* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
24 01 2021, 06:51:18 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: 1 2 [3] 4 5
31  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 16 06 2017, 17:37:22
Баджорский сектор, утро
Катер “Анадырь”

 
Акрита ещё раз проследила траекторию “Амазонки” - судя по всему, они действительно направлялись в какую-то точку в поясе Денориоса. Андорианка быстро набрала сообщение: “Связь есть, принимаем хорошо, наша первая точка на орбите Бэйджора XI”.
- Можно ответить им? - спросила она, чуть обернувшись к Освальду.
- Давай, - кивнул Освальд, - и добавь, что потом - режим радиомолчания до следующей точки. Не будем испытывать судьбу.
Акрита отправила сообщение, и все какое-то время летели в тишине: каждый был на своём посту и занимался своим делом, прямо как на настоящем корабле. Освальд непрерывно смотрел на небольшой "капитанский" пульт у кресла - всё было в порядке.
- Если желание коммандера Мори сбудется, и эта регата станет ежегодным мероприятием, что если мы когда-нибудь повторим? - спросил он неожиданно. - Скажем, лет через пять, когда мы уже привыкнем к службе и заработаем себе пару званий!
- Тогда мы уже будем офицерами с серьезными заданиями, - отозвалась Самрита, которую нервировала повисшая тишина. Сейчас она была готова общаться даже с Освальдом, к тому же ей это не уже казалось таким уж ужасным. Все лучше, чем молчать всю регату. За своим пультом она внимательно следила, но пока они не использовали модификации корабля на максимуме, все инженерные системы работали в обычном режиме и сбоить было нечему. – Будем бороздить космос где-нибудь на разных концах Федерации, и нам будет не до всяких глупостей, - девушка встряхнула хвостиками и оглядела остальных на катере: - А у вас какие планы через пять лет? Я бы хотела к тому времени дослужиться до лейтенанта и служить на одном из флагманских кораблей.
Артур оглянулся от своей консоли на Самриту, потом на М'Коту.
Он чувствовал себя не очень уютно, он уже запросил у компьютера ранее  значение словосочетания "Небесный храм", прочитал, что это и есть эта червоточина, но почему-то не сказал этого вслух, и предположение Освальда не подтвердил. Это было неправильно. Потом часть его операционных обязанностей – в частности по отправлению сообщений – взяла на себя Акрита, и он предположил, что это от того, что он плохо исполняет эти самые обязанности. Это было очень жаль. Наверное, нужно было собраться и сказать, что он делает то, что должен, и будет это делать.
- Да, я тоже хочу служить на корабле через пять лет, в дальних миссиях,- сказал он. А все остальное оставил при себе. Все размышления о себе и М'Коте, что через пять лет… что будет? Любил ли он ее действительно, или испытания заставили его поколебаться в этом чувстве? Что это значит, если колеблешься вот так? Значит ли это, что все не по-настоящему ? Он не знал.
– А как же «старые добрые времена» и ностальгия? – со смешком спросила М’Кота, не отрываясь от консоли. – А вдруг не через пять, а через двадцать пять лет, сделавшись опытными космическими волками, мы вспомним проект и захотим отметить юбилей регатой! Всякое может быть!
Голос её звучал беззаботно, словно ничто не тяготило душу, но на самом деле до настоящей беззаботности ей было куда как далеко! Тем не менее она твёрдо решила не смущать Артура кислым видом, никак не подчёркивать особость их отношений и тем более не создавать атмосферу какой бы то ни было решённости. Всё, что касалось её самой было давно для неё решено: «все клятвы я принесла в своём сердце» – это были не пустые слова! Всё, что касалось Артура, должен был решить только сам Артур, и, главное, без тени давления – явного или скрытого.
- Быть может, мы через двадцать пять лет все будем капитанами! - в тон клингонке произнёс Освальд. - Ты представляешь себе шестерых капитанов, привыкших отдавать приказы, на маленьком катере,вынужденных всё делать самостоятельно, да ещё и подчиняющихся друг другу?..
Усмехнувшись, он посмотрел на Самриту и тяжело вздохнул, после чего отвёл взгляд, как бы обращаясь ко всем сразу и добавил:
- Я не знаю, чего именно хочу добиться через пять лет. Совсем недавно я чего-то хотел, потом всё перевернулось вниз головой, и пришлось хотеть чего-то другого. Потом снова и снова... Вам никогда не казалось, что, ставя перед собой какую-то одну цель, мы рискуем многое упустить, в том числе и что-то более приятное или нужное, чем желаемое нами сейчас, но о чём мы пока не догадываемся?
Освальд вспомнил свой сон после попойки, в котором ему рисовалась счастливая семейная жизнь с детьми-полукровками, и, фыркнув, помотал головой - вон как всё обернулось!
- Но, наверное, я хотел бы сделать что-то важное. Не так важно, где именно это будет: на флагмане Федерации или на корабле около клингонской границы, - молодой человек бегло взглянул на Артура, - а может вообще на станции или на планете - это детали, главное - сделать что-то такое, что бы позволяло с комфортом и чувством глубокого удовлетворения засыпать по ночам.
"И, желательно, не в одиночестве", - добавил он про себя.
Акрита сначала слушала разговор о будущем вполуха – у нее из головы никак не выходили мысли о том, что из-за сложившихся условий регаты весь их план с маневром рассыпался в прах. Конечно, она предполагала это, и знала, как малы шансы, видела всю неопределенность ситуации. И все-таки ей отчаянно не хотелось отступаться, казалось необходимым довести до конца их главное дело: показать себя единой командой, умеющей работать вместе и побеждать. Поэтому, когда неожиданная идея возникла в ее мозгу, андорианка ухватилась за нее как за соломинку.
- Не знаю, где я буду через пять лет, - немного невпопад сказала она. – Мне нравится быть пилотом, и хотелось бы работать на звездолете или где-нибудь именно в этой должности. А там – Освальд прав, что будет, то будет.
Опустив взгляд на консоль, Акрита сверила траекторию – катер летел ровно, препятствий не предвиделось – поэтому позволила себе обернуться к команде лицом.
- У меня есть одна мысль, друзья, - немного неуверенно начала она. – Как мы видим, задания у команд разные, контрольные точки тоже. Поэтому шансов, что мы окажемся рядом после прохождения пятой, практически равны нулю. К тому же "Амазонка" летит раньше, и если они будут ждать нас, то только потеряют преимущество. Поэтому можно сделать так: когда они будут подлетать к своей пятой контрольной точке, мы полетим туда же, вне зависимости от того, куда нам самим надо, как только они пройдут ее, мы их толкнем. Маневром, как планировали. Потом сами полетим по своей трассе и достойно завершим ее. Поэтому им сейчас нужно как можно быстрее пройти трассу самим – и связаться с нами, чтобы мы оказались в нужном месте в нужный момент.
Во время всей этой тирады она смотрела на Освальда, как на капитана. Потом обвела взглядом остальных и опустила глаза.
- Да, я знаю, что в таком случае мы не придем к финишу первыми. Но… проект "Альфа" победит. Впрочем, я не настаиваю, как все решат – так и будет.
___________
с Самритой, Освальдом, Артуром и М'Котой
32  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 01 06 2017, 10:50:46
31 августа 2384 г., день
Ангар 13, катер “Анадырь”

 
– Ну, теперь понятно! – пробормотала М’Кота, как всегда недостаточно тихо. – Если бы я была доктором, я поставила бы тебе диагноз «острая нехватка увивающегося типа». Не подумай чего плохого! Исключительно для того, чтобы его бояться и отшивать с особой жестокостью!
Самрита выдавила из себя улыбку, но получилось только какое-то грустное подобие: слова М’Коты были одновременно и справедливыми, и очень болезненными. Ей не хватало тех отношений с Освальдом, которые были у них на планете, и в то же время сейчас она больше всего на свете мечтала, чтобы их никогда не было, а ее голова была свободна от всех этих глупостей. И ее тело – тоже. Сейчас она бы лучше выбрала всю жизнь прожить без отношений, чем оказаться в той ситуации, в которой она оказалась. Чувствуя, что снова едва сдерживает слезы, девушка отвернулась.
- Да, это верно, наше дело – работать, - сказала Акрита с большой долей облегчения, хотя какая-то часть странности происходящего еще продолжала бередить ее мозг. Она сняла следующую панель и приступила к ее разбору.
Все услышанное заставило ее глубоко задуматься. Конечно, она знала о том, что существует любовь, и что она касается порой существ совершенно разных по положению, мировоззрению, политической ситуации и прочим внешним атрибутам жизни. Она видела это и на Земле, и не только на Земле, и да, суровый ромуланец, уже зарекомендовавший себя почти всезнающим и всемогущим, не очень-то подходил на роль влюбленного. Даже совсем не подходил. Но когда перед глазами Акриты вдруг всплыли детские воспоминания, в которых истории любви были написаны не лунным светом, не нежностью, а кровью, страданием и болью потерь – тогда что-то словно перещелкнуло в ее видении происходящего. Она еще не знала, как осмыслить это и какие сделать выводы, но Вселенная явно открывала ей еще одну тайну – которая, возможно, когда-нибудь коснется и ее сердца.
 
Ракар быстрым шагом пересек коридор и вошел в ангар, где стоял катер "Анадырь", которым занималась первая команда. Сердце в правом подреберье все еще гулко стучало, отбивая своим собственным кодом все те слова, которые он не сказал Перим. Теперь он практически бежал, а перед глазами у него стояла она, и вид ее был отстранен и печален. Ромуланец дернул головой, настраиваясь на то, что должен был делать сейчас. Он влетел в "Анадырь", прошел на мостик.
- Самрита, Акрита, - сказал он, мельком взглянув на клингонку, которая была под консолью и вертела там что-то. – Я принес набор кодов и метод перекодировки в слова и символы, - он протянул Самрите падд, - это нужно загрузить в компьютер. К сожалению, нет всенаправленных генераторов нейтрино, но я хочу обсудить способ нашей связи во время полета. Есть у вас немного времени сейчас на это?
- Нет времени, - Самрита даже не повернулась к ромуланцу и не посмотрела на протянутый падд.
– Я тоже тут! – крикнула из под консоли М’Кота. – Тоже очень рада тебя видеть!
- И М’Кота, - согласился Ракар. - Ладно, когда будет время? – спросил ромуланец, - я падд оставлю и зайду когда скажете.
Однако он не спешил уходить.
Акрита, не отрываясь от своего занятия, мельком посмотрела на Ракара, на падд, возвращаясь мыслями от сложностей жизни к тому, что в этом падде, видимо, заключена очень важная часть успеха маневра. Затем перевела взгляд на Самриту, ожидая ее решения.
- Никогда, - все с той же нейтральной и жутко занятой интонацией отозвалась землянка. – Кто там победу регате принесет? Вот тот пусть и делает, а мне не мешай работать!
М’Кота выругалась и снова вылезла из-под консоли.
– Что ты говорила? – уже раздражённо сказала она. – Что поведение Ракара нас подводит? А твои идиотские капризы нас не подведут, нет? Из-за младенческих обид будем саботаж устраивать? Давай сюда свой падд, – клингонка решительно протянула руку к Ракару, её взгляд был решительным, брови сдвинуты к переносице. – Она придёт в себя и всё посмотрит. А если нет, – М’Кота резко развернулась к Самрите и прожгла её взглядом, – объявим, что проект «Альфа» в регате не участвует, потому что инженер проекта свои детские обиды ставит выше общего дела! Совсем не так, как принято в Звёздном Флоте! – закончила она почти собственными словами Самриты.
- Не тебе меня учить! – воскликнула Самрита – теперь она уже не могла сдерживать слезы. Бросив раздраженный взгляд на Ракара, она отшвырнула отвертку с такой силой, что та отлетела к стене, и почти бегом бросилась к выходу из ангара.
Вид Ракара после Самритиного “никогда” немедленно перестал выражать доброжелательность. Его лицо мгновенно стало жестким, с тем самым презрительным и высокомерным оттенком, которое было присуще многим из его народа в определенные моменты. Однако это продолжалось всего мгновение, ромуланец выровнял выражение лица и выпрямился, опустив вниз протягиваемый падд. М'Коте он падд не протянул, со всем вниманием выслушивая ее, пытаясь понять, что здесь сейчас происходит.
Самрита бросилась к выходу из ангара, Ракар мгновенно развернулся, догнал ее и встал перед ней, преграждая путь.
- Так, а вот этого я сейчас не понял, - сказал ромуланец достаточно тихо. – Что значит никогда? Почему вы переигрываете утвержденные планы? Ах да… слова… - сказал он, изобразив понимание. – Я сказал, что она принесет победу моей команде. Моей, понимаете? Или вы хотели утром на брифинге доложить коммандеру станции сразу все, что мы задумали? Не только коммандеру, но и службе безопасности, которая непрерывно смотрит в видеокамеры, расставленные по всему ангару 13? Чтобы нас сняли с регаты? Нужно поддерживать легенду о соревновании, я продемонстрировал способы. И теперь я хочу знать, что происходит у вас здесь и сейчас, в частности с вами, Самрита, отчего вы все отменяете? У вас конкретно что-то случилось или это…? – ромуланец мог бы начать сейчас оперировать терминами "саботаж", "нежелание сотрудничать", но брошенная в стену отвертка и поведение землянки указывало на нечто иное. Взгляд ромуланца смягчился и он посмотрел на девушку с озабоченным сочувствием. – Что происходит, мисс Баккер?
- Дай мне пройти! – прошипела землянка сквозь слезы.
- Куда пройти? – еще мягче спросил Ракар, - чтобы все бросить? Не надо так, вы нам нужны, Самрита. Мы без вас не справимся и проиграем все. Вообще все. Что случилось? – Ракар мягко положил обе руки на плечи девушки–землянки, вовсе не собираясь давать ей пройти.
- На собрании ты говорил другое. Не про меня, и даже не про Тенму или Рроу, - вновь напомнила ему Самрита. Она хотела было сказать что-то еще, но обернулась и увидела М'Коту. Вспомнив, что именно и как она говорила, землянка поежилась – ей совсем не хотелось возвращаться назад и даже находиться в одном помещении с этой грубой клингонкой. С трудом заставив себя справиться с возникшим неприятным чувством, девушка сказала: – Я закончу свою работу, но только потому, что обещала. Я не хочу разговаривать ни с тобой, ни с ней, - она кивнула в сторону М’Коты и громко произнесла: - Отпусти меня, иначе я вызову службу безопасности!

____________
с Самритой, М'Котой и Ракаром
33  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 31 05 2017, 09:15:59
31 августа 2384 г., начало дня
Различные локации на станции

 
После окончания презентаций и совещания команды Акрита поняла, что ей нужно отдохнуть хотя бы полчаса для эффективности дальнейшей работы. Осмотревшись в своей каюте, она отметила, что Квинтилия сегодня ночью сюда не приходила, но сейчас не стала делать из этого какие-либо выводы. Следующие 40 минут андорианка спала очень крепко, не раздеваясь, положив будильник на подушку рядом. Когда сигнал разбудил ее, сил было уже намного больше, после контрастного душа они еще удвоились. Конечно, перед регатой она выспится нормально - чтобы подготовить всю свою реакцию, концентрацию, внимание. А сейчас не время.
10 минут в Реплимате ей хватило на то, чтобы позавтракать, насколько это можно было назвать завтраком, и заказать в Кварк'c на полтора часа голокомнату. Помедлив пару секунд, она коснулась нагрудного коммуникатора:
- Акрита вызвает улана Ракара.
- Ракар слушает, - отозвался ромуланец, который находился на мостике выданного им катера, и уже закопался вплотную в его кабельную обвязку.
- Я бы хотела сейчас с пилотами обеих команд собраться в голокомнате №1 и отрепетировать, - андорианка слегка запнулась, сомневаясь, стоит ли говорить вслух по связи о маневре. - полет и разные варианты. Насколько заняты ваши пилоты? И не могли бы вы переслать мне точные технические и динамические характеристики вашего катера в том его состоянии, которое будет к регате?
Ракар бросил свои занятия и повернулся к коллегам, одновременно отвечая Акрите:
- Да, Акрита, сейчас они подойдут. Все технические характеристики катера, которые мы должны получить – находятся в файле нашей презентации. Она лежит в общем каталоге, имя файла Rakar3.
Не отключая связь, он обратился к обоим пилотам:
- Квинтилия, Рроу, - сказал он, - вам сейчас нужно подойти к Акрите на тренировку. О том, какая будет тактика и стратегия наших действий на регате по части пилотирования, она вам расскажет.
- Спасибо, - ответила Акрита и отключила связь. Уже направляясь к голокомнате, она нашла файл с нужными характеристиками в базе данных, чтобы загрузить его в программу симуляции полета.
 
Голокомната №1
 
Рроу был компанейским и неконфликтным парнем, Квинтилия в качестве второго пилота тоже не стала спорить, она ведь день вела себя очень тихо и едва ли сказала за весь день что-то кроме быстрого согласия участвовать в регате. Вдвоем они вышли из ангара, в котором стоял их только что полученный и уже основательно разобранный катер, который, кстати, назывался “Амазонка”, и отправились обратно в голо-комплекс.
Через несколько минут они уже входили в комнату, где находилась Акрита.
 
Когда Акрита вызывала по связи пилотов, включая и запасных, Артур и М’Кота работали вместе со всеми членами команды на «Анадыре». Услышав вызов и его причины, они сообщили о собрании пилотов товарищам по команде и направились в голокомнату №1.
 
Вскоре в сборе были все пилоты. Почти все они примерно представляли, что с ними сейчас хочет обсудить Акрита, но для кое-кого это должно было стать новостью.
Андорианка к тому времени уже успела создать модели обоих катеров по параметрам из файлов Самриты и Ракара. Когда пилоты собрались, она вылезла из-под консоли "Анадыря", где подкручивала настройки своего интерфейса, и, спустившись на пол голокомнаты, поприветствовала всех лучезарной улыбкой.
- Друзья, - начала она. - Спасибо, что пришли. Собственно, та цель, которую мы перед собой поставили, имеет не так много шансов на успех, но они есть, и возможности есть. Поэтому нам всем нужно постараться и быть готовыми.
Ее голос стал серьезнее и чуть тише. В пространстве между катерами развернулся голографический экран, а рядом - трехмерная модель системы Бэйджора.
- Сейчас я еще раз расскажу про основные принципы, условия и нашу программу действий, в том, что касается маневра на финишной прямой. Конечно, мы не знаем, как сложится до этого момента, какие будут КП, окажемся ли мы рядом и вообще будем ли мы в одной группе стартующих. Но, если все получится…
На экране и одновременно на модели появились две яркие точки, обозначающие катера, возле которых быстро меняющиеся цифры отображали координаты и скорость. Акрита не знала точно, успел ли Ракар посвятить Квинтилию в план маневра, поэтому решила рассказать все подробно и наглядно, да и остальным (и ей в том числе) не мешало еще раз просмотреть его во всех деталях. Приблизив масштаб, андорианка повторно прокрутила момент с заходом одного катера перед другим, передачей импульса и ускорением. В особенно важных местах она останавливала демонстрацию и выводила расчеты.
- Вот так, - закончила она, снова оглядев товарищей. - Мне кажется, мы сможем! Если сейчас есть какие-то вопросы, спрашивайте, все разберем. А потом пойдем в катера и попробуем сделать это сами.
Артур внимательно следил за схемой маневра, которую демонстрировала Акрита, и в конце тоже посмотрел поочередно на всех. Квинтилия была сегодня совершенно молчалива, вопреки обыкновению, и Артур знал, что так молчат, полностью перечеркнув все свое обыкновение – после сильного удара, сметающего в твоей жизни все, кем ты был раньше и что делал раньше. Это следовало исправлять, не только Квинтилии, но и ему самому.
- Так, примерно понятно, - сказал Артур, который слышал о маневре и задумке только короткие упоминания, не целиком понимая как все это будет происходить. – я так понимаю, что каждый пилот, первый, второй или запасной – должен будет готов осуществить этот маневр, и подменить товарища, или в некоторых моментах, а особенно этом самом критическом моменте – нужна будет слаженная работа всех. Мы обязательно сможем, Акрита, - пообещал Артур, - главное занять позицию для маневра. Что будем делать сейчас?
- Да, - кивнула андорианка. - Каждый должен быть готовым и знать все. Сейчас я вам на падды сброшу полное описание маневра, все расчеты, цифры, параметры, вы можете делать свои пометки и спрашивать, если что-то будет непонятно. Конечно, очень важна будет слаженность и точность, в этот момент не будет запасных, все будет зависеть от действия каждого из нас. И не только успех мероприятия… - она на секунду опустила взгляд. - Вы ведь понимаете, что это опасно. На такой скорости и на такой близости, как мы окажемся, одно неверное движение может и катер повредить, и вообще. И от ошибок не застрахован никто, мы не машины, но мы соберем все свое внимание, мужество и доверие друг другу. И мы справимся.
Она погасила трехмерную модель системы, оставив только экран.
- Как только все займут свои места, программа выведет нас на предположительно одну из конечных траекторий трассы. Мы будем двигаться по прямой, выполним сближение, заход одного из катеров сверху. Сначала это будет "Анадырь", так как я уже пробовала все действия сегодня ночью, а у вас будет возможность увидеть все изнутри. Ну и сам маневр. Потом поменяемся ролями, потом запасные пилоты станут первыми. Все согласны?
- Да, - сказал Артур, - я согласен.
И кадет окинул взглядом остальных. Опасность, риск, когда все в твоих руках, как сам космос, и все действия в нем, как все путешествия и поиск новой жизни и новых цивилизаций, как все новое и неизведанное, все это вдохновляло его, и он понимал, что только так и можно жить. Живешь, пока летаешь, взметнувшись в эту бескрайнюю межзвездную ночь, не только с кораблем и командой, но со всеми силами своей души. Со всем, к чему предназначен. И в этом маневре, где каждый за всех, и все за одного, они докажут ту самую главную цель и совместного здесь пребывания. Цель – это иллюстрация того, что на самом деле все люди, все расы – могут объединиться, ради чего-то общего и важного. Такого важного – как есть сама жизнь во всех ее проявлениях.
- Риск понятен, но все это стоит того, - кивнул Артур Акрите и обернулся к остальным.
Рроу согласно кивнул с видимым энтузиазмом, его вибриссы топорщились и подрагивали от нетерпения. Стоящая рядом трилл, ощутив на себе взгляд Артура, тоже слегка кивнула.
– Меня можно не спрашивать, – вместо ответа сказала М’Кота, и действительно, её можно было не спрашивать: её глаза горели азартом и предвкушением.
Акрита кивнула. Участники разошлись по своим местам, и все остальное время, отведенное в голокомнате, они в различных вариантах, условиях, комбинациях повторяли маневр, менялись ролями, кроме того, каждый пилот выполнил его в одиночку - ведь мало ли как может сложится ситуация в последний момент. Особое внимание было уделено связи между пилотами обеих команд. Специальная строка с высшим приоритетом мгновенно передавала сообщения, что позволяло оперативно координировать действия. Поскольку никто не знал достоверно, насколько такое законно в условиях регаты, канал нужно было замаскировать или использовать иную скрытную систему - это им с Самритой еще предстояло обсудить и сделать.
Под конец тренировки все подробно ознакомились с этапами выполнения маневра, кое-где вскрылись мелкие недоработки, которые Акрите предстояло проверить и исправить, найти самый оптимальный вариант - ведь они могли стать причиной отнюдь не мелких проблем.
 
________
с Артуром, Ракаром, М'Котой, Рроу и Квинтилией
34  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 18 05 2017, 18:43:32
31 августа 2384 г., планерка
Ангар №13


После короткой паузы Толан продолжила, не отрываясь от своего падда:
- Также я должна сообщить, что мистер Лайтман сохраняет статус кадета и остается в проекте «Альфа» в качестве участника, - очень быстро проговорила женщина, будто хотела поскорее с этим покончить и больше не возвращаться к этой теме. -  Кроме того, изменился статус еще одного участника: мисс Перим на настоящий момент находится в академическом отпуске в Академии Звездного Флота и на испытательном сроке в проекте. Далее…
Женщина нахмурилась, не найдя в своем падде этого «далее» и бросила быстрый взгляд на Мори.
Услышав новость про Артура, Брол Арко и Хена почти одновременно воскликнули “Поздравляю!”, а ференги даже слегка захлопала в ладоши.
- Расселение, - произнесла коммандер Мори, внимательно глядя на кардассианского глинна и надеясь, что она ее услышит, а кадеты, наоборот - нет, и вообще хорошо бы Пророки именно в этот момент дали им дар телепатии.

Лайтман ответил Бролу и Хене молчаливым благодарным кивком, размышляя над словами глинна координатора и манерой ее текущей речи и метода поведения. Все это было как-то странно, глинн Толан не просто в подавленном состоянии, а в каком-то отстранено-безразличном. Но не было похоже, что этой ночью координатора реанимировали в лазарете, значит все-таки с горя… Артур стал смотреть в стол и продолжал слушать. Коммандер Мори подсказала координатору следующий пункт.

«Испытательный срок…» - подумала Акрита, сверля взглядом краешек стола. Если бы я оказалась вот так – на испытательном сроке и в академическом отпуске? Конечно, это все временно, и главное, что она с нами, а за ошибки нужно платить, все-таки. Их одним словом не перечеркнешь. Андорианка надеялась, что и Квинтилия понимает это, и такое положение не оскорбит ее. Но все-таки она незаметно посмотрела на соседку по комнате, почти не пряча ободряющей улыбки.

- Далее, - негромко продолжила Толан, - изменился план расселения участников проекта на станции. Вы можете ознакомиться с новым расселением прямо сейчас на ваших паддах; он начинает действовать с сегодняшнего дня.  
Действительно, на падды кадетов пришел список, подготовленный и отправленный Толан задним числом, когда такие мелочи, как расселение, ее еще волновали.

«Квинтилия Перим -  Акрита ш’Лечир
Артур Лайтман – Освальд Макдауэлл
Тенек - Ракар
М’Кота - Самрита Баккер
Джез Тенма – Крим Анжар
Курш – Брол Арко
Хена – Жантарин
Рроу  - Тар Мари»

Ракар из кучки паддов на своем столе достал тот станционный, который был на него зарегистрирован и посмотрел список расселения. Соседом Тенеком не сказать, что ромуланец был удивлен, но зато он заметил, что его упорно селят с вулканцами. Вопрос стоял в том, станет ли Тенек пытаться инспектировать его вещи, но весь предыдущий опыт общения и совместного действия привел его к беспрецедентному и очень странному пониманию – Ракар мог доверять вулканцу. Мог, и это не вызывало у него теперь ни отторжения, ни какого-то неудобства.
-О, зато мы остаемся вместе! - Хена радостно помахала рукой сидящей на противоположной стороне стола Жантарин.
Артур, глянув на имя своего нового соседа, поднял голову, посмотрел на  Освальда и ухмыльнулся. Почему-то так некстати ему вспомнилась бутылка виски, которая осталась целой и нетронутой.
Самрита с любопытством заглянула в падд, но ничего нового для себя не увидела – ее соседкой так и осталась М’Кота. Она уже начала привыкать к клингонке, и хоть их соседство нельзя было назвать гармоничным, оно было, по крайней мере, веселым.  
- Хм... - нахмурился Освальд, - а я так надеялся, что переезжать не придётся...
Мысль о том, что Тенек не захочет переезжать из каюты, была для кадета совершенно очевидной. С другой стороны, Артур не станет доносить начальству после очередного приключения с выпивкой, а, скорее, сам примет в нём участие, поэтому огорчение от переезда быстро прошло.
– Могу переехать я, – сказал вулканец, откладывая падд, – это не принципиально.
Новое расселение он принял как данность. Конечно, чисто теоретически «застёгнутый на все пуговицы» ромуланец должен был быть более спокойным соседом, чем взбалмошный землянин, но угадать такие вещи заранее было невозможно: собственно, глядя на Освальда, каким он был на дневных занятиях проекта или на миссиях, тоже нельзя было предположить чего-то экстремального.
М’Кота удовлетворённо отметила, что лично ей никуда переезжать не придётся: переехала уже один раз, второй - это было бы уже чуточку чересчур! К тому же переезд мог спровоцировать проблемы другого рода: что было бы если бы её поселили с Жантарин? Или с Хеной? Быть вечным раздражителем, кнопкой боли или пугалом... нет уж, спасибо! Им и так придётся искать общий язык в проекте, и не факт, что получится найти.

- Следующая новость касается ваших анализов, - Толан все еще продолжала смотреть в падд, а не на аудиторию, хотя Мори точно знала, что про анализы там не было ни слова. На шепоты и разговоры среди кадетов она просто не обращала внимания. – Результаты будут готовы сегодня в середине дня, их получит мистер Тенек и даст вам знать. Напоминаю, что теперь такие проверки будут проводиться регулярно – распоряжение руководства проекта.  

Тема этих анализов вообще была какой-то странной для Лайтмана. Вообще, Артур впервые в жизни попал в ситуацию с наркотиками или стимуляторами, и произошедшее с Квинтилией было для него из ряда вон. Анализы он был готов сдавать сколько потребуется, ровно как и свою кровь для переливания по донорской схеме. Ему это все было не важно, кроме того, что коллеги действительно должны быть чисты и не сходить с ума за управлением корабля. Он повернул голову к координатору и молча ждал следующих новостей.

На Акриту новость о результатах анализов тоже не произвела особого впечатления. Ну надо, так надо. Что тут может быть необычного или важного? Теперь ее куда больше интересовал момент, когда начнется обсуждение регаты, катеров и, наконец, презентация их команд.

- Как вы помните, прошлым заданием проекта было представление собственных культур в рамках фуршета и презентаций, - продолжила кардассианка. – Все выполнили это задание, и теперь пришло время определить лучшую презентацию. Процедура уже знакома многим из вас: на ваших столах появится консоль, где вы должны будете выбрать одну из презентаций. Голосование анонимное, от него также можно воздержаться.
Перед кадетами появилась панель, где они увидели список всех презентаций, которые проводились на станции в течение последних нескольких дней.
- Что касается награды, то условия остаются такими же, как и в прошлый раз: автор победившей презентации получит назначение на станции или повышение в звании – по его выбору. У вас пять минут на размышления, - сухо добавила Толан. Многие прекрасно помнили, чем такое назначение закончилось в прошлый раз…
Консоль, на которой нужно было нажимать кнопки голосования, засветилась под паддами Ракара. Он их отодвинул в сторону, выровняв стопку в идеальный порядок и не особенно раздумывая выбрал свой вариант лучшей презентации.

- Полагаю, нам лучше выйти и не давить своим присутствием на молодых людей, - негромко сказала Мори.
Толан молча кивнула и первой направилась к выходу, за ней последовали Мори и Утара.

Артур сосредоточенно листал список презентаций и их авторов, мучаясь выбором. Очень многое было интересного, и выбирать лучшего было сложно. Но в конце должен был остаться только один, таковы были законы голосования, и выбор нужно было совершать. Он посмотрел на Квинтилию, сидящую рядом. Он теперь знал с чего начать свой разговор с ней, когда придет время. Он обещал, Перим слышала это тогда в той каюте. Надеялась она на что-то теперь или нет? Что она думала по всему этому поводу? У него еще не было шанса ни спросить, ни поговорить с ней после всего того, что произошло, с ними всеми. Но время медленно уходило и нужно было выбрать из списка. Под конец пятиминутного срока Артур нажал кнопку.

После того, как ромуланец проголосовал, он принялся заинтересованно рассматривать остальных кадетов. Как они выбирают. Это было очень интересное наблюдение, он уже видел раньше, в первый день, когда прибыл сюда и не участвовал в голосовании. Теперь же он смотрел на этот процесс совсем с другим ощущением.  А еще он подумал, что это теперь будет болезненный удар по самолюбию Квинтилии, потому что она не выиграет, даже несмотря на то, что ее презентация была очень интересной. Но она должна будет справиться, потому что не победы учат жизни, а поражения. И она справится не одна, он будет рядом, если она позволит. Остальные ее тоже не собирались бросать, в чем начало сегодняшней ночи убедило его.

Самрита задумчиво склонилась над своим экраном, подперев лицо руками. Было много презентаций, которые ей понравились или произвели сильное впечатление – почти все кадеты вложились в это задание, и было не так-то просто выбрать одну. Она еще раз прокрутила в голове презентации: часть уже успела выветриться из головы, а, значит, не они дотягивали до лучшей. Часть показалась ей не совсем соответствующей заданию – они не представляли всю – или хотя бы большую часть - культуры. Осталось всего несколько, и среди них Самрите было не так-то просто выбрать. Наконец, еще раз пройдясь взглядом по всем коллегам по проекту, она нажала на презентацию Андории от Акриты.

Акрита просмотрела список, задумчиво склонив голову, и поняла, что целиком и внимательно видела чуть больше половины презентаций. Делать выбор в такой ситуации казалось ей неправильным и нечестным, поэтому она решила воздержаться пока, твердо сказав себе, что потом, после регаты, обязательно досмотрит остальное.
__________________
с Иламой Толан, Мори Джанир, Утарой Рилл и членами проекта "Альфа"
35  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 17 05 2017, 12:01:26
31 августа 2384 года, ночь
Реплимат, Кварк’с, голокомнаты


Акрита направилась в голокомнату не сразу, отстав от товарищей. По пути она зашла в полупустой Реплимат и присела за дальний столик у стены. За этот день столько всего случилось, что теперь в голове был полный хаос из математических и кинематических расчетов, переживаний за товарищей, радости, тревоги, удивления, неизвестности будущего… Артура оправдали. Квинтилия согласилась остаться. Это было главное, и это, черт возьми, стоило всех усилий, нервов и ожидания! Но ведь оставался вопрос о том, чего на самом деле хочет Ракар. И то, почему координатор Толан обвиняла Лайтмана. Акрита только сейчас подумала, что кардассианка как-то слишком легко сдалась; неужели она сделала это ради Артура? И да, каким неожиданно хорошим и интересным человеком оказался Планкс… И судья. Все-таки Федерация – лучшая, и ее представители – лучшие, они могут найти верный путь там, где его почти совсем не видно, и значит есть будущее у этого мира.
Андорианка отчаянно тряхнула головой, прогоняя уже подступавшие к сознанию светлые радужные сны. Сейчас – не время. Сейчас нужно внести свой, пусть маленький, вклад в то, чтобы это будущее, их проекта, их государств, Федерации и не только, всех неравнодушных и верящих в добро существ – сбылось. Она взяла в репликаторе небольшой, но питательный ужин, хороший кусок шоколадного десерта, крепкий сладкий кофе. Разложила перед собой падды и углубилась в проверку расчетов.
Через 15 минут она совершенно бодрым шагом направлялась к голокомнатам. Коллеги, видимо, уже приступили к реализации намеченных планов, так как, несмотря на поздний час, все доступные помещения были заняты. Потратив несколько секунд на раздумья относительно того, где ее присутствие меньше всего помешает, Акрита остановила выбор на комнате, где работала Самрита. В ответ на вопрос, можно ли ей тоже здесь обосноваться, андорианка получила лишь утвердительный кивок инженера, погруженного в работу целиком и полностью.
Первым делом Акрита создала упрощенную модель катера, не уделяя внимания внешнему виду и не относящимся к делу системам. Собственно говоря, это была модель кабины пилота, но все, касающееся навигации, сенсоров движения, динамики и ориентации, воспроизводилось с максимальной точностью. Акрита уселась в кресло, загрузила варианты траекторий, пробную версию "дополненной реальности". С улыбкой отметила, что за прошедшие сутки отладка программы продвинулась больше, чем за 2 года с момента задумки в Академии. На голографическое пространство кабины наложились такие же голографические линии разных цветов, подсвеченные цифры в особо важных местах, указывающие расстояния до объектов, скорости и другие определяющие величины. Потеряв счет времени, андорианка "гоняла" среди астероидов, переменных гравитационных полей, оттачивая скорость отображения, чувствительность, критерии – ведь нужно было, чтобы программа выдавала ровно то, что необходимо в конкретный момент. Потом она решила сделать адаптивную настройку, которую каждый пилот мог бы устанавливать для себя: вдруг кто-то и в 10-ти линиях запутается, а кому-то чем больше, тем лучше?
Случайно попавшийся на глаза хронометр показал, что уже почти утро. Как ни странно, усталости она не ощущала, видимо, прошел какой-то рубеж, знакомый тем, кто работает по суткам. Теперь было лишь вдохновение, ожидание и некоторая доля неуверенности. С каждым разом, пройденном по предполагаемой траектории в системе Бэйджора, она видела, как много факторов могут обернуться против их маневра на финишной прямой…
36  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 4 : 16 05 2017, 11:01:08
30 августа 2384 года, ночь
Жилое кольцо, каюта Диаса Планкса


- Сэр, - снова подал голос Освальд, - совсем недавно мы с М’Котой состязались в стрельбе в голокомнате. Программу, разумеется, можно доработать, чтобы состязание было между командами. Тогда Перим сможет проявить свои лидерские навыки… - кадет почесал подбородок, но не стал добавлять “если они у неё вообще есть”.
Бросив беглый взгляд на Ракара, он решил, что настройки по умолчанию надо поправить, пока никто не увидел противников-ромуланцев и не обвинил Освальда в разжигании межвидовой розни.
Акрита незаметно вздохнула. Все-таки это было так сложно, отношения в коллективе, где все такие разные, с разным мировоззрением и целями, найти правильный путь. И андорианка снова осознавала свое бессилие что-либо рассудить, уладить, исправить, хоть ей и отчаянно этого хотелось. Ведь и Самрита была со своей стороны права. И возможно, за поведением Квинтилии не стоит какого-то затаенного и глубокого горя, как порой казалось Акрите. А, может быть, здесь действительно замешаны ромуланцы? Почему так сложно выгнать из головы эту мысль? Не делает ли она сама ошибки, защищая Перим? Мозг потихоньку плавился от всего этого запутанного клубка неизвестности, а еще от усталости, наверное.
- Я тоже согласна с мистером Лайтманом в том, что мы должны стать единой командой. Это суть нашего проекта, и будет лучшим лекарством… как мне кажется. Так что я с удовольствием приму участие в совместных тренировках. А ведь сейчас у нас еще подготовка к регате, и если мисс Перим присоединится к нам, то скучать и жалеть себя будет точно некогда, - она чуть улыбнулась. – И это будет для нее, и для всех нас, шаг к взаимному доверию и исправлению прошлых ошибок.
Услышав слова Освальда, М’Кота негромко засмеялась: она тоже вспомнила условных противников, которых он вызывал в своей программе.
Тенек, внимательно слушал предложения коллег, а под конец внёс и свою лепту:
– Я тоже подготовлю несколько упражнений для общих тренировок. Статических. Не знаю, как на счёт крови и пота, а вот обыкновенного терпения здесь не хватает многим.
-Меня не волнует, что вы придумаете для вашей группы “Альфа”, - впервые за встречу в голосе лейтенант-коммандера послышались металлические нотки, - Меня сейчас волнует только мисс Перим. Вы пришли сюда, чтобы просить оставить ее на станции, но это будет невозможно, если здесь не будут созданы те же условия, что и в реабилитационном центре. И в число этих условий входит персональный подход и в том числе индивидуальные тренировки. Сожалею, если кому-то кажется, что в этом слишком много чести и она этого не заслуживает. Мне кажется, многим из вас есть что предложить лично и отдельных заданий хватит всем. Но если это слишком сложно… если никто достаточно компетентный не может выступить вперед и взять на себя ответственность сперва хотя бы за личные тренировки… лучше мне снять эту проблему с ваших плеч и увезти на Бетазед прямо завтра. Что ж, расходимся? Спокойной ночи?
И тут ромуланец не смог остаться в молчании. Он сделал шаг вперед, потом еще, и подошел к остальным. Каюта не была большой, долго идти не пришлось.
- Нет, коммандер, минуту, прошу вас. Вы позвали меня на этот разговор вместе с кадетами Звездного флота, поэтому, видимо, я могу говорить. Нет, не расходимся. Я буду ответствен за индивидуальные тренировки мисс Перим с потом, но надеюсь без крови. Тренировки будут до изнеможения, и я гарантирую, что у нее не останется мыслей о жалости к себе и желания не спать. Я сделаю это, коммандер.
Ракар посмотрел на Планкса, не отводя взгляд. Он старался быть бесстрастным, но в его глазах было нечто, похожее на отчаянную просьбу не завершать все вот так.
– А мне говорили, что федеральные офицеры любят слушать идеи! – вздохнула М’Кота. – Мы тут из кожи лезем, думаем, как будет лучше для Перим, а нам говорят, что думать не надо, надо делать, как велено. Знаете, командир, если бы я была на месте Перим, и со мной начали носиться, как с тухлым яйцом, придумывать за меня мои же собственные тренировки, я была бы в ярости! Но если бы что-то новенькое предложили всем, я не отказалась бы поучаствовать. Потому что в первом случае, ко мне отнеслись бы как к ущербной, а во втором – как к равной.
- М'Кота, у федератов свой менталитет и свои методики, - сказал Ракар, повернув голову к клингонке, - у вас иначе, но они живут по другому, не так как вы. В данный момент нужно последовать их требованиям. Я сделаю то, что нужно, коммандер.
– Саму Перим даже не спросим? – проворчала М’Кота, но после этих слов замолчала, скрестив руки на груди.
-Не спросим о чем? - тем не менее уточнил Планкс, внимательно глядя на М’Коту.
– Что выбрала бы она сама, – нехотя ответила М’Кота. – Конечно, тренировки из-под палки бывают чертовски полезны – уж я-то знаю! – но вряд ли они могут показать человеку его ценность для товарищей… и всё прочее, о чём тут говорили федераты.
-Но они нужны не для этого, - заметил Планкс слегка извиняющимся тоном, - Тренировки укрепляют и дисциплинируют тело, а также очищают мысли. Пожалуйста, поймите, все, о чем я говорю сейчас - это части одной программы, которую мисс Перим должна пройти, чтобы снова стать полноправным кадетом Звездного Флота. Она может сделать это на Бетазеде или в другом месте, если там будут для этого условия. И единственный выбор, о котором ведет речь Академия - это хочет она остаться кадетом или нет. Если да, то она должна пройти программу полностью и в том виде, в котором она существует. Вы можете воплотить свою идею с совместными тренировками, можете сами придумать другие способы помочь ей, никто вам не запрещает и не будет стоять на пути, но это будет идти параллельно с тем, что предлагаю и делаю я.
Последние несколько фраз Планкс произносил все более и более серьезно и даже хмуро, но затем его лицо снова разгладилось.
- Я вижу, что леди М’Кота пытается нас понять, и это в высшей степени похвально и вселяет надежду на будущее этого проекта. И даже если не тренировки, то, мне кажется, следующий пункт программы больше подходит под ее определение - “показать ценность для товарищей”. Физическая терапия состоит не только из лечебной физкультуры, но и из трудотерапии. Это значит, что мисс Перим должна делать что-то полезное. И раз она остается на станции, то видимо, это будет что-то для вашей группы. Кто из вас сможет следить за ее занятостью и давать ей приказы, задания и поручения?
- Но подождите… - задумчиво проговорила Самрита. – Коммандер Планкс, вы же понимаете, что мы не имеем права ей приказывать и давать задания? В смысле, не только ей, но и любым другим нашим коллегам? Мы же тут вроде как на равных, поэтому есть некоторые опасения, что, попробуй кто-то командовать, его просто, ну… не послушают? Вон, Перим пробовала, и ничем хорошим это не закончилось!
Сама Самрита не спешила вновь выставлять свою кандидатуру: во-первых, потому что один раз за сегодня ее уже отклонили, что несколько задело самооценку девушки, а, во-вторых, потому что сомневалась в своих способностях командовать кем-либо.
– Ещё после инцидента с аномалией у меня появилась мысль, которая могла бы в этом отношении устроить все стороны, – негромко сказал Тенек. – Возможно, все желающие проверить себя на командной должности могли бы сделать это, если бы на каждую новую миссию мы назначали капитана из числа желающих. Он осуществлял бы руководство и за ним было бы последнее слово до официального начала следующей миссии, затем на его место заступал бы следующий, а предыдущий занимал бы место первого помощника. Так каждый из них мог бы получить опыт и командования, и исполнения приказов. Если мы всем проектом утвердим список кандидатов в капитаны и назначим капитана на ближайшую миссию, это будет легитимный руководитель, который вправе отдавать приказы, каждому из нас. И он, разумеется, будет вправе отдавать все необходимые приказы мисс Перим.
- Мне нужен ответ сейчас, - печально напомнил Планкс, - Поскольку я должен принять решение о реабилитации мисс Перим сейчас. У меня нет времени ждать, пока вы проведете выборы или серию испытаний, чтобы назначить капитана…  Хотя это в любом случае хорошая идея! Для вас и вашего проекта. Мисс Баккер, отвечая на ваши опасения: мисс Перим понимает, что работа - часть реабилитационного процесса, и соглашаясь на него, она соглашается и на это. Она знает, что от полного выполнения программы зависит ее будущее. Однако, мисс Перим сейчас крайне подавлена, ее самооценка занижена, а в таком состоянии людям крайне тяжело проявлять инициативу, быть наедине с бесконечным количеством ежедневных выборов, и вообще делать для себя что-то хорошее. Ей необходимо руководство, кто-то, кто скажет, что нужно делать. Вы все - видите более ясно, что нужно вашей группе во время ваших миссий, поэтому мне нужно, чтобы один из вас мог бы взять на себя ответственность направлять мисс Перим на полезные для всех задания.
- Сэр, - после раздумий заговорил Освальд, - если позволите, я бы хотел этим заняться. Мне кажется, я знаю, к чему её можно привлечь, и где она будет полезна всем нам.
- Коммандер, - сказал Ракар, - завтра утром я позову мисс Перим в мою команду для регаты и буду достаточно настойчив. Она летала с элитным подразделением "Нова" в вашей Академии, и значит один из лучших пилотов Академии ЗФ. Она нужна мне как один из лучших пилотов. Пилотов двое, следовательно, будет ротация смен, и не будет сверх нагрузки. На время регаты я буду ответственен за ее физическое и моральное состояние, распорядок дня, после регаты я буду ответственен за ее физические тренировки.
- Сэр, - решил вставиться Артур, - а я могу … как бы это.. быть ответственным за то, чтобы искать вместе с Перим пути - как жить после того, что ты сделал. Как жить дальше после совершенной критической ошибки. Насчет общего руководства , - он оглянулся на коллег, - это Освальд вполне могут осуществлять вместе с Самритой.
На обычно спокойном лице Самриты разом проступили почти все эмоции: она с таким невыразимым удивлением посмотрела на Артура, словно тот предложил ей выйти в открытый космос без скафандра. Впрочем, даже если бы она не была в ссоре с Освальдом, идея делить задание была как минимум… странной.
- Нет уж! – выпалила девушка, а потом поспешно добавила: - Уверена, мистер Макдауэлл и один прекрасно справится!
Артур глянул на Самриту и печально опустил голову. Его дурацкая идея, к сожалению, в очередной раз потерпела крах и только навредила делу. И путем совместной работы и решения общей задачи помощи коллеги – их, Самриту и Освальда – пока не помирить. Что, если все его идеи навсегда теперь обречены на поражения и неудачи? Следует ли из этого то, что он должен отказаться от них? Но это были посторонние мысли, сейчас речь шла о Квинтилии. Артур отвернулся и посмотрел в пол.
Освальд фыркнул дважды: после предложения Артура и после ответа Самриты, однако, язвительных комментариев от него не последовало.
-Благодарю, мисс Баккер, - произнёс он с едва заметной усмешкой, - постараюсь оправдать такую уверенность.

____________________
с Планксом, Ракаром, Самритой, Освальдом, Тенеком, Артуром, М'Котой, ( Квинтилией )
37  Променад / За кадром / Re: По итогам эпизода 3.3 - анкеты персонажей : 11 05 2017, 11:40:16
1.      Самый понравившийся (самый любимый) момент(ы) в миссии
Презентация Самриты и Освальда – очень интересно было там, и персонажу, и игроку! Снежки особенно! Да и у других всех тоже такие замечательные и крутые презентации, каждый раз с большим нетерпением ждала, что там будет дальше, кто что приготовил)
Короткий, но яркий и немного странный с моей стороны разговор с Лайтманом, когда Акрита ввалилась к нему в каюту с кучей философии и прочего. Это и для автора лично был очень важный и сильный момент. Как и ситуация с Квинтилией. Автора она цепляет намного глубже и сильнее, чем Акриту.

2.           Самый напряженный моменты в миссии (который заставил больше всего переживать, самый эмоционально-тяжелый):
Обсуждение с коллегами по проекту ситуации с Квинтилией, мандраж по поводу того, что говорить, кому говорить, когда говорить, как говорить… Страх того, что случайное слово может разрушить ее судьбу, вина перед друзьями за то, что приходится скрывать, неспособность помочь и поучаствовать и, наконец, признание того, что не все находится в ее (Акриты) сфере влияния.
И суд, конечно. Хоть Акрита там почти и не участвовала.

3.           Самый яркий и понравившийся не-игроковый персонаж(и) (из всех НПС, включая кадетов):
Мне, как и Ракару, очень понравился Планкс, его личность и вообще. Еще заинтересовал Тенма…

4.           Самая трудная дилемма(ы) для вашего персонажа:
Про Квинтилию то, что уже сказано в п.2.

5.           Что хотелось сыграть, но не получилось (по какой-либо причине):
Разговор с Тенеком с обсуждением наших презентаций и прочей философии. Но это настолько не срочно и не привязано к основному сюжету, что может быть сыграно когда и где угодно, и с удовольствием переносится на следующую миссию, когда случится подходящий момент и у нас, игроков, будет больше времени.

6.           Что хотелось сыграть и получилось
Идею с регатой Презентацию про Андорию. Ну и разговор с Артуром, про который сказано в п.1.

7.           Продолжение каких линий/сюжетов/персонажей/арок хотелось бы увидеть в дальнейшем (или хотя бы узнать за кадром)
Очень интересно, что будет с Энн! Это прям детектив!
Конечно же, очень волнует судьба Квинтилии. И еще – судьба Ракара, как у них это сложится и сложится ли… Очень хочется, чтобы сложилось, но жизнь – это жизнь.
Джарин тоже заинтриговал, так что очень жду новых ходов в этой линии, и к чему она приведет.
Ну и конечно, очень жду продолжения всего, что связано с регатой!

8.           Пожелания на следующую миссию:
Верю, что она будет такой же незабываемой и настоящей, увлекающей целиком и, может быть, даст мне как автору вдохновения и идей на придумку еще одного персонажа Ну вдруг?) А вообще – все замечательно, игроки, мастер – вы гении и настоящие друзья! Огромное вам спасибо!!!
38  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 05 04 2017, 11:00:03
30 августа 2384 г., ранний вечер
Комната совещания защиты


Артур кивнул Освальду.
- Хорошая идея, да. Это как минимум еще и пиар проекта, а это хорошо. Многие будут видеть, как это работает со всеми участниками из разных государств и империй. Так что, это в любом случае хорошо сделать, тем более что Кристаль Харт освещает регату тоже. Я доверяюсь, конечно, вопрос в том, можете ли вы довериться мне? Не только вы, конечно. Остальные тоже.
- Ты переживешь, мы в тебя верим, - вклинилась Акрита, снова попытавшись улыбнуться, на этот раз вполне искренне, ободряюще и с надеждой. – Ты переживешь, выживешь, сделаешь верный вывод, станешь лучше и сделаешь счастливее всех. Ты ведь этого хочешь? Ты же знаешь, что хочешь. И я хочу. И многие, и даже Тар Мари, возможно, как-то по-своему хочет. Но ведь сейчас речь не только о твоих чувствах, это ведь касается работы в команде, того, какая атмосфера в коллективе, вокруг тебя. Вот мы вместе ходили на презентации, разговаривали, и разве хоть кто-то испытывал рядом от тебя агрессию, ощущение опасности, угрозу? У меня лично даже близко таких мыслей не возникало. И конечно, мы тебе доверяем, за себя так точно могу сказать! Так что да, идея Освальда может быть для всех полезной.
- Спасибо, - сказал Артур и опустил голову.
- Поэтому обвинение в угрожающей и небезопасной атмосфере, исходящей от Артура – это объективно неправда, - добавила Акрита, высказав, наконец ту мысль, с которой вошла сюда. – Это может быть частным мнением Тара Мари, и какое-то значение, наверное, тоже имеет, и его можно по-разному интерпретировать, разные выводы делать, касающиеся его самого, в том числе... Но объективно – это неправда.
- Спасибо за вашу веру, Акрита и Освальд, - сказал Артур. – Я справлюсь, не переживайте.
- Вот и отлично! - кивнул Освальд. - Сохрани этот настрой! Пока ещё ничего не решено, а значит и нервничать рано.
- Главное, чтобы восторжествовала правда, - чуть тише, но серьезно и убежденно сказала Акрита, хоть и понимала, что говорит совершенно очевидные вещи. – Настоящая, человеческая правда, того мира и общества, которым стремится быть Федерация. В котором каждому человеку есть место, и есть второй шанс, и третий, и четвертый, если он этого хочет. В котором нет непоправимого… или почти нет, - закончила она совсем уже шепотом, опустив голову, затем снова подняла ее и заговорщицки посмотрела на товарищей. - И мы своим примером покажем, какая на самом деле атмосфера в нашей команде и какие отношения. Так ведь? Например, на регате. Ты нам очень нужен, Артур, как бы ни сложилось, я имею в виду, пустят тебя лететь с нами или нет – твой опыт и знания, и просто ты как участник проекта и друг.
Лайтман молча, ничего не говоря и не вставая со своего места, пожал руку Акрите. У него не было ответов.

М’Кота терзалась сомнениями. Когда объявили перерыв, она хотела зайти к Артуру, но слова Мари о том, что если «он общается с такими, как М’Кота, значит и сам такой же» некстати выскочили из памяти и заставили её остановиться на полпути. Вот оно как! Выходит, к Артуру и его поступкам отнеслись бы совсем иначе, если бы он не общался с клингонкой, если бы не стал её другом и больше, чем другом! М’Кота остановилась на полпути и упустила свой шанс поговорить с Артуром наедине: в комнату защиты сперва вошёл Освальд, а за ним и Акрита. А может и правильно? Если бы туда зашла М’Кота, наверняка нашёлся бы кто-нибудь, кто вздумал бы и это приписать к списку его мнимых грехов! Как же, заперся с клингонкой! Ужас-ужас-ужас! Душа М’Коты протестовала против этого, кричала, что она нужна Артуру, что он верит ей и ждёт её. Одновременно душа М’Коты требовала подойти к Тару Мари, ласково взять его за воротник и проникновенно сообщить ему, что она – М’Кота – отродясь не слышала такого вранья и, что если он сам – Тар Мари – так обожает и защищает Корама, то, наверное, и сам такой же трус, лжец и подлец, ведь так работает его дивное правило, верно? Но, конечно, и этого нельзя было сделать, потому что каждый её поступок теперь проецируют на Артура, и конечно найдётся кто-нибудь, кто свинячей трусцой, захлёбываясь восторгом от собственной значимости, побежит на свидетельское место, чтобы сразу же объявить его виновным и в этом ужасном деянии.
М’Кота прислонилась к стене, закрыла глаза и стояла так несколько минут, а потом всё же собралась с духом и пошла в комнату защиты. И даже хорошо, что там Освальд и Акрита: она задаст этот простой вопрос сразу всем троим, и если даже они согласятся с Мари, значит, в этой дурацкой части космоса нет ни правды, ни правосудия.
 
Клингонка вошла в комнату защиты, закрыла за собой дверь и прислонившись к ней скрестила руки на груди.
– Хочу вас спросить, – сказала она без лишних вступлений, – кто тут ещё думает, что Артур несёт ответственность за мои поступки и должен считаться «таким же как она» из-за наших отношений? Я всегда считала, что людей принято судить за их собственные поступки. Что, в Федерации это не так?
М’Кота пока опустила такую «мелочь», что сама она не считает свои слова и поступки недопустимыми и позорными, это был уже другой, хотя и не менее существенный вопрос.
Когда зашла М'Кота, Артур поднялся со своего места и подошел к ней. Мягко посмотрел в глаза.
- Никто так не думает, М'Кота. Не обращай внимания, все не так. – Артур взял ее за плечи, провел ладонями по ее рукам, разнял скрещенные руки, взял ее ладони в свои и поцеловал их. Потом он обернулся к Освальду и Акрите, пытаясь попросить их выйти.
- Если кто-то так и думает, то это точно не мы, - коротко ответил Освальд.
Повернувшись головой к Акрите, он кивнул в сторону двери и добавил:
- Пойдём, мы и так уже сказали всё, что собирались.
Когда Освальд и Акрита вышли, Артур сказал:
- Пойдем, посиди со мной немного. - и отправился обратно к скамейке. - Не расстраивайся, никто никого за чужие поступки не судит. У Тара информация в голове наложилась одна на другую,так бывает.
– Совести у него нет и чести, – огрызнулась М’Кота, но присутствие Артура, как и всегда подействовало на неё благотворно, изгладив гнев и заменив его другими, куда более тёплыми чувствами.
Когда они сели рядом, Артур обнял М'Коту за плечо и сказал:
- Бывает.. Все сложно, М'Кота. Но дело в том, что это международный проект, и нам надо как-то учиться работать вместе. Я вот что хочу сказать. Еще есть Первая директива, и она очень тонкая. Есть вариант, что я исчезну на 5 лет. Я прошу тебя, чтобы ты отслужила в этом проекте со всей присущей тебе честью. Чтобы все было достойно. Потому что будущее – имеет значение, и оно должно быть построено. Между нами с тобой все серьезно. Если ты ждала ответ – то да, я с тобой. И как бы ни вышло – я найду тебя, когда меня освободят. Дождешься меня?
М’Кота улыбнулась, положила ладонь на его щёку:
– Просто ждать? Ты плохо меня знаешь! Я разыщу тебя и буду писать тебе обо всём, что будет хоть что-то для меня значить. И пусть только попробуют мне это запретить! И я буду прилетать к тебе, каждый раз, как у меня будет увольнение. По-моему, это будет гораздо лучше, чем ждать! Как думаешь?
Слова Артура и Освальда немного подкрепили её надежду на то, что их отношения не усугубят положение Артура, и всё же она спросила:
– Тебе точно не будет хуже из-за того, что ты со мной?
- Спасибо! Да, это лучшее, что можно себе представить. Я буду ждать. И нет – хуже мне будет –  без тебя. Тут не может быть другого варианта. – ответил Артур.
– Тогда это решено, – подытожила М’Кота, затем, словно ставя точку на всех сомнениях, притянула землянина к себе и наградила более чем ощутимым поцелуем. – Можешь рассчитывать на это при каждой встрече, – добавила она, сразу же, как вернула себе способность говорить.
 
Утара, переполненная своими мыслями и тревогами, приоткрыла дверь, и сразу же потянула её на себя: кажется она пришла не в самый подходящий момент! Впрочем, визиты любимых девушек и друзей обычно действуют на пленников более благотворно, чем визиты советников, так что жаловаться на это не следовало. Выждав секунд десять-двадцать, болианка постучала в дверь.
Артур притянул к себе клингонскую девушку, отвечая на поцелуй, ощущая, что на самом деле в его жизни далеко не все кончено, и в дверь постучали.
- Да, конечно, заходите! – ответил чуть отстранившись от М'Коты.
 Клингонка и болианка разминулись в дверях с зеркально вежливым выражением на лицах, и Утара затворила за собой дверь.
– Судья Элс обеспокоена тем, что вы вредите себе, и вашим настроем, – сообщила она. – Я тоже была этим обеспокоена, но кажется меня опередили и уже сказали вам все слова, которые были необходимы?
Утара не стала заострять внимание на том, что в деле исправления настроения Артура принимали участия не только слова.
 Артур встал и склонил голову перед советником.
- Все нормально, мэм. Мы можем продолжать, больше такого не повторится, - сказал он.

__________________________
с Артуром, Освальдом, М'Котой и Утарой
39  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 06 03 2017, 14:33:42
29 августа, вечер
Реплимат --> Голокомната


Сразу после совещания команд регаты, превратившегося к концу в довольно бурное выяснение обстоятельств, отношений и планов, Акрита быстрым шагом двинулась к Променаду, перепрыгивая через ступеньки на лестнице. В Реплимате она взяла простой, но сытный ужин - судя по всему, работать предстоит допоздна, и энергии должно хватить на воплощение всех грандиозных планов. “Значит, Самрита считает, что это реально...” - улыбнулась андорианка, покачав антеннами. - “Но все-таки, ведь достаточно хоть какому-то из обстоятельств не сложиться - и мы просто не окажемся там рядом!” Она мотнула головой. Думать об этом было не конструктивно. Положив перед собой падд, она задумчиво отхлебнула теплого сладкого чая, пытаясь представить себе все возможные варианты того, как может получиться с их командами, катерами, и вообще.
Последние слова Ракара тоже не выходили у нее из головы, хотя она отчаянно пыталась сосредоточиться на непосредственных своих задачах. Что именно предложил ромуланец? Им всем вместе собраться и пойти к коммандеру? Или чтобы каждый сам мог сделать свой личный выбор и его осуществить? Акрита была готова хоть сейчас поинтересоваться у компьютера, где находится коммандер Планкс, и пойти к нему. Это ее выбор, ее желание, ее отношение к кадету Перим… Она уже встала и повернулась в сторону информационной консоли, когда неожиданная мысль заставила ее снова глубоко задуматься. Ведь что бы они не делали - и она, и Ракар, и все остальные - настоящий выбор, решение должны быть за самой Квинтилией. Андорианка не знала, какие связи и мотивы связывают ромуланца с Перим, и если он принимает такое активное участие в ее судьбе, то наверняка на это есть причины, может, он знает о ней что-то, что неизвестно другим. Но что касается Акриты, явно посторонней персоны, то не стоит ли ей подождать до завтра, когда Квинтилия сделает свой выбор? Ей дали время, это ее право решить свою судьбу. Возможно, ни о чем просить никого не придется - мало ли, как сложится все.
"Но если что - я пойду к коммандеру Планксу," - решила про себя андорианка.

Через пятнадцать минут она уже снова стояла у дверей голокомнаты, забронированной на это время. Сейчас нужно в ударном режиме успеть как можно больше: составить программу с разными вариантами модификаций и сценариями полета, так, чтобы выявить все возможности, опасности, шансы, преимущества и недостатки маневра. Не теряя драгоценных секунд, она загрузила все свои расчеты и наработки и приступила к делу.
Когда до конца выделенного времени оставалось меньше получаса, Акрита откинулась в кресле пилота голографического "Анадыря" и прикрыла глаза на секунду, соображая, что еще она могла забыть. После того, как уточнятся технические характеристики кораблей, симуляции станут более конкретными. Но уже сейчас их можно использовать. "Интересно, чего касалось то первое задание проекта, касающееся модификаций катера? Надо уточнить."
Андорианка на всякий случай отправила сообщение Самрите, что симулятор маневра практически готов. Потом они смогут потестировать его все вместе, сейчас наверняка у всех еще полно работы по своей части общего дела…
И тут внезапная мысль заставила Акриту подпрыгнуть в кресле. Модификации катера - это ведь возможность для проявления личной инициативы, собственных идей! То, что как-то не успевалось и не складывалось у нее в Академии. Еще с первых курсов она придумывала и разрабатывала навигационную систему дополненной реальности, с интерфейсом в виде очков; принимая и визуализируя данные сенсоров, совмещая их с результатами расчета компьютера, они позволяют видеть в окружающем пространстве линии траекторий корабля, объектов вокруг, расстояния, опасные места, накладывая все это на то, что видно обычным взглядом. Да, по таким линиям и пересечениям не всегда можно определить точные параметры нужного импульса или угла, но их рассчитать сможет компьютер, а вот быстро оценивать общую ситуацию, увидеть опасность, принять решение… Когда Акрита в свободное время развлекалась, проходя (в голографической симуляции, конечно) сложные навигационные трассы маневрирования в переменном гравитационном поле со встречным астероидным роем, она написала программу таких очков. Даже настроила под себя, раскрасила линии в разные цвета, подобрала нужную чувствительность сенсоров, чтобы выдавалось предупреждение о сложных моментах траектории. И даже взяла с собой эту программу - но, естественно, оставила в каюте.
Поэтому, когда кончилось время в голокомнате, отведенное на "допиливание" деталей маневра, она все сохранила, переписала на падд и почти бегом направилась в Стыковочное кольцо. Ночь обещала быть необыкновенно интересной!
40  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 13 02 2017, 13:40:56
29 августа 2384 г., вечер
Голокомнаты, коридор


После окончания презентации Акрита еще около минуты стояла в глубокой задумчивости под впечатлением от увиденного и услышанного, от мыслей и идей, попавших в резонанс с ее собственными, от приоткрывшейся древней тайны этого почти для нее неизвестного мира. Той культуры, которая оказалась намного выше и серьезнее, чем общепринятые представления и стереотипы о ней.
Поэтому объявление о времени медосмотра андорианка прослушала в полуха, вынырнув из своих мыслей только тогда, когда все уже стали расходиться. Первым порывом было подойти к вулканцу, чтобы лично поблагодарить его, но, возможно, к счастью, она не успела осуществить задуманное – Тенек уже разговаривал с Хеной, очевидно, о чем-то профессиональном, и нелогичные проявления эмоций тут оказались бы явно неуместными. Тогда Акрита спохватилась, опять-таки запоздало, что хотела сразу после  презентации рассказать о безумной идее по поводу регаты всем заинтересованным участникам. Тряхнув головой и обругав себя мысленно за исключительное умение думать вечно не о том и не вовремя, она двинулась было по направлению к беседующим Освальду, Тенме и Артуру, но их перебивать тоже не стала - в конце концов, сейчас много вопросов куда более важных, чем эта регата… Решив дождаться окончания их разговора, она остановилась у стены, обдумывая, как бы по-понятнее изложить процесс и выполнение маневра на катерах. В это время на пороге голокомнаты появилась Самрита, тоже как будто искавшая кого-то. Не долго думая, андорианка направилась к ней.
- Ну что, сейчас займемся катерами? – спросила она, подходя к главному инженеру «Альфы». Затем немного смущенно улыбнулась. – Что-то меня настолько увлекла вся эта философия, и я так и не успела никому рассказать про нашу идею, хотя, конечно, надо было еще в прошлом перерыве… Столько всего тут! – она сокрушенно покачала головой и кивнула в сторону беседующих капитанов. – Вот сейчас хочу подойти к ним, предложить.
Самрита и впрямь кого-то искала – но Освальд и Тенма были все еще заняты беседой. В землянке боролось любопытство, которое хотело узнать, о чем же они говорят, и гордость, которая не позволяла ей подойти и это узнать. И еще теперь она смотрела на кардассианца немного по-другому: ее голову не покидала мысль о покушении, заложенная туда Ракаром…
- Не успела? – как-то отстраненно поинтересовалась Баккер и повертела головой, прогоняя навязчивые мысли. Затем продолжила уже обычным тоном: – Жаль, я думала, они как раз это сейчас и обсуждают. Ладно, сделаем это сейчас. Ну или через пару минут – не знаю, о чем они там говорят, но, надеюсь, не забыли, что после презентации мы запланировали работу над катером! – в ее голосе скользнуло легкое раздражение. Что может быть сейчас важнее регаты?!
- Тут столько всего происходит, - повторила она, качнув антеннами. – что я, если честно, уже не всегда понимаю, что и в какой момент важнее... Например, суд над Артуром. Можем ли мы как-то повлиять? Впрочем, вы можете, вы же будете давать показания. Наверное, они это и обсуждают? Артуру ведь не позволят участвовать в регате, - она вопросительно посмотрела на собеседницу.
- Да, наверное, - охотно согласилась Самрита. – Я бы очень хотела ему как-нибудь помочь на суде, но я провела все время на Волане II и ничего не видела… Могу только дать ему характеристику как однокурсница. Но с регатой еще не все пропало! – вдруг осенило ее. – Может быть, Артура завтра оправдают? Тогда он сможет к нам присоединиться, и это было бы просто отлично. Интересно, он сам об этом думает?..
- Да, это было бы здорово! – улыбнулась Акрита. – Он наверняка отличный пилот и был бы ценен для любой команды. А как ты думаешь, Тенма все же решит лететь на своем катере?
- У него очень необычный корабль – на его месте я бы точно не отказалась на таком лететь. Это же намного интереснее, чем стандартный федеральный катер, - улыбнулась Самрита.
Девушки заметили, как к ним, тяжело вздохнул и натянув на физиономию маску серьёзности, направился Освальд. Подойдя совсем близко, он заговорил:
- Нам надо было обсудить важный вопрос. Это касается Перим и регаты. Мы только что обсуждали возможность Джезу взять её в свою команду, - землянин виновато посмотрел на андорианку, - а ещё был вариант взять её к нам, но это если ты, Акрита, захочешь перейти к нему. Любые варианты надо обсуждать со всеми, поэтому мне хотелось бы услышать, есть ли у вас какие-то мысли?
Акрита, явно не ожидавшая этой темы беседы, удивленно посмотрела сначала на Освальда, потом на Самриту. Для нее самой участие Квинтилии в регате представлялась скорее желательным поворотом, чем не желательным: даже если она не обладает хорошими компанейскими качествами, вероятность того, что это мероприятие даст ей возможность стать и почувствовать себя нужным человеком, найти свое место в проекте и среди нас, стать первой ступенькой новой жизни... Это стоило риска.
- Я... не знаю, не могу сказать пока, - андорианка помотала головой. – Дело в том, что у нас с Самритой есть одно предложение. По поводу того, как можно было бы взаимодействовать нашим командам и увеличить шансы на победу проекта «Альфа».
Самрита удивленно посмотрела на Освальда. Ту мысль, что они будут уговаривать Тенму взять Квинтилию в его команду, она и сама уже думала, а вот отказаться от лучшего пилота – то есть Акриты – в пользу Перим… Брови землянки поползли вверх, и она по очереди оглядела коллег.
- Ты тоже считаешь, что из-за нее у нас могут возникнуть проблемы с этим маневром и взаимодействием? – уточнила Самрита у андорианки. – И хватит уже терять время на вашей Перим – пойдем в ангар, там все и обсудим. И под «все» я имею в виду, конечно, регату!
Акрита чуть заметно вздохнула и опустила взгляд.
- Относительно маневра – я пока вообще еще не думаю ничего конкретного, может, Тенма не захочет и остальные тоже не согласятся. Но да, в таком случае ты права, пойдемте к катерам, и там я уже расскажу всем. Надо было это сделать раньше, а я что-то целый день тормозила так, что сама теперь сомневаюсь в своей кандидатуре для соревнования, - попыталась пошутить андорианка.
- Ты – лучший пилот у нас в проекте! – уверенно произнесла Самрита.  – Тут сомнений быть не может.
- Акрита, даже не сомневайся ни в чём! - заверил девушку Освальд. - Сегодня очень долгий и очень занятой день - нам всем некогда было, поэтому мы и решили собраться вечером, разве нет? В общем, пойдём к катеру, а там всё и решим! А где М'Кота? А, вон она! Тогда выдвигаемся!
Махнув рукой клингонке, землянин двинулся по коридору вперёд…
Благодарно посмотрев на коллег, Акрита пошла со всеми, на ходу доставая падд и выделяя там ключевые моменты расчета траектории. Как все это неопределенно! Но как, в то же время, заманчиво.

________________
с Самритой, Освальдом и М'Котой
41  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 08 12 2016, 16:23:16
29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты

 
Пройдя через парк вдоль короткой его стороны, гости оказалась на большой площади среди многочисленной толпы. Здесь были и дети, и взрослые, на невысоком пьедестале стояло какое-то оборудование с вращающимися экранами и голографическим проектором. Среди андорианцев то и дело встречались представители других рас (хотя в значительно меньшем количестве). Толпа шумела, но скорее радостно и удивленно, чем тревожно. Справа часть площади занимал отряд Имперской гвардии, и солдаты, как всегда при оружии, как всегда серьезные, некоторые даже хмурые, очевидно, наблюдали за порядком, некоторые из них периодически одергивали слишком «беспокойных». На лицах можно было заметить весь спектр положительных эмоций от детской радости до глубокой благодарности и уважения. Несколько подростков бегали и раздавали всем желающим какие-то информационные листовки. Учитывая то, что на площадь, расположенную на нижнем ярусе города, со всех сторон выходили балконы и террасы других ярусов, также заполненные жителями, тут действительно происходило что-то необычное.
- Мы пройдем вот сюда, - Акрита указала на открытую галерею возле стены одного из зданий, куда вела металлическая лестница. – Здесь как раз нам хватит места.
Когда они поднялись и расположились, толпа гудела еще оживленнее.
- Итак, теперь вопрос к вам, - она озорно подмигнула коллегам. – Есть идеи, что тут происходит? Ничего страшного, если не ответите – через несколько минут вы сами увидите, но вдруг кто-нибудь догадается?
 - Это тоже то самое время, когда 4 расы объединились, создавая Объединенную Федерацию планет? – спросил Лайтман.
- Именно, - широко улыбнулась Акрита. – Артур, ты совершенно прав! Я даже не думала, что это будет не так просто, но, это ведь действительно великий момент для всех – для нас, для вас, и да, мы его уже видели, - на ее лице светилось восхищение, гордость и трепетное ожидание. – Конечно, здесь будет трансляция с небольшой задержкой. Тогда технические средства были не настолько совершенны.
- Трансляция с Земли? – почти завороженно уточнил кадет. Как это было на Андории он еще не видел.
- Да, несколько наших кораблей специально выстроились в линию ретрансляторов, - кивнула андорианка. – Несмотря на то, что многие тогда вообще плохо себе представляли, как выглядят земляне, наш Канцлер посчитал правильным в этот день сделать все, чтобы все желающие могли хоть в какой-то мере стать участниками исторического события.
Рассказ Акриты неожиданно прервала сама координатор, которая до этого выступала в роли молчаливой слушательницы. Она бросила взгляд на наручный коммуникатор и сделала шаг вперед.
- Мисс ш’Лечир, - обратилась к ней Толан, прервав рассказ. – Вынуждена вас покинуть, продолжайте без меня.
Голографическая арка открылась, нарушив гармонию помещения, но уже через мгновение исчезла вместе с кардассианкой.
Акрита посмотрела вслед координатору несколько растерянно, но в тот же момент осознала, что наверняка у нее сейчас есть не терпящие отлагательств дела. Например, по поводу Квинтилии... И эта мысль колючей тенью омрачила радостные минуты дня Объединения. Впрочем, Акрита ничего не сказала, только еще секунду смотрела на стену здания, возникшую там, куда ушла глинн Толан.
– Слушай, – неожиданно даже для самой себя спросила М’Кота, – вот ты сказала, что многие даже не видели землян. А как вы вообще воспринимаете окружающих? То есть у вас же антенны, и они дают вам что-то нетипичное для других в смысле восприятия. Что это? Тепловой радар, индикатор колебаний среды или это дополняет какие-то универсальные для всех органы чувств типа зрения?
- Ну, мне тоже сложно сравнить, - задумалась Акрита. – Как бы мы воспринимали мир без антенн... Одно знаю точно, что ориентироваться в нем стало бы очень сложно. Например, услышать звук справа, осознать, что он идет именно оттуда и повернуть голову. Или увидеть ступеньку и поставить ногу на нее, а не куда-то мимо. А так как эти антенны являются в определенном смысле координирующим устройством, то на них «подвязаны» другие органы чувств, поэтому при их повреждении может нарушиться зрение или слух. Но насколько отличается восприятие мира у нас с антеннами и у вас – без них, мне сложно сказать.
Она еще пару секунд что-то вспоминала.
- Говорят, у аэнарцев, нашего подвида с телепатическими способностями, антенны исполняют больше функций и в какой-то степени заменяют зрение. Но они вообще загадочные существа и во многом от нас отличаются, хотя и живем мы на одной планете и даже совместимы генетически.
- Тогда почему вы так мало о них знаете? – удивилась Самрита, подходя поближе. – Вы же живете вместе на одной планете. Вы не пересекаетесь и не общаетесь? У вас какой-то конфликт? Я встречала много андорианцев в Академии и на Земле, но не припомню ни одного аэнарца.
Ромуланец, внимательно наблюдавший за всем происходящим, проводил координатора взглядом. Что-то важное в очередной раз заставило ее покинуть презентацию, и это было одно из двух – грядущий пикет, или новая проблема в очередной раз с Квинтилией.
Кадеты продолжали рассуждать о физиологии андорианцев, а Ракар принялся выискивать взглядом в толпе представителей отличных от андорианцев рас. Все это было прошлым. Историей. Мало кто рассказывал о настоящем. Но зато они рассказывали о том, что для них всех важно, и это было главным в понимании участников проекта. В понимании мотивов того, что ими движет сейчас и будет сподвигать к действиям в будущем.
- Они отшельники, - ответила Акрита землянке. – Мы, конечно, общаемся, но они не рвутся в космос, в Звездный Флот, который, по их мнению, во многом военная организация – хотя это, конечно, не так. Просто мы далеко не во всем понимаем друг друга, они относятся к миру иначе, и, если честно, мне бы самой было интересно пообщаться с каким-нибудь аэнарцем.
- Жаль, что их нет в проекте, - задумчиво проговорила Самрита: - Это было бы интересно…
-Что интересного, это же был бы просто еще один федерат, - пробормотал Тенма, - Вот я бы хотел видеть в проекте еще одного ромуланца или настоящего ференги. Может быть, ктарианца.
– Аха, – ехидно хмыкнула М’Кота, – и ктарианцы тебе не федераты, и Хена тебе не ференги, и отшельники, которых почти никто не видел – это тебе не интересно, потому что они живут в Федерации. А мне было бы интересно посмотреть на аэнаров, правда, навряд ли это будет взаимно, раз уж они такие пацифисты.
-А я где-то слышал, что все аэнарцы… или аэнары, поправь мое произношение, Акрита… так вот, что они все вымерли, - заметил Брол.
- Их называют и так, и так, - ответила Акрита. – Но в общепринятых терминах Аэнар – это их город, поселение, можно сказать, маленькое государство. Поэтому его жители – аэнарцы. И их на самом деле не так уж мало, просто они предпочитают не участвовать в политике и прочих общественных делах. Но, говорят, среди них есть замечательные музыканты.
Тем временем толпа на площади внезапно затихла. Одновременно снизился уровень света – незаметные взору световые панели на сводах города и стенах домов централизованно приглушили, и внимание всех теперь сосредоточилось на больших экранах посередине. На одном их них можно было видеть тот зал, где подписывалось соглашение, на трех других сменялись изображения различных планет, городов, звездолетов и прочих участвующих в трансляции уголков новорожденной Федерации. В волнительной и словно замершей тишине все выслушали речь адмирала Арчера и представителей других рас.
Затем раздался голос, который начал рассказывать жителям Андории историю – о том, как родилась и сформировалась идея объединения. Через какие непонимания и конфликты пришлось пройти, чего стоил и чему послужил этот путь. Слова звучали твердо и просто, но в них чувствовалась сила, надежда, уверенность и преданность тому, что пока еще, возможно, не осознавалось всеми андорианцами – но уже стало новым этапом жизни. На фоне этого голоса собравшиеся на площади приглушенно обменивались впечатлениями, поздравляли друг друга, что-то спрашивали, постепенно становилось светлее, и – Акрита не знала, удалось ли голографической программе передать всю важность и ценность тех минут – Андория теперь была уже не такой, как прежде.

Глядя на происходящее, Ракар отметил, что все расы в своем массовом ликовании похожи друг на друга. И атмосфера очень сама по себе заразительна, когда находишься внутри толпы. Но сам по себе факт того, как вулканцы и андорианцы примирились и радовались объединению столь массово – был удивительным для Ракара. Никаким образом он не мог провести аналогию между этими федератами и ромуланцами. Ромуланский народ ни за что и никогда не захотел бы подобного объединения, а все что делал он, его организация и Сенат – было волеизъявлением ромуланского народа, для ромуланского народа, его безопасности и благополучия. И еще одним важным моментом в его понимании федератов было очередное подтверждение факта, что Федерация всеми своими силами стремится расширяться, как любая иная Империя, как Кардассия и клингоны. И поэтому все они – опасны для Ромула. У них это в крови, с самого детства, они всех стремятся объединить. Коммандер Мори сказала, что федераты чувствуют родство с жителями Волана II и поэтому хотели им помочь, но настоящая причина – это усиление своего присутствия в демилитаризованной зоне, политическая игра, направленная на постепенное возвращение собственных потерянных в войне с Кардассией территорий.
И у них, у федератов, это в крови, воспитывается с самого детства, восхищение объединением, идеей общности рас и прочих прочих декларируемых принципов, а на самом деле – это лишь обычное расширение собственных границ. В конце концов, фанатичная идея объединения на якобы равных условиях и правах – ничем не лучше насильственного завоевания. Эта технология даже лучше работает, до тех пор, пока не вскрываются настоящие подлинные мотивы. И эти подлинные федеральные мотивы иной раз куда грязнее честной битвы, в которой, по крайней мере, все ясно. Взять хотя бы представителя бюро Индустриализации, о котором упоминала Энн. Ракар был совершенно уверен, что мистер Эпплби, в частности, не был сильно обременен теми самыми «федеральными принципами». Ровно как и, вероятно, коммандер Планкс. Потому что когда Энн Уильямс перестала быть им нужна – ей пришлось работать в Кварк’с, чтобы заработать себе на еду и каюту. Вот квинтэссенция федеральных принципов. Достаточно лишь посмотреть на них со стороны и увидеть суть. Федерация чрезвычайно опасна для Ромула. Настойчивая мысль вернулась к Ракару. Он вновь осознал, что не в состоянии перестать думать о Квинтилии. Девушке из чрезвычайно опасного мира для его народа. Девушке, которую он должен был спасти вместе с этим проектом. Возможно, совместить несовместимое. Девушке, которую ее же родные федераты привели к мысли о том, что она ничто без стимуляторов.
Этот мир был слишком жесток для неподготовленных людей. Он попытался представить, что будет с мировоззрением андорианки Акриты, когда она увидит свою Федерацию вот с этой не очень приглядной стороны, когда узнает чем на самом деле занимается их командование флота. К чему все это приведет? Что победит, желание торжества справедливости или патриотизм? Ракар делал ставку на патриотизм. Но полный анализ он проведет потом, позже. Теперь он улыбнулся лишь уголками губ, рассматривая Акриту, воодушевленную историческими записями момента создания Федерации. Воодушевленных подобным моментом с точки зрения Земли на презентации Освальда и Самриты он уже видел.

____________
+ участники проекта
42  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 08 12 2016, 16:15:32
29 августа 2384 г., дневное время
Голокомнаты


Появилась Акрита ровно за минуту до назначенного времени, толкая перед собой небольшую тележку на антигравах, закрытую плотной серебристой тканью. Поставив это странное изделие возле двери снаружи, она жестом пригласила всех пройти в голокомнату.
- Начинаем?
Обведя взглядом товарищей, она с некоторой грустью подумала о том, что ее презентации не увидит Тенек. Было несколько моментов, на которые ей самой хотелось посмотреть с точки зрения вулканской логики, но, видимо, не в этот раз.
- Раз уж мне представилась возможность сделать первую презентацию об Андории, то некоторые сведения о нашем мире я все-таки покажу, хотя это можно запросто узнать в Базе данных, - начала она, проходя немного вперед. - Компьютер, сцена номер 1.
Вместо того, чтобы раздвинуться, стены голокомнаты стали еще теснее - вся группа оказалась, видимо, в маленькой рубке космического челнока. Впереди, над пультами навигатора и пилота, через затянутое силовым полем узкое окно открывался вид на усеянный звездами космос. Помимо окна, которое, конечно, могло заслоняться при необходимости и более надежной преградой, на стенах было несколько экранов, демонстрирующих то же самое.
- Это шаттл-разведчик, секретная разработка 22 века, - улыбнулась Акрита. - Разумеется, сейчас такие летают лишь в музее, а когда-то вулканцы и ромуланцы были готовы многое отдать, чтобы узнать параметры щитов. К сожалению, тут нет сидячих мест на всех, только на командира, - она показала на кресло в середине. - Другие два-три члена экипажа, если они были, работали стоя.
Сделав шаг к консоли, она легким движением развернула корабль. На экранах сменилась картинка, и в окне тоже - снизу медленно выплыла маленькая голубая планета.
- Газовый гигант, восьмая планета в системе. Отсюда еще не видно Андории, крупного спутника класса М. Когда я была маленькой, ровесники, земляне, спрашивали, чувствуем ли мы притяжение их обоих - Андории и самого гиганта, или только Андории. Я ничего не могла сказать тогда, потому что очень редко бывала там, но, на самом деле, как уже потом поняла - да, это чувствуется. Слабо, почти незаметно, но Андор действительно огромен, и оказывает большое влияние на нас, во всех смыслах. Например, именно он сформировал достаточные условия для возникновения и развития жизни. Если Землю энергией и теплом снабжает Солнце, то нас – приливные силы и деформации в недрах, которые появляются из-за гравитации Андора.
Пока она говорила, корабль подлетел ближе, и стала видна красивая, искрящаяся в лучах далекой звезды система колец, по внешнему радиусу едва ли не больше самой планеты.
Кадеты, несомненно ранее уже видевшие разные планеты из космоса, со вздохами восторга и интереса склонились как можно ближе к окну, а кому не хватило место - к экранам. Некоторые вещи производили впечатление и зачаровывали своим величием всегда, вне зависимости от того, сколько раз ты видел нечто подобное раньше.
- Я знала, что у вас холодная планета – то есть луна, - но только сейчас поняла, как далеко находится ближайшая звезда… - Самрита завороженно всматривалась в окно. – Вам хватает солнечного света?
- Для освещения – в целом хватает, хотя у нас не бывает такого яркого дня, как на Земле или на Вулкане. Часть света приходит, отраженная Андором и его кольцами, и окрашивает наши снега во все оттенки синего.
- И поэтому ваша планета покрыта снегами и льдами от отсутствия энергии звезды? - сказал Ракар, которого по началу развеселил вид с древнего разведывательного корабля андорианцев. Ему подумалось, что Джез Тенма, когда будет рассказывать о Кардассии Прайм – не преминет похвастаться силой и мощью кардассианского союза. – Всегда было интересно, как вы выживаете среди льдов, Акрита?
- Можно сказать, что мы выживаем не среди льдов, а внутри них, - андорианка с удовольствием отвечала на вопросы коллег. Она была рада, что их заинтересовало даже скучное введение. – Энергия идет изнутри, поэтому под ледяной коркой поверхности условия и теплее, и уютнее, хотя там как раз нам не хватает света. Поэтому приходится искать компромисс, и сейчас наши города расположены частично на поверхности, частично под ней. Такие высокие – точнее, глубокие – вертикальные города.
– Ничего не могу поделать, но в верхней части мне представляются стрельчатые ледяные галереи и скульптуры изо льда, – улыбнулась М’Кота, – но это наверное думает любой, кто в первый раз увидит такой холодный мир! Скажи, а каково тебе было в ваших глубоких городах? Ты ведь мало была на Андории! Тебе не казалось там… странно?
- Да, когда я впервые попала на нашу планету, то была уже достаточно большой, чтобы это запомнить. И знаешь, М’Кота, мне, конечно, немного стыдно признаваться в таком, - Акрита смущенно оглянулась на Жантарин. - но мне, андорианке, там стало… холодно! Просто ведь до этого мы с матерью жили на федеральных станциях, где климат был другой, - она рассмеялась. – А что касается статуй и скульптур, то они, конечно, есть, и в моей презентации вы их увидите! И кстати, пока мы подлетаем, каждый из вас может попробовать порулить этим музейным экспонатом – это не сложно совсем.
Она вывела на один из экранов навигационную карту:
- Нам нужно сюда, желательно по околополярной параболе, впрочем, компьютер сам скорректирует орбиту, если что. Как-то на втором курсе мне самой стало интересно устройство наших древних кораблей, тогда-то и узнала об этом.
- У нас на Земле тоже существуют технологии постройки зданий изо льда и снега, - сказал Артур, глядя на один из экранов, - когда-то давно я читал о таком. И правда, эта технология здорово работает, когда улице около -70 по Цельсию, внутри такого дома достаточно легко поддерживать температуру до +20. Это особое искусство. Правильно сложенный снег и лед – хорошо сохраняет тепло. Но вы, андорианцы, несомненно, достигли в этом деле совершенства. Я бы с удовольствием посмотрел на то, как у вас все это устроено.
- У нас главным образом не строили, а копали, - заинтересованно ответила Акрита. – Хотя и строили тоже. А про ваши технологии я обязательно почитаю и посмотрю, уверена, что они не ограничиваются той ледяной крепостью, которую мы вчера штурмовали!
Она отошла от консоли, давая возможность всем желающим занять ее место.
Каитианец Рроу с интересом склонился над новым для него типом консоли управления, его вибриссы дрожали от любопытного возбуждения, а Жантарин с улыбкой негромко произнесла:
-Лучше тебя с управлением все равно никто не справится, Акрита.
- Да ладно, - отмахнулась Акрита. – С ним любой из вас справится, просто, пока летим, все, кто хочет, может закладывать виражи. Управление на самом деле очень гибкое и маневренное, позволяет много такого, что сейчас просто не требуется в пилотировании. А ты сама никогда не интересовалась трюками, которые выделывали наши предки в ураганных ветрах Андории и вихревых потоках газового гиганта?
Жантарин отрицательно покачала головой и уступила место другим кадетам, которые тоже хотели поинтересоваться управлением.
Самрита не интересовалась управлением – пилот из нее был довольно посредственный, - а вот холодная планета ее зачаровала.
- А ты потом покажешь ваши города? Какая там средняя температура? – она выразительно посмотрела на форму, не предназначенную для прогулок на морозе.
- Средняя за год? В полярных районах даже летом в среднем -28 по Цельсию, если ближе к поверхности. Внизу теплее, а в самих городах дома, улицы, переходы между ними, даже площади – закрыты термоизолирующими стенками, и там поддерживается нормальный климат, вполне пригодный для землян. В некоторых местах это просто специальным образом подобранные силовые поля, и сквозь них можно спокойно проходить или пролетать. Но не везде – на отдаленных островах и в Южном полушарии много деревень и небольших поселений, вырубленных в пористой корке льда, где жителям и в помещении приходится одеваться тепло. Андорианцы менее чувствительны к холоду, конечно, но это не значит, что для нас комфортно все время находиться при такой температуре. А города я обязательно покажу! Один из них – столицу – вы увидите уже через несколько минут.

С удивлением ромуланец заметил, что никто не воспользовался дважды предложенной Акритой возможностью провести маневры и посадку на Андорию. Меж тем, Ракар распознал данную часть презентации, как попытку андорианки передать коллегам собственные чувства при маневрах над своей планетой. И потому от данного предложения нельзя было отказаться, это все равно что, к примеру, было бы отказаться от игры в снежки на презентации Освальда и Самриты. Ромуланцу не особенно хотелось, особенно показать собственные знания в этом, но нельзя было разочаровать девушку. Ракар бесшумно проскользнул между кадетами, кивнул Акрите и сел за консоль. Для вида и пущей осторожности он немного порассматривал систему управления, затем намеренно перепутал задний реверс с  правыми маневровыми, отчего тщательно выверенная голопрограмма среагировала как в  реальности, и всех немного тряхнуло. А потом ромуланец прекратил баловаться и уверенно повёл старинный андорианский корабль по параболической траектории спуска к заданной точке.  Символы андорианского языка, применяемые на их кораблях в обозначении пилотных терминов, он знал напамять. Но остальным это знать было незачем.
-Я рад, что вы будете в моей команде на регате, - прокомментировал кардассианец, наблюдая за действиями Ракара.
Ракар обернулся к кардассианцу и с улыбкой молча кивнул ему.
Освальд, простоявший с мрачным видом в стороне от остальных всю презентацию Крима и весь перерыв, сначала даже не шелохнуся после предложения Акриты поуправлять шаттлом - на сегодня с него полётов хватит. Он сделал пару шагов к андорианке, намереваясь расспросить поподробнее про сам шаттл и его конфигурацию, но в этот момент ромуланец "встряхнул" всех участников своим пилотированием, и кадет с трудом удержался от того, чтобы выругаться вслух.
"Может и хорошо, что он к Тенме пошёл", - вдруг подумал Освальд, - "пусть его команде подобные сюрпризы преподносит".
Освальд непроизвольно взглянул в сторону Самриты и удостоверился, что с той всё в порядке. Решив после презентации подойти и поговорить с ней о том, что им теперь делать, раз шанс попасться резко возрос, он отошёл в сторону, не став задавать вопросы Акрите.

______________
+ участники проекта "Альфа"
43  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 29 11 2016, 14:15:24
29 августа 2384 г., позднее утро
Променад


Пока шел рассказ Крима, Акрита слушала внимательно и с интересом. В свое время она читала про культуру Бэйджора, и очень многое ей нравилось. Впрочем, ее знания были довольно обрывочными и не подкрепленными реальным общением, поэтому сейчас она, насколько могла, проникалась миром этой удивительной и светлой расы с такой непростой судьбой. В некоторые моменты андорианка даже отключала универсальный переводчик, чтобы слышать интонации баджорской речи, их звуки и оттенки фраз.
Однако, слова Ракара, сказанные им в перерыве, запустили в голове Акриты целый поток мыслей, которые нельзя было отложить на потом. Ведь сейчас от их действий – их всех, участников проекта, тех, кто рядом – зависит судьба будущего офицера Звездного Флота, личности, души… Да, не на все возможно повлиять, и главную часть пути по возвращению в жизнь триллу придется пройти наедине с собой, но очень, очень важно – чтобы она знала: если вдруг что, ей есть к кому прийти. От нее не отвернутся, ее не будут жалеть или презирать, ей просто подадут руку, на равных, как другу. И Акрита сделает все, что сможет сделать, чтобы передать им всем важность этого. Со всем своим косноязычием и неумением формулировать мысли.
Поэтому, когда закончился основной рассказ и началось обсуждение с вопросами и ответами, андорианка еще некоторое время послушала, а затем поискала глазами Самриту.
Акрита увидела землянку около одного из стендов с искусством: Самрита медленно гуляла по выставке, увлеченная то ли созерцанием картин, то ли своими мыслями, и не сразу поймала взгляд андорианки. Заметив ее внимание, Самрита чуть удивленно приподняла брови и остановилась. Подойдя поближе, Акрита обратилась к ней сразу, без вводных слов:
- Самрита, ты извини, что не смогла ответить на твой вопрос в перерыве, про Перим. Я могу рассказать, что знаю, хотя не во всем уверена сама. Могу прямо сейчас, если не сильно отвлеку, - она говорила не громко, чтобы не мешать обсуждающим презентацию, но стоящие в радиусе двух-трех метров вполне могли ее слышать.
До конца презентации Ракару удалось привести себя в мысленный порядок, вернуться в рабочее состояние непрерывной бдительности и наблюдения. Даже вопрос о Квинтилии он смог теперь рассматривать со служебной точки зрения, как положено было относиться ко всем этим кадетам - беспристрастно и одинаково. Теперь был перерыв, и ему было интересно как поведет себя андорианка, которой он рекомендовал ответить на все вопросы ее федеральных коллег. И на первом ярусе Променада Ракар остановился недалеко от Самриты и Акриты, которые в итоге все таки начали разговор. Вглядевшись в очередную баджорскую картину, ромуланец обратился в слух, на случай если будет необходима коррекция информации Акриты или еще какая-нибудь поддержка.
- Да? – Самрита удивленно посмотрела на андорианку. – Я  думала, ты хотела поговорить о регате, точнее о той идее – я все о ней думала, как удачнее воплотить твою задумку… Ну ладно, Перим так Перим, - что с ней случилось, и что за секреты вокруг? И почему ты сначала молчишь, а теперь вдруг решаешь сказать? Я совершенно запуталась! Вернее, у меня есть некоторые подозрения, но мне они не нравятся…
-Секреты? Какие секреты? - из-за спины Самриты, как чертик из коробочки, вынырнул райзианец, - Это что-то личное? Я такое люблю!
Ракар оторвался от созерцания баджорской картины и теперь уже явно обернулся ко всем, кто решил услышать правду о том, что случилось с Квинтилией. Он стоял немного в отдалении, наблюдая, как вся сложность объяснений обрушилась на Акриту, но ближе не подходил, рассчитывая вмешаться тогда, когда это будет нужно. Между тем, этот неизбежный по сути момент раскрытия для всех информации о Квинтилии и стимуляторах, был для него тоже болезненным. Но некоторые вещи нельзя сохранить от чьих-либо ушей. Иногда следует пройти через такой рубеж, и ему было не по себе от того, что сейчас случится, как будто это касалось его самого.
До голокомнаты пока еще не дошли, и Артур, который шел со своим охранником параллельно с М'Котой, остановился возле собравшихся вокруг Акриты и Самриты коллег. Лица, особенно у андорианки, были серьезными.
М’Кота тоже насторожилась, а слова Мари, которые донеслись до неё сквозь общий шум, снова вызвали у неё острое желание стукнуть райзианца и посильнее: в её мыслях всё это наложилось на вчерашнюю ссору с Квинтилией, когда трилл проговорилась о том, что постоянно боится насмешек и чьих-то попыток унизить. Сейчас она от души пожелала, чтобы речь шла о чём угодно, только не о личных тайнах.
- О регате поговорить успеем, - по-доброму улыбнулась Акрита, испытав облегчение от того, что Самрита на нее не сердится. На вопрос Тара она только на мгновение обернулась, совершенно без обиды или недовольства, и снова обратилась к мисс Баккер.  – Это ведь не между делом, это лучше собраться и обсудить отдельно в перерыве, например. А что касается Перим…
-Ты действительно знаешь, что с Перим? - тихо и серьезно спросила Хена, обращая на себя внимание Акриты деликатным прикосновением к ее локтю, - Все плохо?
Андорианка уже заметила повернувшиеся к ним заинтересованные лица, слышала в их вопросах реальное дружеское участие, поэтому, мысленно кивнув самой себе, продолжила спокойно, просто и доверительно – именно и только так она могла говорить о том, что хотела сейчас сказать.
- Как таковых секретов нет, есть непроверенная информация, которая и мне тоже не нравится. Да и всем остальным. Но раз уж она есть, то рано или поздно ее будут обсуждать, и нам нужно будет к ней как-то отнестись и разобраться, поэтому я и решила сказать. Если честно, я неуверенно чувствую себя в таких ситуациях, не знаю, о чем и когда можно или нельзя говорить. Дело в том, что Квинтилия действительно попала в беду, видимо, уже давно. Не мне судить, что было причиной и когда, но она почему-то решила, что для достижения успехов в учебе, для принесения пользы окружающим, для личного совершенствования – ее возможностей недостаточно, и начала принимать какие-то стимуляторы, вещества, повышающие активность мозга и все прочее. Вроде тех, которые в критических ситуациях позволяют работать по несколько суток, когда от этого зависят жизни людей. Это, конечно, было ошибкой, и Квинтилия сама это понимает сейчас… То есть, я думаю, что понимает. Но вместе с этим она боится, что без стимуляторов станет ненужной, ни на что не способной, что от нее все отвернутся. Да, получается, что она обманывала, и всех, и саму себя в первую очередь, и ей теперь будет очень сложно. Ребят, мы должны ее поддержать, помочь. Помочь найти себя заново, поверить в себя, и мне кажется, что вот сейчас – это одна из самых важных задач для нас, как команды. Речь идет о ее будущем, и одна ошибка в прошлом не стоит того, чтобы перечеркнуть все… Кроме нас, у нее сейчас никого больше нет.
Ракар слышал все до единого слова, он несколько нахмурился и подошел ближе, пока не присоединяясь к разговору. Он с некоторым волнением, никак не отражающемся на лице, ждал реакции тех, кто был для Квинтилии соотечественником по Федерации.
 Пока Самрита слушала, выражение ее лица менялось несколько раз: на нем читались удивление, недоверие, неприязнь и еще ряд неопознанных эмоций. Наконец, дослушав Акриту, она сделала глубокий вздох и проговорила:
- Что-то такое я и думала – иначе бы вы не держали это в такой тайне, а Толан не назначала бы нам медобследование. Как будто бы мы все… такие же, - она брезгливо передернула плечами. – Не ожидала такого от главной отличницы и надежды всей Академии Звездного Флота… Хотя… - Самрита задумалась, а затем обвела Акриту и остальных широко распахнутыми глазами и медленно проговорила, начиная осознавать ситуацию: - Я правильно поняла, и все ее отметки и достижения – результат этого допинга? А на самом деле она… Это ведь действительно обман! Моего однокурсника выгнали из Академии на первом курсе, поймав на списывании, а здесь вопрос намного серьезнее. Теперь я понимаю, почему ты не хотела рассказывать – это не что-то такое, на что можно закрыть глаза, забыть и сделать вид, что ничего не было!
-Вещества? - хохотнул райзианец, - Это мощно! Кто бы мог подумать, что наша зазнайка вовсе не такая паинька и экспериментирует с расширением сознания? В этом она даже меня обогнала. Надо бы спросить у нее рецептик.
Ракар допустил во взгляде насмешку, глядя на Самриту и Тара Мари.
- Ну, во-первых, нет никаких доказательств к тому, что все ее оценки – получены с допингом. Метод индукции – проецирование частности на всеобщее – весьма пагубен для эффективного размышления. В настоящий момент известно только то, что она хотела купить стимулятор, но продали ей не его, а нечто худшее, что имело вред для ее здоровья. Так что погодите обвинять, это вы всегда успеете, - сказал ромуланец.
- Вот дело как раз в том, что никто пока еще не знает всех обстоятельств! – воскликнула Акрита. Теперь уже она могла позволить себе отставить спокойствие. – Какие оценки и как получены, как и когда это все началось, и, главное, из-за чего – это все выясняется сейчас, и именно поэтому я не решалась рассказывать, тем более что и сама толком не знаю. Вот Ракар, видимо, лучше осведомлен – в том числе про то, как здесь на станции она связалась с этими бандитами, или они связались с ней, и продали ей под видом стимулятора какой-то опасный яд с наркотическими свойствами. Она могла умереть из-за этого!
Обернувшись к Тару, она покачала головой:
- Так что, видимо, рецепта она и сама не знает.
И затем снова обратилась к Самрите, понимая, что если не скажет сейчас, то просто не успеет:
- Она ведь не только отличница и надежда Академии. Разве это главное? Она ведь личность, а эти стимуляторы и вещества задавили ее настоящую добрую и открытую душу, они мешали ей по-дружески общаться со всеми, заставляли ее бояться насмешек и неуважения… Представляешь, какой это ад? Как она жила? Да, она виновата. Но что теперь-то делать? Вот ты – что предлагаешь?
- Добрую и открытую? Мы сейчас точно об одной Квинтилии Перим говорим? Та, что знала я, была заносчивой, считала себя лучше других и нас всех терпеть не могла, тебе и Хена то же самое скажет, и все, кто с ней хоть раз общался, - проговорила Самрита. - Так что либо эти вещества задавили в ней то, что ты назвала, еще на первом курсе - и тут мы возвращаемся к вопросу о том, когда она начала принимать свой допинг и нас всех обманывать, либо этого в ней никогда и не было, во что я скорее поверю. Но мы тут говорим не о личных качествах Перим, а о каких-то странных симуляторах, я правильно понимаю? Не самых законных, видимо. Ты сама из Академии - ты тоже считаешь это нормальным? Это не те ценности, которым нас учили, Акрита. И... - землянка вздохнула: - Я не знаю, что делать. Этот вопрос должны решать в Академии и руководстве проекта. Я только знаю, что нельзя вот так обманывать и надеяться, что за это ничего не будет!

______________
+ Самрита, Ракар, Тар Мари, Артур, М'Кота, Хена, Крим и баджорцы с ДС9
44  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 28 11 2016, 13:43:24
29 августа 2384 г., утро
Голокомнаты


-...З-здравствуйте еще раз и спасибо всем, кто пришел на м-мою презентацию…
Свет в голокомнате был потушен, так что кадеты сперва стояли почти в полной темноте, и это поспособствовало тому, что их возбужденные голоса притихли и непроизвольно они перешли на взволнованный ожидающий шепот. Кто-то ожидал новое представление, а кто-то еще пытался прийти к пониманию всей новостей и впечатлений только начавшегося дня.
Когда Крим Анжар заговорил, под потолком вспыхнул прожектор и осветил его фигуру конусом яркого, теплого, желтого света. Баджорец стоял будто на пустой сцене перед спектаклем, волнующийся и серьезный, как конферансье…

-Эй, Акрита? - стоящая в толпе всех остальных андорианка почувствовала, как кто-то легко касается ее плеча, - Послушай, пока тут все не началось, я хотела спросить. Как там твоя презентация?
Когда Акрита обернулась, она увидела перед собой Жантарин.
- Почти готова, - шепотом, чтобы не нарушать атмосферу и не помешать выступающему, ответила Акрита. Она уже успела отодвинуть немного в сторону рой тревожных мыслей и сейчас внимательно наблюдала за происходящим. – Внезапно оказалось, что ее перенесли на завтра, а я сегодня утром уже почти все сделала. Но так даже лучше, может, еще что-нибудь усовершенствую.
-А ты не могла бы… поменяться со мной местами? - попросила Жантарин, - По плану моя презентация следующая, но после того, что показала М’Кота, мне хочется еще подумать над ней и, возможно, внести изменения.
Немного удивленно посмотрев на подругу, Акрита на пару секунд задумалась.
- Почему бы и нет, если наше начальство не станет возражать, - пожала плечами она. – Мне в любом случае придется импровизировать в определенной степени, так что особой разницы нет. У тебя ведь сегодня после обеда?
-До обеда, - потупилась Жантарин, - Сразу после этой. Я была бы очень тебе благодарна. Не думаю, что начальство будет возражать - ведь ничего же не изменится, это будет даже та же Андория, что и в плане. Кроме того, этот проект о том, чтобы мы договаривались между собой, и именно это мы и делаем.
Акрита подумала еще секунду, прокручивая в голове сцены и образы, которые успела создать в программе, но не успела еще склеить в последовательный сюжетный ряд. Ничего, будет даже интереснее, а в некоторых случаях можно предоставить зрителям выбор – интерактивность всегда приветствуется!
- Давай, - кивнула она, улыбнувшись. – А на твою посмотрим завтра! Но быть завершающей – тоже очень ответственно, так что удачи!

Тем временем Крим Анжар продолжал говорить.
-...Про баджорцев многие из вас знают ч-что-то. Об Оккупации, о религии, о н-наших отношениях с Федерацией. И я мог бы рассказать обо в-всем этом снова…
В этот момент он выбросил вверх одну руку, раскрыл ладонь и освещающий его луч прожектора наполнился облачком мелкой блестящей пыли, на которую, как старинные лазерные голограммы спроецировались быстро меняющиеся изображения и обрывки видео - вид с высоты на город с золотыми куполами и широкими проспектами, каменная стела с вырезанными квадратными символами баджорской письменности, падающие в глубокую яму тела, лицо одного из самых узнаваемых на планете кардассианцев, гала Дуката, улыбающегося змеиной улыбкой, процессия монахов в низко опущенных на лица оранжевых капюшонах…
-Я мог бы… Но я не х-хочу, - Крим твердым взглядом посмотрел на свою аудиторию, - Это история моей семьи, м-мой дедушка погиб в концентрационном лагере, и эт-то не должно быть забыто. Я бы хотел, чтобы к-кардассианцы вернулись… д-да, чтобы вернулись на мою планету и исправили то, что сделали. Чт-тобы вручную перепечатали все свои архивы и перезахоронили всех погибших, чт-тобы они увидели, пощупали, что это было, и никогда не поступали так снова. Но еще мне к-кажется, мой дедушка бы хотел, ч-чтобы мы, баджорцы, не были картиной прошлого. Он бы хотел, ч-чтобы мы не продолжали быть жертвами в глазах всей Галактики. П-поэтому я решил сделать особенную презентацию. Г-госпожа Толан, я знаю, что нарушаю правила, и, н-наверное, вы не засчитаете мне это задание, но мы сейчас на б-баджорской станции. П-поэтому мы не останемся в четырех стенах, а будем… у землян есть такое вы-выражение “мыслить вне коробки”, да? Компьютер, арку!
Услышав про «баджорскую станцию», Толан заметно напряглась, а ее лицо приняло непроницаемое выражение – обычно это не предвещало ничего хорошего. Но никак комментировать эту ремарку, как и предложение покинуть голодек, она не стала, а только сделала шаг в сторону, пропуская кадетов вперед.
“Что? Что происходит?” - зашептались кадеты, но потянулись к выходу, а затем через бар Кварка и на Променад.

_______
+ участники проекта "Альфа"
45  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 3 : 24 11 2016, 10:27:24
29 августа 2384 г., утро
Голокомнаты



Убедившись, что они с андорианкой остались одни хотя бы на пространстве с радиусом в 2 метра, Ракар чуть склонил голову и тихо произнес.
- Я слышал, как вы умело избегаете ответов на самые сложные вопросы. Благодарю вас, Акрита. Но теперь вот что: все идет своим чередом, и было бы странно надеяться, что это останется в тайне. К сожалению, все это касается не только одного человека, но и всего проекта. Суть в том, что этого одного человека надо поддержать. Наших с вами усилий для этого не хватит, ей нужны ее, ваши – федеральные коллеги. Утром я рассказал в чем дело Освальду. Он среагировал нормально, и готов помогать. Как думаете, Баккер, Арко, Мари, Жантарин и прочие – будут осуждать и требовать санкций, или поведут себя иначе?
Несмотря на желание и готовность говорить с Ракаром, Акрита понимала, что координатор и другие кадеты наверняка смотрят на них с неудовольствием. Поэтому, когда внимание переместилось на М’Коту и ее рассказ, она наконец развернулась к ромуланцу и подняла на него взгляд.
- Конечно, я понимаю, что все всё узнают. Но мне почему-то кажется – может быть, я не права? – будет лучше, если расскажет сама Квинтилия, когда захочет и сможет?
Разумеется, Акрита не могла сейчас знать душевного состояния трилла так, как знал Ракар, поэтому, основываясь на своих предположениях, склонялась к мысли, что время, отдых и общение с ограниченным кругом близких людей поможет Квинтилии скорее, чем активные расспросы толпы коллег с оттенком здорового юмора и перекрывающим все желанием удовлетворить свое любопытство.
- Да, ее надо поддержать, но я не уверена, что Самрита… Послушайте, мистер Ракар, неужели она действительно не понимает? Разве это хорошо – вот так говорить о человеке, попавшем в трудную жизненную ситуацию? У меня не такой уж богатый опыт, но я знаю, что бывает время, когда все эти дружеские шутки и прочее – неуместны… И уж тем более я ничего не могу сказать про Тара, Брола и остальных, я их знаю всего сутки! Вам должно быть виднее, и я больше рассчитываю на вашу наблюдательность, которой вас обучали.
В это время М’Кота начала читать сценарий, и Акрита замолчала, давая ромуланцу выбор – продолжать разговор или слушать.
Одним глазом поглядывая на то, что происходило возле Толан, Ракар слушал Акриту.
- Квинтилия не в том состоянии, чтобы рассказывать всем о том, что с ней происходит. Увы, Акрита, все, что здесь случилось – больше не принадлежит узкой группе ограниченных лиц. В данной структуре проекта – мы не можем отрицать информацию, касающуюся всех. Так вышло, что весь состав проекта – и есть та самая группа ограниченных лиц. И моя наблюдательность, хотя она тут совершенно не применима, говорит о том, что люди могут иметь собственное мнение, а также могут быть убеждаемы. И у нас нет выбора, нам приходится работать с тем что есть, с теми, кто есть. Вот с этими шутниками и говорящими всякое разное, не входящее в поведение по уставу. И пока они чего-то не понимают – в нашей возможности – делать все для их убеждения. Кроме того, я думаю, что дальнейшее сокрытие и упорство в попытке ничего не сказать – только навредит делу. Поэтому, нужно сказать Самрите то, что она желает знать. А далее – будем смотреть по ситуации.
Андорианка не умела так раздваивать внимание, как Ракар, но сейчас для нее  разговор с ним был важнее. Поэтому она почти не слушала происходящего.
- Хорошо, - со вздохом сказала она. – Просто я не умею убеждать никого. Но я попробую, когда будет возможность. И… я тоже не уверена, что правильно понимаю все, и боюсь ввести всех в заблуждение. А это потом навредит будущему Перим.
Замолчав на мгновение, она продолжила еще тише и осторожнее:
- А вы были у нее? Вы знаете, как она? Как отнеслась, и что именно ей можно сказать или сделать, чтобы помочь и поддержать? Если это действительно из области медицинской тайны или просто личное, то, конечно, не говорите. Я понимаю и доверяю вам.
Ракар чуть заметно улыбнулся. Столь явное доверие к нему от девушки из Федерации его удивляло, вместе с тем он понимал, как жестоко может обжечься девушка, готовая так доверять. Ведь верить по сути дела очень мало кому можно. Тем не менее, это сотрудничество очень даже радовало.
- Изначально никто не умеет убеждать. Всему приходится учиться. Рано или поздно. Да, я был, - не мигая ответил Ракар, пристально глядя на Акриту, переходя к следующему вопросу. – Все сложно. И эта информация только для вас. Сделать нужно вот что: вернуть ей веру в себя, и в собственные силы. Показать, что ничего не кончено и все можно начать сначала. Как это сделать – хороший вопрос. Но для начала, нельзя чтобы они все отвернулись и списали ее со счетов. Сокрытие фактов – навредит. Поверьте.
Акрита медленно кивнула. Значит, она не совсем ошиблась, когда высказывала М’Коте впечатления от ее презентации. И жгучим вихрем мыслей и воспоминаний обожгло от всего этого: и того, что она понимала и знала из своего опыта, и осознания сложности, и важности, и собственной неспособности правильно выразить. Ведь она уже пыталась, вчера – Артуру, сегодня – пятнадцать минут назад… А в таком ошибки непростительны. Интересно, что думал Ракар, когда она говорила о презентации М’Коты.
- Я понимаю… я сделаю все, что смогу.
В это время прозвучал вопрос Толан, который заставил андорианку вздрогнуть и вернуться в реальность. Впрочем, ответить на него она, увы, категорически не могла.
- Мистер Ракар, мисс ш’Лечир, мне жаль отвлекать вас от вашей, несомненно, занимательной беседы, но хотелось бы услышать и ваше мнение.
- Спасибо, - очень тихо произнес Ракар, уже слыша голос Толан. Он обратил на координатора свой взгляд и кивнул. – Нам пора туда, - он сделал для Акриты приглашающий жест рукой и пошел к группе кадетов, стоящих рядом с координатором. Обсуждение он слышал лишь мельком, но однозначно определил и понял все интонации говоривших. Теперь он чувствовал себя вытолкнутым на сцену перед большой толпой, где было и начальство, и от него что-то зависело, что-то важное, но это было не запланировано и тот, кто толкнул его в спину – успел лишь сказать "нет времени объяснять, докладывай".
Ромуланец подошел к координатору. Ничем нельзя было выдать, что он не все услышал.
- Я так понимаю, пикет имеет несовершенство сценария, да и вообще. На самом деле, я тоже не уверен в том, что это все правильно. Чем я могу помочь?
-Ракар! - прошипела Жантарин, - Мы задумывали это вместе, а теперь ты не с нами?
- Вы бы помогли мне, мистер Ракар, если бы внимательно следили за происходящим, а не отвлекались на личные беседы. Вы считаете их более важными, чем поднимаемая здесь тема? В следующий раз я буду слушать ваши просьбы так же внимательно, как и вы мои, - она разочарованно вздохнула и обвела взглядом кадетов. - Мистер Макдауэлл, вы тоже поддерживаете пикет в таком виде? Кто еще с вами?
- Не совсем так, мэм, - громко и по-кадетски чётко ответил Освальд, а потом осмотрел остальных кадетов. - Основные моменты тут показаны верно, разве нет? Разве Градоначальник не повёл себя безответственно? Разве из-за действий известного кардассианского чиновника все находившиеся на планете участники Проекта не оказались в шаге от гибели? Да-да, включая тех, которым сейчас что-то не нравится и которые в том числе и Артуру своей жизнью, вообще-то, обязаны, - он бросил недовольный взгляд в сторону Тенмы. - Разве тут не показано искреннее раскаяние Рыцаря, которое и в реальном мире не заметить мог только слепой или совершенно безразличный к судьбе Артура? Вопрос в другом: что мы хотим этой сценой показать? Мы ведь не пытаемся выставить Артура невиновным, правда? Прости, М'Кота, - Освальд стрельнул глазами в сторону клингонки, - может, по вашим законам, всё чинно и благородно, но Артур, к сожалению, не клингон, служит не на клингонском флоте и находился в тот момент не на клингонском корабле. Мы хотим, чтобы Рыцарь отвечал перед своим сюзереном, а не перед тем, кто посадил на должность Градоначальника, потому что Градоначальник обязательно попытается свои преступления обелить, добившись для Рыцаря самого строгого наказания. Так дело обстоит на самом деле.

__________________
с участниками проекта "Альфа"
Страниц: 1 2 [3] 4 5
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS