, что ей дорого, что он поверил. А теперь происходило что-то иное. Промедление было подобно смерти и прямо сейчас, спиной, Ракар ждал выстрела в отца этой девушки. Он мог это сделать, спасти его. Он мог ликвидировать дальнейшие попытки стрельбы  в него, они могли сесть и увезти его. Так важно было спасти его, она же только что сомневалась в том, что им можно верить. А теперь Перим говорит, что понятия не имеет насколько там внизу прав Сэм Уильямс. Удивительны эти федераты. Можно ли  было им верить - снова стало открытым вопросом.  

И Энн добавила ситуации шарма. Не было большей глупости, чем заявить на всю толпу «мы что-нибудь придумаем»,  в то время как ее собственный отец стоял с поднятыми руками и оружием упертым в спину. Это было прямым призывом к толпе: «не дайте нам ничего придумать». Очевидно, она была в шоке и дезориентации.  Что ж, бывает со всеми.
- Будьте добры поставить это оружие на оглушение, - с едва сдерживаемым гневом произнес Ракар, наклоняя к Энн свою винтовку. Может быть ее это отрезвит, приведет в себя.  Без стрельбы там не обойдется.

Лайтман оперся о борт машины, закончив поддерживать Энтони. Он стоял спиной к Сэму, как теперь понимал, Уильямсу, которого собирались убить. По крайней мере они перестали стрелять по ховеркару в воздухе. Мкота рвалась в бой, стоя в машине во весь рост, она ему напрямую угрожала, но у Артура не было времени восхищаться, хотя в иной раз он бы обязательно дал себе время на это чувство. Но МКота была слишком прямой и явной мишенью сейчас, точно также как и второй ховеркар, который дал им немного времени. Все было чертовски не просто, ведь впереди были не враги, впереди были люди. Куда проще было бы освободить всех своих, если бы все было однозначно. Если бы можно было вмешаться. Силовое решение было идеальным, вломиться в мэрию на большой скорости, отстреливаясь – увести своих. Решение же текущей проблемы может быть и существовало. Но уже не получилось, и тут Артур был бессилен. Что получится у них всех вместе – никто не знал. Квинтилия была права в одном – он не имел права рисковать Саталом, МКотой, Энтони. Но не так выглядел тот вулканский тезис, и совершенно не тот он имел смысл. Потому что иногда один за всех, а иногда - все за одного. Они отказывались уходить, и просить их снова было бессмысленно.
- Спасибо, я понимаю. Удачи, доберитесь до Освальда, - только и сказал Артур, отключив связь. Он не мог помочь Перим ни огнем, ни прикрытием. Это напрягало, но он понимал, что нельзя сделать сразу все, обычно существует только одна линия действия для одного человека. Там Энн с ними, и она наверняка видит, что с ее отцом. Здесь сейчас может получится разногласие.
Не зная еще что делать, Артур встал и сделал шаг, потом еще - к двоим мужчинам, один из которых упер второму оружие в спину. Плохая позиция, ему не добраться до его оружия, ведь между ними Сэм. Но ничто не предопределено, пока не случилось.
__________________
+ Квинтилия Перим, Энн Уильямс, Сатал, МКота, Ракар, Сэм Уильямс, Вихо и Михай
« Последнее редактирование: 15 12 2015, 09:24:11 от Артур Лайтман »
Offline  
15 12 2015, 09:24:03 #191
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Резиденция мэра

- Твоё бы упрямство, да в правильных целях... - едва слышно произнёс Освальд. Кардассианец вряд ли его услышал, а вот стоящая рядом Хена вполне могла.
С каждым произносимым Тенмой словом кадет чувствовал, что он закипает: пульс ускорялся, руки сами собой сжались в кулаки, и появилось навязчивое желание на большой скорости соприкоснуть кулак с этим наростом в виде ложки на лбу у кардассианца. Только из-за отсутсвия желания спорить ещё и с Толан он смог дождаться конца сеанса связи.
- Чёрта с два! - отрезал Освальд, не понятно как не сорвавшись на крик, - В этой проклятой резиденции находится то, что не даёт нам и нашим коллегам убраться с этой несчастной планетки, поэтому, пока телепортация не будет разблокирована, я отсюда никуда не уйду!
Не сводя глаз с Тенмы, он добавил чуть спокойнее:
- Раз уж ты всё равно поступишь по-своему, то имей в виду, что пусть глинн Толан и запретила нам принимать чью-либо сторону в конфликте, но это не значит, что мы не можем защищать свои жизни от враждебно настроенных местных или элементов окружающей среды.
-А ты отступи в безопасное место, перегруппируйся и попробуй завтра, - передразнил Тенма.
-Я совсем не так представляла себе этот разговор, - озадаченно сказала ференги, - Почему госпожа Толан столько времени потратила на уговоры, когда могла бы просто приказать? Она же глинн.
-Потому что она не настоящий солдат, у нее нет привычки, - буркнул Тенма, - Скорее всего, ваша координатор занимается дипломатией или наукой, а звание получала только ради карьерных возможностей.

- Нет, я лучше поступлю как ты - поиграю мускулами перед тем, у кого численное преимущество и кто с радостью меня после этого убьёт! - сквозь зубы процедил Освальд, с каждым словом подходя к Тенме вплотную, - Плевать на последствия, плевать на гражданских, плевать на коллег, главное что я буду весь из себя такой грёбаный герой!
-Освальд! - взмолилась Хена, - Не надо! Лучше давай искать пароль! Может быть, гил Тенма посмотрит в компьютере, а мы на всякий случай поищем какие-нибудь документы и тайники в других комнатах?

Как бы Освальду ни хотелось физически вбить в своего кардассианского коллегу хоть немного здравого смысла, но Хена была права: делать этого не следовало.
- Гил Тенма собирался связаться с Кардассией, - не сводя глаз с кардассианца ответил он, - Пусть связывается, а я хочу посмотреть досье на мэра, потому что подсказки могут быть и в нём. Одного из этих мониторов для этого более чем достаточно.
А ещё ему очень хотелось присутствовать при этом разговоре, чтобы всё слышать самому. Ведь Тенма мог и утаить какую-нибудь информацию от них или от своего же командования. Освальда даже такое сейчас бы не удивило.
Давая понять, что продолжать конфликт он не намерен, кадет сделал шаг назад.

-Не очень умный план, - буркнул Тенма, - Я ни разу не замечал, чтобы мэр заботился о каком-нибудь другом живом существе, кроме себя.
Его взгляд скользнул по монитору.
-Они уже начали драться между собой! Теперь у нас совсем ни на что нет времени! А кто это там в ховеркаре? Не похоже на местных… Если это твои друзья, ты правда хочешь, чтобы я вел разговоры с командованием, а не выступил сейчас им на помощь?!
-Сэр, - раздался глубокий голос от входа в комнату, в дверях снова стоял громила-солдат, - Значит, подкрепление к нам не идет?
-Еще нет! - раздраженно ответил гил, - Но сейчас я запрошу Центральное Командование, а тем временем мы…
-Лучше бы вам договориться с людьми на площади, сэр.
-Кто-нибудь здесь вообще слушает, что я говорю? - огрызнулся Тенма, - С этими людьми нельзя договориться! Мы должны действовать иначе. Возвращайтесь на свой пост немедленно! Выполняйте мой приказ, горр.
- Вы кое-чего не учитываете, сэр, - пробасил солдат.
В рокоте его голоса слышалась неясная угроза, но гил был слишком взволнован, чтобы опознать ее.
-Сегодня все только и делают, что пытаются указывать мне на мои ошибки. Чего же я не учитываю, горр Токат?
-Первое: вы не предлагаете людям того, чего они на самом деле хотят. Они хотят вас. Чтобы вы один вышли и сдались. Вы - их главная заноза в заднице, простите за грубость, сэр.

- Вот это и называется "не очень умный план", - встрял в разговор Освальд, не отрывая глаз от монитора, - У этих людей не одна такая заноза, а целых десять или сколько вас сейчас в гарнизоне.
На экране было видно, что откуда-то сверху стреляли, но ни один мятежник при этом не пострадал. Были ли это предупредительные выстрелы, или оружие держал криворукий бездарь - судить было рано, но хотелось верить в первое.
- Силы, желающие установить свои порядки на планете, ясно дали понять, что не хотят мириться ни с простой экономической помощью от Федерации, ни с обеспечением безопасности Кардассией, и один человек на это никак не повлияет.

-У меня нет с вами спора, люди из Федерации, - пробасил Токат, - Отойдите в сторону, и мы не причиним вам вреда. Людям на площади просто нужен кто-то, на ком выместить свою злость. Мы с парнями все обсудили, сэр. Мы, конечно, кардассианцы, но мы - свои кардассианцы. А вот вы здесь всего три месяца, и вы по самую макушку набиты дурацкими принципами и идеалами. Второе, что вы не учитываете - мы вам не игрушечные солдатики, которых вы совсем недавно расставляли на полу вашей детской. Мы не готовы умирать за вас и ваши идеалы. Мы сдадим резиденцию и вас.
Тенма побледнел.
-Вы понимаете, что говорите, горр Токат?! Это мятеж и предательство! Я немедленно сообщу обо всем в Центральное Командование!
-Отойдите от консоли, сэр, - спокойно ответил солдат, поднимая дизрапторную винтовку.

Начинается, - раздражённо пробормотал Освальд наконец-то оторвавшись от монитора.
Он посмотрел на Токата, потом перевёл взгляд на Тенму, оценивая его реакцию, а потом снова на Токата. Похоже молодой офицер не слишком хорошо разбирался в собственных людях, и это грозило выйти боком им всем. Освальд подумал, насколько нелепо будет выглядеть его отчёт: "Оценив ситуацию, я сначала попытались уговорить Тенму вступить в переговоры с толпой, потом уговаривал его не начинать стрелять по мятежникам, после чего уговаривал кардассианских солдат не стрелять уже по самому Тенме." Миротворец чёртов! Нет, всё было хорошо, потому что именно этим он и предпочёл бы заниматься всю свою жизнь, но обучали-то его другим вещам и готовили совсем для другой деятельности. Как бы то ни было, останавливаться он не собирался. Ещё был шанс избежать кровопролития, и им надо было воспользоваться, да и Тенма мог бы стать сговорчивее, после такой-то встряски. Конечно, если горр Токат не будет столь упрям. С одной стороны, кадет прекрасно понимал солдат - шансов в бою против толпы у них действительно не было, и умирать ради не понятно чего не сильно хотелось, да и Тенма не особо годился на роль лидера, заставляющего верить в себя, всегда знающего что и когда надо сделать и просчитавшего последствия на два десятка шагов вперёд. С другой же стороны, предложение самих солдат звучало сейчас просто абсурдно. Уже пробовали договориться с толпой, причём по громкой связи, так что слышали это все - результат был нулевой.
Освальд всё ещё помнил слова Тенмы о том, что горр Токат готов стрелять даже по своим, поэтому старался не делать резких движений, дабы не дать тому повод выстрелить из винтовки по нему или, что было бы ещё хуже, по стоящей рядом Хене, которая вообще-то не при чём.
- Горр Токат, поверьте, я прекрасно вас понимаю, - спокойно произнёс он, чувствуя себя голофотографом, подбиравшимся к дикому зверю и старавшимся того не спугнуть, - Если уж и отдавать свои жизни, то только за то, во что искренне веришь и чего всем сердцем хочешь, а сейчас этого явно делать не следует, - кадет перевёл дыхание, стараясь ничем не выдать своего волнения, - Но не стоит принимать поспешных решений. Возможно, именно сейчас в систему вошла эскадра кардассианского флота, и вы своими действиями едва ли себе поможете. А ещё возможно, что жители предпочтут вас перебить, опасаясь удара в спину с вашей стороны. Раз уж вы готовы предать своего старшего офицера, то и договорённость с ними можете нарушить, а новое правительство всегда неустойчиво и от потенциальных угроз стремится избавиться самым решительным образом. В истории Земли так было не раз и не два, а большинство местных жителей - как раз земляне.
Кардассианец ответил не сразу. Казалось, в его мозгу работают какие-то шестеренки, пытаясь переварить все, сказанное Освальдом.
-Мы не будем сражаться, - наконец, повторил он, - И мы хотим показать, что мы не враги, что мы на одной стороне и мы хотим закончить это безумие и вернуться к тому, что было раньше. Нам нужен общий враг. Извините, сэр, но вами придется пожертвовать. Будет лучше, если вы выйдите сами. Один человек - за несколько сотен. Нам с землянами было не так уж плохо, и мы готовы работать на них в новом режиме. Мы находили общий язык много лет, пока вы с Корамом не начали пытаться что-то изменить.
-Это абсурд… - начал Тенма, протягивая руку к коммуникационной консоли.
-Я просил отойти, - уронил Токат.
Яркий луч из его винтовки разрубил полу-мрак комнаты, во все стороы брызнули искры и темное стекло.
-Shtel! - выругался Тенма.
Он отскочил в сторону, и теперь прижимал к груди правую руку - на тыльной стороне ладони вздувались волдыри от ожога. В центре коммуникационной панели красовалась дымящаяся дыра.

Освальд открыл было рот, собираясь заверить Токата, что полностью понимает его нежелание сражаться с теми, с кем жили в мире долгие годы, но тут Тенма совершил, возможно, последнюю ошибку в своей жизни. Кадет всё понял и моментально отпрянул в сторону, отворачиваясь от панели и закрывая Хену от возможного взрыва. К счастью, это даже взрывом стыдно было называть, поскольку кадетов не отбросило, не ударило об стену и не переломало им кости.
- Ты в порядке? Тебя не задело? - спросил он девушку-ференги, прежде чем почувствовал, как щиплет шея. Проведя рукой, он обнаружил, что несколько осколков стекла зацепили его шею и ухо. К счастью, несильно.
Посмотрев на панель, Освальд огорчённо опустил голову и помотал ей.
- Горр Токат, вы только что гарантированно заперли нас в резиденции, - расстроенно произнёс кадет, - Теперь нам вряд ли удастся разблокировать телепортацию и легко убраться с этой планеты вместе с нашими коллегами.
___________________________
+ Хена, гил Тенма и горр Токат


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
15 12 2015, 09:41:40 #192
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Джеймстаун, клиника

Ховеркар с Тенеком и его пациенткой на борту медленно пересек площадь, направляясь к домам, которые ее окружали. Медленно, потому что Клейборн вел очень осторожно, боясь потревожить Лизен, а еще потому, что людям требовалось время, чтобы расступиться и понять, что происходит. Пару раз Сесилии пришлось прикрикнуть, чтобы им освободили дорогу.
Наконец, машина остановилась возле небольшого двухэтажного деревянного здания с верандой, обращенной к площади. Внешне здание мало чем отличалось от соседних, только небольшая зеленая табличка с бронзовыми буквами и окантовкой указывало на его назначение: “Д-р Л.Э.Эвансон-К.” Рядом с ней висел старомодный колокольчик, начищенный до блеска, выполнявший скорее декоративную функцию, потому что замок на двери был современным, электронным. И запертым.
– Доктора сегодня нет в городе, - констатировал Клейборн, - Интересно, совпадение ли это. Я вызову ее? - он вопросительно посмотрел на медика.
– Вызовите, – согласился Тенек. – Но если она не ответит, нам всё равно нужно будет войти.
Он бросил изучающий взгляд на дверь и добавил:
– Я принесу доктору Эвансон извинения за причинённый ущерб.
С точки зрения вулканца в такой критической ситуации в извинениях не было необходимости, но насколько он помнил, у землян это было приянто.
Клейборн достал переговорное устройство.
– Доктор Эвансон, мы тут зайдем в вашу клинику, ничего? Доктор Эвансон, прием?
Ответа не последовало. Клейборн потряс передатчик, потом поднес его к уху.
– Что ж такое-то… - растерянно обратился он к попутчикам, - Связи нет.
– Отойдите, - попросила темнокожая женщина.
Подобрав юбки, она выпрыгнула из ховеркара на крыльцо с резвостью, которой от ее возраста было сложно ожидать, и достала из кармана самый маленький федеральный фазер, модель, которую легко было спрятать в руке, но которую теперь использовали очень редко, не то что 20 лет назад в 60х годах 24 века. Возможно, именно тогда это оружие и попало Сесилии в руки в первый раз.
Один меткий выстрел - и замок на двери разлетелся в брызгах искр.
Тенек посмотрел на женщину с почтением: определённо, она была не только выдержанной и рассудительной, но к тому же умела действовать решительно и своевременно. Оставалось удивляться, почему она не вмешалась в события на площади – стажёру казалось, что при желании, она смогла бы повести за собой людей и была бы лучшим кандидатом в лидеры из тех, кого он успел увидеть и услышать.
– Перенесём мисс Лизен в операционную, – сказал он раскрывая дверь и фиксируя её в открытом положении. – Мисс Сесилия, вы сможете мне ассистировать? Если вы не знаете названий инструментов, я буду называть вам их относительное положение или порядковый номер по вашему выбору.

Клейборн и темнокожая женщина помогли перенести раненую. Клиника доктора Эвансон выглядела достаточно скромно, оборудование в основном было не новых моделей. Первая комната выполняла роль приемой с письменным столом, компьютерным терминалом и парой шкафов. Второе помещение явно служило операционной.
В ответ на вопрос стажера Сесилия кивнула, как будто это было само собой разумеющимся.
– Я многое подзабыла, - призналась она, - Теперь-то я больше по своей специальности работаю, все сложное брала на себя док Эвансон.
– Вот почему Лизен сказала раньше, что Сесилия тебе поможет, - объяснил Клейборн, - Она ведь у нас повитуха. Акушерка, то бишь. И человека может, и даже корову.
Сесилия кашлянула.
– Я практикую традиционные методы и древние практики.
Что бы это значило… Глядя на женщину с эбеновой кожей, в широких юбках и пестром тюрбане, говорящую со странным акцентом, вообразить можно было многое.
Впрочем, для Тенека слова о традиционных и даже древних практиках прозвучали более чем естественно: на Вулкане никогда не было чёткой границы между наукой и искусством, а к традициям относились бережно и почтительно. Добрая половина медицинских практик была научным развитием приёмов традиционной медицины или духовных достижений, и каждый вулканец с детства постигал базовый набор навыков: аккупунктуру, эффективный отдых, регенерирующий транс...
Вулканец включил стериллитовое поле над биокроватью и ответил:
– Тогда приступим.
Они подготовили Лизен к операции, Тенек поставил перед Сесилией два открытых контейнера с инструментами, пообещав себе, что в следующий раз позаботится о том, чтобы контейнеры были разного цвета – это существенно облегчило бы помощь со стороны неспециалиста.
– Отсчёт инструментов слева направо, как в вашей письменности, плюс положение контейнера,  – стажёр указал на несколько инструментов, поясняя, – левый один, правый два, правый три. Вам так будет удобно?
Клейборн смотрел на приготовления со смесью сомнения и недоверия.
– А это точно необходимо? Пока она выглядит стабильной, может, просто стоит понаблюдать? А что, если вы тут будете заняты и не сможете оторваться, а на площади ранят кого-то еще?
– Мисс Лизен требуется регенерация повреждённых тканей, – возразил Тенек, – чем раньше они восстановятся, тем меньше риска. Если же на площади ранят кого-то ещё, то его доставят сюда, и тогда я решу, что делать. Нет смысла планировать действия, которые невозможно спрогнозировать.
Он бросил последний взгляд на фронт работ и протянул руку за инструментом:
– Левый один... Мистер Клейборн, вам не обязательно присутствовать. Если эта процедура вызывает у вас отвращение, вы можете подождать в кабинете.
Клейборн мелко закивал, в отличие от невозмутимой Сесилии, вид ран и крови был ему не привычен. Мужчина вышел в приемную, затем хлопнула входная дверь, тихо звякнул колокольчик… А затем второй раз, и Клейборн снова влетел в операционную.
– Там на площади что-то происходит! - взволнованно сообщил он, - Прилетел кто-то еще… И я думаю, это твои друзья, парень, и они ищут тебя.
__________________
+ решительная Сесилия и робкий Клейборн
_
« Последнее редактирование: 15 12 2015, 11:26:05 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
15 12 2015, 09:42:48 #193
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Джеймстаун, клиника

Тенек не двинулся с места:
– Мистер Клейборн, у земных врачей есть клятва, обязывающая их действовать в первую очередь в интересах пациента, вверенного их заботам. У вулканцев нет клятвы, однако этот принцип для нас остаётся таким же обязательным. Я уверен, мои коллеги отвечают за свои поступки и способны определить для себя наиболее правильный образ действий.
Голос его прозвучал также уверенно, как и всегда, но там – в глубине – скрывалось большое, слишком большое сомнение. Всю жизнь Тенека воспитывали в уважении к другим видам, периодические посещения Земной медицинской академии должны были укрепить взаимопонимание с ними, и всё же... и всё же очень трудно было довериться тем, кто так часто действовал под влиянием стихийных неподконтрольных рассудку порывов.
– Но они ваши друзья, - растерянно повторил Клейборн, - Они могу постарадать…
“из-за вас” - повисло в воздухе не сказанным.
Тенек чуть помедлил и ответил:
– Я не могу жертвовать ради них жизнью мисс Лизен. Но вы могли бы помочь и вашим друзьям, и моим. Вы видели, что мистер Вихо действительно готов убивать. Даже своих. Вы могли бы заявить об этом, но тогда, возможно, убьют вас.
Сесилия, наконец, твердой рукой подала Тенеку первый инструмент, поскольку стало ясно, что на полпути бросать дело тот не собирается.
– Я многое повидала, - негромко и задумчиво сказала она, - Когда стоишь на границе и постоянно видишь рождение новой жизни и присутствуешь при ее последнем дыхании, в тебе что-то меняется. Стараешься жить каждый день так, чтобы не было обидно, что он последний, потому что завтра может и не быть. Если суждено умереть, то я хотела бы, чтобы в этом был смысл, и сегодня я была готова сражаться за мою землю. Как и Вихо. Лизен тоже так думала, но в конечном итоге она выбрала тебя.
– Ну а я не хочу умирать, - заявил Клейборн, - Что за разговоры! Мурашки по коже!
– Убийство или самопожертвование – возразил Тенек, склоняясь над пациенткой, – допустимо только при крайней необходимости. И безусловно оно недопустимо ради мнимой цели. Развязав войну сейчас, вы можете только утратить свою землю. Чтоб её обрести, в текущей ситуации нужен не бунт и не готовность умереть, а долгий и кропотливый труд, противостояние, в котором вам пришлось бы проявить много больше стойкости, чем в схватке. Но этот путь подходит только для тех, кто хотел бы построить справедливое и разумно устроенное общество, тем, что хочет утвердить «свой порядок», отказывая части населения в элементарных правах, он безусловно покажется не заслуживающим внимания.
– У каждого есть вещи, ради которых он не готов идти на компромиссы, - спокойно ответила Сесилия, - Ради которых он будет сражаться, пока может стоять на ногах, до полного своего уничтожения. Потому что сдаться - будет означать предать самое себя. У тебя тоже есть такое, док Тенек.
С улицы донесся шум. Они уже привыкли к гулу толпы и воспринимали его как фон, но теперь по крикам людей и гулу двигателя какой-то машины они поняли, что что-то происходит.
– Что это? - задал риторический вопрос Клейборн и снова выбежал в приемную.
Через распахнутую дверьТенек и Сесилия увидели отсвет вспышки - вряд ли это была внезапная гроза, скорее кто-то все же открыл огонь.
– Левый семь.
Казалось, вулканец находится в другом пространстве, где нет ни выстрелов, ни криков.
– Это правда, – продолжил он, получив нужный инструмент, – Но не всякая цель этого достойна. Вы уверены в своей цели?
Женщина протянула инструмент.
– В цели - да. Ты не сможешь победить, если не будешь четко с самого начала представлять, чего ты хочешь. Вот почему Сэм Уильямс не решается ничего сделать - Вихо прав, у него нет и не может быть плана. Первое, что ты должен сделать - вообразить, чем все должно закончиться, представить, что оно уже закончилось, и затем примерять один план за другим, пока все не будет тебя устраивать. И второе… Ты должен определить, чем можешь пожертвовать, и сможешь ли ты потом с этим жить.
Некоторое время Тенек молчал, затем поинтересовался:
– А вы? В чём ваша цель, и чем вы не готовы ради неё пожертвовать?
– Мы хотим, чтобы все было как раньше, правда? - сказал Клейборн.
– Правда, - кивнула женщина, - Когда мы основывали эту колонию, мы хотели убежать от жизни в Федерации, вернуться к земле и менее технологичному образу жизни, возродить ценности, о которых было забыто - частная собственность и право на ее защиту, возрождение традиций во всех областях - отношениях между людьми, искусстве, медицине, религии. Многие из наших идей не принимались в Федерации, и я на твоем лице вижу очередной пример, поэтому мы бежали сюда, на последний фронтир и начали новую жизнь, никому не мешая. Каждый имеет на это право, не так ли? Но все пошло прахом, когда начались переговоры с Кардассией, и наше государство предало нас. Тогда мы совершили много ошибок и пришли к тому, что есть сейчас. Я не готова убивать всех не согласных с нами, но если они сами нас вынудят… Ты предлагаешь компромиссы, док, но как только ты соглашаешься отступить на шаг - ты уже не достигнешь своей цели в полной мере, ты уже проиграл.
Клейборн закивал.
– Может, теперь мне кто-то объяснит, откуда взялись эти слова про убийства? Никто же на самом деле не сказал “Бу! Мы пойдем и убьем их всех!”. Даже Вихо.
– Не сказал, – с оттенком холодной иронии сказал Тенек. – Только выстрелил в несогласного с ним человека. И это говорит о нём лучше любых слов.
– Смотря что вы считаете компромиссом, – ответил он Сесилии, спустя несколько секунд. – Если вы в переговорах твёрдо стоите на своём, не отступая ни на шаг, это не будет компромиссом. А если вы не думая о последствиях, соглашаетесь с таким как мистер Вихо и позволяете ему решать, кому жить, а кому умереть, вы всё равно идёте на компромисс, только с другой силой, тем более опасной, что вы не ждёте от неё удара в спину... Право четыре...
Тенек принял новый инструмент и продолжил:
– Скажите, в чём будет компромисс, если вы потребуете избрать новое правительство с условием, чтобы первым и обязательным решением этого правительства было проведение референдума по всем насущным для вас вопросам с голосованием по каждому пункту в отдельности? Об отказе от определённых технологий. О выводе кардассианского гарнизона. О том, чтобы любые глобальные решения принимались не иначе как путём референдума. Именно сейчас, когда вы находитесь в шатком положении между Кардассией и Федерацией, вы можете сделать своих противников гарантами вашей независимости. Знаете, когда я был на Земле, земные коллеги водили меня на старинный спектакль. Одна фраза в этом спектакле очень подходит к вашей ситуации: «Если большое королевство хочет завоевать маленькую страну, к этому нет никаких препятствий: страна погибла. Но если и другая великая держава задумает то же самое, у жертвы появляется шанс на спасение. Две великие державы будут ревниво следить друг за другом, обезвреживать и нейтрализовывать друг друга, а находящаяся под угрозой страна избегнет опасности именно благодаря количеству своих врагов».
– А это операция долгая? - зевнул Клейборн, - Когда она закончится? А то мы все с утра на ногах. Хорошо бы все поскорее решилось…
– Проблема с тем, что вы предлагаете, док, - задумчиво сказала Сесилия, - состоит в том, что референдум - это по сути вопрос. А когда ты задаешь вопрос или высказываешь просьбу, ты должен быть готов услышать отрицательный ответ и смириться с ним, потому что ты сам решил подчиняться правилам этой игры. Но что, если ты не готов смириться? Тогда вопрос не следует задавать. Мы с кардассианцами очень разные - у нас даже разный подход к сельскому хозяйству. Что, если в какой-то момент их мнение перевесит? Что нам делать, если мы окажемся в меньшинстве? Мы снова будем в такой ситуации, как сейчас, когда наши же законы сыграли с нами злую шутку.
– Но если вы не будете задавать вопросов, а будете просто действовать по своему усмотрению, вы рано или поздно попадёте в другую ловушку, – возразил Тенек. – Вы установите порядок, который будет вызывать неприятие большинства и станете тиранами. И тогда возникнет вопрос: ради кого и ради чего вы его создавали? Если это делалось для блага граждан, окажется, что вы не достигли своей цели, а если благо граждан было вам безразлично, то ваш порядок заведомо не заслуживал трудов и жертв.
Клейборну он не ответил: очевидно же, что операция закончится тогда, когда закончится, а торопить врача – занятие на редкость бессмысленное.
_______________
Сесилия, Клейборн
_
« Последнее редактирование: 15 12 2015, 11:24:15 от Тенек »

– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
17 12 2015, 09:00:15 #194
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 2

Площадь Джеймстауна

-Ты задаешь неправильные вопросы, - прошипел Вихо в ухо Сэму, - “Как дела у моей дочери?”, “Хочет ли Вихо отобрать у меня власть?” Тьфу! Как будто благосостояние твоей Энн для тебя важнее всех нас. Ты должен был думать о главном! Это твои личные заботы, о которых лидер должен был забыть ради общего дела!  Главное - все эти люди, которые собрались здесь, и ждут четких указаний, надеятся, что их кто-то поведет и кто-то о них позаботится. Главное - сделать уже, наконец, то, для чего мы собрались, а все остальное можно будет решить потом.  Ты готов к этому? Готов поставить свою дочь на второе место ради нас всех?
“Отец, со мной все в порядке! Не сопротивляйся ему, мы что-нибудь придумаем!” - раздался крик Энн сверху.
Что творится в голове у Вихо, Сэм перестал понимать уже очень давно. Он хочет взять на себя власть, уже ни раз показал намерение стрелять в Сэма – и тут же спрашивает, готов ли тот повести за собой толпу.
- Лидер? Ты же хотел им стать, - все так же спокойно ответил Уильямс. – И фазер у моей спины на это намекает.
Голос Энн заставил его медленно поднять голову в сторону ховеркара. Значит, никаких заложников. Что там произошло, он узнает потом, а пока ей и всем этим кадетам надо было отсюда поскорее убираться. Сэм кивнул, давая понять, что услышал ее, и отвернулся.
- Так что же ты от меня хочешь, Вихо? – вновь обратился он к индейцу.
-Я хочу, чтобы ты сказал это. Сказал вслух, что ты отказываешься быть лидером. Так всем будет легче, нам не придется сражаться между собой, и мы сможем сосредоточиться на наших задачах и доделать то, что начали сегодня. Не то, чтобы это обязательно, конечно, но убережет людей от перестрелки друг с другом.
Вихо говорил тихо, так, что слышать его мог только Уильямс.
- Конечно, это будет воспринято как добровольное решение, - Сэм не смог сдержать усмешки, имея в виду упирающийся в его спину фазер. – И перестрелка среди наших людей – последнее, что я хочу, ты вынуждаешь меня, Вихо, - так же тихо ответил он, а затем уже более громко, чтобы его слышало все окружение: - Я не хочу больше жертв среди собравшихся, довольно крови. И если Вихо знает лучше, что делать, пусть он будет вашим лидером.

-Вот видишь, все в порядке… - пробормотала кадет Перим, обращаясь к Энн Уильямс.
Девушка снова запустила двигатели ховеркара на полную мощность, на что старенькая машина Родригезов ответила скрипом и скрежетом, и начала разворот в сторону здания с часами, которое определила как резиденцию.
-Вы все слышали! Тогда продолжаем! - раздалось с земли.
Перим не различала по голосам, кто говорил что, все эти незнакомые люди сливались для нее в одно пятно и один гул, но тут она была готова поклясться, что кричал тот же мужчина, который угрожал отцу Энн Уильямс. В ответ толпа взревела.
“Что продолжаем?” - успела подумать Квинтилия, а в следующий момент ховеркар сотряс удар.
Все-таки, в них попали. Кто-то все-таки выстрелил и попал. Квинтилия успела только закончить разворот, чтобы машина не упала на Лайтмана и остальных коллег. Внизу кто-то завизжал, люди начали разбегаться… К счастью, их было не очень много, потому что ховеркар еще не успел вылетить в середину площади, в самую гущу народа.
Если бы у него было время, он произнес бы еще несколько слов. Но невероятнейшая  федеральная глупость в соседстве с абсолютным отсутствием стратегического мышления привела к совершенно естественному и ожидаемому развитию событий. Удар сотряс машину и Ракар рванул на себя винтовку, которую так и не поставили на безобидный режим. Он ощерился в небывалом гибельном восторге последнего боя. Мелькнула мысль, что ховеркар следует направить прямо в гущу вооруженных людей, что бы пропахать эту площадь и забрать с собой максимальное количество врагов. Они все должны были запомнить, как умирают ромуланские солдаты, чтобы никогда больше не возникало даже мысли… Но у них было всего несколько секунд, а управление было не у него в руках. И тогда он высунулся за борт, навелся на самого первого кого увидел стреляющим в них, выстрелил ему прямо в руки, сжимающие ствол.

Артур следил за Сэмом Уильямсом и вторым человеком, медленно двигаясь к ним. О чем они говорили - не было слышно. Два лидера этого восстания, один из которых был куда более человечным. Секунды отсчитывались глухими ударами пульса в висках. Уильямс сдался, повинуясь грубой силе. Видимо он знал, когда лучше всего уходить, что бы спасти другие жизни. Но он все еще не понимал, что сдаваясь злу - он все равно обрекает на смерть куда больших. И тот второй снова отдал свой приказ. Выстрел по ховеркару с Перим Лайтман ощутил как выстрел по самому себе. Он ошибся, считая что конец наступил раньше, то еще был не конец. Перим падала, а Лайтман не ощущал отчаяния, он похоронил его в себе вместе с осознанием вины, вместе с грузом собственных ошибок, ведь это он их всех подставил. Это его она защищала, не сразу отправившись к резиденции. Только холодная ненависть, которая куда лучше отчаяния, которая заставляет действовать. Даже тогда, когда ничего уже не исправить.
- Нет!!!!! - закричал Артур, и бросился на Вихо в отчаянном прыжке, отталкивая Уильямса в сторону, с разбега ударив второго ногой в колено, хватая его за руку с фазером, яростно вырывая его. Он валил Вихо на землю, ухватив того за шею второй рукой, пусть переключаются на защиту своего лидера.
Сэм отлетел в сторону, потому что Вихо на самом деле его не держал. Кадет не видел, что с ним случилось дальше, потому что они с индейцем покатились по земле. В этой драке не было ничего красивого или благородного, никаких правил, противники просто пытались уничтожить друг друга, нащупать такие болевые точки, после воздействия на которые уже нельзя больше сражаться.
Вот только мятежный лидер восстания был не один. Многие расступались перед дерущимися, кто-то уже бросился вон с площади, над которой к тому же сияли одиночные вспышки выстрелов и кружился теряющий управление ховеркар, на узких улочках грозила начаться настоящая давка. Но некоторые люди все же бросились на помощь Вихо, вцепляясь в плечи и волосы Лайтмана.

Когда Сэм ответил Вихо, М'Коту охватило сильнейшее разочарование: на Кроносе лидер, взявший ради власти заложника, не прожил бы и минуты. Ещё немного и она плюнула бы под ноги в знак презрения ко всему этому сборищу, но тут события понеслись с бешеной скоростью, и стало совершенно не до того. Один длинный прыжок, и клингонка оказалась там, где озверевшие люди пытались разорвать Лайтмана в клочки.
Краем глаза она видела, как вслед за ней из ховеркара выпрыгивает и Сатал.
– Никогда!.. – прорычала она отшвыривая куда-то назад одного из противников Артура.
– Не влезай!.. – теперь она отрывала от него второго.
– В чужую!...
– Драку!..
Это был довольно странный боевой клич: в конце концов прямо сию секунду М'Кота сама влезала в чужую драку, но опять-таки было не до того, чтобы объяснять тонкую разницу.
Следующие события произошли так быстро, что Уильямс затруднялся назвать их последовательность: вот Вихо отдал приказ, вот раздались выстрелы (и сразу же ответные!), вот Артур отбросил Сэма и набросился на Вихо (зачем!), вот клингонка присоединилась к этой возне, вот ховеркар накренился и медленно пополз вниз… Сэм не отрываясь следил за подстреленной машиной. Сейчас ответ на вопрос Вихо был очевиден.
Готов поставить свою дочь на второе место ради нас всех?
Нет.
Сам он только и успевал, что отмахиваться от приспешников Вихо, да и его друзья быстро подоспели -  казалось, что в эту драку скоро будет вовлечена вся площадь.
_____________
+Сэм, Вихо, МКота, Сатал, Квинтилия Перим, Энн Уильямс, Ракар

« Последнее редактирование: 17 12 2015, 09:03:14 от Мори Джанир »
Offline  
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS