* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
13 11 2019, 15:40:44 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1]
1  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 5 : 04 08 2010, 16:05:11
12 июля 2379 года, около 14:00
Капитанская яхта USS «Ратвизан»


Никогда прежде Верелан не была так близка к смерти. Тренировки в Академии, хотя и проводились «по-живому», не могли внушить гражданину Ромуланской Империи страх перед смертью. Наоборот: испытания и опасные ситуации лишали какого-либо стыда за поступки и страха за утрату собственной, и чужой тем более, жизни.

Умри Верелан тогда, на ее место пришел бы следующий претендент.

…Здесь, на капитанской яхте, она надеялась добраться до Дип Спейс Девять; она намеренно, вопреки установкам Тал Шиар, доверилась Федерации…

Теперь, когда Верелан очнулась в луже болотно-зеленой крови, ей захотелось поменять это решение. Пораженная произошедшим, или от сотрясения мозга, а может от вида обгоревшего электрической дугой пилота Федерации, который до катастрофы казался на удивление вежливым и приятным собеседником, Верелан вырвало остатками винерина и супа Пломик.

Ее трясло. Она ощущала, как слабость охватывает тело. Верелан пыталась подняться, но руки… Ссаженные, они предательски дрожали. Поджав под себя ноги, Верелан оперлась плечом о стену. Острое болезненное дыхание, вырывалось из легких, обжигало их изнутри.

По угловатому смугло-оливкового цвета лицу стекала кровь. Верелан провела пальцами по влажному виску. Голова раскалывалась от каждого прикосновения. Боль, казалось, по костному наросту проникала глубже и глубже, куда-то в сознание, затуманивая, заволакивая тьмой остатки видимого отсека. Лишь огнепад, фонтаном выбивающийся их пульта ОПС, яркими огненно-белыми искрами стекал на обугленное, жареное тело человека. Вспышки выхватывали лоскуты формы Федерации.

Успокаивая себя тем, что раз она ощущает боль, и страх смерти окутывает ее, то она жива, Верелан старалась отсидеться. Ждала, когда же сможет что-либо сделать ради спасения. Дабы отвлечься, посол тщилась сконцентрироваться на том, что произошло. Техническая сторона вещей ее никогда не интересовала, однако, она заключила, что попробовать не поздно.

Впрочем, в голову влезла мысль о том, что ее оранжевое платье с серыми в шашечку вставками непоправимо испорчено. Правый рукав намок в крови и прилипал к телу. Подол разорвался, и на нем виднелись овальные, продолговатые дыры с торчащими в разные стороны нитками; поперек левого бока шел разрыв, похожий на ущелье, на дне которого располагалась выжженная ссадина. Забота о внешнем виде в такой момент разозлила Верелан. И закрыв глаза, она заставила себя забыть об обыденных заботах и задуматься о положении, в котором оказалась.

…Она отдыхала в каюте и рассматривала чемоданы с вещами, что везла с собой. Верелан мечтала стать послом, быть полезной не только Империи, но и всей Галактике. От ощущения того, что она раскроет глаза Федерации и прочим расам на то, что Ромуланцы на самом деле мирный народ, окрылял ее. Верелан готовилась вырваться из замкнутости, и отсюда извечной подозрительности – основной черты ее расы. Она представляла, как на официальном приеме ее представляют командному составу, она выходит, статно, величаво, но с тщетно скрываемым спокойствием и восторгом, когда от этих раздумий ее вырвал надрывающийся возглас пилота.

Несомненно, что-то стряслось. Верелан узнала это по резкой и высокой интонации голоса. А раз что-то произошло, и, скорее всего, это что-то серьезное, посол поняла, что именно этот момент может стать наиважнейшим в ее карьере. От разрешения сложившейся ситуации зависит то, как ее примет. Если же она замкнется и спустит все на самотек, вряд ли ее зауважают. Уважение – одно из самых сильных качеств для дипломатов. Решение пришло незамедлительно.

В ее жизни было множество ситуаций, когда Верелан чаще действию предпочитала раздумья и тщательный анализ, но в этот судьбоносный, как ей казалось, момент, она решила действовать.

Явившись в отсек управления, первым делом поинтересовалась об обстановке и месте их нахождения. Пилот, выученный в лучших традициях Федерации, выложил все как есть: яхта зависла в одной трети астрономической единице, перед и над ним вышла из маскировки ромуланская боевая птица. Судя по открытому каналу связи, который пилот перехватил, ромуланцы запрашивают помощь.

То, что мама и Тал Шиар не даст вольную, Верелан понимала, и предполагала, что кто-либо будет сопровождать их, на непредвиденный случай. Демаскировка же означала серьезные проблемы. Или коммандер Д’деридекса узнал о грозящей яхте опасности и вызывает огонь на себя, позволяя Верелан скрыться, или проблемы начались именно у них. Однако только посол собиралась приказать пилоту предложить забрать нескольких людей на борт яхты. По открытому каналу безумным со смачным оттенком безграничного отчаяния криком прогремело о темпоральной аномалии в квантовой сингулярности ядра двигателя.

— Всю энергию на щиты! — успела завопить Верелан прежде, чем их накрыла взрывная волна…

В гудящей голове посла промелькнули все знания, которые она получила будучи до присвоения ей звания центуриона, все, чему учил ее отец о кораблях. Единственной причиной, почему яхта еще цела (и она жива), послужило то, что силовое поле щитов вошло в слияние с темпоральным выбросом из ядра Боевой Птицы. Этого объяснения ей хватило, чтобы вздохнуть легче, но секунду спустя, Верелан осознала, что могла оказаться в темпоральном коконе, который, вероятно, выбросил ее из временного континуума, из ее реальности.

Сжав зубы от боли, Верелан поднялась и прильнула к иллюминаторам, чтобы рассмотреть в бездонно-черном фоне, испещренном крохотными светящимися точками что-то, что внушило бы ей надежду, новый толчок к спасению. Она осматривала сектор на сектором, угол за углом, однако звезды двигались медлительном танце нарастающего отчаяния.

Обессилев от пустоты и одиночества, Верелан опустилась в потрепанное кресло пилота и захлюпала носом. Первая поездка за пределы Ромуланской Империи… Первое серьезное назначение… Первая миролюбивая миссия… Первые надежды на сотрудничество… Первая работа на станции глубоко во недружелюбном космосе… Все ее надежды взорвались вместе с ядром отправленной для ее защиты Боевой Птицы.

…Там в чемодане спрятан дизраптор. Он манил своей доступностью, привлекал избавлением от обреченности…

Верелан встала и нетвердо двинулась к дверям отсека, когда в иллюминатор пробился красный мерцающий огонек. Не сдерживая слез радости, посол повернулась и увидела стыковочный пилон Дип Спейс, точно такой, как она себе представляла – похожий на реберную кость кардассианской крысы. То, что Верелан пережила в тот момент можно описать лишь чувством воскрешения из мертвых: безграничное счастье, почти до обморока безумное. Бросившись к вспомогательному пульту ОПС, посол открыла канал связи:

— Капитанская яхта USS «Ратвизан» запрашивает помощь! Системы отказали, пилот мертв. Как слышите? Капитанская яхта USS «Ратвизан» запрашивает помощь!..
2  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 25 02 2009, 00:36:44
14:00
Офис полковника


Немного счастливее Крим почувствовал себя только избавившись от кота. Встреча с любимцем Бакота несказанно обрадовала, он даже не стал ворчать, кот, кажется, тоже был счастлив. Он перестал шипеть. Перекинувшись с Бакотом парой реплик, Крим покинул офис службы безопасности и, оттягивая момент встречи с послом, решил отправиться в одно из многочисленных кафе Променада, где начал работу над отчетом. Работа продвигалась медленно, слова подбирались с трудом. Однако Крим прекрасно знал, что полковника не столько беспокоит форма, сколько содержание. Разобравшись с отчетом, Крим вздохнул и направился к каюте посла.
Верелан встретила его с притворно благожелательным видом. Но Крим знал: новая встреча не доставляет ей ровным счетом никакой радости.
- Вас хочет видеть полковник, - известил Крим. Верелан кивнула. Девушка понимала, что избежать этой встречи невозможно.
Офицеров в Опс Верелан старалась не разглядывать. Вся ее поза сквозила гордостью и показным равнодушием. Даже у офиса главы станции она ничуть не растерялась.
- Посол Верелан, - объявил Крим, в очередной раз переступая порог кабинета. – И мой отчет.
Не дожидаясь ответа полковника Крим вышел. Все остальное было не его делом.
- Госпожа посол, - командующий станцией поднялся с кресла, обошел свой стол и отодвинул одно из кресел для Верелан.
Сказать по правде, полковник Талар не всегда знал, как вести себя с ромуланкой. Она присутствовала на станции дольше, чем ее предшественник, с которым баджорец познакомиться не успел, но ее цели до сих пор оставались неясными. Разумеется, ходили слухи, что она не столько голос Ромуланской Звездной Империи на станции, сколько ее глаза и уши, то есть попросту шпионка, на что Талар резонно замечал, что любого посла можно воспринимать в этом качестве, не только ромуланского. Просто ромуланцев на Бэйджоре традиционно любили меньше, чем федератов. Сам полковник, впрочем, весьма толерантно относился к этой расе и даже не вспоминал о неприятных эпизодах во время Доминионской Войны – например, о блокаде Дерны. Верелан же он находил весьма интересной особой, тем более, что тонкие черты ее лица были так симпатичны.
- Думаю, вам известна причина нашей встречи, - церемонно начал командующий.
Верелан учтиво приняла приглашение присесть, такие вещи располагают к беседе. Ритуалы затем и созданы, полагала она, чтобы слегка припудрить глаза собеседнику. Нельзя отказывать полковнику в его тактичных манерах, особенно, если тебя этому выучили. Посол присела молча. Затем, смыкнув кончики пальцев обеих рук, произнесла, весьма задумчиво:
- Благодарю, полковник, - Верелан позволила себе улыбнуться, но улыбка получилась по-язвительному едкой, пожалуй, даже саркастичной. Не многие ей высказывали это в лицо, поэтому посол воспринимала себя такой, какая она есть, и плевать она хотела на существ из иных миров, интересующихся ее внешностью и повадками. Это ее личное дело, как улыбаться. Впрочем, запах в кабинете полковника вполне успокаивал и ей начинало нравится находиться рядом с полковником, если бы не его нос и серьга... Нет, Верелан не могла вынести такого уродства, однако терпела, ибо с этим ей еще жить и жить на станции. Медиатору до Амбасадора еще далеко - а ДС9 самый быстрый способ получить новое звание, так казалось Верелан.
- Таким образом, - продолжила посол, - вы так же осведомлены о моей причастности к этому делу. Это скрывать бесполезно... уже. Так что конкретно вас интересует, возможные детали происшествия или что-либо иное?
Талар не видел необходимости скрывать свои знания – он был не из тех, кто испытывает удовольствие от словесных дуэлей, дипломатических танцев и пируэтов в стиле «я знаю, что ты знаешь, что я знаю, но знаешь ли ты, что я знаю, что ты знаешь, что я знаю?».
- Лейтенант Крим сообщил мне, что единственная на станции свободно бегующая… то есть бегавшая, пока вы ее не ликвидировали… крыса принадлежала вам. Разумеется, мне бы хотелось услышать от вас подтверждение этого факта. Я понимаю, что в любом другом случае, это было бы вашим личным делом, посол, но данное ваше приобретение вызвало серьезный переполох, и я чуть не лишился одного из своих офицеров. Кроме того, есть еще одно обстоятельство… Я бы не хотел, чтобы оно повлияло на отношения между нашими государствами, но лейтенантом было упомянуто слово «опыты», а я не могу позволить, чтобы образец, приобретенный на этой станции, послужил возможной основой для развития… скажем так, способа нанести вред баджорской расе. И кардассианской тоже, раз уж на то пошло.
Верелан подняла бровь, почти инстинктивно.
- Разве лейтенант... Крим... сказал, что крысу ликвидировала я? Извините, но это опасно для моей репутации. Как вы посмотрите, что ролуманский посол на Станции является отменным стрелком? Это слишком опасно. Я всячески ратую, что за такой поступок, несомненно героический, лейтенант Крим должен быть награжден. Даже если вы проверили каюту на остаточные лучи, то узнаете, что выстрел произошел из фазера, а не дизраптора, который, как вы знаете, имеется у меня в каюте, и скажу вам сразу, под более надежной защитой, нежели была краса. Да. Я купила крысу для сестры Верис. Насколько мне известно, сестра и ее муж мало связаны с Тал Шиар. Верис - занимается наукой, медициной. К тому же, позвольте вам заметить, что если ромуланцы захотели бы разработать химическое оружие, разве они не могли сделать этого раньше? Ставить под сомнение сообразительность расы - это, мягко говоря, не этично. Чтобы выработать вакцину хватить одной крысы, чтобы создать оружие - сотни... Простите, вы упомянули офицера, позвольте поинтересоваться его здоровьем, хорошо ли он себя чувствует?
- Лейтенант Крим не вдавался в подробности, - уклончиво ответил полковник, - Я знаю лишь, что благодарить за успешную операцию, - баджорец позволил себе криво улыбнуться, - нужно вас обоих. Что ж… я учту вашу рекомендацию лейтенанту, возможно, когда-нибудь это поможет ему продвинуться по карьерной лестнице. И тем не менее, я вынужден вернуться к вашей родственнице – связана она с Тал Шиар или нет, но получать потенциально опасные образцы таким вот частным способом достаточно подозрительно, и я бы хотел, чтобы впредь таких попыток не предпринималось. Впрочем, если ее интересует влияние вируса кардассианского бешенства на ромуланскую физиологию, возможно, доктор Торан согласится поделиться своими находками. Если, конечно, вирус его не прикончит в ближайшее время… - Талар опустил голову, - Я слышал слухи, что ему удалось сделать прорыв в своем исследовании – а он применил достаточно рискованный метод – но подтверждения и более точной информации я пока не получил. Не будет ли этого вам достаточно, госпожа посол?
- А будет ли достаточно подоного инцидента вам? - откинулась на спинку кресла Верелан. - Я согласна признать свою вину, и заверить, что впредь, если что-то поднадобиться мне или моей сестре, вы узнаете об этом первым, в обход многострадального доктора Торана. Однако... посмотрите это с другой стороны: я смогла купить зараженную крысу на станции, телепортировать ее в свою каюту, и сутки скрывать свою причастность. Это не должно впредь так легко проходить, - посло лукаво склонила голову набок. - Выводы вполне очевидны... Я спрошу как-нибудь за застраком доктора Торана о его исследованиях...
Полковник хмыкнул – обеспечение безопасности на станции для него всегда было больной темой. Свободный порт – это ведь не военная база. К сожалению…
А посол-то умна… пожалуй, даже слишком. Но почему-то это Талара раздражало куда меньше, чем он ожидал от сам от себя.
- А что вы можете рассказать об этом контрабандисте? – сменил тему баджорец.
- Это литианец, зубасный такой, я видела его всего дважды, оба раза в Кварк'с. У него еще глаза красные и кожа красновато-пунуового оттенка с небольшими пятнами вдоль почти клингонского гребешка. Кажется, его звали Адоком. Высокий, статный, сильный в плечах и, скажу я вам, взгляд не был отнюдь добрым. Полагаю, что клетка, которую он мне продал вместе с крысой, изначально была изготовлена с дефектами. Хотя это покажет, я надеюсь, расследование.
- Что ж, - баджорец кивнул, - Расследование покажет. Возможно, ваша помощь еще понадобится, но на сегодня вы рассказали достаточно. Благодарю, госпожа посол.
Верелан встала и заученно проговорила:
- Примите взаимную благодарность.
Затем вышла из офиса, подумав, что все идет куда лучше, чем она могла предположить. Тал Шиар не дремлет, а данный ей приказ еще не выполнен, однако, пока все идет по плану...

_____________
совместно с Мори (и не без Доктора)
3  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 20 02 2009, 01:11:19
10:45
Каюта Верелан


Предложение посла Верелан проследовать в ее каюту несколько сбило Крима с толку. К сожалению, он давно уже не получал от женщин подобных приглашений и уже подзабыл как может выглядеть женская каюта изнутри. Последний раз, когда он бывал в подобном месте, единственное что ему бросилось в глаза – обилие цветов и чего-то розового в сеточку. Землянка, пригласившая его тогда в свою обитель, назвала это «макраме». Криму «макраме» не понравилось. Оно было слишком розовым и… дырявым. Но в каюте посла ничего подобного не было. Деликатно пропустив ромуланку вперед, Крим осмотрелся. Сперва каюта показалась ему и вовсе не жилой: стандартный репликатор, пара не очень мягким диванов, столик. Верелан явно предпочитала аскетизм. Ну, или ромуланцы не подозревали о существовании «макраме». Или не любили розовый цвет.
Постояв на пороге в ожидании реплики хозяйки, но так и не дождавшись ее, баджорец с нервной улыбкой произнес нечто сродни «симпатичная каюта» и достал трикодер. А потом все произошло очень быстро. Сначала он услышал странный скрежет, скрежет сменился едва слышимым шорохом, а в следующий момент нечто неопределенно буроватого окраса выскочило из-за дивана и с хищным видом юркнуло в угол. Крим Реон вздрогнул и напрягся, уже было готовый броситься вдогонку. Сомнений не было.
— Извините, посол, — быстро проговорил он. — Но, кажется, у вас в каюте крыса.
Верелан застыла на миг, понимая, что на нее только что обрушился огнепад Гал Гэф'онг. Скрывать информацию вечно она не могла, и повинуясь дипломатическим инстинктам, пришла к выводу, что сейчас самый подходящий момент.
— Быстрее! — прокричала Верелан, резко сорвав фазер с пояса баджорца. — Опрокиньте тот ящик!
Опрокидывать ящики Крим умел превосходно. Лучше ему удавалось только необдуманно следовать приказам подозрительных личностей. В каком-то непонятном полуакробатическом па, баджорец метнулся в сторону, сбил ящик, отскочил на шаг, выпрямился, хотел оглянуться на посла, но лишь успел вовремя пригнуться от луча фазера с хирургической точностью прошившего несчастную крысу насквозь. Если бы в ту минуту у Реона спросили, что происходит, он был сказал, что это был сон, и он не в чем не виноват, потому что ничего не понял. Потому что не успел ничего сообразить. Крим удивленно посмотрел на дымящуюся дыру в теле крысы и черную корку поджаренной крови и перевел взгляд на ромуланку. В Сопротивлении ей бы цены не было, а вот на станции…
— Посол, — заговорил Крим, проморгавшись. — Думаю, вам следует мне кое-что объяснить. Конечно, эти крысы – вредные животные, но я чего-то не понимаю…
— Не хочу вас обижать, но понимание приходит с возрастом, даже я еще юна и неопытна, — проговорила Верелан, передавая фазер обратно баджорцу. Он решил поскорее его принять, ибо задней мыслью пожелал больше не проверять точность ее стрельбы, тем более находясь с ней один на один. Посол же опустила плечи и глубоко вздухнула, затем продолжила: — Но в чем-то вы правы. Мне пора все рассказать. Не присядете ли, а я пока закажу стакан воды. Вы хотите пить?
Верелан не хотелось откладывать объяснений, однако слишком привыкла к этикету, она по нему жила, и посчитала, что такой важный разговор может оттесниться маленькими правилами поведения, которые любила. К тому же, посла научили, что вежливость иногда помогает привести собеседника в благодушное настроение.
— От воды не откажусь. Благодарю, — сказал баджорец, послушно усаживаясь на диван. Краешком сознания Крим начал понимать, что дело принимает интересный оборот. На всякий случай он убрал фазер подальше. «О, Пророки! – подумал он. – А все так забавно начиналось».
Верелан подошла к репликатору и попросила два стакана воды ее любимой температуры: восемь онкианов. Когда они появились, посол взяла оба стакана и неспешно подошла, чтобы отдать один баджорцу. После ромуланка отошка к столу перед диваном. И стала смотреть, как баждорец пьет: подносит стакан ко рту, открывает его, закрывая в этот момент глаза, делает глоток... Подождав, пока стакан он будет держать более или менее крепко ("а то вдруг подавится, еще и за это отвечать!" — решила она), Верелан начала на одном дыхании:
— Моя сестра Верис попросила отправить ей кардассианскую крысу для опытов...
Крим медленно убрал стакан от губ, возблагодарив Пророков за то, что не подавился. Слово «опыты» он не раз слышал из уст кардассианцев в юности. С тех пор прошло не мало лет, а при этом слове Криму по-прежнему хотелось вздрогнуть. После мысли об Обсидиановом Ордене, на ум пришло не менее устрашающее сочетание – «Тал Шиар».
— Если я вас спрошу, зачем ей понадобились крысы, вы же мне не ответите? — это был риторический вопрос. Крим понимал, что ему не ответят. — Продолжайте.
— Насколько мне известно, Верис собиралась узнать, как действует кардассианское бешенство на ромуланский организм, но моя работа в этом деле была скромной. — Верелан вздохнула. — Я сходила в Кварк'c и купила через контрабандиста крысу. Ее тут же телепортировали в мою каюту. Но не успела я вернуться, как крыса уже прогрызла хлипкую решетку клетки и убежала в плазмопровод. И чтобы по такой мелочи не беспокоить станцию, решила сама же ее найти. Для этого купила определенную приманку, которую мне посоветовали те же контрабандисты, но сами знаете, станция большая, неизвестно, учуила ли крыса запах? Поэтому, после разговора с сестрой, я вместо баджорского храма пошла на поиски животного. Долго не попадалась никому на глаза, пока не натолкнулась на вас с этой вулканкой. Что было дальше, вы знаете.
Крим медленно переваривал услышанное, пытаясь сообразить, стоит верить словам посла, или нет. Он был с ней совершенно не знаком, но какое-то внутреннее чутье подсказывало, что девушка не лжет. В конце концов, ему приходилось слышать и более нелепые истории. А учитывая, как всяческие озабоченные собственной безопасностью милитаристские народы любят ставить различные «опыты», эта история звучала вполне правдоподобно.
— Ясно, — после продолжительной паузы произнес баджорец. — Напрасно, вы сразу не сообщили о случившемся службе безопасности. Возможно, в таком случае нам удалось избежать плачевных последствий. Я вам уже говорил, что пострадали дети. Если бы не это… в общем, я должен сообщить обо все полковнику, а он решит, как поступить в сложившейся ситуации. Но если хотите, можете сообщить ему самостоятельно.
— Мне очень жаль детей, однако доктор Торан сумеет о них позабоится. Я наслышала о его подвигах в области медицины. Однако, вы тоже герой, без вас, я бы не вернулась в каюту, и вы бы не убили крысу. Ведь выстрел был сделан из вашего фазера. А что касается разговора с полковником, то, пожалуй, я доверюсь вам. Не так часто мне попадаются решительные люди, как вы, — лстила Верелан, — к тому же я не со всеми еще знакома, и мне тяжеле будет найти с ним общий язык, а вы уже знаете его реакцию, поэтому такую почетную миссию, я возлагаю на вас. Надеюсь, вас повысят.
Крим мельком улыбнулся.
— Разумеется, я сообщу полковнику. Но, боюсь, разговора с ним вам все-таки не избежать. Это вопрос времени. А теперь я бы попросил вас не покидать некоторое время каюту, мне необходимо, как вы понимаете, переговорить с полковником. Всего хорошего, посол. Я рад, что вы обо всем рассказали.

_____________
совместно с доктором
4  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 06 02 2009, 01:58:27
Верелан вздрогнула и на долгую, как ей показалось, секунду закрыла глаза. Она не могла скрываться днями, и этот момент настал. "И почему не сработал трикодер?.." — этот вопрос встал в ее мыслях ребром. Глубоко выдохнув, ромуланка выпрямилась и проговорила с выученным деловым акцентом:
— Здравствуйте. Вы, право, застали меня в расплох. Сама не ожидала от себя, что могу заблудиться в брюхе этой станции. Если не затруднит, не укажите дорогу до моей каюты?
— Конечно, посол, — улыбаясь, ответил Крим, косо глянув на свою сослуживицу Т”Мир, которая как всегда была не возмутима. — Минутку. — Баджорец снял с пояса падд и пробежал глазами план станции. — Нам сюда, направо. Кстати, извините, если вопрос покажется вам странным, но вы не замечали в последние дни ничего странного? Крыс например?
Верелан пошла рядом с лейтенантом, бросив недовольный взгляд на вулканку, впрочем, промелькнуло в голове посла, что это лучше чистокровной бетозойдки.
— Крысы? Я читала о нашествии крыс на земле два тысячилетия назад, и тогда это было связано с развитием литературной и культурной идеи смерти в человеческой цивилизации. Но неужели они и здесь могут выжить? Нет, пока не встречала, но вы, как я вижу, — Верелан глянула в падд лейтенанта, где отражался план, подумала, что и до этого он был отражен на экране, — вы в этом весьма заинтересованы?
— Хм-м-м, — задумчиво протянул Крим. — Я не очень знаком с историей Земли, но уверен, что земные крысы не слишком отличаются от кардассианских. Кардассианские крысы переносят бешенство, а оно смертельно для баджорцев. Нам поступили слухи, что на станции, возможно, появились крысы, поэтому мы проводим инспекцию и интересуемся у жителей станции, не видели ли они что-нибудь подозрительное. Пострадало двое детей, — неожиданно добавил баджорец.Т”Мир украдкой смерила обоих подозрительными взглядами.
— О... надеюсь, они не умерли? — тут же спросила Верелан, решив, что так бы поступила каждая женщина. Потомство есть потомство. — Если вирус бешенства так опасен, то, конечно, вы занимаетесь, несомненно важным и полезным для общества делом. — Верелан совершенно не нравилась тема разговора, но в Школе Высшей Дипломатии никогда не давали тем для дебатов, которые нравились бы обучающимся, Верелан, хотя и не имела высоких показателей, но в данном случае, практика оказалась полезной. — Извините, что спрашиваю так отдаленно от нашей темы, как может показаться, но... с главой медицинской службы все в порядке? У него, наверное, может прибавиться работы, если на станции действительно есть крысы?
Крим удивленно вскинул брови. Слухи по станции распространялись быстро. Вот бы и крысы так быстро позволяли себя найти.— Как я знаю, дети живы, — начал лейтенант. — А если вы имели в виду доктора… э-э… Торана, то он, если не ошибаюсь, находится в лазарете. Я не знаю, что с ним, но его обязанности сейчас исполняет его помощница. А вы с ним знакомы, да? Хотя, если спрашиваете, наверное, все-таки знакомы, — Реон вымучено улыбнулся. — Сейчас налево. Получается, вы ничего не видели, так?
— Как его помощница? Только не говорите, что он заразился тоже? — неподдельно удивилась Верелан. — Я всегда полагала, что бешенство от кадассианских крыс не действует на ромуланцев?
— У вас прекрасные познания в медицине, посол. — Внезапно вмешалась в разговор доселе молчавшая Т”Мир. — О кардассианском крысином бешенстве практически ничего не известно за пределами Бэйджора. Очевидно, вы так же хорошо разбираетесь в местной культуре и, насколько я могла заметить, знакомы с персоналом станции, что позволяет мне прийти к логичному выводу, что…
— Мы почти пришли! — выпалил покрасневший Крим, никак не ожидая такой фамильярности от своей коллеги.
—… что, — невозмутимо продолжала Т”Мир. — Доктор Торан не чистокровный ромуланец.
Верелан гневно прикусила губу, затем с легкой улыбкой повернулась к вулканке:
— Бывали в истории Ромуланской Империи подобные прецеденты, - затем посол вновь обратилась с баджорцу: — О, благодарю, отсюда я уже дойду сама... А вы не хотели бы зайти и осмотреть мою каюту, чтобы я считала себя в безопасности в полной мере, если вы оказались правы в том, что кардассианские крысы не отличаются от Земных, то зубы у них должно быть тоже острые?
Крим с минуту, ничего не понимая, смотрел на посла, а затем едва заметно кивнул.
— Разумеется, посол. Моя работы заключается в сохранении безопасности на станции, поэтому я обязательно осмотрю вашу каюту. Можете продолжать осмотр, лейтенант Т”Мир. Я свяжусь с вами позже.

_____________
Совместно с Тораном
5  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 07 12 2008, 21:02:25
7 июля 2379 года, 10:30
Каюта Верелан


После утренней беседы с Тораном, Верелан вернулась в свою каюту. Первым делом, она притушила свет и заблокировала дверь. Затем вытащила из чемодана дизраптор, падд и переходник. Все уложила на стол. Подключила падд к сети станции. Оставались минуты. Их Верелан провела, глядя в иллюминатор. Прибывал очередной транспортник, он делал обычный стыковочный маневр. Послышался звук входящего вызова. Верелан подошла к столу и настроила падд на запись, лишь затем открыла сообщение.
-- Сестра? Рада тебя видеть, -- Верис выглядела как всегда хорошо, ее новый костюм говорил о том, что на Ромуле произошли изменения. Все возвращается на круги своя. Военная форма была ей к лицу, тем более, что она всегда была похожа на отца.
-- Верис, что нового у родителей?
-- У них все хорошо. Живут себе на берегу моря Апнекс, ты помнишь, какие там места. Красота. А я уехала с мужем из района Кроктон, теперь мы в живем Ратеге, подальше от столицы. Никак не можем привыкнуть их диалекту. Говорят они забавно. Этот говор ни с чем не спутаешь.
-- Рада за вас. Крематории опустели?
-- Да, раненых все меньше и меньше. Жизнь налаживается. Муж вызвался в отряды подавления реманцев, ведь трудности с поставками кристаллов дилитиума продолжаются. Такие дела, сестра. А у тебя как?
-- По-обычному. Тут действительно до стабильности далеко. Не так давно с главой медицинской службы случилась неприятная история на Бейджоре Восемь, он рассказал ее за завтраком. Среди баджорцев есть люди, которые не согласны с правительством, с положением Станции. Я бы рассказала о них больше, но пока я не понимаю их веры в смерть. Я собираюсь поговорить с их духовниками на Станции. Это не сложно в общем, но у меня пока трудности с кругом общения. Не всех я знаю, не ко всем могу обратиться, многие просто отвергают меня или косо смотрят. Напоминать о наших разработках и нашей помощи – это не та стратегия, что может помочь. Буду стараться искать иные пути.
-- Ты и в Академии была не промах. А твоему умению планировать, иногда завидует мать… Эй, сестра, ты чуть было мне зубы не заговорила. Я слишком хорошо тебя знаю. Кто этот глава медицинской службы? Прошло несколько недель, а ты уже завела друга?
-- Полукровка.
-- И кто же он? Ты меня интригуешь. Говори, Верелан. Какой он?
-- Внешне он ромуланец.
-- Да ты что? И он…
-- Да, он федерат.
-- Красавец?
-- Верис!
-- Молчу. Я чисто из любопытства.
-- Не смей матери говорить.
-- Ладно, мне пора, было приятно увидеть тебя, сестра.
-- До скорого.
Верелан выключила связь. Экран потух. Посол отсоединила падд, прочитала полученную запись, запомнила и удалила ее. Затем быстро вернула вещи в чемодан. Вернула свет в нормальное освещение. Разблокировала дверь. Затем реплицировала воду температурой в 20 онкианов, и снова подошла к иллюминатору. Там, в темноте, где-то среди звезд, летают корабли, возможно, идут сражения. Она сидит в желудке кардассианской крысы, вращающейся в Баджорской системе. Верелан подумала о религии баджорцев…
6  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 3 : 03 12 2008, 21:18:06
Лицо Верелан искривилось при виде вулканки. «Без 'V' лицо теряет всякую прелесть…»
-- Суп «Пломик», винерин, моллюски Джамбо в остром соусе из синих томатов, ха ригил, и реманский освежающий напиток, на двоих…
Посол повернулась к доктору, улыбнулась, что получалось у нее всегда ехидно, и проговорила:
-- Я уже предложила вам тему, или у вас есть намерения относительно моей профессиональной деятельности?
-- Главное, чтобы у вас не возникло намерений относительно моей профессиональной деятельности, -- Торан вернул послу улыбку, или то ее подобие, которое считал таковой в течение всей своей жизни. -- Сдается мне, посол, что вас интересуют не баджорцы – для детального ознакомления с их культурой у вас было достаточно времени и ничуть не меньше средств. Доступ к баджорской библиотеке открыт и каждый ведек, а их здесь полно, с радостью готов выслушать любой ваш вопрос, выдав взамен столь красноречивую тираду, что ей, пожалуй, позавидовал бы и кардассианский прозаик. По всей видимости, вам куда любопытнее выслушать мой рассказ о баджорцах, или точнее вам любопытен мой опыт общения с ними, верно?
Вернулась официантка с заказом, и Торан вежливо поблагодарил ее.
-- Как вам должно быть известно, я на станции недавно и пока не успел окончательно проникнуться местным колоритом, да, признаться, и не желал. Не люблю смешивать работу с… допустим, внешними раздражителями. Чего не могу сказать о внешних раздражителях. Думаю, вы наслышаны о случившемся со мной на Бэйджоре 8, только ленивый не знаком с душещипательной историей о докторе и шкафе. Вас это интересует, да? Ну, что ж – спрашивайте. И я по мере сил отвечу.
-- Видимо, я ленива. Возможно, за рассказ из первых уст я угощу вас чем-нибудь лучшим, чем-нибудь… родным. Я слышала, что вы перекрасили террористам стены в зеленый цвет. А так же, мне очень интересно узнать, как же так получилось, что герой фехтования, каким вас называли, оказался хромым? Еще я узнала, что вы, доктор, иногда практикуетесь в стрельбе. Вам не кажется, что с такими навыками, буду с вами откровенна, не достойно хромать, пусть это вы делаете столь изящно? Да, я хочу услышать историю о докторе и шкафе лично от вас.
Торану хотелось рассмеяться. До чего же виртуозно эта женщина умела высказывать тончайшие грубости, какие в приличном обществе строжайше запрещено произносить вслух. Но Торан сдержался.
-- Вы невыносимо жестоки, посол, -- мягким голосом произнес Торан. -- Так и быть я удовлетворю ваше любопытство. Лишь прошу не судить строго мое ораторское мастерство, говоря по чести, я никудышный сказочник. Итак. Эта история случилась примерно месяц назад в одной неприметной баджорской колонии, куда волею судеб и приказом руководства довелось попасть одному скромному федеральному доктору, с кем вы имели удовольствие, либо несчастье познакомится днем раньше. Не стану утверждать, будто федеральный доктор был чрезвычайно рад предстоящей миссии, но и особого огорчения не испытывал, поскольку давно научился трудолюбием – не сочтите за самовосхваление – компенсировать недостаток энтузиазма. И вот катер федерального доктора опустился на раскисшую поверхность планеты, и доктор немедленно был отправлен в местный госпиталь, где сиюминутно принялся за выполнение долга, бинтуя баджорские ребра и вправляя сломанные кости. Здесь история вполне могла бы закончится, если бы доктору не пришлось в какой-то момент отправится на склад медикаментов. К тому времени доктор порядочно устал и, очевидно, потеряв бдительность, пал жертвой некой баджорской дамы, сразившей славного героя клинка и фазера обыкновенным шкафом и подносом для инструментов. Дальнейшие события развивались по несколько комичному сценарию, в котором доктору выпала роль статиста, изображающего напольное покрытие. -- Торан смолк, вглядываясь в лицо посла. -- Затем история в лучших традициях жанра начала стремительно развиваться, и через несколько томительных часов доктор очнулся в баджорском лазарете. Относительно живой, сносно невредимый и слегка хромой. Конечно, вернувшись на станцию, доктор мог исцелить себя, однако решил поступить иначе и оставить эту досадную помеху в виде неправильно сросшихся костей, как напоминание о том, что ни в коем разе и ни при каких обстоятельствах не стоит терять бдительности. Но, боюсь, огорчить вас, в скором времени моя хромата пройдет, а история о докторе и шкафе забудется. Надеюсь, моя история не утомила вас.
С видимым отсутствием внимания, Верелан ела острый суп, а на самом интересном месте в дело пошли моллюски. Когда Торан посмотрел на нее, а это чувствует каждая женщина, посол приподняла бровь, пытаясь изобразить удивление.
-- Нет, что вы. – Верелан отпила из стакана. -- Я даже извлекла из нее забытый урок. Когда-то, в Академии, мастер по рукопашному бою объяснял технику запоминания возможных ударов противника. Очень хороший образец и для тактического планирования. Может, вам оставить шрам, чтобы не забывать о случившемся вовсе? -- закончив вопрос, Верелан взяла морковное пирожное - ха ригил.
-- Не проще ли отрезать руку? Таким образом, я наверняка никогда не забуду о случившемся, если вас это беспокоит, -- абсолютно спокойно отвечал доктор, отпивая из своего стакана. -- Посол, мне ли вам объяснять, как бы не были хороши ваши навыки и быстры рефлексы, существуют ситуации, когда все ваши умения в совокупности не имеют никакого значения. Не сомневаюсь, обрушься сейчас на нас этот потолок, или вздумай провалиться пол, вы будете погребены под осколками в точности, как и я. И, посчастливься нам выжить, какой мы из этого можем вынести урок? Никогда не доверяй полу, опасайся потолка, будь на чеку и готовься к худшему? Вероятно, так. Но, понимаете ли, посол, чем старательнее мы оглядываемся по сторонам, чем внимательнее смотрим под ноги, тем больше шансы получить удар в лицо. Осторожность хороша в разумных дозах, в противном случае она грозит перерасти в паранойю. Хм… приятного аппетита посол.
-- Весьма остроумно, но облачение слов играет не менее важную роль, как материал для бомбы, потолка и пола, -- спокойно проговорила Верелан, глядя на оживленное, но без сомнения красивое, лицо Торана. -- Приятно было позавтракать с вами, доктор.
-- Всегда к вашим услугам, посол. Жду следующей встречи.
__________________________________
Совместно с доктором
7  Променад / Архив / Re: Сезон 2, Эпизод 2 : 30 08 2008, 14:16:38
8 июня 2379 года, 11:49
USS «Вайтхэд Игл»


Этот сектор галактики не был известен Верелан, поэтому она разглядывала его с удвоенным интересом и толикой грусти: родные звезды остались позади, впереди незнакомые, невиданные чудеса и огромная неопределенность. Хотя о прибытии должны были сообщить командованию станции, но страх того, что ее примут еще хуже, чем она сама предполагает, сковывал и норовил повернуть шаттл назад.

В темном пространстве, где маленькими огоньками зыркают звезды, где спешат в даль кометы и блуждают астероиды, где обволакивают туманности, и где поджидают разломы и червоточины, находится в шаттле, словно в скорлупе, ромуланка, задумчивая, но гордая. Конечно, Верелан волновалась, как волнуется каждый человек, когда что-то делает впервые. Впервые она покинула территорию Ромуланской Империи, впервые пересекла территорию Федерации, впервые приближалась к границам Кардассии; впервые забралась далеко от дома, родителей, сестры… Она понимала, что ей придется рассчитывать только на свои умения слушать и слышать. Даже в этот момент, когда на экране показались очертания станции, Верелан слушала лишь себя, пилот – землянин, который ее сопровождал – тоже слушал ее, но к его удивлению, ромуланка не интересовалась ни его происхождением, ни новыми разработками, ни теорией двигателя, ни планами Федерации, ни чем таким, о чем можно было доложить командованию, чтобы обвинить ее в шпионаже. Верелан молчала, но молчала гордо, иногда загадочно ухмылялась. Частица матери, ее постоянный голос и нравоучения, нашептывали, что Тал Шиар всегда нужны новые сведения, но в этот момент мать была далеко, и ее наставления терялись среди незнакомых звезд, выбрасывающих в пространство облака радиоактивной пыли…

- Тридцать минут до прибытия, - проговорил пилот, скорее по привычке, нежели ставил Верелан в известность.

Она мельком глянула на приборную доску, где разворачивалась схема станции и ее технические данные. Посмотрев исподлобья, пилот что-то нажал, скрыв панель от любопытного взгляда. Она не обиделась, ибо понимала, всему свое время, если командование станции решит посвятить ее в детали и особенности, оно это сделает; и, разумеется, непременно поставит в известность, где ей находится нежелательно. Однако сама Верелан готовилась к тому, что ей без стеснения и без дипломатических приемов просто запретят появляться там-то и там-то. Этому можно найти логическое обоснование…

- Вам потребуется долгий отдых. Тяжелая работа – наблюдать за ромуланцами, находясь в постоянном напряжении. Вы хотите попасть на станцию не меньше моего, впрочем, Вы не разделяете моего интереса; скорее всего, Вы просто хотите от меня избавиться. В этом нет ни моей, ни Вашей вины; это общая проблема наших народов, явно вытекающая из не столь давних разногласий.

В ответ на рассуждение Верелан пилот отрапортовал о том, что до прибытия осталось десять минут, но без особого энтузиазма в голосе, что только подтверждало ее слова. И снова подозрительно улыбнулась, по-другому Верелан улыбалась редко. В последний раз это было, когда она проводила последние ночи перед отлетом у Гал Гэф’онг, наслаждаясь фееричным бордово-желтым видом огнепадов, срывающихся с утесов вниз сонмами огненных брызг, которые тают в сумерках. Тогда Верелан радовалась этому чудесному зрелищу, заворожено упивалась красотой, и настолько расслабилась от ромуланского эля, что расхохоталась от удовольствия. Война с Шинзоном была окончена, и наступили времена мира и послаблений. Еще десять лет назад никто и ни думал отправляться в одиночку через всю Федерацию для ублажения больше личных интересов, нежели Имперских.

Тем времен станция во всем своем великолепии представала перед ней, плавно раскидывались пилоны, закручивались в такт лун Бэйджора кольца. Блестящая, среди мерцающих звезд и горящих от звездного света планет, станция завораживала и притягивала Верелан. На секунду она задумалась, что это самое красивое строение в космосе, но потом вспомнила ромуланские корабли и восхитилась ими в большей степени, даже не заметила, как компьютер объявил стыковку завершенной.

В бурого цвета полуплатье с черными полосами, маскирующими швы, Верелан, преисполненная надежд, ступила на ДС9...
Страниц: [1]
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS