* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 03 2019, 07:46:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 01 2019, 20:47:46
19 сентября 2384 г., ночь
Орбита Кальдонии III, катер “Миссури”


После недолгих переговоров с пилотом на “Миссури” и поставив в известность Иламу Толан, Тенек очутился на борту федерального катера.
Сейчас Тенеку больше всего хотелось произнести дежурную фразу ЭМГ-1: «пожалуйста, сообщите характер медицинской ситуации». Самрита слишком быстро прервала связь и не объяснила, зачем его телепортируют на «Миссури», но приказ есть приказ.
– Мисс Казза, – Тенек слегка поклонился ктарианке, – Я хотел бы, чтобы кто-нибудь меня ввёл в курс дела.
– Мы подняли с планеты госпожу Рилл, - ответила Казза, полуобернувшись, -Кажется, она пострадала. Баджорец и болианец отвели ее в медотсек.
– Я расспрошу их, – с этими словами Тенек проследовал в медотсек, где находились Крим, Брол и советник.
В медотсеке Тенек увидел Утару Рилл, с полузакрытыми глазами лежащую на кушетке. Медсестра Тари с встревоженным видом стояла над ней и водила сканером, пытаясь определить состояние советника.
– Мистер Тенек! - воскликнула Тари, - Возможно, вы сможете помочь. Судя по показаниям, с госпожой Рилл все в порядке, кроме… Сигналы ее нейроволн не имеют никакого смысла, я раньше никогда такого не видела. Я не могу привести ее в сознание. Мне сказали, что это с ней сделал другой вулканец.
– Покажите данные сканирования.
Прежде чем приступить к делу, Тенек хотел собрать максимум информации.
Тари показала экран трикодера. Все жизненные показатели советника действительно были в порядке, но данные по нейроволнам показывали, что Рилл была в глубоком бессознательном состоянии.
– Она ни на что не реагирует, - сказала Тари, - Наверное, к ней применили какой-то вулканский прием. Вы же… вы же тоже телепат, мистер Тенек? Может, попробуете как-то связаться с ее разумом?
– Сначала я хотел бы связаться с телепатом, который это сделал, – сухо возразил Тенек, впрочем, эта интонация относилась не к сестре Тари, а к вулканцу, напавшему на миссис Рилл. – Мистер Ханеш на катере или всё ещё на планете?
– Я не знаю, - ответила Тари, - Наверное, все еще на планете.
Секунду помедлив, Тенек вызывал Самриту.
Вызов раздался в тот момент, когда Самрита в сопровождении Хены осматривала палатки второй группы, чтобы собрать их личные вещи. Высунувшись наружу, землянка ответила:
– Баккер слушает. Ты уже на “Миссури”? Мы отправили туда же советника Рилл, посмотри, что с ней. На борту уже находятся сестра Тари и Делас - может быть, они тоже смогут помочь.
– Может быть, но прежде всего я хотел бы поговорить с мистером Ханешем, – сказал Тенек. – Он не только виновник случившегося, но и обладатель ключевой информации. Он ещё на планете?
– Нет, мы отправили его на катер с Жантарин, - в голосе Самриты слышалось удивление. - Разве они не прибыли на борт?
– Вероятно, прибыли, я спрошу, – отозвался Тенек. – Есть какие-то обстоятельства, которые мне лучше знать до разговора с ним?
“Вещи практически собраны. Мы все отправляемся обратно на катер”, - донесся голос Джонсона, судя по всему, он стоял недалеко от Самриты.
– Да, сэр! - ответила Самрита в сторону у и вновь обратилась к Тенеку: - Мы знаем, что он применил какой-то вулканский прием к советнику во время их ссоры. Он также уничтожил коммуникаторы второй группы, чтобы - по его словам - их защитить. Попроси лучше Жантарин ввести тебя в курс дела - она все это сама наблюдала.
– Это существанная информаци, благодарю вас. Конец связи.
Итак, следующей на очереди была Жантарин, потом Делас.
– Мисс Делас отдыхает? – спросил вулканец медсестру.
– В последний раз я видела ее в кают-компании, - ответила Тари.
– Благодарю вас, – снова сказал Тенек, он выглядел погружённым в свои мысли. Вулканец снова коснулся коммуникатора:
– Тенек вызывает Жантарин.
– Тенек?! - раздался радостный голос Жантарин, - Как я рада тебя слышать!
– Это… взаимно, – вежливо ответил Тенек, не ожидавший такого ответа. – Мисс Жантарин, мне необходимо встретиться с мистером Ханешем и обсудить с ним состояние миссис Рилл. Где я мог бы с ним поговорить. Предпочтительно приватно.
“Отведите меня к ней”, - раздался незнакомый голос, низкий и глухой, как из бочки.
– А, что? Да, конечно, - ответила Жантарин, - Тенек, я… мы сначала сходим в медотсек. Я думаю, мистер Ханеш может помочь миссис Рилл. Конец связи.
В коридоре рядом с медотсеком послышались шаги, прошел один человек, потом второй и третий. Дверь открылась и на пороге появилась Жантарин. За ней шел очень высокий и худой вулканец в белой пустынной одежде. Его волосы были густо окрашены сединой, как смесь соли с перцем.
– А, ты тоже здесь, - сказала с порога Жантарин, увидев Тенека.
– Воздаю честь вашей проницательности, – с легким удивлением отозвался Тенек. – Когда координатор Толан увидела меня, у неё были на этот счёт сомнения.
Он всё ещё был в гриме с поправками, сделанными Делас, и, пожалуй, только Жантарин и сестра Тари не задали при первой встрече уточняющих вопросов для удостоверения его личности.
– Это же грим, - пожала плечами Жантарин, - Плохим бы я была офицером службы безопасности, если бы преступники могли так просто обмануть меня. И я смотрю не только на лицо, есть множество мелких примет, которые я успела запомнить.
– Развяжите мне руки, - попросил археолог Ханеш.
Жантарин поколебалась, но все же развязала его.
Ханеш прошел вперед, посмотрел на лежащую советника Рилл. Затем обошел кушетку с той стороны, с которой ему не мешали Тари и Тенек.
– Osu… bek'voh*, – Тенек на несколько секунд отключил переводчик, чтобы привлечь внимание Ханеша, затем снова включил его и продолжил: – Я врач, миссис Рилл – мой пациент, и прежде чем вы что-либо сделаете, я хотел бы знать, что именно вы уже сделали, и насколько опасен для советника новый контакт с вами.
– Это древний прием, который я освоил в монастыре на родине, - ответил Ханеш, - Ты слишком молод, чтобы самостоятельно снять мой ментальный блок. Хорошо, что не пытался сам, юноша. Это было бы опасно.
Он закрыл глаза, вытянул длинные костлявые пальцы и разместил их на висках Утары, нащупывая нужные точки.
Мешать ему физически было бы опасно для советника, и Тенек просто сказал:
– И всё же, я предпочёл бы сначала получить всю информацию. Состояние советника стабильно, и, полагаю, небольшая отсрочка не может ей повредить.
– Может, не отвлекать его?.. - прошептала андорианка.
Ханеш медленно оторвал одну руку от виска болианки, протянул ее в сторону, взял за руку Тенека и приложил ее на место, где только что были его пальцы.
– Чувствуешь? - спросил он еще более глухим голосом, чем раньше, расставляя пальцы младшего вулканца правильным образом.
В этот момент Утара вздохнула и открыла глаза.
Тенек чувствовал, хотя затруднялся сказать что именно. Точнее, он ощущал, как спутанное сознание болианки становится более упорядоченным, но каков механизм этого процесса, он не понимал.
– Самый отвратительный сон в моей жизни, – послышался вслед за тем слабый голос Утары.
Ханеш отнял руки от головы болианки и обратился к Жантарин.
– Отведите меня обратно. Я хотел бы продолжить мою медитацию.
– Д-да, - кивнула Жантарин.
По лицу андорианки было видно, что она не совсем поняла ментальные практики вулканцев.
Ханеш вышел из медотсека, Жантарин последовала за ним.
Тенек взял сканер и трикодер и занялся проверкой состояния болианки.
– Вы осознаёте, где находитесь, мэм? – спросил он, обращаясь к Утаре.
– Я в медотсеке, в этом нет сомнений, – проворчала Утара, – Осталось вспомнить, в какой момент я потеряла сознание, и что мне приснилось, а что нет.
_______________
+ Казза, Тари, Утара, Самрита, Жантарин, Ханеш
________________________________________________
* «Osu», буквально значит «уважаемая личность», но обычно переводится как «сэр» или «мадам», в зависимости от контекста
bek'voh – «подождите» в вежливой форме.
_
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 01 2019, 10:46:24
18 сентября 2384 г., ночь
Орбита Кальдонии III, доминионский корабль


В этот момент Толан услышала вызов:
– ”Миссури” вызывает Иламу Толан. Мы готовы начинать. Сообщите о своем статусе.
Толан подвела корабль к назначенным координатам и с облегчением сняла с головы обруч. Небольшой перерыв - пусть временный - был ей необходим.
– Мы на месте, - сообщила женщина. - М’Кота готова к телепортации на планету, - она посмотрела на клингонку и слегка ей кивнула.
– Удачи тебе, - сказал Артур М'Коте.
– Спасибо, и вам всем тоже. Может всё веселье будет как раз здесь, – оптимистично предположила клингонка. – Мэм, я готова.
– Ожидаем мисс М’Коту на планете. Джонсон, конец связи.
– Мы будем вас ждать. Постарайтесь держать меня в курсе происходящего, - обратилась Толан к М’Коте, после чего навелась на нее и активировала системы транспортера.
Луч телепорта подхватил клингонку и через мгновение материализовал уже на планете.
– Мэм, как вы оцениваете ваше состояние, после сеанса управления этим кораблём? – спросил Тенек кардассианку.
– Я устала, и у меня болит голова, - пожала плечами кардассианка, сообщая очевидные вещи. Она потерла переносицу и огляделась в поисках места, куда можно было бы присесть. - Но ничего критического.
– Я могу что-то сделать, чтобы обеспечить вам более полноценный отдых? – снова спросил вулканец. – Эти технологии для меня незнакомы, но возможно тут есть какая-то система оповещения, за которой я мог бы следить, пока вы отдыхаете.
– Я надеюсь, что пока нам не пригодится доступ к системам этого корабля, - призналась женщина, - и я смогу отдохнуть. Так что если хотите что-то для меня сделать… уберите вещи этого ворты из каюты, - усталость не позволила Толан хорошо проконтролировать свой голос, и в нем отчетливо звучали нотки презрения и брезгливости.
– Конечно, мэм, – судя по всему, Тенека совершенно не смущала такая работа. – Мэм, пока я готовлю комнату, попросите «Миссури» прислать вам ужин, вы не ели со вчерашнего вечера. И, возможно, ещё какие-нибудь личные вещи. Раз я уберу все вещи мистера Бора, вам даже укрыться будет нечем.
Артур спрятал кристалл с Дженнифер в свою поясную кальдонианскую сумку.
– Я тоже помогу вам, Тенек, быстрее управимся. И не надо называть Бора мистером, пожалуйста, - ухмыльнулся кадет. – Он наверное не заслужил этого.
– Вежливость ничего нам не стоит, – пожал плечами Тенек, – к тому же она характеризует нас самих, а не тех, с кем мы общаемся. Если мы будем превращать упоминания людей и обращения к ним в их характеристики, мы рискуем потерять объективность, а наша речь превратится в сочетание лести и брани. К тому же «субъект, не обременённый этическими принципами» звучит неприемлемо длинно, «мистер» куда короче.
– Это все, конечно, правильно, Тенек, - сказал Артур, - но вроде бы у ворт такое обращение не было принято, ладно. Давайте уберем каюту.
– Просто сделайте это поскорее, - поморщилась женщина и кивнула на репликатор в углу помещения: - А я посмотрю, что здесь есть.
Толан подошла к репликатору и принялась изучать его функции.

Артур и Тенек тем временем собрали все вещи из каюты Бора и, упаковав, во что придётся, отнесли в грузовой отсек. Каюта сразу стала пустой и голой, но, наверное, так было лучше: теперь только общие очертания стен и дверей напоминали о том, что это корабль Доминиона. Не зная, какой оборудование используется тут для уборки, кадеты стёрли накопившуюся за время отсутствия Бора пыль каким-то тряпьём из его «реквизита». На этом их работу можно было считать законченной. Тенек, правда, порывался пойти в грузовой отсек и рассортировать сваленные туда вещи, напирая на их этнографическую ценность, но Артуру удалось его убедить, что профессор Закария или любой другой учёный соответствующего профиля справится лучше.
– Каюта готова, – кадеты появились на пороге.
– Вас разбудить через определённый срок? – спросил Тенек, – Или вы будете отдыхать до вызова мистера Джонсона?
Толан выбрала себе что-то довольно странного вида в меню репликатора - зеленоватое и резко пахнущее… Это немного напоминало кардассианские блюда, но судя по тому, как подозрительно она к нему принюхивалась, было все же не одним из них.
– Не думаю, что я буду спать, - покачала она головой. - Так что вызов я не пропущу. И не бойтесь меня беспокоить, если возникнет такая необходимость.
– Может быть вам всё-таки попросить дежурного на «Миссури» прислать что-то более привычное? – предложил Тенек, с сомнением разглядывая добычу координатора. – Неизвестные блюда могут не только отличаться непривычным вкусом, но и оказывать негативное воздействие на пищеварительную систему.
– Пахнет неплохо, - вынесла вердикт Толан, еще раз удивляя кадетов пищевыми пристрастиями кардассианцев. - Не хочу беспокоить катер лишний раз, - с этими словами женщина направилась в каюту.
Тенек проводил её слегка настороженным взглядом. Нет, конечно, кардассианка пережила оккупацию и, наверное, имела какое-то представление о кухне Доминиона… Он только надеялся, что у неё не схватит живот как раз во время пилотирования этого космического судна.
Артур, когда Толан отправилась в каюту, взял в руки интерфейс управления и принялся вертеть его, рассматривая.
В этот момент сработал коммуникатор Тенека.
___________________
+ Илама, Артур, Джонсон, М’Кота
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 01 2019, 10:45:04
18 сентября 2384 г., ночь
Орбита Кальдонии III, доминионский корабль


– 58 минут, - повторил Артур, отошел к свободной переборке и сел там на пол, прислонившись спиной, положил на колени фазер, - чем можно заниматься на орбите, чтобы достичь южного полушария за 58 минут? Почему они дрейфуют с низкой скоростью и не включают двигатели? – в принципе этот вопрос был риторическим, и кадет не ждал от него ответа… тут только коммандер мог ответить. В этом была его логика.
– И вот еще мне интересно… а сколько занимает путь у мистера Ханеша оттуда до базы, без телепорта… на ящере...? – кадет опустил голову и задумался.
– Судя по тому, что учёные так уверенно говорили, что не встретят местных в области раскопок, это очень далеко от мест обитания здешних жителей, а значит и от базы, – предположила М’Кота.
– Ну да, далеко, - ответил Артур и поднял голову, - мэм координатор, а мы сможем достичь точки над указанными координатами быстрее катера Миссури?
Толан все ещё стояла около консоли, погруженная в управление кораблём через доминионский интерфейс. Со стороны это выглядело достаточно пугающе.
– Можем, - не сразу ответила она, будто вопрос Артура дошел до нее с опозданием. - Но не будем этого делать. Зачем вам быть там раньше?
Лайтман, глядя на Иламу Толан, подумал, что вести корабль обратно к червоточине – 16 часов, и все это время она проведет стоя в интерфейсе… и еще неизвестно сколько времени уйдет на выручку второй группы. Если они там вообще живы… Кадет мельком глянул на М'Коту, которая готовилась к высадке.
– Наверное и не надо, действительно, мне просто кажется … что Доминион может обнаружить этот корабль, рано или поздно, раз он взлетел, и явиться сюда. Поэтому 58 минут подготовки к высадке – это как-то много… С другой стороны, Доминион может обнаружить этот корабль в течение того времени, когда мы будем возвращаться. Так что уж о неизбежном волноваться… Как вы думаете, мэм? Что мы будем делать, когда они явятся?
– Они не появлялись здесь 10 лет, - тихо ответила женщина. - Мы не видели следы присутствия Доминиона, пока летели к системе Кальдонии. Я не думаю, что они появятся сейчас.
М’Кота положила руку Артуру на плечо:
– У Джонсона, наверное, есть причины для того, чтобы установить такой срок, – предположила она. – Я тоже волнуюсь, Хена родом из тропиков, Жантарин – вообще с глыбы льда, а Брол – штатский и немного легкомысленный. Но, если там нет людей, угрожать им может только природа, а как защищаться от природных катаклизмов, ваши учёные наверняка разобрались за это время. Так что если с ними за это время ещё не случилось ничего плохого, наверняка и за ещё один час не случится.
Сидеть целый час без дела и в неизвестности… М’Кота этого тоже терпеть не могла, но что поделаешь! С другой стороны у них был кристалл, может быть, имеет смысл спросить про него прямо сейчас?
– Мэм, в мешке Бора мы нашли кристалл. Посмотрите его потом, или отдать вам его сейчас? Я просто подумала: вдруг это поможет в нашей грядущей высадке.
Артур взял ее ладонь в свою, их пальцы переплелись. Кадет улыбнулся М'Коте, потом перевел взгляд на Толан, ожидая, что она скажет про кристалл.
– Кристалл? - переспросила Толан. - Наверное, какой-то носитель данных... Это интересно, но сейчас я не могу отвлечься от управления. Попробуйте проанализировать его на одной из консолей здесь. Я хочу узнать, что там.
– Давай посмотрим, М'Кота, - сказал Артур, поднимаясь на ноги, принявшись вертеть головой в поисках какого-нибудь разъема для вставки кристалла данных на консолях.
М’Кота дала Артуру кристалл и пристроилась рядом, буквально «дыша в затылок».
Отыскав поблизости у консоли подходящий разъем и повертев кристалл в руке, чтобы найти точную позицию, в которой его вставлять, Артур вставил кристалл.
-Назовите характер экстренной медицинской ситуации, - раздался знакомый женский голос.
Артур оглянулся по мостику доминионского корабля, недоумевая. Снова вернулся взглядом к тому месту, где был вставлен кристалл.
– Требуется материализация доктора, - сказал кадет, - док, где вы? Дженнифер, где ты?
– Где я? - повторила Дженнифер, - Я ничего не вижу.
Толан повернулась на звук женского голоса, но никого не обнаружила.
– Что у вас происходит? - спросила она, стараясь не отвлекаться от ведения корабля.
Артур обернулся к Толан.
– Мэм, это Дженнифер, ЭМГ с Анадыря, в кристалле, это он ее скачал или она сама смогла переместиться, - Артур обернулся к консоли. – Дженни, ты … ты в компьютере, скажи, ты помнишь кто тебя переместил с Анадыря или это ты сама сумела сменить носитель?
– Иными словами, у нас чудесное воскрешение! – радостно прокомментировала М’Кота. – Выходит, перед тем как взорвать наш катер, нас обворовали, и как удачно!
– На катере был ворта, - произнесла Дженнифер, - Он активировал мою программу, а затем отключил. Я ничего не вижу. Назовите характер экстренной медицинской ситуации.
– Дженни, Дженни, погоди, - сказал Артур, прильнув к консоли. – Не бойся, что ты ничего не видишь, ты увидишь потом, немного позже. Просто тут, судя по всему нет голографических эмиттеров, которые могут тебя материализовать. Потом, когда мы вернем тебя на катер и ты воплотишься, ты все увидишь, пожалуйста абстрагируйся сейчас от темноты. Расскажи, что ты помнишь, ворта, что он делал на катере? Что он говорил тебе?
Потом Артур обернулся к М'Коте.
– Это не воскрешение, это спасение! - радостно произнес Артур.
– Да неважно, – отмахнулась М’Кота, – Я просто рада, что Дженни цела.
– И она ценный свидетель, – добавил Тенек, который уже некоторое время следил за происходящим. – Вы правы, что хотите её расспросить, но поскольку программа доктора Дженнифер экспериментальная, возможно, стоит сообщить ей, что она была похищена и находится на нетипичном носителе. Это должно помочь ей адаптироваться к ситуации.
-Моя программа была активирована в течение трех минут двадцати секунд, - сказала Дженнифер, - Где я?
Артур обернулся к Тенеку, задумался на мгновение, потом обернулся к консоли, будто такое положение могло чем-то помочь голограмме.
– Дженни, - сказал Артур, - ну да, ты слышала, наверное. Ты находишься на нетипичном носителе – кристалле данных, которым пользуются ворты и джем-хадар. И меняющиеся наверное. И все мы вместе сейчас находимся сейчас на доминионском корабле. Но ты не волнуйся, мы довезем тебя до нормального федерального катера, поставим голографические эмиттеры, и ты сможешь все увидеть. на это потребуется 16 часов как минимум, но на самом деле больше, потому что мы еще не выручили наших товарищей с другой планеты. Дженни, ты в компьютере, и ты, если хочешь и особенно если можешь  - можешь полазить по нему, узнать много нового. И расскажи, пока ты ищешь новые пути по протоколам – что происходило в эти 3 минуты 20 секунд пока ты видела ворту?
– У ворты не было экстренной медицинской ситуации, - ответила Дженнифер, - Он спросил, что я такое. Моя программа была деактивирована. Я ничего не вижу.
– Мисс Дженнифер, три минуты двадцать секунд – интервал времени, в который умещается больше действий, чем один вопрос и ответ на него. Что ворта делал в течение этого времени? Задавал ли он другие вопросы или, возможно, совершал какие-то действия? – поинтересовался Тенек. – Также прошу вас уточнить, что вы имеете в виду под словами «ничего не вижу» – физическое зрение при материализации или невозможность установить контакт с компьютером, в который сейчас вставлен носитель?
-Я ничего не вижу, - повторила Дженнифер, - Где я?
– Мэм, на этом корабле есть голоэмиттеры? – спросил Тенек координатора. – И если нет, можно ли подключить ЭМГ к внутренним сенсорам корабля?
Илама видела, что на этом корабле нет голографических эмиттеров. И она не знала, как подключить федеральную голограмму к сенсорам доминионского корабля.
– Здесь нет такой технологии, - ответила Толан. Корабль уверенно шел по проложенному курсу с заданной скоростью, что позволило ей слегка сместить внимание. Наверное, это был местный аналог автопилота. - Сейчас я ничего не могу сделать. Сохраните голограмму до того времени, как мы вернемся на “Миссури” - надеюсь, ваши инженеры смогут ее восстановить.
Тенек посмотрел на Артура:
– Думаю, мисс Дженнифер можно расспросить и позже, сейчас у неё, если сравнить её состояние с состоянием гуманоида, слишком стрессовая ситуация для эффективного контакта.
– Подумать только, этот негодяй был на Анадыре, - поморщился Артур, - но зато он скачал Дженни, что очень хорошо, - потом Артур кивнул Тенеку и снова приблизился к кристаллу, - Дженни, экстренной медицинской ситуации сейчас нет, но тебе придется немного подождать, пожалуйста, довольно скоро ты все увидишь, Самрита все сделает для тебя. А пока – деактивация.
И кадет вытащил кристалл данных, прижал его к груди, крепко сжимая в кулаке и отчаянно улыбаясь, глядя при этом на Толан.
М’Кота невольно улыбнулась:
– Артур, по-моему, тебе нужно её удочерить! Точнее нам с тобой, потому что куда же я денусь.
Толан тем временем продолжала пилотирование - их корабль следовал за USS Миссури и уже приближался к нужным координатам.
Артур повернулся к М’Коте все еще продолжая улыбаться.
– Я думаю, она не захочет, для нее и так слишком много новой информации. А сначала надо чтобы Самрита скопировала ее с этого носителя хотя бы в голокомнату на станции. Да и вообще, мы все еще делали, вместе с Освальдом, и Самритой. Слишком много родителей.
– Не вижу никаких проблем в большой семье, – хмыкнула М’Кота, – Освальд и Самрита могут быть бабушкой и дедушкой.
________________
+ Илама, Артур, М’Кота, Дженнифер
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 12 2018, 15:23:52
18 сентября 2384 г., вечер
Кальдония III, Ни’хан


Караван пустынного племени Ни’рён тянулся через ущелье узкой лентой, позванивающей оружием. Внезапно прекратились все разговоры и стало тревожно, люди вжимали головы в плечи и украткой оглядывались по сторонам.
Больше не таясь, в скалах возникали очертания стражей Ни’хан - воинов в черных плащах и боевой раскраске. Они опирались на длинные луки и взглядами провожали гостей.
Тэйра была совершенно одна посреди этого инопланетного каравана.
Они проехали в скорбном напряженном молчании еще какое-то время и, наконец, ущелье стало расширяться.
Идущие первыми ящеры начали сворачивать куда-то налево и, двигаясь за ними, Гипатия вышла на широкий каменный карниз.
Внизу расстилалась узкая горная равнина. Небо уже почти стало по-ночному черным, но внизу, будто россыпь звезд, горели огни. Гроздья масляных ламп освещали фантастические силуэты зданий города, деревянные каркасы и обтягивающую их ткань. Здания лепились к скалам, как птичьи гнезда. Тут и там из трещин в скалах вырывались клубы едкого дыма и искры. Отовсюду слышался бой кузнечных молотов. Этот город не спал и бился, как огромное темное сердце.
Гипатия ступила на широкую лестницу, ведущую вниз. Ее ступени были низкими и хорошо подходили для лап ящеров.
Тэйра с ужасом и восторгом рассматривала незнакомый темный город, его скалы и огни, дома, прилепившиеся к карнизам, блеск тканей в отсветах ламп. Ни'хан весь был огнем и камнем, после огромной пустыни его стены впечатляли. Да, это стоило того, чтобы сюда попасть!  Одновременно она прикидывала, где бы спрятаться, чтобы поговорить с Тенеком. Но здесь столько пещер и переулков! И как в них найти группу Ракара? Где их вообще держат? Тэйра подумала, что на противоположном конце долины. А может быть, и рядом с дворцом.
Лестница была не очень широкой и отъехать достаточно далеко, чтобы поговорить, у Тэйры пока не получалось.
Ящеры продолжали спускаться.
Внизу лестницы был большой, вымощенный камнем двор. Через него то и дело сновали какие-то люди, нагруженные тюками, блюдами с едой и какими-то бумажными украшениями.
За двором из скалы вырастало самое большое здание, которое Тэйре приходилось видеть на этой планете. Его легкий деревянный каркас напоминал скорее балки, покрашенные красной краской и покрытые золотыми узорами. Полотнища зеленой ткани трепетали на ветру.
– Позвольте отвести вашего ящера отдохнуть, - какой-то кальдонианец в недорогой одежде с поклоном взялся за узду Гипатии.
Остальные всадники вокруг тоже спешивались.
Тэйра обернулась на голос. Остановка после долгой дороги была очень кстати: может, удастся ещё и поесть - ей очень хотелось есть - и найти тихое место для разговора. Для начала в любом случае нужно осмотреться.
Она спустилась на каменные плиты двора и передала кальдонианцу повод Дема:
– И его тоже заберите, - попросила она.
Слуга с поклоном взял и повод Демокрита тоже.
Мимо Тэйры прошла молодая кальдонианская девушка, несущая на плече огромное золотое блюдо с пирамидой из каких-то сладостей, похожих на розовые, обсыпанные сахаром трубочки.
На глазах Тэйры один из прибывших вместе с ней кальдонианцев из каравана цапнул одну из трубочек с блюда и запихнул себе в рот. Служанка ничего на это не сказала, но заторопилась через двор. Остальные слуги с угощениями и украшениями тоже шли в ту сторону и один за другим исчезали за развивающимися зелеными пологами большого строения. Возможно, это могло считаться дворцом…
Представители племени Ни’рён, приехавшие с Тэйрой тоже проходили внутрь.
В этот момент кто-то подошел сзади и дернул ее за рукав.

***

Ящер Тенека бежал вперед, и сидеть на нем без сбруи было крайне неудобно. Впереди по левую руку замаячил узкий вход в ущелье, ведущее в Ни’хан.
Перед самым ущельем вулканец спрыгнул с ящера и развернув его в противоположную сторону, хлопнул по заду и подал команду бежать вперёд.
Отпущенный ящер побежал в сторону пустыни.
А Тенек побежал в сторону ущелья. Нужно было нагнать процессию до того, как последний человек пройдёт кордон.
Он увидел вдали огни - наверное, это были факелы - и спины идущих. На полпути к ним его обогнал всадник на ящере.
– Это все ваши? - раздался голос стража Ни’хан, - Поторопитесь!
Вулканец прибавил ещё: если замешаться в толпу, можно проскочить в чьей-то свите. Суеты и смятения сегодня в ущелье было много, если повезёт, спешку спишут на то, что кто-то отбился от своих, или был помят толпой и отлёживался пока не пришёл в себя.
Он пробежал мимо воина Ни’хан с факелом в руке, который махал задержавшимся и влился в поток идущих пешком кальдонианцев.
Теперь нужно было обеспечить безопасность вызова со стороны Тэйры. Вокруг было шумно, и Тенек надеялся, что вызов останется незамеченным, и всё же продумывал, как ответить наиболее незаметным образом.
За людьми, идущими пешком вокруг Тенека, были видны всадники на спинах ящеров.
Постепенно ущелье начало расширяться, и путники вышли на широкий каменный карниз. Все начали поворачивать налево, и когда Тенек вышел на край, он увидел лежащий внизу в долине город Ни’хан. Караван медленно спускался по широким ступеням - с одной стороны была каменная стена, вдоль которой виднелась гирлянда масляных фонарей, а с другой стороны был обрыв, с которого открывался вид на долину.
Окинув взглядом всю эту массу людей, Тенек на секунду задался странным вопросом: легче ли было бы найти Тэйру бетазоиду, с его мощной телепатией? или для него это море телепатической информации было бы не более информативно, чем море лиц, среди которых нужно отыскать взглядом одно-единственное. Действительно, странный вопрос. Что касается вулканца, ответ был бы очень простым: учитывая усилия, которые требовались ему для бесконтактной телепатии даже на самом близком расстоянии, он раньше довёл бы себя до истощения, и его поиски почти наверняка не увенчались бы успехом.
Двигаться Тенек пытался, чуть опережая течение толпы, но это было сложно, учитывая её плотность. Нельзя было просто пробиться вперёд, расталкивая всех (хотя некоторые пытались, и провоцировали ожесточённые перебранки), но можно было аккуратно и своевременно занимать каждый просвет впереди, пригодный по размеру для человека, методично сокращая расстояние между собой и Тэйрой.
Он уже видел, куда прибывали идущие впереди него и всадники каравана  - у подножья лестницы был широкий, вымощенный камнем двор, теперь запруженный людьми. Над ним высилось прилепленное к скале большое здание, через зеленые тканевые стены проглядывал красный деревянный каркас. Тенеку показалось, что в одной из женщин по дворе он узнал Тэйру по цветам ее одежды.
Нужно было догнать её пока она снова не затерялась в толпе, а если это ошибка – нестрашно, любой местный так же мог обознаться. Тенек решил проявить некоторую логически обоснованную невежливость и протолкался к девушке через толпу, вызвав целый каскад ругани в свой адрес.
– Лис! – окликнул он её, оказавшись наконец-то позади и дёргая за рукав, чтобы уж точно привлечь внимание.
Тэйра вздрогнула и обернулась, вглядываясь в незнакомое лицо кальдонианца. Но голос похож… Она решила проверить:
– Лир? Я не ожидала увидеться так скоро.
– Мне удалось найти тебя быстрее, чем я думал, – осторожно ответил Тенек. – Давай выйдем из толпы и попробуем найти остальных. Так им будет проще нас заметить.
Тут посреди множества кальдонианцев Тенек предпочёл говорить иносказательно.
– Предлагаете прогуляться? - улыбнулась Тэйра, понимая, насколько она устала. - Давайте сядем где-нибудь в тишине, переход сегодня был длинный. Вы тоже, наверняка, хотите отдохнуть.
– Более чем, – это было совсем небольшое преувеличение: после песчаной бури, погонь и прочих забот сегодняшнего дня, отдых точно не помешал бы, вот только думать о нём по-настоящему было рано.
Вулканец начал прокладывать им обоим путь в толпе – в сторону от запруженного людьми входа.
В скале слева от входа во дворец они увидели проход - аккуратно вырезанную арку.
Арка вела вглубь скалы, где-то вдалеке горели лампы, пахло маслом. Тэйра огляделась и заметила широкий уступ в скале - как раз можно было сесть.
– Интересно, где мы сейчас, - она подняла голову. Пустой проход был достаточно широким и высоким для двоих прохожих. Это улица или ещё один тоннель во дворец? - Связь тут работает?
Тенек увлёк Тэйру в арку, и убедившись, что рядом никого нет, сказал, наклонившись почти к самому её уху:
– Ане-Рэя забрали, Ане-Дею тоже. Трое других заняты активацией корабля Доминиона. Нам приказано уходить. Думаю, нам следует найти укрытие и сделать запрос на телепортацию.
Мимо них прошла еще одна служанка с блюдом уложенных в пирамиду желтых и красных фруктов. Дальше по тоннелю по правую сторону виднелись несколько дверей.
Вот как! Тэйра энергично кивнула - значит, помощь никому не нужна и все в порядке! Это замечательно.
Она проводила взглядом служанку:
– Получается, мы не останемся на праздник? Жаль, - она чуть грустно улыбнулась. -  Я бы посмотрела. И... как же наши ящеры? О них тоже надо спросить. Будет странно, если их хозяйка не вернётся. Укрытие... Можно проверить, пусты ли те комнаты.
– Сейчас не до ящеров. Ящерам хозяева всегда найдутся, ни один кочевник не откажется от здорового ездового зверя, – ответил Тенек. – И не до праздников. У старшей принцессы нет замены, уже поэтому здесь скоро станет очень опасно. А учитывая, что где-то здесь наши на корабле Доминиона, скорее всего у местных будут и другие причины для повышенной активности. Так что идемте проверим, и если да – исчезаем немедленно.
И в этот момент сработал коммуникатор Тенека.
_____________________
+ Тэйра и толпа
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 27 12 2018, 09:56:27
18 сентября 2384 г., ранний вечер
Кальдония III, Ни’хан


Получив разрешение действовать, Тенек, не откладывая принялся выполнять план. Первое – нужно было обеспечить стойкий запах алкоголя. Для этого вулканец набрал в рот глоток самогона, некоторое время подержал во рту, а затем выплюнул на самого себя, щедро окропив каплями, примерно как гладильщицы опрыскивают бельё водой. Жидкость была премерзкая, запах получился тоже стойкий и мерзейший. Следующей задачей было обеспечить сохранность хотя бы части антисептика. Для этого вулканец с сожалением допил последний глоток воды и перелил во флягу для воды половину оставшегося самогона.
Теперь следовало подумать над поведением. Нетвёрдую походку он мог изобразить. Медлительную и несвязную речь, пожалуй,  тоже. Вот с мимикой было хуже: вулканец представления не имел, что делать с лицом. Впрочем, его могло выручить то, что люди, испытавшие сильное потрясение и тем более – трагедию, иногда утрачивали способность к демонстрации эмоций, их чувства (или их выражение) словно каменели. Ане-Лир, придуманный совместно Тенеком и Квинтилией, был именно таким, и вулканец надеялся, что это будет выглядеть достаточно реалистично.
Что ещё могло вызвать подозрения? Вещи, которые могли при нём найти. Если пленников обыскали (а их наверняка обыскали) любое совпадение предметов может стать причиной провала. Поэтому Тенек снял коммуникатор и с силой вдавил его острой гранью в один из сочных стеблей, так, чтобы и видно не было, а затем запрятал стебель на самое дно мешка. Грубую ии’ссу он разобрал на запчасти. теперь это были просто верёвка, подвязанная на поясе, два камня и две тряпицы, небрежно брошенные в мешок. Всё, можно было идти.
Вулканец вытащил воткнутую поблизости от него стрелу, взял в одну руку её, в другую – флягу с самогоном (официальную) и нетвердой походкой сделал несколько шагов перпендикулярно стене. Споткнулся (нарочно), выпал на освещённую часть ущелья, долго возился, прежде, чем встать. Встал и сделал несколько неуверенных шагов в сторону Ни’Хана.
– Ни шагу дальше, чужестранец, - раздался голос, отразившийся от каменных стен тоннеля, - Это территория Ни’хан. Мы предупреждали тебя дважды. В третий раз мы не будем так милосердны.
Тенек медленно развёл руки в стороны.
– Стреляйте,– с безмятежностью пьяницы предложил он. – Или верните мне Лию… Без неё я и так мертвец… Да… Она не разрешала мне… А теперь её нет, так какая разница?..
– Никто не проезжал здесь сегодня, - продолжил незримый страж.
Тенек мысленно отметил, что классическая литература и наблюдения за Освальдом и Ракаром оказались хорошими помощниками – ему ответили как Ане-Лиру, а не как подозрительному чужаку.
– Н… Неправда! – возразил он, потрясая стрелой. – Они тут были! Я видел, как они ехали сюда! Двое… Почему двое?.. Не знаю... – сказал он как будто самому себе вполголоса и снова объявил во всеуслышание: – Это ты, мерзавец? Отдай мне мою Лию!
На это ответа не было. Но после паузы раздался уже знакомый свист, и стрела оцарапала левое плечо Тенека.
Тенек почувствовал боль, ткань его лохмотьев была распорота и, кажется, рана сразу начала кровоточить.
Тенек покачнулся, коснулся рукой ближайшего камня позади себя и сел на землю по-турецки.
Ане-Лир был оскорблён.
Тенек благодарил сгущающиеся сумерки за то, что нельзя рассмотреть цвет крови, если она уже проступила.
Старик громко хмыкнул, открыл сумку и, вытащив чёрный бинт и лист целебного растения, зубами отодрал кожицу с листа и грубо примотал его к царапине. То ли от того, что был он пьян, то ли от пренебрежения к обидчику, но замотал он плечо грубо и избыточно.
– Прячься, трус! Стреляй из-за угла! – снова послышался его скрипучий голос. – Потомки воспоют твоё благородство в песнях! – (этот сарказм был явно позаимствован у клингонов) – Что ты сделаешь со мной? Убьёшь? Я и так мёртв. Дважды. Я встану и пойду вперёд… – старик действительно привстал, но пошатнулся и сел обратно. – Потом, когда отдохнут ноги, – пробормотал он тише, но всё же явственно. – Выйди и покажись! – крикнул снова задиристый старик. – И скажи, зачем ты убегал от меня! Что я могу тебе сделать? Или тебе стыдно смотреть мне в глаза?
Ответа не последовало.
Что же, теперь не оставалось ничего, кроме прямого риска. Тенек встал, пошатываясь, и сделал шаг вперёд.
– Лия! – позвал он. – Лия, отзовись!.. Я знаю, ты гордая девочка, но я обещаю тебе: мы больше к ней не вернёмся! Мы будем жить там, где скажешь ты… – глядя прямо перед собой, вулканец сделал ещё один шаг. Теперь они должны отреагировать – словами или стрелой. Неверным жестом подняв флягу, он сделал настоящий глоток самогона и отсалютовал небу:  – Ты, там! – крикнул он, ещё громче, – Вор ты или не вор, но пропусти меня к ней или убей!.. Небесный кит… У тебя что никогда не было ни детей, ни родителей?
В этот раз свист был громче и его тональность изменилась. Ииииисссссаааа!
Что-то с силой ударило Тенека по ногам, вокруг его бедер закрутились веревки, движевые инерцией камней на концах. Это метательное оружие было больше, чем та версия, которую им показывала профессор на базе, но смысл был тот же. Что ж, это было только делом времени, когда кто-то из них увидит это в действии.
Он не удержался на ногах и упал. Лежа на камнях, он услышал приближающиеся шаги.
Итак, сдаться в плен и не быть убитым пока получилось. Если бы его хотели убить, он бы уже лежал со стрелой в горле. Приведёт ли это к нужному результату, Тенек не знал, но он был жив, и были определённые шансы оказаться по ту сторону заслона, пусть пока и связанным. Вулканец попытался встать (просто потому что попытался бы встать безмерно удивлённый случившимся Ане-Лир), но смог только трепыхнуться на месте.
В его поле зрения вошли две пары черных сапог.
– Что тут у нас? - раздался мужской голос.
Один из сапогов слегка пнул Тенека по ногам.
– Старик… И что нам с ним делать? Он слишком старый, чтобы похищать его и заставлять работать на шахтах, как остальных путников, которые пытались пройти тут раньше. Толку от него не будет. И он не покушался на нас или нашего короля, чтобы забрать его и устроить показательное наказание позже. Может, просто убить его?
– Какое невежество! – проворчал Тенек.– Шахты… казни… Убийства! Проткнуть человечью шкуру любой сумеет, а ты попробуй её зашить! – он снова приподнялся, словно уже забыв о том, что его спутывает верёвка и снова ему это не удалось. – «Лекарь, не искусный в операциях, беспомощен у одра больного», прах его возьми…
– Убьем, - решил кальдонианец.
Тенек услышал скрип натягиваемого лука. Но и кое-что еще - звук лап большого количества животных, входящих в ущелье.
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 24 12 2018, 12:10:33
18 сентября 2384 г., ранний вечер
Кальдония III, Ни’хан


Тенек вошёл в ущелье, держась заданного Самритой направления и напрягая все органы чувств. Врага может выдать движение, или звук, или даже запах. Гуманоидам не тягаться с животными, но и они могут кое-что понять, учуяв запах дыма, или оплавленного пластика, или какого-нибудь химического соединения.
Вулканец не считал свою вылазку бессмысленной. Двойная попытка увеличивала шансы. Как будут проверять караван на входе в Ни’Хан? Никто не знал. Может быть, Тэйре придётся бежать, чтобы не обнародовать спрятанные в вещах технологии, а может быть на неё даже не обратят внимания, учитывать следовало все варианты. То же было и с Тенеком: высока была вероятность угодить в ловушку, однако и шанс пройти был. Их шансы – пусть у одного больше, у другого меньше – дополняли друг друга и увеличивали вероятность удачи, хотя бы у одного из них. Это была первая причина сделать именно этот выбор, и наверняка все и без Тенека о ней знали.
Вторую причину вулканец озвучил, когда ему пришлось аргументировать свою позицию, а третья… Третья заключалась в том, что там, в плену у кальдонианцев, были двое – мужчина, который назвал его другом, и женщина, которой он восхищался. И пусть Тенек сам же предостерегал Ракара от излишней поспешности в выборе друзей, и пусть Толан относилась к Тенеку, как к подчинённому, недостойному доверия, в глубине души вулканец знал, что тоже видит в Ракаре друга, как бы это ни было преждевременно, а в координаторе Толан – человека, прочно занявшего место в ряду наиболее почитаемых им героев.
Озвучивать эту причину стажёр не стал: будь там, в плену, совершенно чужие люди, за которых Тенек был-бы в ответе (например, профессор с одним из её напарников), он всё равно сделал бы тот же самый выбор, а раз так, зачем произносить лишние слова? В конце концов это было его собственным и глубоко личным отношением, которое больше никого не касалось. И иллюстрацией его собственного несовершенства – той самой склонности к поспешным привязанностям, в которой он сам же недавно упрекал Ракара.
Тенек вошел в узкое извилистое ущелье. Здесь, на узкой дорожке едва могли разъехаться двое всадников на ящерах. По обе стороны поднимались каменные потрескавшиеся стены, и небо казалось узкой лентой наверху. Солнце садилось за спиной, поэтому в ущелье было сумеречно.
Казалось, что кроме Тенека здесь никого не было. Он не слышал ничего, кроме ветра.
Вулканец продолжил свой путь, удвоив осторожность и бросая время от времени взгляды на кромку скал наверху, отчётливо видимую на фоне неба: сумрак ущелья пока солнце не зашло только подчёркивал яркость неба, и любой силуэт на краю скалы был бы хорошо виден.
На дороге начали попадаться камни, достаточно большие, чтобы за ним мог спрятаться человек.
Неподалеку от одного из таких камней Тенек увидел на земле небольшое темно-зеленое пятно.
Переходя от камня к камню, прячась в их тенях, Тенек подобрался ближе, опустившись на колени взял щепотку пыли, пропитанную кровью, поднёс к лицу, принюхался. Пахло подсыхающей кровью – медной зелёной кровью его сородичей. Вулканец продолжил осмотр места стычки.
Здесь явно что-то произошло, это можно было сказать по тому, как были разбросаны мелкие камешки и взрыт тонкий слой земли и пыли.
Тенек нашел половину стрелы - наконечник был отломан, осталось только черное оперение.
В этот момент раздался свист. И стрела с таким же оперением ударила о камень в метре от Тенека.
Одно из двух: либо стрелок был не особенно умелым, либо, уловив движение, он не рассмотрел хорошенько, действительно ли кто-то прячется в тенях и бродит по ущелью. Секунду назад вулканец собирался вызвать Самриту и отчитаться о находках, но теперь это было слишком рискованно. Вжавшись в камень, вулканец осторожно осмотрелся, высматривая одновременно и врага, и возможное укрытие.
Второго выстрела не последовало.
В этот момент землянка сама вызвала Тенека.
- Мистер Тенек, это Баккер, - раздался приглушенный голос из его коммуникатора, -  Рядом с вами несколько кальдонианских сигналов, точно не можем сказать. Будьте осторожны!
– Принято, – шёпотом ответил Тенек. – Пока не вызывайте меня: один уже стрелял, правда, скорее всего, наудачу.
Он все еще не видел никого из стрелявших.
- Будьте осторожны, - шепнула Самрита и отключила коммуникатор.
Выждав некоторое время, Тенек осторожно вернулся к краю ущелья (вся так же перебираюсь из тени в тень) и замер там на некоторое время, ожидая, последует ли реакция на его перемещение.
Ничего не произошло.
Тогда Тенек продолжил свой путь: пока ущелье не предоставляло простора для фантазий о направлении. Через некоторое время, если не будет новых актов агрессии, он снова поищет следы: у Ракара шла кровь, стрелу, по-видимому, не вынули и рану не перевязали, значит пока ещё есть какое-никакое освещение, можно проверять верность маршрута по этим следам.
Как только Тенек двинулся вперед, снова раздался свист, и вторая стрела ударилась в землю в метре от его ног.
Теперь это было больше похоже на предупредительные выстрелы. Наступало время для запасного плана, который вулканец обдумывал по пути. Тенек нажал на коммуникатор и прошептал:
– Тенек – Баккер.
_______________
Соколиный Глаз + Самрита и таящиеся во мраке враги
7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 18 12 2018, 16:20:46
18 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тенек проводил координатора и Ракара взглядом и буднично произнёс:
– Давай собирать вещи. А потом вызовем Осэ: думаю, они смогут известить нас, если вдруг возле Ане-Деи не окажется биосигналов. Тогда мы сможем вызвать её и узнать новости. Если, конечно, она не вызовет нас первой.
– Да, - Тэйра кивнула, торопливо складывая все свои вещи в сумку. Нужно было спешить, нужно было ещё успеть к ящерам до отъезда.
Тенек во второй раз принялся складывать шатёр. А ещё нужно было собрать вещи Ракара и Толан…
– Позаботься о вещах жрицы, – попросил он, – Думаю, ей больше понравится, если её вещами займёшься ты.
Собрать не свои вещи оказалось чуть сложнее: найти бы их в беспорядке! Тэйра надеялась, что ничего не перепутала и не положила в сумку что-нибудь чужое. Впрочем, если что, владельцы разберутся. Она осторожно уложила все вещи Толан, занялась спальником Ракара. Тенек был занят шатром, и ему надо бы помочь...но и она была занята.
– Вы справитесь один? - осторожно спросила она. - Я могу прерваться, если нужна помощь.
Тэйра взяла на себя все вещи – это была уже большая подмога. Тенек подумал, что возможно был неправ, и во время бури всему виной была растерянность из-за свалившихся на его спутников событий. В конце концов для них песчаная буря не была для них частью повседневности, как для него.
– Справлюсь; хорошо, что ты помогла с вещами, – отозвался Тенек, заканчивая увязывать шатёр. Оставив его возле уже собранной части вещей, вулканец вернулся к Тэйре и помог сперва дособрать вещи Ракара. Теперь можно было грузить всё на ящеров.
Собирая шатер и их поклажу, Тэйра и Тенек видели, что лагерь Син сворачивается быстро - самые красивые шатры из дорогих тканей уже исчезли, а большинство ящеров аристократов уже были оседланы. Солдаты и слуги бегали туда-сюда по поручениям. Но что касалось простых кальдонианцев в караване… тут царила полная несогласованность. Некоторые соседи собирали свои вещи, но некоторые - нет, а наоборот ставили свои пострадавшие в бурю палатки. В этот раз лагерь не действовал как общий организм, движущийся к некой цели.
Тэйра взяла два свернутых спальника - свой и Ракара - и вышла наружу, звать ящеров. Демокрит и Гипатия бродили неподалеку и пришли на свист.
– Привет, - Тэйра поймала обоих за шеи. Ящеры пробовали воздух языками. Смешные.
Седло с Гипатии она так и не сняла, и это могло быть нехорошо. Она осмотрела спину и лапы обоих ящеров, надеясь, что не увидит ничего страшного. На шкурах были потертости, но крови не было видно. А ведь она даже не знает, как местные лечат своих животных...
Суета в лагере тоже не осталась незамеченной.
– Интересно, почему некоторые остаются, что-то случилось? - спросила она, вернувшись к Тенеку (и за вторым седлом).
Разделение труда оказалось удачным: Тэйра седлала, Тенек подносил вещи потяжелее. Он тоже обратил внимание на потёртости на шкурах ящеров: не до крови, это хорошо, но вечером нужно будет побыстрее их расседлать, осмотреть и при необходимости обработать.
– Им тяжело пришлось в бурю, – предположил вулканец в ответ на слова коллеги, – Одни могли получить травмы, другим нужен отдых, могут быть и погибшие.
В других обстоятельствах вулканец обошёл бы лагерь в поисках пострадавших, но сейчас им нельзя было отстать и потерять Делас.
Тэйра молча кивнула, затягивая седло на Демокрите. Глянула на лежащие мешки, шелк и свернутый паланкин Делас. Что легче? Она мысленно пыталась распределить вещи, чтобы не нагружать слишком сильно ни одного из ящеров. Когда с этим было закончено, паланкин (с ним пришлось повозиться) и шатер, и все вещи - крепко привязаны к седлам, Тэйра обернулась к вулканцу:
– Вы готовы?
Тенек кивнул:
– Едем.
Пока они заканчивали собирать вещи, они заметили, что большой белый ящер Син поднялся на ноги, резной паланкин на его спине слегка качнулся, и зверь медленно двинулся в путь, по направлению к горам. За ним же последовал кортеж аристократов, слуг и солдат.
Однако, не все солдаты в этот раз поехали с караваном. Часть из них осталась, рассредоточившись по лагерю. Кажется, они продолжали что-то искать.
Некоторые из простых кальдонианцев тоже отправились в дорогу, их ящеры проходили мимо Тэйры и Тенека. Однако, было очевидно, что мнения - ехать вперед или приходить в себя после перенесенного разгула стихии - разделились. Палатку чайханы, например, ставили снова, а не убирали.
Тэйра, уже готовая забраться в седло, обернулась:
– Может, имеет смысл спросить у кого-нибудь, что происходит?
То, что чайханщик решил остаться, ей не понравилось, но не оставаться же здесь из-за него! Хотя теперь Делас где-то у Син (хотелось надеяться, что не в тюрьме), сделка с шелком явно откладывается и сейчас не до неё... Смогут ли они вообще его продать теперь?
– Будем держаться в стороне от общего потока, – предложил Тенек. – И узнаем, что изменилось у Ане-Деи. Я предполагаю, что её везут (в противном случае её отпустили бы), но лучше в этом убедиться.
А, вот как он хочет. Ну хорошо, тоже способ.
– Принято, - кивнула Тэйра, с усилием забираясь в седло - сделать это легко у нее пока не получалось. - Тогда вперёд? - она первой тронула Гипатию.
Когда они отъехали от общей массы людей на некоторое расстояние, Тенек вызывал Самриту:
– Тенек – Баккер.
___________________
с Тэйрой
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 14 12 2018, 14:35:19
18 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тенек с трудом разогнул спину и огляделся. Тело затекло и слушалось с трудом, и это не считая боли от повреждений, нанесённых песком. Всё последнее время Тенек не менял позы: когда стало совсем уж скверно, он почти инстинктивно встал на колени и склонился над Тэйрой, упершись локтями в бок Гипатии и накрыв собственную голову руками. Это было логично, и это было наследием многих и многих тысячелетий: если выживает один мужчина и десять женщин, изолированное от всего мира племя получает шанс выжить, если одна женщина и десять мужчин – шансов у него нет. Теперь его тело расплачивалось и за логику, и за наследство: спину он с трудом разогнул, колени болели так, словно он всё это время простоял наказанным на рассыпанных орехах (было в древности такое гуманное наказание) руки горели огнём. И всё-таки нужно было подниматься. И принять меры предосторожности. Вулканец тронул Тэйру за плечо и позвал:
– Лис!
Ветер начал стихать, это было заметно. Тэйра открыла глаза и увидела склонившегося над ней старика-ворту. Она с трудом распрямила плечи.
– Ты в порядке? Мы можем идти? - спросила она, отряхивая одежду  (это было бесполезно, тут помогло бы только залезть в воду, не раздеваясь, чтобы смыть песок) и осторожно протирая слезящиеся глаза.
В этот момент заработал коммуникатор Тенека. Раздался голос ромуланца:
– Ракар вызывает Тенека.
– На связи, – тихо ответил вулканец, и Тэйре так же тихо: – Лис, посмотри, на мне нет ничего подозрительного? Подозрительно зелёного, – уточнил он.
Сам он первым делом посмотрел на свои руки: они были забинтованы, но вдруг всё-таки что-то попало по ним достаточно сильно и оставило предательский след?
На том конце ромуланец облегченно выдохнул, но этого не было слышно. Они были живыми, пусть и изрядно побившимся и пострадавшими, но живыми.
– В палатку нашу идите, - тихо сказал Ракар, - и очень важно, чтобы по лагерю, среди людей. Ждем вас там. Конец связи.
Выключив связь, Ракар повернулся и сам быстрым шагом направился к их месту стоянки.
Тэйра внимательно оглядела Тенека: из-за слоя пыли, покрывавшего его кожу и одежду, было сложно что-то заметить, но явных царапин и синяков не было.
– Крови не вижу... Но лучше промойте глаза - они чуть зеленоватые, - она протянула ему флягу.
Потом обернулась к лежащей Гипатии:
– Вставай, - наклонилась и осторожно почесала ее. Больно бивший ветер наконец утих, так что теперь они все могли подняться.
По зову Тэйры Гипатия встала на ноги. В отдалении от них виднелся второй ящер, лежащий на земле, как темный холмик.
На руках пятен крови тоже не было. Тенек взял флягу, промыл глаза, вернул флягу Тэйре.
– Ты тоже, лучше сделай сразу. И пойдём к нашей стоянке.
Тэйра плеснула водой себе на руку, промыла глаза - их сразу перестало колоть и смотреть стало легче. Обернулась в сторону чужого ящера:
– Мы оставим ее? Идём в лагерь и говорим, что ничего не видели? - тут ее снова укололо жалостью к погибшей принцессе: она такого не заслуживает. - Мне кажется, стоит зайти немного с другой стороны и пройти сквозь толпу, чтобы нас заметили.
– Оставим, – кивнул Тенек. – Мы не должны возвращаться к месту её гибели и признаваться в том, что знаем о ней, а ящер, если у него нет тяжёлой травмы сможет сам о себе позаботиться.
Видимость во время бури была хуже некуда, но ящер принцессы вел себя примерно так же, как Гипатия, кровью тоже не истекал, так что у него были все шансы пережить бурю.
– Ты права, так и сделаем, – поддержал вулканец идею Тэйры насчёт маршрута.
Тэйра задумчиво кивнула.
– Тогда подожди минуту.
Она подошла к Гипатии, расстегнула ремни седла и, просунув под него руку, смахнула весь забившийся песок. Вот так. Не хватало ещё спину ящеру натереть. Вообще, сначала Тэйра не думала о том, чтобы ехать верхом, но идти до лагеря у нее не было сил.
– Вы пойдете пешком или сядете? - обернулась она к Тенеку.
– Пешком, – отозвался Тенек, опуская руку на дно сумки и нащупывая там загадочный чип. Нащупал, закрыл сумку, подвязал на пояс верёвку, прежде наспех замотанную вокруг руки. – Садись, я поведу.
Буря была опасной и болезненной, но на Вулкане бывало и хуже; к счастью сейчас ему хватало сил, чтобы идти.
После нескольких неудачных попыток Тэйре всё-таки удалось забраться в седло. Она тронула Гипатию, и они отправились к лагерю.
_______________
с Тэйрой
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 12 2018, 09:22:52
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тэйра пригнула голову, как ей и посоветовал Тенек. Ужасно хотелось пить и было нечем дышать. Лагеря - и никого вокруг - не было видно.
– Что нам делать? - повернулась она к Тенеку. Ей самой хотелось лечь, и, может быть, умереть, чтобы песок занес и ее. Лагерь, группа, возвращение - все сразу стало совершенно бессмысленным. - Такие бури не бывают долгими, верно?
– Обычно не бывают, – ответил Тенек, наклоняясь к самому её уху и невольно вводя в заблуждение: с его точки зрения срок от получаса до нескольких часов был действительно недолгим. – Мы заберём чип и своего ящера, и отойдём хотя бы на несколько метров, потом дождёмся затишья и вернёмся в лагерь. – Услышав оттенок отчаяния в голосе трилла вулканец добавил: – У тебя есть вода, мы продержимся… подожди немного.
После этих слов он снова склонился над Син-Баэ, зажал чип в кулаке, разорвал нитку ожерелья прямо на шее у принцессы и дал бусам рассыпаться, затем спрятал чип поглубже в сумку; теперь если бы нашли тело и начали разгребать песок, легко могли бы подумать, что ожерелье разорвалось – и попробуй найди в песке каждую его частичку! Следующим его действием было проверить, нет ли при себе у Син-Баэ какого-нибудь ещё предмета, письма – чего угодно, что могло бы пролить свет на причины её… похищения? бегства? Он ничего не нашел. Одежда Син-Баэ была очень простой и совсем не подходящей для жестоких внешних условий, которые представил этот день. Человек, который планировал сбегать в бурю, был бы экипирован иначе.
Ящера погибшей девушки он заставил лечь хвостом к ветру, чтобы дать зверю больше шансов выжить (судя по поведению других ящеров и тем знаниям, которые у него были, для выживания в бурю животным требовалось в первую очередь именно занять максимально безопасную позицию по отношению к ветру), и наконец вернулся к Тэйре:
– Обопрись на меня и поднимем Гип: она прикроет нас от ветра.
Тэйра кивнула. Едва ли у нее были силы встать и тем более, поднимать ящера, но... она еще не до конца сдалась. Она выпрямилась, опираясь на плечо Тенека... и ветер едва не сбил ее с ног.
Поддерживая Тэйру Тенек склонился к голове Гипатии и одновременно голосом и жестом дал ей команду подниматься. Он очень надеялся на то, что их терпеливая спутница согласится встать и пройти хоть немного. Ветер и песок донимали Тенека ничуть не меньше, чем других, разве что глаза его были в несколько большей безопасности благодаря третьему веку, да ещё опыт ориентирования в такую непогоду подсказывал дальнейшие действия. К сожалению, сейчас требовалось поступать опыту вопреки: вместо того, чтобы сидеть, забившись в угол между двумя ящерами, нужно было уйти с места гибели Син-Баэ.
И всё же Тэйре с непривычки приходилось куда хуже, поэтому Тенек, пока Гипатия не встала, повернул девушку лицом к себе и пригнул её голову к своей груди, защищая её лицо от песка и ветра.
Гипатия не встала. Она издала громкий стонущий звук и повернула голову к Тэйре, вглядываясь в ее лицо через летящий песок.
Какой отвратительный песок. Тэйра, прикрывая лицо, подошла к Гипатии и несильно, осторожно толкнула ее в бок:
– Вставай, вставай.
Той было очень больно, может, чешую ободрало песком... Но встать-то она может?
Возможность остаться без ящера подкинула Тэйру. Что можно сделать, что она может сделать? Тэйра развернулась, чтобы ветер не бил ей в лицо, и сделала маленький шаг назад, взмахнула рукой.
– Ну, иди за мной.
Наконец, Гипатия встала и послушала свою хозяйку.
Тэйра продолжила медленно отступать, приманивая Гипатию к себе. Вот так... Им все равно нужно было отойти. Ноги сильно увязали в песке, каждый шаг давался трудно.
– Далеко мы отходим? - крикнула она Тенеку.
Тенек шёл рядом с Тэйрой, по прежнему стараясь хоть немного прикрыть её от ветра: Гипатия слушала только свою хозяйку, и сейчас Тэйра мужественно принимала на себя удары стихии, чтобы спасти группу от подозрений.
– Так, чтобы уйти из зоны видимости, – ответил ей вулканец. – Если мы окажемся хотя бы в семи–десяти метрах, у нас будет возможность настаивать на том, что мы ничего не видели.
Хорошо... Тэйра отходила все дальше и дальше. Десять метров казались бесконечными, но вот она потеряла из виду Син-Баэ и даже тогда не остановилась, сделав ещё несколько шагов и только тогда села на песок, развернув Гипатию так, чтобы ветер больше не бил по ее боку.
– Дай я посмотрю... - она потянулась к ящеру поближе. При таком ветре слезились глаза, вряд ли можно было нормально разглядеть, что у нее на боку... Но очевидные повреждения хотелось видеть сразу.
Объективных повреждений не было, но летящий песок был неприятен даже грубой шкуре ящера. Руки самой Тэйры покраснели.
Тэйра устало села, прячась за боком ящера, почесала Гипатию по шее:
– Молодец, ты просто молодец. Подожди немного, ветер стихнет... - пробормотала она негромко и спрятала в рукава исцарапанные руки. Что же, теперь ждать? Ей казалось, такая сильная буря должна бы уже стихнуть. Тэйра с трудом отстегнула фляжку и глотнула воды - дышать сразу стало легче.
– Интересно, ее ящер уйдет? - она глянула в ту сторону, откуда они пришли, и где лежала Син-Баэ. - Остальные могли бы его найти.
Несмотря на надежды Тэйры, ветер не утихал. Кто знает, сколько еще это продлится?
Тенек почти не слышал ее слов. И не видел ничего вокруг. С каждым вдохом в его не смоченное водой, как у Тэйры, горло будто врывался песок вместо воздуха. Стоило перестать разговаривать. Им нужно было хоть какое-то укрытие, хоть чем-то накрыться, во что-то замотаться, лечь на землю, иначе они погибнут, как Син-Баэ. Она была одна, на открытом воздухе, и теперь та же участь ждала их.
– Пригнись, – напомнил Тенек Тэйре и показал, как именно надо пригнуться: опустить голову между колен и прикрыть её руками, защищая сверху и с боков, прислониться к ящеру, скрываясь за его тушей, как за живым заслоном. – Не говори: береги дыхание!
Сам Тенек собирался последовать её примеру, но сперва он вытащил из сумки два бинта и обмотал её руки – когда Тэйра накроет ими голову, больше всего достанется именно им. Голова и лицо девушки были закрыты шарфом – она хорошо запаковалась в него ещё перед выходом. Свои руки вулканец тоже тщательно обмотал: теперь уже не нужна была предельная точность и чувствительность рук, чтобы обнаружить жизнь или смерть или чтобы не упустить в песок лёгкий чип из ожерелья принцессы; а ещё у него не было никакого желания пугать местных позеленевшими от ветра и песка руками.
Тэйра кивнула в благодарность  - так руки и правда меньше бил песок - и указала вулканцу на свою флягу: "Будете?"  Потом прикрыла голову, но пока только с одной стороны, чтобы видеть, что ответит Тенек.
Тенек кивнул и прямо через ткань, которой было обёрнуто его лицо, приложился к фляге. Набрал в рот глоток воды и как можно быстрее заткнул флягу (песку там было совершенно нечего делать), потом вернул флягу Тэйре.
Они потеряли счет времени, которое провели так, сражаясь за жизнь и борясь со стихией за воздух при каждом вдохе.
________________________
с Тэйрой
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 12 12 2018, 09:19:33
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


– Наконец-то, - пробормотала Тэйра. - Ане-Лир, как у вас с водой? - спросила она, обернувшись. - И поедем ли мы на двух ящерах, или Гипатия нас выдержит?
На ветру в тучах пыли работать было тяжело, ветер рвал из рук верёвки, трепал углы свёртка и словно наваливался на плечи тяжёлой массой. Никто из «равноправных и свободных от предрассудков женщин» и не подумал присоединиться и помочь ставить растяжки, даже его собственная напарница, и потому «поторапливаться» не особенно получилось. Им было обидно оставаться на хозяйстве (хотя мужчины оставались и не жаловались на «непрестижность» этой работы), им не приходило в голову помочь в элементарных и необходимых вещах, достойными себя они считали только высокоинтеллектуальные занятия и рискованные предприятия. По большому счёту они ничем не отличались от патриархальных мужчин. Впрочем, Тенек не стал слишком много задумываться об их непостижимой психологии, просто закончил работу один и так быстро, как только смог.
Тенек вбил последний колышек и выпрямился. Фляга для воды, оставшаяся в наследство от профессора висела у его пояса вместе с неизменным лекарским набором, правда после вчерашнего ужина она была почти пуста, но Ракар распорядился набрать воды, и потому почти порожняя ёмкость тоже была не лишней. Под фартуком снова была подвязана ии’сса – сегодня она уже один раз сослужила службу, и стажёр был уверен, что крепкая верёвка не помешает и поисковой группе.
– Возьмём одного ящера, – предложил вулканец, – два нужны здесь, чтобы прикрывать хотя бы 180° наветренной дуги. Ты поедешь верхом и будешь смотреть сверху, я пойду пешком и буду смотреть, что происходит ближе к земле. Будем держаться в связке – на расстоянии повода. Я думаю, это будет эффективно. Как по-твоему?
Тэйра пожала плечами. Тенек, конечно, знаком с песчаными бурями куда лучше нее, и она доверилась его мнению. Тем более, при таком разделении можно будет лучше видеть, что происходит и вдалеке, и близко,  у земли.
– Это разумная мысль, - кивнула она и тут же переспросила:
– Так вам нужна вода? У меня-то есть.
– У меня на самом дне, – но мне сейчас пока не нужно. – К тому же Ане-Рэй сказал нам набрать воды, так что запас мы пополним.
Тенек окинул взглядом экипировку Тэйры, чтобы убедиться, что она хорошо защитилась от песка и ветра и взял за повод Гипатию.
– Ты готова?
Тэйра подняла воротник и  перевязала шарф, чтобы закрыть шею и лицо. Поставила ногу в стремя.
– Уух, - она, снова, едва успела уцепиться за седло, но выпрямилась и перекинула ногу. Кажется, уже лучше получается. - Да, готова, - кивнула она вулканцу, смотря на него сверху вниз.
Тенек взялся за повод Гипатии, продел в него свою «универсальную верёвку», чтобы добавить длины, и сказал:
– Двигаемся по замкнутой кривой, огибающей внутреннюю часть лагеря, как лепестки сердцевину цветка.
После этого стажёр отодвинулся от Гипатии на длину верёвки и дал знак трогаться.
Гипатия замотала головой, будто пытаясь отвернуться от ветра, но он был со всех сторон.
Ветер и правда становился сильнее, песок колол лицо и руки, и Тэйре стало немного страшно. Но она сама вызвалась ехать, и отступать было уже поздно.
Она сильно толкнула Гипатию вперед.
В этот раз Гипатия послушалась. Они начали медленно объезжать лагерь по его внутренней части.
Видимость очень ухудшилась,  Тэйре приходилось сильно щуриться и напрягать глаза, чтобы разглядеть хоть что-то. Все шатры были сложены, почти все кальдонианцы исчезли. Она увидела только одного, который, пригибаясь, перебегал от одной палатки к другой - под конец ему пришлось опуститься на землю и ползти, чтобы нырнуть под ткань.
Дышать становилось трудно. Шарф на лице фильтровал песок, но мелкую пыль вжимало в ткань, и скоро она заскрипела на зубах.
Тэйре показалось, что она увидела всадника на границе видимости, в отдалении от лагеря.
Тэйра обернулась к Тенеку:
– Ане-Лир, вы видите?! - она привстала в седле, стараясь лучше рассмотреть неясную фигуру и вытянула руку, указывая в том направлении. Песок тут же забился в горло, заставив ее закашляться.
Ящер всадника шел к лагерю, медленно переставляя ноги. На его спине сгорбилась какая-то фигура. Облака пыли то скрывали эту картину, то проносились мимо.
Тенек посмотрел в направлении, в котором указывала Тэйра и сперва ничего не увидел, но подойдя ближе к напарнице, увидел, на что (точнее на кого) она показывала. Оказавшись рядом с Тэйрой, вулканец предложил перекрикивая ветер:
– Давай подойдём и предложим помощь.
Помимо естественного желания убедиться, что всадник не ранен и доберётся до лагеря, это был самый естественный предлог, чтобы убедиться в том, Син-Баэ перед ними или нет.
Ага! Значит, ей не показалось!
– Давайте поспешим, - Тэйра кивнула Тенеку и чуть поторопила ящера - гнать во весь опор было глупо, но им однозначно нужно ехать быстрее. Быстрым шагом. - Вы успеете за мной? - она снова повернулась к вулканцу.
– Успею! – Тенек расположился так, чтобы Гипатия прикрывала его от ветра, и это позволило ему идти быстрее. Вместе они направились к неизвестному всаднику.
Они продвинулись вперед на несколько метров и вышли за периметр лагеря. Тэйра увидела, что всадник в седле покачнулся и упал на землю. Ящер продолжил свой путь.
– Приведи его ящера, – попросил Тэйру Тенек, – а я посмотрю, что с ним. Только не теряй меня из виду: если не получится остановить ящера до того, как перестанешь меня видеть, возвращайся, – с этими словами вулканец отцепил свою верёвку от повода Гипатии и передал повод Тэйре.
Тэйра сосредоточенно кивнула и подстегнула Гипатию. Та сначала заупрямилась, но всё-таки побежала быстрее. Чужой ящер не торопился, они должны быстро его догнать.
Чужой ящер шел к лагерю, поэтому спешащая ему навстречу Тэйра быстро с ним пересеклась. Гипатии все происходящее не нравилось, но она слушалась команд и движений наездницы.
Пеший Тенек остался позади.
Упавший всадник лежал впереди темным пятном на земле. Он не двигался, его заносил песок.
Тенек, пригибаясь под порывами ветра двинулся вслед за ней по направлению к упавшему.
Ящера они догнали довольно быстро, и Тэйре пришлось наклониться с седла, чтобы схватить его повод. Отлично, а теперь назад.
Она обернулась, не сразу разглядела Тенека в облаке песка и развернула Гипатию к нему, потянув чужого ящера за повод. Гипатия обернулась к чужаку и качнула головой - недовольна?
– Нет, мы не можем его тут оставить, - заметила Тэйра то ли себе, то ли ей. - Пошли.
Скоро два ящера и Тэйра пересеклись с Тенеком.
Когда Тэйра подъехала, Тенек взял повод второго ящера и крикнул, показывая рукой в сторону упавшего:
– Теперь к нему. Кладём с наветренной стороны ящеров и откапываем!
Подниматься в седло он не стал: пусть упавший всадник и был от них уже всего лишь в трёх-четырёх метрах, но его уже изрядно засыпало песком, и потерять его сидя на ящере было легко, даже если бы ящер через него перешагнул.
Тэйра кивнула. Всадник все так же лежал на земле, это был очень, очень плохой знак и нужно было поспешить. Она направила Гипатию к лежащему на земле человеку - три метра они преодолели за несколько секунд. Тэйра спрыгнула на песок рядом со всадником, но не решилась его трогать до того, как подойдёт Тенек.
По бежевой одежде было не понятно, мужчина это или женщина, но Тэйра увидела длинную растрепанную черную косу и синие татуировки на ладонях.
Неужели?! Нет, конечно, все может быть и мало ли что это за татуировки, но... Тэйра наклонилась поближе, потом выпрямилась и крикнула, хотя Тенек уже был совсем рядом:
– Ане-Лир, скорее!!!
________________
с Тэйрой
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 03 12 2018, 11:57:28
18 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, равнины, лагерь Ни’рён


Тенек достал один из подготовленных бинтов, смочил самогоном и принялся обрабатывать руки кардассианки.
– Как вы думаете, покушались на кого-то конкретного, или это просто предупреждение? – спросил он, не отрываясь от дела.
- Это не было предупреждением, - мрачно заметила женщина. - Эта многоножка могла нас убить. Любого из нас. И я сомневаюсь, что покушались на меня или Ане-Дею - думаю, они хотели застать всех. Все, хватит, - с этими словами она убрала руку, и взяв у Тенека флягу с самогоном, сделала большой глоток. - Так лучше, - она протянула ее назад.  
Тенек посмотрел на Толан с изумлением: он определённо не ожидал, что «антисептик» используют таким неожиданным способом.
– Любого, но вряд ли всех, – сказал он после некоторого замешательства, – Бывают группировки, которые считают лучшим предупреждением для враждебной группы гибель одного из её членов.
- Как бы то ни было, эта штука была смертельной - нам просто повезло. Если здесь присутствует Доминион или их союзники, то они не предупреждают, - с этими словами Толан показала пряжку.
Тенек хотел спросить, уверена ли она, но промолчал: уж кто-кто, а Толан знала символику Доминиона как никто другой.
– Не понимаю, почему он был так небрежен, – нахмурившись, спросил он вслух. – Надеть такую вещь, чтобы при захвате или потере она тебя выдала – нелогично. Если у него здесь есть какое-то руководство, оно бы наложило на него за это взыскание. Легкомысленный человек? Никому не подотчётный одиночка? Или кто-то, кто хотел бы в случае неудачи пустить нас по ложному следу?
- Я тоже не знаю, какой у всего этого может быть смысл, - честно ответила Толан. - Но у нас есть факты: в палатку подбросили ядовитую многоножку, и сделал этот человек, имевший при себе символ Доминиона. Как минимум, теперь мы знаем, что у нас здесь есть враги.
– Вы правы, – согласился Тенек и бросил упрекающий взгляд на Делас: нет он вовсе не имел в виду её, он считал её отказ от дезинфекции рук крайне легкомысленным.
– Давайте, я проведу дезинфекцию и для вас, – предложил он ромуланке. От уточнения, что речь идёт о внешней дезинфекции, а не о внутренней, только что продемонстрированной Толан, вулканец воздержался.
Делас посмотрела на свои руки. Ощущение, что участки кожи, на которые попала слизь многоножки, чешутся, пропало после того, как Тэйра помогла ей вымыть руки водой. Небольшие потемнения тоже уже полностью исчезли.
- Похоже, слизь не ядовитая, - Делас продемонстрировала чистые руки. - Выяснила эмпирически, - хмыкнула она. - Но если тебя это успокоит...
– Это – неизвестное вещество, – напомнил Тенек, подходя и повторяя процедуру дезинфекции, – я предпочитаю не рисковать. Не лучшая мысль брать пищу руками, на которые попало неизвестно что и вымытыми всего лишь простой водой.
Делас с весьма ироничным видом следила за манипуляцией Тенека, но никак ему не мешала, только сморщила носик от резкого неприятного запаха.
- Тут все вокруг - неизвестное вещество, - фыркнула ромуланка. - Пора бы уже привыкнуть к местной антисанитарии, если хочешь сойти за местного. Какие вы, федераты, нежные!
– Между грязью и слизью неизвестного зверя, есть разница, – возразил Тенек. – На Земле меня познакомили с древолазами; вам бы они понравились – красивые и яркие существа, только если их наружняя слизь попадёт в ранку, человек вероятнее всего умрёт.
- Как же я сама-то до этого не догадалась, - закатила глаза Делас и убрала руку, с которой Тенек и так уже закончил. Обернувшись к Тэйре, ромуланка ей кивнула: - Бери шелк, и пойдем. Многоножка не должна остановить меня на пути к новому платью!
Тэйра кивнула в ответ и пошла в палатку за свертками шелка.
____________________
со всей группой
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 16 11 2018, 12:29:06
17 сентября 2384 г., день
Кальдония III, равнины, караван Ни’рён


Тэйра не слишком спешила и почти отпустила повод, следя только за тем, чтобы другие всадники не оттеснили ее от Ракара, Тенека и Делас. Так, ее просили посчитать деньги - и правильно просили. Она расстегнула сумку на поясе и для начала пересчитала монеты, которые просыпались из кошелька. Семь. Дальше наощупь развязала мешочек и начала очень медленно пересчитывать все по одной, выкладывая их в сумку. Восемь, девять. Их там очень много, но и ехать им долго… Десять. Времени у нее достаточно.
После долгого подсчета получилось около ста сорока монет - конечно, она могла немного ошибиться. Но главное, что этого хватит на палатку. Тэйра выслала Гипатию, чтобы успеть за Ракаром, и подъехала к ним.
– Ане-Рэй? - окликнула она ромуланца.
Ромуланец обернулся к Тэйре на ее зов, чуть наклонившись в бок от седла , чтобы Тенек не заслонял обзор. Тэйра догнала и оказалась почти параллельно с ними. Ракар не ответил, лишь кивнул, что услышал и теперь смотрел на трилла в упор из под своих темных очков и шарфа, ожидая, что она скажет.
– Вы просили посчитать, - кивнула ему Тэйра, поворачиваясь к нему. - У нас около ста сорока монет, - сказала она негромко. Это много или мало? Ей не хотелось, чтобы слышал кто-нибудь из местных.
– Это очень хорошая новость, Лис, спасибо! – немного хрипло сказал Ракар, - нам должно хватить на палатку, и возможно, на пошив платья для Ане-Деи. Но экономия и бережливость – наше все. Скажите, что вам для себя нужно купить на рынке, я так понял, что вы тоже туда собирались?
– Ну, мне просто интересно посмотреть, что они тут продают, - честно ответила Тэйра. - Но что важно, мой кинжал остался у Син и я теперь без оружия. Мне нужен новый.
Ракар кинул быстрый и злобный взгляд в ту сторону, где несколько впереди ехал гигантский белый ящер и Те Сон, руководивший всей этой их военной колонной. Тэйра тоже осталась без оружия. Конечно, очень легко вести бизнес таким образом, называемым прямым государственным грабежом, сначала мы отбираем у посетителей дорогое оружие, а потом продаем его. Значит и Тэйре не отдали оружие, хотя… она вернулась в костюме служанки Син, и Ракар не знал еще в чем там было дело.
Ромуланец вздохнул, снова обернулся к Тэйре.
- Понял, да, хорошо, обязательно купим и кинжал.
Потом Ракар наклонился к боку Аристотеля, где был привязан мешок с провизией, вытащил оттуда замотанные в тряпицу несколько кусков вяленого мяса и корней мавжу, протянул Тэйре.
– Вот, ты не успела поесть, поешь в пути, мы не знаем когда будет следующая стоянка, - сказал Ракар.
– О, спасибо! - Тэйра приняла еду и тут же принялась жевать мясо. Да, с этим походом к торговцу она действительно не успела поесть.
Ромуланец улыбнулся под своим шарфом. Заботиться об экипаже было приятно. А еще ромуланец понимал, что на следующей стоянке надо провести ревизию еды, и разделить ее на пайки, и пайки нужно будет экономить. Он смотрел несколько секунд на Тэйру, затем вспомнил, что Делас было скучно предыдущие 4 часа. Скуку довольно легко извести размышлениями, но размышления у Делас вряд ли были сильно радостными, поэтому ромуланец кивнул Тэйре, пришпорил Аристотеля и поравнялся с Демокритом.
Через несколько секунд он уже просовывал под паланкин другой сверток c вяленым мясом и сыром.
– Госпожа, возьмите, пожалуйста, - сказал Ракар.
Делас уставилась на протянутую еду, а затем, приподняв штору паланкина, увидела и самого Ракара. Она механически взяла кусочек мяса и только потом удивленно посмотрела сначала на него, потом на своего “телохранителя”.
– Но я не голодна… - пробормотала она, оказавшись застигнутой врасплох.
– Кто его знает, когда будет стоянка, - ответил Ракар, - пусть будет у вас. Успеете еще проголодаться. Итак, Лис посчитала, 140. Хватит на палатку и сшить платье, наверняка, - продолжал ромуланец уже тише, - пока ничего не придется продавать. Связь все еще есть, и без помех.
– Хорошо, - кивнула Делас, пытаясь прикинуть, много это или мало. Получалось скорее мало. - После того, как мы купим палатку и какой-нибудь еды, у нас ничего не останется. А нам здесь еще не один день придется провести. А мне нужно новое платье… - она опустила взгляд на подол золотистой юбки, который уже не был таким чистым и целым. - Но такой шелк стоит дорого, так что если мы продадим даже один отрез, этого должно хватить на все наши нужды.
Ракар кивнул.
– Да, кроме того, Лис нужно оружие, ей тоже не отдали. А я раздумываю над тем, как заработать, и уж как минимум мы можем кого-нибудь вылечить, оказать медицинские услуги. Вечером я схожу на разведку, и что-нибудь придумаем. Кто ищет, тот находит. Но да, один отрез, который тебе не нужен, можно пожертвовать.
– Заработать? - приподняла бровь Делас. - И как же ты себе это представляешь? Хочешь наняться еще к кому-нибудь в охранники?
Ракар оглянулся на Тенека и снова склонился к Делас.
– Вообще, - прошептал Ракар, - я хочу чтобы Ане-Лир кого-нибудь полечил за деньги. А я сам – не смогу ни к кому наняться, я ваш телохранитель, но может быть удасться оказать какую-нибудь разовую услугу. Или… выручить второй меч у Син и продать его. Меч стоит дорого.
– Почему ты так хочешь его вернуть? - уточнила Делас. - И как ты собираешься это делать? Вчерашний вечер показал, что общение с охраной Син… и приближенными к ним может быть опасно. Если тебе так нужен второй меч - купи новый, мы найдем деньги. Но не попадайся им лишний раз на глаза.
Ракар вздохнул.
– Угу… попасться на глаза Те-Сону – не лучший вариант. Но меч вернуть – нужно. Все таки это реквизит Федерации по большому счету. Про купить – пока не будем думать, у нас мало ресурсов, и есть куда более первоочередные вещи. Ане-Дея… - Ракар допустил паузу, - если будет возможность, сможете попросить Те Яно об этом? Или … нет?
- Вот пусть Федерация и разбирается, - усмехнулась Делас. - Ты чувствуешь себя обязанным Ане-Сои после всего случившегося? Это просто вещь, которую можно реплицировать, ты думаешь не о том! И... я не думаю, что Те-Яно имеет к этому какое-то отношение, - вскинула она подбородок.
– Ане-Сои я ничем не обязан, - сказал Ракар, - а вот то, что ромуланский солдат потерял федеральный реквизит – меня несколько напрягает. Я бы даже сказал – сильно напрягает. И репликаторов здесь нет. Те Яно конечно не отвечает за поступки своего отца, но возможно, он мог бы, пользуясь своим положением, взять эту вещь и принести. Хотя.. да, я понимаю, он и без того уже достаточно сделал для нас вчера, это было бы слишком нагло, просить об этом. Ладно, забудьте, Ане-Дея. Придумаем что-то еще.
– Если в этом путешествии мы потеряем только реквизит, его можно будет считать невероятно удачным, – сообщил своё мнение о ситуации Тенек. – Кстати, почему вы так понизили голос, когда говорили о лечении? Моя профессия ни для кого не секрет, а сам я сижу слишком близко, чтобы не услышать.
– Да, Ане-Лир, - сказал Ракар, - уж извините, что я обсуждал вас таким образом. Не секрет, но под лежачий камень вода не течет, как говорят на одной федеральной планете, можно бесконечно ждать, пока к вам придут за услугами, нужно пойти самому. Нам нужно как-то заработать, и что-то сделать с вашим статусом и одеждой.
– Костоправу и коновалу необязательно быть хорошо одетым, достаточно хорошо знать своё дело, – ответил Тенек, – Что до предложения услуг, то пока обстоятельства не позволяли мне не только заняться этим, но даже дать Ане-Дее затребованный ею отчёт. Но я надеюсь, что этим вечером, у меня будет время и на то, и на другое.
Делас тем временем пустила своего ящера вперед, поняв, что разговор с ней подошел к концу.
– На Вулкане возможно и так, - сказал Ракар, глядя на удаляющегося ящера Делас, он видел, как она вскинула голову, при упоминании Те-Яно, - а вот на вас смотрели презрительно здесь, дважды, один раз я сам видел, другой раз – рассказывали. Возможно, хороший врач не может быть здесь бедным. Так что вы должны выглядеть презентабельно, это не такой мир, как вы привыкли. И нас всех должны пустить в Ни'Хан, - сказав это, Ракар тоже пришпорил ящера, чтобы не отставать от Делас, и поравняться с ней снова. - Дайте свой отчет сейчас, Ане-Лир, потом не будет времени, точно говорю.
– Книгу доктора Дарзена я и хотел отдать прямо сейчас, – объяснил Тенек, – именно потому что планы могут внезапно перемениться, но разобрать вместе собранные растения можно только в шатре без посторонних глаз. Ане-Дее нужно взглянуть самой, чтобы ознакомиться с их свойствами.
Сам Тенек уже ознакомился с записями доктора Дарзена и рассчитывал теперь на свою память, так что не было смысла держать книгу при себе в то время, когда она могла понадобиться Делас.
– Шатра еще нет, - сказал Ракар догоняя Делас, - а вот прочий отчет – сейчас. – И тут они снова поравнялись с Демокритом и паланкином.
– Вы очень быстро обогнали нас, госпожа, – сказал Тенек, обращаясь к Делас, – Я не успел отдать вам предмет, который скрасит вам время отдыха, – с этими словами вулканец подал Делас завёрнутую в мешковину книгу. Говорил он негромко, но и не шёпотом, но затем ещё больше понизил голос, чтобы добавить: – Растения, которые вас интересовали, я передам вам вечером, если не случится ничего, что нарушило бы наши планы.
Когда они подъехали к Делас, ее паланкин вновь был закрыт со всех сторон шторами. Чтобы посмотреть, что ей подает Тенек, ромуланке пришлось слегка откинуть боковую завесу и протянуть руку. Книга была тяжелой, и девушка едва удержала ее на весу во время тряски на ящере. Она сняла мешковину и быстро пролистала страницы.
– Я изучу это в дороге, - отозвалась она и, немного помявшись, проговорила: - Ах да, растения… Будет лучше разобраться с ними сразу, как только мы установим шатер. Потом у меня не будет времени.
– Как скажете, госпожа, – слегка поклонился ей «старик» (каким-то образом ему это удалось даже сидя за спиной у ведущего седока), – Я всегда к вашим услугам.
Делас кивнула и еще немного полистала книгу, кусая губы. Поводила пальцем по подписям к рисункам, насколько позволяла тряска, обернулась к Ракару с вопросом в глазах, и, наконец, тихо пробормотала себе под нос:
– Я не то, чтобы хорошо понимаю письменный федеральный… написанный в таком виде и без автоматического перевода, - пояснила она и слегка позеленела даже под гримом.
_________________
с Ракаром и Делас
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 24 10 2018, 10:47:41
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён, возле палатки профессора Закарии


Квинтилия отвернулась от землянки и принялась высматривать Тенека среди собирающихся.
Тенек к тому времени успел ещё раз проверить свои вещи и произвести учёт запасов воды: нужно было позаботиться о том, чтобы обе группы были обеспечены сообразно их планам. Группа координатора должна была преодолеть большой отрезок пути без собирающего влагу шатра и без оазисов на пути, группе профессора предстояло двигаться вместе с караваном по маршруту, наверняка хорошо продуманному и обеспеченному водой. И у них – точнее у профессора – был шатёр. Разумнее всего было максимально обеспечить водой тех, кто шёл к базе, а для тех, кто шёл в Ни-Хан (кроме Делас, разумеется) взять необходимый минимум. В тот момент, когда Квинтилия появилась в поле зрения, вулканец как раз искал взглядом координатора или Самриту, чтобы договориться об этом существенном обстоятельстве.
Квинтилия подошла к медику, выглядящему очень сосредоточенно.
– Есть минута? - деловым тоном спросила девушка.
– Конечно, – кивнул Тенек. Дело его в любом случае могло подождать до момента разделения групп.
– У нас один ящер на двоих, - без предисловий начала Квинтилия, - Для выполнения миссии на базе будет лучше, если сейчас его возьму я. Если у тебя есть возражения - можешь поговорить с капитаном. Но тебе тоже не обязательно будет идти пешком! - с оттенком извинения воскликнула она, - Ты можешь ехать вместе с Ане-Рэем, это укладывается в твою легенду.
– Тебе незачем так волноваться: у меня нет никаких возражений, – успокоил её Тенек. – Более того, я считаю это решение абсолютно правильным: Син должны везти бережно и неспешно, а для вашей группы скорость может оказаться решающим фактором.
– Хорошо, - Квинтилия быстро кивнула, - В таком случае, я пойду отнесу свои вещи и проверю сбрую.
Стажёр также кивнул.
– И присмотри за Осэ, – попросил он. – Чтобы ей всегда хватало воды и чтобы по возможности она себя не перегружала. Ты ведь помнишь правила первой помощи при тепловом ударе и при обмороке?
– Ты знаешь, что медицина - не моя сильная сторона, - серьезно ответила девушка, - Хотя я вызубрила все, что могла, из меня плохой практик. Но я буду стараться изо всех сил.
– Ты в курсе её ситуации? – чуть подумав спросил Тенек: он как раз вспомнил о том, что в этой миссии Самрита и Квинтилия много общались, возможно это было признаком дружеских отношений.
– Да, - призналась Квинтилия, отведя взгляд.
– Тогда ты знаешь, что сама Осэ здорова, проблема только в том, чтобы избыточные нагрузки не повредили ребёнку и не привели к его потере, – очень тихо сказал ей стажёр. – Осэ пока ещё не совсем понимает, что она сейчас и живой корабль, и капитан корабля, которому вверена безопасность и жизнеобеспечение очень уязвимого пассажира, но вы, похоже, наладили отношения, и возможно она прислушается к тебе. А знаний у тебя должно хватить, если только не случится заражения болезнью или ранения. Но в этом случае вы одинаково рискуете все.
Девушка еще немного приблизилась и прошептала:
– Если что-то случится с ребенком - я ничего не смогу сделать. Мне страшно.
– Если что-то случится с ребёнком, ты ничего и не сможешь сделать, разве что оказать первую помощь самой Осэ, – ответил стажёр, – но ты можешь снизить этот риск, удерживая Осэ от опрометчивых поступков, держа для неё наготове запас воды, не давая перегреваться – например, с помощью намоченной ткани. Больше от тебя ничего не зависит. Труднее всего будет с водой – на вашем маршруте нет источников, но я как раз думал о том, что нашей группе, которая идёт по караванному маршруту, хватит минимального запаса для каждой расы, кроме увеличенной порции для Ане-Деи, остальную воду следует забрать вам. И вот ещё… – Тенек нагнулся к своим вещам и взял сверху холщовую сумку с листьями и стеблями ин-ши; вчера понадобилось несколько листьев, а в утренний чай хватило ещё двух, стебли же все остались целы. Вулканец отложил два стебля и половину оставшихся листьев как «аварийный запас» остальные же отдал Квинтилии вместе с сумкой, присовокупив ещё пару веток для отпугивания насекомых и два клубня цилахана. – Возьми, я соберу ещё, а вам придётся спешить. Листья – антисептик, клубни – для остановки крови, можно взять срез или для большей эффективности растереть в кашицу. Вот эти древовидные стебли бросайте в костёр, если на привале начнут докучать насекомые.
Затем вулканец вытащил свою сумку с «медицинским набором кочевника» и поровну разделил неиспользованные бинты.
– Я собирался отдать тебе это позже, но раз разговор состоялся раньше, то могу отдать сейчас.
Девушка молча шевелила губами, про себя повторяя все, что ей говорил Тенек, пытаясь запомнить.
Она перебрала пальцами травы, клубни и бинты и повесила сумку Тенека на плечо.
– Я очень надеялась, что ты напомнишь, что земляне очень живучие и могут приспособиться к чему угодно, - заметила трилл, - По-крайней мере, именно так я всегда понимала эту расу.
Она выпрямилась. Было видно, что ей все еще страшно, но она выглядела довольно решительно.
– Спасибо, - сказала Квинтилия, - Значит, увидимся позже? Надеюсь, уже в более цивилизованных условиях.
– Мы все живучие, каждый на свой манер, за счёт этого наши расы дожили до нынешнего дня, – сказал Тенек с чуть более мягким, чем обыкновенно, оттенком в голосе, – можешь быть уверена, триллы – тоже, так что у нас есть хорошие шансы увидеться. А пока я желаю вам благополучного пути, и, пока не слышат сомнительные кальдонианские разведчики, долгой жизни и процветания.
Квинтилия слегка улыбнулась.
– А теперь мне бы на всякий хотелось попрощаться с кое-кем еще… Не знаю, как пойдет, когда Ане-Сои вернется, но боюсь не успеть.
Она обернулась по сторонам, снова кого-то высматривая.
________________________
с Квинтилией
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 10 2018, 15:50:51
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


В этот момент к ним подошла Тэйра. Ее одежда и прическа изменилась, но это определенно была она.
Вряд ли Тенека можно было обвинить в близорукости или невнимательности, но Ане-Лир определённо был либо невнимателен, либо близорук: он не обратил внимания на служанку Син, зато с интересом посмотрел на Бора – вероятно, старика тоже интересовало, когда караван трогается в путь.
Тэйра оглядела стоящих недалеко от костра их группы: тут был Тенек, профессор Закария и… какой-то кальдонианец, кажется, тот её друг, которого они уже видели. Это нехорошо. Тэйра бы сказала, что это совсем нехорошо. Придется придумывать все на ходу.
– Благословенные небом Син послали меня к вам, - заговорила она, обводя всех взглядом. - Скажите, чья это палатка? - она глянула на Бора, словно посчитав его владельцем.
Бор обратил внимание на Тэйру, когда она к нему обратилась. Кажется, ему это понравилось.
– Эта палатка принадлежит моей хорошей знакомой, Ане-Сои, - ответил Бор.
– Да, она моя, - явно нервничая подхватила землянка, косясь на Бора, - Вы меня ищете? Ваша госпожа снова хочет меня видеть? Пойдемте, вы мне все расскажете…
Закария жестом показала в сторону костра, возле которого сидели Ракар и Самрита.
– Конечно, - ответила Тэйра, стараясь сохранить серьезное выражение лица.

Когда они отошли в сторону, она глянула - будто равнодушно - на Ракара и Самриту, но на самом деле ей было смешно. Она даже подумать не могла, что придется разыгрывать ещё один спектакль! Интересно, они догадались?
– Благословенные небом Син вас к себе не приглашают, - начала она негромко, обращаясь к Ане-Сои, и собственная серьезность почти заставила ее рассмеяться, ей пришлось сделать усилие, чтобы не улыбаться. - Но они хотели бы, чтобы завтра ваша палатка стояла ближе к центру лагеря…, - Тэйра сделала крошечный шаг вперед и продолжила шепотом, чтобы ее слышала одна только профессор Закария:
– А я хотела бы вам сказать, профессор, что я здесь, и мне очень хочется переодеться и поесть. Поэтому, пожалуйста, сделайте что-нибудь, чтобы ваш друг ушел, хотя бы ненадолго.
Она отступила назад и наклонила голову, ожидая ответа.

Старик тем временем словно опомнился, после того, как служанка Син подошла именно к ним и заговорила именно с ними.
– Служанка Син послана к Ане-Сои… Это большая честь! – сказал он задумчиво и добавил, как бы подчёркивая значимость своих слов: – Вчера утром мы тоже были удостоены внимания Син, даже были приглашены к ним на завтрак, – и Ане-Лир слегка покосился на Бора, словно хотел проверить, какое это на него произвело впечатление.
Вулканец совершенно ничем не рисковал: как гостей Ане-Сои ведут к Син, видела половина становища, а судя по тому с каким пиететом здесь относились к этим высоким особам, человек, удостоенный их внимания, не преминул бы об этом упомянуть - либо откровенно хвастая, либо как бы невзначай.

Окруженная со всех сторон говорящими практически одновременном спутниками, женщина обернулась к тому, кого называла своего друга, пытаясь за секунду придумать что-то, чтобы разрешить ситуацию.
Но прежде, чем Закария успела даже открыть рот, Бор внезапно произнес:
– Я вижу, вы заняты, Ане, - он снова окинул взглядом и Тенека, и Тэйру, - Разведчики поехали вперед час назад, и мне нужно к ним присоединиться… Но вчера ночью, в темноте, я потерял одну вещь, там… - он махнул рукой куда-то за палатку землянки, где начиналась пустыня, - Я пойду поищу ее.
– Д-да, конечно, - в голосе Закарии сквозило облегчение.
Разведчик слегка поклонился и зашагал к палатке. Он не стал пересекать пространство с костром прямо перед ней, обошел его по дуге и вышел на открытое пространство за пределами кальдонианского лагеря. Он отошел на достаточно большое расстояние, глядя себе под ноги.
Наблюдая за ними от костра, Самрита подняла руку в приветственном жесте - возвращение Тэйры заметили.
– Да неужели, - пробормотала Тэйра, когда он ушел, и заулыбалась. Неловко махнув Самрите в ответ, она отошла к шатру, к той стороне, что была обращена в поле, чтобы из лагеря никто не мог (она надеялась) ее заметить, и сначала сняла пояс, а потом принялась неловко стаскивать наряд служанки. Свернула его и снова вышла к костру:
– Ну что, я наконец-то здесь! - заулыбалась она, приветствуя всех сразу.
Закария проводила Тэйру взглядом.
– Никуда больше не уходите, оставайтесь в безопасности, - бросила она распоряжение, - Собирайте вещи, я вернусь в новостями.
С этими словами она снова зашагала в лагерь, куда и направлялась, пока ее не остановили.
Тенек сперва убедился, что Бор отошёл достаточно далеко, затем снова догнал профессора и негромко сказал:
– Я обещал вам всё рассказать, Ане. Остальным тоже необходимо это знать. Когда я следил за Бором, я проводил его до самой чайханы. Он заказал пищу, но потребовал сперва воду, чтобы вымыть руки. Ответ чайханщика я могу привести вам дословно: «ты, со своими странными привычками», – вот, что он сказал. И это значит, он далеко не первый раз приносит Бору воду для рук – он знает, что это привычка, и это по-прежнему его удивляет. И ещё одно. Я не сразу ушёл, когда увидел вас, и видел лицо Бора в тот момент, когда он вас заметил. Не претендую на ясное понимание эмоций, но сравнивать между собой лица и находить наиболее близкие аналоги я могу. Самый близкий аналог к выражению лица Бора – выражение лица одной баджорки, когда она упомянула детей от кардассианцев. С высокомерием и осуждением.
Не стоит думать, что Тенек не был рад благополучному возвращению Тэйры, но раз Тэйра вернулась, эта проблема была уже решена, и следовало перейти к обсуждению проблем, сохранивших свою актуальность.
Опять-таки о Боре, конечно же, надо было предупредить и отсутствующих – отправившихся за водой, но это мог бы сделать любой после их возвращения, а профессора надо было предупредить сейчас. У Тенека были сомнения, что Бор что-то потерял, кроме желания о чём-то поговорить с профессором или подглядеть, что происходит вокруг её шатра, и поэтому Закарию следовало предупредить немедленно.
– Я не знаю, о чем вы говорите, я знаю Бора почти 10 лет и это совершенно на него не похоже, - раздраженно отмахнулась Закария, - Возвращайтесь к своим коллегам.
– Я говорю только то, что видел, Ане, – ответил вулканец, – у меня нет никаких счётов с Бором и нет причины лгать. Я только прошу вас обдумать мои слова и быть немного осторожнее.
– Я и не думаю, что вы лжете, - ответила землянка, - Лишь что ошибаетесь. Иногда то, что мы видим, оказывается не тем, чем является на самом деле. Особенно часто это бывает у людей менее опытных и разбирающихся в наблюдаемых объектах. Не идите за мной больше, мы привлекаем внимание, возвращайтесь к костру и соберите вещи. 
Тенек кивнул и направился собирать вещи. Здесь и сейчас он сделал, что мог. Он не считал, что странное поведение Бора должно непременно его дискредитировать – этому поведению могло быть и совершенно невинное объяснение, но вовсе не принимать эти странности во внимание он считал большой ошибкой.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 17 10 2018, 15:50:09
17 сентября 2384 г., раннее утро
Кальдония III, лагерь Ни’рён


Слив воду, сконденсированную за ночь на специально предназначенной для этого материи, в котелок, Ракар вышел из шатра.
Самрита, немного проснувшись, принялась заниматься завтраком.
– Справишься со сбором шатра? - девушка посмотрела на Ракара. Сегодня у нее совершенно не было желания геройствовать и доказывать, что она тоже на что-то способна. Можно было сказать, что она сдалась.
Почти сразу после того, как Квинтилия, Толан и М’Кота ушли за водой, в лагерь вернулась Делас: без всех своих украшений, замотанная в накидку, она была почти незаметной. Ромуланка лишь быстро кивнула всем сидящим у костра и направилась к палатке.
– Нам нужно кое-что выкопать, - напомнила она, остановившись у полога. - Это лучше сделать, пока палатка ещё не собрана.

Тенек обратился к профессору Закарии:
– Ане-Сои, я вчера не стал вас тревожить расспросами, но возможно, вы развеете мои сомнения сегодня. Вы не говорили, что погибший доктор занимался прогрессорством, но ведь именно в этом была суть вашего с ним несогласия?
Стажёр отлично знал, что его догадка может быть и ложной, но у него были причины высказать её именно в такой форме.
Закария, уже собиравшаяся уходить, резко обернулась к Тенеку. Ее лицо под гримом кальдонианки потемнело.
– Он не занимался никаким прогрессорством! Это было бы нарушением всех правил! Вы на это намекаете? Это просто неслыханно…
Всплеснув руками, она отвернулась и зашагала в лагерь, в ее походке читалось раздражение.
– Подождите! – Тенек догнал её: если профессор не собиралась сбежать с их стоянки, ей было некуда особенно уходить, – Если никто из вас этим не занимался, тогда откуда кальдонианец, которого вы называете другом, мог усвоить привычки, настолько не свойственные местным, что удивили даже чайханщика – человека безусловно бывалого и повидавшего немало странностей? Ане, это важно! Как и некоторые другие странности.
Закария резко остановилась.
– Какие странности?
– Ане, я не собираюсь вас обвинять, – серьёзно сказал вулканец, – Но сейчас крайне важно, учил кто-то из ваших коллег Бора привычной для нас гигиене и были ли когда-нибудь у вас с ним конфликты, или недоразумения, иными словами, есть ли у него причина испытывать по отношению к вам негативные эмоции? Ответьте, прошу вас, и я всё вам подробно расскажу.
– Бор - наш друг! - быстро и возмущенно ответила землянка, а затем на ее лице отразилась целая гамма сменяющих друг друга эмоций: раздражение, удивление, осознание, страх.
– Да, мы не должны были заводить тесные контакты с местными, это тоже против правил, здесь вы нас поймали… Но попробовали бы вы сами прожить почти 10 лет в этом чужом и жестоком мире, без друзей! Мы думали, что никогда не вернемся домой!
– Я не осуждаю вас и не упрекаю, – слегка успокаивающим тоном сказал Тенек, – я просто хочу разобраться, не только ради моей группы – ради нас всех, ведь ситуация действительно сложная. Прошу вас, ответьте на мои вопросы.
– Возможно, он подобрал некоторые наши привычки, пока мы общались, я не знаю, - нехотя признала Закария, - И у нас никогда не было конфликтов и недоразумений.
– Вы замечали, чтобы среди этих привычек была привычка мыть руки перед едой? – поинтересовался вулканец.
– Не знаю, я не обращала внимания, - раздраженно ответила землянка, - Может, он был таким аккуратным всегда… нет, не знаю.
– Но вы хотя бы помните, случалось ли вам самим мыть руки перед принятием пищи в его присутствии? Или вы старались избегать таких оплошностей? Не волнуйтесь, Ане, это – последний вопрос, – на всякий случай добавил Тенек.
Резкие смены выражения лица землянки казались вулканцу гримасами, но он тщательно фиксировал их в памяти, и ему казалось, что его интерпретация этих изменений близка к истине. А если нет… Может быть, найдётся кто-то, кто поможет ему подтвердить их или опровергнуть.
– Не думаю, лично я всегда вела себя как местные, а это значит, что иногда нужно ходить грязным, - ответила Закария.
– Приветствую, Ане, - раздался голос.
К ним направлялся кальдонианец, причем именно тот, которого они в данный момент обсуждали.
– Приветствую, Бор, - отозвалась землянка, неловко покосившись на своего спутника.
– Доброго вам утра, – сказал в свою очередь Тенек.
Он не успел рассказать Закарии о том, что видел, но надеялся, что ещё успеет это сделать.
Бор окинул Тенека взглядом, в нем было любопытство, но и брезгливость.
– Я тебя не видел раньше. Кто ты такой, старик?
– Ане-Лир, лекарь, и человек, умеющий себя вести, и потому приветствующий приходящих, – совершенно безмятежно отозвался Тенек.
– Надо же, Ане… - пробормотал Бор, - Откуда ты знаешь Ане-Сои?
– Вы правы, – сказал Тенек, бросая взгляд на своё скромное одеяние, – моя одежда не служит мне хорошей рекомендацией, но таковы превратности жизни. Что касается Ане-Сои, она проявила благородство и милосердие, утолив нашу жажду и предоставив нам кров. Ради моей внучки, я буду у неё в вечном долгу.
– Вот как…
– Ты что-нибудь знаешь о том, когда мы отправляемся? - быстро перевела тему Закария.
___________________________
+ Закария, Тэйра, Бор, Самрита, Ракар, Делас
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 ... 23
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS