DS9 - The New Team

Променад => Архив => Тема начата: Мори Джaнир от 01 12 2008, 21:29:09



Название: Сезон 2, Эпизод 3: "Возвращая жизни"
Отправлено: Мори Джaнир от 01 12 2008, 21:29:09
Ситуация:

Последствия плазменного шторма в Баджорской системе уже начинают забываться на Бэйджоре и Дип Спейс 9, несмотря на то, что жители Бэйджора 8 все еще продолжают пытаться отстроить свои поселения.
Воспоминания о событиях, потрясших нескольких членов экипажа почти 3 недели назад, уже не так свежи, смягчить их были призваны несколько дней отпуска и назначение пары сессий с психологами, от которых, впрочем, можно было отказаться и, несомненно, некоторые из трех врачей и пяти инженеров, оказавшихся в эпицентре катастрофы на Бэйджоре 8, так и сделали.
Станция полностью приведена в порядок и теперь страдает разве что от недостатка персонала.
Тем временем петиция Бэйджора о вступлении в Федерацию снова получила ход, вызвав неоднозначную реакцию как на планете, так и в самой Федерации. Какие они - баджорцы? Можно ли с ними жить и работать вместе? Что за станция ДС9, о которой так много говорили во время Доминионской войны? Что за люди там теперь работают - герои они или ничем не отличаются от нас?  - эти вопросы теперь волнуют простых жителей сотен планет...

Миссия начинается с 1 июля 2379го года.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 02 12 2008, 22:41:40
1 июля 2379 года, 14:27
ОФП, Земля, Лондон, главный офис Федеральной Службы Новостей.

…Главный офис Федеральной Службы Новостей сверкал. Солнечные лучи отражались от стеклянных стен, зеркального пола, металлических деталей интерьера. В просторном фойе на первом этаже сновали многочисленные сотрудники, переговаривающиеся друг с другом и невидимыми собеседниками с разных концов Федерации с помощью практически незаметной гарнитуры. И гарнитура тоже сверкала крохотными звездочками. Горели мониторы, звучали сигналы вызова коммуникационных систем, соединялись подространственные линии связи. Это был занятый мир информационных потоков, бесконечно бегущих терраквадов данных, правды, которая может резать острее ножа, и тщательно скомпонованных недоговорок, которые могут казаться еще правдоподобней, чем самая правдивая правда.
Входная дверь бесшумно разъехалась, и с потоком людей в здание вошла женщина в деловом костюме, таком же безликом, как и все остальное в ее облике. Она тоже работала на Службу Новостей, но здесь ей бывать приходилось нечасто. Она была одной из тех, о ком в новостных сводках обычно упоминали только как "по данным статистического исследования..." или "в результате проведенного исследования... ". Кто за этим исследованием стоял, никого не интересовало. Но сейчас ею вдруг заинтересовалось высшее начальство, и это вселяло в Мей Чен тревогу пополам с недовольством (мало кому понравится с утра пораньше лететь из Канберры в Лондон) и удивлением.
Ей быстро выдали пропуск и указали, куда идти - на этом на проходной к ней потеряли интерес, и Мей отправилась в путешествие по огромной стеклянной громадине, сосредотачивающей в себе новости из всех уголков Федерации.
Офис начальника Службы находился высоко над старым Лондоном, на одном из верхних этажей этой сияющей полупрозрачной башни. Добраться туда помогли справочные панели, потому что сотрудники офиса оказались не слишком разговорчивы, когда дело касалось кого-то, кто стоял рядом с ними на расстоянии вытянутой руки. К тому же, чем выше поднималась Мей, тем реже ей вообще кто-то встречался.
Войдя в просторное помещение, напоминавшее аквариум, женщина остановилась на пороге, но была сейчас же замечена, и глава службы новостей шагнула ей навстречу. Джасминдер Картер, если уж продолжать сравнение с аквариумом или клеткой, вполне напоминала экзотическую рыбку или райскую птицу – черты ее лица выдавали индийские или пакистанские корни, ее яркое лиловое одеяние ниспадало мягкими складками, вызывая ассоциации с национальным костюмом, а на тонких смуглых запястьях тихо звенели золотые браслеты.
- Мисс Чен? – мелодично осведомилась Картер, - Прошу, проходите.
Мей последовала за начальницей, прошествовавшей к своему столу, украшенному букетом орхидей, и опустилась в предложенное кресло.
- Ваш последний обзор симпозиума телларитских советников был весьма интересен, - Картер внимательно посмотрела на подчиненную, чуть склонив голову, - Привлек внимание на целых 2% большего числа читателей, чем мы рассчитывали.
- Да? Ммм... Я очень рада. Хорошая новость, - кивнула Мей, поудобнее усаживаясь в кресле.
Все равно ей было здесь неуютно. И этот офис, который выглядел как оранжерея, и все это здание, где каждый, начиная уборщицей, считал себя самым главным человеком в Федерации. К сожалению, так оно и было: журналисты вершили историю одним словом, иногда искажая факты так, что Мей только за голову хваталась. В том же обзоре симпозиума убрали всю действительно важную информацию, оставив только то, что будет понятно рядовому гражданину Федерации. Почему-то журналисты считали, что умственное развитие рядового гражданина закончилось в возрасте лет десяти.
- И с этой хорошей новостью должна признать, что в вас все-таки есть что-то, чего мы не разглядели раньше. Какой-то талант подавать материал. Так что мы с моими партнерами посоветовались, и решили предоставить вам шанс показать себя во всей красе, мисс Чен. Проще говоря, мы поручаем вам ответственное задание… Что вы знаете о планете Бэйджор? – неожиданно спросила Картер.
- Бэйджор? Хм... седьмая планета в 50 световых годах от Земли, за последнее столетие пережила разрушительную оккупацию кардассианцами и оказалась на переднем фронде Доминионской войны, наш протекторат,  - припомнила Мей. - Сейчас о нем все кругом говорят, я и наших новостей немало по этому поводу слышала. Все больше спорят, присоединится он к Федерации, или нет. И нужно ли нам, чтобы он присоединялся. Мне кажется, только ленивый не высказался об этом, - скучающе добавила женщина, - А что вас именно интересует?
- Прекрасно, что вы так осведомлены, - улыбнулась глава службы новостей, - Значит, мы в вас не ошиблись, и вы внимательно следите за политической ситуацией в Федерации и ее окрестностях. Вы правы, мисс Чен, споры о присоединении этого мира продолжают циркулировать уже который год, но на этот раз все более серьезно. Наши сотрудники отправляются вместе с группой дипломатов, организаторов и специалистов по социальным наукам отправляются на Бэйджор, чтобы оценить текущую ситуацию и сделать серию репортажей. Рядовые жители Земли, Андории, Альфа-Центавра, наших многочисленных колоний хотят быть в курсе и получать самую свежую информацию о том, что происходит на нашем фронтире, особенно в такое время. И мы хотим, чтобы вы вошли в состав этой… скажем так, исследовательской экспедиции. Понимаете?
- Понимаю. Но вы же знаете, что я не журналистка, не какая-нибудь там Кристаль Харт. Если вы хотите, чтобы я провела исследование или собрала информацию, я могу это сделать, но делать из серьезных вещей развлечение для вечерних новостей - это не ко мне, - категорично ответила женщина.
- Да, мисс Чен, я прекрасно понимаю вашу специализацию, - покачала головой Картер – движение довольно странно контрастировало с ее словами, - Нам нужно именно исследование. И вам даже не придется бегать по планете и опрашивать людей на улицах и в общественных зданиях – этим займутся другие наши сотрудники. Мы отправляем вас на станцию Дип Спейс Девять, которая, как вам, должно быть, известно, тоже является баджорской собственностью, хотя мы и помогаем в ее администрировании. Там вы столкнетесь с весьма узким кругом старших офицеров – вот о них и придется собрать информацию. Исследовать, как они работают вместе, какие между ними связи, узнать их мнения по целому ряду вопросов и разобраться, что заставляет колесики этой станции вертеться. Ток-шоу из этого материала не сделаешь, но некоторым группам нашей аудитории это будет интересно. Всю необходимую информацию – досье на членов экипажа, отчеты за последние полгода – мы вам предоставим, как и список предполагаемых тем интервью, - Джасминдер Картер не спросила, согласна ли Мей взяться за это задание, но выражение ее лицо подразумевало этот вопрос.
- Вы за меня уже все решили? - спросила Мей и вдруг впервые за весь разговор улыбнулась. - А знаете, это может быть интересно. Психологический климат в замкнутой среде станции, отношения с баджорцами, восприятия федеральными офицерами баджорского командования... хм-хм, - проговорила она задумчиво. - Что ж, если вы не будете требовать изображать из себя шоу-мена, а спокойно провести свою работу, я достану нужную вам информацию. Уточните, что именно вас интересует? Какова будет цель этого проекта?
- Служба заботится о своих сотрудниках, - с материнской теплотой улыбнулась Картер, - Не можете же вы и дальше заниматься статистикой, с которой может справиться и стажер. Не так качественно, как специалист вашего калибра, но тем не менее. Целью этого проекта в первую очередь будет изучение взаимодействий между федеративными офицерами разных рас с баджорцами. Ведь если их планета станет частью нашего государства, нам придется встречаться с ними гораздо чаще в самых разных сферах. Немаловажно и взаимодействие самих наших соотечественников в замкнутой среде вне наших границ – эта информация понадобится для нашего текущего проекта по изучению психологии обитателей отдаленных колоний. И последний, но не по значению аспект исследования… Общественность всегда желает знать больше о сотрудниках Звездного Флота. Что за люди там на передних границах, все ли они поголовно герои, что их отличает от жителей наших планет? Это более творческая часть вашего задания, но я уверена, что вы сможете с ней справиться.
- Беру на карандаш, - хмыкнула она. - Про психологический климат и наличие или отсутствие ксенофобских настроений я так и думала... А вот что вы хотите узнать о сотрудниках Флота? Здесь исследование может перестать быть социальным и стать более... личным. Могу я предположить, что такой интерес вызвали недавние события на этом же ДС9 - я имею в виду ту историю с предательницей-маки, которая так взволновала общественность, что о ней говорили целых две минуты в прайм-тайм?
Глава информационной службы слегка отвлеченно побарабанила пальцами по столу.
- Эти люди представляют наши интересы и наши народы перед Бэйджором и целым Гамма-квадрантом, - несколько издалека начала она, - И, разумеется, когда старший федеральный офицер оказался маки, это вызвало резонанс в обществе. Теперь же, как вы скоро сами сможете убедиться, - женщина не глядя достала падд из прозрачного ящика стола и протянула его Мей, - один из старших офицеров станции имеет весьма необычное ромуланское происхождение. Звездный Флот предпочитает замять эти темы, так же как и весьма неожиданные смены в составе персонала станции, но мы не можем оставить это без внимания, и личности этих людей нас тоже интересуют. Так что не сочтите за труд задать несколько наводящих вопросов. Это не помешает вашему исследованию, а только создаст более яркую картину.
Мей покрутила в руках падд, просматривая личное дело офицера Торана... И довольно кивнула.
- Хорошо. Если вы предоставите мне всю необходимую для исследования информацию - я пошлю запрос - а также некоторую свободу, вы получите ожидаемый результат.
- Мы предоставим вам высокоскоростной канал связи с Лондоном и всю необходимую информацию и оборудование, - кивнула Картер, - Наша группа отправляется сегодня вечером на борту транспортника USS «Нэш», и вы еще успеваете собраться, особенно если воспользуетесь дополнительными кредитами на транспортировку в пределах Земли. Сообщите моему секретарю, сколько вам будет нужно, - женщина поднялась на ноги и протянула Мей Чен ладонь для рукопожатия, - Копайте, - сказала она на прощание, - Излишков информации не бывает, бывает только ее недостаток. И нет вопросов, на которые нам не интересны ответы.
____________
Вместе с начальством.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 03 12 2008, 15:23:24
Неделю спустя
7 июля 2379 года, 08:51
Баджорская система, ДС9, ОПС.

- …Доброе утро, сэр, - бодро поздоровался энсин Авем, встретивший полковника Талара возле дверей его офиса.
- Энсин, - кивнул в ответ баджорец.
- Вот данные о последней диагностике коммуникационной антенны станции, - баджорский энсин протянул начальнику один из паддов, которые держал в руках, - Вот примерное расписание для перехода на трехсменный распорядок вахт… капитан Рино его еще не видела, но лейт-коммандер Теллар уже одобрила.
Полковник взял второй падд, в то время как двери его офиса открылись, и он вошел внутрь. Не перестававший докладывать и рыться в стопке планшеток Авем последовал за ним.
- Капитан Рино, кажется, еще вчера вечером отбыла на биологическую исследовательскую миссию в туманность МакАлистера вместе с энсином Лар? – осведомился Талар.
Падды он положил на стол, планируя ознакомиться с ними позднее, и направился к репликатору, чтобы насладиться первой за сегодняшний день чашкой чая.
- Да, сэр, - подтвердил энсин, - Но капитана Рино заменит лейтенант Бакот. А лейт-коммандер Теллар вместе с лейтенантом Николаевым сегодня улетают на Корму, на баджоро-кардассианскую конференцию.
- Ясно, - Талар взял из репликатора голубую кружку и с удовольствием вдохнул аромат напитка, - И кого же мистер Николаев оставляет на свое место?
- Лейтенанта Джонсона, сэр, - без запинки ответил молодой администратор, - Все командные перестановки зафиксированы вот в этом докладе, - на стол перед командующим станцией лег еще один падд.
- Значит, на баррикадах остаемся мы с медицинским отделом, - баджорец сдвинул отчет на дальний край стола и отхлебнул из чашки.
- Простите, сэр?
Командующий взмахнул рукой, жестом призывая энсина продолжать сообщать новости.
- Я же знаю, что вы сейчас скажете – что делегация из Федерации прибывает сегодня вечером, и, судя по составляющим ее лицам, нам придется отвечать на вопросы и ощущать на себе внимание всего квадранта. Мои офицеры нашли подозрительно хорошее время, чтобы сбежать со станции.
- Но сэр, конференция была запланирована еще месяц назад, - запротестовал энсин Авем.
- Это была шутка, - полковник, наконец, опустился в свое кресло, - Но сути ситуации она не меняет. У нас не так-то много старших офицеров, да и не только старших. Именно поэтому мы переходим на три смены вместо четырех, а новости мне докладываете вы, энсин, вместо коммандера Котмы. Кстати, от него есть новости?
- Да, коммандер связывался со станцией ночью, но не смог сказать точно, когда возвращается. USS «Запата», наконец, доставил груз промышленных репликаторов на Бэйджор 8… как вы помните, сэр, именно за этим корабль прилетал в нашу систему, когда убили капитана Джеймса Фоли… и теперь коммандер Котма помогает в распределении и настройке оборудования, - энсин сверился со своими записями и продолжил, - Возвращаясь к станционным делам. Транспорт USS «Нэш» прибывает сегодня в 2100. Прием в честь гостей из Федерации назначен в кают-компании на 2300.
- Еду для приема снова поставляет «Кварк’с»? – между делом осведомился полковник.
- Эээ, нет, сэр. На этот раз закуски предоставляет Шалан Аройа из ресторана «Небесное Кафе».
- Что ж, будем надеяться, что небольшая смена традиций пойдет нам на пользу. Это все, Авем?
- Пока все, сэр.
- Продолжайте держать меня в курсе, - улыбнулся полковник, отпуская подчиненного.
Пожалуй, утро начиналось неплохо. Не хуже, чем обычно, по крайней мере. Талар Вес был совершенно уверен, что даже в отсутствие большинства глав своих служб порядок на станции не нарушится. С чего бы? Возможно, из-за перехода на новое расписание вахт и возникнут какие-то проблемы, но ничего, о чем стоило бы беспокоиться. Нашествие дипломатов и социологов из Федерации тоже можно пережить – они придут, отведают баджорских деликатесов и уйдут. 

09:20
Променад

Станция Дип Спейс 9. Несколько тысяч населения – для кого-то это неудобное место службы, для кого-то место, где становятся героями, для кого-то – новый рынок сбыта товара, для кого-то – надежда на новую жизнь, лежащую среди звезд. Так или иначе, представители десятков различных рас вынуждены уживаться здесь, превращая этот бывший рудообрабатывающий комплекс в город, живущий по своим законом, со своими правилами, традициями и легендами.
Утро на Променаде в этот день мало чем отличалось от обычного. Кто-то шел на завтрак, кто-то уже спешил на службу, некоторые баджорцы собирались возле храма, перед которым монах в оранжевых одеждах воскуривал благовония, запах которых медленно плыл по прогулочной палубе, напоминая, что станция – тоже часть планеты Бэйджор. Открывались магазины и кафе – одна за другой включались мигающие вывески, распахивались двери, на прилавках расставлялся товар…
Высокая андорианка в желтовато-коричневом платье поднимавшая ставни, закрывавшие на ночь витрины андорианского заведения быстрого питания, остановилась, чтобы поздороваться с проходившим мимо лейтенантом баджорской службы безопасности. Из-за спины женщины, откуда-то между стеной ее заведения и переборкой донесся тихий яростный шепот:
- …Теллер, не надо! Ты же видишь, униформа. Давай отведем По обратно, он мне может долго стоять и ждать, пока форма уйдет!
- Тогда мы пойдем только по красным секциям на полу, и ничего нам не будет.
- Перестань, из-за твоих сказок у нас только одни неприятности будут! Давай вернемся в тоннели, пожалуйста…
Из теней за углом андорианского фаст-фуда показалась фигура, которая могла принадлежать только очень  невысокому существу. Или подростку лет тринадцати.
- Это ничего, - шепотом проговорил мальчик, - Вы знаете, что надо делать.
Из-за его спины осторожно выглянула девочка постарше – темнокожая баджорка, одной рукой придерживающая своего товарища за рукав, а второй поддерживающая третьего ребенка.
- Теллер, - предостерегающе прошептала она, - Он разговаривает, он не уйдет…
Подросток, которого она назвала Теллером, не отрываясь смотрел на двери на другой стороне Променада – вот они открылись перед баджорской женщиной в яркой форме и на несколько мгновений стало видно ярко освещенное помещение, мониторы и федерального офицера в его темной форме.
- Просто сделайте это! – воскликнул юный баджорец, и первым зажмурился, чтобы мгновением позже в унисон с остальными произнести нечто, напоминавшее одновременно детскую считалочку и магическую формулу, - С нами воздух и огонь – уходи и нас не тронь!
- Это глупо, Теллер… - начала девочка, открыв глаза, но осеклась и замолчала, потому что баджорский лейтенант попрощался с андорианкой и пошел по палубе прочь, а сама голубокожая женщина вернулась к своей работе.
- Видишь, Тиби? – Теллер улыбнулся, - Он не может причинить нам вреда.
Осмелев, троица вышла из тени и влилась в поток людей, текущий по Променаду. И только очень внимательный наблюдатель мог бы заметить, что два юных баджорца, помогающих третьему, стараются идти только по красным частям покрытия пола.
Возле входа в медотсек они нерешительно остановились, ловя мгновения, когда двери открывались, и становилось видно, что внутри.
- Ну, все? – отчаянно проговорила девочка, - Мы привели твоего брата. Пойдем, пускай врачи о нем позаботятся, ты же этого хотел?
Но как она не дергала товарища за рукав, Теллер не мог позволить себе сдвинуться с места, ведь на секунду он увидел того, кого искал – офицера с гладкими черными волосами и оливкового цвета кожей…



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 03 12 2008, 21:13:35
7 июля 2379 года, 09:30
Дип Спейс 9, Променад, вулканский ресторан

«Личный журнал коммандера Торана. Звездная дата 56513.57.
Никогда не позволяйте посторонним вмешиваться в вашу личную жизнь. Двум в одной судьбе становится тесно».


По всем признакам это был очень скучный месяц. Скучный в том понимании скуки, какое приходит к вам вместе с радикулитом, артрозом, старческим маразмом и ежемесячными выплатами из пенсионного фонда (конечно, если экономика вашего вида базируется на валюте, а, скажем, не на во всех отношениях более благородной философии гуманизма и употребления прописных истин заместо хлеба насущного, то есть в том случае, если вы не федерат), и это понимание скуки настолько далеко от ее стандартного понимания, насколько вообще одна вещь может быть далека от другой. С некоторых пор Торан полюбил скуку, полюбил нежной, пламенной любовью, как не любил никого и ничего долгий, мучительно долгий срок. За месяц, проведенный на станции, в особенности первые его недели Торан успел во всех красках и подробностях насладиться бурной жизнью станционного офицера и начал периодически тосковать по спокойным, рутинным будням простого доктора в звании не выше энсина, пригодного разве что для выполнения мелких поручений и высочайшей ответственностью почитающего возможность подержать в руках гипоспрей, даже пустой и древний, как само понятие медицины. С момента шторма, потрепавшего ДС9, и катаклизма на Бэйджоре 8 прошло достаточно времени, и жизнь на станции вернулась к привычному режиму работы, который сторонний наблюдатель, быть может, предпочел бы назвать бездельем с редкими вкраплениями некого подобия трудовой деятельности. Променад становился шумным и тесным, инженеры ворчливыми и сонными, а командные офицеры не преминули воспользоваться шансом отправиться в отпуска и краткосрочные экспедиции с целями, вероятно, дипломатическими, но от того не менее развлекательными. Торан в свою очередь решил остаться здесь и заняться одному ему ведомыми делами. Проще говоря, проводить по семь часов в каюте, перелистывая страницы драгоценных бумажных книг и иногда заглядывая в голокомнаты, не забыв прихватить с собой коллекционный клинок из всеми забытого прошлого. Ференги смотрели на Торана с недоверием, окружающие с любопытством, дети со страхом, дабо-девушки… у дабо-девушек были собственные обязанности. Но размеренный докторский быт из выполнения профессионального долга и рефлекторного удовлетворения личных потребностей за прошедший месяц претерпел одно значительное изменение, и заключалось оно в приятных завтраках с послом Верелан – юной особой и не по годам интересной собеседницей.
Сегодня, покончив с изучением отчетов, и поручив младшим медикам заниматься пациентами, коли такие проявят неосторожность заглянуть в лазарет, Торан собирался на традиционную встречу с послом, гадая о теме предстоящей беседы, так или иначе непременно должной касаться смерти, смертей и предсмертия. Беседы о смерти, разумеется, не были лучшими помощниками пищеварению, но духовному развитию способствовали, а духовное развитие, не секрет, гораздо важнее правильного функционирования желудка.
Кивнув медсестре и вручив ей падд, Торан вышел из лазарета, спугнув своим появлением троицу баджорских детей, поглядывавших на него, в частности на заостренные уши, со смесью суеверного страха и любопытства; молча миновал первый ярус Променада, быстро поднялся по металлическим ступенькам на второй и с удовлетворением обнаружил посла, наблюдавшую за происходящим с выражением вежливого интереса на лице.
— Джолан’Тру, посол. Извиняюсь за опоздание, — проговорил доктор, останавливаясь напротив ромуланки. — Надеюсь, вы не слишком долго ждали меня.
— Ожидание непременно стимулирует мыслительный процесс… — ответила Верелан, медленно возвращаясь в себя.
Ей нравилось на станции. Хотя она пропустила главное событие прошлых недель, но не очень-то по нему грустила. Нашлись люди, которые при случайной встрече расспрашивали ее мнение. Верелан ускользала от ответа, ссылаясь на то, что не до конца освоилась, и ей рано задумываться над серьезностью положения бизнеса ференги в связи со штормом. Впрочем, из коротких разговоров с Кварком, она узнала, что ференги склонны продавать тела умерших. В этом она видела ключ к пониманию их культуры – если ты продаешь тело родственника, значит, и твое тело могут продать, а что тебя не продали за низкую цену, нужно быть богаче при жизни. Ей это казалось логичным. Поэтому острые уши она держала востро, а латину под ромуланским замком, изготовленным по заказу Тал Шиар.
Этим утром, лишь проснувшись,  Верелан уже с нетерпением ждала встречи с доктором. Его милое прихрамывание забавляло ее. Ромуланец не умрет бессмысленно. Смерть для чего-то нужна. А доктору умирать вовсе не нужно. Здоровые бойцы – один из залогов победы. Пришла Верелан на променад задолго до назначенного времени. Она поднялась и высматривала баджорцев, пытаясь понять, как тысячи смертей побудили в них жажду мстить? Они осторожные и безрассудные одновременно. Скрытные и крикливые. Этого Верелан понять не могла, поэтому наблюдала со второго яруса променада в спокойствие будничного гама. К ней никто не подходил, никто с ней заговаривал. Возможно, за ней следили, но в данный момент это ее не интересовало.
Торан – был единственным на станции, кто интересовал Верелан настолько, она готова была завтракать на людях каждое утро.
— Джолан’Тру, доктор Торан, — проговорила Верелан, взглянув ему в глаза. — Полагаю, мы можем спуститься? И вы продолжите рассказ о баджорцах?
Торан снова бросил взгляд на свою молодую спутницу. Разница в возрасте между ними была всего в семь лет, но Верелан по ромуланским меркам могла считаться девушкой, и Торан в ее присутствии чувствовал себя много старше, хотя не прожил еще и трети отпущенного ему срока.
— Продолжу рассказ о баджорцах? — удивленно переспросил доктор. — По-моему, я и не начинал. И почему бы нам не остаться здесь и не найти какое-нибудь менее шумное место, например, кафе? Так у нас будет больше возможности услышать друг друга.
— Если вам будет так удобнее, я не возражаю.
Верелан выпрямила спину. «Значит ли это, что я не услышу подбробности баджорских пыток? Вероятнее всего». Душевную боль, это человеческое приобретение, она понимала, но старалась не соединять ее с Тораном. Верелан пошла первой. Торан двинулся следом, стараясь не отставать. Похоже посол решила передать инициативу в руки коммандера и позволить ему самолично выбрать ресторан, где этим утром суждено было состояться очередному философскому завтраку. Долго Торан не раздумывал и, деликатно направляя Верелан, двинулся в сторону небольшой вулканской закусочной, не слишком популярной в среде персонала станции и, следовательно, идеально подходящей для ведения неторопливых бесед. Помещение ресторана было ярко освещено, гладкие стены заведения тускло поблескивали. Посетителей в этот ранний час было мало. Торан предложил Верелан выбрать место и, когда ромуланка расположилась за дальним от входа столиком, сел рядом, подозвал официантку.
— Выбор блюд за вами, посол, — начал Торан. — Я не сомневаюсь в вашем вкусе, да и никогда не слыл гурманом. Так о чем бы вам сегодня хотелось поговорить? Я весь внимание.
_________________________________
Совместно с Верелан


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Верелан от 03 12 2008, 21:18:06
Лицо Верелан искривилось при виде вулканки. «Без 'V' лицо теряет всякую прелесть…»
-- Суп «Пломик», винерин, моллюски Джамбо в остром соусе из синих томатов, ха ригил, и реманский освежающий напиток, на двоих…
Посол повернулась к доктору, улыбнулась, что получалось у нее всегда ехидно, и проговорила:
-- Я уже предложила вам тему, или у вас есть намерения относительно моей профессиональной деятельности?
-- Главное, чтобы у вас не возникло намерений относительно моей профессиональной деятельности, -- Торан вернул послу улыбку, или то ее подобие, которое считал таковой в течение всей своей жизни. -- Сдается мне, посол, что вас интересуют не баджорцы – для детального ознакомления с их культурой у вас было достаточно времени и ничуть не меньше средств. Доступ к баджорской библиотеке открыт и каждый ведек, а их здесь полно, с радостью готов выслушать любой ваш вопрос, выдав взамен столь красноречивую тираду, что ей, пожалуй, позавидовал бы и кардассианский прозаик. По всей видимости, вам куда любопытнее выслушать мой рассказ о баджорцах, или точнее вам любопытен мой опыт общения с ними, верно?
Вернулась официантка с заказом, и Торан вежливо поблагодарил ее.
-- Как вам должно быть известно, я на станции недавно и пока не успел окончательно проникнуться местным колоритом, да, признаться, и не желал. Не люблю смешивать работу с… допустим, внешними раздражителями. Чего не могу сказать о внешних раздражителях. Думаю, вы наслышаны о случившемся со мной на Бэйджоре 8, только ленивый не знаком с душещипательной историей о докторе и шкафе. Вас это интересует, да? Ну, что ж – спрашивайте. И я по мере сил отвечу.
-- Видимо, я ленива. Возможно, за рассказ из первых уст я угощу вас чем-нибудь лучшим, чем-нибудь… родным. Я слышала, что вы перекрасили террористам стены в зеленый цвет. А так же, мне очень интересно узнать, как же так получилось, что герой фехтования, каким вас называли, оказался хромым? Еще я узнала, что вы, доктор, иногда практикуетесь в стрельбе. Вам не кажется, что с такими навыками, буду с вами откровенна, не достойно хромать, пусть это вы делаете столь изящно? Да, я хочу услышать историю о докторе и шкафе лично от вас.
Торану хотелось рассмеяться. До чего же виртуозно эта женщина умела высказывать тончайшие грубости, какие в приличном обществе строжайше запрещено произносить вслух. Но Торан сдержался.
-- Вы невыносимо жестоки, посол, -- мягким голосом произнес Торан. -- Так и быть я удовлетворю ваше любопытство. Лишь прошу не судить строго мое ораторское мастерство, говоря по чести, я никудышный сказочник. Итак. Эта история случилась примерно месяц назад в одной неприметной баджорской колонии, куда волею судеб и приказом руководства довелось попасть одному скромному федеральному доктору, с кем вы имели удовольствие, либо несчастье познакомится днем раньше. Не стану утверждать, будто федеральный доктор был чрезвычайно рад предстоящей миссии, но и особого огорчения не испытывал, поскольку давно научился трудолюбием – не сочтите за самовосхваление – компенсировать недостаток энтузиазма. И вот катер федерального доктора опустился на раскисшую поверхность планеты, и доктор немедленно был отправлен в местный госпиталь, где сиюминутно принялся за выполнение долга, бинтуя баджорские ребра и вправляя сломанные кости. Здесь история вполне могла бы закончится, если бы доктору не пришлось в какой-то момент отправится на склад медикаментов. К тому времени доктор порядочно устал и, очевидно, потеряв бдительность, пал жертвой некой баджорской дамы, сразившей славного героя клинка и фазера обыкновенным шкафом и подносом для инструментов. Дальнейшие события развивались по несколько комичному сценарию, в котором доктору выпала роль статиста, изображающего напольное покрытие. -- Торан смолк, вглядываясь в лицо посла. -- Затем история в лучших традициях жанра начала стремительно развиваться, и через несколько томительных часов доктор очнулся в баджорском лазарете. Относительно живой, сносно невредимый и слегка хромой. Конечно, вернувшись на станцию, доктор мог исцелить себя, однако решил поступить иначе и оставить эту досадную помеху в виде неправильно сросшихся костей, как напоминание о том, что ни в коем разе и ни при каких обстоятельствах не стоит терять бдительности. Но, боюсь, огорчить вас, в скором времени моя хромата пройдет, а история о докторе и шкафе забудется. Надеюсь, моя история не утомила вас.
С видимым отсутствием внимания, Верелан ела острый суп, а на самом интересном месте в дело пошли моллюски. Когда Торан посмотрел на нее, а это чувствует каждая женщина, посол приподняла бровь, пытаясь изобразить удивление.
-- Нет, что вы. – Верелан отпила из стакана. -- Я даже извлекла из нее забытый урок. Когда-то, в Академии, мастер по рукопашному бою объяснял технику запоминания возможных ударов противника. Очень хороший образец и для тактического планирования. Может, вам оставить шрам, чтобы не забывать о случившемся вовсе? -- закончив вопрос, Верелан взяла морковное пирожное - ха ригил.
-- Не проще ли отрезать руку? Таким образом, я наверняка никогда не забуду о случившемся, если вас это беспокоит, -- абсолютно спокойно отвечал доктор, отпивая из своего стакана. -- Посол, мне ли вам объяснять, как бы не были хороши ваши навыки и быстры рефлексы, существуют ситуации, когда все ваши умения в совокупности не имеют никакого значения. Не сомневаюсь, обрушься сейчас на нас этот потолок, или вздумай провалиться пол, вы будете погребены под осколками в точности, как и я. И, посчастливься нам выжить, какой мы из этого можем вынести урок? Никогда не доверяй полу, опасайся потолка, будь на чеку и готовься к худшему? Вероятно, так. Но, понимаете ли, посол, чем старательнее мы оглядываемся по сторонам, чем внимательнее смотрим под ноги, тем больше шансы получить удар в лицо. Осторожность хороша в разумных дозах, в противном случае она грозит перерасти в паранойю. Хм… приятного аппетита посол.
-- Весьма остроумно, но облачение слов играет не менее важную роль, как материал для бомбы, потолка и пола, -- спокойно проговорила Верелан, глядя на оживленное, но без сомнения красивое, лицо Торана. -- Приятно было позавтракать с вами, доктор.
-- Всегда к вашим услугам, посол. Жду следующей встречи.
__________________________________
Совместно с доктором


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 04 12 2008, 22:41:27
09:31
Променад

Но как Тиби не дергала товарища за рукав, Теллер не мог позволить себе сдвинуться с места, ведь на секунду он увидел того, кого искал – офицера с гладкими черными волосами и оливкового цвета кожей.
Но было слишком поздно, врач прошел мимо прежде, чем юный баджорец успел привлечь его внимание, и скрылся в толпе на Променаде. Теллер почувствовал, как замирает его сердце, и как на глазах выступают слезы обиды – доктор даже не взглянул в его сторону, просто прошел мимо. Возможно, он просто что-то сделал не так, забыл о каком-то ритуале, о каком-то правиле… Может, Тиби в это не верит, но она ошибается!
- Пойдем, - девочка поднялась со скамейки, на которой она устроила брата Теллера, - Нам нельзя долго тут светиться…

Лазарет.

Медсестра Эвен Оро ответила кивком на жест доктора Торана и взяла у него из рук падд с отчетом. Работать на этого ромуланца – а Эвен не слишком интересовалась происхождением главврача, ей достаточно было видеть намек на V-образную кость у него на лбу – было не так плохо, и хотя баджорка иногда с томной тоской вспоминала о его предшественнике, трилле докторе Тейне, постепенно она приходила к выводу, что романы на рабочем месте – не лучший вариант. Пока сестра провожала начальника взглядом, ее внимание привлекло нечто еще.
- Энсин Т’Нэрэ? – вопросительно позвала она, глядя в сторону выхода из лазарета, - Там на Променаде перед лазаретом… Эти ребята не кажутся вам странными? Кажется, они чего-то ждут…
Вулканка неохотно отвлеклась от изучаемых ею статистических данных о динамике развития и протекания инфекционных заболеваний на станции за последний год –  занятия, на самом деле, совершенно бесполезного,  но представлявшего для энсина некоторый интерес. Она перевела взгляд туда, куда смотрела сестра, еще не полностью переключив внимание, отчего вид ее казался немного потерянным, но заметив несколько «инородных объектов» на пороге лазарета, она заставила себя сконцентрироваться на реальном мире. Она окинула взглядом сначала детей, а потом Эвен Оро, и сделала вывод, что последняя совсем не собирается принимать какие-либо меры, а принимать их кому-то было просто необходимо. Она встала с рабочего места, очень надеясь в скорейшем времени с ним воссоединиться, и направилась к выходу.
Дети любой расы – это тот класс живых существ, к которым  Т’Нэрэ проявляла окончательную и бесповоротную индифферентность, а вернее просто не вписывала их в свою картину мира, часто забывая, что и сама когда-то была ребенком, пусть и вулканским. Поэтому сейчас она надеялась закончить общение как можно скорее, полагая, что присутствие этих двух мальчиков и девочки – просто недоразумение, которое сейчас разрешится.
Подойдя ближе, она выжидающе взглянула на гостей, приподняв по обыкновению бровь и слегка склонив набок голову, и спокойно спросила:
- Вам нужна медицинская помощь?
В ответ на такой простой и, в общем, формальный вопрос – ведь зачем люди приходят в лазарет, кроме как не за помощью? хотя от детей можно ожидать чего угодно – девочка, одетая в широкий балахон светло-коричневого цвета, вздрогнула всем телом.
- Нам пора, - пробормотала она, срываясь с места.
Ее товарищи замерли на месте – младший из ребят потому что едва стоял на ногах, а старший – потому что оказался чуть смелее своей подруги.
- Мой брат упал.
Эвен Оро, тоже успевшая подойти к входу лазарета, опустилась на корточки и отвела в сторону светлые волосы и грязный платок, который ребенок прижимал к виску. За темно-багровой коркой не было видно раны, но кровь была довольно свежая и ее было много. Медсестра взглянула на энсина, будто говоря «Я и сама могу принять решение, но мне интересно посмотреть, на что способны вы».
Т’Нэрэ склонилась ближе и тоже осмотрела повреждение. Оно не казалось слишком серьезным, но в таких вопросах видимость часто была обманчивой.
- Думаю, лучше пройти в смотровую, - слегка задумчиво произнесла вулканка. Она хотела было попросить двоих других детей остаться в приемной, но заметив в их поведении нечто странное, предпочла не оставлять их без присмотра и ничего не стала говорить, когда мальчик и девочка нерешительно последовали за ними. На ходу она продолжила, не обращаясь ни к кому из детей конкретно и надеясь, что кто-нибудь ответит. – А пока расскажите, как это произошло.
Энсин не знала, какой предварительный диагноз могла вынести сестра по увиденному, но сама она предположила возможное наличие черепно-мозговой травмы, и хотела проверить показания трикодера, да и подробности получения травмы тоже могли оказаться полезными.
- Нам действительно пора, - напряженно сказала юная баджорка – энсин так и не смогла оценить ее возраст, только поняла, что она старшая из всех.
Не в силах заставить товарища сдвинуться с места, она решила бросить это занятие и бросилась к выходу из лазарета. Остановить ее никто не попытался, в конце концов, ничего особенного не происходило, и сестра Эвен не ожидала резких движений со стороны пациентов. Однако мальчик остался – каким нервным бы он ни казался, что-то его здесь удерживало и докторов он боялся меньше. Т’Нэрэ оставалось только надеяться, что это была просвещенность и благоразумие, а не какие-то другие причины. Теперь вулканка смогла разглядеть своих пациентов внимательнее – по крайней мере, один из баджорцев был пациентом, но и второго, возможно, стоит осмотреть позже. Младший был бледен, голова его безвольно склонялась на бок, а когда вместе с сестрой Эвен вулканка подняла его и положила на кушетку для осмотра, она заметила необычный багровый цвет его век. Старший держался рядом и не выглядел больным. Самым примечательным в его внешности были огромные темные глаза и вьющиеся волосы, нуждающиеся в стрижке.
- Я увидел глаза возле генератора и… - начал маленький баджорец, но старший его прервал:
- Помолчи, По, они ничего не знают! С ним все будет хорошо? – тревожно обратился он к Т’Нэрэ, - Он же поправится?
- Энсин, - тихо проговорила медсестра, - вам надо на это взглянуть.
Эвен протянула вулканке свой трикодер.
- Здесь не только черепно-мозговая травма, тут еще отравление тяжелыми металлами и радиацией, и… - баджорка тревожно посмотрела на коллегу, - Я не могу проанализировать вот эти показания – поражение нервной системы, какой-то вирус. Наверное, что-то редкое, придется проверить в базе данных или попробовать понять по рассказам детей.
Брови Т’Нэрэ самопроизвольно поползли вверх: трикодер показывал нечто совершенно невероятное. С таким она точно не сталкивалась, и никаких предположений у нее пока не было. Одно было очевидно: положение маленького баджорца было незавидным – не всякий взрослый оправился бы от таких отравлений и повреждений, а тут вообще было не ясно, смогут ли они найти верное решение проблемы пока не поздно…
- Я только что исследовала вирусные заболевания на станции за последний год, и среди них ничего подобного не было.  Если совпадений не окажется и в базе данных – придется искать другие пути. В любом случае, мне бы очень хотелось услышать мнение доктора Торана, и как можно скорее, а пока я попрошу вас осмотреть второго ребенка, - последний вопрос большеглазого мальчишки она оставила без ответа, как будто и не услышала, но дальше обратилась к нему с рядом других: - Пожалуйста, расскажите, что произошло. Это очень важно, - она смотрела прямо в лицо старшего и говорила как можно более выразительно, пытаясь донести до мальчика всю серьезность ситуации. – Как вы оказались у генератора? И…где ваши родители?
Вулканка боялась, что не сможет найти общего языка с ребенком, напугает его – она не вызывала никакого желания общаться даже у более сознательных людей. А ответы на вопросы были нужны ей для дальнейших действий. Пока что никакой разговорчивости старший из братьев не проявлял, да еще и не позволил говорить младшему, поэтому никаких надежд на разительные перемены в их поведении энсин себе не позволила. А больше всего ее насторожило брошенное юным баджорцем  «Они ничего не знают!». Видимо, дети могли сами знать нечто важное, чем совсем не хотели делиться.
- Это не ваше дело, - ощетинился юный баджорец, - Я не должен вам ничего рассказывать, я вовсе не вас искал. Вы – не Зеленый Человек!
- Энсин, - предостерегающе произнесла сестра Эвен, предупреждая дальнейшие вопросы вулканки, - Если это вирус, и мы не знаем, как он передается, то не лучше ли нам закрыть медотсек на карантин, пока мы не будем знать точно? Мы попытаемся помочь твоему брату, - обратилась она к мальчику, - И начнем прямо сейчас – хотя бы с дермального регенератора…
- Да, вы совершенно правы, закрываем медотсек. Я сейчас же вызову доктора Торана. – вулканка казалась обеспокоенной. На резкость ребенка она никак не отреагировала, только нахмурилась и занялась подбором оборудования.
______________________________
Вместе с Мори Джанир =)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 07 12 2008, 20:54:55
7 июля 2379 года, 10:30
Кабинет командующего станцией

…Полковник Талар потянулся в своем кресле, пытаясь расслабить затекшие мышцы. Только что он закончил с очередной порцией бюрократической подготовки к приему сегодня вечером. Подписать меню, предложенное госпожой Шалан. Договориться проинспектировать цветы и ледяные скульптуры, предназначенные для украшения столов… Пророки, да кому это нужно? Ах да, это же производит правильное впечатление на гостей с Земли. Решить, реплицировать ли новый федеральный флаг или взять готовый у Кварка? (Определенно, новый – дешевле).
А до этого он пытался просматривать расписание вахт на следующий месяц. Казалось, все были на своем месте. Последний проклятый техник, работающий с системой удаления отходов.
Полковник поднялся из-за стола и прошелся перед эллипсовидным окном кабинета, сложив руки за спиной. Все были на месте. Кроме одного пилота, который каким-то образом променял свой корабль и фазер на офисный стол. Талар коснулся груди, где под формой висел на цепочке покореженный кусочек металла… Сегодня вечером, он знал, это чувство нахождения не на своем месте только усилится. Но не у него одного.
Полковник нажал на свой коммуникатор:
- Талар – Торану. Коммандер, пройдите в мой офис.
Оживший коммуникатор вывел Торан из состояния молчаливых раздумий и отвлек от созерцания большого черного пятна космоса по ту сторону иллюминатора. Внезапный вызов, стоит отметить, обрадовал доктора, поскольку недавний философский завтрак с послом Верелан вышел уж очень философским, а ничто так не способствует концентрации внимания и прочищению рассудка, как хорошая порция реальности.
- Уже иду, - отозвался доктор, не пытаясь строить догадок о причине, побудившей полковника вызвать его в этот ранний и спокойный час.
«А о после Верелан лучше думать в присутствии посла Верелан,» - мысленно добавил он, направляясь к кабинету полковника и, дабы не искушать терпение начальства, по мере возможности ускоряя шаг.
Вежливым кивком поприветствовав находящихся в Опс, коммандер поднялся по лестнице и, стоило дверям в офис командующего станцией сомкнуться за его спиной, без лишних ремарок произнес:
- Что-то случилось, сэр?
Полковник обернулся от прекрасного вида на усеянную сияющими точками черноту, которую рассматривал и попытался улыбнуться доктору, хотя улыбка вышла довольно кривой.
- Не то, чтобы случилось, - начал он, присаживаясь на край стола в надежде, что это подаст полу-ромуланцу знак, что беседа предстоит неформальная, - Станционная политика. И на этот раз вам предстоит… скажем так, слегка в ней увязнуть. Вы знаете, что сегодня вечером мы ждем гостей из Федерации?
Торан с любопытством следил за движениями полковника, а когда тот фривольно уселся на стол, мысленно ужаснулся нагрянувшему озарению – беседа предстоит неофициальная, хуже этого могло быть только приглашение на бетазоидскую свадьбу. Доктор неопределенно хмыкнул, распрямился  и сцепил руки в замок, тем самым давая понять, что слушать собирается крайне тщательно, а обдумывать сказанное крайне долго, с особым упорством избегая мыслей о «станционной политике», в сравнении с которой бледнела и чахла даже упомянутая бетазоидская свадьба.
- Теперь знаю, - отвечал доктор. – По станции бродили слухи о скором прибытии федеральной делегации. Выходит, они оказались правдивыми. Удивительно. Но, собственно, каким образом я связан с этим несомненно знаменательным событием и, так уж быть, насколько глубоко мне предстоит в нем увязнуть?
Торан тоже попробовал улыбнуться и был безмерно счастлив, что не видит  сейчас своего отражения в зеркале.
- А вам не приходило в голову, что в отсутствие коммандера Котмы, вы – старший федеральный офицер на станции? Как бы смешно это ни звучало, - баджорец многозначительно приподнял бровь, - Так что в оставшееся до официального приема время я настоятельно советую вам пробудить в себе вашу человеческую половину и сохранить ее в бодрствующем состоянии до конца вечера. Потому что она вам очень понадобится, когда вы будете общаться с прессой и дипломатами.
- Старший, но не командный, - стараясь, быть хладнокровным проговорил Торан, хотя резкое замечание полковника о его полукровном происхождении неприятно задело коммандера, - Синяя униформа дает неплохую перспективу для карьерного роста, но не подразумевает никакой власти. Как бы смешно это не звучало. Впрочем, если это приказ, я попробую держать свою… человеческую половину бодрой и веселой, хотя не сомневаюсь, на станции имеются и более подходящие кандидатуры для участия в такого рода мероприятии. Надеюсь, пестрые ленточки и серпантин уже подготовили, - доктор смолк. – Не хочу показаться грубым, полковник, но мне действительно не слишком ясен ваш выбор. С другой стороны, непонимание не всегда повод для нарушения, кхм, субординации. Могу я поинтересоваться, во сколько прибывают гости, каково их количество…и общение с прессой – это обязательная часть торжества?
На последний вопрос Торан вполне мог ответить самостоятельно, но иногда к мертвой надежде стоит подвести электроды и, наблюдая за  кататоническими спазмами, думать о неком подобии жизни, все еще теплящейся в ней.
- Извините, доктор, - Талар встал на ноги, - Боюсь, ваше положение действительно доставило мне некое неподобающее удовольствие, однако, если говорить совершенно серьезно, в данный момент я не вижу альтернатив. Возможно, вы не командный офицер. Но вы прожили в Федерации всю свою жизнь и прослужили в Звездном Флоте достаточно, чтобы получить свое звание. А то, что происходит сейчас – важно и для Федерации - вашей родины, и для Бэйджора. Так что я информирую вас, что вы должны присутствовать сегодня вечером в кают-компании, а не предоставляю вам выбор. Жду вас не позднее 23:05. Возможно, все будет не так уж плохо – неужели вам не хочется поговорить с более интересными собеседниками, чем мои соотечественники? Да и количество гостей вряд ли превысит два десятка человек, считая официальных лиц и пару ведеков с Бэйджора. Насчет прессы… - баджорец помолчал, - Тут я сам еще не уверен. Да, будет кто-то из Федеральной Службы Новостей, но едва ли они будут брать у вас интервью прямо возле шведского стола…
- Сэр, - прервал полковника вызов по коммуникатору, - к станции подошел грузовой корабль досай, просят разрешение на стыковку.
- Разрешите, - нетерпеливо ответил полковник, - Но пусть в следующий раз сообщают нам заранее, когда собираются прибыть. Итак? - он обернулся к доктору.
- Ясно. Ну что ж, я буду в назначенное время, раз альтернатив и впрямь не существует. Однако от шведского стола, простите, попытаюсь держаться как можно дальше на случай, если кому-то все-таки захочется взять у меня интервью, - Торан расцепил руки и посмотрел поверх головы полковника. – Если быть совсем откровенным, когда во мне просыпается желание подискутировать, я обычно веду личный журнал. Это все, сэр?
- Это все, доктор. – полковник поднялся на ноги, давая понять, что беседа окончена. - Можете идти, и прошу вас не опаздывать. До вечера.
- До вечера, - отозвался коммандер и, не позволяя себе даже мысленно забегать в будущее, покинул кабинет полковника.
________________________________________
Совместно с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Верелан от 07 12 2008, 21:02:25
7 июля 2379 года, 10:30
Каюта Верелан

После утренней беседы с Тораном, Верелан вернулась в свою каюту. Первым делом, она притушила свет и заблокировала дверь. Затем вытащила из чемодана дизраптор, падд и переходник. Все уложила на стол. Подключила падд к сети станции. Оставались минуты. Их Верелан провела, глядя в иллюминатор. Прибывал очередной транспортник, он делал обычный стыковочный маневр. Послышался звук входящего вызова. Верелан подошла к столу и настроила падд на запись, лишь затем открыла сообщение.
-- Сестра? Рада тебя видеть, -- Верис выглядела как всегда хорошо, ее новый костюм говорил о том, что на Ромуле произошли изменения. Все возвращается на круги своя. Военная форма была ей к лицу, тем более, что она всегда была похожа на отца.
-- Верис, что нового у родителей?
-- У них все хорошо. Живут себе на берегу моря Апнекс, ты помнишь, какие там места. Красота. А я уехала с мужем из района Кроктон, теперь мы в живем Ратеге, подальше от столицы. Никак не можем привыкнуть их диалекту. Говорят они забавно. Этот говор ни с чем не спутаешь.
-- Рада за вас. Крематории опустели?
-- Да, раненых все меньше и меньше. Жизнь налаживается. Муж вызвался в отряды подавления реманцев, ведь трудности с поставками кристаллов дилитиума продолжаются. Такие дела, сестра. А у тебя как?
-- По-обычному. Тут действительно до стабильности далеко. Не так давно с главой медицинской службы случилась неприятная история на Бейджоре Восемь, он рассказал ее за завтраком. Среди баджорцев есть люди, которые не согласны с правительством, с положением Станции. Я бы рассказала о них больше, но пока я не понимаю их веры в смерть. Я собираюсь поговорить с их духовниками на Станции. Это не сложно в общем, но у меня пока трудности с кругом общения. Не всех я знаю, не ко всем могу обратиться, многие просто отвергают меня или косо смотрят. Напоминать о наших разработках и нашей помощи – это не та стратегия, что может помочь. Буду стараться искать иные пути.
-- Ты и в Академии была не промах. А твоему умению планировать, иногда завидует мать… Эй, сестра, ты чуть было мне зубы не заговорила. Я слишком хорошо тебя знаю. Кто этот глава медицинской службы? Прошло несколько недель, а ты уже завела друга?
-- Полукровка.
-- И кто же он? Ты меня интригуешь. Говори, Верелан. Какой он?
-- Внешне он ромуланец.
-- Да ты что? И он…
-- Да, он федерат.
-- Красавец?
-- Верис!
-- Молчу. Я чисто из любопытства.
-- Не смей матери говорить.
-- Ладно, мне пора, было приятно увидеть тебя, сестра.
-- До скорого.
Верелан выключила связь. Экран потух. Посол отсоединила падд, прочитала полученную запись, запомнила и удалила ее. Затем быстро вернула вещи в чемодан. Вернула свет в нормальное освещение. Разблокировала дверь. Затем реплицировала воду температурой в 20 онкианов, и снова подошла к иллюминатору. Там, в темноте, где-то среди звезд, летают корабли, возможно, идут сражения. Она сидит в желудке кардассианской крысы, вращающейся в Баджорской системе. Верелан подумала о религии баджорцев…


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 07 12 2008, 22:54:28
10:38
Лазарет

Несколько минут в закрытом на карантин лазарете прошли в напряженном молчании, хотя и не в тишине. Младший баджорец распластался на биокровати и тяжело дышал, прикрыв глаза от яркого света. Тонкая струйка слюны стекала по его щеке на треугольную на кардассианский манер подушку. Его брат вжался в стену и напряженно следил за движениями сестры Эвен и энсина Т’Нэрэ, которые занялась оказанием самый простой помощи и отбором анализа крови для дальнейшей диагностики.
Эти действия успокаивали Эвен Оро, но только до того момента, пока она знала, что делать. Пока она очищала ссадину на виске ребенка от крови и пока переодевала его в двухцветную лазаретную пижаму, ее руки двигались сами по себе, но чем ближе она приближалась к моменту, когда уже ничего нельзя было сделать без дальнейшего анализа, тем медленнее и неувереннее становились ее пальцы. Незнание, страх и сострадание воздвигали перед ней стену, которую она не в силах была пока преодолеть. Что чувствовала вулканка, медсестре было неясно, хотя бы потому, что, несмотря на изучение нескольких статьей о представителях этой расы, она не до конца понимала, как же у них там обстоит дело с чувствами и эмоциями.
Но когда наступил тот самый момент, которого баджорка боялась, и которого ждала с таким напряжением, она произнесла:
- Энсин, давайте отойдем на секунду.
И прежде, чем вулканка успела ответить, схватила ее за локоть и оттащила в закуток, где в лазарете хранились медицинские препараты.
- Что с вами такое? – яростным шепотом спросила она, - Вы и дальше собираетесь вести себя так бестактно?
На лице энсина на миг отразилось удивление – она действительно не знала, чего от нее хочет баджорка. Никакой бестактности в своем поведении она не видела, а вот в беспочвенных обвинениях невежливость ей заметить не составило труда. Или же Эвен Оро не понравилось кажущееся спокойствие вулканки и «бессердечность»? Именно кажущееся. Даже без лишних эмоций (между прочим, совсем не уместных в критической ситуации) можно делать все возможное для спасения ребенка. Т’Нэрэ просто не сочла нужным показать, что обеспокоена, хотя и на свой, вулканский, манер.
Девушка совсем не могла понять, почему сейчас нужно терять и без того слишком поспешно ускользающее время на выяснение отношений, совершенно не имеющее ничего общего с их проблемой. Она бы с удовольствием это высказала баджорской сестре, но ее мнение тоже не относилось к делу.
- Простите? – немного склонив голову набок недоуменно проговорила она. – Что именно в моих действиях кажется вам бестактным?
Если бы она не умела хорошо контролировать интонации, в вопросе прозвучал бы намек на раздражение. Но перед Т’Нэрэ такой проблемы не стояло – ее голос практически всегда был бесцветным и ровным.
- Они же дети! - махнула рукой сестра, - Они и без того испуганы, а потому не будут отвечать на ваши сухие вопросы. О, я понимаю, вы так эффективны и спрашиваете вполне по делу… И это было бы уместно, если бы это были взрослые, - баджорка сделала глубокий вздох и постаралась говорить спокойнее, хотя ее щеки все еще пылали от смеси раздражения и стыда, - Доктор же должен лечить не только тело, но и заботиться о душе пациента, проявлять сочувствие и помогать ему пережить такое нелегкое для него время болезни. Разве вы никогда сами не были испуганным ребенком? Попробуйте вспомнить, энсин, пожалуйста, - женщина с надеждой посмотрела на коллегу.
И Т’Нэрэ попробовала. Она отвела глаза в сторону и погрузилась в воспоминания о своем детстве. Надо признать, оно было слишком безмятежным и счастливым – в семье у нее все было хорошо, атмосфера понимания и согласия заставляли ее верить, что так будет всегда и со всеми. Так не было. Но она успела повзрослеть до того, как столкнулась с жестокостью, страхом и несправедливостью. Самым похожим на страх детсктм воспоминанием был маленький эпизод с занятием музыкой: маленькая вулканка случайно сломала лиру, которую ей только что подарил отец. Она очень боялась его расстроить и долго не сознавалась в проступке, совершенно логично полагая, что сокрытие правды в отсутствие прямого вопроса не есть ложь. И все же, испуганным ребенком ее назвать тогда было бы сложно. Со словом «страх» у нее больше ассоциировались недавние и еще не забытые события на Бэйджоре 8, хоть это и не были детские воспоминания.
Сестре же энсин ответила давно заученной фразой:
- Вулканцы не испытывают страх. И другие эмоции тоже. – Она смотрела на Эвен Оро прямо и жестко. - А о душах детей вполне можете позаботиться вы, если так этого хотите. Моя же задача заключается в том, чтобы обеспечить им выживание.
Не смотря на холодный бесчувственный тон девушки, замечание сестры ее задело – энсин и сама думала о том, насколько важно для врача уметь находить к пациентам индивидуальный подход. Она, как могла, старалась быть мягче, но нельзя в одночасье изменить свою натуру и превозмочь менталитет целой расы, с рождения вкладываемый во всех вулканцев.
- А теперь, если вы позволите, я вернусь к своей работе. – добавила она, и не дожидаясь ответа, вернулась к лежащему на био-кровати мальчику. В конце концов, пока она исправно и профессионально выполняет свой долг, это только ее дело, как обращаться с больными.
- Я работаю здесь три с половиной года и повидала несколько врачей, - вслед ей негромко сказала Эвен, - Кое-кто из них, как доктор Тейн, не были блестящими медиками, но пациенты их любили потому, что они умели вселять надежду.
Баджорка прошла к медицинской консоли в приемной и взглянула на результаты анализов.
- А кое-кто, - продолжила она, - были как доктор Вина, для которой существовали только лекарства и скальпели, а пациенты были не более, чем биоматериалом для отработки навыков. И я очень надеюсь, что не все вулканцы-врачи такие.  Предварительные результаты готовы, - громко сказала она, читая записи на мониторе, - Радиация, которую мы заметили, сходна с радиацией термоядерного реактора станции. Отравление тяжелыми металлами напоминает случаи, которые встречались в первые годы освобожденного Бэйджора – тогда кардассианцы оставили нашу планету на грани экологической катастрофы, были проблемы с питьевой водой, из-за разрушения сразу нескольких крупных плотин.
Медсестра обернулась и посмотрела на вулканку:
- Это все мы можем легко нейтрализовать. Но все равно еще остается вирус. Наверное, пришло время связаться с доктором Тораном и начать более широкий поиск.
Т’Нэрэ сделала вид, что не заметила поучительной лекции о разных врачах, и оправдываться или спорить не собиралась – ей было все равно, что о ней подумает эта баджорка, пускай и одна из непосредственных ее коллег. Ее обидело сравнение с Виной, но на лице ее ничего не отразилось. Она знала, что ей еще многому предстоит научиться у представителей эмоциональных рас, но сейчас для этого было не самое подходящее время, да и свое социальное развитие она считала делом личным, в которое не позволено вмешиваться никому.
Она просто заправила гипоспрей нужным лекарством, полагая, что оно больному ребенку сейчас нужнее всего.
- Полагаю, от радиации мог пострадать кто-то еще. И от вируса тоже. – Энсин обратилась к медсестре совершенно обыденно, как будто недавнего разговора вообще не было, но тем не менее старалась на нее не смотреть.-  Сейчас я вызову доктора Торана.
Девушке хотелось, чтобы коммандер пришел как можно скорее – уж он точно не станет упрекать ее и требовать больше, чем она могла сделать.
- Энсин Т’Нэрэ – доктору Торану. Пожалуйста, зайдите в лазарет. Это срочно.
____________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 09 12 2008, 01:03:20
7 июля 2379 года, 10:45
Лазарет

Жизнь можно любить двумя способами – любить ее издалека и любить ее заочно. Ни первый, ни второй способ не предусматривает продолжительного тесного контакта с предметом обожания. Еще жизнь можно любить рывками – час от часу, во время сна и вкусного обеда, поскольку в эти периоды жизнь обычно молчалива и крайне занята, а занятой человек – верно, слишком занят и не пожелает растрачивать собственное драгоценное время на порчу времени чужого, такого же ценного и невосполнимого. С  этого момента времени у Торана было непростительно мало. После разговора с полковником единственным утешением для доктора стала мысль о том, что баджорец, проявив милосердие, хотя бы не попросил его украсить лазарет цветочными гирляндами в тон баджорской и федеральной формы. Никогда не знаешь, на что может обнаружиться аллергия у пациента, или у доктора. Впрочем, докторская аллергия на общение с прессой пробудилась после долгой спячки и подняла голову, заставляя коммандера холодеть, лишь стоило ему подумать о каверзных вопросах и милых косноязычных журналистах, отчего-то уверенных, что их красноречие – самое красноречивое красноречие во вселенной и, соответственно, будучи талантом незаурядным, нуждается в постоянных упражнениях.
…И эти утомительные разглагольствования о родной Федерации. Что может быть хуже для начала рабочего дня. Стараясь отвлечься от предстоящего торжества, Торан крепко смежил веки, а затем коммуникатор снова ожил.
- Энсин Т”Нэрэ – доктору Торану. Пожалуйста, зайдите в лазарет. Это срочно, - произнес бесплотный голос.
- Сейчас буду. Торан – конец связи.
«Я обретаю популярность, - усмехнулся коммандер, заходя в турболифт. – Но если полковник все же изменил решение и захотел украсить лазарет цветами, я ему не помощник».
На деле же ситуация в лазарете цветами не пахла. Вернее пахла, но отнюдь не цветами.
Около минуты потратив на борьбу с компьютером, усомнившемся в необходимости пропустить шефа медицинской службы в свое единовластное царство, Торан все-таки попал в лазарет. В дальнейших размышлениях не было смысла.
- Что здесь происходит? Почему мне не сообщили о карантине?
Так как сестра Эвен Оро, казалось, не собиралась отвечать доктору, глядя на вулканку и предоставляя ей самой отчитываться, Т”Нэрэ ответила:
- Пришлось действовать в срочном порядке, сэр. Незаурядный случай, взгляните сами. – Она протянула ему падд с записью всех показаний трикодера. Почему они не сообщили о карантине, энсин предпочла умолчать. – Пациент – баджорский ребенок, подозрение на вирусное заболевание, но мы не можем его идентифицировать.
Вулканке было интересно, как коммандер поведет себя с детьми, и будет ли это сильно отличаться от ее собственного поведения. Она практически не сомневалась, что доктор, обычно такой неприветливый и суровый, останется таким и сейчас. Она уже даже представила лицо медсестры – второй бессердечный врач в ее поле зрения…Читать нотации начальнику баджорка не станет. А если в ромуланском медике вдруг произойдут чудесные перемены и он сможет найти общий язык с ребятами, то удивляться придется энсину. Но этому событию девушка приписывала совсем незначительную вероятность.
Тем временем доктор хмурился, что совсем не придавало его виду дружелюбия. Энсин, внимательно следя за лицом ромуланца, негромко спросила:
- Что вы думаете, сэр?
- Хм, - протянул Торан, переводя взгляд с падда на ассистенток. – Радиация и отравление тяжелыми металлами? Признаки токсичной полинейропатии, которой благодаря быстроте вашей реакции, пациенту удастся избежать. Я надеюсь. И подозрение на вирусное заболевание… То есть выявить вирусный патоген вам не удалось. Вы объявили карантин. Очень предусмотрительно. Забор крови? Полное сканирование? Подождите, - доктор еще раз взглянул на падд. – А вы уверены, что это именно вирусное заболевание? Пожалуй, стоит провести повторное обследование. Насколько понимаю, информация по сходным случаям отсутствует в станционной медицинской базе данных, а с Медицинским Институтом Звездного Флота, полагаю, вы не связывались… Следует провести повторный анализ ДНК и сканирование мозга. Если по-прежнему не сумеем установить диагноз лучше будет поместить пациента в стазис. А теперь скажите на милость, вы сообщили родителям ребенка, что с ним случилось… и кто это?
Торан краем глаза заметил второго мальчика, вздрогнувшего под озадаченным взглядом доктора.
- Доброе утро, молодой человек, - поздоровался коммандер с юным баджорцем и, обращаясь к сестре и энсину добавил. – Он тоже заражен?
Сестра Эвен покачала головой и смущенно развела руками. Присутствие главы медицинской службы неожиданно придало ей уверенности, хотя ей и было стыдно признать, что все дело в том, что теперь всю ответственность можно переложить на начальника. Оставаясь же в лазарете вместе с энсином Т’Нэрэ, баджорка ощущала себя с ней на равных, а значит, ощущала всю тяжесть ответственности к которой, как она с сожалением себе призналась, она еще не была готова.
- Я свяжусь с баджорским институтом медицины, - сказала сестра и поспешила заняться делом.
- Здравствуйте,  - совершенно неожиданно подал голос баджорец.
Мальчик отлепился от стенки и теперь во все глаза смотрел на доктора – казалось, этот взгляд мог бы прожжешь две аккуратные дырки в форме Торана.
- Видишь, По? – обратился он к брату, - Это Зеленый Человек, он пришел. Теперь все будет хорошо.
Дети – худшее наказание для доктора. Особенное такие серьезные дети, как этот баджорец с не по годам тяжелым взглядом. Торан невольно почувствовал себя застигнутым врасплох. Курсы детской психологии в Медицинской Школе никогда не были его любимым предметом.
- Да, - спокойно начал доктор, обращаясь к подростку, как к равному, просто чуть менее опытному человеку, не забывая однако и о легкой дистанции. – С вашим, надо думать, братом все будет хорошо. Конечно, если вы согласитесь сотрудничать. А начать мы можем вот с чего – вы представитесь. Согласитесь, это очень облегчит взаимодействие.
Замечание по поводу «зеленого человека» Торан пока решил пропустить мимо ушей. Во-первых, ему доводилось слышать прозвища и похуже; во-вторых, его кожа действительно отливала слабой зеленью; в-третьих… в-третьих, он всегда успеет поговорить о себе.
- Теллер, - мальчик либо вообще не отличался многословностью, то ли еще не решил, сколько стоит рассказывать, но то, что он уже готов был говорить, было хорошим признаком. При виде доктора его щеки слегка порозовели, а губы задрожали, самопроизвольно складываясь в смущенную улыбку.
- А это мой брат По. Ему шесть лет.
- По – это имя? – вклинилась сестра Эвен, - А фамилия? Как мне записать в карту?
- Мерад, - шепотом ответил Теллер, - Это облегчит… взаимодействие? Поможет? – обернулся он к доктору.
- Поможет? – переспросил Торан, кивком давая понять сестре Эвен, чтобы та прислушивалась к разговору. – Это поможет нам с вами. А для помощи вашему брату потребуется нечто большее. В первую очередь мне потребуется ваша помощь. Если вы расскажите, как  и где ваш брат получил травму, я найду способ его вылечить. Как вы понимаете, от вас зависит очень многое.
Торан внимательно посмотрел в лицо подростка, отмечая про себя, что оно показалось ему знакомым… Несомненно именно этих двоих он видел сегодня утром у лазарета, но тогда с ними была еще и девочка…
- Один вопрос за другим, - мягко подсказала баджорка, - Я поищу фамилию в базе данных.
- Ну… - Теллер переступил с ноги на ногу, - Он плохо спал, стал неуклюжим, еще неделю назад, с тех пор, как поцарапал руку. Но упал он только вчера ночью!
- Была ссадина на виске, - подсказала Эвен, - Мы с энсином ее обработали и залечили. Как он упал, Теллер?
- Мы были в… - баджорец запнулся, подбирая правильное слово, - комнатах, где никто не живет. По испугался крыс – у них в темноте светятся глаза.
- Кардассианские крысы, - уточнила баджорка, - попали сюда много лет назад… или они могли вернуться, когда кардассианцы оккупировали станцию во время войны… и их очень сложно вывести… О, Пророки! – воскликнула она и сейчас же прикрыла рот рукой, - Доктор, мне нужно кое-что проверить.
- Подождите минуту, молодой человек. Сестра Эвен! Что вы имеете в виду? Мне прекрасно известно о кардассианских крысах, они очень любят ваш Кварк’c, но если вы говорите о биологических вирусах… кардассианских или времен Доминионской войны… Мне бы хотелось об этом знать. В противном случае придется закрыть на карантин не только лазарет, но и станцию. Говорите.
- Крысы часто переносят бешенство, и баджорцы могут им заразиться – через слюну животного. Это не заразно, и если мы сможем подтвердить диагноз, ни станцию, ни даже лазарет не придется закрывать, но… - она покосилась на подростка, - В общем, для более точного диагноза нам надо обратиться к архивам Терок Нор и поговорить обо всех современных удачных случаях излечения. Но… вы понимаете, доктор, не здесь… - она покраснела.
- Бешенство. – В другой ситуации Торан бы скривился, но не в этой. – Хорошо, сестра. Займитесь архивами. А я пока вернусь к гостями и пациентам.
______________________________________________
Совместно с Мори и Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 10 12 2008, 00:50:08
11:15
Лазарет

Обследование Теллера, чего Торан и опасался, ясности в ситуацию не внесло. Приборы отказывались фиксировать нарушения в работе организма или аномалии, способные в дальнейшем к подобным нарушениям привести. Видимые признаки отравления токсичным веществами, воздействию которых подвергся младший брат, на удивление отсутствовали у брата старшего; что не исключало возможности заражения неизвестным вирусом, или бешенством, если верить словам сестры Эвен. А словам Торан не верил.
После повторного обследования, признаки инфекции проявились и у Теллера.
- Энсин, займитесь анализом данных. Я скоро к вам присоединюсь.
Дождавшись согласного кивка вулканки и проигнорировав встревожено-вопросительный взгляд юного баджорца, Торан покинул смотровую.
- Сестра, - заговорил доктор, когда Эвен Оро, заметив его присутствие, отвлеклась от консоли. – Я понимаю, врачебная этика ограничивает общение докторов в присутствие пациента, особенно если пациент – ребенок, но теперь вы можете говорить свободно. О каком бешенстве вы толковали? Потому что я выявил сходные симптомы поражения нервной ткани и у Теллера, пока, к счастью, на ранней стадии. Вероятно, незаразное бешенство сменило тактику поведения, или на станции полно неуравновешенных кардассианских крыс. Как бы то ни было могут пострадать люди, не только баджорцы. Итак, прошу вас поделиться своим мнением сейчас, поскольку позже мы рискуем столкнуться с необходимостью делать выводы в прозекторской. К слову, как ваши успехи с поиском?
- Это не мнение, доктор, - Эвен сложила руки за спиной и приготовилась отвечать, - Это факт. Биология кардассианцев и баджорцев сходна в некоторых аспектах, поэтому, в частности, представители наших рас легко могут заводить потомство. К сожалению, это также означает, что мы подвержены и ряду вирусов, происходящих с Кардассии Прайм. Кардассианцы принесли в наш мир крыс, крысы принесли бешенство. Они способны переносить инфекцию, не погибая в течение нескольких месяцев после заражения, и передают ее через слюну при укусе. Вирус распространяется по нервным путям и достигает коры головного мозга. Где и почему эти ребята столкнулись с крысами, я не знаю. Возможно, в том самом месте, «где никто не живет». Мне очень жаль, доктор Торан, - баджорка печально посмотрела на начальника, - но у нас нет лекарства от этого. И если Теллер тоже инфицирован, он умрет, как и все остальные. На Терок Нор сложно было вести записи о причинах смертей рабочих, но несколько записей кардассианских ученых сохранились. И несколько более поздних записей баджорских врачей, но я пока не получила к ним доступ.
- Хорошо, сестра. Младшего из пациентов я рекомендую поместить в стазис, на данный момент уместнее заняться его братом, чья болезнь еще не вошла в стадию прогрессии. Держите его под действием нейроингибиторов и антиметаболитов – это замедлит процесс распространения болезни и выкроит нам немного времени. Если лекарство до сего момента не найдено – это не означает, что его не существует в природе, что я  и собираюсь доказать. А пока я связываюсь с коллегами из Звездного Флота, надеюсь, вы раздобудете недостающее сведения из баджорских источников. Понадобится моя помощь – не забудьте обратиться. – Доктор сделал паузу, переваривая услышанное. – До перевода на станцию я изучил отсчеты своих предшественников и, если мне не изменяет память, а я уверен – не изменяет – за последний десяток лет не было выявлено ни одного случая вспышек вирусных заболеваний, причиной которых послужили бы носители-животные. И это мне кажется несколько странным. Тем более что крысы на ДС давали о себе знать с периодичностью как минимум раз в пару лет. Над этим тоже стоит поразмыслить. Но сейчас мне следует связаться с руководством – если мы не хотим, чтобы болезнь приняла форму пандемии, каждый прибывающий или отбывающий со станции корабль должен подвергаться медицинской инспекции второго уровня. И все-таки ситуация видится мне исключительно странной… Особенно сейчас.
- Я займусь исследованиями, сэр, - ответила Эвен, - И первым делом узнаю, сколько времени у нас есть на поиск лечения.
- Да-да. Держите меня в курсе.
Время. Интуиция подсказывала коммандеру, что времени у них не много; с учетом же скорого прибытия федеральной делегации – времени не было вообще. Покинув сестру Эвен, Торан поспешил связаться с полковником. Пусть баджорец посчитает его трижды параноиком, но куда осмотрительнее предупредить саму вероятность эпидемии, нежели расхлебывать ее последствия.
 - Полковник, должен сообщить вам плохие новости, - начал доктор, когда на экране компьютера появилось изображение командующего станцией. – Но в качестве предисловия разрешите спросить – вы любите животных и что вам известно о кардассианских крысах?
Талар удивленно потер подбородок прежде, чем ответить.
- Надеюсь, это не ваше предложение по поводу меню сегодняшнего вечера – у них довольно жесткое мясо. Ладно, по вашему лицу я вижу, что шутка неуместна. Нет, я почти ничего не знаю об этих животных кроме того, что знает каждый ребенок, выросший на Бэйджоре или Терок Нор – шесть лап, приходят за кардассианцами, отвратительны на вкус и после их укуса можно умереть. Почему вы интересуетесь?
- Потому что даже если я и собирался указать в сегодняшнем меню крыс – они меня опередили. У меня в лазарете двое детей с подозрением на заражение бешенством, причина – видимо  крысиный укус. Окончательный диагноз еще не установлен, но мне нужно предупредить вас о том, что теоретически это не единичный случай. Похоже дети забрались в один из нежилых отсеков станции, вернее, так им думалось, в реальности отсек оказался вполне обитаем. Лазарет закрыт на карантин. Я не хочу провоцировать тревожные слухи, но станцию стоит ввести в режим медицинской тревоги, информировать службу безопасности о необходимости проведения медицинской инспекции каждого корабля и немедленно подключить к поискам и уничтожению крысиных гнезд. Боюсь, прием гостей из Федерации получится горячее ожидаемого. Но дезинфекция меня сейчас волнует сильнее дипломатии.
- Передавайте мои соболезнования родителям детей, - нахмурился командующий станцией, - Я немедленно распоряжусь о дезинфекции и предупрежу всех инженеров, работающих во всех тоннелях и плазмопроводах. Что вы рекомендуете насчет приема? Сможем ли мы вообще провести его в таких условиях?
- С соболезнованиями я бы не спешил, сэр. Насчет приема… - Торан задумался. – Я доктор, а не дипломат. Моя приоритетная задача не допустить, чтобы соболезнования звучали чаще торжественных тостов. Едва ли я могу быть объективным. Все зависит от важности нынешней встречи, а она явно не простой визит вежливости. Да, думаю, прием возможен; однако делегатов стоит ограничить в передвижениях по станции и лишить радости прогулочного рандеву; а если до этого нам удастся проделать то же самое с крысами можно надеяться на благополучный исход. - При других обстоятельствах это могло бы звучать забавно, но Торан не улыбался. – Я же попытаюсь выяснить, не было ли на станции за последние годы схожих случаев и… постараюсь помочь больным. Если вам что-нибудь известно об этом, сэр, сообщите.
- Держите меня в курсе, доктор, - кивнул полковник, - Конец связи.
Экран погас. Торан вернулся в смотровую. Крысы и дипломаты – не слишком удачное сочетание. И бешенство. Крысы, дипломаты и бешенство. И больные дети, на которых все поставили крест. Да только плох тот доктор, что ставит на пациенте крест, когда могила еще не вырыта.
- Энсин, помогите сестре Эвен, я сам займусь пациентами и анализом.
_____________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 12 12 2008, 22:26:37
Несколько часов спустя
Лазарет

…Иногда бывает, что ты не можешь ничего сказать. Не потому, что тебе нечего, а просто потому, что всего – слов, обстоятельств, важных деталей – слишком много, и ты просто не знаешь, с чего начать, и невысказанное кажется тебе запутанным клубком – за какую ниточку не потяни, она вытащит на свет еще больше узлов и других ниточек. Тяжело тянуть в разные стороны одновременно, особенно, если тебе 13, и твой младший брат умирает. Они не говорят тебе прямо, но ты знаешь это каким-то животным инстинктом. И ты ничего не можешь сказать даже тому, кому должен доверять больше всех, в кого должен верить.

Этот лазарет совсем не был похож на лечебницу – здесь было светло, с потолка не текла вода, никто не кричал и не торопился. Но Теллер мог ощущать запах, тот специфический запах лекарств, который въедается в любые больничные стены. Может быть, это было всего лишь его воображение, но закрывая глаза, он переносился совсем в другое место…

- С дороги, с дороги!
Теллер шарахнулся в сторону и прижался к стене коридора. Мимо него пробежали двое санитаров лечебницы, толкающие перед собой антигравитационные носилки, кричала сопровождавшая их медсестра. Мельком Теллер успел увидеть тело на носилках –женщина, вместо правого плеча месиво обгорелой плоти, кровь на лице и на одежде.
Он отвернулся и побежал,  наткнулся на лестницу, и ступени, ведущие вверх, замелькали под его ногами. Он закрывал глаза, но вид алой отметины и черных, окружающих ее краев, преследовал его даже в темноте опущенных ресниц. И когда он открывал глаза, то видел только бредущих по коридорам людей, держащихся для равновесия за стены, людей, заходящихся в приступах кашля, кровь, бинты, гипс и шины. И он был совсем один – не знал, где остался По, и что случилось с мамой.
«Иногда, - говорила мама, - все, что нам остается – это верить во что-то. Потому что если ты достаточно сильно во что-то веришь… Дело не в Пророках, а в надежде, которую вера нам дает. Ну, все когда-то уговаривали себя поверить в самые простые вещи – в себя, в других, в смысл собственной жизни. Просто Пророки – всегда ближе и удобнее всего».
Для Теллера Пророки сейчас были дальше всего. Наверное, они забыли о Бэйджоре 8, и уж конечно у них не было времени глянуть вниз на одного мальчика, потерявшегося в коридорах государственной психиатрической лечебницы в ночь, когда дамба в Новом Дженмире дала трещину.
Он медленно спустился по лестнице вниз, потому что выше идти было некуда, только на крышу. Коридор, куда он попал, тонул в полумраке, но из небольшого окна в одной из дверей лился теплый желтый свет. Теллер заглянул внутрь и увидел ярко освещенный операционный стол и лежащее на нем тело – накрытая простыней грудь была неподвижна. Подтянутый человек в темной форме склонился над правым плечом пациентки, и на бирюзовом воротнике блеснули три золотых кругляшка. Его уши были заостренными, а кожа отливала зеленым.
- …найдите мне острую щепку, капроновую нить и пару бинтов… - сказал он.
«Потому что если ты достаточно сильно во что-то веришь…»
И Теллер, сам не зная, почему, поверил. Поверил, что этот человек справится… даже с щепкой и капроновой нитью. И только потом понял, что присутствовал при новом воплощении легенды, которую уже слышал раньше. Он смотрел через окошко в двери операционной, пока через два часа кардиомонитор не начал радостно попискивать, регистрируя здоровый ритм. И пока не появилась женщина, держащая за руку По.
- Теллер, мне нужно кое-что сказать тебе о вашей маме…


Медсестра Эвен Оро устало потерла покрасневшие глаза. Больше всего ей сейчас хотелось очутиться не здесь, а под сводом храма, склониться в молитве, почти свернуться в клубок, но в то же время она знала, как это эгоистично, ведь сейчас было совсем не время концентрироваться на собственных сентиментальных переживаниях.
- Энсин… - сказала она вулканке, занятой изучением медицинских записей, найденных в баджорских архивах, но замолчала, не зная точно, что собирается сказать в следующий момент. Баджорка понимала, что несколько перегнула палку в их последнем разговоре, но еще не была готова признать эту вслух, поэтому решила просто сообщить новости, справедливо полагая, что эмоциональный разговор не получится и для выяснения отношений нужно будет найти другое время.
- Энсин, - снова начала она, - Я нашла один задокументированный способ и хотела бы представить его доктору. Также фамилия мальчиков упоминается в списке эвакуированных с Бэйджора 8 в прошлом месяце – не знаю, насколько нам это полезно, но возможно, нам надо с кем-нибудь там связаться? И еще я подумала… время обеда прошло, и нам стоило бы… если не поесть самим, то хотя бы накормить пациентов. Как вы на это смотрите?


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 15 12 2008, 21:38:24
14:50
Лазарет

Вулканка, полностью сконцентрировавшаяся на своей работе, согласно кивнула, не отрываясь от записей, прежде чем подняла голову и посмотрела на сестру.
- Вы совершенно правы, по обоим пунктам. Думаю…- она не много замялась, подбирая правильные слова, - логично будет вам предложить детям пищу, а мне, чтобы не смущать их больше своей манерой поведения, поставить коммандера Торана в известность о найденном вами способе, и, возможно, связаться с Бэйджором 8, если это покажется целесообразным.
Энсин слегка склонила голову набок, ожидая одобрения сестры – этот вариант разделения обязанностей должен был избавить их обоих от возникшей в последнее время неловкости нахождения в обществе друг друга. 
Эвен озадачено посмотрела на вулканку, чувствуя как щеки снова краснеют. Она уже почти пожалела о том, что решила, будто бы ее недавнее поведение смогло хоть как-то задеть вулканку. Кажется, этой расе действительно были чужды всякие эмоции. Баджорка глубоко вздохнула и посмотрела на двоих мальчиков поверх плеча энсина. Все-таки в чем-то вулканка была права  - сейчас детям требовалась не «логика», а забота и сочувствие. Представив себе, как Т’Нэрэ сует больным детям реплицированный паек с черствым приказом «ешьте»,  Эвен не смогла сдержать раздражения. Может федеральный медик и была неплохим специалистом, но участливым собеседником или человеком, умеющим поднять дух в тяжелой ситуации она точно не являлась.
- Хорошо, энсин, - голос баджорки прозвучал холоднее, чем ей бы хотелось. – Я накормлю детей, а вы пока можете познакомить доктора Торана с найденными мною записями. Если у вас возникнут сложности, я рядом.
- Полагаю, все, с чем у меня могли бы возникнуть сложности сейчас, вы и так уже взяли на себя. – и без того обычно холодный голос энсина сейчас казался ледяным, а лицо из отстраненного преобразовалось в мрачное. Она коротко кивнула баджорке, взяла нужный падд и не оборачиваясь вышла в соседнюю комнату, все еще чувствуя на себе полный укора взгляд.
Если Т’Нэрэ была способна испытывать раздражение, то это был как раз тот случай. Сестра Эвен никогда не поймет, что ограничение контакта с детьми было своеобразным проявлением заботы о них со стороны вулканки. Девушка прекрасно понимала, что ребята ее боятся, и старалась как можно меньше быть в поле их зрения, предоставляя возможность другим сделать их пребывание в лазарете более комфортным, если уж сама она пока этого не могла. Энсину стало немного обидно, что ее сочли бездушной, в то время как ей действительно было жаль детей и она делала все возможное, чтобы их спасти. Обвинять ее – это то же самое, что обвинять ференги в пристрастии к латине, или клингона в желании следовать законам чести. Баджорка упрекала ее за самую суть вулканской сущности и традиции общества, в котором энсин выросла. В такие моменты ей очень хотелось вернуться на Вулкан, где ее поведение все окружающие сочтут достойным. Здесь же, несмотря на все разговоры о расовой терпимости, ей явно были не рады, и не нужно испытывать эмоций, чтобы от этого ощущать себя не в своей тарелке. 
С этими мыслями она подошла к доктору Торану и быстро излила на него поток информации:
- Сэр, сестра Эвен обнаружила некие данные, которые могут быть нам полезны, взгляните пожалуйста. Так же она узнала, что фамилия мальчиков упоминается в списке эвакуированных с Бэйджора 8 в прошлом месяце.
- Сейчас взгляну, - Торан принял падд с отсутствующим выражением на лице и в сотый за прошедшие полчаса раз перевел взгляд на компьютерный дисплей.
Можно родиться очень умным и очень самоуверенным, получить докторскую степень или даже две, построить блестящую карьеру, написать дюжину научных трудов, прожить долгую и успешную жизнь, чтобы однажды, когда казалось мир вокруг в кой-то веки вспомнил о спокойствии, со всей возможной полнотой ощутить собственную беспомощность, собственную бесполезность, столкнувшись с таким простеньким понятием, как Время. Время с большой буквы.
Если бы дети обратились в лазарет чуть раньше, если бы в базе данных было больше информации, если бы… Если бы – всего лишь отговорка. И Торан прекрасно об этом помнил.
Торан отложил в сторону падд и опустил подбородок на сцепленные в замок руки, локти больно вжались в столешницу. Доктор посмотрел на вулканку. Что-то в ее облике настораживало. С самого прихода в лазарет от него не могло ускользнуть царившее здесь напряжение. По началу он отнес его на счет случившегося с баджорскими детьми, но теперь понял, что ошибся.
- Пока не знаю, насколько ценной окажется информация, найденная сестрой Эвен. Я хочу сравнить ее с содержанием архивов Флота, но до этого позвольте поинтересоваться – что тут происходит? Локальный заговор с целью свержения правительства, или мои ассистенты внезапно разучились понимать друг друга?
Видимо, все против энсина был настроен весь мир. Она только что покинула баджорку и надеялась провести как можно больше времени за каким-нибудь полезным занятием как можно дальше от места нахождения сестры и детей, и уж точно не думала, что с доктором Тораном тоже придется объясняться или вести беседу на такие абстрактные и личные темы, как понимание. Она достаточно резко вздернула бровь и хотела сказать что-то вроде «это не относится к делу», но передумала, успев подумать, что к делу это не относится только пока, и вполне возможно скоро их небольшая размолвка может помешать исполнению служебных обязанностей. Вулканка сочла нужным поставить доктора в известность.
- Ничего серьезного, сэр. Сестра Эвен считает, что я не могу обеспечить должный уход за пациентами в виду отсутствия у меня склонности проявлять эмоции. – Сказав это вслух, вулканка почувствовала некоторое облегчение. Она не знала, как отреагирует коммандер, но обычно его мнение, как более опытного врача и просто старшего по возрасту и званию, она уважала и считала весьма объективным. Чуть помолчав, она продолжала: - Если вы сочтете необходимым отстранить меня от непосредственной работы с детьми, я с радостью бы занялась анализом данных по этому делу.
Т’Нэрэ смотрела на доктора прямо и спокойно. Если он согласится с мнением баджорки – значит энсину придется смириться и искать пути решения этой проблемы, хотя проблем у всех медиков и без того хватало.
Главнейшими признаками бунта на корабле всегда считались два явления: затишье и спонтанный переворот, приводящий к тому, что судно вместе с капитаном рано или поздно оказывалось разодранным на щепы и дрейфующим в тоскливой дальности от родного берега. Торан не был капитаном, да и подходящего корабля, не говоря уже о родном береге, не видел. Но положение вещей в лазарете, который при всем уважении не тянул на звание флагмана, однако неплохо подходил под описание маленькой шлюпки, его чертовски не устраивало. В другое время, быть может, он не стал бы заострять внимания на межличностных отношениях своих подчиненных, поскольку сам никогда в таких отношения не участвовал, однако сегодня,  когда от слаженной, командной работы зависела жизнь двоих (и кто знает, не станет ли их больше?) пациентов, доктор не мог позволить себе сохранять прежнюю безучастность. Каково бы не было мнение Федерации о ромуланцах, они всегда стараются блюсти нейтралитет, пока обстоятельства не заставляют выйти из тени. Будучи ромуланцем по отцовской линии, Торан унаследовал только половину терпения его народа. 
- Понятно, энсин. Как вы понимаете, у меня нет никакого желания вмешиваться в ваши распри. Я не сторонник теории, что сочувствие и соучастие способны исцелить любой недуг, иначе бы одного ритуального плача было достаточно для воскрешения мертвых, и мы с вами давно бы остались без работы. Но неужели вам так сложно работать вместе? Оставьте заботу и сострадание сестре Эвен – пусть она успокаивает детей, если в том есть необходимость, вы же можете присутствовать рядом и заниматься своей работой – анализируйте, наблюдайте… В конце концов, от вас не требуется грустно улыбаться и говорить «все будет хорошо», когда как все факты свидетельствуют об обратном. Просто проявите терпение и будьте логичной. Ведь сотрудничество – весьма логичная вещь, не правда ли? – Торан опустил руки на стол. – Эти дети совсем не глупы, особенно старший из них. Они распознают фальшь и обозлятся. Обходитесь с ними бережно, но не допускайте полуправды. Иногда разумнее промолчать, чем сказать лишнее, или говорить намеками…
Последнюю фразу Торан обратил скорее к себе, нежели к энсину.
- Вам все ясно?
Энсин подумала, что доктор скорее всего рассчитывал с помощью слова «логично» убедить ее в чем угодно, а значит тоже был подвержен влиянию стереотипов. «Вулканцам не ведомо ничего, кроме сухой логики…». Девушка не имела ни малейшего желания объяснять кому бы то ни было, насколько это выражение может быть далеким от истины, и явно не хотела показывать, насколько сама она старается понять другие аспекты жизни. Не всегда удачно, но старается. Только она не привыкла показывать промежуточные результаты своих действий или рассказывать о планах, поэтому пока видимого прогресса в этой области нет – она будет сносить выпады сестры Эвен.
Которая, между прочим, вполне могла не считать сотрудничество логичным. Т’Нэрэ была полностью согласна с доктором, что видимого сочувствия одной баджорки детям вполне хватит, однако же последняя, кажется, этой позиции совсем не разделяла. Энсин  пока не знала, как будет убеждать ее в этом и стоит ли, но решила при случае все же выяснить отношения раз и навсегда. Одно было ясно: от командной работы слишком многое зависело, и заставлять начальство беспокоиться еще и за это - совсем неподобающе для двух разумных существ.
- Да, сэр. Я сделаю все от меня зависящее. – Вулканка уже собиралась выйти, но потом неожиданно даже для себя обернулась и спросила, как всегда прямолинейно, - Сэр…как вы оцениваете шансы этих детей на выживание?
- Очень низкие, энсин. И пока мы тут беседуем о чувственных и рациональных началах выше они не становятся. Признаюсь, я сам начал эту беседу. И мне она доставила удовольствие не больше вашего, однако я предпочитаю вместо вопросительных знаков расставлять точки над "i". Надеюсь, мы достигли взаимопонимания. Теперь прошу вас пригласить сестру Эвен и вернуться к своим обязанностями.
Т’Нэрэ кивнула и, еще раз взглянув на доктора, вышла. Мысли ее, как и взгляд, были окрашены легким оттенком печали, и совсем не из-за предстоящих разговоров с коллегой.
______________________________
Совместно с доктором Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 17 12 2008, 01:22:51
15:10
Лазарет

Но разговор с коллегой у Т’Нэрэ так и не состоялся – обе девушки старались выбирать как можно более вежливые и обезличенные фразы, и даже обходили друг друга, стараясь, не дайте Пророки, не задеть друг друга локтями. По крайней мере, Эвен обходила Т’Нэрэ – сама вулканка и раньше особенно не стремилась к физическому контакту, который для баджорки был совершенно обычен и которого она даже не замечала.
Кивнув и натянуто улыбнувшись, медсестра вышла в соседнее помещение, которое занял доктор Торан, по пути тщетно пытаясь остудить ладонями все еще пылающие щеки.
- Вы хотели меня видеть? – произнесла она формальную фразу.
- И слышать, - Торан указал на давешний падд, принесенный энсином Т’Нэрэ.
На сей раз повторять беседу, проведенную с вулканкой, Торан не имел ни малейшего желания, исчерпав себя как социального психолога, доктор счел благоразумнее вернуться к прежней тактике стороннего наблюдения и, абстрагируясь от накаленной до искрящейся белизны ситуации в лазарете, заняться делом.
- Здесь указано, дети были эвакуированы с Бэйджора 8 на станцию и этим сведения ограничиваются. Я не знаю, кого из их родственников следует оповестить. Да и детям, полагаю, не помешает поддержка близких. К слову, как они?
Эвен поправила волосы и приготовилась выдать очередную порцию информации.
- Младший из братьев, По, находится в стасисе, и пока мы больше ничего, по большей части, ничего не можем сделать. Старшему, Теллеру, введен алкизин для снижения вреда, нанесенного нервным тканям, и комплекс нейроингибиторов и антиметаболитов, как вы и назначили. Что же до их родственников… К сожалению, записи о жителях Бэйджора 8 все еще в беспорядке и не полны, но в одном я уверена – больше никого по фамилии Мерад в списках эвакуированных нет. Единственное совпадение – боец ячейки сопротивления Брама, но он погиб почти двенадцать лет назад, так что… - баджорка развела руками, - Единственное, что я пока могу предложить – обратиться напрямую к администрации колонии, по крайней мере, они смогут сказать, что надо делать в таком случае, как у нас.
- Хотите я сам скажу, что следует делать в таком случае, как у нас? Искать способы лечения, бюрократическую волокиту оставим бюрократам. – Торан ненавидяще посмотрел на дисплей. – Да, конечно, администрацию Бэйджора 8 стоит осведомить о нашей ситуации. В конечном итоге… а вам известна земная поговорка: «крысы первыми бегут с тонущего корабля»? Крайне занятный афоризм. Понимаете, как я говорил, меня несколько настораживает тот факт, что за последние годы на станции не было зафиксировано ни одного случая заражения бешенством, тогда как крысы на Дип Спейс давно превратились в часть местного антуража и истребить их полностью даже сейчас кажется невозможным. И тут мы сталкиваемся с катастрофой в колонии, часть жителей которой эвакуируется на станцию, а в последствии двое эвакуированных детей попадают в лазарет с упомянутой инфекцией. Не может ли здесь быть связи? – Торан задумчиво постучал пальцами по столу. – Впрочем, пока не обращайте внимания, лучше свяжитесь с колоний и… все же поинтересуйтесь, не сталкивались ли они с чем-то подобным. Ах, да… ваш способ лечения… Я рад, что кому-то удалось справиться с этой болезнью, однако я не смогу повторить подвиг того героя, не зная его конкретной методики действий. Более полной информации нет?
- Есть, сэр, - кивнула баджорка, - Я подготовила для вас записи из кардассианского госпиталя в провинции Хавара – с 2360го года они проводили исследования вируса кардассианского крысиного бешенства, и по счастью, у нас сохранилось кое-что. Доктор Сейа Трент предполагала, что изменения, вызываемые в мозге вирусом, могут быть обратимы, и что организм может самостоятельно выработать достаточно антител, если отключить большую часть функций мозга и стимулировать иммунную систему. То есть вы правы, прописав стасис, доктор. Возможно, вы действительно тот, кем считает вас Теллер, - медсестра слабо улыбнулась, - Извините, наверное, это неудачная шутка. Возвращаясь к теме лечения… в последние годы было зафиксировано два случая выздоровления с применением этой методики – этого мало для статистики, но уже кое-что.
- Как минимум один пункт в заявлении Теллера был ошибочен – я не совсем человек. Будем думать, в остальном он был прав. Касательно лечения. Да, интересный способ. Особенно учитывая взаимосвязь иммунитета и метаболизма. Итак. Пожалуй, нам стоит вывести пациента из стасиса, прекратить ввод антиметаболитов, а ввод нейроингибиторов совмещать с вводом нейростимуляторов с периодичностью скажем… раз в полчаса, на всякий случай введите мышечный релаксант. Далее. Нам необходимо определить антиген, должный индуцировать образование антител, именно поэтому, повторюсь, нужно вывести пациента из стасиса. Но, повышая метаболизм, мы рискуем ускорить процесс прогрессии болезни, а, значит, времени у нас мало. – Торан задумался. – Два случая… отлично. Если повезет, мы подпортим размеренную жизнь статистов и добавим им работы. Три – много приятнее двух.
Доктор откинулся на спинку кресла.
- С Теллером сложнее… Подвергнув его тем же процедурам, что и брата, мы будем вынуждены ухудшить его состояние. И если метод окажется недейственным – мы только приблизим его смерть…
- И каковы будут ваши рекомендации?  - спросила медсестра, - Энсин Т’Нэрэ пока может подготовиться к процедурам для По, а я займусь бюрократией и… кажется, оказание сочувствия и моральной поддержки тоже на мне – за исключением той части, которая на вас.
- Будем надеяться, вашей поддержки окажется достаточно. Когда доктора всем скопом начинают сочувствовать пациенту – это наводит на мрачные мысли, - коммандер хмыкнул. – Рекомендации мои просты – сделать все возможное, и можете тактично намекнуть Пророкам, если у них есть капля свободного времени – могут помочь нам с невозможным. Это все, приступайте.
___________________________________
Совместно с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 21 12 2008, 23:26:00
15:48
Лазарет

Медсестра Эвен Оро вышла от доктора Торана с тяжелым сердцем. В глубине души она не верила, что ее начальнику удастся добиться хоть сколько-то положительного результата, но и сдаться она не могла, потому что иначе быть врачом не было никакого смысла. Для эмоциональной баджорки казалось очень важным верить в своих пациентов, в себя, в счастливый случай и в высшие силы. Одной веры никогда не бывало достаточно, но иногда именно она оказывалась тем перышком, которое перевешивает на чаше весов.
- Энсин Т’Нэрэ, - обратилась Эвен к вулканке, - Доктор Торан скоро передаст вам подробные распоряжения, а пока не могли бы вы мне помочь… Вы не помните случайно репликационную спецификацию… допустим, какого-то мясного блюда?
Она решила сделать вид, что уже позабыла о возникнем между ними трении, потому что понимала, что дальше дуться в данной ситуации совершенно ни к месту, и совершенно не понимала, как подойти с извинениями или хотя бы как-то прояснить обстановку с вулканкой. Наверное, они были настолько разными, что помимо рабочих отношений никакие другие у них возникнуть ни смогут.
Энсин не сразу поняла. что спрашивают ее о чем-то, не касающемся вирусов и данных.
Она посмотрела на баджорку изучающее – по всей логике вещей та должна была сейчас испытывать сильнейшую неприязнь, но если сестра готова переступить через свои эмоции, значит мир во взаимоотношениях ей важен. Сама вулканка страшно не любила конфликты, и, конечно же, тоже чувствовала себя крайне неуютно, пока все точки над «i» не были расставлены, поэтому она сочла беседу на отвлеченную тему подходящим полем для примирения.
- Боюсь, я ничем не могу быть вам полезной – на моей родной планете мясные блюда не очень почитаются, но если вам подошел бы суп или что-нибудь овощное – я с радостью бы вам помогла. – А затем, отведя взгляд, она прибавила, чуть тише и неуверенней: - Также я хотела бы спросить у вас совета, если вы не против.
На самом деле совет  Т’Нэрэ сейчас нужен не был – она просто решила выбрать новую тактику поведения с медсестрой, полагая, что видимость слабости и небольшой удар по гордости – не большая цена за мирное сосуществование. Она получила четкие указания по этому вопросу, и собиралась в точности выполнить приказ: если не завязать дружбу с коллегой, то хотя бы наладить командную работу без всяких проблем. В то же время, как ни убеждала себя вулканка в обратном, ей действительно было чему поучиться у сестры Эвен.     
- Совет? – баджорка ухватилась за последнюю фразу коллеги, потому что ожидала от нее чего угодно – холодного ответа, взгляда, который она не сможет понять – но не просьбы о помощи, - Да, конечно…
Кроме всего прочего, Эвен была любопытна, и, пожалуй, именно это влекло ее ко всем небаджорским сослуживцам.
Продолжение дискуссии далось энсину не без труда, но отступать было уже поздно. Она старалась не смотреть в глаза сестре – не каждый день девушке приходилось признавать свою неправоту и наступать на горло собственному достоинству. Она говорила медленно, тщательно выбирая слова, которые должны поставить крест на ее самоуважении и вулканских принципах.
- Возможно, вы могли бы рассказать мне, чего именно ожидают пациенты от врачей, кроме непосредственного оказания медицинской помощи. -  Лицо и голос Т’Нэрэ никак не выдали ее внутренней борьбы.
Девушка вспомнила Бэйджор 8 – она часто его вспоминала  - бесчисленные безликие пациенты, никто из которых не дождался ни доброго слова, ни малейшего сочувствия. С тех пор она много думала об этом, каждый раз приходя к выводу, что врачу действительно необходимо что-то еще, кроме медицинских знаний и навыков, но все эти мысли больше наталкивали ее на желание переквалифицироваться в инженера, чем на стремление перекроить свою сущность. Теперь же, когда ей так грубо указали извне на эту проблему, она решила все же перейти от теории к практике и хотя бы выслушать предложения баджорки, пусть и при таких напряженных обстоятельствах.
     - О… - Эвен удивленно захлопала ресницами, - Мисс Т’Нэрэ… Это ведь так просто не объяснишь, и список правил на каждый случай на составить… По моему опыту по большей части пациентам надо ощущать, что кому-то не все равно, понимаете, на эмоциональном уровне… Или, - она оценивающе посмотрела на вулканку, - хотя бы надо давать понять, что они для тебя не просто биологический образец, а личность. Я понимаю, у врачей гораздо больше нагрузка, чем у сестер, через ваши руки проходят десятки людей, и вы не всегда можете тратить на это свое время, но иногда можно найти время подержать кого-то за руку, выполнить чью-то просьбу, может быть, выслушать что-то, не относящееся к текущей болезни… Я улыбаюсь, комментирую свои действия, подбадриваю и молюсь за всех своих пациентов. Мне кажется, это важно. Но вы, наверное, должны сами понять, что подойдет именно вам. Может быть, среплицируете какой-нибудь сытный вегетарианский супчик и попробуете с Теллером? – предложила баджорка, - Я помогу вам.
Вулканка уже десяток раз успела пожалеть, что спросила. Держать за руку? Улыбаться? Это было выше ее сил. Но, стиснув зубы, она со всей своей старательностью изобразила интерес и поборола желание немедленно провалиться сквозь землю. По крайней мере, баджорка выглядела довольной, и, видимо, готова была забыть все обиды за эту возможность поучить коллегу. Ощущение собственной правоты приятно всем, на то и было рассчитано.
Несмотря на эмоциональную сухость, воображение у энсина работало иногда быстрее, чем ей того хотелось бы: перед ней возникла картина, как она заботливо пытается накормить ребенка супом и одобрительно кивающая сестра… Невозможно. И невозможно сказать сейчас Эвен, что это была неудачная шутка. Надо идти до конца…но должен же быть другой способ дать детям понять, что они не биоматериал для вулканки?
- Может быть, я пока могу ограничиться наблюдениями за вами? – без особой надежды спросила Т’Нэрэ, стараясь не показывать ничего, кроме обычного безразличия. Чтобы на всякий случай избежать ненужных взглядов, на случай если что-то на ее лице дрогнет, она отвернулась к репликатору, вспоминая все подходящие супы.
- Нет, - Эвен замотала головой, - Что вам нужно, так это практика. Вот так, - она заглянула через плечо вулканки, пытающейся через медицинский репликатор заказать что-то съедобное, - И добавьте еще что-нибудь на десерт, что-то сладкое… Ведь это не правда, что вулканцы пьянеют от сахара? И что-то попить…
Ранее в приемной энсин и медсестра уже успели поставить вторую койку, как только стало ясно, что пациентов у них двое. Теперь на одной из них распростерлось тело младшего баджорца, заключенное в кокон стасис-поля, а на краю второй сидел, свесив ноги, Теллер и теребил концы своего шейного платка. Наверное, последние часы ожидания были для него бесконечно длинными, скучными и тревожными, но другие люди, которые могли бы составить ему компанию, отсутствовали, и подростку оставалось только озирать стены полукруглой комнаты, избегая глядеть на брата, и прислушиваться к разговорам.
- Теллер, - позвала Эвен Оро, - Мы принесли тебе поесть.
Эти простые фразы были пробными – когда медсестра разговаривала с детьми, ей казалось, что она идет по замерзшему озеру, и лед может проломиться под ее ногой в любой момент. Честно говоря, с энсином Т’Нэрэ у нее было такое же ощущение.
- Будьте уверены, сестра, все разговоры про вулканцев и сахар – это миф. – Она как раз только что реплицировала шоколадное печенье.
Энсин почему-то чувствовала себя так, как будто была кадетом-первокурсником в академии. Ее преследовало стойкое чувство, что у нее не только ничего не получится, но и поводов для насмешек она в скором времени даст предостаточно. Однако, смирившись с худшим вариантом развития событий, она флегматично последовала за сестрой с намерением предложить мальчикам пищу. Все ее самообладание было направлено на создание более-менее добродушного вида, если уж на улыбку она была пока не способна.
Она хотела бы игнорировать зарождающееся чувство, помимо дискомфорта, но не могла. Это был страх. Страх, что сейчас ребенок откажется говорить с ней, испугается ее, или же догадается, что она боится.   
_________________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 24 12 2008, 18:12:16
15:56
Лазарет

Вулканка решила пока не подходить близко к детям и как можно пристальнее наблюдать за действиями сестры Эвен, особенно прислушиваясь к ее голосу, чтобы когда придет время практиковаться, она знала, чему подражать. Т’Нэрэ смотрела на поведение ребенка, пыталась понять его чувства и найти взаимосвязь между действиями сестры и его реакцией. Впервые энсин посмотрела на Теллера более пристально, чем того требовали ее обязанности врача. Наверное, ему действительно очень плохо сейчас – любому было бы на его месте, даже взрослому и даже вулканцу. Но девушка все еще не знала, как этому могут помочь слова, улыбки и шоколадное печенье.
Теллер перестал теребить концы платка и немного удивленно посмотрел на сестру Эвен, державшую в руках поднос с едой. Весь его разум был занят мыслями о младшем брате, лежавшим неподвижно совсем близко от него. Казалось, стоит протянуть руку и можно будет сжать его плечо, но Теллер знал, что брат помещен в стасис-поле и не пытался дотронуться до По, как бы велико не было желание. Из обрывков разговоров между медиками, подросток понял, что дела обстоят далеко не так хорошо, как он надеялся, придя в лазарет. Тогда он думал – стоит попросить помощи и все наладится. Воспоминания о происходившем в клинике на Бэйджоре 8 по-прежнему были сильны, и Теллер не позволял себе думать о худшем, хотя его вера в силу медиков за последние часы заметно пошатнулась. Подростку было по-настоящему страшно.
- Я не голоден, - облизнув губы, произнес Теллер, посматривая на сестру Эвен.
- Может ты и не голоден, - участливо отвечала баджорка. – Но тебе обязательно нужно поесть, чтобы восстановить силы.
От этих слов в горле Теллера пересохло, сам того не подозревая, он машинально покосился в сторону брата и сглотнул, словно не решаясь задать очень важный, мучивший его вопрос.
- А как же…
- Не беспокойся, Теллер, - мягко перебила сестра Эвен, прекрасно понимая, что беспокоит подростка. – Сейчас твоему брату нужнее отдых, и между прочим, - с легкой улыбкой продолжала она, - чем скорее ты поешь, тем быстрее мы займемся твоим братом, потому что если ты этого не сделаешь, урчание твоего голодного живота будет только мешать нашей работе. – И, обернувшись к вулканке, внезапно добавила. - Вы со мной согласны, энсин? Что вы думаете?
Вопрос застал вулканку  врасплох. Она знала, что теперь сестра будет всячески подталкивать ее к установлению контакта с пациентами, но все равно не была готова. Девушка сделала над собой усилие и попыталась если не улыбнуться, то хотя бы слегка приподнять уголки губ. Ничего общего с настоящей улыбкой это не имело, и заметить изменения в лице вулканки тоже было не просто, но энсин надеялась, что от этого ее лицо хотя бы стало выглядеть мягче. Она сделала несколько не очень уверенных шагов в сторону баджорцев и, стараясь убрать из голоса все резкие нотки, произнесла:
- Разумеется. Тем более, Теллер, кто поможет нам позаботиться о твоем брате, если у тебя не будет сил?
Энсин чувствовала себя растерянно. Чем-то это все напоминало ей ложь – она говорила не то, что думала, чтобы достичь своих целей. Она пыталась обмануть Теллера и внушить ему, что все будет хорошо и что он находится среди дружественных людей, и пыталась обмануть сестру Эвен, делая вид, что ей действительно хочется измениться. Перед баджоркой она никакой вины за это не чувствовала, но перед Теллером… Она не смогла бы объяснить, почему, но ее мучили угрызения совести: из всех данных выходило, что она использовала мальчика, чтобы наладить отношения с коллегой. Она еще раз посмотрела на него, и если бы кто-то смог узнать, что скрывалось за вулканской маской безразличия, то определенно вывод был бы таков: на биоматериал так не смотрят. Девушке действительно было его жаль, может быть даже больше, чем По, который сейчас все равно ничего не чувствовал, и она пожалела, что выражать свои мысли ей приходится так искусственно и натянуто – иначе она пока не умела.
- Если бы я сам мог помочь По, я бы уже помог ему! – в голосе Теллера прозвучала резкость, а щеки ярко покраснели. Он не хотел ссорится с докторами, но знал, что если сейчас не выскажет все, что накипело в его душе будет еще хуже. – У вас такой вид, какой был тех людей, которые сообщили мне о… неважно, - подросток запнулся, опустив взгляд. – Вы поможете моему брату? Доктор поможет ему? Я хочу знать, что будет с По… и со мной…
Энсин не понимала, что она сделала не так и готова была отступить, оставив все игры в дружбу с пациентами сестре Эвен. Но отступать было некуда – мальчик смотрел на нее в упор и ждал ответа, и даже не надо быть экспертом в области интерпретации взглядов, чтобы понять его злость и досаду.
- Никто не знает, что будет, Теллер…- Вулканка не хотела думать, что ей потом скажет сестра за такой ответ, но решила говорить честно: ребенок имеет такое же право знать правду. – Но поверь, мы все очень хотим помочь, и сделаем все возможное для этого, а доктор Торан – один из самых лучших врачей в этом секторе галактики.
Теллер тяжело вздохнул и отвернулся к стене. «Мы очень хотим помочь» - эти слова ему уже приходилось слышать, и идущие за ними «мы очень хотели помочь, но…» тоже, поэтому как никогда прежде остро почувствовал собственную бессильность.
- Хорошие доктора лечат своих пациентов, - буркнул Теллер со злостью и чем-то другим, похожим на просьбу. Перед его глазами вновь предстала картина клиники на Бэйджоре 8 и то ощущение уверенности, шедшее от федерального медика… Теллер совсем запутался. – Извините… Я не хотел. Наверное, мне надо поесть…
- Конечно. – Вулканка кивнула и перевела взгляд на медсестру, как бы предлагая ей взять ситуацию под свой контроль.
Т’Нэрэ подумала, что идея поговорить с Теллером была не так хороша, как могло показаться сначала. Она не знала, что еще сказать, чтобы успокоить мальчика, да и никаких утешительных новостей пока действительно не было. Первая ее попытка имитировать поведение представителей эмоциональных рас провалилась, и она не была уверена, хочет ли пробовать еще. Это напомнило ей уроки игры на вулканской лире: можно не знать правил, но чувствовать музыку и в итоге быть талантливым исполнителем или композитором, действуя интуитивно по зову сердца, а можно знать материал бесчисленного количества книг и следовать инструкциям, но ни разу не извлечь из инструмента ни одного стоящего звука.
Эвен Оро с замиранием сердца наблюдала за происходящим, готовая в любой момент прийти на помощь. Нет, не вулканке, а Теллеру, напуганному и уставшему. Баджорка отлично понимала, что должен испытывать сейчас  этот по сути еще ребенок и искренне желала разделить его страдания, и что важнее облегчить. А начать можно с еды…
- Правильно, Теллер, после еды настроение должно улучшиться, поверь мне, - Эвен присела рядом с мальчиком на биокровать и протянула нехитрый обед. – А вам, энсин, должно быть, пора приступить к делам? Спасибо за участие.
Девушка кивнула и поспешила отойти от них как можно дальше. По голосу Эвен было понятно, что результатом сестра не довольна, и, видимо, энсину вскоре придется выслушать еще одну лекцию на тему «как не следует вести себя с детьми». Всегда легко сказать, как поступать не стоило, а может ли кто-то четко и ясно объяснить, как надо?
Чуда не произошло, и Теллер совершенно оправдал прогнозы вулканки, но почему-то ей было не по себе, и несколько минут она только делала вид, что изучает очередной падд с данными.
_________________________
Совместно с доктором Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 25 12 2008, 00:08:53
16:25
Лазарет

- Теллер, - Эвен положила руку на плечо подростку, - Посмотри на меня.
Баджорец поднял темные глаза от тарелки с супом, которую держал на коленях, и Эвен, неожиданно увидела в них свое отражение – взрослую женщину, уверенную в себе, своих федеральных коллегах и своем оборудовании. И хотя само по себе это было неплохо и практически являлось собирательным портретом современного образованного баджорца, для Теллера она была почти такой же чужой, как и Т’Нэрэ. Возможно, такими же взглядами смотрели дети времен окончания оккупации, но тогда, 10 лет назад, сама Оро была еще не намного старше Теллера, и какой бы опыт они ни успела приобрести за свою практику, сейчас он был применим только теоретически. Как бы там ни было, разобраться в тугом клубке иррациональной веры, озлобленности и стыда, связывающем юного соотечественника было не просто даже для сестры Эвен.
- Когда По проснется?.. Вы сейчас скажете мне, что все будет хорошо, - серьезно сказал Теллер, прежде чем сестра успела что-то ответить с улыбкой.
Баджорка замерла с открытым ртом, а потом устало вздохнула.
- Энсин права – мы не знаем, - честно призналась она, - Мы хотим начать лечение и вывести его из стасис-поля, но это еще не значит, что он будет в сознании и сможет с тобой разговаривать. Может пройти несколько дней прежде, чем он сможет вылечиться…
Правда была освежающа. Честно говоря, теперь Эвен была благодарна Т’Нэрэ за поданный пример. И хотя ее задачей, как сотрудника лазарета, было облегчить самочувствие пациента… может быть, этого можно было достичь, не прибегая ко лжи, которая к концу дня буквально обволакивала тебя, и избавиться от которой можно было только полчаса просидев в акустическом душе и преклонив колени на вечерней службе. В конце концов, как баджорка, Эвен лучше остальных представляла неизлечимость кардассианского крысиного бешенства…
- И что теперь делать… мне? – ложка в руке Теллера бессильно опустилась в почти нетронутую тарелку супа.
- Принимать свои лекарства и ждать, - просто ответила Эвен, которой не хватило решимости сказать также, что ждать Теллеру надо и развития собственного заболевания, - Нам всем надо придерживаться схемы лечения и ждать.
- Ждать… - упавшим голосом повторил подросток, - Это тоже всегда говорят, верно?
- Мне очень жаль… - в голосе медсестры звучали извиняющиеся нотки.
- Та женщина, которую вы назвали энсином, - вдруг задумчиво проговорил Теллер, - Она тоже Зеленая Леди?
- Я не понимаю, о чем ты, - Эвен вздрогнула, отвлекаясь от собственных невеселых мыслей, которые унесли ее в будущее – к процедуре отключения стасис-поля и тщательному выверению доз лекарств, - Я не знаю, что ты имеешь в виду, Теллер. Что это значит?
- Они приходят, если ты их просишь и если знаешь их имена, - ответил подросток, - Они приходят, потому что… они просто должны. Это не ерунда, это правда! – повысил он голос, краснея, и медсестра поняла, что на ее лице слишком явно отразилось недоверие, - Вы просто скажите мне ее имя… Может быть, однажды, ее тоже кто-то позовет.
- Т’Нэрэ, - с улыбкой сказала баджорка, - Ее зовут Т’Нэрэ.
- Я запомню, - серьезно кивнул подросток, - А пока я буду просто ждать, так?
Не в силах ничего добавить, баджорка снова улыбнулась и пододвинула мальчику блюдце с печеньем. Сказать ей действительно было нечего. Конечно, они будут принимать какие-то меры, но именно организм По самостоятельно должен был выработать антитела, а значит, по большей части им всем оставалось только ждать…



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 27 12 2008, 23:55:56
7 июля 2379 года, 21.00
Шлюз - Променад

Это было самое длинное путешествие в памяти Мей. Хотя бы потому, что путешествия дальше туристических курортов вообще были для нее редкостью. А уж если поездка протекает в компании коллег, но затраченное время можно умножать на два. А лучше - три.
Конечно, у нее было чем занять время, поэтому все то время, что она летела, она тратила на чтение - с перерывами только на еду и сон. Чтение было занимательным, даже несмотря на то, что все материалы были поданы в скупом виде сводов и отчетов. Зато сколько интересной информации можно было вытащить на свет, если только немного вчитаться! Какое, например, объяснение можно дать тому, что старший офицерский состав станции меняется как перчатки? Или о том, что информация о некоторых миссиях обрывается на середине, поднять информацию не представляется возможным? В общем, Мей предвкушала интересное расследование, граничащее с детективным.
Разве что удовольствие некоторым образом умудрялись подпортить коллеги, летевшие с ней на Дип Спейс. Будучи социологом, Мей ненавидела социологов всей душой, и оттого их общение ограничивалось вежливым "здравствуйте" за завтраком.
Стоит ли говорить, как она была счастлива, когда по внутренней связи объявили о скорой состыковке с базой? Мей подхватила падд с основными выдержками, которые служили ей шпаргалкой, и принялась ждать.
Спустя несколько минут и еще два объявления, определяющих путь следования пассажиров,  женщине все-таки пришлось влиться в группу коллег, радостно щебечущих о предстоящем приеме, который, по их мнению, должен был быть совершенно экзотическим. Все-таки, это загадочный Бэйджор… впрочем, молодые талантливые журналисты могли на любую планету навести романтический флер, который так ценили жители мегаполисов на главных планетах и колонисты периферии. Возможно, заслугой именно этих людей, умеющих подавать информацию, были сотни молодых людей, стремящихся к звездам, в то время как они могли бы совершенно так же успешно работать на благо общества и во имя саморазвития у себя дома.
Мей очень надеялась, что их не выставят в линейку перед такой же линейкой скучающих старших офицеров станции, и не будут представлять по одному. К счастью, ее надежды сбылись, и когда она последний прошла через шлюз и выбралась в мягко освещенный коридор, ее коллеги уже разбредались по своим каютам, сопровождаемые баджорцами-администраторами в красных и песочного цвета формах.
- А это – мисс Мей Чен, - объявил Томас Пеннингтон Третий, высокий и худой пожилой журналист, глава их группы, - Она останется с вами на станции, тогда как остальные наши сотрудники отправятся в различные районы Бэйджора и принадлежащих ему территорий. Прошу оказать ей любое содействие, которое потребуется.
Женщина перевела взгляд на его собеседника и увидела высокого широкоплечего баджорца с резкими чертами лица.
- Мисс Чен, - он слегка церемонно склонил голову, - Добро пожаловать на Дип Спейс 9. Надеюсь, ваше времяпровождение здесь будет приятным и полезным для обеих наших культур.
- С радостью принимаю ваше приглашение, - так же церемонно ответила Мей, оглядываясь и стараясь запомнить каждую деталь на станции, как если бы у нее больше не было такой возможности. - И надеюсь на плодотворное сотрудничество, - добавила она, намекая, что не развлекаться сюда приехала.
- Полагаю, кто-то займутся вашим багажом, - вмешался Пеннингтон, - А вы, наверное, хотите пройтись с полковником – вам о многом надо поговорить, многое организовать.
- Да, разумеется, - ответил Талар, - Энсин Авем проводит вас в вашу каюту, мистер Пеннингтон, а потом позаботится о ваших вещах, мисс Чен.
Откуда-то возник молодой баджорский администратор и вежливо оказал главе группы журналистов дорогу.
В свою очередь полковник повел рукой, приглашая женщину за собой.
- Итак, куда бы вы хотели, чтобы я вас проводил? Если вы, конечно, не хотите сперва отдохнуть с дороги, а потом говорить о делах.
- Хм... - она задумалась, не зная, что выбрать первым. Наверное, сразу требовать интервью со старшим командным составом было бы не лучшим решением, поэтому она просто произнесла: - Покажите мне станцию, чтобы мне проще было в ней ориентироваться. Думаю, это будет полезно. Если вас не затруднит.
- Разумеется, нет, - улыбнулся полковник, - Как вы, должно быть, знаете, - начал он, продолжая идти по коридору, заложив руки за спину, - Изначально Дип Спейс 9 называлась Терок Нор и была орбитальной рудоперерабатывающей станцией. Сейчас мы находимся возле входа в единственную известную стабильную червоточину и выполняем в основном дипломатические и торговые функции. Таким образом, сейчас здесь постоянно живет не только персонал, но и гражданские обитатели с десятка планет. Хотя, в основном, преобладает баджорские население – надеюсь, вы найдете мой народ приветливыми и простыми людьми. Сейчас мы находимся в стыковочном кольце и только что отошли от одного из больших стыковочных шлюзов. В основном здесь же располагаются складские и вспомогательные помещения, но едва ли это вас заинтересует.
- Кто знает, - улыбнулась Мей, кажется, впервые за их разговор. Конечно, она уже изучала планы ДС9 - но одно дело видеть их на схеме, а другое - пройтись по самой станции. Она оказалась намного больше, чем женщина могла предположить. А также куда населеннее. Мей с интересом разглядывала проходящих мимо людей, ее не покидало ощущение, что она попала в совершенно другой незнакомый ей мир, который только предстоит узнать.
Талар улыбнулся в ответ.
- Уверяю, мисс Чен, здесь есть, что посмотреть получше, чем помещения, часть из которых мы даже не используем. Этот коридор выводит нас в Жилое Кольцо, где находятся каюты. Ваша, кстати, находится на уровне Н-3, номер 231 – энсин Авем позже встретит вас с вашим багажом и передаст вам падд с вашим кодом доступа и некоторой информацией о станции, которую мы для вас подготовили. Но самым интересным для вас, наверное, будет центральное кольцо, где находятся офисы основных станционных служб… - полковник ступил в турболифт и подождал, когда Мей последует его примеру, - а также различные коммерческие заведения…
С легким толчком лифт остановился, и когда двери открылись, женщина будто очутилась в совершенно другом мире, с которым было сложно сравнить все, виденное ею на станции ранее. Будто из классического черно-белого фильма она очутилась в современной голо-программе.
- Это мы называем Променадом, - слегка повысил голос баджорец, указывая на все это пестрое, мигающее лампочками вывесок, шумное и ароматное.
Только природная сдержанность не позволила Мей озвучить мысль, которая так и билась в голове: "Вау!". Конечно, она слышала о Променаде. Это было практически первое, что она услышала о ДС9, кроме того, что станция находится у черта на рогах и имеет интересный политический статус.
Променад напоминал популярные туристические места в различных частях галактики и, в общем-то, таким и являлся: место отдыха для приезжих, торговцев, членов семей и конечно же самих служащих станции.
- Какое... интересно место, - попыталась она подобрать нужное определение. - И что же здесь происходит обычно?
Баджорец хмыкнул, впервые слегка потеряв нить лекции, которую читал приезжей. «Да так, ничего особенного не происходит, - чуть не сорвалось с его языка, - Иногда случаются демонстрации и протесты, но вообще совершенно обычная прогулочная палуба».
- Здесь происходит жизнь, - вывернулся он, - Это место работы для большинства обитателей станции. Здесь расположены несколько десятков заведений – как общественных, вроде спортзала, школы и храма, так и коммерческих – в основном различные магазины и рестораны почти на любой вкус. Возможно, если вы проголодались…
- О, нет-нет, рассказывайте, это так интересно. Поесть я всегда успею, - быстро вставила Мей.
- Не так много осталось рассказать,  - развел руками баджорец, - Надеюсь, с вы сами сможете разобраться с предоставленной вам схемой станции. Конечно, я мог бы пуститься в рассуждение об истории станции и о значении нашего положения в квадранте. Но едва ли в этом есть смысл прямо сейчас, когда до официальной части приема осталось меньше трех часов. Надеюсь, вы захватили вечернее платье?
Мей хмыкнула. Она ехала сюда не развлекаться, а для выполнения вполне конкретного задания. К тому же вечерние платья - несколько не тот стиль одежды, который она предпочитала. Однако такого рода официальные мероприятия - хорошая возможность познакомиться со всеми и составить первое впечатление как о месте, так и людях, с которыми ей впоследствии придется вплотную контактировать. К тому же на подобных официальных вечерах очень часто происходит много неофициальных, а оттого интересных, вещей.
Поэтому она ответила:
- Конечно. С нетерпением жду вечера.
- Что ж, в таком случае, если вы считаете, что у вас еще есть время, почему бы нам не подняться в мой офис и не поговорить немного о вашем задании и о том, что вам от нас потребуется?
- С удовольствием, - кивнула Мей.
___________
Совместно с полковником.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 29 12 2008, 13:43:43
21:46
Офис командующего станцией  

-…Что ж, мисс Чен, - сказал полковник Талар, обходя свой стол и усаживаясь в кресло, - Почему бы вам хотя бы вкратце не рассказать, в чем состоит ваше задание и чего вы от нас ждете? Нет, мне объяснили, что вы будете делать серию репортажей о жизни станции, но это довольно расплывчатая формулировка. Что конкретно вам понадобится?
Мей села напротив него, с интересом разглядывая интерьер кабинета. Ей, конечно, приходилось бывать во многих кабинетах многих начальников, но на космической станции - впервые.
- Я думаю, Служба Новостей Федерации описала вам цели моего присутствия достаточно подробно, - она хитро посмотрела на полковника и продолжила. - Но, если хотите, я расскажу, что мне понадобится в первую очередь. А именно - ваше содействие. Я смогу выполнить свою работу качественно только в том случае, если все члены экипажа будут мотивированы не на враждебное отношение, а на помощь и взаимодействие. А если более конкретно, то мое исследование будет состоять из двух частей: анализ документов, интервью и наблюдения. Второе последует за первым, конечно. Для начала мне хотелось бы получить доступ к тем данным, которые вы считаете нужным открыть для исследования. Я изучала личные дела персонала, и у меня возникли некоторые вопросы... но об этом потом. И, конечно, было бы замечательно познакомиться со всем экипажем на банкете. Надеюсь, у них нет никаких предубеждений против нашего исследования?
Талар помедлил с ответом. Конечно, у него был порядочный опыт ответов на вопросы, да и с журналистами ему встречаться приходилось. О достигших таких неплохих постов, как командование станцией у входа в единственную стабильную червоточину галактики, люди говорят и пишут. И все же в этом деле его настораживали слова про личную информацию и интерес Федерации не столько к станции, сколько к ее обитателям.
- Мы не известные спортсмены, актеры или музыканты, - уклончиво ответил, наконец, полковник, - Сомневаюсь, что кто-то из моих офицеров привык к интервью и совершенно не беспокоится на этот счет. Не знаю, можно ли это назвать предубеждением, но по моим наблюдениям, мы не слишком любим говорить о себе - на это указывает хотя бы тот факт, что на станции нет штатного советника. Однако, я уверен, что вы обнаружите здешних обитателей спокойными и дружелюбными.
- О, не волнуйтесь, если бы офицеры умели давать интервью, никому не интересно было бы их смотреть и читать. Люди в Федерации мало что знают об офицерах, об их жизни и трудностях, с которыми им приходится сталкиваться. И это уже не говоря о баджорцах! Простите, конечно, но баджорцы для обычного обывателя где-нибудь на Луне - нечто из разрядов мифов и слухов. Они знают об их существовании, но не более. Мне кажется, только в ваших интересах помочь нам - Службе Новостей - справиться с этой безграмотностью и просветить людей. А лучший способ это сделать - не сухие сводки о событиях на Бэйджоре, а возможность самим увидеть и понять, что же происходит на самом деле.
- Да, мисс Чен, я все это понимаю, - полковник потер подбородок, - Но надеюсь, и вы понимаете, что в нынешней политической ситуации нам, баджорцам, как никогда важно показать себя в правильном свете. А здесь, на ДС9, у нас есть лучшая возможность продемонстрировать, насколько успешно мы научились работать с Федерацией. И, разумеется, Федерация с нами. Уверен, мои люди это понимают и не будут вам мешать, однако... Вопросы какого плана вы собираетесь задавать?
Мей скрипнула зубами. Очень тихо и незаметно, но все же. Не хватало еще, чтобы все собранные ей материалы были подвергнуты жестокому контролю на "хорошее впечатление о баджорцах"! Ну уж нет - ей самой было интересно узнать именно то, что скрывается, а не о чем пишется в рекламных буклетах. Хотя непохоже, чтобы эти серьезные ребята озаботились буклетами...
- О, самые обычные вопросы, - мило улыбнулась она, хотя вообще не привыкла улыбаться, особенно мило. - О работе, развлечениях, хобби... Начнем с простого и посмотрим, на что выйдем! Не бойтесь, я не планирую брать ваших офицеров в оборот сразу же с сегодняшней банкетной ночи.
- Что ж, это довольно необычно, - улыбнулся баджорец в ответ, - Но вы правы, давайте просто начнем с простого и посмотрим. Я полагаю, вы предпочитаете начать работу прямо с завтрашнего дня? Если вам необходимо, мы можем выделить для вас офис и составить график интервью.
"О, как официально..." - мрачно подумала женщина.
- Конечно, я бы предпочла провести интервью в более неформальной обстановке, однако если это помешает внутреннему порядку станции - то как вам будет удобнее. И спасибо за заботу, думаю, отдельное место мне не помешало бы. Но для начала, я надеюсь, вы предоставите мне нужные материалы для изучения?
- В неформальной обстановке? Да, пожалуй, не хотелось бы, чтобы это мероприятие превращалось в ненавистную обязанность. В таком случае вам, наверное, будет удобнее составить собственный график. Я не против, пока это не мешает работе моих людей. Что же до материалов... - Талар сделал паузу, - Уже сегодня вам будет предоставлены необходимая степень доступа к нашему компьютеру, а также к баджорским архивам, если хотите. Также из вашей каюты открыт канал связи, а латиной вас снабдили еще на Земле?
- Благодарю вас за оказанную помощь, - проговорила Мей, вставая. - И также надеюсь на благотворное сотрудничество. А сейчас, пожалуй, я пойду, ведь уже скоро обещанный банкет и долгожданное знакомство с экипажем.

___________
Совместно с полковником


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Арден Котма от 30 12 2008, 13:08:20
7 июля 2379 года, 10:00
Бэйджор 8, Катмур

- Что ж, похоже, что мое пребывание на Бэйджоре 8 подошло к концу. – заметил Котма, наблюдая за тем, как баджорцы переместили последний промышленный репликатор с площадки транспортера на антигравитационную платформу, парящую в нескольких сантиметрах от пола. Майор Мори молча кивнула, сделала пометку в планшете, и, отложив его в сторону, повернулась к болианцу:
- Я рада, что вы согласились остаться, коммандер. Я ценю вашу помощь. – сказала вдруг Мори.           
- Да бросьте, я не сделал ровным счетом ничего. Согласен, моя форма и ранг произвели впечатление на местных администраторов, но вы проделали всю работу. - отмахнулся здоровой рукой Котма; по правде говоря, другая, пострадавшая во время покушения рука уже давно перестала доставлять ему хлопот, но Котма был мнительным пациентом и потому искренне считал, что она еще полностью не зажила.– ведь это вы убедили кабинет министров в том, что на восстановление Нового Дженмира должно стать одной из первостепенных задач, стоящих перед баджорским правительством на Бэйджоре 8. Не сомневаюсь, их удивила сплоченность, с которой Ли Фалор и администраторы остальных четырех поселений поддержали ваше предложение. В конце концов, теперь в  распоряжении администрации Нового Дженмира двенадцать промышленных репликаторов – семь положенных вам по закону и пять лишних, по одному от каждого из поселений и предоставленных сроком на полгода. Этого должно хватить, чтобы город снова встал на ноги.
- К тому времени, когда это произойдет, четвертый срок губернатора Джеттора подойдет к концу, и кабинет министров начнет поиски нового человека на эту должность. – тихо добавила Мори. – А это значит, что Ли в очередной раз выдвинет свою кандидатуру; и на этот раз я буду обязана его поддержать, так как именно он убедил или, точнее сказать, подкупил остальных администраторов с целью привлечения их на мою сторону. – Баджорка посмотрела Котме прямо в глаза. - Все, на что я рассчитывала изначально, было то, что мне удастся одолжить у Ли хотя бы один репликатор. Однако, он, услышав о моей идее, превратил ее в нечто другое. Честно говоря, коммандер, я не уверена, что мы поступили правильно, приняв помощь Ли.
- Майор, за полгода многое может измениться, к тому же, кабинет министров, а не колонисты, будут голосовать за следующего губернатора: повлиять на них ему будет гораздо сложнее. Главное, нам удалось спасти Новый Дженмир.
- Будем надеяться, что вы правы, коммандер. – улыбнулась Мори. – Прощайте, коммандер Котма.
- До встречи, майор Мори. – Котму дотронулся до коммуникатора.– «Запата», поднимайте меня. – и в то же мгновение болианец исчез в голубоватом свечении транспортера.

7 июля 2379 года, 21:24
вблизи ДС9

Котма понимал, что рассчитывать на теплый прием на борту USS «Запаты» не стоит, однако его встреча с лейтенантом-коммандером Бруксом прошла в более чем в прохладной атмосфере. Последние три с лишним недели глава Брукс, главный инженер корабля и второй офицер по совместительству, работал за троих, пытаясь закрыть брешь в командовании, образовавшуюся после ухода Котмы и смерти капитана Фоли. Это было заметно по темным кругам под глазами Брукса и его неприветливому, усталому взгляду. Было ясно, что Брукс чувствовал себя неуютно в обществе Котмы и хотел поскорее избавиться от него; однако, игнорировать свои обязанности инженер не привык и потому уделил бывшему начальнику минуту внимания. Прежде чем вернуться на мостик, сославшись на дела, Брукс успел поведать Котме, что на ДС9 «Запата» подберет нового капитана и первого офицера, спешно подобранных командованием звездного флота – они должны были прибыть на станцию заранее, на USS «Нэш». Было очевидно, что эта новость Бруксу облегчения тоже не принесла.
«Еще бы», - подумал Котма, - «ведь Брукс не знает, что от них ожидать. Инженер знает, что на этом его проблемы не закончатся. Ему еще предстоит ввести их в курс дела и познакомить с командой».
Котма решил не досаждать Бруксу, разговаривать с кем-либо из подчиненных или старших офицеров он тоже не хотел, поэтому он принял решение оставаться в своей каюте до конца путешествия. Читать не хотелось, разбирать вещи не было смысла, усталость и напряжение последних недель взяли свое. Болианец не раздеваясь упал на кровать...

...Растерянное, раздосадованное лицо капитана Фоли вдруг перекосилось гримасой боли. Капитан пошатнулся, схватился одной рукой за торчавший у него из груди инструмент, а другой оперся о центральный пульт, стараясь сохранить равновесие.
Красные огни аварийного освещение вдруг мигнули, и Котма увидел, что капитан лежал навзничь на пульте. Отмахнувшись от искрящегося провода, свисающего с потолка, болианец шагнул вперед и взглянул на безжизненное тело Фоли. Впрочем, это уже не был Фоли. На его месте был Ли Фалор, облаченный в форму офицера звездного флота, но сохранивший свою серьгу. Отшатнувшись, Котма взглянул себе под ноги – неизвестно откуда взявшаяся вода была уже по щиколотку, и продолжала прибывать. Вода, повсюду вода, уже по колено. Свисавший сверху провод, от которого Котма небрежно отмахнулся, снова раскачивался у него перед носом как маятник. Одна искра оторвалась от него и устремилась вниз ,к покрытому водой полу комцентра...

Мелодичный, но настойчивый звон будильника разбудил Ардена. Очередной кошмар - пятый с тех пор, как покинул для трибунала. Каждый раз его воображение преподносило ему новый неприятный сюрприз. Он посмотрел на часы – он проспал почти десять часов. До прибытия на станцию оставалось всего несколько минут. Быстро приведя себя в порядок, Котма подхватил свою сумку с вещами и, окинув взоров свою комнату на прощание, направился к выходу. Нет, он не рассчитывал на встречу с новыми офицерами корабля, но он должен доложиться полковнику Талару о своем прибытии.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 04 01 2009, 23:18:21
23:01
Кают-компания  

Журналисты и социологи, для которых ДС9 была только перевалочным пунктом на пути к местам их заданий, конечно, тоже приехали работать, а не развлекаться. Однако, прием был хорошей традицией, отказываться от которой было бы печально и уныло. Зная это, административный персонал станции позаботился, чтобы банкет был скромным, но со вкусом - баджорским.
Украшенные небольшими букетами баджорской сирени, в кают-компании вдоль стен стояли столы с десятком видов баджорских закусок - от таких простых, как хаспарат, до деликатесов, как веклава и гигантские креветки. Впрочем, для представителей других рас любое традиционное кушание пока казалось экзотическим, ведь не пришли еще времена, когда культуры Бэйджора и Федерации перемешались настолько, чтобы местные блюда можно было бы свободно отведать в любом уголке альфа- и бета-квадрантов.
В углу негромко настраивал инструменты квартет музыкантов, и, судя по раздающимся отрывкам мелодий, сегодня они собирались играть что-то не убаюкивающе-классическое, а относительно современное - а в эту категорию попадали в основном романсы полувековой давности.
Гости уже начали собираться и сбивались возле столов в группы, похожие на птиц в своих ярких гражданских костюмах и вечерних платьях. Кое-где мелькали ярко-рыжие робы ведеков и алые формы офицеров-администраторов.
Двери перед Мей Чен разъехались, и она уверенно шагнула в зал. Даже слишком уверенно - чтобы все кругом видели, как уверенно она себя чувствует среди всех этих людей, в атмосфере более близкой к богемной, чем рабочей. Как же она не любила подобного рода мероприятия! Ходить на неудобных шпильках, улыбаться всем и вести светские беседы о погоде. Хотя какая может быть погода на станции! Мей поправила неудобное длинное платье, которое, кажется, было слегка ей мало - во всяком случае, облегало оно слишком непривычно, и с непринужденным видом прошла вглубь зала, поприветствовав коротким кивком знакомых.
Несколько человек, заранее представленных Мей на «Нэше» или знакомые ей по предыдущим совместным проектам, кивнули в ответ, но подходить не спешили. Только темноволосая журналистка с орлиным носом махнула ей, приглашая к столу, и когда женщина подошла ближе, сообщила почти заговорщицким шепотом:
- Здесь отличная веклава, берите, пока не расхватали.
Но багровый фрукт с черными косточками особенного аппетита у Мей не вызвал, и она только взяла бокал светло-голубого напитка в изящном бокале с одного из подносов, которые разносили баджорцы-официанты. Пить она не собиралась, просто надо было чем-то занять руки.
- Мисс Чен? – раздался над ухом приятный мужской голос.
Мей обернулась и встретилась взглядом с полковником Таларом, одетым в парадную лилово-серую форму.
- Добрый вечер, - улыбнулась она почти искренне - действительно, было приятно увидеть хоть кого-то знакомого... и по делу.
Полковник улыбнулся в ответ и подал женщина согнутую руку.
- Вы знаете всех этих людей? – спросил он со странной, полушутливой интонацией, - Не хотите никому меня представить?
- О, ну, - сникла Мей, - я их видела... Вернее, мы прибыли вместе на Дип Спейс и целую неделю летели вместе, но я бы не стала здесь использовать глагол "знать". Хотя, конечно, если хотите... Однако я бы с куда бОльшим удовольствием познакомилась с вашим экипажем.
- Как пожелаете, мэм, - церемонно кивнул полковник.
По правде, он тоже не слишком стремился познакомиться с этими людьми, которые мало того, что отличались от баджорцев, но и от федеральных офицеров, к которым Талар уже более-менее привык.
Под руку с Мей Чен Талар пустился обходить зал, выглядывая знакомые лица своих старших офицеров. По крайней мере, тех, кто еще присутствовал на станции. К его сожалению, он не видел не прямой подтянутой фигуры доктора, но синего лица Котмы. В данный момент его устроила бы даже ассистентка доктора, с которой он даже не общался ни разу, но и ее в толпе не было видно, и командующему станцией оставалось только надеяться, что кто-то из нужных ему людей скоро появится. А пока выбор полезных знакомств, которые можно было предоставить мисс Чен, был невелик.
- Позвольте вам представить лейтенанта Бакота, - провозгласил полковник, останавливаясь перед баджорцем, занятым накладыванием закусок на свою тарелку. На взгляд Мей он использовал слишком много геля для укладки на своих черных, зачесанных назад волосах.
- Приятно познакомиться, Мей Чен, социолог, - представилась женщина, стараясь не особенно пристально разглядывать офицера.
- О,  мисс Чен! – воскликнул баджорец, неуклюже ставя тарелку на стол так, что с горы еды на ней на белую скатерть посыпались ярко-зеленые ягоды, похожие на виноград, - Я – глава службы безопасности станции.
- В отсутствие капитана Рино, - вставил полковник, - Но вам пока не обязательно быть в курсе наших кадровых перестановок. Уверен, лейтенант Бакот расскажет вам о службе все…
- Я так рад этой возможности! – тем временем лейтенант схватил Мей за руку и попытался поцеловать ее, - Появиться в прямом эфире федеральной службы новостей… уверен, мы прекрасно будем смотреться вместе на мониторе. Почему бы нам не обсудить мое выступление завтра за обедом?
Мей натянуто улыбнулась, и так простояла пару секунд, забыв убрать улыбку с лица. Ей очень захотелось оказаться в офисе на Земле и почитать какой-нибудь очень нужный отчет о переписи населения в далекой-далекой колонии.
- Выступление? - она приподняла бровь. - Я не уверена, что вы меня правильно поняли - это не ток-шоу, а с сотрудниками... то есть офицерами, - быстро поправилась Мей, до сих пор не привыкнув к флотской терминологии, - я планировала лишь интервью. Без камер и прямого эфира, во всяком случае пока. - добавила она.
- О, я буду замечательно смотреться, не сомневайтесь, - уверил ее офицер службы безопасности, - Ведь у вас все равно есть камера?
Полковник Талар, наблюдавший за разговором, тоже вопросительно приподнял бровь.
Мей перевела дух и как можно более вежливо ответила:
- К сожалению, нет. Я ее на Земле забыла.
Бакар мгновение сосредоточенно смотрел на нее, а потом расхохотался.
- Замечательная шутка! – воскликнул он, - Да-да, потрясающее чувство юмора!
Командующий станцией пожал плечами и вежливо заметил:
- Что ж, зато лейтенант Бакот без предубеждений и с готовностью относится к вашему исследованию. Но кажется, я там вижу еще кое-кого, с кем я вас хотел познакомить… Извините нас, лейтенант.
- Спасибо, - шепнула Мей ему на ухо, когда они отошли от разговорчивого баджорца.
Мей была готова к тому, что ей придется упрашивать и уговаривать, но что бросятся к ней же на шею с просьбами заснять - нет.
_____________________
Вместе с Таларом


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 06 01 2009, 00:57:33
22:51
Лазарет

Сестра Эвен подошла к энсину Т'Нэрэ, занятой в хранилище лекарств подбором следующей дозы нейроингибитора, и вежливо кашлянула.
- Энсин? - осторожно спросила она, - Ваша смена уже закончилась, и вы можете идти. Честно говоря, вы уже часа два как можете идти, и если вы задержитесь еще немного, вы опаздаете на прием в кают-компании.
Иногда сестре нравилось напоминать своим коллегам, что им пора идти домой, или что они пропускают обед, или что надо написать отчет и пришла статья о новой медицинской процедуре. Эти, казалось бы необязательные и в какой-то мере секретарские обязанности доставляли ей удовольствие и удовлетворение.
Вулканка, все еще стоя спиной к сестре и зная, что баджорка ничего не увидит, позволила своему лицу принять то выражение, которое соответствовало ее эмоциям, а именно: глаза ее округлились, брови вздернулись и весь вид ее указывал на неподдельный ужас. Эвен Оро фактически пыталась выгнать ее на прием, которого девушка тщательно старалась избежать. И ей бы это удалось, если бы коллега не «напомнила». Т'Нэрэ хотела сделать вид, что совсем забыла или что у нее есть более важные дела в лазарете, потому что подобные светские мероприятия обычно не приносили ей ничего, кроме чувства потерянного зря времени и неудобств в виде больших масс людей, в обществе которых вулканка испытывала лишь неловкость и раздражение.
Энсин медленно повернулась к сестре, когда вновь почувствовала в себе силы придать своему лицу равнодушное и невозмутимое выражение.
- Сестра Эвен, состояние наших пациентов таково, что им нужен постоянный контроль. Я бы предпочла остаться, здесь я могу принести намного больше пользы.
- О, - баджорка в притворном удивлении приподняла бровь.
Общение с вулканкой открывало столько новых сторон в самой Эвен, и делало каждый день в лазарете поистине познавательным. С одной стороны, эта энсин – та еще заноза, и медсестра не исключала возможности, что эта девушка уже знает и еще узнает о практической медицине гораздо больше нее, в то время как она сама уже достигла предела своих возможностей. И общаться с ней действительно было непросто. Но с другой стороны, это было забавно.
- Исходя из моих знаний о федеральных офицерах, я могу назвать три причины, по которым вы действительно хотите остаться здесь на ночь. Первая – вы считаете меня плохой сиделкой, и думаете, что я не смогу справиться с пациентами то ли потому, что баджорка, то ли потому, что не принадлежу к Звездному Флоту, - сестра скрестила руки на груди и испытывающе посмотрела на коллегу.
Энсин не ожидала такого ответа, впрочем как и того, что сестра отстанет от нее без всяких объяснений. Сейчас девушке оставалось только попытаться умозрительно вычислить оставшиеся две причины, о которых говорила сестра, быстрее, чем та их озвучит, и самостоятельно придумать еще одну, самую убедительную, но при том не обидную для баджорки и не унизительную для самой вулканки, чтобы назвать ее вместо истинной. Говорить правду о том, что она готова на все, лишь бы не ходить на этот прием, Т'Нэрэ почему-то не хотела.
- Вы не правы, - сказала она, пристально глядя на коллегу. – Было бы очень интересно услышать две другие гипотезы.
- Вторая гипотеза – вы не умеете веселиться, - пожала плечами медсестра, - И дело тут не в вашем происхождении. Думаю, во всех мирах, где побывали представители Федерации, рано или поздно начинают ходить анекдоты о том, как офицеры Звездного Флота всеми правдами и неправдами пытаются отвертеться от медосмотров и от официальных приемов, если последние предполагают замысловатые цветочные и ледяные композиции на столах вместо еды, парадную форму и танцы под легкую музыку. Скажите, энсин, вы ведь не танцуете, я угадала?
В этот раз баджорка попала в точку, но признаваться девушка не спешила. Она пришла к выводу, что при данном уровне освещения тяжело было бы заметить излишнюю зелень на ее щеках, к которым от смущения прилила кровь, и решила гнуть свою линию и дальше.
- Танцевать? А какое отношение это имеет к делу, ведь танцы – это всегда дело добровольное? – вулканка говорила непринужденно, стараясь заверить собеседницу, что предположение кажется ей глупым. – Как бы то ни было, я с нетерпением жду следующей версии.
Т'Нэрэ смотрела на баджорку, слегка склонив голову и даже почти с улыбкой. Дискуссии с сестрой Эвен еще недавно ее сильно раздражали, но постепенно стали забавлять и даже интересовать – коллега была проницательна, и, кроме излишней эмоциональности, прочие ее качества казались вулканке вполне достойными уважения.
- В данном случае танцы – это скорее ритуал, чем развлечение, - рассеянно заметила баджорка, - Что же до третьей версии… Скажите мне сами. Возможно, вы ее отгадаете, и тогда я очень надеюсь, что вы меня не обманываете, а возможно, вы задумали нечто четвертое, чего я не могла предусмотреть…
- Чем плоха версия о том, что кто-то должен работать в то время, как все развлекаются? Хотя бы ради разнообразия. – Энсин совсем не хотела обманывать сестру в силу своих моральных принципов, поэтому решила назвать причину, которая открывала достаточно правды без вреда для ее репутации: – А еще кто-то может просто ценить свое время и не хотеть тратить его впустую.  Не знаю, что именно загадали вы, но подобная причина, кроме того, что вполне логична, еще и является истинной.
Баджорка задумчиво улыбнулась. Если раньше, несколько минут назад, она действительно собиралась выгнать энсина в светское общество, то сейчас уже не была так уверена, что оно того стоит.
- То есть вы действительно хотите остаться дежурить ночью? Потому что больше, вроде как, и некому? – уточнила она, - Чудесно. В таком случае я, с вашего позволения, отправлюсь к себе и отдохну. Наверное, вулканцы действительно более выносливая раса, в этом вам не откажешь. Хорошо, что вы больше не беспокоитесь при перспективе остаться наедине с детьми, - Эвен хитро прищурилась.
- Да, я хочу остаться, - энсин кивнула, и в ее голосе явно послышалось облегчение. – Отдыхайте, мне кажется, вам это сейчас нужно больше, чем мне.
Вулканка была благодарна сестре, как за возможность не идти в полную народа кают-компанию, так и за предоставляемое одиночество на всю ночь. Не считая детей, конечно. Но их было всего двое, и ни в какое сравнение с кучей журналистов и офицеров они не шли, тем более, что По и так без сознания, а Теллера теоретически можно и нужно уложить спать.
- Спокойной ночи, энсин, - пожелала медсестра, - Увидимся завтра.
«Что ж, - подумала она, - Все прошло не так, как задумывалось, но тоже неплохо». Если бы вулканка все-таки захотела завершить на сегодня свою смену, Эвен бы осталась на ее месте без колебаний – и потому, что кто-то же должен работать, и потому, что нельзя было оставлять Теллера одного. Но все же, несмотря на природную доброту, она не чувствовала обязательную потребность провести ночь у его постели. Судя по всему, энсин не чувствовала этого тоже, но факта, что ей придется, это не меняло.
_______________________________
Совместно с Мори Джанир.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 09 01 2009, 00:08:20
23:15
Кают-компания

Однажды Торану повезло – он родился. Но на этом везение закончилось.
Вся его дальнейшая жизнь чем-то напоминала плохую греческую комедию, из двух действий, пары десятков лиц и одного акта, нет, не размноженческого – театрального, затянувшегося на целых сорок семь лет. Даже без антракта на бутерброды и чай. Комедия эта была прописана  плохо, сухо, скупо, купированных слогом и, вероятно, являлась детищем низко оплачиваемого графомана-неумехи, решившего, будто бы овладения сомнительным искусством жонглировать фразами вполне достаточно для создания подлинного шедевра беллетристики в мягкой обложке – иными словами, жизни и биографии доктора Торана, федерального офицера ромуланских кровей и истового ненавистника всякого мероприятия, предусматривающего в программке его участие. Торан действительно ненавидел официальные торжества. Сейчас уже нельзя сказать, как глубоко уходит корнями эта ненависть и сколько аллегорических собак зарыто под ее корнями, зато можно смело утверждать другое – выкорчевать эту ненависть можно лишь одним способом – прицельным попаданием разряда молнии в область основания черепа, что под сводами Дип Спейс 9 довольно проблематично, потому как погода здесь обыкновенно не меняется. А жаль… Покидать лазарет Торану не хотелось. Он никогда не принадлежал к числу людей, готовых веселиться на пиру во время чумы, но обстоятельства вынудили его пренебречь профессиональным долгом в угоду соблюдения субординации, иными словами: получил приказ – будь любезен исполнить, а если для этого тебе придется наступить на горло совести, не забудь надеть обувь на подошве потоньше, иначе не ровен час задушишь и прослывешь мерзавцем. Потратив несколько минут на рассматривание ненавистной парадной формы, в которой коммандер выглядел столь презабавно, что натяни он еще и шаперон с бубенцами – сошел бы за первоклассного шута, Торан покинул каюту и отправился на банкет в состоянии крайне далеком от восторженного и в отнюдь не дипломатическом расположении духа. К моменту его прихода в кают-компании было уже довольно многолюдно, поэтому, избегая чрезмерного внимания публики, Торан решил без необходимости не двигаться и, затаившись в углу с бокалом чего-то шипучего, изображать предмет декора.
Но долго притворяться частью интерьера у него не получилось: к Торану направлялся полковник Талар в сопроваждении незнакомой женщины, судя по ее гражданской одежде - одной из участницы экспедиции, а, судя по горящим энтузиазмом глазам - готовой наброситься на любого, кто расскажет ей хоть что-то о станции. Или баджорцах. Или веклаве. В общем, о чем-нибудь!
- Позвольте представить, коммандер Торан, глава медицинской службы, - произнес начальник станции, и узкие глаза женщины заинтересованно расширились. - Мей Чен, социолог из Федеральной Службы Новостей.
- Очень приятно, - произнесла женщина и уставилась на Торана с немым любопытством в глазах. Видимо, только воспитание не позволяло ей после первой же фразы спросить: «А вы, правда, ромуланец?».
- Взаимно, - отозвался доктор, замечая немое любопытство в глазах федерального социолога и каким-то внутренним чутьем понимая, что немым этому любопытству суждено быть совсем не долго.
- А теперь, мисс Чен, я прошу у вас прощения, - снова заговорил полковник. – Но мне необходимо уделить внимание еще нескольким гостям. Уверен, доктор рад на время составить вам компанию. Извините.
С этими словами полковник медленно развернулся и двинулся к небольшой группе гостей, столпившихся возле одного из иллюминаторов и довольно громко о чем-то беседовавших.
- Итак, мистер Торан, - начала она, с интересом разглядывая офицера. - Значит, вы начальник медицинской службы... и ромуланец, так?
- Думаю, нечто подобное записано в моем официальном деле, - отвечал доктор, рассматривая новую знакомую без желания и любопытства. – И, извините за прямоту, какой из этих фактов вас так смутил?
- Ну почему же сразу смутил? Заинтересовал. Я смотрела статистику - не так уж и много ромуланцев служит в Звездном Флоте. Вернее даже - совсем мало. Однако вы росли в Федерации, мы с вами земляки, если не ошибаюсь.
- Вполне вероятно, - Торан убрал руки вместе с бокалом за спину и мысленно попрощался с душевным равновесием на ближайшую сотню лет. Вездесущих социологов он не любил даже издалека, что же говорить о близком расстоянии. – Правда, о вас мне известно куда меньше, чем вам обо мне… Должно быть я на самом деле представляю собой очень интересную статистическую единицу, однако далеко не уникальную. Но если у вас имеются еще какие-либо данные обо мне, нуждающиеся в подтверждении – слушаю.
- Вы слишком недооцениваете себя! Для меня как для исследователя вы очень интересны. Как и все члены экипажа станции, - быстро добавила Мей. - Однако, к сожалению, я не располагаю достаточными сведениями, чтобы делать какие-то выводы. По крайней мере пока. Возможно, мы могли бы побеседовать с вами в менее формальной обстановке несколько позднее?
- Возможно, - коротко проговорил доктор, в чьем сознании при словах «исследователи» и «интерес» живо всплыли красочные образы пыточной и деликатные вопросы, заданные в совершенно не деликатной, а от того еще более раздражительной форме. За свою жизнь он не раз успел столкнуться с такими вот социологами, но сталкиваться еще не значит привыкать, поэтому каждая новая встреча была для Торана сродни прохождению одного из кругов ада, которых вопреки мнению теологов не девять и не двадцать, а примерно столько же, сколько любопытствующих зевак, то есть неисчислимое астрономические нечто. Это уже не цифра. Это объем. – Если вам будет угодно, я готов встретиться с вами вне рабочего времени, хотя боюсь вас разочаровать – в сравнении «со всеми членами экипажа» я смотрюсь крайне бледно.
- Ну а это мы еще посмотрим, - лукаво улыбнулась Мей и, распрощавшись с коммандером, отправилась выглядывать новую "жертву".
«Не сомневаюсь», - подумал Торан, разглядывая кислотную жидкость в бокале и искренне сожалея, что ее вряд ли кто-то догадался отравить.
______________________________________________
Совместно с Мей Чен


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 10 01 2009, 00:08:10
23:32
Лазарет

Иногда полная живых существ зала может казаться настолько одинокой и скучной, что несчастный заброшенный туда против своей воли субъект может начать мечтать о самоубийстве, и по сравнению с этим пустой лазарет может казаться куда более желаемым вариантом. Хотя, может, дело именно в свободной воле? И в присутствующем обществе?
Не связанная приказом командования явиться на прием в кают-компанию энсин Т’Нэрэ могла вдоволь размышлять над этими вопросами, даже не зная, как в эти мгновения полковник Талар жалеет, что не обязал явиться всех федеральных офицеров без исключения. Но было уже слишком поздно, энсин по собственной воле осталась в лазарете, а из общества там присутствовал только юный баджорец, спать пока не собирающийся и по-прежнему напряженно сидящий на своей койке. Как бы вулканке ни хотелось этого избежать, рано или поздно ей придется пройти мимо, чтобы ввести брату Теллера следующую дозу лекарств, и тогда кто-то из них непременно заговорит…
В отсутствие сестры Эвен все стало проще и одновременно сложнее. С одной стороны, энсин все еще не знала, как быть с Теллером, но с другой…она может попробовать пойти на контакт еще раз, и на этот раз не будет необходимости думать еще и о реакции баджорки. Она с самого начала дежурства заняла такую позицию, чтобы можно было внимательно следить за показаниями приборов и самочувствием пациентов, но не привлекать при этом излишнего внимания к своей персоне.
Когда настало время, вулканка заправила гипоспрей нейроингибитором и подошла к По. Она аккуратно ввела препарат, и, не решаясь ничего сказать первой, посмотрела на Теллера, который все это время внимательно за ней наблюдал. Т’Нэрэ подумала, что если мальчик сейчас ничего не скажет, то она обратится к нему сама с одной из заранее заготовленных фраз - может быть, излишне официальных, но вполне пригодных для начала беседы.
- Вы давно вместе с доктором Тораном? – вдруг спросил подросток, - То есть… вы давно его знаете, с ним работаете?
Похоже, ему надоела игра в кто первым заговорит, и хотя у Теллера были свои причины не стремиться к контактам со взрослыми, на этот раз он не выдержал первым, и давно вынашиваемый вопрос сорвался с его губ.
Вопрос показался энсину неожиданным, поэтому она непроизвольно вздернула бровь.
- Нет, не очень давно. Один год и два месяца,- высчитывать точное количество дней в своей обычной манере она посчитала неуместным.
Что ж, это вполне было похоже на начало разговора, и энсин слегка склонила голову набок, ожидая продолжения и работая над выражением лица.
Теллер кивнул с серьезным выражением темных глаз, принимая услышанное к сведению.
- Год – это много, вам повезло, - задумчиво проговорил он, - Расскажите мне о нем… какой он? Вы ведь видели, как он совершает чудеса? – глаза подростка заблестели, - Пожалуйста…
Т’Нэрэ почувствовала себя еще более неуверенно. Ни о каких чудесах в том смысле, который в это слово вкладывал ее юный собеседник, она не знала. Да и объем ее знаний о докторе его явно не устроит.
- Не хочу тебя разочаровывать, Теллер, но я не знаю о докторе ничего, что тебе могло бы показаться интересным. Он прекрасный специалист – лучший из всех, кого я когда-либо знала. – Это было правдой. У энсина не было случая сказать это доктору в лицо, но она всегда им восхищалась и считала, что ей выпала большая честь работать с ним. Теперь же подошло время разобраться с «чудесами», и вулканка продолжила, подбирая слова как можно более осторожно. – Именно поэтому его работу иногда можно сравнить с чудесами. Думаю, когда он вернется, он сам расскажет о себе.
- Доктор Джирани – отличный специалист, - быстро пробормотал баджорец, - И все они там, на Бэйджоре 8… но они не смогли спасти нашу маму. А доктор Торан – он спас ту женщину, - он в упор взглянул на вулканку и сжал кулаки, с каждый словом его голос становился все громче, - Я видел, она не дышала и была в крови, но они позвали доктора, и он пришел и спас ее! Как будто он не мог не прийти! И это было чудом…
Прежде, чем энсин успел ответить на это пламенное заявление – ведь каждая реплика давалась ей не просто – раздался высокий тревожный звук.
- Что это?! – вздрогнул Теллер, прервавшись в середине фразы.
В тот же момент рука младшего баджорца, маленькое тело которого замерло в одном положении сегодня утром и больше не двигалось, дернулось. На одно ужасное мгновение в его неглубоком, но мерном дыхании наступила пауза, а затем из его горла вырвался хрип и кашель.
Писк монитора биокровати, на котором прежде стабильные показатели сбились и хаотично задергались, заполнил весь лазарет.
- Что происходит?! – прокричал Теллер, - Ему хуже?!
Вулканка ничего ему не ответила – она уже проверяла показания приборов. Сейчас для нее не существовало окружающего мира, и криков Теллера она не слышала. Краем глаза энсин успела заметить, что мальчик вскочил с койки. Ее пальцы забегали по панели управления биокроватью, а потом она быстро, как только могла, зарядила гипоспрей и вколола По лекарство для облегчения дыхания.
- Компьютер, состояние! – обеспокоено произнесла она, гораздо быстрее и громче обычного.
Безразличный голос компьютера отозвался мгновенно, дублируя данные на мониторе, и начал отчитываться о симптомах и состояниях, газах в крови и показателях жизнедеятельности, и даже оказался достаточно любезен, чтобы подытожить:
-… тяжелое паралитическое расстройство дыхания, частая причина смерти при кардассианском бешенстве…
- Что вы делаете?! – воскликнул Теллер, бросаясь к койке брата, - Он же умирает! Вы не можете… вы же не…
На мгновение вулканка краем глаза увидела искаженное ужасом лицо подростка, но просто не могла позволить себе отвлечься. А он тряхнул головой и неожиданно кинулся прочь, сшибая по пути переносной стол с инструментами. Сквозь писк монитора и продолжающиеся рекомендации компьютера чуткие уши Т’Нэрэ расслышали шелест открывающихся и закрывающихся дверей лазарета, очевидно, оставленных сестрой Эвен незапертыми.
С убежавшим мальчиком девушка решила разобраться потом, а пока перед ней все еще задыхался его несчастный брат. Лекарство действовало плохо, и энсин поспешно подключила его к аппарату искусственного дыхания.
- Состояние стабилизировано, - все так же равнодушно сообщил компьютер.
Вулканка глубоко вздохнула и еще раз проверила все показания. Ее беспокойство не уменьшилось, и она решила как можно скорее поставить в известность коммандера Торана, даже несмотря на нежелание отрывать его от приема, а пока логика требовала еще одного действия. Энсин дотронулась до коммуникатора:
- Энсин Т’Нэрэ – службе безопасности. Только что из лазарета сбежал ребенок, баджорец, глаза темные, волосы вьющиеся, откликается на имя «Теллер».
_________________________________
Совместно с Мори Джанир.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 11 01 2009, 11:39:15
23:55
От Променада до кают-компании

- …тяжелое паралитическое расстройство дыхания, частая причина смерти…
Теллер шарахнулся в сторону от койки, от девушки с таким странным выражением лица, а самое главное – от брата. На какой-то момент, ему показалось, что это не По, а какое-то совершенно чужое ему существо с фиолетовыми тенями вокруг глаз, судорожно поднимающейся и опадающей грудной клеткой и скрюченными тонкими веточками-пальцами. По был совсем не таким – постоянно путался под ногами, кричал и смеялся, постоянно норовил убежать и исследовать каждый закоулок любого места, где ему довелось оказаться, а искать его, конечно, приходилось Теллеру. И тогда Теллер его, конечно, совершенно по-детски ненавидел и вспоминал все самое плохое, и что отцы у них разные… но через несколько минут стыдился своих чувств и отправлялся на поиски. И По был похож на маму…
Теллер неожиданно представил ее лицо, подумал, как она вот так же, должно быть, задыхалась, прежде чем…
Он отвернулся и побежал, наткнулся на переносной стол с инструментами, опрокинул его, чуть не полетел на пол сам, но удержался на ногах. Двери из лазарета открылись перед ним и захлопнулись за его спиной. Мысли и желания пролетали в его голове так быстро, что он сам не успевал додумать их до конца или хотя бы зафиксировать в полной мере их присутствие. Теллеру хотелось, чтобы его окликнули, чтобы все это не напоминало так сильно Бэйджор 8… Тогда он тоже бежал…
Вид пустого сумрачного Променада отрезвил подростка, когда он оказался уже в полусотне метров от лазарета. Теллер поспешно свернул из центра прогулочной палубы и прижался к стене.
Это не Бэйджор 8, сказал он сам себе. Да и Бэйджор 8 не оказался бы катастрофой, если бы он только раньше знал, что добрый дух, выбравший местом обитания федерального врача, рядом. Тогда он бежал прочь – от собственного страха и отчаяния, но сейчас так же быстро должен бежать вперед, к единственному, что могло сейчас помочь… И то, что он совершенно не представлял, где сейчас находится доктор Торан, совершенно его не смущало. Оставив полутьму стены, которую за последние три недели привык считать спасительной, Теллер заметался в поисках лестницы.
Турболифт открылся в нескольких метрах от него, осветив теплый красноватый кусок покрытия пола, и это было знаком, понять и оценить который мог бы только Теллер. Он поторопился и заскочил внутрь за мгновение до того, как лифт снова пришел в движение. Трое нарядно одетых инопланетян недоуменно посмотрели на него – все трое были одного вида, те самые со странными гладкими носами и лбами, с округлыми ушами, а потому кажущиеся несколько недоделанными, будто природа обделила их оригинальной чертой, присущей каждому другому виду. Теллер прижался к стенке турболифта и обхватил рукой перила, стараясь смотреть в пол…
Когда движение, наконец, прекратилось, и трое инопланетян вышли в коридор, баджорец последовал за ними, но коридор, где он оказался совершенно ничего ему не говорил. Такие же коридоры с мертвенно-синим светом и рядами дверей были везде на станции и ничего не значили для Теллера, потому что он бывал в таких местах слишком редко, предпочитая короткие вылазки до пищевого репликатора, у которого меньше народу, и нижние нежилые уровни возле термоядерного реактора.
Инопланетяне, неуютно замолчавшие во время их совместного путешествия в турболифте, все еще шли впереди, тихо смеясь и возобновив разговор. Теллер видел, как одна из дверей перед ними открылась… и он не смог удержаться заглянуть одним глазом в тот чудесный мир, куда направлялись счастливые инопланетяне, и который так отличался от мира, в котором оказался мальчик, оставшись один. Охватить за один взгляд светлую комнату и пару десятков людей было невозможно, невозможно было объять и смесь ароматов и звуков музыки, которых хлынули в чуткие ноздри и уши Теллера, и он просто сделал несколько шагов вперед и застыл на месте.
И в этот момент ему явился еще один знак – яркая вспышка в одном из округлых окон. Может, это был сигнальный огонь прибывающего или отбывающего корабля, но на самом деле Теллеру было все равно, потому что огонек привлек его внимание, а в полутемном углу возле окна стоял именно тот, кого он искал, с тоской уставившись в свой бокал.
- По не может дышать! – воскликнул Теллер, кидаясь к доктору Торану, - Вы должны помочь ему!
- Это еще что, черт возьми? – выругался один из мужчин, которого оттолкнул с дороги баджорец.
- Мальчик, тебе сюда нельзя! – воскликнула темноволосая женщина, уронившая половинку веклавы на кричащее розово-голубое платье.
- Вы слышали, По не дышит! – повторил Теллер. Звуки, свет и яркие цвета начинали странно на него действовать, раздражали, пальцы начинали непроизвольно сжиматься в кулаки.
- Вы должны… - хрипло пробормотал баджорец, беря доктора за белый рукав парадной формы, - Вы ведь Зеленый Человек… Пожалуйста… Пожалуйста, помогите По, вы должны сделать так, чтобы он очнулся и выздоровел. Вы не можете отказаться, не можете…
Дельта доктора издала тихий звук вызова, и голос энсина Т’Нэрэ подтвердил вызов.



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Арден Котма от 14 01 2009, 13:21:53
22:14

Арден Котма получил сообщение из ОПС на пути в свою каюту, но поскольку он и так планировал нанести визит начальнику, неожиданностью это для него не стало. Окинув взглядом свою каюту, в которой он не был уже почти месяц, и положив сумку с вещами, коммандер направился к ближайшему турболифту, который отвез бы его в комцентр.
Хотя он уже успел привыкнуть к обстановке своей квартиры в Катмуре и плавным линиям баджорской архитектуры, вновь быть на станции было хорошо. И одним из плюсов была хотя бы тишина и покой, которого на Бэйджоре 8 в последний месяц так не хватало. А еще никто не смотрел на его федеральную форму и не ждал от него чего-то особенного, как будто у него в рукаве был спрятан еще один репликатор. За весь путь до ОПС Котма встретил только одного инженера, который вежливо поздоровался, да в турболифте очень эффектная инопланетянка одарила его кокетливой улыбкой, а сопровождавшая ее светловолосая земная девочка, облокотившаяся о стенку – мрачным взглядом.

Вопреки ожиданиям Котмы, полковник Талар не стал расспрашивать его о подробностях его пребывания на Бэйджоре 8 или «Запате». Вместо этого, баджорец предпочел поделиться с ним своими соображениями насчет группы федеральных журналистов и, в особенности, госпожи Чен. Судя по тому, что он знал – скорее социолог, а не журналистка, раньше писала в основном не о самых интересных и значительных событиях и исключительно с научной точки зрения – а также по ее серьезному и несколько невзрачному виду, мисс Чен была безобидна. Но вела она себя уверенно, и что-то в ее словах настораживало. Как будто ей самой было очень интересно задание, и ей не терпелось к нему приступить. Вероятный энтузиазм этой гостьи мог оказаться нежелательным, да и, сказать по правде, баджорец на самом деле точно не знал, как его подчиненные отнесутся к расспросам о «работе и хобби» - по крайней мере некоторые из офицеров уже продемонстрировали склонность портить отношения с собеседниками буквально с первой же фразы.
- Мне все-таки кажется, вы преувеличиваете. – заметил Котма, внимательно выслушав баджорца.
- Сегодня вечером в кают-компании состоится официальный прием в честь наших гостей. В двадцать три часа. Приглашены все старшие офицеры. Приходите и сделайте выводы сами. Впрочем, - полковник покосился на яркие искорки звезд за пределами иллюминатора и перевел взгляд на андорианца. – если вы предпочтете остаться у себя, осуждать я вас не стану.
- Ни за что, - запротестовал Котма. – хотя и не могу обещать, что не задержусь на несколько минут.
Полковник лишь удовлетворенно кивнул и углубился в изучение доклада на своем столе...

23:56
Коридор возле кают-компании

На ходу поправляя парадную форму, Котма быстрыми шагами направлялся в сторону кают-компании. Он опаздывал, и он знал, что задержка не ограничивалась несколькими минутами.
- Компьютер, время. – потребовал ответа болианец.
- Двадцать три часа пятьдесят шесть минут. – незамедлительно отозвался невозмутимый женский голос.
Котма как раз раздумывал над тем, что он скажет полковнику, когда двери кают-компании открылись и в коридор выскочил доктор Торан. Ограничившись коротким кивком в сторону Котмы, ромуланец быстро и уверенно направился к турболифту. Посмотрев ему вслед, Котма покачал головой и переступил порог кают-компании.
------------------
Корявая попытка вернуться в сюжет. Не без помощи Мори Джанир  ;)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 15 01 2009, 23:04:41
24:15
Лазарет

- Вы не можете отказаться, не можете…
Слова Теллера резко контрастировали с размеренной праздной болтовней, наполнявшей кают-компанию. Многих появление испуганного подростка сбило с толку, не обошлось и без комментариев со стороны, кто-то из делегатов даже поморщился.
- Как ты здесь очутился? – первым делом спросил Торан, ответив на вызов энсина.
- Просто пришел, - отвечал баджорец сиплым голосом с надрывом.
Больше доктор не стал спрашивать ничего. Все, что ему было необходимо знать, он знал. И знание это было не того рода, что заставляет человека гордиться своей эрудицией. Издали кивнув полковнику, Торан вышел за дверь, пропуская Теллера вперед. У входа в турболифт доктор неожиданно заметил коммандера Котму, но времени на вежливые приветствия, естественно, не было. Впрочем, как сказать. Время было – времени было предостаточно. Для всех, кроме двух юных баджорцев.
- Вы должны помочь ему, - уже совсем тихо шептал Теллер, глядя в пол турболифта.
«Должен, - мысленно отвечал доктор. – Разумеется, должен. Обязан…»
А вслух… Врачебная этика – удивительнейшая штука. По неким  неподтвержденным исследованиям неких лишенных докторской степени особ наличие врачебной этики должно восполнять отсутствие совести. Или хребта. Но чаще всего лекарств. Поэтому порою доктору не следует делиться собственным мнением с пациентом, фразы сродни «увы, но я не в силах изменить законы природы» или «это естественный отбор» не слишком-то способствуют бодрости духа и вообще куда менее вдохновенны, нежели классическое «мы сделаем все, что в наших силах», что, впрочем, на деле означает – «мы обязательно проверим по справочнику и, если очень повезет, выпишем вам микстуру… как? необходимо хирургическое вмешательство? хм… сейчас-сейчас, завалялась у меня где-то одна книжонка…»
Турболифт остановился. Доктор вышел на первый уровень Променада, Теллер последовал за ним. Первичный пыл покинул баджорца и теперь он выглядел уставшим и… больным.
Докторам свойственно терять пациентов. Это часть работы. Неприятная, но неотъемлемая. Торан чертовски не любил терять пациентов. Ненавидел. Профессиональная гордость? Отчасти. От крайне малой части.
- Слушаю, - заговорил доктор с порога, не глядя на энсина Т’Нэрэ. – А вас, молодой человек, я бы попросил в следующий раз вести себя поосмотрительнее. Если вас не беспокоит собственная участь, вспомните о брате. Уверен, когда он придет в себя, ему бы хотелось увидеть ваше лицо, желательно спокойное и счастливое, а не мое – хмурое и… зеленое.
«Ну вот, - подумал Торан. – Я сделал очередную ошибку. Вселил в мальчика надежду…»
Увидев доктора, Т’Нэрэ облегченно вздохнула и подошла к нему, оставляя в покое кнопки управления биокроватью. Все время до прихода доктора она, за неимением более продуктивного занятия, пыталась путем общения с этими кнопками изменить настройки, но пациенту это никак не помогало. Увидев рядом с начальником сбежавшего мальчика, энсин едва слышно хмыкнула, и выражение ее лица сменилось с очень обеспокоенного на просто обеспокоенное.   
- Доктор, в ваше отсутствие возникло две проблемы, - еще раз взглянув на Теллера, она добавила: - Вернее, одна из них уже не актуальна. Вторая… - она замялась, сначала не решаясь говорить в присутствии баджорца. Впрочем, он и так все видел. – У По тяжелое паралитическое расстройство дыхания.
Что это означает, доктору и так было известно, поэтому вулканка замолчала и отошла обратно к биокровати, снова принимаясь за кнопки. Говорить о чем-то еще в присутствии Теллера она не могла. Она уже не была уверена, сможет ли вообще смотреть ему в глаза и говорить с ним – за последние часы надежда на выздоровление его брата сильно сократилась, да и самого Теллера спасти будет ничуть не легче. Энсин случайно поймала себя на мысли, что радуется приходу доктора в основном потому, что можно разделить ответственность за По в самом худшем случае.
Торан внимательно выслушал доклад энсина, хотя не требовалось особой внимательности для оценки состояния По. Достаточно  взглянуть на пациента и можно с чистой совестью  начинать усердно тереть переносицу и говорить «хм».
- Давайте отойдем.
Торан жестом пригласил Т’Нэрэ проследовать в соседнее помещение.
- Кажется, я оставил свой магический жезл всевластья в предпоследней реинкорнации, - невесело проговорил доктор. – Извините, в детстве я прочитал чересчур много сказок, наверное по этой причине я не привык сдаваться. А вы не замечали, насколько баджорская культура пропитана мистицизмом? Должно быть замечали. Теллер думает, что я способен творить чудеса. А у меня по правде нет даже шляпы. Знаете, у волшебников обязательно должна быть шляпа. Почитайте земные сказки. – Торан смолк, не дожидаясь обвинений в безумии. – Вероятно, вы не понимаете к чему я веду. Или слишком тактичны, чтобы прервать меня… Метод, предложенный сестрой Эвен, похоже не срабатывает. Я не знаю, как помочь детям. Да, я могу держать их в стасисе едва ли не вечно, но это никак не поможет справиться с болезнью. Мы можем стабилизировать состояние По. Полагаю, нам следует ввести ализин, на время это облегчит дыхание, но потом все повторится сызнова.
Торан снова прервался, окинул взглядом помещение, ослабил воротничок парадной формы и сел за одну из компьютерных консолей.
- Это бешенство смертельно только для баджорцев. Вы работали с сестрой Эвен и очевидно ознакомились  со… статистикой, - последнее слово доктор произнес с нескрываемой иронией. – Если я ошибаюсь – поправьте, но укус кардассианской крысы не смертелен для, предположим, человека. Естественным путем человек вообще не способен заразиться этим видом бешенства. Человеческий организм к нему невосприимчив. Любопытно. А что случиться, если им заражусь я? Разумеется, искусственно. Я не баджорец, но и я не человек. По сути моя видовая принадлежность – сплошная морока для философ и генетиков… Но в теории, только в теории, мой организм способен выработать антитела. Конечно при определенном везении.
Вулканка какое-то время ничего не отвечала, полностью сосредоточившись на осмыслении сказанного, а потом произнесла:
- Похоже, вы нашли выход из положения, сэр! Если другой организм сможет выработать антитела, их можно будет ввести детям. – Энсину не свойственна была эмоциональная речь, поэтому все ее волнение выражалось скоростью произнесения слов. – Если попытаться искусственно ослабить вирус перед тем, как вводить, шансы на успех увеличатся. Правда, есть одно но: будет не разумно рисковать вашей жизнью. В случае неудачи цена потери будет слишком велика – станция лишится главного медика. Предлагаю свою кандидатуру в качестве добровольца.
Т’Нэрэ всегда достаточно доверяла теориям, чтобы рискнуть. По крайней мере, это было бы лучше, чем просто сидеть и смотреть, как умирают баджорские дети. Худшей ситуацией из всех возможных для девушки всегда было отсутствие плана действий, и как только он появлялся, все прочие уходило на второй план.
- Не согласен, энсин, - Торан взглянул на подчиненную. – Во-первых, я не первый глава медицинской службы на ДС и явно не последний. У Звездного Флота полно врачей, готовых меня заменить. Во-вторых,  я понятия не имею, как вирус подействует на вулканскую физиологию. Возможно, с вами ничего не случиться; а, возможно, и нет. А вот люди переносят его прекрасно. Я наполовину человек, следовательно, мои шансы на пятьдесят процентов выше – это в-третьих. В-четвертых же я, кажется, я не вызывал добровольцев, так что при всем уважении – отказано. А теперь подготовьте все необходимое для процедуры. Я хочу приступить как можно скорее.
Энсину оставалось только плотно сжать губы, потому что доктор действительно привел достаточно логических аргументов, чтобы удержать ее от спора, в который она, безусловно, хотела бы вступить. Конечно, человеческая половина доктора сыграла ключевую роль в формировании его уверенности, и дальнейшие пререкания явно были бесполезны.
- Как скажете, сэр, - она кивнула и направилась готовить инструменты и материалы.
- Превосходно, - кивнул Торан. – Я собираюсь стать первым ромуланцем в истории Федерации, заразившимся крысиным кардассианским бешенством на баджорской станции. Хм… может быть, меня упомянут в медицинской энциклопедии…
______________________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 24 01 2009, 22:20:54
1:20
Лазарет

В лазарете уже несколько часов висело напряженное молчание. Было видно, что устали все: и доктор, и энсин, и Теллер, который тоже почему-то еще не спал.
Т’Нэрэ подошла к детям только один раз – взять кровь у По, чтобы выделить из нее вирус. На Теллера, угрюмо сидевшего на своей койке, она внимания не обратила. Или сделала вид.
Осуществить план на практике оказалось сложнее, чем казалось сначала, но технические моменты энсина не волновали. Она думала только о том, что может случиться, если они ошиблись в расчетах. Исправить ничего будет уже нельзя.
Закончив все приготовления, вулканка подошла к Торану.
- Все готово, сэр. Вы абсолютно уверены, что это необходимо?
- Нет, - отвечал Торан, вешая парадный китель, который успел за эти несколько часов возненавидеть с такой силой, что еще чуть-чуть и начал бы требовать от него сатисфакции, на спинку кресла. – Совсем не уверен. Более того, мой инстинкт самосохранения только что посоветовал мне взять долгосрочный отпуск и лететь на Райзу, а еще он обозвал меня идиотом. – Торан нисколько не преувеличивал. – Но вы видите другой выход? Если видите, то сообщите мне, пожалуйста, пока я не натворил глупостей. Замечаю по вашему лицу, что не видите. Очень-очень жаль. У нас, энсин, нет выбора, поэтому начинайте.
Доктор выпрямился, расправил плечи и подошел к Т’Нэрэ.
- Ну, наука ждет. И да, чуть не забыл. Если нам не повезет, сообщите мисс Мей Чен, что я не смог с ней встретиться по случаю собственной смерти, за что искренне извиняюсь.
- Мисс Мей Чен? – переспросила энсин, еще не зная, о ком говорит доктор. – Да, конечно. Но…давайте лучше надеяться, что нам повезет.
Подобные замечания начальника уверенности вовсе не добавляли. Девушка отошла к рабочему месту и взяла гипоспрей с приготовленной субстанцией. Пока она была занята делом, тревога не сильно ее беспокоила, но когда пришло время самого последнего шага, она испугалась. После нескольких секунд сомнений и колебаний, она все же вернулась к доктору и сделала ему укол. Вулканка совеем не была уверена, что поступила правильно, но логика в таких делах плохой помощник, и теперь ей не оставалось ничего, кроме ожидания результатов.
От безболезненного укола Торан самым постыдным образом поморщился. С некоторых пор он крайне недолюбливал уколы. И гипоспреи. Он вообще много чего не любил. Например болеть. Болел Торан редко, как правило, несерьезно и, как правило, в детстве. То есть с момента его последней болезни, если не считать случая на Бэйджоре 8 прошло столько лет, что Торан успел позабыть, как это неприятно, когда тебя вдруг выбрасывает на обочину бытия и во взглядах окружающих появляется такая жалостливая, влажная тоска с дикой помесью сочувствия и снисхождения, от которой хочется не то что выздороветь, а провалиться сквозь все пространственные слои нашей необъятной вселенной с одной единственной целью – оказаться в одиночестве. Когда Т’Нэрэ убрала гипосрей от его шеи, доктор невольно поежился. Так сказать, дежавю. Впрочем, на сей раз все было несколько скромнее и не разило картонной драмой – если дела примут скверный оборот, Торан отправиться в мир иной спокойно и без лишнего пафоса. А если дела примут совсем скверный оборот не случится ровным счетом ничего. Этого Торан боялся особо – не хотелось предстать перед ликом начальства наивным дурачком, грезящим о медалях, почестях, лаврах и статусе святого. Хотя статус святого Торана не прельщал. Достаточно медали. Доктор невольно усмехнулся. В голос.
- Отличная работа, энсин. – Заговорил Торан, снова усмехаясь. – Вы мастерски владеете гипосреем. Вам кто-нибудь об этом говорил?
Не дождавшись ответа, коммандер заозирался по сторонам, поочередно взглянув на Теллера и По, однако опять почувствовал странный приступ веселости.
- Слушайте, а вы уверены, что ввели мне именно вирус кардассианского крысиного бешенства? Я чувствую себя… как-то нелепо.
Вулканка, хмурая и серьезная, удивленно посмотрела на коммандера.
- Конечно уверена. Вирус, предварительно подвергшийся действию излучения и ослабленный до того уровня, который увеличивает шансы на образование антител. И, доктор, пожалуйста, говорите обо всех изменениях вашего самочувствия.
Энсин с досадой подумала, что теперь она в ответе уже за троих больных, и возможно больных смертельно. Доктор в ее глазах теперь был не просто хорошим специалистом, а героем, способным пожертвовать собой ради других. Случай проявить такие качества выпадает не каждый день, и энсин не удивилась, что не знала этой стороны докторской натуры, но она вдруг поняла, что не знает о коммандере вообще ничего.
- Сэр, возможно теперь вам стоит отдохнуть, - добавила она, совершенно не зная, что делать дальше.
Торан отрицательно покачал головой.
- Пока я нахожусь в относительно здравом уме и относительно трезвой памяти мне не хочется отдыхать. В данной ситуации перспектива отдыха кажется мне несколько лишенной оптимизма. Я ведь могу заснуть, а кто вам тогда расскажет о моем самочувствии? Приборы? Они, конечно, могут рассказать многое, но их рассказ будет менее красочным, чем мой – из первых уст. Давайте лучше займемся чем-нибудь более продуктивным. Не поиграть ли нам в шахматы? Вы правы, в лазарете нет шахмат, - Торан улыбнулся. – Представляете лицо сестры Эвен, когда она застигнет нас за игрой в шахматы. Или в карты. Хотя карт тут тоже нет, - мысли становились рассеянными. – Не нравится мне это бешенство. Я начинаю думать, что перестаю думать… Хм-м-м. Интересно, какого это – утратить способность мыслить, при этом находясь в сознании. Наверное, малоприятно.
Торан медленно прошелся вдоль стены лазарета.
- Энсин, как вы полагаете, сколько времени должен занять наш маленький опыт? Думается, у меня возникли проблемы с математикой.
Вулканка беспокоилась все больше. Совета просить не у кого, обращаться за помощью тоже. Т’Нэрэ совсем не любила ждать и бездействовать, а сейчас приходилось на все смотреть глазами стороннего наблюдателя, без возможности что-то изменить или даже продумать дальнейшие действия – будущее оставалось неопределенным.
- Думаю, через несколько часов надо сделать пробный анализ крови и посмотреть, что происходит, - она попыталась прикинуть более точное значение слова «несколько», но потом отвлеклась и продолжила негромко. – Может быть, вы поговорите с Теллером? Он очень вами интересовался. Или уговорите его лечь спать, вас он послушается.
- Поговорить с Теллером? Можно и поговорить. Чуть позже. Да, позже. К слову, если вас насторожило мое замечание о проблемах с математикой – не беспокойтесь, эти проблемы возникли еще задолго до вашего рождения, - Торан, по недавнему примеру вулканки, понизил голос. – Понимаете, я не всегда доверяю математике, - и уже заговорческим шепотом добавил: – В ней нет… стабильности. Итак, - голос коммандера зазвучал громче. – С Теллером я всенепременно пообщаюсь, а сейчас мне следует связаться с полковником. Ох, сомневаюсь, что он одобрит наш с вами эксперимент. Вот только поздно, сделанного не воротишь, - Торан потянулся к дельте. – Стоп, по-моему, у меня трясутся руки… Что ж, не страшно. Все равно я не собираюсь браться за скальпель. Но, энсин, если я все-таки потребую скальпель, лучше бы вам убрать его подальше. Вам ведь не хочется оказаться запертой в комнате с… ха!... бешеным ромуланцем, в руках которого скальпель? Не смотрите на меня. Я не очень хорошо себя чувствую. Все это не смешно. Совсем не смешно, верно?
Энсину уже стало казаться, что они точно слишком поспешили. И, естественно, она считала себя виноватой, потому что не смогла, да и не пыталась, отговорить ромуланца от этого. Будь здесь сестра Эвен, она бы смогла. Без всякой логики, а просто повинуясь первому порыву.
- Сэр…Вам лучше прилечь, - теперь страх звучал даже в ее голосе, что было совсем не обычно. – Я сейчас поищу препарат для усиления иммунитета.
Про полковника она ничего говорить не стала, но полностью была согласна с доктором, что начальству их затея не понравится. Впрочем, ей уже было все равно – это ровным счетом ничего не изменит, поэтому может расцениваться как неважное.
- Лечь? – в очередной раз переспросил Торан. – Ни за что, энсин. Не пытайтесь уложить меня на больничную койку… Предупреждаю, я буду сопротивляться.
Доктор отступил на несколько шагов назад, словно бы готовясь к нападению, медленно наблюдая за реакцией Т’Нэрэ.
- Шутка, энсин. Когда вы начинаете беспокоиться - вы выглядите очень забавно. Ха-ха. А теперь я должен связаться с полковником. Незамедлительно, – не дожидаясь реплики вулканки, Торан коснулся коммуникатора. – Доброго времени суток, полковник. Если конечно вы меня слышите. Так вот, если вы меня слышите, со смешанными чувствами должен сообщить вам, что у нас еще один случай заражения кардассианским бешенством.
Все происходящее внезапно начало казаться Торану ужасающе смешным…
______________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Крим Реон от 26 01 2009, 06:33:08
1:25
Грузовой отсек

- А они там празднуют, я должен гоняться за крысами, а они там празднуют, - тихо ворчал себе под нос энсин Браун, которого давно никто не слушал. – Сейчас между прочим даже не моя смена.
- Если вам, господин энсин, интересно, - с показным ехидством добавил Мэтьюз, подбираясь ближе к своему ворчливому коллеге. – Вы тут не единственный, кому приходиться работать в совершенно не рабочее время. Кстати, кто-нибудь видел крыс? Ну, хоть одну маленькую крыску кто-нибудь видел? Мы тут уже битых два часа, нет, три часа шляемся по станции, словно какие-то Призраки Па… ох, простите, лейтенант… четыре часа шляемся по станции, а я пока не увидел ничего интереснее пары ящиков контрабандных слив. Интересно, кому могли понадобиться эти сливы? Браун, ты любишь сливы?
Энсин Браун язвительно скривился, проталкиваясь между ровными рядами запечатанных цистерн, и быстро пробежался пальцами по поверхности трикодера. В грузовом отсеке, как он и полагал, было чисто. Чисто в том плане, что здесь абсолютно не было крыс. Зато были сливы
- Нет, скажи честно, ты любишь сливы? А вы, лейтенант Т’Мир, любите сливы? – Мэтьюз остановился, чтобы во всех деталях рассмотреть лицо вулканки, пренебрежительно выгнувшей бровь в ответ на такие не логичные замечания.
- Любовь – это нелогично, - логично ответила вулканка.
- Так любите, или нет? Почему обязательно увиливать?
- Младший лейтенант Мэтьюз, - Т’Мир тоже остановилась и скрестила руки на груди. – Я предпочитаю не состоять с пищей ни в каких связях, за исключением потребительских. Подобный ответ вас устроит?
- Вполне, - Мэтьюз скуксился.
- … а они там празднуют.

Когда Реону поручили командовать операцией по обнаружению и обезвреживанию крыс, по слухам опять расплодившихся на станции, лейтенант сперва удивился. Обычно в отсутствие капитана Рино всеми операциями, проводимыми службой безопасности, руководил лейтенант Бакот, который по правде Криму не очень нравился, но имел в таких делах вполне достойный опыт. Однако в связи с прилетом гостей из Федерации, Бакот, как временный глава СБ был вынужден отправиться на торжество, и вся тяжесть ответственности за соблюдение правопорядка на Дип Спейс пала на плечи Крима. За годы службы Крим Реону нечасто выпадал шанс проявить свои лидерские качества, может быть, не очень ярко выраженные, зато определенно имеющиеся, поэтому удивление вскоре сменилось воодушевлением, и баджорец в какой-то момент даже обрадовался. Как не крути, а почувствовать себя в шкуре начальника приятно. И, Пророки в свидетели, мало кто с этим поспорит. Впрочем, воодушевлению лейтенанта был отведен не долгий срок. Отправившись в вояж по Жилому кольцу, проинспектировав с десяток пустующих кают, медленным, почти прогулочным шагом миновав длинные туннели темных коридоров, Крим начал сомневаться в целесообразности мероприятия. Офицеры его небольшого отряда, состоявшего из двух вечно спорящих землян и одной невероятно скучной вулканки, были с ним полностью согласны. Никаких следов кардассианских крыс за три часа упорных исследований каждого свободного участка станции, куда отважным сбшникам удалось заглянуть за это время, не обнаружилось. Складывалось такое чувство, что крысы покинули Дип Спейс вместе с последним кардассианским солдатом, то есть уже около пяти лет назад. Но тогда каким образом двое несчастных детей подхватили бешенство? Крим Реон вздохнул. Происходящее ему явно не нравилось. Вот только он пока не мог понять, чем именно.

- Думаешь, праздник закончился? - в очередной раз переспросил энсин Браун, не замечая появления Крима за спиной. – По-моему, они собираются праздновать всю ночь и, попомни мои слова – все утро. Не понимаю я этих официальных ужинов. Можно подумать, стоит преломить хлеб, как тут же все проблемы исчезнут сами собой. Если бы все было так легко, нам было бы достаточно в свое время просто накормить Доминион деликатесами и с довольной миной подписать мирный договор. Никакой тебе войны, все живы-здоровы.
- Они не ели.
- Что?
- Основатели и джем’хадар не едят, -повторила вулканка, глядя куда угодно, кроме смущенного лица Брауна. – Бесполезно преломлять хлеб в компании того, с кем ты не сможешь разделить трапезу.
- Это такая мудрая вулканская поговорка? – вмешался Мэтьюз.
- Нет, жизненное наблюдение.
- Тихо! – внезапно шикнул Крим, заставив своих коллег вздрогнуть. – Я что-то видел, там.
Баджорец указал пальцем в дальний угол, где еще минуту назад, казалось, мелькнула размытая серо-рыжая тень.
- За мной! Только молчите, это приказ.
Стараясь двигаться как можно тише, Крим последовал в указанном направлении с неудовольствием отмечая, что Браун продолжает что-то вполголоса нашептывать, а Мэтьюз дышит так громко, что способен перепугать не только целый выводок крыс, но еще и весь Клингонский Совет в полном составе, решивший отпраздновать великую победу с бладвейном, ритуальными песнями и плясками.
Освещение в грузовом отсеке было довольно слабым и приходилось ступать крайне осторожно, пристально глядя под ноги и по сторонам. Неполадки с освещением, возникнувшие около двух дней назад, инженеры обещались исправить еще вечером, но, видимо, по привычке забыли, и Криму стоило немалых усилий сдержать так и рвавшееся наружу ругательство.
- Лейтенант, вы что, решили вести с ними мирные переговоры? Думаю, крысы никудышные дипломаты, - наконец не выдержал энсин Браун.
- Тссс!
- Вот она!
Не докончив фразы, Крим зачем-то резко бросился вперед, словно получив изрядную дозу адреналина, в следующий момент неуклюже подвернул ногу и, пытаясь удержать равновесие, схватился рукой за ближайшую цистерну. Послышался оглушительный грохот. Бак вместе с баджорцем рухнули на пол. Пол содрогнулся. Мэтьюз засмеялся. Т’Мир промолчала.
- Проклятье, - только и сумел выдавить из себя раздосадованный баджорец, поднимаясь на ноги. – Упустили. Хотя не страшно, должно быть, где-то здесь может оказаться их гнездо. Лучше бы нам его отыскать.
- Сомневаюсь, что у нас получится, - послышался сухой голос вулканки. – Это не крыса.
- А кто же? – не скрывая раздражения, бросил Крим.
- Думаю, нам стоит связаться со службой безопасности и поинтересоваться, никто ли в последние дни не заявлял о пропаже кота. Кис-кис-кис.
- Браун, служба безопасности – это мы, - ухмыльнулся Мэтьюз.
- Точно.
Откормленный, рыже-серый кот, выскользнув из своего убежища, нагло расселся в самом центре грузового отсека и, поочередно переводя взгляд с одного сбшника на другого, принялся отчаянно вылизывать ершистый хвост.
- Ладно, - Крим неохотно улыбнулся. – Идем на следующий склад. Похоже тут чисто.
«Если дела и дальше пойдут так скверно, я не смогу смотреть в глаза начальству, - думал он, шагая за порог. – А у меня были такие карьерные планы».

- … а я говорю, они еще празднуют!


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 27 01 2009, 22:15:48
Ночь
Кают-компания

-...А еще я сливы люблю... - тоскливо вздохнул лейтенант Бакот, отчего-то решивший, что его позиции пойдут вверх, если он расскажет Мей Чен все, что знает о Земле.
Бокал на тонкой ножке с остатками бледно-голубого баджорского спиртного напитка в его руке печально задрожал. Социолог отстраненно кивнула.
За свою жизнь Мей бывала и на более веселых вечеринках. Те, кто хотел веселиться, устроили себе праздник сами, и Мей подозревала, что они не менее приятно провели бы время в пустом грузовом отсеке с ящиком шипучки и хотдогами. Тех же, кто веселиться не хотел, не смогла настроить на праздничный лад и целая кают-компания деликатесных блюд и напитков.
После слегка взволновавшего гостей явления баджорского подростка, ошибшегося дверью, вечерника пошла на убыль еще быстрее. Несколько пар еще пытались танцевать вальс... точнее, нечто под баджорскую мелодию с подходящим ритмом, полковника Талара осадили три ведека и пара журналистов, остальные гости разбрелись парочками по комнате. И в этой дележке Мей, особенно не стремившейся в общению с коллегами, достался лейтенант Бакот.
Устав слушать о сливах, о том, что лейтенант совершенно не понимает правил игры в бейсбол, и о коте, оставленном ему на попечение "великим погибшем начальником", социолог была удивительно рада, когда, робко откашлявшись, к ней обратился баджорец-энсин в федеральной форме и сообщил, что в каюте ее ждет сообщение и открытый канал связи с Землей.
Мей с облегчением вздохнула и вежливо улыбнулась:
- К сожалению, я должна идти. Дела, как видите! Благодарю за продуктивный разговор.
Женщины быстро выскользнула из зала и направилась в свою каюту, где ее ждал канал связи. Возможно, наконец-то ей дадут более конкретные указания, которые позволяет ей перейти от слив к делу.
Она повернула к себе монитор компьютера и произнесла:
- Мей Чен на связи!
-Добрый день, Мей, - с экрана с практически материнской теплотой улыбнулась Джасминдер Картер, глава службы новостей на Земле, уже знакомая социологу и даже, пожалуй, знакомая слишком сильно, так как ее звонки приходилось принимать через день во время всего путешествия к Бэйджору, - Или что там у вас уже, ночь? Как вы добралсь и все ли у вас в порядке? Вы уже успели познакомиться с членами экипажа станции?
Мей откинулась на кресле и вежливо улыбнулась в ответ свой виз-а-ви.
- На станции сейчас поздний вечер, только что закончился праздничный банкет. Однако нельзя сказать, контакт окончательно установлен, вы же понимаете, офицеры - не публичные люди, они довольно скрытны... или говорят совершенно не о том, о чем мы бы хотели услышать, - проговорила она, вспомнив сливы. - Однако, я надеюсь, это дело времени. Но я бы хотела уточнить, есть ли у вас более точные указания, какой информации следует особенно уделять внимание.
- Дело времени, конечно... - повторила журналистка, в раздумчивости поигрывая своим ожерельем из бирюзы в золотой оправе, - Однако, я бы не рекомендовала вам затягивать. Скажите, у вас уже появились планы на завтрашнее интервью? Кого из обитателей станции вам показалось расспросить об атмосфере на станции важнее всего? И интереснее всего, конечно, - добавила она, понизив голос, - Исходя из ваших планов я смогу дать вам более прямые рекомендации и даже помогу прикинуть примерные вопросы.
- Думаю, стоит начать интервью с командира станции. Он владеет самой полной информацией и сможет наиболее подробно и объективно описать положение станции. Начать думаю с общих вопросов, и именно про то, что всех в Федерации так волнует: про этот таинственный Бейджор, таинственную станцию Дип Спейс около этого таинственного Бейджора. Потом с глобальных проблем переключить внимание на более локальные - сама станция Дип Спейс, и что же в ней такого особенного и необычного! Ну и наконец завести разговор о внутренних делах станции, все эти социально-психологические мелочи, которые так обожает наш зритель.
На тонком смуглом лице мисс Картер расцвела улыбка - слегка насмешливая, но не без примеси восхищения собеседницей.
- Вы и в самом деле серьезная писательница, Мей, и серьезно подходите к делу. Возможно, даже слишком серьезно, - проговорила она, - А ведь если вашу последнюю статью про телларитских психологов читали, скорее всего, только сами телларитские психологи, то тут круг будет значительно шире. Впрочем, пока мне нравится ваше предложение - начните с фундаментальных основ. И для этого, как мне кажется, больше всего подойдет полковник. Задайте общие вопросы, а потом... - журналистка хитро прищурилась, - Спросите, как он чувствует себя в этой роли. Каково ему, боевому пилоту, сидеть в кресле Эмиссара и заниматься административной работой... - мисс Картер прикрыла глаза, будто уже воображая себе написанные строки, - Что-то в этом роде, впрочем, формулировку вопроса вы сами придумаете. С какими трудностями он столкнулся, получив управление смешанной командой... И кстати, что он вообще думает о своем назначении вместо предыдущего командующего.
Мигнув эмблемой Федерации, монитор погас, и Мей откинулась на спинке стула, позволив себе слегка расслабиться. День выдался не из легких, и только сейчас она наконец оказалась наедине сама с собой. Можно снять тесные туфли и распустить строгую прическу, позволив волосам  спадать на плечи.
В мягком полумраке даже гостевая каюта принимала чуть менее казенный вид, чем обычно. Мей подумала, что расставив тут и там разные приятные сердцу безделушки, привезенные из дома.
Скинув вечернее платье и сменив его на уютный шелковый халат, Мей подхватила падд, уселась на кровати и полностью погрузилась в мысли о завтрашнем интервью.
_________________
Совместно с начальством :)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 27 01 2009, 22:43:32
2:20
Лазарет

- Вы что натворили?! - полковник Талар Вес навис над койкой доктора Торана и активно демонстрировал несдержанную сторону своего характера, - Заразить самого себя потенциально смертельной болезнью - это надо же! О чем вы только думали? И почему ставите меня в известность пост-фактум? - похоже, именно этот вопрос интересовал начальника станции в первую очередь, - Объяснитесь, коммандер Торан.
- Объяснюсь, полковник.
Доктор с очень долгое мгновение смотрел в пустоту перед собой, решая нужно ли вставать, или будет достаточным просто сменить позу на более удобную. Затем мельком взглянул на баджорца, приподнялся на локтях, сел. Обращение «коммандер», как бы невзначай брошенное полковником, ему не понравилось. Таким тоном палач обращается к «пост-монарху». Таким тоном капитан обращается к без двух минут лейтенанту.
- Объяснюсь, - продолжал Торан. – Хотя уверен, вы и сами прекрасно знаете, почему я не сообщил вам заранее. Вы бы мне не позволили. Ни при каких условиях. Я прав? Вы бы попытались меня образумить. Напомнили о долге перед пациентами. О долге перед собой. Перед карьерой, которая может оборваться самым плачевным образом в самый плачевно неподходящий момент. О возможности лишиться здоровья, или жизни. В конце концов, вы могли бы просто приказать мне, и я, подчиняясь прямому приказу, не имел бы права вас ослушаться. Но я вам ничего не сказал, вы не отдали мне никакого приказа. Мои руки были развязаны и я поступил так, как посчитал нужным. Решился на этот во всех отношениях опасный эксперимент. Но это было мое решение. Не слишком, насколько мне кажется, опрометчивое. Теперь у Теллера и По появился шанс. Маленький, ненадежный, но шанс. Помните, недавно вы рекомендовали мне пробудить мою человеческую половину? Я ее пробудил. А людям свойственно полагаться на интуицию, так называемое, внутреннее чутье. Мое внутреннее чутье подсказывает мне, что я прав. Конечно оно может ошибаться. Посмотрим.
Полковник вздохнул и отступил на шаг от кровати доктора. Его кулаки разжались, он оправил парадную форму, глядя в пустоту не менее долгое мгновение.
- Вы правы, - ответил он слегка севшим голосом, - Я бы непременно все это вам сказал. И я бы отдал вам прямой приказ - вы прекрасно сами знаете, какой. И не потому, что я лишен альтруизма и меня не волнуют судьбы этих ребят, а потому, что мы с вами, ради Пророков, офицеры, и не можем позволить себе таких глупостей.
Баджорец сложил руки за спиной и прошелся по медотсеку в раздумьях.
- Теперь я понимаю, о каких сложностях командования федеральными офицерами говорила моя предшественница, - будто невзначай пробормотал он, - Будь вы на федеральном корабле или станции, ваш капитан чувствовал бы за вас ответственность - перед вами самими, вашей семьей и близкими. Но я ответственен за вас перед вашим командованием, и это влияет на отношения между нашими двумя мирами. А этим я рискнуть был бы не готов. Но раз уж вы поступили так, как поступили... - Талар остановился и пристально посмотрел на Торана, - Нам остается лишь надеяться, что вы правы и не переоценили возможности своего организма. Кстати, как вы себя чувствуете, коммандер?
- Неплохо. – Торан методично изучал лицо баджорца. – И несколько странно. Пока рано судить. Спасибо, что поинтересовались, полковник, - доктор вздохнул. – Сэр, если вы думаете, что мне не приходило в голову, к каким последствиям может привести мой поступок; сейчас я говорю вовсе не об абстрактных понятиях жизни и смерти, а о вполне конкретных взаимоотношениях Бэйджора и Федерации, а так же о том, как Звездному Флоту не нравится терять офицеров, находящих в подчинении кого-то, не носящего федеративную форму, смею вас заверить – вы ошибаетесь. Думал. Долго, скрупулезно, настойчиво. И вот, что я вам скажу, полковник, - пусть груз ответственности за мою персону вас не тревожит. Понимаете, я не из тех офицеров, которых принято демонстрировать на торжественных ужинах, баллах, заседаниях и приемах, как визуальное подтверждение чести и отваги звездофлотца. Я из тех офицеров, о которых лишний раз принято не упоминать вслух. Я из тех офицеров, о которых вообще принято не вспоминать. Поверьте, с моей утратой Звездный Флот… ничего не теряет. Странно звучит, но тем не менее это истина. Скорее командование облегченно вздохнет, и в кратчайшие сроки вышлет мою замену. Поэтому повторяю, полковник, по сути вам не о чем беспокоиться. А в случае, если мой эксперимент закончится благополучно, у нас появиться возможность спасти жизни детей. И, вероятно, не только их жизни. Но прошу, сэр, не говорите об альтруизме. Альтруизм здесь не при чем.
Талар недоверчиво хмыкнул. За последние сутки ему удалось удостоиться сразу двух бесед со своим старшим медиком, и его впечатление о нем менялось с каждой репликой. Полковник привык, что доктор Торан не склонен много говорить о себе, но в последний монолог показался полковнику весьма личным, и он удивился количеству прозвучавшей в нем... горечи? По крайней мере, Талару так показалось. Это заставило баджорца почувствовать себя неловко, хотя бы потому, что он сам был достаточно закрытым человеком, имел определенные сомнения на собственный счет и примерно представлял, насколько трудно ему было бы поделиться ими с кем-то.
Продолжать эту тему полковник не стал, оставив личное мнение доктора  Торана о самом себе заботам психологов или менее спешащих и более любопытных членов экипажа.
- Как бы то ни было, не думаю, что вы в состоянии выполнять свои обязанности главы медицинского отдела, - с непроницаемым лицом сказал командующий, - Так что вам остается только полностью отдаться своему эксперименту. Пусть мисс Эвен, как наиболее знакомая с возможными симптомами, проследит за вашим состоянием. А заменить вас придется энсину Т'Нэрэ - она ведь готова справиться с таким заданием?
- Безусловно, - доктор улыбнулся. – Энсин Т’Нэрэ вполне готова заменить меня на время, пока я наслаждаюсь последствиями своего эксперимента. Да, вполне готова.
«И в отличие от меня, - хотелось добавить коммандеру. – Она не нарушает еще не озвученных приказов». Но он промолчал, с трудом поборов назойливое желание говорить, говорить и говорить. Каждая новая мысль казалось ему чем-то невероятно забавным, достойным быть произнесенным в слух и… отчасти бредовым. Или не отчасти. Если бы Торан только мог сдержаться, он бы не произнес и половины того, что было высказано за последние часы. Да только он не мог. Совсем не мог.
- Что-нибудь еще, сэр?
- Нет, пожалуй, это все, - полковник устало потер подбородок - сначала ему даже показалось, что улыбка доктора ему померещилась, а это явный признак, что даже командующим станцией нужно иногда отдыхать, - Сообщите энсину новость о ее новом назначении исполняющим обязанности главы медицинского отдела и передайте, чтобы зашла в мой офис утром. А сами же... держитесь. Удачи, доктор.
-  И вам удачи, полковник. Непременно передам.
Когда дверь за баджорцем закрылась, Торан принял первоначальную смиренную позу и неимоверными усилиям заставил себя ни о чем не думать, ни о чем не спорить; проще говоря – замолкнуть.
_______________________________
В соавторстве с полковником


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 28 01 2009, 16:18:34
8 июля 2379 года, 9:30
Офис командующего станцией


Новость о своем назначении Т’Нэрэ восприняла как плохую. Если бы спросили ее мнения, она сказала бы, что не согласна с решением начальства, но оспаривать приказы исходя из личных мнений – не правильно. Сама она не считала себя готовой, но другого выхода, кроме предложенного полковником, тоже не видела. Если бы в жизни случалось только то, к чему готов, это была бы уже не та реальная жизнь, которая и отличается своей непредсказуемостью.
Дождавшись прихода сестры Эвен и вкратце объяснив ей ситуацию, вулканка поспешила направиться в офис полковника не дожидаясь реакции баджорки, которая не сулила ей ничего хорошего. По пути в ОПС энсин предавалась размышлениям о том, что все определенно пошло не так. За какие-то сутки привычный порядок вещей нарушился, и ей ничего не оставалось, кроме как приспосабливаться. Бессонная ночь и усталость тоже сказывались на нервах: девушка воспринимала все немного острее, чем обычно, и последние события явно не оставили ее равнодушной.
Возле дверей кабинета полковника  Т’Нэрэ остановилась на несколько секунд, а потом вздохнула и нажала звонок.
Полковник Талар, которому удалось поспать больше чем энсину, но который все равно чувствовал нехватку отдыха, неразборчиво пробормотал "войдите" и повернулся навстречу вулканке от окна, вид из которого обозревал до ее прихода.
Махнув рукой - мол, садитесь - баджорец отправился к репликатору, поставил кружку, которую держал в руках, и только тогда повернулся к энсину.
- Доброе утро, мисс Т'Нэрэ. Поскольку дела в лазарете принимают все более серьезный и тревожный оборот, а вы теперь там - главный офицер, мне бы хотелось, чтобы вы коротко, но достаточно ясно описали мне текущее состояние пациентов. Небольшой, так сказать, отчет главы медицинской службы.
Энсин кивнула, стараясь выглядеть уверенно и присела на указанное место. На деле же девушка была застигнута врасплох: она забыла, что кроме принятия решений на нее свалилась еще и обязанность отчитываться напрямую высшему начальству. Этого опыта она совсем не имела, но надеялась, что полковник это тоже понимает и не будет судить ее первый отчет слишком строго.
- Состояние пациентов на данный момент такое, сэр. У младшего баджорца, По, тяжелое паралитическое расстройство дыхания, но его состояние на время стабилизировано. Его брат, Теллер, пока не проявляет слишком серьезных симптомов и находится в сознании. Доктор Торан…- вулканка с трудом заставила себя признать и его тоже пациентом, - не проявляет видимых симптомов заболевания, но в ближайшее время ожидается небольшое ухудшение его состояния, что будет нормальной реакцией организма на введенный вирус. Таким образом, все трое пациентов сейчас находятся в стабильном состоянии.
Закончив, Т'Нэрэ выжидающе посмотрела на полковника.
- Да... - баджорец в напряженной задумчивости провел рукой по груди, будто нащупывая что-то спрятанное под формой, - И каков ваш прогноз? Сколько времени есть у этого парня, Теллера? Ведь, если я правильно понимаю, нужно ждать, когда из крови доктора могут быть выделены... антитела. так? По моему опыту - а поверьте, я видел людей, умирающих от этой болезни - четкие симптомы проявляются только на третий-четвертый день.
- Я не знаю, сэр, - честно призналась вулканка. – По самому оптимистичному прогнозу антитела должны начать вырабатываться уже сегодня, но точно сказать нельзя, потому что ранее никто не пробовал так решать проблему в случае бешенства. А у Теллера времени, видимо, мало – его иммунитет сильнее, чем у брата, поэтому он еще держится, но надолго его не хватит, поэтому ухудшения ожидаются уже очень скоро. Сейчас очень трудно что-либо предсказать, остается только ждать развития событий.
- Хорошо, - кивнул полковник, - Делайте, что в ваших силах, и не стесняйтесь в случае необходимости привлекать советы других врачей на Бэйджоре или в Федерации... или где-либо еще. Информируйте меня обо всех изменениях. Но также не забывайте, что остальной персонал и гости станции теперь будут обращаться к вам за помощью и вы не сможете уделять свое внимание только этому случаю. Все ясно, доктор Т'Нэрэ?
- Да, сэр. – Вулканка кивнула и встала, готовясь уйти, как только полковник позволит. Все же, находиться в его кабинете было непривычно и неуютно. – Я приложу все усилия.
- Вы свободны, - отстраненно произнес Талар, но когда Т'Нэрэ уже дошла до выхода, добавил, - Кстати, если к вам подойдет землянка по имени Чен - темные волосы, восточный тип лица - и попросит дать ей интервью - не удивляйтесь и не отказывайте ей.
____________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 29 01 2009, 12:54:34
8 июля 2379 года, 09:34
Лазарет

…Тиби сторонилась «униформ». Не то, чтобы она их боялась – ведь это были свои, не кардассианцы, которых девочка помнила достаточно смутно, но достаточно, чтобы составить о них свое мнение. Баджорские «униформы» тебя не ударят ради забавы или чтобы продемонстрировать культурное превосходство в деле воспитания детей, но неприятностей о них тоже не оберешься. Например, они могут отправить обратно к родителям, а этого Тиби, считавшая себя уже достаточно взрослой, чтобы жить самостоятельно, допустить не могла. В конце концов, ее церемония и-тану была исполнена почти полтора года назад, и если она решила посмотреть вселенную, ничто не должно было ее остановить.
Правда, пока она застряла на станции… но это только потому, что пока не смогла найти подходящий корабль, летящий достаточно далеко, команде которого пригодилась бы пара рабочих рук. Или даже две пары, если считать Теллера. Хорошо бы взять его с собой, пусть даже своего братишку прихватит, но только если сам будет вытирать ему нос и дуть на разбитые коленки.
Правда, когда Тиби видела По в последний раз, он не мог даже идти сам, но ведь они доставили его в лазарет! Тиби не верила в сказки, которые Теллер рассказывал о федеральном докторе – вроде того, что его коснулась рука Пророков, и теперь в нем живет Их паа – но она сама была очень здоровой девочкой и с трудом могла вспомнить, когда ей требовался врач, а потому в серьезные болезни тоже не верила. Значит, даже если доктор не святой, а лишь слегка зеленоватый, он должен был уже справиться, и пора было вытаскивать Теллера из лазарета.
Держась подальше от всех баджорских офицеров, а также и от федеральных на всякий случай, Тиби подошла к дверям лазарета, а потом заняла выжидательную позицию на скамейке чуть выше по Променаду. Когда двери открылись, чтобы выпустить молодую коротко стриженную женщину с заостренными ушами, девочка успела мельком увидеть, что в помещении больше никого не было, и тогда, напустив на себя уверенный вид и включив на полную мощность сигнал «я-имею-право-здесь-находиться», она вошла внутрь.
Незнакомая планировка смутила ее, и сперва она сунулась не туда и попала в небольшой эркер, где на полках были разложены разноцветные контейнеры и флаконы, но быстро поняла свою ошибку и сумела найти палату, в которой были заняты три койки, и на одной из них сидел Теллер.
Не обращая внимания на других обитателей, Тиби подошла к другу и, схватив его за плечо, быстро тихо заговорила, задавая вопросы и почти не слушая ответов:
-Что случилось?.. По – не выздоровел? Ну, что я тебе говорила! Что? Конечно, он не мог его спасти вот так сразу, какая бы па у него ни была. Это же просто врач, Теллер! Пойдем отсюда. У нас будут проблемы.
Ее товарищ, бледный и подавленный как никогда, уже не мог найти слов возражения и лишь устало кивал. И это было правильно. Тиби знала, что права. Надежда на чудо – это слишком глупо, но она готова была ее простить другу, выросшему на глухой ферме на Бэйджоре 8. Простить – да, но не потакать ей.
Под напором девочки, Теллер соскользнул с койки и, избегая взглядом одну из занятых постелей и нерешительно косясь в сторону другой, сделал шаг к выходу.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 30 01 2009, 16:36:27
09:30
Променад, андорианский фаст-фуд

Мей по привычке проснулась на пять минут раньше будильника и с легким удивлением осознала, что вчера так и заснула в обнимку с паддом, не прочитав и до середины, и не сделав ни одной пометки.
Но это было не самым неприятным в этом утре. Самым неприятным оказалось то, что внимательно осмотрев свой багаж, Мей не досчиталась двух вещей. В общем-то, сущие мелочи, однако отсутствие утром зубной щетки и массажной щетки для волос может подпортить настроение любому, даже если эти простенькие серебряные вещички были приобретены всего за пару дней до поездки и не представляли собой никакой ценности.
Но Мей просто не могла понять, как они могли исчезнуть, и, главное, кому они могли понадобиться! Поэтому она решила, что в спешке просто забыла их дома и в очередной раз отругала себя за бестолковость.
К счастью, одежда у нее из багажа не пропала, поэтому быстро одевшись и приведя себя в порядок, она покинула каюту, еще раз недоуменно пожав плечами: и все же, куда делись эти вещицы?..
Перед тем, как пойти к полковнику, она решила, что неплохо бы подкрепиться. Проблема заключалась в том, что женщина просто не знала, куда пойти и что выбрать - после маленькой столовой на транспортном корабле Променад оглушил ее, ослепил и лишил всех прочих чувств. Поймав кого-то из местных, Мей поинтересовалась, где бы здесь позавтракать, и была направлена в одну из многочисленных забегаловок, выглядевшую на ее взгляд довольно мило и уютно.
Несколько квадратных столов занимали небольшую площадь, а кое-где стояли так близко, что приставленные к ним стулья переплетались ножками. Наверное, в часы обеда или ужина тут было не протолкнуться, но сейчас, когда большая часть работающих на станции уже позавтракала, здесь было тихо. Лишь один стол был занят двумя крепкими инопланетянами с грубыми красноватыми лицами, устрашающе раскрашенными белыми точками и полосами. К сожалению, пугающий эффект значительно портили чепчики из блестящей ткани на их головах.
Мей прошла к стойке, за которой скучала высокая худощавая андорианка с длинными белыми волосами, и принялась разглядывать висящие над головой хозяйки наглядные изображения подаваемых здесь блюд - круглые сандвичи, пакетики огненных червей с квадратными коробочками соуса, напитки...
Все блюда были непривычны для Мей, поэтому она решила выбрать нечто, больше всего похожее на земные бутерброды.
Стараясь держаться уверенно, она обратилась к женщине за стойкой:
- Пожалуйста, один круглый сэндвич с красным... красной... штукой и пить... у вас есть чай? - с надеждой спросила она.
- Разумеется, - андорианка начала быстро и привычно укладывать на поднос столовые приборы, салфетки и сандвич в бумажной обертке, - У нас есть сорта андорианского чая "жева", "шелтерет", "ш'за"... - заметив выражение на лице социолога, женщина решила сжалиться, перестала перечислять и мягко предложила, - Но вам я бы рекомендовала "Адмирала т'Валрасса" - похоже на земной "Эрл Грей". Никогда прежде не пробовали андорианскую кухню?
Да, то, что похоже на Эрл Грей, будет в самый раз, - Мей уцепилась за знакомое слово. - Вообще-то вы правильно заметили, никогда ничего подобного я не пробовала. Хотя я вообще много чего не пробовала, - добавила она, вспоминая вчерашний прием. - Буду узнавать новое...
-Значит, вы прилетели сюда, чтобы посмотреть на фронтир федеральных интересов и увидеть новые расы и новые цивилизации? - скучающая барменша с удовольствием поддерживала разговор, не обращая внимания на реакцию покупательницы, - Станция - хорошее место для этого, здесь будто два квадранта сами приходят к тебе. Но это обман, конечно. Чтобы увидеть вселенную, путешествовать все же надо. Я прилетела сюда десять лет назад с самой Андории и застряла тут с тех пор. Здесь хорошо, но это совсем не то, чего я хотела, когда была младше, - андорианка ловко залила кипятком бурую пыль в стакане и накрыла его крышкой, чтобы чай заварился и не остыл, - Видите тех инопланетян? - понизив голос, спросила она, - Это доси. Возвращаются из бизнес-путешествия в свой родной Гамма-квадрант. Вот бы куда попасть, но... - она вздохнула, поставила стакан на поднос и протянула его Мей, - Есть у меня одна знакомая баджорская девочка, которая хочет посмотреть вселенную. Если успеет прибежать, пока доси еще здесь, познакомлю их - пускай летит...
Не переставая говорить, андорианка помогла Мей расплатиться полосками латины.
Мей пожала плечами: вот уж куда-куда, а в Гамма-Квадрант она точно не хочет. Еще не так давно отгремел скандал с офицером-предателем, похитившим корабль и сбежавшим в Гамма-Квадрант, и, вроде бы, так и не вернувшимся оттуда. Хотя конец этой истории Мей не помнила.
Попробовав андорианские бутерброды, Мей пришла к выводу, что они ей очень даже нравятся, и стоит заходить сюда почаще. Однако, увы, времени на гастрономические наслаждения особенно не было, и, покончив с трапезой, она направилась к полковнику.

____________
Совместно с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 31 01 2009, 16:29:38
9:36
Лазарет

— Коммандер, почему вы постоянно стремитесь что-то доказать? Я ценю инициативность, я чертовски ценю инициативность, но ради всего святого, вы можете объяснить, почему вы вечно стремитесь что-то доказывать? Я знаю вас уже семь лет, семь очень долгих лет, и до сих пор не могу понять, какие цели вы преследуете, какие мотивации вами движут. Вы знаете, что случилось вчера с энсином Дженкинс?
— Ее стошнило.
— «Ее стошнило». Может еще и причину назовете?
— Назову. Никто не требовал ее присутствия в прозекторской.
— Разумеется, никто не требовал. Но дело не в ее присутствии, а в ваших методах. Скажите, вам обязательно было использовать скальпель? Это была уже ваша настойчивая потребность? Ради всего святого, неужели вы не понимаете, что ваши методы, прошу прощения, реликтны. Варварство. Самое настоящее варварство. Быть может, вам это кажется забавным и романтичным, этакий пережиток славного прошлого, современная ремарка на полях истории, пестрящей страницами о войнах и чуме. Коммандер, я действительно вас не понимаю. И тот случай в лаборатории. Зачем, спрашивается, вам понадобилось лезть туда прежде техников? Так называемый героизм, верно? Пресловутая романтика, верно? Вам хочется почувствовать себя героем, верно? Говорите. Отвечайте свободно. Я лишь хочу вас понять.
— Хорошо, сэр. И при всем уважении, вы ошибаетесь. Мне известно, что недостаток рационализма редко окупается избытком романтизма. Я доктор, мне приходилось лечить так называемых героев, сшивать их по кусочку, очень маленькому, стоит отметить, кусочку. Мне известно, отлично известно, что так называемые герои ничем не отличаются от так называемых трусов, просто у так называемых героев обычно после вскрытия обнаруживается дефицит кишок, выжженных иммунным к любым проявлениям героизма фазером в процессе интимного акта героизма, поскольку так называемые герои считают себя неуязвимыми и полагают, что их так называемая храбрость может спасти весь так называемый мир. А это неправда. Мне известно, что одному человеку подчас не под силу спасти не только мир, но и собственную жизнь. Я не стремлюсь к героизму, не люблю романтизм. Я выполняю свою работу.
— Прибегая к очень странным методам.
— Вы сомневаетесь в моем профессионализме?
— Если бы я сомневался в вашем профессионализме, мы бы сейчас столь мило не беседовали. Вот возьмите, здесь говориться о вашем новом назначении.
— Я не просил о переводе.
— Знаю, коммандер, знаю.
— Тогда…
— Нет, я тоже о нем не просил. Но не все зависит от меня. Спокойной ночи, коммандер, приятно было с вами побеседовать.
— Спокойной ночи.


Торана разбудили голоса. Тихий, едва слышный шепот, каким обычно принято переговариваться у постели больного – яростный и настойчивый шепот обыкновенно на нейтральные темы, полные весьма информативных намеков. Доктор не стал открывать глаз, не пошевелился, прислушался, пытаясь по голосу определить, кто находится в лазарете, по обрывкам фраз составить картину диалога, панно дискуссии, холст спора. Голова была неприятно тяжелой. Сон был неприятно тяжелым.
Одно радовало – мякина, вплоть до отхода ко сну, заполнявшая черепную коробку, рассосалась, и больше Торана не тянуло нести чепуху по поводу и без, упражняясь в словоблудии на каждом, кого лихая случайно занесла в лазарет. В какой-то момент доктор даже позволил себе испугаться, будто теряет рассудок. Морок спал, и вместе с тяжестью вернулась способность держать язык за зубами, а мысли в спасительной дальности от голосовых связок. Хотелось пить. Сглотнув, доктор снова прислушался к голосам, отмечая, что ни один из них не походит на привычные голоса энсина Т’Нэрэ и сестры Эвен. Торан открыл глаза, прищурился от яркого света, сморгнул и заметил Теллера, а вместе с ним знакомо-незнакомую девочку. Подростки собирались уходить.
— Куда это вы направляетесь? — коммандер вопросительно посмотрел на обоих. — По-моему, тебе Теллер было велено оставаться в лазарете, а с вами, мисс, мы кажется не знакомы…


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Т*Нэрэ от 04 02 2009, 22:58:14
9:50
Променад

Объективно говоря, беседа с полковником Таларом была не слишком содержательной – вулканка доложила о ситуации во вверенном ей лазарете и пообещала «приложить все усилия». А чего еще можно было ожидать? Полковник не был врачом, и ничем, совершенно ничем не мог помочь. Но тем не менее, протокол требовал, чтобы он был оповещен обо всем происходящем на станции – даже о таком небольшом инциденте, вроде бы не представляющим станции угрозы. Правда, инцидент чем дальше, тем больше разрастался…
Спустившись на прогулочную палубу возле Реплимат-кафе, Т’Нэрэ была бы  готова продолжить свой путь в лазарет, если бы ее не окликнули. Обернувшись, она увидела сестру Эвен Оро, привставшую из-за столика и яростно машущую ей рукой.
Энсин удивленно вздернула бровь - она полагала, что сестра должна находиться в лазарете. Оставив догадки при себе, она свернула со своего пути и направлилась к столику. Вулканка полагала, что и на этот раз беседа не сулит ничего хорошего, и приготовилась держать оборону. А с другой стороны, раз дорога привела ее в кафе, то чашка горячего рактаджино после последней ночи была бы очень кстати...
Девушка подошла к сестре и вопросительно взглянула на нее, предоставляя ей первой начинать разговор.
- Вы уже завтракали? - слегка неуклюже спросила баджорка, отодвигая свой стул, чтобы энсину было, куда сесть, - Если нет, то я очень вам рекомендую... Я знаю о том, что случилось вчера ночью, - покончив с условностями быстро заговорила Эвен о том, что ее действительно интересовало, - И я знаю, что полковнику вы, конечно же, справедливо рассказали о стабильности ситуации и обещали постараться, чтобы она осталась такой и впредь. Но вне протокола, вы действительно верите, что кто-то из ребят выживет?
От такого вопроса все мысли о завтраке, даже если и были, быстро покинули голову вулканки, и она посмотрела на собеседницу прямо и резко.
- Да, верю. Я никогда не делаю то, что заведомо бессмысленно и не имеет под собой логического обоснования, поэтому, если бы шансов не было, борьба была бы неуместна. Я считаю, что пока есть хоть один неиспользованный способ и хоть немного времени, есть и вероятность на успех. - Энсин слегка отвела взгляд от лица сестры и продолжила немного тише. - И...если я не ошибаюсь, кому, как не баджорцам знать, что пока существует борьба и сопротивление - битва не проиграна?
Т'Нэрэ не знала, что прозвучало в ее голосе, а что нет, но сама от себя она не ожидала такого...неравнодушия. И не ожидала сомнений от Эвен Оро. Девушка почувствовала себя очень неуверенно - она надеялась, что хоть кто-то продолжит слепо верить и вселять эту веру в других, а получалось, что и это придется делать ей.
- Во времена Сопротивления я была не намного старше Теллера, - покачала головой баджорка, - Не знаю, как у нас с шансами, но в данном случае я просто делаю, что должна, не рассчитывая их. После всего, что я увидела вчера, после того, как младший едва не умер, я поняла, что рассматривать надо обе возможности - и счастливую, и печальную. Поэтому, если вы верите, что шанс еще есть, стоит задуматься о том, что мы будем делать с братьями Мерад дальше.
- Рассматривать всегда нужно все возможсти. Вероятность страшного исхода с самого начала была велика, таковой и остается, - девушка говорила сухо и довольно резко. Сейчас ей было не до приличий, и беседа ее явно раздражала. - Вы прекрасно знаете, что выбор у нас не большой, а так же, что практически все возможное уже сделано. Все, что нам остается - делать свою работу и ждать. Кстати, почему вы не в лазарете? - энсин все же задала волнующий ее вопрос. - Там есть кто-нибудь?
- Честно говоря, я ждала вас... доктор. Хотела поговорить с главным врачом, но в более нерабочей обстановке, - медсестра чувствовала себя неуютно и за все время разговора с Т'Нэрэ так и не прикоснулась к стоящему перед ней завтраку и не отхлебнула из своей чашке, - В лазарете сейчас мистер Торан, и хотя он теперь скорее пациент, я уверена, что он сможет справиться с любыми неожиданностями, которые могут возникнуть в ближайшие 15 минут. Кроме того, если бы что-то случилось, он бы вызвал одну из нас, не так ли? Допустим, доктор, что наши ожидания оправдаются и Теллер выздоровеет. Допустим даже, что и По останется вживых. Что вы намерены делать дальше?
- Я? - глаза вулканки округлились, и она даже слегка подалась назад от удивления.- Я ничего не намерена делать и вообще не думала об этом. На выздоровлении компетенция врача заканчивается, дальше все решают...другие. - По привычке энсин тут же рассмотрела наиболее вероятную возможность. - Руководство найдет их родственников или знакомых, и те заберут детей. Я считаю, что мы не должны в это вмешиваться. Меня совершенно не беспокоит, что будет дальше. Такие проблемы, которые по-моему мнению проблемами вовсе не являются,  целесообразно решать по мере поступления. И, пожалуйста заметьте, решать не нам.
Вулканка сказала это быстрее, чем подумала о возможном негодовании сестры Эвен. До этого разговора ей почти хотелось какой-то незримой поддержки со стороны баджорки, но теперь расшатанные нервы Т'Нэрэ заставили ее подумать, что против нее ополчился весь мир, подбрасывая все новые задачи, и ей придется пройти через это только в одиночестве.
- О? - холодно произнесла Эвен, - Я полагаю, вам не нужна еще одна лекция о вещах, которые, на мой взгляд, должен делать хороший доктор. В конце концов, вы теперь доктор сама, - она поднялась из-за стола, - Мне пора в лазарет, с вашего позволения.
- Хороший доктор не должен вмешиваться в судьбы пациентов, если его не просят. Впрочем, это только мое мнение, - вулканка пронзительно посметрела на коллегу и добавила уже совершенно обыденным тоном: - Я тоже собираюсь в лазарет.
На лице баджорки мелькнула неприятная улыбка, девушка преувеличенно вежливо пропустила свою свежеиспеченную начальницу вперед и двинулась следом в нескольких шагах позади.
...В лазарете было тихо и пусто, хотя за время отсутствия Эвен тут вполне могли появиться пациенты. Но на этот раз ей повезло - никто из инженеров не получил разряд от починяемой консоли, никто из гостей станции не разбил никому нос, и никто из посетителей голодека не растянул мышцу. Эвен уже расслабилась, когда заметила, что дверь в палату, в которой находился доктор Торан и их юные подопечные, заблокирована.
- Хм, доктор? - неуверенно обратилась она к Т'Нэрэ.
Вулканка уже начала подозревать что-то неладное. Она взглянула на сестру Эвен и задумчиво произнесла:
- Что-то мне подсказывает, что не стоило оставлять их одних...
Упрека в словах девушки не прозвучало - наблюдаемый результат волновал ее больше, чем поиск виноватых.
С нехорошим предчувствием энсин направилась к двери, надеясь открыть ее без помощи инженеров.
_____________________
Совместно с Мори Джанир.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 04 02 2009, 23:52:48
9:52
Лазарет

— Куда это вы направляетесь? — коммандер вопросительно посмотрел на обоих. — По-моему, тебе, Теллер, было велено оставаться в лазарете, а с вами, мисс, мы, кажется, не знакомы…
- С какой стати он должен вас слушаться? – с вызовом ответила баджорка, делая шаг назад и увлекая за собой Теллера.
Доктор напряг память, пытаясь вспомнить, где уже видел ее прежде – мешковатое коричневое платье, темная кожа, длинные вьющиеся волосы… Но на самом деле это было не так уж важно, потому что по реакции Теллера можно было с большой точностью домыслить их взаимоотношения: друзья, названные брат с сестрой, создавшие для себя собственный мир, в который трудно пробиться кому-то еще.
- Мы уходим.
- Нет, юная леди, вы никуда не идете, - Торан поднялся с постели, отмечая, как предательски кружится голова. – Компьютер, заблокировать дверь. А вот сейчас мы можем поговорить. Вы, мисс, представитесь и расскажите мне, почему Теллер должен покинуть лазарет. Он, видите ли, мой пациент, я его лечащий врач, а это предполагает отсутствие между нами тайн и некоторую долю послушаемости.
Доктор привычным движением скрестил руки на груди, пристально вглядываясь в лицо дерзкой баджорки. Судя по всему беседа предстояла не из легких. Жаль, спорить Торану совсем не хотелось. Тем более пытаться убеждать.
- Нет! - девочка одним стремительным движением развернулась и достигла двери. Ее кулак ударил в неподдающуюся поверхность.
- Вы не имеете права! - выкрикнула она, оборачиваясь к доктору с яростно исказившимся лицом и смесью обиды и страха в глазах.
Она была права, не доверяя людям в униформе, не доверяя вообще всем взрослым. Как бы ни осторожна и уверенна в себе была Тиби, рано или поздно она должна была нарваться на кого-то, кто схватил бы ее за руку и не дал вырваться. И похоже, это произошло - одной лишь командой доктор перекрыл пути к отступлению.
- Я имею полное право, - с металлическим холодком в голосе продолжал коммандер. – Полное право запретить вам тревожить моих пациентов и вмешиваться в работу персонала станции. Мисс, обратите внимание, это не тюремная камера. Вы достаточно взрослая, чтобы понять – если вас, или вашего друга не выпускают из медотсека, на это наверняка имеются веские причины. Такие, как опасное заболевание. Такие, как здравый смысл. Теллер болен, он должен оставаться под присмотром медиков, в противном случае с ним может произойти нечто очень и очень скверное. Да и ты, Теллер, меня удивляешь. Разве тебе хочется оставить брата в одиночестве? Уж прости, но это напоминает предательство. А вы, леди, не смотрите на меня с такой яростью, мне начинает казаться, что вы тоже не вполне здоровы.
Торан глубоко вздохнул. «Это же дети», - могла бы возразить в ответ на его все возрастающее раздражение сестра Эвен. Да, дети. Редкостно упрямые дети. Дети, которым, по крайней мере, одному из которых явственно не достает воспитания. «А мне не достает покоя, - вдобавок подумал доктор. – В конце концов, на данный момент я не просто врач, я еще и пациент. Какая ирония».
- Теллер, пожалуйста, вернись на место.
- Доктор Торан, - Теллер не сделал попытки вернуться на место, но и надежд на открытие двери явно уже не питал, - Я не дурак, я вижу, что мой брат умрет. Уже сейчас все, что от него осталось - пустая оболочка, а его паа, наверное, уже гуляет с Пророками. Но мне здесь тоже колют лекарства, дали эту пижаму и накормили. И никто не сказал, зачем все это. Я вижу, как на меня смотрит ваша медсестра - почти так же, как на По. Ей меня жаль, но она ничего не говорит, - рука мальчика задрожала, и его подруга поспешно ее выпустила.
- Теллер... - прошептала она, - У тебя рука трясется... И у вас тоже, доктор! И вы щуритесь от света. Что вы наделали? Вы тоже заразились, да? Давайте, скажите уже ему, что вы вовсе не святой, что вы просто врач, что вы не сможете спасти его брата, и что он сам умрет.
Торан медленно перевел взгляд на собственные руки. Но не стал обращать внимания на мелкую, спазматическую дрожь от запястья до кончиков пальцев, нет, это было не интересно. С самого начала эта история была неинтересной, потому что конец этой истории был известен заранее. Однако он еще не наступил.
- Твоя подруга совершенно права, Теллер. Я не святой. Я самый обыкновенный врач. И твой брат действительно может умереть. Скоро. Как и ты. Как и я. Твоя сообразительная подруга снова оказалась права. Я тоже заражен. Я заразил себя  в надежде синтезировать лекарство, в надежде спасти вас двоих. Тебя, Теллер, и твоего брата. Только теперь мне думается, что все это напрасно. Знаете, мне тоже не нравится сидеть здесь в неведении и бездействуя. Если один из моих пациентов решил уйти, а второй, по мнению окружающих, даже друзей, обречен – какой смысл мне оставаться в этом скучном, мрачном месте? Какой смысл мне жертвовать своими, быть может, последними часами на уговоры того, кто уже давно поставил на себе крест? Разве мне от этого будет какая-нибудь польза? Разве я смогу вас переубедить?  - Торан хмыкнул и скривился в неком подобии улыбки. – Теллер, ты единственный известный мне родственник По, и ты больше не веришь в возможность его выздоровления. Если хочешь, я могу избавить тебя от колебаний и отключить все системы, поддерживающие его жизнь – о, уверяю тебя, По вполне жив, - и ты сможешь со спокойной совестью уйти, зная, что твой брат действительно мертв, что тебя уже ничто не держит. А твоя подруга сможет лишний раз убедиться в своей правоте.
"И что вы будете делать теперь?" - говорило все выражение и поза доктора.
Тактика от противного могла бы подействовать и даже, несомненно, подействовала на Теллера...  Подросток смотрел на Торана расширившимися темными глазами и явно не находил слов в ответ. В самом деле, что он мог на это ответить? Но он был не один.
- Тогда почему бы вам на открыть эту дверь? - тихо спросила Тиби, будто боясь нарушить наступившую после монолога доктора тишину, - Если вам все равно...
- Юная сообразительная леди, мне не все равно. Мне далеко не все равно. Я, конечно, мог бы держать вас здесь до бесконечности. Еще несколько часов назад это было моим долгом. Теперь, увы, нет. Поэтому, как знаете, - Торан развел руками и, слегка прихрамывая, двинулся к кровати По. Через пару минут манипуляций с консолью, компьютерные мониторы погасли. – Ну вот. Теперь у вас, мисс, и у тебя, Теллер, есть около пяти минут на доказательство мне, что именно об этом вы оба и мечтаете. Докажите мне как вы цените и дорожите жизнью, и можете идти, куда вам только заблагорассудится. Я не стану препятствовать. Просто будьте поубедительнее.
 - Он сошел с ума! - выдохнула девочка, в шоке прижав ладони к щекам, - Он... это действительно бешенство! Выпустите нас отсюда! - она снова замолотила кулаками по двери.
- Доктор Торан? - прошептал Теллер, - Я не знаю, что мне делать... Я правда не знаю, как поверить, что все снова будет хорошо. Я верил в вас, но вы оказались обычным врачом. Я думал, что вы сможете найти лекарство, но вместо этого вы тоже сходите с ума, и я не понимаю, как это может помочь. Пожалуйста, не мучайте моего брата... - взгляд баджорца метнулся в сторону кровати и раздающегося с нее хриплого дыхания, - Но я действительно не знаю, что я могу сделать, что от меня зависит. Я устал и хочу, чтобы все закончилось. Свет здесь слишком яркий... - Теллер поднял дрожащую руку, чтобы заслонить глаза.
Торан подошел к Теллеру и сжал его руку чуть повыше запястья. Не крепко, но ощутимо. И посмотрел прямо в глаза, не обращая внимания на разбушевавшуюся девочку.
- Порою, когда вера в сверхъестественное не помогает, нужно поверить в самое обыкновенное. Да, я самый обычный врач из плоти и крови, но я все еще могу помочь, но для этого мне нужна твоя вера. Не можешь поверить в святого, поверь в человека, - Торан перехватил взгляд подростка, направленный на По, и сказал чуть тише. – Не беспокойся. Я просто отключил визуальные мониторы и снизил подачу лекарства. Я сделаю все, что в моих силах. Я пытаюсь помочь вам. Так помогите и мне. Немного надежды – все, что нужно. Прошу.
- Я понимаю, что вы имеете в виду, - отрешенно кивнул Теллер, - Ждать. Верить. Ничего, чего бы я не делал раньше. Но это становится все труднее и труднее. Теперь мне придется верить еще и в то, что я сам не умру, а это... Как это только получается у вас? И Тиби... она не поймет. Она не такая, как я, ей никогда не нужно было верить во что-то... такое. У нее есть дом, и родители, и она думает, что ей все можно.
- Теллер! - укоризненно воскликнула баджорка, - Зачем ты рассказал?!
Торан даже не взглянул на новую знакомую.
- Проклятье, почему бы и нет… - прошептал он. – Верить вообще трудно. И мне всегда было трудно верить. Не во что и главное не за кого. У меня никогда не было брата, даже такой вот Тиби тоже не было. Никого не было. Я был немногим старше тебя, когда мне стало не в кого верить. А у тебя есть брат. Можешь верить за него. Или в него. Не важно. Да, это тяжело. Но не верить еще труднее. И болезненнее.
- Я полагаю, если бы вы не верили, что выживите, вы бы не стали заражать себя? - осторожно спросил Теллер, косясь на доктора, - Иначе зачем?.. Мне нужно подумать об этом. Откройте дверь. Тиби не идет никуда.
- Поверю на слово, - сконфуженно и с заметным удивлением ответил коммандер, снова скрещивая руки на груди. – Компьютер, разблокировать дверь.
_____________________________________________
Вместе с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 05 02 2009, 22:40:27
10:05
Лазарет

Т’Нэрэ надавила на несколько клавиш кардассианской замковой панели… Дверь открылась, но энсин почему-то начала подозревать, что произошло это вовсе не благодаря ее усилиям, а просто ей повезло оказаться в нужном месте в нужное время.
Навстречу ей едва ли не вывалилась баджорская девочка… что было просто очаровательно, как будто вулканке не хватало контактов с детьми за последнее время. За ней вышел заметно побледневший Теллер и, серьезно посмотрев на Т’Нэрэ, поспешил избавить ее от общения со своей соотечественницей, взял ее за руку и отвел обратно в палату. За спинами детей маячил доктор Торан, тоже заметно бледный… впрочем, сейчас так можно было сказать обо всех из них, кроме, разве что, сестры Эвен, которая стремительно краснела то ли от осознания, что в свое отсутствие пропустила какое-то важное событие в лазарете, то ли все еще из-за недавнего неприятного разговора с Т’Нэрэ.
Но вулканка почти ничего не успела сказать, а тем более обсудить произошедшее доктором, потому что ее дельта внезапно подала голос:
- Эмм… доктор Т’Нэрэ? – говорил кто-то еще явно не привыкший называть ее так, - Для вас есть подпространственное сообщение. Куда вам его направить?
- Направьте пожалуйста прямо в лазарет, - энсину тоже было непривычно слышать в свой адрес "доктор", да и сообщения в ее жизни были редкостью, поэтому она забеспокоилась еще сильнее.
Быстро окинув взглядом пациентов, она убедилась, что все живы и ничего серьезного не произошло, а значит она может сконцентрироваться на новой задаче (она не сомневалась, что сообщение тоже создаст какую-нибудь проблему). Обращаясь к сестре Эвен, она несколько растерянно сказала:
- Выясните, пожалуйста, что здесь происходит, а я пока приму сообщение.
С некоторой опаской вулканка подошла к панели, содержащей экран и приготовилась внимать.
Кто-то там наверху, в ОПС, уже перенаправил сообщение, и экран перед вулканкой ожил, отобразив сначала стилизованную баджорскую эмблему, а потом лицо баджорской женщины с очень смуглой кожей и внимательными глазами. Одета она была в белую блузку без рукавов, и на обнаженной коже ее рук блестели мелкие капельки пота, неожиданно напомнив Т'Нэрэ, что где-то  за пределами висящей в холодном космосе станции еще меняются сезоны года. Там, откуда звонила эта женщина, было лето и было жарко. И это "там" показалось энсину смутно знакомым - ее будущая собеседница говорила с какого-то переносного терминала, находящегося на улице, и Т'Нэрэ видела за ее спиной несколько облезлых деревьев, берег грязно-бурой реки и далекую полосу гор на горизонте. Немного сменить ракурс - и именно таким был вид из окон лечебницы на Бэйджоре 8, где энсин провела несколько очень неприятных часов своей жизни.
- Доброго времени суток, - тем временем поздоровалась женщина, - Майор Мори, помощник губернатора Бэйджора 8. Мне сообщили, что вчера кто-то с вашей станции интересовался списками эвакуированных отсюда в прошлом месяце. Что-нибудь произошло?
- Здравствуйте, майор, - учтиво поздоровалась вулканка и уже почти успокоилась, потому что тема беседы не предвещала ничего плохого. - На станции сейчас пребывают двое баджорских детей по фамилии Мерад, мы пытались найти их родственников, но в списке эвакуированных не было никого с такой фамилией. Возможно, вы смогли бы сказать, что делают в таких случаях?
Вулканка еще не практиковалась в ведении подобных переговоров, и ее речь прозвучала несколько неуклюже и не слишком последовательно, но энсин не могла не испытать облегчение - все же майор по ту сторону экрана была еще одним существом, способным дать ответ на один из многочисленных отчаянных вопросов "Что делать?"...
- Чаще всего в таких случаях связываются с социальной службой по месту жительства потерявшихся, а это - я, - майор смахнула пот со лба, - Не знаю, почему никто не связался со мной раньше, возможно, вы просто пока не успели или не обсудили другие возможности... неважно. Где вы нашли этих детей и почему занимаетесь ими вы, а не служба безопасности станции?
- Эти дети обнаружились случайно -  они обратились вчера в лазарет, и выяснилось, что они очень тяжело больны, поэтому сейчас находятся под наблюдением медиков в процессе лечения.
Т'Нэрэ не смогла сказать майору о всей тяжести ситуации, но ей очень хотелось бы, чтобы майор знала о всех возможных исходах и дала инструкции на любой случай. Эта женщина навевала воспоминания о Бэйджоре 8, но вулканка очень успешно прогнала их прочь.
- Тяжело больны? - Мори покачала головой, тревожно прищурившись, - Но, я надеюсь, доктор Торан делает все возможное. И невозможное тоже, - тише произнесла она, - если, конечно, к нему не стоят десятки других требующих спасения пациентов. Таких, как он мы когда-то называли Зелеными Людьми.
- Доктор Торан тоже болен...- тихо произнесла девушка и опустила глаза. Спрашивать про Зеленых Людей она не стала, хоть и обратила внимание на знакомые слова - Теллер так же говорил про доктора.
Энсин предвидела, что через несколько мгновений женщина вполне может поинтересоваться, чем больны дети и коммандер, но вулканканикогда не говорила больше, чем требовал ответ на прямо поставленный вопрос.
- Так у вас на станции эпидемия? - глаза женщины расширились от удивления, - Я могу чем-то помочь? На Бэйджоре 8 у нас все совсем не гладко, но у меня есть связи с Кабинетом Министров и Ассамблеей Ведеков... Что я могу сделать для вас и для доктора Торана? Видите ли, однажды он спас мне жизнь... - Мори оборвала и тревожно вгляделась в лицо Т'Нэрэ.
Энсин вздохнула и покачала головой. Взгляд ее был усталым, как и голос.
- Нет, это не эпидемия. Доктор был заражен намеренно, это часть плана по получению лекарства. Кроме этих двух детей никто больше не заболел. Мы благодарны вам за предложение помощи, но все, что вы можете для нас сделать - это оставить распоряжения насчет детей... в случае их выздоровления. - Ее монотонный голос слегка дрогнул на последней фразе. Хоть она и не сказала прямо, как все серьезно, у нее не возникло сомнений, что ее поймут правильно.
- Тогда я сделаю то, что делаю всегда в таких случаях - продолжу поиски родственников и обращусь в один из детских домов на Бэйджоре. Это не так плохо, как может показаться - правительство традиционно выделяет большие средства, - ответила майор, -  Через пару дней я отправляюсь в столицу для отчета, и по пути остановлюсь на станции. Если вы к этому времени справитесь с болезнью... а я верю в возможности доктора Торана... я заберу детей. Такое решение вас устроит?
- Да, разумеется, - энсин вдруг подумала, что вариант "приют" сильно расстроит сестру Эвен. О своем отношении к возможной судьбе детей она пока предпочла не думать. - Большое спасибо.
- Тогда до встречи, доктор, - кивнула баджорка, - Увидимся через несколько дней.
Монитор погас, и Т'Нэрэ осталась наедине со своими мыслями и сомнениями. Ей еще предстояло решить для себя, решил ли вызов майора Мори некоторые из проблем или добавил новых.

_______________
Вместе с доктором Т'Нэрэ.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 05 02 2009, 22:59:10
10:05
Лазарет

– Компьютер, разблокировать дверь, - сказал доктор Торан, снова скрещивая руки на груди.
Дверь открылась, и Тиби, прижавшаяся спиной к ее поверхности, едва не вывалилась на стоящую сразу за дверью Т’Нэрэ. Лицо вулканки было зеленоватым, а на лице доктор, знающий свою помощницу уже достаточно хорошо, уловил признаки внутреннего беспокойства. Хотя, конечно, далеко не такие явные, как на покрасневшем лице Эвен Оро, которая стояла за спиной энсина.
Теллер сдержал обещание и взял свою старшую подругу за руку, и хотя той не нравилось ощущение дрожащих пальцев в ее ладони, она была достаточно напугана и ошарашена всем только что произошедшим, поэтому сопротивляться не стала. Кроме того, теперь ведь в лазарете было трое взрослых, и даже самая сообразительная и самоуверенная девочка-подросток не могла мечтать с ними справиться.
-Ты не можешь так жить больше, - уловил доктор увещевающий шепот Теллера, - По едва не умер. Что еще может произойти дальше?..
Энсин хотела что-то сказать, да и Торану было, о чем сообщить, но прежде, чем они успели что-то обсудить, дельта девушки внезапно подала голос, сообщая, что для нее есть подпространственное сообщение.
Оставив на время Торана на попечение сестры Эвен, вулканка отправилась к монитору, чтобы ответить на вызов.
- Доктор, - подала голос баджорка, - как вы себя чувствуете? Думаю, вам лучше вернуться в постель. Я провожу вас, только надену перчатки и маску.
- Сперва помогите По.
После недавних сентиментальных излияний сил противиться не было. Торан не стал дожидаться возвращения Эвен, покорно двинулся к жестковатой койке и столь же покорно улегся. Больше от него ничего не зависело. Доктор прикрыл глаза и приготовился к возвращению сестры. Говорить не хотелось. По крайней мере в эту минуту.
Чуть слышное гудение стасис-поля возобновилось, и доктор представил, как Эвен заново включает мониторы, качая головой.
- Я не знаю, что здесь случилось, доктор, - пробормотала она, - и сомневаюсь, что вы опишите это в своем отчете.
Прозвучало несколько шагов, и медсестра остановилась у койки Торана.
- Вы плохо выглядите, - произнесла она с сочувствием в голосе, - У вас дрожат руки и вам больно смотреть на свет, слышать громкие звуки... Это уже вторая стадия болезни. Сколько, по-вашему, вам еще нужно времени, чтобы... знать точно? Я имею в виду, когда мы сможем сказать, действует ли ваш способ получения антител или нет?
- Не забывайтесь, сестра, сейчас я почти гражданский, а гражданские редко пишут отчеты, - доктор попробовал улыбнуться, но вовремя остановился. – Как бы то ни было, очень вероятно, что отчеты буду писать не я. Надеюсь, с детьми все в порядке? Не хочу, чтобы по моей неосторожности пострадал еще кто-нибудь. Но перейдем к делу. Говоря откровенно, я не знаю, сколько понадобиться времени. Быть может, его уже достаточно, быть может, стоит подождать несколько часов. Прежде я не сталкивался с этой болезнью, и, естественно, никогда сам ею не страдал. Продолжайте делать анализы. Боюсь, я не способен по собственному самочувствию определить наступил ли подходящий момент. Могу сказать одно – меня слегка лихорадит и… кхм, очень хорошо, что я давно ничего не ел. – Коммандер приоткрыл глаза и, подняв брови, взглянул на баджорку. – Иными словами, невесело.
- Но если вы почувствуете себя лучше - это будет верным признаком, не так ли? Наверное, сейчас не самый лучший момент, доктор... то есть, мистер Торан, но я хотела задать вам один вопрос, если не как начальнику, то как ментору, - девушка нерешительно переступила с ноги на ногу и сжала затянутые в красные перчатки руки, - Вы ведь практикуете уже много лет... За все это время приходилось ли вам вмешиваться в судьбу пациента после того, как вы его вылечите? То есть считаете ли вы это необходимым - обязанность проследить, чтобы ваш пациент больше не попал в подобную беду?
- Если бы вы обратились ко мне как к доктору, - слово «мистер» остро резануло слух, - я бы повторил вам то, что вам неоднократно повторяли ваши учителя – не в нашей компетенции отслеживать дальнейшую судьбу пациентов. Мы можем дать совет, весьма осторожный совет, но вмешиваться в последующую личную жизнь не имеем никакого права. Даже из благих побуждений. Особенно из благих побуждений. Мы ведь не… святые, - Торан хмыкнул. – А если вы спросите меня как «мистера» - убедитесь, что вы не путаете собственные желания и нужды с желаниями и нуждами пациента. Если вы спросите просто меня, я вам отвечу так – поступайте по совести. И смотрите, чтобы ее в последствии не терзали угрызения.
Вас волнует судьба братьев, не так ли?
- Да, - баджорка опустила голову, - Мне не хочется утомлять вас, расписывая свои личные мотивы, поэтому я скажу просто - неужели мы вылечим их и вот так просто отпустим туда, откуда они пришли, чтобы через пару дней с ними случилось что-нибудь еще? Нет, очевидно, нет, - сама себе ответила Эвен, - Мы обратимся к властям, к полковнику Талару или напрямую в социальную службу, и они решат, что делать дальше. Но должны ли мы учитывать мнение самого Теллера? Если он не потерялся, а сбежал с эвакуационного судна?
- Разумеется, никто не собирается бросать их на произвол, - доктор вновь покосился на девушку. – Но объясните на милость, что вы задумали? Вот вы говорите, Теллер сбежал с эвакуационного судна, значит, полагаете, что он сможет сбежать и от социальных служб. Не спорю, может. Похоже, он способен сбежать от кого угодно. От любого добродетеля, званного и незваного. Потому что мечтает о невозможном. Скажите, вы способны дать ему невозможное? Вряд ли. Никто не способен. А если спросить Теллера напрямую, чего он хочет, боюсь, исчерпывающего ответа мы не получим. Но, конечно, ничто не мешает попытаться, сестра Эвен. Ничто.
Торан задумался.
_________________________
Вместе с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Крим Реон от 06 02 2009, 01:53:42
10:15
Променад, Жилое кольцо

Крим сидел за столиком в «Небесном Кафе», потягивая сок кавы и с любопытством присматриваясь и прислуживаясь к двум симпатичным девушкам за соседним столиком, одна из которых – блондинка с богато украшенной серьгой – была настолько красива, что Реон успел дважды пронести стакан мимо рта, заглядевшись на ее… на нею всю.
— Ага, выходит, твое свидание с тем симпатичным инженером провалилось? – Довольно громко спросила красотку ее подруга – худенькая баджорка с рыжими, вьющимися волосами, тоже очень миленькая.
— Да нет, он не пришел. Так что никого свидания не было.
— А я говорила тебе, что не стоит верить федеральным офицерам, они все какие-то ветреные и непостоянные! — фыркнула Рыжая. — Да и как можно верить человеку, который сам не верит ни во что, кроме своей формы и флага?
— Ты не понимаешь, Нарима, он был занят на работе, — блондинка вздохнула. — Вечно на этой станции что-то ломается.
Крим навострил ухо. Он не любил сплетни, но все, что касалось работы станции в целом, касалось и его работы в частности.
— Надеюсь ничего серьезного? — в темных глазах девушки по имени Нарима блеснула тревога. — Все в порядке?
— Понятия не имею. Ты знаешь, я не разбираюсь в инженерии. В общем Том, сказал, что они все починили. Помнишь, во время недавнего шторма станцию хорошенько тряхнуло, многое из оборудования пострадало и его пришлось менять. Оказывается, какая-то из деталей… нет, куда только смотрели техники!.. была с дефектом, что-то там связанное с генератором, или плазмопроводами, не помню, и она парочку дней назад не выдержала. Что-то там то ли лопнуло, то ли треснуло. В общем, был небольшой выброс энергии и скачок радиации, то есть наоборот… кажется. По счастью, это случилось не в жилых каютах и, спасибо Пророкам, никто не пострадал. Поэтому Том обещал…
Крим аж вытянулся от любопытства, заслушавшись историей красотки и уже представляя, как заменит на будущем свидании невезучего инженера Тома, когда коммуникатор подал голос.
— Лейтенант Крим на связи, слушаю.
— Это лейтенант Т’Мир. Надеюсь, вы не забыли, что нам необходимо провести очередной осмотр Жилого Кольца? Я вас жду уже двадцать три минуты.
Крим поспешно вскочил с места и, проводив девушек томным, полным тоски взглядом, бросился к выходу. Мало того, что не познакомился с красоткой, так еще и на работу опоздал.

Т”Мир приветствовала его вежливым вулканским кивком и с вежливой вулканской надменностью двинулась вдоль коридора, где им составляли компанию редкие прохожие, спешащие по своим делам. Крим шел медленно, всматриваясь в показания трикодера и поправляя фазер, совсем съехавший на бок.
— Если мы и сегодня ничего не найдем,  я лично кого-нибудь убью, — сказал баджорец.
— Начните с будильника, - совершенно серьезно посоветовала вулканка. — Видимо, он у вас и так сломан.
Крим ничего не возразил, потому что внезапно пересекся взглядами с шедшей им на встречу женщиной. У нее были заостренные вулканские уши, но вулканкой она определенно не была.
— Посол Верелан, — тактично поздоровался он, отчего-то подумав, что ромуланка чем-то встревожена.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Верелан от 06 02 2009, 01:58:27
Верелан вздрогнула и на долгую, как ей показалось, секунду закрыла глаза. Она не могла скрываться днями, и этот момент настал. "И почему не сработал трикодер?.." — этот вопрос встал в ее мыслях ребром. Глубоко выдохнув, ромуланка выпрямилась и проговорила с выученным деловым акцентом:
— Здравствуйте. Вы, право, застали меня в расплох. Сама не ожидала от себя, что могу заблудиться в брюхе этой станции. Если не затруднит, не укажите дорогу до моей каюты?
— Конечно, посол, — улыбаясь, ответил Крим, косо глянув на свою сослуживицу Т”Мир, которая как всегда была не возмутима. — Минутку. — Баджорец снял с пояса падд и пробежал глазами план станции. — Нам сюда, направо. Кстати, извините, если вопрос покажется вам странным, но вы не замечали в последние дни ничего странного? Крыс например?
Верелан пошла рядом с лейтенантом, бросив недовольный взгляд на вулканку, впрочем, промелькнуло в голове посла, что это лучше чистокровной бетозойдки.
— Крысы? Я читала о нашествии крыс на земле два тысячилетия назад, и тогда это было связано с развитием литературной и культурной идеи смерти в человеческой цивилизации. Но неужели они и здесь могут выжить? Нет, пока не встречала, но вы, как я вижу, — Верелан глянула в падд лейтенанта, где отражался план, подумала, что и до этого он был отражен на экране, — вы в этом весьма заинтересованы?
— Хм-м-м, — задумчиво протянул Крим. — Я не очень знаком с историей Земли, но уверен, что земные крысы не слишком отличаются от кардассианских. Кардассианские крысы переносят бешенство, а оно смертельно для баджорцев. Нам поступили слухи, что на станции, возможно, появились крысы, поэтому мы проводим инспекцию и интересуемся у жителей станции, не видели ли они что-нибудь подозрительное. Пострадало двое детей, — неожиданно добавил баджорец.Т”Мир украдкой смерила обоих подозрительными взглядами.
— О... надеюсь, они не умерли? — тут же спросила Верелан, решив, что так бы поступила каждая женщина. Потомство есть потомство. — Если вирус бешенства так опасен, то, конечно, вы занимаетесь, несомненно важным и полезным для общества делом. — Верелан совершенно не нравилась тема разговора, но в Школе Высшей Дипломатии никогда не давали тем для дебатов, которые нравились бы обучающимся, Верелан, хотя и не имела высоких показателей, но в данном случае, практика оказалась полезной. — Извините, что спрашиваю так отдаленно от нашей темы, как может показаться, но... с главой медицинской службы все в порядке? У него, наверное, может прибавиться работы, если на станции действительно есть крысы?
Крим удивленно вскинул брови. Слухи по станции распространялись быстро. Вот бы и крысы так быстро позволяли себя найти.— Как я знаю, дети живы, — начал лейтенант. — А если вы имели в виду доктора… э-э… Торана, то он, если не ошибаюсь, находится в лазарете. Я не знаю, что с ним, но его обязанности сейчас исполняет его помощница. А вы с ним знакомы, да? Хотя, если спрашиваете, наверное, все-таки знакомы, — Реон вымучено улыбнулся. — Сейчас налево. Получается, вы ничего не видели, так?
— Как его помощница? Только не говорите, что он заразился тоже? — неподдельно удивилась Верелан. — Я всегда полагала, что бешенство от кадассианских крыс не действует на ромуланцев?
— У вас прекрасные познания в медицине, посол. — Внезапно вмешалась в разговор доселе молчавшая Т”Мир. — О кардассианском крысином бешенстве практически ничего не известно за пределами Бэйджора. Очевидно, вы так же хорошо разбираетесь в местной культуре и, насколько я могла заметить, знакомы с персоналом станции, что позволяет мне прийти к логичному выводу, что…
— Мы почти пришли! — выпалил покрасневший Крим, никак не ожидая такой фамильярности от своей коллеги.
—… что, — невозмутимо продолжала Т”Мир. — Доктор Торан не чистокровный ромуланец.
Верелан гневно прикусила губу, затем с легкой улыбкой повернулась к вулканке:
— Бывали в истории Ромуланской Империи подобные прецеденты, - затем посол вновь обратилась с баджорцу: — О, благодарю, отсюда я уже дойду сама... А вы не хотели бы зайти и осмотреть мою каюту, чтобы я считала себя в безопасности в полной мере, если вы оказались правы в том, что кардассианские крысы не отличаются от Земных, то зубы у них должно быть тоже острые?
Крим с минуту, ничего не понимая, смотрел на посла, а затем едва заметно кивнул.
— Разумеется, посол. Моя работы заключается в сохранении безопасности на станции, поэтому я обязательно осмотрю вашу каюту. Можете продолжать осмотр, лейтенант Т”Мир. Я свяжусь с вами позже.

_____________
Совместно с Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 19 02 2009, 23:34:05
11:00
Лазарет

Всему есть предел. Легче всего достигнуть пределов терпения. Для этого вам совсем не нужно, как, предположим, в случае с гордостью, исходить тридевять земель, потерять целую эскадру звездолетов и получить отказ от возлюбленной молодости, ныне счастливой матери пятерых детишек и трижды вдовы, для этого вам необходимо всего лишь сделать один шажок в верном направлении, и терпение лопнет. Терпение Торана, выражаясь метафорическим языком, было очень внушительным. Оно внушало страх, особенно в моменты своего исчезновения. Именно такой момент сейчас и наступил. Торан понял, что его терпение лопнуло. Доктор посмотрел в потолок. В жизни бывает множество неприятных мгновений, но некоторые из них неприятны вдвойне. В частности, среди всех неприятных мгновений уникальное положение занимает момент осознания, что ваш завтрак, при том завтрак вчерашний, вдруг затосковал по денечкам юности, когда он еще был аппетитного вида натюрмортом на тарелке, и решил вырваться на свободу единственным ведомым ему путем – вверх по пищеводу. Коммандер стиснул зубы и сглотнул. Слюна была горькой.
- Доктор энсин, - сквозь стиснутые зубы буркнул он. – Не наступила ли пора очередного анализа? Кажется, я ощутил резкий порыв любви к жизни и острое желание покинуть лазарет. Думаю, это благоприятный признак.
Выражение лица коммандера было кислым. Доведись лимону узреть это выражение, он незамедлительно уверовал бы в то, что в действительности является сладкой малиной.
Вулканка по обыкновению кивнула и подошла к Торану уже с инструментом в руках.
- Доктор, ваше самочувствие как-то изменилось? - спросила она, осуществляя необходимые для взятия анализа действия.
Конечно, она втайне надеялась, что этот анализ прояснит ситуацию и вскоре все снова вернется к норме. В конце концов, ее терпение тоже не было безграничным, хотя окружающим знать об этом было вовсе не обязательно. Т'Нэрэ явно не собиралась показывать этого и коммандеру, поэтому взгляд ее был все так же спокоен, а голос ничем не выдавал, что она способна нервничать и переживать. Правда, ей сейчас все равно было не до этого - назначение главврачом очень сократило то количество времени, которое она могла тратить на мысли, а не дела.
Девушка внимательно посмотрела на ромуланца, пытаясь понять, по его виду, что с ним происходит. Выражать сочувствие она, конечно, не умела, но была уверена, что коммандер чувствует себя не лучшим образом, и хотела, как могла, это исправить.
Выдержать взгляд вулканца, не испытывая потребности немедленно отвернуться, могут только ромуланцы. Это в генах. Это гордость. И гордость не позволяла Торану прочитать в этом взгляде сочувствие. Он видел только глаза. Обыкновенные глаза. Темные.
- Самочувствие имеет склонность постоянно меняться. На вашем месте я бы поинтересовался в какую сторону. На мой вкус, - Торан не стал добавлять, какой именно вкус и с привкусом какого блюда. – Оно улучшилось. Даже вон та переборка, - доктор указал куда-то позади Т’Нэрэ. – Перестала мне подмигивать. Я шучу, доктор энсин. Я чувствую себя сносно. Куда больше меня беспокоит состояние детей.
Вулканка и в обычное-то время юмор не любила, а теперь и вовсе не понимала, как можно шутить в такое время. Она даже чуть не обернулась посмотреть на ту самую переборку, но вовремя опомнилась.
- Состояние детей пока стабильно. Сейчас нет смысла беспокоиться, потому что предпринять мы ничего не можем, - энсину казалось, что в последнее время эту фразу она говорила или думала слишком часто. Теперь же эта мысль перестала успокаивать даже ее.- Возможно, новый анализ поможет изменить ситуацию.
- А, по-моему, сейчас самое время беспокоиться, - с холодком в голосе отвечал коммандер. – Если наш эксперимент удастся, но из-за поспешной хладнокровности мы лишимся пациентов, никакой антидот не воскресит их из мертвых. Поэтому разумнее лишний раз побеспокоиться сейчас, чем потом писать отчеты о смерти. Уверен, в данный момент вы хотите заняться анализом.
Т'Нэрэ вскочила с места и быстро принесла нужные реактивы и приборы для дальнейшей работы. Вскоре, после серии переливаний, смешиваний, взбалтываний и закусываний нижней губы она поднялась, сжимая в руке пробирку с желтоватой мутной жидкостью. Поправив немного растрепавшиеся волосы, она заправила свежеприготовленным лекарством гипоспрей и вернулась в помещение, где находились пациенты. Вид у нее был гордый и на лице все еще можно было заметить намек на улыбку.
Вулканка подошла к коммандеру и молча протянула ему гипоспрей, явно ожидая вопроса о его содержании.
Торан долго и пристально изучал гипосрей, ожидая объяснения, вопроса, или подвоха.
- Очень красивый гипосрей, - наконец заговорил он. – Право слово, я тронут. Но, видится мне, что сейчас не самое подходящее время для подарков.
Доктор слегка повертел в руках прибор.
- Итак, у меня два предположения. Первое – это яд, и вы предлагаете мне совершить акт самоубийства, дабы не мучиться в последствии. И второе, несколько более радужное – у нас получилось?
Тень улыбки на губах вулканки стала чуть более явной, но она всего лишь на миг отвела глаза и скромно заметила:
- Скорее, получилось у вас, доктор. Да, в пробе действительно были обнаружены антитела, а это - готовый препарат, который и был нашей целью.
Вулканка внимательно следила за лицом начальника, и, хотя похвалы она не ожидала, да и не нуждалась в ней, понаблюдать за выражениями лица Торана ей в тот миг хотелось вдвое больше обычного.
Самодовольство может проявляться многими способами. Некоторые выражают самодовольство столь явственно, что восклицательные знаки сквозят не только во фразах, но и в выражении лица, в движениях – во всем. Однако существует и другой вид самодовольства – самодовольство холодное, скрытое. Ошарашивающее. И бесконечно приятное. Его незаметно.
Торан и бровью не повел. Вместо этого он поднялся с кровати, приказав вчерашнему завтраку даже не думать о побеге, а просто тихонечко затаиться  и, посмотрев на энсина отработанным взглядом, означавшим обыкновенное «хммм», произнес:
- Бесконечно рад, энсин. Вы преувеличиваете мои заслуги. Уверяю вас, вы тоже неплохо потрудились, а теперь, если позволите, мне было бы искренне приятно навестить наших пациентов. По крайней мере право первым сообщить им об успехе я определенно заслужил.
«И не только это право… - усмехнулся про себя доктор. – Еще бы голова не кружилась».
____________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Верелан от 20 02 2009, 01:11:19
10:45
Каюта Верелан  

Предложение посла Верелан проследовать в ее каюту несколько сбило Крима с толку. К сожалению, он давно уже не получал от женщин подобных приглашений и уже подзабыл как может выглядеть женская каюта изнутри. Последний раз, когда он бывал в подобном месте, единственное что ему бросилось в глаза – обилие цветов и чего-то розового в сеточку. Землянка, пригласившая его тогда в свою обитель, назвала это «макраме». Криму «макраме» не понравилось. Оно было слишком розовым и… дырявым. Но в каюте посла ничего подобного не было. Деликатно пропустив ромуланку вперед, Крим осмотрелся. Сперва каюта показалась ему и вовсе не жилой: стандартный репликатор, пара не очень мягким диванов, столик. Верелан явно предпочитала аскетизм. Ну, или ромуланцы не подозревали о существовании «макраме». Или не любили розовый цвет.
Постояв на пороге в ожидании реплики хозяйки, но так и не дождавшись ее, баджорец с нервной улыбкой произнес нечто сродни «симпатичная каюта» и достал трикодер. А потом все произошло очень быстро. Сначала он услышал странный скрежет, скрежет сменился едва слышимым шорохом, а в следующий момент нечто неопределенно буроватого окраса выскочило из-за дивана и с хищным видом юркнуло в угол. Крим Реон вздрогнул и напрягся, уже было готовый броситься вдогонку. Сомнений не было.
— Извините, посол, — быстро проговорил он. — Но, кажется, у вас в каюте крыса.
Верелан застыла на миг, понимая, что на нее только что обрушился огнепад Гал Гэф'онг. Скрывать информацию вечно она не могла, и повинуясь дипломатическим инстинктам, пришла к выводу, что сейчас самый подходящий момент.
— Быстрее! — прокричала Верелан, резко сорвав фазер с пояса баджорца. — Опрокиньте тот ящик!
Опрокидывать ящики Крим умел превосходно. Лучше ему удавалось только необдуманно следовать приказам подозрительных личностей. В каком-то непонятном полуакробатическом па, баджорец метнулся в сторону, сбил ящик, отскочил на шаг, выпрямился, хотел оглянуться на посла, но лишь успел вовремя пригнуться от луча фазера с хирургической точностью прошившего несчастную крысу насквозь. Если бы в ту минуту у Реона спросили, что происходит, он был сказал, что это был сон, и он не в чем не виноват, потому что ничего не понял. Потому что не успел ничего сообразить. Крим удивленно посмотрел на дымящуюся дыру в теле крысы и черную корку поджаренной крови и перевел взгляд на ромуланку. В Сопротивлении ей бы цены не было, а вот на станции…
— Посол, — заговорил Крим, проморгавшись. — Думаю, вам следует мне кое-что объяснить. Конечно, эти крысы – вредные животные, но я чего-то не понимаю…
— Не хочу вас обижать, но понимание приходит с возрастом, даже я еще юна и неопытна, — проговорила Верелан, передавая фазер обратно баджорцу. Он решил поскорее его принять, ибо задней мыслью пожелал больше не проверять точность ее стрельбы, тем более находясь с ней один на один. Посол же опустила плечи и глубоко вздухнула, затем продолжила: — Но в чем-то вы правы. Мне пора все рассказать. Не присядете ли, а я пока закажу стакан воды. Вы хотите пить?
Верелан не хотелось откладывать объяснений, однако слишком привыкла к этикету, она по нему жила, и посчитала, что такой важный разговор может оттесниться маленькими правилами поведения, которые любила. К тому же, посла научили, что вежливость иногда помогает привести собеседника в благодушное настроение.
— От воды не откажусь. Благодарю, — сказал баджорец, послушно усаживаясь на диван. Краешком сознания Крим начал понимать, что дело принимает интересный оборот. На всякий случай он убрал фазер подальше. «О, Пророки! – подумал он. – А все так забавно начиналось».
Верелан подошла к репликатору и попросила два стакана воды ее любимой температуры: восемь онкианов. Когда они появились, посол взяла оба стакана и неспешно подошла, чтобы отдать один баджорцу. После ромуланка отошка к столу перед диваном. И стала смотреть, как баждорец пьет: подносит стакан ко рту, открывает его, закрывая в этот момент глаза, делает глоток... Подождав, пока стакан он будет держать более или менее крепко ("а то вдруг подавится, еще и за это отвечать!" — решила она), Верелан начала на одном дыхании:
— Моя сестра Верис попросила отправить ей кардассианскую крысу для опытов...
Крим медленно убрал стакан от губ, возблагодарив Пророков за то, что не подавился. Слово «опыты» он не раз слышал из уст кардассианцев в юности. С тех пор прошло не мало лет, а при этом слове Криму по-прежнему хотелось вздрогнуть. После мысли об Обсидиановом Ордене, на ум пришло не менее устрашающее сочетание – «Тал Шиар».
— Если я вас спрошу, зачем ей понадобились крысы, вы же мне не ответите? — это был риторический вопрос. Крим понимал, что ему не ответят. — Продолжайте.
— Насколько мне известно, Верис собиралась узнать, как действует кардассианское бешенство на ромуланский организм, но моя работа в этом деле была скромной. — Верелан вздохнула. — Я сходила в Кварк'c и купила через контрабандиста крысу. Ее тут же телепортировали в мою каюту. Но не успела я вернуться, как крыса уже прогрызла хлипкую решетку клетки и убежала в плазмопровод. И чтобы по такой мелочи не беспокоить станцию, решила сама же ее найти. Для этого купила определенную приманку, которую мне посоветовали те же контрабандисты, но сами знаете, станция большая, неизвестно, учуила ли крыса запах? Поэтому, после разговора с сестрой, я вместо баджорского храма пошла на поиски животного. Долго не попадалась никому на глаза, пока не натолкнулась на вас с этой вулканкой. Что было дальше, вы знаете.
Крим медленно переваривал услышанное, пытаясь сообразить, стоит верить словам посла, или нет. Он был с ней совершенно не знаком, но какое-то внутреннее чутье подсказывало, что девушка не лжет. В конце концов, ему приходилось слышать и более нелепые истории. А учитывая, как всяческие озабоченные собственной безопасностью милитаристские народы любят ставить различные «опыты», эта история звучала вполне правдоподобно.
— Ясно, — после продолжительной паузы произнес баджорец. — Напрасно, вы сразу не сообщили о случившемся службе безопасности. Возможно, в таком случае нам удалось избежать плачевных последствий. Я вам уже говорил, что пострадали дети. Если бы не это… в общем, я должен сообщить обо все полковнику, а он решит, как поступить в сложившейся ситуации. Но если хотите, можете сообщить ему самостоятельно.
— Мне очень жаль детей, однако доктор Торан сумеет о них позабоится. Я наслышала о его подвигах в области медицины. Однако, вы тоже герой, без вас, я бы не вернулась в каюту, и вы бы не убили крысу. Ведь выстрел был сделан из вашего фазера. А что касается разговора с полковником, то, пожалуй, я доверюсь вам. Не так часто мне попадаются решительные люди, как вы, — лстила Верелан, — к тому же я не со всеми еще знакома, и мне тяжеле будет найти с ним общий язык, а вы уже знаете его реакцию, поэтому такую почетную миссию, я возлагаю на вас. Надеюсь, вас повысят.
Крим мельком улыбнулся.
— Разумеется, я сообщу полковнику. Но, боюсь, разговора с ним вам все-таки не избежать. Это вопрос времени. А теперь я бы попросил вас не покидать некоторое время каюту, мне необходимо, как вы понимаете, переговорить с полковником. Всего хорошего, посол. Я рад, что вы обо всем рассказали.

_____________
совместно с доктором


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 21 02 2009, 09:30:11
12:23
Каюта посла Верелан

Ромуланка кивнула и приготовилась произнести подобающий вежливый ответ, но ее грубо оборвал звук активировавшегося коммуникатора на груди лейтенанта. Крим почувствовал, что снова начинает краснеть…
- Крим, ради Призраков Па, где тебя носит? – раздался нервный голос Бакота, лишь по какой-то случайности ставшего в отсутствие капитана Рино начальником службы безопасности.
- Извините, госпожа посол, - быстро пробормотал баджорец, - Начальство. Я свяжусь с вами позже и представлю полковнику...
Оказавшись в коридоре со всей возможной скоростью – не хватало еще, чтобы посол услышала остальные проклятья, которыми собирался осыпать его Бакот, Крим вслушался в поток слов:
-…и тут еще эта пара со своим орущим младенцем! Я виноват, что наша станция притягивает всех безумцев и недовольных жизнью неудачников? Ищи теперь среди семитысячного населенияих маленькую дочурку, которой вздумалось сбежать из дома и отправиться в самостоятельное плавание! У меня, может, тоже пропажа – куда-то делся мой кот, слышишь, Крим? И я хочу, чтобы ты его нашел, как можно скорее! Он покрупнее крысы, так что, может быть, очень на это надеюсь, ты хоть с этим справишься. А пока двигай свою задницу в офис – полковник Талар хочет знать, как продвигаются дела с твоим заданием. Грозился сам к нам спуститься, так что тебе лучше…
Крим вздохнул. Бакот всегда вываливал все и сразу. Когда он не пытался строить начальника и не волновался, он еще как-то мог управляться с делами службы, но теперь, если полковник упомянул, что может заглянуть и лично обсудить отчеты о текущих делах… и если еще учесть ту журналистку, которая по слухам собирается провести интервью со всеми старшими офицерами станции – а Бакот теперь, считай, старший… Пожалуй, это было достойно повторного вздоха.
- …и если ты такой умный, сам сообщай полковнику, что там у тебя происходит! - продолжал временный начальник службы.
Послышался грохот, и Крим, зажмурившись, представил, как со стола грохнулась стопка паддов, которые у Бакота всегда скапливались как раз под локтем.
Последовала пауза, и, наконец, Крим смог ответить.

___________________________
Что ответит Крим, я надеюсь узнать из ПМ :) А там и ход с отчетом всякому-разному начальству напишем.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Торан от 21 02 2009, 14:52:19
12:30
Лазарет

Из юных пациентов доктора только один внимательно прислушивался к его беседе с доктором – да и то, строго говоря, Тиби пациенткой не была.  Сидя на краю постели Теллера, она вертела головой, нервно стараясь делить внимание между демонстративно громко наводящей порядок в основном помещении лазарета сестрой Эвен, занимающейся интересными переливаниями, смешиваниями и взбалтываниями доктором Т’Нэрэ, самим Тораном и Теллером. Впрочем, за последними двоими следить было не сложно – оба лежали на своих койках и почти не двигались.
Теллер спал или просто лежал с закрытыми глазами, время от времени вздрагивая. Его лоб покрылся испариной, а веки приобрели тот же пугающий багровый оттенок, как и у По…
По – о нем Тиби не вспомнила уже давно. Ей было совершенно не понятно, что с ним происходит, какая технология поддерживает его жизнь, а главное – он стал для нее олицетворением всех младших братьев, из-за который старшие всегда попадают в неприятности.
Необычная активность возле дальней койки, на которой лежал вовсе не святой «святой» Теллера, привлекла внимание девочки. Этот человек поднялся на ноги и направился в ее сторону.
- Он весь дрожит, - пожаловалась юная баджорка неприятным, почти обвиняющим тоном, - И не хочет открывать глаза.
Торану тоже не хотелось открывать глаза. Бывают в жизни каждого человека такие сны, где он, кажется, достигает верхушки мира, гордо вышагивая по карьерной лестнице с самодовольно вздернутым подбородком, однако поскальзывается на последней ступеньке и кубарем катится вниз. Такие сны называют кошмарами. Тиби была порождением одного из них. Или очень старалась быть.
- Да, я вижу, - прежний пыл в голосе доктора совершенно потух. – Но у меня хорошие новости. Нам удалось синтезировать лекарство. Если все пойдет гладко – а я никогда не загадываю наперед – вскоре они выздоровят.
- О… - девочка открыла рот, чтобы выдать какую-нибудь колкость, которую считала удивительно остроумной, но, к сожалению, в голову ей не пришло абсолютно ничего, что могло бы поразить этого врача. С ним было… сложно, хотя бы потому, что Тиби, считавшая себя весьма опытной в этих вопросах, никак не могла предвидеть, что он скажет в следующую минуту. Может, в словах Теллера была крупица правды?
- Итак… - предприняла она вторую попытку, - Говорите, вы нашли лекарство… но, кажется, забыли его опробовать, потому что цвет лица у вас все еще странный и, спорю на два куска латины, вы все еще не можете коснуться кончика своего носа с первого раза, так у вас руки трясутся. Думаете, я разрешу вам тыкать в Теллера непроверенными средствами? Почему вы не вылечили сначала себя, хотелось бы знать?
- Цвет моего лица определяется особенностями видовой принадлежности, - ровно солгал Торан. Впрочем, в последние часы в зеркало он не смотрелся, да и в ближайшее время смотреться намерен не был. Хотя и не отрицал – судя по внутренним ощущениям, недозрелая оливка рядом с ним казалась фейерверком красок. – Или у вас, мисс, имеются степени по ксенобиологии и медицине, и именно поэтому вы способны точно определить насколько насыщенным должен быть оттенок ромуланской кожи, чтобы считаться здоровым? – Руки коммандер скрестил на груди. – Еще не советую вам вступать в заведомо проигрышные споры. На всякий случай. Пригодиться. – Доктор перевел дыхание. – Мисс, мне не требуется ваше дозволение. Я сам решаю, как и какими методами лечить своих пациентов. Но уж коли вас так отчаянно беспокоит мое самочувствие, смею вас уверить – со мной все в порядке. Если бы я не смог излечить себя, у нас бы никогда не появилось лекарство. Однако оно есть. И вам придется смириться с тем, что ваши скорбные прогнозы не оправдались. Очень неприятно осознавать собственную неправоту. Понимаю.
- Только не думайте, что теперь я тоже буду в вас верить, - буркнула баджорка, - Или что перестану говорить Теллеру, что это дурацкая идея. Вы не думайте, я понимаю, как вы рисковали, но это была очень глупая глупость. 
Тиби перевела взгляд с доктора на Теллера и отвела прядь его волос с влажного лба.
- Но все-таки… - тихо проговорила она, не поднимая глаз, - Почему вы это сделали? Ведь вы раньше не знали его, и вам, в общем-то, должно было быть наплевать. Уверена, она, - Тиби мотнула головой в сторону сестры Эвен, - убеждала вас, что тут ничему нельзя помочь. И я говорила. А ведь мы – баджорцы, казалось бы, про свои родные болезни мы должны знать больше вас. Почему вы не смирились? Вы верите, что неизлечимых болезней не бывает? Или вам просто было интересно, справитесь ли вы?
- Наверное, я очень глупый глупец, - вот тут доктор позволил себе улыбнуться. Если кто-то считает, что кардассианцы любят поговорить, значит, ему никогда не приходилось сталкиваться с ромуланцем. – Глупый и упрямый. Я упрям. Я верю, что единственное, в чем не приходится сомневаться – это смерть. Во всем остальном сомневаться можно и нужно. Если пациент еще жив, ничто не мешает его спасти. Или попытаться спасти. Как бы не обстояли дела, ты ничего не теряешь. Вернее, конечно, теряешь – иногда пациентов. Но теряешь слишком скоро. Без борьбы. Хуже бездействия… - Торан запнулся. – По правде, нет ничего хуже бездействия. Так что все довольно просто, мисс. Лучше бороться и проиграть, чем проиграть и не бороться.
- Я проиграла, - медленно произнесла девочка, - Хотя, видят Пророки, я боролась. Старалась быть самостоятельной и даже заботиться об этих двоих. Знаете, я ведь читала книжки про оккупацию, как в 13 лет наши родители уже были в сопротивлении. Но, наверное, теперь все меняется, и, хотя мне уже 15, я не могу жить одна. Ведь в таких книжках не пишут о всех трудностях, обо всем плохом, что с тобой может случиться… Пожалуйста, вылечите Теллера поскорее… вводите свое лекарство. А я хочу домой.
- Разумное решение, - одобрил коммандер. – Я попрошу сестру Эвен проводить тебя, Тиби.
С этими словами Торан удалился. Диалогов на сейчас достаточно, в конечном счете он еще должен заняться работой. Приятной работой.
Как бы не дрожали руки.
Переговорив с Эвен Оро и, услышав утвердительный ответ, Торан вернулся к энсину Т’Нэрэ, которая к тому времени успела приготовить достаточно антидота и более того – заправить его в гипоспрей, и не удержавшись от соблазна провести всю процедуру самостоятельно, ввел препарат больным. Теперь оставалось немного подождать. С полковником он свяжется позже, полковник подождет.  Мир за стенами лазарета подождет. У него есть время. Отныне у всех есть время. И это чертовски приятно.
___________________________
Совместно с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Крим Реон от 21 02 2009, 18:03:23
12:40
Кабинет полковника  

- Э-э-э, - после третьего повторного вздоха бодро произнес Крим. – Хорошо, я как раз собирался рассказать полковнику одну… э-э… интересную историю.
Вместо ответа из коммуникатора послышалось нечто сродни «араагх, цсссссс, скрип-скрип» и что-то, что Крим мог принять за очень страшное проклятие, при звуках которого должны были бы содрогнуться стены станции. Баджорец даже легонько втянул голову в плечи, ожидая, когда на него рухнет одна из ближайших переборок, а то и целая панель.
- Что?... ай, моя нога… - откликнулся Бакот злым голосом. И Криму не было нужды находиться с начальником по близости, чтобы определить, как его лицо плавно приобретает все оттенки пурпура и кармина. – Что ты там говоришь? Ты вообще слушай. Слушай, я тебе сказал. В общем, я не могу сам во всем разбираться…. распроклятые падды…Знаешь, какая это ответственность, приглядывать за безопасностью станции?
Крим печально подумал, что знает.
- Эм-м-м, сэр, я как раз собирался к полковнику, - отчаянно повторил попытку крысолов-любитель.
- Вот и отлично. И не забудь про моего кота! Понял? Я хочу видеть своего Искорку живым и невредимым!
- Так точно, сэр! — быстро выпалил Крим, от беды подальше нажимая на коммуникатор. Разумеется лишь для того, что бы через мгновение снова на него нажать.
- Лейтенант Т’Мир? Отлично. Слушайте, вы помните кота? Да, из грузового отсека. Только не говорите мне, что никто о нем не позаботился. Это кот Бакота… И его зовут… хе-хе… Искорка. Нет, он не светится. Короче… Что? У Мэтьюза? Ну, так передайте Мэтьюзу, пусть хватает этого несчастного кота и тащит ко мне, встречаемся у Опс. И поскорее!
Крим вновь прервал связь и заторопился по коридору. «Бакоту бы следовало радоваться, что я не такой нервный, как некоторые послы, - бурчал себе под нос Реон. – А то бы его котище превратилось в макраме… Хотя Бакоту, наверное понравилось бы».

По прошествии пятнадцати очень утомительных минут грустный и слегка поцарапанный Крим, яростно сжимая под мышкой толстого рыжего кота, направлялся в офис полковника. Его появление в Опс определенно внесло некоторую долю веселого разнообразия. Кто-то усмехнулся.
- Сэр? – неуверенно заговорил Крим, переступая порог полковника и искренне надеясь, что Талар любит кошек. «Проклятье! Зачем я притащил сюда кота?» - внезапно подумал Крим, но было поздно.
Полковник поднял голову от падда, в котором яростно чиркал стилусом.
- Лейтенант… лейтенант… - он нахмурился, припоминая, а потом щелкнул пальцами, - Крим! Вас прислал Бакот? И что это у вас под мышкой? Только не говорите, что это ваше решение крысиной проблемы.
Крим медленно перевел взгляд на кота, кот медленно перевел взгляд на полковника и фыркнул. Крим сказал:
- Нет, сэр. Это кот лейтенанта Бакота. Его зовут Искорка. Кхм, кота, сэр. – Крим вежливо переступил с ноги на ногу. – В общем-то да, отчасти я пришел от Бакота, он велел мне самому обо всем перед вами отчитаться. Собственно, крысиная проблема решена. Радикальными методами. Крыса убита. На самом деле на станции была всего одна крыса. – Крим замешкался. В дипломатии он был не силен. – А вот о том, как она на станции появилась я и собирался вам рассказать. Правда я еще не успел составить отчет, сэр.
- Что ж… - старший баджорец отложил падд в сторону, - Найти на станции одну беглую крысу – это надо постараться, сынок. И как же она тут оказалась? Просто у Морна сбежала одна из его боевых зверюшек? Да-да, лейтенант, - видя лицо Крима, поспешил добавить Талар, - Я тоже знаю, что наш лурианец держит небольшой зверинец, и что ставки на бои весьма высоки. Когда-нибудь мы до этого бизнеса доберемся. Или она с того кардассианского грузового корабля, который был здесь на прошлой неделе? Да положите вы уже этого кота и сядьте.
Слова полковника о бойцовых зверюгах Морна, Крим выслушал с выражением лица, которое означало «я-ничего-не-знаю-меня-там-не-было-это-все-он-виноват». Затем сел.
- Извините, сэр, но я не могу положить кота. Он убегает. Он очень быстро бегает и хорошо прячется. – Крим улыбнулся, но тут же принял серьезный вид. – По поводу крыс… Видите ли, сэр, я думаю, все несколько сложнее. Эта крыса была приобретена контрабандой в Кварк’с послом Верелан. Как я понял, для опытов. Но крыса умудрилась сбежать из каюты и… последствия вам известны. Крыса уже нейтрализована.
Крим смолк. Все-таки писать отчеты удобнее, чем вести личные беседы.
- Конечно, это не избавляет вас от отчета, лейтенант, - будто прочитал его мысли полковник, - И когда будете его писать – не торопитесь. Я хочу, чтобы туда была включена и история о том, откуда тот контрабандист взял крысу. В принципе, мне все равно, от кого я узнаю об этом – от вас или от Верелан, но уж позаботьтесь, чтобы эта часть не осталась упущенной. И кстати, с госпожой послом я хотел бы поговорить как можно скорее – устройте мне эту встречу, раз уж вы так хорошо знакомы. Программа действий вам ясна?
- Да, сэр, - угрюмо ответил Крим. – Ясна.
И, услышав заветное «свободны», с самым печальным видом покинул кабинет полковника. Кот мявкнул. Крим был очень несчастен.
_______________________
Вместе с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Верелан от 25 02 2009, 00:36:44
14:00
Офис полковника

Немного счастливее Крим почувствовал себя только избавившись от кота. Встреча с любимцем Бакота несказанно обрадовала, он даже не стал ворчать, кот, кажется, тоже был счастлив. Он перестал шипеть. Перекинувшись с Бакотом парой реплик, Крим покинул офис службы безопасности и, оттягивая момент встречи с послом, решил отправиться в одно из многочисленных кафе Променада, где начал работу над отчетом. Работа продвигалась медленно, слова подбирались с трудом. Однако Крим прекрасно знал, что полковника не столько беспокоит форма, сколько содержание. Разобравшись с отчетом, Крим вздохнул и направился к каюте посла.
Верелан встретила его с притворно благожелательным видом. Но Крим знал: новая встреча не доставляет ей ровным счетом никакой радости.
- Вас хочет видеть полковник, - известил Крим. Верелан кивнула. Девушка понимала, что избежать этой встречи невозможно.
Офицеров в Опс Верелан старалась не разглядывать. Вся ее поза сквозила гордостью и показным равнодушием. Даже у офиса главы станции она ничуть не растерялась.
- Посол Верелан, - объявил Крим, в очередной раз переступая порог кабинета. – И мой отчет.
Не дожидаясь ответа полковника Крим вышел. Все остальное было не его делом.
- Госпожа посол, - командующий станцией поднялся с кресла, обошел свой стол и отодвинул одно из кресел для Верелан.
Сказать по правде, полковник Талар не всегда знал, как вести себя с ромуланкой. Она присутствовала на станции дольше, чем ее предшественник, с которым баджорец познакомиться не успел, но ее цели до сих пор оставались неясными. Разумеется, ходили слухи, что она не столько голос Ромуланской Звездной Империи на станции, сколько ее глаза и уши, то есть попросту шпионка, на что Талар резонно замечал, что любого посла можно воспринимать в этом качестве, не только ромуланского. Просто ромуланцев на Бэйджоре традиционно любили меньше, чем федератов. Сам полковник, впрочем, весьма толерантно относился к этой расе и даже не вспоминал о неприятных эпизодах во время Доминионской Войны – например, о блокаде Дерны. Верелан же он находил весьма интересной особой, тем более, что тонкие черты ее лица были так симпатичны.
- Думаю, вам известна причина нашей встречи, - церемонно начал командующий.
Верелан учтиво приняла приглашение присесть, такие вещи располагают к беседе. Ритуалы затем и созданы, полагала она, чтобы слегка припудрить глаза собеседнику. Нельзя отказывать полковнику в его тактичных манерах, особенно, если тебя этому выучили. Посол присела молча. Затем, смыкнув кончики пальцев обеих рук, произнесла, весьма задумчиво:
- Благодарю, полковник, - Верелан позволила себе улыбнуться, но улыбка получилась по-язвительному едкой, пожалуй, даже саркастичной. Не многие ей высказывали это в лицо, поэтому посол воспринимала себя такой, какая она есть, и плевать она хотела на существ из иных миров, интересующихся ее внешностью и повадками. Это ее личное дело, как улыбаться. Впрочем, запах в кабинете полковника вполне успокаивал и ей начинало нравится находиться рядом с полковником, если бы не его нос и серьга... Нет, Верелан не могла вынести такого уродства, однако терпела, ибо с этим ей еще жить и жить на станции. Медиатору до Амбасадора еще далеко - а ДС9 самый быстрый способ получить новое звание, так казалось Верелан.
- Таким образом, - продолжила посол, - вы так же осведомлены о моей причастности к этому делу. Это скрывать бесполезно... уже. Так что конкретно вас интересует, возможные детали происшествия или что-либо иное?
Талар не видел необходимости скрывать свои знания – он был не из тех, кто испытывает удовольствие от словесных дуэлей, дипломатических танцев и пируэтов в стиле «я знаю, что ты знаешь, что я знаю, но знаешь ли ты, что я знаю, что ты знаешь, что я знаю?».
- Лейтенант Крим сообщил мне, что единственная на станции свободно бегующая… то есть бегавшая, пока вы ее не ликвидировали… крыса принадлежала вам. Разумеется, мне бы хотелось услышать от вас подтверждение этого факта. Я понимаю, что в любом другом случае, это было бы вашим личным делом, посол, но данное ваше приобретение вызвало серьезный переполох, и я чуть не лишился одного из своих офицеров. Кроме того, есть еще одно обстоятельство… Я бы не хотел, чтобы оно повлияло на отношения между нашими государствами, но лейтенантом было упомянуто слово «опыты», а я не могу позволить, чтобы образец, приобретенный на этой станции, послужил возможной основой для развития… скажем так, способа нанести вред баджорской расе. И кардассианской тоже, раз уж на то пошло.
Верелан подняла бровь, почти инстинктивно.
- Разве лейтенант... Крим... сказал, что крысу ликвидировала я? Извините, но это опасно для моей репутации. Как вы посмотрите, что ролуманский посол на Станции является отменным стрелком? Это слишком опасно. Я всячески ратую, что за такой поступок, несомненно героический, лейтенант Крим должен быть награжден. Даже если вы проверили каюту на остаточные лучи, то узнаете, что выстрел произошел из фазера, а не дизраптора, который, как вы знаете, имеется у меня в каюте, и скажу вам сразу, под более надежной защитой, нежели была краса. Да. Я купила крысу для сестры Верис. Насколько мне известно, сестра и ее муж мало связаны с Тал Шиар. Верис - занимается наукой, медициной. К тому же, позвольте вам заметить, что если ромуланцы захотели бы разработать химическое оружие, разве они не могли сделать этого раньше? Ставить под сомнение сообразительность расы - это, мягко говоря, не этично. Чтобы выработать вакцину хватить одной крысы, чтобы создать оружие - сотни... Простите, вы упомянули офицера, позвольте поинтересоваться его здоровьем, хорошо ли он себя чувствует?
- Лейтенант Крим не вдавался в подробности, - уклончиво ответил полковник, - Я знаю лишь, что благодарить за успешную операцию, - баджорец позволил себе криво улыбнуться, - нужно вас обоих. Что ж… я учту вашу рекомендацию лейтенанту, возможно, когда-нибудь это поможет ему продвинуться по карьерной лестнице. И тем не менее, я вынужден вернуться к вашей родственнице – связана она с Тал Шиар или нет, но получать потенциально опасные образцы таким вот частным способом достаточно подозрительно, и я бы хотел, чтобы впредь таких попыток не предпринималось. Впрочем, если ее интересует влияние вируса кардассианского бешенства на ромуланскую физиологию, возможно, доктор Торан согласится поделиться своими находками. Если, конечно, вирус его не прикончит в ближайшее время… - Талар опустил голову, - Я слышал слухи, что ему удалось сделать прорыв в своем исследовании – а он применил достаточно рискованный метод – но подтверждения и более точной информации я пока не получил. Не будет ли этого вам достаточно, госпожа посол?
- А будет ли достаточно подоного инцидента вам? - откинулась на спинку кресла Верелан. - Я согласна признать свою вину, и заверить, что впредь, если что-то поднадобиться мне или моей сестре, вы узнаете об этом первым, в обход многострадального доктора Торана. Однако... посмотрите это с другой стороны: я смогла купить зараженную крысу на станции, телепортировать ее в свою каюту, и сутки скрывать свою причастность. Это не должно впредь так легко проходить, - посло лукаво склонила голову набок. - Выводы вполне очевидны... Я спрошу как-нибудь за застраком доктора Торана о его исследованиях...
Полковник хмыкнул – обеспечение безопасности на станции для него всегда было больной темой. Свободный порт – это ведь не военная база. К сожалению…
А посол-то умна… пожалуй, даже слишком. Но почему-то это Талара раздражало куда меньше, чем он ожидал от сам от себя.
- А что вы можете рассказать об этом контрабандисте? – сменил тему баджорец.
- Это литианец, зубасный такой, я видела его всего дважды, оба раза в Кварк'с. У него еще глаза красные и кожа красновато-пунуового оттенка с небольшими пятнами вдоль почти клингонского гребешка. Кажется, его звали Адоком. Высокий, статный, сильный в плечах и, скажу я вам, взгляд не был отнюдь добрым. Полагаю, что клетка, которую он мне продал вместе с крысой, изначально была изготовлена с дефектами. Хотя это покажет, я надеюсь, расследование.
- Что ж, - баджорец кивнул, - Расследование покажет. Возможно, ваша помощь еще понадобится, но на сегодня вы рассказали достаточно. Благодарю, госпожа посол.
Верелан встала и заученно проговорила:
- Примите взаимную благодарность.
Затем вышла из офиса, подумав, что все идет куда лучше, чем она могла предположить. Тал Шиар не дремлет, а данный ей приказ еще не выполнен, однако, пока все идет по плану...

_____________
совместно с Мори (и не без Доктора)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Крим Реон от 25 02 2009, 21:40:23
15:14
Офис службы безопасности

Воссоединившись со своим питомцем, лейтенант Бакот пришел в практически благодушное расположение духа. Насколько мог, разумеется, потому что ответственность за безопасность станции давила на него неподъемным грузом, а Метьюз, по какой-то только ему известной земной причине, вздумал демонстративно принюхиваться и спрашивать, не появился ли у Бакота новый гель для волос. Шутка была старой, но неизменно раздражающей уже которого человека который век. Сам-то Бакот не сомневался, что его прическа отлично выглядит – вот и очаровательная мисс Мей так думает. Только почему-то не признается…
В общем, мысли начальника службы безопасности (который уже начал забывать, что начальник он временный) крутились где-то далеко от службы. И когда с ним связался полковник Талар и приказал выяснить где находится некий литианец по имени Адок, Бакот даже подпрыгнул на стуле, спугнув сидящего у него на коленях Искорку.  Искорка, естественно, вцепился когтями во все находящиеся на расстоянии вытянутой лапы поверхности – и по несчастливой случайности это оказались колени, руки и грудь баджорца. Поэтому его ответ полковнику был не слишком профессиональным.
Принеся извинения, выслушав и покивав полковнику, который даже не мог его видеть, Бакот в свою очередь вызвал Крима и объяснил ему ситуацию так, как понял.
- Ваш план действий, лейтенант? – спросил он подчиненного, грозно нахмурившись, но стараясь не двигаться лишний раз, чтобы снова не потревожить кота.
Командная цепочка – загадочная и запутанная штука, отдающая бюрократией. Кто мешает полковнику лично связаться с лейтенантом Кримом и передать ему указания? Было бы куда проще. Но порядок был порядком, даже если Бакот его не понимал.
Крим пристально смотрел на Бакота, изредка переводя взгляд на Искорку. Взгляд Искорки в свою очередь источал какую-то совершенно не кошачью жестокость. Крим машинально потер оцарапанную щеку. Он все еще не понимал, с каких это пор стал таким популярным. Вот раньше от него вообще ничего не требовали. Да, конечно, бывало приходилось разнимать пьяные драки в Кварк’с, но чтобы такое всепоглощающее внимание? Это Криму было в новинку.
- Литианец? – Крим хмыкнул, перелистывая свой внутренний справочник самых отвратительных рас во вселенной. Литианцы были где-то в первой двадцатке. – Это, должно быть, такой здоровенный телепат с красными глазами? Я бы посоветовал развернуть минное поле.
Судя по выражению лица Бакота шутка пришлась не к месту. Крим театрально откашлялся.
- Ладно, полагаю, надо расспросить Кварка. Он на станции единственный, кто знает всех контрабандистов в лицо. А еще мне понадобятся люди.
Бакот поморщился.
- Мы знаем имя, знаем расу, знаем, где его видели в последний раз, - протянул он, - Зачем вмешивать сюда Кварка?
На такой сравнительно небольшой станции, как ДС9, все все друг про друга знают... или думают, что знают. И Крим знал, что больше долгов в дабо, чем у Бакота, только у прилара Бека, который успешно выкручивается из ситуации только потому, что может в нужный момент  горестно воздеть руки и начать причитать о Пророках. Бакот был этой возможности лишен, а потому любое напоминание о Кварке вызывало у него на лице болезненную гримасу, и он старался ни коим образом не пересекаться с ференги-барменом.
- Разве ты не можешь просто похлопать его по плечу и спросить, откуда он взял эту животинку? Это ж не оружие, не ромуланский эль и не кристаллы мараджи. Попытайся довести до его сведения, что от нескольких твоих вопросов ему ничего не будет... а раз уж он - телепат, думай об этом.
«Ну все, - решил Крим. – Поиграли в субординацию и хватит».
- Послушай, - голос Реона звучал твердо. – Для того чтобы похлопать кого-то по плечу, мне надо знать, где это плечо находится. Ты уверен, что литианец до сих пор на станции? У меня таких сведений нет. В общем, я могу поговорить с Кварком, назначить встречу с этим… как его там… Адоком, и припереть его к стенке, взять с поличным. Думаешь, ему захочется по-дружески беседовать с офицером службы безопасности? Я не уверен. И вообще я беспокоюсь за свои мозги. Эти литианцы… Они опасный народ.
- Какого Призрака Па на тебя нашло, Крим? Теперь уже я беспокоюсь за твои мозги. Думаешь, ты когда-нибудь сможешь стать начальником службы безопасности, как я, если можешь вот так легко вспылить?
Бакот покачал головой, но были видно, как трудно ему сохранять спокойствие и особенно неподвижность коленей, на которых разлегся Искорка.
- Если литианца нет на станции - тем для нас лучше. А если есть... и если ты считаешь так необходимым вмешательство Кварка, - лицо лейтенанта исказила гримаса, - Назначай ему встречу, но поосторожней с припираниями к стенке. Что скажет полковник, если литианец начнет сопротивляться? Или, что еще хуже, напишет на нас жалобу? Или отправит твои мозги гулять в Страну Чудес? Кстати, на этот случай возьми с собой Т'Мир, она все-таки вулканка. Тебе ясно, Крим? Делай все быстро и тихо - одна крыса не стоит большой возни. И да... если ты собираешься возразить про чуть не потерянные жизни, то тут виновата скорее твоя ромуланская подружка. Свободен.
Крим ничего не ответил и вышел. За свою жизнь он очень хорошо усвоил только одну вещь – за мозги беспокоится обычно тот, у кого они есть. Настроение у баджорца было паршивое. «Ромуланская подружка, - раздраженно фыркнул Крим. – Она хотя бы в дабо не играет. Во имя Пророков, и что только дернуло меня ввязаться в эту дипломатию?»
_____________________________
Вместе с Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джaнир от 26 02 2009, 23:47:45
15:48
Лазарет.

Доктор Т'Нэрэ критически взглянула на монитор, отображавший жизненные показатели По Мерада. Потом нажатием нескольких кнопок вывела  на экран анализ произошедших за последние 3 часа изменений. Увиденное ей понравилось. Конечно, пока изменения в состоянии детей можно было увидеть только таким образом, но вулканка знала, что уже очень скоро юные баджорцы будут снова стоять на ногах, и цвет вернется на их лица. Просто чудо, что удалось спасти обоих.
- Доктор, - сообщила медсестра Эвен, - с вами хочет поговорить начальник службы безопасности станции, лейтенант Бакот, - в голосе девушки звучало удивление, и она позволила себе комментарий: - Я думаю, это снова по поводу детей.
Как и в тот раз, когда Т'Нэрэ хотела видеть майор с Бэйджора 8, энсин с некоторым волнением подошла к панели, содержащей экран. Возможно, ей стоит начать привыкать, что ее хотят видеть офицеры значительно выше рангом.
Лейтенант Бакот оказался светлокожим мужчиной с приглаженными черными волосами и какой-то неуловимо неприятной деталью во внешности – возможно, дело было в почти полном отсутствии подбородка, возможно, что-то в глазах…
- Доктор, - без предисловий начал он, - Я слышал, у вас в медотсеке есть бесхозные дети. У меня, по счастливой случайности, есть  обращение от родителей, которые ищут свою дочь по имени… точно не помню, но что-то на Т. Не могли бы мы с вами… - баджорец сделал несколько странных неловких жестов, - обменяться информацией что ли? Возможно, у вас как раз есть нужный ребенок?
Вулканка внимательно посмотрела на Бакота - ее несколько удивила его манера выражаться о детях, употребляя такие эпитеты как «бесхозные». Впрочем, теперь хоть кто-то может оспорить ее первенство в области равнодушия.
- В данное время в медотсеке находится девочка по имени Тиби. Возможно, вам нужна именно она? – ровным голосом проговорила энсин, слегка склонив голову и продолжая разглядывать собеседника.
Все же, разговор с этим офицером пока не сулил ничего плохого, и если искомая девочка – действительно Тиби, то проблем у всех (включая и саму Тиби) станет на одну меньше.   
- Возможно-возможно, - пробормотал Бакот, - Погодите секунду...
Баджорец исчез из поля зрения, послышались какие-то шорохи и, кажется, мяуканье?
- Тиби Квен, -  экран разделился на две половины - на одной на вулканку снова взирал офицер, а на второй появилось изображение улыбающейся темнокожей девочки-подростка.
- Она? - небрежно спросил Бакот, - Держите ее, чтобы больше никуда не сбежала. Я скоро за ней приду.
Т'Нэрэ внимательно посмотрела на изображение девочки, кивнула в знак согласия и ответила:
- Приходите, мы будем вас ждать.
Девушка вздохнула с облегчением, и, когда экран погас, прошла в помещение, где должна была находиться Тиби, чтобы убедиться, что она на месте и проследить, что там она и останется до прихода Бакота. У энсина было чувство, что все складывается как нельзя лучше, и оно не могло не радовать.

Лейтенант Бакот сдержал обещание и действительно скоро появился в лазарете. В конце концов, это было несложно, ведь его офис находился дальше по Променаду.
Вместе с Бакотом был еще один офицер службы безопасности - землянин с ехидной ухмылкой - и пара баджорцев - лысеющий нервный мужчина и миловидная женщина с почти неприлично пухлым лоснящимся шоколадного цвета младенцем на руках. Стоило им войти в лазарет и увидеть Тиби, которую привела сестра Эвен, они бросились вперед и заключили ее в объятья, наполнив помещение радостным щебетанием. Младенец, стиснутый между матерью и блудной старшей сестрой, разревелся... Юная баджорка выглядела смущенной и пристыженной - не столько своим поступком, сколько поведением родителей.
Вскоре лейтенант Бакот тоже присоединился к общей радости - в качестве героя, принимающего благодарности. Баджорец раздувался от гордости, расправлял плечи и даже начал произносить речь о трудности и необходимости своей работы...
- Нет места лучше дома, - насмешливо пробормотал второй офицер службы безопасности, - Иногда достаточно просто это сказать и даже не придется щелкать каблуками рубиновых башмачков... - уловив непонимающий взгляд Эвен, он махнул рукой и не стал объяснять этот, по всей видимости, образчик земного фольклора, - Криму придется сделать что-то по-настоящему героичное, чтобы победить Бакота в соревновании на любовь народа...
Все это было настолько громко и сумбурно, что даже вскоре Эвен поспешила отвернуться и сбежать в смежное помещения, надеясь, что Т'Нэрэ хватит ума сделать то же самое.
- Энсин, - сказала она, - Я должна попросить у вас прощения. Я была не права, что сомневалась в вас и докторе Торане.
Энсин чуть заметно вздернула бровь, не переставая удивляться поводам, по которым коллега начинала с ней разговаривать. Хотя, девушка все еще ждала подвоха и готовилась к смене темы с извинений на отношение к детям.
- Не стоит. Сомнение в данной ситуации было вполне логичным.
Про свои собственные сомнения в себе вулканка решила тактично умолчать. Теперь она была вполне довольна собой и полагала, что даже сестра Эвен не сможет испортить ее приподнятое настроение и предвкушение отдыха после возвращения лазарета к обычному режиму работы (то есть после выздоровления доктора Торана, а его девушка ждала со всем нетерпением, которое только может проявить представитель ее расы).
- Однако вы не сомневались, - заметила медсестра, - Хотя мне казалось, что это у вас должно быть пристрастие к логике. Послушайте, доктор, если вы устали, я могу подменить вас и вызвать Кэррингтона на помощь. Ведь вы не спали всю ночь...
- Спасибо за беспокойство, но, думаю, пока это не обязательно. – Удивление энсина немного окрашивало ее голос непривычными нотками и даже немного читалось на лице. Она определенно не понимала баджорцев в общем и сестру Эвен в частности, однако была действительно благодарна за это предложение, хоть пока и не могла позволить себе оставить пост. Немного подумав, она нерешительно произнесла: – Вы не против, если я буду иметь в виду ваше предложение на случай, если отдых действительно будет мне необходим в самом ближайшем будущем?
- Разумеется! - на губах Эвен расцвела улыбка, ведь девушку переполняло желание сделать что-то для коллеги.
Эвен сама еще не успела до конца осмыслить, какое открытие было совершено буквально на ее глазах, но с каждой минутой радостное возбуждение в ней росло.
- Скажите... мне просто интересно... - со странной смесью энтузиазма и неловкости поинтересовалась она, - Что для вас было труднее - тогда, на Бэйджоре 8, или здесь за последние сутки?
Т'Нэрэ взглянула на баджорку с почти явно читающимся страхом в глазах. Губы ее слегка дрогнули и сжались плотнее обычного. Ее пугал как интерес Эвен Оро, так и воспоминания, непроизвольно вернувшиеся к ней сейчас. Она считала, что сравнивать будет бесполезно, но мысли уже бежали по лабиринту памяти, возвращая вулканку в затопленную психиатрическую лечебницу. Тогда ей тоже приходилось быстро принимать решения и брать на себя ответственность. Она прогнала слишком яркие картины капающей воды и пугающего смеха сумасшедшей Вины, сжимающей экзоскальпель...
В последние сутки энсин отвечала за три чужих жизни, а на Бэйджоре 8 – непосредственно всего за одну. Но тогда опасность угрожала и ей самой, и она не могла не вспомнить, как неприятно часто билось ее сердце, когда оружие упиралось ей в ребра.
Девушка не знала, сколько времени у нее ушло на путешествие в прошлое, но она нашла в себе силы посмотреть сестре Эвен прямо в глаза и стереть все признаки своего замешательства.
- Каждое из этих событий трудно по-своему, - наконец ответила она. – Тогда опасность была более очевидна, сейчас – цена за ошибку больше. Не думаю, что это вообще имеет значение.
- Возможно, вы правы, - вздохнула Эвен, - Простите, если на этот раз я была бестактна. Что ж, - она неловко пожала плечами, - не буду больше вас задерживать...
Эвен Оро действительно было чем заняться - работа сама себя не сделает, пока она предается душекопательным беседам. И пока ее руки будут механически выполнять рутинные действия, баджорке было, о чем подумать - о ее отношениях с пришельцами с других планет, о ее личной вере в них и в себя, о границах возможного, которые федеральные доктора раздвинули буквально на ее глазах, о том, как все вокруг продолжает меняться и изменится гораздо больше, когда Бэйджор присоединится к Федерации.

_____________
Вместе с доктором Т'Нэрэ.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3
Отправлено: Крим Реон от 05 03 2009, 21:31:14
16:40
Офис СБ

Крим с довольной миной поглядывал на литианца.
«… таким образом, крыса была куплена у капитана кардассианского фрахтовщика…»
Литианец больше не делал попыток приодолеть силовое поле тюремной камеры. Адок смотрел на баджорца исподлобья, массируя запястья. В этом взгляде сквозила ненависть. Бессильная ненависть. Поэтому Крим мог позволить себе улыбку.
«… кардассианский фрахтовщик покинул станцию три дня назад и сейчас, должно быть, находится уже на территории Кардассии».
Крим перечитал отчет и поставил подпись. Полковник будет доволен. А Бакот позеленеет от зависти. Но ему это только на пользу – собьет лишнюю спесь. В отсутствие капитана Рино Бакот совсем обнаглел. Да, власть определенно не многим идет на пользу. Властью нужно уметь пользоваться, а вот Бакот похоже умел ею только наслаждаться.
Крим мельком глянул на падд и прикрыл глаза. Сегодняшний день был донельзя насыщен событиями. Не все из них были приятными, но работа – это просто работа, приносить еще и удовольствие она вовсе не обязана.
Крим снова взглянул в красные глазки литианца. И усмехнулся. Криму повезло. Теперь он был уверен, что ему повезло. А тогда…

«Как мне не везет, - думал Крим, вышагивая вдоль Променада. – Как мне убийственно не везет. Из всех офицеров на этой станции именно мне выпадают самые интересные задания. А я не люблю интересные задания. Я люблю скучные задания и послеобеденный сон». Крим свернул к турболифту.

В Кварк’c по обыкновению было шумно. Помимо успевших примелькаться лиц завсегдатаев, сегодня в баре встречались и лица новые с явно выраженными признаками азарта и туристического любопытства. «Пришлые федераты, - решил Крим. – Изучают местную экзотику. Почему, спрашивается, все начинают изучение местной экзотики с бара ференги? Почему никто не догадается посетить храм?» Крим прислонился спиной к переборке. Ожидание утомляло.
Сперва идея поручить переговоры с Кварком лейтенанту Т’Мир показалась страшно замечательной, почти гениальной. В отличие от способного на резкости и вспыльчивого баджорца, вулканка могла выносить речи подкованного на деловых переговорах ференги с полнейшим спокойствием, непроницаемым лицом и холодным разумом. Путанные фразы ее не смущали, все лишнее она пропускала мимо ушей, вычленяя из потока оправданий, петляний и откровенной лжи редкие крупицы правды, анализировала и составляла в уме хитрые графики-диаграммы. Все-таки логика иногда бывает полезной. Но сейчас эта идея уже не казалась Криму столь замечательной. Во-первых, прошло уже пятнадцать минут; во-вторых… Во-вторых, Крима мучило отвратительное чувство, что он перекладывает собственные обязанности на чужие плечи. В общем, это слегка язвило самолюбие.
- Адок прибыл на толианском корабле четыре дня назад. – Голос Т’Мир заставил баджорца вздрогнуть. – Он прибыл инкогнито, как всякий контрабандист, поэтому в списках команды и пассажиров не значится. Насколько мне известно, толианцы отбывают сегодня, а в данной момент занимаются ревизией товара в грузовом отсеке семь. Адок должен находится там.
- Откуда такая уверенность?
- Это не уверенность. Это констатация факта.
- Правда? – Крим хмыкнул. – И вы все это узнали от Кварка? Вы что, пытали его, или прочитали мысли?
- Ни первое, ни второе, - спокойно ответила вулканка. – Между прочим, с Кварком я так и не поговорила.
Крим удивленно выгнул брови.
- Это Морн. Вы, очевидно, не представляете, насколько способствуют сотрудничеству обещания лишить существо самых драгоценных и любимых забав. В данном случае, бойцовских животных. Я логично объяснила Морну, что в случае отказа от сотрудничества он рискует в скором времени обнаружить весь свой зоопарк дрейфующим по ту сторону иллюминатора.
Голос вулканки был сух, как песок в пустыне.
- Разве вулканцы способны на такой обман? – искренне удивился Крим.
- Это не обман. Это констатация факта, - спокойно произнесла Т’Мир. – Через пятнадцать минут у Морна должна состояться очередная сделка с Адоком. Если мы хотим арестовать литианца, нам стоит посмешить.
- Что ж… - протянул баджорец. – Возьмите людей, а я, пожалуй, отправлюсь туда немедленно.
Вулканка кивнула.

Грузовой отсек семь был плохо освещен, но Крим без труда заметил среди двух толианцев широкоплечего, смуглого литианца, поперек черепа которого тянулся ровный ряд шипообразных отростков. Литианец стоял в тени одного из особенно высоких контейнеров, скрестив руки на груди и беспокойно поглядывая по сторонам. Литианец нервничал, это было заметно не только по позе, но и по глухому ворчанию, которое было настолько не глухим, что походило на рык клингонского тарга.
Крим на всякий случай проверил удобно ли фазер выходит из кобуры и, выпрямив спину, шагнул вперед.
- Мистер Адок? – твердым голосом проговорил он, останавливаясь в четырех шагах от литианца. – Служба безопасности. Я бы попросил вас пройти со мной.
- Я арестован? – с неприятным блеском в глазах спросил литианец.
- Пока нет, однако мне все же хотелось бы задать вам пару вопросов. Поэтому прошу вас пройти в офис службы безопасности.
Литианец пожал плечами.
- Как пожелаете. Я честный торговец. Мне нечего скрывать.
- Тогда вы с легкостью ответите на наши вопросы и сможете продолжить занятия честной торговлей.
Крим направился к выходу, посматривая на ставшего вдруг удивительно хладнокровным литианца.
Все, произошедшее в следующие пять минут Крим мог описать так: красный фейерверк перед глазами и взрыв необычайно болезненной боли в области переносицы. А потом появилась Т’Мир, вернулись звуки, звуков было всего два – ругательства литианца, чьи руки крепко скрутили за спиной двое подоспевших на выручку сбшников, и голос вулканки – сухой, как песок в пустыне.
- Вам необычайно повезло, - говорила она.


«Да, мне необычайно повезло, - думал Крим, похлопывая себя по бедру паддом. – Из всех литианцев в мире мне попался тот, который начисто лишен телепатических способностей».
Крим потер ноющую переносицу. Получить кулаком в лицо очень больно, но получить телепатический удар, должно быть, намного больнее.
- Да, мистер Адок, - не без ехидства начал Крим. Литианец подчеркнуто театрально отвернулся. – Контрабанда и нападение на офицера при исполнении обязанностей. Кажется, вам пора привыкать к тюремной камере. Я пока не знаю, куда именно направит вас суд. Но уверяю, в том месте, куда вы попадете, будет очень мало крыс. Так что вам придется подыскать себе другое занятие. На этот раз действительно честное.
Крим усмехнулся и вышел. Пора бы ознакомить полковника с отчетом.



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 3: "Возвращая жизни"
Отправлено: Мори Джaнир от 06 03 2009, 00:13:51
9 июля 2379 года, 21:50
Кабинет командующего станцией

- …вот почему я поняла, что ваше присутствие пойдет нам на пользу. Разумеется, тогда я еще не знала, что Федерация действительно придет нам на помощь, и все сложится так, как сложилось… тогда я вообще не верила, что для меня – для нас - возможно хоть какое-то будущее. Но те люди, то, какими они были – это дало мне надежду. Честно говоря, я до сих пор думаю, что они могли быть оперативниками Федерации, собиравшими данные о ситуации на Бэйджоре.
- Ну, к сожалению, теперь мы это вряд ли сможем выяснить. Что ж, спасибо, что нашли время для интервью, майор Мори. С вами была Реджия Малдонадо из Нового Дженмира, Бэйджор 8. Федеральная Служба Новостей, конец эфира.

Полковник Талар отключил монитор федеративной модели на своем столе. У него уже вошло в привычку каждый вечер просматривать новостные выпуски, которые федеративные журналисты транслировали с Бэйджора и его окрестностей. Иногда это были познавательные передачи о самой планете – экскурсии по храмам, городам, и даже на поиски местной фауны в леса Джо’Калы, но чаще попадались интервью с самыми разными людьми. Вид знакомых лиц вызывал в Таларе странные чувства. С одной стороны, он признавал, что все интервьюируемые были достойны говорить о себе и родной планете и что выбор был целиком и полностью делом журналистов, но с другой стороны своего интервью он пока не дождался, госпожа Чен обделяла его вниманием, и это было… неприятно. Несмотря на кажущееся спокойствие и даже равнодушие, полковнику было все равно. Сам по своей воле он бы никогда не вызвался на такое публичное выступление, но раз социолог была здесь, на станции, и даже начала свою работу, это само по себе уже было обещанием… которое Мей Чен не спешила выполнять.
- Вы вызвали доктора Торана ко мне? – связался Талар с энсином Авемом, - Если еще нет, скажите, что много времени это не займет.

Все, что занимает мало времени, обычно имеет долгие последствия. Вызов к полковнику доктора не удивил. С сегодняшнего дня Торан дал себе зарок прекратить удивляться. Чему бы то ни было. Так или иначе. Особенно работе.
За последнее часы… Правильнее было бы сказать: за последние часы фраза «за последние часы» стала самой распространенной в репертуаре коммандера… итак, за последние часы самочувствие Торана несказанно улучшилось, если не в физическом плане, то в моральном несомненно, посему Торан решил не портить себе настроение лишними мыслями и, ответив энсину Авему согласием, покинул лазарет. И, переступив порог офиса полковника, поприветствовать того тактичным молчанием. Красноречиво-тактичным молчанием.
- Мои поздравления, коммандер, - полковник поднялся навстречу доктору, - И благодарю вас за все, что вы сделали. Не каждый день кто-то побеждает смертельную болезнь. Уверен, вы уже начали получать сообщения из ведущих медицинских заведения Бэйджора. Кое-что даже говорит, что вы достойны номинации на премию Кэррингтона – так, кажется, это у вас называется? Со своей стороны я готов оказать вам любую поддержку. Что еще я могу сделать для вас, доктор?
- Благодарю, - отвечал доктор, жутко польщенный, но все еще тщательно пытающийся сохранить пресно равнодушный вид. – Вы действительно можете кое-что для меня сделать. Например, сообщить, кто распространяет эти категорически лживые слухи, - Торан улыбнулся. – На данный момент первым, кто со мной связался, были вы. И да… я просто выполнял свою работу.
«О да, - подумал Торан. – Я просто выполнял свою работу. Очень хорошо. И выполнил».
- Поживем – увидим, - улыбнулся в ответ полковник, - Иногда некоторые слухи оказываются правдой. Но хотя бы отпуск вы не хотите взять?
- Отпуск? – Торан задумчиво посмотрел в пол. – Не исключено, сэр. Вполне вероятно, что я захочу взять отпуск. Несколько позже. Возможно, это покажется странным, но… сейчас мне бы не хотелось покидать станцию.
- Последний месяц выдался тяжелым для вас с энсином Т’Нэрэ, - нахмурился Талар, - Так что на нее это предложение тоже распространяется. Подумайте. И еще одно, коммандер. Пару дней назад вы сказали, что, несмотря на ваш высокий ранг, вы – не командный офицер. Но тогда зачем? Почему вы не остановились на лейтенанте, для чего пошли дальше? Какие у вас дальнейшие карьерные планы?
- Понимаете, полковник, когда-то выбор медицинской карьеры казался мне удивительно правильным решением. Я хотел служить людям. Но однажды понял, что не прочь послужить и себе, поэтому задался целью стать полным коммандером. И стал. В принципе это практически не отразилось на моей работе, но приятно потешило самолюбие. Не отрицаю, что однажды мне может захотеться большего. Возможно переквалификации. Не скажу, что мне особенно льстит капитанское или адмиральское кресло. Но я никогда не останавливаюсь на достигнутом. Время покажет. А пока мне просто хочется приносить пользу.
- Тогда вам есть, чем гордиться, - серьезно ответил баджорец, - Что ж, в таком случае, это все. Надеюсь, ваши юные пациенты готовы совершить путешествие на Бэйджор. Транспортник «Лиссея» пристыкуется к станции через полтора часа, и кто-то должен встретить майора Мори и отвести ее к детям…
Легкий шорох в углу офиса привлек внимание полковника, и он замолчал. Из-за витрины со старым земным космическим кораблем справа от доктора Торана показалась туповатая мордочка, почти безволосая и с отличительным ложкообразным выступом на покатом лбу. Кардассианская крыса принюхалась и деловито побежала под стол командующего станцией, быстро перебирая шестью лапами.
Не ожидавший такой наглости Талар пришел в себя несколько позже, чем ему самому бы хотелось, и потянулся за одном из паддов, жалея, что не успел завести себе какое-нибудь соответствующее его статусу, но тяжелое украшение рабочего стола. Но прежде, чем он успел что-то предпринять, крыса остановилась, посмотрела на баджорца так, будто совсем его не боялась… и растворилась в воздухе с легким хлопком.
- Кажется, мне стоит принять ваше предложение об отпуске, - глядя на пустое место, сказал доктор. – Продолжительном…

__________________________
И на этом эта история заканчивается.
Продолжение следует...