* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
15 12 2019, 23:35:03 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 3 [4] 5
46  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 23 11 2016, 00:14:46
29 августа 2384 г., утро
Голокомнаты


Взглянув на болианца, Ракар полез в самый глубокий внутренний карман своего кителя. Латину он обычно держал ближе. Предмет, который он извлек на поверхность, использовался нечасто. Ещё ни разу Ракар не видел как плачут ференги. Пройдя через кадетов мимо Акриты, на которую снова бросил внимательный взгляд, он дошёл до Хены и протянул ей свернутый в 8 раз платок из белой мягкой ромуланской ткани.
- В галактике время от времени и часто с уверенным постоянством происходит такое, на что совершенно не хватит всех ваших слез, - тихо сказал ромуланец для Хены и добродушно с грустным оттенком улыбнулся.
- Не всем эта жестокость по нраву, - вздохнула Самрита, поглядывая на Хену. Вопросительный взгляд Жантарин на речь Освальда она решила пропустить мимо ушей. Девушка направилась к ференги и подошла к ней почти одновременно с Ракаром.
- Эта презентация всех впечатлила… по-своему, - проговорила она, приобнимая Хену за плечи. – Привет, - Самрита запоздало кивнула ромуланцу.
Ракар молча кивнул Самрите в ответ.

М’Кота тем временем собралась с мыслями, чтобы ответить на вопрос Брола.
– Но ведь народы Галактики и состоят из отдельных людей, за исключением, может быть, боргов или бинаров, – сказала она. – И в первую очередь я хотела показать, что эти отдельные люди у нас, как и везде, разные, даже, а может быть и особенно, в самых важных вопросах. Я даже не знаю, кого отнести к большинству, потому что более-менее представляю себе только взгляды моих однокурсников! Ещё нужно было показать, какие процессы происходят в обществе. Вам придётся иметь дело с клингонами в будущем, и, я думаю, совсем небесполезно понимать, как может измениться ваш ближайший сосед в ближайшую половину столетия. Может, мы изменимся к худшему, может, наоборот, к лучшему, но постепенно ваши знания о клингонах начнут уходить в прошлое. А есть ещё среди чужаков романтизация нашей жизни и легкомысленное отношение к правилам, по которым мы живём, – вот, как у Тара Мари. Таким людям следует хоть раз посмотреть собственными глазами на то, как это выглядит в действительности. Знаете, можно не бояться смерти, можно быть готовым оказаться перед выбором «ты или тебя», – М’Кота бросила взгляд в сторону Ракара, – но смерть, собственная или чужая, – это не развлечение и не повод для глупых шуток. Иногда этого не поймёшь, пока не увидишь сам.
Следующие слова М’Коте было сложно произнести. Она не стыдилась этого, нет, но именно эти слова могли забить последний гвоздь в крышку её гроба, если выражаться образно, во всяком случае, в той области, которая касалась отношений с Артуром.
– А ещё вы должны понимать, кто есть мы – каждый клингон в отдельности, плох он или хорош, друг он вам или враг! – заявила она, возвысив голос. – Всё, что я сказала выше – это мои мысли и мысли многих из нас, но есть ещё наши инстинкты – инстинкты самого кровожадного хищника на Кроносе! Я могу не любить убийство сейчас, но в смертельной схватке, я буду желать смерти врага со всей страстью, на какую способна… Я говорю это не для того, чтобы внушить страх, но для того, чтобы никто не обольщался приятной для глаз видимостью. Брол, я ответила на твой вопрос или что-то пропустила?
-Нет, этого достаточно, - серьезно ответил болианец.
Акрита, стоявшая чуть в стороне, но в первых рядах, сделала шаг вперед.
- Это действительно так, - энергично кивнула она. – Правда всегда ценна, даже сама по себе, но здесь - возможно, я неправильно понимаю - М’Кота именно в целом о клингонах показала нам очень важную вещь. То, что для них значит Родина, и то, что они могут видеть ее не в материальных символах и атрибутах, а в том, что выше и межрасовых различий, и даже долгой вражды… Что они развиваются и меняются, и как народ, и как отдельные личности. Я хочу поблагодарить М’Коту, за честность и за тот пример, который она показала здесь. Умения признать свое несовершенство, ошибку, вину – и при этом не сдаться, не впасть в уныние и глубокую печаль, не бросаться на нож и не жаловаться на свою природу, гены, обстоятельства, не мучиться оттого, как теперь отнесутся и что подумают… А просто встать, и снова, с лучшим пониманием, с новыми выводами, с надеждой на лучшее – вернуться в жизнь. И делать ее лучше.
Андорианка поняла, что она опять проецирует на ситуацию что-то, что к ней не имеет фактического отношения, что снова, как сказал вчера Ракар, видит связи там, где их нет. Поэтому она замолчала, опустила взгляд, снова подняла его, посмотрев прямо на М’Коту:
- Спасибо за это все!
М’Кота от слов Акриты почувствовала себя не в своей тарелке – она, чёрт возьми, была тронута этими словами и совершенно не знала, что ответить! Андорианка сказала всё главное в сто раз лучше, чем смогла бы сама М’Кота, да ещё из её слов почему-то выходило так, словно клингонка сделала что-то из ряда вон выходящее, чуть ли не героическое, и М’Коте казалось, что это не очень-то заслуженная оценка.
– Ты осторожнее с такими словами, – сказала она с несколько смущённым упрёком, – а то я ж заплачу, как в опере!

_________________
с участниками проекта "Альфа"
47  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 22 11 2016, 20:51:07
29 августа 2384 г., утро
Голокомнаты



А вот Самрита явно выглядела недовольной ответами клингонки, точнее, ее реакцией на свой вопрос: она передернула плечами и, проворчав что-то себе под нос, отошла подальше и встала рядом с Жантарин.
- И чего она так взвинтилась, что она вообще ожидала! - пробурчала землянка.
-Потому что это серьезно для нее, - шепотом ответила Жантарин, с недовольством наблюдая за райзианцем, - И я ее понимаю. Ты инженер, Сэм, если тебе повезет, ты никогда не столкнешься с подобной жестокостью лично, тебе не придется делать ничего подобного. А я - в СБ, и рано или поздно я кого-нибудь аннигилирую на максимальной настройке фазера или убью голыми руками, не рассчитав силу самообороны, или еще что-то… Я знаю, что сама это выбрала, но постоянно думать о ситуациях, когда в твоих руках чужие жизни - никогда не просто, - андорианка помолчала и отвернулась, - Ну, или может у клингонов все иначе.
- Я тоже об том думаю, - негромко проговорила Самрита, серьезно глядя на подругу. - Мы все в Звездном Флоте и все должны быть готовы... Любой может убивать, а может быть убит. Но я не понимаю, как этим можно гордиться. Это не та сторона, которую я бы хотела показать... Но я никогда не понимала клингонов, - неловко улыбнулась она.


Артур внимательно следил за происходящим чуть пригнув голову. Он держался за обвод заграждения второго этажа одной рукой, и только чуть сильнее сжал эту голографическую проекцию, созданную фотонами и силовыми полями, когда битва началась, продолжилась и закончилась. Таковы были клингонские традиции поединков, таковы были земные дела несколько веков тому назад, но человечеству удалось эволюционировать прежде, чем оно преодолело барьер скорости света. И как звучало в каких-то давних отчетах звездолетов, которые он читал – "высокие технологии еще не признак достижения цивилизацией моральных высот". И реальность была такова, что множество рас: ромуланцы, клингоны, кардассианцы, Доминион, и многие многие … те, что еще не встречены, те, с которыми еще предстоит столкнуться – вовсе не пришли еще к пониманию абсолютной ценности жизни. И красота безграничного космоса, и совершенные его просторы, где места хватит для всех – еще не приводит их к этому пониманию. Он обернулся ко всем присутствующим, оперевшись спиной на парапет и наблюдал их реакции. Почти первый раз, когда он просто слушал, не вмешиваясь в обсуждение. Он посмотрел на ромуланца и понял, что тот за свою не слишком длинную жизнь уже убивал. Он посмотрел на Тара, и понял, что его реакция была защитной. Многим из них еще не приходилось видеть смерть в ее совершенном приближении и осознании. Но будущее принесет им всем многое, и им всем через многое придется пройти. И он смотрел на М'Коту, и понимал, что теперь ему не нужно будет задавать ей этот вопрос, она сказала здесь перед всеми, что не убивала никого. И он очень надеялся что ей не придется. Однажды наступит время, когда все будет исправлено. Однажды все люди, все расы – смогут объединиться, когда-нибудь, вероятно после всех наших жизней, но придет будущее, где никому не будет нужно умирать, чтобы доказать свое право на свободу и жизнь. Когда-нибудь. Но не сейчас.
А еще – выводы еще не были сделаны, происходящее вызвало бурное обсуждение, и Самрита с Жантарин о чем то говорили, и на Хену этот сюжет произвел неизгладимое впечатление, и М'Кота едва держалась. М'Кота должна была быть вырвана из этого ужаса, из этого всего, из Клингонской Империи, из этой необходимости убивать кого-то. И для этого он сам должен был выжить в том, что ему предстояло на Кардассии.
И еще он видел, что еще не все досказано, еще не все выводы сделаны из кровавого побоища на этой неизвестной ему планете. 
Он оттолкнулся от парапета и подошел к клингонской девушке, стал рядом, повернувшись ко всем спиной, взял ее за предплечье и посмотрел в пол.
- Соберись с духом, не дай вывести себя из себя, - сказал он тихо, не глядя на нее, так, чтобы слышала только она, - не реагируй на комментарии эмоционально. Это правильно, что клингоны показаны без прикрас, все правильно. Мы, в Федерации, умеем понимать правильно, донеси все что хотела сказать, и не называй никого дураком, они все понимают, хоть и не умеют пока выразиться правильно.
Он поднял голову и взглянул на девушку, абсолютно серьезно, без тени эмоции, без признаков любви, без оценки. Это был взгляд человека, землянина, федерата, сильного в своем праве и позиции, способного противостоять и судить, но также и слушать. А потом он отошел обратно к парапету и отвернулся, глядя на площадь.


М’Кота посмотрела в сторону Артура с тревогой: его слова были словами поддержки, и в то же самое время сам он выглядел отстранённо. Он сказал, что они всё понимают... За мгновение до этого ей казалось, что они ничего не поняли, совсем ничего: выходка Тара казалась ей неуместным шутовством, комментарий Ракара – глубоким непониманием и беспричинным отклонением от темы, а Самрита и вовсе отошла в сторону, словно её всё это больше не интересовало. Но может быть Артур прав, может быть хоть что-то они поняли – если не все, то хоть некоторые? Ведь сам Артур всё-таки сумел понять: в том, чтобы показывать правду есть смысл.
М’Кота глубоко вздохнула, стиснула зубы, испепелила взглядом Тара Мари (чтобы избежать искушения сказать ему что-нибудь вслух) и сказала, охватив взглядом всю свою небольшую аудиторию:
– Если больше ни у кого нет вопросов я продолжу.
- У меня есть вопрос, - подал голос Освальд, до этого лишь молчавший и всё больше и больше хмурившийся. - В гибели местных был хоть какой-то смысл? Политика вашего правительства по отношению к населению хоть немного изменилась, или только отдельные личности вроде тебя уважают решимость тех, кто бросил вам вызов по вашим же правилам?


Пока велись обсуждения в паузе компьютерной программы, Акрита неподвижно стояла у стены, куда отошла во время начала действий на площади. Остальные подходили к балюстраде, но ей хотелось сейчас остаться в тени – ведь даже быстрый взгляд позволил бы без труда прочесть весь спектр эмоций, многие из которых она не решалась показать коллегам по проекту.
Звуки сражения глухими ударами отдавались в памяти андорианки, отодвинули на второй план тревожные мысли о настоящем. Нет, она понимала, что реально, а что нет, но… Кровь оставалась кровью, и смерть оставалась смертью, и самое важное обнажалось здесь, в голографической картине в эти минуты.
Тот крик, рев, обозначивший итоговую черту всего, от которого, казалось, содрогнулось небо, провожал не только клингонов, но и тех, кто вышел с ними на бой. Пальцы Акриты, сжатые в кулаки, побелели, когда она мысленно – а может, и не только мысленно – присоединилась к этому реву, вкладывая в него ту горечь, отчаяние, надежду, вызов судьбе и гнев на нее за все оборванные жизни, оборванные и тогда и теперь. Но случившееся не было поражением, напротив, услышанные затем слова М’Коты полностью подтвердили мысли андорианки – это было победой и даже больше. Это было тем единственным, что вообще может оправдать жестокость и неестественность войны.
Словно сквозь туман она слушала, как автор презентации отбивалась от вопросов и замечаний коллег, в целом, вполне объяснимых, ведь показанное затрагивало стороны жизни, о которых трудно говорить, и еще труднее правильно выразить возникающие мысли. Поэтому, конечно, Акрита согласилась бы со словами Артура, если бы слышала их.
Она уже решила было промолчать и так и остаться в тени, но, услышав слова М’Коты о продолжении, вдруг поняла, что ей есть что сказать. Да, пусть запоздало и невпопад – кажется, она опять перебивает разговор – андорианка сделала несколько шагов навстречу клингонской девушке, пока та думала, что ответить на вопрос Освальда.
- М’Кота, - сказала Акрита, изо всех сил пытаясь говорить спокойно. Получалось плохо и голос слегка дрожал. – Может быть, я поняла неправильно. То, что ты показала – это правда, это настоящее, и оно стоит того, чтобы быть показанным. Их подвиг и победа, которая действительно победа! Вот ты сказала, что Родина для тебя – это ваш дух, мужество и честь. То, что мы видели – именно оно! Ты показала Родину, пусть даже не в вашем лице, а в лице этих местных, и, чтобы признать это так, как признала и узнала ты и другие клингоны, нужно еще больше мужества и чести, поэтому и для вас это не позор, а наоборот. Важный этап и шаг и для них, и для вас, очевидно, стоивший той цены, которую за него заплатили.
Она опустила голову, не думая сейчас, как на нее смотрят остальные. Просто ей было важно сказать это М’Коте.


М’Кота вскинула голову и обернулась к андорианке. Неужели она действительно поняла? Неужели сумела увидеть и даже высказать то, что заставило в своё время саму М’Коту разыскивать эти голозаписи, то, что заставило её и ещё нескольких её друзей добавить в свой поминальный список по одному совсем не клингонскому имени? То, что заставило её увидеть, что Империя стоит на распутье.
– Спасибо, Акрита! – с чувством сказала она. – Освальд, ответ на твой вопрос – это и есть продолжение презентации и всё, что я собиралась после него сказать. Потерпи немного. Компьютер, продолжить программу.
-Именно эту важную часть я и имела в виду, - тихо проговорила Жантарин, так что скорее всего ее услышала только стоящая рядом с ней землянка.
- Мне кажется, я поняла, - так же тихо ответила Самрита, внимательно глядя на М’Коту, но не спеша подойти поближе. – Только я еще не решила, как вообще к этому относиться.
Акрита, встретившись взглядом с М’Котой, чуть качнула антеннами и теперь уже не отделялась от группы. Только сейчас она подумала, что снова, в который раз уже, проецирует свой опыт на чужую ситуацию, но ничего не могла поделать. Собранно и серьезно всматриваясь в застывшие фигуры на площади, она ждала продолжения.

__________
+ кадеты, координатор, советник и голографические герои
48  Променад / Информационный стенд / Re: Полезные ссылки : 15 11 2016, 20:49:00
Залила на гугло-диск книжку с техническим руководством по ДС9.
https://drive.google.com/file/d/0BzB6pTRURe74VE14V1R4LUlGaTg/view?usp=sharing
Если не открывается - могу прислать по почте. Там много всего интересного, и вроде как это официальное издание. Описание структуры и систем станции, обслуживания, кораблей. На английском, разумеется 
49  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 11 11 2016, 11:58:05
29 августа 2384 г., утро
Коридоры станции, каюты на Стыковочном кольце, Реплимат


Когда компьютер сообщил Акрите на уже неоднократно заданный вопрос, что Освальд и Самрита вернулись на станцию, она помедлила еще пару минут, с волнением оглядывая свои выкладки и не особо аргументированную, но в целом кажущуюся логичной теорию. Кому рассказать сначала? С одной стороны, Освальд капитан команды, но, может, тут вообще рассуждать не о чем, все просто неосуществимо - и Самрита как инженер оценит и вынесет свое мнение.
- Акрита вызывает кадета Баккер, - андорианка постаралась говорить спокойно.
- Слушаю, - раздался раздраженный и чуть запыхавшийся голос Самриты, как будто она очень быстро куда-то шла.
По тону коллеги Акрита сразу поняла, что она наверняка не вовремя. Да в целом и дело-то было не срочное.
- Извини, если отвлекаю! У меня тут просто пара мыслей насчет регаты, когда у тебя появится время - буду рада обсудить. Может, перед презентациями?
- Регаты? – переспросила Самрита, и в ее голосе прозвучало удивление, которое тут же быстро сменилось на ее обычный тон: - Ах да, конечно. Хм, во сколько там презентации… Может быть, встретимся минут через 20? Мне надо зайти в каюту, и потом я буду свободна, - душ сейчас она бы не променяла ни на какие регаты во всем квадранте.
- Конечно! – с легкостью и благодарностью согласилась Акрита, не придав значения некоторой растерянности, звучавшей сначала в голосе Самриты. Хотя, будь она не настолько увлечена своими мыслями и вычислениями, ее бы удивило то, что везде успевающая и во всем участвующая мисс Баккер задает такие вопросы. – До презентаций еще больше часа, если хочешь, я буду у себя в каюте, а ты заглянешь, как будет время? Ну или потом по дороге к голокомнатам расскажу.
Она сама уже направлялась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
- Да, прекрасно, скоро подойду, - быстро ответила Самрита и отключилась.

Андорианка шла, все так же поминутно утыкаясь в падд, будто надеялась, что ее осенит еще какая-нибудь дельная мысль. Но, кажется, на данный момент ее знания физики и техники сделали все возможное.
Открыв дверь в свою каюту, она подняла глаза и невольно остановилась на пороге, удивленно вскинув антенны.
Первое, что ей бросилось в глаза – это яркое золотисто-зеленое платье, висящее на вешалке, зацепленной за верхний ярус кровати. Помимо платья Акрита легко обнаружила и его обладательницу – Энн Уильямс все же оказалась в каюте и теперь крепко спала на кровати Квинтилии. Рядом с ней у изголовья кровати, частично скрытая краем подушки, лежала книга, которую Акрита вчера уже видела в руках непрошенных гостей.
«Все-таки она согласилась прийти сюда,» - с радостью подумала андорианка. Значит, не обиделась! Такой прекрасный человек с такой непростой судьбой. Затем до Акриты дошла мысль, что Энн, видимо, работала в Кварк’с всю ночь. Осторожно и бесшумно пройдя к столу, она села и написала короткое сообщение Самрите: о том, что сама выйдет в коридор, когда та освободится.

Оказавшись в своей каюте, Самрита облокотилась на стену и на пару секунд закрыла глаза, а затем внимательно огляделась. М’Коты не было, и в каюте все выглядело так, как она оставила сегодня утром… тогда утром. Из-под подушки торчал край пижамы, которую она не успела аккуратно сложить, торопясь успеть все проверить на катере. На столе стоял недопитый стакан воды, на полках - фотографии родных и сувениры из дома, рядом с терминалом лежал падд, где она описывала суть эксперимента – осталось только добавить результаты и отправить Толан. Как будто бы ничего не изменилось!..
Девушка потрясла головой и решительно направилась в душ. Под горячими струями воды она представляла, как вместе с грязью с нее смываются все события прошедших двух месяцев, все воспоминания и переживания. Она с силой провела губкой по руке и, глядя на оставшуюся красную полосу, удовлетворенно кивнула: теперь все останется в прошлом. Она вернулась к своей жизни, она отсутствовала на станции всего 1,5 часа, ничего не изменилось. Когда-нибудь она сама в это поверит. А впереди ее ждет регата, пикет в поддержку Артура, презентации, новые задания, окончание Академии и успешная карьера – все, как Самрита Баккер себе и представляла.
 
Как и было обговорено с Акритой, через двадцать минут после их созвона девушки встретились в коридоре около каюты Перим и Акриты. Сейчас Самрита представляла собой идеал кадета Академии – отлично сидящая выглаженная форма, блестящие пипы на воротнике и дельта, уверенный взгляд и два хвостика… Хотя последние и не вписывались в идеал кадета, но без них образ Самриты был бы неполным.
- Почему не в каюте? – поинтересовалась Самрита. – Квинтилию уже выписали, и она отдыхает?
- Отдыхает, - кивнула андорианка. – Энн Уильямс. Квинтилия пока в Лазарете, видимо, а Энн пришлось работать всю ночь, она ведь зарабатывает себе на дорогу домой. И сейчас спит.
По мере того, как девушки отходили от дверей каюты, голос Акриты повысился от осторожного и тихого до нормального.
- А как Квинтилия, я сама еще не знаю… - продолжила она, чуть нахмурившись. – Мы ведь хотели к ней зайти?
Самрита удивленно взглянула на андорианку, услышав про Энн Уильямс. Она смутно припоминала, что кадеты собирались приютить у себя ушедшую из проекта девушку, и что М’Кота даже предлагала их каюту, но затем ее удачно сплавили Акрите. Такие мелочи давно выветрились из головы землянки и теперь возвращались туда не так быстро, как хотелось бы.
- Поздравляю с новой соседкой, - хмыкнула она. – Она же теперь дабо-девушка или что-то такое? Я вчера мельком вечером видела ее в Кварк’с и была несколько, кхм, удивлена. Отличная работа после Академии Звездного Флота! Но давай сначала разберемся с твоей идеей по поводу регаты, а потом навестим Квинтилию. Если я не ошибаюсь, еще несколько человек хотело ее навестить, и мы можем сделать это вместе перед началом презентации.
- Да, конечно, если она уже проснулась, - согласилась андорианка. – Может, тогда потихоньку двинемся в сторону Променада? А я по дороге расскажу.
Она достала падд и вывела на него демонстрацию траекторий двух катеров, предчувствуя, что сейчас из-за волнения ее объяснения окажутся сумбурными и невнятными, и искренне надеясь, что Самрита как инженер хоть что-нибудь поймет.
- Собственно, идея пока чисто теоретическая, ведь точных обстоятельств, как все будет происходить на регате, я не знаю, да и никто вроде не знает пока. Просто как один из возможных «трюков за пазухой», и ценность его на самом деле невелика, потому что касается в первую очередь финального участка траектории, когда решающим моментом станет скорость. Так что тут целый ряд предположений, которые могут и не реализоваться вовсе, - она сделала паузу и начала загибать пальцы, чтобы хоть как-то систематизировать свой поток мысли. – допустим, мы будем стартовать и лететь одновременно, и к на этот участок обе наши команды выйдут примерно в одно и то же время. Допустим. Вот смотри - мы летим, оба катера, на полном импульсе, – делаем вид, что соревнуемся, выжимаем из двигателей все возможное … Занимаем положение один под другим. И тут нижний (допустим, наш) чуть замедляется, в это время верхний резким отжигом маневровых срывается вниз и оказывается ровно на нашей траектории. Да, это будет в экстремальной близости от нас, и зрители будут в шоке, Тенеку наверняка не понравится, если он будет наблюдать, но это будет на несколько секунд, а дальше наш катер резко переключает всю энергию на инверсию, то есть выдает тот же полный импульс, но назад. Понимаешь? Я не инженер, но, насколько я понимаю физику процесса, импульс – это струя плазмы, реактивная, поэтому, вылетевшая вперед от нашего катера, она как бы придает дополнительную тягу и момент второму, подтолкнет его. И так как это произойдет очень быстро и резко, наш катер не успеет «забрать себе» весь импульс, я провела расчет и моделирование, вот тут система начальных условий, если подставить параметры и значения всех моментов… - Акрита сама не заметила, что говорит торопливо, хотя ее никто не подгонял. - Импульс передается именно плазменной струе, которая в свою очередь передает его катеру Тенмы. В результате мы почти замираем на месте, а корабль Тенмы фактически получает удвоенный импульс и, обгоняя всех, летит к финишу… Конечно, это потребует, во-первых, инженерной подготовки - нужно усилить конструкцию «переднего» катера, чтобы она выдержала скорость в 2 раза выше нормы, разогрев от плазменной струи и прочее, модифицировать двигатели второго для резкого переключения на инверсию, может быть, что-то еще. Во-вторых, нужна будет точности пилотирования и управления на обоих катерах, синхронизация действий, не только пилотов, но и тактиков, и тех, кто следит за показаниями, и инженеров, вообще всей команды, и в-третьих – да, очень большое доверие, ведь мы действительно рискуем, в любой момент один из катеров может куда-то рвануть, сбить другой, случайно или намеренно… В такой ситуации мы доверяем друг другу, своей и «чужой» команде, возможно, это опасно, но ведь наш проект для того и создан?
Переходя к заключительной части своего объяснения, Акрита сбавила темп и говорила уже не так уверенно:
- И если все получится, то «Альфа» выиграет регату, и кроме того, мы покажем всем, что для нас значит взаимопомощь. Что общая цель может объединить таких разных нас, что мы можем вместе работать и настолько доверять. Да, фактически одна из команд жертвует своей победой ради победы второй, и я понимаю, что вам, Освальду, никому не хочется отдать кому-то первое место... В общем, если вы будете против, или все это вообще окажется нереализуемым – ну, тогда будем действовать просто согласно правилам.
Акрита наконец перевела дыхание, но сердце ее колотилось от волнения в ожидании решения коллеги. Протянув падд, она опустила голову.

_________________
с Самритой и Энн
50  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 09 11 2016, 19:58:24
Освальд, ну что ж, будем ждать тогда, как вы решите и как пойдет дело!)) Удивляться тоже будем, Акрита-то ладно, она все же не так хорошо вас знает, а вот другие наверняка сразу заметят что-то необычное 

Самрита, да, очень здорово получилось! И дух Звездного Флота, и то, что вы - это те самые кадеты и наши товарищи, попавшие в нерасчетную ситуацию, то есть получилось и остаться собой, и раскрыться, и вызвать восхищение и гордость за Федерацию и ее принципы. Это круто!)
51  Променад / Quark's бар / Re: Знакомства и отзывы - новая тема : 09 11 2016, 15:37:07
И я дочитала "Небесную дверь" 
Ребят, это действительно очень круто, такое продуманное, интересное, до конца не раскрытое и прекрасное по своей сути приключение!
Кто такие эти боги, что знают и не знают ученые... И да, за нарушение Первой Директивы, мне кажется, вам вообще волноваться не стоит, ведь ее относительно этой планеты уже до вас нарушили по-крупному))
А ваша информация внесла бы ценный вклад в базу данных Федерации, не говоря уж об открытии новой червоточины с пространственно-временной конфигурацией!
А то, как вы там выжили, как вливались в общество, как остались представителями Земли и Звездного Флота - это действительно достойно восхищения и экранизации Трека 
Для меня вот после прочтения так герои раскрылись! Такие характеры, такие вы замечательные!!))
52  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 09 11 2016, 11:48:22
29 августа 2384 г., утро
Каюта Акриты, Реплимат, голокомната, снова Реплимат


Несмотря на бурные события вчерашнего дня, переживания и неопределенность будущего, Акрита спала как убитая - а может, именно благодаря той усталости, которая навалилась на нее после написания отчета в СБ. Перед сном она пробовала набросать план и идеи презентации, но в голове все перемешалось, и от этого не было особого толку.
Утром она проснулась за две минуты до будильника, еще несколько секунд соображала, где находится, потом резко вскочила, посмотрела на время - 5:28. Отключила будильник. Первая мысль «Как Квинтилия?» уже почти заставила ее руку потянуться к коммуникатору, чтобы вызвать Тенека, но андорианка передумала, решив, что если каждый станет звонить и спрашивать, пользы делу от этого не будет. Вздохнув, она собралась, взяла падды с заметками и направилась в сторону голокомнат, по дороге надеясь зайти в Рептимат и глотнуть кофе.
В целом облик презентации уже сложился, хотя многие детали она планировала добавлять экспромтом, по ходу дела, и по времени не рассчитывала больше чем на 45 минут. Но все-таки хотелось сделать качественно и атмосферно, и еще - раскрыть друзьям частичку того мира, который сформировал ее и был ей дорог, пусть даже получится не информационная справка по Андории, а только маленькая и незначительная ее часть. Акрита помнила очень ясно, будто это было вчера, как пятилетней девочкой стояла у большого, от пола до потолка, окна центральной залы Академии Искусств, рядом стоял отец, и был поздний вечер, за стеклом снежная буря, а от камина в дальнем углу по узорным плиткам отблески огня. Тогда она еще ничего не знала: ни о войне, ни о смерти, ни даже о дружбе и ценности ее, да и Федерации толком не знала. Но сейчас могла сказать, что в те минуты понимала Мироздание едва ли не лучше, чем теперь.
Работа над презентацией перенесла ее туда, в детство. Поэтому только спустя полчаса из отведенного ей времени в голокомнате она ради интереса решила посмотреть, куда ее вставили по расписанию, и с удивлением не нашла своей фамилии в списке сегодняшних докладчиков. Стало быть, завтра? Действительно, она ведь идет последней, в целом, так и для нее лучше… Будет время подготовиться. Значит, не получится сегодня “двух Андорий”, и придется извиниться перед Энн за невольную дезинформацию. А еще, если оказывается, что сильной спешки нет, и можно будет поработать над презентацией вечером и завтра утром, сейчас стоит реализовать второй пункт плана, чтобы хоть было о чем говорить с Освальдом и Самритой. Сохранив и закрыв программу, она загрузила подробную карту Баджорской системы, модель катера с учетом имеющихся модификаций и села в кресло пилота. Корабль слушался отлично, и от этого было приятно и спокойно.
В целом, ничего необычного, кроме, конечно, Червоточины, в окрестностях не наблюдалось, и Акрита подумала, что вряд ли трасса регаты пройдет в непосредственной близости от такой ключевой точки обоих квадрантов. Она облетела внутренние планеты на полном импульсе, рассчитала и опробовала оптимальный курс обхода восьми лун, с неудовольствием отметив, что на расчет и построение затратила времени больше, чем могла бы, хотя он оказался действительно удачным. И все-таки этого всего мало - отточенности и выверенности маршрута, совершенства систем и управления… Чтобы победить, им придется бороться с разными наверняка сильными и опытными командами и кораблями. Надо изучить список участников, правила, условия, и даже в таком случае сложно оценить шансы.
Андорианка покачала головой в ответ своим мыслям. Она не знала, поддержат ли ее идеи Освальд и Самрита, да и остальные. Вчера в обсуждениях им все же больше хотелось соперничества между двумя командами “Альфы”, чем сотрудничества… Что, конечно, вполне объяснимо и понятно. Но Акрита ничего не могла поделать с навязчивой мыслью, что именно эта возможность сотрудничества - их главный козырь и шанс на победу...
Она создала модель второго катера, пусть пока точно такого же. Ввела его траекторию, перестроила свою, крепко задумалась, сжав ладонями подбородок. Нужна идея, что-то нестандартное, и такое у нее никогда не получалось по заказу, а времени в голокомнате оставалось 15 минут, и вот они летят рядом, и только звезды вокруг и далекое солнце Бэйджора.

В Реплимате она взяла завтрак, устроилась за дальним столиком и спросила у компьютера, где находится кадет Макдауэлл. Получив ответ, что он с Самритой сейчас на экспериментальном вылете, Акрита решила подождать пока - вряд ли до их возвращения состоится визит в Лазарет или обсуждение регаты. Задумчиво листая страницы технической документации и возможностей катеров класса “Дунай”, она снова и снова представляла себе, как они летят рядом - или один за другим? - к финишу… на полном импульсе, на предельно возможной скорости. Не больше. Или… Она вскинула голову, и, если бы кто-то посмотрел на выражение ее лица в этот момент, то наверняка испугался бы и спросил, что случилось.
Ведь их два, катера!! А что, если… Открыв новый файл с расчетами, она залпом допила горячий компот из имитации каких-то фруктов с Бетазеда, и начала лихорадочно набирать новую систему уравнений.
53  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 27 10 2016, 16:01:22
28 августа, вечер
Променад --> Каюта Акриты


Попрощавшись с Ракаром, Акрита некоторое время задумчиво шла по Променаду, рассуждая про себя, стоит ли попробовать найти Энн, чтобы извиниться перед ней – за что, андорианка так и не поняла до конца – и по-дружески спросить, нужна ли какая-нибудь материальная или моральная помощь. Но вечер был временем довольно оживленным в «Кварк’с» и напряженным для тех, кто тут работал, поэтому новенькой официантке, которой и так, скорее всего, приходилось нелегко, отвлекаться сейчас на разговоры оказалось бы просто неудобно.
Тогда Акрита вернулась в каюту и открыла чистый файл. Начать было сложно. Трижды приступая и каждый раз стирая все, она уже почти решила вызвать Ракара и спросить у него совета, одновременно понимая, как это глупо. Конечно, она может не писать те мысли, которые беспорядочным потоком высказывала Тенеку и ромуланцу по пути к каюте, когда Квинтилия не ответила по связи. Она сама не насколько разбиралась в механизме воздействия подобных веществ на мозг и нервную деятельность гуманоидов, не могла точно сказать, что там было правдой, а что плодом ее воображения или интуиции. С другой стороны, если она писать об этом не будет, то не совершит ли умышленного сокрытия?..
Наконец она решила, что сначала просто напишет факты, именно то, что произошло. Она попыталась вспомнить, что именно говорили друг другу ее коллеги и двое преступников, и с ужасом поняла, что не помнит дословно. Почти выпускница Академии, будущий офицер… не помнит! Но еще страшнее то, что ошибочно написанными словами она может навредить Перим, все усложнить и подставить друзей. Разумеется, о разговоре, состоявшемся после ухода СБ, она не писала, но и без того рассказ получился сумбурным и вызывающим больше вопросов, чем ответов. Почему ее не учили дипломатическому искусству оперировать информацией, а впрочем, даже если бы и учили, видно, ее способности в данной области близки к абсолютному минимуму.
А если бы она не вмешалась? По тому, что и как говорил Квинтилии Ракар, он многое знал или подозревал и без сегодняшнего происшествия, и, возможно, уладил бы все другим способом, не таким тяжелым для личности и карьеры девушки-трилла. Он мог. А теперь… Освальд спрашивал о подробностях, и в словах его звучала искренняя забота, доверие, желание помочь. Как и во взглядах других коллег. А что ей оставалось?
Завтра, завтра все равно все прояснится, и все равно они все узнают, и придут навестить Перим, и до этого момента нужно им сказать. Про то, как это для нее тяжело, про то, в чем именно ее стоит поддержать. Про то, о чем нельзя распространяться, и о чем лучше не говорить с ней самой. Они поймут… если предположить, что Акрита сама понимает хоть немного верно.
«Прости меня, Квинтилия», - мысленно прошептала она, встала, подошла к маленькому окошку. Забрала из ванной высохший вручную постиранный после всех потасовок вязаный коврик и аккуратно расстелила его на полу. Затем снова перечитала отчет, внесла несколько незначительных правок, отослала в СБ, копию – координатору. Еще минуту сидела, уперев подбородок в ладони, чувствуя странное опустошение и бессилие. Наконец мотнула головой и, под влиянием внезапного порыва, совершила очередную уже за огромный сегодняшний день глупость – вторую копию отчета отправила сотруднику Тал Шиар улану Ракару.
54  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 26 10 2016, 10:58:22
28 августа, вечер
Кварк’c


- Вот, теперь – точно ромуланские, - Энн выглядела очень запыхавшейся, но довольной. Она поставила перед Ракаром его заказ, и со второй попытки он действительно получил желаемое. – Правда не такие вкусные, как те – они оказались бетазоидскими… Итак, что случилось с Квинтилией?
Акрита в этот момент как раз поднесла к губам стакан с ромуланским элем, используя это обстоятельство, чтобы передать слово Ракару, что и сделала чуть заметным кивком.
- Мы сегодня подрались с двумя преступниками в каюте Перим, - сказал Ракар, - теперь они арестованы. У Квинтилии отравление каким-то неизвестным веществом. До утра она будет в лазарете. Может быть, еще немного больше. Но не распространяй эту информацию, Энн. Квинтилия хотела помочь тебе, спасти твою карьеру и твое будущее. Отплати ей тем же. Остальные вопросы ты можешь сама задать ей утром, если решишь ее навестить.
Энн слушала Ракара с удивлением, смешанным с тревогой и волнением, но последняя фраза вызвала у нее совершенно другую реакцию.
- За кого ты  меня вообще принимаешь? – гневно воскликнула она. – Ты что, думаешь, что меня она совершенно не волнует? Ты… Ты… Ты вообще ничего не знаешь! Не тебе меня учить! – на ее щеках проступили красные пятна, и она сделала резкий шаг назад. – И нет, мне не нужна твоя каюта, - бросила она Акрите и быстро зашагала прочь в сторону бара.
- Ну вот, так всегда с этими самостоятельными и гордыми девушками, - немного разочарованно произнес Ракар, - а ведь это стандартное предупреждение. Откуда мне знать, что ждать от тех, кто не является моим соотечественником… - задал Ракар риторический вопрос и принялся за еду.
- Что-то и я не поняла, на что она обиделась, - пожала плечами Акрита и тоже пододвинула к себе тарелку. – Видимо, если даже нам, представителям Федерации, бывает трудно понять друг друга, то что уж…
Она вспомнила о прерванном разговоре и после нескольких минут тишины, в течение которых наслаждалась горячим итальянским блюдом, продолжила:
- Да, мое представление относительно связей, целей и ценностей вполне может быть ошибочным или неточным, а судить о глобальных проблемах – вообще вне моей компетенции. Все эти философские рассуждения – ни на что не претендуют, на самом деле, - она снова отхлебнула приятного синего напитка. – Но если вы можете сделать что-то, чтобы помочь проекту… И неужели его действительно Федерация хочет закрыть?
- Она обиделась на то, что я по умолчанию не признал ее надежность в неразглашении. Так бывает. Но у нас так принято. Есть информация секретная, есть информация доступная для всех. Мы просто недостаточно знакомы, чтобы верить друг другу. Доверие – вещь очень нелегкая, Акрита, - говорил Ракар, - а может быть я зря напомнил ей, что пыталась сделать Квинтилия, ей это и так известно. Она наверняка понимает. И да, действительно. Федерация. Ваши философские рассуждения вполне имеют смысл, размышление о мире дисциплинирует разум. Главное не увлечься и не оторваться от реальности. А по сути – каждый из нас может что-то сделать, чтобы спасти проект. Потому что он нужен нам всем.

В этот момент раздался вызов коммуникатора.
- Освальд Ракару. Можете говорить? - прозвучал голос кадета Макдауэлла.
Ромуланец не донес вилку с куском мяса до рта, и нажал на коммуникатор:
- Могу, Освальд. Говорите.
- Мы с несколькими коллегами хотим собраться у Артура минут через двадцать, - сразу же ответил землянин. - Присоединитесь?
Ракар едва заметно вздохнул, что по связи, конечно, не было слышно.
- Освальд, вы меня извините на сегодня, я надеюсь. У меня был тяжелый день, я недавно вышел из лазарета и скоро пойду к себе. Кое-какие действия я уже предпринял сегодня, о чем расскажу вам завтра утром. Договоримся на этом?
- А... - казалось, землянин задумался, но после паузы в несколько секунд снова заговорил, - да, конечно, отдыхайте. Завтра... о времени договоримся ещё, в общем. Хорошего вечера, Ракар!
- Взаимно, - ответил Ракар, и отключил связь.
Акрита не особенно вслушивалась в разговор ромуланца и Освальда, отчасти потому, что продолжала обдумывать сказанные им слова, отчасти чувствуя, что подслушивать в принципе нехорошо, хотя ей стало интересно, по какому поводу кто-то собирается у Артура. Когда он закончил, она тихо сказала:
- Да, я понимаю, что мы все можем что-то сделать для спасения проекта и будем делать, просто думала, что вдруг у вас, как сотрудника вооруженных сил Империи, больше сфер и возможности влияния, к вам прислушаются, вы умнее в таких делах… Например, мне бы не пришло в голову, что его хочет закрыть Федерация. И что касается доверия, то разве есть что-то унизительное в том, что существуют разные уровни секретности, что-то мне можно знать, что-то нет? А что-то вообще не имеет смысла знать. Меня это не оскорбляет в любом случае. И если я доверяю тем, кто решил так, то соглашаюсь. Если не доверяю – то… могу обдумать другие варианты.
Ракар с новой степенью заинтересованности посмотрел на Акриту. Он даже допустил несколько-секундную паузу, обдумывая ответ. Это было поразительно. Федеральная девушка вела себя с ним абсолютно искренне, обсуждая принципиальные вещи собственного понимания различных понятий. Она не боялась его, как представителя фактически враждебной Империи, это был просто диалог двух гуманоидов, не имеющих различий политического, территориального, принципиального характера. Они обсуждали просто вещи, которые могли бы стать общими для всех. Откуда берутся такие федераты, и что потом с ними делает жизнь? Таких федератов легко использовать в своих целях, Ракар это понимал. Но он не хотел использовать, тут он начинал хотеть с ними просто работать, в целях взаимной выгоды. И еще он понимал, что скоро ему нужно будет писать свою характеристику для этой девушки для командования.
- Все много сложнее, Акрита. Я ромуланец, улан, это младшее офицерское звание. И не мне в данный момент разговаривать с высшими кругами руководства другой страны, вашей страны – Федерации. Хотя, я конечно могу попробовать. Но кто станет меня слушать? Вот вы кадет Академии, вы пойдете убеждать в чем то адмирала Звездного флота ? Хотя, если вас соберется 50-100 – вы можете попробовать. Я не буду скрывать, моей Родине нужен этот проект. Мы тоже хотим строить будущее. Это нужно и Кардассии, это нужно прочим. Но вот, проект постигла череда неудач. Часть этих неудач была произведена кадетами, часть – объективной реальностью или чьим то злым умыслом, и ваши адмиралы начинают видеть в проекте – безнадежную затею. Или кому-то не хочется этого диалога, одна фракция, так сказать, убедила в чем то другую, или все еще идут дебаты. Как это изменить? Ну… как то можно. Например, мы все полным составом можем пойти к вашему адмиралу Солоку и попросить его нас послушать. Идея? – Ракар усмехнулся самому себе.
- А доверие… - Ракар посмотрел в свою тарелку, которая была уже пуста, - вот о нас, ромуланцах, у вас, то есть федератов,  есть стереотип, что мы никому не доверяем. На самом деле – «никому» - это сильно сказано. Мы доверяем своим семьям, своим друзьям, но не всем и не всегда. А в большинстве случаев – да, не доверяем. Потому что – слишком часто нас предавали, убивали, строили коварные замыслы и пытались их осуществлять. Поневоле научишься не доверять, если хочешь выжить. Но это не значит, что понятие «доверие» совсем умерло для нас.
Ракар вздохнул, и налил себе еще эля. Акрита не выразила недовольства вкусом ромуланского эля, и Ракар так и не понял, понравилось ли ей.
- Знаете, что я хочу сказать вам, Акрита, - посмотрел на андорианку Ракар, - не слишком слепо доверяйте чужим решениям. Думайте своей головой. Унизительного ничего нет. Но есть люди, которые думают, что заслужили доверие целиком, а потом обижаются что доверие не полное. Бывает. Бывают сильные эмоциональные реакции. И я, кстати, наверное, обидел Энн незаслуженно. В настоящий момент я понял, что она не предаст. И наверное, именно из за этой ее реакции. А Освальд – они хотят спасти Лайтмана. Его хочет забрать на суд Кардассия, и мы … пытаемся это исправить. Так что вот так обстоят дела. И я решил вам доверять, - Ракар по доброму улыбнулся федеральной девушке.

Акрита слушала, доедая свой ужин, затем приступила к капуччино, и даже не подозревала, насколько мысли ее были созвучны тому, что думал о ней Ракар. Если ромуланцы – такие, пусть не все, но если среди них есть такие, и они служат в действующей армии, то как объяснить многовековую вражду, войны, подозрения… Ведь это не джем-хадар, которые не признают других методов, это вполне адекватные существа, умные, заинтересованные во взаимодействии и доверии! Еще утром андорианка всерьез перепугалась, угодив краской под ноги Ракару и думала, как бы эта выходка не отразилась на международных отношениях. Последняя фраза ромуланца заставила ее поднять голову и посмотреть на него почти круглыми от удивления глазами.
- Спасибо за доверие, мистер Ракар! Мне очень приятно, но разве это не противоречит вашим служебным инструкциям, ведь я не принадлежу ни к вашим родным, ни к вашему народу… И, если это отразится на вашей карьере, то мне не хотелось бы, чтобы наше взаимодействие нанесло бы ей какой-то вред.
Она сделала глоток ароматного, но уже безнадежно остывшего кофе, и добавила искренне и серьезно:
- И еще благодарю вас за советы и мудрые мысли. Честно говоря, даже на Земле, в Академии, мне редко с кем удается говорить об этом. Хотя, наверное, часто и не надо. А что касается доверия, то ведь может быть так, что в каком-то вопросе, в какой-то области – оно есть, и там выстраиваются соответствующие отношения, но это не обязательно должно распространяться на все вообще… Такой вариант мне кажется наиболее перспективным в плане взаимного сотрудничества. Впрочем, это опять философия, - Акрита чуть улыбнулась и качнула антеннами. – как видите, я пытаюсь думать своей головой, порой даже слишком и не всегда к месту. И эмоциональные реакции у меня тоже бывают, это я понимаю.
Про планы Освальда она спрашивать не стала, решив, что если будет нужно и можно – он сам расскажет. Хотя мысль о том, что кадеты как-то могут повлиять на решение кардассианского суда, зацепила и обрадовала ее.
- Ну, я же не рассказываю вам государственные тайны Ромуланской Империи, частоты защитного периметра или любые другие секретные данные. Просто есть область, в которой наши с вами интересы совпадают и мы можем друг другу доверять. Это нормально, - сказал Ракар, снова откинувшись на спинку стула и рассматривая Акриту, - будем рассчитывать на то, что проект продолжится и у нас всех будет еще много шансов узнать друг друга и понять важное. Благодарю за интересную беседу, Акрита. Теперь я пойду отдыхать, увидимся завтра. Завтра нужно будет поговорить с Перим.
Ракар поднялся, положил на стол 3 полоски латины и кивнул андорианской девушке в жесте прощания.
- До завтра! – тепло улыбнулась Акрита, тоже вставая из-за стола. – Спасибо за ужин и за ромуланский эль! В нашей традиционной кухне есть нечто аналогичное, но совсем другое на вкус, и этот – мне понравился. А для Квинтилии мы сделаем все, что сможем, чтобы поддержать ее, обязательно. И если что-нибудь будет нужно… я всегда на связи. Сейчас пойду писать отчет в СБ, - она коротко вздохнула.

_________
с Ракаром и Энн
55  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 26 10 2016, 10:54:20
28 августа, вечер
Каюта Квинтилии Перим и Акриты - > Кварк’c



Акрита задумчиво пошла по коридору, однако, по мере того, как она подходила к своей каюте, шаг ее становился все более быстрым и решительным. Нужно было очень многое сделать и успеть за сегодняшний вечер. Хотя, есть еще ночь, утро… Но повторять судьбу своей соседки и доводить себя до истощения в стремлении выполнить все по высшему разряду, работая сутками – точно не стоит.
Андорианка остановилась на пороге, и перед глазами быстро пронеслись картины разыгравшихся тут недавно событий.  Она сказала Освальду и остальным правду – ее понимание ситуации вряд ли что-то прояснило бы и с большой долей вероятности могло оказаться неправильным. И сделать только хуже – для Перим, Ракара, для проекта в целом, а может, и не только для проекта.
Она вздохнула и принялась за уборку: поставила на место опрокинутые стулья, влажной тряпкой протерла пол и мебель. «Прости, Квинтилия, что мне все же приходится трогать твои вещи,» - грустно улыбнувшись, подумала она, собирая разбросанные перед шкафом предметы и укладывая их на полки.
А еще пятна крови доставали из ее памяти другие картины, о которых она не имела права забывать. В жизни, где мир и дружба все еще переплетены с жестокостью и болью, и только через них высвечивается настоящий смысл всего. И настоящая любовь – если она возможна под этими все видевшими звездами.
В этот момент коммуникационная дельта Акриты произвела стандартный звук вызова.
- Ракар Акрите.
Андорианка чуть вздрогнула от неожиданности. Хотя на самом деле она тоже думала о том, чтобы в какой-то момент поискать ромуланца, но боялась помешать его делам или планам…
- Акрита на связи, мистер Ракар.
- Акрита, нам нужно поговорить, - ромуланец говорил сухо и твердо, но в голосе не читалось жесткости, он скорее просил. – Я знаю что вы в каюте, я подойду, хорошо?
- Да, конечно, - она нисколько не удивилась тому, что Ракар знал ее местоположение. – Я прибираюсь здесь, но уже скоро закончу. Вы можете подойти.
"У него можно узнать, что с Квинтилией", - подумала андорианка. Она не знала, да и не хотела гадать, что именно было между ромуланским агентом и отличницей из Федерации, все что угодно от обычной теплой дружбы до сотрудничества по сверхсекретному проекту. Но она слышала, как он говорил с ней, и понимала, что он сейчас – единственный, наверное, кто может ее спасти. Вывести из пропасти туда, где ей смогут помочь и другие.
Буквально через полминуты после отключения связи с Ракаром коммуникатор Акриты вновь активировался. Это была глинн Толан – она сообщила, что нужно сделать в письменном виде подробный отчет обо всем произошедшем и сдать его СБ. Ну что ж, так даже легче – и, вероятно, информативнее и эффективнее, можно все вспомнить и написать последовательно. Если бы еще самой хоть что-то понимать до конца.


Оказавшись на Променаде, Ракар поочередно узнал у компьютера местоположение нескольких кадетов проекта. До разговора с Акритой он не хотел пересекаться пока ни с кем. И теперь, получив ее разрешение, пошел в ее совместную с Перим каюту. Через 5 минут он уже стоял на пороге.
- Входите, - приветливо сказала андорианка, окинув взглядом почти прибранную комнату.
Ракар прошел в каюту, окинув ее критическим взглядом следователя. Особенно пол, на котором он поискал и не нашел следы крови. Акрита уже все убрала. Ракар прошел внутрь ровно настолько, чтобы за ним закрылась дверь и остановился. Осмотревшись, он перевел взгляд на андорианку. Эта федеральная девушка была новенькой и он пока не знал чего от нее ждать. Но она уже показала себя частично, и ей не были безразличны собственные сослуживцы. В любом случае, он должен был изучить и ее.
- Вы уже восстановили порядок, это хорошо, - сказал Ракар, - я пришел поговорить вот о чем: нам нужно будет написать отчеты для службы безопасности. И в них, конечно, нужно написать правду. О действиях. Начиная с того, что Перим не ответила на ваш вызов, и заканчивая их арестом. Но, Акрита, все ее попытки уговорить нас здесь троих все скрыть – должны остаться только между нами. В кадете Перим говорило то вещество, а не она сама. Она не виновата. И я никого не преследовал, я действую согласно целей проекта и общаюсь с вами всеми в его рамках. Кадет Перим может стать хорошим офицером вашего флота, ей нужно помочь. Ничего уже не удастся скрыть, даже если бы не СБ – все слишком связано. Уже в курсе коммандер станции, нам нужно проявить сотрудничество и открытость. Но не обвиняйте ее.
- Разумеется, мистер Ракар, - ответила Акрита, глядя на него серьезно и искренне. – Я слышала про мисс Перим в Академии, она была одной из лучших, если не самой лучшей. Для Звездного Флота, для Федерации, и, вероятно, не только для Федерации – может стать выдающейся личностью, такой, которые ведут мир к взаимопониманию и совместным исследованиям. Не знаю, что именно и как произошло с ней, что втянуло ее в эту ошибку, но прекрасно понимаю, что те слова, которые она говорила тут, и поступки – не ее вина. Вещество, видимо, оказалось токсичным и для физического состояния, и для мозга… Мне очень жаль, что так получилось. А вы не знаете… - андорианка на мгновение остановилась, испугавшись, что ромуланец не захочет говорить об этом. – насколько серьезны последствия для ее здоровья? Ее вылечат?
- Что касается СБ, и обвинений, – добавила она. - тут, я уверена, наказание понесут в первую очередь втянувшие ее в это все бандиты. И подробности нашего разговора здесь – конечно, не будут внесены в отчет, да оно ведь и не является значимыми для расследования фактами. Это останется между нами, и мне хочется надеяться, что завтра, или когда-нибудь, Квинтилия поймет то, что вы говорили ей.
Ракар медленно кивнул Акрите, сдержав улыбку. Андорианка  была на удивление искренней и доброжелательной. И хотя он знал, что за подобными речами федератов легко могут скрываться совсем иные мотивы – Акрита не производила такого впечатления.
- До утра будет происходить очистка крови. Утром ее разбудят. Насколько я понимаю, необратимых последствий для мозга не должно было наступить. Тенек – компетентен. Все остальное можно будет узнать утром. И вот еще – коллегам по проекту можно рассказать все то, что мы отразим в отчете. Здесь тоже не должно быть недомолвок. А теперь, мисс Акрита, вы согласитесь поужинать со мной прямо сейчас? В Кварк'с.
- Да, я и сама собираюсь пойти туда, - андорианка только сейчас поняла, что действительно сильно проголодалась. – Кажется, тут более-менее порядок. Просто мисс Уильямс – вы, наверное, не знаете, она ушла из проекта – в общем, ей сейчас негде ночевать, и мы решили, что пока Квинтилию не выпишут, она может пожить со мной.
Они направились к дверям, и на ходу Акрита продолжала:
- Это хорошо, что не будет необратимых последствий! Я так надеюсь, и порой мне кажется, что наша медицина всесильна… почти, - тихо добавила она, отгоняя обрывки не самых легких воспоминаний. – Вас ведь вылечили? Как ваше самочувствие? И да, коллеги действительно спрашивают и беспокоятся о судьбе мисс Перим, но мне кажется, что пока я сама не до конца понимаю, как и что именно произошло, лучше не строить теории, ведь это может навредить положению Квинтилии, ее будущему… Как вы думаете?
- Энн ушла из проекта? – нахмурился Ракар. - Нет, только сейчас узнал. Понятно. – Ракар не хотел сейчас думать об Энн, но понял, что теперь ей нужно будет улетать домой, а с этим будут связаны определенные проблемы. – Да каюту найдем, это не будет проблемой.
Ромуланец и андорианка пошли по коридору, и Ракар продолжил отвечать:
- Я в порядке, ваши врачи достаточно изучили физиологию ромуланцев. Строить теорий без достаточных данных – действительно не стоит. Поэтому рассказывайте только факты. Остальное покажет время. А сейчас все будет зависеть от самой Квинтилии … Перим, - Ракар поспешно добавил фамилию к ее имени, - и ее нужно будет поддержать утром. Ситуация на самом деле очень сложная, с большим количеством негативных последствий.
 
Они прошли в помещение ференгийского заведения, Ракар выбрал свободный столик на первом этаже и, первым делом, заглянул под него, обследовав на предмет следящих устройств. После разговора с Кристаль Харт и кардассианским послом, уровень его бдительности и боязнь слежки – возросли в несколько раз. Пригласив Акриту присаживаться за столик, он сел сам и поискал взглядом официанта.
-  Что будете заказывать? – раздался над ухом знакомый Ракару голос, и через мгновению их с Акритой взору явилась сбивающая с толку картина.
Перед ними стояла, определенно, Энн Уильямс. И, как и советовал Тар Мари, она сменила кадетскую форму на… очень облегающее короткое платье кричащих зелено-золотистых оттенков, которое недвусмысленно напоминало о том, что Энн Уильямс не только бывший кадет, но еще и женщина. Причем не обделенная природой. Этот наряд, как и поднос с напитками в ее руках, говорили в пользу того, что она уже нашла себе новое призвание, но выражение лица пока еще не дотягивало до идеала сферы обслуживания. Будто бы вспомнив об этом, Энн изобразила дежурную улыбку, а потом добавила:
- Только давайте побыстрее, у меня еще 7 столиков! 
Акрита удивленно вскинула антенны, переводя взгляд с Энн на Ракара и обратно. Неужели она решила остаться на станции и устроиться работать в Кварк’c?
Ракар ожидал ференги, но все повернулось по иному. Удивленного взгляда он не скрыл, осмотрев девушку с Волана II с головы до ног. Она была красивой на самом деле, в не форменном костюме. Он это отметил первый раз за все время их знакомства.
- Вот как, Энн... - сказал ромуланец, - вы уже нашли работу. Но в первую очередь я поздравляю вас с освобождением. Вам помощь какая-то нужна?
- Ах да, вас же не было… - вспомнила Энн. Ракара, Квинтилии и Тенека и впрямь не было возле голодека. – Да, я уже сказала остальным, что меня освободили, - с радостью поделилась она. – И, как вы наверное заметили, я ушла из проекта, но у меня все хорошо. Даже лучше, чем могло бы быть. Но раз теперь я работаю здесь, то не стесняйтесь делать заказ!

____________
с Ракаром и Энн
56  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 29 09 2016, 16:37:09
28 августа, Станция ДС9.
Каюта Квинтилии Перим. После обеда.


Акрита уже слышала шаги по коридору и искренне надеялась, что это сотрудники службы безопасности. Проследив за взглядом вулканца, она в три прыжка проскользнула между дерущимися и поверженным рептилоидом и оказалась возле Перим. Она не успела точно понять, что имел в виду Тенек и чего хотел, чтобы она сделала, но общую мысль уловила – отчасти по словам Ракара.
-Извини, – коротко произнесла она, обхватив девушку крепко и одновременно бережно, резко сжала своей рукой ее правое запястье, не давая возможности увернуться, - так будет лучше, правда.
Квинтилия была в шоке от быстрого развития рукопашной драки в ее каюте, поэтому ничего не успела сделать, и опомнилась только когда рядом оказалась андорианка. Холодные пальцы Перим крепко сжимали пузырек.
-Но в этом нет ничего плохого, - со слабой улыбкой повторила она, - Некоторые пьют кофе, чтобы перед экзаменами учиться всю ночь, а это… это просто следующий шаг после кофе. Многие делают это… в Академии, и дальше…
- Если ничего плохого нет, то тебе и ничего не поставят в вину, и все вернут. Просто сейчас – отдай, – пальцы у Акриты тоже были очень крепкими, а настроена она была решительно и отступать не собиралась. Квинтилия явно находилась в состоянии, лишь частично пересекающемся с реальностью, ослаблена и в то же время напряжена до предела, и андорианка видела, что сейчас конструктивного диалога не получится, нужно действовать, а потом, когда-нибудь – трилл сама поймет все.
В этот момент сработала дельта Квинтилии, она машинально потянулась правой рукой к груди и расслабила пальцы, роняя пузырек в руку Акриты.
“Освальд вызывает Квинтилию,” - прозвучал ехидный голос кадета Макдауэлла, - “Мне вот интересно, это твой первый прогул будет, или ты и в Академии этого не чуралась, а образ зубрилки был лишь фикцией?”
Время… они все совсем забыли о времени. Презентация С'Нирл Хрииса про Каит должна уже была начинаться…
Конечно, трилл на вызов Освальда не ответила.
-Что тут происходит? Кто вызывал? - раздался незнакомый голос.
В дверях появились двое СБшников, за их спинами в узком коридоре маячил еще как минимум один. Охрана станции все же добралась до места происшествия и теперь с некоторым удивлением смотрела на поверженного крупного наусиканца, которого прижимали к полу вулканец и ромуланец.
Ракар уже  начал снова частично воспринимать происходящее во вне. Сначала он услышал вызов коммуникатора, потом голоса сзади.
"Какой абсолютно, категорически и невероятно нелогичный вопрос" подумал он, но ничего вслух не сказал. Чтобы говорить не хватало дыхания. Он всеми силами держал противника и испытывал благодарность за помощь Тенека, вместе со злобой, которая опять закипала внутри. Служба безопасности станции катастрофически и невероятно жгла так, что если бы были силы – можно было бы смеяться. Но сил не было, зато была кровь, которая текла по лицу.
Завидев подмогу, Тенек прекратил попытки нейтрализовать навсиканца (который делал рывок всякий раз, как стажёр ослаблял хватку) и вежливо обратился к вновь прибывшим:
– Джентльмены, вы не могли бы сперва нам помочь? После этого мы ответим на все ваши вопросы.
Первый вошедший в комнату СБшник еще раз оглядел комнату. Он увидел двух девушек в форме кадетов Звездного Флота, стоящих практически в обнимку в дальнем конце комнаты, причем одна из девушек была явно очень испугана. Форма - значит, свои, форме обычно можно доверять.
Дальше на полу неподвижно валялся какой-то зеленокожий рептилоид. Ближе всего находились два остроухих инопланетянина… сначала они показались СБшнику похожими, но через секунду он понял, что они все-таки принадлежат к разным расам. На одном из них, ромуланце, была серая форма, вроде бы традиционная для его народа, второй - вулканец - был одет в гражданское, а значит, эти двое могли оказаться кем угодно и заниматься по жизни чем угодно. Вдвоем они придавливали к полу наусиканца. Что здесь произошло? Кто их вызвал? Кто был агрессором и кого надо спасать? Опыт подсказывал… Но с другой стороны, нельзя же считать всех наусиканцев плохими и арестовывать их, как только они ступят на станцию! Это был бы чистый расизм. И вулканцы тоже бывают разные, например, они могут быть маки или торговать оружием, потому что в их голове что-то перемкнуло, и они вдруг решили, что это логично.
Никого из находящихся в комнате СБшник никогда не видел, поэтому решил обратиться к тем, кому имел больше оснований доверять.
-Мэм, - спросил он Акриту, - это вы связывались с СБ? Кого и за что мне здесь арестовывать?
- Наусиканца и этого, - быстро ответила андорианка, кивнув в сторону рептилоида. Конечно, она понимала, что сотрудники службы безопасности – такие же люди, разные, и им требуется время на оценку ситуации, но, возможно из-за того что к своей скорости реакции предъявляла весьма высокие требования, теперь она с трудом сдерживала раздражение, глядя на явную медлительность офицеров. Впрочем, главное, что они пришли, и пришли вовремя.
- Да, я вызывала. Эти двое занимались в моей каюте незаконным бизнесом и причинили моральный и физический вред мисс Перим. А потом устроили драку и покалечили моих коллег.
Вовремя подхватив злосчастный пузырек, она еще до обращенного вопроса успела осторожно поставить его на подоконник и теперь двумя руками поддерживала за плечи Квинтилию. Только сейчас она увидела происходящее в комнате целиком, с кровью и повисшей в воздухе ненавистью, осознавая реальную опасность, в которой оказалась ее подруга. И несмотря на резкость и даже жесткость в голосе, она пыталась передать триллу через прикосновение всю поднявшуюся в душе заботу, тепло, желание успокоить, простить и помочь. Присоединиться к Тенеку и Ракару она, конечно, тоже хотела, но нельзя было оказаться везде одновременно, и сейчас Акрита видела, что их жизнь уже не висит на волоске.
-Что вы наделали… - обреченно прошептала трилл.
Первый СБшник сделал знак своим коллегам, они прошли в комнату и подняли под руки сначала рептилоида, а потом приняли наусиканца у Ракара и Тенека.
-Вам нужна еще какая-то помощь, мэм?
Теперь, когда непосредственная угроза исчезла, андорианка задумалась на секунду. Сдавать ли охране пузырек? С одной стороны, это вещественное доказательство, с другой стороны – собственность Перим, и вообще… Но все же приняла решение.
- И вот это возьмите на экспертизу, - она взяла с подоконника улику и протянула офицеру. – И да, нужно помочь отвести в лазарет пострадавших. Всех троих, и я тоже пойду.
-Да-да, - отмахнулся СБшник, - Этих двоих агрессоров мы подлечим, а потом уже в камеру. А вам помочь идти? - обратился он к Ракару.
- Агрессоров лечить не надо! - сердито воскликнула Акрита, не сдержавшись. – В лазарет нужно отвести ромуланца, вулканца и девушку.
Конечно, это выглядело глупо, потому что преступники тоже живые существа, им тоже требовалась медицинская помощь, и андорианка уже открыла рот, чтобы сказать это, но передумала – в конце концов, Ракару был задан вопрос, а она перебила. И когда жизнь научит ее хотя бы иногда думать прежде чем делать…
Когда наусиканца наконец забрали бравые федеральные офицеры, которым Ракар хотел высказать несколько накипевших  фраз, он перекатился на полу на спину и лежат так несколько секунд. От выражения своего мнения он удержался, этого было сейчас не нужно, не в каюте Перим, не при ней, ей и так было уже хватит всего этого.
Подняться удалось не с первого раза, но он поднялся, ухватившись за стол. Огляделся. Пузырек с наркотиками забрать и спрятать не успел. Акрита уже отдала его службе безопасности, и теперь он понимал, что для Квинтилии все это будет очень серьезно. Сделав пару шагов в сторону шкафа, он поднял с пола прямоугольный предмет, который, падая, выронил рептилоид, и положил его на стол. Потом он подошел к Квинтилии. Хотелось положить руку ей на плечо и успокоить, но его руки были в крови, и он не стал пачкать девушку в зеленое.
- То, что нужно, - сказал он, запоздало отвечая на ее последнюю реплику, - ты чуть позже поймешь.
А после развернулся и дошел до Тенека. Охранникам он медленно отрицательно мотнул головой, ромуланскому улану не нужна была помощь. Как бы там ни было, его готовили ко всему этому, это было частью его работы, солдата Империи.
- Спасибо Тенек, - прошептал ромуланец, - помоги ей, больше ничего не нужно.
Он должен быть помочь и сам, у него было очень много всего, что нужно было сказать Квинтилии, что он хотел сказать, что должен был для нее сделать, чтобы помочь ей справиться с тем, что с ней случилось. Но он посчитал, что сейчас ей нужнее и важнее – ее федеральные друзья, помощь тех, кому она поверит больше чем ему. Ракар оглянулся на Акриту и прищурил глаза, а затем медленно пошел к выходу из каюты.
– Я думаю, нам всем четверым нужно зайти в лазарет, – сказал Тенек. – Я хотел бы видеть результаты обследования мисс Перим, а вам – (эти слова предназначались Ракару) – следует привести себя в порядок перед посещением презентаций. Мисс Акрита, я хотел бы, чтобы вы помогли мисс Перим дойти до лазарета.
Не то, чтобы довести Квинтилию не мог никто другой, но вулканцу показалось нецелесообразным лишний раз беспокоить пострадавшую девушку: против помощи Акриты она пока не возражала, а вот как она отреагирует на кого-нибудь ещё было неизвестно.
О себе Тенек решил, что его ушибы могут подождать. Болело левое плечо, неведомо откуда появилось несколько ссадин, но в сравнении с травмами Ракара и весьма вероятной интоксикацией мисс Перим это было временным и несущественным неудобством.
-Мне не нужно в лазарет, - бесцветным голосом произнесла Квинтилия, - Со мной все в порядке, я не ранена.
Уже выйдя в коридор, Ракар развернулся на 180 градусов, услышав Квинтилию. Он прислонился к дверному косяку, устало опустив голову, и произнес:
- Да, мы все четверо идем в лазарет.
А если она не пойдет, то он ее понесет, подумал ромуланец.
-Нет, - сказала Квинтилия, - в этом нет необходимости.
СБшник помялся в нерешительности.
-Ну, вы тут сами уже как-нибудь разбирайтесь, кто пойдет в лазарет, а кто - нет, охрана для этого не нужна. Как вызвать медиков - вы знаете. Хорошего вечера, мэм, - кивнул он Акрите, - возможно, позже мы обратимся за вашими показаниями.
Охранники, удерживая висящего у них на руках рептилоида и вырывающегося наусиканца, двинулись прочь по коридору.
И в этот момент у Квинтилии снова сработал коммуникатор, а потом практически сразу же - у Ракара и Тенека.

_____________
с Тенеком, Ракаром, Квинтилией, бандитами и СБ
57  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 27 09 2016, 15:21:08
28 августа, день
Голокомплекс и рядом


До начала вечерних презентаций оставалось меньше часа, когда Акрите удалось наконец забронировать одну из голокомнат на очень раннее утро завтрашнего дня – все другие часы были заняты. И хотя она почти уже приняла решение, что будет делать самостоятельную презентацию, но решила все-таки спросить Жантарин о ее планах, может быть, они в чем-то могут помочь друг другу.
- Акрита вызывает Жантарин. Я тебя не отвлекаю сейчас?
- Акрита, привет, - раздался ответ Жантарин, ее голос был слегка прерывистым, - Нет, не очень отвлекаешь. Я в голокомнате №1.
- Тогда я сейчас подойду к тебе? Просто хотела поговорить на счет презентаций, - андорианка уже направлялась в нужную сторону. «Наверное, Жантарин опять занимается спортом,» - с улыбкой подумала она.
Вторая андорианка ответила согласием, и скоро Акрита уже стояла на пороге голокомнаты. Дверь открылась, и в следующую секунду девушка оказалась почти по колено в снегу. С темного ночного неба падали крупные мягкие хлопья, и будь на месте андорианки кто-то другой, из расы привыкших ориентироваться только с помощью зрения, он бы мог испытать трудности с ориентацией в пространстве. В небольшом отдалении от входа находился источник света и тепла, когда дверь за спиной Акриты закрылась, он начал двигаться в ее сторону, и вскоре из метели появилась фигура Жантарин с чадящим факелом в руке. Девушка была одета в минималистичный тренировочный костюм, а на правом бедре у нее с помощью двух ремешков с блестящими пряжками крепились небольшие кожаные ножны полукруглой формы.
- Я не надолго, - сказала Акрита, когда ее соплеменница оказалась рядом. – Кажется, тебе понравилась зимняя локация на презентации Освальда? Или ты уже готовишь свою? – она восхищенно огляделась. Такое и ей бы пришлось по душе.
-Это уже моя презентация, но я пока еще не все настроила, - пояснила Жантарин, - Например, пока у меня небольшие сложности с моделированием скорости падения снега.
- А мне и так нравится! Вряд ли среди нас будут настолько дотошные физики, которые тут станут искать ошибки. – Акрита отряхнула уже успевший насыпаться на голову и плечи голографический снег. – Это здорово, что у тебя уже все почти готово, тогда мы сможем показать Андорию с разных сторон, каждый что-нибудь свое, что в целом сложится в более полную картину. Просто меня тут тоже озадачили, но идеи есть, и думаю, что справлюсь. Ты ведь будешь не против, если мы сделаем отдельные презентации?
 -В такой метели ничего не будет видно, - объяснила Жантарин, - Да, я не против, если ты покажешь что-то свое, тем более, если у тебя уже есть идеи. Надеюсь только, тебе хватит времени, но если нет - обращайся. Я, конечно, не самый спец по голо-программированию, сама видишь, - андорианка покосилась на шипящий от падающего снега факел в своей руке, - но тут есть некоторые, у кого не плохо получается - возьми хотя бы нашего Освальда, а Сатал, судя по его биографии, вообще программист.
- Спасибо! – ответила Акрита. – Я не рассчитываю делать что-то масштабное и сложное, но, если что, обращусь. А твою мне тоже будет очень интересно посмотреть! Это ведь что-то из истории?
-Не совсем, скорее это о традициях… или об общем образе нас как расы. Хочешь спойлеров сейчас или предпочитаешь увидеть вместе со всеми?
- Лучше, конечно, со всеми, - Акрита улыбнулась. – просто думала, чтобы не повторяться… Но, кажется, для меня самой многое станет открытием! Я ведь почти не жила на Андории. - Она еще раз огляделась. – Спасибо. Тогда я поговорю сейчас с мисс Перим, она составляет расписание – вставит меня куда-нибудь. А тебе удачи!
-Спасибо, - ответила Жантарин, - Обращайся, если что, да и вообще не пропадай. Все-таки мы одной расы, одной крови, а это что-то да значит.
- Да, - Акрита кивнула и наклонила антенны к собеседнице в знак признательности и уважения. – Ты тоже обращайся и вызывай меня, если что.

Выйдя в коридор, андорианка посмотрела на время – до начала вечерних презентаций его оставалось еще достаточно – и, щелкнув по коммуникатору, спросила Квинтилию Перим.
Однако, трилл не ответила на вызов. С полминуты Акрита ждала, затем вызвала еще раз, и, не дождавшись ответа, спросила у ближайшей информационной консоли о местоположении соседки по каюте. Все мгновенно пронеслось перед глазами: серьезный и как будто немного загнанный взгляд Квинтилии, холодные пальцы, отчаянный перфекционизм и то, что она почти не принимала активного участия в весельях на презентации…
Судя по информации компьютера, Квинтилия находилась в их общей каюте. Но вопрос был в том, что если с кем-то что-то случилось… что-то действительно плохое… как местные сенсоры будут это определять? Покажут ли они местоположение федеральной дельты этого человека или сочтут, что его больше нет на станции по состоянию его биосигнала?
Этого Акрита не знала, и не могла сделать никаких выводов относительно того, по какой причине не отвечает Перим – сильно занята, или не хочет, или… Но происходящее определенно не было чем-то нормальным и требовало вмешательства. А в каюту все равно стоило зайти, тем более что до презентаций оставалось минут пятнадцать.

______
с Жантарин
58  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 19 09 2016, 13:55:16
28 августа, день
Каюта Лайтмана


Андорианка все так же сидела, опустив голову, ловя каждое слово ответа, и с некоторым даже облегчением отмечая, что самые тяжелое предположение ее все же оказалось ошибкой. Просто, как и раньше часто бывало, она наложила свои эмоции на ситуацию, но это хорошо, что на самом деле не так, хорошо, что Лайтман сохраняет, или по крайней мере пытается сохранять объективность. Не как она десять лет назад. Впрочем, мы были детьми…
- Мы были детьми, - словно эхом отозвалась она, немного жалея, что нельзя надеть сейчас на лицо одну из тех венецианских масок. – Мы спорили в большом ангаре стыковочной палубы, на верфи, куда прилетали разбитые в боях корабли. Может, они тоже поступали не совсем правильно, хотя их отпустили на звездолет, как и меня мать могла бы отпустить. Они звали меня с собой, и мы понимали, что это очень опасно. Да, мы были детьми, но видимо война заставила нас в определенном смысле повзрослеть чуть раньше, и мы знали, что должны держаться вместе особенно в это время. У андорианцев есть такая традиция, когда находят четверых совместимых для продолжения рода, и в будущем они могут создать естественную семью. Конечно, в этом уже давно нет практической необходимости, просто традиция, оставшаяся с тех времен, когда наша медицина не была сильно развита. Но так вышло, что нашим родителям эта традиция нравилась, и нам тоже – мы сразу сдружились и много общались, даже на расстояниях. Когда им втроем удалось устроиться на звездолет, капитаном которого был родственник одного из них, они уговорили его завернуть на верфь. Звали меня с собой. Я отказалась. Боялась оставить мать… мне казалось, что точно ее больше не увижу. Но разве это оправдание? Мы и без того могли потерять друг друга в любую минуту. А еще я помогала с ремонтом, и в тот последний день перед их отлетом нашла небольшую неполадку в системе внутренней терморегуляции, это мелочь, и в боевых условиях никто не стал бы обращать внимания. Они улетели. А потом через 2 недели оказалось, что они как раз успели ввязаться в безнадежную перестрелку и… Почему все получилось так?? Почему? Если бы я задержала их на сутки, а я могла попросить о дополнительных часах ремонта, этого бы не произошло, или, в ином варианте – я должна была быть с ними, там, в бою! И не сделала ни того, ни другого. Понимаю, это глупо с объективной точки зрения, и теперь уже приняла те события как опыт и не корю себя. Хотя это было не просто.
Она вздохнула. Изначально она не планировала говорить сейчас о своем прошлом, но ей было нечего скрывать, особенно от друзей, особенно такое важное. Это – часть ее, со всеми глупостями, болью, ошибками и выводами, правильными или неправильными.
- Да, я вижу, что наши ситуации сильно отличаются, и с моей стороны было наивно накладывать ассоциации. Это хорошо, что ты рассматриваешь все объективно. Я просто боялась… Ну, так действительно лучше. – она улыбнулась, и на секунду подняла глаза, которые наверняка предательски были влажными внутри. – Знаешь, с моей стороны, видимо, не разумно давать тебе совет, но вдруг пригодится? Конечно, я не знаю в точности твоей ситуации… Но думаю, что если бы меня спрашивали о своем отношении – тебя ведь наверняка так спрашивают? - то вот что я бы отвечала им: "Да, я ошиблась, не справилась с собой, оказалась неблагонадежна, но хочу это исправить! Не могу настаивать и требовать, ваше решение - приму. Но если мне будет дан шанс - приложу все силы, чтобы стать лучше. Чтобы подобного не повторилось." Мне кажется, Артур, одно это – твое желание и четкое озвучивание его – может изменить многое. Окончательный исход зависит не от тебя, да. Но свою позицию высказывать твердо – стоит, именно по отношению к будущему, пусть даже его еще нет – то, что ты в него веришь, приближает его к реальности. Это твое право, говорить о нем. Не о прошлом только, но в первую очередь – о будущем. Кому угодно, даже нашей очаровательной журналистке, - она снова улыбнулась, и потом посерьезнела вновь. – А почему ты думаешь, что кто-то будет сражаться и погибать из-за твоей ошибки? Те события и конкретно твой поступок – могут развязать войну?

- Вы были детьми, - повторил Лайтман, глядя на Акриту. – Нет никакой твоей вины, в том, что другие не пришли с войны,  - сказал он, и замолчал на несколько секунд. – Их убили джем-хаддар, или кардассианцы, или бринны, не так уж важно. Ты не могла их спасти, - Артур отрицательно качнул головой. Это всё было очень серьезно, и она с ним поделилась, это дорогого стоило, и Артур был очень серьезен в каждом слове.
- Нет никакой твоей вины, - снова повторил он. – И история не имеет сослагательного наклонения. Мы не можем вернуть время вспять и спасти всех, - кадет смотрел Акрите прямо в глаза. – Такая была война. Мало чьи родственники или знакомые не пострадали. Списки погибших приходили каждую неделю. Я сам тогда попытался убежать с Земли на звездолет, но меня нашли и отправили обратно. Потому что мы были детьми. Не нужно судить себя так строго. Такова жизнь. Мы можем лишь жить дальше, и быть достойными их, погибших за нашу жизнь и свободу. Как ты правильно и сказала.
 
Удостоверившись, что Акрита услышала его слова, Лайтман еще полминуты молчал.
- Да нет, не войну, но в любом случае отношения могут стать хуже. С другой стороны – есть различные варианты произошедшего вообще, потому что Корам – это такая .. св.., - Артур сдержал не очень красивое ругательство, - вобщем… в любом случае – это дипломатическая проблема и сложность. И довольно сложная проблема. И бывают методы решения, которые  хорошо если ты тот кто пытается решить, а не тот, кто причина всего происходящего… Но ладно.. давай лучше не будем. Спасибо тебе за поддержку.
Акрита кивнула. Она поняла все – по крайней мере то, что было в ее силах понять.
- Да, это сложно, ты прав… Но ведь есть вероятность, что проблема разрешится без войны и других серьезных осложнений? А строить гипотезы о том, на что нельзя повлиять, действительно нет смысла. Так что да, не будем.
Она поднялась и остановилась, глядя на однокурсника с уважением и благодарностью.
- И тебе спасибо. У меня мало кому получалось это сказать… Спасибо. И я все-таки буду надеяться, что все разрешится лучшим образом, а твой поступок – он мог ведь и вовсе ни на что не влиять, как и мой тогда… И еще, - гостья внезапно осознала, что и так вместо короткого визита получилась затянувшаяся беседа. – Ты извини, если я случайно сказала что-то такое, неверное, или не имеющее к тебе отношения, я ошибаюсь часто. Ну, например... насчет тебя и М'Коты... я же тут совсем недавно, могла что-то не так понять, просто мне так показалось, - она улыбнулась смущенно и открыто. – В любом случае, я очень рада за вас! И у вас обязательно должно быть будущее, очень хорошее и светлое.
- Вероятности есть всегда, - кивнул Артур, - бесчисленное множество шансов и вероятностей, пока мы не в области действия горизонта черной дыры и время все еще не на исходе, пока у нас все еще есть силы изменить то, что изменить можно, и смириться с тем, что изменить нельзя. И еще отличить одно от другого, чтобы не винить себя понапрасну…
А дальше Лайтман только улыбнулся загадочно и неопределенно, поднимаясь со своего стула. Но ничего не ответил больше.
- Тогда увидимся на презентациях? – спросила Акрита уже в дверях. – Кстати, я завтра тоже постараюсь что-нибудь сделать. Хотя и не так много жила на Андории, в основном по разным научным станциям, но есть одно очень красивое и интересное место, где работает мой отец. Академия Искусств. Если получится, хочу вам ее показать.
- Да, увидимся, - Лайтман кивнул, все еще улыбаясь, стараясь скрыть то неловкое чувство вины, о котором он вспомнил, - и … может быть вы объединитесь с Жантарин? С удовольствием посмотрю на Андорию и Академию искусств, никогда не видел раньше.
- Если честно, я еще не успела спросить у Жантарин, что она готовит, вдруг у нее уже есть какие-то другие планы, - ответила Акрита. – Может быть, и объединимся, хотя мне было бы интереснее сделать свое. А твою презентацию обязательно посмотрю при случае. Мне очень нравится вода, море и все, что с этим связано!
Она тоже улыбалась.
- Пойду готовиться. Очень рада была познакомиться с тобой!
- Посмотри, - согласился Артур, - я тоже не договаривался со своими соотечественниками, и сделал свою. И если тебе нравится вода и море – то тебе должно понравится!
Кивком головы он попрощался  с девушкой.

Первые десять метров по коридору Акрита шла все с той же счастливой улыбкой на лице. Все получилось, конечно, не так, как она предполагала, но в целом – даже намного лучше, и все это часть проекта, взаимопонимания, доверия, его разных граней и сложностей. С одной стороны, андорианке было неловко за то, что при первом знакомстве обрушилась на человека с кучей философских рассуждений. С другой стороны… Она в который раз поймала себя на чувстве бесконечной признательности и восхищения, которые вызывали у нее Федерация, люди, все те, кто вопреки собственной неидеальности и несовершенству мира вокруг – стремились объединить его и сделать лучше.

_______________
с Артуром Лайтманом
59  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 19 09 2016, 13:51:10
28 августа, день
Променад -> Каюта Лайтмана


Все еще погруженная в свои мысли, Акрита сама не заметила, как вновь оказалась на Променаде. Итак, плюс к изучению прошлых событий, настоящих обстоятельств и будущей регаты ей нужно еще сделать презентацию. Хотя ей и самой хотелось, конечно. А пока она вернулась к тому, на чем ее прервал вызов координатора - к знакомству с информацией о коллегах по проекту и о том, что поставило «Альфу» в такое сложное и неопределенное положение. Она поняла уже, что расспрашивать непосредственных участников не стоит, если они сами не захотят поделиться.
В течение следующего получаса она просматривала отчеты, биографии, расписание презентаций, периодически подходила к большому окну и неотрывно смотрела в черную бездну космоса, ощущая как будто новый уровень ответственности, ложившийся на нее с каждой прочитанной страницей.
Эта станция была одним из главных рубежей той войны. Воспоминания и ассоциации перемешались с действительностью, с мыслью о том, что до сих пор совсем рядом людям приходится убивать друг друга, отстаивая свою свободу и мечту. И будет ли конец этому?
Андорианка подошла к терминалу и несколько секунд стояла, взвешивая, насколько уместна пришедшая ей в голову внезапная мысль. Ведь часто такие спонтанные желания не приводили ни к чему хорошему, она плохо умела оценивать последствия своих действий. «В конце концов, мы почти не успели познакомиться».
- Компьютер, кадет Лайтман находится в своей каюте?
Получив утвердительный ответ, она уточнила номер каюты и ее положение на станции, а также то, что он там один. И тогда активировала коммуникатор.
- Мистер Лайтман… то есть Артур, это Акрита. Вы сейчас свободны? Можно к вам зайти на минутку?
Проводив взглядом Кристаль Харт, Артур первым делом взял кусок пиццы, а потом сел в кресло и открыл на падде недочитанную книгу. Бумажная версия книги в толстом плетеном переплете и тонкими, но прочными страницами – осталась дома на Земле, и теперь он продолжал читать ее на падде, спустя уже месяц перерыва. Теперь пришло время и желание ее, наконец, дочитать.
Вызов Акриты Артура удивил.
- Да, конечно, - ответил он, - заходите мисс ш’Лечир, до новых занятий я свободен.
- Спасибо. Я ненадолго.
Подходя к нужной каюте, она поймала себя на мысли, что волнуется больше, чем перед разговором с координатором. Да, она сочувствовала его положению, и в то же время… Это сложно было объяснить, но кадет Лайтман, над которым висела угроза жестокой кардассианской тюрьмы, как будто светился внутренним спокойствием и счастьем – именно так ей показалось на презентациях. И такого, возможно, самого здесь счастливого человека сложно было жалеть в обычном смысле этого слова.
- Добрый день, - сказала она, появляясь в проеме двери. Охране даже не пришлось долго объяснять, кто она такая, потому что они уже мельком виделись, когда арестованного сопровождали к голокомнатам и обратно.
И, конечно, именно сейчас она не знала, с чего начать разговор.
Когда новенькая девушка в проекте кадет-андорианка вошла, Артур поспешно встал из своего кресла, отложив падд и приветливо улыбнувшись.
- Привет! – сказал он, - проходи, присаживайся где тебе будет удобно.
Кадет сделал паузу, выжидательно глядя на андорианку. Ему показалось, что она испытывает какую-то неловкость, что вобщем-то нормально для первого знакомства незнакомых людей. Хотя формально они уже познакомились, но еще ни разу толком не беседовали.
- Акрита, меня не обязательно называть на «вы» и мистером Лайтманом, я уже говорил, что можно просто «Артур». Все таки мы, которые из Академии – считай все свои. Это с представителями других государств нужно на «вы», типа Ромула, Кардассии или Ориона, если они сами не попросят другой формы обращения. А между нами – кадетами Звездного флота, фактически сейчас нет субординации, мы в одинаковом статусе, на одном курсе, последнем, 4-м. И … было бы неплохо, если бы мы более неформально общались. Тем более, что нет повода никого из нас называть «сэр», или «мэм».. Ну, если ты не против конечно.
- Не против, конечно, - рассмеялась Акрита. – Если честно, я даже удивляюсь тому, какой малообщительной была во время учебы, что оказалась незнакомой со столькими лучшими представителями нашего курса. Собственно, в рамках процесса сближения, взаимопонимания и всего того, что составляет суть этого проекта, и решила вот потихоньку исправлять положение. А тебе приходится здесь сидеть все время, свободное от презентаций?
Она села во второе кресло напротив.
- Ну, не только ты, - усмехнулся Артур. Обойдя кресло, он присел на краешек стола и чуть сдвинул пустые тарелки.
- Мы все были заняты учебой, а не чем-то иным. Я тоже никого почти не знаю с параллельных курсов. Угощайся, кстати, она реплицирована, но запрограммирована хорошо, - кадет подвинул коробку с пиццей ближе к Акрите. Внутри коробки лежало еще 6 треугольных кусков.
- Да, это называется домашний арест. Но мне разрешено посещать занятия проекта.
Склонив голову, Артур внимательно посмотрел на андорианку, но почти сразу отвел взгляд.
- Спасибо, - сказала Акрита, взяв один кусочек, хотя не была голодна после сытного обеда на празднике майского шеста. - Скучно, наверное?
- О, нет, вовсе нет, - снова с небольшой усмешкой сказал Артур, обводя взглядом свою каюту, - в моем распоряжении вся библиотека станции, и есть время читать. Есть время думать, есть время путешествовать в своей фантазии. Одиночество вполне располагает к этому всему, но на самом деле меня не часто оставляют одного. Так что, я вовсе не успел соскучится. А как ты? Осваиваешься?
- Вроде да, - андорианка тоже весело усмехнулась. – Уже успела ввязаться в сложные отношения с Ромуланской империей, обстреляв ее представителя сначала краской, потом снегом. Кстати, то, как быстро ты отреагировал на мое неудачное торможение у пристани, доказывает, что из тебя получится замечательный капитан Звездного флота, готовый на все ради своих подчиненных!
Вторую часть ее предложения Артур как бы пропустил мимо ушей, не вдаваясь в дискуссию и рассуждения о том, что скорее всего его путь в Звездном флоте подошел к концу, даже если трудовой лагерь Кардассии или всякое другое посерьезнее – усилиями хороших людей обойдет его стороной.
- В сложные отношения? – нахмурился Лайтман, - он что, сказал что-то или возмущался? Я имею в виду улана Ракара.
- Да вряд ли, на самом деле, - Акрита вскинула антеннки. – Насколько я поняла из его комментариев, он понял юмор и то, что это была игра. Хотя кто их, ромуланцев, знает, - по лицу андорианки явно читалась, что для нее конкретно вот это - остается игрой. А то, что Артур не отреагировал на ее вторую фразу, дало понять, что разговор, ради которого она пришла , все же нужен. Просто это единственное, что она могла для него сделать.
- Пицца действительно очень вкусная! – с удовольствием сказала она, доедая кусок. – А какое твое мнение о Ракаре? Ты ведь лучше знаком с ним. Насколько он… - она хотела сказать "не шпион и диверсант", но ограничилась простым: - заслуживает доверия?

_________
и Артур Лайтман
60  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 19 09 2016, 10:33:07
28 августа, день
Голокомната


Экскурсия прошла гладко и без эксцессов: Освальд и Самрита вывели гондолы на Гранд-канал и показали несколько достопримечательностей Венеции, включая дворец Ка'д'Оро, железнодорожный вокзал и старые мосты: мост Скальци, мост Риальто и мост Академии. Всё это время Освальд рассказывал факты из реальной истории, а также дошедшие до XXIV века легенды, стараясь ужать в эту недолгую прогулку длинную историю Венеции. Редкие гондолы и другие виды речного транспорта находились на расстоянии, и гостям презентации никто не помешал.
Новенькая андорианка была настолько погружена в тонкости "пилотирования" гондолы, что не заметила момента, когда к ним присоединилась советник, да и за экскурсией не очень следила, держась все также в стороне от основной группы. Она не хотела мешать им своими порой непредсказуемыми разворотами и кренами. Впрочем, ее движения становились все увереннее, она почти не отставала, следуя параллельным курсом.
Когда эскадра подошла к конечному пункту своего путешествия, Акрита уже лихо разворачивалась коротким зацепом и стабильно держала крен. Оставалось отработать дугообразный гребок, поймать тот момент, когда нужно его начать вести обратно, чтобы двигаться прямо, не вынимая весла. Но, кажется, сейчас она уже не успеет… Или успеет? Пока они будут выбираться в своих платьях из гондол. Она отплыла еще метров на двадцать и сосредоточилась, распределяя усилие руки. Первая дуга… зацеп… возврат… Она чувствовала, как понемногу увеличивается скорость, и стабилизировала поперечные волны, мягко пружиня в коленях. Подняв голову, она с радостной улыбкой оглядела товарищей, сожалея, что не может разделить с ними этого удовольствия. Брызги в солнечном свете становились радужными.
Одного только не учла андорианка – причал впереди по курсу оказался неумолимо быстро. Едва успев опустить глаза и увидеть надвигающийся помост, она инстинктивно развернула гондолу широкой дугой, при этом, конечно, неточно перемещая центр масс. Судно резко наклонилось, царапнуло резным носом за пристань, Акрита оттолкнулась веслом, уже не рассчитывая ничего, просто чтобы не задеть другие гондолы, ей удалось вырулить обратно метра на два. Стабилизация была безнадежно потеряна, и уже в следующую секунду, описав красочный пируэт над водной гладью, гондола опрокинулась кверху килем. Еще через мгновение из под нее вынырнула андорианка, в одной руке державшая весло, в другой – музыкальный инструмент, что, однако не помешало ей быстро и профессионально преодолеть расстояние до пристани. Смеясь и отфыркиваясь, она выбралась на помост.
- Все-таки нельзя было торопиться! – смущенно воскликнула она, отжимая длинные рукава белоснежного костюма.
- Знаешь, М'Кота, в этой гондоле мне очень не хватает паруса. Хотя, в этих каналах скорее всего трудно бывает поймать попутный ветер, поэтому весла – единственный способ движения. Все это прошлое, далекое. Еще не было ни паровых, ни дизельных моторов, ни воздушных подушек, ни антигравитации, - рассказывал Артур клингонской девушке, которую уже считал своей.
Гондола двигалась к пункту назначения, и тут Артур заметил, что новенькая андорианка управляет своей лодкой сама, в одиночку. Ее лодка неслась к пристани на недопустимой скорости, столкновение было неизбежным, однако она смогла отвернуть! Вот что значит хороший пилот. Но дальше события развивались по не очень удачному сценарию, гондола перевернулась.
Лайтман быстрым движением скинул ботинки на дно гондолы. Мельком взглянув на М'Коту, он поднялся и нырнул головой вниз в воду венецианского канала, поплыл в сторону перевернувшегося маленького корабля. Но он немного опоздал. Акрита плыла в сторону пристани и тонуть не собиралась. Артур догнал ее и поднялся на берег вслед за ней.
- Всякое бывает, - сказал он, глядя на отфыркивающуюся андорианку, ощущая как вода стекает на доски пристани и с него самого. – Но ты здорово плаваешь.
Это была голокомната, программа с протоколами безопасности, но рефлексы Лайтмана сработали впереди осознания происходящего. Он оглянулся на гондолу, которую покинул минуту тому назад в поисках М'Коты.
Собственно, Акрита вообще не успела увидеть и понять, откуда возник кадет Лайтман и почему он вынырнул вслед за ней из воды. Она секунду смотрела на него полным удивления взглядом.
- Вы уже купаетесь? – с веселой улыбкой высказала она первое пришедшее в голову предположение, и тут же ее обожгла мысль о том, что ведь она легко могла задавить человека в воде, когда неслась к пристани на своей гондоле. – А плавать – это единственный вид спорта, который мне нравится!
Артур снова посмотрел на Акриту:
- Ну, видимо уже нет, - сказал Артур, улыбаясь, - немного опоздал к перевороту вашей лодки. Рад видеть, что у вас все хорошо. Плавание – и правда хороший вид, не только спорта.
- О, так вы спешили мне на помощь? – воскликнула андорианка. – Спасибо, мистер Лайтман! Ну как видите, совсем ничего страшного не произошло, а потеря контроля – это моя обычная невнимательность. Все так неплохо шло, что под конец я расслабилась и ошиблась. А вам пришлось промокнуть из-за меня… Хотя сейчас такая хорошая погода, что мне было даже приятно!
- Можно просто Артур, - сказал кадет, - всё это – голограмма, - повел он рукой, - так что – ничего страшного. А вы в следующий раз будьте аккуратнее, пожалуйста, - кадет кивнул Акрите, отступил на шаг назад и повернулся к каналу, в ожидании М'Коты.
Андорианка улыбнулась еще раз ему и подошедшей клингонской девушке, и пошла к месту, где уже собирались остальные, стараясь не слишком замочить всех своей мокрой одеждой.

М’Кота подошла к Артуру и подала ему ботинки.
– Я так и подумала, что ты забудешь вернуться за ними в лодку, – сказала она непередаваемым «женским» тоном.
Артур неловко улыбнулся. М'Кота позаботилась о нем. Во всей этой игре, голографическом подобии реальности, она подала ему его ботинки, не высказав ни насмешки, ни осуждения, ни чего-то подобного. Это запало в самое сердце, это значило большое значение, он теперь понял, что он не один, а она есть. С ним. Гораздо больше чем просто друг.
Принимая ботинки, Артур провел ладонью по ее руке.
- Спасибо, - и принялся обуваться.

Когда все вернулись на берег, Освальд снова дал команду компьютеру, и обстановка в очередной раз сменилась. Гости вновь находились на той площади, где наблюдали “Полёт ангела”, только обстановка сильно изменилась.
Участники могли видеть ярмарку средневековых (точнее, стилизованных под средневековых) мастеров, несколько музыкальных и акробатических номеров, и, самое главное, невероятное количество людей в ярких и красочных костюмах и масках.
- Мы проскочили день праздника, - пояснил кадет. - Традиционно, предлагаем всем вам немного походить вокруг и посмотреть на происходящее. Думаю, десяти минут всем должно хватить для быстрого знакомства. Полноценная версия карнавала находится на ваших кристаллах, так что любой заинтересовавшийся сможет хоть всё празднование целиком изучить во всех подробностях.
_____________________
+ все
Страниц: 1 2 3 [4] 5
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS