* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
13 11 2019, 15:17:07 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 19 сентября 2384 г., день
  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 4 5
1  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 12 2018, 11:28:54
18 сентября 2384 г., вечер
Кальдония III, Ни’хан


– Говори за себя, – сказала М’Кота. – Прости, я всё порчу, но я дала Квинтили слово, что убью убийцу, если на то будет её воля. Чтобы выжить, этому типу надо испросить милосердия Квинтилии.
– Если он вам не нужен, чтобы выбраться отсюда, зачем вы пытаетесь добиться его сотрудничества? - спросил Дарзен.
– Это не «мы», это только я, – сказала М’Кота, и в её голосе прорезалось что-то взрослое и скорбное. – Когда твой брат по оружию, твой друг, лишён возможности отомстить за кровь сам, ты должен стать его карающим мечом. Если Квинтилия оставит этому гаду жизнь, я буду только рада: не за него – за неё, потому что она не потеряет себя. Но если она захочет его убить, я убью его и даже не поморщусь.
– Я не знаю, зачем они пытаются, - презрительно заметила Толан на вопрос Дарзена. – Вы, федераты, сами с ним разберетесь. Я же приказала запереть его в капсуле. Выполняйте! - прикрикнула она Лайтману и М’Коте.
Артур приготовился было сказать длинную речь об эхе войны, и не возобновлении насилия, которое может привести к новой войне. И о том доварповом народе, который находился сейчас за переборкой этого корабля. Но был приказ.
Длинную речь он отменил.
– Мэм, я просто хотел дать ему еще один шанс, - сказал Артур, - еще один шанс на прекращение вражды. Мы не враги больше, и он не знал, что война окончена. Когда мы взлетим, и свяжемся с его государством – он узнает это. И хватит смертей. И пришла пора убраться отсюда всем. По домам. С его помощью – этот корабль будет починен быстрее. Ему быстрее окажут помощь. И быстрее разрешится вся эта история. Этому кораблю не место на этой планете. И всего-то лишь нужно немного доверия, и умения прощать. Не ради нас самих, но ради всех остальных, и будущих поколений. Но если… в капсулу, значит в капсулу, - землянин посмотрел на ворту, ожидая его последнего слова.
– В капсулу, - отчеканила Толан. - Бор уже все сказал, что хотел.
Артур кивнул Толан и сделал усилие, направленное на волочение Бора в сторону капсулы.
– Мы все чертовски разные, – проворчала М’Кота помогая впихнуть ворту в капсулу и запереть его там, – И у каждого из нас есть своя правда, – добавила она, прислоняясь к закрытой капсуле. – Ты прав во многом, но твоя правота не успокоит боль Квинтилии, а её боль не отменит твоей правоты. Ради её боли я готова убить Бора, и я готова пощадить его ради её веры. Всё сложно, намного сложнее, чем думает каждый из нас сам по себе. – Клингонка улыбнулась и положила ладонь на щёку Артура: – Но вместе, мы можем на мгновение увидеть всю сложность мира и найти в ней свой путь.
– Я знаю, - ответил Артур М'Коте, и положил ладонь поверх ее, - и я не боюсь убивать врага, который убивает меня или моих товарищей. Мы мирные люди, но наш… как раньше говорили, бронепоезд – стоит на запасном пути. Да, мы исследователи, но мы можем и имеем право защищать себя. Просто суть в том, что однажды войны должны заканчиваться. Должен наступить конец насилию. Смерть Бора Арина не воскресит, и если ты думаешь, что Квинтилии станет легче – то это ошибка. Легче не станет. Месть справедлива, но она не приносит успокоения. Бор – он как та бомба, что осталась зарыта с войны глубоко под землей, и на нее напоролись при раскопках, и погибли люди. Просто однажды нужно остановиться. Вот и все.
Как только капсула закрылась, в ней с шипением появились какие-то трубки и опутали Бора. Затем начала подниматься жидкость. И скоро ворта застыл в стазисе, как пятеро джем’хадар в капсулах рядом.

В разговор кадетов кардассианка не вслушивалась - она пыталась взять себя в руки. Увидев, что стазис-капсула заработала, она развернулась и направилась в командный центр, сжимая в руке маленький чип из украшения. Женщина подошла к открытой консоли и заглянула внутрь, сравнивая работающие чипы и тот, что достался им от принцессы Син-Баэ.
Чип был очень похож. Та же форма, тот же узор серебристых контактов. Слегка отличался только оттенок голубого материала, и чипы в корабле Бора выглядели гораздо более новыми. Чип же из ожерелья хотя и хорошо сохранился, но был слегка потерт и поцарапан.
Толан вынула перегоревший чип и аккуратно вставила в освободившиеся пазы новый  или, правильнее сказать, очень старый. Она все еще не понимала, откуда он мог взяться на этой планете, и эта часть общего пазла никак не желала вставать на место.
Чип встал на место с некоторым усилием… и осветился, как и остальные чипы в ряду. Корабль ворты отозвался глухим гулом. Все панели в командном центре разом зажглись, погасли, и снова зажглись.
– Обновление в процессе, - раздался нейтральный голос, не понятно, принадлежащий мужчине или женщине.
Толан вздрогнула и огляделась: было похоже, что новый чип перезапустил нефункционирующую систему. Она попробовала вновь активировать консоль, которая в прошлый раз выдала ошибку.
Консоль осветилась и больше не погасла. Взгляд Толан упал на лежащий в темном углу на консоли монитор, похожий на ободок с одной полу-прозрачной зеленоватой линзой.
Артур подошел к Толан в этот момент.
– Вы видели когда-нибудь эти системы, мэм? – спросил он у координатора.
– Да, я училась с ними работать, - в голосе Толан не слышалось радости от этих воспоминаний. Она надела на голову ободок и несколько раз моргнула, чтобы приноровиться к маленькому экрану. - Вызовите лейтенант-коммандера Джонсона и сообщите ему, что нам удалось активировать корабль. И… о нем тоже, - она кивнула в комнату с крио-камерами.
Монитор на глазу Толан активировался. В ее мозг сразу хлынул поток различной информации - окружающая корабль среда, отчеты систем, биосигналы. Это было так быстро и так много, что стало больно.
Женщина поморщилась и на короткое время сняла ободок, а затем надела его снова и зажмурилась.
– Я не ворта, мне нужно время, чтобы привыкнуть к этой штуке, - пробормотала она. - Раньше получалось…
Во второй раз боль была меньше.
– Обновление завершено, - объявил нейтральный голос этого корабля.
Артур внимательно смотрел на Толан, когда надевала прибор, которыми ждем-хадар управляли своими кораблями.
– Понял, мэм, сейчас сделаю. Если что… мы все можем попробовать управлять, если это будет тяжело для вас.
Артур отошел на шаг от нее, нажал на свой коммуникатор.
– Лайтман вызывает лейтенант-коммандера Джонсона.
________________
+ Толан, Артур, Дарзен и Бор
2  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 12 2018, 11:23:56
18 сентября 2384 г., вечер
Кальдония III, Ни’хан


– Улики говорят, что именно его жизнь я пообещала одному хорошему человеку, – сказала М’Кота, убирая руку с лица Бора. – Правда, этот человек ещё сам не решил, хочет ли мараться об эту гадину. Так что шанс сохранить ему жизнь у вас есть.
– Кто… вы… такие? - выдохнул Бор, когда снова смог говорить.
– Сейчас вопросы задаем мы, - напомнила кардассианка. - Итак, дай мне угадать: ты попал на эту планету десять лет назад, во время войны, и не смог отсюда сбежать. Основал здесь свое королевство, используя технологии, и вполне неплохо устроился. А мой первый вопрос… - женщина покосилась на стазис-капсулы: - Где они? Ты использовал весь запас кетрацел-вайта, что стало с джем’хадар?
– Где джем’хадар? - переспросил ворта, - Ах, джем’хадар! Они снаружи! И этот люк их не удержит! Храбрые воины Доминиона ворвутся и растерзают вас, если вы немедленно мне не сдадитесь. Ты, кардассианка! Как ты смеешь угрожать мне?! Твоя империя - часть Доминиона, и легат Дукат узнает о твоем предательстве!
Артур устало и шумно вздохнул, закатил глаза, глядя в потолок корабля. Вместе с тем он крепко держал ворту.
– Я же сказал, - произнес кадет, - война давно окончена. Подписан мирный договор. Нет победителей и проигравших. Доминион ушел из альфа-квадранта. У вас устаревшая информация. Не верите нам, свяжитесь с руководством. А для этого надо для начала подняться на орбиту. И желательно, без драк.
– Это ложь! - прошипел Бор.
Толан отключила свой голоэмиттер, и вместо молоденькой кальдонианки Бор увидел перед собой кардассианку средних лет с коротко остриженными волосами и перекошенным от злости лицом.
– Война закончилась, и вы проиграли, - тихо повторила она. - Доминион капитулировал, Дукат мертв. А джем’хадар не будут подчиняться тебе без вайта. Тебя уже никто не спасет, если я захочу тебя пристрелить, - женщина направила фазер на колени ворты. Итак, попробуем сначала. Ты будешь с нами сотрудничать? Я считаю до трех…
– Доминион не может проиграть, - объявил Бор, - Все, что вы говорите, дешевая ложь и пропаганда. Вы находитесь на планете, принадлежащей Доминиону. Я не знаю, в чем состоит ваш план, но он не сработает. И вы поплатитесь за свои действия. Мы всегда знали, что ложкоголовым нельзя доверять. Как только о произошедшем здесь сегодня узнают, один из ваших городов превратится в радиоактивную пыль. А может быть и два.
Ещё ни разу Артур не видел их координатора с таким перекошенными от злости лицом. Но он хорошо понимал ее чувства. Толан имела право на вендетту. И в тоже время, Артур не хотел чтобы она убивала. И… убийство может привести к новой войне. Однако, кадет решил пока следовать тому, как идёт. Пока все шло нормально...
Кадет повернул голову к ворте:
– Вы слышали, что она сказала. Давайте ка сотрудничать лучше по хорошему.
– У меня идея, может так он поймёт, – М’Кота по примеру Толан отключила голоэмиттер и повернула Бора к себе. – Клингон, – сказала она, – Кардассианец, – (теперь она свободной рукой указывала на координатора), – А этот парень – землянин. Включи мозги, я слышала, у ворт они есть, и догадайся, что всё это значит.
– Значит, клингоно-федеральный альянс еще не развалился? - Бор скривился, - Мы так надеялись, что вы перегрызете друг другу глотки. И один ложкоголовый предатель. Не важно. Доминион раздавит вас всех.
Больше Толан не предупреждала. С тихим звуком фазер в ее руке выстрелил, и луч коснулся ноги Бора чуть ниже колена. Он прошел по касательной, опалив ткань и ранив - на королевской одежде Бора проступила кровь.
– В следующий раз я буду целиться лучше, - пообещала кардассианка.
Бор громко и протяжно взвыл.
– Вы пожалеете об этом! - воскликнул он, - Мои боги придут за вами!
Толан всё-таки выстрелила и режим был не оглушающим. И Артур начал клонить Бора вниз, кивнув головой М'Коте, чтобы та действовала синхронно с ним.
– Мэм, не надо, - начал вместе с тем говорить Артур, - не надо, пожалуйста, он все ещё в состоянии войны. И он нам не поверит. Надо чтобы Основатели или другие ворты ему это подтвердили. Сейчас я его перевяжу, и мы будем действовать сами.
– Вообще-то я её понимаю, – сказала М’Кота. – Но всё-таки вспомните Корама. И Артура. – больше эту тему она трогать не стала и обратилась к ворте: – Слушай, тупица, здесь есть по крайней мере два человека, которым приятнее видеть тебя мёртвым, чем живым. И на твоих богов им самую капельку наплевать. Это первое. И второе: пройдёт совсем немного времени и ты сможешь встретить ромуланца. Ференеги. Случись это заваруха пораньше, мог бы похлопать по плечу орионца. Ваши боги очень ясно показали нам, что пока мы грызёмся между собой, по крайней мере две или три силы в этой галактике могут посворачивать нам шеи, и нам хватило ума это понять. Поэтому сейчас там, за червоточиной, мир. А вашим богам хватило ума понять, что ни одна империя не может простираться в бесконечность, это как тесто, которое нельзя раскатывать бесконечно – рано или поздно оно начнёт рваться. И поэтому на границе между нами тоже теперь мир. Так что твои боги вряд ли оценят твои микроскопические диверсии. И твой интеллект, который оказался не в силах принять перемены.
– Ложь… - прохрипел Бор, - Бездоказательная ложь… Я десять лет держал эту планету, я был верен и ждал, когда со мной свяжутся, а вы думаете, что придете и быстренько запутаете меня парочкой слов…
– Его корабль… - прошептал Дарзен, - Он был сломан. Должно быть, у него нет связи с внешним миром, как не было у нас. Он не знает новостей.
– Не свяжутся, как не связались раньше, - презрительно заметила Толан. - Война закончилась девять лет назад, о тебе просто забыли. Ты оказался не нужен своим богам. Мы могли бы вернуть тебя к ним… Если я захочу.
– Ложь… - повторил Бор, - Боги не забывают.
– Свяжите его и заприте в одной из этих капсул, - бросила Толан и кивком головы указала на пустые стазис-камеры джем’хадар. - Все равно он не расскажет ничего полезного. Единственный вопрос, который не дает мне покоя - это как давно он узнал про базу ученых. И… знал ли он, что его план со свадьбой провалился еще до того, как мы его раскрыли, - Толан с усмешкой посмотрела на раненого ворту.
Артур и М'Кота опустили Бора на пол, И пока М'Кота его держала, Артур в очередной раз оторвал от своей рубашки кусок тряпки и принялся бинтовать рану пленного.
– Да, это хороший вопрос, когда именно вы обнаружили нашу базу? Здесь проходило мирное изучение доварпового общества. Наши учёные не принесли никому вреда, они не воевали с вами. Они только учёные историки. Жаль, что вы, Бор, не хотите понять. Война кончена. Но видимо, дело в том, что ваши Меняющиеся - не боги. Они такие же живые существа как и множество других в этой Вселенной. Они не боги. И да, им было не до вас. Ваше добровольное сотрудничество только ускорит ваше возвращение к своим, но раз нет, то и суда нет. Вы ответите за убийство ни в чем не повинного перед вами ученого. М'Кота, вяжи его.
М’Кота уже сказала Бору всё, что думала. Удивительное дело! Ворты-клоны отбирались основателями очень тщательно, высокий коэффициент интеллекта у них очень ценился, и всё-таки клон-интеллектуал был не способен понять и принять такие простые вещи! Даже клингоны, очнувшиеся от анабиоза через добрых сто лет оказались более гибкими, правда они увидели своих рядом с федератами, но ведь их никто специально не отбирал по признаку сообразительности, они имели право быть обыкновенными.
Поэтому клингонка дождалась, пока Артур закончил с раной и, хорошенько связав Бора, взвалила его на плечо.
– Куда сгружать? – спросила она безразлично. – Или без разницы?
– Туда, - кардассианка вновь указала на стазис-камеру и повесила фазер на пояс. - Но все же мне не дает покоя вопрос: кто и зачем убил принцессу?..
– Какую принцессу? - поднял голову Бор.
Артур внимательно посмотрел на ворту.
– Син-Баэ. Она погибла, не доехав до Ни'Хана. Кто в этом виноват? - спросил кадет, понимая, что ворта вряд ли знает ответ.
– Она погибла? - переспросил Бор, - Кто ее нашел? Где ее похоронили?
Затем он расхохотался.
– Тогда вам тоже конец! У моего корабля нет связи, а связь на вашей базе я испортил! Вы застряли тут так же, как и я!
Впервые на лице Толан проступила улыбка. Правда, было в ней что-то издевательское.
– Раз мы здесь застряли, ничто не помешает мне тебя прикончить, и об этом никто никогда не узнает. Но, может быть, ты чего-то не знаешь, - ее правая рука исчезла в кармане жилета, а через секунду между пальцев женщины блеснуло что-то голубое с серебром. - Не это искал все время?..
Артур переводил внимательный взгляд с ворты на Толан и обратно.
– Нет! Как у вас это оказалось?! - Бор рванулся в сторону чипа.
Артур помог М'Коте удержать рвущегося связанного пленника, не пуская его к Толан.
– Спокойно, пожалуйста, Бор, - сказал кадет, - Видимо, вам нужна эта штука. Ну так что, не хотите ли начать всё-таки сотрудничать? Мы ведь можем вытащить вас с этой планеты.
– Вы отстрелили мне ногу! Между нашими государствами война! - воскликнул Бор, - Какое сотрудничество?! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы уничтожить вас!
– Нет, войны нет, - не меняя спокойного тона, снова произнес Артур. - И вы не нужны нам, чтобы нам самим отсюда выбраться. Вы убили хорошего человека на базе. Вы пытались убить моих друзей в палатке. Вы собирались убить ещё одну женщину, что не причиняла вам вреда. Но мы окажем вам квалифицированную  медицинскую помощь, как только доберёмся до более технологичных условий, и не станем убивать вас. Нам это не нужно, мы не объявляли вам войну и мы … у нас тут мирные дела, были…   У вас есть шанс поверить нам, прекратить вражду. И тогда все произойдет просто напросто быстрее.
_____________________
+ Толан, Артур, Дарзен и Бор
3  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 12 2018, 11:19:35
18 сентября 2384 г., вечер
Кальдония III, Ни’хан


За звуком шагов стал виден свет, и это был не колеблющийся оранжевый огонь факела, а яркий, направленный белый свет фонаря. В свете стали видны темные очертания фигуры.
– Холопы низкорожденные! - прогремел в коридоре голос Бора, - Да как вы посмели ошиваться возле моих личных покоев! Я отдам вас на корм своим чудовищам!
– Если он продолжит в таком же духе, я не ручаюсь за его жизнь, – тихо прорычала М’Кота.
На лице Артура на миг отобразилось издевательское и одновременно удивлённое выражение. Кадет осклабился.
– Однако! - прошептал кадет, и тут же прижался к каменной стене, прислушиваясь.
– Так, - кадет протянул руку к Иламе, - давайте быстро заводите это доминионское корыто и взлетаем, дайте мне дизраптор, я буду держать оборону. Быстро, быстро все в корабль, я преподаем этому королю урок хороших манер, уж это я умею.
– Чип, - тихо приказала Толан, глядя на клингонку, и протянула руку, а затем обернулась к Артуру и протянула дизраптор: - Вы останетесь вдвоем с М’Котой, на корабле я справлюсь одна. Не стрелять без необходимости. Здесь нет режима оглушения. Постарайтесь его захватить и обезвредить - он может быть более опасен, чем вы думаете, - добавила она, вспомнив стычку в ущелье. - Дарзен?.. - она краем глаза отыскала трилла.
Артур схватил дизраптор и быстро кивнул Толан.
М’Кота наклонилась и, вытащив чип, вложила его в руку кардассианки.
– Я рада остаться с тобой, – сказала она Артуру, – Мне очень хочется познакомить этого милого человека с моими кулаками.
Бор приближался к входу в коридор, ведущий к его кораблю.
Теперь стали видны не только очертания его фигуры, свет от современного фонаря в его руке высветил детали. Ворта успел переодеться, теперь вместо пустынной хламиды на нем был гораздо более узкого покроя камзол, коричневого цвета с вышивкой в виде золотых листьев. В правой руке он держал фонарь, а в левой какой-то кожаный мешок.
– Ниц перед вашим королем, пока на вас не пал мой гнев! - провозгласил ворта.
– Он не узнает нас, - прошептал доктор, вжавшись в каменную стену.
Толан спрятала чип в кармане жилета и сделала едва заметный жест своим кадетам оставаться позади. Она надеялась, что они смогут воспользоваться нужным моментом, пока она будет отвлекать Бора. В молоденькой пухлой кальдонианке с широким лицом, одетую в накидку Дарзена, он не мог узнать женщину среднего возраста, которую захватил сегодня в ущелье.
Больше не медля, Толан рухнула перед ним на колени.
– Простите, ваше величество, - пролепетала она почти еще детским голосом.
Дарзен упал позади женщины, поддерживая ее игру.
– Так-то лучше, - проворчал Бор, - А вы? Или хотите познать гнев моей палки молний на своей шкуре?
Артур зажмурился. Момент был упущен. Но Первая директива здесь и так не пострадала бы больше, чем она уже пострадала. Они знают эти трубки молний. С другой стороны, конечно, Толан не инженер. Она не смогла бы завести корабль Доминиона быстро. А если вся текущая свита Бора вооружена дизрапторами, то один дизраптор против многих – долго может не продержаться. Но Артур все равно видел в этом шанс, однако теперь план был иной. Нужно адаптироваться. И он помнил, что Бор видел его в лицо тем утром, тем самым первым утром, когда он ехал на базу убивать Арина. Что ж… можно попробовать встать на колени, потянем время. Артур ничего не сказал, Бор мог узнать и его голос, поэтому кадет просто опустился на колени, нащупав на дизрапторе кнопку спуска и засунув его в рукав, чтобы не сразу было видно, но чтобы можно было немедленно нажать.
М’Кота никого больше не видела в коридоре, судя по всему, Бор пришел к своим “личным покоям” один.
– Позвольте припасть к вашим царственным стопам и объяснить причины нашей невольной дерзости, – сказала М’Кота, подходя на расстояние двух шагов и простираясь ниц, «случайно» при этом не попав лицом в яркий луч света.
– У меня нет времени на ваше нытье, - поджал губы Бор, - Аудиенции - раз в месяц, записывайтесь заранее у советников.
Затем он развернулся и направился в коридор, ведущий к его кораблю.
Но уйти ему не удалось: коленоприклоненная клингонка распрямилась как пружина и, схватив кальдонианца за лодыжки, рванула его на себя.
Ворта упал на каменный пол. Он выронил мешок, и из него посыпались федеральные фазеры и трикодеры.
– Схватите его и зафиксируйте, - раздался позади них все тот же молодой женский голос, но теперь в нем уже не скрывалось презрение и ненависть. Кардассианка поднялась на ноги - теперь она стояла дальше всех от ворты, их разделяли двое ее кадетов и Дарзен.
Ворта потянулся к одному из фазеров.
Приказ Толан состоял в том, чтобы захватить и обезвредить Бора, не стреляя без необходимости. И Бор должен был ответить за Арина. Это было эхо войны. И нельзя было позволить эху одержать победу. Когда М'Кота подскочила как пружина, Артур следом тоже подскочил, он уже выкинул из правого рукава дизраптор, перехватил его удобнее, готовясь стрелять, но не спешил с этим. Посыпались фазеры, Артур рванулся вперед, носком правого ботинка отбросил ближайший к Бору фазер в коридор, ведущий к кораблю. Затем немедленно рухнул на колени возле лежащего на животе Бора и ударил его локтем согнутой левой руки по спине, как бы стараясь пригвоздить к каменному полу. Удар пришелся по правой части спины, вблизи плеча, не там где проходил позвоночник.
– Охранаааа! - закричал Бор.
– Проклятье! – ругнулась М’Кота, плюхаясь на кальдонианца сверху и зажимая ему рот. – Фес, возьми подходы на мушку!.. Твоё величество, – тихо и вежливо обратилась она к поверженному владыке, – или ты заткнёшься и перестанешь трепыхаться, или я сверну тебе шею. Как по мне, все уроды, которые заставляют людей ползать на брюхе, этого заслуживают.
– Быстро, ведите его на корабль, - приказала Толан. Поравнявшись с кадетами, она подобрала выпавшие на пол трикодеры и фазеры в мешок и подняла его: - Это не твое, - впервые за все это время она посмотрела Бору в глаза.
Толан первой направилась по коридору с фиолетовым свечением и по пути подняла здоровой рукой отброшенный фазер.
Артур кивнул М'Коте, пытаясь согласовать с ней движение, рванул Бора на ноги, одновременно выкручивая ему руку со своей стороны за спину. Затем посмотрел в сторону Толан.
– Ане, - не громко сказал он, - раздайте оружие, прошу вас, нужно прикрывать отход. Это нужно.
Женщина заглянула в свой мешок и отыскала в нем еще по два фазера, которые и протянула Артуру и М’Коте, после чего перевела взгляд на Дарзена.
Трилл попятился.
– Нет! Я же доктор! Я не возьму оружие!
Из коридора, ведущего назад, к тюремной камере донесся шум бегущих ног.
Бор что-то мычал в руку М’Коты, зажимающую ему рот.
Артур схватил фазер, который протянула ему Толан. Быстро посмотрел на М'Коту. Улыбнулся ей.
– Тер, дай мне второй фазер, я буду стрелять с двух рук, сам веди его в корабль, я знаю, ты справишься. И никаких споров. Все, споры окончены, быстро!
– Вы не будете стрелять в местных, - прошипела Толан. - Вы все еще подчиняетесь мне, и я дала вам четкий приказ: мы все идем на корабль. Немедленно! - пока кадет ее не слушался, она не могла уйти, и теперь нетерпеливо ждала остальных на развилке коридора, ведущего к кораблю.
Артур склонил голову на полсекунды, сжимая в руке фазер. Он слышал топот ног охраны в коридоре, и он предполагал, что шлюз корабля, застрявшего в горе, не закрывается. И стрелять нужно было, поверх голов наступающей охраны. Очень хотелось пнуть Бора, но было пока некогда. Лайтман, почти немедленно, со своей стороны поволок Бора в коридор, ведущий к кораблю.
М’Кота двинулась синхронно с ним, продолжая зажимать кальдонианцу рот: если он продолжит голосить, может сбежаться ещё человек сто! От этих бы успеть избавиться!
– Мэм, вы сможете превратиться в него? – спросила она уже на ходу.
– Нет, так это не работает, - покачала головой Толан. - Мы запремся на корабле - местные его боятся. Давайте, все в люк!
Артур кивнул Толан, молча продолжая тащить ворту, придерживая его руку, выкрученную за спину.
Они вбежали по трапу в корабль и попали в грузовой отсек. Дарзен вбежал последним. Топот из коридора приближался.
Люк не закрылся за ними автоматически. Вбежав внутрь, М’Кота заметила какую-то панель управления на стене возле люка.
Клингонка хотела было бросить Бора и ринуться к панели, но тут её снова осенило, и сказав Артуру «сюда», она подтащила туда Бора и, преодолевая сопротивление, приложила к панели его королевскую длань.
Артур синхронно тащил Бора с М'Котой, поэтому М’Коте не пришлось предпринимать противоречивые усилия.
Люк начал закрываться. Через все уменьшающийся проем Артур и М’Кота увидели, как кальдонианские стражники влетели в коридор, ведущий к кораблю, но при его виде попадали на колени.
Люк закрывался, кальдонианцы падали на колени. Артур замер, глядя на это. Они не знали правды, и им рано было эту правду узнавать. Слишком рано. Слишком…
Артур крепко держал Бора со своей стороны, а затем чуть ближе придвинулся к его уху.
– Война окончена между Доминионом и нашим квадрантом, Бор, или как вас там зовут по настоящему. Война окончена уже очень давно. И когда вы сможете связаться со своими … богами, вы узнаете об этом, - прошептал кадет.
Ворта не мог ничего ответить, потому что М’Кота все еще закрывала ему рот, но он снова замычал и задергался.
– Дайте ему говорить, - Толан кивнула М’Коте, чтобы та освободила рот ворты.
Голоэмиттер сбоил вблизи такого большого количества технологий, как было здесь на корабле, и образ молодой кальдонианки подергивался и рябил, но, казалось, Толан это не беспокоило.
– Если хочешь жить, тебе придется честно отвечать на наши вопросы, - в подтверждение своих Толан направила на него подобранный в коридоре фазер, а ее голос, даже измененный голоэмиттером на более молодой, звучал пугающе спокойно.
____________________
+ Толан, Артур, Дарзен и Бор
4  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 29 12 2018, 11:14:47
18 сентября 2384 г., вечер
Кальдония III, Ни’хан


Лайтман и М’Кота материализовались на небольшом “каменном балконе”. Если бы они потеряли равновесие, они могли бы свалиться с него вниз, но они оба были тренированными будущими офицерами с хорошей координацией, поэтому с ними этого не случилось.
Небо над их головами было темно-синего, почти черного цвета, на нем мерцала россыпь звезд. А под ногами у них мерцала россыпь огней города кальдонианцев. Их лица обдувал прохладный ветер, пахнущий гарью и чем-то химическим.
Слева от них в скале был какой-то темный проход внутрь горы.
Лайтман с интересом огляделся по сторонам.
– Ух ты, - произнес кадет.
Толан потребовалось больше времени, чтобы дойти, чем у кадетов заняла телепортация, поэтому она подошла не сразу. Сначала Артур и М'Кота услышали гул шагов в коридоре, а затем перед ними появилась молодая полная кальдонианская девушка. На ее поясе висел дизраптор.
– Идемте, - произнесла она.
Следом за ней из проема выглянул пожилой кальдонианец, освещающий дорогу факелом.
– В этих устройствах что-то есть, – хмыкнула М’Кота, когда сообразила, что видит именно Толан, – Менять внешность по мере надобности, не только свою расу на чужую, но и вообще на новую, если старая маска себя выдала… Кажется я знаю новое направление гонки вооружений!
Артур внимательно присмотрелся к полной женщине, он не узнал в ней Толан совершенно, недоверчиво покосился на мужчину с факелом, которого, видимо надо было считать воскресшим доктором. Потом он заметил на поясе у кальдонианки фазер.
– Это вы, да? – спросил Артур, понимая, что М'Кота ее уже узнала. – Круто, мэм, отличная маскировка. Пойдемте, - и кадет подошел к Толан, обернулся к мужчине, - а вы… вы Кар.. Карем? Дарзен?
– Да, - кивнул Дарзен.
– Мисс М’Кота, ваш голоэмиттер может давать здесь сбои, как и мой, - Толан высунула из-под накидки полную руку со светло-фиолетовой кожей, которая изредка слегка подрагивала, будто рябила. В эти моменты цвет кожи менялся на темно-серый. - Вы принесли чип? Пройдемте на корабль, я знаю, где он может пригодиться. Но один из вас должен следить, не появятся ли в коридоре посторонние. Этот ворта, похоже, часто здесь бывает, - Толан убрала руку под накидку и двинулась вперед по коридору.
– Я послежу за коридором, - сказал Артур.
М’Кота вдруг посмотрела на координатора словно бы новыми глазами: её посетила странная мысль. Глупая мысль, что и говорить, но… Собственно, это были сразу две глупые мысли.
– Да, мэм, – ответила она. – Мэм я могу сказать вам два слова с глазу на глаз?
Толан чуть нахмурилась, но все же кивнула:
– Постарайтесь побыстрее, у нас здесь мало времени, - проговорила кардассианка и сделала М'Коте знак пройти еще немного вперед.
– Отключите на секунду ваш голоэмиттер, – сказала клингонка, на секунду отключая и снова включая свой, чтобы кардассианка могла убедиться, что под ним действительно М’Кота, а не отобравший его лазутчик.
Толан быстро повторила ее действие.
Она даже не спросила зачем! Вот, что значит настоящий солдат, понимающий, что даже глава государства в таких обстоятельствах должен удостоверить свою личность! – подумала М’Кота с уважением.
– Спасибо, мэм. Скажите, насколько вы доверяете Дарзену? – тихо спросила она. – Он вывел вас из тюрьмы, но как он сам вошёл в неё? Чтобы знать распорядок стражников, он должен был пробыть здесь достаточно долго, а мы до сих пор слышали, что учёные Федерации уже десять лет не могут попасть в Ни’Хан! Выходит, это явная ложь! И как ему удалось открыть дверь тюрьмы? Вы не думаете, что вас освободили, чтобы некто, внушающий доверие, выудил из вас информацию, а когда он узнал про чип – чтобы мы починили корабль, и он оказался в полном распоряжении местного владыки?
Толан обернулась на оставшихся позади, а затем вновь посмотрела на М’Коту:
– У меня были такие опасения. Однако дверь тюрьмы открыла я сама, а Сорайя Закария ему доверяла. Разумеется, после случившегося мы не можем доверять ни ей, ни ему полностью, но нам нужен этот корабль. Даже если нам придется за него сражаться. Но именно поэтому я и попросила одного из вас остаться и следить - не только за теми, кто может прийти по коридору, но и за Дарзеном.
– Хорошо, вы сами открыли дверь, но как он собирался её открыть? – спросила М’Кота, подчеркнув голосом слово «собирался». – Я вижу, что вы приняли меры, и вовсе не считаю их неверными или недостаточными, и вам, мэм, я доверяю, но также я чувствую, что если не выскажу своих подозрений, это будет большой ошибкой. Мне не нравится, когда всё время лгут, когда подставляют союзников, как Закария, и когда показания двух свидетелей из одного лагеря расходятся так кардинально. Мне кажется, нам стоит подумать над тем, что мы ещё можем сделать, чтобы избежать предательства и диверсии.
– И что же вы предлагаете? - Толан склонила голову, изучающе глядя на М'Коту.
Артур в это время шел рядом с Каремом Дарзеном поодаль от Толан и М'Коты.
– Я не уверена, что мои мысли на этот счёт хороши, – призналась клингонка, – но вы опытнее меня и сможете оценить их критически. В идеале, я бы предложила Дарзену сдаться нам в плен под честное слово и пообещать, что после того, как мы сможем уйти, мы его отпустим и не сдадим Федерации, только мне кажется он не согласится. Поэтому я больше склоняюсь к тому, чтобы застраховаться технически. Скажите, вы знакомы с технологиями Доминиона? Мы в Академии изучали захваченное ручное оружие и обломки их кораблей, но я – не инженер, и мало что понимаю в корабельных технологиях. Возможно, вы сумеете найти слабое место, которое можно будет быстро повредить в случае предательства и не дать этому кораблю подняться?
– Я достаточно знакома с доминионскими технологиями, чтобы управлять этим кораблем, но я тоже не инженер, - напомнила кардассианка. - Но я предполагаю, что без этого чипа корабль не полетит. Что касается вашего предложения... - она вновь обернулась назад, - то здесь нам нужны друзья, а не враги. Мы будем готовы к любому повороту, но мы не будем настраивать мистера Дарзена против себя. Попросите кадета Лайтмана следить за ним и быть готовым действовать по необходимости.
Вход в короткое ответвление коридора, который вел к кораблю ворты, едва светилось впереди.
– Нам туда, - кивнула Толан, указывая на бледный фиолетовый свет. - У кого из вас чип?
Артур с интересом заглянул туда, откуда лилось фиолетовое свечение, а затем встал на страже у входа, внимательно следя за обоими сторонами каменного коридора.
– У Тера, - ответил он координатору.
– Я слышу шаги, - вдруг сказал Дарзен и начал тушить факел.
И как только он это сказал, шаги услышали и все остальные. Кто-то приближался по коридору со стороны тюремной камеры.
_________________
с Толан, Артуром и Дарзеном
5  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 13 12 2018, 19:23:08
18 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, база ученых


– Да буду, буду, - неслышно для Самриты пробормотал себе под нос Артур, идя к складу, - я же не самоубийца. Спасибо, Сэм. Конечно, я буду, куда же я денусь с этой планеты в далеком гамма-квадранте…
Лайтман зашел в склад и остановился на пороге, вдыхая воздух и темноту. Давным давно прошло детство, его ориентирование в темном сарае на ферме, и чтение книг с падда под одеялом. Детство прошло, настало время других иллюзий, и других реальностей. И многое бы Артур отдал, чтобы все происходящее оказалось иллюзией, и он бы проснулся в реальности. Но вся фишка состояла в том, что иллюзию от реальности было не отличить, а реальность - от иллюзии,  и жизнь – была такой какая она есть. И не иначе. Только его собственное проживание этой жизни было далеко не удовлетворительным.
Начать поиски на ощупь Артур решил с дальней стены , ее правого угла, затем налево до двери, затем от двери снова налево, если стоять лицом к двери. Это немного нелогично, но во всяком выборе есть своя логика. Кадет дошел до дальней стены, ступая по каким то разбитым черепкам, уткнулся в стену, и начал ощупывать все вокруг.
Здесь было гораздо темнее, чем самой темной ночью на ферме. В этой пещере не было ни малейшего источника света, это была абсолютная темнота, и даже умирающее мерцание ламп из коридора не проникало к дальней стене склада.
По обе стороны от Артура на расстоянии вытянутых рук были стеллажи с полками, до самого потолка. Он запомнил их, когда в последний раз был в этом помещении, запомнил и стоящие на них контейнеры, но теперь он не мог видеть абсолютно ничего.
Абсолютная темнота. Артур даже закрыл глаза, на пару секунд, чтобы осознать это. В этой темноте было что-то концептуальное. Потом глаза он открыл, и ничего не изменилось. Тьма – это всего лишь отсутствие света. Вот что это такое. Абсолютной тьмы Артур не видел никогда в жизни. В его жизни всегда были звезды. А теперь – все было иначе. И он позволил себе… Тьма – это не страшно. Тьму следует познать. Я – Хедин, Познавший тьму. И его друг Ракот – владыка Мрака, подчинивший себе Кипящий котел, источник силы Тьмы. Новые боги Упорядоченного, бывшие Истинные маги, хранившие Упорядоченное так, как понимали свой долг, отдавшие свою жизнь и свою суть ради жизни смертных, не вмешиваясь в их дела, давая им жить так, как они сами решат. Что я есть – я есть великий Предел, между Светом и Тьмой.
Артур беззвучно рассмеялся своим далеким почти детским воспоминаниям о книгах. Ему нужно было решить, где они, обитатели этой базы, могут хранить высокотехнологичное? Снизу или сверху? Они 10 лет пробыли здесь, для них – местное стало домом. Особенно для профессора Закарии. И, поразмышляв немного, Артур полез на верхний этаж стеллажа, чтобы покопаться в самых верхних коробках.
На самом верху, совсем под потолком, стояли большие контейнеры, закрытые крышкой. Крышка не поднималась просто так рукой, наверное, там была какая-то защелка.
Лайтман дернул раз, другой. Не поднималась совсем. Левой рукой он держался за вертикальную балку стеллажа, правой – ощупывал контейнер. Потом Артур понял, что ему мешает меч, болтающий на боку. Он аккуратно отстегнул его крепление, и пропуская ремешок через руку, опустил вниз, а затем бросил, слушая, как меч, при падении, звякнул о невидимый дюраниевый пол. Потом кадет вернулся к ощупыванию периметра верхней крышки контейнера. Может быть была и правда какая-то защелка?
Лайтман просунул руку с боковой стороны контейнера и нащупал что-то похожее на защелку.
Нащупав искомое, Лайтман нажал на защелку.
Под его пальцами элемент защелки поддался, ушел вглубь. Но крышка не отскочила сама собой.
Сильнее уперевшись ногами в ярус стеллажа, на котором стоял, Лайтман одной рукой потянул крышку ящика наверх.
Сперва крышка поддалась и приподнялась - но всего на пол-ладони наверх, дальше ее держало что-то еще.
Лайтман вздохнул, вроде бы не в потолок упиралась крышка… Может вторая защелка. Снять бы контейнер, на пол, да невозможно это сделать без стремянки, вися на стеллаже. Тогда кадет вытащил один из двух кинжалов, которые до сих пор не снял с себя, просунул под крышку, чтобы та не захлопнулась и принялся дальше ощупывать по верхнему периметру, в поисках другого замка.
Он нащупал похожую защелку на противоположной боковой стенке контейнера.
Нажал ее, утапливая внутрь и рванул наверх крышку.
Крышка приоткрылась на две ладони в высоту, но дальше ей мешал потолок.
Хорошо было бы найти лестницу, подумал кадет, или хотя бы контейнеры снизу поставить друг на друга, чтобы спустить все это вниз с верхних ярусов. Ладно, пусть будет это следующим действием, а пока простое любопытство потянуло его просто залезть в верхний контейнер, не сходя с места, не зря же открыл уже. Он потянул крышку в сторону, чтобы снять, намереваясь просунуть руку и на ощупь поискать что там есть.
Крышка не снималась. Но ему удалось просунуть руку внутрь. Пальцы нащупали слои чего-то легкого и воздушного, вроде пленки или пенистого материала, в который упаковывают хрупкие вещи. Под ними было что-то жесткое и округлое.
Федеральные приборы никогда не упаковывали в такие пленки, как он нащупал. Наверняка там были кальдонианские артефакты. Но что-то могло прятаться и под ними, среди них.
Артур вздохнул. Здорово было во тьме. Было просто хорошо, но он тут не для того, чтобы все это… Медленно кадет слез по ярусам обратно на пол, сходил за факелом, вернулся поджег его на складе и осветил помещение. Ему предстояло снять все эти коробки и контейнеры со своих мест на пол и обыскать все. Последовательно, ничего не пропустив.
Факел осветил склад и разорение, которое кто-то на нем учинил. Между стеной и одним из стеллажей Артур заметил сложенную стремянку.
– Проверь освещение! - крикнула Баккер, а потом чуть смущенно опустила взгляд на дельту: - Совсем забыла… Кадет Лайтман, проверь освещение на складе, - повторила она, коснувшись коммуникатора.
Когда Самрита его вызвала, кадет уже устроил факел на полу в вертикальном положении, зажав его тремя ящиками, и теперь, при помощи стремянки, снимал контейнеры с верхних этажей стеллажа и ставил их в коридоре.
– Как… как проверить? – спросил кадет, - вроде пока не горит.
– Голосовая команда или мануальный ввод через панель, - подсказала Самрита.
Лайтман опустил очередной ящик на пол в коридоре, вошел на склад, посмотрел на горящий факел, зажатый тремя ящиками. Горящий средневековый кальдонианский факел посреди базы Федерации в недрах горы. Сюррелизм, об этом следовало подумать как-нибудь потом, на досуге. В тишине и покое. Но не сейчас.
– Компьютер, свет, - сказал кадет, не отключая дельту.
Одна за другой включились все световые панели на потолке склада.
– Да, все работает, капитан, спасибо, - сказал Артур.
– Хорошо, это должно облегчить поиски, а мы пока продолжим здесь. Через час предлагаю устроиться перерыв на обед, - с этими словами Самрита отключила связь и обернулась к М'Коте: - Ну как, получается? Тебе нужна помощь?
– Определённо, получается, – гордо сообщила М’Кота со своего места, и добавила уже заметно скромнее: – но тебе лучше иногда поглядывать, на случай, если я оцениваю свои успехи слишком оптимистично.
– Хорошо, - кивнула Самрита и подошла поближе. - Весьма неплохо, - вынесла она вердикт через пару минут. - Вот здесь следует пережать, чтобы перенаправить поток на эту катушку…
М’Кота последовала её совету, а затем спросила, не отрываясь от работы:
– Раз мы здесь какое-то время поживём, надо бы что-то сделать с этой дырой: если не заткнуть, то хотя бы обеспечить своевременный сигнал от сенсоров. Это будет долго? Я это к тому спрашиваю, что если это будет не сегодня, то дежурным придётся стать на  стражу у входа в пещеру.
– Я планировала поставить силовые поля, - ответила Самрита, садясь на корточки около нижнего края дыры. - Но сначала надо их создать… Мы все уже достаточно дежурили, хватит, - она провела пальцем по краю дыры. - Интересно, что это за оружие было… Очень мощное, судя по всему.
– Да уж, не фазерами пиликали! – согласилась М’Кота. – Если у них такое есть, значит найдётся и что-нибудь для перегрузки силового поля, – мрачно добавила она, – так что ближние сенсоры настроить всё равно придётся, как только сможем. Больше всего мне хочется знать, кто это – официальные представители Доминиона или какие-нибудь отщепенцы. Если они с Доминионом, то почему Доминион сперва просто не потребовал, чтобы ваши отсюда убрались? Вроде бы сейчас ни Федерация, ни Доминион не настроены воевать! А если это отщепенцы, откуда у них такая мощная пушка? Впрочем, на это всё равно ответов пока нет, – раздосадованно заключила она.
___________________
с Самритой и Артуром
6  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 13 12 2018, 19:20:14
18 сентября 2384 г., утро
Кальдония III, база ученых


Самрита вернулась в помещение операторской и встала у консоли.
– Прошу прощения за задержку, - официальным тоном объявила она. - Мне объяснили, что мои назначения были неверными, и я хотела бы это исправить. Я сама займусь плазмопроводами, а Перим подготовит отчеты о состоянии систем. Лайтман продолжает работать над консолями, а М’Кота… Я вынуждена признать, что недостаточно хорошо знаю твои инженерные компетенции, - девушка посмотрела на клингонку, стараясь, чтобы ее взгляд не выдавал того, что творилось у нее внутри. - Я не хочу вновь повторять своих ошибок, и назначать кого-то на неправильное задание, поэтому мне требуется твоя помощь: в чем ты видишь свои сильные стороны и с чем могла бы мне помочь?
Когда Самрита и Квинтилия вернулись в аппаратную, все три искрящиеся консоли больше не искрили, они были темными и безжизненными, и починить их было долгим делом. Панели под ними были сняты, плазмопроводы были вытащены наружу, насколько позволяла их длина с запасом. Проводы не бились и не дергались, подавая поток плазмы в разорванных частях. Сейчас все они были изолированы от общих системы энергоподачи. Некоторые были оплавлены.
Артур лежал спиной на полу под третьей консолью, М'Кота держала в руках фонарь, подсвечивая кадету, Артур копался рукой в недрах.
Клингонка повернулась к Самрите:
– В основном устройство всякого оружия. Собрать-разобрать дизраптор или фазер, обезвредить торпеду, или наоборот что-нибудь перегрузить. Сказать по совести, всё это добро, – она показала рукой на окружающие приборы, –  я при случае смогу грамотно сломать, но вряд ли сумею починить. Вот если бы из их потрохов надо было изготовить шокер или закоротить, чтобы всё загорелось, это ко мне. Но я могу делать что-то, что мне покажут! – подумав добавила она, – обращаться с инструментами я умею, во всяком случае с клингонскими.
Самрита задумалась:
– Хорошо, тогда ты мне поможешь: у нас много работы и мне нужны лишние руки. Я все объясню и не буду давать сложные задания.
– Замётано, – улыбнулась клингонка. – Надеюсь, тут найдётся ещё фонарь, чтобы один оставить Артуру, а один забрать нам.
– Пока мы нашли только один, - проговорила Самрита. - Работать и чинить что-то без света невозможно, поэтому я хотела бы попросить вас отдать нам фонарь. Артур, консоли обесточены? Ты мог бы попробовать поискать на складе фонари, трикодеры и другие инструменты? Тебе придется делать это в темноте и быть предельно осторожным, чтобы не пораниться.
Лайтман вылез из под консоли, поднялся.
– Да, тут все выключено, по крайней мере – не взорвется, - сказал Артур, - есть, поищу. - И кадет пошел на выход.
Перим села в кресло Арина.
– Отчеты о каких системах и устройствах тебе нужны в первую очередь? - спросила она капитана.
– Будь осторожен! - крикнула Самрита вслед уходящему Артуру и обернулась к Квинтилии: - Жизнеобеспечение, связь, температура, вентиляция, компьютерное ядро, архив данных, репликаторы, освещение и вторичные поддерживающие системы, - перечислила Самрита. - EPS мы уже получили. На маленьком экране открыто сканирование спутником обломков на орбите - я хочу знать, есть ли там части второго шаттла или следы не-федеральных технологий.
– Хорошо, - ответила Квинтилия, разворачиваясь в кресле к мониторам.
– И мне нужно еще раз посмотреть схему основных повреждений плазмопровода, я не запомнила их точное расположение, - добавила Самрита, подходя к консоли сбоку.
Квинтилия повернулась в кресле на девяносто градусов.
– Основное повреждение, разумеется, это дыра в стене, там, где все взорвали. Также разумеется повреждено оборудование и идущие к нему плазмопроводы в этой комнате - тут все разбили или, возможно, тоже стреляли, но мы не исследовали это. Повреждения должны рассказать о том, что здесь произошло. И… кажется, это коридор? - она показала на схеме.
Самрита наклонилась ближе к консоли, вглядываясь в схему, и даже провела пальцем по красным зонам.
– Да, коридор, - кивнула она. - Расследованием и теориями займемся позже, когда закончим с основной работой, - хотя сама Самрита никак не могла перестать думать о случившемся и строить теории - одна хуже другой. Но у них были другие, более важные дела, с которыми надо было закончить прямо сейчас. 
– Начнем с дыры в стене, - это уже обращалось к М’Коте.  Самрита собрала с работающей и выключенных консолей инструменты и кивнула клингонке, чтобы та шла за ней в коридор с фонарем.
М’Кота двинулась вслед за ней. Когда они вышли, клингонка спросила:
– Кэп… то есть, сэр, ты расстроена?
Самрита отвернулась, но все равно было видно, что она свела брови и опустила подбородок.
– Все в порядке. Просто слишком много всего случилось, и я больше ни в чем не уверена, и в первую очередь в себе. Но я справлюсь. Мы все справимся. И работа - лучший способ отвлечься и не думать.
– Это точно, – согласилась М’Кота. – Ты права по всем статьям. Как думаешь, это – Бор? Он пока единственный подозреваемый.
Самрита подошла ближе к дыре в стене и, убедившись, что она не под напряжением, провела пальцем по оплавленному краю.
– Посвети сюда, пожалуйста, - проговорила она, обращаюсь к М'Коте. - Может быть и Бор - он единственный был здесь. А может быть и кто-то, о существовании кого мы даже не догадываемся. Когда мы устроим перерыв, я подниму вопрос о расследовании, - на всякий случай предупредила Самрита и выключила один из инструментов: - Придержи здесь…

Повреждения действительно были серьезными, и Самрита понадобилось много времени, только чтобы оценить их масштаб и продумать план действий. Целостность всей электро-плазменной сети распределения была нарушена, причем не только в этой точке, и чтобы ее восстановить, требовалось заново перенаправить потоки энергии по всей базы. Среди найденных на складе инструментов был стабилизатор мощности EPS, и землянка уже несколько раз успела поблагодарить запасливых ученых.
Самрита объяснила М’Коте, что от нее требуется, и уже вскоре клингонка смогла работать самостоятельно - так работа пошла быстрее. Наконец, спустя некоторое время, основная функциональность плазмопроводов в этой зоне была частично восстановлена - около 60% от изначальной, но, по оценке Самриты, этого должно было хватить хотя бы на то, чтобы потоки энергии частично восстановились и было возможно включить свет на складе.
Пока они работали, мимо прошел Артур, вышел в пещеру, вернулся с факелом и ушел обратно на склад.
Еще недолго повозившись, Самрита обернулась к М’Коте. Девушка выглядела взлохмаченной и усталой, но уже хотя бы не такой угрюмой - просто сосредоточенной.
– Как у тебя идет?.. Я попробую сейчас направить энергию на склад, посмотрим, что получится, - Самрита соединила последние болтающиеся провода и обернулась в сторону открытой двери склада.
Дверь оставалась темной. Свет не включился автоматически, но это было нормально, потому что Самрита только починила подачу энергии и теперь включение предстояло проверить тому, кто находился в помещении.
_________________________
с Артуром, Самритой и Квинтилией

7  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 12 2018, 14:01:44
18 сентября 2384 г., утро
Кальдония III


М’Кота была не сильна в утешениях, к тому же Артур и Самрита сказали всё, что было только возможно… или нет?
– Когда это не чужой, всегда больнее, – по-прежнему неловко обронила она и, подумав, добавила: – Если мы найдём его убийцу, хочешь, я его убью?
– Я не знаю, - мрачно сказала Квинтилия, - Я скажу тебе позже.
Она подняла глаза на Артура.
– Зачем вода?
– Нужно выпить воды, - сказал Артур глядя Квинтилии в глаза, - восполнить водно-солевой баланс, или как это там называется. Чтобы обрести силы. И идти дальше. – кадет снова протянул ей стакан.
– Кажется, пить воду в стрессовых ситуациях - это какой-то земной ритуал, - вспомнила Квинтилия.
Она взяла стакан и осушила его, потом встала на ноги.
– Не следовало двигать тело. Но что сделано - то сделано.
Артур поднялся тоже, все еще глядя на Квинтилию.
– Почему не следовало? – не очень понимая спросил он.
– Ты же знаешь, что на месте преступления следует трогать улики по минимуму? - прищурилась Квинтилия, - К сожалению, нам придется воспользоваться аппаратурой. Кажется, часть консолей разбита, но возможно, что-то еще работает, как и репликатор.
Когда Самрита обернулась, она выглядела бледной мраморной статуей - ей удалось взять под контроль свои эмоции, страх и даже головокружение, хоть девушка и чувствовала, что в какой-то момент все прорвется наружу.
– Нам всем надо собраться, - произнесла она, привлекая к себе внимание. План таков: сначала мы должны проверить, есть ли на базе кто-то еще - живой или мертвый. Если здесь есть противники, мы должны будем защитить базу и вернуть над ней контроль любыми способами. После этого мы поместим тело мистера Арина в холодное помещение - не можем же мы здесь его оставить. И, наконец, после этого - займемся восстановлением систем. Расследование произошедшего - пока последний в наших приоритетах, но и до этого мы дойдем. Сейчас мы вновь разобьемся на пары и осмотрим все помещения. Если вам по дороге попадется действующий фазер или трикодер - берите с собой. Квинтилия, ты… ты готова пойти с нами? - только под конец речи голос Самриты чуть смягчился.
Артур кивнул Самрите и посмотрел на Квинтилию.
– Я бы предпочла побыть одна, - ответила Квинтилия, не глядя на Самриту, - Но я умею делать то, что не хочется, так что можешь приказывать.
– Ты можешь остаться... - Самрита покосилась на лежащее на полу тело. - Но тогда мне придется пойти одной. Это нежелательно. Артур, М’Кота, выдвигайтесь первыми, осмотрите гостиную.
Артур отвел взгляд от Квинтилии, посмотрел на Самриту:
– Да, капитан, - сказал кадет, и, кивнув М'Коте, пошел на выход.
М’Кота последовала за ним.
– Надо всё так же соблюдать осторожность, – предупредила она, ненадолго задержавшись в дверях. – Мистера Арина мог убить не только человек, но и ловушка. Мне только сейчас пришло в голову, что дыру могли пробить в его отсутствие, когда он ездил на встречу с Бором. Если так, совсем неудивительно, что он пошёл сюда и оказался в кресле. Мы ведь тоже в первую очередь пошли сюда!
Артур нахмурился.
– Да по разному может быть, конечно. Но… понимаешь ли, Тенек же рассказывал, что Бор подошел к самому "жилищу в пещере", и к нему никто не вышел. Не знаю не знаю, в какой последовательности что было, но нам надо найти трикодер, здесь должны быть пото-жировые следы тех, кто, вероятно, трогал консоли, перед тем, как их разрушить… Кроме того, нужно определить, каким оружием нанесена рана на его груди, и какое оружие оставило опаленные следы на камне в тоннеле. Пойдем. – и кадет направился в гостиную, в которой еще совсем недавно проходил мастер класс по маскировке под местных, лежало множество подушек на полу и профессор Закария читала очень увлекательную лекцию о Кальдонии III и местных обычаях. Никто тогда еще не знал, чем это все обернется, и все еще были тогда живы.
В гостинной было темно.
– Компьютер, свет, - сказал кадет, такие, казалось бы, давно не используемые слова, первым проходя в темноту.
Ничего не произошло.
Кадет Лайтман немного замешкался на входе, а потом прошел на шаг вперед, вынул кресало и чиркнул камнем о камень, получая огонь, пытаясь рассмотреть комнату.
Он успел разглядеть, что центр комнаты пуст, все плоские подушки сложены в одном углу, а сундука, из которого профессор Закария вынимала весь реквизит, в комнате больше нет. Потом искра погасла.
– Ящик с реквизитом куда-то убрали… или забрали, - сказал Артур М'Коте, а потом еще и еще раз чиркнул, вызывая огонь и направляясь в сторону сложенных подушек.
При свете выбиваемых искр тени горы подушек причудливо плясали на стенах.
М’Кота взяла одну подушку и бросила через комнату – несильно, просто чтобы убедиться, что на передвижение относительно крупного предмета ничто не среагирует.
Ничего не произошло.
М’Кота начала методично обыскивать комнату, периодически пиная подушки перед собой, уже больше для очистки совести.
А Артур подошел к месту, где раньше стоял ящик с одеждой и прочей экипировкой, пытаясь нащупать следы передвижения и повреждения пола.
Следов перемещения ящика не было видно в темноте, царапин на гладком полу пальцы Артура тоже не нащупали.
М’Кота вслепую шарила рядом, но ничего подозрительного не нашла.
– Так, ну здесь пусто, - сказал Артур, - что там у нас дальше по плану? Пойдем на выход? - а потом Артур обернулся к М’Коте: - С...лушай… А ведь при первом нашем сюда явлении твой прибор не рябил, ни на Толан ни на тебе. И все системы сейчас полуразрушены, так почему же он тогда рябил сейчас? Что здесь еще нового работает? Ну-ка, активируй его заново, посмотрим, - и Артур снова принялся чиркать кресалом.
М’Кота включила прибор и вопросительно посмотрела на Артура.
Прибор работал не стабильно - изображение слегка дрожало и было заметно, что это голограмма.
– М'Кота, вспомни, когда нас переодевали, оно тоже рябило или нет? Или оно рябило только на Дип-Спейс 9, где все буквально нашпиговано оборудованием ? - спросил Артур.
– Я не помню, – со вздохом призналась клингонка. – Но на станции нам вроде бы объясняли, что помехой может стать любой источник энергии. Может спросим Самриту, она – спец по приборам?
– Я тоже как то упустил этот момент, - нахмурился Артур, - да, пошли. Здесь мы закончили. - и Артур двинулся на выход из гостиной.
М’Кота снова отключила прибор и вышла следом за ним.
_____________________
с Артуром, Самритой и Квинтилией
8  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 12 2018, 13:58:49
18 сентября 2384 г., утро
Кальдония III


Артур, следующий за М’Котой, заметил, что ее темный силуэт дрожит и немного меняет форму - кальдонианские уши вибрировали и шли рябью, как неисправное изображение.
Артур поднял голову вверх, глядя на лампы под потолком. На это затухающее пламя. Генератор базы еще работал, но, возможно, плазмопроводы были повреждены, входящее на лампы напряжение было нестабильным, или и вовсе далеко от своего номинала. "Отдай мой огонь", почему-то вспомнился кадету далекий герой древней книги, беспомощно бьющий в стену очень высокого, уходящего в облака … бассейна? В толщу металла, внутри которого на его уровне располагалась глубина ядовитого океана, и сам герой перерождался, перерождался в существо, что плавает там в глубине, и единственной его целью, кроме еды, является теперь далекий огонь души другого… того другого, пришедшего ему на замену, строителя суши посреди ядовитого океана. Отдай мой огонь…
Артур посмотрел на М'Коту, в ее спину.
– Может снять прибор М’Коты? Оно уже рябит, и уже не нужно, - спросил Артур, а потом он повернул голову налево, - в аппаратную потом пойдем? – спросил кадет.
– Да, хватит уже прикидываться кальдонианцами, - решила Самрита. - Та легенда еще работала бы для пещеры, но здесь мы - это мы. М’Кота может снова стать клингонкой.
Самрита остановилась около входа в аппаратную. Именно эта комната и была им нужна, чтобы наладить связь и телепортацию…
– Пойдем сейчас, - решила землянка. - Раз мы и так здесь, нет смысла шататься по базе. Посмотрим, что здесь…
Она тихо двинулась вперед, в помещение, где мерцали дисплеи.
– Я постою на шухере, - сказал Артур, оставаясь у двери.
Квинтилия переступила порог операционной комнаты вслед за Самритой.
Когда они вошли, стало очевидно, что в темноте мерцали не только дисплеи, но и некоторые разбитые, сломанные консоли время от времени вздрагивали искрами. На полу под ногами хрустели осколки. Кресло оператора темнело четким силуэтом перед приборами. В нем кто-то сидел, но не спешил вставать навстречу кадетам.
По команде М’Кота отключила прибор и подошла к дверям аппаратной уже в своём обычном облике. Заглянув туда вместе со всеми она предложила:
– Давайте я первой подойду? Если там ловушка для того, кто со всех ног бросится к пострадавшему, хотя бы не лишимся сразу же единственного инженера.
Самрита кивнула, пропустила клингонку, но пошла сразу за М'Котой. Она не могла понять, видит их мужчина или нет... Ведь если да, он бы уже что-то предпринял? И остальные - если они здесь были - тоже.
– Мистер Арин?.. - тихо позвала Самрита.
Никто не ответил. Квинтилия затаила дыхание.
М’Кота подошла к сидящему и заглянула ему в лицо. Прежде всего, она хотела знать, Арин это или какой-нибудь ворта: версии, как ворта мог оказаться в кресле оператора, теснились в её голове, формируя самые причудливые сюжеты (у клингонки всегда было буйное воображение). Вот прямо сейчас она так и видела, как ехидный слуга основателей, поворачивается к ним, нажимает какую-нибудь кнопку, и всех четверых разведчиков переносит на вражеский корабль… Впрочем, это не мешало ей соблюдать осторожность и подбираться к креслу с осторожностью крадущегося индейца.
М’Кота обошла кресло и взглянула на сидящего в нем. Это был мистер Арин. Его голова была неестественно наклонена на плечо, а в груди зияла большая опаленная дыра. Он совершенно определенно был мертв.
Самрита, следующая сразу за М’Котой, громко вскрикнула и схватилась за край консоли. Она была готова к нападению, была готова увидеть ворту, но это… это было то, что она надеялась вообще не увидеть. Все это время Самрита верила, что Арин Джаавед не отвечает из-за проблем со связью, из-за поломок, из-за чего угодно еще… Она почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота, и сделала глубокий вдох. Где-то в глубине сознания начала пробуждаться еще более пугающая мысль: если они не смогли связаться с Арином из-за его смерти, то… то что тогда случилось с группой Жантарин?
Самрита медленно обернулась к Квинтилии и Артуру:
– Он мертв. Арин мертв, - прошептала она.
Квинтилия вскрикнула и зажала рот ладонью, затем попятилась назад, пока не уперлась спиной в стену возле двери в операционную комнату. Казалось, ноги перестают ее держать, и она сейчас упадет.
Артур, стоя у входа, некоторое время молча наблюдал эту картину.
“Космос - это болезнь и смерть во мраке и тишине”, почему то вспомнилось ему. Кто же это сказал и когда? Этого он не мог вспомнить.
А потом Артур бросил свой наблюдательный пост. Он резко шагнул к Квинтилии, положил руку на ее плечо, мягко сжал.
– Держись, - прошептал Артур, - возьми себя в руки, ты нам нужна, чтобы ни случилось.
Потом кадет подошёл к креслу, развернул кресло к себе. Аккуратно, будто с уважением, поднял тело Арина за подмышки, немного оттащил по комнате и мягко опустил на пол. Приложил пальцы к его шее, вопреки всему пытаясь нащупать пульс на сонной артерии.
– Мне кажется немного странным, что его застали в кресле… - сказал Артур, внимательно прислушиваясь к ощущениям своих пальцев, - это могло случиться только если они десантировались прямо сюда телепортом. Но тогда для чего вырезать полстены в каменной породе? Уйти они тоже могли тем же путем. А если они пришли из горы, то … он бы их встретил и лежал бы не здесь. Капитан, может быть там что-то еще работает из оборудования, посмотри, пожалуйста.
Самрита все еще глубоко дышала, пытаясь прийти в себя. Она положила дрон на одну из панелей и освободившейся рукой стерла выступивший на лбу пот. Надо было брать себя в руки… Она быстро оглядела поверхности в поисках трикодера или фезера, а затем тихо ответила:
– Это мы успеем сделать. Мы должны осмотреться и понять, есть ли здесь что-то еще. А потом… его надо поместить в холодное помещение. Понизить температуру в спальне, например, - Самрита никак не могла заставить себя отвести взгляд от лица мертвого баджорца. Наконец, скинув это наваждение, она сказала уже громче и увереннее: - Идем, осмотрим остальную базу.
Ее взгляд наткнулся на Квинтилию, и в сердце что-то больно кольнуло. Она не могла сейчас найти нужных слов, потому что сама еще пребывала в шоке, но пообещала себе, что потом обязательно их найдет.
– Его могли посадить в кресло уже после убийства, – прокомментировала М’Кота слова Артура. – Или же… – она посмотрела на Квинтилию и решила воздержаться от продолжения размышлений: то, что слуги основателей могли шантажировать его и вынудить к самоубийству, Квинтилии наверняка было бы больно слышать, ведь она совсем недавно явно волновалась за Арина. – Много что могло случиться, – неловко заключила она.
Квинтилия опустилась на пол.
– Я же только что познакомилась с ним, - произнесла она дрожащим голосом, в котором слышалось удивление и обида.
– Мы с этим разберемся… чуть позже, - пообещала Самрита М’Коте, а сама вернулась к двери и присела на корточках напротив Квинтилии. - Мы обязательно узнаем, что здесь произошло. Я уверена, что он ждал тебя и… - у землянки резко закончились слова. - Это шок для нас всех, но нам надо собраться, если мы хотим помочь остальным. Артур, - она повернула голову к землянину: - Посмотри, работают ли здесь репликаторы, и принеси воды… два стакана.
Самрита поднялась и протянула руку Квинтилии:
– Пойдем. Нам еще много надо сделать…
Артур уже поднялся на ноги, так и не нащупав на шее Арина пульса. Он не был врачом, и по состоянию его тканей не мог точно определить, когда наступила смерть баджорца. Он кивнул М'Коте, соглашаясь с ее выводами, и теперь стоял рядом с Самритой и Квинтилией. Сожаление и удивление в ее дрожащем голосе больно резануло его пониманием того, что с ней происходит.
Артур присел на корточки рядом с девушками.
– Квинтилия, я знаю, что сейчас происходит с тобой, но правда, ты нужна нам, нам нужна твоя свежая голова, твой талант, твоя рассудительность, твоя сила. Мы еще можем помочь живым, и это сейчас самое важное. Сосредоточься на этом, прошу тебя.
Посмотрев на Самриту, кадет кивнул ей и поднялся, пошел к репликатору, тыкнул в его кнопки, надеясь что хоть этот аппарат работает.
Репликатор работал.
Кадет материализовал два стакана воды и принес их Квинтилии и Самрите, протянул обеим по стакану.
Трилл не обратила внимания на протянутую руку Самриты и обхватила себя за плечи.
– Я видела мертвых раньше, - произнесла она, глядя перед собой, - Тот врач, которого мы нашли, когда на станцию напала Аномалия. Как его звали? Я не помню… не помню его имени. Нет, Кэррингтон! Но сейчас - это другое.
Самрита отвернулась и практически залпом выпила свою воду. Она не хотела, чтобы ее лицо сейчас видели.
Артур так и присел со стаканом воды, который Квинтилия не взяла, перед девушкой.
– И я видел, - сказал кадет, - Мария Баторина, учительница на станции, она погибла в той школе во время аномалии. Наша профессия – связана с риском. Мы иногда теряем друзей, родных, любимых. Капитан Бенджамин Сиско потерял в битве при Волке свою жену. Столько людей погибло в Доминионскую войну. Капитан Жан Люк Пикард потерял свою семью не в битве, а в пожаре на Земле. Это все очень тяжело. И всегда по разному. Но всегда очень больно. Когда мы вернемся, мы исполним этот ритуал памяти, принятый на флоте – за друзей, за семьи. Я уверен, что мистер Арин до конца исполнял свой долг, и его смерть не напрасна. Мы будем его помнить. Он будет жить в наших сердцах и в твоем. Но нам нужно помнить, что есть живые, которые в нас нуждаются. Придет еще время оплакивать мертвых, нам надо позаботиться о живых. Мы не справимся без тебя, Квинтилия. Там, в глубине пустыни, под песчаной бурей – наших действий и нашей помощи ждет Илама Толан, Тэйра, Тенек, Делас и Ракар. В другой стороне – нашей помощи ждут Жантарин, Брол, Хена, Крим и советник Рилл. Нам нужно помочь им. Возьми воду, Квинтилия, пожалуйста, выпей, и нам надо идти. Ты нам нужна.
___________________
с Артуром, Самритой и Квинтилией
9  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 10 09 2018, 12:08:33
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён

Когда М’Кота подошла достаточно близко, она спросила, оглядывая оставшихся:
– Чего это все начали разбегаться? Да, и дайте воды – я вроде как попить отошёл.
– Мы уходим, - коротко заметила Делас. - Все. Постепенно, не привлекая внимания. Ане-Лир, Ане-Рэй и Ане-Лан уже ушли, Феса мы давно не видели... А где, кстати, Осэ? - поинтересовалась ромуланка.
– Не знаю, – призналась М’Кота. – Я хотел подойти к ней, когда освобожусь, но когда в очередной раз посмотрел в ту сторону, её уже не было. Когда вы тоже начали уходить, я подумал, что это общее решение, но теперь выходит, что она ушла сама по себе. Я, наверное, тоже могу уйти, – чуть нахмурившись, добавила клингонка, – парень, который набрал на очко больше меня, уже ушёл, но если вдруг я ошибаюсь, и мой проигрыш ещё не состоялся, лучше, наверное, уйти, когда я смогу в этом убедиться. Всё-таки я подходил к Син, когда искал Лис, и привлёк к себе их внимание. Так что я бы подстраховался, чтобы снова не навлечь их гнев.
– Это не важно, - прошипела Закария, - Вы успеете уйти отсюда до того, как Син заметят.
– Да, - нехотя согласилась Делас. - И теперь нам надо ещё искать Осэ... Тебе лучше поскорее уйти, чтобы не привлекать внимания. Ане-Лан только что ушла туда, - ромуланка махнула рукой, указывая направление, - ты сможешь ее догнать.
М’Кота поморщилась:
– Я-то могу уйти, но с чего вдруг такое повальное бегство? Турнир в самом разгаре, будут ещё гонки на ящерах, все нормальные люди смотрят или участвуют. Не вижу смысла сидеть по углам и привлекать к себе внимание своей глупой нелюдимостью. Осэ тоже не дурочка, и если она отошла, значит у неё была уважительная причина. На самом деле меня это беспокоит только потому, что я не успела ей сказать про Лис. Но это, по-моему, не самая срочная информация, по крайней мере, если я не ошибаюсь.
– Потому что все закончилось, - поморщилась Делас. - Пострелял - и хватит, нам пора уходить. Ты забыл, какая у нас была цель? Забрать Рэя и Лис! Рэй с нами, а Лис нам предстоит найти, но для этого нам надо нормально все обсудить, а не у всех на глазах в толпе. Теперь еще и Осэ пропала, и Феса не пойми где носит… Тут нам больше нечего делать! - она немного посторонилась, освобождая проход для М’Коты, чтобы та могла смешаться с толпой.
– Вы здесь не для того, чтобы развлекаться, - подхватила Закария, - Ваша практика закончена, вам пора.
– Какая информация про Лис? - спросила Квинтилия, - Ты нашел ее?
– А ещё наша цель – не выделяться, – возразила М’Кота, – и неестестенно выделяясь, мы эту задачу провалим. А уходя раньше времени и суетясь, мы точно будем выделяться. Впрочем, вы всё равно уже всех разогнали, – клингонка бросила на профессора осуждающий взгляд и хотела было добавить что-то ещё, но сдержалась.
А вот вопрос Квинтилии заставил её встрепенуться. Она обернулась к триллу и добавила:
– Да, мне кажется, я её нашёл, но мы не должны подходить к ней, пока она сама не уйдёт, к тому же я не совсем уверен. Она рядом с Син, но её нет среди служанок… – чуть помедлив, клингонка сказала ещё сильнее понизив голос: – Я не видел её лица, если вы понимаете, о чём я!
Делас непонимающе переглянулась с Квинтилией, а потом подняла голову на М’Коту:
– Вообще-то, нет. Ее похитили и держат в заложниках?
– Она в смертельной опасности! - побледнела Закария.
– Ну, да, конечно, померла уже! – не выдержала М’Кота, – Вы с ума тут посходили? – и тут же снова понизила голос: – Если бы случилось что-то плохое, я бы сразу сказал! Помните, что мне сказала служанка, когда я ждал Лис возле шатра Син? Она сказала, что Лис – почётная гостья. Так вот, так и есть. Причём настолько почётная, что дух захватывает. Вы помните, кто сидел во время завтрака с закрытым лицом? Только не говорите это вслух! Так вот, – совсем уже шёпотом сказала клингонка, – когда я подошёл, я не увидел Лис среди свиты, но одна из особ под покрывалом незаметно показала рукой на себя. Понимаете?
Делас нахмурилась и обернулась к принцессам, сидящим под навесом. До этого она почти не обращала на них внимания, а теперь попыталась присмотреться… Но переварить сказанное было не так-то просто.
– Но почему ты сразу не сказал?!  То есть… - начала она и оборвалась. Ее посетила следующая мысль: - А где тогда?.. И как… Так, стоп! Это нельзя обсуждать здесь! - зашептала ромуланка, оглядываясь по сторонам: они стояли в плотной толпе и видно их было практически отовсюду.
– Сразу я должен был стрелять, – объяснила М’Кота. – К тому же мне не хотелось уходить неестественно. Я же не знал, что у вас тут творится, – с этими словами она выразительно посмотрела на профессора Закарию. – Честно говоря, как ответственный за безопасность, я предложил бы спокойно досмотреть зрелище, как делают все нормальные люди, дождаться, вернётся ли сама по себе Тэйра и уже после этого всё подробно обсудить, но меня... – клингонка хмыкнула, – меня никто не спросил.
– Уходим, живо! - со злостью в голосе скомандовала Закария.
Она стояла лицом к арене и спиной к зрителям, поэтому ее выражение мало кто мог видеть.
На арене тем временем начался бой. В этот раз Те-Яно подошел к делу серьезнее и использовал меч. Соперник ему достался умелый - он был осторожен и не поддавался гневу, как кузнец из первого раунда. Спровоцировать его на атаки у Те-Яно не получалось и он был почти так же быстр, как юноша, и предпринял несколько точных ударов в те моменты, когда сам был к этому готов. Один из этих ударов разрезал широкий рукав белой рубашки молодого человека. Те-Яно сосредоточенно закусил губу, его бледное лицо блестело от пота.
Делас проследила направление взгляда Закарии и теперь тоже не могла отвести глаз от поля боя: ей очень не хотелось, чтобы Те-Яно проиграл.
– Да, надо идти... - механически пробормотала она. - Идите, я вас догоню.
– Мы догоним, - добавила Квинтилия.
Делас быстро кивнула с улыбкой благодарности на лице и уже через секунду исчезла: физически, конечно, она все еще стояла рядом с остальными, но ее мысли и внимание были далеко.
М’Кота закусила губу и про себя чертыхнулась: конечно её оговорку посторонние слышать не могли, она снизила голос до самого тихого шёпота, на который была способна, но это была обидная ошибка. «Хорош ответственный за безопасность!» – горько подумала она и даже скрипнула зубами от досады: теперь профессор использует её ошибку против них, против всей группы, и ведь не скажешь ей сейчас, что только вчера утром они имели честь ознакомиться с последствиями оговорки опытных антропологов из Федерации! Которых между прочим посторонние как раз слышали! Клингонка открыла было рот, чтобы сказать, что её ошибка не делает решение Закарии правильным, но усилием воли стиснула зубы и промолчала. Это решение не отменила Толан, и наверное координатор была права, потому что свара хуже одного неправильного решения.
– Я ухожу, – мрачно сказала она. – Встретимся на стоянке.
_________________
с профессором, Делас и Квинтилией
10  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 05 09 2018, 12:01:17
16 cентября 2384 г., ранний вечер
Гамма-квадрант, Кальдония III, лагерь Ни’рён


Уже оказавшись рядом с группой лучников, клингонка повернулась к замаскированному капитану и на секунду подняла руку в приветственном жесте – примерно так неопытные спортсмены машут «своим» болельщикам.
Землянка не помахала в ответ.
Зато к “охотнику” сразу подскочил какой-то кальдонианец.
– Эй? Ты участвуешь? Будешь соревноваться? - прокричал он, указывая на лук.
– Да, – М’Кота энергично кивнула, – только я не знаю, какие у вас правила.
– Четыре выстрела, - затараторил кальдонианец-распорядитель, - Попадешь в глаз или сердце мишени - 5 очков! Попадешь в голову - 3 очка! Попадешь в корпус - 1 очко! Промахнешься - уж не обессудь!
М’Кота снова кивнула, на этот раз сосредоточенно. Видимо, после четырёх попыток кто-нибудь просто осмотрит её мишень и зафиксирует результат.
– Понятно, – сказала она, – Четыре попытки. А потом?
Нужно было знать, провалить уже сразу одну из четырёх попыток или это только отбор перед более серьёзным состязанием.
– Потом, когда все желающие отстреляются, посчитаем результаты и посмотрим, будет ли победитель! - ответил кальдонианец, - И нужен ли будет второй круг! Ну что, участвуешь или нет?
– Да! – Решительно сказала клингонка и встала напротив мишени.

«Итак, двадцать очков набрать я не имею права, – говорила себе М’Кота, налаживая тетиву, – Но во второй тур хорошо бы попасть и проиграть уже в втором туре – Тогда Син будут знать, что Тер старался изо всех сил. Допустим, всё, как я придумала, – продолжила она мысленно, медленно натягивая тетиву и прицеливаясь, – Тер – хороший стрелок, но волнуется, если за ним слишком уж пристально наблюдают. Сейчас только первый тур, всем на стреляющих более-менее наплевать, и он может стрелять спокойно. Но перед последним выстрелом он понимает, что ещё один выстрел, и он может пройти во второй тур и даже сразу победить, тут-то стрела и срывается...»
Стрела прянула с тетивы и вонзилась в грубо намалёванный глаз соломенной мишени. М’Кота довольно улыбнулась: три выстрела можно было позволить себе просто наслаждаться процессом. Вторую стрелу она послала в сердце мишени, а с третьей секунду промедлила, думая, как же с ней быть. Послать в голову, а потом промахнуться, значило набрать слишком мало и почти наверняка не попасть во второй тур, попасть в голову, а потом в тело – всего на одно очко больше, таких стрелков наверняка будет немало, ведь степняки – все в той или иной мере стрелки, они могут быть не слишком сильны в чём угодно, но из лука стреляют чуть ли не с рождения. Два раза в голову? Слишком расчётливо и не похоже на того Тера, который так непосредственно вступился за своего брата, а потом так свободно говорил с Син. Тщательно прицелившись, клингонка уложила третью стрелу почти вплотную к той, что уже торчала из «сердца» – близко к краю, но всё же внутри заветного рисунка – и достала четвёртую стрелу. Промазать совсем? Нет, пожалуй, Тер ещё не настолько взволнован; если попасть в тело едва не промазав, по очкам получится тот же результат, как если бы он послал две последние стрелы в голову.
Последняя стрела скользнула с тетивы слишком быстро и воткнулась в ногу мишени всего на ладонь выше уровня земли.
Пока М’Кота стреляла, за ней выстроилась небольшая очередь, потому что мишеней, конечно, было меньше числа стрелков.
– Не стрелять! Пока не стрелять! - прокричал распорядитель, и бросился к мишени.
Добежав, он начал вынимать стрелы Тера из соломенного манекена.
– Конечность - ноль очков! - объявил он, доставая последнюю стрелу, - Сердце - пять очков…
Кальдонианец-распорядитель едва-едва успел отдернуть руку с третьей стрелой М’Коты, когда в “сердце” мишени вонзилась новая стрела, расщепив при этом вторую стрелу “охотника”.
– Сказано же было - не стрелять! - завопил кальдонианец.
– Прошу прощения… - тихо пробормотал кто-то из очереди за спиной М’Коты.
– Проклятье! – пробормотала М’Кота более чем искренне. Не так жалко было потерянного очка, как глупого своего просчёта: по словам распорядителя она поняла, что «корпус» – это всё тело, и достаточно попасть в любую его часть, чтобы заработать очко, а оказалось имелось в виду туловище. Со стороны же выглядело так, словно молодой охотник огорчён своей обидной осечкой.
– Сердце - пять очков! - продолжил объявлять кальдонианец-распорядитель результат, подозрительно косясь на стрелков на случай, если кто-то снова будет нетерпелив, - Глаз - пять очков!
Кальдонианец собрал все четыре стрелы, вернулся к “охотнику” и вернул их ему.
М’Кота взяла стрелы, забросила их в колчан и отошла в сторону. Конечно, всё вышло не так, как она хотела, зато удалось выполнить приказ и не стать лучшей. Нет, она могла бы проиграть и в том случае если бы старалась изо всех сил – случайный выстрел стоящего позади лучника это показал, но главной целью проигрыша было не попасть на службу в добровольно-принудительном порядке, а это грозило не только победителю, но и просто отличившимся стрелкам.
Следующим стрелял тот нетерпеливый, кто стоял у М’Коты за спиной и чуть не подстрелил распорядителя. Этот стрелок был завернут в плащ с капюшоном, но “охотник” заметил, отходя, синие татуировки на руках, поднявших лук.
«Интересно, что это значит? – невольно подумала клингонка – Символы рода? Талисманы? Или просто для красоты?»
Кальдонианец-распорядитель засчитал следующему в очереди первый выстрел, не переставая ворчать, что едва не остался без руки по милости торопыги. Тот, не обращая внимания на ругань, сделал еще два выстрела - оба такие же меткие, как и первый, поразив оба глаза мишени.
 У кальдонианца осталась последняя стрела. Натянув тетиву, он тщательно прицелился в сердце соломенного манекена, где в намалеванном кружке уже торчала его первая стрела. Вероятно, он собирался повторить свой трюк, уничтоживший одну из стрел клингонки. Но в последний момент его рука дрогнула, лук повело в сторону, и выстрел получился неудачным.
– Корпус! - прокричал кальдонианец-распорядитель.
«Надо же! Близнец Тера...» – подумала клингонка азартно наблюдая за стрельбой. Хотя ей по определению ничего не светило в этом состязании, она всё же не могла смотреть равнодушно на успехи и неудачи стрелков. Сходство придуманного Тера с живым кальдонианцем вызвало у клингонки живейшую симпатию, и она решила болеть за татуированного стрелка, раз уж за себя болеть всё равно невозможно.
– Итого, сердце, два глаза и корпус, - подвел итог кальдонианец-распорядитель, возвращая стрелку его стрелы, - Шестнадцать очков. Маловато для второго круга.
– Не повезло, - пробормотал татуированный кальдонианец, забрал стрелы и, подтянув капюшон на лицо пониже, пошел прочь.
Его место уже занимал следующий кальдонианец и натягивал лук.
– Погоди, может всё ещё не так плохо? – окликнула уходящего М’Кота. – Мне тоже не повезло, но я хочу досмотреть до конца.
Уходящий не обернулся и ускорил шаг. За спиной у М’Коты доносились свист тетивы, удары стрел о мишень и отчеты о заработанных очках: “Сердце! Сердце! Корпус! Голова! Следующий!”

М’Кота проводила стрелка сочувственным взглядом: она и сама на его месте была бы расстроена. Затем клингонка с сомнением посмотрела на распорядителя, потом снова бросила взгляд в спину уходящему, потом туда, где должна была стоять Самрита...
А можно ли сейчас уходить? И можно ли потом будет вернуться? Шансов, конечно, всё равно что нет, но если вдруг она каким-то чудом пройдёт во второй тур, будет глупо всё испортить несвоевременным уходом! Но если бы отойти было можно, сейчас было бы хорошо рассказать Самрите про Тэйру, а уж землянка сумела придумать, как дипломатично передать это остальным…
М’Кота резко обернулась и снова посмотрела в ту сторону, где ожидала увидеть Самриту. Самриты не было. Нет, вряд ли, конечно её похитили какие-нибудь злодеи – в толпе из-за этого наверняка бы поднялся шум – но может случилось что-то ещё, что-то важное? Клингонка посмотрела туда, где дрались на мечах: кажется Ракар был в порядке. Посмотрела туда, где стояла большая часть их группы: там тоже всё было мирно. Ладно, если Самрита посчитала нужным отойти, наверное, она сделала это не зря и знала что делает! М’Кота подвинулась ближе к группе кальдонианцев, закончивших стрельбу, но так, чтобы иметь хороший обзор на интересующие её части поля и кольца зрителей. В любом случае надо было дождаться результатов и убедиться в собственном проигрыше и только потом идти к своим.
Стрелков было больше желающих сражаться на мечах, поэтому М’Кота продолжала ждать.

Когда М’Кота обернулась во второй раз, она увидела, что количество знакомых лиц среди зрителей снова сократилось. Определённо что-то происходило. Значило ли это, что спокойно стоять уже нельзя и следует подойти для разговора? Но никто не делал ей знаков подойти, вероятно в её присутствии не было особой надобности. В то же время не донесённая до товарщией информация о Тэйре висела на душе гирей. Прикинув, что хвост стрелков ещё достаточно велик, и она успеет быстро отойти и вернуться, М’Кота не спеша направилась в сторону оставшихся в поле зрения спутников – так чтобы это не выглядело странным, и чтобы они могли остановить её, если её появление неуместно.
«Тер просто решил попросить у знакомых флягу и попить воды, – перевела для себя М’Кота действия своего альтер эго, – будем надеяться, это не запрещено».
___________________
с кальдонианцами и загадочным стрелком
11  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 18 06 2018, 19:26:00
14 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III


Ящеры и их всадники вытянулись в цепочку, следуя за профессором Закарией, удаляясь все дальше от исследовательской базы Федерации, через пустоши, по направлению к далеким горам.
– Укутайтесь получше в вашу одежду, - посоветовала профессор Закария, - Это защитит от пыли и насекомых. Вчера, когда мы все сидели у костра, ткань пропиталась дымом от веток, которые мы в него клали - это помогает отогнать мошек. Также, если кому-то солнце покажется слишком ярким, слева на седлах есть небольшая отделяющаяся деталь - это местное устройство для защиты глаз. Оно похоже на маску для верхней части лица, но вместо отверстий для глаз у нее две узкие щели. Такая конструкция сохраняет обзор, но фильтрует количество света, попадающего в глаза.
Длинный переход на живых существах был в новинку абсолютно всем. Ромуланец ехал, вцепившись в уздечку и седло, поглядывая по сторонам, стараясь удерживать строй, следуя следом за ящером, на котором ехала Делас. Впрочем, Аристотель сам вполне привычно держал направление, и специальных усилий не нужно было предпринимать. Время от времени Ракар вытягивал шею, глядя вперед, как на одном животном едут вместе Тенек и Квинтилия. У Квинтилии сейчас фиолетовые глаза, и он помнил ее взгляд, которым она смотрела на него этим утром.
Плотнее затянув на себе шарф, после совета профессора, Ракар снял с седла маску и повертел ее в руке. Реманцы, это реманцы использовали подобные этому устройству очки, находясь на ярком дневном свете различных планет. Реманцы с трудом переносят яркий дневной свет, те, чья родина была на вечно темной стороне Рема. А теперь и ему тоже это предстояло, на далекой планете в Гамма-квадранте, и не только ему одному. Поразмыслив, Ракар натянул маску.
Примеру ромуланца последовали и некоторые другие участники поездки.
Ящеры, слегка покачиваясь из стороны в сторону, шли по высокой траве, давая всадникам возможность разглядывать пейзажи вокруг. Равнина была достаточно однообразной, но все же в ней была своя красота и от неосвоенных цивилизацией просторов вокруг захватывало дух.
Время от времени от лап ящеров бросались в стороны и вверх какие-то крупные насекомые и мелкие птицы. Пару раз попадались небольшие рыжеватые животные, размером с земного кролика - они быстро улепетывали, подпрыгивая на длинных задних лапах.
– Если сможете подстрелить такого, у нас будет свежее мясо на ужин, - обратилась профессор Закария к М’Коте.
– Я попробую, – М’Кота ответила без привычной уверенности: на Кроносе были ездовые животные, похожие на земных лошадей, их ход заметно отличался от хода здешних ездовых рептилий, чтобы стрелять при непривычной «качке», нужно было приноровиться. – Ане-Рэй! – окликнула она. – Наверное, ты тоже мог бы попрактиковаться!
С оружием, похожим на бола, клингонка никогда не имела дела, однако ей были знакомы охотничий аркан и боевые орудия, родственные кистеням, несложно было понять, что экзотическое оружие Ракара весьма смахивает на комбинацию этих двух.
При упоминании ужина Ракар резко ощутил, как сильно он голоден. И лучше всего было думать о другом. Например о зонде, который учёные уже наверняка запустили, чтобы посмотреть на Ни’хан сверху. Поделятся ли они своими находками? Или то, что они там увидят станет секретным?
Ракар смотрел в бескрайнее кальдонианское небо, где днём входила вторая луна. А затем посмотрел на М’Коту.
Это был пристальный взгляд, целиком закрытого доспехами воина, почти безликий. Хотелось сказать, что он не сторонник убивать без крайней необходимости. Что у них есть ещё паек. Ещё что-то, умное, возможно слегка ироничное, но все это было не к месту. Ракар понимал, что в мире, где нет репликаторов и прочих высоких технологий - очень неуместно называть охоту варварством. И однажды и ему придётся , наверняка, таким образом добывать еду. А ещё Ракар помнил слова Квинтилии на Джерадо - “у нас есть, кому его убить”, относительно паука. И действительно, есть, но не раньше, чем придёт необходимость.
– Охотник у нас вы, Тэр, - только и ответил Ракар, пристально глядя на М’Коту из под шарфа и маски, - я потренируюсь иначе.
М’Кота пожала плечами: свежее мясо – хорошая еда, охота – азартное дело, а вяленое мясо в сумках её товарищей тоже когда-то бегало по земле… как, впрочем, и многие детали их одежды и упряжи.
Со второго раза ей удалось приспособиться к вихляющемуся ходу ящерицы и попасть в цель (впрочем, за первой стрелой она тоже сходить не поленилась – в степи, где редко попадались деревья, мог не представиться случай выстругать себе новые стрелы). Добив умирающего зверя, чтобы не продлевать его мучения, клингонка внимательно осмотрела тушку, размышляя, на что из необходимых в пути вещей может сгодиться такая шкурка, и приторочила добычу к седлу.
– Этого хватит? – спросила она профессора Закарию.
– На попробовать - хватит, - ответила профессор Закария, - Но, конечно, полноценно 9 человек одной тушкой не прокормишь. Я не настаиваю, но если захотите - можете попрактиковаться еще. Все не съеденное можно будет переработать на запасы - они весьма полезны, когда приходится отправляться в длительную экспедицию.
– У нас не все едят мясо, – пояснила М’Кота. – Тенек точно не станет, и, кто знает, может, он не один такой. Но если будем готовить впрок – другое дело.
С этими словами она вскочила в седло и приготовилась продолжить охоту.
Ромуланец коротко вздохнул, выслушав слова профессора, подумал, что отлынивать от грязной работы не является достойным делом, пришпорил ящера, подъехал к М’Коте.
– Давай вдвоём, - сказал ромуланец, вынимая меч из ножен на спине, и сдвинув маску на лоб, - Ты стреляешь издали, а я буду добивать и собирать, так дело пойдёт быстрее.
– Я слышу слова не мальчика, но мужа! – шутливо отозвалась М’Кота. – Правда, по статусу, скорее уж мне пристало приносить тебе добычу, а не наоборот, но кто на нас сейчас смотрит?
– А как же ваши обязанности телохранителя? - поинтересовалась профессор Закария, – У вас ведь уже есть задание, не нужно пытаться делать все сразу. А помочь Теру может… например, он, - она ткнула пальцем в Артура.
Ракар скривился на слова М’Коты, но этого было не видно под шарфом. Потом он оглянулся на Делас и её ящера, телохранитель не должен был выпускать из поля зрения охраняемого. Ракар знал, что несмотря на доварповость и средневековость, никогда нельзя исключать возможность внешнего удаленного наблюдения, и значит, охранять Делас, играть эту роль следует реально, как будто всегда есть внешний наблюдатель. Доводы профессора сняли с него обязанность заниматься охотой, ромуланец кивнул:
– Вы правы. Тэр, прошу прощения, без меня. Но не думай, что на нас никто не смотрит. Всегда кто-нибудь смотрит. Как минимум - спутник, который мы же и запустили.
– Ну, можно и так, - тем временем сказал Артур, подъезжая к М’Коте тоже.
– Ане-Сои, - спросил Ракар, - а какова судьба дрона? Он уже летит или еще нет? И … мы сможем увидеть то, на что вы хотели посмотреть сверху?
– Нет, мы еще не запускали дрон, - ответила профессор Закария, - но взяли его с собой. Через пару часов сделаем привал, и Осэ покажет, как им пользоваться.

После первого попадания дело у М’Коты пошло на лад и каждый выстрел был точнее прежнего – она всё больше осваивалась с новой для неё обстановкой, и всё больше доверяла своей руке и своему мастерству. Последних двух зверей Артуру даже не пришлось добивать: к тому моменту как он подоспел, они уже испустили дух. Путь М’Кота продолжила очень довольная и добычей, и собой и профессором Закарией, которой пришла в голову такая удачная мысль, и не менее того грядущим ужином, который обещал теперь быть поистине превосходным.

Ромуланец потянулся к свертку с едой, прикрепленному к седлу, и вытащил полоску мяса. Дрон еще не был запущен, и оказывается, профессор везла его с собой. Действительно, запускать летающие аппараты, пусть даже они похожи на птицу, с базы – не очень правильно с точки зрения максимальной безопасности. База не должны быть раскрыта. Эти трое – были профессионалами, через два часа, когда дрон будет запущен – все и начнется. С другой стороны, можно было и новый спутник навести на Ни'Хан и все сфотографировать в максимальном разрешении, если конечно над Ни'Ханом не стоит никаких защит, и при условии отсутствия облачности над этой горной страной. У дрона было преимущество перед спутником на орбите – он мог идти под облаками, и опускаться достаточно низко.
Вгрызшись зубами в полоску вяленого мяса, Ракар посмотрел в сторону, где ехала Тэйра. За ее ящером бежал тот маленький, по имени Пушок. Ромуланец улыбнулся. Он помнил, что новое имя для Пушка должна была придумать Делас. Это мог быть не обязательно философ Земли, и Ракару внезапно захотелось, чтобы Пушка назвали С'Таском. С'Таск, любимый и лучший ученик Сурака, ставший первый ромуланцем – философом не был. Но разве не достоин тот, кто начал и создал ромуланскую расу, идейно вдохновил и направил множество людей, отправившихся искать себе новый дом, создавших новый язык и новую культуру – называться философом? Конечно, право решать было у Делас. Может быть она захочет иначе, он хотел лишь предложить. А потом Ракар вспомнил тот тычок каблуком в его колено, и опустил голову. Делас хотела сделать ему больно, и вероятно, дальше будет хуже. Ну что же делать, он заслужил. Такая жизнь. Только месть не принесет Делас ни счастья, ни облегчения. И как это было удачно, что им выбрали эти роли для легенды, возможно, он сможет с ней поговорить теперь.
Ромуланец пришпорил Аристотеля и подъехал к Делас.

Солнце палило сильно, и Тэйре пришлось прикрыть голову шарфом, иначе можно было легко заработать тепловой удар. Пыль досаждала не настолько, но иногда всё-таки колола глаза. Тэйра чувствовала огромные, широкие шаги ящерицы, поначалу это пугало, а потом - начало восхищать. Она быстро вспомнила все, что знала раньше о верховой езде, перехватила поудобнее поводья. Гипатия чуть качнула головой вправо.
– Нет-нет, мы никуда не поворачиваем, - улыбнулась ей Тэйра и обернулась: Пушок бежал за ними, иногда отставая, иногда почти утыкаясь мордой в кончик хвоста Гипатии. Интересно, какое имя в итоге выберут для него? Тэйра бы предложила Ассин - в честь одного из древних философов Трилла, открывшего несколько планет в их солнечной системе. Наверное, этому детенышу тоже предстоит многое открыть в своей жизни.
Сзади послышался очередной радостный возглас М’Коты, доставшей добычу. Тэйра покачала головой: ей никогда не приходилось есть мясо животного, которое было убито почти на её глазах. Осуждать охоту - бессмысленно: во-первых, это единственный способ прокормиться в таком обществе, во-вторых, на этом построены все пищевые цепочки на всех планетах. Но опыт точно будет уникальный.
__________________
и все-все-все
12  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 07 06 2018, 11:10:59
Продолжение:

– Ты помнишь? – я начала сегодня с тех же самых слов, – напомнила ей М’Кота.
– Извинения мне не претят. Я хотела высказать их в самом начале разговора, чтобы расставить все точки над i и обозначить цель своего прихода, а также сделать первый шаг в разрешении конфликта, - объяснила Самрита. – Мне жаль, если я сделала это не так, как ты хотела.
– Извинения тебе не претят, но ты об этом ничего не сказала, – объяснила в ответ М’Кота. – Дело не в том, что разговор пошёл не так, как я хотела, дело в том, что я слушала твои слова и не знала, чем они являются: формальным ритуалом, выполненным через силу, в стиле «на, подавись», или чем-то настоящим и не унижающим ни твоего, ни моего достоинства. Отвечать надо было сразу, а успокоиться от вспышки гнева и всё обдумать я не успела, с этим я ничего не могла поделать, как ты со своими слезами минутой позже. Я ведь объяснила тебе… – М’Кота приподняла порезанную руку. – Ты ведь не сочла бы чем-то преступным, если бы на моём месте те же слова произносила бы земная девушка, у которой из глаз текли бы слёзы?
– То же и с остальным, – клингонка, поддержала свои слова энергичным кивком. – Мы пришли из разных миров, и иногда мы совершаем ошибки, просто следуя привычным шаблонам, а иногда – пытаясь подстроиться друг под друга и делая это очень невовремя. Может быть, Артур и Квинтилия правы в том, что я правильно сделала вчера, сдержавшись и не высказав всего, что думаю о твоём уходе, а может быть нужно было сказать это, пусть даже в самых неподходящих выражениях – теперь этого уже не проверишь. Может быть, это и правильно, что мои сородичи не считают необходимым отдельно говорить об уважении – ведь уважения достоин каждый, кто не совершил позорного поступка, а может быть и стоит иногда отходить от этой привычки и говорить об уважении тому, кто в нём сомневается. В любом случае ты можешь не бояться, что мои слова будут лживыми или неприятными мне самой: я говорю тебе, что уважаю тебя, именно это и имею в виду и не испытываю при этом никакого внутреннего сопротивления.
Самрита склонила голову в знак признательности.
– Я и не сомневалась, что ты не станешь говорить через силу. Квинтилия помогла мне понять, что твои чувства тоже были задеты, - она кивнула девушке-триллу, - хоть я могла этого и не осознавать. Ты не любишь извинения, и я все еще не понимаю, в какой форме мне следует их выражать, чтобы не вызвать вспышки гнева – потому что в Федерации извиняться считается нормальным, если ты не прав, - но я хочу сказать, что у меня не было цели специально тебя обижать. Я допускаю, что мои слова были резкими и эмоциональными, но я ведь тоже… - Самрита вновь осадила себя, чтобы не менять тему разговора. – Это было неправильным с моей стороны, и впредь я постараюсь следить за всеми своими эмоциональными реакциями. Как капитан, я тем более не имею права срываться на офицеров.
– Я тоже постараюсь злиться поменьше, – чуть улыбнулась М’Кота, – Хотя мне трудно гарантировать результат: меня ведь никогда не учили сдерживать свои чувства! И, знаешь, кое в чём мы с тобой похожи: я ведь тоже чувствую себя с тобой словно на узкой-узкой тропинке в густом тумане: не знаешь куда и шагнуть, чтобы не навернуться. Но в любом случае я тоже не собиралась тебя обижать. Знаешь, это положение в конечном счёте не такое уж  безвыходное! – добавила она после небольшого размышления. – Мы можем договориться больше доверять друг другу и те слова, в которых вроде бы нет ничего такого, но в которые заставляют нас переживать, либо считать хорошими по умолчанию, либо проверять простым вопросом друг другу. Может, сразу всё и не получится, но постепенно и этого выйдет толк!
Самрита обернулась к Квинтилии, и впервые на ее лице появилось что-то вроде пусть неуверенной, но улыбки. Затем она кивнула М’Коте:
– Согласна, я тоже буду стараться... сдерживаться и не давать эмоциям брать вверх. А как капитан я обещаю, что никогда не буду оскорблять тебя или ставить под вопрос твою честь. Я несу ответственность за тебя и остальных и буду вас защищать; тебе же я доверяю безопасность этой группы.
– Тогда мир, капитан? – М’Кота протянула руку ладонью вверх. – Даю слово: твоя честь – моя честь, усомниться в тебе будет означать ущерб и для моей чести.
Самрита пожала протянутую руку, вложив в этот жест всю силу и уверенность.
– Тогда мне только останется сказать Ане-Лан, что я немного погорячилась в своем решении, - призналась она. – Потому что я уже предупредила ее, что ухожу, и попросила объявить об этом на собрании. К счастью, она согласилась дать мне время…
– Она – мудрый человек и наверняка всё поймёт, – сказала М’Кота и после рукопожатия с Самритой протянула руку Квинтилии:
– Спасибо тебе. И за разговор, и за то, что сейчас была рядом.
Квинтилия сделала по узкой тропинке несколько шагов к М’Коте и ответила на рукопожатие.
– Я рада, что вам удалось договориться, - сказала она, - Пожалуй, теперь я вернусь в пещеру.
– Я думаю, нам всем стоит вернуться, - согласилась Самрита. – Если честно, я так перенервничала, что мне кажется, что меня сейчас стошнит… - ее лицо изменилось, и девушка ойкнула. – Или не кажется… Я скоро к вам подойду, - с этими словами она резко развернулась и побежала по тропинке вниз.
Квинтилия не двинулась с места, но посмотрела вслед убегающей девушке.
– Я не говорю, что кто-то должен пойти за ней, но стоит хотя бы ненавязчиво сохранять зрительный контакт. Все-таки мы не на прогулке в парке… Что думаешь?
Она вопросительно посмотрела на М’Коту.
– А она не обидится, что мы увидим, как она, э-э…? – М’Кота заменила междометием точное физиологическое определение процесса, который сейчас угрожал Самрите.
– Мы не будем подсматривать, - проворчала Квинтилия, - Просто пусть кто-нибудь из нас подышит здесь воздухом еще немного, пока капитан не вернется.
– Я подожду, – кивнула М’Кота. – В конце концов я ведь теперь заместитель шефа по безопасности! А ты хотела вернуться в пещеру.
– Ненавязчиво, - напомнила Квинтилия с притворной строгостью, а потом зашагала обратно в пещеру.
________________
с Самритой и Квинтилией
13  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 6 : 06 06 2018, 23:30:44
– Как я это вижу… - медленно начала Квинтилия, - Слова, которые тебя вчера расстроили и разозлили, энсин Баккер произнесла лишь в ответ на твои - важность и истинных смысл которых она не поняла сразу и которые поэтому ее расстроили. Она не хотела тебя по-настоящему оскорбить, она использовала агрессию как защиту, потому что ей было больно. В этой ситуации нельзя сказать, что кто-то один прав, а кто-то один - виноват. Пострадали обе стороны, и обеим теперь нужно залечить душевные раны. Вряд ли это получится за один разговор. И я прошу тебя быть великодушной и позволить энсину Баккер начать свой процесс исцеления первой. Ты сможешь пойти на это?
М’Кота кивнула.
– Я вообще не злюсь подолгу. Приложить сразу, пока внутри ещё всё кипит – это да, без этого я не могу, и именно это как раз и случилось сразу после слов Самриты, но копить обиду – это не про меня. Вчера я пришла почти к той же идее и сделала первый шаг, но наверное это был какой-то не такой шаг, потому что ничего не вышло.
– Вчера все были слишком усталыми, - покачала головой Квинтилия, - Пусть события вчерашнего вечера останутся в прошлом, и вы сможете начать с чистого листа. И когда или если Осэ придет к тебе сегодня, пусть сперва скажет все, что хочет сказать. А затем…
Квинтилия отбросила в сторону травинку, которую крутила в пальцах и сорвала новую.
– Сегодня ты сказала, что терпеть не можешь намеки, и если бы что-то было не так - например, ты бы считала Осэ маленькой трусихой или недостойным капитаном, то так бы и сказала, - медленно продолжила она, - Если подумать, это характеризует тебя как открытую и дружелюбную к миру личность, ты по умолчанию стараешься думать обо всех хорошо. И ты очень смелая, потому что не побоишься говорить о плохом, рискуя навлечь на себя чужой гнев. Для тебя все хорошо, а если что не так - ты скажешь и не будешь стесняться в словах. Но… слова о том, что все хорошо, тоже заслуживают быть сказанными. Людям это бывает нужно. Так что если ты признаешь право Осэ быть капитаном на этой миссии - озвучь это. Например, если бы ты прибыла на новое место службы и встретила своего нового капитана - что бы ты ему сказала, чтобы зарекомендовать себя? Что-нибудь торжественное?
– Когда новобранец прибывает на корабль, говорит капитан, – покачала головой М’Кота, – новобранец только отвечает на вопросы. По-моему, тут нужно что-то другое, не из клингонской практики. Мы вообще скупы на похвалы, а подчинённые скупы на них вдвойне: заискивание перед начальством, заигрывание с подчинёнными – мы стараемся избегать всего, что буйное воображение злоречивых может приравнять к этим вещам. Если же капитан сомневается в уважении подчинённого, дело не обходится без схватки, и выжить оба могут только если победитель будет великодушен и благороден. Но ты права в том, что я должна была сказать ей вчера, что я признаю её капитаном. Мне казалось, что это следовало из моих слов, но обдумав их сегодня, я поняла, что для горячей от гнева головы это могло и не быть достаточно понятным. И надо было сразу ей сказать, что нечего бросать капитанский пост… – М’Кота вздохнула и, посмотрев на Квинтилию, призналась: – Но вчера это просилось на свет такими словами, что мне их лучше было не произносить! Это решение было таким дурацким, что мне хотелось её за это просто отлупить!
– Хорошо, что ты сдержалась, - улыбнулась Квинтилия, затем помолчала и продолжила, - Быть чьим-то капитаном - это своего рода договор. Мы все выразили свою лояльность еще на ДС9, но вы двое пропустили эту стадию. Твоя поддержка очень важна для Осэ.
– Тогда давай начнём с того, что я ей это скажу, – согласилась М’Кота. – Думаю, сегодня это получится у меня намного лучше.
Квинтилия согласно кивнула, потом помолчала, глядя на плоскую долину внизу.
– Можешь некоторое время никуда не уходить? Так, на случай, если кое-кому захочется поговорить с тобой.
– Подожди! – встревожилась М’Кота. Разговор шёл так спокойно и неспешно, что ей казалось, они всё успеют обсудить, а беседа с Самритой начнётся ещё нескоро. И вдруг разговор так резко подошёл к концу! – Если ты имеешь в виду Самриту, мы снова как пить дать вляпаемся! Ты ещё не всё мне посоветовала! Например, нужно ли объяснять ей, какие я испытывала чувства, или такая попытка опять её взбесит? И как мне обсуждать с ней проблему – как инцидент между капитаном и подчинённым, или как личный конфликт, в котором чины не имеют значения? И задавать ли снова вопрос о правилах поведения для капитана? Ведь именно вопросы о том, вела ли она себя как капитан, и о том, как мне расценивать наш конфликт, и привели к тому, что она решила отказаться от этой должности! И теперь я вообще не знаю что можно, а что нельзя затрагивать в разговоре. Если ничего этого обсуждать нельзя, как я узнаю, ждут меня в будущем новые оскорбления или нет? Я не хочу, чтобы такие вещи считались допустимыми по умолчанию!
Квинтилия, собиравшаяся было встать на ноги, снова села.
– Как я сказала, едва ли все ваши разногласия можно решить за один разговор. Поэтому я бы предложила первый из их серии посвятить установлению отношений “начальник - подчиненный”. Ведь именно это волнует Осэ сейчас больше всего и больше всего отражается на функционировании всей нашей группы вцелом. И когда вы разберетесь с этим, в следующий раз можно затронуть уже другую тему. Я уверена, что для этого будет много возможностей сегодня - во время перехода, который запланировали для нас ученые, или вечером во время ужина. Не стоит все валить в одну кучу.
Брови М’Коты сошлись на переносице:
– Значит вот, что её в первую очередь волнует…
Она помолчала, прогоняя досаду и обдумывая слова Квинтилии.
– Хорошо, – сказала она наконец. – Я буду надеяться, что пока мы всё не выясним, ничего плохого не случится. Но я чувствую себя словно на узкой тропе по уши в болоте: что если некстати опять случится недоразумение? Я не смогу промолчать! Даже если бы хотела, я не смогу: не ответить на оскорбление – позор для клингона! Хотя… – клингонка снова задумалась. – Артур дал мне хороший совет. Если случится недоразумение, я спрошу Самриту, понимает ли она, что её слова звучат как оскорбление. Как думаешь, это поможет?
Квинтилия заколебалась.
– Может помочь… Но только наедине, иначе ей придется объясняться и оправдываться на глазах подчиненных, что можно рассматривать как угрозу ее авторитету. И я все-таки считаю, что задачей Осэ не было тебя оскорбить, это было другое. Ты говоришь, что на клингонском корабле если капитан сомневается в уважении подчинённого, дело не обходится без схватки. Но ведь не обязательно сразу хвататься за оружие, иногда достаточно просто рявкнуть? И если клингонский капитан на тебя рявкнет, ты же не сочтешь это оскорблением, а замолчишь, отойдешь, иным способом продемонстрируешь подчинение. Вот что это было со стороны Осэ, я считаю. Просто это тоже надо уметь делать правильно. Клингоны умеют, федераты - не слишком.
– Клингоны тоже умеют далеко не все, и федераты далеко не так сильно им уступают, как ты говоришь. Если бы твои слова были справедливы, куда меньше капитанов отдали бы своё место вместе с жизнью, – возразила М’Кота. – И рявкнуть можно по-разному: один рявкнет так, что ты не почувствуешь себя униженным, это будет как предостерегающий окрик отца, а другой может и рявкнет потише, но тебе ничего не останется, кроме как взяться за бат’лет. – Она вздохнула, сомневаясь, говорить ли дальше, затем всё таки решилась – недоговорённость всегда казалась ей одним из худших зол: – А если, как ты говоришь, это было сделано неправильно? Тогда получится, что оскорбление было нанесено публично. Разве не должно быть оно и смыто тоже при всех? Как потом этим всем смотреть в глаза, если они видели, как твоё достоинство пятнают, и не видели, как оно было восстановлено?
-Нет-нет, - быстро произнесла Квинтилия, - Я все еще настаиваю, что неприятные слова не были сказаны как оскорбление. Осэ не имела это в виду. Ты сама говоришь, что рявкнуть можно по-разному - и я об этом же! Нужно выбрать правильные слова, выражения, тон, громкость… И это было выбрано неправильно. Но намерение было именно такое - просто окрикнуть. В моем мире намерения учитываются в дополнение к самим действиям. Понимаешь?
– А в моём сперва проявляют вспыльчивость, а потом, если повезёт, за кружкой варнога обсуждают истинные намерения, – проворчала М’Кота. – Мы не так свободны от общественного мнения, как кажется со стороны, – грустно признала она. – Много трагедий на Кроносе случилось из-за того, что хорошие люди вступали в поединок из-за чести, а погибали из-за чепухи. Я понимаю это, и я, как женщина, несколько меньше стеснена условностями нашего общества, чем клингоны-мужчины, но и для меня непросто через них переступить. Если бы можно было учитывать только мнение федератов, мне было бы проще согласиться с тобой, но когда я думаю, какими глазами посмотрят на меня клингоны…
– Мне начинает казаться, что решать обиды поединком было бы проще, - вздохнула Квинтилия, - Я и не отговариваю тебя от обсуждения намерений вместе с Осэ за кружкой...чего-нибудь. Конечно, твои чувства тоже должны быть услышаны, и Осэ стоит самой сказать, что она не хотела доводить до такого. И может даже извиниться. Но не стоит кричать, стоя посреди урагана, и потом жаловаться, что тебя никто не слышит. Внутри Осэ сейчас ураган ее собственных чувств. Просто подожди, пока горизонт очистится.
– Да, намного проще: могил рыть больше, проблем решать меньше, – усмехнулась М’Кота. – Не стоило мне обо всём этом начинать, – оборвала она себя затем, – и не стоило жаловаться тебе на свои трудности – от этого они меньше не станут, а ты в любом случае не сможешь их за меня решить. Ты сделала, что смогла, и это уже много – я тебе благодарна. С выкупом за мою честь я постараюсь разобраться сама.
– Я все еще настаиваю, что это не подразумевалось как оскорбление, - упрямо пробормотала Квинтилия, - И твои проблемы решать, конечно, тебе, но любой заслуживает того, чтобы его выслушали. Надеюсь, сегодня у вас получится лучше, чем вчера.
Девушка поднялась на ноги и кивнула М’Коте.
– Я верю тебе, – сказала М’Кота, тоже поднимаясь на ноги. – И никого не отказываюсь слушать. – На лице клингонки появилась почти весёлая решимость. – Не переживай, я не заставлю Самриту платить за то, в чём она не виновата. Я только хотела сказать, что если придётся, я расплачýсь за всё сама, не вынуждая к этому никого из вас. Ты и Артур – вы оба честно помогали мне искать выход, но что делать, если в Федерации и проблемы-то такой нет! В этом нет и не может быть вашей вины. Ничего, если выхода нет, я придумаю его сама, для этого и существуют безвыходные положения, верно?
– В-верно, - кивнула Квинтилия, но на ее лице было не до конца уверенное выражение, - У меня почему-то такое чувство, что мы наткнулись на целый пласт понятий, которым требуется долгое обсуждение. Но я боюсь, что ученые не будут ждать, когда мы совсем во всем разберемся. Так что - до следующего раза.
– До следующего раза, – кивнула М’Кота. – Если нам повезёт, для него не будет повода, и мы просто пофилософствуем у костра.
_________________
с Квинтилией
14  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 15 01 2018, 10:10:36
3 сентября 2384 г., 20:00
ДС9, коридоры станции


М’Кота догнала Хену где-то в середине коридора.
– Послушай, насчёт того, что ты покинула... Помнишь, ты сказала во время презентации Самриты, что оставила позади всё, что было знакомо с детства? – начала она, как всегда слишком быстро и прямолинейно, – Я хочу сказать, у вас ведь сейчас нормальный нагус, и всё больше и больше будет появляться таких ференги, которые не оттолкнут тебя, а наоборот разделят твои взгляды. Наверное, всё не так плохо, и через некоторое время, ты снова сможешь общаться с теми, кого тебе не хватает.
Хена обернулась и посмотрела на М’Коту.
– Да, - медленно кивнула она, - Но на общественные изменения требуется время. Один человек, даже если он у власти, не может разом все изменить. А если вдруг может… то это тоже не правильно. Я не могу ждать, пока пройдет еще несколько лет, поэтому мне приходится действовать сейчас. Но… кажется, я понимаю, что ты хотела сказать. Спасибо.
М’Кота улыбнулась:
– Сейчас ты и есть одна из тех людей, которые всё меняют! Если бы никто не поступал так, как ты, никакой правитель не смог бы ничего изменить, а каждый поступок, подобный твоему, ускоряет перемены, вдохновляет людей и тем самым порождает ещё несколько таких же поступков. Знаешь, если бы прямо сейчас мне предложили дополнить презентации наших друзей про то, что будет через двадцать лет, я бы обязательно показала на Променаде магазин, которым управляют несколько девушек-ференги.
– Я знаю это, - с некоторой гордостью подтвердила Хена, - Знаю, зачем я это делаю и какое это имеет значение. Но все же быть одной из первых - это всегда одиноко.
– Понимаю, – в этот момент М’Кота выглядела так, словно подумала о чём-то своём. – Если бы я родилась в другой семье, для меня всё могло бы сложиться очень похоже.
Она не стала уточнять вслух, но даже сейчас на Кроносе было немало тех, кто лишь с трудом терпел союз с Федерацией, и были целые семьи, которые скорее отреклись бы от своей дочери, чем приняли в семью землянина.
– Так или иначе, у тебя есть друзья! – сказала она, стряхнув с себя задумчивость, – А в нашем проекте любой… – клингонка хотела сказать «любой готов порвать за тебя даже борга», но вовремя сообразила, что для Хены, это прозвучит скорее пугающе, чем обнадёживающе и после небольшой заминки переиначила: – … в общем, никто из – Тогда тебе повезло… - начала Хена, но неожиданно прислушалась, - Я слышу какой-то шум. Кажется, на Променаде что-то происходит…
Несмотря на то, что они с клингонкой уже ушли в один из коридоров, чуткие уши ференги уловили отголоски происходящего вдали.
– Я только посмотрю, - задумчиво пробормотала Хена и бросилась в сторону, обратную той, в которую направлялась ранее, возвращаясь на Променад.
– Я с тобой! – решительно объявила М’Кота и поспешила за ней: шум не Променаде мог означать что угодно, вплоть до драки, а Хена не казалась ей человеком, которому полезно оказываться в эпицентре драки.
– Но не обещаю, что только посмотрю… – пробормотала она себе самой уже на бегу.
_______________________
с Хеной
15  OPS / Текущий сезон / Re: Сезон 3, Эпизод 5 : 24 11 2017, 20:58:25
3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната

 
– Что может быть прекраснее хорошей потасовки? – риторически вопросила М’Кота и добавила: – После таких двойных новостей, как вчера, для успокоения души надо разнести оба этажа Кварк’с или хотя бы вот этих вот «крайне агрессивных» приятелей. Не то, чтобы я была сильно потрясена или расстроена, но есть пара вещей, которые свербят в мозгах как пара лазерных свёрл.
– Четверных, я бы сказал, - проворчал землянин, - похищение Тенмы, опасность для Тенека, убийство коммандера Мори, а заодно и то, что Толан принудили к этому всему, то есть за всем этим стоит что-то куда более зловещее...
Кадет прорычал нецензурное ругательство, которое универсальный переводчик не стал обрабатывать, после чего, словно стараясь выместить свою моментально проснувшуюся злость на голограммах, стал палить по всем, кто хоть чуть-чуть выглядывал из укрытия, не всегда заботясь о собственной безопасности.
– А хуже всего то, что гарантированно разрешить хоть что-то мы пока не можем - приходится терпеливо ждать, а это, порой, тяжелее всего!
– У тебя холодное оружие есть? – отвлеклась от темы М’Кота. Вопрос был своевременный, потому что условные враги наседали безостановочно и падали всё ближе и ближе к укрытию.
– Компьютер, включить блокировку энергетического оружия на поле боя и создать боевой нож и...? - Освальд повернулся к клингонке, ожидая, что она сама назовёт оружие для себя.
– Да у меня всё с собой, – безмятежно успокоила его М’Кота. – А зачем отключать энергооружие? Они и так через пять-десять минут начнут крошить нас в мелкое крошево.
– Чтобы сюда прибежали даже те, кто вёл огонь на подавление - хочу отправить в могилу всех до одного! - окончательно взбесившись, прорычал Освальд. Было видно, что клингонка разбудила в нём ту злость, которую он изо всех сил старался сдерживать и весь вчерашний день, и сегодня утром. Схватив появившийся нож, землянин встал в стойку, нетерпеливо ожидая первого врага.
– Эх, всё-то объяснять надо! – вздохнула М’Кота. – Они и так сюда придут, но с энергооружием будут вдвое опаснее. Но пусть! Будем считать, что включилось какое-нибудь поломанное местное оборудование... Держись, братишка, сейчас попрут!
– Потом поспорим, враги уже здесь! - крикнул Освальд, и тут же бросился навстречу кардассианцу, первым прорвавшемуся к ним. В шаге от врага, кадет резко остановился, и удар голограммы прошёл мимо, зато сам землянин тут же вонзил нож в шею агрессивного врага, и тот моментально исчез. - Ну иди сюда ты, чешуйчатый... - последнее слово переводчик опять оставил без обработки.
Следующих двух М’Кота приколола метательными ножами – одного в шею, другого в глаз, а потом (в правой руке д’к-таг, в левой – подобранная под ногами арматура) двинулась врукопашную. В этот момент, пожалуй, только борг с киборгизированной «клешнёй» выглядел бы страшнее.
Не имея клингонской физиологии, а заодно и клингонских привычек, Освальд вёл бой иначе: не позволял врагу подойти вплотную и старался наносить всего один удар, зато точный. Однако, количество врагов прибывало, и долго так продолжаться не могло. С каждым "убитым" врагом кадет чувствовал, что его потихоньку отпускает. Пусть поверженные голограммы не могли ни вернуть коммандера Мори, ни освободить Толан и снова сделать её координатором, ни гарантировать безопасность Тенеку, ни решить другие проблемы, так или иначе касающиеся их проекта, зато они помогали воспринимать случившееся спокойно, не завязывая самого себя в узел и не рискуя внезапным срывом в самый неподходящий момент. Особенно когда количество проблем с каждым днём только увеличивается.
Когда первая волна атакующих схлынула, М’Кота подобрала метательные кинжалы (один упал на землю, другой застрял в деревянной балке) и невольно улыбнулась: бескровная федератская программа! Впрочем, критиковать она не стала.
– Ну, положим, с убийством мы ничего уже не можем сделать, – сказала она, в продолжение прерванного разговора. – Что вы могли, вы сделали вчера, когда ходили в СБ. И Тенека твоего никто не съест: приглядим за ним вполглаза, пока этот доктор не свалит к себе на Кардассию, не вечно же он будет тут сидеть. А вот глинн Толан... – М’Кота подбросила на ладони д’к-таг и сдвинула брови. – Я всё уговариваю себя, что она - не клингонка, что всё это сложнее, чем нам представляется, но если бы я знала, что она перед убийством смотрела коммандеру в глаза, а не стреляла в спину, мне было бы проще ей сопереживать. Так что меня сейчас беспокоят две вещи: глинн Толан и Джез Тенма. И меня злит, что и с одной, ни с другим я ничего не могу понять и ничего не могу сделать.
– Нельзя позволять этой злости взять над нами контроль, - пробормотал Освальд, прислонившись к ближайшему камню, - чувствую, что буду часто приходить сюда. Родные сказали бы, что я избрал странный способ успокаивать нервы... или это ты на меня так плохо влияешь? - впервые с начала разговора о последних событиях землянин улыбнулся. - Смотри! А наши враги не унимаются! Покончим с ними и пойдём на совещание, - кадет вновь приготовился к бою.
– Я хорошо на тебя влияю! – делано возмутилась М’Кота. – Смотри: тебя больше суток мучила противная, слабая злость, точила тебя и ковырялась в тебе, как червяк в зилм’кахе. Когда ты выйдешь отсюда, твоя злость будет здоровой и сильной. Когда ты начнёшь злиться, ты захочешь свернуть горы, а не брюзжать и гавкаться. Можешь поверить, я много раз испытывала это на себе!
– Сама сейчас ворчишь, а я ведь просто пошутил, - фыркнул Освальд.
М’Кота фыркнула:
– Я не ворчу... я тебя морально... поддерживаю... как это у вас принято... говорить! – она говорила уже с длинными паузами, каждая пауза – парирование или удар. «Безумные археологи» снова пошли на приступ.
 
* * *
 
Через полчаса враги закончились. М’Кота села на какой-то обломок и от души потянулась.
– Хорошее получилось утро! – сказала она, оглядываясь вокруг. – Что ты там говорил про злость и контроль? Это ты просто так, для той же «моральной поддержки» или у тебя есть какие-то идеи на счёт того, что мы могли бы предпринять?
– Только одна: как только начинаешь злиться... если не можешь решить проблему, надо срочно идти сюда, - тяжело дыша, ответил землянин, - или искать что-то аналогичное. Спасибо, подруга, я наконец-то отвёл душу, как у нас говорят. Давай-ка быстро сходим в душ и пойдём на презентацию - уже пора!
– Да, уж! – вздохнула М’Кота, – Иногда только это и спасает. – Она сверилась с часами и присвистнула: – Ты прав! А я надеялась отпраздновать победу кружкой багхола... Какой уж тут багхол, успеть бы!
– Успеем ещё отпраздновать! - решительно произнёс землянин, завершая программу. - Вечером можем встретиться и...
Кадет задумался, но потом мотнул головой и пошёл в сторону выхода, на ходу бросив:
– В общем, там видно будет. Последние дни у нас сюрприз за сюрпризом - лучше не загадывать!
__________________
с Освальдом

Страниц: [1] 2 3 4 5
MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS