* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
17 07 2019, 10:34:05 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2
1  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 04 02 2009, 22:58:14
9:50
Променад


Объективно говоря, беседа с полковником Таларом была не слишком содержательной – вулканка доложила о ситуации во вверенном ей лазарете и пообещала «приложить все усилия». А чего еще можно было ожидать? Полковник не был врачом, и ничем, совершенно ничем не мог помочь. Но тем не менее, протокол требовал, чтобы он был оповещен обо всем происходящем на станции – даже о таком небольшом инциденте, вроде бы не представляющим станции угрозы. Правда, инцидент чем дальше, тем больше разрастался…
Спустившись на прогулочную палубу возле Реплимат-кафе, Т’Нэрэ была бы  готова продолжить свой путь в лазарет, если бы ее не окликнули. Обернувшись, она увидела сестру Эвен Оро, привставшую из-за столика и яростно машущую ей рукой.
Энсин удивленно вздернула бровь - она полагала, что сестра должна находиться в лазарете. Оставив догадки при себе, она свернула со своего пути и направлилась к столику. Вулканка полагала, что и на этот раз беседа не сулит ничего хорошего, и приготовилась держать оборону. А с другой стороны, раз дорога привела ее в кафе, то чашка горячего рактаджино после последней ночи была бы очень кстати...
Девушка подошла к сестре и вопросительно взглянула на нее, предоставляя ей первой начинать разговор.
- Вы уже завтракали? - слегка неуклюже спросила баджорка, отодвигая свой стул, чтобы энсину было, куда сесть, - Если нет, то я очень вам рекомендую... Я знаю о том, что случилось вчера ночью, - покончив с условностями быстро заговорила Эвен о том, что ее действительно интересовало, - И я знаю, что полковнику вы, конечно же, справедливо рассказали о стабильности ситуации и обещали постараться, чтобы она осталась такой и впредь. Но вне протокола, вы действительно верите, что кто-то из ребят выживет?
От такого вопроса все мысли о завтраке, даже если и были, быстро покинули голову вулканки, и она посмотрела на собеседницу прямо и резко.
- Да, верю. Я никогда не делаю то, что заведомо бессмысленно и не имеет под собой логического обоснования, поэтому, если бы шансов не было, борьба была бы неуместна. Я считаю, что пока есть хоть один неиспользованный способ и хоть немного времени, есть и вероятность на успех. - Энсин слегка отвела взгляд от лица сестры и продолжила немного тише. - И...если я не ошибаюсь, кому, как не баджорцам знать, что пока существует борьба и сопротивление - битва не проиграна?
Т'Нэрэ не знала, что прозвучало в ее голосе, а что нет, но сама от себя она не ожидала такого...неравнодушия. И не ожидала сомнений от Эвен Оро. Девушка почувствовала себя очень неуверенно - она надеялась, что хоть кто-то продолжит слепо верить и вселять эту веру в других, а получалось, что и это придется делать ей.
- Во времена Сопротивления я была не намного старше Теллера, - покачала головой баджорка, - Не знаю, как у нас с шансами, но в данном случае я просто делаю, что должна, не рассчитывая их. После всего, что я увидела вчера, после того, как младший едва не умер, я поняла, что рассматривать надо обе возможности - и счастливую, и печальную. Поэтому, если вы верите, что шанс еще есть, стоит задуматься о том, что мы будем делать с братьями Мерад дальше.
- Рассматривать всегда нужно все возможсти. Вероятность страшного исхода с самого начала была велика, таковой и остается, - девушка говорила сухо и довольно резко. Сейчас ей было не до приличий, и беседа ее явно раздражала. - Вы прекрасно знаете, что выбор у нас не большой, а так же, что практически все возможное уже сделано. Все, что нам остается - делать свою работу и ждать. Кстати, почему вы не в лазарете? - энсин все же задала волнующий ее вопрос. - Там есть кто-нибудь?
- Честно говоря, я ждала вас... доктор. Хотела поговорить с главным врачом, но в более нерабочей обстановке, - медсестра чувствовала себя неуютно и за все время разговора с Т'Нэрэ так и не прикоснулась к стоящему перед ней завтраку и не отхлебнула из своей чашке, - В лазарете сейчас мистер Торан, и хотя он теперь скорее пациент, я уверена, что он сможет справиться с любыми неожиданностями, которые могут возникнуть в ближайшие 15 минут. Кроме того, если бы что-то случилось, он бы вызвал одну из нас, не так ли? Допустим, доктор, что наши ожидания оправдаются и Теллер выздоровеет. Допустим даже, что и По останется вживых. Что вы намерены делать дальше?
- Я? - глаза вулканки округлились, и она даже слегка подалась назад от удивления.- Я ничего не намерена делать и вообще не думала об этом. На выздоровлении компетенция врача заканчивается, дальше все решают...другие. - По привычке энсин тут же рассмотрела наиболее вероятную возможность. - Руководство найдет их родственников или знакомых, и те заберут детей. Я считаю, что мы не должны в это вмешиваться. Меня совершенно не беспокоит, что будет дальше. Такие проблемы, которые по-моему мнению проблемами вовсе не являются,  целесообразно решать по мере поступления. И, пожалуйста заметьте, решать не нам.
Вулканка сказала это быстрее, чем подумала о возможном негодовании сестры Эвен. До этого разговора ей почти хотелось какой-то незримой поддержки со стороны баджорки, но теперь расшатанные нервы Т'Нэрэ заставили ее подумать, что против нее ополчился весь мир, подбрасывая все новые задачи, и ей придется пройти через это только в одиночестве.
- О? - холодно произнесла Эвен, - Я полагаю, вам не нужна еще одна лекция о вещах, которые, на мой взгляд, должен делать хороший доктор. В конце концов, вы теперь доктор сама, - она поднялась из-за стола, - Мне пора в лазарет, с вашего позволения.
- Хороший доктор не должен вмешиваться в судьбы пациентов, если его не просят. Впрочем, это только мое мнение, - вулканка пронзительно посметрела на коллегу и добавила уже совершенно обыденным тоном: - Я тоже собираюсь в лазарет.
На лице баджорки мелькнула неприятная улыбка, девушка преувеличенно вежливо пропустила свою свежеиспеченную начальницу вперед и двинулась следом в нескольких шагах позади.
...В лазарете было тихо и пусто, хотя за время отсутствия Эвен тут вполне могли появиться пациенты. Но на этот раз ей повезло - никто из инженеров не получил разряд от починяемой консоли, никто из гостей станции не разбил никому нос, и никто из посетителей голодека не растянул мышцу. Эвен уже расслабилась, когда заметила, что дверь в палату, в которой находился доктор Торан и их юные подопечные, заблокирована.
- Хм, доктор? - неуверенно обратилась она к Т'Нэрэ.
Вулканка уже начала подозревать что-то неладное. Она взглянула на сестру Эвен и задумчиво произнесла:
- Что-то мне подсказывает, что не стоило оставлять их одних...
Упрека в словах девушки не прозвучало - наблюдаемый результат волновал ее больше, чем поиск виноватых.
С нехорошим предчувствием энсин направилась к двери, надеясь открыть ее без помощи инженеров.
_____________________
Совместно с Мори Джанир.
2  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 28 01 2009, 16:18:34
8 июля 2379 года, 9:30
Офис командующего станцией



Новость о своем назначении Т’Нэрэ восприняла как плохую. Если бы спросили ее мнения, она сказала бы, что не согласна с решением начальства, но оспаривать приказы исходя из личных мнений – не правильно. Сама она не считала себя готовой, но другого выхода, кроме предложенного полковником, тоже не видела. Если бы в жизни случалось только то, к чему готов, это была бы уже не та реальная жизнь, которая и отличается своей непредсказуемостью.
Дождавшись прихода сестры Эвен и вкратце объяснив ей ситуацию, вулканка поспешила направиться в офис полковника не дожидаясь реакции баджорки, которая не сулила ей ничего хорошего. По пути в ОПС энсин предавалась размышлениям о том, что все определенно пошло не так. За какие-то сутки привычный порядок вещей нарушился, и ей ничего не оставалось, кроме как приспосабливаться. Бессонная ночь и усталость тоже сказывались на нервах: девушка воспринимала все немного острее, чем обычно, и последние события явно не оставили ее равнодушной.
Возле дверей кабинета полковника  Т’Нэрэ остановилась на несколько секунд, а потом вздохнула и нажала звонок.
Полковник Талар, которому удалось поспать больше чем энсину, но который все равно чувствовал нехватку отдыха, неразборчиво пробормотал "войдите" и повернулся навстречу вулканке от окна, вид из которого обозревал до ее прихода.
Махнув рукой - мол, садитесь - баджорец отправился к репликатору, поставил кружку, которую держал в руках, и только тогда повернулся к энсину.
- Доброе утро, мисс Т'Нэрэ. Поскольку дела в лазарете принимают все более серьезный и тревожный оборот, а вы теперь там - главный офицер, мне бы хотелось, чтобы вы коротко, но достаточно ясно описали мне текущее состояние пациентов. Небольшой, так сказать, отчет главы медицинской службы.
Энсин кивнула, стараясь выглядеть уверенно и присела на указанное место. На деле же девушка была застигнута врасплох: она забыла, что кроме принятия решений на нее свалилась еще и обязанность отчитываться напрямую высшему начальству. Этого опыта она совсем не имела, но надеялась, что полковник это тоже понимает и не будет судить ее первый отчет слишком строго.
- Состояние пациентов на данный момент такое, сэр. У младшего баджорца, По, тяжелое паралитическое расстройство дыхания, но его состояние на время стабилизировано. Его брат, Теллер, пока не проявляет слишком серьезных симптомов и находится в сознании. Доктор Торан…- вулканка с трудом заставила себя признать и его тоже пациентом, - не проявляет видимых симптомов заболевания, но в ближайшее время ожидается небольшое ухудшение его состояния, что будет нормальной реакцией организма на введенный вирус. Таким образом, все трое пациентов сейчас находятся в стабильном состоянии.
Закончив, Т'Нэрэ выжидающе посмотрела на полковника.
- Да... - баджорец в напряженной задумчивости провел рукой по груди, будто нащупывая что-то спрятанное под формой, - И каков ваш прогноз? Сколько времени есть у этого парня, Теллера? Ведь, если я правильно понимаю, нужно ждать, когда из крови доктора могут быть выделены... антитела. так? По моему опыту - а поверьте, я видел людей, умирающих от этой болезни - четкие симптомы проявляются только на третий-четвертый день.
- Я не знаю, сэр, - честно призналась вулканка. – По самому оптимистичному прогнозу антитела должны начать вырабатываться уже сегодня, но точно сказать нельзя, потому что ранее никто не пробовал так решать проблему в случае бешенства. А у Теллера времени, видимо, мало – его иммунитет сильнее, чем у брата, поэтому он еще держится, но надолго его не хватит, поэтому ухудшения ожидаются уже очень скоро. Сейчас очень трудно что-либо предсказать, остается только ждать развития событий.
- Хорошо, - кивнул полковник, - Делайте, что в ваших силах, и не стесняйтесь в случае необходимости привлекать советы других врачей на Бэйджоре или в Федерации... или где-либо еще. Информируйте меня обо всех изменениях. Но также не забывайте, что остальной персонал и гости станции теперь будут обращаться к вам за помощью и вы не сможете уделять свое внимание только этому случаю. Все ясно, доктор Т'Нэрэ?
- Да, сэр. – Вулканка кивнула и встала, готовясь уйти, как только полковник позволит. Все же, находиться в его кабинете было непривычно и неуютно. – Я приложу все усилия.
- Вы свободны, - отстраненно произнес Талар, но когда Т'Нэрэ уже дошла до выхода, добавил, - Кстати, если к вам подойдет землянка по имени Чен - темные волосы, восточный тип лица - и попросит дать ей интервью - не удивляйтесь и не отказывайте ей.
____________________________
Совместно с Мори Джанир
3  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 10 01 2009, 00:08:10
23:32
Лазарет


Иногда полная живых существ зала может казаться настолько одинокой и скучной, что несчастный заброшенный туда против своей воли субъект может начать мечтать о самоубийстве, и по сравнению с этим пустой лазарет может казаться куда более желаемым вариантом. Хотя, может, дело именно в свободной воле? И в присутствующем обществе?
Не связанная приказом командования явиться на прием в кают-компанию энсин Т’Нэрэ могла вдоволь размышлять над этими вопросами, даже не зная, как в эти мгновения полковник Талар жалеет, что не обязал явиться всех федеральных офицеров без исключения. Но было уже слишком поздно, энсин по собственной воле осталась в лазарете, а из общества там присутствовал только юный баджорец, спать пока не собирающийся и по-прежнему напряженно сидящий на своей койке. Как бы вулканке ни хотелось этого избежать, рано или поздно ей придется пройти мимо, чтобы ввести брату Теллера следующую дозу лекарств, и тогда кто-то из них непременно заговорит…
В отсутствие сестры Эвен все стало проще и одновременно сложнее. С одной стороны, энсин все еще не знала, как быть с Теллером, но с другой…она может попробовать пойти на контакт еще раз, и на этот раз не будет необходимости думать еще и о реакции баджорки. Она с самого начала дежурства заняла такую позицию, чтобы можно было внимательно следить за показаниями приборов и самочувствием пациентов, но не привлекать при этом излишнего внимания к своей персоне.
Когда настало время, вулканка заправила гипоспрей нейроингибитором и подошла к По. Она аккуратно ввела препарат, и, не решаясь ничего сказать первой, посмотрела на Теллера, который все это время внимательно за ней наблюдал. Т’Нэрэ подумала, что если мальчик сейчас ничего не скажет, то она обратится к нему сама с одной из заранее заготовленных фраз - может быть, излишне официальных, но вполне пригодных для начала беседы.
- Вы давно вместе с доктором Тораном? – вдруг спросил подросток, - То есть… вы давно его знаете, с ним работаете?
Похоже, ему надоела игра в кто первым заговорит, и хотя у Теллера были свои причины не стремиться к контактам со взрослыми, на этот раз он не выдержал первым, и давно вынашиваемый вопрос сорвался с его губ.
Вопрос показался энсину неожиданным, поэтому она непроизвольно вздернула бровь.
- Нет, не очень давно. Один год и два месяца,- высчитывать точное количество дней в своей обычной манере она посчитала неуместным.
Что ж, это вполне было похоже на начало разговора, и энсин слегка склонила голову набок, ожидая продолжения и работая над выражением лица.
Теллер кивнул с серьезным выражением темных глаз, принимая услышанное к сведению.
- Год – это много, вам повезло, - задумчиво проговорил он, - Расскажите мне о нем… какой он? Вы ведь видели, как он совершает чудеса? – глаза подростка заблестели, - Пожалуйста…
Т’Нэрэ почувствовала себя еще более неуверенно. Ни о каких чудесах в том смысле, который в это слово вкладывал ее юный собеседник, она не знала. Да и объем ее знаний о докторе его явно не устроит.
- Не хочу тебя разочаровывать, Теллер, но я не знаю о докторе ничего, что тебе могло бы показаться интересным. Он прекрасный специалист – лучший из всех, кого я когда-либо знала. – Это было правдой. У энсина не было случая сказать это доктору в лицо, но она всегда им восхищалась и считала, что ей выпала большая честь работать с ним. Теперь же подошло время разобраться с «чудесами», и вулканка продолжила, подбирая слова как можно более осторожно. – Именно поэтому его работу иногда можно сравнить с чудесами. Думаю, когда он вернется, он сам расскажет о себе.
- Доктор Джирани – отличный специалист, - быстро пробормотал баджорец, - И все они там, на Бэйджоре 8… но они не смогли спасти нашу маму. А доктор Торан – он спас ту женщину, - он в упор взглянул на вулканку и сжал кулаки, с каждый словом его голос становился все громче, - Я видел, она не дышала и была в крови, но они позвали доктора, и он пришел и спас ее! Как будто он не мог не прийти! И это было чудом…
Прежде, чем энсин успел ответить на это пламенное заявление – ведь каждая реплика давалась ей не просто – раздался высокий тревожный звук.
- Что это?! – вздрогнул Теллер, прервавшись в середине фразы.
В тот же момент рука младшего баджорца, маленькое тело которого замерло в одном положении сегодня утром и больше не двигалось, дернулось. На одно ужасное мгновение в его неглубоком, но мерном дыхании наступила пауза, а затем из его горла вырвался хрип и кашель.
Писк монитора биокровати, на котором прежде стабильные показатели сбились и хаотично задергались, заполнил весь лазарет.
- Что происходит?! – прокричал Теллер, - Ему хуже?!
Вулканка ничего ему не ответила – она уже проверяла показания приборов. Сейчас для нее не существовало окружающего мира, и криков Теллера она не слышала. Краем глаза энсин успела заметить, что мальчик вскочил с койки. Ее пальцы забегали по панели управления биокроватью, а потом она быстро, как только могла, зарядила гипоспрей и вколола По лекарство для облегчения дыхания.
- Компьютер, состояние! – обеспокоено произнесла она, гораздо быстрее и громче обычного.
Безразличный голос компьютера отозвался мгновенно, дублируя данные на мониторе, и начал отчитываться о симптомах и состояниях, газах в крови и показателях жизнедеятельности, и даже оказался достаточно любезен, чтобы подытожить:
-… тяжелое паралитическое расстройство дыхания, частая причина смерти при кардассианском бешенстве…
- Что вы делаете?! – воскликнул Теллер, бросаясь к койке брата, - Он же умирает! Вы не можете… вы же не…
На мгновение вулканка краем глаза увидела искаженное ужасом лицо подростка, но просто не могла позволить себе отвлечься. А он тряхнул головой и неожиданно кинулся прочь, сшибая по пути переносной стол с инструментами. Сквозь писк монитора и продолжающиеся рекомендации компьютера чуткие уши Т’Нэрэ расслышали шелест открывающихся и закрывающихся дверей лазарета, очевидно, оставленных сестрой Эвен незапертыми.
С убежавшим мальчиком девушка решила разобраться потом, а пока перед ней все еще задыхался его несчастный брат. Лекарство действовало плохо, и энсин поспешно подключила его к аппарату искусственного дыхания.
- Состояние стабилизировано, - все так же равнодушно сообщил компьютер.
Вулканка глубоко вздохнула и еще раз проверила все показания. Ее беспокойство не уменьшилось, и она решила как можно скорее поставить в известность коммандера Торана, даже несмотря на нежелание отрывать его от приема, а пока логика требовала еще одного действия. Энсин дотронулась до коммуникатора:
- Энсин Т’Нэрэ – службе безопасности. Только что из лазарета сбежал ребенок, баджорец, глаза темные, волосы вьющиеся, откликается на имя «Теллер».
_________________________________
Совместно с Мори Джанир.
4  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 06 01 2009, 00:57:33
22:51
Лазарет


Сестра Эвен подошла к энсину Т'Нэрэ, занятой в хранилище лекарств подбором следующей дозы нейроингибитора, и вежливо кашлянула.
- Энсин? - осторожно спросила она, - Ваша смена уже закончилась, и вы можете идти. Честно говоря, вы уже часа два как можете идти, и если вы задержитесь еще немного, вы опаздаете на прием в кают-компании.
Иногда сестре нравилось напоминать своим коллегам, что им пора идти домой, или что они пропускают обед, или что надо написать отчет и пришла статья о новой медицинской процедуре. Эти, казалось бы необязательные и в какой-то мере секретарские обязанности доставляли ей удовольствие и удовлетворение.
Вулканка, все еще стоя спиной к сестре и зная, что баджорка ничего не увидит, позволила своему лицу принять то выражение, которое соответствовало ее эмоциям, а именно: глаза ее округлились, брови вздернулись и весь вид ее указывал на неподдельный ужас. Эвен Оро фактически пыталась выгнать ее на прием, которого девушка тщательно старалась избежать. И ей бы это удалось, если бы коллега не «напомнила». Т'Нэрэ хотела сделать вид, что совсем забыла или что у нее есть более важные дела в лазарете, потому что подобные светские мероприятия обычно не приносили ей ничего, кроме чувства потерянного зря времени и неудобств в виде больших масс людей, в обществе которых вулканка испытывала лишь неловкость и раздражение.
Энсин медленно повернулась к сестре, когда вновь почувствовала в себе силы придать своему лицу равнодушное и невозмутимое выражение.
- Сестра Эвен, состояние наших пациентов таково, что им нужен постоянный контроль. Я бы предпочла остаться, здесь я могу принести намного больше пользы.
- О, - баджорка в притворном удивлении приподняла бровь.
Общение с вулканкой открывало столько новых сторон в самой Эвен, и делало каждый день в лазарете поистине познавательным. С одной стороны, эта энсин – та еще заноза, и медсестра не исключала возможности, что эта девушка уже знает и еще узнает о практической медицине гораздо больше нее, в то время как она сама уже достигла предела своих возможностей. И общаться с ней действительно было непросто. Но с другой стороны, это было забавно.
- Исходя из моих знаний о федеральных офицерах, я могу назвать три причины, по которым вы действительно хотите остаться здесь на ночь. Первая – вы считаете меня плохой сиделкой, и думаете, что я не смогу справиться с пациентами то ли потому, что баджорка, то ли потому, что не принадлежу к Звездному Флоту, - сестра скрестила руки на груди и испытывающе посмотрела на коллегу.
Энсин не ожидала такого ответа, впрочем как и того, что сестра отстанет от нее без всяких объяснений. Сейчас девушке оставалось только попытаться умозрительно вычислить оставшиеся две причины, о которых говорила сестра, быстрее, чем та их озвучит, и самостоятельно придумать еще одну, самую убедительную, но при том не обидную для баджорки и не унизительную для самой вулканки, чтобы назвать ее вместо истинной. Говорить правду о том, что она готова на все, лишь бы не ходить на этот прием, Т'Нэрэ почему-то не хотела.
- Вы не правы, - сказала она, пристально глядя на коллегу. – Было бы очень интересно услышать две другие гипотезы.
- Вторая гипотеза – вы не умеете веселиться, - пожала плечами медсестра, - И дело тут не в вашем происхождении. Думаю, во всех мирах, где побывали представители Федерации, рано или поздно начинают ходить анекдоты о том, как офицеры Звездного Флота всеми правдами и неправдами пытаются отвертеться от медосмотров и от официальных приемов, если последние предполагают замысловатые цветочные и ледяные композиции на столах вместо еды, парадную форму и танцы под легкую музыку. Скажите, энсин, вы ведь не танцуете, я угадала?
В этот раз баджорка попала в точку, но признаваться девушка не спешила. Она пришла к выводу, что при данном уровне освещения тяжело было бы заметить излишнюю зелень на ее щеках, к которым от смущения прилила кровь, и решила гнуть свою линию и дальше.
- Танцевать? А какое отношение это имеет к делу, ведь танцы – это всегда дело добровольное? – вулканка говорила непринужденно, стараясь заверить собеседницу, что предположение кажется ей глупым. – Как бы то ни было, я с нетерпением жду следующей версии.
Т'Нэрэ смотрела на баджорку, слегка склонив голову и даже почти с улыбкой. Дискуссии с сестрой Эвен еще недавно ее сильно раздражали, но постепенно стали забавлять и даже интересовать – коллега была проницательна, и, кроме излишней эмоциональности, прочие ее качества казались вулканке вполне достойными уважения.
- В данном случае танцы – это скорее ритуал, чем развлечение, - рассеянно заметила баджорка, - Что же до третьей версии… Скажите мне сами. Возможно, вы ее отгадаете, и тогда я очень надеюсь, что вы меня не обманываете, а возможно, вы задумали нечто четвертое, чего я не могла предусмотреть…
- Чем плоха версия о том, что кто-то должен работать в то время, как все развлекаются? Хотя бы ради разнообразия. – Энсин совсем не хотела обманывать сестру в силу своих моральных принципов, поэтому решила назвать причину, которая открывала достаточно правды без вреда для ее репутации: – А еще кто-то может просто ценить свое время и не хотеть тратить его впустую.  Не знаю, что именно загадали вы, но подобная причина, кроме того, что вполне логична, еще и является истинной.
Баджорка задумчиво улыбнулась. Если раньше, несколько минут назад, она действительно собиралась выгнать энсина в светское общество, то сейчас уже не была так уверена, что оно того стоит.
- То есть вы действительно хотите остаться дежурить ночью? Потому что больше, вроде как, и некому? – уточнила она, - Чудесно. В таком случае я, с вашего позволения, отправлюсь к себе и отдохну. Наверное, вулканцы действительно более выносливая раса, в этом вам не откажешь. Хорошо, что вы больше не беспокоитесь при перспективе остаться наедине с детьми, - Эвен хитро прищурилась.
- Да, я хочу остаться, - энсин кивнула, и в ее голосе явно послышалось облегчение. – Отдыхайте, мне кажется, вам это сейчас нужно больше, чем мне.
Вулканка была благодарна сестре, как за возможность не идти в полную народа кают-компанию, так и за предоставляемое одиночество на всю ночь. Не считая детей, конечно. Но их было всего двое, и ни в какое сравнение с кучей журналистов и офицеров они не шли, тем более, что По и так без сознания, а Теллера теоретически можно и нужно уложить спать.
- Спокойной ночи, энсин, - пожелала медсестра, - Увидимся завтра.
«Что ж, - подумала она, - Все прошло не так, как задумывалось, но тоже неплохо». Если бы вулканка все-таки захотела завершить на сегодня свою смену, Эвен бы осталась на ее месте без колебаний – и потому, что кто-то же должен работать, и потому, что нельзя было оставлять Теллера одного. Но все же, несмотря на природную доброту, она не чувствовала обязательную потребность провести ночь у его постели. Судя по всему, энсин не чувствовала этого тоже, но факта, что ей придется, это не меняло.
_______________________________
Совместно с Мори Джанир.
5  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 24 12 2008, 18:12:16
15:56
Лазарет


Вулканка решила пока не подходить близко к детям и как можно пристальнее наблюдать за действиями сестры Эвен, особенно прислушиваясь к ее голосу, чтобы когда придет время практиковаться, она знала, чему подражать. Т’Нэрэ смотрела на поведение ребенка, пыталась понять его чувства и найти взаимосвязь между действиями сестры и его реакцией. Впервые энсин посмотрела на Теллера более пристально, чем того требовали ее обязанности врача. Наверное, ему действительно очень плохо сейчас – любому было бы на его месте, даже взрослому и даже вулканцу. Но девушка все еще не знала, как этому могут помочь слова, улыбки и шоколадное печенье.
Теллер перестал теребить концы платка и немного удивленно посмотрел на сестру Эвен, державшую в руках поднос с едой. Весь его разум был занят мыслями о младшем брате, лежавшим неподвижно совсем близко от него. Казалось, стоит протянуть руку и можно будет сжать его плечо, но Теллер знал, что брат помещен в стасис-поле и не пытался дотронуться до По, как бы велико не было желание. Из обрывков разговоров между медиками, подросток понял, что дела обстоят далеко не так хорошо, как он надеялся, придя в лазарет. Тогда он думал – стоит попросить помощи и все наладится. Воспоминания о происходившем в клинике на Бэйджоре 8 по-прежнему были сильны, и Теллер не позволял себе думать о худшем, хотя его вера в силу медиков за последние часы заметно пошатнулась. Подростку было по-настоящему страшно.
- Я не голоден, - облизнув губы, произнес Теллер, посматривая на сестру Эвен.
- Может ты и не голоден, - участливо отвечала баджорка. – Но тебе обязательно нужно поесть, чтобы восстановить силы.
От этих слов в горле Теллера пересохло, сам того не подозревая, он машинально покосился в сторону брата и сглотнул, словно не решаясь задать очень важный, мучивший его вопрос.
- А как же…
- Не беспокойся, Теллер, - мягко перебила сестра Эвен, прекрасно понимая, что беспокоит подростка. – Сейчас твоему брату нужнее отдых, и между прочим, - с легкой улыбкой продолжала она, - чем скорее ты поешь, тем быстрее мы займемся твоим братом, потому что если ты этого не сделаешь, урчание твоего голодного живота будет только мешать нашей работе. – И, обернувшись к вулканке, внезапно добавила. - Вы со мной согласны, энсин? Что вы думаете?
Вопрос застал вулканку  врасплох. Она знала, что теперь сестра будет всячески подталкивать ее к установлению контакта с пациентами, но все равно не была готова. Девушка сделала над собой усилие и попыталась если не улыбнуться, то хотя бы слегка приподнять уголки губ. Ничего общего с настоящей улыбкой это не имело, и заметить изменения в лице вулканки тоже было не просто, но энсин надеялась, что от этого ее лицо хотя бы стало выглядеть мягче. Она сделала несколько не очень уверенных шагов в сторону баджорцев и, стараясь убрать из голоса все резкие нотки, произнесла:
- Разумеется. Тем более, Теллер, кто поможет нам позаботиться о твоем брате, если у тебя не будет сил?
Энсин чувствовала себя растерянно. Чем-то это все напоминало ей ложь – она говорила не то, что думала, чтобы достичь своих целей. Она пыталась обмануть Теллера и внушить ему, что все будет хорошо и что он находится среди дружественных людей, и пыталась обмануть сестру Эвен, делая вид, что ей действительно хочется измениться. Перед баджоркой она никакой вины за это не чувствовала, но перед Теллером… Она не смогла бы объяснить, почему, но ее мучили угрызения совести: из всех данных выходило, что она использовала мальчика, чтобы наладить отношения с коллегой. Она еще раз посмотрела на него, и если бы кто-то смог узнать, что скрывалось за вулканской маской безразличия, то определенно вывод был бы таков: на биоматериал так не смотрят. Девушке действительно было его жаль, может быть даже больше, чем По, который сейчас все равно ничего не чувствовал, и она пожалела, что выражать свои мысли ей приходится так искусственно и натянуто – иначе она пока не умела.
- Если бы я сам мог помочь По, я бы уже помог ему! – в голосе Теллера прозвучала резкость, а щеки ярко покраснели. Он не хотел ссорится с докторами, но знал, что если сейчас не выскажет все, что накипело в его душе будет еще хуже. – У вас такой вид, какой был тех людей, которые сообщили мне о… неважно, - подросток запнулся, опустив взгляд. – Вы поможете моему брату? Доктор поможет ему? Я хочу знать, что будет с По… и со мной…
Энсин не понимала, что она сделала не так и готова была отступить, оставив все игры в дружбу с пациентами сестре Эвен. Но отступать было некуда – мальчик смотрел на нее в упор и ждал ответа, и даже не надо быть экспертом в области интерпретации взглядов, чтобы понять его злость и досаду.
- Никто не знает, что будет, Теллер…- Вулканка не хотела думать, что ей потом скажет сестра за такой ответ, но решила говорить честно: ребенок имеет такое же право знать правду. – Но поверь, мы все очень хотим помочь, и сделаем все возможное для этого, а доктор Торан – один из самых лучших врачей в этом секторе галактики.
Теллер тяжело вздохнул и отвернулся к стене. «Мы очень хотим помочь» - эти слова ему уже приходилось слышать, и идущие за ними «мы очень хотели помочь, но…» тоже, поэтому как никогда прежде остро почувствовал собственную бессильность.
- Хорошие доктора лечат своих пациентов, - буркнул Теллер со злостью и чем-то другим, похожим на просьбу. Перед его глазами вновь предстала картина клиники на Бэйджоре 8 и то ощущение уверенности, шедшее от федерального медика… Теллер совсем запутался. – Извините… Я не хотел. Наверное, мне надо поесть…
- Конечно. – Вулканка кивнула и перевела взгляд на медсестру, как бы предлагая ей взять ситуацию под свой контроль.
Т’Нэрэ подумала, что идея поговорить с Теллером была не так хороша, как могло показаться сначала. Она не знала, что еще сказать, чтобы успокоить мальчика, да и никаких утешительных новостей пока действительно не было. Первая ее попытка имитировать поведение представителей эмоциональных рас провалилась, и она не была уверена, хочет ли пробовать еще. Это напомнило ей уроки игры на вулканской лире: можно не знать правил, но чувствовать музыку и в итоге быть талантливым исполнителем или композитором, действуя интуитивно по зову сердца, а можно знать материал бесчисленного количества книг и следовать инструкциям, но ни разу не извлечь из инструмента ни одного стоящего звука.
Эвен Оро с замиранием сердца наблюдала за происходящим, готовая в любой момент прийти на помощь. Нет, не вулканке, а Теллеру, напуганному и уставшему. Баджорка отлично понимала, что должен испытывать сейчас  этот по сути еще ребенок и искренне желала разделить его страдания, и что важнее облегчить. А начать можно с еды…
- Правильно, Теллер, после еды настроение должно улучшиться, поверь мне, - Эвен присела рядом с мальчиком на биокровать и протянула нехитрый обед. – А вам, энсин, должно быть, пора приступить к делам? Спасибо за участие.
Девушка кивнула и поспешила отойти от них как можно дальше. По голосу Эвен было понятно, что результатом сестра не довольна, и, видимо, энсину вскоре придется выслушать еще одну лекцию на тему «как не следует вести себя с детьми». Всегда легко сказать, как поступать не стоило, а может ли кто-то четко и ясно объяснить, как надо?
Чуда не произошло, и Теллер совершенно оправдал прогнозы вулканки, но почему-то ей было не по себе, и несколько минут она только делала вид, что изучает очередной падд с данными.
_________________________
Совместно с доктором Тораном
6  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 21 12 2008, 23:26:00
15:48
Лазарет


Медсестра Эвен Оро вышла от доктора Торана с тяжелым сердцем. В глубине души она не верила, что ее начальнику удастся добиться хоть сколько-то положительного результата, но и сдаться она не могла, потому что иначе быть врачом не было никакого смысла. Для эмоциональной баджорки казалось очень важным верить в своих пациентов, в себя, в счастливый случай и в высшие силы. Одной веры никогда не бывало достаточно, но иногда именно она оказывалась тем перышком, которое перевешивает на чаше весов.
- Энсин Т’Нэрэ, - обратилась Эвен к вулканке, - Доктор Торан скоро передаст вам подробные распоряжения, а пока не могли бы вы мне помочь… Вы не помните случайно репликационную спецификацию… допустим, какого-то мясного блюда?
Она решила сделать вид, что уже позабыла о возникнем между ними трении, потому что понимала, что дальше дуться в данной ситуации совершенно ни к месту, и совершенно не понимала, как подойти с извинениями или хотя бы как-то прояснить обстановку с вулканкой. Наверное, они были настолько разными, что помимо рабочих отношений никакие другие у них возникнуть ни смогут.
Энсин не сразу поняла. что спрашивают ее о чем-то, не касающемся вирусов и данных.
Она посмотрела на баджорку изучающее – по всей логике вещей та должна была сейчас испытывать сильнейшую неприязнь, но если сестра готова переступить через свои эмоции, значит мир во взаимоотношениях ей важен. Сама вулканка страшно не любила конфликты, и, конечно же, тоже чувствовала себя крайне неуютно, пока все точки над «i» не были расставлены, поэтому она сочла беседу на отвлеченную тему подходящим полем для примирения.
- Боюсь, я ничем не могу быть вам полезной – на моей родной планете мясные блюда не очень почитаются, но если вам подошел бы суп или что-нибудь овощное – я с радостью бы вам помогла. – А затем, отведя взгляд, она прибавила, чуть тише и неуверенней: - Также я хотела бы спросить у вас совета, если вы не против.
На самом деле совет  Т’Нэрэ сейчас нужен не был – она просто решила выбрать новую тактику поведения с медсестрой, полагая, что видимость слабости и небольшой удар по гордости – не большая цена за мирное сосуществование. Она получила четкие указания по этому вопросу, и собиралась в точности выполнить приказ: если не завязать дружбу с коллегой, то хотя бы наладить командную работу без всяких проблем. В то же время, как ни убеждала себя вулканка в обратном, ей действительно было чему поучиться у сестры Эвен.     
- Совет? – баджорка ухватилась за последнюю фразу коллеги, потому что ожидала от нее чего угодно – холодного ответа, взгляда, который она не сможет понять – но не просьбы о помощи, - Да, конечно…
Кроме всего прочего, Эвен была любопытна, и, пожалуй, именно это влекло ее ко всем небаджорским сослуживцам.
Продолжение дискуссии далось энсину не без труда, но отступать было уже поздно. Она старалась не смотреть в глаза сестре – не каждый день девушке приходилось признавать свою неправоту и наступать на горло собственному достоинству. Она говорила медленно, тщательно выбирая слова, которые должны поставить крест на ее самоуважении и вулканских принципах.
- Возможно, вы могли бы рассказать мне, чего именно ожидают пациенты от врачей, кроме непосредственного оказания медицинской помощи. -  Лицо и голос Т’Нэрэ никак не выдали ее внутренней борьбы.
Девушка вспомнила Бэйджор 8 – она часто его вспоминала  - бесчисленные безликие пациенты, никто из которых не дождался ни доброго слова, ни малейшего сочувствия. С тех пор она много думала об этом, каждый раз приходя к выводу, что врачу действительно необходимо что-то еще, кроме медицинских знаний и навыков, но все эти мысли больше наталкивали ее на желание переквалифицироваться в инженера, чем на стремление перекроить свою сущность. Теперь же, когда ей так грубо указали извне на эту проблему, она решила все же перейти от теории к практике и хотя бы выслушать предложения баджорки, пусть и при таких напряженных обстоятельствах.
     - О… - Эвен удивленно захлопала ресницами, - Мисс Т’Нэрэ… Это ведь так просто не объяснишь, и список правил на каждый случай на составить… По моему опыту по большей части пациентам надо ощущать, что кому-то не все равно, понимаете, на эмоциональном уровне… Или, - она оценивающе посмотрела на вулканку, - хотя бы надо давать понять, что они для тебя не просто биологический образец, а личность. Я понимаю, у врачей гораздо больше нагрузка, чем у сестер, через ваши руки проходят десятки людей, и вы не всегда можете тратить на это свое время, но иногда можно найти время подержать кого-то за руку, выполнить чью-то просьбу, может быть, выслушать что-то, не относящееся к текущей болезни… Я улыбаюсь, комментирую свои действия, подбадриваю и молюсь за всех своих пациентов. Мне кажется, это важно. Но вы, наверное, должны сами понять, что подойдет именно вам. Может быть, среплицируете какой-нибудь сытный вегетарианский супчик и попробуете с Теллером? – предложила баджорка, - Я помогу вам.
Вулканка уже десяток раз успела пожалеть, что спросила. Держать за руку? Улыбаться? Это было выше ее сил. Но, стиснув зубы, она со всей своей старательностью изобразила интерес и поборола желание немедленно провалиться сквозь землю. По крайней мере, баджорка выглядела довольной, и, видимо, готова была забыть все обиды за эту возможность поучить коллегу. Ощущение собственной правоты приятно всем, на то и было рассчитано.
Несмотря на эмоциональную сухость, воображение у энсина работало иногда быстрее, чем ей того хотелось бы: перед ней возникла картина, как она заботливо пытается накормить ребенка супом и одобрительно кивающая сестра… Невозможно. И невозможно сказать сейчас Эвен, что это была неудачная шутка. Надо идти до конца…но должен же быть другой способ дать детям понять, что они не биоматериал для вулканки?
- Может быть, я пока могу ограничиться наблюдениями за вами? – без особой надежды спросила Т’Нэрэ, стараясь не показывать ничего, кроме обычного безразличия. Чтобы на всякий случай избежать ненужных взглядов, на случай если что-то на ее лице дрогнет, она отвернулась к репликатору, вспоминая все подходящие супы.
- Нет, - Эвен замотала головой, - Что вам нужно, так это практика. Вот так, - она заглянула через плечо вулканки, пытающейся через медицинский репликатор заказать что-то съедобное, - И добавьте еще что-нибудь на десерт, что-то сладкое… Ведь это не правда, что вулканцы пьянеют от сахара? И что-то попить…
Ранее в приемной энсин и медсестра уже успели поставить вторую койку, как только стало ясно, что пациентов у них двое. Теперь на одной из них распростерлось тело младшего баджорца, заключенное в кокон стасис-поля, а на краю второй сидел, свесив ноги, Теллер и теребил концы своего шейного платка. Наверное, последние часы ожидания были для него бесконечно длинными, скучными и тревожными, но другие люди, которые могли бы составить ему компанию, отсутствовали, и подростку оставалось только озирать стены полукруглой комнаты, избегая глядеть на брата, и прислушиваться к разговорам.
- Теллер, - позвала Эвен Оро, - Мы принесли тебе поесть.
Эти простые фразы были пробными – когда медсестра разговаривала с детьми, ей казалось, что она идет по замерзшему озеру, и лед может проломиться под ее ногой в любой момент. Честно говоря, с энсином Т’Нэрэ у нее было такое же ощущение.
- Будьте уверены, сестра, все разговоры про вулканцев и сахар – это миф. – Она как раз только что реплицировала шоколадное печенье.
Энсин почему-то чувствовала себя так, как будто была кадетом-первокурсником в академии. Ее преследовало стойкое чувство, что у нее не только ничего не получится, но и поводов для насмешек она в скором времени даст предостаточно. Однако, смирившись с худшим вариантом развития событий, она флегматично последовала за сестрой с намерением предложить мальчикам пищу. Все ее самообладание было направлено на создание более-менее добродушного вида, если уж на улыбку она была пока не способна.
Она хотела бы игнорировать зарождающееся чувство, помимо дискомфорта, но не могла. Это был страх. Страх, что сейчас ребенок откажется говорить с ней, испугается ее, или же догадается, что она боится.   
_________________________________
Совместно с Мори Джанир
7  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 15 12 2008, 21:38:24
14:50
Лазарет


Вулканка, полностью сконцентрировавшаяся на своей работе, согласно кивнула, не отрываясь от записей, прежде чем подняла голову и посмотрела на сестру.
- Вы совершенно правы, по обоим пунктам. Думаю…- она не много замялась, подбирая правильные слова, - логично будет вам предложить детям пищу, а мне, чтобы не смущать их больше своей манерой поведения, поставить коммандера Торана в известность о найденном вами способе, и, возможно, связаться с Бэйджором 8, если это покажется целесообразным.
Энсин слегка склонила голову набок, ожидая одобрения сестры – этот вариант разделения обязанностей должен был избавить их обоих от возникшей в последнее время неловкости нахождения в обществе друг друга. 
Эвен озадачено посмотрела на вулканку, чувствуя как щеки снова краснеют. Она уже почти пожалела о том, что решила, будто бы ее недавнее поведение смогло хоть как-то задеть вулканку. Кажется, этой расе действительно были чужды всякие эмоции. Баджорка глубоко вздохнула и посмотрела на двоих мальчиков поверх плеча энсина. Все-таки в чем-то вулканка была права  - сейчас детям требовалась не «логика», а забота и сочувствие. Представив себе, как Т’Нэрэ сует больным детям реплицированный паек с черствым приказом «ешьте»,  Эвен не смогла сдержать раздражения. Может федеральный медик и была неплохим специалистом, но участливым собеседником или человеком, умеющим поднять дух в тяжелой ситуации она точно не являлась.
- Хорошо, энсин, - голос баджорки прозвучал холоднее, чем ей бы хотелось. – Я накормлю детей, а вы пока можете познакомить доктора Торана с найденными мною записями. Если у вас возникнут сложности, я рядом.
- Полагаю, все, с чем у меня могли бы возникнуть сложности сейчас, вы и так уже взяли на себя. – и без того обычно холодный голос энсина сейчас казался ледяным, а лицо из отстраненного преобразовалось в мрачное. Она коротко кивнула баджорке, взяла нужный падд и не оборачиваясь вышла в соседнюю комнату, все еще чувствуя на себе полный укора взгляд.
Если Т’Нэрэ была способна испытывать раздражение, то это был как раз тот случай. Сестра Эвен никогда не поймет, что ограничение контакта с детьми было своеобразным проявлением заботы о них со стороны вулканки. Девушка прекрасно понимала, что ребята ее боятся, и старалась как можно меньше быть в поле их зрения, предоставляя возможность другим сделать их пребывание в лазарете более комфортным, если уж сама она пока этого не могла. Энсину стало немного обидно, что ее сочли бездушной, в то время как ей действительно было жаль детей и она делала все возможное, чтобы их спасти. Обвинять ее – это то же самое, что обвинять ференги в пристрастии к латине, или клингона в желании следовать законам чести. Баджорка упрекала ее за самую суть вулканской сущности и традиции общества, в котором энсин выросла. В такие моменты ей очень хотелось вернуться на Вулкан, где ее поведение все окружающие сочтут достойным. Здесь же, несмотря на все разговоры о расовой терпимости, ей явно были не рады, и не нужно испытывать эмоций, чтобы от этого ощущать себя не в своей тарелке. 
С этими мыслями она подошла к доктору Торану и быстро излила на него поток информации:
- Сэр, сестра Эвен обнаружила некие данные, которые могут быть нам полезны, взгляните пожалуйста. Так же она узнала, что фамилия мальчиков упоминается в списке эвакуированных с Бэйджора 8 в прошлом месяце.
- Сейчас взгляну, - Торан принял падд с отсутствующим выражением на лице и в сотый за прошедшие полчаса раз перевел взгляд на компьютерный дисплей.
Можно родиться очень умным и очень самоуверенным, получить докторскую степень или даже две, построить блестящую карьеру, написать дюжину научных трудов, прожить долгую и успешную жизнь, чтобы однажды, когда казалось мир вокруг в кой-то веки вспомнил о спокойствии, со всей возможной полнотой ощутить собственную беспомощность, собственную бесполезность, столкнувшись с таким простеньким понятием, как Время. Время с большой буквы.
Если бы дети обратились в лазарет чуть раньше, если бы в базе данных было больше информации, если бы… Если бы – всего лишь отговорка. И Торан прекрасно об этом помнил.
Торан отложил в сторону падд и опустил подбородок на сцепленные в замок руки, локти больно вжались в столешницу. Доктор посмотрел на вулканку. Что-то в ее облике настораживало. С самого прихода в лазарет от него не могло ускользнуть царившее здесь напряжение. По началу он отнес его на счет случившегося с баджорскими детьми, но теперь понял, что ошибся.
- Пока не знаю, насколько ценной окажется информация, найденная сестрой Эвен. Я хочу сравнить ее с содержанием архивов Флота, но до этого позвольте поинтересоваться – что тут происходит? Локальный заговор с целью свержения правительства, или мои ассистенты внезапно разучились понимать друг друга?
Видимо, все против энсина был настроен весь мир. Она только что покинула баджорку и надеялась провести как можно больше времени за каким-нибудь полезным занятием как можно дальше от места нахождения сестры и детей, и уж точно не думала, что с доктором Тораном тоже придется объясняться или вести беседу на такие абстрактные и личные темы, как понимание. Она достаточно резко вздернула бровь и хотела сказать что-то вроде «это не относится к делу», но передумала, успев подумать, что к делу это не относится только пока, и вполне возможно скоро их небольшая размолвка может помешать исполнению служебных обязанностей. Вулканка сочла нужным поставить доктора в известность.
- Ничего серьезного, сэр. Сестра Эвен считает, что я не могу обеспечить должный уход за пациентами в виду отсутствия у меня склонности проявлять эмоции. – Сказав это вслух, вулканка почувствовала некоторое облегчение. Она не знала, как отреагирует коммандер, но обычно его мнение, как более опытного врача и просто старшего по возрасту и званию, она уважала и считала весьма объективным. Чуть помолчав, она продолжала: - Если вы сочтете необходимым отстранить меня от непосредственной работы с детьми, я с радостью бы занялась анализом данных по этому делу.
Т’Нэрэ смотрела на доктора прямо и спокойно. Если он согласится с мнением баджорки – значит энсину придется смириться и искать пути решения этой проблемы, хотя проблем у всех медиков и без того хватало.
Главнейшими признаками бунта на корабле всегда считались два явления: затишье и спонтанный переворот, приводящий к тому, что судно вместе с капитаном рано или поздно оказывалось разодранным на щепы и дрейфующим в тоскливой дальности от родного берега. Торан не был капитаном, да и подходящего корабля, не говоря уже о родном береге, не видел. Но положение вещей в лазарете, который при всем уважении не тянул на звание флагмана, однако неплохо подходил под описание маленькой шлюпки, его чертовски не устраивало. В другое время, быть может, он не стал бы заострять внимания на межличностных отношениях своих подчиненных, поскольку сам никогда в таких отношения не участвовал, однако сегодня,  когда от слаженной, командной работы зависела жизнь двоих (и кто знает, не станет ли их больше?) пациентов, доктор не мог позволить себе сохранять прежнюю безучастность. Каково бы не было мнение Федерации о ромуланцах, они всегда стараются блюсти нейтралитет, пока обстоятельства не заставляют выйти из тени. Будучи ромуланцем по отцовской линии, Торан унаследовал только половину терпения его народа. 
- Понятно, энсин. Как вы понимаете, у меня нет никакого желания вмешиваться в ваши распри. Я не сторонник теории, что сочувствие и соучастие способны исцелить любой недуг, иначе бы одного ритуального плача было достаточно для воскрешения мертвых, и мы с вами давно бы остались без работы. Но неужели вам так сложно работать вместе? Оставьте заботу и сострадание сестре Эвен – пусть она успокаивает детей, если в том есть необходимость, вы же можете присутствовать рядом и заниматься своей работой – анализируйте, наблюдайте… В конце концов, от вас не требуется грустно улыбаться и говорить «все будет хорошо», когда как все факты свидетельствуют об обратном. Просто проявите терпение и будьте логичной. Ведь сотрудничество – весьма логичная вещь, не правда ли? – Торан опустил руки на стол. – Эти дети совсем не глупы, особенно старший из них. Они распознают фальшь и обозлятся. Обходитесь с ними бережно, но не допускайте полуправды. Иногда разумнее промолчать, чем сказать лишнее, или говорить намеками…
Последнюю фразу Торан обратил скорее к себе, нежели к энсину.
- Вам все ясно?
Энсин подумала, что доктор скорее всего рассчитывал с помощью слова «логично» убедить ее в чем угодно, а значит тоже был подвержен влиянию стереотипов. «Вулканцам не ведомо ничего, кроме сухой логики…». Девушка не имела ни малейшего желания объяснять кому бы то ни было, насколько это выражение может быть далеким от истины, и явно не хотела показывать, насколько сама она старается понять другие аспекты жизни. Не всегда удачно, но старается. Только она не привыкла показывать промежуточные результаты своих действий или рассказывать о планах, поэтому пока видимого прогресса в этой области нет – она будет сносить выпады сестры Эвен.
Которая, между прочим, вполне могла не считать сотрудничество логичным. Т’Нэрэ была полностью согласна с доктором, что видимого сочувствия одной баджорки детям вполне хватит, однако же последняя, кажется, этой позиции совсем не разделяла. Энсин  пока не знала, как будет убеждать ее в этом и стоит ли, но решила при случае все же выяснить отношения раз и навсегда. Одно было ясно: от командной работы слишком многое зависело, и заставлять начальство беспокоиться еще и за это - совсем неподобающе для двух разумных существ.
- Да, сэр. Я сделаю все от меня зависящее. – Вулканка уже собиралась выйти, но потом неожиданно даже для себя обернулась и спросила, как всегда прямолинейно, - Сэр…как вы оцениваете шансы этих детей на выживание?
- Очень низкие, энсин. И пока мы тут беседуем о чувственных и рациональных началах выше они не становятся. Признаюсь, я сам начал эту беседу. И мне она доставила удовольствие не больше вашего, однако я предпочитаю вместо вопросительных знаков расставлять точки над "i". Надеюсь, мы достигли взаимопонимания. Теперь прошу вас пригласить сестру Эвен и вернуться к своим обязанностями.
Т’Нэрэ кивнула и, еще раз взглянув на доктора, вышла. Мысли ее, как и взгляд, были окрашены легким оттенком печали, и совсем не из-за предстоящих разговоров с коллегой.
______________________________
Совместно с доктором Тораном
8  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 07 12 2008, 22:54:28
10:38
Лазарет


Несколько минут в закрытом на карантин лазарете прошли в напряженном молчании, хотя и не в тишине. Младший баджорец распластался на биокровати и тяжело дышал, прикрыв глаза от яркого света. Тонкая струйка слюны стекала по его щеке на треугольную на кардассианский манер подушку. Его брат вжался в стену и напряженно следил за движениями сестры Эвен и энсина Т’Нэрэ, которые занялась оказанием самый простой помощи и отбором анализа крови для дальнейшей диагностики.
Эти действия успокаивали Эвен Оро, но только до того момента, пока она знала, что делать. Пока она очищала ссадину на виске ребенка от крови и пока переодевала его в двухцветную лазаретную пижаму, ее руки двигались сами по себе, но чем ближе она приближалась к моменту, когда уже ничего нельзя было сделать без дальнейшего анализа, тем медленнее и неувереннее становились ее пальцы. Незнание, страх и сострадание воздвигали перед ней стену, которую она не в силах была пока преодолеть. Что чувствовала вулканка, медсестре было неясно, хотя бы потому, что, несмотря на изучение нескольких статьей о представителях этой расы, она не до конца понимала, как же у них там обстоит дело с чувствами и эмоциями.
Но когда наступил тот самый момент, которого баджорка боялась, и которого ждала с таким напряжением, она произнесла:
- Энсин, давайте отойдем на секунду.
И прежде, чем вулканка успела ответить, схватила ее за локоть и оттащила в закуток, где в лазарете хранились медицинские препараты.
- Что с вами такое? – яростным шепотом спросила она, - Вы и дальше собираетесь вести себя так бестактно?
На лице энсина на миг отразилось удивление – она действительно не знала, чего от нее хочет баджорка. Никакой бестактности в своем поведении она не видела, а вот в беспочвенных обвинениях невежливость ей заметить не составило труда. Или же Эвен Оро не понравилось кажущееся спокойствие вулканки и «бессердечность»? Именно кажущееся. Даже без лишних эмоций (между прочим, совсем не уместных в критической ситуации) можно делать все возможное для спасения ребенка. Т’Нэрэ просто не сочла нужным показать, что обеспокоена, хотя и на свой, вулканский, манер.
Девушка совсем не могла понять, почему сейчас нужно терять и без того слишком поспешно ускользающее время на выяснение отношений, совершенно не имеющее ничего общего с их проблемой. Она бы с удовольствием это высказала баджорской сестре, но ее мнение тоже не относилось к делу.
- Простите? – немного склонив голову набок недоуменно проговорила она. – Что именно в моих действиях кажется вам бестактным?
Если бы она не умела хорошо контролировать интонации, в вопросе прозвучал бы намек на раздражение. Но перед Т’Нэрэ такой проблемы не стояло – ее голос практически всегда был бесцветным и ровным.
- Они же дети! - махнула рукой сестра, - Они и без того испуганы, а потому не будут отвечать на ваши сухие вопросы. О, я понимаю, вы так эффективны и спрашиваете вполне по делу… И это было бы уместно, если бы это были взрослые, - баджорка сделала глубокий вздох и постаралась говорить спокойнее, хотя ее щеки все еще пылали от смеси раздражения и стыда, - Доктор же должен лечить не только тело, но и заботиться о душе пациента, проявлять сочувствие и помогать ему пережить такое нелегкое для него время болезни. Разве вы никогда сами не были испуганным ребенком? Попробуйте вспомнить, энсин, пожалуйста, - женщина с надеждой посмотрела на коллегу.
И Т’Нэрэ попробовала. Она отвела глаза в сторону и погрузилась в воспоминания о своем детстве. Надо признать, оно было слишком безмятежным и счастливым – в семье у нее все было хорошо, атмосфера понимания и согласия заставляли ее верить, что так будет всегда и со всеми. Так не было. Но она успела повзрослеть до того, как столкнулась с жестокостью, страхом и несправедливостью. Самым похожим на страх детсктм воспоминанием был маленький эпизод с занятием музыкой: маленькая вулканка случайно сломала лиру, которую ей только что подарил отец. Она очень боялась его расстроить и долго не сознавалась в проступке, совершенно логично полагая, что сокрытие правды в отсутствие прямого вопроса не есть ложь. И все же, испуганным ребенком ее назвать тогда было бы сложно. Со словом «страх» у нее больше ассоциировались недавние и еще не забытые события на Бэйджоре 8, хоть это и не были детские воспоминания.
Сестре же энсин ответила давно заученной фразой:
- Вулканцы не испытывают страх. И другие эмоции тоже. – Она смотрела на Эвен Оро прямо и жестко. - А о душах детей вполне можете позаботиться вы, если так этого хотите. Моя же задача заключается в том, чтобы обеспечить им выживание.
Не смотря на холодный бесчувственный тон девушки, замечание сестры ее задело – энсин и сама думала о том, насколько важно для врача уметь находить к пациентам индивидуальный подход. Она, как могла, старалась быть мягче, но нельзя в одночасье изменить свою натуру и превозмочь менталитет целой расы, с рождения вкладываемый во всех вулканцев.
- А теперь, если вы позволите, я вернусь к своей работе. – добавила она, и не дожидаясь ответа, вернулась к лежащему на био-кровати мальчику. В конце концов, пока она исправно и профессионально выполняет свой долг, это только ее дело, как обращаться с больными.
- Я работаю здесь три с половиной года и повидала несколько врачей, - вслед ей негромко сказала Эвен, - Кое-кто из них, как доктор Тейн, не были блестящими медиками, но пациенты их любили потому, что они умели вселять надежду.
Баджорка прошла к медицинской консоли в приемной и взглянула на результаты анализов.
- А кое-кто, - продолжила она, - были как доктор Вина, для которой существовали только лекарства и скальпели, а пациенты были не более, чем биоматериалом для отработки навыков. И я очень надеюсь, что не все вулканцы-врачи такие.  Предварительные результаты готовы, - громко сказала она, читая записи на мониторе, - Радиация, которую мы заметили, сходна с радиацией термоядерного реактора станции. Отравление тяжелыми металлами напоминает случаи, которые встречались в первые годы освобожденного Бэйджора – тогда кардассианцы оставили нашу планету на грани экологической катастрофы, были проблемы с питьевой водой, из-за разрушения сразу нескольких крупных плотин.
Медсестра обернулась и посмотрела на вулканку:
- Это все мы можем легко нейтрализовать. Но все равно еще остается вирус. Наверное, пришло время связаться с доктором Тораном и начать более широкий поиск.
Т’Нэрэ сделала вид, что не заметила поучительной лекции о разных врачах, и оправдываться или спорить не собиралась – ей было все равно, что о ней подумает эта баджорка, пускай и одна из непосредственных ее коллег. Ее обидело сравнение с Виной, но на лице ее ничего не отразилось. Она знала, что ей еще многому предстоит научиться у представителей эмоциональных рас, но сейчас для этого было не самое подходящее время, да и свое социальное развитие она считала делом личным, в которое не позволено вмешиваться никому.
Она просто заправила гипоспрей нужным лекарством, полагая, что оно больному ребенку сейчас нужнее всего.
- Полагаю, от радиации мог пострадать кто-то еще. И от вируса тоже. – Энсин обратилась к медсестре совершенно обыденно, как будто недавнего разговора вообще не было, но тем не менее старалась на нее не смотреть.-  Сейчас я вызову доктора Торана.
Девушке хотелось, чтобы коммандер пришел как можно скорее – уж он точно не станет упрекать ее и требовать больше, чем она могла сделать.
- Энсин Т’Нэрэ – доктору Торану. Пожалуйста, зайдите в лазарет. Это срочно.
____________________________
Совместно с Мори Джанир
9  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 04 12 2008, 22:41:27
09:31
Променад


Но как Тиби не дергала товарища за рукав, Теллер не мог позволить себе сдвинуться с места, ведь на секунду он увидел того, кого искал – офицера с гладкими черными волосами и оливкового цвета кожей.
Но было слишком поздно, врач прошел мимо прежде, чем юный баджорец успел привлечь его внимание, и скрылся в толпе на Променаде. Теллер почувствовал, как замирает его сердце, и как на глазах выступают слезы обиды – доктор даже не взглянул в его сторону, просто прошел мимо. Возможно, он просто что-то сделал не так, забыл о каком-то ритуале, о каком-то правиле… Может, Тиби в это не верит, но она ошибается!
- Пойдем, - девочка поднялась со скамейки, на которой она устроила брата Теллера, - Нам нельзя долго тут светиться…

Лазарет.

Медсестра Эвен Оро ответила кивком на жест доктора Торана и взяла у него из рук падд с отчетом. Работать на этого ромуланца – а Эвен не слишком интересовалась происхождением главврача, ей достаточно было видеть намек на V-образную кость у него на лбу – было не так плохо, и хотя баджорка иногда с томной тоской вспоминала о его предшественнике, трилле докторе Тейне, постепенно она приходила к выводу, что романы на рабочем месте – не лучший вариант. Пока сестра провожала начальника взглядом, ее внимание привлекло нечто еще.
- Энсин Т’Нэрэ? – вопросительно позвала она, глядя в сторону выхода из лазарета, - Там на Променаде перед лазаретом… Эти ребята не кажутся вам странными? Кажется, они чего-то ждут…
Вулканка неохотно отвлеклась от изучаемых ею статистических данных о динамике развития и протекания инфекционных заболеваний на станции за последний год –  занятия, на самом деле, совершенно бесполезного,  но представлявшего для энсина некоторый интерес. Она перевела взгляд туда, куда смотрела сестра, еще не полностью переключив внимание, отчего вид ее казался немного потерянным, но заметив несколько «инородных объектов» на пороге лазарета, она заставила себя сконцентрироваться на реальном мире. Она окинула взглядом сначала детей, а потом Эвен Оро, и сделала вывод, что последняя совсем не собирается принимать какие-либо меры, а принимать их кому-то было просто необходимо. Она встала с рабочего места, очень надеясь в скорейшем времени с ним воссоединиться, и направилась к выходу.
Дети любой расы – это тот класс живых существ, к которым  Т’Нэрэ проявляла окончательную и бесповоротную индифферентность, а вернее просто не вписывала их в свою картину мира, часто забывая, что и сама когда-то была ребенком, пусть и вулканским. Поэтому сейчас она надеялась закончить общение как можно скорее, полагая, что присутствие этих двух мальчиков и девочки – просто недоразумение, которое сейчас разрешится.
Подойдя ближе, она выжидающе взглянула на гостей, приподняв по обыкновению бровь и слегка склонив набок голову, и спокойно спросила:
- Вам нужна медицинская помощь?
В ответ на такой простой и, в общем, формальный вопрос – ведь зачем люди приходят в лазарет, кроме как не за помощью? хотя от детей можно ожидать чего угодно – девочка, одетая в широкий балахон светло-коричневого цвета, вздрогнула всем телом.
- Нам пора, - пробормотала она, срываясь с места.
Ее товарищи замерли на месте – младший из ребят потому что едва стоял на ногах, а старший – потому что оказался чуть смелее своей подруги.
- Мой брат упал.
Эвен Оро, тоже успевшая подойти к входу лазарета, опустилась на корточки и отвела в сторону светлые волосы и грязный платок, который ребенок прижимал к виску. За темно-багровой коркой не было видно раны, но кровь была довольно свежая и ее было много. Медсестра взглянула на энсина, будто говоря «Я и сама могу принять решение, но мне интересно посмотреть, на что способны вы».
Т’Нэрэ склонилась ближе и тоже осмотрела повреждение. Оно не казалось слишком серьезным, но в таких вопросах видимость часто была обманчивой.
- Думаю, лучше пройти в смотровую, - слегка задумчиво произнесла вулканка. Она хотела было попросить двоих других детей остаться в приемной, но заметив в их поведении нечто странное, предпочла не оставлять их без присмотра и ничего не стала говорить, когда мальчик и девочка нерешительно последовали за ними. На ходу она продолжила, не обращаясь ни к кому из детей конкретно и надеясь, что кто-нибудь ответит. – А пока расскажите, как это произошло.
Энсин не знала, какой предварительный диагноз могла вынести сестра по увиденному, но сама она предположила возможное наличие черепно-мозговой травмы, и хотела проверить показания трикодера, да и подробности получения травмы тоже могли оказаться полезными.
- Нам действительно пора, - напряженно сказала юная баджорка – энсин так и не смогла оценить ее возраст, только поняла, что она старшая из всех.
Не в силах заставить товарища сдвинуться с места, она решила бросить это занятие и бросилась к выходу из лазарета. Остановить ее никто не попытался, в конце концов, ничего особенного не происходило, и сестра Эвен не ожидала резких движений со стороны пациентов. Однако мальчик остался – каким нервным бы он ни казался, что-то его здесь удерживало и докторов он боялся меньше. Т’Нэрэ оставалось только надеяться, что это была просвещенность и благоразумие, а не какие-то другие причины. Теперь вулканка смогла разглядеть своих пациентов внимательнее – по крайней мере, один из баджорцев был пациентом, но и второго, возможно, стоит осмотреть позже. Младший был бледен, голова его безвольно склонялась на бок, а когда вместе с сестрой Эвен вулканка подняла его и положила на кушетку для осмотра, она заметила необычный багровый цвет его век. Старший держался рядом и не выглядел больным. Самым примечательным в его внешности были огромные темные глаза и вьющиеся волосы, нуждающиеся в стрижке.
- Я увидел глаза возле генератора и… - начал маленький баджорец, но старший его прервал:
- Помолчи, По, они ничего не знают! С ним все будет хорошо? – тревожно обратился он к Т’Нэрэ, - Он же поправится?
- Энсин, - тихо проговорила медсестра, - вам надо на это взглянуть.
Эвен протянула вулканке свой трикодер.
- Здесь не только черепно-мозговая травма, тут еще отравление тяжелыми металлами и радиацией, и… - баджорка тревожно посмотрела на коллегу, - Я не могу проанализировать вот эти показания – поражение нервной системы, какой-то вирус. Наверное, что-то редкое, придется проверить в базе данных или попробовать понять по рассказам детей.
Брови Т’Нэрэ самопроизвольно поползли вверх: трикодер показывал нечто совершенно невероятное. С таким она точно не сталкивалась, и никаких предположений у нее пока не было. Одно было очевидно: положение маленького баджорца было незавидным – не всякий взрослый оправился бы от таких отравлений и повреждений, а тут вообще было не ясно, смогут ли они найти верное решение проблемы пока не поздно…
- Я только что исследовала вирусные заболевания на станции за последний год, и среди них ничего подобного не было.  Если совпадений не окажется и в базе данных – придется искать другие пути. В любом случае, мне бы очень хотелось услышать мнение доктора Торана, и как можно скорее, а пока я попрошу вас осмотреть второго ребенка, - последний вопрос большеглазого мальчишки она оставила без ответа, как будто и не услышала, но дальше обратилась к нему с рядом других: - Пожалуйста, расскажите, что произошло. Это очень важно, - она смотрела прямо в лицо старшего и говорила как можно более выразительно, пытаясь донести до мальчика всю серьезность ситуации. – Как вы оказались у генератора? И…где ваши родители?
Вулканка боялась, что не сможет найти общего языка с ребенком, напугает его – она не вызывала никакого желания общаться даже у более сознательных людей. А ответы на вопросы были нужны ей для дальнейших действий. Пока что никакой разговорчивости старший из братьев не проявлял, да еще и не позволил говорить младшему, поэтому никаких надежд на разительные перемены в их поведении энсин себе не позволила. А больше всего ее насторожило брошенное юным баджорцем  «Они ничего не знают!». Видимо, дети могли сами знать нечто важное, чем совсем не хотели делиться.
- Это не ваше дело, - ощетинился юный баджорец, - Я не должен вам ничего рассказывать, я вовсе не вас искал. Вы – не Зеленый Человек!
- Энсин, - предостерегающе произнесла сестра Эвен, предупреждая дальнейшие вопросы вулканки, - Если это вирус, и мы не знаем, как он передается, то не лучше ли нам закрыть медотсек на карантин, пока мы не будем знать точно? Мы попытаемся помочь твоему брату, - обратилась она к мальчику, - И начнем прямо сейчас – хотя бы с дермального регенератора…
- Да, вы совершенно правы, закрываем медотсек. Я сейчас же вызову доктора Торана. – вулканка казалась обеспокоенной. На резкость ребенка она никак не отреагировала, только нахмурилась и занялась подбором оборудования.
______________________________
Вместе с Мори Джанир =)
10  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 19 11 2008, 23:09:44
Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.


- А…где? – растерянно спросила Лиза, совершенно справедливо полагая, что найти такой предмет в больнице – не самая простая задача.
- Осмотрите этаж, но не уходите слишком далеко, - Т’Нэрэ пожала плечами, совершенно не представляя, где и как женщина будет искать лом. – Если понадобится, сломайте что-нибудь. Пожалуйста, будьте осторожны и возвращайтесь скорее. Я тоже займусь поиском. – энсин надеялась, что ее голос прозвучал ободряюще. Она верила в находчивость и добросовестность спутницы.
Лиза неуверенно кивнула и направилась на поиски нужного предмета, а Т’Нэрэ приблизилась к доктору, присела возле него, и неуклюже попыталась немного поднять его боевой дух:
- Мы скоро выберемся отсюда, сэр. Сейчас мы выломаем эту дверь и достигнем крыши. Они успеют, - но интонации ее были слишком бесцветны, да и нужной уверенности в голосе не было. Вулканка жалела, что не может сказать ничего утешительного ни Торану, ни Лизе, которая нуждалась в этом больше всех. Не дожидаясь ответа, она встала и занялась поисками.
Как назло, на ее пути ничего подходящего не попадалось, но тут из конца коридора послышался радостный крик Лизы, вызвавший слабое эхо в пустых стенах:
- Нашла! Это должно подойти! -  женщина подбежала к энсину и показала металлическую деталь, которая когда-то явно соседствовала с полкой, из которой была сделана шина для Торана. Лиза совершенно правильно подумала, что проще всего было бы найти нужную вещь на том самом складе, и шкаф, основательно пострадавший еще от нападок вулканки, снова сослужил им хорошую службу.
- Да, это то, что нужно, - Т’Нэрэ кинула и покрутила полку в руках, осматривая со всех сторон. Выбрав по неизвестному даже ей самой принципу наиболее подходящую, она вставила ее между створок двери и всем весом навалилась, используя как рычаг. Дверь никак не хотела поддаваться, и энсин обратилась к их помощнице, видимо посланной самим провидением: - Вы не могли бы мне помочь? Моей силы не достаточно.
Лиза мгновенно присоединилась к девушке и вместе они изо всех сил нажали на рычаг.
Сначала между створками показалась узкая щель, через которую в коридор пробился тусклый дневной свет и холодный ветер, а еще через несколько секунд проем ощутимо увеличился. Землянка улыбнулась:
- Еще чуть-чуть! – ей было очень приятно чувствовать себя нужной, особенно сейчас, когда у них появилась надежда.
Самое сложное было позади, и дальше они раздвинули дверь руками, после чего вернулись к доктору и помогли ему подняться, стараясь действовать быстро и в то же время аккуратно, чтобы причинить ему как можно меньше боли.
Им оставалось пройти каких-то пару метров, и преодолев их, они снова оказались под бесконечным баджорским дождем, показавшимся всем столь желанным.
И… что дальше? Никто не решился высказать эту мысль, но она слишком ясно повисла в воздухе.
Крыша лечебницы казалась островом в бурых водах. Если раньше из окон третьего этажа открывался прекрасный вид на реку, то теперь кроме массы воды не было видно больше ничего. Двора, с которого взлетали катер энсина Нико и баджорские суда, больше не было. Защитной дамбы, возвышавшейся раньше вдалеке, больше не существовало. Новый Дженмир со всеми своими зданиями из желтого камня, полупустыми ангарами, маленьким космопортом переставал существовать. Возможно, когда вода уйдет, дома будут отстроены заново, но это будет уже немного другой город.
Сколько прошло минут? Сколько еще осталось ждать? Никому из троих не было известно. Было бы очень и очень несправедливо, даже обидно, если бы все кончилось прямо так и прямо здесь…
 Лиза подняла глаза к небу и первой заметила на фоне низкого грязно-серого неба темный силуэт. И чем больше он становился, тем понятнее было, что это не федеральный катер. Женщина замахала рукой и что-то закричала, как выброшенный на берег потерпевший кораблекрушение, заметивший парус на горизонте.
Не известно, заметили ли ее, или сканеры судна засекли три жизненных формы, но вниз ударил белый луч прожектора. Лиза прикрыла глаза рукой и покрепче обхватила доктора Торана.
- Это баджорский транспортный корабль «Лиссея», - донеслось с неба, - Приготовьтесь к транспортировке
Торан не верил в удачу. Ромуланцы вообще не верят в удачу. Полуромуланцы в том числе. Поскольку удача – самая ветреная особа в известной галактике и гордиться этим. Впрочем, земная половина Торана при виде баджорского транспортника вспомнила одну столь же мудрую, сколько и древнюю пословицу – дареному коню в зубы не смотрят. Особенно когда не хотят, чтобы он вас укусил. Торан выпрямился, стараясь больше не опираться на плечи женщин, и, неудобно накренившись в бок, приготовился покинуть это чертово место.- Мы готовы, - сказал он то ли энсину, то ли Лизе, а то ли всему Бэйджору 8.
____________________________________
Эпическое спасение. Часть 3.
Совместно с Тораном и Мори Джанир
11  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 19 11 2008, 01:21:08
Продолжение.

Самое сложное – это найти подходящие материалы, и вулканка, еще раз попросив, (или приказав?) лежать спокойно, встала и начала искать на складе то, что сможет заменить шину, а это было совсем не так просто, как могло бы показаться.
Единственное, что пришло ей в голову – использовать полку от узкого шкафа, который обнаружился в самом дальнем углу. Она поспешно избавила шкаф от всего лишнего, не заботясь о ценности уничтоженных  лекарств и оборудования, а потом, прилагая все силы, на которые была способна, тихо вскрикнув выломала полку, металлическую и тяжелую, но главное – почти подходящей длины, а затем, попутно захватив попавшуюся под руку тряпку, снова склонилась над доктором и продолжила работу.
Пару раз она попросила испуганную незнакомку придержать шину. Та подходила к делу на удивление старательно, и вулканка подумала, что иногда жгучее желание спасти жизнь может компенсировать отсутствие знаний и навыков.
Энсин завязала последний узел и объявила:
- Все. – Ее голос прозвучал довольно спокойно и удовлетворенно, ведь все, что можно было сделать на складе она сделала, и теперь состояние доктора стабилизировалось. – Теперь можно попробовать встать, только очень осторожно. – Она серьезно посмотрела сначала на Торана, а потом на землянку, зная нетерпеливость обоих и предостерегая от излишней поспешности.
Вулканка кивнула женщине, и обе они стали медленно приводить ромуланца в вертикальное положение.
Конечно, если вы считаете вертикальным положением сорокапятиградусный крен. Торан такое положение вертикальным не считал, но на большее рассчитывать не приходилось. В конце концов это куда обнадеживающе бесполезного пребывания на полу. Цепко, насколько позволяла ноющая рука, вцепившись в плечи женщин, Торан неимоверным усилием заставил держаться себя относительно прямо, упорно борясь с головокружением, норовящим вернуть его в ставший уже привычным горизонтальный вид, и непростительно обрадовался, когда заметил, что больше не балансирует между верхом и низом, словно попавший в западню гравитации осенний лист, или скорее плохой танцор. Было больно. Было страшно и было отвратительно.  Все тело ныло, а разум переполняло чувство вины и стыда за глупость и нетерпение. Но что такое угрызения совести в сравнении с возможностью продолжить жить? Пустяк, не достойный внимания. Адски жгло поврежденные кости; доктор, закусив губу заставил себя сделать нечто в некотором смысле и в одной из параллельных вселенных способное назваться шагом, затем нервно сжал плечо Т’Нэрэ и, отбросив всякую мысль о вероятности падения, попробовал сделать следующий шаг. Передвигаться на одной ноге удивительно непрактично. Пожалуй, их должно быть не меньше четырех, или хотя бы две, но функциональные. Торана подташнивало. Торана шатало. Торан проклинал весь мир и предусмотрительно ожидал взаимности.
- Отлично, - надсажено проговорил он. – Я могу… идти. Впрочем… разумнее вызвать… санитаров…
Человеку полезно ценить себя. А вот переоценивать – глупо.
Т’Нэрэ старалась придерживать доктора как можно бережнее, и следила за скоростью передвижения – даже под угрозой затопления больницы она не могла позволить подопечному навредить себе. Кажется, отважная землянка, так кстати не пожелавшая их покинуть, тоже была не против рискнуть своей жизнью. У вулканки все еще было множество вопросов, да и выразить свою благодарность ей тоже хотелось, но пустая больница в момент разрушения дамбы – не место и не время для подобных разговоров, да и сейчас их обоих заботило только благополучие Торана. Энсин поймала себя на мысли, что непроизвольно реагирует на боль доктора так, как если бы она была человеком, да еще и далеким от медицины. Она хотела верить, что это из-за нервов, но на самом деле ей просто не приходилось лечить тех, кого она хорошо знала: доктора она видела каждый день и работала с ним рядом уже достаточно продолжительное время, поэтому, хоть и никогда не разговаривала с ним без рабочей необходимости, привыкла к его присутствию. На станции было крайне мало людей, рядом с которыми она проводила столько времени. Наверное, сейчас было бы самое время как-то выразить свое сочувствие, и после очередного приглушенного стона Торана она даже пробормотала что-то вроде «Держитесь, доктор…», но искренне понадеялась, что он не услышал.
…А коридоры больницы были пустынны. Видимо, они пробыли на складе слишком долго – вулканке уже давно казалось, что прошло не меньше вечности с момента ее первого столкновения с бешенной баджоркой – ни санитаров, ни врачей, ни больных…Неужели их бросили? И почему не было обхода, стандартной процедуры при эвакуации? Кричать было бесполезно, а дойти до холла, в котором еще мог кто-то остаться, не представлялось возможным: с такой скоростью передвижения им проще было бы мирно дождаться наводнения, но этот вариант никого не устраивал.
Единственным логичным способом выжить было найти помощь любым путем, и Т’Нэрэ стала припоминать, куда в спешке положила свой коммуникатор. Пошарив свободной рукой в кармане на поясе, она нащупала пальцами его гладкую холодную поверхность. Если им хоть чуть-чуть повезет – они спасены.
 - Доктор, я нашла свой коммуникатор. Мы можем попытаться вызвать сюда наш катер. – Достав коммуникатор и надавив на него, она продолжила: - Энсин Т’Нэрэ – энсину Нико. Вы меня слышите?
______________________________
Совместно с доктором Тораном
12  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 13 11 2008, 21:10:58
Продолжение.

Инженер с радостью последовал за девушкой, но когда он собирался войти в катер, его догнала запыхавшаяся баджорка в медицинской форме, припорошенной белой пылью так же, как  и форма Т’Нэрэ.
- Вы же прилетели нас эвакуировать? – выпалила она, - Мы можем начинать погрузку?
Энсин согласно кивнул и только после этого присоединился к вулканке в сухой и уютной  по сравнению с Бэйджором 8 кабине катера.
- Энсин Нико – коммандеру Котме, - произнес он, устроившись в кресле пилота и открыв канал связи.
- Говорит майор Мори, администрация Бэйджора 8, - донесся из динамиков женский голос, - Коммандер здесь, рядом со мной, можете говорить.
Инженер посмотрел на вулканку, и она благодарно кивнула ему. Присутствие представителя местной власти показалось ей очень уместным – возможно, расследование обстоятельств странных происшествий возьмет на себя баджорская сторона. Но делом энсина было лишь изложение фактов, к чему она и приступила.
- На связи энсин Т’Нэрэ, я должна сообщить вам важную вещь. – И она заново изложила события последнего часа, почти так же, как минуту назад землянину, только уже спокойнее. В заключение она задала один из наиболее волнующих ее вопросов: - Каковы будут распоряжения насчет задержанной?
Поставив коммандера и майора в известность о происшествии, девушка почувствовала себя намного более комфортно и уверенно, искренне надеясь, что теперь все точно закончилось и дальше останется только выполнять приказ. Конечно, оставалось еще много неизвестных, но она верила, что справится.
- Она еще у вас? – в голосе невидимой собеседнице зазвучали металлические нотки, - Не спускайте с нее глаз. Привезите ее в место общей эвакуации, и я… сама о ней позабочусь. Никто не имеет права убивать моих людей… то есть людей на моей территории. Нет, мистер Котма, - голос майора зазвучал глуше, будто она говорила в сторону, - я не оставлю в покое фазер. Энсин, вы еще меня слышите? Просто доставьте эту женщину в Катмур. Конец связи.
- Вот и все, - констатировал инженер, разворачиваясь на кресле и оглядывая наполнившейся пассажирами катер.
- Вы уверены, что не хотите улететь прямо сейчас? – обратился он к вулканке, - Здесь становится действительно опасно – со всей этой водой, подступающей к городу… Я уверен, коммандера Торана уже нашли, и он в одном из тех маленьких баджорских скиммеров.
Т’Нэрэ была совершенно удовлетворена ответом начальства – это был самый логичный из путей. Только было жаль, что энсин Нико – вулканка решила запомнить его имя - сейчас улетит и ей снова придется действовать в одиночку.
- Да, доктору скорее всего уже оказали помощь, но времени прошло еще совсем не много, возможно я понадоблюсь, и улететь с вами сейчас не могу – предпочитаю узнать где он и убедиться, что все в порядке, насколько это возможно в его состоянии. Скорее всего, мы эвакуируемся в следующей ходке. А вот преступницу можете забрать сейчас, разумеется приняв необходимые меры предосторожности: эта женщина чрезвычайно опасна и изобретательна, а также я склонна считать, что она может страдать психическими отклонениями. Есть еще свободные места?
Девушке очень хотелось как можно скорее избавиться от безумной баджорки, которая даже находясь вне поля зрения и в бессознательном состоянии каким-то образом ее раздражала.
- Места найдутся, - тихо и немного неуверенно ответил Нико, - И, кажется, где-то здесь у нас были наручники. Что ж, энсин, найдите своего начальника и не задерживайтесь. Кажется, мы не многим здесь можем помочь… Город придется отстраивать заново. Бедные жители. Удачи вам! – попрощался инженер, когда Т’Нэрэ двинулась на выход из катера мимо испуганных пассажиров.
Выйдя под дождь, вулканка увидела направляющуюся от лечебницы процессию – два санитара несли носилки с преступницей. Ее глаза все еще были закрыты, но это никого не могло обмануть, и ее запястья были крепко привязаны к носилкам. Проследив за погрузкой в катер, Т’Нэрэ быстро пошла обратно в лечебницу.
Теперь там почти никого не осталось, и место казалось заброшенным и разрушенным давным-давно. Белая пыль все еще оседала с потолка, сирена все еще придушенно звучала, перевернутые сидения в зоне ожидания напоминали о панике несколько минут назад. Через заклинившие входные двери энсин увидела, как один за другом поднимаются эвакуационные суда. Оставалось только надеяться, что новые прилетят и заберут оставшийся персонал и их с доктором Тораном. Нарастающий гул со стороны реки заставил вулканку быстрее двинуться в сторону склада лекарств.
- На помощь, срочно! – услышала она крик – навстречу ей по коридору бежала женщина, и по отсутствию складок на ее носу энсин с удивлением признала в ней совершенно незнакомую землянку.
___________________________
Вместе с Мори Джанир
13  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 11 11 2008, 17:52:06
Государственная психиатрическая лечебница, холл.
06:57


…В отличие от своего старшего брата, прослужившего несколько лет на ДС9 в службе безопасности станции, лейтенант Пинар Наджем был прежде всего администратором и секретарем. Он умел выполнять поручения и всегда готов был помочь, у него была великолепная память и они никогда не забывал напомнить своим начальникам об обеденном времени… но при всех своих достоинствах он был практически лишен лидерских качеств и очень неуютно чувствовал себя с фазером на боку. Планшетка и стилус были ему привычнее.
Энсин Т’Нэрэ могла творить чудеса в операционной и не растерялась бы, если б только Вина позволила ей помочь доктору Торану. Куда более целесообразным она считала лечение существ, нежели усилия, призванные их калечить в бою. На Бэйджоре 8 ей едва ли не впервые пришлось столкнуться с людской жестокостью лицом к лицу. Да, Доминионская война была за плечами у всех, но одно дело находиться на корабле и лишь слышать о списках погибших, и совсем другое – смотреть в чьи-то темные безумные глаза.
Вина Ориен выросла в мире, где каждый день приходилось бороться за свою жизнь, прошла стандартную подготовку в Академии Звездного Флота и уже успела познать, что это такое – убить человека, и не из винтовки на расстоянии, а собственными руками. Каждым следующий удар, каждая следующая жестокость или издевательство давались ей все легче.
Поэтому, когда траектории этих троих пересеклись в холле лечебницы, исход был не предсказуем.
Вина отказалась от борьбы за скальпель, и инструмент полетел на пол. Пинар попытался разнять женщин, и баджорка использовала этот шанс, чтобы дотянуться до фазера у него на поясе…
- Отцепись от меня, остроухая! – крикнула она, - Или я отстрелю ногу этому лейтенанту!
Вулканка сразу поняла, что все идет к новому заложнику, а значит задача будет сводиться к предыдущей, только теперь неизвестных будет во много раз больше, и решать ее заново она совсем не хотела, поэтому решила во что бы то ни стало этого не допускать – если преступница приставит фазер к горлу Пинара, то дальше сможет добиться чего угодно, и теперь уже не придется уповать на ее милость – скорее всего она убьет заложника назло всем, из мести за сопротивление. Т’Нэрэ показалось, что баджорка не остановится ни перед чем – катер был уже совсем рядом, оставалось совсем чуть-чуть, и девушка даже в чем-то понимала стремление ее противницы применить какие угодно средства для достижения цели. Но позволить этого не могла. Порядком устав от  нервного напряжения, она немного утратила осторожность, а времени на обдумывание не было совсем.
В этой миссии было как никогда много вещей, которые происходили с ней впервые. Драться вот так просто, не на тренировках в академии, ей еще не приходилось, и удивительно было чувствовать, что все идет не по плану и она вполне может проиграть схватку только из-за того, что здесь не действуют правила и никто не будет ждать, пока она подумает. Да и разве не очевидно, что драка – это обыкновенное варварство, которое позволительно разве что клингонам (при всем уважении к любым формам жизни), а в иных случаях два разумных существа могут договориться и более цивилизованными способами, без применения силы
От прошло удара неприятно саднило лицо и кружилась голова, но энсин уже успела почувствовать, что она сильнее, и если бы только можно было подраться с женщиной один на один, перевес явно был бы на стороне вулканки, даже учитывая, что боевая подготовка девушки была не на высоте, хотя необходимым минимумом приемов она, естественно, владела, как любой офицер Звездного флота. Услышав очередную угрозу и бросив беглый взгляд на фазер в руке преступницы, она понадеялась, что он установлен не на максимальный уровень излучения, и сместила свой центр тяжести, пытаясь навалиться своим весом на баджорку и повалить ее, при этом прилагая все усилия, чтобы дотянуться свободной рукой до шеи.
Она уже не видела, выстрелило ли оружие.
Вина завизжала, когда почувствовала, что летит на пол вместе с неуклюжим баджорцем и вулканкой, которая неожиданно схватила ее рукой за горло. Через мгновение она уже не могла кричать, и лишь сдавленно хрипела.
Это было… не по плану. Так не могло быть. Так не могло кончиться. Свобода была близко – даже прижатая к полу, она видела распахнутые двери и почти чувствовала кожей порывы холодного ветра. Это было… просто не честно. Она не убила доктора на складе, она не убила вулканку, она не решилась без предупреждения покалечить собрата-баджорца. Все замыслы, вся ненависть, огромная и наполнявшая все ее существо, выливались – во что? В какие-то практически мелкие гадости, серьезно портящие жизнь окружающим, но совершенно не соответствующие ожиданиям.
Такое развитие событий уже не могло оставить равнодушными находящихся в холле. Кто-то за стойкой регистрации нажал сигнал тревоги, и воздух завибрировал от воя сирены. Женщины с ревущими детьми бросились к выходу, мешая единственному баджорскому охраннику. Кто-то попытался разнять тесный клубок дерущихся, но получил от Вины пинок в голень… Посетители клиники сумели превратить теоретически мирную эвакуацию в стихийный митинг и панику, что уж говорить о реально опасной ситуации, где паника как раз была уместна…
Но если общение с федератами чему-то и научила Вину, так это не сдаваться, как бы тяжело не было. Она не успела выстрелить, когда на нее набросилась вулканка, но фазер не выпустила, и нажала на спуск только сейчас, совершенно не представляя, куда уйдет выстрел.
После желтой вспышки сверху посыпалось белое крошево – отвалившаяся штукатурка и куски потолка, в который и попал выстрел. Несколько женщин в толпе закричали, и всеобщее смятение приобрело чудовищный масштаб. Все спешили побыстрее убраться из холла, увидев фазерный огонь. То тут, то там раздавались крики – по инерции. Баджорцы толкались и мешали друг другу, Т’Нэрэ видела все это боковым зрением. Ее рука все еще сжимала горло упрямой баджорки, и под пальцами чувствовалось биение артерии. Никакой особой агрессии вулканка не испытывала, и явно не собиралась душить противницу, ей всего лишь надо было ее обездвижить. На запястье энсина уже сомкнулась рука женщины, и стальной хватке ее цепких пальцев можно было только позавидовать. Воспользовавшись ее замешательством, Пинар отнял у нее фазер, и даже сейчас она продолжала сопротивляться. Но к ним уже спешил охранник, Пинар держал одну ее руку, а вулканка все еще сжимала шею – драться дальше было уже бессмысленно. Энсин не без труда протянула свободную руку и защемила баджорке нерв между шеей и плечом.
Вулканский щипок всегда действует прекрасно, и Т’Нэрэ почувствовала, что никакого сопротивления уже нет. Она разжала руку и поднялась на ноги, тяжело дыша. Она слышала, как Пинар и охранник наперебой что-то спрашивают, но вслушиваться в вопросы и тем более отвечать на них у нее не было сил – ей еще не верилось, что все закончилось. Она только сказала Пинару:
- Не спускайте глаз с этой женщины, она ранила доктора Торана и хотела угнать наш катер. Держите ее под прицелом. Надо установить ее личность.
После этого вулканка решила, что доктора Торана обязательно найдет та медсестра, а ей самой сейчас лучше переговорить с пилотом и объяснить истинные причины срочного вызова транспорта к лечебнице, а так же попробовать связаться со станцией и доложить о происшедшем. Она еще раз взглянула на Пинара и пошла к выходу, проталкиваясь через поток выходящих больных и врачей. Она никак не могла выбросить из памяти наполненные ненавистью глаза безумной женщины.
_______________________
Совместно с Мори Джанир
14  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 10 11 2008, 00:59:32
Государственная психиатрическая лечебница, склад.
06:43


Кровь всегда ассоциируется с жизнью. И зеленая, и красная, и синяя.  Т’Нэрэ задумчиво смотрела, как из распоротых вен на запястье и пореза на шее Торана медленно вытекает темно-зеленая кровь. Между ней и ее прямой обязанностью сейчас стояла эта странная женщина и выдвигала нелепые требования. От такой наглости у вулканки непроизвольно вздернулись брови. Катер! Это что, неудачная шутка? Впрочем, с юмором у вулканцев всегда было не важно. Вполне понятен и уместен был бы запрос просто отпустить преступницу и не мешать ей уйти. Баджорка определенно хотела слишком многого. Энсин не любила задавать ненужные вопросы, особенно если дело казалось очевидным, поэтому она решила считать, что женщина и так знает: нельзя безнаказанно уйти на федеральном транспорте оставляя за спиной мертвых офицеров, и в таком свете убивать доктора было бы нелогично даже для безумца. Тем не менее, услышанным обещаниям Т’Нэрэ все равно не верила.
Но выбора у нее не было, и она сказала:
- Хорошо. Я свяжусь с пилотом. Но где гарантия, что вы никого не убьете?
- А где гарантия, что ты свяжешься именно с пилотом и не сдашь меня?  - пожала плечами Вина, отчего скальпель в ее руке снова дрогнул, - Мы обе должны довериться друг другу.
Может быть, эта вулканская девушка была жестче внутри, чем думала баджорка. Может, справиться с ней будет труднее, чем казалось на первый взгляд. Но если выбирать между ней и доктором – выбор для Вины был очевиден.
- Давай побыстрее с этим покончим. Вот твоя дельта, - она швырнула коммуникатор энсину.
Гарантий действительно никаких не было. Хотя, если подумать, баджорка была в намного более выгодном положении, и ее гарантией был заложник. Побыстрее со всем покончить хотелось и вулканке, только желаемое окончание было несколько другим. Неохотно взяв холодный металлический коммуникатор, она заговорила своим самым обычным голосом:
- Энсин Т’Нэрэ пилоту катера. Вы меня слышите?
Раздалось шипение из-за помех, но через несколько секунд раздался голос пилота.
- Да, продолжайте.
Девушка в тайне надеялась, что сигнал не пройдет из-за проблем со связью, но обстоятельства сложились явно не в ее пользу. Теперь придется врать.
- Нужно срочно эвакуировать больного, прилетайте к лечебнице. – Она подумала, что теперь в этом будет замешан еще и пилот…
- Понял. Вылетаю.
- До связи. – Врать было очень непривычно и противно, особенно если учесть, для чего она вызвала катер.
- Это было… неплохо, хотя стоило бы сначала потренироваться, - протянула баджорка, - Хотя по тебе сразу видно, что ты не привыкла врать. Надеюсь, на слух это не так заметно. Теперь – следующий пункт нашего маленького плана. Тебе придется постараться, но я в тебя верю…
Женщина осторожно убрала скальпель от шеи доктора и пошарила в полке упавшего шкафа и достала упаковку ампул.
- Импроволин. Тоже неплохо. Мера предосторожности,  - объяснила она вулканке, прочитав этикетку и заправив гипоспрей, однако, вопреки ожиданиям энсина, не стала добивать Торана очередной дозой обезболивающего.
- Я обопрусь о твою руку, и ты проводишь меня до катера. Не самая сложная ложь – просто скажи себе, что я больна, и тебе надо мне помочь. Это ведь почти правда, - баджорка тихо рассмеялась, - Ну же, иди сюда…
Почти правда никогда не станет настоящей правдой, и Т’Нэрэ чувствовала острую неприязнь к женщине, заставившей ее врать. При всем своем миролюбии, сейчас она была бы не против обрушить на голову баджорки что-нибудь тяжелое и таким образом действительно сделать ее больной. Но это было невозможно, и ей не осталось ничего, кроме как подойти на несколько шагов.
- Доктор тяжело ранен…Разрешите мне помочь ему. Пожалуйста. – Она сомневалась, что его быстро найдут на этом складе после их ухода, а помощь ему нужна была сейчас. – Это не займет много времени. Пожалуйста, - тихо повторила она без особой надежды, видя в глазах женщины только жестокость и безумие.     
- Он не умрет в ближайшие 50 минут и совсем не чувствует боли, - отрезала Вина, пнув доктора под ребра, - А ты – не единственный медик в этом… заведении, - ее глаза свернули, когда она припомнила все время, которые ей пришлось здесь провести.
На запястье Т’Нэрэ хищно сомкнулись сильные цепкие пальцы, испачканные зеленой кровью, и секунду спустя ей в бок уперся скальпель, прежде угрожавший жизни Торана.
- Если тебе будет от этого легче, я отправлю сюда кого-нибудь, когда мы будем улетать, но не раньше. Так что в твоих интересах постараться сделать так, чтобы я скорее села в этот чертов катер.
Вина потянула свою пленницу в сторону выхода со склада.
- Забавно,  - проговорила она, толкая дверь, - Кажется, у меня появилась нехорошая привычка брать в заложники медицинских работников. Одно лишнее слово – и в твоих внутренностях появится дыра размером с мой кулак. Конечно, тогда все бросятся спасать тебя, и ты не сможешь рассказать о докторе номер один… Так что веди себя смирно, - баджорка чуть надавила на скальпель, напоминая о его присутствии.
Впереди у них было несколько сотен метров коридоров и людный холл…
Т’Нэрэ в который раз подумала, что все более чем скверно. Однако, чем дальше они были от злополучной двери, тем легче было энсину примириться с ситуацией. Все же, логика в словах преступницы была, и первостепенная задача вулканки – привести или прислать помощь к доктору, а в мертвом виде это сделать будет…затруднительно. Поэтому шагая по коридору она не пыталась оказывать сопротивление, но и не знала еще, что будет, когда они подойдут к катеру. Пусть не по своей воле, пусть под угрозой смерти, пусть ради спасения другого, но она совершала не правильный поступок - помогала преступнице бежать, и еще не известно, чем это обернется.
Они все шли и шли по коридорам, и никто не попадался им навстречу.  Т’Нэрэ, как и положено, угрюмо молчала.
Но все изменилось, когда впереди замаячил холл лечебницы. Вулканка помнила его заполненным людьми, шумным и душным, но не настолько, как теперь. Раньше люди, как муравьи, спешили по своим делам выверенными траекториями, не сталкиваясь и не пересекаясь, будто по заранее намеченным узким тропинкам. Теперь же казалось, что в муравейник кто-то кинул горящее полено…
- Мы эвакуируемся в Катмур! – издалека закричала Т’Нэрэ уже знакомая рыжеволосая баджорка-медсестра, - Доктор Торан об этом знает? Пусть готовит своих больных! Там как раз приземлился ваш федеральный катер – ничего, если я погружу туда к вам парочку своих?
Вина тяжелее навалилась на плечо вулканки, вжимая свой смертельный медицинский инструмент ей под ребра, и опустила голову, прикидываясь сопровождаемой больной.
- Ответь ей, - прошипела она, - Что угодно.
Энсин все понимала буквально, и ее понимание формулировки «что угодно» явно отличалось от того, что имела в виду баджорка. Вулканка посмотрела на медсестру, зная, что взглядом все равно не сможет ничего выразить, и сказала как можно более выразительно:
- Доктор Торан просил вас обязательно принести успокоительное со склада, который по дороге в 19 палату… - нажим скальпеля сильно увеличился, но Т’Нэрэ не удивилась. – Выполняйте, сестра, это срочно, - сказала она безапелляционным тоном и, почувствовав как ее толкают вперед, пошла дальше вместе с безумной женщиной, так талантливо претворяющейся больной.
Ей казалось, что важную информацию она уже сообщила, и теперь главное – это не дать баджорке угнать катер. За те минуты, пока они шли молча до холла, энсин успела несколько раз прикинуть обещанную ей дыру в боку, и решила, что это неизбежно, если она хочет помешать планам женщины.
Нажим скальпеля с удалением недоумевающей медсестры немного ослабел. В тот же миг вулканка резко подалась в сторону и попыталась поймать руку преступницы до того, как она активирует скальпель.
Вина, расслабившаяся при виде катера, уже ждущего ее за полупрозрачными дверями лечебницы, так приглашающее распахнутыми, не ожидала резкого движения пленницы, и эта ошибка могла стоить ей свободы. Она уже давно старалась не думать, что в среднем представители вулканской расы сильнее людей и баджорцев.
На мгновение она почувствовала, как сжимается от страха и безнадежности ее сердце. «Это не справедливо, - вдруг подумала она, - Я всего лишь хочу… домой». Может, стоило позволить вулканке заняться доктором, может, стоило быть чуть добрее… Но было уже слишком поздно для раскаяния.
- Какое ты имеешь право мешать мне попасть домой?! – воскликнула она, пытаясь стряхнуть с локтя руку вулканки, мешающую воспользоваться скальпелем. Инструмент уже был запущен и чуть слышно гудел, ожидая твердой материи, которую он мог бы разрезать.
Люди вокруг начинали оборачиваться… и расступаться, не понимая, что происходит.
- Что здесь происходит, мэм? – подал голос молодой светловолосый баджорец в красной военной форме, оказавшийся ближе всего,  - Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, нам всем хватит места в транспорте, и мы все попадем домой…
Появление на сцене нового персонажа, обратило на себя внимание как вулканки, так и баджорки. Этот молодой человек мог помочь обеим, но совершенно по-разному. И Вина решила воспользоваться шансом – пнув соперницу в колено, она резко отпустила скальпель и ударила вулканку по лицу свободной рукой с зажатым с ней гипоспреем.
Это было слишком даже для спора врача с паникующим больным, который отказывался подождать своей очереди в эвакуации – а именно так это понял лейтенант Пинар, который по приказанию доктора Джирани пытался руководить посадкой в скиммеры. Молодой человек бросился на помощь… не особенно разбираясь, чью сторону он примет.
____________________________
Совместно с Мори Джанир
15  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 06 11 2008, 21:45:19
Продолжение.

-  Начнем с ответов на вопросы, - медленно ответила Вина, - Постарайся ответить быстро, не задумываясь. И если твои слова не совпадут с тем, что уже мне сказал доктор номер один… я буду очень, ОЧЕНЬ разочарована.
Баджорка сделала шаг назад, потом еще один, и еще… пока ее нога не ткнулась в бок доктора Торана. Тут она снова опустилась на колени и поднесла скальпель к шее своей первой жертвы.
- Подойди ближе, - потребовала она, - Отсюда тебе будет лучше его видно – и ты увидишь, что его раны пока не так уж серьезны. Мой первый вопрос – на чем вы прилетели сюда, на эту планету?
У Т’Нэрэ непроизвольно возникло ощущение, что эта женщина прочитала ее мысли – жизнь ромуланца опять была в опасности, что гораздо больше беспокоило энсина, чем ее собственное благополучие. На какое-то время ей показалось, что это конец, и отчаяние медленно расползалось по ее разуму, потому что все еще оставшиеся возможности избежать самого страшного таяли на глазах. 
- На катере, - не задумываясь ответила вулканка. Сейчас говорить правду будет самым логичным, тем более так скорее всего поступил и доктор Торан.
Энсин не имела в своем словаре слова «надежда», тем не менее какое-то ее подобие (выражающееся, конечно, расчетом вероятности благоприятного исхода) все еще оставалось, и она должна была сделать все возможное, чтобы из всех вариантов развития событий воплотился именно он.
- И где сейчас этот катер? На космодроме, на стоянке возле лечебницы – где именно? – баджорка прищурилась, ее рука на скальпеле заметно напряглась, ведь близился первый ответственный пункт ее плана побега с объятой катастрофой планеты.
Вина слишком хорошо помнила, как челнок, призванный перевести ее отсюда в объятия судебной системы Бэйджора, вздрогнул, будто налетел на невидимую стену, и как взрывались и искрили консоли – ссадины той катастрофы все еще украшали ее лицо, вывихнутая рука все еще ныла, а на плечах Вина все еще носила куртку одного из ее погибших охранников. С более крепким и большим федеральным катером этого не должно было произойти, он должен быть в состоянии покинуть нарушенную плазменным штормом атмосферу планеты.
Энсин не могла не заметить, как интересует собеседницу вопрос о катере, и у нее в голове пронеслась мысль, что, возможно, судно интересует баджорку гораздо больше, чем желание кого-нибудь зарезать экзоскальпелем. Хотя, многие любят совмещать приятное с полезным, и ничего определенного о намерениях женщины Т’Нэрэ сказать до сих пор не могла. Вулканка уже поняла, что имеет дело с кем-то, чей разум определенно замутнен и работает далеко не по законам логики, а значит все опять сводилось к тому, что это приключение вполне могло стать последним для двух остроухих и очень невезучих федеральных докторов… Она пообещала себе, что если переживет этот день, впредь перед высадкой на планету обязательно будет находить информацию о психологических особенностях обитателей…Только даже это не помогло бы сейчас – у безумцев своя психология, вне зависимости от расы, и, увы, Т’Нэрэ в ней абсолютно не разбиралась.
- Насколько мне известно, катер находится в космопорте. – Делиться информацией было не приятно, но ничего секретного энсин все равно не знала, и поэтому у нее не было чувства, что она разглашает тайны Федерации, особенно если учесть опасное оружие у шеи доктора.
- Проще говоря, ты не знаешь точно, доктор номер два, - констатировала Вина, - Сейчас ты возьмешь свою дельту и вызовешь этот транспорт к лечебнице. Скажешь, что надо срочно эвакуировать больного – тебе поверят. Ведь вулканцы не лгут, верно? Потом мы вместе выйдем отсюда, ты отошлешь пилота, и мы улетим. Я высажу тебя на первой же планете за границей баджорской территории, обещаю. Чем скорее мы уйдем отсюда, тем большая вероятность, что кто-то найдет твоего коллегу, и он все еще будет жив. Таков план. Всего лишь небольшое приключение для энсина, зато ваш доктор будет благодарен за то, ты не совершала глупостей и резких движений и дала ему шанс выжить.
Рука баджорки как бы невзначай дрогнула, и на светлой коже Торана выступила темная капля крови. Вина ждала ответа и надеялась, что вулканка понимает, что сейчас решается жизнь двух человек.

_______________________________________
Совместно с Мори Джанир
Страниц: [1] 2
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS