* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
27 11 2020, 09:25:27 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6
31  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 16 05 2017, 11:35:55
Продолжение:

-Мисс Перим сдала и теорию, и практику медицинских дисциплин, однако в реальной ситуации не сумела применить ничего из того, что должна была бы знать и уметь, - пояснил Планкс, - Но пусть лучше она сама расскажет вам об этом. Так-с! - лейтенант-коммандер негромко хлопнул в ладоши, - Я вижу, что при должном старании всех присутствующих и еще нескольких профессионалов из экипажа ДС9 эта станция может служить заменой центру на Бетазеде. А теперь, когда вы всё так замечательно спланировали, вас не волнует, что, возможно, мисс Перим не хочет оставаться на станции и в проекте и хочет именно на Бетазед?
- Я думала, вы это уже с ней обсудили, сэр, и это было ее желание, - неуверенно проговорила Самрита. – Иначе зачем вы нам это предлагаете, если Перим может не захотеть? Если она захочет отправиться на Бетазед, то она туда отправится, и это будет ее решение. Тогда получится, что мы просто зря потратили время, предлагая все это, - с разочарованным вздохом добавила она.
- Мне было любопытно, как далеко вы можете зайти, - признался Планкс с лукавой улыбкой, - А также я не мог с уверенностью предлагать этот вариант, потому что до последнего момента не знал, насколько он реален. Думаю, вам следует самим услышать решение Квинтилии Перим.
Он обернулся в сторону двери, ведущей, очевидно, в ванную и негромко произнес:
- Можешь больше не прятаться.
Дверь открылась и в комнату нерешительно ступила Квинтилия Перим. Точнее, с первого взгляда ее было совершенно не узнать. Вместо кадетской формы на девушке был очень обтягивающий комбинезон из блестящей зеленой ткани, вместо туго заплетенной косы ее волосы были коротко обрезаны и едва доставали до плеч. И прическа, и одежда были в беспорядке, а на лице были видны следы косметики. Одна щека Перим была заметно краснее другой, но это уже был не избыток румян. С девушкой явно что-то произошло в самое последнее время, что-то такое, о чем никто не знал.
- Я нашел ее в одном из коридоров в таком состоянии, - негромко пояснил Планкс, - Ей нужно было было почувствовать себя в безопасности, и я привел ее сюда. Она не моя ученица, но из моей Академии, к тому же мы одной расы, поэтому я не мог не принять личное участие и не попытаться успокоить ее. А вы пришли без предупреждения и оторвали меня от этого дела...
Еще несколько минут назад Ракар выдержал вполне однозначный взгляд Самриты, выдержал его с полным бесстрастием, однозначно понимая его значение. Ее взгляд означал, что некоторые кадеты спалили его самым нещадным образом, и никто не мог гарантировать сохранения в тайне того, что случилось с ним самим. Это было не плохо и не хорошо. Но с этим были связаны определенные сложности. Не было проблем с тем, чтобы отчитываться перед собственным командованием, что сказать военному командованию Ромула и руководству Тал Шиар – Ракар вполне знал, и он знал, что ему поверят, в крайнем коварстве Ракара перед противником, его верности ромуланскому народу и Родине сомнений никогда не было, нет и не будет. Другое дело, что все это создавало иные сложности, и в первую очередь для Квинтилии. И все это мучило его, Ракара, невозможностью проследить линии вероятностного развития событий. Это был шаг в неизвестную пропасть, но он сознавал, что уже шагнул туда и пути назад не было. Для него не было пути назад. Перим была важна для него, и он не мог позволить Федерации начать манипулировать им, при помощи нее. Что делать, если так случится – он еще не знал, знал только, что не допустит такого. Подозрения же федератов в его недобрых намерениях он собирался отрицать в максимальной степени вплоть до раскрытия настоящих причин, потому что благополучие Квинтилии стало для него наравне с благом Империи Ромула и он не хотел выбирать среди этих двух вещей что-то одно. Впрочем, до всего этого еще не дошло, и решать следовало текущую задачу.
Когда Квинтилия вышла из ванной каюты Планкса, Ракар коротко и судорожно выдохнул, глядя на нее. Квинтилия выглядела совсем иначе, она изменила прическу на такую, как носила Энн Уильямс. Ромуланец заметил следы физического повреждения ее щеки, и… на мгновение его глаза полыхнули недобрым огнем. С ней кто-то сделал это. Ракар удержался от того, чтобы сделать шаг на встречу. Вместо этого он просто выпрямился еще прямее, чем стоял ранее.
- Что с вами случилось, мисс Перим? - мягко и нежно спросил Ракар.
Квинтилия подняла умоляющий взгляд на Планкса.
-Давайте оставим объяснения до утра, - поспешил на помощь старший трилл, - Пока ответим на всего один интересующий нас вопрос и отправимся отдыхать. Это было немного нечестно, но ты слышала все, о чем мы говорили, Квинтилия. Ты хочешь остаться в проекте и на станции после всего сказанного? - лейтенант-коммандер задал свой вопрос очень медленно и раздельно, каждое его слово казалось веским и значимым.
-Да, - чуть слышно ответила Квинтилия, опустив голову, так что волосы почти закрыли ее лицо.
До утра так до утра. Квинтилия умоляла не начинать разбирательства, и ромуланец не имел права настаивать. Он рассмотрел Перим с головы до ног и его чувства по этому поводу были смешанными. Все остальное будет утром. Она хотела остаться на станции, в проекте, сейчас она была в безопасности, и это все, что ему было нужно здесь и сейчас. Ракар прикрыл глаза опустил голову и сделал шаг по направлению к выходу из каюты. К утру он и его вторая команда должны были сделать голографический катер, на котором, в его реальном исполнении Квинтилия полетит на регату. Некоторая, немаленькая часть груза упала с ромуланской души, и теперь он был вдохновлен еще больше.
М’Кота негромко засмеялась сквозь сомкнутые губы: по её клингонским представлениям зрелище им открылось обнадёживающее и вдохновляющее.
– Я догадывалась, что Перим не из тех, кто бежит с поля боя, поэтому и пришла сюда,– сказала она, прищурившись теперь уже на Планкса. – Но вы всё равно – коварный тип, лейтенант-коммандер, придётся иметь это в виду!
Акрита тоже была не из тех, кто мог или хотя бы старался сдерживать чувства. Удивление на ее лице постепенно сменила смущенная, но безгранично радостная улыбка. Она смотрела на Квинтилию, на Планкса, и понимала, что если на ее стороне такой интересный, добрый и даже веселый человек (то есть трилл, конечно), то все будет хорошо! Разумеется, не просто и не сразу, но главное, что Перим – с ними, что она не отвернулась от их помощи, и по этому поводу душа андорианки звенела от восторга и облегчения. Краем уха она уловила теплоту в голосе стоявшего рядом ромуланца, когда он обратился к вновь обретенному члену их команды. Но думать о вражеской разведке сейчас хотелось меньше всего, поэтому Акрита решила не думать.
Освальд сначала не поверил своим глазам, увидев Перим, но потом усмехнулся, живо вспомнив другую их коллегу (теперь уже бывшую), носившуюся по "Кварк'с" в похожем прикиде. "Да-а, знакомство с маки никого из нас не пощадило!" - подумал он, а потом попытался представить себе реакцию Уильямс на вот эту ситуацию. Совсем недавно она говорила, что Звёздный флот далеко не так хорош, как казалось кадетам, но сегодняшняя ситуация (а заодно и ей подобные, которых было немало, даже за время их учёбы в Академии) лучше всего показывают, как Энн заблуждалась.
- Две замечательных новости за один день! - весело произнёс он, обведя глазами своих коллег, включая Квинтилию, на которой Освальд задержал взгляд ненадолго. - Вот бы это повторялось почаще, правда?
-Лучше бы вы не попадали в неприятности, после которых требуются такие хорошие новости, - ворчливо заметил Планкс, - Официально вам всем объявят о мисс Перим и кадете Лайтмане завтра утром. А на сегодня нам всем сюрпризов достаточно, так что можно расходиться по каютам. Госпожа Толан вас по головкам не погладит, если вы будете клевать носами на вашей завтрашней планерке.
Ракар медленно поклонился федеральному лейтенант-коммандеру, и перевел взгляд на Квинтилию.
- Спасибо вам всем, - сказал он, - и доброй ночи. Пойдемте, нам действительно пора, завтра будет сложный день. Как и эта ночь. Мисс Баккер, у меня есть к вам пара вопросов, мистер Тенек, у меня есть для вас задание.
Ракар окинул взглядом кадетов, и пошел на выход из каюты.
-Есть, сэр, мы постараемся, сэр, - Освальд кивнул офицеру, - спокойной ночи, сэр, и спасибо за помощь. Квинтилия… до завтра!
Кадет чуть подумал о том, хочет ли он сказать что-то ещё, но потом решил оставить всё до утра и вышел из каюты.

____________________
Написано совместно с Самритой, Ракаром, М'Котой, Акритой, Освальдом
32  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 19 01 2017, 15:51:34
Продолжение:

У Квинтилии задрожала нижняя губа.
-Хватит меня об этом спрашивать! Я не знаю, чего я хочу! За последние сутки для меня столько изменилось, что мне надо перепридумать весь смысл жизни заново, и никто не понимает, как это сложно, и только требуют, требуют, требуют… Это давление меня убивает! Может, я просто такой ужасный, никчемный, бессмысленный, ни на что не способный человек, и лучше бы меня вообще не было. Вот почему я хочу уехать и, может быть, начать все с начала, не оглядываясь постоянно на людей, которые знают обо мне столько плохого и постоянно напоминают об этом. Что в этом такого непонятного? Если кто-то хочет, чтобы я осталась - дайте мне причину, иначе я не понимаю, почему вы не хотите меня просто отпустить.
- А какой у тебя был смысл жизни до всего этого? - спросил было Освальд, но потом помотал головой. - Нет-нет, об этом мы ещё успеем поговорить.
Он сел на койку рядом с девушкой и тяжело вздохнул:
- Да, не самого подходящего человека ты об этом просишь: я даже в Академию на спор поступил! - кадет слегка усмехнулся, а потом опять посерьёзнел. - Впрочем, у меня есть мысль. Кажется совершенно очевидным, что и ты нас, и мы тебя всё это время оценивали неправильно. Что, если попробовать всё сначала, только в других условиях? Перезапуск отношений, так сказать: ты рискнёшь довериться хотя бы кому-то из нас и не станешь бесконечно задирать нос, будто мы все ничтожны и не заслуживаем твоего внимания, а окружающие взглянут на Квинтилию Перим по-новому и, возможно, примут её как свою - тут уж от тебя зависит. Точнее, я-то могу говорить только за самого себя, но не думаю, что все остальные тебя так уж сильно ненавидят, что не захотят дать тебе шанс, если ты об этом попросишь и покажешь свою готовность нормально взаимодействовать. Вот тебе и смысл на ближайший год: проверить, как всё могло бы быть в другой ситуации! Это всё равно что... всё равно что заглянуть в параллельную Вселенную, где события пошли немного иначе. Подумай об этом: может быть очень интересно! А цель всей жизни - это более глобальный вопрос, мы его потом решим. Может быть, что и все вместе. Если захочешь. Можем прямо завтра начать… - Освальд снова слегка улыбнулся.
-Если ты хочешь, чтобы я доверилась хотя бы кому-то из вас - покажите, что вы этого доверия заслуживаете, - негромко сказала Квинтилия, - Если вы хотите, чтобы я здесь осталась - первый шаг делать вам, потому что вам это нужно, а не мне. Включите меня хоть в какое-то командное дело, выслушайте и последуйте моему совету хоть раз, тогда я буду знать, что мое пребывание здесь будет иметь смысл.
- А тебе это совсем не нужно? - нахмурился молодой человек. - Прямо вот совсем-совсем? Чего же ты тогда так убиваешься, что тебе не дают почувствовать себя нужной! Не хочешь - не надо, но что-то мне подсказывает, что ты опять дуришь голову и мне, и самой себе. Хочешь быть частью команды - пожалуйста, лично я не против! Например, команде Джеза на регате очень нужен пилот. Он арендовал какой-то раритетный баджорский рейдер, а Рроу не очень хорошо с ним управляется. Справишься? Это будет очень важное дело, в которое половина проекта вовлечена и на которое многие очень надеются, включая глинна Толан. Не хочешь участия в регате - ладно, у нас ещё ведь будет катер медиков с Тенеком и его бригадой. Там тоже нужны люди, и это не будет даже выглядеть развлечением. Не хочешь и этого - ладно, завтра будет суд над Лайтманом. Не знаю, получится ли у нас что-то сказать, но вдруг кого-то из нас вызовут свидетелями? Разумеется, надо говорить правду, но эту самую правду можно очень по-разному преподнести. Я думал сегодня предложить всем заинтересованным собраться и подумать, на чём можно было бы сделать акцент. Хочешь - давай с нами, тем более, что ты с Артуром на планете пересекалась, и твои показания будут не менее ценными, чем показания Ракара, например. С поправкой на то, что ты всё же из Академии, а не из Тал Шиар, разумеется. Тебя не выпишут до утра, как нам сказали, но ты можешь быть на связи и участвовать в обсуждении на равных. Вот только "на равных" не подразумевает, что все будут тебе в рот смотреть и прыгать по первой твоей команде. Будешь права - с тобой согласятся, не будешь - не согласятся, всё просто. Например, я лично очень рад, что мы спасли Артура без той идеи, которую я предлагал на совещании, а то следом судили бы уже меня... В общем, во всяком общении нужны взаимность и равенство, иначе нет никакого смысла, а первый шаг тебе навстречу... считай, что я его только что сделал, теперь твоя очередь.
-Эта история может пойти двумя путями, - произнесла девушка, глядя мимо Освальда, - Кто-то обратится ко мне с конкретной просьбой или за советом - и тогда я останусь. Или никто не сделает ничего - и тогда я улечу. Вот так просто. Это мое последнее слово, поэтому уходи, иначе я позову сестру Эвен.
Землянин ещё раз вздохнул и поднялся с койки.
- А кто, по-твоему, меня сюда пустил, если не сестра Эвен? - хмыкнул он. - Кстати, тебя ещё хотела видеть М'Кота, говорила что-то про недоразумение, которое срочно надо решить. На твоём месте я бы не приводил клингонскую воительницу в дурное настроение и принял её, когда она придёт с тобой поговорить.
Кадет поднялся и направился к выходу, но потом остановился и очень серьёзно посмотрел на девушку.
- Да, вот ещё что, - серьёзным тоном проговорил он, - если тебя всё же заставят пересдавать экзамены - обращайся. К некоторым профессорам есть особый подход, зная который можно несколько облегчить себе жизнь: кому-то нравится, когда кадет стоит насмерть, кому-то - когда его работы цитируют, а кто-то задаёт всегда одни и те же дополнительные вопросы. Ты бы и сама об этом знала, если бы общалась с другими кадетами, и не понадобились бы тогда никакие стимуляторы. Да-да, я в курсе всего и, как видишь, не кидаюсь в тебя грязью. Хотелось бы, чтобы и ты смогла сделать то, о чем сама просишь, а не только требовала это от других. Хочешь бросить свою команду - очень жаль, но это твоё право. Ты только будь твёрдо уверена, что поступаешь правильно, иначе будешь об этом жалеть потом.

__________________________
Написано совместно с Освальдом
33  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 28 12 2016, 14:59:42
Продолжение:

Энн закусила нижнюю губу и с сочувствием посмотрела на Квинтилию.
- Хорошо, я не буду тебя расспрашивать, - заверила она трилла и положила руку ей на плечо: это должен был быть успокаивающий жест, но вышло как-то неловко, поэтому она быстро убрала руку. – Все совершают ошибки, а на Звездном Флоте свет клином не сошелся. Не знаю, что ты сделала, но это еще не конец света. Даже если ты уйдешь из Академии – это тоже не конец.
Энн говорила уверенно, не до конца осознавая, что убеждает не только Квинтилию, но и саму себя в правильности своих слов. Она покачала головой, отбрасывая невовремя нахлынувшие мысли и сомнения, и вновь посмотрела на Перим.
 – Не то, чтобы случилось… И это скорее хорошие новости… Но я улетаю завтра! – все-таки призналась Уильямс и быстро добавила: – Только никому не говори! Не то, чтобы я надеялась на шумные проводы, но лучше вообще никому не знать, когда и как я исчезну со станции. И… мне все же пришлось продать твою книгу, извини, - она опустила взгляд.
-Ничего, - в голосе Квинтилии послушались непривычные интонации сочувствия, - Я отдала тебе книгу именно для этого. И я тоже не люблю подобный шум вокруг своих личных дел. Люди начинают тебя жалеть, а это так унизительно! Но все-таки я думала, тебе захочется со всеми попрощаться. Почему ты не хочешь чтобы кто-то знал о твоем отлете?
Энн отрицательно покачала головой.
- Было бы преувеличением сказать, что я с кем-то особо сблизилась на этом проекте. Не вижу смысла в лицемерных прощаниях. Что они мне могут сказать? Я знаю позицию Звездного Флота по поводу всего случившегося. К тому же, так безопаснее, - она передернула плечами. – Чем меньше людей знает, тем меньше проблем у меня может возникнуть. А ты… ты тоже улетаешь уже завтра? Полетишь домой? А то я могла бы пригласить тебя присоединиться, - усмехнулась Энн. – Если вдруг ты успела соскучиться по Волану II. Там точно никому нет дела до твоих ошибок и проблем со Звездным Флотом.
-Нет, я еще не готова стать маки, - Квинтилия была шокирована предложением Энн, - Как ты могла такое подумать?! Но… что ты имеешь в виду под “более безопасно”? Я рассчитывала, после слушания тебе больше ничего не должно угрожать.
- Я пошутила! Наверняка у тебя есть занятия поинтереснее, – несколько натянуто рассмеялась Энн.
Частично это действительно было правдой: она и не думала, что Квинтилия согласится. Но все же почему-то предложила.
- Да, конечно, мне уже ничего не угрожает, - заверила ее Уильямс, но ее голос дрогнул. – Просто… У тебя когда-нибудь бывало такое чувство, что за тобой следят? Ходят по пятам? Наблюдают за каждым действием? – ее взгляд сконцентрировался на точке на полу.
Квинтилия тоже поежилась от слов Энн.
-У меня постоянно чувство, что я не достаточно хороша во всем, что я делаю, и все это видят и в любой момент разоблачат во мне самозванку. Но ты ведь не такое наблюдение окружающих имеешь в виду? Но кто мог бы… делать такое?
- Не совсем, - покачала головой Энн, переводя взгляд на Квинтилию. Раньше она бы и не подумала, что за ее образом отличницы и лучшей ученицы Академии могут скрываться такие страхи. Теперь же она даже не удивилась. – Может быть, это паранойя, но я уже вздрагиваю от каждого шага за спиной, а Кварк’с стал любимым местом, потому что там я никогда не остаюсь одна. Но это же бред, правда? Этот человек был на моем слушании, но не смог добиться того, чего хотел. Он проиграл! Почему он не может оставить меня в покое? – в голосе Энн проскользнули предательские высокие нотки, намекающие, что она близка к тому, чтобы сорваться.
-Какой человек? - не поняла Квинтилия и нахмурилась.
- Ты его не знаешь, он не из Академии, - отмахнулась Уильямс, а потом нерешительно добавила – очень тихо, точно их могли подслушивать. – Его зовут Гидеон Эпплби.
-Никогда не слышала этого имени, - покачала головой Квинтилия, - Чего он может от тебя хотеть?
- Представитель Бюро индустриализации, как он сам представился, - хмыкнула Энн. – А по мне так больше похож на агента разведки Федерации! Он был с самого начала на всех моих слушаниях вместе с Планксом и Толан, задавал неудобные вопросы и все интересовался моими контактами на Волане II. А также нашими ресурсами, вооружением и всем прочим, что вообще никого не касается, - она вновь передернула плечами и потом совсем тихо продолжила: – Он – одна из основных причин, почему я ушла из Академии. Я могла бы попросить у Планкса академический отпуск или придумать что-нибудь еще и вернуться через год, но тогда у таких людей, как этот Эпплби, была бы власть надо мной. Он звучал так, словно… словно был готов получить свое любой ценой, - голос Энн вновь дрогнул. – Но теперь я не являюсь кадетом Академии! Я гражданка Волана II, а не Объединенной Федерации Планет. Я сама не понимаю, что ему от меня нужно!
-Но это же просто невозможно! Мы же Федерация, мы не такие! - воскликнула Квинтилия, но затем посмотрела на выражение лица Энн и продолжила тише, - Допустим, я решу тебе поверить… только допустим. Что ты имеешь в виду под “любой ценой”? Слушание же окончено, обвинения должны быть сняты, они не имеют права следить за тобой, или дополнительно допрашивать, если только… - Квинтилия круглыми глазами смотрела на Энн.
- Да-да, в Федерации такого не бывает, а все жители Демилитаризованной зоны – маки и террористы, - усмехнулась Энн. – Только в этом мире оказалось чуть больше красок, чем черная и белая. С меня сняты обвинения, но этот Эпплби не добился того, чего хотел – получить тактическую информацию о происходящем на Волане II. Вчера, когда слушание закончилось, он выглядел очень недовольным и разозленным и сказал, что это еще не конец. Я не знаю, что это может значить, - девушка опустила голову и поежилась. – Но уже завтра вечером меня здесь не будет, и он не сможет мне ничего делать. С другой стороны, у него есть сутки, чтобы предпринять что-то, что вы в Федерации не делаете.
-И ты думаешь, что он знает, где ты работаешь и ходишь по станции? Даже где живешь?
- Это не такой уж секрет – все знают, что я работаю в Кварк’c, но там всегда так много людей, что я чувствую себя в относительной безопасности. А… черт, - Энн замолчала на полуслове и встретилась взглядом с Квинтилией. – Я видела его на Стыковочном кольце, около твоей каюты, когда забирала книгу. Он действительно за мной следит, мне не кажется!
-Может быть, не так уж и плохо, что он пытается знать, где ты находишься в каждый момент… - задумчиво произнесла Квинтилия, потом оглянулась по сторонам  и неожиданно наклонилась совсем близко к Энн и что-то зашептала ей на ухо, - Разумеется, только теоретически. Если я выбираю тебе верить.
Энн хотела сказать что-то вроде «А у тебя есть причины мне не верить?» или «Зачем мне тебя обманывать!», но все эти мысли тут же выветрились из головы, стоило ей услышать и осознать сказанное Перим.
- Это возможно. Я подозревала что-то подобное, - медленно проговорила Энн, а затем решительно добавила: –Только у него ничего не получится! Не на ту напал!
-Нет, если я попробую тебе помочь, - решительно ответила Квинтилия, - Только организовать это будет не так легко. И теперь у меня появилась причина остаться на станции. Мне нужно будет поговорить с глинном Толан и вообще… - она задумалась, а потом резко сменила тему, - Скажи, тебе на работе обязательно носить это платье? Оно такое… открытое. Ты не можешь сменить его на какой-нибудь комбинезон? Я видела, что носят другие дабо-девушки.
- Мне его выдали без каких-либо альтернатив, - пожала плечами Энн. – Тогда меня мало волновало, что я буду носить, лишь бы получить работу, а сейчас – и того меньше, лишь бы отсюда убраться. К тому же, больше у меня все равно ничего нет… Но подожди, это же совсем не важно! Ты правда хочешь мне помочь? Ты понимаешь, что это может опасно? – она развернулась всем корпусом к триллу. – У тебя и так уже проблемы, и я не хочу, чтобы их стало еще больше из-за меня.
-Меня это больше не слишком волнует, - безразлично пожала плечами Квинтилия, - Мне кажется, что больше проблем уже быть не может, а благодаря тебе у меня появится хоть какая-то новая цель. И я снова буду знать, что делать дальше, и смогу планировать, составлять списки необходимого… - девушка мечтательно прикрыла глаза, - Если мы хотим, чтобы моя идея удалась, нужно предусмотреть все, и поверь мне - одежда в данном случае важна. Попробуй найти что-то менее открытое, хорошо? И увидимся завтра.
- Все, как ты любишь, - рассмеялась Энн, почувствовав, как с плеч упала если не гора, то хотя бы несколько ощутимых валунов. По крайней мере, она уже не была одна. – И, раз я и так должна тебе деньги и спасение, - девушка принялась загибать пальцы и лукаво посмотрела на Квинтилию, - то  какой у тебя размер одежды?..
Квинтилия снова приблизилась к Энн. Теперь девушки сидели нос к носу друг к другу, будто смотрелись в зеркало. Обе среднего роста, спортивного телосложения, с темно-каштановыми волосами.
-Твой, - тихо сказала трилл, - Мой размер - это твой размер. Мы очень разные, но в чем-то мы очень похожи. Ты ведь понимаешь, что я имею в виду?..
Энн чуть заметно кивнула.

________________________
Написано совместно с Энн
34  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 28 12 2016, 14:58:44
29 августа 2384 г., после обеда
Лазарет


Теперь, когда Энн получила право на обеденный перерыв, она поняла, что совершенно не хочет есть. Новости о том, что уже завтра она улетит со станции, могли слегка выбить ее из колеи, но не лишить аппетита. Значит, это было что-то другое – такое же неуловимое, как взгляд, шелест за спиной, шаги или тень в коридоре. Сейчас ей очень не хватало чего-нибудь для придания уверенности: например, фазера.
Воспользовавшись перерывом, Энн покинула Кварк’c и вышла на Променад, где всегда бурлила жизнь, а, значит, Энн не была одна. Она сама не заметила, как оказалась на пороге лазарета – уже второй раз за день, хотя обычно девушка не жаловалась на здоровье и избегала подобных мест.
- Привет, Перим еще не выписали? – обратилась она к дежурившей медсестре.
Медсестра-баджорка с похожей на корону прической из кос скептически оглядела Энн и ее наряд с ног до головы и начала говорить о том, что пациентке нужен отдых и как-то многовато посетителей сегодня, но услышав фамилию Энн, внезапно сменила гнев на милость. Наверное, Квинтилия специально позаботилась об этом исключении.
Энн усмехнулась: по крайней мере, Квинтилия тут не скучает. А вот то, что ее до сих пор не выписали, как-то настораживало. Поблагодарив медсестру, Энн быстро проскользнула внутрь, пока та снова не передумала. Уже у двери палаты Перим девушка подумала, что на сей раз пришла не только без гостинца или сувенира, но и без какой-либо цели. Дверь разъехалась, и Энн прошла внутрь. С прошлого визита в них обеих что-то изменилось, и в то же время все осталось так же: палата, кровать, пижама Квинтилии; дурацкое платье в блестках и яркий макияж у Энн. Но если в прошлый раз Уильямс, хоть и валилась с ног от усталости, пребывала в радостном возбуждении, то сейчас она выглядела задумчивой и немного дерганной.
-Честно говоря, я уже начала уставать от ваших попыток меня накормить… - начала Квинтилия, но затем увидела, кто вошел, - Энн? - трилл была удивлена, она смотрела на сложное выражение лица землянки и пыталась разгадать все его линии, - Почему ты снова здесь? Что-то... случилось?
- Значит, я правильно сделала, что не принесла еду, - отшутилась Энн, проходя в палату и снова усаживаясь на край кровати. – Кстати, выглядишь уже лучше! Долго тебя тут еще будут держать?
Квинтилия и правда выглядела лучше, чем ранним утром, когда Энн навестила ее первый раз. По крайней мере, она не выглядела больной. Только очень невеселой, но ведь это же не болезнь?
-  Случилось… - эхом повторила Уильямс и нахмурилась. – Ты уже знаешь про шоу, которое твои коллеги устроили на Променаде? Но вообще я просто пришла узнать, как твои дела. Этот твой Авем ведь в итоге не ругался, что ты лежишь в лазарете – я была права?
-Как я ненавижу, когда люди валят все темы в одну кучу, - проворчала Квинтилия в сторону, не обращаясь напрямую к Энн, - Почему бы не обсудить сначала одно, потом перейти к другому? А так - назадают вопросов и не знаешь, на какой отвечать в первую очередь. А еще потом ведь обижаются, что часть их реплики игнорируют…
Такая ворчливая и недовольная Квинтилия была куда больше похожа на обычную себя. Вздохнув, она посмотрела прямо на Энн.
-Какое шоу на Променаде?
Энн наигранно возвела глаза к потолку в ответ на ворчание Квинтилии.
- Мне сказали, что у тебя были гости - неужели ничего не рассказали? В общем, кадеты устроили пикет в поддержку Лайтмана, разыграли кукольное представление про то, какой плохой Корам и какой молодец Артур, и едва не спровоцировали толпу на избиение Корама. К счастью, обошлось. И еще коммандер Мори объявила, что Лайтмана все же не выдадут кардассам, - коротко пересказала Энн все, что сама видела и что слышала потом в Кварк'с.
На бледном лице Квинтилии появилась тень улыбки.
-Я рада за Артура. Он… не такой противный, как все остальные, и иногда ему тоже тяжело общаться с людьми. Значит, они скооперировались ради него и даже устроили целое кукольное представление? Такие вещи требуют планирования, и тренировки, и… И они не позвали меня, - намек на улыбку сошел с лица Квинтилии, - Я даже не знала, что они что-то планируют. Хотя я поддерживала Артура с самого начала - немного, но как могла, и тогда, на площади, и в разговоре с адмиралом Нечаевой… Наверное, я навсегда останусь аутсайдером. Знаешь, я решила улететь со станции, и это одна из причин.
- Подумаешь, меня они тоже не позвали и в мою честь никаких спектаклей не делали, - фыркнула Энн. - Это же еще не повод, чтобы... Подожди, в смысле - улететь? А как же проект?
Энн с неподдельным изумлением посмотрела на Квинтилию.
Квинтилия пожала плечами.
-Мне здесь нет места, и если все узнают, что я сделала, моя жизнь станет невыносимой. Думаешь, проект настолько важный, чтобы это терпеть?
- Ты нашла, у кого спросить... - Энн выглядела настолько сбитой с толку, что даже забыла, зачем пришла. - Я вчера ушла и из Академии, и из проекта, но у меня есть уважительная причина. Точнее, в Звездном Флоте считают, что я стану террористкой и едва ли считают это уважительной причиной, но на самом деле есть дела поважнее учебы и даже будущей карьеры. Но ты же... Ты же Квинтилия Перим, лучшая ученица и надежда Академии - и это я сейчас даже не издеваюсь, - Энн слегка улыбнулась. - Что же ты такое сделала, что это вдруг перестало быть важным?
-Я… - Квинтилия отвела взгляд, - Я не оправдала надежд и всех разочаровала. Поэтому у меня никогда не будет блестящей карьеры, а на меньшее я не согласна. Мне нужно или все, или ничего. Что же может быть важнее учебы и карьеры?
- Из-за того, что попала в лазарет? Да хватит уже себя накручивать, не убьют тебя за то, что ты пропустила один день на службе или в проекте! – воскликнула Энн и тут же посерьезнела: - Карьера – это очень важно. Я ведь тебе правду говорила, когда рассказывала, что хочу – хотела – дослужиться до капитанского звания. Но когда твои близкие в опасности, когда с твоим домом происходит что-то совсем неправильное, все это так быстро перестает что-либо значить… Но ведь это не твоя ситуация, тебя как раз и ждет светлое звезднофлотское будущее. Потому что если не тебя – то кого? По крайней мере, если ты сама этого хочешь. Я за последние дни несколько разочаровалась в Звездном Флоте и Федерации, - по ее лицу опять пробежала тень, вызванная воспоминаниями о недавнем слушании. И холодном, пристальном взгляде мистера Эпплби, который она не могла забыть.
-Я… - Квинтилия выглядела сильно смущенной, - Я сделала кое-что плохое. Очень плохое. Но я не хочу об этом рассказывать, не хочу, чтобы о деталях кто-то знал. Просто поверь, что в Звездном Флоте меня больше ничего не ждет. Я… я испортила свою жизнь, - она почувствовала, что у глазах и в носу у нее закололо от подступающих слез, и на всякий случай подняла лицо к потолку, - Давай не будем об этом. Поговорим о чем-нибудь другом. Кажется, ты сказала, что у тебя что-то случилось?

_______________
Написано совместно с Энн
Продолжение следует...
35  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 23 12 2016, 11:19:55
Продолжение:

-Мне очень жаль, - тихо произнесла Квинтилия, - Я не хотела, чтобы с вами произошло подобное несчастье. Пожалуйста, не нужно винить меня за это. С меня достаточно и того, что глинн Толан винит меня в происшествии в моей каюте, хотя это было ваше решение, и я как раз пыталась вас остановить.
- О… это не несчастье, - улыбнулся ромуланец, - это прекрасное чувство. И я буду счастлив, если у вас все будет хорошо. И у вас все будет, и служба во флоте, и симбионт. Если вы только поверите в себя и свои силы заново, и начнете эту новую настоящую, нелегкую по сути жизнь. Потому что ничего не бывает легко, не бывает отсутствия стрессов на службе, нигде и никогда не бывает спокойной жизни. И стимуляторы – не выход.  Я буду рядом, если вы захотите. Я помогу начать заново и научить вас, как со всем этим справляться. Только позовите меня. А теперь мне правда пора.
-Да неужели? - скривилась трилл, - Все расписывают мне прелести нелегкой честной жизни, как будто я не представляю, что это такое, и все получала легко. Как будто я лентяйка, которая искала хитрый обходной путь, лишь бы ничего не делать. Но я работала! До травм в спорте и до изнеможения в Академии. Я принимала стимуляторы не для того, чтобы мои желания волшебным образом сбывались, а чтобы иметь возможность работать больше! Я хотела работать больше других! А затем приходят такие, как вы или Тенек, кому все доставалось легко, и пытаются меня учить! Вы понятия не имеете, что такое сложности, стресс, боль и пот.
Ракар опустил глаза, а потом снова сел на стул возле Квинтилии.
- Ничего не знаю насчет Тенека, - сказал ромуланец, - а если взять меня – знаете, на Ромуле в тренировочных программах нет никаких протоколов безопасности. А еще – все условия всегда реальны. И тебя бьют, ты падаешь, тебя снова бьют, уже лежачего, и ты должен встать, назло и вопреки всему. Ты встаешь, а тебя снова валят. И если ты не встал на очередном этапе – то ты отчислен. Так меня учили боевых искусствам. И был момент, когда я не хотел вставать, я не мог, мне было больно, моя кровь была на полу подо мной, на лице, застила глаза. И я почти отчаялся. Но я разозлился на тренера, встал и набросился на него, преодолев все. И в этот момент – все прекратилось. Так я сдал первый тест на этом предмете. Там меня научили не сдаваться. А еще – за некоторые провинности у нас отправляют в реманские шахты на какое-то время. Я не был там так виновный, но я был там с целью некоторого воспитательного момента.  Там не бывает лидеров, но есть негласное правило – поднимать упавшего. Я много видел, в том числе сломленных ромуланцев, я видел тех, кто сумел восстановиться после отчаяния. Я видел боль и кровь, - и тут Ракар остановил себя, не продолжив. О том, что он видел смерть, говорить не следовало.
- И все же, ты права, я действительно не так много видел, как положено, я еще молод слишком, чтобы судить о многих вещах, но все равно – я хочу пройти с тобой вместе, чтобы вернуть тебя к уверенности в себе. И еще я точно знаю одно, - Ракар протянул Квинтилии свою ладонь, - вот это простое чувство тепла и поддержки. Осознание того, что ты не один, что рядом есть друг. Не бойтесь, возьмите мою руку, я умею быть мягким и теплым. И добрым. Не бойтесь. Пожалуйста. Я не причиню никакого вреда, ничего из того, что ты не захочешь. Но попробуйте, вдруг это то, что будет нужно.
В этот раз Квинтилия взяла протянутую ладонь и несильно ее сжала.
-Сегодня вы не первый, о ком я узнала что-то важное, что-то, с чем я могу ассоциировать себя и то, что я пережила. Но хоть вы и не первый, это то, что мне действительно было нужно. Я все еще собираюсь улететь на Бетазед, но я ценю этот момент, который мы сейчас разделили. Как и то сотрудничество, которое у нас было на Волане II.
У Ракара почти перехватило дыхание. Он вложил в это прикосновение всю свою нежность. Он не мог и не хотел прерывать этого момента, который с большой вероятностью мог быть последним.
- Вдруг вы все же передумаете, - грустно улыбнулся он девушке, - Бетазед – не единственный способ помочь вам, на самом деле. Но в любом случае, я буду уважать ваше решение, какое бы оно ни было.
Ромуланец еще раз нежно сжал ее руку, отпустил и поднялся.
- Я буду ждать вашего вызова, если захотите поговорить еще, вечером. А если – нет, я пойму. Спасибо вам, милая девушка, за то, что вы есть на этом свете. А теперь точно пора. Ах да! – ромуланец оглянулся на столик, подошел к пакету и вытащил из него небольшую бутылку с желтым содержимым, - здесь апельсиновый сок. Это, кажется, земной фрукт.
-На Бетазеде есть врачи, психологи, физио- и трудо-терапия, - грустно покачала головой Квинтилия, - А еще мне предоставят куратора, который будет следить за моим прогрессом, и группу, в которой я смогу обсуждать свои проблемы с другими пациентами. На станции ничего такого нет. И даже если есть, никто не захочет организовывать программу только для одной меня.
- Хм… - Ракар задумался, - это же для наркоманов. Но вы не такая. Врачи и психолог есть и здесь. А еще, здесь есть группа, и с некоторыми можно обсудить свои проблемы. Со мной тоже. А еще, - Ракар снова опустил голову, - я написал голограмму для голокомплекса – мой дом на Ромуле на рассвете, когда видны обе луны, Пирек и Элвронг, в противофазе. Вам может понравиться, это очень красивое место. Я хотел показать это всем желающим. До этого момента ни один не ромуланец его не видел. И презентация Андории вчера была отличной, особенно конец. Ваша новая соседка ее показывала. Вы ведь всего этого не увидите, если улетите.
-Я была на настоящей Андории, - заметила Квинтилия, - Я путешествовала на многие основные планеты Федерации, но вы не могли этого знать. Вы просто не знаете, какая я. Чтобы действительно узнать человека, нужно провести с ним время, на узнавание и доверие иногда уходят годы, потому что в людях нет переключателей “начать доверять”, “теперь мы друзья” или “влюбленность”, на которые мы могли бы нажимать, когда нам захочется. Мне кажется, вы выдумали себе некий образ милой девушки со множеством достоинств, но не думаю, что я когда-либо смогу ему соответствовать. И я не вижу, ради чего мне оставаться на станции.
- Я помню, вы говорили утром, - сказал ромуланец, глядя на Квинтилию, - и нет никого без недостатков. Чтобы узнать друг друга – нужно начать, и тогда пойдет тот самый отсчет того долгого времени, и лет. А если не начинать – то и отсчет не начнется. А… я полюбил не ваши достоинства, а вас саму.
Ракар посмотрел на дверь палаты, стараясь понять, не принесет ли кого-то нелегкая и снова перевел взгляд на девушку.
- Разве не будет больше шансов получить симбионта, если вы справитесь со всем здесь, во время проекта? Или … чего вы хотите в жизни, чего именно? О чем вы мечтаете по настоящему?
-Я читала статистику, я знаю критерии, - трилл опустила голову, - Комиссия по Симбиозу никогда не одобрит кандидата с таким пятном на прошлом. Эта дверь для меня закрыта, и я не хочу трудиться ради чего-то, что статистически маловероятно. Я должна отпустить это. Но чего еще можно хотеть - я не знаю. Поэтому мне нужно время. И тишина. А на станции меня ничего не держит.
- И может быть, еще шум морского прибоя? На террасе, на рассвете, под двумя лунами. Там тихо и никого нет. У меня есть такое. Там можно забыть о времени. И там можно спать. Я дам вам кристалл данных, и закажу голокомнату.  И может быть вас отпустят отсюда на ночь. Если вы захотите. А потом примите свое окончательное решение?
-Я приняла мое решение, - снова пожала плечами девушка, - А вы теперь действительно опаздываете на презентацию.
Еще пару последних мгновений Ракар смотрел на Квинтилию, стараясь запомнить все. Она уже рассуждала здраво, она была спокойна и принимала то, что с ней случилось. Возможно, на Бетазеде действительно ей помогут. И было тогда слишком неправильно отговаривать ее, ведь ее на самом деле здесь ничего не держит. И он был для нее только временный случайный попутчик, но она ценила некоторые моменты, и это ромуланец запомнит навсегда. Как и ее саму, ту, которую он встретил и потерял. Может быть, он больше никогда ее не увидит, но на самом деле было важно только то, что будет с ней.
- Хорошо, - сказал Ракар, - тогда я желаю вам найти свой путь, настоящий.
Он поклонился кивком головы и вышел.

_____________________________
Написано совместно с Ракаром
36  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 15 12 2016, 14:46:18
Продолжение:

-Я думаю… - медленно начала юная трилл, нахмурив лоб, - что и вы, и госпожа Толан кое-чего не понимаете. Наверное, поэтому она дала мне так мало времени на раздумья, потому что ей кажется, что мой ответ на ее вопрос “чего я хочу” так очевиден, что больше времени не нужно. Вы предполагаете, что я захочу вернуться и буду работать над этим. Но в этом-то и основная проблема - я не уверена, что хочу оставаться в проекте, ходить на занятия, оставаться в группе и даже на станции. Для меня в этом больше нет смысла, а тогда зачем? Но решить, что другое я хочу делать со своей жизнью, я за одну ночь не могу. Чтобы ответить на этот вопрос, люди бросают все и отправляются в путешествия через несколько планет, или медитируют месяцами в отдаленных горных хижинах… - девушка подняла глаза к потолку, - Глинн Толан же дала мне меньше суток. Это жестоко с ее стороны.
Утара чуть заметно вздохнула. Юношеский максимализм был ей хорошо знаком. Когда-то и она считала, что искать себя невозможно в повседневной обстановке, что в самом лёгком случае нужно непременно бежать сквозь дождь и ветер, а в самом тяжёлом нужно… ну, хотя бы действительно медитировать в отдалённой горной хижине. Год. Или даже целых три.
– Знаете, – сказала болианка, – тут есть некоторая опасность. А вдруг вы бросите всё, уедете, а потом, через год, обнаружите, что по-настоящему хотели остаться в проекте. Это было бы очень грустно, ведь вернуть прошлое будет невозможно. Уйти вы успеете в любой момент, а вот вернуться после ухода уже не сможете.
-Вы предлагаете мне тратить время на то, что я считаю бессмысленным, просто на всякий случай? - Квинтилия нахмурилась еще больше, - Тогда почему именно проект? Почему бы мне с такой же мотивацией не начать учиться играть на арфе? Я не уверена, что мне это надо, но вдруг это то, что я всегда хотела, просто не знала об этом? И таких вещей огромное количество… Так как решить и выбрать?
– Но вы же зачем-то пришли именно сюда, – напомнила ей Утара. – Значит, у вас была цель, была уверенность в том, что это вам нужно. Почему же теперь вы думаете, что всё бессмысленно?
-Да, - с горечью ответила Квинтилия, - цель была: служить на флагманском корабле - на "Энтерпрайзе", а также быть отобранной для соединения с симбионтом, и программа "Альфа", куда попадают только самые лучшие из будущих офицеров Звездного флота,  была одной из ступеней к ее достижению. Всю свою жизнь я шла к одной цели, я много работала, даже если и искала дополнительную помощь при помощи стимуляторов, и жила с постоянными самоограничениями. Я думала, это будет стоить того, когда я всего достигну. Но теперь моя цель больше не осуществима, ее больше нет, и проект мне больше не нужен. Я думала, что когда приду к этому моменту, почувствую себя свободной, но теперь я чувствую себя… пустой и бессмысленной.
Она провела рукой по одеялу, нащупала падд, который ей дал Тенек, и показала его болианке.
-Все пугают меня последствиями принятых мной лекарств. Но иногда я думаю… что было бы лучше… если бы все это оказалось правдой и меня бы больше просто не было.
Утара покачала головой и тихо произнесла:

«Пока дыхание ещё не отошло,
Пока удары сердца мерят время,
И разум мой горит, я всё ещё
Грядущей жизни взращиваю семя.
Поступком каждым строю жизнь, как храм,
В котором меньше зла и больше света,
В котором без меня погибнет где-то,
Неведомый, которому подам
Я – выживший – спасительную руку,
Я – выживший – спасительный ответ,
Прикрою спину, обличу навет
И отведу тем самым смерть и муку».
 
В наступившей тишине болианка негромко перевела дыхание, помолчала, затем произнесла:
– Ваша жизнь имела бы смысл и ценность, даже если бы то, что вы сейчас сказали, было правдой, и вы потеряли бы все шансы осуществить обе свои мечты. Вы сделали их очень слабыми, да, но не утратили их окончательно. Я сейчас могла бы сказать вам ещё много слов о том, как не надо сдаваться, но вместо этого я просто напомню вам о девушке, с которой случилось ещё большее несчастье, чем с вами – об энсине Сито… вы ведь наверняка знаете о ней не хуже меня! Подумайте: она оказалась одной из виновных в смерти товарища. Страшный груз на душе! А что тут можно сказать о надеждах? – Утара снова ненадолго замолчала. – И всё-таки её имя – одно из самых славных в списке команды флагманского корабля «Энтерпрайз». Может быть, однажды там появится и ваше?
Квинтилия упрямо покачала головой.
-Я читала все отчеты “Энтерпрайза”, доступные для моего уровня секретности. Я помню про энсина Сито - ее послали на некое секретное задание, подробная информация о котором не доступна широкой публике и даже ее друзьям, и она не вернулась. Предполагается, что она погибла. Вот почему все о ней помнят: о мертвых - или хорошо, или никак. И что касается смерти ее товарища… Ее оправдали. Если уж проводить параллели ко мне, то тут уместнее вспомнить судьбу энсина Локарно. Он был виноват в том инциденте, так же как и я - в своем. Но что мы о нем знаем в дальнейшем? Ничего. И это то, что произойдет и со мной - ничего. Я так и останусь - ничем. А какой тогда смысл? Впрочем, я не жду от вас ответа… - трилл отвернулась и стала смотреть в стену, - Пожалуйста, позовите Тенека.
– А вам не приходило в голову, что энсин Сито должна была достойно показать себя не посмертно, а гораздо раньше, чтобы ей поручили такое опасное и секретное дело? – спросила Утара, поднимаясь, впрочем, это был риторический вопрос. – А с энсином Локарно вам сравнивать себя не стоит – вы никого не убили, в конце концов.
-В то время на кораблях Звездного Флота еще было мало баджорцев, - пожала плечами Квинтилия, как будто это было само собой разумеющимся, - Возможно, в тот момент на “Энтерпрайзе” она была единственной, иначе я не вижу, почему нечто важное нужно было поручать кому-то настолько неопытному и запятнавшему себя ранее. Но мы никогда не узнаем, о чем думал капитан Пикард, не так ли? Возможно, моя наиболее вероятная надежда - когда-нибудь оказаться единственным триллом на корабле, везущем симбионта, срочно нуждающегося в носителе. Но вероятность этого ничтожно мала, так что… А вероятность, что меня простят за то, что я оступилась, и вовсе микроскопическая. Так что я не вижу, какой смысл работать и прикладывать силы ради того, что скорее всего никогда не произойдет.
– Деточка, – в растерянном изумлении сказала Утара, – как же вы будете жить, если так смотрите на вещи? Если вы готовы бросить дело при первой серьёзной неудаче, смена цели и призвания вам не поможет – с таким подходом вы бросите новое дело так же, как бросили прежнее!
-Это простая математика, - устало пояснила Квинтилия, - Ты задаешь необходимый результат, потом рассчитываешь вероятности развития событий и не берешься за то, что безнадежно. 
– Простая математика и теория вероятностей были против многих научных открытий, смелых предприятий и волевых решений людей. И всё же открытия состоялись, люди возвращались живыми с безнадёжных заданий и становились теми, кем хотели стать, несмотря на ошибки, а порой даже несмотря на фатальные травмы. Я не была лично знакома с энсином Сито, но мне случалось работать с людьми, которые вернулись живыми с заданий, с которых обычно не возвращаются. Так вот я могу вам сказать, как очевидец: на такие задания не посылают по принципу «больше было некого», в таких случаях лучше не послать никого, чем послать ненадёжного человека.

________________
Написано совместно с Утарой
37  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 08 12 2016, 16:52:18
Продолжение:

-Вы?! - Перим выглядела по-настоящему удивленной.
- Почему бы и нет? – кардассианка пожала плечами. – После войны в меня вкалывали столько обезболивающих, что хватило бы на целый флот. Через год или два боль прошла, а таблетки остались, а вместе с ними - чувство спокойствия, безмятежность и полное отсутствие эмоций… Мне казалось, что я могла бы так прожить всю жизнь. А потом в какой-то момент меня почти поймали, как и вас, и встал вопрос о моей службе в Кардассианском флоте и работе в Военной Академии. Тогда я могла потерять все, и я выбрала сложный и неприятный путь, хотя могла оставаться в своем блаженном вакууме всю жизнь.
-Что же вы сделали?
- Приняла волевое решение и отказалась от лекарств, - равнодушно произнесла Толан. – Я не могла позволить руководству кафедры узнать о моей… привычке. Одна коллега была близка, чтобы узнать правду, и пригрозила, что мой секрет раскроется. Я не буду обманывать и говорить, что это было легко и приятно, и что мне не хотелось вернуться назад, но я знала, что если захочу, то смогу пройти через это.
-И все-таки это не то же самое… - пробормотала трилл, ее руки на коленях разжались, одна ладонь упала на одеяло, - Вы не знаете, что такое постоянно быть хуже всех, постоянно всех разочаровывать, быть не такой умной, как все, соображать не так быстро, быть не достаточно хорошей… У меня ведь была совсем другая жизнь до всего этого, до Академии. Я слишком поздно решила поступать, у меня было мало времени на подготовку, а когда я все-таки поступила… В Академии оказалось сложно, сложнее, чем я думала… - Квинтилия жалобно шмыгнула носом, - В спорте, если у тебя не получается какой-то элемент, ты отрабатываешь его снова и снова, через пот, кровь, синяки, разбитые пальцы, мозоли. Я пыталась, правда пыталась, делать с учебой так же - тогда я начала зубрить. Все вокруг дружили, встречались, ходили на вечеринки… по-настоящему жили. Я так им завидовала! То, что они запоминали и осознавали, просто посещая лекции, мне приходилось заучивать, просто чтобы быть на одном уровне с ними. Потому что я просто хуже них, хуже на целую ступень, и это нужно было как-то компенсировать. К моменту второй сессии перед одним экзаменом я была такой усталой и так нервничала, что… нашла другой способ… и он сработал…
- Да, здесь мне вас не понять: я никогда не стремилась быть лучшей. Но и вы преувеличиваете: если бы вы были хуже всех, вы бы не поступили в Академию. Я видела вступительные экзамены, и уровень абитуриентов Академии Звездного Флота можно сравнить с уровнем наших абитуриентов, а кардассианское образование я считаю самым сильным в квадранте. Нет, мисс Перим, вы не были хуже всех и едва ли вы всех разочаровывали. Но вы захотели быть не просто одной из многих, а самой лучшей, лучше всех тех, кто тратил время на развлечения и свидания, и вы нашли удобный способ. Только вот это все - неправда, обман. Теперь это знают и другие, в том числе ваши коллеги. Коммандер Планкс подозревал, что вы начали принимать стимуляторы еще в Академии и долгое время обманывали ваших преподавателей. Но вы же понимаете, что таблетки не делали вас умнее? Они помогали вам концентрироваться, тратить меньше времени на сон, повышали работоспособность – но не влияли на имеющиеся у вас умственные способности. Без них бы вы, может быть, находились в середине рейтинга и не попали в проект, а затем бы вас распределили не на флагманский корабль, а на станцию вроде этой или небольшое исследовательское судно… Звучит не так перспективно? А ведь большинство ваших коллег об этом мечтает. А если сравнить с тем, что теперь вас может ждать после раскрытия вашей маленькой тайны, то лучше быть в середине, чем вылететь из Академии за обман и жульничество на экзаменах. И никто теперь не будет вас жалеть и входить в ваше положение. Так что нет, ваш способ не сработал, он загнал вас в яму, из которой вы теперь должны выбраться. Если бы это не случилось сейчас, скорее всего случилось бы позже – через год или пять лет – но случилось бы. Но коммандер Планкс рассматривает и другие варианты: например, вы можете пересдать все экзамены, начиная со второй сессии, под строгим медицинским наблюдением… Как думаете, это будет честно?
-Я не могла быть в середине, не могла быть посредственностью, - палец Перим начал выписывать круги по одеялу, - Чтобы поступить в Академию, мне пришлось полностью изменить свою жизнь и от многого отказаться. Были люди, которые рассчитывали на меня, они были моей командой и, может быть, даже семьей, но я выбрала их бросить в сложной ситуации, я предала их… И если бы я не смогла добиться успеха, это все было бы зря. Поэтому я не могла, просто не могла провалиться и быть не идеальной…
Толан обвела долгим взглядом сидящую перед ней девушку и покачала головой:
- Вы хотели стать лучшей, вы не смогли, и вы решили найти обходной способ. Своими амбициями вы оправдываете нарушение порядка, мошенничество на экзаменах и обман доверия тех, кто в вас верил – ваших преподавателей, экзаменаторов, однокурсников, коллег по проекту, меня. Но теперь вы уже провалились, и вас увидели такой, какая вы есть на самом деле, и я бы не стала использовать тут слово «идеальная». Я вижу перед собой не самую глупую девушку, которая многого могла бы добиться своими силами, но ее честолюбие взяло верх, и она выбрала неправильный путь. Теперь она должна ответить за свои действия и решить, что же она будет делать дальше, - Толан сложила руки в замок и выжидательно посмотрела на Квинтилию.
-Я не знаю, что мне делать… мэм… - прошептала Перим, - Наверное, будет лучше, если меня правда отчислят.
- Вы готовы так просто сдаться? – Толан звучала удивленно и разочарованно. – То есть, все ваши мечты и стремления ничего не стоят, и вы готовы от всего отказаться, встретившись с проблемой? Созданной вашими же руками проблемой, мисс Перим! Даже лейтенант-коммандер Планкс еще не уверен, что отчисление станет правильным решением, и раздумывает над вторым шансом для вас, а вы уже хотите все бросить только потому, что стало слишком трудно… Это не похоже на ту Квинтилию Перим, которую я знала до этого: неужели ваша воля к победе была такой же искусственной, как и ваши отметки? Что ж, я хотела спросить, что вы думаете о своем дальнейшем участии в проекте, но, очевидно, вы не заинтересованы прилагать хоть малейшие усилия, чтобы что-то сделать для своего будущего.
-У меня нет будущего. Я не справлюсь с экзаменами. Я никогда не получу симбионта. Все меня ненавидят. Мне лучше просто исчезнуть, - глухо ответила Перим.
- Мисс Перим, - мягко – как могла - проговорила кардассианка. – Я ничего не знаю о симбионтах и почти ничего – о ваших экзаменах. Я знаю только, что в вас есть потенциал, и что вы можете его использовать и добиться того, чего хотите. Но для этого вы должны быть сильной, ответить за свои ошибки и быть готовой начать все заново. И это будет ваше решение – сдаться или идти дальше. Я не буду вас уговаривать бороться, и мистер Планкс не будет, вы – уже взрослая девушка, и вы сами несете ответственность за свое будущее. Ваш преподаватель говорил о реабилитации, и сейчас я вижу, что это – хорошее решение, чтобы вы могли подумать, проанализировать все произошедшее, побеседовать с советниками и психологами и определиться, что делать со своей жизнью.
Трилл ничего не ответила.

______________________
написано совместно с Иламой
Продолжение следует...
38  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 11 11 2016, 09:43:42
Продолжение:

Ракар отпустил ее плечи и отвел взгляд, чуть развернувшись, чтобы сидеть прямо. Потом он взял ее холодную ладонь в свою, и накрыл второй рукой. Его руки были мягкими и теплыми. Пару секунд он молчал.
- Не буду заставлять. Не бойся. Я никогда не причиню тебе никакого вреда. И я тебя никогда не преследовал, я просто испугался за твою жизнь, когда увидел, что ты не совсем здорова. И еще – ты мне нужна, поэтому пытался общаться с тобой.
Она считала себя чудовищем, виновной, ничем.
- Всякое бывает, Квинтилия, - сказал Ракар после еще пары секунд тишины, - но прямо сейчас тебе нужно только одно – понять, что со стимуляторами и наркотиками – у тебя не будет будущего. Скоро к тебе придет твое начальство, и твое будущее будет зависеть только от тебя. Нельзя построить свою жизнь на лжи, рано или поздно – это будет иметь очень плохие последствия. Нужно признать ошибку и не повторять ее. И еще – тебе надо поесть, чтобы восстановить силы.
Он повернул к ней голову и снова посмотрел на нее.
- Ты слишком долго не ела и не спала. Хочешь, я попрошу принести тебе еды?
 Квинтилия посмотрела на лежащий возле кровати бумажный пакет, который принесла Энн.
-Я не хочу есть, - тихо проговорила трилл.
Ракар проследил за ее взглядом. Пакет, что там стоял, был похож на тот, который держала в руках Энн утром. Видимо он был с едой.
- Это еще одно последствие тех таблеток, влияющих на мозг. Наверное они стопят обменные процессы организма, максимально стимулируя только нервные процессы. Вас же учили в Академии физиологии и прочей биологии? Не может организм функционировать без топлива. Ему приходит конец от этого. А отключенные в мозгу рецепторы голода – лишают организм самосохранения. И даже если бы нервная система выдержала максимальное перенапряжение – организм погиб бы от истощения. С какой стороны ни посмотри – итог один.
Квинтилия безразлично пожала плечами.
В левом виске у Ракара ощутимо пульсировала жилка. На Квинтилию навалилась апатия, с которой он пока не знал что делать. Но что-то должен был, даже если для этого пришлось бы перевернуть всю эту чертову реальность. Нужно было разбить эту стену и заставить ее выйти за ее пределы. Злость лучше отчаяния. Ненависть лучше апатии. Или может выплакаться наконец ей нужно было, чтобы очистить наконец хоть какую-то часть ее души.
Ракар отпустил руку Квинтилии и повернулся к ней.
- Перим, а ну брось это состояние. Немедленно, слышишь! – сказал он чуть повысив голос, но все же не так, чтобы услышали в основном помещении лазарета.
Он встряхнул ее за плечи. А затем обнял, оставив ее руки свободными. Крепко, но нежно прижал к себе.
- Борись, слышишь! – прошептал ей на ухо. – Не вздумай все так оставить! Пожалуйста. Прошу тебя. Ты нужна мне. Ты очень. Нужна. Мне.
Квинтилия как-то странно вздохнула или всхлипнула, когда руки Ракара сомкнулись вокруг ее торса. Ее темные распущенные волосы окутали плечи ромуланца, как плащ. Он не мог этого видеть, но на ее глазах действительно снова выступили слезы.
-Я не хочу есть, потому что… - чуть слышно прошептала Квинтилия, - Потому что я была плохой… такой плохой, что не заслуживаю ничего хорошего. А Энн сказала, что ее бейглы очень вкусные…
Ракар, продолжая обнимать девушку левой рукой, правой – принялся нежно гладить ее по голове. Сердце глухо билось в правом подреберье, отсчитывая удары. Ромуланец ощущал под пальцами ее мягкие волосы, гладил и успокаивал.
- Ты заслуживаешь многого, потому что на самом деле ты замечательная. Но ты спрятала это глубоко внутри и защитила множеством стен. Я знаю, так бывает. Ты защищаешься, от всех тех, кто плохо с тобой обращался. И боишься всех остальных. Ничего не бойся. Я буду тебя защищать. Да и на самом деле – здесь вокруг плохих людей мало. А тем что есть – я тебя в обиду не дам. Плачь, если хочешь. Я рядом. Я все понимаю. И вовсе не считаю тебя плохой. Ты все сумеешь, у тебя все получится. Все исправится. Просто начни заново.
Ромуланец чуть отпустил девушку, продолжая обнимать ее, но прислонился лбом к ее лбу.
- Вкусные, говоришь? В том пакете? Я принесу их тебе, хорошо?
“Я бы хотел видеть кадета Перим.” - из соседнего помещения донеслись голоса, - “Это не займет много времени”.
Ракар узнал говорящего - это был тот трилл из Академии, перед которым он совсем недавно защищал земного юношу с Вулкана. Квинтилия тоже, судя по всему узнала, потому что отстранилась и начала вытирать глаза.
Когда Квинтилия отстранилась, Ракар аккуратно задержал ее за плечи. Он внимательно посмотрел в ее глаза.
- Планкс, кажется. Он лейтенант-коммандер и преподаватель вашей Академии, - прошептал ромуланец, - не бойся. У тебя все получится. Но помни, что тебе нужно начать все заново, признав ошибки и пообещав их больше не повторять. Ты заслуживаешь второго шанса. Я с тобой. Ничего не бойся.
После этого Ракар встал и отошел к двери, не отводя взгляда от девушки.
– У мисс Перим посетитель, – послышался возле самой двери голос Тенека. – Уже второй за утро, сэр. Если вы подождёте, я посмотрю, в состоянии ли мисс Перим кого-либо принять.
Хотя голос вулканца звучал как обычно, несложно было догадаться, что он предпочёл бы, чтобы посетители договорились между собой и оставляли между своими визитами подобающие промежутки, позволяя пациентке отдохнуть и наконец-то поесть.
Дверь открылась, вулканец вошёл и первым делом подошёл к монитору биокровати, чтобы считать данные. Согласно данным, мисс Перим была возбуждена и немного устала, но ухудшения её самочувствия не было.
– Вас хочет видеть мистер Планкс, – сообщил стажёр. – Вы готовы с ним встретиться? – в этот вопрос по умолчанию включался и вопрос о том, закончили ли они разговор, но чуть помедлив, вулканец всё же спросил вслух (он уже заметил, что его умолчания часто не отслеживаются собеседниками), – Если вы уже закончили разговор, разумеется.
-Да, да, я готова, - кадет Перим одернула пижаму и еще раз провела рукой по лицу, стирая слезы, а затем шмыгнула носом.
Тенек перевёл взгляд на Ракара.
Ракар кивнул Тенеку. Он уже успел одернуть свою форму и его вид ничем не отличался от уставного. Он бросил на Перим взгляд и чуть улыбнулся, стараясь ее ободрить, а затем вышел из палаты.
- Здравствуйте, коммандер, - сказал ромуланец, выправившись по форме. Однако в этот раз в его взгляде не читалось никакого превосходства. Ракар остановился посередине лазарета, не торопясь уходить.
Тенек, не спеша прошёл к шкафу, вытащил конверт с влажной салфеткой и подал Квинтилии. Выждал несколько секунд, а затем вышел вслед за Ракаром.
-Доброе утро, улан Ракар, - Планкс слегка улыбнулся, но улыбка вышла грустной. Он был таким же взъерошенным и слегка неуклюже-доброжелательным, как на слушании вчера, к тому же этим утром еще не успел побриться. Вцелом, этот высокий молодой человек не производил угрожающего впечатления, но возможно, это было лишь видимостью? У всех были свои секреты, даже у правильной Квинтилии Перим.
Ракар сожалел, что у Перим было недостаточно времени подумать над сказанным, осознать все произошедшее. Он выиграл ей лишь несколько секунд. Но занимать федерального преподавателя беседой – в данном случае было не правильно. Это вызвало бы излишние подозрения. Квинтилии предстоял серьезный рубеж, и познание последствий. Он лишь надеялся, что она сможет поступить верно. Ракар отошел с дороги Планкса и продолжил ждать Тенека.
Тенек вышел к ним и сказал, обращаясь к Планксу: «Мисс Перим вас ждёт», – затем отошёл к терминалу, за которым работал сегодняшним утром.
Планкс слегка кивнул Ракару, и скрылся в палате кадета.

Ромуланец посмотрел на закрывшиеся двери палаты и широким шагом подошел к Тенеку.
- Мистер Тенек, - негромко сказал он, встав с ним рядом и чуть опустив голову. – Ответите мне на пару вопросов?
– Если это не нарушит медицинскую этику, – отозвался вулканец.
- У нее нет необратимых повреждений для мозга? – спросил Ракар, глядя в пол, и полностью игнорируя слова Тенека об этике.
– Мозг мисс Перим в полной сохранности, – ответил вулканец.
Ракар медленно кивнул и продолжил:
- Тенек, почему вы не рассказали ей, что с ней произошло? Я не знал, что у вас принято молчать. У нас все по другому. Мы практикуем правду в отношении диагнозов и прочих вещей. И еще – пожалуйста, принесите ей еды. Почему до сих пор этого не произошло? Она же… столько времени прошло.
– Мистер Ракар, – сухо сказал Тенек, – я сомневаюсь, что на Ромуле принято вторгаться в чужое профессиональное пространство и учить врачей их работе. В виде исключения я отвечу на ваши вопросы, и надеюсь, что в ответ вы избавите меня от подобных претензий в будущем. Начну со второго вопроса. Накануне вечером в желудок мисс Перим по моему распоряжению была введена жидкая пища в надлежащем количестве. На данный же момент мисс Перим может выбирать, что ей необходимо в первую очередь – пища или сон. До определённого момента, разумеется. Однако, если вы заметили, после пробуждения её отдыху мешает непрерывный поток посетителей. Теперь ваш первый вопрос. Первое, что я сделал, это оставил мисс Перим падд с информацией о динамике её состояния с момента госпитализации до момента пробуждения – в доступном неспециалисту изложении. Однако, поскольку на данный момент мисс Перим испытывает слабость, я предоставил ей возможность решать самой, что сделать в первую очередь – отдохнуть или изучить предоставленную информацию. Безусловно в мои планы входит обсудить с ней её медицинскую ситуацию до выписки, однако что не входит в мои планы – это совершать насилие над природой и настаивать на разговоре до того, как пройдут наиболее дискомфортные симптомы. Желаете узнать что-то ещё?
Ракар поднял глаза на Тенека еще в процессе его тирады. Не мигнув, он выслушал все и еще пару секунд висела угрожающая тишина.
- Я понял, - сказал наконец Ракар, - извините Тенек, у меня не было намерения как-либо оскорбить вашу профессиональность, в которой я на самом деле не сомневаюсь. Благодарю вас за все сделанное, - Ракар коротко поклонился. – Да, спасибо за то, что вы все обсудите. Больше вопросов нет.
Ракар развернулся и вышел из лазарета.
Тенек вернулся к своей прежней деятельности: к данным в терминале и к дежурству возле входа в палату мисс Перим.
_______________________
Совместно с Ракаром и Тенеком
39  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 09 11 2016, 12:02:04
Продолжение:

Энн слышала Квинтилию со смесью удивления и радости, от чего улыбка на ее лице становилась все шире. Она смущенно отвернулась, чтобы скрыть эту улыбку, и покачала головой.
- Значит, у нас много общего – у меня в Академии тоже с друзьями не складывалось, поэтому даже удивительно, что здесь есть люди, которые хорошо ко мне относятся – ты, Хена, Артур, даже Ракар – в своем роде. Может быть, и у тебя все сложится? Только тебе для этого не придется уходить из Академии и проекта, - рассмеялась Энн. – Знаешь, в Академии тебя все немного боялись –  ты была такой строгой, неприступной, слишком идеальной… Этим можно восхищаться, можно завидовать, можно ставить в пример – только вот дружить сложно. Но ведь на самом деле ты живой человек, как и все, и нет ничего плохого в том, чтобы быть чуть менее идеальной и правильной и иногда обнять мягкую игрушку, - она вновь взглянула на обезьянку и посадила ее в более «удобную» позу. – И еще ты умеешь уговаривать. Разве теперь я могу отказаться от такого подарка? Хотя эту книгу жалко будет продавать… Может быть, я предложу ее капитану корабля в качестве компенсации проезда – и тогда это будет не просто латина, а воспоминания.
Квинтилия пожала плечами.
-Однако, я все еще не уверена, что дружба сама по себе - хорошая вещь, - безразлично заметила она и снова посмотрела в стену.
- Не знаю никого, кому она бы мешала, - усмехнулась Энн. – Почему ты так думаешь?
-Да потому что, - на лице Квинтилии появилось хорошо знакомое всем, кому случалось с ней общаться, презрительно-брезгливое выражение.
Почему-то Энн не выказывала признаков понимания, поэтому трилл все-таки, поколебавшись, решила раскрыть свою мысль более полно. В конце-концов, возможно, они больше никогда не увидятся, а если у кого-то есть что-то сказать, то лучше делать это сразу, а не откладывать на потом, потому что кто знает, будет ли еще когда-либо случай в жизни, которая способна так быстро и круто меняться.
-Потому что друзья только делают тебе больно и ограничивают тебя. Если вы вместе проводите время, то друг никогда не хочет делать то же, что и ты - например, отправиться в образовательный центр и посвятить свободное время чтению литературы по экзогеологии на следующий год, друг хочет гулять в парке или смотреть кино, и ты всегда должен уступать ему, потому что ты же хочешь быть хорошим другом, и в итоге никогда не делаешь то, что нравится тебе. И ты никогда даже не можешь сказать, что тебе нравится, потому что вдруг другу это не понравится и он перестанет быть твоим другом? Это постоянный страх разочаровать кого-то... Ты не властен над своим временем, потому что всегда приходится договариваться о встрече, все согласовывать и идти на компромиссы, а если захочешь провести время один, то он же может обидеться, что ты не хочешь с ним быть... Еще есть очень много неудобных правил - например, что ты должен ждать друга возле аудитории после экзамена, хотя тебе уже очень хочется поесть в кафетерии. Или, например, надо ли ждать друга в туалетной комнате, если вы пришли туда одновременно? Девочки так делают, и никогда не знаешь, как правильно! А если у друга день рождения… Это самое ужасное! Ты выбираешь ему подарок, думаешь, что ему понравится, а что нет, и очень страшно ожидать, что он будет разочарован, и ты думаешь и передумываешь, пока у тебя не начинает болеть живот… Гораздо проще вообще не иметь друзей, чем постоянно думать, что одна малейшая ошибка - и они отвернутся от тебя.
Энн вновь улыбнулась, но на этот раз как-то грустно.
- Не сказать, что я такой уж эксперт в дружбе, - призналась она. – Ты и сама заметила, что люди ко мне не слишком тянутся, и я даже знаю, почему. И, что самое удивительное, ты даже права в этой своей речи. Только ты не учитываешь, что настоящий друг – это не только обязанности и ответственность, это еще и  помощь, поддержка, пережитые вместе моменты и воспоминания, положительные эмоции и смешные ситуации, это человек, который тебя примет такой, какая ты есть, и не будет упрекать. И которому не так уж и важно, что ты ему в конечном итоге подаришь на День рождения. А еще это – тяжелая работа, мысли о другом человеке, его удобстве и чувствах, постоянные компромиссы и уступки. Довольно неприятно, если делать это через силу и для галочки, но вполне естественно, когда тебе хочется быть с этим человеком и если знаешь, что он сделает все это и для тебя. Вот, например, я бы никогда не подумала, что это утро в лазарете может быть хоть немного приятным: я всю ночь проторчала в ференгийском баре в этом дурацком наряде, таская бесконечные заказы и стараясь их все не перепутать, и лучше бы сейчас спала в теплой кровати… Но я почему-то не жалею, что решила зайти. А еще… Я говорила тебе, что ты слишком много думаешь? – рассмеялась Энн. – Иногда это бывает вредно! Ты вообще умеешь как-нибудь расслабляться?
-Да, дружбу так и рекламируют, - проворчала Квинтилия, - Только это все не правда. “Настоящий друг” - это идеал, и прежде, чем его найдешь, придется перебрать бесконечное количество “ненастоящих”, каждый из которых оставит тебе шрам. И может быть, идеала вообще не существует. Никто не примет тебя таким, какой ты есть. Потому что стоит только кому-то увидеть правду о тебе, стоит только с кем-то быть честным… - девушка сморщила нос, будто у нее что-то зачесалось и закололо внутри, как бывает, когда внезапно хочется плакать, - Нет, я прекрасно обойдусь и без друзей. И у меня нет времени расслабляться, я стараюсь заниматься только полезными для личностного роста делами… только на все совершенно не хватает времени, а мне нужно столько всего успеть до 25 лет, чтобы не оказаться неудачницей, как некоторые! Какая глупость, что людям нужно есть и спать! А сейчас я застряла в этом дурацком лазарете! - она ударила кулаком по постели и попала по так и не прочитанному падду Тенека, - Мне нужно попробовать встать, одеться и отправиться в ОПС, я и так опоздала сегодня и младший лейтенант Авем будет мной недоволен. Помоги мне! - Квинтилия требовательно протянула руку Энн.
- А вот я бы не стала общаться с тем, кто скрывает правду о себе и пытается быть лучше, - хмыкнула Энн. – Поэтому ты мне и в Академии не слишком-то нравилась. В отличие от той тебя, что я увидела на проекте.
На попытку Квинтилии подняться землянка удивленно вскинула брови, но все же подала руку.
- Ты уверена? Можно же связаться с ним по коммуникатору и сообщить, что ты в лазарете. Думаю, этот твой Авем вполне поймет, если ты не явишься по уважительной причине. Болезнь – это болезнь, как будто он сам не болел никогда. И как будто бы Тенек тебя так просто отпустит, - проворчала Энн и перевела взгляд на падд: - Читала что-то интересное?
-Ничего интересного. Просто Тенеку не нравится один выбранный мной метод самопомощи. Что ж, значит, мне просто придется найти другой, - буркнула Квинтилия, поднимаясь к постели. В этот раз ее не шатало, но Энн почувствовала, что трилл достаточно сильно опирается на ее руку.
-К сожалению, я не могу вызвать Авема, потому что не знаю, где сейчас мой комбейдж, - она огляделась по сторонам, - И вообще одежда. Но не важно, главное добраться до каюты, а потом до ОПС, и все будет нормально… все будет как обычно...
Перим двинулась к выходу из палаты.
Энн глубоко вздохнула, глядя на попытки Квинтилии покинуть лазарет, а затем аккуратно придержала ее за руку, хотя далеко трилл бы и так не ушла.
- Что-то, радость моя, не похоже, что ты далеко уйдешь, - покачала она головой. - Скорее свалишься за первым углом... Или мне придется позвать Тенека, а этого мне очень, очень не хочется делать. А уж как Авем будет счастлив увидеть тебя в таком виде... - она хмыкнула и развернула Квинтилию, направляя ее в обратную сторону - к кушетке. - Пользуйся шансом отдохнуть! Я бы все отдала, чтобы сейчас выспаться... Действительно, почему только людям нужен сон! Без него было бы намного лучше.
-Но как же моя работа? - Квинтилия беспомощно опустилась на кровать, - Я же должна…
 - У тебя уважительная причина, - пожала плечами Энн. – Хочешь, я свяжусь с Авемом и передам, что ты в лазарете, но вернешься на свой пост сразу же, как тебя выпишут? Неужели офицеры Звездного флота не болеют! Ты что, сама ни разу не пропускала занятий по болезни? Хотя, кого я спрашиваю, наверняка же нет… Я уверена, что Тенек тебя скоро выпустит, и пара часов ни на что не повлияют! Ну, считай это свободным временем, чтобы посвятить его самообразованию. Надеюсь, в твоих книгах о самопомощи есть что-нибудь о том, как эффективно взаимодействовать с другими людьми? О чем там вообще? – Энн с трудом подавила зевок и присела на край кровати рядом с триллом: как бы ей ни хотелось спать, сейчас оставлять Квинтилию было как-то… неправильно.
-Нет! - воскликнула Квинтилия, - Я правда никогда не пропускала занятия! И тренировки… Только если физически не могла встать и пойти, как когда сломала голеностоп накануне соревнований, но даже тогда… мой тренер дал мне… Впрочем, не важно, - девушка отвернулась, - Сейчас я чувствую себя нормально, а вот тебе совершенно точно требуется сон. Если хочешь… можешь поспать в моей каюте, я только зайду туда переодеться, а потом у меня будет столько дел сегодня, что меня не будет в комнате весь день.
- Ну-у, тогда считай это полезным опытом в… - Энн задумалась, - в действиях в непривычной для тебя ситуации. Даже если к этим действиям относится лежание в кровати. И в этом нет совершенно ничего плохого, а вот работа в таком состоянии может привести к неприятным последствиям не только для тебя, но и для станции. Ты же того не хочешь? Подожди, ты что, правда хочешь пустить меня в свою каюту? – осознание последней фразы пришло к Энн не сразу. – Вообще, я уже нашла что-то вроде временного жилья, но если ты правда не возражаешь… На самом деле, твоя соседка еще вчера предлагала мне поспать на твоем месте, пока тебя нет, но мне показалось, что это может тебе не понравиться, – призналась девушка.
-Если ты не будешь лезть в мой шкаф, - быстро поправилась Квинтилия.
Возможно, у нее все еще оставались какие-то секреты, которые она хотела защитить...
- У меня не будет на это времени, - рассмеялась Энн. – У меня осталось шесть часов до следующей смены, и я собираюсь использовать каждую минуту на сон. Ну и ты же не думаешь, что я собираюсь лазать по чужим вещам? – она насмешливо подняла брови.
Она потянулась к Квинтилии, чтобы обнять на прощание, но потом застыла, вспомнив, с кем, собственно, имеет дело.
- Выздоравливай! Надеюсь, мы еще увидимся, хоть станция и большая, - проговорила Энн, а затем все же спросила: - Я знаю, что Квинтилия-из-Академии бы послала меня за попытки ее обнять, но я не уверена насчет Квинтилии-из-проекта…
-Не понимаю, о чем ты говоришь, - скривилась Квинтилия, - Я такая же, как и всегда, ничего не изменилось. Объятия - это глупости.
- Почему-то этого ответа я и ожидала, - покачала головой Энн, поднимаясь и оправляя платье, в котором ей, очевидно, было очень неудобно и непривычно. – Спасибо за каюту и за помощь, я надеюсь, когда-нибудь я смогу тебе за это отплатить.
Она направилась к выходу из помещения, в котором находилась Квинтилия, и уже у самой двери проговорила:
- И не забудь про бейглы: сами себя они не съедят!
Квинтилия посмотрела вслед Энн и ничего не сказала, но когда землянка ушла, обняла сама себя за плечи. Она знала, что если бы позволила Энн это сделать, то расплакалась бы, и не была уверена, что смогла бы остановиться.

______________
Совместно с Энн
40  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 09 11 2016, 12:00:33
29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет


Лазареты Энн не любила. Здесь царила стерильная чистота и тишина – и присутствие болезни, даже когда тут никого не было. В больнице она лежала один раз в жизни, когда сломала в детстве позвоночник, и хотя все ее друзья и родные были рядом, это было довольно-таки неприятное время.
В комнату, где лежала Квинтилия, Энн зашла уже пропитавшись этой почтительной тишиной, и теперь ей казалось, что ее голос звучал тона на три громче, чем должен.
- Привет! – поприветствовала она с порога. – Ты как? Мне сказали, что ты в лазарете, но я смогла зайти только сейчас.
Квинтилия обернулась и села в кровати. Несколько секунд две девушки оглядывали друг друга. Объективно, с того момента, как они виделись в последний раз, прошло не так много времени, но жизни обеих успели измениться. Теперь они обе даже выглядели совсем иначе - не два образцовых федеральных кадета в формах без единого пятнышка и с удобными скромными прическами. На Энн было очень короткое и узкое платье, переливающееся оттенками зеленого и золотистого, волосы были слегка взбиты и растрепаны, и ее веснушчатое лицо даже было слегка накрашено, все это едва ли говорило о том, что перед тобой будущий официальный представитель Федерации. Квинтилия была в оранжево-фиолетовой безразмерной пижаме, длинные темно-каштановые волосы распущены по плечам, лицо болезненно бледное с синеватыми кругами под глазами.
-Где твоя охрана? Тебя отпустили? - Квинтилия жадно вглядывалась в фигуру Энн и искала за ее плечом уже привычную вулканскую охранницу.
- У меня столько новостей! – глаза Энн загорелись: конечно, ей хотелось рассказать кому-нибудь, что с ней произошло, но в курсе всей предыстории были только Ракар и Квинтилия. – Во-первых, ты была права, из меня действительно получился так себе кадет, так что… В общем, я сделала, как ты и советовала, подала заявление, и меня действительно отпустили! Это было даже проще, чем я думала.
На самом деле, не проще, но Энн понимала, что рассказывать сейчас историю с Эпплби, вынудившим ее так поступить, не стоит. Она и сама хотела поскорее выбросить его из головы.
Девушка присела на край кровати Квинтилии, поставила кружку с кофе на столик и заглянула в пакет, который таскала с собой.
- Кстати, я подумала, что ты могла проголодаться, поэтому принесла с собой пару бейглей. Ты какой хочешь – с сыром или джемом? – тут Энн опомнилась и с сомнением посмотрела на трилла: - Если тебе можно, конечно. Мне сказали, что у тебя было отравление – меня в таких случаях заставляли еще неделю питаться дурацкой диетической пищей…
Квинтилия посмотрела на пакет с едой в руках Энн без особого интереса.
-Я не голодна… - пробормотала она, - Но скажи, теперь ты в безопасности?
- Ты уверена? Ладно, оставлю это здесь, может, потом захочешь, - перед тем, как пакет перекочевал на столик рядом с кофе, Энн вытащила оттуда один бейгл и надкусила: - Это божественно… Мне кажется, я не ела уже целую вечность! – но выражение блаженства быстро сменилось задумчивостью: - Можно сказать, что в безопасности: меня отпустили, охрана больше не ходит по пятам, и я могу делать все, что захочу, - девушка с усмешкой взглянула на свой наряд. Пара золотых блесток осыпалась с недорогой ткани и теперь украшала постель Квинтилии. – Но что с тобой-то случилось? Выглядишь ты, если честно, не очень…
-Я рада… - Квинтилия снова откинулась на подушки, и на ее лице даже появилась слабая улыбка, - Хорошо, что для тебя все закончилось хорошо. И так приятно, что хоть кто-то меня послушал… Со мной все в порядке на самом деле, просто сейчас небольшая слабость из-за каких-то лекарств, которыми меня напичкал Тенек. Не знаю, что на него нашло… Иногда мне кажется, что его мечта - запереть всех в стеклянных коробках, подключить к мониторам и трубкам с искусственным питанием, задать настройки идеального функционирования организма, и сохранять наши тела в этом состоянии максимально долго, идеально здоровыми… но не живущими на самом деле.
- Значит, не я одна так думаю про Тенека, - со смехом произнесла Энн. – Стоит только попасть в руки к врачам… Но я рада, что с тобой все в порядке, а то никто мне так и не смог сказать, что же случилось! Значит, тебя скоро выпустят? И да – ты действительно была права, - проговорила Энн, посерьезнев. – Я все еще виню себя за то, что так легко сдалась и угробила мечту, к которой шла четыре года, но я знаю, что это – правильное решение. А правильные решения принимать легко. В конце концов, Академия и без меня проживет… А это что за прелесть! – взгляд Энн уткнулся в мягкую игрушку около изголовья кровати Квинтилии, а в голосе прозвучали нотки умиления. – Это твоя обезьянка? Как ее зовут?
Квинтилия перевела взгляд на игрушку, а затем смущенно опустила голову.
-Это подарок, - призналась она, - Кто-то хотел посмеяться надо мной и принес его, пока я спала.
 - Посмеяться? Почему? – удивилась Энн. – По-моему, это так мило! Значит, о тебе думают и заботятся… Ты что, не любишь мягкие игрушки?
-Мне двадцать лет, я взрослая женщина! - возмутилась Квинтилия, - Ну то есть… лучше тут сказать не “женщина”, а просто “человек”, так будет корректнее, да… А этот подарок намекает на то, что я еще ребенок и не заслуживаю быть здесь. Очень обидно, когда другие так думают...
- А мне двадцать один, и я скучаю по Макси, который остался дома и которого я теперь, наверное, никогда не увижу! Ты тоже думаешь, что я ребенок? – вспылила Энн и отвела взгляд. – Ну и пусть, мне все равно, кто что думает… Макси – это мой мишка, - пояснила она, грустно улыбаясь. – Ты, кстати, узнала, от кого это? Не от твоего ли остроухого поклонника? Он уже с утра обивает порог лазарета…
- Cерьезно? Мишка? У тебя? - Квинтилия слегка наморщила нос, - Пожалуй, когда я представляю тебя… или кого угодно еще, это правда немного мило. Но со мной не так. Я - не хочу быть милой. Я хочу быть серьезной и профессиональной. Разве можно представить, например, глинна Толан с игрушками, сувенирами и талисманами? Конечно же, нет, - Квинтилия отвернулась лицом к стене и немного помолчала, - Я не узнавала точно, от кого это. И если это Ракар… - девушка хмыкнула, - то это тем более странно. Во всех книгах, которые я читала, впечатление на девушек производят с помощью цветов, украшений, еды, принадлежностей для хобби…
-   Ну да, - смутилась Энн. – Он у меня с самого детства, у него уже нет одного глаза и серьезные ортопедические проблемы с задними ногами… Я ведь даже хотела взять его с собой в проект и не думала, что кто-то будет над этим смеяться. Нет ничего плохого в привязанностях, это не мешает тебе быть взрослой и серьезной. Ты и так слишком уж взрослая и серьезная, - усмехнулась землянка и добавила: - Я тоже не знаю, от кого этот подарок. Но уверена, что он не имел в виду ничего такого, что ты себе надумала. Но, если тебе не нравится, я могу ее забрать, - она еще раз взглянула на обезьянку и улыбнулась. – Хотя на твоем месте я бы оставила…
Она поудобнее устроилась на кровати, насколько позволяло обтягивающее платье, и обернулась через плечо в ту сторону, где располагался вход в лазарет.
- Иногда мне кажется, что он на тебя всерьез запал, - Энн понизила голос. – С другой стороны, вчера я видела его в Кварк’c с новой андорианской подружкой… С этими мужиками никогда ничего не понятно! Но вчера я все пропустила: расскажи, вы, наконец, поговорили? Ты поняла, что он от тебя хочет?
Квинтилия подтянула к себе ноги и села, обхватив колени руками.
-Нет, мы не поговорили. И, если честно, мне совсем не хочется. Давай не будем об этом. Лучше скажи, почему ты все еще на станции? Я думала, ты захочешь вернуться домой, думала, тебе там нравится больше.
- Хорошо, - с радостью согласилась Энн, которой эта тема тоже не слишком нравилась. Правда, эта радость очень быстро слетала с ее лица. Она взяла в руки кружку с уже остывшим кофе и опустила в нее взгляд, чтобы собраться с мыслями.  – Да, все так, я действительно должна вернуться домой как можно скорее. Там кое-что происходит… кое-что не очень хорошее. Это не вопрос того, где мне больше нравится, просто я должна быть там. И я нашла корабль, который заберет меня со станции уже совсем скоро. Теперь у меня есть три дня, чтобы собрать деньги на дорогу домой… Но с этим я справлюсь, - тут девушка вновь довольно улыбнулась. – У меня уже есть половина суммы, остальное я заработаю в Кварк’c, если буду брать по 2-3 смены в день. Так что, когда тебя выпишут – заходи! Хотя у тебя, конечно, не будет времени на эти глупости…
-Не будет, - покачала головой Квинтилия, - Но послушай, если тебе нужны деньги… У меня их совсем не осталось, а украшения, которые у меня были, оказались бесполезными безделушками, но кажется, у меня есть вещь, которая чего-то стоит. Это антикварная книга, старый атлас Федерации, отпечатанный на хорошей бумаге. Там есть твердая обложка, бархатный переплет, шелковая закладка… сейчас такие делают редко. Книга у меня в каюте. Ты можешь взять ее.
- Нет-нет-нет, - замахала руками Энн. – То есть, конечно, спасибо, и я правда это ценю, но я уже все подсчитала и справлюсь сама. Мне было бы очень стыдно брать что-то у других, особенно учитывая, что я вряд ли смогу это вернуть… И я не могу забирать у тебя последнюю ценную вещь!
-Это странно… - задумчиво призналась Квинтилия, - Но я почему-то начала хорошо к тебе относиться. Ты грубая и невежливая, ни с кем не дружила в Академии, а таких бук обычно никто не любит, и может быть ты все-таки окажешься маки в конце, и я совершаю преступление, даже разговаривая с тобой… Но почему-то я постепенно начала беспокоиться о тебе. Ты стала единственной, с кем тут можно нормально поговорить. Я всегда думала, что достаточно просто быть хорошей и стараться быть идеальной во всем - в учебе, работе, хобби, и тогда все это заметят и вокруг сами собой появятся приятные и подходящие мне люди, с которыми захочется дружить. Но кажется, все совсем наоборот… Наверное, если ты хочешь, чтобы у тебя были друзья, то надо просто начать заботиться о ком-то, а не ждать, что он первым начнет заботиться о тебе. Возможно даже, что если ты хочешь, чтобы в твоей жизни была романтическая линия, то надо просто любить кого-то… - Квинтилия потрясла головой, разгоняя чересчур философские мысли, - Энн, я хочу, чтобы книга была подарком. Это просто бумага и чернила, и я уже была готова с ними расстаться раньше, хотя и не по такой благородной причине, как помощь тебе.

______________
Cовместно с Энн
Продолжение следует...
41  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 02 11 2016, 17:20:13
29 августа 2384 г., раннее утро
Лазарет


Ночь прошла спокойно. Ухудшений самочувствия, которых опасался Тенек, не наблюдалось, и стажёр мог посвятить почти всё образовавшееся время анализу данных по протеканию лечения Квинтилии Перим, а в промежутках – изучению иной полезной информации. Все говорило о том, что как только мисс Перим проснётся, она сможет приступить к своим обязанностям по проекту – конечно, пока ещё в небольшом объёме, и у самого Тенека также не будет необходимости пропускать мероприятия проекта.
Утро нового дня застало Тенека в очередной раз проверяющим новую информацию на панели биокровати кадета Перим.
-Вам удалось хотя бы немного поспать? - раздался сочувственный голос за спиной у Тенека.
Когда он обернулся, то увидел сестру Тари.
– В этом не было необходимости, – ответил Тенек и на всякий случай добавил: – Не беспокойтесь, я воспользуюсь техникой глубокой релаксации следующей ночью.
-Я не очень беспокоюсь, - улыбнулась Тари, - Я ведь знаю, что такое суточные дежурства. Кстати, сейчас я ухожу домой и меня сменит мистер Дука, так что если вам что-то понадобится - обращайтесь к нему. Хорошего дня, доктор Тенек!
Тари ушла, и взгляд Тенека снова вернулся к биокровати и ее мониторам. В этот момент он заметил, что глаза кадета Перим открыты.
Тенек вошёл в поле её зрения и сел напротив кровати.
– Мира и долголетия, мисс Перим, – сказал он, словно Квинтилия только что вернулась из долгого путешествия.
Только открыв глаза, Квинтилия смотрела в потолок, теперь же слегка повернула голову на звук голоса Тенека.
-Что вы со мной сделали? - спросила она тихо и немного хрипло, как будто отвыкла разговаривать.
– Избавили ваш организм от отравляющих веществ и начали корректирующую терапию, – ответил стажёр. – Можете описать ваши субъективные ощущения?
Кадет облизнула губы.
-Я хочу пить, - призналась она, - Но я не понимаю, о чем вы говорите. Какие отравляющие вещества?
– Вы не помните? – спросил Тенек, подавая девушке «непроливайку» с питьевой водой. – К какому моменту относится ваше последнее воспоминание?
Квинтилия приподнялась на кровати, жадно отпила несколько глотков и закашлялась.
-Я помню, как вы пришли в мою каюту… и мистер Ракар тоже там был, - наконец, сказала она, вытирая рукой мокрый подбородок, - А затем все как-то… обрывками. О нет… Что вы уже всем рассказали?
Тенек сделал отрицательный жест:
– Не всем – только тем, кто должен знать, и только факты. Думаю, основную информацию глинн Толан, коммандер Мори и служба безопасности станции ждут от вас. Впрочем, позволю себе предположить, что даже вы не представляете себе всей картины событий. Скажите, мисс Перим, что, по-вашему, вы принимали?
-Служба безопасности? - Квинтилия вжалась в треугольную подушку, - Но какое отношение они имеют… Неужели, вы сказали всем, что это я виновата в той драке? Но это не правда! Крит уже уходил, и вы сами приняли решение атаковать его, хотя на то не было совершенно никаких причин, я просила вас остановиться и ничего не делать, но вы не слушали… вы никогда не слушаете… - голос кадета Перим сперва повысился почти до крика, а потом сошел на неразборчивый шепот.
Тенек сделал успокаивающий жест:
– Вас никто не обвинял. Два джентльмена, которые были в вашей каюте арестованы, и пока у службы безопасности есть претензии только к ним. А сейчас я прошу вас: ответьте на мой вопрос. Это поможет вам понять, в какой именно ситуации вы оказались, и почему без службы безопасности было в любом случае не обойтись.
-Я не знаю точно, как оно называется, - слегка нахмурилась Квинтилия, - Но если вы думаете, что это был яд, то вы ошибаетесь. Напротив, это было очень хорошее средство, Крит сразу понял, что мне нужно, по моему описанию. Мне было так хорошо… - девушка слегка прикрыла глаза, - Мой ум еще никогда не был таким ясным, и я раньше не соображала так быстро, и при этом никаких страхов, никакой тревоги, никаких ненужных эмоций, все дурные мысли уходят далеко-далеко… И я могла работать сутками и не отвлекаться на неважные вещи… Кстати, сколько сейчас времени?
– Шесть пятнадцать, – ответил Тенек и протянул девушке падд. – А теперь прочитайте, что это было на самом деле. Здесь информация об основном веществе «средства» мистера Крита и его побочных эффектах. А это отчёт о вашем физическом состоянии в момент прибытия в лазарет и о его изменениях минувшей ночью.
Отчёт был составлен в расчете на несведущего в медицине человека. При случае его можно было предоставить глинну Толан или коммандеру Мори, но изначально Тенек составил его именно для Квинтилии: он был твёрдо уверен в том, что знание – лучшее оружие, в том числе для пациента.
-Шесть пятнадцать… утра?! - повторила Квинтилия и отмахнулась от руки вулканца, - Я опаздываю в ОПС, мне нужно быть там…
Она откинула одеяло и резко попыталась встать, но не успела коснуться ногами пола, как пошатнулась и с трудом удержала равновесие, вцепившись руками в край кровати.
-Что-то… голова кружится…
– Лягте, – спокойно сказал Тенек. Он сделал движение, чтобы поддержать её, но увидев, что она сама сохранила равновесие, убрал руку. – Лягте и прочитайте это. Голова у вас кружится совсем неслучайно, можете мне поверить, и идти сейчас в ОПС вам противопоказано.
Квинтилия снова опустилась на подушку.
-Но я хочу уйти отсюда. Когда я смогу это сделать?
– Когда у вас перестанет кружиться голова, – дал простой и понятный ответ вулканец. – Это произойдёт не сразу, и вы можете до тех пор позавтракать, ещё поспать… и я бы всё-таки рекомендовал вам изучить и обдумать вот эту информацию, – он снова подал ей падд. – Так или иначе вам придётся это узнать, но если вы узнаете это позже, у вас будет меньше времени на раздумья.
В этот раз трилл взяла падд, но это было скорее машинальное движение, потому что она просто положила его рядом с собой на одеяло сбоку.
-Что это? - спросила она, повернув голову. Проследив за ее взглядом, вулканец наткнулся на подарок Ракара.
– Подарок. Его принесли вам вчера вечером.
Трилл снова непонимающе нахмурилась.
-Это… игрушка? Кто мог это сделать?
– Коллега, – совершенно честно ответил Тенек. – Если я правильно понимаю, вам принесли… кажется, у эмоциональных это называется «талисман». Наподобие мяча для какой-то игры, который держал на столе капитан Сиско.
-Это был бейсбол, - прошептала Квинтилия, - Настоящая игра, в которую можно было играть. Впрочем, в это можно тоже… это можно обнимать, укачивать, плакать в него, разговаривать с ним и находить утешение. Значит, вот что коллеги думают обо мне - что я ребенок, которому это необходимо. И это после того, сколько усилий я прикладываю, чтобы доказать всем, что это не так.
Лицо Квинтилии скривилось и она отвернулась к стене.
-Пожалуйста, оставьте меня.
– Конечно, – Тенек встал и направился к двери. – Позовите меня, когда захотите поесть или если почувствуете себя хуже. Да, кстати, – находясь уже в дверях, вулканец обернулся, – на вашем месте я бы не делал преждевременных выводов: пока вы спали, я ознакомился с базой данных и узнал, что в некоторых культурах мягкая игрушка – традиционный подарок для болеющих, – с этими словами он вышел из комнаты. Однако вулканец не ушёл далеко: он благоразумно расположился в смежной комнате, оставив в поле зрения, как дверь в палату мисс Перим, так и дверь в приёмную. Заняв место за терминалом, стажёр отправил короткое сообщение Ракару: единственное слово, известившее ромуланца о том, что Квинтилия проснулась.
Когда Тенек вышел, трилл обернулась через плечо, а затем медленно повернулась и всем телом. Осторожно вытащив руку из-под одеяла, она протянула руку к игрушке и слегка коснулась кончиками пальцев материала, имитирующего перья - конечно, она сразу узнала, что за животное изображала игрушка. Ощущение было приятным, и от этого на глаза девушки навернулись слезы.
-Извини, - прошептала она одними губами, - но я не смогу поиграть с тобой… мне нельзя будет полюбить тебя… Я должна быть взрослой, а взрослые не играют и не разговаривают с вещами.
Убрав руку, Квинтилия снова повернулась к стене.
_________________
совместно с Тенеком
42  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 05 10 2016, 10:04:49
28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.

Продолжение

Руки Ракара чуть дрогнули, но он усилием воли сдержал дрожь.
- Квинтилия, - медленно произнес ромуланец, - я не позволю сломать твою жизнь, но для этого ты должна понять вот что: нельзя основать свое будущее и свою жизнь на лжи, только правда поможет жить дальше, иногда нужно признать, что ошибся, и идти дальше. Никто не застрахован от ошибки, но только признание и исправление ее является делом доброй воли, которое позволит окружающим и дальше тебе верить, потому что они поймут, что ты можешь учиться на своих ошибках и исправлять их. Именно это позволит тебе не потерять дорогу к звездам, в то время как однажды вскрытая ложь – куда вернее закроет ее навсегда. Я могу с тобой здесь остаться, и провести твою детоксикацию, но это займет много времени, и это уж точно не удастся скрыть. Прошу, подумай над этими словами. Сейчас ты сама решаешь свою судьбу, реши верно.
– Когда вы соединитесь, – тихо сказал Тенек, – один индивидуум обязательно узнает правду. Это будет ваш симбионт. Подумайте о том, как вы будете жить в одном теле, если между вами будет эта ложь.
Вулканец не стал говорить «если соединитесь», хотя и в более благополучных обстоятельствах конкуренция была слишком сильна, чтобы испытывать уверенность в будущем соединении. Сейчас важнее было другое.
-Но это не будет ложью, к тому времени, как я соединюсь, от этого происшествия не останется никакого следа, - возразила Квинтилия, - Это всего лишь маленькая ошибка, я просто оступилась, почему ради исправления нужно рушить все? Вы даже не знаете, сколько времени займет детоксикация! С чего вы взяли, что это так ужасно и долго? Сделайте это здесь, не говорите никому!
На мгновение Тенек почувствовал затруднение: если бы сейчас он был наедине с пациентом, было бы проще приводить некоторые аргументы, но рассчитывать на идеальную обстановку было бы глупо, а сказать было нужно, очень нужно.
– От физической зависимости, даже если она уже сформировалась, не останется следа, – подтвердил он, – но психологическая зависимость – это то, что вам придётся держать под контролем долго. Очень долго. Возможно, всю жизнь, как... нам приходится контролировать свои врождённые свойства. Это выполнимо, но соединившись с симбионтом, вы передадите зависимость и ему, и ему тоже придётся контролировать это всю жизнь – всю вашу жизнь, и нельзя исключить, что и собственную тоже. Разве будет правильно, если он примет такую судьбу обманом? Разве правильно лишить его права выбора? Вы сказали, что симбионты – мудрые и гуманные существа; если это так, ваша честность, ваша стойкость в борьбе с зависимостью будут для них аргументом за, а не против, ведь в отличие от большинства кандидатов вы будете уже испытаны трудностями.
-И что? Разве бороться с этим можно только обязательно в лазарете? - отчаянно воскликнула Квинтилия.
Ракар отпустил плечи Квинтилии и обернулся к Тенеку несколько недоуменно. Потом очень внимательно посмотрел на Акриту и сказал:
- Все в этой комнате могут хранить тайны, я надеюсь, да? Все что здесь происходит сейчас - не должно стать достоянием общественности, ни одно слово. Только о двух пришельцах и причине их избиения.
А затем снова обернулся к Квинтилии. В ней говорили страх и ужас. Но она должна была понять очень важное.
- Нельзя пытаться построить свое будущее на лжи и попытке скрыть нечто важное, - снова повторил он, - как минимум потому, что это обязательно однажды рано или поздно будет раскрыто. И тогда станет по настоящему плохо, и тогда - все будет перечеркнуто. И когда это случится - никто не знает. Не знаю как у вас, но у нас на Ромуле - не так страшна ошибка, как попытка ее скрыть. Попытка скрыть - разрушает все.
О том, что ложь на Ромуле слишком часто просто напросто убивает - Ракар распространяться сейчас не стал.
- А теперь смотри внимательно, начиная с самого начала - уже слишком много свидетелей. Еще за 5 минут до начала фуршета Макдауэлл задал тебе вопрос о неком “зеленом динозавре”, и ты отрицала правду. У тебя не получается отрицать правду, Квинтилия, пожалуйста не надо даже пытаться. Кто такой “зеленый динозавр” - я понял только сейчас. Далее - эти двое будут давать показания в СБ, я не думаю что им удасться что-то скрыть, против них есть улики. Еще далее - нас уже вызывали по связи, мы уже опоздали на презентацию, причины этого - уже не удастся скрыть. Но их еще можно оставить в узком кругу, но для этого узкого круга - у тебя единственный выход - добровольно признаться в своей ошибке, в том что ты оступилась по незнанию, и тогда это все исправит большинство последствий прямо сейчас, и ничего не будет перечеркнуто. Если ты замкнешься - то все будет перечеркнуто с гарантией и очень скоро.
Ракар перевел дух, и снова продолжил:
- Можно и не в лазарете вылечиться, но Тенеку все равно нужно вынести лекарства, а это нельзя сделать недокументированно. Без лекарств тебя ждет ломка от зависимости в течение минимум 2-х суток, в зависимости от того, что там было за вещество.  Уже слишком много завязано, Квинтилия, выход только один.
-Какой? Признаться Звездному Флоту, сложить лапки и надеяться, что они меня простят? Почему вы не хотите сделать хоть что-нибудь, чтобы мне помочь? Почему не хотите ничего делать, подумать “вне коробки”? По-вашему, пусть разбираются другие - другие врачи, другое начальство…
- Другие уже замешаны, именно поэтому. Услышь аргументы, Перим, прошу тебя, - Ракар просил, - уже не получится, я же все объяснял.
Но он понимал, что она не слышит, потому что разум уже мог быть изменен. Но что если он ошибался? Даже если взорвать теперь станцию, все равно к выжившим будут вопросы. А она не сможет хранить это вечно и не страдать.
-Ну, кто замешан? - развела руками Квинтилия, - Никто ничего на самом деле не знает, кроме нас четверых. Освальд - это не проблема, я не смогу больше общаться с этим зеленым типом, а значит, больше подозрений у него не возникнет.
В этот момент раздался звонок в дверь - кто-то пришёл и хотел попасть внутрь.
-Нет! - шепотом воскликнула Квинтилия, - Кто бы это ни был, заставьте их уйти!
- Он не так прост, - сказал Ракар, - он способен докопаться до правды, и это нельзя сбрасывать со счетов. А ты будешь очень долго мучиться в попытке скрыть это, и это однажды может быть раскрыто. Не нужно тебе такой судьбы.
Ракар обернулся к двери, услышав звонок в каюту и очень тихо произнес:
- Нельзя не открывать. Это и есть то, о чем я говорил.
– Вам не кажется, что нужно что-то ответить? – почти одновременно с ним спросил Тенек, указав взглядом на дверь. – ...Если не ошибаюсь, это ещё самое начало проблем, связанных с попытками скрыть правду.
- Ребята, вы там? – раздался из-за двери голос Самриты. – Это Макдауэлл и Баккер. Мы пришли проверить… э… все ли в порядке!
Ракар взял Квинтилию за руку, крепко сжал ее ладонь.
- Сейчас мы мимо них просто пойдем в лазарет, - прошептал он, - и у тебя будет еще немного времени подумать над всем, что я сказал.
И ромуланец потянул ее за собой по направлению к двери.

На протяжении всего разговора Акрита даже не пыталась вмешиваться, и когда Ракар обернулся к ней за подтверждением того, будет ли она хранить тайну – просто коротко кивнула. Она соглашалась с каждым его словом, и, хотя тут все было иначе, основная мысль о том, что ошибку можно принять, исправить, преодолеть и стать сильнее – эта мысль слишком созвучна была ее собственным мыслям, которые она, видимо, не умела выражать так ясно и правильно, как получилось у ромуланца.
И конечно, сейчас ей тоже уже хотелось, чтобы все связанное с ошибкой Квинтилии осталось тут, между ними, и горячо пожалела о том, что отдала тот пузырек СБ. Но она же не знала, она даже не успела подумать… А сейчас не изменить. Но если придется давать показания, то андорианка скажет и сделает все возможное, чтобы разделить ошибку и личность, и не судить того, кто сам и так себя уже достаточно наказал. Акрита уже и не думала тащить всех срочно в лазарет, но, кажется, с появлением Освальда и Самриты это все-таки придется сделать… Как некстати!

___________________
С Ракаром, Тенеком и Акритой
43  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 02 09 2016, 09:53:07
Продолжение

Артур задумался.
- Может, знаешь вот еще что, мне кажется в нас есть все характерные особенности, присущие другим. И рассудительная логика, и кое-что похожее на клингонов – честь, и какая-то доля агрессии, в нас есть даже ромуланская паранойя некоторыми местами, и способность к эмпатии даже без бетазоидных органов этих чувств. Я когда-то думал, что мы соединяем в себе все качества, присущие разным народам.
– А может быть, ваша характерная черта в том, что вы попросту в каждой бочке затычка? – невинно дополнила его возвышенную речь М’Кота. – По-моему, это самая заметная черта землян!
-И как это сочетается с твоим заявлением что “вы не самые особые и не самые лучшие”? - поддела Артура Квинтилия, - Или это как в вашей земной пословице: “Подмастерье всех ремёсел, мастер ни одного”?
- Не все считают, что земляне - лучшие, - передернула плечами Энн. – Может быть, мы действительно, как выразилась М’Кота, «в каждой бочке затычка». А вообще не очень-то честно сравнивать короткую историю землян со столетними путешествиями в космосе других рас. Земляне вышли в варп совсем недавно, а уже многого достигли.
Лайтман рассмеялся, глядя на М'Коту. Ей похоже нравилась земная, хоть и реплицированная еда.
- Ну прямо так уж и в каждой.. Хотя, что-то в этом есть.
И Квинтилии:
- А вот именно так и сочетается, во всей своей противоречивости и в нашей способности соединить в себе все эти противоречия и достичь с ними гармонии.
- Уж прям – гармонии, - фыркнула Энн, спрыгивая с перил. Этот разговор ей не очень нравился.
-Но если ты считаешь, что вы сочетаете в себе качества всех, да еще и делаете это так виртуозно, то ты как раз и говоришь, что считаешь вас лучшими, - упрямо возразила Перим, - Как-то это не очень политкорректно.
- Перим, - серьезно сказал Лайтман, - не считаю. Потому что, включая достоинства, я вовсе не отрицаю массу наших недостатков. Бывают моменты, когда мне кажется, что на самом деле мы не эволюционировали в моральном плане, так как хотелось бы считать. Бывают моменты разочарования и понимания отсутствия настоящей человечности. Всякое бывает. Так что я никогда не идеализировал человека, просто принимая всё как есть. Пожалуйста, не додумывай сверх сказанного.
-Но это ведь простая математика, - поморщилась Перим, - Вот ты берешь все хорошее, что есть у других, складываешь, и сумма всегда больше любого хорошего одной расы. Впрочем, я не думаю, что земляне действительно сочетают в себе все качества других. Может, в каких-то зачатках, но никак не в полной мере. А честь, гордость, сочувствие, паранойя есть и у триллов.
«Особенно паранойя» – подумала М’Кота, вспомнив утренний разговор с Квинтилией и её уверенность в том, что всякий встречный хочет над ней посмеяться или обидеть её. Снова царапнуло непрошенное чувство вины: что за напасть? – какую девушку из проекта не возьми, со всеми не получается нормального общения, даже с Самритой, с которой на первый взгляд всё ещё довольно неплохо. Неужели у остальных народов женщины настолько отличаются от мужчин?
- Ты права, Перим, - задумчиво улыбнулся Артур, - конечно не в полной мере, а в измененной форме и с индивидуальными особенностями. Не полная сумма, а частичная. Как множество, состоящее из пересечений всех множеств, а не из суммы их. И вот еще что, если уж быть откровенным до конца. Есть две крайние цитаты из нашего прошлого, две крайние характеристики, о которых я никогда не забывал. Первая: " Человечество – это зарвавшиеся обезьяны. И если есть где-то в космосе мировой разум, то он должен с отвращением и брезгливостью смотреть на нас". И вторая: "Я верю в человека и человечество, в его лучшее будущее. Пока человек в пути, есть у него надежда". Мы прошли долгий путь от первого ко второму, никогда не забывая о том, что могло бы с нами стать, если бы мы действительно стали зарвавшимися обезьянами. Мы действительно состоим из суммы множества противоречий, иногда сбиваясь с пути, но всегда снова возвращаясь на единственно верный путь.
- И все же это вас… то есть нас, - нехотя поправилась Энн, - ничем не отличает от остальных. Ты хочешь сказать, что кто-то из этих противоположностей не состоит? А уж этот «верный путь»… - она закатила глаза.
– А может быть, со стороны виднее? – сказала М’Кота. – Я, вообще-то, почти совсем не шутила. Нет, я вовсе не думаю, что земляне исполняют роль третейского судьи лучше других: ваша же Федерация показала, что хорошим дипломатом может быть и землянин, и вулканец, и трилл… Но именно склонность к политическому посредничеству у землян выражена почти так же сильно, как у ференги – склонность к посредничеству в денежных делах. Вам до всех и до всего есть дело, и именно это я назвала бы вашей главной чертой.
- Ну спасибо, сравнила с ференги, - проворчала Энн. – Я же уже говорила, что земляне в космосе совсем недавно, в отличие от тех же триллов или вулканцев. Прогресс землян за последние несколько сотен лет шел намного быстрее по сравнению с другими расами. Почему бы тогда не придумать нам такую особенность, что мы быстро адаптируемся и развиваемся? Если очень хочется сделать землян такими особенными!
– Слышала бы тебя Хена! – упрекнула Энн М’Кота. – Я же говорила о склонности к посредничеству, а не к стяжательству. Что касается развития, на той же Земле, как я слышала, есть диаспоры, которые игнорируют технический прогресс и живут в первобытных условиях. Да и целые колонии подобного типа тоже есть.
Энн поморщилась, как от зубной боли, и несколько удивленно посмотрела на клингонку.
- Тебе, конечно, лучше знать…

_________________
С Энн, Артуром и М'Котой
44  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 02 09 2016, 09:52:16
28 августа, день
Голокомната


Энн наблюдала на всем происходящим со скучающим выражением лица. Но от угощения она все же не отказалась, и сейчас сидела на перилах деревянного домика с горячим блином в руках, лениво переводя взгляд с «крепости» на оставшихся внизу.
- Что, не заинтересовало? – хмыкнула она, обращаясь к Квинтилии, которая тоже решила укрыться от снежных снарядов в убежище. – Думаю, кое-кто в это только ради тебя и ввязался. А я не люблю снег, - зачем-то добавила Уильямс.
Квинтилия оглянулась. В этот момент Ракар скинул с себя китель и, набросав на него несколько снежков, нагибаясь потащил к ледяной крепости.
-Я просто не понимаю, - призналась Перим, - За эту презентацию уже второй раз надо чем-то кидаться друг в друга, тут упомянали рабство и человеческие жертвоприношения. Вот это… - она кивнула на чучело из соломы и веток, - ведь будут сжигать. Похоже, что раньше это был живой человек и это был очень жестокий обычай. Что именно мы должны понять о землянах из такого контекста?
- Наверное, они думают, что это весело, - пожала плечами Энн. Веселья в ее голосе особо не чувствовалось. – С другой стороны, если бы они начали рассказывать об истории Земли, я бы тут загнулась со скуки. По крайней мере это, - она указала на блин в руках, - вполне съедобно. Не хочешь попробовать?
-Мучное и сладкое - вредно для фигуры, - автоматически отказалась Квинтилия, - Дело не в истории Земли… - задумчиво продолжила она, - Дело в каких-то вещах, которые определяют эту расу. Может это быть агрессия? Никогда так не думала о землянах, но теперь почему-то мне начинает так казаться. Твои родственники на Волане II тоже… нет, не важно, извини.
- Я не землянка! – обиженно проговорила Энн. Впрочем, она произносила эту фразу так часто, что сейчас она вылетела практически на автомате. – Скажи еще Ракару, что он вулканец. А что, они тоже когда-то жили на одной планете… И что там с моими родственниками? – нахмурилась девушка. – Давай уж, говори, раз начала!
-Они тоже были достаточно… агрессивными, - тихо сказала Квинтилия, отводя взгляд в сторону, - С винтовками и прочим. Особенно некоторые с твоей планеты. Я читала отчеты, а вчера, наконец, пришел запоздалый от энсина Сомерса, и в нем был про некого человека по имени Вихо и ужасные вещи, которые он делал.
Энн промолчала, глядя в сторону снежной битвы, но не концентрируясь на происходящем.
- Наверное, все так. И Вихо… нельзя назвать самым приятным человеком, - она закусила губу, вспоминая о новостях с планеты. Там было что-то про «людей Вихо», и это не вселяло надежды. – Но агрессивные люди есть везде. И на Волане II, и на Земле, и, я уверена, у вас на Трилле. Да даже на Вулкане, хотя они там вообще роботы. Ты не можешь обвинять в жестокости нас – все гуманоиды могут быть жестоки. А могут и не быть!
-Могут быть… - легко и без особого интереса согласилась Квинтилия, - Поэтому мне было интересно, что есть в землянах такого, что нет больше ни у кого.
- Неужели ничего, кроме жестокости и агрессии? – с наигранным удивлением поинтересовалась Энн. – Как-то же они стали одной из главных сил Федерации!
-Это я и хотела узнать, - ответила Квинтилия, - Ты можешь говорить, что ты не землянка по месту жительства, но по крови ты все равно ею остаешься. Так что ты могла бы знать ответ...
В деревянный домик, где жарились блины, Артур и М'Кота зашли, привязав своих лошадей снаружи. Артур поставил перед клингонской девушкой тарелку, полную горкой сложенных горячих и аппетитных реплицированных блинов и в этот момент услышал разговор Перим и Уильямс. Он обернулся, когда вопрос, заданный Квинтилией заинтересовал его до крайности.
- Перим, если не будет неуместным мое вмешательство в вашу беседу, хочешь я расскажу?
- Я надеюсь, что уже скоро жителей ДМЗ перестанут ассоциировать с Землей, - честно призналась Уильямс. - Через сто, может двести лет… Но пока у нас еще слишком много от землян. Но нет, это не жестокость – земляне не такие агрессивные, как клингоны или кардассианцы. У нас нет симбионтов, как у вас, или эмпатии, как у бетазоидов, но мы очень любопытны. По крайней мере, только я так могу объяснить, что в свои самые черные страницы истории земляне вообще вышли в варп. Меня это всегда удивляло…  О, Артур! Ты же землянин, вот и ответь!
-Попробуй, - согласилась Перим.
- Я услышал небольшой ваш отрывок. Так вот, частично я это уже рассказывал на своей презентации, но не до конца, видимо. Земляне – многогранны. У нас сложная, трудная и местами очень жестокая история. Но среди всех этих веков тьмы всегда были те, кто шел к свету, всегда были те, кто двигал вперед человечество и своим примером отстаивал понятие "человечности". Земляне хрупкие физически существа, мы не обладаем ни одним преимуществом, ни телепатией, ни вулканской силой, ни двойным набором органов, как у клингонов, но у нас есть стремление и надежда. Неукротимая жажда познания и стремление к совершенствованию. Мы не можем жить в стагнации и застое, мы всегда идем туда, куда не ступала нога человека, до нас. Мы познаем Вселенную вовне и внутри нас, стараясь постичь новые возможности сущего. В нас есть то, что побуждает искать мира и объединения, со всеми кого бы мы ни встретили. Мы не совершенны вместе со всем этим, но процесс совершенствования не имеет конечной точки. Также, как не имеет конечной точки безграничная Вселенная вокруг нас.
Уильямс скептически оглядела Артура и протяжно вздохнула.
- Наверное, даже хорошо, что я не делаю презентацию о землянах, - подвела итог она.
-Разве не каждая раса делает то же? - с иронией в голосе спросила Перим.
- А еще земляне считают себя особенными, - громким шепотом проговорила Энн, будто открывая великую тайну. - …Как и все другие расы!
- А я никогда не говорил, что мы самые особенные, или лучшие. Мы – одни из многих, обитающих в безграничном космосе. Но мы действительно способны преодолеть все предрассудки и различия между нами всеми, мы способны оценить по достоинству и понять каждого, кого встречаем на пути. Мы просто люди среди звезд, способные на свершения, достижения, не только благодаря чему то, но в большей части – вопреки. Мы просто никогда не сдаемся.
Энн покачала головой – скорее каким-то своим мыслям, а не словам Артура, - и вновь уставилась вдаль: там снежная битва как раз подходила к концу. 
– Наверное, поэтому мы с вами в конце концов и заключили союз, – задумчиво заметила М’Кота, не забывая, впрочем, за философской беседой наслаждаться горячей пищей. – Я имею в виду с Федерацией, не исключительно с землянами. Когда противник проявляет отвагу, благородство и стойкость, это восхищает и заставляет задуматься о других отношениях, построенных не только на соперничестве.
-Это все хорошие вещи, - скептически ответила Артуру трилл, - Но разве они не относятся ко всем? Клингоны ведь тоже никогда не сдаются? И как-то оценивают каждого? И тоже что-то делают благодаря, а что-то вопреки.

_________________
С Энн и Артуром
Продолжение следует...
45  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 01 09 2016, 17:29:23
28 августа, день
Голокомната


Недалеко от группы встретились, очевидно, двое знакомых и, обменявшись тёплыми приветствиями, они вручили друг другу подарки: одетый в более богатую одежду подарил две восковые свечи и небольшой кожаный кошелёк, а более скромно одетый и пожилой мужчина протянул в ответ на это книгу.
- Традиция обмениваться подарками на праздник дошла до наших дней, - сказал Освальд. - Правда, у римлян были очень строгие правила. Например, богатые граждане не могли дарить подарки друг другу, а только более бедным, а людям учёным полагалось дарить всё в двойном размере. Сам же учёный мог подарить в ответ книгу, особенно если он беден. Кстати, восковая свеча - символ зимнего солнцестояния, когда, собственно, и праздновались Сатурналии. Не удивляйтесь погоде, в этих широтах даже зимой очень тепло!
Освальд встретился взглядом с Самритой, и она снова взяла слово, а её коллега при этом куда-то незаметно ушёл:
- И, чтобы продолжить эту традицию, мы тоже решили подарить всем подарки. На Земле уже давно нет богатых и бедных, но мы все еще очень любим обмениваться подарками. Поэтому… - она поискала взглядом Освальда.
- Поэтому мы решили подарить каждому из вас по сувениру, - произнёс землянин, неожиданно появившийся с другой стороны улицы с небольшим мешком в руках. - Когда-то давно культ Сатурна практиковал человеческие жертвоприношения, но потом от этого жестокого ритуала отошли, и люди просто стали дарить друг другу терракотовые фигурки. Мы решили пойти чуть дальше и подарить вам не простые терракотовые фигурки, а стилизованные под них кристаллы памяти с копиями наших презентаций и выдержками из баз данных обо всём, что вы сегодня увидите.
Кадет запустил руку в мешок и вытащил сразу две фигурки. По стечению обстоятельств, одна оказалась женской, а вторая - мужской, и он протянул их стоявшим рядом Квинтилии и Тенеку, после чего снова полез в мешок.
-Человеческие жертвоприношения? - скривилась Квинтилия, машинально принимая протянутый подарок, - Это же ужасно.
- Да, ужасно, но, как я и сказал, это было давно, - немного виновато произнёс Освальд, - задолго до основания этого города. Со временем жестокий ритуал превратился в весёлый праздник, когда не только не приносили людей в жертву, но даже отказывались от другого порока того периода - рабовладения. На время Сатурналий рабы получали права носить одежду свободных, вести себя как им хочется и даже сидеть за одним столом с хозявами. А порой хозяева даже прислуживали собственным рабам, как бы меняясь с ними местами. В любое другое время это было бы недопустимо, но только не во время этого праздника!
– Игра, – сказала М’Кота. – Если они хотели сделать некоторых рабов равными, лучше бы отпускали их на свободу. А если не хотели, незачем было и играть... Это не в упрёк вашей презентации, такое и теперь часто встречается. Ладно, это проехали. – Клингонка вытащила два метательных ножа, которые постоянно носила с собой, и подала их Освальду и Самрите, – Раз полагается дарить подарки, это вам. Д’К-Таг не отдам, – добавила она, смеясь, – а это можно!
Самрита немного удивленно посмотрела на подарки, затем на клингонку, затем улыбнулась, принимая подарок:
- Это… неожиданно. Спасибо! Но ты правильно поняла суть этого праздника – и затем, еще во многих более поздних традициях, дарение подарков стало неотъемлемой частью выражения дружбы, уважения и симпатии. Что касается нашей истории и культуры, - Самрита посерьезнела, обращаясь в первую очередь к Ракару и М’Коте: - Вчера на нас с Освальдом нападали за малейшие замечания на презентации Квинтилии, сегодня же все считают себя в праве судить землян.
- Да ладно, не смущайтесь, - с ободряющей улыбкой сказала Акрита. Она тоже стояла рядом. – В нашей истории до самого недавнего времени существовало немало глупых и довольно жестоких традиций. Мы тоже много воевали, со всеми подряд почти без причины, даже когда вышли в космос и преодолели световой барьер. Как показала реальность, нравственный барьер бывает сложнее преодолеть, и у каждого тут свой путь. Ваша история сделала вас такими, какие вы стали теперь.
- М'Кота, это огромная честь! - торжественно принял подарок Освальд и убрал его в мешок. - Обещаю носить и применять, хотя надеюсь, что не придётся, его на всех заданиях, куда разрешено будет брать оружие вообще!
Посмотрев на свою партнёршу по презентации, а потом на гостей, он примирительно поднял руки и вставил свои пять копеек:
- Я думаю, критика вполне приемлема, когда она по делу. В конце концов, наша история и правда очень жестока, но ведь это именно история! С тех пор прошло много времени, и жестокие традиции остались в прошлом, а хорошие и счастливые дожили до наших дней, пусть и в видоизменённой форме!
М’Кота не ответила. Вопрос о равенстве задевал её гораздо сильнее, чем могло показаться, и земная традиция навела её на мысли не столько о древней истории землян, сколько о значительно менее древней клингонской истории. Речь, правда шла не о рабстве, но...
Не получив ответа на собственный вопрос, Ракар тем не менее принялся с интересом рассматривать город, называемый Римом. Сам того для себя не ожидая, он провел легкие параллели в величии архитектуры города, находя некоторые мелочи необычайно знакомыми. Рассказ об истории не вызывал отторжения и неприятия, напротив, он был  удовлетворен честностью землян, рассказывающих о своем прошлом, и еще одним отсылом к тому, что земляне эволюционировали спустя время. Он принял подарок и повертел его в руках.
- Ну что же, пойдём дальше, - произнёс Освальд и повёл гостей обратно.
Вернувшись на форум и пройдя по той же самой улице, куда они переместились в самом начале визита в Древний Рим, кадеты снова увидели, как меняются декорации: вот они ещё на городской улице, а вот уже на лесном перекрёстке. Землянин сверился с “картой” и, указав рукой нужно направление, решительно произнёс:
- Туда! Если, конечно, не появились желающие отделиться от нашей группы прямо сейчас.
-Нет, вы так интересно все рассказываете, - с улыбкой сказала Жантарин. - А без вас мы можем не понять все тонкости того, что видим.
Освальд осмотрел гостей, но все, кажется, были согласны с андорианкой, поэтому он махнул рукой в направлении их следующей цели и бодро воскликнул:
- В путь!

______________
и все
Страниц: 1 2 [3] 4 5 6
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS