DS9 - The New Team

OPS => Текущий сезон => Тема начата: Мори Джанир от 30 03 2016, 08:37:43



Название: Сезон 3, Эпизод 3 "Работа над ошибками"
Отправлено: Мори Джанир от 30 03 2016, 08:37:43
Конец августа 2384 года

Спустившись для выполнения простого задания на планету Волан II в Демилитаризованной зоне, участники проекта “Альфа” оказались в центре опасных беспорядков, затеянных жителями планеты. Молодым будущим офицерам пришлось самостоятельно принимать решения и действовать на свой страх и риск, чтобы спасти своих товарищей и новых друзей. Но честью выйдя из пламени восстания на отдаленной планете, им придется столкнуться с новыми проблемами и опасностями, которые на этот раз представляет их собственное командование! Смогут ли участники проекта “Альфа” ответить за свои действия в федеративном суде, и все ли по его итогам останутся в проекте? Нарушили ли они Первую директиву? Как они ответят на вопрос - что им важнее: поступать по совести или бюрократически следовать букве федеративных принципов? А главное - смогут ли они доказать, что проект действительно работает, и спасти его от бесславного закрытия?


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 30 03 2016, 11:11:48
25 августа 2384 года, 15:49
Баджорский сектор, станция ДС9, USS “Саратога”

Семь стандартных земных часов потребовалось кораблю Федерации USS “Саратога”, чтобы вернуться из Демилитаризованной зоны, с орбиты планеты Волан II и достигнуть станции ДС9. Теперь корабль был пристыкован к одному из верхних пилонов и ожидал, пока все его запланированные и незапланированные пассажиры сойдут на борт.
Большая часть участников проекта “Альфа” время дороги провела в предписанных им каютах. Кто-то использовал это время на сон, кто-то строчил отчеты для начальства о произошедшем за последние сутки, кто-то сосредоточился на более личном осмыслении этого опыта - писал дневники и письма родным.
Артура Лайтмана так и не выписали из медотсека, хотя с каждым часом кадету становилось все лучше. Очевидно, это был альтернативный способ держать его под наблюдением и при этом не напрягаться с переводом в каюту-одиночку, подобную той, которую отвели Саталу.
Впрочем, каюта молодого человека с Вулкана не была похожа на тюрьму, это была обычная гостевая комната, которую в другое время мог бы занимать какой-нибудь дипломат, так что условия были далеки от спартанских. В ней работало все, от репликатора до систем связи, так что Сатал смог связаться с родителями и рассказать им о случившемся. Единственным видимым ограничением для него были двое охранников снаружи его двери, которые не покинули своего поста, даже когда “Саратога” пристыковалась к ДС9.

...Глинн Илама Толан заканчивала собирать свои немногочисленные личные вещи, которые перенесли в ее каюту из катера “Анадырь”, когда ей сообщили, что ее вызывают со станции. Вздохнув, кардассианка согласилась принять вызов и подошла к своему компьютерному терминалу.
-Добро пожаловать на ДС9! - дежурно поприветствовала ее с экрана коммандер Мори Джанир, - Перейду сразу к делу, поскольку корабль, на котором вы находитесь, куда-то очень торопится, и адмирал Нечаева желает высадить пассажиров как можно скорее и без задержек. Однако, все не так просто - у меня есть приказ взять под стражу троих из ваших подопечных. Полагаю, вы догадываетесь, о ком идет речь… Поскольку номинально вы отвечаете за этих молодых людей, мне бы не хотелось делать это без вашего присутствия. С кого бы вы хотели начать, глинн Толан?..
- Добрый день, коммандер, - отозвалась Толан, механически поправляя волосы. Семи часов на сон, отчеты и сборы оказалось крайне мало, но возможность покинуть "Саратогу" все же радовала кардассианку. - Как я понимаю, адмирал уже ввела вас в курс произошедшего. Возможно, вам она сказала больше, чем мне. Итак, на корабле действительно находятся кадеты из проекта "Альфа", которые должны быть помещены под стражу до выяснения всех обстоятельств. Это... Подождите, вы сказали - трое? - женщина недоверчиво уставилась в экран, одновременно вспоминая, кого же она забыла.
Сатал - да, очевидно, его поступок вывел из себя весь офицерский состав "Саратоги", и он был помещен под домашний арест...
Артур Лайтман - его нападения на бывшего мэра Корама может быть расценено... многозначно, как и ряд действий на планете - но там он был не один, и арестовывать бы пришли половину ее кадетов...
И все же с этими двумя все было понятно, но Мори точно упоминала трех. Неужели гил Тенма? Толан скрипнула зубами: еще не хватало, чтобы его судила Федерация!
- Вы точно знаете больше моего. Кто же этот третий?
На лице коммандера промелькнула тень удивления. Она подняла падд, лежавший перед ней, и сверилась с данными.
- С “Саратоги” мне передали три имени - Артур Лайтман, Сатал с Вулкана и Энн Уильямс. Последние двое мне не знакомы, а вот мистера Лайтмана я помню по досье и присутствию на станции, мне он показался многообещающим молодым человеком. Предлагаю начать с его ситуации, поскольку она самая серьезная, и заняться ею нам лично, а перевод остальных двоих поручить службе безопасности. Вы предпочитаете телепортацию или встретить вас у шлюза?
Энн Уильямс… В одно мгновение Толан прокрутила в голове все, что знала и помнила об этой девушке, но информации было немного. В чем же ее обвиняют? Неужели в пособничестве маки? Как кардассианка, Толан должна была бы радоваться поимке очередного террориста, но как координатор проекта, она была раздосадована и расстроена этой новостью.
- Двое последних – новые участники, - ответила женщина, - по крайней мере, должны были ими стать. Я буду у шлюза через несколько минут. Передайте офицерам службы безопасности, чтобы были повежливее с моими кадетами! Мистера Сатала и мисс Уильямс они найдут в их каютах. Мистер Лайтман находится в медотсеке. Должно быть, он будет удивлен, что его встречает сам командир станции. Я бы предпочла, чтобы его также встретила советник Рилл - им есть, что обсудить...

___________________________
Ход написан совместно с глинном Толан
Продолжение следует!


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 30 03 2016, 13:07:17
25 августа 2384 года, от времени отлёта с орбиты Волана II до прибытия на ДС9
USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека


Большая часть полёта до ДС9 для кадета Макдауэлла и стажёра Тенека прошла настолько спокойно, насколько могла, но его завершение включало в себя далеко не обычный, по крайней мере для двоих молодых людей, разговор. Впрочем, всё началось сразу после отбытия.
На «Саратоге» Тенек обнаружил, что снова разделяет апартаменты с кадетом Макдауэллом. Возможно, кто-то проинформировал ответственного за размещение участников проекта офицера о принципах их размещения на станции Deep Space, а может быть вмешался всемогущий Случай, но первое, что Тенек увидел, переступив порог, это был форменный ботинок кадета Макдауэлла, устремлённый ввысь. Сам кадет Макдауэлл спал на диване в крайне неудобной позе – настолько неудобной, что первым побуждением вулканца было положить его более рационально. Однако, взрослым людям не принято диктовать, как именно им лежать во время отдыха, и Тенек занялся собственными делами.
За последние сутки вулканцу не удалось ни поесть, ни выпить воды, да и привести себя в порядок не мешало. К тому же давно прошло время, предназначенное для физической активности, и было необходимо выполнить какой-нибудь подходящий для данной ситуации комплекс упражнений. А вот сон следовало отложить: прежде чем проваливаться в забытьё, нужно было осмыслить всё случившееся на Волане II. Стажёр хотел ограничиться обычной медитацией, но понял, что этого будет недостаточно. Почти сутки он был окружён большим количеством людей и их эмоций, порой и количество людей на единицу площади, и количество эмоций на человеческую единицу превышало всякое воображение. Конечно, совсем недавно, во время инцидента с Аномалией, этого тоже хватало, но тогда над станцией нависла внешняя угроза, а сейчас складывалось впечатление, что причиной инцидента были сами жители планеты. Тенек достал графический планшет, открыл чистый файл и включил режим свинцового карандаша.
Сантиметр за сантиметром пространное поле файла покрывалось лицами тех, с кем Тенеку довелось говорить, и просто выхваченными случайным взглядом из толпы. Рисунки вулканца не отличались художественной ценностью – они точно отображали лица людей в моменты эмоциональных вспышек, при желании по ним можно было изучать расположение мышц лица, но свойственного этим переживаниям настроения рисунки Тенека донести не могли. Намечая контур или нанося штриховку на тень, стажёр спрашивал себя, при каких обстоятельствах подобное лицо могло бы быть у вулканца, и приходил к выводу, что только в состоянии психического расстройства. У землян всё иначе: их чувства глубоки, но эмоции слабее, от них легче освободиться... разум Тенека знал объяснение этому, но знать и постигать – это разные вещи. Пытаясь заполнить штрихами и линиями пропасть между собой и другими участниками проекта, он всё яснее видел её ширину и глубину и всё больше сомневался, что сможет когда-либо её преодолеть. Однако, первые неудачи – не повод отказаться от дальнейших попыток, а недостаточное понимание – не повод отказаться от плодотворного сотрудничества, и Тенек снова и снова сдвигал в сторону рабочее полотно и покрывал его новыми набросками.

Освальду в это время снился сон, причём весьма и весьма странный. Настолько странный, что его, вероятно, сочли бы сумасшедшим, расскажи он кому бы то ни было о его содержании. Правда, в отличие от прошлого сна-воспоминания, в этот раз в памяти оставались лишь неясные образы, так что рассказ в любом случае был бы неполным. Вот полутораметровый львёнок - о юном возрасте говорили пропорции тела - с головой ференги просит почесать за ухом, а потом играючи откусывает Освальду половину ноги, от чего тот дёргается во сне. А вот здоровенная прямоходящая ящерица своими непропорционально маленькими, но очень острыми зубками отрывает крышу у старинного здания, и сердце кадета переполняет ужас. Вот посреди джунглей его коллеги по проекту приносят в жертву большого лысого триббла с маленькой клингонской головой. Но самым последним и самым ярким был образ вулканца. Высокий, в чёрном плаще с поднятыми воротниками он обнажает острые клыки, с которых капает синяя андорианская кровь, после чего говорит, что отвезёт кадета на планету "Трансильвания" и отдаст на съедение своим дочерям.
- Какая ещё Трансильвания? - ошалело спросил землянин и, в очередной раз нервно дёрнувшись, тут же проснулся.
Проснулся и моментально пожалел об этом, потому что его тело невероятно сильно болело: правую руку кадет совершенно не чувствовал, потому что, очевидно, на ней спал, голова, казалось, вот-вот расколется пополам, а правое колено очень сильно ныло, будучи упёртым в угол. Как ему вообще удалось так заснуть, и почему он не дошёл до своей койки, оставалось для него самого загадкой. Кое-как перевернувшись на спину и какое-то время поразминав правую руку, он поднялся, осмотрел комнату и, заметив соседа, удивлённо на него уставился, будучи не до конца уверенным в реальности происходящего.

Тенек сидел за низким журнальным столом и делал зарисовки в планшете – всё это выглядело так обыкновенно и естественно, словно неведомая сила перенесла его сюда прямо из спокойного вечера на станции, а вовсе не из безумного утра на Волане II. Услышав шорох и бормотание, вулканец поднял голову и встретился с Освальдом взглядом.
– Не знаю, стоит ли говорить, что вы снова подвергли свой организм неоправданному и болезненному испытанию, – сказал он, – судя по вашему виду, вы и сами хорошо это понимаете.

Землянин пару раз моргнул, всё ещё не веря, что находится в реальности, потом потряс головой, которая тут же отозвалась острой болью, и в конце концов выдавил из себя:
- Нет, не стоит. Я это и сам прекрасно понимаю.
Он снова лёг, но в этот раз на спину, свесив обе ноги с края дивана.
- Называется, прилёг на минуту, чтобы с силами собраться.
После пары минут интенсивной зарядки для глаз взбодриться кадету толком не удалось, а это означает, что он не так уж и долго спал. Решив дождаться возвращения на станцию, он сполз с дивана, подошёл к репликатору и произнёс:
- Рактаджино. Максимальная крепость, максимальный объём, с двойной порцией сахара.
Освальду сейчас было в высшей степени наплевать, что Тенек это не оценит и вновь станет грозить жалобами руководству, потому что кадету надо было хоть как-то взбодриться и доза натурального стимулятора была для этого жизненно необходима.

– Вам не кажется, что сон был бы для вас намного полезнее стимулирующих напитков? – поинтересовался Тенек, снова возвращаясь к содержимому своего планшета.

- Угу, - буркнул в ответ кадет, уткнувшись носом в кружку, - Но лучше уж подождать и нормально доспать дома, чем через час или два опять над собой издеваться.
- Компьютер, скоро мы прибудем на ДС9? - задал он вопрос, зачем-то посмотрев в потолок.
- При сохранении текущей скорости корабль достигнет станции Дип Спейс 9 через один час четырнадцать минут и сорок три секунды, - приятным женским голосом отозвалась бездушная машина.
- Я подожду, - резюмировал Освальд и вернулся к своему кофе.

Сперва Тенек не ответил. Землянин отчего-то решил, что ему предлагают продолжить сон прямо сейчас, в то время как речь шла о том, чтобы не вызывать искусственного возбуждения нервной системы с помощью рактаджино. С высокой… даже почти стопроцентной вероятностью, это должно было помешать Макдауэллу заснуть после прибытия на станцию. Помолчав некоторое время стажёр всё же сказал:
– Я бы не рекомендовал вам пить возбуждающие напитки. Это помешает полноценному отдыху, если вы планируете лечь спать по прибытии.

Освальд пожал плечами и продолжил пить, заодно подбирая слова.
- Так, наверное, даже лучше будет. Спокойно дождусь вечера и нормально высплюсь. Да и режим дня не собьётся.
Покончив с рактаджино, он принялся приводить себя в порядок, надеясь быть в самой лучшей форме, когда они вернутся на ДС9. Лёгкая зарядка и душ помогли окончательно взбодриться, и спустя полчаса Освальд был готов, казалось, ко всему, что мог преподнести новый день. Реплицировав себе новую униформу, взамен той грязной и пропахшей потом, в которой он уже третьи сутки ходил, он заказал ещё одну кружку рактаджино и сел недалеко от вулканца.
- Тенек, скажите, чего ради вы остались на планете? - прямо спросил кадет. - На Волане II наверняка были свои врачи. Как минимум, там была некая миссис Лора Эвансон, про которую нам рассказывал Артур. Не могли же вы счесть идеи мятежников привлекательными! Особенно после всего того, что они сделали.
Тенек отложил стилос и, откинувшись на спинку кресла, посмотрел на Освальда.
– Миссис Лора Эвансон появилась в клинике почти в самом конце моего пребывания на планете, – сказал он. – Из других медиков, вместе со мной работала только местная акушерка. Насколько я знаю, эти две женщины – весь медицинский персонал колонии. В подобной ситуации я не считал возможным уйти. Не раньше, чем исполнил бы свой долг.
- Два медика на всю колонию - это как-то совсем мало, - с сомнением проговорил землянин. - Пострадай их единственный врач - что бы они тогда делали? Впрочем, это их дело. Много было пострадавших? Были ли жертвы?
– В клинике смертельных случаев не было, – ответил Тенек. – Сведений об убитых на площади тоже не поступало, но я могу быть недостаточно информирован. О количестве раненых вы можете судить по тому, что начали мы ещё до телепортации, а закончили незадолго до возвращения. И я также не могу ручаться, что после нашего возвращения в клинику не поступили новые пациенты.
__________________
Совместно с Тенеком
To be continued


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 30 03 2016, 13:34:05
25 августа 2384 года, USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека, продолжение

После слов Тенека Освальд даже внешне стал выглядеть спокойнее, хотя видно было, что какая-то проблема всё ещё не даёт ему покоя.
- А среди кардассианского населения пострадавших много было? Вы были в резиденции мэра? Большого солдата по имени Токат лечили?
Тенек отрицательно покачал головой:
– Кардассианцев не было. Мне сказали, что в мэрии никого не обнаружили – гарнизон ушёл. Этот Токат был ранен?
Землянин помрачнел, поставил кружку на стол и обхватил голову руками.
- Да, он был ранен, - ответил он какое-то время спустя. - Мной.
Кадет быстро пересказал вулканцу основные события в резиденции: мятеж солдат, попытку отдать Тенму на растерзание, помощь группы Артура в его спасении, и драку Освальда с Токатом.
- Я был уверен, что его доставят в клинику к вам или к этой миссис Эвансон. Говорите, в мэрии никого не было? Остаётся надеяться, что его забрали свои. Иначе ведь кто-то из толпы мог на нём отыграться за... да за что угодно! Никто не заслуживает издевательств со стороны спятившей толпы, даже предатели вроде Токата.
– Безусловно.
Некоторое время Тенек смотрел перед собой немигающим взглядом, потом перевёл взгляд на собеседника.
– Возможно, мистера Токата забрали с собой кардассианцы, уходя из мэрии. Возможно, мне не следовало принимать слова о том, что мэрия пустует, на веру. Сложно привыкнуть ко лжи, особенно в том, что касается естественных и элементарных прав людей. Сложно привыкнуть также к глупости и бессмысленной жестокости, если привык к здравому смыслу и гуманизму.
По непроницаемому лицу вулканца трудно было понять, говорит он сейчас об Освальде, о самом себе или обо всех представителях Федерации в проекте Альфа.

- Да, бессмысленность - это хуже всего, - задумчиво ответил кадет. - Иногда жестокость бывает оправданной. Например, когда завоёванный народ пытается восстать против власти империи, высасывающей из него последние соки, или когда простые люди объединяются и свергают режим угнетателей, пытаясь построить лучший мир для себя и своих детей, - это я могу ещё понять.
Несколько секунд он просто сидел, будто подбирая слова, после чего продолжил:
- А чего пытались добиться эти люди? Они же жили в мире и согласии с кардассианцами с самого окончания войны Доминионской войны, кое-как вместе выживали, но теперь, когда перед ними возникла возможность улучшить собственное положение, они втоптали всё это в грязь. Поссорились с Федерацией, обрекли себя на изоляцию, и я даже боюсь загадывать, как отреагируют на подобную выходку на Кардассии. Чего ради? Вы были вместе с ними, я видел на мониторе в резиденции, может у вас есть ответы на эти вопросы?
– Они пытались отстоять свои права. Право на самоуправление, независимость – без военного присутствия или экономического давления любой из сильных держав. Право жить без избыточных по их мнению технологий. Однако, на мой взгляд их методы были несопоставимы с решением этой задачи в сложившихся условиях, а их силы были несопоставимы с выбранными методами.

- Кто же посягал на их независимость и препятствовал самоуправлению? - удивлённо спросил Освальд. - Уж всяко не Федерация. Да и разве не они сами выбрали мэра? Выходит, не все и даже не большинство считают помощь извне давлением, а технологии - избыточными.
Что-то явно не сходилось у кадета в голове касательно этой истории, и по его лицу это было отчётливо видно.
- Остаётся только надеяться, что они не начнут вырезать несогласных и не возобновят террористическую деятельность своих предшественников. Федерация и Кардассия сейчас в неплохих отношениях, и возрождение маки может всё испортить. Наверняка найдутся те, кто нас же и обвинит в этом. Мол, Доминион всех перебил, и выжить там никто не мог, поэтому нынешние мятежники - все как один шпионы и диверсанты.
Впрочем, мрачное выражение лица отчётливо говорило, что сам Освальд на это не слишком надеялся.

После того как Освальд заявил, что никто не посягал на самоуправление Волана II, взгляд Тенека приобрёл то непередаваемо вулканское выражение, которое возникает в глазах вулканцев, когда они слышат явную глупость.
– Мистер Макдауэлл, – возразил он, – вы действительно думаете, что колония, где есть даже номинальное военное присутствие такой державы, как Кардассия, обладает подлинным самоуправлением и суверенитетом? Правила, по которым жил Волан II последнее время – не результат добровольного выбора его жителей, а результат договорённостей между Кардассией и Федерацией. Я могу понять их желание самим определять политику своего государства, но, как я уже сказал, их методы в данной ситуации я не считаю приемлемыми.
От прогнозов на будущее Тенек воздержался: слишком много факторов могло оказать влияние на дальнейшие события, и он считал попытки их угадать делом неблагодарным.

- Мистер Тенек, - стараясь не фыркнуть и не прозвучать особо язвительно, ответил Освальд, - Во-первых, десяток солдат - это даже не "номинальное военное присутствие", это вообще ни о чём, что и показали последние события. А во-вторых, по договору о ДМЗ ни одна из сторон не держит и не может держать там войска постоянно, да и ввести их может только в исключительных ситуациях. Нет армии и флота - нет возможности принуждать население, а отсутствие принуждения со стороны как раз и означает вполне независимую политику.

– Вы забываете, что солдат – визитная карточка государства, – возразил Тенек. – Политика одних государств приводит к тому, что к их солдатам относятся с уважением, политика других – к тому, что даже одного солдата не трогают из страха. Если после убийства десяти человек явится целое боевое подразделение и проведёт карательную акцию, вы сто раз подумаете, прежде чем напасть на этот незащищённый десяток. Жители Волана II хорошо помнят об этом. Вы ведь слышали о том, что в политической жизни колонии участвовали почти исключительно кардассианцы? Позволю себе предположить, что земная часть населения не верила в возможность добиться чего-либо мирным путём, хотя их определённо не устраивали существующие компромиссы.

- Ну что же, тем лучше для Кардассии и её репутации в ДМЗ, - с усмешкой ответил Освальд, - Её, как вы выразились, визитные карточки - те военные, которые, по-вашему, притесняли народ Волана II долгими годами - отказались стрелять по людям и предпочли дальше жить с ними в мире и согласии. Всем бы покорённым народам таких угнетателей, скажу я вам.
После небольшой паузы он ответил на другую мысль вулканца:
- Я слышал другое: мэра Корама выбирало всё население, за исключением некоего меньшинства. Похожих примеров в истории немало, и почти всегда так ведут себя радикалы. Они игнорируют реальную политику, выжидают удобного момента, манипулируют умами населения, пытаясь настроить как можно больше людей против режима, и, когда ситуация складывается в их пользу, берут власть силой. Далеко не всегда у них благие намерения, и я уж точно не стану приравнивать маки к великим революционерам из нашей истории, даже если они сами хотят таковыми казаться.

– Не думаю, что люди, выдавшие на расправу своего командира, могут служить кому-либо хорошим примером и создать своему государству достойную репутацию, – снова возразил вулканец. – Чем бы они ни руководствовались, есть принципы, которые нельзя переступить и сохранить при этом самоуважение, не говоря уже об уважении других.
– Что же касается взаимоотношений между властью и населением, вы слышали точку зрения кардассианцев и хаотичные выкрики с площади, я же слышал не только заявление мистера Тенмы, но и достаточно разнообразные высказывания представителей оппозиции. Не стану утверждать, что моё представление о ситуации полно и безошибочно – напротив, я уверен, что подлинная обстановка сложнее и ваших, и моих представлений о ней. Я видел не только радикально настроенных людей, но и здравомыслящих – тех, кто высказывался против расправ и казней; остаётся надеяться, что в данной ситуации они возьмут верх и сумеют установить на Волане II приемлемый политический режим. И ещё на то, что попытка убить мистера Тенму не заставит кардассианские власти сделать Волан II показательным примером того, как Кардассия карает за покушение на её граждан.

- Я не одобряю того, что солдаты сделали с Тенмой, у меня даже мыслей таких не было, - торопливо ответил Освальд. - Но ведь разными людьми этот поступок может быть воспринят по-разному. Подумайте, разве старшие жители Волана II, которые ещё помнят жестокость Кардассии до и во времена Доминиона, не удивятся подобному поведению? Разве их не впечатлит готовность солдат пожертвовать заблуждающимся молодым офицером ради жизней землян на площади? Разве они не взглянут по-новому на своих кардассианских соседей?
- Я говорил с Тенмой в лазарете. Он жаждет мести, - тут кадет выдержал паузу, - Мстить он собирается не жителям планеты, а предавшим его солдатам, но ведь от его оценки событий будет зависеть реакция Кардассии на инцидент. Я, конечно, надеюсь, что он немного остынет перед тем, как сделает официальное заявление. Не хотелось бы развязать ещё один конфликт в ДМЗ. Альфа-квадрант уже достаточно настрадался.

– Джем-хадар убили моего деда, – сухо сказал Тенек, – и многих других на захваченной ими станции: у них был приказ не брать пленных. Тем не менее, если бы они были способны на ослушание и однажды поступили так, как поступил кардассианский гарнизон на Волане II, они бы не снискали ни моего одобрения, ни моего понимания. На мой взгляд, только на редкость глупый или безнравственный человек (а безнравственность – тоже разновидность глупости) может счесть такой поступок залогом благополучных и добрососедских отношений.
Он снова посмотрел на планшет и подумал, что в этом буйстве экспрессивных выражений и откровенных гримас определённо не хватает лиц с другой стороны баррикады. Но тех лиц он не видел.
– Как вы полагаете, составляя отчёт, мистер Тенма будет исходить из своих эмоций или из рассудочных соображений о благе Кардассии? И в чём, по-вашему, он видит это благо?

- А какая альтернатива, Тенек? - спросил Освальд так, словно вулканец задел его личные интересы. - Стрелять по жителям? На кардассианском оружии нет режима оглушения, поэтому открой гарнизон огонь по толпе - многие на площади погибли бы. А потом мятежники всё равно взяли бы верх, перебили гарнизон вместе с Тенмой и, возможно, отыгрались на кардассианских гражданских. Не могу поверить, что говорю это, но, похоже, Токат и остальные по факту обошлись меньшей кровью. А может они просто струсили, не знаю. Сложная ситуация получилась.
Кадет проследил за взглядом Тенека, но разглядеть что-то на планшете не смог - тот лежал слишком далеко и под неудобным углом.
- Тенма - упрямец, каких ещё поискать, - ответил он на заданный вопрос. - Но мне кажется, что он думает о благе своего государства, пусть и понимает его очень... по-кардассиански, что ли.

Тенек задумчиво кивнул, и провёл по свободному пространству ещё несколько линий, достаточно условно намечающих контуры кардассианского лица. Эмоциональные нередко меняют своё решение, когда приходят в себя после тяжёлого ранения, и первая вспышка эмоций отступает, но относится ли это к Тенме? Снова отложив стилос, вулканец ответил:
– Достойная альтернатива есть всегда, даже если она подразумевают твою гибель. Они могли арестовать мистера Тенму и начать переговоры – это самый очевидный пример. Возможно, животные инстинкты толпы возобладали бы, и солдаты погибли бы, возможно, люди на площади удовлетворились бы их капитуляцией, но в обоих случаях кардассианцы сохранили бы верность основополагающим нравственным принципам. К тому же они могли погибнуть и после того, как отдали Тенму на расправу. Более того, в определённых обстоятельствах этот поступок даже снизил бы их шансы выжить: иной противник счёл бы предателей недостойными пощады. Как видите, логика этих джентльменов была ущербной.
__________________________
С Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 30 03 2016, 13:36:02
25 августа 2384 года,
USS "Саратога", каюта Освальда и Тенека, продолжение


- Это для нас начать переговоры - самый очевидный способ решить проблему, - возразил после минутного раздумья Освальд. - Не забывайте, что солдат натаскивают на исполнение приказов и на уничтожение врага, а не на дипломатию или поиск оптимального решения в любой ситуации. К тому же, они наверняка понимали, что Тенма их отдаст под трибунал, поэтому и решили от него избавиться. А ещё не списывайте со счетов эмоциональное напряжение, мешающее принять самое лучшее решение, особенно когда надо думать здесь и сейчас, как при встрече с хищником или за минуту до взрыва варп-ядра.

– Вы всё-таки определитесь, о ком мы говорим, – предложил Тенек, – О людях, которые считают себя солдатами, или о тех, кто перестал себя ими считать. Если они – по-прежнему солдаты, для них подобный поступок очевидно неприемлем, если они перестали считать себя солдатами и решили принимать самостоятельные решения, им придётся научиться принимать оптимальные решения, иначе подобный выбор не будет иметь смысла. Прямое тому доказательство – тот результат, которого они достигли: мистер Тенма жив, трибунал им по-прежнему угрожает, и земная часть населения ещё не предоставила им никаких гарантий. Что же касается эмоционального напряжения… – вулканец посмотрел на собеседника несколько более выразительно, чем обычно, – ...оно не является оправданием для преступления. Вы же не утверждаете, что эти люди не понимали, что делают и не отвечали за свои поступки?

- Я говорю о тех, кого видел в резиденции, - с усмешкой ответил Освальд. Видимо, этот педантизм соседа начинал его веселить. - Они перестали быть солдатами, когда решили ослушаться приказа и уйти, но это не значит, что они тут же начнут сами принимать правильные решения, особенно если всю жизнь им в головы вбивалась совсем другая модель поведения. Впрочем, не так-то уж они и ошиблись. Их план сработал бы, не окажись там нас.

Вулканец пожал печами.
– Вы этого не знаете. Возможно, именно ваше присутствие в качестве отвлекающего и дестабилизирующего элемента и позволило им бежать незамеченными. Тем более неизвестно, какую оценку дали их поступку оппозиционеры, и как это повлияет на их дальнейшие отношения с беглыми кардассианцами. Не стану отвечать за всех, но многие из них оценили бы этот поступок резко отрицательно.
Он помолчал и добавил:
– Совсем недавно вы сказали, что не одобряете этот поступок, вероятно, вы сами так не поступили бы. Вы – такой же военнослужащий, как и эти кардассианцы, только из другого государства – считаете себя достаточно разумным, чтобы искать оптимальный выход из положения и достаточно нравственным, чтобы не добывать его такой ценой. Значит ли это, что вы считаете кардассианцев более глупыми, чем вы сами? Или вы считаете для них дозволительным то, что для вас было бы преступным?

Кадет очень удивлённо посмотрел на вулканца и, подумав немного, ответил:
- Во-первых, Звёздный флот - это не совсем военная организация. Нас нельзя сравнивать с вооружёнными силами Кардассии или тех же клингонов, потому что главной задачей ставится не безопасность границ Федерации, а исследование Вселенной. Подумайте сами, есть ли у кардассианских, ромуланских, клингонских или ещё чьих-то военных что-то вроде Первой директивы? Кто-то ещё готов поставить право народа развиваться естественным путём выше интересов Федерации?
- Во-вторых, мы сейчас про солдат гарнизона или про кардассианцев вообще? Если второе, то только законы, правила и уставы определяют, что дозволительно, а что - нет. Если же речь идёт о личностях, то мы являемся представителями разных культур. Для представителей одной культуры будет... скажем так, приемлемо или даже совершенно естественно то, что у представителя другой культуры не вызовет ничего кроме отторжения. Та же неприкосновенность личной жизни и переписки стала для землян столь привычной, что многие из нас испытывали бы крайний дискомфорт, например, на Ромуле. А ведь помимо культуры есть ещё и индивидуальное воспитание и уникальный для каждого жизненный опыт. Это не говоря уже о том, что текущая ситуация может тоже повлиять на оценку допустимости того или иного действия. Если кратко, то да, я считаю, что для других может быть дозволительно то, что было бы преступным у нас на флоте или неприемлемо лично для меня.
- Что касается ума, - продолжил он после небольшой паузы, - Горр Токат не производил впечатления интеллектуала. Более того, сам Тенма характеризовал его как тупую машину, умеющую только выполнять приказы. Последующие события показали, что это совсем не так. Я тогда... хм, скажем так, доверился оценке Тенмы, но продолжать так считать сейчас было бы просто-напросто безумием. С другими солдатами гарнизона я не общался, но тоже не считаю их глупцами.

– Ну что ж, давайте по пунктам, – сказал Тенек, окончательно откладывая планшет
– Во-первых, несмотря на исследовательские задачи, именно на Звездный флот ложится та самая задача по защите границ, когда в этом возникает нужда. Безусловно между Звёздным флотом, вооружёнными силами Кардассии и другими военизированными организациями существует множество различий, но и общего у них много. Дисциплина. Обучение быстрому реагированию в критической ситуации. Обязательный набор знаний и умений. Наконец, не одинаковые, но непременно существующие принципы верности и воинской чести, которые ни в одном известном мне государстве не включают в себя снисходительного отношения к панике и предательству. Иными словами, мы с вами сейчас говорим не о десятке детей, которые оказались в опасной ситуации, а о десятке взрослых людей, которых специально готовили именно к тому, чтобы находить выход из опасных ситуаций, причём находить его сообразно принятым в их обществе этическим представлениям. Если подобные люди поддались панике и нарушили свои этические принципы не в пользу более достойных и разумных принципов, а в пользу животного страха и безрассудного эгоцентризма, то спрос с них не меньше, чем был бы в аналогичной ситуации с вас.
– Хотите что-нибудь возразить? Если хотите, я прервусь, если нет, перейду к тому, что «во-вторых».

- Тенек, - с трудом подавляя усмешку, ответил Освальд, - Общее можно найти даже у бенгальского тигра с мадагаскарским тараканом. Оба вида животных с Земли, вполне неплохо обучаемы, хотя укрощать тигров сложнее, да ещё и опасно для жизни может быть, и это не единственное и далеко не самое главное различие между ними. Теперь про подготовку. Я вам напоминаю, что горр Токат и остальные - простые солдаты, не учившиеся долгое время в военной академии. В подготовку офицера входит очень широкий набор навыков, включая ведение переговоров, оценку личности противника и прочее, но солдаты - это узкие специалисты, которые должны уметь делать что-то одно, но очень хорошо. Думаете, простых солдат из службы безопасности обучают таким вещам как переговоры с мятежниками? Их учат стрелять во врагов и не стрелять в мирных жителей - это их специальность, и только ей они должны владеть в совершенстве. Поэтому не удивительно, что возникшую проблему солдаты решили, руководствуясь исключительно своими навыками.
- Внимание, прибытие на станцию Дип Спейс 9 через пять минут. Всем поднятым на борт с планеты Волан II собраться у шлюза, - донеслось сообщение по корабельной связи.
- Продолжим в другой раз, Тенек, - сказал кадет, поднимаясь.

Тенек мог многое возразить, на слова Освальда. Например то, что между землянином и кардассианцем гораздо меньше разницы, чем между млекопитающим и насекомым, хотя они с разных планет, а тигр и таракан – с Земли, и что подобная параллель определённо содержит в себе логическую погрешность. Также можно было сказать, что пусть подготовка солдата и не так многогранна, как подготовка офицера, всё же она есть и не может быть проигнорирована при оценке неприемлемости его действий в критической ситуации. Но сообщение о прибытии недвусмысленно намекало на необходимость в ближайшее время покинуть «Саратогу», а кадет Макдауэл недвусмысленно намекал на завершение разговора. Поэтому Тенек сказал:
– Если пожелаете. И если у вас будет на это время.
Самому Тенеку предстояло сейчас связаться с медотсеком «Саратоги» и узнать, как местные врачи планируют поступить с кадетом Лайтманом, курсантом Кейрой и гилом Тенмой – в первую очередь кому из них всё ещё требуется пребывание в лазарете станции. Также следовало выяснить, собирается ли медицинский персонал с «Саратоги» контролировать деятельность станционного лазарета, или его персонал будет предоставлен самим себе. В этом последнем случае вулканец считал для себя обязательным подключиться к их деятельности… если, конечно, ему это позволят.
__________________
Совместно с Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 30 03 2016, 17:08:23
25 августа 2384 года, от времени отлёта с орбиты Волана II до прибытия на ДС9
USS "Саратога", каюта Сатала


Сатал сидел в тёмной каюте, глядя на проплывающие за окном звёзды. Он не спал более полутора суток - активных, тревожных, каких в его жизни ещё не было - и сейчас, когда всё, наконец, закончилось, организм должен был потребовать своего, но сон не шёл. Эти два дня многое изменили, и говорить о том, что всё закончилось, было на самом деле ещё рано - по крайней мере, для него. Закончилось его приключение на Волане 2. Теперь его ждёт расплата.
Почему-то вспомнилась пустыня на Вулкане, кахс-ван. Чего было в нём больше - логики, упрямства, праведного гнева или, может быть, безрассудства, когда он, подобрав какую-то палку, бросился на дикого зверя, чтобы защитить маленького? Не логики точно… А что руководило им сегодня? Правильно ли он поступил? Сердце подсказывало, да.
Логика искала другие возможности. Но он их не видел. У него не было времени  подбирать варианты. И даже то, что ему удалось сегодня, - лишь частичный успех. Ему ещё предстоит помочь Клейборнам улететь с планеты… если у него будет такая возможность. Потому что через несколько часов, вероятно, его ждёт суд, и его результаты невозможно было предсказать. Родители… ах да, он просил Артура связаться, но вряд ли тот сделал это, находясь в медотсеке, и, конечно, будет лучше, если Сатал сделает это сам. Если, конечно, у него есть такая возможность.
Возможность надо было проверить.
- Компьютер, свет, - скомандовал вулканец, подойдя к терминалу. - Доступна ли мне возможность связи с Вулканом?
- Подтверждаю.
Сатал уже хотел было назвать адрес, но остановился, подумав, что сейчас любое его действие может быть оценено с подозрением, и, вероятно, будет лучше предупредить охранников о его намерениях.
Поставив в известность находящихся за дверью представителей службы безопасности, Сатал вернулся в каюту и открыл канал связи.
Через некоторое время на экране появился отец, его вид и обстановка наводили на мысль, что звонок пришёлся на середину ночи. К сожалению, время выбирать не приходилось.
- Долгой жизни и процветания, - произнёс Сатал традиционное приветствие. - Прошу простить за поздний звонок.
- Я всегда рад тебя слышать, - ответил отец. - Что-нибудь случилось?
Сатал сглотнул. Внезапно пересохли губы.
- Пожалуйста, позови маму, - попросил он чуть севшим голосом. - Мне нужно поговорить с вами обоими.
Отец скрылся из поля зрения, и его не было несколько минут. Несколько долгих минут, за которые, Саталу показалось, он упал в пропасть не один раз. Он не сомневался: его поймут. Но то, что он собирается им сказать… Что он преступник, что он, может быть, потерян для общества, что… Что может даже не вернуться домой? Не этого они ждали, и сейчас, глядя на пустой экран, юноша ощутил мучительное чувство вины за то, что, сломав свою жизнь, он сломал и жизни людей, которых бесконечно уважал и любил. И поэтому первое, что он произнёс, когда они оба появились на экране, были слова с просьбой о прощении.
- Я очень виноват перед вами, - пояснил он в ответ на удивление отца, когда первое, самое сильное волнение прошло. - Я… совершил один поступок, на который не имел права, и в данный момент нахожусь под домашним арестом. На станции ДС9 меня, скорее всего, ждёт суд.
- Сатал, расскажи нам подробнее, что случилось, - попросила мать.
- Хорошо, - согласился юноша, собираясь с мыслями. - Всё началось с того, что наша группа должна была забрать с Волана 2 ещё двоих участников проекта. Я прибыл на катер, когда некоторые уже спустились на планету.
Последовательно он рассказал всё до того момента, как их подняли на корабль. Дальше начиналась самая сложная часть. Вздохнув, Сатал продолжил:
- Только оказавшись в транспортерной на Саратоге, я вспомнил о своём обещании. Я сразу попросил о транспортации обратно на планету, но по понятным причинам мне отказали…
Юноша задумался, не зная, как продолжить.
- Что именно ты хотел сделать? - спросила мать.
- Я… я не знал точно, - признал Сатал. - Я не мог допустить, чтобы его продолжали использовать, чтобы заставляли нарушать закон, чтобы сделали из него преступника… Или хуже. И чтобы наказали за помощь нам. Я планировал уговорить его родителей, вернее, его отца, потому что матери у него нет, чтобы они покинули планету… - Сатал опустил глаза. Только сейчас он ощутил, как все эти намерения, расплывчатые, невнятные, должны были выглядеть со стороны. - Я понимал, что это непросто, - медленно продолжил он. - Но я не мог просто смириться и оставить его там, мы в долгу у него, это было бы непорядочно…
Сатал умолк, невидяще глядя куда-то в консоль, и услышал голос отца:
- Мы понимаем тебя, сын. Продолжай. Ты говорил об этом с кем-нибудь на корабле?
- Я хотел, - ответил юноша, почти не стараясь скрыть внезапно накатившую усталость. - Но я понял, что не могу. Я собирался поговорить с Лорой Эвансон, но узнал, что она отказалась транспортироваться на Саратогу. Я не мог поговорить с координатором проекта глинн Толан, или с советником Рилл, или с кем-то из офицеров, потому что никто из них не имел права меня отпустить. Я пришёл к выводу, что единственным выходом будет спуститься на планету без санкции, никому ничего не говоря. Чтобы обезопасить других от последствий такого шага, я оставил два письма, в одном из которых взял на себя всю ответственность за поступок, а в другом коротко пояснил свои мотивы Артуру Лайтману и просил его связаться с вами на случай, если я не смогу поговорить с вами сам.
Коротко описав дальнейшие похождения, юноша подвёл итог:
- Должен признать, я даже не надеялся на домашний арест. И я не знаю, что будет дальше: Волан 2 - не территория Федерации. Кардассия может предъявить претензии, возможно, кто-то ещё… Не исключаю, что кто-нибудь потребует моей выдачи…
Сатал помолчал и закончил совсем тихо:
- Мне жаль, что я вас подвёл.
- Ты нас не подводил, - возразила мать. - Даже если был другой выход, и ты не нашёл его - ты поступил так, как подсказывала тебе совесть. Что бы ни было, ты наш сын, и мы любим тебя.
- Мы приедем на ДС9 и будем с тобой на суде, - добавил отец. - Иди отдыхай, у тебя был тяжёлый день.
Сатал склонил голову в знак благодарности, они попрощались и экран потух.
Усталость, наконец, окончательно взяла своё, и юноша, едва дойдя до кровати, забылся сном.
______________
Я и мои родители


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 31 03 2016, 15:35:37
25 августа 2384 года, 16:00
Баджорский сектор, станция ДС9, стыковочный шлюз пилона 6 и каюта Артура Лайтмана


Через пять минут после разговора Иламы Толан с коммандером Мори круглые двери шлюза, к которому была пристыкована «Саратога», расступились, и на пороге появилась глинн Толан. Выглядела она неважно: даже семь часов сна не стерли с ее лица следы произошедших событий и тревог.
Первыми, кого встретила Илама на борту ДС9, были двое офицеров службы безопасности - баджорец и землянин, в одинаковом звании младших лейтенантов. Заложив руки за спины, они наблюдали за всеми выходящими пассажирами, а их было несколько десятков целовек - ученые и специалисты по сельскому хозяйству из Федерации, которых “Саратога” эвакуировала с охваченного революцией Волана II, даже пара кардассианцев. Заметив глинна, офицеры вежливо и сдерженно ее поприветствовали, а через минуту к ним присоединилась коммандер Мори, вышедшая к шлюзу из лабиринта внутренних коридоров станции.
- Еще раз добрый день, глинн, - проговорила она, напряженно глядя на выход из шлюза.
Утара появилась чуть позже, слегка запыхавшись: загодя собравшись покинуть корабль и пристроившись почитать оставшееся время, советник задремала над книгой и проснулась только после повторного обращения к гостям «Саратоги». Теперь она думала на ходу, не забыла ли что-нибудь в каюте… Нет, кажется, не забыла, всё собрала заранее, оставалось только взять сумку и выйти. Увидев встречающих, советник страдальчески наморщила лоб: проблемы за время отдыха никуда не делись. Оставалось надеяться, что кадеты успели за это время как следует отдохнуть и теперь готовы ко всему, что их ждёт на станции, в том числе и к визиту советника.

-Госпожа Рилл! - окликнула Утару коммандер.
Судя по всему, советник была одной из последних пассажиров, покидающих “Саратогу”, по-крайней мере, после ее появления поток людей, выходящих из шлюза, иссяк. Почти.
Круглая, похожая на шестеренку, дверь шлюза снова откатилась в сторону, и в конце коридора показались еще трое. Один был Артуром Лайтманом, одетым в новенькую, только что из репликатора, форму, его ботинки блестели, но лицо все еще было бледнее обычного. Двое других были офицерами службы безопасности “Саратоги”, сопровождавшими его.
В общем и целом кадет Лайтман радовался новому дню, который наступил взамен дню старому. В этот раз никто не погиб, но теперь для него лично все изменилось. Вчерашний день подвел черту под всем его прошлым, наступил как граница перед новым будущим, в котором ничего из того, о чем он мечтал, могло больше не быть. Теперь он стоял перед обрывом и нельзя было сделать шаг назад, только вперед. Теперь пришла пора отвечать по собственным заслугам. Эта новая идеальная форма, которая столько много для него значила. Вероятно он носил ее последний раз.
Лайтман был несколько отрешен и погружен в что-то далекое и свое, но связи с реальностью не терял. В сопровождении офицеров безопасности он вышел с корабля, стараясь держаться с достоинством и выправкой по уставу. Но теперь он молчал, здороваться было не очень уместно. У шлюза стояло все начальство в почти полном составе.
Коммандер сделала шаг вперед.
-Благодарю, дальше мы сами, - властно сказала она охранникам, потом тихо пробормотала:
-Хорошо хоть до наручников не додумались...
Почти не глядя на офицеров “Саратоги”, Мори взяла протянутый падд и расписалась на нем, затем обратилась участникам проекта “Альфа” и станционным СБ-шникам:
-Следуйте за мной. Мы выделили мистеру Лайтману его же собственную каюту, поскольку его сосед Алем Латак в проект не вернется и его место все равно свободно. Кадет, вам приказано не покидать каюту до выяснения всех обстоятельств, и хотя я лично верю в ваше благоразумие, мне придется установить у ваших дверей охрану на 26-часов в сутки. Впрочем, посещения ваших друзей и переписка с родственниками вам разрешены.
- Я понял, мэм, спасибо, - ответил Лайтман, не громко, но достаточно для того, чтобы его услышали. – Чрезвычайные меры не понадобятся.
- У вас будет время, чтобы еще раз пересмотреть все ваши действия и подготовить аргументы в свою защиту, - Толан быстро шагала по коридору по направлению к турболифту. Краем глаза она заметила, что станция все еще не отремонтирована до конца – неудивительно, ведь предполагалось, что они будут отсутствовать больше недели. Должно быть, техники не менее рады их возвращению, чем они сами. – Если вы захотите поговорить со мной или советником, вы можете с нами связаться.
Голос кардассианки звучал достаточно строго, и кадет мог бы подумать, что она на него злится. В действительности злилась она на себя и на всю ситуацию. К тому же вопросов у нее было больше, чем ответов, только вот кому их задать?..
В ответ координатору Лайтман лишь кивнул. Он хотел сказать ей многое, намеревался, и был благодарен за такую возможность. Жаль только, что обстоятельства сложились именно так. Но винить следовало не обстоятельства. Он сам эти обстоятельства создал, и разгребать их приходилось не только одному ему. Все слишком связано и переплетено воедино. А сожаление бессмысленно и непродуктивно.
– Со мной можно и сейчас, – дополнила слова координатора Утара.
Чёрт возьми! Этих военных нарочно учат постоянно ходить строевым шагом? Когда её спутники ходили с такой скоростью, она начинала ощущать себя воздушным шариком, летящим на буксире у шаттла.
Вряд ли Лайтман захочет с ней говорить. А с Саталом говорить нужно было раньше – намного, намного раньше, и это её ошибка, никуда от этого не денешься. Конечно, она с ним поговорит… опять-таки если он захочет, но того упущенного момента уже не вернёшь.
Спустившись на турболифте и пройдя по коридору стыковочного кольца, коммандер остановилась перед одной из дверей кают, назначенных для участников проекта “Альфа”. По пути группе два раза попались инженеры, продолжавшие что-то чинить за снятыми панелями, в одном месте над головой были видны несколько кабелей - судя по всему, ремонт на станции все еще продолжался, но его конец был уже виден.
Урон, нанесенный каюте Артура и его бывшего кардассианского соседа, был уже исправлен. Когда Мори открыла дверь своим кодом доступа, глазам ее спутников предстала все та же длинная, похожая на пенал, комната, переделанная из склада.  Двухярусная кровать, два стола с креслами возле окна, стенной шкаф и неприметная дверь, очевидно, ведущая в уборную. Обстановка была бы совсем унылой, если бы еще и вся мебель была стандартной, но нет - столы были кардассианскими, а на деревянном каркасе кровати виднелась тонкая затейливая резьба. На полу был расстелен узкий полосатый коврик-дорожка в лиловых тонах.
_______________
Вместе с Мори Джанир, Иламой Толан, Утарой Рилл.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 31 03 2016, 15:37:55
25 августа 2384 года, 16:00
Баджорский сектор, станция ДС9, каюта Артура Лайтмана



Коммандер пропустила Артура вперед, сопровождавшие его офицеры службы безопасности станции остались снаружи.
-Если у вас есть вопросы, которые вы хотели бы обсудить прямо сейчас… - начала командующая станцией, обращаясь и к Лайтману, и к Иламе с Утарой, - Последние пять часов я изучала информацию, полученную с “Саратоги”. Поскольку вы находитесь на моей станции, именно мне придется организовывать… все дальнейшие мероприятия, скажем так.
Кадету Лайтману было несколько странно и невероятно неудобно от того, что конвой, его сопровождающий, состоял не только из офицеров безопасности. Советник, координатор и даже коммандер станции вели его до каюты. Впрочем, его действия, приведшие к аресту, тоже были не слишком легкими, все было слишком серьезно для Звездного флота, проекта и отношений государств. Но как бы то ни было, он осознавал как нравится ему эта станция. Было в этой станции и всем том, что на ней происходит нечто особенно важное. Вместе с ощущением неодолимого ускользания всего этого из его жизни, он ощущал настойчивую потребность все исправить. Достичь полного понимания и донести свою точку зрения о недавних событиях, доказать нечто важное и защитить хотя бы координатора, цели которой не совсем понимал Звездный флот. То, в чем он был однозначно виновен – уже не исправить, за это придется ответить.
Лайтман прошел в каюту и повернулся к остальным. Коммандер изучала все случившееся по отчету «Саратоги», следовательно, ей было известно все, не требовалось ничего рассказывать прямо сейчас.
- У меня только один вопрос, мэм, - ответил кадет, - когда трибунал? Я успею написать свой отчет? Мне нужно два часа.
Коммандер Мори слегка улыбнулась и прошла за кадетом в комнату, ее спутницы проследовали за ней, и дверь за их спинами закрылась.
- У вас есть время на отчет, мистер Лайтман. Никакое разбирательство над вами не состоится сегодня, ни даже завтра. Чтобы все организовать потребуются дни, как минимум нам все еще требуется понять, что именно организовывать. Видите ли, - тут она обернулась к координатору и советнику, - все не так просто. По сути, дело мистера Лайтмана не одно - их два. И претензии Звездного Флота - это еще менее серьезная часть. Гораздо более серьезно то, что некий мистер Велок Корам, гражданин Кардассианского Союза, выдвинул обвинения и настаивает на выдаче вас, мистер Лайтман, кардассианскому суду.
- Я бы хотела получить на руки все обвинения, которые выдвигаются кадету Лайтману, - спокойно заметила координатор. – И представлять его интересы в кардассианском суде, если дело до него дойдет. Возможно, вопрос с мистером Корамом можно будет решить и другими методами. Что касается остальных, я также хотела бы ознакомиться с их обвинениями, если вам уже передали их с Саратоги. Не могли бы вы переслать их на мой терминал?
- Корам, - шепнула она стоящей поблизости Утаре. – Я была уверена, что так просто он не успокоится!
- А, понятно, - не мигнув и вовсе не изменившись в лице, сказал Лайтман. Особенности кардассианского судебного производства ему были известны. Он хорошо учился в Академии, и знал, что у этой расы свои традиции. Вина каждого представшего перед кардассианским судом уже доказана, суд имеет лишь воспитательное значение для кардассианского народа, призван всякий раз вновь и вновь придавать им уверенность в том, что любое преступление не останется безнаказанным, что каждый гражданин защищен и отомщен. И наказанием является только одно. Печальный и бесславный конец его истории. И виноват он сам. Но теперь это значило, что он должен успеть за эти несколько дней сделать то, что было наиболее важным. События требовали ускорения. И первым делом он должен написать отчет. Координатор собиралась его защищать, но это наверняка будет губительным для ее карьеры.
- Мэм Толан, - обратился он к координатору, - я имею представление о кардассианском суде, и лучше бы вам меня не защищать. Я должен поговорить с вами, не об этом. О другом. Но сначала отчет. Через 2 часа, если у вас будет время.
- Мистер Лайтман, вам лучше со мной не спорить, - заметила Толан. – Я зайду к вам сегодня вечером, и мы все обсудим.
Кадет молча медленно кивнул, развернулся спиной ко всем, подошел к компьютерному терминалу и включил его. Это было не очень вежливо, не по уставу. Так не делают перед командованием, но у него оставалось мало времени на все, что он был должен. Все формальные мелочи теперь больше не существовали.

Корам! Да, бывший мэр Волана II был не из тех, кто прощает обиды. Напротив, люди подобные ему, обладали изумляющей способностью их лелеять, взращивать и превращать в подобие личного штандарта с трагическим девизом. Утара кивнула в ответ кардассианке и негромко сказала, обращаясь к стоящим рядом с ней женщинам:
– Оставим его? Думаю, сейчас мистер Лайтман оценил бы возможность побыть одному.
Мори слегка кивнула советнику, но прежде, чем покинуть комнату, обернулась к Лайтману и сказала:
-Кадет, как старший федеральный офицер на этой станции, я буду оказывать вам поддержку советами и действиями и помогу подготовиться к любым будущим встречам, слушаниям, судам и чему бы то ни было. А пока я прошу вас вдумчиво работать над отчетом, привести мысли в порядок и ни в коем случае не предпринимать никаких действий, не разговаривать ни с кем, кроме родственников и друзей. Помните, что у нас есть время, еще ничего не решено.
Лайтман обернулся к коммандеру. Теперь ему был более понятен смысл слов первого офицера «Саратоги», которые звучали как «может быть вы еще станете офицером, если…». Коммандер Звездного Флота, баджорка Мори Джанир. Наверняка участник баджорского сопротивления во время оккупации. Такая спокойная, компетентная, ответственная и уверенная, готовая помочь и поддерживать. Он так ими восхищался, этими офицерами, и так хотел быть на них похожими. Может быть это получится в иной вероятности, если есть такие вероятности и такие реальности, в которых его аналог с иной квантовой сигнатурой не совершал тех же ошибок. Лайтман готов был сражаться за других и не сдаться до последнего, но за себя не получалось. За себя он теперь должен был успеть сделать другое.
- Спасибо, мэм, - кадет склонил голову, - я благодарен за помощь.
Вверху чистого белого листа документа, открытого для написания отчета, мигал одинокий курсор.

______
+ Артур Лайтман, Мори Джанир, Утара Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 01 04 2016, 11:26:26
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, стыковочное кольцо


Когда три женщины вышли из каюты Лайтмана и дверь в нее закрылась, Мори негромко произнесла:
-Это прошло… не так, как я ожидала. Было похоже, что вас, глинн Толан, подробности дела кадета интересуют больше, чем его самого. Мне совершенно не нравится такой его настрой, - покачала она головой, - Не хватало только, чтобы он самостоятельно попытался исправить ситуацию с кардассианцами, повинился во всем и разрешил делать с собой все, что обвинителям заблагорассудится.
Толан мрачно кивнула:
- Его настрой пугал меня еще на «Саратоге», поэтому я настоятельно рекомендую советнику вправить... кхм, побеседовать с ним и объяснить ситуацию. Надеюсь, что он не будет предпринимать необдуманных шагов – тогда мы сможем разработать защиту и если не доказать невиновность, то хотя бы минимизировать последствия. Конечно, кардассианский суд строг, но и он прислушается к обоснованным доводам. Но я должна точно знать, в чем Федерация обвиняет его и Сатала, чтобы помочь им с защитой. С федеральным судопроизводством я не знакома. Ах да, и еще мисс Уильямс, - о ней кардассианка едва не забыла, настолько внезапным оказался ее арест.
– Я предложу мистеру Лайтману поговорить ещё раз, – сказала Утара, – надеюсь, он согласится. Не люблю давить на людей, к тому же мне кажется, в его случае это было бы особенно неправильно: он не так давно пришёл в себя после лечения и сна, ему нужно обдумать всё случившееся на свежую голову. А вот относительно мисс Уильямс я тоже удивлена: девочка оказалась в сложной ситуации и всё-таки решила вернуться к обучению и к проекту, её бы поддержать, а не арестовывать! Всё, конечно, бывает в жизни, но нельзя же потакать откровенной шпиономании!
- Это не совсем арест… - осторожно ответила Мори, - Скорее руководство хочет обеспечить контроль над мисс Уильямс до тех пор, пока с ней не поговорят и не выяснят все детали ее вовлеченности в произошедший переворот на Волане II. Я могу понять их осторожность, насколько я поняла - эта девушка имеет отношение к маки, а никто в Звездном Флоте не хочет вырастить нового Майкла Эддингтона у себя под самым носом. Но давайте поговорим о мисс Уильямс позже, а сейчас закончим по вопросу мистера Лайтмана и навестим мистера Сатала?
Мори медленно направилась по коридору в сторону следующей каюты, которую им следовало посетить.
- Вы задали вопрос про обвинения, глинн Толан. Вы позволите мне сказать прямо и откровенно, без политических реверансов, даже если услышенное вам может не понравиться?
- Я хочу во всем разобраться, и у меня нет времени пробираться через дипломатические дебри. Так что говорите – эти обвинения я все равно еще не раз услышу.

-Мы знаем, что кардассианцы гордятся своей системой правосудия, - ответила Мори, - но мы в Федерации заинтересованы в том, чтобы наших граждан судили в рамках федерального права. Для простого примера - обвинения мистера Корама против мистера Лайтмана нам не сообщили, и насколько я понимаю ваши процедуры, не сообщат до самого начала суда на Кардассии, что нас, естественно, не устраивает. Мы можем только догадываться, что речь идет о нападении на официальное государственное лицо при исполнении. Поэтому Федерация будет оспаривать требования выдать мистера Лайтмана. На своем уровне я тоже могу этому поспособствовать,  и, честно говоря, хотела бы надеяться на вашу помощь. Если бы мы могли собраться и обсудить, что делать с мистером Корамом… - она вопросительно посмотрела на Утару и Иламу, - Возможно, мы могли бы встретиться завтра утром?
- Это хорошая идея, - согласилась Толан. – У советника получалось с ним общаться… с наименьшими эксцессами. Кардассианская система правосудия знакома мне лучше, чем федеральная, и в данной ситуации я с вами согласна: для мистера Лайтмана будет предпочтительнее, чтобы его судили свои – если Федерация тоже выставила ему обвинения, разумеется.
– То, что мне удавалось общаться с Корамом с наименьшими эксцессами, означает, что он сперва со мной не разговаривал, а потом утверждал, что я его унижаю и запугиваю, – уточнила Утара. – Думаю, при встрече со мной он снова начнёт играть в оскорблённую невинность. Как я понимаю, он всё ещё у нас?
Под словами «у нас» болианка подразумевала «на попечении Федерации».
-Для мистера Корама забронирована каюта на Жилом кольце на несколько ближайших дней, - ответила Мори, - Чем скорее мы с ним пообщаемся, тем лучше, и сперва я хотела бы знать, что он за человек, но сейчас, увы, у нас нет времени его обсуждать, нас ждет следующая встреча. Против мистера Лайтмана Федерация обвинения не выдвинула, но это не значит, что у них нет никаких претензий. Поскольку он еще не офицер, а пока кадет, едва ли они решат устраивать ему трибунал. Скорее это будет комиссия Академии Звездного Флота, которая будет рассматривать действия всех кадетов, которые были на Волане II. Больше всего их волнует возможное нарушение Первой директивы, но максимум, что им грозит - некоторое количество часов общественных работ и исключение из Академии.
- И - закрытие проекта, - как бы между делом добавила Толан, для которой закрытие “Альфы” означало бы собственное фиаско и определенные неприятные последствия. И это не считая уязвленного самолюбия.
-Такая вероятность существует, - вскользь подтвердила Мори.
Все это время было видно, что баджорка старается тщательно подбирать слова, чтобы не сказать ничего лишнего или недопустимого.
Наконец, Мори остановилась возле двери в каюту, точно такую же, как каюта Лайтмана, которую они только что посетили. Здесь тоже стояли два охранника.
-Мистера Сатала проводили сюда с “Саратоги”, - прокомментировала коммандер, - Полагаю, сейчас у него много вопросов о том, что произойдет дальше. Я постараюсь на эти вопросы ответить, хотя это может быть нелегко.
Она протянула руку к небольшой панели возле двери и нажала сигнал оповещения, что кто-то пришел.
_____________
С Иламой и Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 01 04 2016, 15:38:10
25 августа 2384 года, 16:00-18:48
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека -> “Кварк’с”.


Освальд одним из первых прошёл через шлюз и, поприветствовав о чём-то разговаривающих коммандера Мори и глинна Толан, направился в свою каюту. Как и предполагал Тенек, спать кадету не хотелось, что его самого не особо беспокоило. Несмотря на некоторую спутанность мыслей, он твёрдо решил заняться тем, о чём думал ещё до возвращения. Освальд достал падд и собирался уже заказать ещё одну кружку рактаджино, но потом подумал о том, что в каюту может войти сосед и снова начать учить жизни. Решив не давать Тенеку возможности внести свой вклад в и без того испорченное событиями на планете настроение, кадет отправился в "Кварк'с".
Заняв один из столиков в самом углу на верхнем ярусе, он заказал у не понятно откуда появившегося официанта-ференги самую большую кружку рактаджино и самую большую плитку шоколада, после чего откинулся в кресле и закрыл глаза, пытаясь хоть как-то структурировать хаос у себя в голове.
Коммуникаторы обеспечивают связь на подпространственных частотах, причём под это выделен определённый диапазон частот, который и отслеживает по умолчанию система связи, но ведь и другие частоты за пределами этого диапазона используются: дипломатические каналы связи имеют собственные частоты, например. Всё это должно быть видно на корабельных сенсорах. По крайней мере, если сенсорами пользоваться и знать что именно искать. Может в этом и дело? Никто на борту катера не знал, что Самрита предпримет внизу, поэтому ничего и не получилось. Очевидно, это проблема взаимодействия, которую надо попытаться решить, если этот проект вообще должен продолжать существовать.
Освальд взял падд и внёс в текстовый файл:
"Если связь блокируется, группе высадки надлежит настроить персональный коммуникатор на приём и передачу на одной из следующих частот. Передавать 15 минут. Если связь не установлена, перейти на следующую частоту из списка."
Оставив место для продолжения, он дописал чуть ниже:
"Оставшимся на катере следует ожидать связи на одной из указанных выше частот и непрерывно отслеживать диапазоны на сенсорах. При обнаружении попытки связи, выделить частоту узкополосным фильтром и использовать её для связи с группой высадки."
Казалось бы, мысль банальна, но Освальд не припоминал, чтобы в Академии об этом рассказывали. Наверное, обобщить частный вывод на все возможные ситуации не удалось, ведь помехи связи могут захватывать любые подпространственные частоты. К тому же, не исключено, что на разных звездолётах уже сложились свои внутренние правила поведения в таких ситуациях, применимые в том окружении, в которое чаще всего попадал экипаж.
Проведя около двух часов, внося разные изменения и дополнения, кадет почувствовал, что с него хватит. Дальше теоретизировать было бессмысленно, нужны испытания, например, в голокомнате, а ещё лучше - на реальном оборудовании. В одиночку этим заниматься было невозможно, но ведь у него уже был напарник. Точнее напарница.
- Освальд вызывает Самриту, - сказал он, нажав на коммуникатор, - Давай вместе позавтракаем утром. Хочу кое-что обсудить.
- Да, хорошо, - мгновенно ответила девушка. - Странно, что нас еще не собрали на общее совещание, - пожаловалась она. - Я так и не знаю, что там с Артуром и Саталом... Ладно, давай завтра все обсудим!
- Ага. Зайду за тобой после семи утра. Конец связи.
Освальд откинулся на спинку стула и снова закрыл глаза, наконец-то расслабившись.
________________________
При участии Самриты


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 04 04 2016, 10:09:31
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет.


В медотсеке «Саратоги» на запрос Тенека о статусе пациентов из проекта «Альфа» ответили, что теперь они в ведении лазарета станции Deep Space 9. Рассудив, что в любом случае медицинские данные по ним передали туда же, Тенек занёс свои вещи в каюту и сразу же после этого направился в лазарет.
В лазарете всё было спокойно, вечерняя смена не спеша занималась текущими делами, в приёмной не было видно никого из пострадавших участников «Альфы». Санитар Дука с полным отсутствием энтузиазма на лице заполнял какие-то формы на терминале, сестра Эвен просматривала данные на другом. Прошло всего трое суток, но суток очень насыщенных, и Тенек почувствовал удовлетворение от того, что вернулся после недавних событий именно сюда – к людям, на которых в некотором роде уже привык полагаться.
– Долголетия и процветания, – сказал он с порога.
В ответ на слова Тенека баджорка подняла голову, ее круглое лицо сразу осветила улыбка. Санитар Дука тоже сразу начал выглядеть гораздо более заинтересованным.
– Вы вернулись! - воскликнула сестра Эвен, - Мы очень рады вас видеть! Как прошло ваше задание?
– Своеобразно, – ответил Тенек, размышляя о том, должен ли он держать в тайне случившееся на Волане II, или же тамошние события уже стали достоянием гласности. Конечно, прежде чем идти в лазарет, следовало просмотреть новости – со стороны стажёра это было явным упущением. Впрочем, если персонал лазарета уже получил данные с «Саратоги», наверняка они не в полном неведении.
– Сюда должны были поступить данные о состоянии здоровья нескольких участников проекта, – сказал Тенек, – Я хотел бы с ними ознакомиться.
– Кто вас интересует? - наморщила лоб Эвен, - Из нового у нас только карты двух ваших новых участников - мисс Уильямс и мистера Тенмы, но они поступили через несколько часов после вашего отлета. Дука, - она обернулась к санитару, - ты ничего не пропустил? Ничего нового не приходило сегодня?
Баджорец пожал плечами и вернулся к формам.

Это было странно. Это было очень странно: Тенек сомневался, что такой инцидент можно замолчать, кроме того этот случай на планете в нейтральной зоне по его мнению не стоил того, чтобы скрывать медицинские сведения и не вносить новую информацию в медицинские карты участников проекта «Альфа». По представлениям Тенека, после прибытия «Саратоги» к станции должно было прийти обновление информации для карт Тенмы, Сомерса, Лайтмана и Кейры.
Вулканец задумчиво посмотрел на баджорку и сказал:
– Меня интересуют обе карты.
Пока он решил начать с этого: ознакомиться с картами новых участников нужно было в любом случае, кроме того он хотел проверить, отображена ли в карте Тенмы информация о его избиении – тогда можно будет посмотреть и карты старых участников: возможно, новая информация обнаружится и там, хотя Тенек сильно сомневался в том, что она могла появиться, минуя персонал лазарета. Вулканец скорее поверил бы в появление возле станции новой аномалии, чем в то, что кому-то поднадобилось вносить подобную информацию в карты тайно, но как известно во Вселенной теоретически возможно всё или почти всё.
Эвен встала со своего места и уступила его Тенеку.
– Карту мисс Уильямс прислали из Академии Звездного Флота, а карту мистера Тенмы - напрямую с Кардассии, от его семейного врача. Мы, конечно, все посмотрели, но не нашли ничего странного у обоих. Никаких аллергических реакций и скрытых проблем со здоровьем, ничего такого… А почему вы беспокоитесь об их состоянии?
– Я не беспокоюсь, это – моя работа, – возразил ей Тенек.
И это была правда – было бы странно, если бы он не ознакомился с картами новых участников при первой же возможности. Вот в отношении старших по званию или новых офицеров станции – тех, чьих карт у него не было, когда он читал документацию по распоряажению доктора Камарго – ему придётся спрашивать разрешения у коммандера Мори, за неимением главы медцицинской службы, а рядовые участники проекта и без того по мнению Тенека находились в его ведении. По умолчанию.
Он изучил карты Уильямс и Тенмы, отметив, что карта Тенмы не дополнена последними данными. Это ему не понравилось. Впервые оказавшись на Саратоге он первым делом поинтересовался состоянием пострадавших коллег, но не решился вмешиваться: в конце концов он сам предоставил их заботам врачей зведолёта, когда решил задрежаться на планете, и теперь оставалось только доверитсья их компетентности и ознакомиться с предоставленными ими данными. Чего Тенек не ожидал – это того, что этих данных не будет. Он бы понял, если бы его предупредили о секретности событий, он бы стал возражать, если бы при этом ему отказались предоставлять медицинскую информацию, но такого положения вещей он не понимал.
Эмоциональные… Эта мысль была похожа на предубеждение, но в такой ситуации удержаться в рамках объективности было сложно.
– Я буду в лаборатории, – сказал он сестре Эвен. – Если буду нужен, вызывайте.

– Я просто имела в виду… - начала Эвен, чьи щеки начал заливать румянец, - Что обычно, если спрашивают о новых данных по состоянию здоровья, это значит, что что-то произошло. Это как с температурой - когда мы говорим “есть ли у вас температура?” это не значит, что мы подозреваем, что у кого-то ее действительно буквально может не быть… У вас же никто действительно не пострадал?
– Эвен, перестань, - поморщился Дука, - Не надо пытаться быть друзьями со всеми врачами, под которыми тебе приходится работать. Иначе будет так же, как с доктором Тэйном. А с “Саратоги” карты могли еще просто не прийти. Корабль все еще здесь, значит, скоро мы все получим. А если кому-то не терпится… ну, с этим тоже можно что-то сделать. Как вы смотрите на то, что к утру карты будут у вас, а?

Не секретность, не перегибы конспирации, а простая безалаберность эмоциональных, иными словами, – самое последнее, что могло прийти Тенеку в голову! Нужно было это учитывать, а не пытаться логически осмыслить атмосферу всеобщего недоверия, которая буквально пронизывала пространство в области конфликта.
Тенек ответил санитару:
– На такую задержку я смотрю отрицательно, особенно если мне было сказано, что последние материалы уже находятся в ведении данного медицинского учреждения. Также позволю себе вас поправить: ни для вас, ни для мисс Эвен я начальником не являюсь. Это может измениться только в случае экстренной медицинской ситуации или в случае зачисления меня в штат данного лазарета в качестве врача.
С этими словами он направился в лабораторию. Перед самой дверью во внутренние помещения лазарета вулканец обернулся. Безусловно, если бы информация об инциденте была секретной, его бы поставили об этом в известность и потребовали сохранения тайны, если этого не сделали, значит, сохранения тайны не требуется. Собственные сомнения на этот счёт показались ему теперь недостаточно обоснованными, хотя если люди допускают ошибки в одном, они могут допустить их и в другом.
– Кто-то пострадал, – констатировал он. – Смертельных случаев нет, случаев потери эффективной дееспособности нет.
«Есть случай несвоевременного информирования лиц, ответственных за жизнь и здоровье участников проекта», – добавил он мысленно, но вслух говорить не стал: в другой форме это было уже озвучено.
В этот раз Эвен и Дука промолчали, пока Тенек не скрылся в помещении лаборатории.
– Фууух! - выдохнул санитар.
– Почему он так холодно со мной разговаривал? - трагически прошептала Эвен, прижимая ладони к пышной груди, - Он совсем не такой, каким я его помню по нашим прошлым встречам. Я думала, мы уже подружились, у нас были такие интересные разговоры…
– О чем я тебе и говорю, - проворчал Дука.
_____________________
С Эвен и Дукой.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 04 04 2016, 10:22:47
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, каюта Энн Уильямс на «Саратоге», станция ДС9


- … А помнишь, что у нас планировался какой-то геологический проект? Я ведь именно на него собиралась и думала, что мы сразу туда полетим, а теперь придется на станцию возвращаться. Только время потеряем! А если проект и вовсе закроют?.. - делилась своими сомнениями Энн. На другой стороне коммуникатора ей периодически отвечала Самрита Баккер, но чаще ограничивалась короткими «угу» и «конечно».
В отличие от остальных, Энн достаточно быстро выбросила из головы события, непосредственной участницей которых она стала. Убедившись, что с ее семьей все в порядке, она смогла со спокойной душой погрузиться в проект. А вот остальные его участники казались крайне озабоченными, и за семь часов полета до ДС9 Энн так и не смогла ни с кем поговорить, кроме разве что Самриты, да и то через коммуникатор. Судя по голосу, кадет Баккер была расстроена и погружена в свои мысли.
- Не закроют, - отозвалась Самрита, но особой уверенности в ее голосе не слышалось.
- А Артура и Сатала правда могут арестовать, как ты думаешь? – задала терзавший ее вопрос Энн.
- Я не знаю, Энн, - устало вздохнула девушка на том конце связи. – И мы уже почти прилетели. Лучше поговорим сегодня вечером за ужином.
Энн вскочила со свой койки и подошла к окну – станция Deep Space 9 была уже совсем близко. Прежде она не видела ничего подобного и была поражена ее размахом и необычным внешним видом. Она много слышала об истории этой станции и теперь хотела сама к ней прикоснуться, поэтому с нетерпением наблюдала, как «Саратога» швартуется к пилону. Сумка была уже собрана, кровать заправлена, а форма отглажена. Она уже хотела было направиться к шлюзу, как двери ее каюты разъехались.
Неожиданным гостем на пороге оказался мужчина в форме офицера службы безопасности. Сложив руки за спиной, он смотрел куда-то поверх головы девушки безразличным взглядом.
-Мисс Уильямс? - уточнил он, - Мне поручено сопроводить вас к шлюзу.
- Да, конечно, - кивнула Энн и потянулась к свой сумке, но застыла и недоверчиво обернулась на офицера службы безопасности. Его лицо ничего не выражало, и он проигнорировал вопросительный взгляд девушки. – А… А почему вам это поручено? Я и сама могу дойти!
Что-то в появлении этого молодого человека ее смущало.
-Мне не объяснили приказ, мисс, - ответил офицер, - Только просили передать, что на станции вам все объяснят. Пройдемте со мной, пожалуйста.
- Это что, всех кадетов так встречают? - попыталась пошутить Энн, но на лице офицера не дрогнул ни один мускул. - Хорошо, идемте, - покорно согласилась она и последовала вслед за молодым человеком, все еще удивленно на него поглядывая.
Возле шлюза они были одними из последних выходящих пассажиров.
-Мисс Энн Уильямс? - снова кто-то окликнул девушку.
Кажется, у окружающих это начинало становиться дурной привычкой. Может, следовало не отвечать больше?
В коридоре у выхода из шлюза стояла высокая женщина в форме офицера безопасности - вулканка с длинными, собранными в высокий хвост волосами.
-Добро пожаловать на ДС9, - произнесла она, - Я покажу вам вашу каюту.
На звездолете Звездного флота Федерации ромуланец Ракар летел в первый раз, но ему была известна планировка такого корабля он без труда находил нужный путь, тем более что в каждом коридоре и без того висел интерактивный план звездолета, по которому можно было все найти. Из вещей на нем была только форма и надежно закрепленный в рукаве нож. Получив оповещение о высадке на станцию, он, без особенной спешки отправился к стыковочному шлюзу, все еще с интересом рассматривая по пути этот корабль, который 7 часов часов назад не было никаких ни сил ни желания рассматривать. Все остальные участники проекта Альфа, видимо, уже вышли на станцию до него, либо все еще задерживались, он нагнал только Энн Уильямс, которую сопровождал федеральный офицер с желтыми знаками различия, свидетельствующими о принадлежности к службе безопасности или инженерной службе. Ромуланец не спеша следовал за этими двумя, и от его внимания не ускользнуло то, что и на станции земную девушку встречал еще один офицер уже местной службы безопасности. Снова вулканцы, опять и снова вулканцы. Кажется, он уже начал к этому привыкать. Но интереснее всего было то, что его самого никто не встречал еще тогда, пару дней назад, по прибытию. Еще тогда он так посмеялся над методологией федеральной безопасности, а теперь землянку сначала вели, а потом встречали. И ему, как офицеру самой лучшей и компетентной в галактике организации разведки – было совершенно ясно, что это значит. Только ему не совсем было понятно, почему это происходит именно с Энн Уильямс, а не в частности с ним самим. Выйдя из шлюза на станцию, он встал с ними рядом и решил присоединиться к этой процессии.
- Доброго дня, - поприветствовал он вулканку, также кивнул и Энн. – Вы не возражаете, если и я к вам присоединюсь? Каюты нашей группы должны быть в одном коридоре, а я пока не точно помню план Дип Спейс 9.
Конечно же, план станции был ему известен, но ему нужен был предлог.
 - А, мистер Ракар! – знакомое лицо обрадовало Энн. Ведь именно ромуланец помог ей спасти отца, и к нему она питала наибольшую симпатию из всей группы. – Конечно, кхм… Если мои сопровождающие не возражают, - она выразительно изогнула бровь, давая понять, что сама не слишком хорошо понимает, что происходит.
-Разумеется, - ответила вулканка, - Вам дорогу я тоже могу показать. Мисс Уильямс, коммандер Мори просит вас пока оставаться в своей каюте. Сегодня вечером она зайдет к вам и все объяснит, а также ответит на все ваши вопросы.
И действительно, служба безопасности была тут не зря. Но как-то Ракар не предположил заранее, что такое может случиться.  Не предвидел, не предугадал. Его упущение. Ему это не нравилось. Интересно, а знала ли заранее Квинтилия Перим о том, что предстоит на станции для этого участника проекта? Или тоже не могла такого предположить? В любом случае, все эти вопросы следовало выяснить. Кто-то сильно подставил их всех, это был умысел, тщательно разработанный заранее, отлично спланированный, прекрасно сыгранный. Об этом следовало думать, это следовало анализировать, это следовало раскрыть. Квинтилии была важна судьба этого товарища по проекту, как еще одной частицы их флота. Они заботились о своих товарищах и не бросали их. И ему понравилось работать в этой команде.
Ракар кивнул вулканке, бросил внимательный взгляд на Энн и отвел глаза. Вопросы он задаст не в присутствии охраны.
- То есть, я под арестом? – Энн не смогла сдержать удивления в голосе. – Я думала, это грозит только Артуру и Саталу... А могу я поинтересоваться, за что? Или для этого мне тоже придется ждать вашего коммандера?
«Надо было оставаться дома! - с какой-то грустной иронией подумала она. – «Все было бы проще».
Они спустились на турболифте на несколько уровней и продолжили движение.
-Официально это не арест, - бесстрастно ответила вулканка, довольно быстрым шагом направляясь по коридору, - Но вы были классифицированы, как угроза безопасности на станции, поэтому мы просим вас подождать до выяснения всех обстоятельств. Коммандер Мори придет, как только закончит более важные встречи, ожидание не должно занять более, чем два часа.
Наконец, она остановилась возле одной из неприметных дверей.
- Каюты остальных участников и ваша, мистер Ракар, находятся далее по коридору, а эта - ваша, мисс Уильямс. Располагайтесь, а если вам что-то понадобится - я буду за дверью. Согласно распределению, которое прислала госпожа Толан, у обоих из вас пока не будет соседей.
- Видите, Ракар, я представляю угрозу безопасности! – округлила глаза Энн. Эта ситуация начинала ее смешить. – Я понимаю, что в столовую меня тоже не выпустят? Хорошо, хорошо, - девушка пожала плечами, – буду ждать вашего коммандера Мори. Ракар, передавай остальным привет от меня. Хотя мы так и не успели нормально познакомиться… Ладно, неважно, - она нахмурилась, думая о чем-то своем. – Надеюсь, скоро все станет понятно.
«Угроза безопасности на станции». Как интересно. Как все интересно закручивалось, и эта часть федеральной истории была ему не слишком хорошо знакома, лишь в общих чертах. В голосе девушки звучал сарказм, обида, разочарование, она защищалась таким вот специфическим эмоциональным способом. В ее голосе не звучало вины, хотя легко было определить и отличить друг от друга различные эмоциональные состояния истинно виновного и невиновного. Легко, если тот не был профессионалом. Вряд ли Энн Уильямс была профессионалом в таком вопросе. Хотя, ни в чем нельзя быть уверенным. И не стоило делать выводы слишком поспешно. В этой ситуации он должен был разобраться.
- Благодарю за указание направления, - сказал он вулканке, - Энн Уильямс разрешены посещения? Прежде чем пойти к себе, я хотел бы составить ей компанию. Это возможно?
Никогда ромуланцы не откладывали в долгий ящик решение серьезных и срочных вопросов, если на то требовалось немедленное выяснение. Ракар не терял времени, никогда. Он был профессионалом.
Вулканка сдержанно кивнула.
-Коллегам по проекту и родственникам официально разрешены посещения.
Ромуланец кивнул и посмотрел на Энн Уильямс:
- Тогда, если вы не против, у меня есть к вам дело.
__________
+Самрита, Энн Уильямс, и офицеры СБ


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 04 04 2016, 15:38:45
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет.


В лаборатории Тенек подсел к терминалу и отправил на «Саратогу» повторный запрос, затем открыл базу данных и вызвал личное дело мистера Сатала и его медицинскую карту по каналу Вулканской академии наук. Тут был порядок. Порядок, к которому Тенек привык: точный, отлаженный, который воспринимался как естественный фон бытия… и нарушения которого в теперешней жизни, работали как камень, о который вдруг спотыкаешься на знакомой дороге или как непредсказуемые капризы погоды, которые держат в постоянном напряжении.
Он выполнил рутинную процедуру регистрации (что бы ни решили потом, в данный момент Сатал числился участником проекта) и поймал себя на смутном недовольстве, на ощущении некоторого предубеждения к мистеру Саталу. Причём дело было вовсе не в его проступке: в конце концов, об этом проступке Тенек не знал почти ничего и не торопился делать какие-либо выводы.
 
Дело было в шевельнувшейся в душе ревности: этот землянин, которому абсолютно необязательно было всё то, чему учились вулканцы, получил всё это почти с самого рождения, а значит и преуспел в этом гораздо больше, чем любой из его вулканских сверстников. Странное дело, Тенека прежде никогда не задевало, если представители эмоциональных рас занимались духовными практиками и преуспевали в этом. Во время обучения на Земле, мистер Чатурведи – один из его земных преподавателей – представил Тенека его сверстникам, сочетавшим обычные деловые и повседневные интересы с традиционными духовными и физическими практиками, а также нескольким весьма почтенным духовным лицам. Молодые люди были свободнее вулканцев эмоционально, но при этом сдержаннее обычных землян, а их умения не слишком сильно отличались от  вулканских (исключая разве что телепатию). Что касается почтенных жрецов, то глубина их отрешения от всего несущественного поражала воображение (хотя и в этом был свой особый, земной оттенок), особенно учитывая их возраст. Все, кого встретил Тенек были в возрасте от шестидесяти до восьмидесяти лет – возрасте, в котором вулканцы, как правило, ещё даже не вступают в пору эмоциональной зрелости.
Но все они делали выбор в пользу максимального развития духовных и физических способностей сами, осознанно, уже будучи взрослыми или по крайней мере подростками – это не только примиряло Тенека с их выдающимися достижениями, но и вызывало глубокое уважение: этот выбор был для них не обязателен, не навязан особенностями их природы, и всё же они его делали.
А мистер Сатал, должно быть, даже не задумывался о другом выборе, он получил всё и сразу. Это вызывало смутный, подспудный протест – несправедливый и нелогичный, а вместе с ним появлялось и недовольство собой, к сожалению, вполне логичное. Похоже, этот бесконечный день, с каждым часом делал вечернюю медитацию Тенека всё длиннее, а время, назначенное для сна, всё короче. Сокращение времени сна было не так уж важно: всегда оставался в запасе глубокий расслабляющий транс, он позволял на время отложить потребность в шестичасовом сне, а вот медитацию было не обмануть.
 
Вулканец решительно отодвинул за пределы текущего момента всё несущественное и проверил, нет ли ответа от Саратоги. Ответа не было. Стажёр взял медицинский сканер и трикодер и запросил у компьютера местоположение кадетов Кейры, Сомерса, Тенмы и Лайтмана. Если медицинские данные не идут к врачу, тогда врачу следует отправиться за медицинскими данными.
Согласно показаниям компьютера, кадетов Кейры и Соммерса на станции не было, Артур Лайтман находился в назначенной ему еще при прибытии каюте, а кардассианец Джез Тенма - в одной из кают Жилого кольца.
______________

исключительно в обществе компьютера


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 04 04 2016, 16:52:52
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, каюта Энн Уильямс на «Саратоге», станция ДС9


Энн кивнула и проследовала в свою каюту. Или камеру? Каюта все же предполагает свободное перемещение и отсутствие охраны у дверей. Она швырнула сумку на пол, а сама забралась с ногами на кушетку.
- Располагайтесь, мистер Ракар! Чувствуйте себя, как дома! – девушка даже не сдерживала раздражения в голосе, хоть оно и было направлено не на ромуланца. Она отвернулась к стене, чтобы сделать несколько глубоких вздохов, и через пару мгновений заговорила уже более спокойно: - Так какое у вас было дело?
Ракар прошел вслед за Энн в ее каюту и остановился у двери, когда ее створки закрылись. Он внимательно наблюдал за Энн и ее эмоциональными реакциями, и, наконец, когда она задала свой последний вопрос, он приподнял вверх руки открытыми ладонями:
- Для начала я попрошу вас, Энн Уильямс, не воспринимать меня как сотрудника моей службы, ни как врага, ни как противника. – Памятуя о недавнем случае на планете, которое, надо сказать, изрядно его повеселило, он решил перед своими вопросами сделать это очень важное уточнение.
- Прошу также поверить в мои добрые намерения. У меня есть вопросы к вам. Дело в том, что командир нашей группы ясно дала понять, что здесь, как я понимаю, по крайней мере – здесь, на этом проекте, никому из нас не должна быть безразлична судьба товарищей, участников. Поэтому, я хотел бы обсудить то, что с вами случилось, прежде чем мы поймем, что с этим делать. Если вы предпочтете сначала привести себя в порядок, я подожду, и после мы продолжим.
Энн удивленно посмотрела на ромуланца:
- У меня и в мыслях не было вас в чем-то подозревать! Это же не вы меня сюда посадили… Не вы же? – она полушутливо посмотрела на Ракара. – Я бы и сама с удовольствием обсудила, что со мной случилась, но… я и правда не понимаю, в чем меня обвиняют. И это после того, как взяли в проект! По-моему, это немного нечестно, - обиженно закончила она.
Ракар хотел хмыкнуть, но сдержался. Вместо этого он прошел дальше по каюте, остановился напротив Энн и скрестил руки на груди.
- Верно. Это не я. Но так работают все спецслужбы. С разницей в некоторых нюансах, но все же сходства велики. Энн Уильямс, я буду с вами предельно откровенным. Очевидно – экипажу корабля USS «Саратога» стало известно, что изначально вы тоже держали в руках оружие и стояли  в охране вместе с человеком по имени Михай, когда нас закрыли в ангаре.  И теперь они по своему трактуют ваши намерения и цели. А также это может быть связано с историй взаимоотношений людей вашей планеты и Федерацией. С тем, что вчера случилось на вашей планете. Скажите мне, как вы видите свое собственное будущее? Оно вместе с Федеральным Звездным флотом, в Академии которого вы учились, или оно где-то еще? Насколько я понял, ваше решение все еще не определено. Это верный вывод?
- Так вот в чем дело! – воскликнула Энн и тут же помрачнела. – Я… не думала, что об этом инциденте вспомнят. Ведь я вас выпустила и помогала вам… К тому же, я уверена, что отец ничего плохого бы вам не сделал и вернул бы на катер, как только включилась бы связь и телепортация, - принялась оправдываться она. – Никто не пострадал, не считая, кхм, Михая, и… Я не понимаю, - нахмурилась Энн, - откуда об этом вообще узнали, причем так быстро? А что касается моего участия, - она сложила руки на груди в защитной позе, - то еще на планете я приняла и озвучила свое решение! И будь оно другим, меня бы здесь не было!
- Вспомните офицера на площади, который добрался до упавшего ховеркара, и вам все станет ясно, - бесстрастно сказал ромуланец. – И – благодарю вас. Да, вы нас выпустили, да, вы нам помогали. Я понял ваши намерения и цели. Мы будем действовать в вашу защиту.
Ракар сделал паузу, оценивая реакцию на свои слова. Он не спешил ни верить, ни доверять. Лично для него все это представлялось куда более многогранным, и свои выводы он не спешил озвучивать даже для себя. Связь с собственным командованием он тоже решил отложить на время, во-первых, потому, что его отчет должен быть полным и информативным, во-вторых, потому, что как минимум Федеральный корабль был все еще пристыкован к станции.
- Я не наблюдаю здесь репликатора, - продолжил Ракар, - если вы дадите мне точные названия, то мог бы принести вам поесть.
- Федерация! – хмыкнула Энн. – Если бы я знала, что все так и будет, я бы еще подумала над своим решением. Хотела бы я знать, что сейчас происходит на Волане II! Черт, мне стоило подумать лучше еще тогда, но я понятия не имела, что Федерация обвинит меня… да я даже не знаю, в чем меня формально обвиняют.
Она закусила губу и вновь отвернулась, собираясь с мыслями.
- Вы правда пойдете за едой для меня? – недоверчиво переспросила девушка после небольшой паузы, решив подумать о судьбах мира потом. К тому же слова Ракара напомнили ей, что ела она еще много часов назад на «Саратоге». – Это очень мило… Хм, я бы хотела что-нибудь простое… Бифштекс с запеченным картофелем и лимонад, например. Если только вам и впрямь не сложно!
Ромуланец широко улыбнулся. Энн Уильямс произносила слово «Федерация» с оттенком, очень похожим на оттенки всех тех на планете Волан II.  И этот оттенок был противоположным к тому, как его произносили настоящие федеральные патриоты. Все было слишком неоднозначно. И он не имел права ни в чем ее здесь убеждать. Это дело федератов, и особенно его командира. Той, которая взяла на себя такую ответственность.
- Я не занят, скоро принесу, - кивнул Ракар. – А вы тут пока не отчаивайтесь.
Он развернулся и вышел из ее каюты, на выходе не обратив никакого внимания на вулканку у двери.
_____________
И Энн Уильямс


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 04 04 2016, 18:23:58
25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


Дверь открылась почти сразу: Сатал, в самом деле имевший множество вопросов, проводил ожидание в медитации и, услышав звонок, сам поспешил выйти навстречу.
- Долгой жизни и процветания, - поприветствовал он троих женщин на пороге. Иламу Толан, координатора проекта, и советника Утару Рилл он уже знал, а сопровождавшую их баджорку видел впервые. Можно было предположить, что это и есть коммандер Мори, о которой его предупреждали. В целом, это выглядело как довольно внушительная делегация.
Вулканец отошёл от двери, пропуская пришедших в каюту.
-Добрый вечер, мистер Сатал, - ответила Мори своим спокойным, слегка отстраненным, но крайне вежливым и доброжелательным рабочим тоном, - Добро пожаловать на ДС9.
Оставалось только гадать, сколько раз в день ей приходится произносить эту фразу.
-Меня зовут коммандер Мори Джанир, эта станция находится под моим руководством, кроме того, по поручению адмирала Солока я наблюдаю за проектом “Альфа”. Полагаю, сейчас у вас есть некоторые вопросы - вы можете адресовать их мне. Глинн Толан и госпожа Рилл присутствуют здесь как ваше непосредственное руководство в проекте, обсуждать что-то без их присутствия мне кажется не корректным.
- Добрый вечер, мистер Сатал, - координатор зашла внутрь вслед за Мори и оглядела «камеру» заключенного. Этот арест можно было считать улучшением жилищных условий – если раньше длинную узкую комнату кадетам приходились делить, то теперь она находилась в полном распоряжении Сатала. – Добро пожаловать на станцию, - дежурно произнесла Толан и, наконец. Перевела взгляд на Сатала. – Вам предстоит находиться в этой каюте до судебного разбирательства, и я была бы благодарна, если бы обошлось без эксцессов вроде очередного побега. У вас будет время подготовиться и изложить вашу версию событий в отчете. Коммандер Мори разбирается в судебной системе Федерации лучше меня, она сможет стать вашим контактным лицом по этим вопросам.
Сатал склонил голову в знак того, что он понял сказанное.
- Я не собираюсь сбегать, глинн Толан, - сообщил он кардассианке. - То, что я сделал, я сделал в силу крайней необходимости, хотя это не отменяет того, что я нарушил запрет. Но сейчас никакой необходимости сбегать у меня нет, что же касается ответствености за свой поступок, я готов её нести в полном объёме. Ещё с Саратоги я связался с родителями и поставил их в известность, они собираются прибыть на станцию. Скажите, уже известно, где меня будут судить и что меня ждёт?
Сатал перевёл ожидающий взгляд с Иламы Толан на Мори.
Мори нахмурилась.
-С вами уже кто-то разговаривал до меня? - обеспокоенно спросила она, - Возможно, кто-то с “Саратоги”? Вас запугивали, давили на вас, вынуждали что-то рассказывать или молчать о чем-то, угрожали судом? Кто это был? Мне нужно знать все детали.
- Угрожали? - непонимающе переспросил Сатал. - Нет, я говорил только с родителями. Но ведь я спустился на планету после разрыва дипломатических отношений, не имея на то разрешения, к тому же обездвижив начальника транспортерной. Логично предположить, что мне будут предъявлены обвинения и, возможно, не только со стороны Федерации, а тот факт, что я нахожусь под арестом, это подтверждает.
Сказав это, Сатал снова повернулся к кардассианке:
- Я приношу свои извинения, что создал проблемы проекту, надеюсь, оставленное мною письмо их минимизирует. И… мне также хотелось бы поговорить с советником Рилл, попозже.
– Если вам это удобно, мы могли бы поговорить прямо сейчас, – сказала в ответ болианка.
Вулканец оглядел своих гостей.
- Я не уверен, что сейчас подходящее время для обсуждения, - ответил он с некоторым сомнением. - Разговор касается человека, оставшегося на Волане, из-за которого я, собственно, и спускался вниз. Но в данный момент для начала мне бы хотелось понять, что же всё-таки меня ждёт, потому что без этой информации я вряд ли могу обсуждать что-либо ещё или строить какие-то планы.
– Я имею в виду: как только мы закончим общий разговор, – поправилась Утара, улыбнувшись педантичности молодого человека.
- В таком случае, я полагаю, это приемлемый вариант, - согласился Сатал и снова посмотрел на Мори, ожидая, наконец, услышать ответ на вопрос о своём будущем.
-В таком случае, - снова взяла слово баджорка, - в первую очередь я хотела бы посоветовать вам пока воздержаться от собственных заключений. Логика - отличная штука, но это всего лишь инструмент, с помощью которого можно соединять отдельные точки информации и получать адекватную, ничем не замутненную картину. Проблемы начинаются там, где мы видим всего две точки и уже готовы провести прямую, но не учитываем множество факторов, за которыми может прятаться гораздо более изощренный узор. Поэтому давайте пока не будем забегать вперед и беспокоиться о том, о чем речь пока совсем не идет. Проще говоря, никто пока не знает, что с вами делать, мистер Сатал. Все, что у Звездного Флота есть - это шеф транспортерной, который пока еще не выдвигал личных обвинений, и факт вашего побега, серьзность трактовки которого пока не до конца понятна и будет зависеть от реакции Кардассии на все произошедшее в системе Волан. О суде пока никто не говорит. Скорее под вопросом будет ваше дальнейшее участие в проекте.
- Адмирал Нечаева так разозлилась на побег Сатала, что было похоже, что она готова его казнить… или меня… Хотя вы же в Федерации так не делаете, - усмехнулась Толан. – В любом случае, на «Саратоге» нам не дали никакой дальнейшей информации относительно будущего Сатала. Надеюсь, коммандер, вы правы, и ничего серьезного ему не грозит. Что касается вас, мистер Сатал, не забудьте рассказать в вашем отчете о том человеке, ради которого вы спустились на поверхность. Так рассказать, чтобы это объяснило ваш поступок, а не ухудшило положение, - координатор выразительно посмотрела на молодого человека.
- Я подробно изложу ситуацию и мои мотивы, - ответил вулканец. Собственно, это было всё, что он мог сделать в данном случае. И, кажется, теперь он мог задать другой интересовавший его вопрос: - Я также хотел бы узнать насчёт Артура Лайтмана. Каково его положение?
-Серьезнее, чем ваше, - коротко ответила баджорка, - Но не думаю, что мне будет этично вдаваться в детали, все-таки это достаточно личное. Если хотите, можете сами с ним связаться и спросить. Как и на борту “Саратоги”, мы не ограничиваем вашу связь, также вас могут посещать друзья и родные. Мы обеспечим своевременную доставку еды из Реплимата, что же касается участия в ближайших занятиях проекта “Альфа”, - она посмотрела на Иламу Толан, - то нам с госпожой глинном еще следует это обсудить.
- Обсудим, - кивнула Толан. – Все равно я собиралась устраивать общее собрание для кадетов. Вам вся необходимая информация будет передана, мистер Сатал.
Слова Мори Сатала насторожили. Он не мог себе представить, что может быть такого, чтобы это считать личным и отказаться ему сообщить. Что-то хуже трибунала? Возможно, Утара ответит на этот вопрос?
Однако советник не вступила в разговор и ничего не добавила к уже сказанному: сведения  коммандера Мори и глина Толан намного превосходили её собственные, и ей совсем не хотелось ни попусту обнадёживать, ни попусту пугать Сатала.
-У вас есть еще какие-то вопросы, касающиеся именно вас? - спросила коммандер Сатала.
Вулканец на мгновение задумался.
- Думаю, я понял положение дел. Если только у вас нет ещё какой-то дополнительной информации.
- На данный момент нет, - покачала головой Толан. – Отдыхайте, готовьте отчет и готовьтесь сами. Если вам что-то понадобится от меня, вы всегда можете ко мне обратиться. Полагаю, это же касается коммандера Мори и советника Рилл.
Она коротко кивнула Саталу и направилась к двери.

__________________________________
Я, Мори, Илама, Утара.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 05 04 2016, 11:45:54
25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо


Покинув каюту молодого человека с Вулкана, Мори и Толан снова остановились в коридоре.
-Далее по плану у меня была встреча с мисс Уильямс, - заметила коммандер, - Вы предпочитаете провести ее сейчас или подождать, когда советник сможет к нам присоединиться?
- Как мне показалось, советнику лучше говорить с кадетами наедине. Так они смогут открыться больше, чем при делегации из трех человек. Полагаю, она сможет зайти к мисс Уильямс потом, когда поговорит с Саталом. Интересно, почему он так рвался с ней побеседовать… Вы, кстати, хотели поговорить по поводу занятий «Альфы» - что именно вы хотели уточнить? Или у вас есть какая-то информация, о которой я не знаю?
-Когда она говорит в качестве советника - да, - ответила коммандер, - Но я считаю, что при моих разговорах с участниками проекта “Альфа” должен присутствовать их представитель и непосредственный начальник. Впрочем, полагаю, вас одной тоже будет достаточно, - она пожала плечами и двинулась по коридору к следующей каюте, - Там, в каюте мистера Сатала я хотела бы уточнить у вас, допустите ли вы трех задерженных кадетов до занятий. Мы могли бы приводить их в присутствие охраны или снабдить датчиками перемещений… Это если, конечно, дальнейшие занятия состоятся. Насколько я понимаю, пропущенная экзогеологическая миссия сейчас невозможна, наблюдение за учеными, работающими с до-варповой цивилизацией в Гамма-квадранте - тоже, по вполне понятным причинам. Кроме того, меня беспокоит, что адмирал Солок до сих пор не отдал распоряжений о резервировании комнат и ангара на следующий месяц. Что вы планируете делать, глинн Толан?
«Хм, и здесь нет никакой информации». Толан надеялась, что хотя бы на ДС9 ей все объяснят – если не Мори, то адмирал Солок или Нечаева, или кто-либо еще. Но раз нет, значит она будет сама принимать решения в условиях неопределенности… Лишь бы только они не навредили участникам.
- Легат Таррел также еще не связывался со мной. А, значит, если никаких новостей нет, все остается в силе, - произнесла кардассианка. – Но следующее задание для проекта еще не назначено – я уверена, руководство выжидает окончания всех разбирательств, чтобы вынести свой вердикт. Пока нет других распоряжений, кадеты и я остаемся на станции. Будем считать следующие дни небольшими каникулами, - Толан хмыкнула, вспомнив, что кадеты, в общем-то, только недавно вернулись с внеплановых каникул. – У вас есть какие-то особые распоряжения относительно содержания задержанных? Если нет, я бы с удовольствием пригласила их на собрание, которое собираюсь устраивать завтра. Вы можете выделить пару офицеров безопасности для сопровождения, если считаете нужным. Пока нет четкого обвинения и вина кадетов не доказана, я предпочитаю считать их обычными участниками проекта. Кстати про кадетов… Может быть, вы в курсе, что именно предписывается мисс Уильмс? – женщина как раз подходили к ее каюте, у дверей которой стояла вулканка в форме службы безопасности. – На «Саратоге» ее не держали под охраной и не выдвигали никаких обвинений.
-Эта девушка - маки, - пожала плечами Мори, как будто это все объясняло, - Мы пришли, - она остановилась у одной из дверей, но звонить в нее не спешила, - А что касается проекта… Скажу вам не для протокола - адмирал Нечаева крайне недовольна своим столкновением с вами. И то, что адмирал Солок пока не давал распоряжений - плохой признак, возможно, они захотят закрыть или как минимум заморозить проект. Если вы хотите, чтобы он продолжался - вам нельзя бездействовать, нужно показать, что проект приносит результаты. Заприте кадетов в голодеке, устройте тим-билдинг, проведите вечер межпланетной кухни - что угодно, только бы они проявили себя как команда. Только вы можете сорганизовать их и повлиять на решение…
В коридоре раздался топот, и когда женщины обернулись, они увидели младшего лейтенанта Авема. В руках баджорец едва удерживал кипу паддов, каких-то свитков и свертков.
-Мэм! - выдохнул молодой человек, - Я едва нашел вас! Я по поводу выставки и регаты! Мне все еще нужно ваше одобрение на…
-Выставку курирует прилар Паку, - оборвала младшего лейтенанта Мори, - Весь Променад в его распоряжении, мы уже обсуждали это. А насчет регаты… согласуем это завтра, Авем. Сейчас у меня совершенно нет на это времени. И ради Пророков, просто вызовите меня по связи в следующий раз. Прошу прощения за это недоразумение, глинн Толан, так на чем мы остановились?
Толан задумчиво кивала в такт словам коммандера Мори. Адмирал Нечаева недовольна… Было бы сюрпризом услышать что-то другое. Толан тоже не была довольна этим столкновением, и вмешательство «Саратоги» подробно изложила в своих отчетах руководству проекта. Даже интересно, чью же сторону примет федеральный адмирал Солок – ее или Нечаевой? Это, конечно, был риторический вопрос.
- Я поняла вашу идею. Что-нибудь, что докажет нашу нужность, - ее губы сложились в быстрой улыбке. – И что займет остальных на время разбирательств. Раз уж нашим арестованным будет доступно перемещение по станции, пусть и они развлекутся. Я планирую организовать завтра в 9 утра общее собрание – вы могли бы присутствовать.
Толан встретилась взглядом с Мори. Ей показалось, или эта баджорка действительно хочет помочь ей? Или, по крайней мере, проекту? Неожиданно, но приятно.  Когда появился младший лейтенант Авем, она сделала небольшой шаг в сторону, не мешая ему докладывать. Жизнь на станции продолжалась и без проекта «Альфа», и Толан до конца не понимала, были ли они помехой или частью жизнью станции, такой как выставки и регаты…
- Что за регата у вас планируется? – обратилась она к Мори, когда младший лейтенант удалился. Вряд ли это имело хоть какое-то отношение к ним, но любопытство взяло верх.
-Соревнование небольших судов, - ответила Мори, - вокруг Бэйджора и обратно. С тех пор, как новая баджорская станция Семба-2 начала эксплуатацию, хотя пока и в тестовом режиме, значение ДС9 уменьшилось. Если так пойдет и дальше, мы станем всего лишь сторожевым аутпостом возле Червоточины и потеряем большую часть бизнеса и транспортных маршрутов. Уже сейчас нам не выделяют новый персонал, и мы работаем без достаточного количества старших офицеров. Поэтому к окончанию ремонта мы хотели бы приурочить небольшой праздник и привлечь к себе внимание. Но, - коммандер улыбнулась, - это всего лишь мои менеджерские заботы, вам незачем беспокоиться об этом. Что ж, давайте поговорим с мисс Уильямс?
- Значит, сохранение проекта «Альфа» выгодно и вам, - заметила Толан. – Чтобы не стать «всего лишь сторожевым аутпостом».
Почему-то ее задело, что такая судьба может постигнуть некогда процветающую кардассианскую станцию. Терок Нор был достоин большего!
- Наверняка моих кадетов эта регата также заинтересует. Но это к делу не относится. Пойдемте навестим нашу «маки», - она направилась к стоящей у дверей вулканке.
_______
Совместно с Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 05 04 2016, 16:32:36
25 августа 2384 года, ранний вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Энн Уильямс

Дверь в каюту Энн Уильямс открылась, и девушка, не поворачивая головы, проговорила:
- Поставь на стол, пожалуйста.
Она сидела над паддом, все так и слезая в кровати, и что-то увлеченно писала, и только голос координатора Толан заставил ее вздрогнуть и обернуться.
- Добрый вечер, мисс Уильямс, мы можем зайти? – спросила кардассианка. Впрочем, скорее из вежливости – она и так уже зашла вместе с баджоркой в федеральной форме со знаками отличия коммандера. – Коммандер Мори, начальник станции Deep Space 9, - представила ее Толан.
Энн быстро спрятала падд за спиной, встала с кровати и обратилась к обеим женщинам.
- Заходите, - она поправила свою кадетскую форму. – Вы пришли объяснить, что происходит? А то я не совсем понимаю…
-Да, мы пришли именно для этого, - мягко ответила коммандер Мори, делая шаг к девушке, - После событий на Волане II кое у кого в Звездном Флоте возникли к вам некоторые вопросы, которые необходимо прояснить, поэтому мы настоятельно просим вас остаться в этой каюте, пока с вами не поговорят. До этого времени мы постараемся сделать ваше пребывание на станции максимально комфортным, с учетом обстоятельств. Поэтому если у вас есть какие-то пожелания по времяпровождению или диетические предпочтения - вы можете обратиться к лейтенанту Т’Мир, она ждет за дверью.
- Нет-нет, все хорошо, - торопливо проговорила Энн. – Но… вам известно, какие именно вопросы и кто хочет со мной поговорить? Я не могу получить объяснений с тех пор, как меня взяли под охрану у моей каюты на «Саратоге». И я готова ответить на любые вопросы, только вот их никто не задает, - в голосе девушки звучала растерянность вперемешку с гневом, и где-то в глубине чувствовался скрываемый страх.
-Вопросы будет задавать кто-то из командования Звездного Флота, но я пока не имею информации, кто именно это будет, - ответила Мори, - В любом случае, им понадобится время, чтобы добраться сюда. Мисс Уильямс, вы должны понимать, что у вас со Звездным Флотом возник серьезный конфликт интересов, и к сожалению,  пока он не будет разрешен, вы не сможете двигаться дальше. Вы - кадет Академии и по умолчанию на пути к тому, чтобы стать офицером. Но ваша семья только что возглавила выступление против Федерации. У нашего государства всегда была строгая политика по отношению к маки, и поэтому на ваш случай не станут смотреть сквозь пальцы.
- Да, все, видимо, серьезнее, чем я думала, - Энн опустила голову, чтобы не встречаться взглядом ни с одной из женщин. - Но маки официально больше не существует, они были расформированы около десяти лет назад. Да, на моей планете произошёл локальный конфликт и восстание, но почему вы…
В этот момент от двери в каюту прозвучал сигнал вызова.

Тем временем, на самом деле прекрасно ориентируясь в коридорах станции, Ракар вернулся из Реплимата с бумажным пакетом в одной руке, и прозрачным стаканом ярко-желтой жидкости в другой. Он справился с репликатором благодаря точному названию блюда, которое назвала Энн Уильямс, однако по части лимонада репликатор запросил уточнение, и ему пришлось выбирать. Выбрав в итоге наугад, он пошел назад. Перед каютой, в которой на домашний арест оставили девушку с Волана II,  все также стояла вулканка из службы безопасности. Ракар остановился перед ней и показал свою ношу.
- Это еда и вода для Энн Уильямс. Запрещенных веществ и оружия нет. Будете проверять?
-В этой процедуре нет необходимости, - ответила вулканка, - Однако, сейчас мисс Уильямс не может вас принять, она находится в процессе разговора с конфиденциальным статусом.
Как-то не вовремя улан занялся налаживанием отношений с новым членом группы сомнительного статуса, итогом чего стало то, что он пропустил разговор конфиденциального статуса. Потому что, будь он внутри, вряд ли бы его попросили выйти. Или, по крайней мере, он бы знал, в каком направлении там этот статус.
- А вы имеете право входить? Может передадите, а я пока подожду здесь?
-Это я могу сделать, - согласилась лейтенант и нажала на сигнал вызова возле двери каюты.

- Это, должно быть, мистер Ракар. Он принес мне еды, - она вопросительно посмотрела на координатора, не будет ли та возражать, но Толан лишь согласно кивнула и отступила, освобождая девушке дорогу.
На пороге, однако, стоял не Ракар, а вулканка, а кадет маячил за ее спиной.
- Спасибо, - Энн приняла поднос с кем-то, что действительно немного напоминало бифштекс, но было далеко от кухни ее мамы и даже столовой в Академии.
– Мистер Ракар, у меня сейчас посетители – глинн Толан и коммандер Мори, - проговорила она через плечо лейтенанта Т’Мир. Я… я свяжусь с вами попозже.

Когда дверь открылась, Ракар сделал шаг в сторону, так, что бы ему стало видно помещение этой каюты, и всё и все, что там находятся. Маневр несложный, но, к сожалению, весьма очевидный. Нельзя было недооценивать вулканского сотрудника СБ, ровно как и вулканского врача Тенека. Все они были не так просты, как могли казаться на первый взгляд. И хоть они не были пока что врагами его и его Империи, друзьями они не были тоже. Конфиденциальный статус разговора осуществляла коммандер станции и координатор проекта. На текущий момент ему было достаточно и этой информации, которую он получил сам за пару секунд до того, как Энн Уильямс это рассказала.
- Хорошо, - кивнул он, - свяжитесь. Ваш звездофлотский коммуникатор у меня есть, - он указал на дельту, которую пристегнул к своей форме на федеральный манер слева. Мы еще не договорили. Пока я буду в своей каюте.

Дверь закрылась, и Энн отнесла еду на стол, но к еде так и не притронулась.
- Мы на Волане требовали смены власти и справедливости, и мои родители действительно в этом участвовали, но при чем тут Федерация? Никто против нее не выступал, нас волновала только жизнь на нашей планете! Все эти обвинения… Федерация не имеет к этому никакого отношения, это личное дело Волана II! – подытожила она.
-Примерно об этом вам и будут задавать вопросы, - негромко ответила Мори, - Через несколько дней все это закончится, мисс Уильямс. А пока я рекомендую вам сосредоточиться на вашем собственном отчете о произошедшем.
- Хорошо, мэм. Я поняла, - Энн согласно склонила голову. – Отчет будет готов, но… Не мог бы кто-нибудь из вас на него взглянуть перед отправлением? Все эти дипломатические игры не для меня, и я не знаю, как написанное воспримут в Федерации.
-Просто пишите правду, будьте максимально подробны и точны в формулировках, - посоветовала баджорка, - Этого должно быть достаточно.
- Я, кажется, поняла, что имела в виду мисс Уильямс, - вступила Толан. - Вы не хотели бы писать что-то, что бросит на вас тень и выставит в нежелательном свете? – девушка неуверенно кивнула. – Но вы понимаете, что ваши показания должны быть правдивыми?
- Я не собиралась врать! – нахмурила Энн. – Я просто знаю, как можно вывернуть одни и те же слова и переиначить смысл написанного – а я вовсе не писатель. Но будьте уверены, что я напишу только правду, по крайней мере, как я ее вижу.
- Я не сомневаюсь, мисс Уильямс. Вы также получите от меня дополнительную информацию по поводу проекта и вашего в нем участия. Вы можете связатьcя со мной или коммандером Мори, если у вас будут дополнительные вопросы, мы также не ограничиваем вашу связь с родными и участниками проекта. Вас также планировала навестить Утара Рилл, советник проекта.
Энн согласно кивала, думая о чем-то своем. Похоже было, что этот разговор ее только запутал.
- До свидания, кадет, - попрощалась Толан, и они вместе с Мори направились к двери.
Как только они ушли, Энн вернулась к своему падду, оставив обед остывать.
________________
Написано с Иламой Толан и Ракаром.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 06 04 2016, 12:50:03
25 августа 2384 года, ранний вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, жилое кольцо.


То, что два пострадавших при инциденте участника проекта даже не доставлены на станцию, причём снова без каких либо объяснений в адрес медслужбы, также было оценено Тенеком отрицательно. Землянин бы сказал, что это не лезет ни в какие ворота и, пожалуй, первым делом начал бы скандалить по связи, вулканец решил набраться терпения и покамест получить те данные, которые были доступны. Так или иначе после выписки ему полагалось провести сканирование пострадавших, чтобы сделать контрольное заключение, и теперь эта процедура совмещалась с восполнением временно недостающей информации.
Первым из двух оставшихся пострадавших Тенек решил навестить мистера Тенму: его травмы были тяжелее, кроме того нельзя было исключать и травмы психологического характера. Конечно, это последнее было скорее в компетенции советника, но и врачу необходимо учитывать подобные вещи. Тенек остановился возле каюты кардассианца и позвонил.
Двери открылись и практически одновременно Тенек услышал:
– Входите!
Эта каюта не была стандартной, полагавшейся всем кадетам, подобной той, которую вулканец делил с Освальдом. Это были апартаменты с просторной гостинной и спальней, собственным репликатором и целыми тремя окнами вдоль длинной стены. Возле окна напротив входа стоял рабочий стол, за ним и сидел Тенма. Свою кардассианскую военную форму он успел сменить на гражданскую одежду, но поскольку она тоже была сделана из черной кожи, Тенма-отдыхающий-дома не слишком отличался от Тенмы-при-исполнении.
Неопределенно махнув рукой вошедшему, кардассианец продолжил разговор, который прервал его гость:
-Нет, это я не тебе, отец, это ко мне пришли. Так вот, я не вернусь на Кардассию. Да, потому что я записался в этот проект и уже на ДС9. Ну ты серьезно? А на что еще я должен спрашивать разрешения? - он закатил глаза, - Мне не нужен никакой медосмотр. Я чувствую себя прекрасно. Прекрасно, я сказал! Отлично, если доктору Глессину так надо, пускай сам приезжает и убедится в этом. В любом случае, вы же с ним говорили, что это детская болезнь. Тебе не кажется, что я уже достаточно взрослый, чтобы вы перестали беспокоиться? Нет никаких симптомов, и никогда не было. Нет, но я достаточно взрослый, чтобы самому разобраться как я себя чувствую. Слушай, отец, мне сейчас совершенно не до того. Пока!
Он отключил связь, развернулся в кресле и, наконец, посмотрел на вулканца.
– Мира и долгой жизни, – поприветствовал кардассианца Тенек. – Судя по всему, я рискую навлечь на себя такую же отповедь, как получил ваш отец, потому что я – ваш коллега по проекту и врач. В мои обязанности входит провести контрольное сканирование после вашей выписки. Отнеситесь к этому как к формальности.
Кардассианец страдальчески вздохнул, потом встал с кресла и раскинул руки в стороны.
– Прекрасно! - саркастически воскликнул он, - Сканируйте, сколько хотите!
Вулканец достал трикодер и направил его на Тенму. Показатели не особенно отличались от нормы - да, регистрировались недавно сломанные ребра, залеченные трещины на шейных и лицевых гребнях, последствия полудюжины более мелких повреждений, но все это было ожидаемо, учитывая события на Волане II.
– Довольны? - осведомился кардассианец, - Я действительно прекрасно себя чувствую. У вас в Федерации хорошая медицина, нет нужды поднимать панику.
– Никакой паники, обычное исполнение обязанностей, – возразил вулканец, убирая сканер и трикодер. – Вы же не паникуете, когда проводите учения, или проверку боевой готовности. А вот ваш отец, кажется, действительно взволнован. О какой болезни он говорил?
Кардассианец снова вздохнул.
– Вы ведь так просто не отвяжитесь? - с наигранной безнадежностью спросил он.
– Не отвяжусь, – серьёзно кивнул Тенек. – Но могу вас успокоить: у вулканцев нет привычки постоянно контролировать своих пациентов. Если существует проблема, врач выбирает оптимальную стратегию вместе с пациентом и в дальнейшем рассчитывает на его собственную сознательность...
Тут Тенек вспомнил об одиннадцати кружках рактаджино и добавил:
– … если, конечно, сознательность у него есть.
– Тогда проходите, располагайтесь, - Тенма махнул в сторону мягких кресел и дивана, - Пить что-нибудь будете?
Тенек не хотел пить, но знал, что эмоциональные часто испытывают дискомфорт, если гость не держит в руке ёмкость с напитком, поэтому он решил использовать ситуацию с пользой и, садясь, сказал:
– Двести миллилитров воды, содержание серебра 0,05 миллиграмма.
Тенма прошел к репликатору и повторил запрос вулканца, добавив к заказу кардассианский эль для себя. Поставив стаканы на стол между собой и Тенеком, он сел напротив.
– Мне особенно нечего рассказывать, - начал он, - Я родился на Бэйджоре и провел там первые несколько лет жизни. Перед самым нашим отступлением с планеты я умудрился подхватить какую-то гадость, что-то вроде заболевания Оркетта или вроде того. Я сам уже плохо помню, это вам лучше узнать у моего семейного врача, я никогда не вдавался в детали. Первые несколько дней на Кардассии я провел в госпитале… и это, собственно, все. Меня это никогда ни в чем не ограничивало, я не испытывал никаких особенных симптомов. Только мой отец настаивал на регулярных осмотрах, сначала раз в несколько месяцев, потом все реже. В последнее время это происходило не чаще раза в год, и отец обещал, что необходимость в этом скоро совсем исчезнет. По-моему, все это совершенная ерунда.
– И всё же ваш отец был против того, чтобы вы присоединились к проекту, – заметил Тенек. – Это было вызвано беспокойством о вашем здоровье или вашими... личными разногласиями?
– Он был не то, чтобы против… - задумчиво ответил Тенма и потянулся к столу за своим стаканом, - Просто он любит все контролировать, а это все-таки первый раз, когда я так далеко от дома и не среди других кардассианцев. С моим здоровьем все в порядке, кроме этого досадного недоразумения. Ведь если бы это было не так, как бы я прошел в военную академию?
– Мне мало известно о правилах приёма в военную академию Кардассии, – признался Тенек. – В разных мирах эти правила неодинаковы. В одних физическое здоровье является обязательным условием, в других для некоторых дисциплин требуется только высокий уровень интеллекта.
Он допил воду и сообщил:
– Я свяжусь с вашим домашним врачом, чтобы получить полную картину ситуации, и не буду вам докучать. Взамен прошу вас в случае необычных или болезненных симптомов сразу же обращаться ко мне или в моё отстутствие в лазарет станции. То, что вас часто обследовали для выявления возможных негативных последствий вашей болезни, показывает, что эти последствия были весьма вероятны, и благополучный исход не был гарантирован. Если эти последствия всё-таки проявятся, лучше всего остановить их развитие сразу же, не позволяя болезни развиться.
– Конечно. Кто я такой, чтобы спорить с врачами? - улыбнулся Тенма.
– Пациент, во всяком случае, потенциальный, – без тени улыбки ответил Тенек, поднимаясь с кресла.
Не все, отнюдь не все потенциальные пациенты отличались сговорчивостью! На этом фоне сознательность гила Тенмы производила ещё более положительное впечатление.
___________________
с сознательным мистером Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 06 04 2016, 13:29:50
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Энн Уильямс


Покончив со своими делами, Энн все-таки поковыряла принесенный ей обед – если бы она съела его теплым, его даже можно было бы назвать вкусным. Новых сообщений на ее падде не появлялось, а предстоящий отчет, о котором говорила коммандер Мори, вселял в нее панический ужас и вовсе был отложен на потом. Поэтому, вспомнив об обещании, данном Ракару, она коснулась коммуникатора и вызвала ромуланца.
- Ракар, это Энн Уильямс. Я вас не отвлекаю? Хотела сказать, что высокое начальство ушло – и поблагодарить вас за обед!
Ракар в своей каюте сидел на корточках возле шкафа для одежды и проверял свой багаж. Трехфакторная авторизация небольшого контейнера, содержимое которого составляло разобранное на запчасти устройство шифрования сигнала, взломана не была. Его вещи за время его отсутствия не обыскивали. По крайней мере, не было таких следов. На вызов он ответил сразу.
- Не стоит благодарности, Энн, - ответил он сухим, деловым тоном. – Если вы хотите обсудить визит начальства, могу я зайти снова?
-  Да, конечно, заходите! Все равно я сижу одна взаперти и буду рада вашей компании, - девушка постаралась, чтобы ее голос звучал легко и непринужденно, но получилось немного наигранно.
Сам визит ей обсуждать не хотелось, а вот обвинения – очень даже! И сейчас ее даже не волновало, что обсуждать их она собралась с ромуланцем и, возможно, шпионом.
Спустя две минуты Ракар снова стоял на пороге каюты Энн Уильямс. Три года тому назад, когда он только получил звание улана и занимался самыми первыми своими поручениями и самыми элементарными заданиями, он изрядно навидался арестованных и пленников. В большинстве случаев это были ромуланцы, собственные внутренние предатели и изменники. И вели они все себя по-разному. В их глазах тоже был страх, в каком-то роде обида, в некоторых несломленное достоинство. Некоторые из них были невиновны. Энн Уильямс была человеком и вела себя совсем не так как ведут себя ромуланцы. И теперь ему приходилось заниматься этим делом, было ли это иронией судьбы или способом познания сходств и различий между их расами?
- Как прошло? О чем они спрашивали, в чем обвиняли? – спросил Ракар, пройдя к столу.
- Ну, формально, меня пока еще ни в чем не обвиняли, - Энн допила лимонад и отставила стакан. – Сказали, что со мной хотят поговорить и задать несколько вопросов. А по мне, так вполне себе арест, иначе бы я не сидела тут взаперти. Остальных участников проекта ведь не поместили под охрану? Ну, кроме Артура и Сатала, но их об этом хотя бы предупреждали… Ладно, я не хотела жаловаться, извините.
Девушка прошлась по небольшой комнате, ища, где бы присесть, и в итоге так и осталась стоять около своей кровати.
- На самом деле меня обвиняют в том, что я имею отношение к маки, - призналась она, наконец. – И я, и моя семья. И что мы действовали против Федерации. Ну не бред ли? Какое отношение Федерация вообще имеет к Волану II?
- Это не совсем арест. Арестованных держат в камерах, в куда более жестких условиях. По крайней мере на Ромуле так. Это временное ограничение свободы до выяснения. Хотя, кто ж его знает, у вас, федератов, все может быть и по-другому.
Ракар прошелся по комнате. Федеральные методы до невероятности неэффективны. На Ромуле предполагаемого предателя уже допросили бы с помощью технологий чтения памяти. Но в ряде иных случаев, когда не следовало открыто подозревать, готовилась операция по провоцированию предательских действий. И это занимало длительное время. Зато в этом случае фигурант дела всегда оставался на свободе. Федераты проводили дознание путем вопросов и ответов. Сложнее всего в этом было поверить. Ничего нельзя принимать на веру без точных подтверждающих доказательств. Даже если сейчас Энн Уильямс не маки, то кто мог гарантировать, что не станет им в будущем? Очевидно, федераты не могли этого гарантировать. За несколько переборок отсюда, кадет ЗФ Квинтилия Перим наверняка тоже имела определенные сомнения. Но ведь это именно она не была безразлична к судьбе Энн, и он теперь тоже принял эти правила.
- Не нужно извиняться. – Ромуланец сцепил руки за спиной, это была удобная поза для стоячей беседы и размышлений.
- Маки, как я понимаю, это те, кто до войны с Доминионом сражался c кардассианскими поселенцами на тех планетах в демилитаризованной кардассианской зоне. Я не подробно знаю эту вашу часть истории. То, что вчера там случилось – было похоже на такие же действия, потому что земляне на площади угрожали кардассианскому гарнизону и свергли кардассианскую власть. Кроме того, от них пострадал кардассианец Джез Тенма. Так что, эти действия вполне подходят под определение маки. Вы учитесь в Академии Звездного флота, и тоже принимали участие. Хорошо, не принимали. Это было опосредованно. Вы стояли рядом. Но если бы вы как почти офицер Звездного флота приняли участие в той революции – Кардассия имела бы полное право предъявить протест Федерации. Вот в чем дело, Энн. Я это так вижу.  Но, во-первых – дети не отвечают за действия родителей, у нас так по крайней мере. Во-вторых, вы утверждаете, что вы не маки. И мои свидетельские показания будут утверждать тоже самое. Поэтому этот вопрос имеет весьма вероятный вариант благоприятного для вас решения.
- В общих чертах, - отозвалась Энн на описание Ракаром его видения маки. – В разгар активности маки я сама еще была ребенком и мало что помню. Просто поверьте, что у них были причины поступать так, как они поступали. Но события на Волане не имели отношения ни к Федерации, ни к Кардассии – ну ладно, к Кардассии еще может и имеют, но Федерация тут причем? Мы все давно уже не ее граждане, она отказалась от нас. Мои родители выступали против несправедливости на своей родной планете, а не против Федерации, которой там и не было! – щеки девушки раскраснелись от волнения, и она взяла паузу, чтобы успокоиться. – Но вы правы, я кадет Академии Звездного Флота, а мои действия не всегда соответствовали тому, что ждут от кадетов. Мне нужно будет составить этот чертов отчет – там я и напишу свою позицию. Если Федерация ожидает от меня, что я предам свою планету и свой народ… - Энн неопределенно повела рукой. – Тогда они плохо понимают особенности планет в ДМЗ. Но сейчас я должна убедить их, что я не виновата в их обвинениях – потому что это правда! Нельзя же обвинять меня только за то, что я дочь Самюэля Уильямса и не стыжусь этого?  Или… или мне припомнят тот небольшой инцидент на планете? Ну, с ангаром…. – она смущенно отвела взгляд.
Ромуланец внимательно слушал и не отрываясь наблюдал за землянкой. Да, она была совершенно не похожа ни на Квинтилию Перим с ее принципами, ни на фанатичного федерата Артура Лайтмана, ни на тех офицеров типа Кортеза. Ее принципы лежали в несколько иной области. Ее интересы больше находились в ее домашнем мире, чем в Федерации. Для чего ей был нужен Звездный флот – Ракар не совсем понимал. Нет, на самом деле, он, конечно, понимал, но Энн Уильямс не выглядела и не могла быть таким хорошо обученным профессионалом шпионажа. Это только лишь молодая девушка, все еще ищущая свой настоящий путь, стоящая у развилки. И это было совершенно не его дело. Но он им занимался по причине следования целям проекта. И еще по некоторой причине, которая стала следствием недавнего разговора на планете. Разговора, не будь которого – он бы сейчас писал свой отчет для своего командования, и не делал бы ничего иного.
- В случае с ангаром нет вашей вины, вы нас выпустили, помогли бежать, помогли с участием в спасательной операции, хоть и неудавшейся. Но тут вашей вины нет. Будете писать отчет – может быть покажете сначала мне перед отправкой? Я смог бы помочь с более удачными версиями формулировок. Не стоит расстраиваться заранее, все еще поправимо и все может быть выяснено в вашу пользу.
- Я могу надеяться, что вы это повторите на суде, если до него дойдет дело? Про невиновность и прочее, - усмехнулась Энн. – Я рада, если вы мне поможете, но я обещала координатору, что там будет только правда – и буду этого придерживаться. Хотя, конечно, правильные формулировки помогут выставить эту правду более… правдивой. Зайдете ко мне завтра утром?
- Можете надеяться, повторю, - склонил голову Ракар, и усмехнулся над формулировкой «более правдивая правда». Земляне и прочие федераты – были весьма забавны. Каждый в своем стиле.
- Да, увидимся утром. А пока я пойду. Репликаторы «Саратоги» не сумели сделать ничего толком ромуланского, может быть «Кваркс» сумеет исправить эту проблему. Заниматься экспериментами с тем, к чему я не привык – я пока не готов. Как это у вас говорят – доброй ночи?
- Я бы тоже была не прочь сходить в «Кварк’c», - тихо пробормотала Энн и добавила уж обычным тоном: - И вам спокойной ночи и хорошего вечера. Наслаждайтесь всеми преимуществами этой станции – я о ней много слышала, тут весело!
- Веселье в мои обязанности не входит, - улыбнулся Ракар одной из своих саркастических улыбок, впрочем, без всякого высокомерия. И вышел из каюты.
_______________
Вместе с Энн Уильямс


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 06 04 2016, 20:22:25
25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, “Кварк’с” -> каюта Кариссы Яккат.


Посидев ещё немного, Освальд вспомнил о другом беспокоившем его ранее вопросе - судьбе двоих, а точнее троих, кардассианцев, которых Саратога забрала с планеты не без его личного участия. Он спешно покинул бар и, остановившись у ближайшего общественного терминала, узнал, где именно разместили Кариссу Яккат с сыном и находятся ли они в своей каюте.
Добравшись до указанной каюты, кадет позвонил в дверь.
Дверь открыли практически сразу.
-Нет-нет-нет, Дамар, не надо! Мы же не дома! - услышал Освальд голос кардассианки, пока створки раздвигались в разные стороны.
В дверном проеме стоял маленький кардассианец в свитере кирпичного цвета, в одной руке у него был игрушечный ящер, а другой он явно только что дотянулся до кнопки, открывающей двери в каюту. Увидев Освальда, он проказливо хихикнул и бросился бежать через гостинную в сторону второй двери, ведущей, скорее всего, в спальню.
Карисса Яккат стояла довольно далеко от двери и, судя по всему, только что вышла из ванной, поскольку из одежды на ней было одно лишь белое пушистое полотенце, а длинные черные волосы выглядели влажными.
-Извините… - начала она.
- Привет, а... - только и успел сказать Освальд мальчику, прежде чем тот убежал.
Заметив краем глаза женщину, кадет сначала повернул голову в её сторону, но спустя всего долю секунды отвёл взгляд.
- Это вы извините, я, кажется, не в самый удачный момент зашёл.
Мысленно выругав себя за то, что не вызвал предварительно Кариссу по связи, а сразу пришёл к ней с сыном в каюту, он всё же решил озвучить одну из целей своего визита:
- Мне хотелось узнать, как вы устроились, всё ли в порядке.
Ещё кадета интересовало, были ли вести с Волана II за время полёта и последующие часы, что они провели уже на станции, но он пока не стал об этом спрашивать.
-Нет-нет, ничего! - поспешно ответила Карисса, хватая с ближайшего кресла какую-то одежду, - Заходите, я сейчас! - она юркнула обратно в ванную комнату и продолжила объяснять оттуда, - Просто у Дамара сейчас такой период, он любит сам нажимать на всякие кнопки…
Наконец, женщина снова появилась из ванной. На этот раз на ней было платье серо-голубого цвета с рисунком, напоминающим чешую рептилий.
-Большое спасибо за беспокойство, - уже медленнее и спокойнее ответила она, - У нас все в порядке, нам выделили очень хорошую каюту и обещали сообщить, когда следующий транспортный корабль отправится в сторону системы Волан. Кажется, это будет в течение следующих нескольких дней...
- Спасибо, миссис Яккат - ответил Освальд, заходя в куда более уютную каюту, чем их переделанные склады.
Он встал недалеко от входа, заложив руки за спину.
- Это хорошо, - удовлетворённо кивнул Освальд, - Но я хотел бы попросить вас остаться на станции подольше. События на Волане II легко могут повториться и на других планетах поблизости. Боюсь, для вас там может оказаться небезопасно, и мне не хотелось бы, чтобы с вами что-то случилось. Никому из нас не хотелось бы этого, - добавил он, кашлянув и нервно сжав руки в кулаки.
- У вас есть какие-то новости из дома? - задал он, наконец, мучивший его вопрос.
Щеки госпожи Яккат потемнели от румянца.
-О… Я подумаю о вашем предложении, и если ваша коммандер разрешит мне остаться. К сожалению, я все еще жду официальных новостей с Кардассии, но они пока не сделали никаких заявлений, - Карисса опустилась на диван, было видно, что она расстроена, - Но это ничего! Я должна быть сильной, - она гордо подняла подбородок, - Хотя, честно говоря, мне очень не хватает поддержки. На прошлой военной базе, где мы жили, было целое сообщество армейских жен, которые поддерживали друг друга, пока мужья отсутствовали, а здесь я совсем одна. Может, гил Тенма получил какие-то новости? - она подняла голубые глаза на Освальда, - Мне было бы неудобно спрашивать, потому что хотя он очень мил, но его внимание ко мне всегда было несколько… навязчивым. Мне не хотелось бы обижать его очередным отказом, все-таки он начальник моего мужа и сын гала… Может быть, вы могли бы?..
Освальд заглянул женщине в глаза, потом кивнул и ответил:
- Я спрошу его о новостях. Всё равно собирался с ним поговорить при случае, но...
Он замолчал в последний момент, решив не напоминать лишний раз, что в глазах Тенмы все солдаты гарнизона были предателями, заслуживающими самого сурового наказания. В конце концов, был шанс убедить Тенму хотя бы не рубить с плеча, а разобраться в происходящем получше и потом уже действовать. Небольшой шанс, но всё же реальный.
- Но, возможно, вам тоже придётся с ним поговорить, - попытался вывернуться из собственной ловушки кадет. - Потом. Если он, например, не захочет мне раскрывать информацию. Между тем, может вам познакомиться с кем-то на станции? Тут много разных людей живёт. Думаю, у некоторых офицеров и семьи тоже здесь живут. Или общайтесь с нами, пока нас снова куда-нибудь не отправят. Ведь у нас в проекте люди со всего квадранта собрались. Можете много нового узнать. Да и сын ваш скучать не будет. Здесь и дети тоже живут, и даже школа есть...
Освальд опустил голову и тихо поправился:
- Точнее, была. До недавних событий. Не знаю, работает ли она сейчас.
-Я видела на плане станции, что у вас есть оранжерея, - подхватила Карисса, - возможно, я могла бы быть полезна там. Это если, конечно, я задержусь на станции надолго. Надеюсь, впрочем, ситуация на Волане II быстро разрешится. Я не верю, что мой муж мог совершить предательство, это должно быть какое-то недоразумение. Скорее всего, сейчас он вместе с остальным гарнизоном организует защиту кардассианцев на планете и поддерживает порядок.
Освальд не знал, что можно на это ответить, поэтому какое-то время просто стоял, глядя в пол.
- Я тоже надеюсь, что всё скоро разрешится, и вы воссоединитесь с супругом, - прозвучало это так, словно кадет сам в глубине душе не слишком верил в счастливый конец этой истории, но изо всех сил старался думать о лучшем, - А пока не стесняйтесь обращаться ко мне, если захотите что-то узнать или просто поговорить. Мне нравится знакомиться и общаться с новыми людьми, и я с радостью покажу вам с сыном станцию.
-Давайте встретимся завтра? - предложила Карисса, - Возможно, к этому времени вы узнаете какие-то новости для меня.
- Да, давайте, - охотно согласился землянин, - Если ничего не случится, я зайду за вами в полдень. Удобно будет?
-Да, у нас ведь особенно нет никаких дел на станции… - ответила кардассианка, - Мы будем ждать вас, Освальд.
- До завтра, миссис Яккат. Пока, Дамар, - попрощался кадет и вышел из каюты.
_________________________________
С Кариссой Яккат и её сыном Дамаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 07 04 2016, 09:10:57
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


Когда коммандер и координатор вышли, Утара пододвинула второе кресло к одному из столов и села, сделав Саталу приглашающий жест.
– Вы хотели поговорить, давайте тогда вы и начнёте, – дружелюбно сказала болианка. – Но прежде всего я должна извиниться перед вами: моим прямым долгом было поговорить с вами сразу после прибытия на Саратогу, я же была слишком озабочена контактами с офицерами звездолёта и положением оставшихся на планете участников проекта. Это была непростительная ошибка, и, боюсь, именно она привела к этому печальному результату.
- Вы полагаете, этот разговор что-то бы изменил в лучшую сторону? - с сомнением проговорил Сатал. - Насколько я понимаю, никто не имел права меня отпустить. Так что в этом случае, либо вышестоящие офицеры должны были бы нарушить приказ, либо меня оставили бы на Саратоге. Но миссис Рилл, я хотел поговорить о другом. Человек, о котором пойдёт речь, который нам помог - аутист, но при этом является гениальным инженером. Пользуясь его наивностью, его используют для своих целей люди, которые называют себя его друзьями. Он верит им и не понимает, кому и в чём помогает на самом деле. Доктор Эвансон сказала, генная терапия может его сделать полноценным членом общества, но в Федерации такие операции не проводятся, да и переезжать в Федерацию они бы не стали. Но позволить Бо остаться там - это значит позволить, чтобы им пользовались, чтбы заставляли нарушать закон и… у них были на него очень жестокие планы. Я собирался поговорить с мистером Клейборном, но вышло так, что обсудил этот вопрос с Лорой Эвансон. Она намерена попытаться уговорить его покинуть Волан, но я понимаю, что нельзя предлагать людям ехать в никуда, на переезд и на лечение за пределами Федерации требуются средства, в которых Клейборны ограничены. Я знаю, что у вас на Боларусе IX есть банк, логично предположить, что какая-та часть жителей может пользоваться деньгами. Я, как вы знаете, програмист. Возможно, вы могли бы помочь мне найти клиентов? Тогда я мог бы помочь Клейборнам материально.
Сатал замолчал, ожидая реакции советника на рассказ.
Утара слушала Сатала и кивала каким-то своим мыслям. Ясно было, что пока не будет решена наиболее беспокоящая его проблема, он вряд ли сможет полноценно переключиться на что-то другое, да и сама проблема была важной и нетривиальной.
– Да, – сказала она, когда Сатал закончил, – Моя семья уже несколько поколений занимается предпринимательством, и, конечно же, имеет дело с деньгами. Правда, я сама никогда не имела с этим дела: очень недолго я готовилась включиться в семейный бизнес, но быстро поняла, что есть вещи, которые интересуют меня намного больше. Должна признаться, что наше семейное дело не имеет ничего общего с программирвоанием, но кто знает, может быть, у отца и мамы есть знакомства... Я спрошу их, могут ли они помочь.
- Благодарю вас, - склонил голову вулканец.
Утара немного помолчала. Потом предложила:
– Тогда, если вы не против, давайте всё-таки вернёмся к вашему побегу. Не обижайтесь на меня, но внешне он был похож на жест отчаяния. Я имела дело с вулканцами и пойму, если вы не захотите говорить о том, какие внутренние движения подтолкнули вас к этому поступку, но если вы чувствуете необходимость высказаться, вы можете быть уверены, что всё, что вы скажете, останется между нами. Если же что-то из сказанного потребуется для того, чтобы вас защитить, я сперва попрошу у вас разрешения использовать это в вашей защите.
- Я понимаю, что со стороны мой поступок может казаться импульсивным, - согласился Сатал, - но на самом деле это было обдуманное решение. Полагаю, вы поняли, почему я не мог оставить Борегарда Клейборна на Волане. В то же время он, не будучи дееспособным, не мог попросить убежища у Федерации, и даже если бы он это сделал, такая просьба не могла быть принята во внимание. Таким образом, когда в транспортерной меня попросили рассказать подробнее, я мог лишь промолчать. Если бы я сказал, кто он, то единственно возможный ответ был бы отказом. Потому что сам Борегард не может просить убежища, а Федерация ограничена во времени и отправиться к людям уговаривать их покинуть Волан 2 мне бы не позволили, полагаю, вы прекрасно понимаете, почему. Таким образом, если бы я сказал кому-то о своих намерениях, то любой офицер Саратоги, а также вы и глинн Толан были бы обязаны запретить мне и спуск, и любые попытки осуществить мои намерения, поскольку они по сути - влияние на принятие решения и вмешательство. В большинстве случаев позиция Федерации по невмешательству оправдана, но в данном контексте она оборачивается другой стороной. Самоустраниться от судьбы такого человека, как Бо, тем более, после того, как он нам помог, позволить сделать из него преступника или позволить, чтобы он пострадал за оказанную помощь, прекрасно зная, что он сам не может себя защитить - такие действия свели бы на нет все декларируемые нами идеалы. И тем не менее, формально любой на Саратоге обязан был сделать именно это. Тот, кто решил бы поступить иначе, нарушил бы приказ, и члену ЗФ это грозило бы трибуналом. Мои попытки уговорить, по сути, означали бы примерно такое предложение: “Я хочу поступить правильно, но цена для меня слишком высока, и поэтому я предлагаю вам взять на себя ответственность за мой правильный поступок”. У меня не было такого намерения. Я готов принимать решения и отвечать за них сам. Поэтому я никому ничего не сказал, включая шефа транспортерной, и обездвижил его без предупреждения, иначе уже ему пришлось бы объяснять в лучшем случае своему начальству, почему он вовремя не среагировал.

– Если рассматривать только версию спуска на планету, то всё очень продуманно, – признала Утара. – Но если бы я поговорила с вами, мы могли бы попробовать и другие возможности. Например, мы могли попытаться связаться с домом мистера Клейборна, а если бы его не оказалось дома, попытаться разыскать по связи Лору Эвансон. Глинн Толан связывалась с больницей, где работала доктор Эвансон, там был передатчик. Наконец, в случае неудачи мы могли попросить помощи у персонала «Саратоги» и попытаться разыскать доктора Эвансон через них. Всё это могло принести результат, а могло и не принести, но ведь бесплодным мог оказаться и ваш побег! Вы могли попасть в плен, даже погибнуть и всё равно не встретить тех, кто был вам нужен. Появись вы там десятью минутами раньше или позже, вы бы не встретили ни Лору Эвансон, ни ваших товарищей по проекту, и кто знает, чем бы всё закончилось!
– Так что как видите, – заключила болианка, – идея поговорить была не так уж бессмысленна, и доля моей вины в вашем побеге всё-таки есть.
- Если бы речь не шла о том, что Саратога в любой момент покинет орбиту, я бы, конечно, рассмотрел иные варианты. Но, боюсь, в тех условиях у меня не было времени идти путём проб и ошибок. Пока мы с вами уговаривали бы то одних, то других, корабль просто покинул бы систему.
Утара покачала головой:
– Как я уже сказала, с таким же успехом вы могли разминуться с оставшимися на планете и задержать звездолёт надолго уже после того, как Ракара и Тенека подняли бы на борт, а проблема Бо Клейборна была бы улажена, и при этом даже не встретить тех, кого вы искали. У обоих вариантов ваших действий есть свои уязвимые места, ни один из них не идеален.
Болианка немного подумала и осторожно произнесла:
– Простите, что я спрашиваю вас, но раз всё это было так серьёзно и так важно, что вы решились на побег со звездолёта, и раз вы изначально не рассчитывали на помощь Звёздного флота, почему вы решили подняться на борт «Саратоги»? Самым простым выходом было остаться на планете.
Утара понимала, что, образно выражаясь, ступает на тонкий лёд. Молодого землянина, воспитанного вулканцами могло обидеть предположение, что он не заметил наиболее простого выхода из ситуации, но если за этим была какая-то проблема – где бы она ни подстерегала Сатала, на Волане II или на «Саратоге», нужно было хотя бы спросить, дать ему возможность поговорить об этой проблеме, или обдумать её самому.
Сатал на мгновение опустил глаза. Он ничего не имел против этого вопроса, и всё же в мозгу отстранённо мелькнула мысль о том, что, вероятно, его мотивы так и остались не до конца ясны. Он не имел намерения играть в благородство, просто поступал так, как считал верным, но сейчас, готовясь ответить на вопрос, подумал, что его ответы и поведение могут начать напоминать именно это. Тем не менее, он должен был объяснить, тем более, что его спросят об этом ещё не раз. Молодой человек спокойно посмотрел в глаза болианке.
- Это имело бы смысл, если бы в мои намерения входило уклониться от ответственности за свой поступок. Или если бы я не успел сделать всё до отлёта. Поскольку мне удалось поговорить с Лорой Эвансон и достигнуть наилучшего в тех условиях результата, пока ещё Саратога была на орбите, у меня не было дальнейшей необходимости оставаться на Волане 2. Прибыл же я сюда ради проекта и у меня не было изначально намерения покидать его таким образом. Кроме того, дипломатия может требовать наказания нарушителя, а усложнять Федерации жизнь, заставляя гоняться за мной, я тоже не собирался. Равно как убегать от коллег по проекту или офицеров звёздного флота, которые были рядом.
___________________
с Саталом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 07 04 2016, 12:08:02
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала


По мере того, как Сатал говорил, глаза болианки раскрывались всё шире, а под конец даже рот слегка приоткрылся от изумления и протеста.
– Боже вас сохрани, мальчик! – воскликнула она, едва Сатал закончил свою речь. – Да у меня и в мыслях не было ничего подобного! Ну и воображение у вас! Я имела в виду совсем другое…
Утара закрыла лицо рукой, чтобы скрыть улыбку и добавила:
– Простите моё неуместное веселье, но недоразумения часто заставляют меня улыбаться. Я спросила вас о том, почему вы телепортировались на Саратогу в первый раз: остаться на планете, а потом искать способ вернуться было бы проще, чем телепортироваться, а потом сбежать и всё равно искать способ вернуться.
Глаза Сатала на мгновение широко раскрылись, когда он понял свою ошибку. Но следом пришли растерянность и смущение. Да, это был резонный вопрос со стороны советника, и такой же резонный вопрос, вероятно, возникнет у любого другого. И с учётом того, какой ответ он дал наедине с собой - что он мог сказать?
- Я… признаю, что допустил оплошность в данном случае, - медленно проговорил Сатал. - Моё владение эмоциями несовершенно, и я уже сделал выводы из этой ситуации. Она лишь подтверждает, что прохождение Колинара пойдёт мне на пользу, а пока что я решил увеличить время медитаций, чтобы лучше владеть собой. Полагаете… - юноша неуверенно помолчал. - Полагаете, мне придётся объяснять этот момент в суде?
Утара вздохнула:
– Как уже сказала коммандер Мори, вряд ли дело дойдёт до суда. До отчисления из проекта – может быть, но никаких обвинений заслуживающих судебного разбирательства вам ещё не предъявили. И раз уж вы считаете это ошибкой и решили сделать из неё выводы, давайте не будем торопиться: вам не кажется, что Колинар – это слишком уж радикальная мера? Многие совершают ошибки, вулканцы в том числе. Люди намного старше вас в том числе! Но не бросается же каждый из них проходить Колинар!
- Решение о прохождении Колинара я принял не вдруг, - возразил Сатал. - Я упоминал о нём ещё во время собеседования. Сейчас же я лишь отметил, что данная ситуация лишний раз подтверждает его правильность.
– Могу я спросить, что впервые подтолкнуло вас к этой мысли? – спросила Утара. – И почему вы утвердились в ней?
Сатал нахмурился.
- Не уверен, что я смогу восстановить в памяти самый первый раз, - ответил он, - принятие решения не было внезапным. Но я заметил, что волнение и тревога мешают людям принимать правильные решения, что иногда заканчивается трагично как для них самих, так и для окружающих. Мой случай также это подтвердил. Следование логике позволяет избежать как обычных повседневных ошибок, так и более масштабных вещей - войн, бессмысленной жестокости.
– Иногда... – сказала Утара, – это ключевое слово.
Она немного помолчала и сказала:
– Мистер Сатал, не знаю, принесут ли мои слова вам пользу, но всё же рискну кое-что вам сказать. Для начала меня очень насторожило то, как вы ответили на мой вопрос. Вы ни на секунду не задумались, и ни слова не уделили объективным обстоятельствам вашего перемещения на корабль – ни тому, что у вас почти не было времени на размышление, о чём мне хорошо известно, ни тем вещам, о которых я пока ничего не знаю. Вы сразу осудили себя. Знаете, есть две крайности: постоянное самооправдание и постоянное самоосуждение – поверьте, ни одна из них не является конструктивной, ни с точки зрения здоровых эмоций, ни с точки зрения самой холодной логики.
Болианка остановилась, позволяя молодому человеку ответить, не перебивая и не нарушая правил вежливости.
Сатал качнул головой.
- Миссис Рилл, если вы предполагаете, что я до телепортации вовсе не подумал о возможности остаться на планете, то вы заблуждаетесь. Я не мог не подумать об этой возможности, поскольку изначально, вместе с несколькими другими участниками, просил отсрочить мою телепортацию в связи с действиями в и вокруг мэрии. И я мог бы снять коммуникатор, чтобы предотвратить свою телепортацию. Проблема не в том, что я об этом не подумал. Проблема в том, что я… - вулканец на секунду запнулся, - забыл… что не завершил дела на планете. Моя забывчивость привела к тому, что я был вынужден совершить этот побег, напасть на офицера транспортерной, рисковать подставить ответственных за меня людей,  рисковать закрытием проекта и, возможно даже, спровоцировать международный скандал. Уже не говоря о том, что перспектива быть исключённым из проекта Альфа меня тоже не радует, хотя мои личные интересы на этом фоне блекнут. Вам не кажется, что это слишком много последствий для обычного “все ошибаются”?

– Не кажется. Ошибки на то и ошибки, чтобы приводить к осложнениям. Если бы ошибки не создавали проблем, их бы следовало называть правильными поступками. Вашу по-крайней мере нельзя отнести к числу фатальных, если это вообще ошибка. Вы уверены, что у вас были сколько-нибудь приличные шансы остаться и реализовать ваши планы? В конце концов вы находились в эпицентре событий, и учитывая состояние мистера Лайтмана и мистера Тенмы, когда их подняли на борт, там было далеко небезопасно.
Сатал промолчал. Технически, конечно, Утара была права, и он и сам понимал, что человек не может не ошибаться. Но цена ошибки может быть разной. Если ты написал программу-игрушку, которая неправильно считает призовые очки, к тебе просто придут клиенты и предъявят претензии. Если ты допустил ошибку в содержательной части учебной программы, студенты усвоят неверную информацию, что в худшем случае может стоит кому-то жизни. А если ты нечаянно написал скрипт, взломавший систему безопасности другого государства, то союзник может превратиться во врага и начать войну, и невинным “ошибки на то и ошибки” здесь не отделаешься. Наверняка Утара тоже понимала это, просто хотела его успокоить.

Болианка немного подождала ответа Сатала, потом покачала головой и сказала:
– Поймите, я не пытаюсь оправдать вас любой ценой, но меня там не было, и я хочу понять, действительно ли вы упустили возможность выполнить задуманное с минимальными потерями, или у вас не было такой возможности с объективной точки зрения. Думаю, вам и самому будет полезно посмотреть на ситуацию свежим взглядом и заново её оценить.
Сатал кивнул.
- Я считаю, что шансы у меня действительно были. Сняв коммуникатор, я бы остался на крыше, и после того, как других телепртировали, мог бы воспользоваться ховеркаром, находящимся там же на крыше, мы на нём прилетели на крышу. Так я бы покинул пределы мэрии и площади и добрался до дома Клейборнов. Если бы не забыл, что собирался к ним…
– Понятно… – Утара задумчиво подпёрла голову рукой, – И вы думаете, что виной всему какая-то эмоция? Там на крыше вы осознавали её? Или понимание происходящего пришло к вам позже?
- То, что я этого не осознавал, обусловлено также эмоциями, - возразил Сатал. - Если бы я был спокоен, я бы ни о чём не забыл и выбрал бы оптимальный способ действий. То, что я подсознательно выбрал более устраивавший меня в тот момент образ действий, вряд ли может служить оправданием. Я бы сказал, это наоборот в очередной раз приводит меня к тому выводу, что я уже озвучил.
Необходимость всё это вновь и вновь проговаривать заставляла ощущать недовольство собой. Ему не помешала бы сейчас чашка чая, вулканец встал, собираясь направиться к репликатору, но вспомнил, что его нет в каюте, и неспеша прошёл к окну. Звёзды. Вдох, выдох. Когда он медитировал? А ведь он собирался начать делать это чаще.

Утара тоже встала, прошлась по комнате, потом остановилась в нескольких шагах от Сатала. Ей хотелось поддержать его, положить руку на плечо, сказать что-нибудь не слишком осмысленное, но поддерживающее, однако она не знала, не огорчит ли это землянина, воспитанного вулканцами ещё больше. Поэтому она сказала то единственное, что имело прямое отношение к проблеме и было одним из возможных её решений.
– Я не уверена, что вы правы. Подумайте сами: когда землянин слушает громкую музыку, ференги затыкает уши, а кардассианец не прочь сделать её погромче. Понимаете? Вулканец по рождению не смог бы пропустить всплеск эмоций, даже если бы захотел; его сознание, возможно, было бы этим оскорблено, но не смогло бы пропустить такой сильный раздражитель. Вы же с детства привыкли приглушать эмоции, которые у вас и без того слабее вулканских. Неудивительно, что этот всплеск зафиксировало только ваше подсознание, а сознание его не заметило. Не стану утверждать, что я непременно права – пока вы единственный землянин с таким уникальным опытом, но это очень вероятно. И если это так, то увеличивая количество медитаций вы можете не исправить ситуацию, а усугубить её. Возможно, вам нужно сделать нечто совсем иное – научиться слышать самого себя?
Сатал стоял, потерянно глядя на советника.
- Вы думаете, мои родители преследовали именно эту цель, когда советовали отложить колинар и узнать больше о других расах? - подумал он вслух. Прежде ему не приходила в голову такая мысль. - Но ведь страх очень сильная эмоция, разве можно её так просто не заметить?
– Можно не заметить даже сильную боль, – сказала в ответ Утара. – Как говорят вулканцы, всё здесь, – она указала на голову, и добавила, – Ваши родители – мудрые люди, вам очень с ними повезло.
Сатал задумчиво кивнул. Что же ему теперь делать? Если он не увеличит или даже наоборот уменьшит количество медитаций, он будет всё больше проявлять эмоции… Совершать ошибки. К чему это приведёт? И… он ведь вулканец, он привык себя контролировать, он всегда так жил… Это его сущность, в конце концов! Юноша мотнул головой, желая разогнать сумбур в мыслях.
- Извините, мэм, я… мне надо подумать, - пробормотал он, стараясь не показать смятение. Может, лучше было и не начинать об этом думать? Ведь если последнее предположение верно, то кто он на самом деле?
– Конечно, – мягко сказала болианка. – Подумать, может быть, посоветоваться с родителями. И, конечно же не спешить ни ужесточать медитации, ни – не дай бог – отменять. Вы сжились с определённым образом жизни, если вы решитесь на какие-то перемены, это должно быть очень-очень постепенно.
Ответ принёс Саталу некоторое облегчение. Последний вопрос возник неожиданно. когда казалось, что разговор уже окончен:
- Мэм, а какая была бы польза, если бы я прямо там осознал, что мне страшно? Разве это не ухудшило бы мою реакцию и не замедлило бы меня?
– Страх, как и боль – важная часть наших реакций, индикатор опасности, – объяснила советник, – Если человек не будет чувствовать боли, он может покалечиться только из-за того, что вовремя не почувствовал этот сигнал. В сложной ситуации боль можно стерпеть, а вы, должно быть, учились и снижать свою чувствительность к ней, и смогли бы действовать эффективно вопреки боли. То же самое и со страхом: можно перебороть страх, можно заглушить, но уничтожить его полностью – значит лишить себя заложенного в инстинктах предупреждения.
Сатал неопределённо кивнул. В общем, если говорить об инстинкте, то он, похоже, подействовал и без его желания, даже, скорее, вопреки. А ещё - ему снова захотелось поговорить с родителями, увидеть их, поделиться переживаниями. Как хорошо, что они приедут. С Вулкана им добираться недели две. К тому времени он успеет обдумать всё сказанное.
________________
Я и Утара


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 07 04 2016, 18:22:19
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, --> “Кваркс”.


Покинув каюту Энн Уильямс, Ракар отправился к себе. Трое кадетов проекта сидели под арестом, некоторые другие получили увечья, хоть их наверняка уже залатали. Диверсионный заговор, так успешно осуществленный никем иным, как кардассианским правительством и их особенно коварными спецслужбами, ставил под угрозу проект, который был чрезвычайно интересен и информативен для него лично, и очень полезен для Ромуланской Империи, с какой стороны на него бы не посмотреть. Еще Ракар хорошо помнил слова лейтенанта Кортеза о «безумном полете Перим». Федераты… Но политика есть политика, несомненно.
Согласно расписания кораблей, звездолет USS «Саратога» все еще был пристыкован к станции. В присутствии этого звездолета Ракар не будет связываться с собственным командованием. Шифрование шифрованием, свежие коды свежими кодами, а безопасность безопасностью. Не сегодня, и даже может быть не завтра. Но сегодня он должен был обсудить с кадетом Звездного флота Перим вопрос, который на самом деле с самого начала волновал именно ее. Это судьба Энн Уильямс. Что она решит теперь? Или новые обстоятельства могут все изменить в ее подходе? Это было чертовски интересно.
- Ракар вызывает Квинтилию Перим, - нажал он на федеральную дельту.
Ответа не последовало.
Выждав две минуты, Ракар задал другой вопрос:
- Компьютер, каково местонахождение кадета Звездного флота Квинтилии Перим?
Был ли у него доступ до такой информации или не было, отдельно спрашивать не имело смысла. Отказ в доступе компьютер и без того сообщит сам.
-Кадет Звездного Флота Квинтилия Перим находится в голо-комнате номер 6, - ответил приятный женский голос.
Голокомнаты находились рядом с заведением «Кваркс». Но Перим не отвечала, и это было не очень правильно. Улану это не понравилось. Пока они с Тенеком развлекались на Волане II, кадету наверняка было недвусмысленно объяснено, что будет означать для ее дальнейшей карьеры ее «безумный полет».
Ракар еще раз распотрошил свою сумку и отправился в «Кваркс». Это заведение, по слухам, никогда не пустовало в былые времена. Не было пусто оно и теперь, но и не то чтобы сильно полно. Зато Ракару было известно имя этого толстого лурианца, что стабильно сидел за стойкой. Морн, его звали Морн.
Ромуланец прошел в дальний конец стойки и сел на высокий приставленный к ней круглый стул, подозвал ференгийского официанта, положил перед ним две полоски латины.
- У меня есть вопросы, у тебя есть ответы, - негромко проговорил он. – Мы получим взаимную выгоду. Итак, голо-комната номер 6. Вопрос первый: включены ли там протоколы безопасности?
Ференги стремительно цапнул латину с барной стойки, и его уши слегка зашевелились.
-Дайте проверить, - протянул он, нагнулся под стойку и вынырнул с ференгийским паддом в руках, - Комната 6, комната 6…  Вот! Забронирована на два часа мисс Перим… за федеральные кредиты, - последние два слова он произнес с отвращением, - Протоколы безопасности - стандартные. Но такому бравому центуриону, как вы, не понравится программа, что она принесла. У нас есть свои замечательные кристаллы на любой вкус… - он понизил голос и заговорил заговорщицким шепотом, - Могу предложить эксклюзив, доставили только-только вчера - “Вулканская раба любви, часть 7”. В ней прекрасная, но очень развращенная и не сдерживающая эмоций вулканка попадает в застенки ромуланской разведки и там ее допрашивает ромуланская майор в такой, знаете ли, форме из одних только ремней… - уши ференги снова пришли в движение.
Стандартные протоколы безопасности означали что все штатно, и это уже неплохо. Дальше ференги позволил себе лесть, потому что центурион – это было следующее звание, которого Ракар еще не достиг. Однако, оно было не столь уж и далеко. А дальнейшее вызвало у него приступ смеха. Ракар не смог сдержаться, прыснул и расхохотался. Честно говоря, сдерживаться ему надоело. Еще толком не просмеявшись, он вытащил другие две полоски латины и тоже положил их на стол.
- Нет, спасибо. Я не люблю вулканцев, - ответил он. И, наконец, снова обретя серьезный вид, спросил снова:
- Какая программа, что там происходит? Сколько времени до завершения?
Ференги быстро очистил стойку от латины.
-Она принесла свою программу, - ответил он, - Один час 18 минут назад. Наверняка, там что-то скучное, в Звездном Флоте совсем не умеют развлекаться. Синтетический алкоголь, протоколы безопасности… Я вижу, что вы-то совсем не такой. У нас есть такие программы, ух! Подумайте все же о вулканке. А если вы скажете секретную кодовую фразу - “50 оттенков зеленого”, то вы получите скидку в 5… нет, даже в 7 процентов! Сегодняшнее супер-предложение и только для вас!
Ракар наблюдал за алчностью ференги с хорошо скрываемым презрением, но тот значительно развеселил его и потому был достоин прощения. Ромуланец не скрывал улыбки, ему было смешно. Однако, он думал уже о другом. Время терпит, некуда спешить. Пусть Перим отдыхает, дела подождут. И он подождет пока она выйдет. Вламываться в голо-комнату было нельзя. Хотя он бы мог, если бы оно того стоило. Сейчас, вероятно, не стоило.
- Меня обычно интересует информация, - сказал он официанту, прерывая его нескончаемый поток рекламы и обещания скидок. – И мы можем с вами сработаться, если вы пожелаете. Я очень ценю достоверность, и жестко караю за ложь и дезинформацию. А сейчас я попрошу традиционный ромуланский суп, моллюски Джамбо, и напиток Кали-фал. Я знаю, у вас все есть. Жду за столиком.

У ференги действительно все было. Правда, напиток Кали-фал несколько отдавал реплицированным привкусом - то ли действительно был полностью синтетическим, то ли кто-то по ту сторону барной стойки не доливал и разбавлял продукцию.
Приблизительно через 40 минут девушка-трилл появилась в баре. На этот раз она была не в форме федеративного кадета, а в ядовито-розовом спортивном трико, поверх которого были натянуты бесформенные тренировочные штаны. Через плечо у Квинтилии была перекинута небольшая сумка, а ее волосы были небрежно собраны в узел на затылке.
Сперва трилл направилась к барной стойке и сказала пару слов ференги. Ушастый что-то негромко ответил, а затем указал пальцем на столик Ракара.
-Зачем вы искали меня? - осведомилась кадет, останавливаясь возле ромуланца.

Напиток был не тот, совершенный не оригинал, бледная подделка по составу и запаху, и это только в очередной раз напомнило ему, как далеко он от Родины, от всего того, что ему дорого.
Следующее сравнительно недолгое время Ракар ждал, прислушивался к звукам и разговорам за другими столиками. Важное умение для разведчика - уметь видеть, слышать и слушать, не менее важное, чем способность к беспристрастному незамутненному анализу.

______________
С Квинтилией Перим, разными ференги, молчаливым внешне и очень разговорчивым на самом деле Морном.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Квинтилия Перим от 07 04 2016, 18:24:55
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, “Кваркс”.  

Кадета, спускающуюся из голо-комнат, он заметил сразу. Она не спешила уходить из заведения, и поэтому он просто ее дождался. Неужели у федератов принято не носить с собой средство связи, когда они не на службе? А что они делают в тех случаях, когда могут экстренно понадобиться?
Пару секунд он рассматривал Перим, выглядящую несколько необычно в не звездофлотской форме одежды.
- Я вас вызывал, но вы не ответили, - сказал он, не опуская внимательного взгляда. – Нужно обсудить дело Энн Уильямс. Тем, что мы забрали ее с Волана II, ничего не окончилось.
Квинтилия хмыкнула.
-О чем вы? Что должно было окончиться?
- Там, на планете, мисс Перим, - сказал Ракар, все еще глядя на нее снизу вверх, потому что она до сих пор стояла, - вы сказали мне, что не отпустите вашего соотечественника без борьбы. Что вы не готовы сдаться и пустить ее жизнь под откос, потому что она такой же кадет как и вы. В настоящий момент этот «откос» для нее все еще очень материален. Там все серьезно. И нам надо это обсудить.
-Там на планете, мистер Ракар, я убеждала мисс Уильямс поступить правильно, - холодно ответила Квинтилия, - И она это сделала, в тот раз. Теперь она всего лишь должна продолжать поступать так же, шаг за шагом, и тогда ничего плохого с ней не произойдет. Это очень простая концепция, на самом деле. Поэтому я не понимаю, в чем может быть ее проблема.
Ромуланец отвел взгляд и задумался на мгновение. Взаимопонимание, если оно когда-либо в принципе может быть достигнуто – будет достигнуто тяжелым трудом. Необходимо было объяснять и обосновывать. Но это она первая объяснила ему и обосновала этот мотив, а теперь он должен был ответить если не тем же, то по крайней мере довести дело до конца. Ромуланцы никогда не бросают начатое. Он поднялся из-за стола.
- Тогда я должен объяснить, но не здесь. Здесь - слишком много остро навостренных ушей. Где на этой станции можно поговорить без свидетелей?
Трилл пожала плечами.
-Меня ничьи уши не смущают, поэтому напрягите свое собственное воображение.
Удивительно как Квинтилия Перим совмещала в себе максимальную открытость вместе с максимальной закрытостью. Самое поразительное в этом было то, что так ведут себя и ромуланцы. Если не рассматривать иные признаки характера и взять только это, то Квинтилия была похожа на ромуланку куда больше, чем любой другой из всех федератов, которых он уже видел. И она либо не рассматривала необходимость секретного обсуждения дела Энн Уильямс, либо намеренно пыталась отстраниться от секретности.
- Моя или ваша каюта вполне подойдет, если это не приемлемо, я могу снять голографическую комнату на час. Что еще – баджорский храм, если там свободно, оранжерея, отсек для обучения детей персонала. Не важно где. Разговор требует конфиденциальности.
-Моя каюта пока… - начала Квинтилия.
- Вы сказали: снять голо-комнату? - возле столика будто кролик из шляпы фокусника материализовался официант-ференги, - Конечно, вам следует снять комнату! У нас есть замечательные-увлекательные-развлекательные программы на любой вкус для любых гостей. Джентльмен, порадуйте даму прогулкой под луной Андевиана II или атмосферой живописного маленького кафе в Париже!
Квинтилия отскочила в сторону и замотала головой.
-Мы с ним… да как вы могли подумать!
- Об этом я и говорил, - с досадой произнес улан, понимая, что и все остальные его слова уже были услышаны и запротоколированы местным персоналом. Именно поэтому всякому ромуланцу была выдана строжайшая инструкция молчать в баре ференги на станции Дип Спейс 9, или вести совершенно отвлеченные от дел разговоры.
Он сделал шаг к официанту, стараясь не дотронуться до того руками, хотя очень хотелось взять его за шиворот. Всей своей комплекцией нависая над этим маленьким гуманоидом, он принялся его оттеснять.
- Мне. Не нравится. Такое. Навязчивое. Навязывание. Услуг, – с расстановкой произнес он каждое слово. А потом обернулся к Перим и кивнул головой на выход, - пойдемте отсюда, если у вас нет больше здесь дел.
Наблюдая за действиями ромуланца, трилл широко раскрыла глаза от удивления, а затем без слов последовала за ним к выходу из “Кварк’с” и на Променад. За их спинами ференги что-то недовольно шипел и демонстративно поправлял лацканы своего яркого кафтана.
-Не было необходимости пугать официантов, - наконец, заметила трилл.
Замедлив шаг, Ракар посмотрел на кадета. Его лицо приобрело чуть более зеленоватый оттенок, чем обычно, но быстро возвращалось обратно в норму. Какими интересными фразами она изъяснялась, фразами, к которым он привык.
- И правда, нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Но мне показалось, что необходимость была, он напугал вас. Это неправильно. Но ладно, он все равно получит свою прибыль. Это единственное что для него существенно. Так вот, - теперь он перешел к делу, - если ваша каюта пока неисправна, то моя исправна и вполне работоспособна. И …, да не бойтесь вы меня. Я хочу только обсудить эти все ваши федеральные проблемы, которые стали и моими тоже, потому что мы с вами работаем вместе.
Квинтилия остановилась на месте, как вкопанная.
-Я не какая-то там дамочка в беде, я могу о себе позаботиться! Меня спасать не нужно! - выпалила она, - И я не боюсь ни вас, ни каких-то неприятных типов в баре. Просто его предположение было… неприличным. Я такими глупостями не занимаюсь, чтоб вы знали. Где там ваша каюта?
- На стыковочном кольце, где-то в одном ряду с вашей, - сказал он и пошел в том направлении, одновременно ужасаясь тому, как потерял собственную невозмутимость вовсе не по причине праведного гнева и возмущений федеральной некомпетентностью, безалаберностью, заговорами всех мастей и расцветок. Одновременно злясь на самого себя за не очень полное служебное соответствие в этом инциденте в баре, совершенно не понимая, отчего такое произошло. Одновременно совсем не понимая зачем вообще это все ему нужно и какую пользу принесут его действия Ромуланской Империи. Польза, может быть ощутимая в будущем, была пока что слишком призрачна. Но раз начал, следовало продолжать.
_______________
совместно с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 08 04 2016, 09:50:46
25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, коридоры станции -> каюта господина Верасса.


Освальд прошёл немного по коридору, после чего сел прямо на грязный пол, прислонившись к стене и обхватив голову руками. Со стороны можно было только догадываться, какие именно мысли занимали его, но по отрешённому взгляду и тяжёлому дыханию было отчётливо видно, что землянин крайне озадачен. На его счастье, почти двадцать минут в коридорах поблизости никто не появлялся, и можно было спокойно подумать. Когда же проходивший мимо молодой баджорец поинтересовался, всё ли хорошо, Освальд моментально подскочил, отряхнулся и, бросив безразличное "Да-да, всё в порядке", двинулся дальше, как будто и не было этой паузы.
- Компьютер, где находится пожилой кардассианец по фамилии Верасс? - спросил он, отдалившись от посторонних.
Узнав расположение каюты, кадет направился туда, на ходу выяснив у компьютера, не спит ли почтенный господин. Одного появления в неудачный момент на сегодня ему явно было достаточно.
На этот раз дверь открыли далеко не сразу. Cедой и напоминающий жука-палочника кардассианец встретил Освальда на пороге, в одной руке он держал ковшик с какой-то густой белой жидкостью, пузырящейся и издающей запах несвежей рыбы, а в другой - некий инструмент, напоминающий кухонный венчик.
За спиной кардассианца была видна такая же каюта, как у Кариссы, но там, где у нее стояли диван, кресла и невысокий столик, мебель была сдвинута, чтобы дать место некой установке, на нескольких уровнях которой кипели и скворчали пол-дюжины кастрюль и сковородок. В каюте было очень жарко, воздух был влажным и наполненным паром и странными запахами. Определенно пахло едой, но понравилась бы она землянину - это был вопрос.
- Здравствуйте, господин Верасс, - с интересом разглядывая каюту, проговорил Освальд. - Как вы устроились на станции? Вам нравится здесь?
В голове крутились ещё два вопроса: "Не сердитесь ли вы на меня за ту маленькую хитрость, из-за которой вы тут и очутились?" и "Вы меня вообще помните?", но кадет снова решил не спрашивать самое важное прямо с порога. В конце концов, реакция старика и так даст на них ответы.
-Проходи, проходи, мой мальчик, - скрипучим голосом ответил Верасс, - Соус остывает…
Он отошел обратно к плите (так легче всего было назвать сложную конструкцию в каюте), поставил ковшик на горячую поверхность и принялся бешено размешивать его венчиком.
-Мои кастрюли были лучше, - пожаловался он, - За этими нужно следить, мастер Корам не любит запах гари в своем жарком.
Возможно, это был ответ на вопрос кадета. А возможно, старик просто был безумен, возможно, Волан II просто потихоньку сводил с ума своих обитателей так или иначе.
Верасс поднял ковшик и вылил соус в большую глубокую сковородку, где тушилось мясо странного зеленоватого оттенка. Честно говоря, оно выглядело так, будто уже начало покрываться плесенью.
- А вы любите мясо забу, мой мальчик?
Освальд ошеломлённо посмотрел на повара, потом перевёл взгляд на монструозную контструкцию в середине комнаты. С возрастом многие теряют остроту ума, но этот старик с каждым разом удивлял кадета всё сильнее и сильнее.
- Э-э, ну-у... я его никогда не пробовал, - нашёл он, наконец, нужный ответ, - А господину Кораму вот этого всего, - кадет указал рукой на "плиту" и демонстративно поводил рукой, - не многовато ли будет? Может кого-то ещё позвать?
Карисса Яккат с сыном, глинн Толан, гил Тенма, - это были все доступные кардассианцы, с которыми Освальд был знаком, и не факт, что хоть кому-то из них захотелось бы ужинать в компании Корама.
- А вам точно нужно всем этим заниматься? - всё ещё удивлённо разглядывая происходящее, спросил он. - Ведь в каютах есть репликаторы, в том числе и у господина Корама. Может вам поберечь себя и не утруждаться так? Вы же не на Волане II.
Землянин с надеждой посмотрел на старика, не будучи до конца уверенным, что тот вообще ознаёт сей простой факт.
Верасс перестал помешивать жаркое и в упор посмотрел на кадета. Радужки его глаз тоже были выцвевшими, почти бесцветными, как два прозрачных камня.
-Но это моя работа, это то, что я делаю. Мастер Корам нуждается во мне, он ценит хорошую, настоящую еду. Не все эти… подделки, без вкуса, без запаха, без текстуры! - Верасс даже причмокнул, иллюстрируя свою мысль.
Он слегка наклонился и выкатил из одной секции плиты тележку, на которой уже стояла посуда - тонкий фарфор с голубой каймой.
-Когда-то, кардассианцы умели ценить хорошую трапезу, во времена моей юности, когда Союз еще был сильным и везде царил порядок и изобилие, - ворчливо продолжил он, начиная наполнять тарелки закусками, - Тогда застолья длились часами, под хорошую музыку, за увлекательной беседой. Это вы, молодежь, вечно куда-то спешите - фьють-фьють! Туда-сюда! Скорей-скорей! И заказываете все эти новомодные блюда, баджорскую кухню. Да баджорцы ничего не смыслят в еде, все эти их специи только перебивают тонкие оттенки, которыми следует наслаждаться. Мастер Корам - вот кто понимает старую добрую Кардассию.
- Отнюдь! - довольно бодро возразил Освальд. - Не знаю насчёт баджорцев, но, если обратиться к земной истории, то и там можно найти немало примеров грандиозных застолий, в которых участвовали люди всех возрастов. Но подобное требует очень много труда. Многие охотники, земледельцы, фуражиры, повара и прислуга жизни всю жизнь трудились, не покладая рук, чтобы незначительное меньшинство могло себе позволить регулярно объедаться с грандиозным размахом. В конце концов, слишком многие перестали мириться с этой несправедливостью, и эта страница нашей истории отошла в прошлое.
Кадет немного осмотрелся по сторонам, потом перевёл взгляд на старика и весёлым тоном добавил:
- Хотите убедиться, что и сегодняшняя публика, включая молодёжь, может оценить столь славную кардассианскую традицию? Давайте устроим настоящее застолье! Приглашаются кардассианцы, а также все желающие! Я, конечно, ничего не понимаю в кулинарии, тем более кардассианской, но готов помочь всем, чем только смогу.
-Нет-нет, мастер Корам этого не одобрит, - покачал головой Верасс.
Он закрыл все блюда на тележке полу-прозрачными колпаками и, слегка напрягшись, покатил ее к выходу из каюты.
- Вы же свободный человек! - с жаром произнёс кадет. - Господин Корам ведь не владеет вами и не должен указывать вам, как и что вы должны делать. Подумайте, вдруг результаты превзойдут все ожидания, и жители и персонал станции захотят ужинать так каждый вечер? Вдруг вы найдёте себе помощников и решите открыть ресторан на Променаде, который затмит клингонский, реплимат-кафе и бар "Кварк'с" вместе взятые?
Повар поравнялся с кадетом Макдауэллом, распрямился и серьезно посмотрел на него.
-Я старый человек, мальчик мой, я на этом свете очень и очень давно. А в мои времена кардассианцы знали цену верности, уважали преданность слуг и считали их больше, чем помощниками, мы были членами семьи. Теперь-то все не то, все не так, все куда-то бегут и никакого порядка… Я всю жизнь проработал в доме Корамов, знал отца и застал дедушку теперешнего мастера.  Я знаю свое место в жизни, оно здесь, подле моего господина. Пусть все остальное в мире меняется и рушится, но этого у меня никто не отнимет.
Верасс вытолкнул тележку в коридор и сразу свернул вбок, к соседней каюте.
Освальд несколько минут стоял, как вкопанный, глядя прямо перед собой и явно пытаясь осмыслить последние события. Сначала Карисса Яккат поразила его верностью своему мужу, который, возможно, совершил страшное преступление против своего народа - предательство, а теперь ещё и повар Верасс выбил почву из-под ног у кадета, проявив фантастическую преданность собственному господину. Пусть последнее, по мнению самого кадета, граничило с безумием, оно просто не могло его не впечатлить.
Впрочем, долго размышлять ему не пришлось: бодрящий эффект рактаджино уже давно развеялся, и кадету хотелось спать. Оставалось сделать всего одно дело, и он, собрав волю в кулак, нажал на коммуникатор.
- Освальд Макдауэлл вызывает Джеза Тенму. Мы можем поговорить? Это ненадолго.
_____________________________________
С пожилым господином Верассом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 08 04 2016, 12:13:09
25 августа 2384 года, вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет


Выйдя от гила Тенмы, Тенек решил изменить планы. Артур Лайтман сидел под домашним арестом и никуда не мог деться за пару часов, к тому же его случай был вполне стандартным, а вот вопрос с детской болезнью Тенмы следовало решить.
Во-первых, медицинская карта кардассианца не содержала даже намёка на что-то подобное, и это было совершенно неподобающим обстоятесльвом: Тенек отлично сознавал, что в девяти случаях из десяти соблюдейние правил ведения медицинской документации было страховкой – страховкой, которая может никогда не понадобиться. Или может понадобиться, и тогда наступит десятый случай, когда наличие нужной инфомрации спасёт чью-то жизнь, а её отсутствие убьёт человека вернее, чем выстрел на поражение.
Во-вторых, детская болезнь из-за которой приходилось ежемесячно посещать медосмотры, не может быть пустяком, и чем раньше Тенек узнает о том, что это было, и чем оно грозит Джезу Тенме, тем лучше.
По этой причине вулканец вернулся в лазарет. Первым делом он выяснил время подходящее для вызова доктора Глессина.

В родном часовом поясе гила Тенмы все еще продолжался рабочий день, а поиск по базе данных выдал всего одного медицинского специалиста по фамилии Глессин.
Возможно, это было к лучшему. Тенма назвал как возможный вариант болезнь Оркетта. Конечно, он мог и ошибаться, но на случай если это была действитлеьно она, следовало собрать об этой болезни всю доступную информацию ещё до разговора с доктором Глессином. Тенек погрузился в базы данных: на одном терминале сделал запрос по информационным базам станции и Бэйджора, на другом - по общей базе данных Федерации. Первый поиск должен был осуществиться быстрее, второй мог продублировать его, а мог и существенно дополнить.
Однако информация с обоих терминалов оказалась крайне скудной. Болезнь Оркетта свирепствовала во время оккупации в баджорских трудовых лагерях, и для спасения жизни пациента требовалась пересадка костного мозга от здорового и совместимого донора. Поневоле напрашивалась мысль о том, что навряд ли оккупанты были готовы тратить свои ресурсы на подобные трудоёмкие и затратные операции: разве что в каком-нибудь лагере чудом оказался бы кардассианский врач-альтруист или же напротив – беззастенчивый экспериментатор который посчитал бы заражённых детей подходящим сырьём для экспериментов.
Болели ли кардассианские дети болезнью Оркетта? Клетки спинного мозга кардассианцев были совместимы с баджорскими, при таком положении вещей было не исключено, что болезнь поражала и тех, и других. И всё же было недостаточно данных.
 
Тенек отключил поиск, несколько секунд посидел, упорядочивая информацию, потом встал и вышел в приёмную.
– Мистер Дука, мисс Эвен, мне нужна максимально полная информация о болезни Оркетта.
– Я проверю базы данных, - отозвался Дука, не поднимая головы от заполнения форм, - Завтра утром выдержка будет на терминале в вашей каюте.
– Какой-то бедный ребенок на станции болен? - взволнованно воскликнула сестра Эвен, - Скажите, кто это, я сейчас же отправлюсь и поговорю с его родителями.
Кажется, выражение «подождите до утра» было заветной формулой в работе мистера Дуки Тхолема, его неторопливость резко контрастировала с энтузиазмом мисс Эвен Оро.
– Никто не болен, – остудил её пыл Тенек. – И я уже исследовал базы данных, там крайне скудная информация. Тем не менее, в баджорском секторе это заболевание достаточно известно, и я хотел бы получить о нём всю доступную информацию.
– Если вы уже посмотрели базы, то тут мало что можно добавить, - извиняющимся тоном ответила Эвен Оро, - Баджорские архивы сильно пострадали во время Оккупации. Конечно, их восстанавливают, но на это уйдет еще очень много времени. Вас что-то конкретное интересует об этой болезни?
– Очень многое, – сказал Тенек. – Прежде всего, как часто случались вспышки этой болезни после окончания оккупации? Ваша реакция, – обратился он к сестре Эвен, – наводит на мысль о том, что вы рассматривали случай заражения этим вирусом как вполне вероятный.
– Вспышка во время Оккупации была самой значительной, - ответила Эвен, - С тех пор время от времени встречаются отдельные случаи, но улучшение состояния медицины и уровня жизни не позволяют им распространяться широко. И уровень смертности сократился значительно, поскольку возможности лечения возросли…
– Ты хотела сказать, поскольку теперь возможности лечения просто появились, - мрачно вставил санитар со своего места, - Не то, что тогда.
Итак, болезнь вовсе не отошла в прошлое, и смертельные случаи занимали своё место в статистике.
– Где можно получить статистические данные по современному периоду, – осведомился вулканец.
– Это было всего 15 лет назад, так что мы до сих пор в том же в современном периоде, - проворчал санитар.
– Баджорский научный институт должен иметь эти данные, - ответила Эвен, - Можно запросить у них. Но мистер Тенек, почему вас внезапно так интересует эта тема? В самом деле, если вы подозреваете у кого-то Оркетт, вам всего лишь нужно попросить у них физическую пробу крови, и я смогу сделать анализ в течение всего нескольких часов.
– Мне предстоит разговор с коллегой, – ответил Тенек. – Возможно, эта тема будет затронута, следовательно, мне необходимо в ней ориентироваться. Но кроме того, рано или поздно до меня бы дошло упоминание о болезни Оркетта, а это – тяжёлое вирусное заболевание с угрозой смертельного исхода, и я нахожусь именно в той области пространства, где шанс столкнуться с этой болезнью выше чем где-либо. Самое логичное в этой ситуации – принять превентивные меры и собрать всю необходимую информацию. Именно поэтому меня интересуют все аспекты проблемы. Например, подвержены ли ей только кардассианцы и баджорцы, или она угрожает и другим видам, может ли излечившийся от этой болезни стать угрозой для никогда не болевшего в качестве вируосоносителя, какими путями передаётся заболевание, его симптомы на ранних стадиях...
Тенек остановился и временно подвёл черту:
– Для начала, хотя бы это.
– Подождите-подождите! - Дука, наконец, отвлекся от своих дел, и внимательно посмотрел на Тенека, - Кардассианцы?
– Мистер Тенек, - начала объяснять Эвен, - у нас, баджорцев, с кардассианцами много общего, вопреки нашей внешности. Наши виды скрещиваются и без медицинского вмешательства легко дают потомство, у нас есть общие болезни… Но Оркетт к ним не относится. Это баджорская болезнь. По-крайней мере, я никогда не слышала, чтобы она передавалась другим видам.
–Значит, я ошибся, – констатировал стажёр. – Я предположил, что если болезнь впервые проявилась в рабочих лагерях, то она была занесена кардассианцами, которые болели ею на Бэйджоре или были выздоровевшими носителями вируса.
Тенек подумал, что возможно на его оценку повлияли ещё и слова гила Тенмы, хотя Тенма мог попросту перепутать названия.
– Но даже если эта болезнь не передаётся другим видам, – продолжил вулканец, – я должен уметь оказать помощь баджорцам, если они окажутся заражены вирусом, таким образом эта информация нужна мне в любом случае.
-Конечно, мы сделаем запрос, - пообещала Эвен, - и подберем информацию. И с радостью ответим на ваши вопросы, если они у вас возникнут. Ваша заинтересованность в баджорской медицине - это так… вдохновляюще.
– Это стандартно для врача, работающего в баджорском секторе, – возразил Тенек. – Я сам составлю запрос и включу в него все интересующие меня вопросы, но вам придётся познакомить меня с процедурой его подачи. На Вулкане необязательные формальности сведены к минимуму, и я слабо ориентируюсь в том, что называется бюрократией, а у вас здесь всё очень… медленно. Я не хотел бы по незнанию спровоцировать ещё большую задержку.
– Если вам понадобится, я готова работать с вами бок о бок хоть всю ночь! - с энтузиазмом воскликнула Эван.
Дука только хмыкнул.
– Будет достаточно десяти минут, – снова притормозил медсестру вулканец. – А для ночной смены есть собственный персонал согласно штатному расписанию.
_________________
с Дукой и Эвен


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 08 04 2016, 14:13:10
25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, жилое кольцо, каюта Джеза Тенмы.


- Освальд Макдауэлл вызывает Джеза Тенму. Мы можем поговорить? Это ненадолго.
Тенма с готовностью подтвердил возможность поговорить с Освальдом и сообщил, где находится его каюта. К счастью для уставшего кадета, далеко идти ему не пришлось, молодой кардассианец разместился всего в нескольких дверях от повара Верасса и, очевидно, бывшего мэра Корама.
-Зацени мою новую квартиру! - были первые слова Тенмы, когда Освальд вошел в его апартаменты.
Освальд бегло осмотрел каюту и убедился, что она не сильно отличается от двух других, в которых он недавно побывал.
- Хорошая каюта! - похвалил он и усмехнулся. - Кстати, тебе сосед не нужен? А то в наших переделанных складах как-то совсем тоскливо.
Про вторую причину - занудного соседа-вулканца - он решил не упоминать, тем более, что его вопрос был не слишком серьёзным.
- Есть новости с Волана II? - кадет сразу перешёл к делу.
-Сосед? - задумался Тенма, - Да, но тогда придется найти каюту побольше, с двумя спальнями… Думаю, я смогу это устроить. Новости с Волана II? Нет, оттуда новостей нет, но есть новости О Волане II. Прямо сейчас в ту звездную систему направляется корабль нашего Второго Флота.
- Забудь-забудь, это я не всерьёз, - тут же остановил кардассианца землянин, - К тому же, едва ли мне или кому-то ещё из нас позволят съехать. Такое ощущение, что мы все сейчас не на хорошем счету.
Чуть подумав, он продолжил:
- Только бы обошлось без погромов, а то ведь от живущих там землян можно ожидать чего угодно. Послушай, м-м-м... - кадет немного замялся, прежде чем продолжить, - а что всё же будет с солдатами? Суд или... - он замолчал, вопросительно глядя на коллегу.
-Не знаю, - ответил кардассианец, - и, признаюсь, меня это не особенно беспокоит. После того, что они сделали…
Освальд насторожился. В лазарете "Саратоги" Тенма разве что не показывал на ком-то, что именно хочет сделать с предателями, а сейчас демонстрировал полное безразличие. Будь на месте Тенмы землянин - сомнений бы не было, что он просто остыл, но кардассианцы - хитрый народ, да ещё и не особо доверчивый. Мог ли Тенма врать? Стал ли он плохо относиться к Освальду после произошедшего? Надо было проверить.
- Меня совесть замучила, - осторожно подобрал он слова. - Мы эвакуировали с поверхности женщину с ребёнком, но даже не потрудились найти её мужа. Нехорошо семью разрушать, неправильно это. Я надеялся на твою помощь в этом вопросе.
Лицо Тенмы приобрело удивленное выражение, потом он усмехнулся.
-Ты про Кариссу? Освальд, ее муж - солдат, это его работа - быть там, где опасно, и она сама прекрасно об этом знает. Как ты представляешь себе армию, которую надо эвакуировать каждый раз, когда становится немного жарко?
- Про неё, да, - кивнул в ответ кадет, - Я спрашиваю, потому что её муж был с нами в резиденции. Мне сообщили, что солдаты гарнизона разошлись по домам сразу после нашей эвакуации, но до Кариссы её муж так и не добрался. Вдруг он её сейчас ищет и не знает, что она у нас на станции?
-Они сами свяжутся друг с другом, когда осядет пыль, - отмахнулся кардассианец, - Это нормальная ситуация, когда жена неделями не знает, где находится ее муж. И это он еще не состоит ни в каком особом подразделении и не участвует в секретных миссиях. А вот ребят из Третьего Флота, например, могут вызвать в любое время дня и ночи и отправить куда угодно, и они не имеют права разглашать свои задания даже семье. Я слышал, что Звездный Флот - не военная организация, поэтому тебе это может казаться странным…
Звуковой сигнал прервал слова Тенмы. После приглашающего ответа кардассианца, двери каюты разошлись в стороны, и на пороге появилась молодая женщина в очень откровенном платье, расшитом крупными разноцветными камнями. В волосах у нее колыхались золотые ленты и шпильки, а в руках она держала поднос с витой бутылкой и парой стаканов.
-О, Освальд! - воскликнул кардассианец, - Будешь настоящий канар? Это, кстати, моя новая подруга… - он щелкнул пальцами, вспоминая имя.
-Глидия, - подсказала женщина.
- Освальд, - дежурно представился вошедшей девушке кадет. - Рад знакомству.
- Какой канар? Я и так с ног валюсь, не хватало ещё... - наигранно возмутился он сначала, но потом любопытство взяло верх, - Ну, разве только по чуть-чуть. Никогда не пил канар.
-Вот это я понимаю! - радостно воскликнул молодой кардассианец, - Женщины, вкусная еда, выпивка - что еще может скрасить жизнь лучше? В таком захолустье, как Волан II, меня спасало только это. Глидия, у тебя же найдется симпатичная сестренка для моего друга? Я не поскуплюсь, ты ведь уже сама убедилась, что я могу быть очень щедрым.
-У Мидии сегодня тоже выходной, - с улыбкой ответила девушка, - Она будет рада присоединиться к нам.
___________________________________________________________
С Джезом Тенмой и появившейся под конец Глидией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 08 04 2016, 16:53:51
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Ракара.


Открыв каюту своим кодом, который он недавно изменил с предоставленного ему по умолчанию, Ракар зашел первым, а потом нажал кнопку для активации обратного хода створок дверей, когда кадет Квинтилия Перим пересекла линию раздела между пространством коридора и пространством каюты. Федеральное коварство, конечно, могло не иметь своих пределов, и, звуко и видеозапись происходящего в каютах они вполне могли вести, но, по крайней мере, всё здесь произнесенное теперь не будет доступно никому из бесчисленного множества желающих узнать ромуланские и федеральные конфиденциальные данные. А федераты пусть слушают, если у них есть такие намерения, может быть из этого выйдет нечто полезное.
Ракар прошел по каюте до стола кардассианского дизайна и свободно присел на край стола.
- Бросайте сумку где вам удобнее, и, пожалуйста, садитесь, - повел он рукой в сторону кресла.
Квинтилия прошла в каюту за ромуланским уланом и остановилась посреди комнаты, скрестив руки на груди.
-Не думаю, что этот разговор будет настолько длинным, чтобы располагаться с комфортом и чувствовать себя как дома. Что такого серьезного происходит с мисс Уильямс?
Ромуланец предположил, что Перим не в курсе происходящего. Странно, командиру полагалось обладать информацией. И она наверняка ей обладала, но ее мотивация изменилась.
- Кадет Энн Уильямс находится под арестом и ее обвиняют в принадлежности к маки по результатам событий на планете. Что это такое – вам известно лучше, чем мне. Она отрицает это и по сути не виновна. Но ее позиция колеблется. Предательство – вещь сложная, имеющая определенные мотивы, причины и поводы, один из которых – заблуждение. Шаг за шагом совершать правильные действия – не так легко, когда не уверен в том, что правильно. Энн Уильямс нуждается в контроле и поддержке товарищей из вашего флота, флота, которому она принадлежит. Это совсем не моя область компетенции. И поэтому я хочу спросить вас, готовы ли вы также как на планете бороться за нее до какого-то определенного предела? Или ваша позиция с тех пор претерпела изменения?
Трилл тряхнула головой, будто пытаясь отогнать какие-то мысли.
-Слишком много информации, я даже не знаю, с чего начать. Кто бы мог подумать, что вы такой разговорчивый! Во-первых, я понятия не имею, что происходит с кадетом Энн Уильямс - по громкой связи нам об это не объявляли. Во-вторых, постарайтесь вспомнить, что мы в Федерации, а не на Ромуле. Вы, очевидно, размышляете понятиями, к которым привыкли на родине - арест, обвинения, предательство… Но мы здесь делаем все не так, как вы, мы не арестовываем людей без причины и не обвиняем их. Поэтому или причина действительно существует, или это не арест. Но пока я не знаю дословно, что произошло, без призмы вашего личного восприятия, я ни о чем не могу судить. Так что вам действительно известно?
Ракар усмехнулся, но совсем беззлобно. Не всякие федераты обладали повышенным вниманием к происходящим событиям, либо… либо были заняты чем то другим.
- Хорошо, начнем сначала. Для начала, Энн Уильямс сидит в собственной каюте без права выхода из нее, и у ее дверей стоит служба безопасности. То же самое произошло с кадетом Лайтманом и землянином по имени Сатал. Суть их обвинений мне не известна, зато мне известно то, что касается Уильямс. В ее адрес произнесено слово «маки». Ее будут допрашивать…, ну, наверное, не так, как это делаем мы, а путем вопросов и ответов. Ее отец – лидер восстания на планете, спровоцированного предложением Федерации о сотрудничестве. И она не готова предать свою семью, но саму себя не относит к организации «маки». По сути – ее действия там не носили враждебного к нам характера, напротив, она помогла нам бежать. Это существенно для доказательства ее невиновности. Но еще, ее саму нужно убедить в том, какой путь будет правильным. Эмоции, ее разрывающие, посвящены обиде на Федерацию и несправедливым по ее мнению обвинениям. Это следует уладить. И еще – да, я размышляю понятиями, в которых воспитан и привык называть вещи своими именами. Но я хочу найти между нами нечто общее, разве у вас не та же цель?
-Есть разница между арестом и задержанием, - заметила Квинтилия, - Что такого в том, что какие-то люди хотят задать Энн какие-то вопросы? Все, что вы сказали - про ее отца и что было на Волане II - это же действительно правда и это серьезно, у Звездного Флота есть все причины для беспокойства. Разумеется, они не готовы сразу доверять Энн после всего, что было! Это как… как если бы я приехала на ваш Ромул и попыталась бы вступить в ваш Тал Шиар! Разве у вас не возникли бы ко мне вопросы?
- Несомненно, - согласился улан, медленно склонив голову, - все закономерно. В примере с Ромулом, однако, вы оперируете невероятностями. Наша служба безопасности куда совершеннее вашей. Но мы не об этом. У меня всего один вопрос: собираетесь ли вы, Квинтилия Перим, продолжать бороться за верный выбор Энн Уильямс, за ее судьбу в Звездном флоте и следование тому, что для вас правильно, или устранитесь от этого?
Квинтилия вздохнула.
-Я думала, она уже сделала свой выбор. Нет, правда, я понимаю, что у нее трудная ситуация - с одной стороны ее семья, с другой - Звездный Флот, все такое. Но она действительно не сможет сидеть на двух стульях сразу, никто ей этого не позволит. И никто не будет держать ее за руку каждый раз, когда она в чем-то не уверена или ей страшно. Мы все выбираем и все от чего-то отказываемся, мне очень жаль, но так и есть. Как офицер, я не думаю, что должна объяснять ей очевидные вещи о том, как она должна себя вести. А как человек… ну, я просто не думаю, что из нее получится хороший офицер, что она вообще сможет вписаться, так что какой во всем этом смысл? И лично я просто не люблю людей, которые сами не знают, чего хотят.
На самом деле, Ракар с некоторым напряжением ждал ее ответа, внимательно изучая эмоции на лице федерального кадета. От этого ответа многое зависело. Он должен был получить либо подтверждение, либо отрицание. Очень важное. Он отвел взгляд и посмотрел в сторону, задумался на секунду о своем. Это было подтверждение. И он не оказался разочарован.
- Никто не любит таких людей. Цениться преданность, а не колебания. Но попытка не пытка, и тут есть шансы. Ровно до тех пор, пока она не примет окончательное противоположное решение. Что ж, хорошо. Более подробно можно обсудить утром, когда она напишет свой отчет. А что с вашей каютой? Она «пока не» что?
-Она пока не готова, - нехотя ответила Квинтилия, - Моя соседка, Кейра Миррим, не продолжит участие в проекте, ее отправляют на реабилитацию на Бэйджор после ее ранения. Кто-то должен прийти забрать ее вещи, и я не хочу мешать. Кроме того, я пока не знаю, кого поселят на ее место и останусь ли я вообще в той комнате. Но вам-то что с того?
Как же яростно она защищала свою внутреннюю сущность, к стене между ней и остальным миром было подведено высокое напряжение. По крайней мере сложилось такое ощущение. Или просто потому, что они были врагами, всегда раньше, даже когда воевали вместе. Империя Ромула и Федерация. Всегда и только врагами, потому что вещи нужно называть своими именами. Но он не мог позволить себе навредить единственному федерату, показавшему ему призрачную далекую возможность совсем иного существования. Поэтому он не заставит ее защищаться еще больше. Для этого офицера Звездного флота он не враг.
Ракар медлил с ответом, пристально глядя на Перим. Наконец, качнул головой отрицательно.
- К вечеру все изменится. Глинн Толан не оставит кадетов ночевать в коридоре, мисс Перим. Благодарю за ответы.
-Разумеется, не оставит, - фыркнула трилл, поправила сумку на плече и двинулась к выходу из каюты.
_______________
И Квинтилия Перим.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 08 04 2016, 17:11:47
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Сатала



Оставшись в каюте один, Сатал прошёл в ванную и включил воду. Когда принесут поесть, нужно будет оставить у себя пустую чашку, а пока что придётся пить из пригоршей. Впрочем, это мелкое неудобство.
Сейчас важнее было другое. Судя по словам коммандера Мори, положение Артура было серьёзнее, чем он предполагал изначально. И она ничего по этому поводу не пояснила. Оставалось спросить у самого Артура, раз уж им позволена связь друг с другом, такая возможность у него есть. Вулканец прошёл к терминалу.
- Компьютер, установить связь с каютой Артура Лайтмана.
Был риск, что он позвонит невовремя - с Артуром сейчас тоже мог кто-нибудь беседовать, к примеру, - но в этом случае адресат, скорее всего, просто не ответит.

Одинокому курсору вверху белого листа пришлось мигать не больше десяти минут. После того как коммандер, координатор и советник вышли из каюты, ровно 10 минут Лайтман собирался с мыслями, чтобы снова погрузиться в события планеты Волан II и ее окрестностей. Эти события были настолько живы в памяти, настолько волнующи и эмоциональны, что полное осмысление их еще не пришло. Осмысление приходило постепенно. Теперь, зная свой итог и дальнейший путь, с которым слишком сложно было смириться, который сложно было принять, кадет Лайтман смотрел на курсор и сосредотачивался.
Написание отчета на самом деле не было скучным делом. Всякий отчет о событиях помогает их систематизировать и понять. Понять снова как собственные действия и решения, которые и без того были обоснованы, так и события. И собственные ошибки. Это некий принудительный способ пост-анализа, формально навязанная обязательная форма рефлексии, которая и без того была свойственна большинству достойных людей. Это правила, которые Артур понимал, принимал, и которые любил. За которые в какой-то мере держался.
Его отчет не был простым описанием событий, он всегда добавлял в отчеты выводы и обоснования, объяснения мотиваций. Лайтман целиком и полностью погрузился в написание отчета, но спустя какое-то время его прервал видео-вызов. Артур принял запрос, и на экране появился Сатал.
- Привет, - сказал он.

Первый порыв произнести стандартное вулканское приветствие Сатал остановил, подумав, что в их положении подобное пожелание прозвучит несколько нелепо. Поэтому он ограничился простым “приветствую”.
- Я хотел поинтересоваться, приходили ли к тебе коммандер Мори, глинн Толан и советник Рилл, - начал Сатал. - Сам я как раз закончил с ними беседу и узнал, что мне пока что ничего не предъявляют, но и в то же время не знают, что со мной делать. Мне также хотелось бы узнать, что знаешь ты насчёт своих перспектив и будущего. Тебе что-нибудь уже предъявили?

Лайтман смотрел в экран несколько отстраненно, переключиться с отчета на Сатала ему удалось не сразу. Кроме того, ему чертовски не хотелось ни с кем разговаривать. Прямо сейчас он очень хотел остаться наедине с самим собой, хоть на какое-то время.
Помедлив немного, он кивнул.
- Да, приходили все трое. Хорошо, что не предъявляют. Мне жаль, что я не удержал тебя и вовремя не объяснил все правила. Не следовало нападать на своего. Никогда нельзя нападать на своих. Есть ряд событий, при которых такое необходимо, но твой случай – в них не входит.
И снова небольшая пауза.
- Про меня… Я сделал достаточно для того, чтобы обрести последствия. Насчет будущего, Сатал, я знаю только одно – будущее не предопределено и оно зависит только от нас. Пожалуй, это всё что я знаю.
Сатал внимательно вгляделся в лицо на экране. Ему казалось или собеседник действительно был не расположен к разговору? Возможно, он всё-таки позвонил не очень удачно?
- Я не спросил тебя, удобно ли тебе сейчас говорить, - произнёс вулканец. - Если ты предпочитаешь, чтобы я позвонил позже, скажи, когда тебе будет удобнее.
- Вовсе нет, мне удобно, я пишу отчет, и больше ничем не занят. Расскажи лучше про то, что у тебя было на планете, а то я до сих пор не в курсе, - сказал Лайтман.
- Я телепортировался к дому Клейборнов, где непредвиденно встретился с доктором Эвансон, мистером Тенеком и мистером Ракаром. После этого мы на ховеркаре направились к шаттлу, где находились миссис Яккат с сыном и Бо. Как оказалось, Бо к тому времени сумел починить шаттл. Изначально я собирался поговорить с его родителями, но поскольку дома никого не застал, а вместо этого встретился с миссис Эвансон, то у нас состоялся разговор с ней. Она тоже была озабочена судьбой Бо, и попросила мистера Тенека заблокировать его воспоминания о нас. Так он не сможет никому рассказать, что он для нас сделал и что помог нам. Кроме того, она постарается убедить мистера Клейборна - мать Бо покинула Волан 2 года назад - перебраться на другую планету вне Федерации. Я пообещал оказать им материальную помощь и уже успел поговорить с миссис Рилл, возможно, ей удастся помочь мне найти клиентов, которым требуется написать какие-то программы.
Сатал помолчал немного и добавил, отвечая на предыдущую реплику Артура:
- Я знаю, что виноват перед офицером в транспортерной. Мне жаль, что пришлось так поступить, но я выбирал из того, что было безопасней для него. Я боялся, что если я попытаюсь его уговорить, он попадёт под трибунал. Сейчас он по крайней мере в порядке и не имеет проблем с законом.
Лайтман выслушал Сатала и задумался о сути бытия. «Тенеком и Ракаром». Как интересно… Ромуланец подружился с вулканцем.  Они остались там вдвоем и что-то делали. Вместе. Такие разные. Это много значило для будущего. Но размышлять об этом следовало потом. Рассказ про Борегарда Клейборна был существенным и познавательным. Доктор Эвансон нашла лучший выход, теперь парень в безопасности. А ему самому было необходимо исполнить обязанности командира, которые он так легко опустил, которые так позорно посчитал слишком для себя трудными. Потому что командование означает не просто отдачу приказов и принятие решений. Командование еще подразумевает заботу о своих подчиненных, направление их на путь истинный, беседы с ними и объяснение неясного. Именно это второе было для него слишком трудным. Тем, что он счел возможным избежать. Ошибочно. И теперь, преследуя  цель прожить свои последние дни достойно – он был обязан следовать идеалу.
- Понятно, - ответил Лайтман, - я хорошо понимаю, что значит когда уходит .. ну .. жена. Но почему ты решил по своему разумению, что Клейборнам следует покинуть Волан II? Кстати, Сатал. Волан – это звезда этой системы. Планета правильно называется – Волан II. Она вторая от звезды на орбите. Так вот, почему им надо покидать свой дом? Там ведь их дом. У них там своя жизнь. Ты не имеешь право решать за них, никто не имеет такого права.
Сатал нахмурился. Слова Артура о том, что он, Сатал, принимает, или пытается принимать какие-то решения за других людей, показались ему странными.
- Мне кажется, ты смешиваешь понятия, - заметил вулканец. - Даже если бы мне удалось встретиться и поговорить с мистером Клейборном самому, это всё равно нельзя было бы назвать принятием решения за него. Совершенно очевидно, что это всё равно было бы его решение, даже если бы мне удалось на него как-то повлиять. Кроме того, формулировка “ты решил” не совсем корректна: Лора Эвансон придерживается аналогичного мнения. Меня же беспокоит будущее Бо, я писал тебе об этом подробно в письме, но если какие-то из моих мотивов остались непонятными, я готов пояснить.
___________________
Артур, Сатал.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 08 04 2016, 17:13:24
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, сеанс связи между каютой Лайтмана и Сатала


Лайтман посмотрел поверх монитора. Как говорилось ранее – трудная это работа, из болота тащить бегемота. Но это было необходимо.
- Сатал, ты напал на шефа транспортерной чтобы донести до них, по твоему мнению, необходимость покинуть планету. Вероятно, у нас просто система терминов не совсем совместима, я постараюсь выражаться точнее. Не нужно пояснять, мне понятны твои предпосылки и мотивы, дело не в этом. К примеру, я не согласен с тем, что им вообще следует покидать планету. Я не согласен с этим посылом. С чего бы? Вот пришли бы к тебе незнакомые люди и сказали бы, что тебе нужно покинуть Вулкан, потому что на Вулкане плохо. Что ты им сказал бы? Проведи аналогию с самим собой. Ле Бланки? Они его используют? А что, в другом месте его использовать не будут? Где-то, куда будет потрачена куча усилий, жизни, потери собственного дома. Все будет также или еще хуже. И, наверное, я плохо объясняю. Но я не считаю нужным бросать свой дом из-за мелких неприятностей. Напротив – свой дом следует защищать. Далее – я слышал о том, что ему необходима генная модификация, и потому должен спросить тебя, хорошо ли ты знаешь историю Федерации? Ты знаешь кто такой Хан? И какими были дети Эрика Сунга? И чем все это кончилось? Ты скажешь -  Бо таким не станет, а откуда ты знаешь? Ты что, баджорский Пророк из червоточины? У тебя есть гарантии? Будущее Бо… Да, я прекрасно знаю, что своими действиями подставил его, но теперь, благодаря доктору и Тенеку все будет как было. Я им благодарен. И, Сатал,  нет, я не требую ответов прямо сейчас, просто подумай над тем, что твоя точка зрения не единственно верная. Есть и другое понимание вопроса, есть другая сторона, которую я тебе показал. И ее нельзя сбрасывать со счетов.
Сатал задумчиво опустил глаза в терминал. Артур сейчас сказал страшную вещь: что Бо будут использовать в любом другом месте. Сатал был убеждён, что его не использовали бы в Федерации. Правда, в Федерацию им путь заказан. Но и за её пределами общество не состоит из одних Ле Бланков. Так он, по крайней мере, рассуждал.
- Я исходил из того, что в другом месте им пользоваться не будут, - признал Сатал.  - И не будут планировать преступлений с его участием. Ле Бланки не угрожают их дому, они угрожают личности Бо. Кроме того, эффект блокировки воспоминаний временный, а мистер Тенек утверждает, что в этих воспоминаниях содержится к тому же полезный для Бо опыт. С другой стороны, что будет, если Ле Бланкам в конце концов удастся его подставить? Как он потом будет себя чувствовать, если пройдёт лечение? Я знаю, кто такой Хан, но ведь и ты не можешь утверждать, что Бо станет непременно таким. Здесь как минимум нужно узнать мнение нескольких докторов. И должен тебе напомнить, что Хана и аугментов целенаправленно делали превосходящими людей по многим качествам, насколько я понимаю, это относится и к такому качеству как агрессия. Кроме того, не всякая цивилизация обязана повторять историю Земли. К примеру, на Денобуле генная модификация имеет давнюю историю, и у них не наблюдалось таких проблем. В то же время, земная история имеет ряд примеров, когда использование энергии атома приводило к трагическим результатам. И тем не менее, её продолжали использовать. Многие расы не мыслят своей жизни без эмоций, в то время как вулканцы считают их пагубными, и не без оснований. Возможно, и в деле Бо многое зависит от врача и технологии?

Лайтман отрицательно покачал головой. Если уж этот разговор пошел про вулканцев и эмоции, и про энергию атома, то его следовало закруглять. Опасное отхождение от изначальной темы в тему произвольную превращало разговор в демагогию. Он ничего не смог доказать Саталу, потому что тот считал свою точку зрения единственно верной и не собирался что-то менять. Да, кадет Лайтман был плохим командиром, и это возымело свои последствия. Теперь эта ошибка будет исправлена, потому что никаким командиром он больше не будет, хвала баджорским пророкам.  По части Сатала он хотя бы попытался. Но бывают задачи, которые решить невозможно.
- Все что у тебя есть – лишь призрачная надежда. Но не попадись в иллюзию абсолютной собственной правоты. Это тупиковый путь. И самооправдание своих не очень хороших действий высокими целями – тоже не очень хороший путь. На своих нельзя нападать, со своими надо договариваться. Собственно – это то, что я хотел тебе сказать. А у Клейборна есть отец. И однажды на досуге подумай о том, что будет, если некто будет заставлять тебя покинуть Вулкан навсегда. Вот и все. Это очень просто.
Сатал растерянно смотрел на Артура целых долгих несколько секунд. В ответ на такую отповедь у него не было слов, он даже забыл, что собирался ещё расспросить Артура о Кораме и трибунале. А когда вспомнил, подумал, что теперь-то он ему уже точно ничего не ответит, не захочет разговаривать. Он знал, что его будут считать преступником, это было неизбежно. Но он даже не предполагаал, что все его мотивы и объяснения Артур воспримет не более чем как попытку самооправдания. И никакие аргументы его не интересовали…
- Перед спуском я отправил тебе письмо, потому что думал, что никогда больше не увижу ни мать с отцом, ни Вулкан, - глухо проговорил вулканец. - Ты считаешь, я сделал всё это ради забавы?
Вернулся, чтобы представть перед судом, возможно, быть выданным другому государству… Вот так самооправдание! Советник Рилл говорила, ему нужно научиться себя слушать? Прямо сейчас Саталу совершенно не хотелось знать, что он чувствует. Если Артур, с которым они побывали в бою, рассматривает его действия таким образом, то что уж говорить о тех, кто его не знает?

- Думаешь, я не понимаю, что значило твое письмо? – хмуро сказал Лайтман. Но он вовсе не собирался говорить о том, как у него все похолодело внутри в тот момент, когда письмо было воспроизведено. – Я все понимаю. И ни о какой забаве речь не шла. Я сказал то, что сказал. Не более того. Не нужно додумывать сверх сказанного, прошу тебя. Но я был должен объяснить тебе это хотя бы пост-фактум. Что нападать на своих нельзя. Вот и все. Я прошу тебя сделать вывод и не поступать так в будущем. Потому что мне не все равно на то, что с будет с тобой в будущем. Было бы все равно – я бы ничего не сказал.
Слова Артура отвлекли Сатала от его мыслей: он даже не заметил, как задумался, и пауза затянулась.
- Какой способ поведения выбрал бы ты? - поинтересовался Сатал, беря эмоции под контроль, его голос снова звучал бесстрастно.
- Я уже сказал, что я бы договаривался.
- То есть, ты попытался бы уговорить оператора спустить тебя на планету? - уточнил Сатал. - Я правильно понимаю?
- Есть разные варианты действия, и людей, участие не ограничивается только оператором транспортера. Существует бесчисленное множество иных вариантов и иных шансов, - неконкретно сказал Лайтман, глядя куда то поверх монитора. – И я не уверен, что готов это обсуждать. Ладно, Сатал. Мне нужно дописать отчет, мы сможем поговорить попозже. У меня нет ответов на твои вопросы, я не идеален, я ошибаюсь как и множество других. Даже хуже чем множество других. Я взял на себя ответственность, с которой не справился,  но это в прошлом. Просто подумай о моих словах беспристрастно, хотя и они тоже могут быть ошибочными. Это просто другая точка зрения, не более того.
Сатал понял, что с ним прощаются. Очевидно, он выбрал всё-таки неудачное время для звонка. Либо же дело не во времени, а в нём самом.
Если бы Артур ответил на его вопрос положительно, вулканец спросил бы, стал бы Артур уговаривать оператора даже в том случае, если бы предполагал, что оператор в случае согласия попадёт под трибунал. Если бы отрицательно - он бы спросил, какие попытки договориться Артур имел в виду. Но Артур не сказал ни того, ни другого, более того, он ответил, что у него вообще нет ответа на вопрос. Либо же Артур не видел альтернативы - либо не желал её обсуждать. В любом случае, Сатал понимал, что “другой раз” едва ли настанет в ближайшее время - если настанет вовсе. Но спрашивать о том, что он не успел спросить, было поздно.
Сатал коротко кивнул.
- Конечно. Я тоже буду писать отчёт. Ты можешь мне позвонить, когда освободишься.
Такая формулировка давала его собеседнику свободу действий: если Артур так и не захочет говорить с ним, он просто не позвонит.

_________
С Саталом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 08 04 2016, 17:19:34
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо



Отключившись, Сатал некоторое время сидел, задумчиво глядя в монитор. Ему так и не удалось узнать то, ради чего он звонил. Тем не менее, судьба Артура ему не была безразлична, и если с ним никто не хотел это обсуждать, то, может быть, согласятся хотя бы сообщить, когда дойдёт до дела?
Поразмыслив, он притронулся к коммуникатору и вызвал Иламу Толан.
С небольшим запозданием координатор ответила короткое «Слушаю». От слуха Сатала не мог укрыться шум воды в душе, шедший фоном к голосу координатора.
- Мэм? Простите, что… - начал вулканец. Кажется, он сегодня везде невовремя. - У меня к вам небольшая просьба, но если мне лучше позвонить позже…
- Я вас слушаю, мистер Сатал, говорите, - поторопила его женщина. Шум воды затих, и теперь он мог слышать Толан отчетливо.
- Возможно, моя просьба покажется неуместной, но это действительно важно для меня. Это касается мистера Лайтмана. Я понимаю, что никто не хочет обсуждать со мной этот вопрос, я могу только догадываться о том, что ему грозит трибунал либо нечто большее… Не знаю, что, но… Я бы хотел хотя бы знать, когда дойдёт до дела и… свидетельствовать в его пользу, если будет суд.
Вулканец умолк. Больше сказать ему, пожалуй, было нечего, и он не знал, что может ещё сделать.
- Раз мистер Лайтман вам ничего не сказал, у него были на то причины. Насколько мне известно, трибунал ему не грозит, но при необходимости вас и других участников проекта привлекут в качестве свидетелей. Я учла ваше мнение. Вы хотели что-то еще сказать?
- Нет, глинн Толан, благодарю вас, - ответил Сатал. Похоже, он только что получил чисто вулканский ответ от кардассианки: она опровергла его предположение относительно трибунала, но ни слова не сказала о том, что грозило Артуру на самом деле. Вариант “ничего” либо перспектива просто вылететь из проекта исключались: ему ясно сказали, что положение Артура серьёзнее, чем его самого. Стало быть, речь идёт о каком-то другом суде. Гражданском - но Артур военный - или… Ну не может же Кардассия требовать его выдачи!
- Жду ваш отчет, мистер Сатал, - напомнила Толан. – Конец связи.
За мгновение до того, как связь отключилась, Сатал вновь услышал шум душа в коммуникаторе.
_______________
Я и Илама Толан


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 08 04 2016, 21:30:21
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, Кварк’с, голокомнаты.



Час назад, М’Кота была уверена, что всё, что ей сейчас нужно – это хорошо подраться. Она так и сказала юркому ференги, который тут же рассыпал по стойке гору кристаллов и начал расхваливать каждый из них в отдельности.
– Плевать что! – прервала его М’Кота, – Но чтобы была хорошая драка и много препятствий.
Ну что же, программа оказалась вполне: там была и хорошая драка, и осыпающиеся камни, и вечный багровый закат трёх крохотных солнц, и ощущение пристального хищного взгляда, упирающегося тебе в спину... Казалось бы, что ещё нужно, если ты хорошо отдохнул, и у тебя осталась целая куча нерастраченных сил и ещё больше нерастраченной злости? Это же уму непостижимо – ввязаться в такую заварушку, как на Волане II и даже толком не подраться!

И вот в самой середине веселья М’Кота выключила программу и уселась на пол у стены, таращась на пустую комнату. Какого чёрта? Что в этой жизни не так? Что с ней не так? Девушка вытащила д’к-таг и несколько раз сложила и разложила его.
Всё-таки это какой-то бред! Было бы совершенно нормально, если бы после этой миссии под арестом сидела она, а клингонские представители стучали кулаком по столу и требовали прекратить бардак и восстановить её статус – это соответствовало бы всем законам этого дурацкого мира, а то, что происходило сейчас, никаким законам не соотвествовало, потому что под арестом сидели два идеально законопослушных федеральных парня, а это, скажем прямо, тот ещё бред.
И их наверное отчислят, потому что федераты ужасно, нестерпимо законопослушны!
И она больше не увидит Артура!

М’Кота резко сложила кинжал и едва удержалась от того, чтобы всадить его в стенку. Подумаешь не увидит! Не видала она его раньше, страдала что ли? Они знакомы всего пару недель, и за всё это время едва обменялись парой фраз, было бы из-за чего страдать! Отчислят и ладно!
Но после этой мысли ей захотелось вырвать из стены парочку голоэмиттеров, и она пожалела, что выключила программу. И это тоже было безобразным нарушением Вселенского порядка.
Ну допустим, успокоила она себя, тебе не совсем всё равно: в конце концов вы всё-таки были вместе в этой заварушке, а это предполагает товарщеское отношение. Ты, может, и не будешь страдать, а эти двое страдать очень даже будут: столько усилий, столько стараний и всё прахом из-за жирного трусливого чинуши и нескольких ничтожных придурков. Если бы она была на месте Артура и Сатала, вряд ли в каюте остался бы хоть один целый предмет! Эта мысль развеселила М’Коту и направила её мысли в деятельное русло.
Для начала кто сказал, что их отчислят? Мы ещё поборемся! Хвала Кейлесу, тут есть кому стукнуть кулаком по столу, даже если это и не произведёт большого впечатления. а для начала, стоит, пожалуй поднять узникам настроение. М’Кота вскочила на ноги и направилась к выходу – она не привыкла откладывать дела в долгий ящик.

25 августа 2384 года, вечер
ДС9, Кварк’с, стыковочное колцо, Променад.


Кажется оптимистиный и деловой настрой дал свои плоды. На выходе из голокомнат М’Коту осенила ещё одна мысль, и клингонка быстрым шагом направилась к своей каюте, однако, приблизившись к Стыковочному кольцу она замедлила шаг, а затем и вовсе остановилась: осталась ли за ней её прежняя каюта? Когда она вернулась на станцию с Бэйджора её каюта ещё была непригодна для жизни; саму М’Коту это не слишком волновало, но ей всё же отвели временное жильё. И куда ей теперь идти: туда или сюда? Поразмыслив, она решила не протирать понапрасну сапоги и прямо спросить об этом координатора.

Ответ на вызов М’Коты последовал не сразу, а когда Толан, наконец, ответила, было похоже, что она только что что-то быстро прожевала.
- Глинн Толан слушает, - раздался голос координатора.
– Тави’Ян М’Кота, – рапортовала клингонка. – Я хотела узнать, где теперь буду жить.
Толан настолько была погружена в свои мысли (и совсем немного – в горячий сэндвич, только что из репликатора), что не сразу поняла, что именно от нее хочет кадет М’Кота.
- Вы имеете в виду каюту?
Толан еще не успела проверить, в каком состоянии каюты, но схему нового расселения составила еще на «Саратоге», когда первые четыре часа ожидала аудиенции у Нечаевой.
- Вы получите всю информацию позже, в течение следующего часа. Впрочем, если это срочно…
– Никак нет, мэм, – воскликнула М’Кота, в которой ленивый ответ кардасианки разбудил сразу десяток клингонских чертенят, – Это не срочно. Если мне захочется уединения, я устроюсь в коммуникационном туннеле, а если это вызовет какие-то недоразумения, отлично заночую в камере Офиса Безопасности.
- Комму… Так, подождите! Никакой службы безопасности. Через час информация будет на вашем падде. До этого времени вы сможете подождать.
Губы М’Коты растянулись в улыбке, очень довольная произведённым эффектом она ответила:
– Есть, мэм. Думаю, за час ничего интересного не случится.
Как раз в этот момент ей пришло в голову, что для реализации её плана людное место подойдёт даже больше, чем каюта, и она решила вернуться на Променад. Общественный терминал показался ей совсем неплохой идеей. Изначально у неё просто появилась мысль попросить отца как-нибудь донести до близких к руководству проекта людей клингонскую точку зрения на ситуацию, но теперь она подумала, что лично ей – М’Коте – скрывать абсолютно нечего, и она готова повторить свои слова перед кем угодно, поэтому совсем необязательно разговаривать в каюте, можно и в любом другом месте.

Она подошла к ближайшему терминалу на Променаде и вызвала отца. Это вполне могло окончиться неудачей: она знать не знала, где сейчас носит капитана Колхара вместе с его кораблём, но ей повезло: когда она уже решила было, что отец на вахте, экран засветился, и с него глянул широколицый клингон с проседью в тёмно-рыжих волосах.
– Папа, скажи мне, тот, кто бросает дело, столкнувшись с первыми трудностями – трус? – с ходу выпалила М’Кота.
– Дочь, скажи мне, бат’лет острый? – изумлённо осведомился в ответ Колхар. – Ты вытащила меня из гальюна только для того, чтобы сказать пару прописных истин?
– Это должно было показать степень моего возмущения, – пояснила М’Кота. – Кое-кто намекнул, что проект могут закрыть, и я не знаю, верить этому или нет.
– Не верить, – сказал Колхар. – Федераты страшно въедливые и упрямые: если они вбили себе в голову какую-то мысль, они не успокоятся, пока не допекут ею всех окружающих и не увидят, что из неё получится.
– Так-то оно так, но... – М’Кота поморщилась. – А вдруг какой-нибудь невъедливый типчик с жиденькой кровью сумеет настоять на своём? Честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы кто-нибудь если не побил его, то хотя бы посмотрел в его сторону с омерзением и плюнул себе под ноги.
Колхар расхохотался:
– Дочка, ты пытаешься плести интриги?
– Ничего подобного! – М’Кота едва не стукнула кулаком по терминалу от возмущения. – Я просто хочу как-нибудь донести свою... нашу клингонскую точку зрения до тех, кто за это отвечает. Какого чёрта они считаются только со своими дурацкими правилами, и ведут себя так, словно всё зависит только от них? Они что думают, если они всё бросят, то всё прямо развалится?
– Вообще-то развалится, – сказал Колхар, задумчиво пошевелив бровями. – Как бы некоторые ни ругали Федерацию, она заработала себе определённую репутацию, ей доверяют. Все остальные слишком не доверяют друг другу, что бы кто-то из них мог заставить всех вас собраться на одной площадке.
М’Кота помолчала.
– И что, теперь им можно столько о себе воображать? Если они так будут поступать, они достукаются... достукаются до того, что кто-нибудь создаст собственную «федерацию» прямо у них под боком! Так что пускай ведут себя по чести.
– Вот персонально с тобой все как-то забыли проконсультироваться, – съязвил Колхар, и заметив яростный блеск в глазах дочери, добавил, – да-да, конечно, каждый воин должен заявлять о своих взглядах открыто и громко, только ты ведь не думаешь, что весь Высокий совет гоняет таргов и накачивается бладвайном? Кто-нибудь и за вашим проектом следит, и если федераты начнут вилять, уж точно скажет им всё, что думает.
– Это так. Но... – М’Кота покосилась на отца и продолжила, – А вдруг он не посчитает проект достаточно важным?
– А ты считаешь его важным? – прищурился Колхар.
– Не считала бы – не потащилась бы в эту таргову задницу! – рявкнула М’Кота.
– Моя школа! – комически вздохнул Колхар. – И зачем я столько тебе рассказывал о последней войне? Ладно, ладно, я задам пару вопросов и узнаю для тебя, считают ли там, – он указал пальцем наверх, – твой драгоценный проект важным. А теперь брысь отсюда – у меня вахта через десять минут!

М’Кота отключила терминал и с усмешкой посмотрела на потемневший экран. Разговор с отцом добавил ей ещё толику оптимизма: действительно, федераты въедливые и упрямые, вряд ли они так просто забросят то, из-за чего поставили на уши два квадранта!


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 08 04 2016, 21:33:59
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Иламы Толан


Возвращение в свою каюту было сродни возвращению домой после долгого отсутствия. И пусть полноценным домом она стать не успела, но привычная полутьма кардассианских интерьеров внушала ощущение спокойствия и безопасности после холодной и безликой каюты на «Саратоге».
- Компьютер, повысить температуру помещения на семь градусов, - с порога объявила Толан и высвободила волосы из тугого пучка.
Репликатор выдал ей двойную порцию рактаджино, в базе данных компьютера обнаружилась какая-то незамысловатая ктарианская оперетта, а акустический душ расслаблял не хуже обычного водного. Из него кардассианка вышла не только более чистой и отдохнувшей, но и с продуманным планом расселения кадетов, который было необходимо поменять с учетом обстоятельств. Если арестованные кадеты имели счастье наслаждаться одиночными каютами, то их менее удачливым коллегам все еще приходилось делить каюты на двоих. Несмотря на то, что за последний час ее вызывали дважды, причем один раз прямо в душе, она пребывала во вполне благодушном настроении и даже чувствовала себя отдохнувшей, чего с ней давно не случалось.
- Внимание кадетам проекта «Альфа», - объявила она по коммуникатору, отставив кружку и откинувшись на спинку кресла. – Добро пожаловать назад на станцию Deep Space 9. Вся информация по поводу ваших коллег и проекта «Альфа» в целом будет объявлена вам завтра в 0900 часов на коротком брифинге. Сегодня вы получите новые данные о расселении на ваши падды. По срочным вопросам вы можете обращаться ко мне, менее срочные подождут до завтра. Конец связи.
Буквально через несколько минут каждый из кадетов получил новый план расселения с указанием кают, в котором значилось:
«Квинтилия Перим -  Энн Уильямс (прим.: Уильямс переведена в отдельную каюту, кадет Перим остается в предназначенной ей каюте)
Джез Тенма – Крим Анжар
Артур Лайтман – Брол Арко (прим.: Лайтман переведен в отдельную каюту, кадет Арко остается в предназначенной ему каюте)
Тенек - Освальд Макдауэлл
Ракар – Сатал (прим.: Сатал переведен в отдельную каюту, кадет Ракар остается в предназначенной ему каюте)
М’Кота - Самрита Баккер
Курш…
…»
- Компьютер, включить музыку погромче. Уменьшить свет на 80%.
Знакомство с ктарианской музыкой закончилось через 3 минуты и 45 секунд (или через одно мгновение по ощущению Иламы).
- Входящее сообщение, приоритет: высокий, - объявил механический голос компьютера.
- От кого? – Толан открыла глаза и выпрямилась в кресле.
- Кардассия Прайм, Центральное командование.
- На экран.
Несмотря на грозное название организации, сообщение оказалось… можно сказать, личным. На экране появилось знакомое с детства лицо – легат Толан прислал ей запись, что прежде с ним не случалось. Несмотря на то, что отношения у дяди и племянницы были прекрасными и он иногда казался ей едва ли не вторым отцом, легат был важной и постоянно занятой персоной и ограничивался разве что поздравлением с Днем Рождения.
- Активировать запись!
- Центральное командование получило твой отчет о ситуации на Волане II, - начал он вместо приветствия. – Своевременная информация помогла нам определиться с необходимыми мерами, и когда ты получишь это сообщение, корабль Второго Флота уже будет находиться в системе Волан.
Толан хмыкнула: она была уверена, что кардасианские силы появятся на месте, едва только «Саратога» улетит. Но вот будут ли они эвакуировать своих граждан или подавят мятеж? Второй вариант ей представлялся лучше.
- … В то же время твое невмешательство может быть рассмотрено как нежелание защищать интересы Кардассии. Несмотря на то, что в твою защиту я уже сказал, что ты представляла этот ваш межпланетный проект, этот довод может быть опровергнут. Ты – представитель кардассианского флота в звании глинна, и некоторые в Командовании считают, что ты саботировала свои обязанности. Мне удалось избежать возбуждения расследования по этому вопросу, но в следующий раз у тебя не будет такой защиты. Но сейчас проблема не в этом. До меня дошли слухи, что кадетам из твоего проекта также выдвигаются обвинения. Любое разбирательство затронет тебя, и Федерация не упустит возможности повесить на кардассианку вину за все произошедшее. Как их непосредственный руководитель, ты будешь виновата в том, что приписывают твоим кадетам. В итоге пострадает не только ваш проект, но и ты, и репутация Кардассии. К тому же жалобы мэра – или уже бывшего мэра – Корама дошли до нас, и хотя я лично знаю этого человека и не питаю к нему особого уважения, его претензии должны быть удовлетворены. Наиболее разумным решением для тебя сейчас будет вернуться на Кардассию, чтобы избежать международного скандала. В Военной Академии с радостью примут тебя назад, и я добился, чтобы тебя ждало повышение до заместителя декана кафедры астрофизики и свобода в собственных научных проектах. Разумеется, причиной возвращения станет не твоя неудача на Волане II, а последствия ранений, которые не дают тебе возможность заниматься пост координатора проекта «Альфа». Твои медицинские карты это подтверждают, - легат Толан сделал паузу в своей речи, а его племянница лишь подивилась изобретательности дяди. – Я настоятельно рекомендую тебе вернуться на Кардассию-Прайм как можно скорее и не ввязываться в дипломатические игры Кардассии и Федерации. Надеюсь, ты последуешь моего совету. Конец связи.
Запись отключилась, а Толан осталась сидеть в тишине и темноте, слушая, как бьется ее сердце и вновь воспроизводя в голове слова дяди. Если первым порывом было отправить ему гневное сообщение с отказом позорно бежать от предстоящих сложностей, то даже недолгое размышление привело к тому, что в его словах она слышала все больше доводов разума. К тому же повышение в Военной Академии и свобода научных исследований манили ее куда больше, нежели судебные разбирательства. И все же противное чувство долга и ответственности – не перед Кардассией и даже не перед проектом, но перед кадетами, - зудело и ныло где-то в районе грудной клетки.
- Компьютер, начать запись, - произнесла она еще после нескольких минут раздумий.
Короткий ответ легату Толан был надиктован, и женщина, не колеблясь, отправила его. Но каково бы ни было ее решение, на сегодняшний вечер у нее еще были планы: она обещала кадету Лайтману, что поговорит с ним.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 10 04 2016, 12:17:59
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Энн Уильямс.


Выйдя из каюты Сатала, советник задумалась над тем, куда идти дальше. Времени прошло слишком мало, вряд ли Лайтман успел всё взвесить и решить однозначно, нужен ли ему разговор с советником, а вот к Энн Уильямс следовало зайти как можно скорее. Как советник Утара привыкла становиться мысленно на позицию доверенного ей человека и пытаться увидеть ситуацию его глазами, попытка посмотреть глазами Энн Уильямс заставляла её думать, что девушке вряд ли нравится собственное двусмысленное положение. Болианка коснулась коммуникатора и сказала:
– Советник Рилл вызывает Энн Уильямс.
– Кадет Уильямс слушает, - голос девушки раздался практически сразу.
– Мисс Уильямс, я хотела к вам зайти, если вы не против поговорить. Но, конечно же, не настаиваю: не все любят говорить с советниками, и не все считают, что у них есть для этого причина.
– Нет-нет, заходите, я не занята. Никогда еще не чувствовала себя такой популярной – третье посещение за день! – усмехнулась она.
– Не обольщайтесь, вы – не единственный мой клиент! – шутливо ответила болианка девушке и добавила, – Я тут рядом, скоро подойду.
Действительно, прошло не более пяти минут, когда она позвонила в дверь каюты Энн Уильямс.
Лейтенант Т’Мир молча открыла дверь перед советником и отступила в сторону, пропуская болианку. Советник застала Энн примерно в том же виде, что и Ракар – она устроилась на кровати настолько удобно, насколько позволяли условия узкой каюты и не менее узкой койки, и, нагнувшись над паддом, буравила его взглядом.
Если бы Утара могла видеть, что там написано, то ее бы ждал заголовок «Отчет кадета Энн Уильямс» и пустота под ним.
– Здравствуйте, советник, - поприветствовала ее девушка. Ее голос звучал непринужденно и ровно – похоже, со времени ухода Ракара она уже справилась со своими эмоциями и пребывала в спокойном настроении.
– Здравствуйте, мисс Уильямс, – также официально ответила советник, и словно в противовес этому совсем неофициально подвинуло кресло ближе к койке и уселась в него.
– Я прямо боюсь вас разочаровать, – проворчала она, садясь, – если первые два посещения были интересными, то даже не знаю, чем вас и удивить!
– Я думала, вы знаете, о чем хотите со мной поговорить! – удивилась Энн. – Или вам поручили обойти всех арестованных? Ну, я могу сказать, что со мной все в порядке, едой меня снабдили… Что еще нужно, - она пожала плечами.
– Это была шутка, – пояснила Утара, – не слишком удачная, признаю. Но если говорить серьёзно, то главная роль советника – слушать, и если вы не чувствуете потребности говорить, мой визит можно счесть простой формальностью. Если же у вас есть что-то на душе: что-то, что хочется высказать – другим людям, судьбе, наконец стенам… В этом случае я зашла не зря, и могу побыть для вас собеседником или стеной… но не судьбой, конечно.
– Хм…
Девушка недоверчиво посмотрела на болианку. Она прекрасно знала этих советников и психологов из Академии – они были необходимой частью поступления и аттестации. Причем довольно формальной частью. Не то, чтобы она боялась сказать что-то лишнее…
– Как я понимаю, вы тоже не в курсе моих обвинений? Все приходят поговорить, но никакой конкретики. Если бы мне задали прямые вопросы – что именно я делала, когда, почему, - я бы ответила, и со всем этим было бы уже покончено! Вместо этого писать какой-то дурацкий отчет, - она легонько отбросила падд на подушку.
– Я не думаю, что эти обвинения вообще существуют, – сказала Утара, немного подумав. – Скорее руководство хочет убедиться, в том, что их нет, и вздохнуть с облегчением. Видите ли, всё было бы очень просто, если бы вы были убеждённой федераткой, которая навеки размежевалась с неспокойной и неудобной планетой. Всё было бы также очень просто, если бы вы были убеждённой маки, с презрением отвергающей Федерацию. А вы – просто человек, который любит свою семью и не делит мир на чёрное и белое, а в каких-то случаях даже отказывается делить, потому что тогда граница пройдёт по самому сердцу. Поэтому всё кажется сложным, как сложны сами люди, а путь у чиновников сейчас может быть только самый простой: лишний раз всё проверить, убедиться что нет никаких сведений, которые вас бы компрометировали, да и махнуть на вас рукой.
– Ничего не бывает «просто». В общем, мне не доверяют, и их можно понять. Может быть, моей целью было коварно пробраться на станцию Deep Space 9 и… - она задумалась, - и устроить тут какую-нибудь диверсию. Нет-нет, я могу понять руководство Звездного Флота и даже думаю, что если бы не ситуация на Волане II, у меня сейчас не было бы всех этих проблем. А ведь на самом деле я совсем неплохо отношусь к Федерации – стала бы я иначе поступать в Звездный Флот. Но… дом есть дом, и для жителей ДМЗ это понятия значит очень много.
– И вы не обязаны отвергать свой дом только потому, что он лежит за пределами Федерации, – кивнула Утара. – Посмотрите внимательно: вы в этом не одиноки! Например, дом мисс Хены на Ференгинаре, и в случае конфликта интересов, ей будет также сложно принять решение, как и вам.
– Я думала об этом, - кивнула Энн. – но за спиной большинства участников проекта стоят их планеты – Ракара защитит Ромуланская империя, Тенму – Кардассия. В то время как Волан II… - она выразительно повела бровями, намекая на размеры и значимость ее родной планеты. – На самом деле, именно поэтому я и согласилась на проект – я три года общалась с этими «федеральными федератами» и звезднофлотцами до мозга костей, и мне требовалось расширить свой взгляд на другие культуры и услышать другие мнения. Собственно, ведь проект именно для этого и создан, так?
– Так, – согласилась болианка. – На что же вам прежде всего ответить? Ну, давайте с самого начала, и снова вернёмся к мисс Хене, а также вспомним мистера Курша. Вы полагаете, их планеты станут их защищать? На Ференгинаре женщины почти бесправны, ситуация начала меняться совсем недавно и вряд ли изменилась настолько, чтобы чиновники озаботились судьбой одной женщины, к тому же демонстративно поправшей традиции. У орионцев же наоборот матриархат, мужчины там – расходный материал, и у меня есть нехорошее подозрение, что они послали на проект мужчину по той простой причине, что не считают проект «Альфа» достойным внимания женщин. Если с мистером Куршем что-то случится, боюсь, защищать его будем мы, а не его собственное государство.
– Вы думаете, они отнесутся ко мне так же? Еще во время обучения в Академии у меня не раз складывалось впечатлением, что меня считают такой же федераткой, как и всех остальных землян. Только, как бы сказать, немного неправильной. Что, если со мной поговорить и убедить в чем-то своем, я забуду, где родилась, и всю нашу недавнюю историю! У меня нет зеленой кожи, как у Курша, или ушей, как у Хены, но это не делает меня федераткой, вы понимаете? И понимают ли адмиралы, или они до сих пор считают, что планеты в ДМЗ заигрались в независимость, все население надо было просто переселить пятнадцать лет назад?..
– Погодите, кто к вам отнесётся «так же» – ваши земляки на Волане II или Звёздный флот? – уточнила Утара, потому что речь девушки стала немного сумбурной.
– Простите, я слишком спешу, - по губам Энн скользнула улыбка. – Мои преподаватели говорили то же самое. Я имею в виду представителей Федерации и Звездного Флота. Когда они видят меня, они видят землянку, и им сложно понять, что я могу не разделять их позиции и ценности.
– Тогда разрешите пояснить: я говорила о защите со стороны родной планеты. Подобная защита есть не у всех: одних не могут защитить, как вас, других не хотят, как Курша и Хену. Что же касается Звёздного Флота, то с ним у вас есть взаимные обязательства, и он обязан защищать вас в той же степени, в какой вы обязаны следовать его правилам и  принципам, и в этом случае снова уместно сравнение с мисс Хеной.
Утара умолкла, несколько секунд рассматривала свои руки, потом продолжила:
– Тут  безусловно возникает вопрос: а что делать, если вы окажитесь в ситуации, когда ваши личные принципы и правила вступят в противоречие с принципами и правилами Звёздного флота? Но и здесь ваша ситуация не уникальна, в ней можете оказаться не только вы или Хена, но и Лайтман, Макдауэлл, Перим, Жантарин, Баккер… Первая директива, обязательства по неразглашению государственной тайны… подобные вещи могут любого из вас поместить в ситуацию тяжёлого выбора, и на такие случаи нет готовых и всеми одобренных правил, такую ситуацию сможет разрешить только ваша собственная совесть. И не важно, где вы родились: на Волане II, на Ференгинаре или на Земле.
– Это так, - кивнула Энн. – Но вы сами ответили на свой вопрос – такая ситуация может возникнуть с любым кадетом и офицером, тем более нефедерального происхождения, и я не одна такая в Академии. Но пока это все риторические вопросы. Ведь нельзя же спрашивать меня, как я поступлю в ситуации, которой еще не случилось! Никто не может дать ответ на этот вопрос!
– Именно поэтому от вас просят пока только отчёт о том, что было, – болианка жестом указала на лежащий на койке падд. – Кстати, этот маленький кусочек рутины должны выполнить все участники проекта, так что в каком-то смысле это символизирует вашу сопричастность. Что до всего остального… –  болианка посмотрела на дверь, за которой находилась офицер СБ, – Конечно, проявления недоверия обидны, но иногда они просто входят в чьи-то обязанности! Проявив вовремя недоверие к вам, ко мне, ещё к десятку людей, они, возможно, обнаружат кого-то, кто действительно его заслуживают, и тем самым защитят и вас, и меня.
– Отчет будет, - вздохнула Энн. – Сложно собраться с мыслями и начать, при этом оставаясь максимально объективной и не замешивая мои собственные чувства и эмоции. Сейчас я завидую вулканцам! И да, конечно, я понимаю, что это их работа, - она проследила взгляд советника, - просто хочется, чтобы все поскорее закончилось.
Советник успокаювающе коснулась руки девушки:
– Всё закончится.
Энн кивнула и тихо проговорила:
– Спасибо, советник. Я тоже на это надеюсь.
_______________________
с Энн


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 11 04 2016, 10:23:04
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Лайтмана.


Завершив связь с Саталом, Лайтман вернулся к отчету. В нем он особенно отметил роль координатора Иламы Толан в защите кадетов проекта, ее роли в деле отношений разных рас, и довольно много уделил выводам по части Квинтилии Перим, которая пыталась отговорить его от необдуманных действий, и вообще от его решения о действиях на площади Джеймстауна. Лайтман писал, что это он вынудил ховеркар Квинтилии вылететь на площадь ради спасения его группы, что сам подставил жизнь других под угрозу ради спасения двоих кадетов из толпы восставших. Выходку Сатала на Саратоге он описал предельно кратко, в несколько сухих слов, не забыв все же о том, что тот написал в запароленном для него письме. Поставив финальную точку, он отослал отчет координатору вместе с запросом на связь с ней через 1.5 часа, или в любое потом удобное для нее время. Затем он чисто выбрился, потому что 5-ти дневная щетина его самого уже начала жутко раздражать.
Звезды за окном станции теперь казались бесконечно далекими, бесконечно недостижимыми. Он уже никогда не долетит вон до той второй звезды справа, никогда не будет вести корабль до утра, никогда не будет командовать им, никогда не будет искать новые миры и цивилизации, никогда не ступит туда, куда не ступала нога человека до него. Никогда не сможет участвовать в наладке отношений с Ромуланской Империей. Шекспир был велик, он описал все самое важное на века. “И замыслы с размахом и почином меняют путь и терпят неуспех у самой цели. Между тем довольно…” Звезды были прекрасны, но размышления снова возвращались к Волану II. Лайтман сидел в кресле напротив окна и думал об истории. Истории развития человечества до и после космической эры. Вихо был индейцем. Его страна, на Земле - была основана на жестокости изначально. Колонисты 16-го, 17-го, 18-го и далее веков уничтожили поселения индейцев, загнали их в резервации, и даже теперь - они искали новые миры, где могли бы поселиться. Для них очень важна была природа, горы и реки, которые отвечали на их чувства, которые приветствовали их или отвергали. Некоторые группы тех же индейцев нашли себе планеты, поселились на них, и назвали их своим домом. Не только индейцы, но и другие земляне. Много лет и несколько поколений они называли своим домом некоторые планеты, а потом наступил мирный договор с Кардассией, и эти планеты отошли в их владения. Это очень сложная и неоднозначная часть Федеральной истории. Пожертвовав несколькими, Федерация спасла куда больших. Очень такой вулканский принцип. А люди, там оставшиеся, не согласились покинуть свой дом. Он их понимал. Потому что умел проецировать чужие чувства на себя самого. Это очень сложная часть, и на самом деле он не мог осуждать маки в их основной причине и намерении. Маки - это те, которые решили сражаться за свой дом, покинутые поддержкой своего государства. Это просто несмирившиеся люди, напуганные, брошенные, но не сломленные. Это просто несломленные люди, доведенные до определенной степени отчаяния. Их мир - не рай, они пытаются лишь выжить. И если когда то планета Земля оказалась бы в такой же ситуации, то он, Лайтман, никогда не оставил бы борьбу за нее. И ему было на самом деле понятно их решение, их обида на Федерацию, их восстание, их попытка жить самостоятельно. Но теперь все это становилось для него тем, что ему снова никогда не придется узнать.
Лайтман смотрел на звезды и его мысли возвращались к клингонке. Теперь он понимал, что влюбился снова, опять слишком стремительно. Теперь он понимал, что Джейн он пережил и это было не по настоящему. Теперь он понимал, что испытывает к этой клингонке такое, чего ни разу с ним раньше не было. Казалось, что он хотел прожить с ней жизнь, но теперь оказалось так, что его жизнь собиралась оборваться совсем скоро. И теперь он точно не знал имеет ли право продолжать с ней отношения. Нет, не продолжать - начинать. Что если все что он чувствует, ему только кажется? Вдруг все будет так: “... И тот, кто лезвие рукой не в силах больше удержать,
когда-нибудь в любви другой возьмет надежно рукоять.
И рук, сжимающих металл, ему совсем не будет жаль,
Как будто сам не испытал, как режет сталь, как режет сталь”.
Так не должно быть. Какое-то непродолжительное время его мучало то, что МКота - клингонка. Как и почему такое могло с ним случиться? Федерация воевала и враждовала с клингонами, билась насмерть какое-то время, но потом они вместе воевали в Доминионской войне. И даже клингонские по происхождению офицеры служили в Звездном флоте. Все это было сейчас ему совсем не важно. Артуру всегда нравились только земные девушки, но непонятно что произошло теперь. Теперь он испытывал совсем ему непонятное, и к этому слишком кардинально примешивалась внезапная ограниченность его жизни. Имеет ли он право признаться ей в своих чувствах, когда через несколько дней его убьют кардассианцы? Имеет ли он право оставить о себе такую память? Что он может сделать для нее? Чем обрадовать и чем воодушевить? Что оставить после себя? Не посмеется ли она над ним? Нужен ли он ей вообще, или он только случайный прохожий и вовсе не тот, кто ей понравится. Лайтман не знал. Ему хотелось прожить свои последние дни достойно. И вряд ли стоило оставить после себя горькую горечь невоплощенных надежд и невостребованных чувств. Неизвестно.
В ожидании ответа от Толан на его запрос и отчет, Лайтман принялся отжиматься. 10, 15, 16. Все. Слишком мало. Он несколько потерял форму, следовало восстанавливаться. Даже несмотря на то, что через несколько дней все может кончится.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 11 04 2016, 12:59:04
25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, разные помещения, потом каюта Сатала.


Получив информацию о своём жилище, М’Кота наконец-то смогла разобраться с дальнейшими делами: забрать из камеры хранения свои вещи и худо-бедно разместить в каюте. Затем она вытащила две бутылки бладвайна и критически их осмотрела. Четыре бутылки она захватила с собой для особых случаев. Честно говоря, изначально она думала, это будет какая-нибудь более или менее случайная встреча с другими клингонами – например, с какого-нибудь судна, сделавшего стоянку у станции. Но случай внезапно оказался другим: сейчас М’Кота собиралась отнести эти две бутылки Артуру и Саталу как знак товарищества. Порывшись ещё немного в вещах и перетряхнув добрую их половину, она наконец-то нашла носитель со словарём идиом, который обещала Саталу. Даже если эта книжка его не развеселит, может быть хоть отвлечёт и покажется интересной?
Подготовив всё, девушка села в кресло и некоторое время сидела неподвижно. В последний момент её вдруг охватили сомнения. Нужно ли им это? Может быть, они ждут к себе кого-нибудь из друзей или хотя бы кого-то менее чуждого, чем клингон? Потом она вспомнила лицо Артура, когда он лежал в медотсеке «Саратоги» и какой-то напряжённый, словно ожидающий отторжения взгляд Сатала и решительно встала с места. Она же обещала, ведь так? А раз обещала, значит сделает!
– Компьютер, у участников проекта «Альфа» Лайтмана и Сатала есть посетители?
– Каюта Лайтмана – два биосигнала, каюта Сатала – один биосигнал, – бесстрастно сообщил компьютер.
Ну что же, значит, первым будет Сатал! А если и после этого Артур будет занят, она просто передаст ему вино через дверь – не хватало ещё навязываться!

Закончив разговор с Иламой, Сатал подумал, что, пожалуй, пора всё-таки заняться отчётом, чтобы уже не заставлять никого ждать. Он открыл файл, и, подумав, решил начать с самого начала - с того, как прибыл на шаттле на катер “Анадырь”, с которого некоторые участники проекта к тому времени уже успели отправиться на планету. Он писал подробно и безэмоционально, излагая лишь сухие факты. Конечно, не настолько подробно, как это сделал бы. будь он биологическим вулканцем - в его отчте отсутствовало указалние времени для каждого действия с точностью до минут, - но в остальном это был буквальный лог миссии.
Он дошёл до того места, когда Артур, взбешённый поведением мэра Корама, напал на кардассианца, и остановился в задумчивости. Корам был человеком, способным на многое, и это многое явно подразумевало не самые высокие стремления души. Если он решил Артуру отомстить, то ожидать можно было чего угодно. И Артур явно знал больше, чем захотел ему сказать: вероятно, своим поступком вулканец подорвал доверие к себе землянина, которое изначально, ему казалось, было. Что же, он знал, что такое возможно, хотя и искренне надеялся на обратное. Но Артур имел право на собственное мнение и собственный взгляд на ситуацию и вовсе не был обязан его понимать и оправдывать чьи-то ожидания. По-своему он был прав, и в конце концов, как ни смешно, именно этого непонимания Сатал и добивался своим поступком: чтобы его и только его назначили виновным в инциденте. И может быть… может быть даже и не стоит пытаться объяснить Артуру свою позицию. Он рассуждает именно так, как и обязан рассуждать по долгу службы.
Придя к такому выводу, Сатал снова коснулся клавиатуры, чтобы продолжить работу над отчётом, когда в дверь позвонили.

М’Кота вошла с сумкой на плече и сразу же прошла к столу.
– Как ты тут? – спросила она, извлекая из сумки бутылку, а из кармана – носитель со словарём.
Подбросив бутылку в ладони, М’Кота поставила её на стол, а словарь подала Саталу:
– Как обещала. А это, – она кивнула в сторону бутылки, – за то, что зазря нарычала на тебя тогда на ферме Кариссы. Знаю, вы на Вулкане все непьющие, – она слегка фыркнула, – но вдруг пригодится?
Сатал никак не ожидал гостей, по крайней мере, помимо каких-либо формальных посетителей, поэтому какое-то время просто сидел, молча наблюдая за девушкой, потом встал из-за компьютера и подошёл к клингонке, принимая падд.
- Спасибо, - поблагодарил он довольно отстранённо. - После написания отчёта и до того, как определят, что со мной делать дальше, у меня будет достаточно времени на изучение информации.
Покрутив падд в руках, Сатал положил его на стол и растерянно посмотрел на бутылку вина: он не знал, что с ней делать, и не умел вести светскую беседу. В конце концов, вулканец решил, что лучше всего будет задать девушке прямой вопрос:
- Я должен произвести с этим какой-то ритуал?
Сатал выглядел каким-то заторможенным, ответил как робот – это не было похоже на то, как он вёл себя на планете. М’Кота слегка помахала ладонью у него перед глазами и сказала:
– Э-эй! Ты здесь? Или выпал в какой-нибудь вулканский астрал? – И указав на бутылку, сказала, – Делай с этим, что хочешь. Запихни в шкаф. Угости друзей. Обменяй на какую-нибудь ерундовину. Наконец выпей... только предупреждаю, это – сильная штука, и с непривычки может свалить с ног.
- Я здесь, - подтвердил Сатал, стараясь выглядеть более адекватно. - Я писал отчёт, - добавил он, чтобы представить какое-то объяснение. - Думаю, я оставлю её на время в шкафу, возможно, позже ей найдётся применение.
– Вот чёрт! Проклятый отчёт!
М’Кота поморщилась. В прошлый раз она мучилась с отчётом ужасно и сдала его последней. Ну, что можно было написать про случившееся? Прилетело из Червоточины что-то непонятное, произошли большие разрушения, были погибшие и раненые, все делали, что могли, чтобы с этим справиться, в том числе и она. Всё можно уместить в трёх строках, так нет же, подавай им кучу страниц! В этот раз она тоже оттягивала написание отчёта, как только могла. М’Кота вздохнула:
– Сочувствую тебе! Впрочем, больше всего я сочувствую себе: вообразить не могу откуда вы берёте столько букв для этих отчётов!
- Я просто последовательно описываю события, - пояснил Сатал. - Если хочешь, можешь почитать, хотя я пока не закончил.
– Да, ладно, – буркнула М’Кота: влезать в чужой отчёт ей казалось не очень-то правильным. Они, конечно, все они видели одни события, но мало ли что!
– Я просто не понимаю, зачем описывать прямо всё, – объяснила она. – Когда находишься на миссии, надо давать каждому члену группы полную информацию - всю, до мелочей, потому что никогда не знаешь, что может выручить в трудный момент. Когда же отчитываешься о выполнении – тогда надо писать о главном: выполнено ли задание, были ли осложнения... Ну ладно ещё по нашим отчётам кто-нибудь хотел бы разобраться в обстановке на Волане II! Тогда – да, нужно было бы описать всё до мелочей, а так... – Она сделала неопределённый жест.
– Да, кстати, об информации! – вспомнила вдруг она. – А что это за номер вы выкинули с адресом Клейборна? Почему не сказали мне об этом?
Сатал опустил глаза.
- Я не хотел вмешивать вас с Артуром, - уклончиво пояснил он. - Последствия моего поступка могли оказаться достаточно серьёзными. Это было моё решение, и только я был за него ответственен.
– То есть Лайтману ты тоже их не сказал? – спросила М’Кота, мысленно сосчитав до десяти, чтобы удержаться от... чего-нибудь разрушительного.
- Когда я только получил координаты, у нас не было времени на обсуждения, я показал их Артуру и думал, что мы обсудил это позже.
М’Кота шумно выдохнула и прошлась по комнате, как тигр по клетке. Резко развернувшись, она сказала Саталу, сдерживаясь изо всех сил:
– Я прощаю тебя, только потому что ты салага! Запомни: в миссии, где ты не один, каждый должен знать любые новые координаты – чужого дядьки, заброшенного склада, да хоть чёртовой бабушки! Представь себе, что ты ещё тогда дошёл бы до этого дома, тебе бы там дали по голове и заперли в сарае. А Артур был бы ранен и без сознания. А я бы вообще не знала о существовании этого места. Я не хочу, чтобы из-за такой «мелочи» мой напарник лишился жизни, а я – воинской чести. На то, чтобы передать напарникам информацию может не быть времени, только если тебе сию секунду стреляют в голову.
- Тогда я предполагал, что мы пойдём туда вместе, и перед этим все получат координаты. Я вёл машину в опасных условиях и не мог отвлекаться на посторонние вещи, это могло поставить под угрозу наши жизни в тот конкретный момент. Но будь уверена, я сказал бы об этом, как только мы завершили бы наши первоочередные дела.
– Перед этим. Ты мог найти пару секунд перед этим, – сказала М’Кота уже спокойнее. – В сложной обстановке может не случиться более удобного «потом». Может даже вообще никакого «потом» не случиться.
Сатал промолчал. Он уже сказал, что перед этим времени не было, он едва успел сказать пару слов Бо, но говорить об этом второй раз означало начать пререкания, что было и нежелательно, и бессмысленно.
М’Кота поняла его молчание по-своему. Конечно же парень расстроился из-за своей ошибки!
– Ничего, – усмехнулась она, весьма ощутимо хлопая Сатала по плечу, – теперь ты уже обстрелянный, в другой раз не ошибёшься. Просто запомни: делиться информацией при первой же возможности, вот и всё.
- Именно таким и было изначально моё намерение, - согласился Сатал.
Если бы не дальнейшие события и не выбор Артура не вмешиваться, он, конечно же, поделился бы этой информацией позже. Но когда Артур прямо обозначил свою позицию, сообщить информацию МКоте - означало встать между ними.
– И?.. – М’Кота выжидательно на него посмотрела. – Что же случилось с этим намерением?
Она имела в виду, что никто из них не знал, надолго ли они застряли, и что, конечно же, намерение такое похвально, только хорошо бы его доводить до конца.
- Я… изменил своё мнение, когда понял, что Артур против вмешательства. В вашей ситуации я мог спровоцировать конфликт, если бы ты решила, что вмешиваться необходимо, - едва закончив фразу, вулканец осёкся: кажется, последнее предложение прозвучало слишком определённым намёком на то, что он заметил между этими двумя. Но исправляться было поздно.
– Так это когда было! Это же было уже на «Саратоге», а я говорю... – Тут М’Кота осеклась, и её глаза вспыхнули неподдельным гневом, – Это в какой ещё «нашей» ситуации? – холодея где-то в области огромного клингонского сердца, спросила М’Кота. – Что за ситуацию ты там себе вообразил?!
Сатал принял самое непроницаемо-вулканское выражение лица, на какое только был способен. Ему явно сегодня не везло на беседы, а теперь он, к тому же, влез в такую личную тему.
- Я имел в виду, что не хотел вас нечаянно поссорить, - попытался вывернуться вулканец и умолк, опасаясь наговорить ещё больше лишнего.
– А ты поменьше имей в виду, – проворчала М’Кота, которой тоже не хотелось продолжать эту тему. – Что мы тебе, дети, чтобы нас опекать? Я и сама могу решить, с кем мне ссориться, а с кем нет.
Сатал почувствовал облегчение: по крайней мере, МКота воспользовалась возможностью не продолжать неловкую ситуацию. Он не знал, была она уже у Артура или только собиралась к нему, и не был уверен, что этот вопрос будет уместен, но ощущал потребность дать ей знать, что он не оставит землянина. Хотя и не очень хорошо пока что представлял, каким образом у него это получится с учётом того, что, лишившись доверия, он лишился и возможности что-либо знать.
- Я хочу также довести до твоего сведения, что намерен свидетельствовать в его пользу, если возникнет соответствующая ситуация, - сообщил он.
____________________
+ Сатал


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 11 04 2016, 12:59:42
25 августа 2384 года, вечер
Станция ДС9, каюта Сатала.


Длинная пауза, потом заявление которое выдал Сатал, заставили М’Коту подумать, что из своего «астрала» этот чуднóй парень выбрался ещё не совсем. Но чуднóй или не чуднóй, впопад сказал или невпопад, говорил он дело.
– Я тоже не хочу, чтобы вас с Лайтманом выкинули из проекта, – сказала она. – Не вешай нос, я тоже скажу пару слов, если меня спросят. Я понимаю, что такое долг чести, а этот жирдяй Корам...
М’Кота не договорила: в тот момент, когда случилась эта потасовка, Корам не больно-то её интересовал: не даёт свой дурацкий пароль – так пусть подавится! – охота была уговаривать! Она не могла поручиться, что не врезала бы ему сама разок, если бы он был на расстоянии вытянутой руки и слишком надоел бы своим нытьём... конечно, если бы не дала слово. «Во время миссий не решать разногласия с другими участниками проекта путём рукоприкладства, не применять насилие, пока есть другие пути для выполнения поставленной задачи...» – знали бы эти земляне, как трудно иногда исполнять такое обязательство!
Зато теперь клингонка боролась со стойким желанием придушить мэра при встрече или хотя бы сказать ему пару ласковых. Это ведь не миссия, и он не участник проекта, верно? Но понимание того, что это только усугубит и проблему с сохранением проекта, и положение Артура и Сатала, заставляло её гнать эти мысли.
– Такая скотина!! – только и сказала она вместо того, чтобы закончить мысль.
- Я не знаю, каковы перспективы Артура, и понимаю, что после случившегося со мной не станут это обсужать, - сказал Сатал. - Тем не менее, что касается меня, то мне, как я понял, на данный момент ничего не предъявляют, и поскольку оператор транспортерной обвинений не выдвигал, исключение из проекта - пока что единственное, что мне грозит, хотя я полагал, что это у меня будет больше проблем.
– Почему только с тобой? Это ни с кем не обсуждали, – пожала плечами М’Кота. – Но что ещё они могут придумать, кроме исключения? Вы же не на Ромуле, чтобы вас расстреляли за возможный срыв проекта, и не на Кроносе, чтобы вам предложили поединок! – Тут М’Кота представила себе поединок на бат’летах между Артуром и Корамом и фыркнула. – Вот если бы вы убили кого-нибудь, – добавила она вслед за тем, – тогда даже ваша Федерация зачесалась бы и отправила вас на какой-нибудь принудительный курорт.
Сатал задумчиво вздохнул. Хотел бы он знать, что они могут придумать на самом деле!
- В нашем случае сторона конфликта не только Федерация, - заметил вулканец. - Я сам предполагал, что Кардассия может потребовать моей выдачи, ведь Волан 2 находится под их юрисдикцией.
– За что? – изумилась М’Кота, – за прогулку по планете без разрешения? И за побитую морду? По-моему, даже у кардассианцев не хватит наглости требовать за это выдачи!
- Принципиальный момент заключается в том, что эту прогулку я совершил после того, как с Воланом 2 были разорваны дипломатические отноешия, фактически, он стал закрытым для граждан Федерации. Таким образом, мои действия могли быть расценены как вторжение. И не все расы воспринимают драку как проявление тёплых чувств, особенно если… - он замолчал. Мог ли Корам в самом деле пожаловаться? Вернее, был ли он достаточно влиятелен, чтобы Кардассия могла запросить выдачи его обидчика? До сих пор Сатал не воспринимал его настолько серьёзно, но что если он ошибался?
М’Кота нахмурилась:
– Но ведь тебе не предъявили обвинений ты сам сказал! И выдачи не требовали. Почему с Артуром должно быть иначе? Ты видел, как на этого Корама смотрела координатор? Если бы кто-нибудь из клингонов так посмотрел на меня, мне бы осталось либо его убить, либо выпрыгнуть в шлюз! Вряд ли такой слизняк пользуется у себя на родине уважением.
- Мне тоже он казался не стоящим внимания, - задумчиво проговорил Сатал, - но он не клингон. Я знаю лишь, что положение Артура отличается от моего.
– Я имела в виду, что видела, как на него смотрела его соотечественница, – пояснила М’Кота. Ей очень хотелось верить собственным словам, однако Сатал поселил в её душе сомнение. – Но я спрошу Артура, как обстоят дела, – добавила она, – я всё равно собиралась зайти к нему после тебя.
Сатал кивнул. Ему хотелось попросить её поделиться с ним информацией, но он удержался. Может быть, ему всё-таки что-то сообщат или Артур сам решит позвонить.
- Если будет желание, ты всегда можешь зайти ещё. Я не знаю, сколько ещё времени мне предстоит здесь пробыть. И я благодарен тебе за сегодняшний визит.
М’Кота тряхнула головой:
– Чуднóй ты! Мы же были в одном отряде – конечно, я должна была зайти! Пусть кутузка у вас и комфортная, но это не повод вас бросать.
У двери она обернулась и махнула рукой:
– Не вешай нос. И не выдумывай лишнего: не очень-то я верю в депортацию.
Проводив гостью взглядом, Сатал покрутил в руках принесённый падд со словарём и снова вернулся к отчёту.
_____________________
+ Сатал


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 11 04 2016, 15:16:48
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Лайтмана.


От двери каюты кадета Лайтмана раздался сигнал, и та сразу же открылась, не дожидаясь ответа кадета. Толан обменялась короткой фразой с охранником и решительно прошла внутрь.
- Добрый вечер, мистер Лайтман, - она села на свободный стул и положила перед собой падд. – Я получила ваш отчет, он очень… подробный. Советнику будет интересно почитать о ваших мотивациях, но я пришла поговорить не об этом. Как уже сказала коммандер Мори, ваша основная проблема сейчас – это обвинения, которые выдвинул господин Корам. У вас уже готова тактика защиты?
Услышав сигнал звонка в каюту, Лайтман подскочил с пола, но дверь, видимо, открывала охрана. Координатор была стремительна и решительна, не откладывая в долгий ящик, она приступила к делу. Но это было не то дело, ради которого кадет хотел с ней поговорить.
- Мэм, - сказал Артур, - эээ, защита и тактика – это не так существенно. Я хотел сказать вам другое. То, что должно было быть сказано позже, может быть по окончанию проекта, но чувствую, мне пора ускориться. Разрешите?
Толан удивленно посмотрела на Артура и непонимающе нахмурилась:
- Что значит, несущественно? О чем вы тогда хотели со мной поговорить?
Лайтман вздохнул. Как жаль, что сказать координатору то, что он собирался, приходилось в таких обстоятельствах. Все это нужно было делать не так. Потому что теперь это было двусмысленным, теперь его могут понять не так. Да и вообще… Но другого времени могло не представится, и следовало сделать все что должен как можно быстрее.
- Мэм, - сказал Лайтман, - может быть это не вовремя. Но прошу вас, расцените это правильно. Потому что это от души. Вы, то что вы делаете, как вы это делаете, и ради чего, ваша личность, ваши мотивы – все это перевернуло мое представление о кардассианском народе. Я не думал раньше, что такое случится. Но вы доказали свою честь не словом, но делом. И поэтому, мэм Толан, в моем лице вы обрели друга. Надеюсь он станет одним из многих. То, что вы делаете – как ничто иное способствует миру и сотрудничеству между Федерацией и Кардассией, лучшему будущему гуманоидов среди звезд, и потому все что было – было не зря. Это начало пути, единственно верного, дороги, с которой нельзя сойти. Я расскажу об этом всем, кого знаю. Пока еще есть время.
Глаза кардассианки округлились, и внимательный наблюдатель бы заметил, что ее щеки слегка потемнели из-за румянца, но уже буквально через секунду на ее лицо вернулась привычная невозмутимость.
- Вы правы, это сейчас было действительно не вовремя. К тому же я уже прочитала ваш отчет, в котором вы так красочно описали мои действия… Не беспокойтесь, руководство проекта и все заинтересованные лица уже поставлены в известность относительно моих решений на Волане II и орбите. Теперь же давайте вернемся к делу, если не возражаете. Я рада, что вы пересмотрели свое мнение о кардассианах, потому что вам, вероятно, придется скоро с ними столкнуться. Кстати, мэр Корам сейчас находится на борту ДС9, и если бы вы с ним поговорили и еще раз извинились, он бы, возможно, мог изменить или вовсе снять свои обвинения.
Лайтман смотрел на координатора и ему была видна ее реакция. Он сделал то, что был должен. Вовремя или нет – уже не суть.
- Я могу извиниться, мэм. И должен. Но это ничего не изменит. И выглядеть будет как попытка оправдаться. Поэтому я не буду просить все изменить. Я виновен, а в попытке защищаться в этом случае – нет чести. Своими действиями я подвел Звездный флот, и должен за это ответить.
 Толан глубоко вздохнула. Она уже достаточно хорошо знала кадета Лайтмана и его установки, чтобы понять, что это будет сложно.
- Давайте по порядку, кадет. Вы признали свою вину – прекрасно. Теперь пора двигаться дальше. Сначала – извинитесь перед господином Корамом… Хотя нет, лучше продумайте, как это сделать, вместе с советником, - поспешила вставить она, понимая, что Артур может так извиниться, что ему и вовсе смертный приговор вынесут. – Понятия чести обсуждайте с клингонами, в кардассианском суде они вам мало помогут – если до него дойдет дело. А я не представитесь Звездного Флота, чтобы решать, подвели вы его или нет. Если у Звездного Флота будут к вам претензии, их не постесняются высказать. Итак, господин Корам. Во-первых, вы действовали в состоянии аффекта – больше никак ваше поведение я объяснить не могу. И были эмоционально впечатлены ситуацией. Во-вторых, искреннее раскаяние сыграет вам на руку. Имеются свидетели, которые будут давать показания в вашу пользу… Что я еще забыла? – кардассианка говорила быстро и четко, но было заметно, что мыслями она не совсем здесь.
Лайтман опустил взгляд в пол.
- Я извинюсь. Но только за нападение. Что касается того, почему это случилось – вы правы. Но это не имеет никакого отношения к делу. Это не аргумент. Я сорвался, это слабость, недостойная офицера Звездного флота. Поступок Корама поставил под угрозу жизнь моих товарищей, но я не хочу, что бы состояние аффекта вообще было в формулировках. Мне… стыдно за это, это… не подобает. И … это нужно оставить за пределами разбирательства. Свидетели – тоже не должны об этом упоминать. Это слишком позорно для меня, и я не хочу доставлять суду удовольствия от такого вида и такого образа офицера. Поэтому я просто виновен, и все. За свои поступки следует отвечать.
 - Свидетели должны упоминать все, что видели, и не додумывать за вас, - отозвалась Толан. – И, можете не волноваться, за свои поступки вы ответите. Но если вы не хотите идти мне на встречу и работать над своей защитой, вы только усложните мне задачу. В любом случае, это ваше решение, мистер Лайтман, и я не могу заставить вас его изменить. Что касается извинений, то их лучше обсудить с советником. Рекомендую не откладывать, пока Корам еще не покинул станцию. А теперь, - она поднялась со своего места, - если у вас нет других вопросов, позвольте вас покинуть – уже поздно. Завтра в 0900 часов собрание для всех кадетов, находящимся под домашним арестом также разрешено присутствовать, - формально добавила она и уже у самых дверей произнесла нормальным голосом: - Мистер Лайтман, вы прекрасно знаете, что от вас требуется. Не усложняйте свое положение, и тогда, я надеюсь, эта ситуация будет быстро и безболезненно улажена.
Усложнять положение на самом деле было некуда. Чертовски не хотелось умирать, еще больше не хотелось предстать перед кардассианским судом, о методах которого он слышал в Академии. В котором он не сможет стерпеть того унижения и будет защищать свое достоинство до самого расстрела на месте. И, поэтому, спорить с  теми, кто хочет помочь не хотелось тоже. Но был ряд фактов, которые упоминать не следовало.
Кадет кивнул.
- Да, мэм, спасибо, я понял. Вопросов нет, только … защита меня там может не хорошо отразиться на вашей карьере. Я благодарен за помощь и советы, постараюсь не усложнять. Доброй ночи.
- О моей карьере позвольте мне самой позаботиться, - губы кардассианки сложились в быструю улыбку. – Спокойной ночи и… удачи вам.
Двери перед ней разъехались, и охранник отступил в сторону, пропуская женщину, а затем снова заблокировал дверь.
__________
Совместно с Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 12 04 2016, 07:54:03
25 августа 2384 года, вечер
Баджорский сектор, станция ДС9, лазарет


Запрос в Баджорский научный институт был составлен. Это был длинный и подробный список вопросов, во главе которого стояли вопросы уже озвученные Тенеком для коллег: инкубационный период, симптоматика на ранних стадиях, возможность заражения от давно переоблевшего. Поколебавшись, Тенек включил список и вопрос о риске заболеть или стать неболеющим носителем для кардассиано-баджорского метиса. Шанс, что на станцию прибудет такой человек был очень мал, но в архивах медицинских карт числилась девушка, которая была наполовину кардассианкой, кроме того, Тенеку попадалась информация о кардассианских детях, усыновлённых баджорскими семьями и воспитанных в ненависти к Кардассии. Вырастая, они скорее всего выбрали бы себе в качастве супруга барджорца или баджорку, а значит следовало считаться с тем, что на Бэйджоре существует отпределённое количество детей-метисов.
Завершил запрос Тенек обоснованием, которое самому ему казалось излишним – если врач запрашивает отнюдь не секретную медицинскую информацию, значит она ему нужна, и нет причин отказывать, – но лишние уточнения и задержки были ни к чему, поэтому он сделал приписку о ситуации с медицинскими кадрами на станции и, как следствие, необходимости сотрудничества по вопросам баджорской медицины.
 
Покончив с запросом, вулканец позволил сестре Эвен венуться к её собственным делам, и вызвал доктора Глессина.
На экране перед Тенеком появился кардассианец средних лет, основное впечатление от которого можно было бы описать одним словом - “холеный”. Его черные волосы блестели и были аккуратно уложены, серый костюм производил впечатление сдержанной, но дорогой скромности, а на лацкане была приколота булавка с черным камнем, в глубине которого время от времени вспыхивали золотые искры.
– Слушаю вас, - произнес Глессин слегка скучающим тоном.
– Стажёр Тенек, станция Deep Space 9, проект «Альфа», – отрекомендовался вулканец. – Долгой жизни и процветания, доктор Глессин.
Доктор Глессин помолчал, ожидая продолжения реплики вулканца, затем вопросительно приподнял надбровные гребни.
– У вас какой-то вопрос, мистер Тенек?
– Да, – сказал Тенек. – Дело в том, что я являюсь врачом группы «Альфа» и мне необходимо внести уточнения в медицинскую карту вашего пациента мистера Джеза Тенмы. Сегодня я проводил контрольное сканирование после выписки, и узнал о том, что в детстве мистер Тенма перенёс какую-то болезнь. Он не помнил в точности какую, только то, что первое время после лечения ему требовался постоянный медицинский контроль и ежемесячные обследования. Однако в медицинской карте мистера Тенмы нет упоминаний об этом эпизоде, нет и соответствующих предупреждений и рекомендаций. Вы хорошо знаете: неполнота медицинских сведений может создать угрозу для жизни и здоровья пациента, поэтому я прошу вас ввести меня в курс дела.
Глессин побарабанил наманикюренными пальцами по столу перед собой.
– Мистер Тенек, прошу пояснить, каким именно образом вы сумели узнать об этой детской болезни?
– От самого мистера Тенмы, – ответил Тенек, – когда я входил в его каюту, он упомянул свою болезнь в разговоре с отцом. Разумеется, я расспросил его об этом, попросил обращаться за помощью в случае любых болезненных или странных симптомов и предупредил, что намерен обсудить ситуацию с вами. Со стороны мистера Тенмы не последовало никаких возражений, хотя сперва он и говорил о своей болезни довольно легкомысленно.
– Итак, давайте разреберемся, мистер Тенек, - с оттенком высокомерия начал доктор Глессин, - С одной стороны у вас - профессиональная медицинская документация уважаемого врача, с другой - слова человека без медицинского образования, в которых он сам же не уверен по причине, как вы сами смогли определить, своего легкомыслия. Если вы еще сомневаетесь, какой информации верить в данной ситуации, то я крайне недоволен уровнем образования и состоянием медицинской службы в Федерации и не уверен, что могу доверить вам моего пациента. Возможно, будет лучше, если впредь я сам продолжу мониторить состояние господина Тенмы. А вам, стажер, советую сперва доучиться и получить все необходимые квалификации, чтобы впредь не ставить себя в подобное глупое положение и не тратить чужое время. Глессин, конец связи.

Несколько секунд Тенек смотрел на экран. Ситуация не стыковалась. Беспокойство Тенмы-старшего, память Тенмы-младшего о том, как его каждый месяц водили на медицинские обследования и эта отповедь… было понятно, что доктор Глессин просто хотел отделаться от неудобного ему разговора. И доктор Глессин был неправ, потому что «мониторить состояние» пациента, находящегося за столько световых лет от врача, дело невыполнимое.
Тенека не обеспокоила грубость доктора Глессина, опасения вызывала возможность врачебной ошибки вследствие того, что Глессин – теперь это было понятно – утаил часть медицинской информации. Конечно, со временем Тенек разберётся сам, но время и случай часто работают против врача и против пациента. Поэтому, немного поразмыслив, Тенек невозмутимо нажал поле вызова. Снова.
– Вспомнили еще один вопрос? - недовольно произнес Глессин, который за несколько секунд не успел сбежать с рабочего места, –  Лучше позовите кого-то из старших на вашей станции, стажер, вместо того, чтобы звонить в соседнюю звездную систему.
– Не успел задать, – уточнил вулканец. – А никого старше и компетентнее в вопросах медицины в данный момент на станции нет, поэтому мистеру Тенме придётся рассчитывать на меня.
– Доктор, – обратился он к Глессину по его званию, словно подчёркивая ответственность, которую налагает на человека этот статус. – Меня не интересуют тайны семьи Тенма, ещё меньше меня интересует, насколько приличной считается данная болезнь в вашем обществе, и я уже понял, что вы не желаете о ней говорить. Но если есть предосторожности, которые мистеру Тенме необходимо соблюдать, чтобы защитить себя или других, если есть процедуры, которые ему следует проходить или иные действия медицинского характера, необходимые для защиты его жизни и здоровья, я думаю, вам следует мне их сообщить.
– В карте есть все, что вам следует знать, стажер, - отрезал кардассианский врач, - Если же вы будете продолжать оскорблять меня, подвергая сомнению мои записи, мне придется разыскать ваше руководство и подать жалобу. Вам это ясно? Тогда нам не о чем больше говорить. Глессин, конец связи.

Тенек отодвинулся от консоли и снова задумался. Он мог, он действительно мог себе представить такую реакцию. Ещё двести лет назад на Вулкане постыдной болезнью считался синдром панар – болезнь по большому счёту невинная и порождённая ничем иным как собственной политикой Верховного командования в отношении телепатии, но что бы ни думало тогда Верховное командование, Тенек считал недопустимым и такое отношение, и поведение согласных с официальной политикой врачей.
Тенек попробовал сравнить ситуацию с другой специфически вулканской проблемой, но на этот раз вышло совсем непохоже: «пойманный» в ловушку пон-фарра вулканец наверняка отказался бы что-либо обсуждать без крайней, действительно крайней необходимости, но его врач или ответственный за него старший непременно ответил бы на вопросы другого врача, хотя и без особой охоты. Здесь же ситуация была прямо противоположной: сам Тенма спокойно разговаривал о своей детской болезни, даже можно сказать болтал о ней, а его врач отказывался идти на контакт.
Если опасности нет, почему так волнуется отец Тенмы? Если она есть, почему Глессин её игнорирует? И наконец, если он хотел что-то скрыть, почему не объяснил прямо, что некий инцидент имел место, что кардассианская этика не допускает огласки, что опасности ни для Тенмы, ни для контактирующих с ним нет, а если какая-то минимальная опасность есть, почему не оставил никаких рекомендаций? Этого Тенек понять не мог: у вулканцев для таких случаев была формула «проблема есть, она решается в меру возможностей, но не подлежит обсуждению», у кардассианцев, кажется, было принято демонстративно лгать, возбуждая в собеседнике как можно больше подозрений.
Однако, что же следовало предпринять? В интересах Джеза Тенмы было выявить возможные угрозы, в интересах всё того же Тенмы было сделать это так, чтобы не допустить даже минимальной огласки, и это последнее, пожалуй, по мнению семьи и друзей Тенмы было важнее, чем потенциальная опасность – мнимая или реальная. Мнимая или реальная – вот это Тенек и должен быть установить. Оставалось только выжать всё возможное из ответов Баджорского научного центра (если они вообще имели к ситуации Тенмы какое-то отношение) и из единственного сканирвоания. Впрочем, может быть, что-то обнаружится в файлах, которые поступят с Саратоги? Подумав об этом, стажёр снова подосадовал на задержку: если бы данные пришли вовремя, ему, возможно, не пришлось бы тыкаться вслепую и беспокоить раздражительного доктора Глессина.
_____________________
с доктором Глессином


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 12 04 2016, 17:51:11
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Лайтмана.


Через несколько минут после того, как глинн Толан вышла, в каюте кадета снова раздался сигнал вызова от двери.
-Мистер Лайтман, к вам ваша коллега по проекту, - сообщил один из охранников, баджорец, слегка приоткрыв дверь.
-Это Жантарин! - донеслось у него из-за спины, - Я принесла тебе ужин!
Глинн Толан вышла, а Лайтман так и остался стоять. Подойдя ближе к окну, он смотрел  на звезды. Звезда по имени Солнце была с другой стороны станции, а червоточина тоже немного правее. Как проходят корабли через червоточину, он уже видел, это было очень красиво. Но это зрелище больше не было доступно. Если будет доступно когда-либо вообще. Звонок оторвал его от мысленной нирваны одиночества. Артур обернулся и увидел Жантарин.
- Привет, - широко улыбнулся кадет, поднял руку в приветствии и пошел ей навстречу. – Проходи, спасибо за ужин. Тебе поручили? Или..
Баджорский охранник отошел в сторону, и  Жантарин ступила в каюту. Внешний вид андорианки отличался от того, в котором Артур видел ее в последний раз, еще на борту “Анадыря”. Девушка распустила тонкие косички, составлявшие ее прическу ранее, и подняла белоснежные волосы в высокий “конский хвост” на затылке, сразу за антеннами. Вместо кадетского кителя и брюк на ней было очень короткое красное платье, слегка напоминающее женский вариант звезднофлотской формы середины прошлого века.
Жантарин протянула корзину, которую держала в руках.
-В твоей биографии написано, что ты вырос в Хьюстоне, на Земле. Я прочитала, что эта область называется Техас и там есть своя традиционная кухня. В репликаторе я нашла некоторые рецепты… - девушка приподняла клетчатую салфетку, прикрывающую корзину, - Думаю, тебе сейчас не помешает что-то знакомое. Здесь у нас все ингредиенты, чтобы самим собрать тако на свой вкус, еще чимичанга и кесадилья. Не очень знаю, что это такое, но очень хочу попробовать. Покажешь, как это едят?
Лайтман от удивления открыл рот, на мгновение опешив. Он и представить не мог, что коллеги по проекту так внимательно будут изучать его биографию. Особенно люди из другого мира. Он взял корзинку из рук андорианки, поставил ее на стол и еще на некоторое время задержал взгляд на ее красном платье. Ее синяя кожа и красное платье сочетались так необычно и так красиво, что он невольно вспомнил понятие о «женщине в красном». В андорианском случае это было тоже прекрасно.
- Ого! - сказал он, наконец, - рассматривая теперь уже еду. Потом, придвинув к столу стул, сказал: - Садись, сейчас я соберу из этого вкусную земную вещь, надеюсь тебе понравится. Знаешь, вот это все, что ты принесла – делалось на моей планете задолго до того, как моя раса заселила тот континент. Многие местные племена умели готовить иной раз куда лучше, чем те, кто его колонизировал. Это очень долгая история, и по большей части грустная. – Лайтман говорил это все, пока собирал на лепешке ингредиенты. Затем положил сверху еще одну лепешку и подал Жантарин, потом принялся собирать себе.
- Как там дела? Что происходит вовне? На станции то есть. Кстати, - обернулся он к андорианке, - а тебе очень здорово в этом платье.
-Спасибо! - Жантарин села на один из стульев, закинув ногу на ногу.
На ногах у нее были высокие черные сапожни, еще больше подкреплявшие ассоциацию со старинной формой.
-Честно говоря, на станции довольно уныло. В основном все наши сидят по каютам, хотя Брол и Тар, кажется, опять ушли в бар. Когда они собираются писать отчеты - ума не приложу! В основном все думают о тебе, мне кажется, и еще об этом забавном новеньком - Сатале. Есть даже слухи, что девушку с Волана II обвиняют в чем-то том же, что и вас, но скорее всего, это всего лишь слухи… Никто нам ничего не говорит, а общее собрание только завтра… Но ты-то как? Держишься?
Артур придвинул к столу еще один стул и сел напротив Жантарин вместе со своим похожим на сендвич, тако.
- Да.. отчеты. Я уже свой написал. Держу пари, что Квинтилия была самой первой. О.., Энн Уильямс тоже обвиняют? – Лайтман удивился и замолчал на пару секунд. – В этот раз я буду читать все отчеты внимательно, а то неведение приводит к таким последствиям, что … сидеть нам тут не пересидеть. Держусь, конечно. На «Саратоге» мы общались с Первым офицером, он… сказал в том числе и мне нечто важное. То, что следует осознать любому офицеру, если он не хочет сгореть на первом же задании с какими-либо осложнениями. И хотя этому сложно научиться, я намерен научиться отпускать людей. Спасибо тебе за то…, на катере. Я бы натворил немало дел. Но теперь все хорошо.
Жантарин отложила тако на тарелку и слегка перегнулась через стол, чтобы положить ладонь на руку Артура.
-Не за что, - негромко сказала она, - Я всегда рада помочь и всегда буду на твоей стороне. Если у тебя действительно будет суд, я буду свидетельствовать в твою пользу, я была там и все видела.

М’Кота шла к каюте Артура в слегка взвинченном настроении. Во-первых, потому что ей совсем не понравились подозрения Сатала насчёт кардассианцев, во-вторых, потому что ей совсем не понравилась его оговорка. Нет у них никакой ситуации! Нету и быть не может, ещё чего не хватало! Пожалуй, она бы развернулась и пошла обратно в свою каюту, но М’Кота никогда – НИКОГДА – не нарушала данных себе обещаний. И ещё обязательно нужно было спросить, действительно ли кардассианцы задумали какую-то гадость, потому что вот это  было бы совсем даже не забавно. Размышляя таким образом, клингонка всё ускоряла и ускоряла шаг и едва не проскочила нужную дверь. Резко затормозив, она всей ладонью налегла на «звонок» и только потом обратила внимание на охранника:
– Дружеский визит, – сказала она, приподняв сумку с бутылкой.
Охранник посмотрел на М’Коту как-то странно и кашлянул. Затем все-таки открыл дверь и объявил:
-Мистер Лайтман, к вам… еще одна коллега.
Услышав это, Жантарин вздрогнула и обернулась к двери в каюту. Ее лицо на миг отразило ее эмоции - недовольство и раздражение, что им с кадетом Лайтманом помешали.
- Спасибо, - сказал Артур, глядя девушке в глаза, теперь ее лицо было так близко, сочетание синего и красного, и ее антенны приняли какое-то неясное ему положение, а андорианских эмоций по антеннам он читать не умел.
- Не всё, рассказывать надо не всё, - сказал он, собираясь положить свою ладонь поверх ее, но его прервал звонок в дверь.
МКота! Лайтман немного отклонился в сторону, так, что бы ему было ее видно. Он был чертовски рад ее видеть. Артур подскочил из-за стола.

М’Кота застыла в дверях как вкопанная, машинально отмечая изящество, нет, прямо-таки изысканность андорианской девушки. «Дура!» – пронеслось у неё в голове, и эта мысль относилась отнюдь не к Жантарин.
Дура! Ну, неужели же к флотскому не зайдёт другой флотский?.. Другая… Другая!
Сейчас чувства настолько застилали разум, что некогда было разбираться, что они означают, нужно было хоть что-то сделать, а не стоять столбом… и ни в коем случае не уходить, расколотив бутылку об пол! Она и без этого выглядела достаточно смешно в глазах этих жалких, хлипких, безмозглых…
М’Кота перевела дыхание. Клингоны не сдаются. А если и отступают, то с достоинством или по крайней мере с тем, что от него осталось. Нужно было что-то сделать, чтобы они все не вообразили, будто она как дура притащилась к одному только Лайтману! Сверкнув зубами в хищной улыбке она решительным, почти чеканным, шагом подошла к столу и эффектным жестом поставила на него бутылку:
– Кажется, я не зря это захватила, – сказала она окидывая ужин самым невинным взглядом, на который была способна, – Сатал напиток богов не оценил, может хоть вы воздадите ему должное?
Теперь можно было немного расслабиться и придумать, как дипломатично уйти: не стоять же, честное слово, у них над душой, задыхаясь от бессильной ярости!

Лайтман тряхнул головой, скидывая внезапно нахлынувшее ощущение, почти наваждение, и прикусил губу. До него только сейчас дошло, когда МКота прошла через каюту и поставила на стол бутылку, только сейчас, в каком недвусмысленном положении он только что был. И что девушка, которую он так хотел видеть – видела это все. Все могло закончиться, так и не начавшись. Поэтому внезапная радость на его лице сменилась недоуменным выражением. Он пристально смотрел на МКоту, потом перевел взгляд на Жантарин и обратно на МКоту. Они не должны были заметить его замешательства, ничего иного. Но лицо его помимо воли выдало что-то неопределенное, и он не успел принять вовремя невозмутимый вид. И вместе со всем этим он совсем забыл о том, что его ждет кардассианский суд, и все, что еще не началось, может закончится не успеть начавшись. Но не сейчас, не сейчас. Сейчас это не должно было кончиться.
Кадет вышел из-за стола, обошел его, приблизившись к клигонке, взял бутылку и вытащил из нее пробку.
- Сатал вулканец, ну … земного происхождения и по расе землянин, но считает себя вулканцем. А они там на Вулкане не пьют, насколько мне известно, - сказал Лайтман ощущая запах бладвейна. – А я никогда не пил клингонского вина. МКота, садись за стол, пожалуйста, вон туда – на мое место.
Снова поставив на стол бутылку и заткнув ее пробкой, он принялся собирать еще один тако.
- Кто хочет бладвейна прямо сейчас? - спросил он сосредточившись на сборке почти “сэндвича” и воспользовавшись тем, что можно было отвести глаза от обоих девушек.
__________________
Вместе с Жантарин и М'Котой.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 12 04 2016, 18:00:32
25 августа 2384 года, вечер
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Лайтмана.


Лайтман бессовестно перехватил инициативу и лишил М’Коту возможности осуществить уже почти подготовленное тактическое отступление. Глупо было уходить после того, как повела себя так по-компанейски и тут же получила прямое приглашение. В то же время она чувствовала себя не на месте: чёртов землянин! – он бы хоть даму свою спросил, нельзя же так бесцеремонно приглашать за стол чужака, который вломился в такой момент и всё испортил. В то же время, Артур так старательно делал вид, что всё не так, что просто свинством было бы внезапно прозреть.
– Ты невежлив, Лайтман! Я же знаю, что земляне чихнуть не могут без того, чтобы не спросить разрешения у женщин, так что спрашивай сперва, не возражает ли Жантарин. И тогда я может быть выпью с вами перед тем, как пойти и завалиться спать.
Это был намёк. Очень тонкий (для клингона) намёк на то, что нечего тут придуриваться, и уж совсем незачем заставлять свою девушку сидеть в компании чёрт знает кого, вместо того, чтобы… М’Кота представила себе сцену, которая открылась ей несколько минут назад, и безжалостно сказала себе: «вместо того, чтобы лежать». Вот и хорошо, – зло сказала она себе, вот и прекрасно: выпью, затолкаю в себя этот дурацкий бутерброд и пойду спать.
А спать, между прочим, не хотелось. Ну просто совсем.
На мгновение Лайтман замер, ему захотелось прямо сейчас исчезнуть отсюда в какой-нибудь совсем другой мир, другое пространство, только чтобы сбежать отсюда. Похолодело все. Теперь он отчетливо понимал, что минуту назад мог просто потерять голову, он был близок к этому, наконец, до него дошло и это, когда разум снова вернулся к способности анализировать. И запоздалое осознание недовольства Жантарин, когда открылась дверь, это он теперь тоже восстановил по памяти. И М’Кота поняла все однозначно. Только все было совсем не так. И ему теперь было жаль Жантарин, и ужасно стыдно перед М’Котой. Как все это жутко неловко. Только исчезнуть было невозможно.
Он вышел из ступора и положил финальную лепешку на тако, потом положил его на салфетку на ту часть стола, где раньше сидел он, и теперь куда пригласил сесть М’Коту.
Растерянно посмотрел на Жантарин, потом на М'Коту и непонимающе произнес:
- Что?
Жантарин растянула губы в улыбке, снова потянулась и похлопала Артура по руке.
– Ничего-ничего, - сказала она, - Но только, Артур, послушай, я захватила всего два стакана… потому что больше ни на кого не рассчитывала, - она покосилась на М’Коту, - Может быть, сходишь попросишь у своих охранников?
Артур неуверенно посмотрел на обеих девушек, МКота очень явно злилась, а Жантарин … этому он не нашел словесного описания. Но вот только еще не хватало оказаться неуверенным перед ними обоими! Перед М’Котой как минимум нельзя было выглядеть слабаком. И поэтому, уверенным движением он вытащил из корзинки два стакана, которые Жантарин принесла, и поставил их на стол, разлил вино по обоим.
- Не будем звать охранников, бладвейн – это же напиток богов. Им захочется тоже, а они на службе. Вдруг я сбегу этой ночью, а они не смогут противостоять. Нет уж!
- Прошу вас, дамы, – сказал кадет, и отошел на шаг назад от стола с бутылкой в руке. – За победу? Моя победа еще не настала, поэтому я предпочту оставить оставшееся на немного попозже. Сегодня я хотел бы остаться трезвым.
Жантарин прищурилась.
– Нет-нет, так не годиться, немножко бладвайна никому не мешало, Артур. Не хочешь беспокоить охранников - отлично! Кажется, во всех каютах в ванной комнате есть стаканчик с зубными щетками, можем использовать его. М’Кота, пойдем, поможешь мне его найти.
Если Лайтману еще минуту назад казалось, что хуже уже не бывает, то он жестоко ошибался. Теперь до него стремительно доходил весь смысл слов Жантарин, но он уже вполне трезво смотрел на вещи. Свободной рукой он сделал отрицательный останавливающий жест.
- Зубные щетки ни к чему. Не в этом дело. Не нужно, я не этого хотел, – он внимательно и серьезно смотрел на андорианку, но все равно в его взгляде читалось некое подобие извинения. – Мы же друзья. А трезвым я хочу остаться потому, что для меня не время затуманивать свой разум. Вот когда меня выпустят – тогда и придет время праздновать победу.
Жантарин снова выразительно кивнула в сторону ванной комнаты и вопросительно посмотрела на М’Коту, ожидая ее ответа.
– Уймись. – М’Кота отобрала у Артура бутылку и поставила на стол. – На столе не только вино, ты что же, вообще ничего пить не будешь? – и указав на дверь ванной, обратилась к Жантарин, – Пошли выслеживать неуловимый стаканчик.
– Мы сейчас, - торопливо сказала Жантарин Артуру, пытаясь замять неудобный для всех момент еще одной не до конца искренней улыбкой.
Когда дверь в ванную закрылась за девушками, Жантарин наклонилась к М’Коте и яростно прошептала:
-Что ты здесь делаешь? Ты мне мешаешь! Быстренько пей бладвайн и уходи!
Ноздри М’Коты дрогнули. Полным презрения жестом она взяла с полки стаканчик и вытряхнув из него щётку сунула в руку Жантарин:
– Так и собиралась. У тебя что, не хватило ума это понять?
– Вот и отлично! - угрожающим шепотом согласилась Жантарин, затем крикнула, чтобы ее было слышно в комнате, - Мы нашли его, Артур! Там в корзине есть безалкогольный джулеп, открой его, пожалуйста!
Затем обе девушки вышли из ванной.
Артур отдал бутылку и теперь просто наблюдал за развитием событием, ничего другого ему не оставалось. Когда девушки скрылись, он сел на свой стул и принялся ждать с некоторым оттенком беспокойства. Потом вытащил из корзинки ёмкость с безалкогольных напитком, открыл и его, поставил. Когда М’кота и Жантарин вышли, он выжидательно посмотрел на обеих, не произнёс ни слова. Теперь он просто стал невозмутим. Теперь он просто ждал, что будет.
Жантарин взяла бутылку, которую принесла с собой в корзине, и налила немного напитка в стаканчик из-под зубных щеток, затем протянула его молодому человеку. В тесной каюте запахло мятой, несколько ее листочков выскользнули из бутылки и теперь кружились на поверхности напитка Артура.
Себе Жантарин взяла бладвайн.
– За будущую победу! - провозгласила она.
М’Кота поддержала тост, и залпом выпив свой бладвайн, обратилась к Артуру:
– Кстати, о победе. Что тебе грозит? Я была уверена, что под угрозой только твоя карьера, но кое-кто подозревает, что кардассианцы могут подстроить какую-нибудь пакость. Это правда?
Артур выпил из своего стакана, так и оставшись сидеть. Он все еще ждал. Молча. Но теперь был прямой вопрос.
- Не знаю, что бы ни грозило, и как бы ни было, победа однажды придет. - сказал он девушкам. И как то неловко улыбнулся.
Жантарин тоже залпом опрокинула свой стакан, слегка демонстративно. Потом выжидающе посмотрела на клингонку и глазами указала ей на дверь.
М’Кота проигнорировала её взгляд: амурные дела андорианки были не так важны, как заданный вопрос.
– Ты действительно не знаешь, или просто не хочешь говорить?
Лайтман хмуро смотрел на обеих. Вообще, он не хотел говорить никому. Особенно девушке, которую любил. Чтобы она не страдала. Единственный, кто узнал бы — была Жантарин. Потому что она была его другом, свидетелем, и тем, кто сказал ему правду. Она была той, что поддержала его тогда, когда никто не мог. Ей он бы сказал и попросил бы никому не рассказывать. Но теперь все менялось.
- Я действительно не знаю в точности, что может быть, Мкота, ничто еще не предопределено. Может быть позже. - И это была формальная правда, хотя на самом деле и не правда и не ложь. Нечто среднее. Артур опустил голову, поставил стакан на стол, и ждал развязки.
М’Кота кивнула:
– Хорошо. Скажи, как только тебе дадут знать. И не сдавайся. Я убью тебя, если сдашься, понял?
Она взяла со стола свою порцию тако и улыбнулась – дерзко и почти непринуждённо:
– Я пойду, – сказала она, – Сегодня хороший вечер, чтобы жить!
«Только бы, – промелькнуло у неё в голове, – В каюте никого не было. Только бы никто не вздумал со мной заговорить…»
Лайтман проводил ее взглядом.
Когда дверь закрылась, Лайтман пару секунд смотрел в пол, потом перевел взгляд на андорианку.
- Жантарин, я люблю эту девушку. Мкоту. И прямо сейчас очень нехорошо вышло. Я должен ее вернуть. Если ты имела в виду что-то в этом роде, то прости. Я не свободен.
На лице Жантарин отразилось удивление, андорианка вообще не привыкла скрывать свои эмоции. Затем она опасно прищурилась.
– Ты не можешь любить ее, - наконец, произнесла она, - Ты ее даже не знаешь. Не так, как меня. У нас были моменты близости, Артур, ты не мог этого не чувствовать.
- Ты права, не знаю, - спокойно сказал Артур, глядя на девушку, - но я хочу узнать. И мне все не ясно до сих пор. И вряд ли станет известно в ближайшее время. А то, что было у нас – это совсем другое. Ты сделала для меня то, что никто сделать не мог. Ты была рядом тогда, когда никто другой не мог быть. Ты спасла меня, и я очень надеюсь, что когда-нибудь смогу ответить тем же. В тот момент я вообще не мог ничего чувствовать. Но это не любовь. Ты мой друг, а я друг тебе. И то, что сейчас могло бы произойти – испортило бы это все навсегда, дружбу. Я знаю, у меня есть такой опыт. Вероятно, это звучит жестоко, но это правда. Прости меня. И сейчас я действительно хочу ее вернуть, пока не слишком поздно. Пока еще не слишком. Для меня очень скоро вообще все может стать слишком поздно. Но, прошу тебя, не говори никому. Я только тебе и решился бы это сказать, никому больше.
– Я задам тебе только один вопрос, - жестко ответила Жантарин, - А она тебя любит?
- Я не знаю, - отрицательно качнул головой Лайтман.
– Тогда у меня еще есть шанс, - заявила Жантарин, развернулась на каблуках и стремительно вышла из каюты.
_____________________
+ Артур и Жантарин


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 12 04 2016, 18:10:42
25 августа 2384 года, поздний вечер
ДС9, офис командующего станцией

- … Кроме того, у меня есть к вам одна просьба, коммандер Мори, - адмирал Солок смотрел на Мори с экрана сосредоточенно и серьезно, не оставляя никаких сомнений, что его «просьба» обязательна к выполнению. Вулканцы вообще не очень любили просить. – В связи с предстоящим судебным разбирательством на станции к вам направляется особый гость. Я лично разрешил ему присутствовать на станции и на суде, от ваш же требуется не препятствовать его деятельности. И еще. Предоставьте ему максимально допустимый для его статуса доступ – в этой ситуации нам следует показать, что мы открыты к сотрудничеству. Гость уже в пути; его прибытие на Deep Space 9 ожидается через 22 часа. Высылаю вам подробную информацию, - на терминале Мори появились новые данные. – Вопросы?
Коммандер Мори быстро пролистала информацию, затем подняла удивленный взгляд на адмирала Солока.
-Полный доступ, сэр? Я понимаю, что мы придерживаемся линии поведения что Федерации нечего скрывать, поэтому даже ромуланцу обеспечили самый обычный гостевой доступ, без всяких исключений, но этот гость может похоронить ваш проект. Или… это и так уже было решено?
- Всю допустимую информацию, - вулканец сделал акцент на втором слове. – Вы должны показать себя максимально открыто и не препятствовать делать свою работу. Разумеется, если речь будет касаться безопасности станции или недопустимых к разглашению данных Звездного Флота, вы будете в полном праве действовать согласно стандартным протоколам. В остальном – окажите гостю соответствующий прием и не мешайте его работе. Что касается проекта, - адмирал выдержал небольшую паузу, - то не гость определяет его судьбу, и еще ничего не решено.
- И все же возможный скандал не пойдет проекту на пользу, - негромко проговорила баджорка, - А что насчет комнат, ангара и лаборатории? Мы еще не оформили бронирование помещений на следующий месяц. Сэр, вы можете подтвердить мне, что все остается в силе? Я понимаю, что для вас пока может быть рано об этом говорить, но для эффективной работы станции мне нужно будет знать это как можно скорее. Комнаты можно будет снова разобрать под склады, и тогда больше торговых кораблей смогут разгрузиться здесь вместо того, чтобы искать другие пути, например, через станцию Семба на орбите Бэйджора.
- Коммандер Мори, до сих пор нет окончательного решения, будет ли продолжен проект. Но также и нет приказа его расформировать. На ближайшие месяц оставьте каюты и учебные помещения для кадетов «Альфа». Если ситуация изменится, вы узнаете об этом первой. Насколько мне известно, трое участников этого проекта находятся под домашних арестом на вашей станции. В зависимости от разрешения этой ситуации будет принято окончательное решение.
Коммандер Мори вздохнула. Иногда ей казалось, что окружающие вообще плохо представляют, насколько сложным и комплексным может быть управление станцией, тем более в отсутствие первого офицера. Проект “Альфа” цеплялся за склады, склады цеплялись за корабли, траффик через станцию цеплялся за выделение кредитов и ресурсов на ДС9...
-Вас поняла, сэр, - вежливо ответила она, - Нас следует ожидать вашего возвращения на станцию в ближайшее время?
- Если обстоятельства того потребуют, - уклончиво ответил адмирал. - Я несу ответственность за проект "Альфа", и если будет принято решение его расформировать, я сообщу вам и глинну Толан об этом лично. Если у вас больше нет вопросов, позвольте с вами попрощаться.
-Вопросов нет, сэр. Я буду держать вас в курсе всего происходящего на станции. Мори, конец связи.
___________
написано совместно с Солоком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 14 04 2016, 16:24:02
25 августа 2384 года, поздний вечер и ночь.
ДС9, стыковочное кольцо, каюта Освальда и Тенека.


Закончив на этот вечер с делом Тенмы, Тенек понял, что на остальные дела времени уже не остаётся: больше откладывать медитацию было неблагоразумно.
Вернувшись в каюту, он обнаружил, что она пуста, и на этот раз был почти признателен Освальду за отсутствие. Вулканец зажёг свечу и опустился на коврик возле стены.

Несложно было разобраться, в чём он был неправ за промежуток между последним своим пробуждением от сна и текущим моментом.
Он не сумел разобраться в мотивах и намерениях мисс Перим, приняв её поведение в лазарете за взбаломошность и грубость, а между тем, судя по словам других, за этим могло стоять нечто важное.
Он предложил отложить вопрос субординации до прибытия двух новых участников, а это прибытие превратилось в незапланированную миссию – миссию, в которой у группы «Альфа» снова не было признанного руководства, кроме, разумеется, координатора проекта, но координатор не станет решать за них все проблемы в учебных миссиях, хоть на неё и можно положиться в непредвиденной ситуации.
Он был слишком поспешен в некоторых выводах, когда находился на планете, например, в оценке взглядов и личных качеств окружавших его людей, и хотя много размышлял, рисуя и разглядывая их лица, так и не понял некоторых логических противоречий, которые, вероятно, были противоречиями для него, но были вполне естественны для этих людей.
В его суждениях к концу этого срока стала проявляться некоторая предубеждённость к эмоциональным. Особенно сильно это было заметно по реакции Тенека на личное дело Сатала.
Также возможно он слишком поспешил со звонком доктору Глессину? Конечно, это была сила привычки: привычка к доступности медицинской информации, к сотрудничеству между врачами, к тому что врачебная тайна священна, и потому врачи доверяют друг другу, даже если видят друг друга в первый раз в жизни. Нужно было заранее подумать о том, что даже в этой, почти сакральной, области чьи-то обычаи могут слишком сильно отличаться от привычных.
Это заняло много времени, но когда эти ошибки были осознаны и учтены, медитация была ещё далеко не закончена. С чувством лёгкой обречённости Тенек приступил к её последней части.

Когда Тиэрис написала о желании получить развод, первым побуждением Тенека было отказать: не слишком верилось, что для расторжения такого привычного, хоть и не вполне состоявшегося союза может обнаружиться по-настоящему веская причина. Сам Тенек не один раз чувствовал внезапный и сильный интерес к другим женщинам, но это был всего лишь отголосок изменчивой и безрассудной природы вулканцев. Всякий раз, обнажив свои подлинные побуждения перед самим собой и очистив их от эмоциональной шелухи, он обнаруживал только пустоту. Не было ничего, что делало бы ту или иную женщину исключением среди всех других и требовало бы к ней такого же уникального отношения; вероятно и Тиэрис, просто ещё не до конца разобралась в ситуации. Ему и самому было сложно разобраться в этом в первый раз, так что заблуждение было не только возможно, но и естественно.
Но всё оказалось не так, как он думал. Тиэрис ничуть не хуже него знала, как избавиться от заблуждений и дойти до самой пустоты, только её душа не была пуста. Она сказала это прямо и ясно, но внимательному наблюдателю это было бы понятно даже без слов. Девушку озарял внутренний свет, которому ещё не было названия, но который означал понимание, связь вещей, сокрытую истину и наконец возможность. Возможность, ради которой Тиэрис была готова уйти в никуда и отказаться от уверенности в завтрашнем дне. Было бы нелогично и несправедливо отказать ей в выборе и предложить взамен пустоту, которая всё ещё занимала эту область души самого Тенека.
И вот теперь она была замужем, обрела внутреннюю цельность и взращивала основу своей собственной семьи, а Тенек снова и снова слой за слоем распутывал клубок тревожных и затуманивающих разум впечатлений, чтобы обнаружить в середине ничтό, и снова испытать одновременно облегчение и разочарование. Облегчение, потому что не нужно преодолевать трудности и действовать вне известных шаблонов, и разочарование, потому что он по-прежнему оставался в когорте тех, для кого «понимание», «связь вещей», «сокрытая истина» и, наконец, «возможность» – всё это были просто слова, не имеющие никакого сокровенного смысла. Из-за этого он был вынужден констатировать собственную ограниченность, а эта мысль, в свою очередь, вызывала определённый дискомфорт.
Когда-то давно дед говорил, что время расширяет границы достижимого. Что благородное растение можно привить и к дичку. Что скрытые резервы есть внутри любой Катры…

Год, когда Тенеку исполнилось 14 был для него трудным. Он перестал быть единственным ребёнком в семье и, несмотря на то, что был вполне самостоятельным, остро переживал сокращение родительского внимания. Умом он понимал, что родители правы: только что родившийся контактный телепат утрачивает не только физическую связь с матерью – он теряет постоянную связь с её ментальным пространством, перестаёт смотреть на мир её зрением, чувствовать её чувствами. Расторгать эту связь нужно бережно, это труднее, чем учиться ходить, и также необходимо. Нужно сперва установить личную, не опосредованную связь с отцом и другими ближайшими родственниками, которые выступают своего рода заместителями матери, а затем и научить ребёнка комфортно чувствовать себя наедине с собой. Таким образом, день, когда вулканец впервые может полностью обойтись без контакта со старшими, можно с полным правом назвать его вторым рождением.
Но понимать проблему умом – не тоже самое, что полностью справляться с ней. А тут ещё добавилось две новых напасти: приехал родственник и друг детства отца, и в класс пришла новая учительница химии. В результате общения с отцом стало ещё меньше, а занятия в химической лаборатории превратились в… крайне дискомфортное времяпровождение.
Оставалось только сбежать. Не насовсем, конечно, а хотя бы на время, и Тенек сбегал к деду. Напрашивался на подсобные работы в больнице, когда дед был занят, и отнимал львиную долю его свободного времени.

Дед впервые и рассказал ему о том, как разобраться в себе и не отравить свою Катру фатальными ошибками. Чаще всего они брали прогулочный катер или спидеры и отправлялись на природу, причём каким-то удивительным образом получалось  так, что всё, замеченное ими по пути, имело отношение к теме их последнего разговора.
– Видишь, – говорил однажды Тернéл, поднимая катер высоко над песчаными дюнами, – с высоты легко понять, где под песком каменное ложе реки. Но когда ты там внизу идёшь с дюны на дюну, приходится ориентироваться по приметам. Чем больше твой опыт, тем надёжнее ты отличаешь верные приметы от ложных, но если поднимется горный ветер, даже опытному путешественнику остаётся только остановиться и переждать. А разгадать все изгибы русла можно только отсюда – с высоты.
– Это имеет какое-то отношение к тому, что я говорил тебе о наставнице В’Лер? – осторожно спросил Тенек.
– Ко всему, что ты можешь спросить о самом себе. О нас всех.
Некоторое время дед молчал, следя за курсом катера, потом снова заговорил с внуком:
– Вчера я летел этим маршрутом с делегацией денобуланских коллег. Один из них сказал, что пейзаж эффектен, но однообразен и безрадостен. В этом он увидел сходство с нами и нашим образом жизни. В этот момент он не думал о родниках под толщей песка и о русле реки, над которой мы пролетали, а между тем, эта река питает водой весь Нефек-лар. Чужаку это простительно, но вулканец, неспособный это увидеть, был бы достоин сожаления.
Ненадолго установилось молчание.
– Если говорить... про этот случай, – с некоторым трудом произнёс Тенек, – То что я могу найти? Какой смысл что-то искать? Я же не собираюсь на ней жениться. Ей тем более от меня ничего не нужно: она взрослая, у неё хорошая семья и ребёнок. Мои.. эмоции бессмысленны и бесперспективны.
– Но ты хотел бы получить её одобрение?
– Да.
– Чтобы она выделила тебя среди других?
– Да. Я не понимаю, почему.
– Я мог бы предложить тебе гипотезу, но, думаю, будет лучше, если ты поймёшь сам. Твоя Катра мудрее тебя. Мозг хранит больше опыта, чем видит твоё сознание, и создаёт больше перспектив, чем ты способен сознательно построить. С чего начался твой интерес к наставнице В’Лер?
– У неё впечатляющие способности к умозаключениям, – подумав, сказал Тенек. – однажды она предложила решение, увидеть которое я был неспособен.
– Она – учитель, ты – ученик, – напомнил Тернéл. – Разве другие учителя не предлагали тебе лучших решений.
– Я мог понять, как они к ним пришли, – возразил внук, – отправные точки её научных умозаключений я не всегда могу увидеть.
– Иными словами, ты хотел бы сравняться с ней?
Тенек кивнул.
– Это было похоже на вызов?
– Наверное. Когда я понимаю, что не могу с ней сравниться или хотя бы выделится среди других… – Тенек не закончил эту фразу и вздохнул, примиряясь с собственным несовершенством.
– Я думал, – продолжил он, немного погодя, – между тобой и бабушкой есть уникальная атмосфера, между отцом и мамой тоже. Почему её нет между мной и Тиэрис? И наставница… она, выводит меня из равновесия, но даже она не вызывает у меня похожих ощущений. Может быть, во мне этого просто нет?
– А может быть, просто глубокая связь возникает со временем? – вопросом на вопрос ответил дед. – Ты привязан к родителям, ведь они были с тобой всю твою жизнь, но к сестре ты ещё не успел привязаться так сильно: она недавно родилась, и вряд ли ты даже понимаешь, как с ней обращаться.
– Значит, всё дело в этом?
Тернéл посмотрел на небо, словно отыскивая там какие-то знаки, потом переложил курс и сказал:
– Не только. Мы успеем вернуться до того, как поднимется ветер, даже если посетим ещё одни координаты. Думаю, тебе это будет интересно…


Тенек закончил не раньше, чем догорела свеча. С тихим шипением фитиль утонул в лужице воска, пламя ярко вспыхнуло напоследок, через мгновение от него остался только серый дымок.
Шелуха. Пыль, только пыль, которую унёс первый же порыв ветра.
Было уже далеко зá полночь, на обычный сон времени почти не было – только на пару часов глубокого расслабляющего транса. Утром ещё нужно написать отчёт. Всё, что нужно, уже было у Тенека сформулировано в голове, утром, он запишет это и отошлёт глинну Толан.
_


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 14 04 2016, 17:03:07
26 августа 2384 года, раннее утро
ДС9, каюта Освальда и Тенека.


Тенек хорошо сознавал главный недостаток расслабляющего транса – слишком глубокое отрешение от действительности. Конечно, его пользы никто не отменял и эффектная формула «час полноценного отдыха лучше, чем месяц отпуска» не была мифом (во всяком случае, когда помимо этого имел место ежедневный полноценный сон), но всё-таки мысль о том, чтобы на час или два создать для себя внутреннюю, идеально комфортную реальность, немногим уступающую комфорту эмбриона во черве матери, напоминала о том, что в этот период не может быть и речи хотя бы о минимальном контроле над реальностью объективной. Поэтому из транса вулканец вышел хорошо отдохнувшим, но слегка дезориентированным, ему даже понадобилась пара секунд на то, чтобы осознать где он находится и который теперь может быть час. Однако, почти сразу же вернулись и понимание, и чувство времени, а взгляд, которым он окинул комнату сразу же зафиксировал очередную неправильность, вызванную, разумеется, «человеческим фактором». По мнению Тенека, после третьего раза, этот фактор можно было смело переименовать в «фактор Макдауэлла».
Освальд спал прямо на полу. Его нога зацепилась за стоящее кресло, от чего, видимо, кадет и упал, после чего уже не поднялся. Вместо одеяла он использовал скатерть со столика рядом, а под голову подложил свёрнутый в рулон баджорский коврик, на котором регулярно медитировал вулканец. Рядом с землянином валялась ваза, очевидно, упавшая со столика, и из которой вытекла небольших размеров лужа. Ранее находившийся в вазе цветок лежал примерно в метре, недалеко от лица кадета, но даже он был не в силах удержать противную смесь запахов пота, чьих-то духов и перегара от распространения по каюте.
Сон Освальду снился не менее безумный, чем на "Саратоге", от чего он периодически подрагивал ногой и фыркал. Вот здоровенный удав с кардассианской "ложкой" на морде смотрел ему прямо в глаза, словно стремясь загипнотизировать; вот он стоит на палубе корабля, а три красавицы с птичьими крыльями за спинами, в весьма откровенных нарядах и с золотыми украшениями в волосах влекут его в свою сторону, напевая песенку из рекламного ролика “Кварк’с”; вот двухметровый мускулистый вулканец в чёрных очках, кожаной куртке и с метровым гипоспреем в руках говорит, что Освальд должен пойти за ним, если не хочет погибнуть. Правда, в отличие от случая не "Саратоге", в этот раз кадет не проснулся.
В сущности, не будь разбитой вазы и лужи воды, подтекающей под распростёртое тело землянина, Макдауэлла можно было бы предоставить самому себе: действительно, человек, которого Тенек ни разу не видел спящим нормально, наверняка считал экстравагантную манеру спать делом принципа. Но вода создавала угрозу простудных заболеваний (которые лечить пришлось бы снова Тенеку), а на осколки Освальд мог накатиться во сне (и опять же пришлось бы их извлекать и залечивать раны), поэтому вулканец осторожно подошёл к Макдауэллу и не менее осторожно его разбудил: стресс при пробуждении не самое лучшее начало дня.
Сначала Тенеку это не удалось: Освальд лишь кашлянул, обдав несчастного вулканца перегаром, и проворчал что-то нечленораздельное, но потом всё же продрал глаза и, увидев соседа по каюте, отшатнулся, словно это был не знакомый вулканец, а, например, представитель вида 8472.
- Тенек, - пробормотал землянин, - А что я тут делаю? В смысле, именно тут, на полу? Что-то случилось?
Словно вспомнив о чём-то важном, кадет поднялся и только что не прокричал:
- Компьютер, время!
После чего схватился за голову и застонал.
«Пять часов двадцать четыре минуты», – бесстрастно сообщил компьютер.
– Вы здесь лежите, – констатировал очевидный факт вулканец, поднося к Освальду сканер и тщательно снимая показания. – А сейчас рекомендую встать, только осторожно, не пораньтесь об осколки.
Освальд захлопнул ладонями уши и изо всех сил зажмурился.
- Пожалуйста, выключите сканер! - отчаянно прошипел он.
– Я уже закончил, – сказал Тенек выключая прибор. – Судя по состоянию вашего организма, ваше самочувствие неудовлетворительно, но вы от этого не умрёте и даже не пострадаете, поэтому лечение от похмелья я считаю нецелесообразным. Поднимайтесь и идите в душ.
- Да-да, дайте минуту, - проворчал Освальд, пытаясь выпутаться из скатерти.
Прислонившись спиной к стоящему рядом креслу, он запрокинул голову и на ощупь аккуратно сложил скатерть.
- Чёрт бы побрал этого Джеза Тенму вместе с его чёртовым канаром! - ворчал кадет, поднимаясь с пола и направляясь в ванную комнату.
Тенек проводил его взглядом, отмечая мысленно, что слишком рано уверовал в благоразумие Джеза Тенмы. К разгрому на полу он не притронулся.
Примерно полчаса спустя Освальд появился из ванной комнаты, обернув полотенце вокруг пояса. Его только вчера реплицированная униформа оказалась порванной в трёх местах, к тому же от неё воняло, поэтому кадет сунул её в чистящую систему. Присутствие Тенека в одном помещении его сейчас ничуть не смущало, поэтому кадет достал чистую форму из своей сумки и начал одеваться.
Уже в свежей одежде Освальд подошёл к столику и присел на корточки, разглядывая нечаянно созданный им бардак.
- Хорошая была ваза, - искренне расстроился он. Потом посмотрел на Тенека. - Сегодня же куплю или реплицирую новую. Как думаете, цветок ещё может простоять сколько-нибудь дней, если немедленно сунуть его в воду?
– Если не ошибаюсь, это – лилак, баджорское растение, – сказал Тенек отрываясь от своего утреннего комплекса упражнений (на свободной от беспорядка половине комнаты), – Я не изучал его особенностей, но если вы немного подрежете стебель и поставите его в воду, хуже точно не будет.
Освальд кивнул и с некоторыми оговорками выполнил инструкции вулканца: слегка подрагивающими руками он отломал кусочек стебля, а цветок поставил в пластмассовую бутылку, в которой носил себе воду в спортзал. Всё равно после пьянства хотя бы сутки тренироваться не стоит - это ему ещё на первом курсе объяснил врач.
Накрыв стол скатертью и вернув цветок на законное место, кадет ещё раз осмотрел “место преступления” и, мрачно вздохнув, принялся наводить порядок.
Тенек наблюдал за его действиями с некоторым удовлетворением: определённо, кадет Макдауэлл не был безнадёжен. «Прокомментировав» хозяйственную деятельность Освальда движением брови, вулканец направился в душ.

Выйдя из ванной, вулканец обнаружил кадета Макдауэлла неподвижно сидящим в кресле и смотрящим прямо перед собой.
- Тенек, - подал голос землянин, не пошевелив ни одним лишним мускулом, - Мне всё же нужно какое-то лекарство. Очень скоро я буду обсуждать с коллегой важный проект, который надо будет представить глинну Толан, и мне для этого нужна свежая голова.
– Лазарет работает круглосуточно, – отозвался Тенек, подходя к своему столу и придвигая к нему кресло. – Обратиться за помощью к дежурной смене было бы наиболее логичным решением.
- И что именно мне у них попросить? - столь же убитым голосом уточнил землянин. - Вы можете посоветовать какое-то конкретное средство, как врач проекта?
– Как врач проекта я считаю ваше лечение нецелесообразным, – информировал его Тенек, – Если вы не способны внять доводам рассудка, возможно, осознаете необходимость некоторых разумных ограничений эмпирическим путём.
Однако, невзирая на эту отповедь, вулканец набрал что-то на падде и протянул его Освальду:
– Тем не менее, можете попросить это. Хотя возможно медицинский персонал станции предложит вам свою альтернативу: бар как раз напротив лазарета, и у них должен быть богатый опыт.
- Тенек, я даже отчасти с вами согласен, - проворчал Освальд, - но только отчасти, ведь вы не знаете всех деталей. К тому же, сейчас это действительно необходимо. Я вам потом объясню, почему.
Взяв падд, он бегло изучил информацию и кивнул.
- Спасибо. А теперь я пойду. Ещё дело одно есть перед совещанием.

Когда Освальд ушёл, Тенек занялся отчётом. Отчёт не был перегружен информацией, хотя в краткой форме излагал события с максимальной точностью. Просьба Лоры Эвансон там не озвучивалась: как и в устном разговоре с координатором стажёр собощил о вызове за пределы города, не уточняя характер вызова, и указал затраченное на него время. В постскриптуме указывалось, что если координатор считает отчёт малоинформативным, Тенек готов ответить на любые её вопросы.
_________________________
с Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 14 04 2016, 17:32:04
26 августа 2384 года, 6:52.
Станция ДС9. Стыковочное кольцо --> Каюта Энн Уильямс.


Улан Вооруженных сил Ромуланской Империи, агент службы разведки Тал Шиар Ракар провел вечер за размышлениями и попытками анализа пространственно-политических интересов Федерации в Демилитаризованной Кардассианской зоне, попыток Кардассии противостоять этим интересам, вероятных действий кардассианских спецслужб в этой области и общего вероятного заговора. Для подробного рапорта своему командованию у него пока было недостаточно данных, он отослал лишь стандартное незашифрованное сообщение о собственном благополучии и кодовую фразу о том, что у него есть интересная информация. Кодовая фраза была постоянно меняющейся, не требовавшей шифрования, и гласила просьбу передать наилучшие пожелания некоему Арку.
Свой отчет о произошедшем на Волане II он отправил глинну координатору в районе 25:30 предыдущего вечера. Этот его отчет не содержал ни единого вывода, а также ни одной претензии, лишь последовательное описание событий и его собственных действий.
Он уже знал, что его соседом будет Сатал, когда того выпустят из под ареста. И пока соседа не было, он мог вволю предаваться свободе в собственной каюте. В 6:52 утра он вызвал по связи Энн Уильямс, кадета Звездного флота, которую другой кадет, Квинтилия Перим, охарактеризовала как человека, из которого хорошего офицера Звездного флота не получится. Ромуланец пока не понимал как и каким образом может пригодится Империи кадет, в будущем вероятный офицер, из которого не получится хорошего офицера ЗФ, но он был обязан рассматривать и использовать любые возможности. В настоящий момент он обязался помочь ей с отчетом и лучшими формулировками, которые могли бы улучшить ее положение. И он собирался выполнить это обязательство.
- Ракар вызывает Энн Уильямс, - сказал улан в федеральную дельту.
В ответ раздалось вопросительное и сонное “Ммм?”.
- Энн Уильямс, - повторил Ракар, - мы договаривались с вами о вашем отчете, который я должен проверить перед отправкой. Могу быть у вас через 2 минуты, вы готовы?
- Который сейчас час? - пробормотала она в подушку.
- 6:53 по времени станции Дип Спейс 9. - Ромуланец начинал негодовать от того, что земляне так беспечно относятся к собственному будущему.
- Уже?.. Да, мистер Ракар, заходите, - вздохнули на том конце связи.
- Этот визит согласован с мисс Энн Уильямс, - сказал Ракар, через полторы минуты после окончания сеанса связи, глядя баджорскому охраннику прямо в глаза. Охранник кивнул и несколько медлительно открыл дверь каюты. Ракар шагнул внутрь.
Энн Уильямс выглядела на удивление собранной – насколько можно в принципе собраться за 2 минуты. И даже кадетская форма сидела практически идеально; общий вид лишь немного портила торчащая из-за щеки зубная щетка.
- Шадитещь шдесь, - проговорила она и скрылась в ванной, откуда вернулась через пару секунд. – Не ожидала вас так рано. Я всю ночь писала этот отчет, только под утро заснула.
Выглядела она и впрямь не слишком выспавшейся, но старалась звучать бодро.

Ромуланец сел на предложенное ему место, комментировать ее пробуждение не стал, хотя заметил довольно быстрые сборы солдата, то есть кадета. Конечно, это было недостаточно быстро для военной ситуации, но в данном случае не было никакой войны.
- У нас с вами 2 часа до общего собрания, чем быстрее вы сдадите свой отчет и он будет проверен, тем быстрее вас отпустят на свободу и уберут охрану из под вашей двери. Поэтому это в ваших интересах. Давайте я его проверю, а вы тем временем успеете дособраться до конца.
- Вы думаете, что меня отпустят после этого отчета? – удивилась Энн. – Я была уверена, что меня еще будут допра… ну, задавать вопросы. Читайте, - она протянула ромуланцу падд, а сама уселась напротив.
Над отчетом она и впрямь провела полночи, хотя по объему это и не было заметно. Он получился довольно сжатым, емким и сухим, и Энн стоило больших сил убрать оттуда все свои эмоции, переживания и мотивации. Но еще меньше ей хотелось приплетать туда свою семью и друзей – в конце концов, вопросы будут задать ей, а не отцу или Михаю.
Следующие 10 минут ромуланец внимательно читал отчет, предварительно переведя его на ромуланский.
Затем, пролистывая его заново, в нескольких местах раздвинул текст для предполагаемых вставок, перевел текст назад и положил падд перед Энн Уильямс. Сначала он выдержал паузу, разглядывая девушку. А затем произнес:
- Отчет не очень полон. В некоторых местах изложение событий выглядит так, как будто вы намеренно их опустили, однако вы должны знать, что другие члены нашей группы уже написали свои отчеты, в том числе и я. И они достаточно полны для того, что бы при таком изложении заподозрить в вас не те мотивы и намерения, которые есть на самом деле. Итак, основная ваша цель была помочь нам, не так ли?
Во время силового захвата нашей группы в вашем доме другими вашими революционерами - вы не могли сопротивляться этому, у вас не было ни возможностей, ни сил. Далее, у ангара, когда нас в нем заперли, а вас и еще одного фигуранта оставили охранять. Вы здесь пишете, что это ваша ошибка. Это не ваша ошибка, эта ваша невозможность вступить в немедленное противостояние в имевшихся обстоятельствах. Здесь нужно исправить. На самом же деле - вы хотели помочь нам и выпустить нас, и в нужный момент вы осуществили этот план и подыграли нам в нашей операции по освобождению. Не так ли? На планете вы остались потому, что ваш отец находился в толпе, которая пыталась расправиться с ним. Вы не могли уйти в то время, как его разрывали на части. Этот момент я подробно описал в своем отчете и буду подтверждать словесно, когда и если будут проводить допрос. И только тогда, когда вы убедились в его безопасности  - вы отправились на федеральный корабль. Я верно излагаю? Если да, то добавьте это все в те места, где я оставил пропуски.
Энн слушала ромуланца, закусив губу. 
- Это хороший пункт! – ее глаза загорелись, когда она услышала его комментарии относительно событий в ангаре. По сути, все ведь так и было? – Что касается того, почему я осталась на планете… Что ж, все действительно так и было, но мне крайне не хочется хоть как-то приплетать к своему отчету события и действия, связанные с моей семьей. Так же, как и не хочу, чтобы мне задавали вопросы об их действиях, - подчеркнула она. – Я знаю, что у Федерации много вопросов к моему отцу, но у них нет возможности задать их ему. Зато так удачно попалась я! Но я упомяну о своей мотивации.
Ромуланец удовлетворенно кивнул.
- Когда вам будут задавать вопросы об их действиях – вы вправе говорить, что вы не в курсе, и не можете комментировать их действия, так как это их действия, а не ваши. Но что касается упоминания вашего отца – вы не можете его не упомянуть, так как беспокойство за его жизнь – это причина вашей задержки на планете и неподчинения прямому приказу вашего командования. Это обстоятельство нужно упомянуть явно, как однозначную причину. Эта причина существенна, и ваш Звездный флот, вероятно, может вполне ее понять. Все же остальное вполне может быть несущественным.
- Да они и так все знают, - повела плечом Энн. – Наверняка обо всех событиях в Звездный Флот доложили их люди – те же, которые эвакуировали граждан Федерации. Мне вот что интересно… Вам же наверняка тоже будут задавать вопросы – как свидетелям. А со стороны мои действия могли выглядеть несколько иначе, нежели я описала, - она выжидательно посмотрела на Ракара, пытаясь определить, понял ли он ее или нет.
- Мисс Энн Уильямс, - настойчиво продолжил Ракар, - мало ли что они знают и что доложили. От вас требуется собственное изложение собственной мотивации. И ни одно из того, что я вам сказал, не противоречит тому, что было на самом деле. От вас нужен взгляд с вашей стороны.
А дальше Ракар загадочно улыбнулся с неопределенным эмоциональным оттенком. Невероятно должно было выглядеть в глаза Энн Уильямс то, что он делает сейчас.
- Неужели вы думаете, что я мог бы допустить нечто, что не соответствовало бы настоящей интерпретации событий? Вы, несомненно, можете подозревать, что я запустил в производство невероятную интригу с подменой мотиваций, или изощренно вывернутой правдой. Вы также можете подозревать, что я ошибаюсь, сопоставляя действия и мотивации ошибочным путем. Но должен вас уверить, что во-первых я профессионал, а во-вторых вовсе не имею никаких намерений ухудшить отношения между Федерацией и Ромуланской Империей. Единственная моя цель – помочь вам убедить комиссию расследования в вашей невиновности, а вы утверждаете, что вы не виновны. Все показания, которые я дам – вовсе не вступают в противоречие с вашими действиями, за которыми я с таким вниманием наблюдал. Все факты, которыми вам следует дополнить свой отчет по моей просьбе – вовсе не вступают в противоречие с вашими действиями. Поэтому если вам дорога ваша свобода – последуйте моим рекомендациям.
- Ну что вы, я вовсе такое не думала! – Энн вскинула голову и посмотрела прямо на Ракара. – Наоборот, я очень благодарна вам за все, что вы делаете. Знаете, вы ведь единственный из кадетов, кто вообще зашел ко мне. Остальные наверняка считают меня маки и были бы рады, если бы меня и вовсе не было в этом проекте!
- Ромуланская Империя не оставляет своих союзников, - многозначительно ответил улан, и сделал паузу после фразы, что бы смысл ее дошел до Энн Уильямс. Смысл, который, вероятно, должен дойти до нее в будущем. Если и когда такой офицер Звездного флота сможет понадобиться Ромуланской Империи.
- Что же касается остальных – думаю, они куда меньше информированы, и не особенно стремятся получить информацию о коллегах. У них могут быть иные дела. В конце концов – они могут быть всего лишь неразумными детьми, которые до сих пор не осознали целей этого международного проекта. Но справедливости ради, должен сказать, что именно командир нашей группы побудила меня не оставить вас в беде. Так что в первую очередь о вас заботится ваш же товарищ, ваш же флотский кадет, которому не было безразлично. Я – лишь исполнитель. Но и мне не все равно. А теперь, - Ракар глянул на свой хронометр, - у нас еще час двадцать до совещания, было бы хорошо, если бы вы успели закончить отчет.
- Союзников? – Энн широко улыбнулась. – Ну, пусть так! Я мало что знаю о Ромуланской империи и до вас не видела ромуланцев, но зато я уже знаю вас, и именно вы помогли мне и моему отцу тогда на площади. И это было очень важно и ценно для меня.
Она взяла в руки падд с замечаниями и быстро проглядела его.
-  Командир группы? Вы имеете в виду эту девушку-трилла, Квинтилию? Да, она показалась мне весьма решительной, - после некоторого раздумия произнесла Энн, но затем помотала головой. – В любом случае, это приятно слышать. Тогда увидимся на совещании, мистер Ракар! Меня обещали туда сопроводить. И передайте, пожалуйста, офицеру у двери, что я бы с удовольствием позавтракала.
- Да, кадет Звездного флота с планеты триллов.
Затем ромуланец поднялся, поклонился кивком головы,
- Увидимся в  9:00, - и вышел за дверь.
- Офицер, кадету Энн Уильямс не помешал бы завтрак, - и, получив подтверждение, отправился в свою каюту.
____________
И Энн Уильямс.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 14 04 2016, 17:46:38
26 августа 2384 года, около 7 утра,
Станция ДС9, каюта М’Коты и Самриты -> Реплимат-кафе


Несмотря на безумное завершение прошлого дня, отвратительное пробуждение и не слишком приятные события, которые последовали за ним, Освальд пришёл к Самрите вовремя. Благодаря раннему пробуждению, он смог более-менее удачно привести себя в порядок, хотя от проницательного взгляда не ускользнут такие приметы недавних событий, как красноватые глаза и лёгкий тремор. Тем не менее, он решительно позвонил в дверь.
Буквально через пару секунд на пороге появилась Самрита, олицетворяющая собой полную противоположность Освальда: она буквально лучилась энергией и свежестью, а надетая на голову спортивная повязка говорила о том, что она только что вернулась с утренней зарядки.
- Доброе утро! – бодро провозгласила девушка и выскользнула из дверей, чтобы не мешать своей соседке. – Жантарин уже успела вытащить меня на тренировку. Она сегодня была просто в ударе! А ты как? – скользнув по лицу Освальд взглядом, она кашлянула и усмехнулась: - Плохо спал, да?
- Плохо. Мало. Да, плохо и мало, это верно, - пробормотал в ответ кадет. - Ладно, идём завтракать? Без пары кружек рактаджино я сегодня не жилец.
- Тебе надо попробовать андорианский функциональный тренинг – это так бодрит! В следующий раз попрошу Жантарин взять тебя с собой, - по ее голосу было непонятно, то ли она издевается, то ли говорит всерьез.
- Верю, - серьёзным тоном буркнул он, но по лицу скользнула тень улыбки, - В следующий раз надо будет с Жантарин позавтракать и расспросить об этом тренинге поподробнее.

Самрита с аппетитом уминала тосты с беконом, периодически поглядывая на Освальда.
- Кстати, мы вчера вечером неплохо провели время в «Кварк’c» c Таром и Бролом. Я хотела тебя позвать, но ты не отвечал… Наверное, уже спал? Хотя было еще не так поздно…
Освальд не отрывался от кружки горячего клингонского кофе, медленно потягивая напиток. Последняя фраза застала его врасплох, и кадет аж поперхнулся от неожиданности.
- Не помню этого, - ответил он, прокашлявшись, - но нет, я не спал. Вчера вообще был очень длинный день. Я с кардассианцами с Волана II общался.
- А мог бы присоединиться к нам, было весело! Я даже не знала, что Брол такой забавный! Жалко будет, если проект расформируют, я бы еще пообщалась с ребятами. Может, пойдешь с нами в следующий раз? Кстати, - она с усмешкой посмотрела на зеленоватого Освальда, - это же «Денобуланская роза»! Очень приятный парфюм. И стойкий. Это тоже от вчерашних кардассиан?
Кадет покраснел и снова уткнулся в кружку. Появилось острое желание рассмеяться. Или застрелиться. А можно сначала одно, а потом второе. Для надёжности.
- Стойкий, это уж точно! - пробурчал он, - Да, в некотором роде, всё это последствия одного и того же. Ты когда-нибудь пробовала кардассианскую кухню? - попытался он уйти от неприятной темы.
Самрита выразительно повела бровями.
- Не буду тебя больше пытать, вижу – вечер прошел весело. Может быть, расскажешь мне потом? После второго рактаджино, - рассмеялась она, видя, как вцепился в свою кружку Освальд. – Ладно-ладно, это твое дело! Видимо, это кардассианская кухня оказала на тебя такой эффект! Нет, к счастью, мне такого пробовать не доводилось, и не сказать, что я об этом жалею. Слышала, она малосъедобна.
С этими словами она вернулась к своему завтраку.
- А о чем ты вообще хотел поговорить? – опомнилась она, когда первый тост подошел к концу. – Не о вчерашнем же вечере! И вряд ли о кардассианской кухне.
Освальд уже не сопротивлялся. Напротив, он смирился с участью быть осмеянным и, поэтому, очень удивился, когда его коллега сама вдруг перешла к делу.
- Э-э, да, - недоумённо протянул он. - То есть нет, не о кухне, конечно. Я бы и не подумал о ней говорить, не предложи мне этот безумный старик какое-то зелёное мяса со странно пахнущим соусом на пробу. Сейчас, подожди секунду.
Кадет допил рактаджино и на минуту отошёл к репликатору за ещё одной кружкой.
- Так, дело. Помнишь, как нам заблокировали связь? - он потёр глаза, пытаясь упорядочить хаотично бегающие в голове мысли. - Наши коммуникаторы ведь могут посылать сигналы в более широком диапазоне, чем используется в стандартной системе связи на корабле. Мы попытались этим воспользоваться, чтобы связаться с катером. На большом звездолёте с мощными сенсорами наши действия заметили бы, но катера класса "Дунай" хуже оборудованы, поэтому нам ничего не удалось. Раз уж мы на проекте используем именно их, хорошо бы найти способ обойти эту проблему. Как думаешь, достаточно мощные сигналы могут как-то необычно повлиять на системы катера? Помехи, там, какие-нибудь навести или ещё что-то в этом духе?
 - Я смотрю, ты подготовился! Давно этот план вынашивал? Сейчас, секундочку, допью сок хотя бы! – рассмеялась Самрита. Она решила больше не донимать Освальда неудобными вопросами, примерно нарисовав себе в голове картинку вчерашнего. – Вообще, это возможно, только вот находящиеся на борту катера также должны знать о таком способе передачи данных, иначе они могут принять эти сигналы за помехи или неполадки оборудования. К тому же, сигнал должен быть достаточно сильным, чтобы вообще как-то отразиться на системах катера. Да и не каждая частота сможет вызвать такой эффект…. Хм… Надо подумать. Хорошо бы, конечно, поэкспериментировать на практике, но кто нам теперь позволит!
Освальд тоже рассмеялся.
- Вынашивать, как ты выразилась, этот план я начал ещё на Саратоге. Скажи, а ты меня вообще слушала? - притворно возмутился он. - Я же с тобой самыми первыми мыслями поделился на том совещании у Толан в каюте! Пф!
Отсмеявшись, он продолжил уже серьёзнее.
- Ладно, если серьёзно, то, конечно, на катере будут знать об этом. Я вчера даже черновой набросок протокола действий накидал, пока в Кварк'с сидел. Падд, к сожалению, у меня... - кадет замер, вспоминая, у него или всё же у Тенмы в каюте остался несчастный падд, но потом махнул рукой, - ай, не важно, там всё равно ничего особо ценного не было, только два простых алгоритма действий для группы высадки и для катера. В общем, хорошо бы определить, какие помехи мы сможем вызвать, а потом заново набросать алгоритм действий и привести таблицу соотвтетствий с колонками "вид помех" и "диапазон частот", а потом заставить всех или хотя бы всех инженеров её выучить, чтобы от зубов отскакивало, как говорится! Это, конечно, если у нас хоть что-то получится.
- У Толан в каюте меня другие вопросы волновали, - хмыкнула Самрита. – И я сказала, что поговорим позже. Вот сейчас – самое время! Приноси свой падд, посмотрим, что можно сделать. Но уже после совещания, сейчас не успеем. Может, нам вообще скажут вещи собирать и на выход. Вообще мне нравится твой план. Ну, кроме той части, где мы всех заставляем эти частоты учить. Хотя, если поручить задание Квинтилии… Ладно, сегодня мы этим займемся. Первое, что нам нужно сделать, это оформить все твои идеи в красивый проект и представить его Толан. И, если нас с ним не проигнорируют, действовать дальше.
Она перевела взгляд на Освальда и улыбнулась.
-А тебе, похоже, рактаджино пошло на пользу. Еще она кружка, и никто даже не подумает, что прошлый вечер ты посвятил… знакомству с кардассианской кухней!
- С кухней я так и не познакомился, - избавил Освальд девушку от неправильной догадки, - зато попробовал канар. Если уж собираешься надо мной издеваться, то хотя бы используй для этого правильные факты.
_____________
С Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 14 04 2016, 17:47:59
26 августа 2384 года, ближе к 8 утра,
Станция ДС9, Реплимат-кафе


-Доброе утро! - прозвучало рядом со столиком Освальда и Самриты.
Когда молодые люди обернулись, они увидели большую коробку. Очевидно, держал ее кто-то очень низкорослый, потому что из-за нее виднелись только ноги и маленькие оранжевые ладони.
-Это я… - сбоку выглянуло лицо Хены.
- Хена! Чёрт, давай помогу. - подскочил Освальд от неожиданности и, тряхнув головой, вцепился в коробку с другой стороны.
- Что это у тебя? - округлила глаза Самрита.
-Уффф! - выдохнула Хена.
Совместными усилиями они водрузили коробку на стол.
-Я шла к Энн, - объяснила девушка, - Хотела поймать ее до нашего общего собрания и показать кое-что, но не успела, у нее уже в гостях Ракар. Странная компания, вам не кажется? В любом случае… Тут у меня всякое, всякие вещи, - Хена слегка приоткрыла коробку с одной стороны, - Мои платья, косметика, все такое. Я подумала, что если Энн жила на Волане II и Джез жил там же какое-то время, то они должны были быть знакомы, и она могла бы… ну, знаете… посоветовать мне, рассказать, какие девушки ему нравятся. И помочь мне выбрать что-то подходящее. У меня даже парик есть!
Самрита не сдержала улыбки, но быстро скрыла ее, уткнувшись в чашку с кофе.  Взяв в себя в руки, она заглянула в коробку и вытащила оттуда что-то очень голубое и блестящее.
- Тенма? – ее брови взлетели до линии волос. – Серьезно? Ну тут Энн тебе не советчик, она, небось, кардассиан терпеть не может. У Толан я бы тоже спрашивать не стала, - добавила она, еще раз окинув взглядом непонятный кусочек ткани. – Освальд, ты, вроде, подружился с Тенмой… Как думаешь, мы сможем чем-нибудь помочь Хене? – она подмигнула ференги.
Настала очередь Освальда округлить глаза, но в добавок ко всему у него ещё и челюсть отвисла.
- Э-э... кхм... - пытался хоть что-то произнести он, - Ты э-э... основательно к делу подходишь... да.
А слова Самриты снова заставили кадета покраснеть и уткнуться в кружку с рактаджино.

-Ну и пусть терпеть не может, - пожала плечами Хена, задумчиво достала из коробки нечто розовое и полупрозрачное с крупными золотыми блестками и набросила себе на плечи, как шарф, - Главное, что может она видела его с кем-то. Мне бы хотелось произвести хорошее впечатление сегодня. На Волане II нам всем было немного не до того, поэтому то первое впечатление можно не считать. Но это все так ново для меня, - она потеребила блестящую ткань, - На Ференгинаре брак рассматривается как бизнес-контракт - мой отец и потенциальный жених заключили бы договор аренды на пять лет, и мне не нужно было бы ничего делать, но у ваших рас все иначе. Если девушка хочет добиться расположения мужчины, что она должна делать?
Сармита не могла не заметить реакции Освальда, и его слова про канар сложились в одну логическую цепочку. Она хмыкнула и бросила на него ехидный взгляд.
- Я мало знаю про кардассиан, а вот Освальд вчера стал специалистом в этом вопросе, он мне сам сказал. Расскажи нам, что же они любят?.. А что касается земных девушек, мы стараемся красиво одеться, используем косметику, каблуки, украшения… - она еще раз посмотрела на заполненную доверху коробку и добавила: - Но не все сразу! Давай я помогу тебе выбрать из этого самое подходящее! Только вот я не думаю, что все это стоит надевать на совещание. Тенма-то, может, и оценит, а Толан вряд ли!
"Ну спасибо тебе, подруга!" - подумал Освальд, бросив на Самриту весьма выразительный взгляд. Потом, вздохнув, произнёс:
- Хена, послушай, э-э... я не уверен, что Джез сейчас вообще думает о полноценных отношениях. И я готов поспорить на ящик ка... - он кашлянул, но тут же поправился, - карибского рома, что слово "брак" ему вообще в голову не приходило. Последние полгода, как минимум.
-Почему ты так думаешь? – невинно поинтересовалась Самрита.
- Интуиция, - процедил он сквозь зубы, метнув ещё один красноречивый взгляд на землянку.
-Может, на собрание можно надеть какой-нибудь бант или повязку на голову, - задумчиво произнесла Хена и вздохнула, - Как думаете, о чем нам будут говорить? Вы же не думаете, что нам объявят, что проект закрывается?
- Да, бант – это отличная идея, - просветлела Самрита, уже представившая, что Хена может надеть все содержимое коробки сразу. – А вечером уже можно придумать что-нибудь более креативное. Если нас и впрямь всех не разгонят. Но, надеюсь, что нет, и ты успеешь надеть что-нибудь из этого, - кивнула она в сторону разноцветной одежды.
- Да нет, не разгонят, - попытался подбодрить коллег Освальд. - Это, небось, простой разбор полётов. А может нам заодно ещё и следующую задачу объявят. Вот только двое из наших ведь под арестом, так что не знаю даже.
Какое-то время он просто сидел, уткнувшись в кружку, но потом щёлкнул пальцами и с горящими глазами выдал:
- Так! У меня идея! Сэм, этим вечером проинспектируй гардероб Хены, и разработайте несколько вариантов на все случаи жизни, - глубоко вздохнув, он добавил. - Ну а я постараюсь за бутылкой канара вбить немного здравого смысла в этого упрямца и намекну, что даже его неправильная во всех смыслах персона кому-то показалась очень привлекательной.
-О, Освальд, спасибо! - просияла ференги, - Но подожди, ты сказал - двое под арестом? - она подсчитала на пальцах, - На самом деле - трое: Артур, Сатал и Энн. Как думаете, что с ними будет?
- Энн Уильямс? – Самрита удивленно нахмурилась, а потом вспомнила: - Точно, она же хотела вчера сходить со мной поужинать, а потом так и не появилась… Если честно, совсем об этом забыла. Как неожиданно… Надеюсь, ничего серьезного с ними не будет, максимум – исключат из проекта. Будет обидно, конечно, но если нас всех разгонят, будет еще хуже. До меня дошли слухи, что Артур еще на «Саратоге» говорил о трибунале, но мне кажется, это чересчур. А что касается твоей идеи, - она насмешливо посмотрела на Освальда, - то я уверена, ты справишься на отлично!
- Энн Уильямс? - переспросил землянин, - Она же оказалась на нашей стороне, в чём её могут обвинять? Ничего не понимаю. Надеюсь, на совещании хоть что-то об этом скажут. Да и про Артура я тоже ничего не понимаю. Сам он в детали не вдавался, только говорил, что наломал дров.
Снова стрельнув глазами в сторону Самриты, он, изобразив сожаление, проговорил:
- А ты, небось, тоже хотела бы с нами посидеть? Как жаль.
- Нет-нет, я вам только помешаю! У тебя, опять же, опыт…
- У тебя тоже есть опыт, ты сама об этом рассказывала, - фыркнул в ответ Освальд. - Если уж Брол Арко смешным показался, то опыта тебе, определённо, не занимать.
-Самрита, ну не надо! - на полном серьезе попросила Хена, - Не создавай мне конкуренцию, пожалуйста! А что значит “Энн оказалась на нашей стороне”? Если Федерация поссорилась с этой планетой, думаете, она будет помогать нам, а не своим родственникам? Если ее пошлют на задание туда на каком-нибудь корабле, когда она будет энсином уже?
- Да ты что, я даже и не думала! Вот кто-кто, а Тенма меня точно не интересует! – подумав, что эта фраза может ненароком обидеть Хену, плохо отозвавшись о кардасианце, Самрита добавила: - Может быть, он и хороший человек, просто не мой тип. Что касается Энн… Не знаю даже, это не нам решать все равно, - пожала она плечами, поднялась из-за стола и взяла свой поднос. – А теперь, если мы не хотим опоздать, пора закругляться. Нам же еще надо продумать аксессуары! - улыбнулась она Хене.
-Интересно, во сколько открывается “Гарак’с”? - подскочила с места Хена, - Я слышала, у них большая коллекция одежды и аксессуаров. Может, они до сих пор завозят что-то кардассианское, в память о прежних хозяевах.
- Зайдем сразу после собрания! Надеюсь, оно не будет длинным, - глаза Самриты загорелись энтузиазмом.
- А я пойду... - Освальд замолчал на середине фразы, поняв, что не хочет заработать ещё одну колкость от Самриты, - По делам, в общем. Увидимся на собрании.
______________________
С Самритой и Хеной


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 14 04 2016, 18:27:21
26 августа 2384 года, вечер-утро,
Станция ДС9, каюта Лайтмана.


Вызвать по коммуникатору М'Коту Лайтман так и не решился. Вероятно, все это надо было оставить как есть. Никому не мешать, никому не навязываться, никого не беспокоить. Особенно в его ограниченной по времени жизни.
Возможно, с женщинами вообще не нужно было связываться, ни с какими, никаких рас. Он сомневался, можно ли вообще было им верить, способны ли они понимать то, что понимают мужчины, могут ли они держать язык за зубами, можно ли ходить с ними в разведку или просто быть откровенными, доступны ли им понятия о чести; можно ли с ними дружить, или им вовсе недоступно понятие дружбы. Может быть единственно верный путь некоторых людей состоял в исключительном и абсолютном одиночестве, единении с природой, Вселенной, звездами и галактиками. Тем более, что времени осталось так мало. Есть куда более важные дела, которым себя следует посвятить. Но и другие его дела на самом деле вряд ли кому были вообще нужны. Все что нужно, он уже сделал. Все, что от него зависело. Все его принципы, все его стремления, все надежды и мечты были никому не нужны и никому не интересны. Теперь можно было прекратить вообще всё и наслаждаться тишиной. До самого конца. Лайтман выключил свет и полночи просидел в кресле, глядя на звезды. Так и заснул.

Однако несмотря на это все, утром, в 8:45 он открыл дверь своей каюты гладко выбритым, выглаженным, с начищенными до блеска ботинками, и уверенным выражением на лице, хоть и немного безразличным. Он был хорошим актером, и легко исполнял нужную роль, когда это было необходимо. Линию между каютой и коридором он не пересек, ожидая от охраны разрешения пойти на совещание.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 20 04 2016, 12:05:06
26 августа 2384 года, девятый час утра,
Станция ДС9, каюта Джеза Тенмы


Освальд решил до совещания у Толан проверить, не забыл ли он свой падд в каюте у кардассианца, поэтому после завтрака прибежал туда, откуда совсем недавно с таким трудом ушёл, и настойчиво позвонил в дверь.
Дверь открылась далеко не сразу. Тенма появился на пороге в явно наспех надетой одежде, его рубашка была не до конца застегнута, а волосы лежали нетипично неидеально для кардассианца. Но если опустить эти детали, вцелом Тенма выглядел не слишком помятым и страдающим от последствий вчерашнего вечера и ночи.
-Привет! - он широко улыбнулся кадету, - Ты все-таки решил, что зря ушел, и вернулся на завтрак? Очень вовремя, его скоро принесут.
- Я как раз только что позавтракал, - помотал головой Освальд, хотя его завтрак состоял лишь из рактаджино. - Слушай, ты падд мой не видел? А то точно помню, что вчера был с ним, а сегодня.. в общем, не нашёл его нигде.
Тенма пожал плечами и отступил вглубь комнаты.
-Можешь зайти поискать. Возможно, он завалился куда-то под кресло, когда Мидия… ну, сам знаешь.
В этот момент из двери в спальню вышла Глидия, завернутая в простыню, и прошла к ванной. Заметив Освальда, она помахала ему рукой.
- Да-да, - прервал его кадет жестом руки, - знаю, помню. Спасибо.
Подмигнув Глидии, он прошёл внутрь каюты и принялся искать.
- Слушай, а может сегодня сходим выпить в "Кварк'с"? У них есть алкоголь чуть ли не со всей галактики. Держу пари, что ты не пробовал, например, земной шотландский виски или андорианский эль.
-Отлично! - с энтузиазмом воскликнул кардассианец, - Возможно, туда можно позвать и других коллег по проекту? Я знаю, что у нас будут еще совместные задания, но по-моему, нет ничего более сближающего, чем неформальное общение. Этого-то наши руководители нам точно не организуют. Я мог бы снять весь бар на вечер, и узнать, у кого из девочек еще выходной, и голо-комнаты! Там же есть еще и голокомнаты!
- Стоп-стоп-стоп! - поднялся Освальд и притворно замахал руками, безуспешно пытаясь сдержать улыбку, - В этот раз я хотел поговорить с тобой тет-а-тет, без посторонних и без коллег по проекту. Но с выпивкой, так проще будет, - подмигнул он.
-О… - Тенма с явным трудом остановил поток своего воображения и почесал переносицу, - Ладно. А ты не можешь поговорить об этом сейчас?
- Скоро уже совещание, а я отчёт не доделал, - помотал головой Освальд. - Он, кстати, был вот в этом падде, - кадет извлёк искомое из-под дивана, - как и ещё кое-что. Нет, вечером будет проще всего. Ты свой-то отчёт написал? Глинн Толан вряд ли обрадуется, если кто-то его не сдаст к девяти утра.
-Я начал писать о том, что произошло на Волане II, еще на “Саратоге”, как только был в состоянии удержать в руках падд, - неожиданно серьезно ответил Тенма, - И отправил в Центральное командование. Там все, что мне известно - имена, дислокации, вооружение, планы зданий. Глинн Толан тоже может прочитать это, если захочет, но для меня это более серьезно, чем для вас - это не учебный отчет, это по-настоящему, на основе моих слов будут приниматься решения относительно этой планеты.
- Да, я тебя понял, - таким же серьёзным тоном ответил Освальд и кивнул. - Хорошо, я тогда пойду. Увидимся на совещании.
-Точно не хочешь завтрак? - крикнул ему вслед Тенма, быстро вернувшийся в свое легкомысленное состояние, - Будет парфе с мобой - баджорский деликатес!
Освальд замер на полпути к двери и обернулся.
- Баджорский, говоришь? Ну, если тебя не смутит, что я буду краем глаза в падд смотреть, то... конечно!
_______________________________________
С Джезом Тенмой и Глидией на заднем плане


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 20 04 2016, 12:46:32
26 августа 2384 года, девятый час утра,
Станция ДС9, Променад.


Закончив отчёт и отослав его глинну Толан, Тенек наведался в лазарет проверить, не пришли ли данные с «Саратоги» и ответ из Баджорского научного центра, а также составить примерный план работы на ближайшие дни – примерный, потому что после общего собрания в нём должны были появиться существенные уточнения. В восемь часов он вышел из лазарета, собираясь перед собранием зайти в реплимат, однако возле входа в храм увидел коммандера Мори. Это было кстати: к командиру станции у стажёра было уже два вопроса, и теперь представлялся случай их решить.
Коммандер Мори стояла возле входа в храм в компании баджорского священника - это было понятно по его ярко-оранжевым одеяниям. Только это не был старенький бородатый прилар Бек, этот священник был очень молод и так гладко выбрит, что с первого невнимательного взгляда  его можно было спутать  с женщиной, а его длинные черные волосы, собранные высоко на затылке, и искусно украшенная серьга в ухе еще больше дополняли эту иллюзию. Что ж, станция ДС9 всегда привлекала самых странных гостей.
– Благодарю за проповедь, прилар Паку, - тепло говорила Мори в тот момент, когда приблизился стажёр Тенек, - Я рада, что вы нашли время посетить нас. Хотя, конечно, не скрою - я надеялась, что выставку баджорского искусства будет курировать мой брат…
– Сожалею, что мне приходится разочаровывать вас, коммандер, - не менее тепло ответил священник, - Но, как вы знаете, в семействе вашего брата как раз сейчас ожидается очередное пополнение, поэтому прилар Мори не смог отлучиться.
– Да, разумеется. Еще раз спасибо за ваши слова сегодня.
В этот момент священника отвлекла выходящая из храма полная баджорка, и Тенек получил возможность заговорить с коммандером.
– Вы не заняты коммандер? – спросил Тенек после обмена привествиями. – Я хотел бы задать вам два вопроса.
Мори с интересом посмотрела на Тенека.
– Конечно, мистер Тенек, задавайте.
– Первый вопрос можно считать формальным, он касается медицинской карты советника Рилл и других новых сотрудников, если они появятся. Доктор Камарго как глава медицинской службы дал мне разрешение и даже прямое распоряжение ознакомиться с картами всего персонала станции ещё в день старта проекта, однако теперь главы медицинской службы нет, и я хочу подтвердить это разрешение у вас, во избежание каких-либо недоразумений в будущем.
– Всего персонала станции? - уточнила коммандер Мори, - Не только тех, кто приписан к проекту “Альфа”?
– Именно так, – подтвердил вулканец. – Карты сотрудников, которые прибыли на станцию до инцидента с Аномалией, я изучил тогда же и хотел бы беспрепятственно знакомиться с новыми по мере их поступления.
Губы баджорки слегка тронула улыбка.
– Очевидно, доктор Камарго считал себя в некотором роде вашим ментором, и такое положение дел было частью вашей совместной работы. Но теперь он больше не главный врач на станции, поэтому не все его предыдущие распоряжения поддерживаются в силе. Сожалею, мистер Тенек, но я не вижу причин, по которым я могла бы авторизовать доступ к конфиденциальной информации всего моего персонала для того, кто не имеет к ним никакого отношения и не берет на себя ответственность, как их лечащий врач. Не каждый прибывающий на станцию медик получает доступ в лазарет автоматически, для этого он должен начать работать там, стать частью команды станции.
– Я принимаю это во внимание, – сказал Тенек, – и если бы на станции был хотя бы один доучившийся врач, я не стал бы на этом настаивать. И если сейчас вы скажете, что такой врач уже едет, я тоже отзову свою просьбу, попросив сделать исключение только для миссис Рилл или просто согласовав это с ней самой. Но если ситуация с кадрами останется такой, как последние семнадцать дней, я буду настаивать на своей просьбе: незнание всех аспектов медицинской ситуации может привести к фатальной врачебной ошибке.

Мори покачала головой.
– Лазарет сейчас работает в режиме сокращенного состава персонала, как и большинство служб на станции. Эта ситуация известна и мне, и моему руководству, и мы работаем над ее разрешением. Эвен и Нив способны справляться с большинством ситуаций, наиболее сложные случаи мы сейчас перенаправляем на Бэйджор и вторую баджорскую станцию. Я ценю ваше беспокойство, мистер Тенек, и я благодарна за вашу помощь во время нашей недавней экстремальной ситуации, но это было исключением, теперь же я не могу изменить правила. И сделать вам официальное предложение работы тоже не могу без согласия на то госпожи Толан, как бы мне этого ни хотелось. Не забывайте, что вы здесь ради проекта, мистер Тенек, у вас сейчас должна быть совершенно  определенная узкая цель - и это не попытки помочь всем, кто случайно окажется в поле вашего зрения. Вы сейчас должны быть не просто врачом, и ваша роль не исчерпывается оказанием медицинской помощи, вы должны действительно сблизиться со всеми участниками, исследовать их и попытаться понять - что ими движет, что им важно, как они думают. А также вы должны попытаться дать им понять вас. Это больше работы, чем кажется, она сложнее и неочевиднее, чем может показаться на первый взгляд, но действительно важна. Думали ли вы об этом с такой стороны? Сделали ли что-то в этом направлении?
Тенек немного помолчал, прежде чем ответить.
– Думал? Безусловно. Делал? Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но я всегда считал, что добросовестное исполнение своей работы – лучший ключ к взаимопониманию. У нас считается, что человек узнается не в разговоре, а в работе. Впрочем, когда у меня возникли затруднения с пониманием моих коллег, я попытался прояснить его с помощью мисс Хены.
– Если все будут выполнять то, что должны, и делать это максимально хорошо в соответствие со своими способностями - это действительно ключ к эффективной командной работе, - заметила Мори, - Но ничего не получится, если все будут добросовестно выполнять свои части работы, пытась двигаться при этом в разных направлениях. Сперва вы должны попытаться найти ваши общие точки, и в идеале задания руководства вашего проекта должны ставить вас в условия, которые подтолкнут вас к этому. Но даже вне заданий вы можете, например... - Мори задумалась, ее взгляд скользнул по Променаду и остановился на входе в баджорский храм, - Например, насколько мне известно, вулканская культура cодержит в себе ритуалы и ментальные практики, у вас есть жрицы и, определенно, некая религия, вы медитируете и верите, что в вас есть нечто, кроме вашего физического тела. Моя раса очень отличается от вашей во всех внешних проявлениях, но может ли у нас быть нечто глубинное, на что мы смотрим одинаково? Большинство баджорцев сочли бы эту параллель крамольной, разумеется, - она улыбнулась, - но возможно, вы могли бы найти кого-то, кто согласится на совместные исследования.
Тенек посмотрел в ту же сторону и вспомнил свою первую и пока единственную встречу с местным священнослужителем. Та встреча совершенно не вдохновляла на совместное изучение духовных практик, но не все же баджорские священники одинаковы!
– Я обдумаю эту мысль, – сказал Тенек не очень уверенно. – У нас нет чёткой границы между наукой, религией и искусством, а ступивший на путь монашества может быть как верующим, так и неверующим – всё это может создавать сложности для взаимопонимания. Но я собирался встретиться с кем-нибудь из служителей этого храма, хотя и по сугубо мирскому делу.
__________________________
с коммандером Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 20 04 2016, 12:46:50
26 августа 2384 года, девятый час утра,
Станция ДС9, Променад.


 Мори ответила не сразу.
– Может, это слишком сложно для восприятия. Я полагала, что раз вы самый старший в группе, вам будет легче остальных, но возможно, вам и правда следует начтаь с чего-то более простого. Жаль, что у вас не так много времени. В любом случае, мистер Тенек, какой был ваш второй вопрос?
– Сперва я хотел бы подвести черту под первым, – возразил вулканец. – Могу ли я по-прежнему использовать помещения лазарета для медицинских нужд проекта «Альфа» хотя бы с тем ограниченным доступом, который у меня есть на данный момент? Что касается второго вопроса, то я хотел спросить вас, каково положение станционной школы, и удалось ли вам возобновить её работу.
Баджорка задумалась.
– Пожалуй, в данном случае я позволю вам пользоваться ресурсами лазарета в случае возникновения необходимости. Изначально, под нужды проекта было выделено несколько помещений на Стыковочном кольце - полагаю, хотя бы научную лабораторию вы уже посещали? Предполагалось, что одно из этих помещений медики проекта смогут со временем превратить в свой собственный медицинский кабинет, оборудованный по их вкусу и учитывающий потребности и медицинские практики всех участников. То же касалось и выделенного вам катера. Но учитывая последние события, не знаю, насколько целесообразно этим заниматься - неизвестно, сколько еще вы здесь пробудете. И это еще одна причина, мистер Тенек, по которой я не могу рассчитывать на вас, а вам не следует привязываться к этому месту. Что касается школы… После инцидента с Аномалией, мы не рекомендовали семьям офицеров возвращаться, но как только ремонт будет окончен, на станции снова появятся дети, и мы сможем открыть школу опять. А почему вас это интересует?
– Потому что я – врач и думаю как врач, – ответил Тенек. – Если на такой мультикультурной станции снова появятся дети, но не будет восстановлена школа, риск детского травматизма будет выше, чем в те времена, когда школа обеспечивала занятость детей и присмотр за ними, пока их родители работают.
– Я понимаю, что всё сказанное мной выглядит так, как если бы я вмешивался не в своё дело,тем более в ситуации, когда уже через неделю здесь может не остаться ни одного из нас, – добавил стажёр, после некоторого молчания, – но меня учили: где бы человек не находился, он должен действовать активно и созидательно. Если он задержится надолго, он сможет сделать больше, если будет вынужден уйти, останется по крайней мере «посев», и не так важно, что «урожай» соберёт кто-то другой.
– Сейчас и станция, и проект переживают кризис, и я думаю, что эти две общности могут помочь друг другу. В рамках проекта я договорился с мисс Хеной, мистером Арко и мисс Уильямс, что они сформируют вместе со мной медиицинкую бригаду для экстренных случаев, то же самое я обираюсь предложить и другим. Например, мисс Баккер могла бы заключить такую же договорённость с технически грамотными участниками проекта. Если бы врач, психолог и два биолога отработали для лазарета станции достаточно серьёзный проект, пользу получили бы все: и «Альфа», и её участники сами по себе, и станция. И это, конечно же, не единственное возможное направление сотрудничества. То же самое и со школой. Если не найдётся человека, который взял бы эту задачу полностью на себя, вы могли бы договориться с персоналом станции и с участниками проекта «Альфа» о том, чтобы каждый желающий взял на себя всего два часа в неделю. Если из семнадцати участников проекта согласятся хотя бы трое, у школы будет уже шесть часов, наверняка найдутся помощники и среди ваших подчинённых.
– Если у проекта «Альфа» будут совместные работы с персоналом станции – не любые и не надуманные, а именно насущные, по-настоящему нужные, во-первых, расширится область взаимодействия каждого участника и усилится необходимость поиска понимания ситуации и задействованных в ней людей, а во-вторых, некоторые легкомысленные участники проекта перестанут воспринимать его как престижную игру с ученическими задачами и надуманными правилами. Повторюсь, проекту это пошло бы только на пользу, а станция, обеспечив это, подняла бы свой престиж и одновременно решила бы некоторые практические задачи.
– Как я уже говорила, - мягко напомнила Мори, - я не могу предлагать вам работу на станции, пока на это не будет согласия глинна Толан. Я не знаю в деталях, каков ее учебный план для вас, и даже если вы возьмете всего несколько смен в неделю, это может помешать проекту. Поговорите с ней, мистер Тенек, и если она будет согласна… что ж, я не буду против еще нескольких стажеров.
Тенек кивнул:
– Да мэм, выяснение позции глинна Толан подразумевается – я понимаю, что её согласие также необходимо, как и ваше.
Мори кивнула в ответ.
– В таком случае, продолжим это обсуждение уже вместе с госпожой координатором. Это пока все ваши вопросы, мистер Тенек?
– Да мэм, пока все.
И это было действительно так: все остальные вопросы, которые хотел решить вулканец были предназначены для предстоящего брифинга.
__________________________
с коммандером Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 20 04 2016, 12:52:29
26 августа 2384 года, девятый час утра,
Станция ДС9, каюта Джеза Тенмы -> склад 13 (конференц-зал)


После завтрака Освальд вместе со своим кардассианским коллегой, которого он всё же пока не спешил называть другом, несмотря на всё пережитое, вышли и направились на совещание.
- А мне ты не расскажешь, о чём в своём отчёте написал? - как бы невзначай задал интересующий его вопрос землянин. - Хотя бы в отношении двух солдат: Токата и Якката. Первый наверняка хочет меня убить после того, что у нас произошло, а второй... ну, ты и так знаешь, почему он меня интересует.
Тенма пожал плечами.
-Написал то, что знал и помнил, постарался точно процитировать что слышал. Разве ты сам писал иначе? Токат, разумеется, был упомянут отдельно и подробно, поскольку он действовал, остальные солдаты - нет.
- Ну да, я тоже так написал, - кивнул в ответ кадет, - но мой отчёт содержит ещё и несколько эмоциональных оценок: восставших землян и взбунтовавшегося гарнизона, а также одного нашего коллеги по проекту, решившего посамовольничать и чуть всё не испортившего.
Какое-то время он обдумывал слова Тенмы, пытаясь понять, насколько тот был честен и не скрыл ли какую-то важную для него информацию.
- Надеюсь, ты с нами надолго и не собираешься, например, вернуться на Волан II, - добавил Освальд.
-Я не думаю, что эмоциям место в официальных отчетах, - задумчиво ответил кардассианец, продолжая путь по коридорам, - Разумеется, я также оставил рекомендации - действия моих подчиненных будут проверены, в конце концов, Токат мог врать и действовать в одиночку. Всё неофициальное же… ну, это другое дело, но в любом случае, тебе нечего бояться мести Токата за то, что произошло на Волане II, - Тенма похлопал Освальда по плечу, - Но скажи на милость, как тебе могло прийти в голову, что мне захочется вернуться на эту пыльную планетку? - кардассианец рассмеялся.
Кадет внимательно и с недоверием посмотрел на кардассианца. Забыл ли он собственные слова, сказанные на планете, или же пытается обмануть? Или тогда пытался?
- Ты сам уговаривал нас остаться и строить там лучший мир, - пожал он плечами. - Без Федерации и без Кардассии.
-Разве я говорил про без Кардассии? Кажется, там было что-то про идеальную колонию, а колония по определению не может существовать без метрополии, - нахмурился гил, но через мгновение его лицо снова просветлело, - Впрочем, это все уже не важно, я уже отпустил эту идею. Жизнь слишком коротка, чтобы зацикливаться на чем-то одном. Идеи, люди… Столько всего нужно успеть попробовать! Не получилось что-то одно - встаешь и двигаешься дальше. Знаешь, Освальд, я думал, что умру на Волане II, и все мои мысли были тогда о том, как это нечестно. Я столько всего не сделал, столького не испытал, стольких мест не видел, стольких девушек не целовал… Теперь я просто хочу жить и чувствовать себя живым, и Терок Нор… то есть, извини, ДС9 - отличное место для этого.
Освальд одарил коллегу ещё более напряжённым взглядом.
- Тяжёлая это тема. Без выпивки даже говорить не хочется о случившемся тогда.
Внутри землянин немного успокоился и, кажется, уже не подозревал Тенму в обмане. Тот помнит всё сказанное и не кривит душой, что само по себе приятно. Хотя...
- Так, кажется мы пришли, - пробормотал он и открыл дверь в ангар. - Продолжим вечером.
Там было всего несколько участников, и они с кардассианцем заняли два каких-то места за круглым столом. Заметив напротив себя Самриту, Освальд улыбнулся и весело ей подмигнул.
Достав падд, Освальд ещё раз пробежал глазами свой отчёт и понял, что его ещё дописывать и дописывать. Заранее смирившись с предстоящим выговором или чем-то похуже, он принялся за дело, время от времени перебрасываясь парой фраз с Тенмой.
___________________________________________________
С Джезом Тенмой и несколькими кадетами на заднем плане


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 20 04 2016, 13:35:41
26 августа 2384 года, девятый час утра,
Станция ДС9, каюта Самриты и М’Коты.


М’Кота просыпалась нехотя: впереди был отвратительный день, из тех дней, которые нужно просто перетерпеть. Это ощущение маячило на краю сознания и заставляло тщетно ловить последние мгновения сна. А вслед за ним, как обухом по голове, стукнула мысль о предстоящем собрании. И осознание полной тишины, несовместимой с присутствием второго человека. Клингонка широко раскрыла глаза и выкрикнула:
– Компьютер! Время!
– Восемь часов двадцать девять минут.
М’Кота резко села на койке и обнаружила, что держит в руках подушку. То, что осталось от подушки. Внутри у неё всё оборвалось. Только бы Самрита ушла, ни разу не глянув на спящую соседку! Потому что иначе… Девушка стиснула растерзанную подушку в руках и в отчаянии прижала к лицу. Конечно же Самрита расскажет об этом своей подружке Жантарин! И они будут шептаться и хихикать у неё за спиной. И говорить о тупых клингонах с одной извилиной. Которые сперва воображают о себе слишком много, а потом… С глухим рыком разорвав подушку надвое, М’Кота прикрыла улику одеялом и бросилась в душ: Самрита наверняка не станет шарить в чужой постели, так что можно будет потихоньку выбросить обрывки потом, а привести себя в порядок жизненно необходимо – не примешь душ один раз, и ко всем гадостям ещё станут болтать, будто клингоны воняют.
У всех есть запах тела, думала М’Кота, яростно переключая душ то на горячую воду, то на ледяную, то на акустический режим. Они что, воображают, что сами пахнут розами? Духами заливаются и всё! Ладони щипало от свежих ссадин, должно быть, она так сжимала злополучную подушку, что и рукам тоже досталось. Но это ничего, к форме полагаются полуперчатки, никто и не подумает, что она хочет что-нибудь скрыть.

Ночь была кошмарной – одна из худших в её жизни, если не самая худшая. В коридоре ей тогда повезло, никто навстречу не попался, но в спальне как назло уже спала Самрита. Не то, чтобы М’Коте было жалко её разбудить, она просто не хотела чтобы хоть кто-то был свидетелем её ярости. А ярость уже неудержимо рвалась наружу.
Первый гнев – это ещё ничего, первый гнев чаще всего направлен против других, он даже помогает порой удержаться на грани, а вот вторая волна почти всегда направлена против себя, и тут уже ничего не остаётся – только крушить всё вокруг в бессильной злости. Но крушить было нельзя. Это дома можно швырнуть в стену пару стульев, и никто даже не спросит, в чём дело: у всякого может быть дурное настроение! А здесь, после сегодняшнего… Стянув куртку и сапоги, М’Кота повалилась на койку. Тут-то подушка, обычно совершенно ей ненужная, и попалась ей под руку.
Сейчас она понимала, что недостойно было думать о Жантарин столько плохого. Разве андорианка виновата в том, что у М’Коты «ситуация»? Ситуация! Которая всё-таки есть, и из-за которой она так по-дурацки вляпалась!
С чего она взяла, что Жантарин пришла, чтобы прыгнуть к Лайтману в постель? Да ни с чего, просто потому что хотела считать андорианку недостойной. Просто потому, что видела, как они держались за руки, и Артур так на неё смотрел! А главное, потому что М’Кота хотела быть на её месте. И чтобы у него был вот такой очарованный взгляд. И чтобы вот также держаться за руки. Разве в этот момент, со всей со своей тревогой в душе, она сама могла бы думать о постели? Наверное, в эту минуту она бы задала тот самый вопрос, который пришлось задать перед самым уходом, и Артур бы ей ответил совсем другим голосом. Потому что разве можно уклончиво отвечать тому, кому веришь? Вот только верит он совсем не ей, и смотрел не на неё, и поэтому М’Кота так очернила в своих мыслях Жантарин.
Недостойно. И даже подло.
Это и бесило её больше всего – то, что она оказалась смешной в чужих глазах и недостойной в своих. И то, что никак не вычеркнуть этого из своей и чужой памяти.

Выбралась М’Кота из душа, только закоченев до состояния сосульки под очередным потоком ледяной воды. Лихорадочно одеваясь, прошипела:
– Компьютер, время!
До начала собрания оставалось восемнадцать минут: полдороги придётся бежать. Ну, и ладно. Может быть все подумают, что она такая раздёрганная из-за того, что бежала. Может быть.


26 августа 2384 года, около девяти,
Станция ДС9, ангар №13.


В комнату совещаний она вошла за три минуты до начала.
Почти все места были уже заняты, и клингонка с размаху села на одно из немногих свободных мест рядом с Макдауэллом.
Освальд был так увлечён разговором, что даже не услышал ничего, пока массивное тело клингонки не плюхнулось на соседний стул. Резво повернувшись, он посмотрел на свою новую соседку и задумчиво выдал:
- Ну дела! А мне ещё казалось, будто это у меня день с самого начала не задался. С добрым утром, М'Кота! Ты чего такая кислая?
– Шёл бы ты… – процедила М’Кота, не оборачиваясь.
- Очаровательна, как и всегда, - с усмешкой заявил кадет, - Да ладно тебе, всё будет хорошо. В конце всё всегда становится хорошо.
– Давай я отверну тебе голову, а потом утешу тебя тем, что всё будет хорошо? – тихо, но раздражённо предложила клингонка.
Только Макдауэлла с его издевательским оптимизмом ей и не хватало!
- Если ты отвернёшь мне голову, то проект точно закроют, - изобразив вулканскую интонацию, ответил он. - Впрочем, его и так закроют, если ты сгоряча скажешь что-то такое глинну Толан, например.
– Глинн Толан не имеет привычки приставать с чепухой к злым и невыспавшимся клингонам, – пробурчала М’Кота, поглядывая на дверь и надеясь, что координатор проекта вот-вот войдёт и избавит её от этого разговора.
- Ну, знаешь ли! - возмутился Освальд. - Забота о товарищах по проекту - это не чепуха.
Клингонка посмотрела на землянина тяжёлым взглядом.
– Иногда лучший способ позаботиться – промолчать.
«И сделать вид, что ничего не заметил», – добавила она мысленно. Но говорить этого не стоило: было вполне достаточно и того, что её дурное настроение бросалось в глаза.
Землянин, прищурившись, посмотрел на клингонку:
- Иногда - да, но это не тот случай, - сказал он так, будто видел коллегу насквозь, хотя на самом деле понятия не имел, что же её могло так взбесить с утра пораньше. - Ставлю бутылку бладвайна против такой же бутылки андорианского эля, что ты с дизраптором управляешься хуже, чем я с фазером.
Вот тоже пристал! М’Кота вздохнула:
– Мне виднее, какой у меня случай. Если я соглашусь, ты отвяжешься?
- На время, - довольно кивнул землянин. - Впрочем, ты можешь сдаться без боя, и я тоже отстану и даже не стану требовать свою награду.
Девушка наконец-то улыбнулась:
– Размечтался!
- Так-то лучше! - рассмеялся Освальд. - В десять утра, если совещание будет коротким, иначе... ну, скажем, часов в шесть вечера. До этого времени есть кое-какие планы.
На противоположной стороне стола Жантарин наклонилась к сидящей рядом с ней Самрите Баккер и что-то очень тихо прошептала.
– Я купилась! – признала М’Кота и в глазах у неё промелькнула весёлая искра, но один взгляд в сторону Самриты и Жантарин заставил улыбку сползти с её лица.
– В любое время, – отрывисто сказала она. – А сейчас отвяжись ради всех мёртвых богов и не раздражай меня!
Она достала падд – просто так, чтобы хоть чем-то занять глаза и руки, и тут её осенила ещё одна запоздалая мысль: со всеми своими терзаниями она совершенно забыла про отчёт. М’Кота откинулась на спинку стула и хлопнула себя паддом по колену:
– Не в любое, – поправила она саму себя, – Я не написала проклятый отчёт, так что только вечером.
Освальд заметил, как изменилась в лице клингонка и проследил за её взглядом, но увидел там только Сэм и Тарин, ничем особым не занятых. Кадет нахмурился и, сдержанно кивнув, ответил:
- Как скажешь. Дай знать, когда напишешь свой, как ты выразилась, "проклятый отчёт".

В сопровождении охраны Артур дошел до ангара, где должен был проходить утренний брифинг миссии. Большинство кадетов проекта уже были на месте. Охранники остались у стены, а он прошел к столу и сел между Бролом и Куршем. Хождение по станции в сопровождении охраны - угнетало, но он не показывал виду, что ощущает себя пленником. И еще, теперь его угнетало такое скопление народа. Заметив М'Коту, которая беседовала с Освальдом, он не мог не отметить напряжение на ее лице, дурное, отвратительное настроение. Это огорчало. Может быть следовало вчера позвать ее назад, а он ошибся. Или и правда не следовало? Или у нее совсем иные причины злиться, и он тут совершенно ни при чем. В любом случае, следовало сосредоточится на текущем совещании, поэтому бросив на клингонку взгляд, чуть более чем мимолетный, Лайтман уткнулся в собственный падд.

М’Кота покосилась на Артура только краем глаза: он выглядел замкнутым... как это говорится? – застёгнутым на все пуговицы. На неё он толком и не посмотрел – так, скользнул взглядом. Но ведь и не должен был. Больше её удивило, что он не поздоровался с Жантарин. Мог хоть кивнуть… Тут М’Кота решительно оборвала себя. Ей-то в конце концов какое дело? Её это совершенно не касается! И о чём там шепчутся эти девицы, ей тоже должно быть абсолютно безразлично – аб-со-лют-но без-раз-лич-но! Вообще. Как там говорил отец? Пара убитых таргов, пара набитых шишек, и голова достаточно остыла, чтобы понять – хочешь ты всю жизнь видеть рядом это горделивое лицо или в гробу ты видел эту наглую рожу. Вот сперва убьём парочку таргов (или что там найдётся в местных голопрограммах?), а потом поглядим, есть ли повод мучиться.
________________________
+ Освальд и немного Самриты, Жантарин и Артура


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 20 04 2016, 13:39:30
26 августа 2384 года. 8:40 и до начала.
Станция ДС9, ангар №13.


Ромуланец пришел на тринадцатый склад за 20 минут до начала собрания, занял свое место и наблюдал за собирающимися участниками. С некоторых пор его перестало веселить это сборище разных рас, теперь он сам определился с целями и задачами, в большей мере осознал ценность проекта для Империи. Теперь его взгляд на вещи, здесь происходящие, был иным. Незаметно наблюдая за каждым участником, входящим в 13-й ангар станции, он старался определить, чего в принципе можно ждать сейчас и в будущем от этой личности, от этого государства, от всех их, представителями которых они являлись. Все эти офицеры, военные и гражданские – есть ничто иное как отражение политик собственных стран, собственных Империй и объединений. Или же будущие диссиденты и оппозиционеры, все зависит от того, на что каждый из них способен, и во что каждый из них верит. С некоторыми наиболее активными участниками Ракар уже более или менее определился, дело было за теми, кто чаще молчал. Тот, кто молчит, обычно всегда имеет что сказать, но держит в себе. Тех, кому сказать нечего – в этот проект не должны были брать. Дело стояло именно за теми, кто еще ни разу не произнес ничего существенного. И поэтому ромуланец внимательно наблюдал за зеленым орионцем, рядом с которым и сел. То, что тот был археологом, не обязательно указывало на его полную непринадлежность Орионскому синдикату. А взять хотя бы этого представителя каитианцев, чей внешний вид так был похож на того зверька, виденного им на Волане II. Он был федерат, и все время делал вид, что его интересует только пилотирование. Несомненно, он лишь делал такой вид.
Непосредственно перед началом мистер Макдауэлл завел разговор с клингонкой, и хоть они беседовали тихо, ромуланец внимательно прислушивался к их беседе. Клингоны вели себя в своем стиле. Всегда, в своем агрессивном стиле. Интересно, бывало ли у них хоть когда-либо нормальное неагрессивное настроение? А еще перед самым началом охрана привела задержанных, и осталась охранять их прямо в зале совещаний. Ромуланец с интересом обратил внимание на их настроение. Это был очень интересный опыт, и очень интересное исследование, аналога которому не было до сих пор.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 20 04 2016, 14:27:43
26 августа, 09.05
Станция ДС9, около склада 13 (конференц-зала)


Подходя к дверям склада 13, Мори увидела Иламу, которая уже была готова войти внутрь и начать совещание.
-Глинн Толан! - позвала женщина, ускоряя шаг, - Подождите! Есть кое-что, что вам следует знать до совещания.
Погруженная в свои мысли (и чтение последнего отчета на падде) Толан не сразу поняла, что обращаются к ней.
- Коммандер Мори? – обернулась она уже у самой двери. – Это что-то важное?
Почему-то ей казалось, что коммандер не обрадует ее хорошими новостями с утра пораньше.
-Это касается ваших кадетов, - ответила Мори, поравнявшись с глинном Толан, - Нет-нет, я не про Лайтмана, Сатала и Уильямс, по ним пока все без изменений. Но сегодня меня посетили двое других ваших подопечных, каждый со своими предложениями. Первой была кадет Перим - она сообщила, что принимает предложение о работе на станции, которое мы сделали ей перед вашим отлетом на Волан II. В соответствие с ее специальностью, я готова предложить ей административную должность. Признаться по правде, я могла бы использовать еще одного ассистента, а младшему лейтенанту Авему не помешает обзавестись подчиненным. Что вы скажете на этот счет?
- Это было бы полезно для нее, - кивнула Толан. – Если это не помешает ее участию в проекте. А даже если так… Кадет Перим может выбрать, где остаться, и с учётом нашего положения я пойму, если она полностью посвятит себя работе на станции, и не буду возражать. Так лучше для ее карьеры. А кто был второй?
-Вторым был стажер Тенек, - задумчиво ответила Мори, - Он внезапно очень обеспокоен работой станции, и у него есть интересное предложение как мы могли бы помочь друг другу. Вам следует поговорить с ним об этом.
- Тенек? Он серьезно подошел к обязанностям врача, это похвально. Пока он не говорил со мной ни о каких планах, но не вижу причины возражать. Вы знаете, что работа станции меня не касается, и в других условиях я бы настаивала, чтобы кадеты не отвлекались от проекта, но сейчас… - она замолчала и добавила немного грустно: – Почему нет.
-Идея мистера Тенека состоит в том, что помощь станции могла бы стать частью проекта, - добавила Мори, - Учитывая, что с самого начала на ДС9 приходилось уживаться нескольким культурам, а Звездному Флоту искать взаимопонимание с тогда еще не вошедшим в Федерацию Бэйджором, и у нас на борту до сих пор сохранилось большое расовое разнообразие, это было бы вполне в духе целей проекта. Полагаю, именно поэтому руководство и выбрало это место. И есть еще третье, глинн Толан… Вы помните, как неожиданно к вам присоединился мистер Сатал? Это произошло потому, что одобрение заявок на участие в “Альфе” - постоянный и длительный процесс, и он не всегда идет в ногу с событиями, происходящими с самим проектом. У меня есть информация… пока не официальная, но все же… что подобная ситуация с новым участником может повториться в ближайшее время, даже несмотря на то, что будущее проекта сейчас туманно.
- Вы думаете, к нам направят еще одного участника? – с удивлением произнесла Толан. – Мне не поступала такая информация. И в текущих условиях это было бы странно, - нахмурилась она, пытаясь догадаться, кто же это может быть, и чем обусловлено такое решение. – Но если так, это хорошие новости для нас. В любом случае, пока эта информация не будет проверена и подтверждена, я не буду ее оглашать на собрании. Вы присоединитесь к нам? – кардассианка указала на дверь. - Возможно, стоит обсудить идеи Тенека совместно, если они касаются остальных участников.
-Как я сказала, это неофициальная информация, но я считаю, вы должны быть в курсе и готовы к такой ситуации, - серьезно ответила Мори, - Разумеется, я присоединюсь к собранию, хотя в этот раз у меня нет никаких особенных поручений от адмирала Солока. В этот раз он даже не поручал мне провести голосование по выбору лучше всего проявившего себя кадета в прошедшей миссии. Вы сами, кстати, не планировали продолжить эту традицию?
- Я не думала об этом в таком ключе, - ответила Толан после некоторой паузы. – Ситуацию на Волане II сложно оценить и тем более выявить «лучше всего проявившего себя кадета», результаты произошедшего еще не известны. Тем более, что трое участников ожидают обвинения, и для них эта история еще не закончена. Другие же хотят забыть о Волане II и двигаться дальше. Признаться, я тоже в их числе. Мы с советником Рилл придумали несколько мероприятий, которые позволят участникам «Альфы» отвлечься и заняться чем-то совершенно другим, нежели вновь и вновь прокручивать в голове прошедшие события и свои поступки.
В этот момент к собеседницам присоединилась Утара. Спокойная ночь на станции вернула ей спокойствие и благодушие, а письмо от старшей дочери на некоторое время погрузило в приятные семейные хлопоты.
– Желаю всем доброго утра, – сказала Болианка, прибавляя шаг, чтобы поравняться с коммандером и координатором. – Коммандер, вы с нами? Останетесь послушать результат нашего вчерашнего мозгового штурма?
Мори кивнула.
-Да, советник. Федерация все еще заинтересована в наблюдении за проектом. Войдем? - она потянулась к небольшой панели возле двери, и вскоре женщины вошли в помещение склада 13.
________
С Мори и Утарой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 21 04 2016, 10:08:56
26 августа, 09.10
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Когда уже стало очевидно, что координатор задерживается больше, от нее можно было ожидать, а кадетам надоело ждать, зато нашлись интересные темы для обсуждения, дверь бывшего склада разъехалась, пропуская глинна Толан, коммандера Мори и советника Рилл вперед.
Кардассианка быстро прошла к своему месту и обвела взглядом примолкших кадетов.
- Прошу прощение за опоздание. Я знаю, что вы все ждете информацию по поводу того, что ждет вас и весь проект «Альфа», но пока нет никакой конкретной информации, и возможен любой исход. Вы все понимаете, что это значит. В любом случае, мы можем оставаться на ДС9 еще в течение месяца, так что не спешите собирать вещи. Я также прошу воздержаться от любых спекуляций и сплетен по этому поводу, - добавила она и опустила глаза в падд, делая небольшую паузу. – Второй вопрос, который мне уже несколько раз задавали, это содержание участников проекта под домашним арестом.
Она посмотрела на Сатала, Артура Лайтмана и Энн Уильямс, положение которых недвусмысленно подчеркивали стоящие неподалеку офицеры службы безопасности ДС9.
- В настоящий момент им еще не выдвинуты официальные обвинения, однако слушания и разбирательства предстоят в скором времени. Вы, как их коллеги по проекту, должны быть готовы давать показания и отвечать на любые вопросы. Более подробно вы можете сами расспросить своих коллег – мы с коммандером Мори приняли решение не распространяться об обвинениях до суда. Пока не будем судить о серьезности их положения, скажу только, что им разрешено общение с вами, а также участие в проектах и заданиях «Альфа», поэтому не списывайте их со счетов, - впервые за все собрание по ее лицу скользнула некая тень улыбки. – Думаю, это были основные волнующие вас моменты, и я уверена, что у вас множество вопросов. К сожалению, у меня не так много ответов. Поэтому, если нет возражений, я продолжу.

Лайтман  смотрел на координатора и слушал. Отвратительное ощущение осознания собственной вины в срыве международного проекта, который обещал очень большие перспективы и надежду на лучшее будущее Альфа-квадранта. Будущего, в котором будет мирное сотрудничество разных рас, ранее воевавших друг с другом, и должных осознать необходимость мира и дружбы. Но все пошло не так как предполагалось, и Лайтману казалось, что в этом есть доля чьего-то злого умысла. Тех, кому мирное сотрудничество не принесет выгоды, расстроит чьи-то далеко идущие планы лелеемого превосходства одних над другими. Было грустно смотреть на координатора, которая явно осознавала возможный крах проекта и собственной в нем роли. И он сам приложил к этому руку. Нужно было все исправить. Не просто ответить за свои действия, но и исправить все, что разрушено.
Вопросов не было, он слушал дальше.

Коммандер передала все ведение совещания координатору проекта, а сама присела за общий стол с кадетами проекта “Альфа”, и даже достала какой-то падд, но несмотря на видимое безразличие к происходящему и транслируемый образ всего лишь незаинтересованного наблюдателя, слушала внимательно.
-Позволю себе немного поправить мою коллегу, - негромко вставила она в паузе, - и акцентирую внимание, что мисс Уильямс не арестована, а пока лишь задержана до выяснения некоторых обстоятельств. У меня все, прошу, продолжайте, госпожа Толан.
- Да, все верно, - поправилась кардассианка. – В любом случае, три участника сейчас ограничены в свободе, но это не должно сказаться на их участии в проекте. По крайней мере, пока. Теперь вернемся к организационным моментам. Во-первых, как вам известно, с момента нашего отлета с ДС9 к проекту присоединились два новых участника с Волана II – кадет Энн Уильямс из Академии Звездного Флота и гил Тенма, Четвертый Орден Вооруженных Сил Кардассии – а также участник Сатал с Вулкана. Теперь к ним относятся все правила, задания и распорядки проекта, и ваша задача – помочь вашим коллегам здесь освоиться. Впрочем, миссия на Волане II получилась несколько сложнее, чем я рассчитывала, зато у вас было достаточно времени познакомиться. Следующий пункт – как вы уже заметили, за время нашего отсутствия ремонтные работы на станции не закончились, и пришлось перераспределить каюты. Список вы получили вчера и, я надеюсь, проблем с расселением не возникло. Кстати, хочу заметить, что расселение касается всех участников проекта, к том числе вас, гил Тенма. Вам необходимо будет освободить вашу каюту до 1200 по станционному времени, так как она уже забронирована для других жильцов, - она выразительно посмотрела на кардассианца.

Баджорка снова выглянула из-за своего падда.
-На самом деле… - осторожно начала она, - Это не совсем так… Бронь господина Тенмы уже оплачена на ближайшие два дня, но я уверена, что мы сможем прийти к какому-то компромиссу и организовать вам возмещение средств.
Теперь обе женщины смотрели на гила Джеза Тенму.
-Хорошо, хорошо… - пробормотал кардассианец, закатывая глаза, будто все происходящее казалось ему безнадежно глупым, - Найдем компромисс.
- Ах, так это была ваша бронь! – Толан еще раз просмотрела данные на падде. – Кхм, в любом случае, на вас распространится все правила проекта, также и те, что касаются расселения.
“Да как скажете” выражал весь вид Тенмы.
Освальд снова уткнулся в отложенный с началом совещания падд и нашёл присланное вчера расселение. Тенме, как и всем остальным, крупно повезло с соседом: Крим Анжар, хоть и был кадетом, происходил с Бэйджора.
- Сочувствую, - проговорил он, наклонившись в сторону кардассианца, - тебе достался баджорец. Интересно, глинн Толан специально всем нам столь неудобных соседей подобрала?
Тенма пожал плечами и так же шепотом ответил:
-Баджорец так баджорец, мне все равно, я нормально к ним отношусь. Но комната без личного пространства и собственного репликатора? Будто мало мне в последнее время было вонючих казарм на Волане II… Но ничего, мы еще посмотрим...
Ракар сложил руки на груди и с интересом наблюдал за развитием темы о комфортной каюте. Нет, все-таки было во всем этом нечто забавное вместе со всей серьезностью происходящих процессов.
- И последний на сегодня организационный момент, прежде чем я перейду к планам на будущее, - продолжила координатор. - Вы все знали о необходимости подготовить подробный отчет о произошедшем на Волане II и орбите. Это нужно не только мне или руководителям проекта «Альфа» - на основе сопоставления ваших отчетов будет составляться полная и подробная картина происходящего, выявляться несостыковки и ложь, если она имела место. Также именно ваши отчеты могут помочь вашим коллегам, находящимся под домашним арестом. Так почему же я до сих пор не получила все отчеты, господа? – она сжала губы и внимательно посмотрела на Освальда Макдауэлла и М’Коту, а затем сухо добавила: – У вас есть время до 1200. Прежде, чем перейти к следующей части, а именно – вашему заданию, - вы можете задать вопросы.
- 12:00, так точно, мэм, - кивнул Освальд.
– Есть мэм, – громко и мрачно отчеканила М’Кота.

Артур перевел взгляд с Толан на М'Коту. Она не написала отчета, и он в принципе понимал, что клингонам, ставящим действие впереди всего, вовсе не нравится работать с отчетностью, как это принято в Федерации. Они не любят всю эту писанину и долгие рассуждения. И у него появилась идея, повод и причина заговорить с ней после брифинга. Предложить помощь.
- Глинн Толан, - произнес со своего места ромуланец, - отчеты участников будут доступны для ознакомления всем членам проекта, или только у вас есть право их читать?
Вопрос Ракара заставил Толан задуматься:
- В них не содержится секретной информации. Однако, как и в случае с обвинениями ваших коллег, вам следует спросить у них лично, хотят ли они делиться этой информацией, или она предназначалась только для наших глаз.
Удовлетворенный ответом, Ракар кивнул.
Квинтилия подняла руку.
- Слушаю, мисс Перим?
-Я предлагаю, - начала кадет, глядя на глинн Толан незамутненным взглядом отличницы, - чтобы все отчеты выкладывались в общее файловое пространство нашего проекта. Тогда мы все сможем их прочитать, и это избавит нас всех от недопониманий и длительных выяснений, кто что когда сделал и сказал. Так мы все будем в одних условиях и на одном уровне, и сможем легче двигаться дальше все вместе. Нельзя же, чтобы у вас были свои секреты с кем-то одним из нас.
- Я не возражаю против прозрачности, а что на это скажут остальные? У кого-нибудь есть возражения, чтобы их отчет был доступен всем участникам проекта? – Толан оглядела собравшихся.
В зале воцарилась тишина, в которой можно было услышать только тихий шепот:
- Да пожалуйста, жалко, что ли…
- Пусть читают!..
Но ее нарушила до сих пор молчавшая и сидевшая на некотором отдалении от всех Энн Уильямс.
- Я бы не хотела, чтобы мой отчет читался и обсуждался, - произнесла она, глядя на Квинтилию. – Он предназначался для глаз глинна Толан, ее руководства и представителей Звездного Флота, у которых возникли ко мне вопросы. А если вы хотите что-то у меня спросить, то делайте это напрямую!
- Поддерживаю Энн Уильямс, - внезапно согласился Освальд, - в моём почти дописанном отчёте даны личные оценки действий некоторых из нас. Выставлять это на всеобщее обозрение нельзя.
– Я не пишу в отчётах то, что не могу заявить вслух, и не рекомендовал бы этого другим, – бесстрастно возразил Тенек.
_________________
+ Илама Толан, Мори Джанир, Освальд Макдауэлл, М'Кота, Энн Уильямс, Тенек, Ракар, Квинтилия Перим и прочие прочие


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Квинтилия Перим от 21 04 2016, 10:53:36
26 августа, утро
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)

Ракар все также сидел в максимально закрытой позе скрестив руки на груди, но это куда больше отражало его высокомерие и молчаливое превосходство, нежели чем закрытость. С невозмутимостью он наблюдал за остальными, их попытками защищать секретность. В его мире на Ромуле секретность любых отчетов соблюдалась по умолчанию. Донесения читали лишь вышестоящие по званию с нужным уровнем допуска. Также, наверняка, обстояли дела и в Звездном флоте Федерации, а за принятием решения кадетами он лишь наблюдал. Влиять на ситуацию он не собирался, здесь он был лишь наблюдателем,  в большой мере – сторонним.
- Мне нечего скрывать, - сказал он. – Мой отчет вы прочитаете в общем доступе.
А затем бросил взгляд на Энн Уильямс, ее эволюция и ее намерения были ему интересны. С точки зрения пользы для Империи. Все ради Империи. Ничего личного.

Лайтман опустил глаза в стол. Цель проекта была в объединении, взаимодействии и понимании друг друга. Никаких своих действий на Волане II и никаких оценок он скрывать был не должен. Его неудача, его провал и его позор по справедливости должны были стать достоянием общественности. И тот факт, что он подставил Звездный флот своей некомпетентностью. Одно спасало – Перим в настоящий момент представляла совсем иное, ее действия были верны, и для других рас, перед которыми он составил негативный звездофлотовский образ – она была противовесом. Да и не только она. Другие кадеты тоже. Он один ошибся. И в скором времени ЗФ избавится от него. А еще, его отчет содержал и другое важное. О Толан, о Перим, о том, ради чего вообще всё. Всё то, что должно быть узнано и объявлено для всех.
- Мой отчет можно читать, - коротко сказал он.

Кадет Перим торжествующе оглядела соседей по столу.
-Если кто-то не готов сделать даже такой маленький шаг к доверию, то может, ему стоит серьезно подумать, ради чего он пришел в этот проект. Лично я не боюсь дискомфорта написать свою правду и прочитать у других о себе.
Настал черёд Освальда закатить глаза, будто кто-то только что сморозил редкостную глупость.
- Это вопрос не отсутствия доверия, а желания избежать конфликтов в группе, - проговорил он, лишь мельком взглянув на девушку-трилла. - Не всем настолько наплевать, что о них думают другие, чтобы спокойно воспринять жёсткую оценку своих поступков.
Энн никак не отреагировала на устремленные на нее взгляды, а лишь делано равнодушно пожала плечами.
- Я свое мнение высказала. Жесткая оценка меня не волнует, но отчет писался не для вас. Хотите что-нибудь со мной обсудить – пожалуйста.
-Ну конечно! - вспыхнула Квинтилия, - Давайте будем избегать конфликтов и держать все в себе! Как я могу понять кого-то, кто скрывает свои мысли и эмоции? Как я смогу поставить себя на его место и посмотреть на ситуацию с его точки зрения?
«Поставить себя на его место. И посмотреть на ситуацию с другой точки зрения». Улан ВС Ромуланской Империи улыбнулся самому себе. Никто не видел, лишь пара мускулов на лице дернулась. Только один кадет Звездного флота думал не только о самом себе. Только один. И не стеснялся выражать мнения. Только один. Это потенциал и слабая надежда. Слишком слабая для будущего, но она была. И не собиралась исчезать. Это нужно было развить.
Гил Тенма склонился к уху Освальда и прошептал:
-Она у вас всегда такая… активная?
Землянин слегка улыбнулся и, наклонившись к уху кардассианца так же тихо прошептал:
- Если она тебе понравилась, то лучше и думать забудь. Менее интересного человека во всей Федерации не сыскать!
Бурное обсуждение отвлекло М’Коту от собственных мыслей и подняло ей настроение. Усмехнувшись, клингонка подлила масла в огонь:
– Разрешаю читать мой будущий отчёт кому угодно. Обещаю не включать в него анекдоты про ромуланцев.
Ромуланец все-таки рассмеялся. Поистине, каждый ромуланский зоопарк должен был иметь по одному клингону. Но промолчал. Он был здесь не для того, чтобы возобновить не так давно закончившуюся ромулано-клингонскую войну.

Лайтман слушал молча. Больше он ничего не говорил. Он потерял это право еще на катере. В тот момент, когда сорвался с места и подскочил к мэру Волана II. А дальше на планете он лишь только усугубил. Потерял право влиять на ситуацию, потерял право командовать. Он больше не командир. Не лидер. Они примут свои решения без него. Так было правильно.

- Мы же не на курсах молодых психоаналитиков! - проворчал Освальд в ответ на слова Квинтилии. - Нам нужно уметь друг с другом работать, а не копаться в чужих переживаниях. Чья-то обида может потом нам всем аукнуться на задании, поэтому лучше не давать никому повода на кого-то обижаться.
- Тяжело без телепатии? – усмехнулась Энн в ответ на реплику Квинтилии, но больше ничего не сказала, откинувшись на спинку своего стула и с интересом изучая обивку стен и потолка.
-Нам надо все! - парировала Квинтилия реплику Освальда, - Мы не должны прятаться от трудностей!
-Кому-то надо серьезно расслабиться… - шепотом прокомментировал Тенма, - Готов поспорить на свои карманные деньги на месяц, что у кого-то давно не было… Впрочем, не важно, ей с такими командирскими замашками все равно не светит.
- Мы не прятались от трудностей уже два раза, - повернулся к триллу Освальд и принялся буравить её взглядом. - Я бы даже сказал, смело бросались им навстречу. Результаты впечатляют, не правда ли?
Казалось, он вот-вот начнёт буквально плеваться ядом во всех в конференц-зале, но от слов Тенмы кадет внезапно хрюкнул, зажмурился и вцепился зубами в собственную ладонь, из последних сил пытаясь сдержать приступ неконтролируемого хохота.
- Большинство согласно с вашей идеей, мисс Перим, - Толан повысила голос, чтобы ее было слышно. – Значит, так и сделаем. Напоминаю, что участие добровольное – каждый сам решит, будет ли он делиться своим отчетом или нет. Надеюсь, на этом дискуссию можно закрыть. Других вопросов нет?
-Это нечестно! - запротестовала Перим, - Правила должны быть одинаковы для всех!
- Правила одинаковы: участие добровольное, - строго произнесла Толан. – Конец дискуссии.
Ракар поднял правую ладонь вверх, глядя на Перим, но сказать ничего не успел. Глинн координатор закончила дискуссию своим командным решением, и улан передумал встревать.
____________
+Ракар, Энн Уильямс, Артур Лайтман, Джез Тенма, Освальд Макдауэлл, М'Кота, Илама Толан

(https://lh3.googleusercontent.com/-3ldbIpeXImg/VxiIF92UAZI/AAAAAAAAO1k/8y5VGI-lgm4X_7IKLFy1g5dBsDj8mhADwCCo/s640-Ic42/%25D0%2594%25D0%25A19%2B%25D0%25B0%25D0%25B2%25D0%25B3%25D1%2583%25D1%2581%25D1%2582%2B2384.jpg)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 22 04 2016, 13:58:53
26 августа, 09.30
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


- Теперь относительно вашего следующего задания. К сожалению, его нет. Руководители «Альфы сообщили, что пока судьба проекта и отдельных его участников не решена, они не дадут задание, а все запланированные ранее временно отложены.
По залу пробежал вздох недовольства и разочарования, но Толан, казалось, этого даже не заметила.
- Однако мы с советником Рилл обсудили эту проблему и приняли решение самостоятельно занять вас. Раз наш проект направлен на культурное взаимодействие и постижение других рас, то именно этим вы и займетесь в ближайшее время. Итак, ваше задание – представить свою культуру для других участников. Презентация будет представлять собой две части: фуршет для всех участников проекта и гостей станции, на котором вы сможете угостить остальных типичными блюдами и напитками вашей планеты… Да, мисс Баккер?
Рука Самриты взметнулась вверх сразу же, едва Толан начала говорить последнюю фразу.
- А что делать тем, кто не умеет готовить?
- Вы же инженер, мисс Баккер, - удивленно взглянула на нее кардассианка. – Используйте доступные вам средства. Итак, первая часть будет представлять собой фуршет, начало которого запланировано завтра на 1200. Если нам дадут доступ к Променаду, вы сможете расположиться там. Постарайтесь, чтобы эта часть была представлена на соответствующем уровне. У землян есть выражение «Пир во время чумы» - по-моему, оно прекрасно подходит к этому мероприятию. Даже если проекту не суждено будет продолжиться, сделайте ваши последние дни запоминающимися. Вторая часть… Здесь все зависит от вас и вашей фантазии. Я забронировала голокомнату на необходимое время, чтобы каждый из вас смог воссоздать значимый или важный для него элемент родной культуры или истории и представить его другим. Что это будет – решайте сами, я хочу видеть готовый результат. Имейте в виду, что чем более интерактивным и интересным будет ваш голографический проект, тем больше ажиотажа он вызовет, и, соответственно, тем лучше скажется на наших общих результатах. Вы же хотите показать, что правильно понимаете его суть и достойны продолжать работать в составе «Альфы?» - Толан отложила падд и обвела взглядом группу кадетов, ожидая их реакции.
- А разрешается объединять усилия с кем-нибудь из соотечественников? - спросил Освальд. Перспектива что-то готовить и потом придумывать развлечения его явно не радовала.
«Сделать ваши последние дни запоминающимися».  Лайтман отметил эту фразу, которую понял в своем смысле. Зато у него была идея, и он даже представить не мог, что у него будет такая возможность. Она выдалась, и он был благодарен судьбе за это. Видимо, действительно, иногда Вселенная дает человеку шансы, которые ему в настоящий момент нужнее всего. Он посмотрел на координатора.
- Мэм, если у меня будет доступ к написанию программы для голокомнаты – я представлю Землю. Ну.. и мне будет нужно некоторое количество нереплицированных продуктов. Если все это возможно, то я покажу Землю в лучшем ее виде.
-Конечно, вам землянам легко, вас вон сколько, - проворчал Брол Арко, - А сколько времени на подготовку голографических симуляций? Мы должны будем представить их все в один день?
- Брол. С написанием симуляции по твоему техзаданию я могу тебе помочь, - сказал Артур, повернув к соседу голову.
-Написать-то кто угодно может, - отозвался болианец, - А вот придумать...
- Я была уверена, что земляне зададут этот вопрос, - усмехнулась Толан и посмотрела на Макдауэлла. – Вы можете объединяться со своими коллегами, однако, насколько мне известно, земная культура довольно многогранна, и каждый может представить ее часть. Но решать вам, меня интересует только результат, - она пожала плечами, давая понять, что не видит здесь особых проблем, и повернулась к кадету Лайтману. – Мистер Лайтман, я не поняла ваш вопрос. Разумеется, у всех будет доступ к голокомнатам и возможность написать свою симуляцию или адаптировать имеющуюся. Что касается нереплицированных продуктов, то приготовьте список сегодня – это всех касается.
Она сделала пометку в своем падде и отложила его в сторону.
- Мистер Арко, вы находитесь в одинаковом положении с большинством остальных участников – почти все здесь являются единственными представителями своих культур. Я не возражаю против любого обмена мнениями и идеями, как я уже сказала – меня интересует результат. А что касается времени… В один день представить все проекты будет невозможно. Поэтому я рассчитываю занять как минимум два дня под ваши презентации. Кстати, - она обвела взглядом всю группу, - мне нужен будет список с последовательностью участников к началу фуршета завтра. Кто-то из вас должен взять на себя это задание.
Рука трилла мгновенно взметнулась вверх.
-Я! Я составлю список! - выкрикнула Перим, как будто за ней кто-то гнался и претендовал на это задание.
- Я не сомневалась… - по губам Толан скользнула улыбка, которую она быстро скрыла за маской серьезности: - В смысле, разумеется, мисс Перим. Пришлите мне его завтра с утра.
Освальд наклонился к Тенме и прошептал:
- Ну что, у тебя ещё остались вопросы о нашей очаровашке?
Ромуланец молчал. Дальнейшие планы проекта могли быть какими угодно, но только не этого он ожидал. Как минимум потому, что в подобном со своей стороны участвовать не собирался.  Подобный рассказ о Ромуле не входил в его планы. Вообще. Никак. На остальных он даже с интересом посмотрит, но сам предпочел бы остаться только наблюдателем. Исключительно. Поэтому он лишь наблюдал за всеми с совершенно незаинтересованным выражением лица. Одно только его заинтересовало - кадет Макдауэлл активно перешептывался с кардассианцем, уже давно. И Ракар напряг слух, стараясь изолировать от сознания фоновый шум.
-Тогда попрошу всех задержаться после официальной части этого совещания, - глаза трилла светились от удовольствия, - и мы честно распределим очередность.

Тенек долгое время слушал молча. Он не собирался уклоняться от задания, но не испытывал и тени энтузиазма: это задание казалось ему надуманным и оторванным от насущных потребностей станции и проекта – как раз тем, что не слишком заинтересовало бы людей практичных и показалось бы игрой для людей легкомысленных. К тому же он пока ещё не представлял себе, как рассказать о своём доме так, чтобы это не превратилось в профанацию. Для недоброжелательного или равнодушного зрителя честная попытка рассказать о доме и сделать его понятнее для других могла показаться заигрыванием с аудиторией, не попыткой достичь взаимопонимания, а попыткой прорекламировать себя и свой образ жизни. Этого Тенек не хотел. Но вместе с тем не мог позволить себе отнестись к заданию недобросовестно: само его участие в проекте обязывало его к обдуманной и глубокой попытке.

-А что будет, если кто-то не справится с заданием? - подал голос непринужденно развалившийся в своем кресле Тар Мари.
Толан оглядела помещение: некоторые с энтузиазмом что-то обсуждали, как, например, Хена, Жантарин и Самрита, склонившиеся друг к другу и активно жестикулирующие. Другие же казались всерьез озабочены заданием, и их лица были совсем не радостными. А ведь это было самое простое задание, которое только можно было придумать! Вопрос Тара Мари и вовсе ее позабавил:
- А что вы имеете в виду под «не справиться»? Вы не справитесь, только если ничего не сделаете. Результат будут оценивать ваши коллеги, а принять участие в фуршете сможет весь персонал и гости станции. Вы можете использовать все доступные вам ресурсы, при возникновении проблем или вопросов обращайтесь ко мне. Еще вопросы?
- Весь персонал и гости станции – я не ослышался, глинн Толан? – наконец решился выступить ромуланец. – То есть полный состав “Кварк’с”, инженеры станции, служба безопасности, и прочие любые, кому пожелается?
- Фуршет открыт для всех, - кивнула Толан. – В ваши голопрограммы помимо участников проекта вы сами можете приглашать гостей со станции.
Ромуланец кивнул и больше ничего не сказал, однако выражение его лица приобрело жесткость, ничего общего не имеющую с весельем.
-Я думаю, - с вредным занудством сказала Квинтилия, - Тар Мари именно и имеет в виду, что ему будет, если он заленится, продрыхнет весь день и ничего не сделает. Мы тогда сможем проголосовать и выгнать его из проекта?
- Брол, - зашептал Лайтман своему соседу, которого задание вдохновило по полной программе, - с идеей – не переживай, придумаем что–нибудь. У нас вон советник тоже болианка, она наверняка сможет подсказать. Все придумаем, это не самое сложное среди того, что вообще могло бы быть.
А потом он с удивлением посмотрел на Квинтилию:
- Перим, ну зачем ты так?
- Если он – или кто-либо еще из вас – проспит и ничего не сделает… - кардассианка прищурилась и пристально посмотрела на Тара Мари. – Нет, это не будет поводом для исключения из проекта, но будет первым шагом к этому, а также повлечет за собой внесение в личное дело и обратную связь с организацией или правительством, которые направили в «Альфу» этого участника. В общем, поверьте, вам не захочется впутываться в эту бюрократию.
-Потому что тот, кто нарушает правила, должен быть наказан, - прошипела трилл Артуру Лайтману через стол.
Услышав это, Хена оборвала пересказ своей идеи для презентации своим соседкам и посмотрела на Перим. Ференги пришло в голову, что может быть, Квинтилия совсем не случайно выбрала это место за столом, что сознательно или даже подсознательно она противопоставляла себя Лайтману. “Интересно, что же все-таки было между Перим и Нечаевой на “Саратоге”?” - задумалась Хена.
- А преднамеренное разжигание конфликта в группе никаких правил не нарушает? - с нехорошей усмешкой спросил Освальд. - А то я с превеликой радостью проголосую за исключение зачинщика из проекта.
- Кадет Макдауэлл, кадет Перим! – прервала их Толан. – Оставьте выяснение отношений на потом. Кто будет наказан, и за что – решаю я. И если вы оба не остановитесь, вы станете первыми кандидатами в нарушители.
- Есть, оставить выяснение отношений! - тут же спохватился Освальд.

Лайтман молча кивнул Квинтилии и ничего не ответил. Да, должен быть, и будет. Свой пост он сдал. Но конфликт в проекте был недопустим. Правда, у него не было ни способов ни права влиять на это.
_____________________________
+ остальные кадеты и начальство


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 23 04 2016, 11:54:36
26 августа, 09.50
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


-Давайте переходить к следующему пункту сегодняшей повестки, глинн Толан, - напомнила Мори.
Споры кадетов ее не столько утомляли, сколько напоминали, что она теряет ценное рабочее время, которое могла бы посвятить станции. Призраки Паа бы забрали адмирала Солока и навязанные им обязанности наблюдать за проектом! Но таковы были условия их договоренности.
- Тогда, если с заданием все понятно, я хотела бы поднять еще один вопрос, - дождавшись, когда все обсуждения относительно нового задания будут закончены, продолжила Толан. - Мистер Тенек, до меня дошла информация, что вы предлагали какой-то проект для станции с участием кадетов «Альфы»? К сожалению, подробностей вы мне не сообщили, но если поскольку вопрос касается не только вас, но и ваших коллег, вы можете озвучить его сейчас на общем собрании.

Ромуланец так задумался над своей новой проблемой, что почти пропустил самое интересное. Федераты ругались между собой. И почему-то заботились о каких-то мелочах, вместо главного. Никто, никто не видел настоящей цели задуманного, никто не смотрел глубже поверхности. Они представляли из себя детский сад, все эти федераты. А может быть, они такими и были, и были готовы вцепиться в глотки самим себе, своим же друзьям и коллегам, что уж говорить о других расах. Федераты представляли опасность. Для Ромула. Так было всегда. Так есть сейчас. И скорее всего так будет и впредь. Что он может с этим сделать? Подозрение зашкаливало, ненависть нарастала. Теперь он испытывал совсем противоположное нежели чем еще 10 минут тому назад. Все это нужно было осмыслить.

– Это не единственный вопрос, который я хотел бы поднять на сегодняшнем собрании, но начать можно и с него, – ответил Тенек на предложение координатора. Прежде всего он изложил для всех присутствующих то, что уже озвучил в разговоре с коммандером Мори на Променаде, а затем подытожил:
– Кроме всего сказанного относительно взаимной выгоды для станции и пректа (а эта выгода была бы существенной и в более благополучных обстоятельствах), я хотел бы добавить и аргумент этического характера. Проект «Альфа» в значительной степени существует за счёт ресурсов станции; когда станция находится в состоянии частичной консервации и недостатка квалифицированных кадров, я считаю неприемлемым пользоваться её ресурсами и не оказывать ответной помощи в наиболее насущных проблемах. Я привёл всего два примера возможного сотрудничества; можно обсудить их более конкретно или обдумать другие варианты, но прежде необходимо получить принципиальное согласие глинна Толан и услышать мнение других участников проекта.

 Толан стояла, сложив руки на груди и нахмурившись, и по ее лицу было понятно, что она не в восторге от этой идеи.
- Что скажут остальные? – сухо поинтересовалась она, переводя взгляд на собравшихся.
- Тенек, - сказал Лайтман, - под восстановлением школы что вы имеете в виду? Восстановление разрушенных переборок и развод оборванных коммуникаций?
На самом деле, Лайтман спросил про школу лишь с целью узнать, что теперь происходит в помещении, в котором погибла Мария Баторина. В этом не было какой-то практической цели. Просто ему нужно было знать, как будет теперь. То, что хотел сделать Тенек – больше никаким боком не относилось к кадету Лайтману. Кадет Лайтман отбывал последние дни в заключении перед отправкой на Кардассию, где его осудят согласно кардассианского закона. В этом не было никаких сомнений. Станция ДС9 была несомненно прекрасным местом, но больше не для него. Рассуждения Тенека о будущем станции напомнили Лайтману лишь о том, что у него самого никакого будущего больше нет. Ему положено было завершать, минимизировав свое пользование ее ресурсами.

Освальд пробежался взглядом по остальным своим коллегам, задержавшись только на Жантарин, потом пожал плечами и ответил:
- Если коммандер Мори и глинн Толан не против, то я готов... э-э... содействовать станционной службе безопасности, например. Но не возникнет ли трудностей, если мы все отправимся на какое-нибудь продолжительное задание? Персонал может начать на нас рассчитывать, а потом мы внезапно улетим неизвестно на какой срок.

– Если не возражаете, я отвечу, – сказал Тенек, бросив взгляд на глинна Толан.
– Под восстановлением школы я имел в виду в первую очередь преподавание. Если коммандер Мори не найдёт никого, кто взял бы на себя образовательный процесс полностью, она могла бы предложить офицерам станции и участникам проекта уделить школе по два часа в неделю. Повторюсь: я говорю об участии исключительно добровольном. Вряд ли мистер Макдауэлл захочет заняться преподаванием, но для мисс Хены работа с детьми самых разных рас и культур может быть уникальным и полезным профессиональным опытом.
– Теперь я отвечу на вопрос мистера Макдауэлла. Если вы ознакомитесь с архивами станции, вы обнаружите, что постоянный персонал не только работал на самом объекте, но и при необходимости отбывал в командировки. Это не мешало станции благополучно функционировать, а сотрудникам рассчитывать друг на друга.
- Мистер Тенек, определитесь с вашими приоритетами. Если вы ставите работу на станции выше участия в проекте, и коммандер Мори готова вас взять, вам следовало сообщить мне об этом раньше и покинуть «Альфу». Что касается остальных, то большинство здесь является учениками военных академий и других заведений, направленными на ДС9 не для работы на станции, а для участия в проекте. Если для них это участие закончится, они вернутся в свои учебные заведения, а не останутся здесь. Как вам известно, до событий на Волане II следующей миссией планировалось посещение отдаленной колонии. Если же вы собираетесь оставаться в «Альфе», то как вы предлагаете сочетать участие в ней с вашей работой на ДС9? Как вы планируете координировать ваши смены с вашими заданиями в рамках проекта? – холодно поинтересовалась кардассианка.

– Позволю себе напомнить, что я предложил сделать помощь станции частью проекта, – возразил стажёр, – Добровольной частью проекта, действующей в свободное от основных миссий время. Полагаю, это должно исключить конфликт интересов. Кроме того, несколько минут назад вы сообщили нам об отсутствии ближайшей официальной миссии и о необходимости, как вы выразились, «занять нас» и выступили с некой инициативой. Так почему аналогичная инициатива с нашей стороны вызывает у вас неприятие?
- Я ничего не говорила о своем неприятии, мистер Тенек, я спросила у вас, как именно вы планируете распределять свое время и сочетать работу на станции с участием в проекте, в том числе с выездными миссиями. И все еще жду вашего ответа, - спокойно ответила Толан. – Что касается отсутствия информации по поводу ближайшей миссии, я уже пояснила ситуацию. Как вы должны были понять, ни о каком задании речь идти не может, пока не будет решена судьба проекта. Если «Альфа» будет расформирована, вы все отправитесь по домам. Если проект продолжит свое существование, вы получите следующее задание. Это вопрос нескольких недель. Что касается «добровольного» участия – вы рассматривали вариант, что не все вас поддержат и захотят работать на станцию? Каким образом вы предлагаете тогда распределять силы и время участников проекта, а также их вклад в «Альфу»?
- Исключительно для интереса, мистер Тенек, чисто гипотетически, - спросил ромуланец, с легкой улыбкой глядя на вулканца, - какую роль в работе на этой станции вы могли бы отвести мне?
Он не соблюдал регламента и высказался сразу после координатора.

– Если ваши слова не относятся к категории юмора, и выражают ваш действительный интерес, вы найдёте, как приложить свои силы на благо и проекта, и станции, – серьёзно ответил вулканец. – В определённом смысле, это можно считать ответом и на вопрос координатора, но по её просьбе я отвечу конкретнее.
– Если использовать те два примера, которые я уже привёл, то согласовать эту деятельность с проектом несложно, – продолжил он, обращаясь к Иламе. – Если участники, помогающие школе, возьмут на себя лабораторные работы или тренинги, дополняющие основной образовательный процесс, их нерегулярность не скажется на этом процессе негативно. Здесь важна не частота и регулярность занятий, а хорошая подготовка. При таких обстоятельствах во время нашего пребывания на станции эту деятельность не сложно согласовать с основной дейтельностью проекта, а на время выездных мероприятий можно её прерывать без каких-либо негативных последствий.
– Что касается проекта, который я хотел предложить в рамках сотрудничества с лазаретом, то он и вовсе не привязан к расписанию станции. Я предполагал предложить мистеру Арко, мисс Хене и мисс Уильямс провести работу по изучению кардассианского крысиного бешенства. Это насущная проблема, поскольку выяснилось, что как минимум ещё три расы, кроме баджорцев, уязвимы для этого заболевания, и один участник проекта уже испытал это на себе, – в этот момент Тенек посмотрел на Жантарин. – Помимо серьёзности этой задачи, она полностью удовлетворяет требованиям сочетаемости с проектом. Все участники предполагаемой группы относятся к разным расам и не все родом из пространства Федерации. Исследование может проводиться в свободное от участия в проекте время и не помешает его мероприятиям. Исследование направлено на защиту представителей разных рас, в том числе и участников проекта. От станции при этом требуется только допустить участников группы к пользованию лабораторным оборудованием лазарета, пока у нас нет собственной лаборатории, при этом польза для станции, а возможно и всего баджорского сектора может быть велика, что будет понятно из предполагаемого распределения обязанностей.
– Мистеру Арко и мисс Уильямс я собирался предложить изучить животных-носителей болезни и выявить для других животных опасность заболеть или стать носителями болезни, уделив особое внимание животным баджорского сектора и тем, кого держат на станциях и кораблях в качестве питомцев. На основании этого исследования руководство станции могло бы ограничить ввоз на станцию некоторых живых существ или установить для животных, входящих в группу риска, дополнительные правила.
– Мисс Хене я собирался предложить описать психологическоге состояние пациентов. Это небольшая работа, поскольку достоверно известно только о четверых выживших, однако она очень важна: психологическое состояние может способствовать выявлению заражённого там, где нет необходимого для диангостики медицинского оборудования, например на отдалённых фермах или в полевых лагерях на Бэйджоре.
– Для себя я запланировал в первую очередь изучение опасности данной болезни для населяющих станцию гуманоидов и создания списка рас, входящих в группу риска, а также координирование проекта, поскольку он имеет медицинскую направленность. Все выводы относительно угрозы для животных и гуманоидов предполагается делать на основе изучения реакции крови на возбудитель in-vitro, таким образом это исследование не является рискованным для населения станции.
– Вы сказали, что ни о каком задании не может быть и речи, пока не решена судьба проекта, – немного помолчав добавил вулканец. – Позволю себе предположить, что если участники проекта не заявят о своей заинтересованности в сотрудничестве с другими расами в любой конструктивной форме и будут всё это время бездействовать, мнение о проекте не улучшится и даже ухудшится, а это увеличит риск закрытия проекта. Если же мы выберем активную позицию и сами найдём области взаимодействия, тем самым мы докажем жизнеспособность проекта «Альфа» и повысим шансы на его сохранение.
___________________________
и все-все-все :)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 27 04 2016, 09:51:08
26 августа, около 10:00
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


- Окончательное решение по этому вопросу будет принимать руководство «Альфы», - дослушав до конца речь Тенека, подвела итог Толан. – Вы должны предоставить подробный план с вашими идеями и распределением времени и заручиться согласием других участников, которых вы планируете вовлекать. Эта информация должна быть завтра у меня на терминале до 1200, а ее подготовка – не мешать выполнению вашего следующего задания. Вот и посмотрим, как вы сумеете распределить свое время. Это будет ваша первая проверка на способность совмещать собственные амбициозные планы с участием в проекте.
 
Энн Уильямс слушала Тенека со смесью интереса и иронии, и весь ее вид выражал: «Это он серьезно?». Впрочем, и без некой толики уважения здесь не обошлось.
- Кардассианские крысы, надо же! – усмехнулась она и обменялась выразительным взглядом с сидящим рядом болианцем, которому Тенек также предложил участие в исследованиях. – Это будет весело. Я не против, - произнесла она чуть громче, чтобы ее слышали все сидящие за столом, а затем пробормотала уже заметно тише: - Все лучше, чем сидеть под замком.
 
Самрита Баккер вновь подняла руку и с каверзной улыбкой посмотрела на вулканца:
- Мистер Тенек, а остальным вы заданий не придумали? Нет-нет, мне и так есть, чем заняться, просто интересно. Нас же 17 человек, а вы в своем докладе выделили только нескольких.

- Тенек, я вот думаю, - задумчиво произнёс Освальд, как только немного отошёл от монотонной речи вулканца, - а вы правда считаете, что правительства Кардассии, Ромуланской империи и других государств-участников проекта с такой лёгкостью одобрят службу их представителей на федеральной станции?

Пока Тенек отвечал, ромуланец вытащил свой падд, открыл на нем текст договора-соглашения между Ромуланской Империей и руководством проекта. Нашел пункт, который собирался привести вулканцу цитатой. Но обсуждение бурно продолжилось и ромуланец решил не продолжать. Он только бросил взгляд на коммандера станции, пытаясь понять, вот прямо сейчас старшие офицеры ведь должны понимать, что он имел в виду, и тот факт, что он впрямую следует договору. По крайней мере внешней его части. Что по своей воле без непосредственной задачи и прямого приказа руководства проекта он не полезет в схемы и программное обеспечение федеральной станции с целью отследить новейшие федеральные разработки. Вулканец был донельзя наивным либо крайне грамотным провокатором. Работа ромуланца на станции в его непосредственной профессиональной компетенции однозначно будет расценена федератами как попытка технологического и иного шпионажа, что приведет к немедленному исключению его из проекта. Ракар был профессионалом, и на такие грубые действия провокация вулканца его сподвигнуть не могла. Доносить это до разума этой безумной детской галдящей толпы - не имело смысла. Пусть продолжают рассуждать, он помолчит. Шутка о категорической недостаче федеральных кадров, приводящей к найму для обслуживания станции ромуланцев, тоже не для всех. Он посмеялся над ней сам. А теперь лишь последит за развитием событий.

Всё это время Сатал внимательно слушал обсуждение, хотя и оставался молчалив. Один раз, когда задали вопрос о разрешении читать отчёты, он даже подумал о том, чтобы ответить, и всё-таки промолчал: в каюте он уже предлагал М’Коте прочитать его отчёт, и когда дойдёт до дела, он, естественно, даст к нему доступ всем “альфовцам”. Но при таком различии мнений встать сейчас на чью-либо сторону означало бы повлиять на итоговое решение, и вряд ли у него было на это право: хотя Толан и отметила его как равноправного участника проекта, и ему пока не предъявляла обвинений ни Федерация, ни другие государства, мнение кадетов по этому поводу, похоже, отличалось. По крайней мере, двое из трёх, о ком он знал, высказали явное осуждение в его адрес: сейчас на собрании это был Освальд, а ранее печально закончилась его беседа с Артуром. И в общем, они имели право на столь резкую оценку его действий: в конце концов, он сам сделал всё, чтобы эту резкую оценку получить, сделал сознателньо и целенаправленно. Правда, делал он это в надежде, что тогда возможные обвинения будут сняты с других, и нынешнего поворота не ожидал. В целом, со стороны коллег по проекту он предполагал большее понимание, но вышло как раз наоборот. Нет, он не искал к себе снисхождения, но он был почти уверен, что его поймут по крайней мере те, с кем он успел посотрудничать в тех условиях. Именно поэтому он написал Артуру письмо - и получил совершенно другую реакцию, чем мог предвидеть. И если уж Артур воспринимал его поступок таким образом, то что уж говорить о других участниках? Правда, не похоже было, чтобы его осуждала М’Кота, но она была клингонкой и не была федераткой, так что здесь она по определению в меньшинстве.
Но в сухом остатке оставалось признать один факт: он получил именно то, за что боролся, так что претензии оставалось предъявлять только самому себе.
Сейчас шло обсуждение предложения Тенека, и Сатал снова задался вопросом, должен ли он что-то сказать, но, как и в прошлый раз, решил не вмешиваться в принятие решения, тем более, что конкретно его соотечественник пока что ни словом не упомянул.

Когда посыпались вопросы, Тенек оглянулся немного растеряно: хотя он уже немного привык к окружающему беспорядку, всё же это было несколько дискомфортно. Несколько секунд он подождал, ожидая, не обнаружится ли ещё желающий спросить, затем произнёс:
– Если не возражаете, я отвечу по порядку.
– Мэм, я предоставлю вам план исследований до 12-00 завтрашнего дня, но если вы хотите, чтобы в него было включено распределение времени, мне нужно знать предполагаемое расписание проекта «Альфа» на максимальный известный вам срок. В противном случае по распределению времени я смогу предоставить лишь неприемлемо приблизительные данные.
После этих слов Тенек обратился к кадетам:
– Мисс Баккер, я понимал, что мне придётся привести конкретные примеры возможного сотрудничества и выбрал направления, не выходящие за пределы моей компетенции. Безусловно, я не могу сделать компетентное предложение для всех участников и во всех профессиональных областях. Думаю, если вы посчитаете подобную работу важной, вы лучше, чем я, найдёте применение вашим способностям.
– Мистер Макдауэлл, я позволю себе ещё раз напомнить, что предлагал добровольное сотрудничество. Вряд ли кто-то захочет добровольно нарушить прямой запрет своего руководства, и я, разумеется, не имею намерений принуждать кого-либо к подобным нарушениям. Таким образом, это зависит от позиции каждого из названных вами государств по данному вопросу и отчасти от рода деятельности, который мог бы выбрать для себя представитель того или иного государства.

-Господа, вы кое о чем забываете, - раздался спокойный женский голос, прежде чем на на Тенека обрушился новый шквал вопросов.
Говорила коммандер Мори, которая до этого предпочитала не вмешиваться, но дать высказаться всем. Теперь же все обернулись и посмотрели на баджорку, о присутствии которой некоторые, как они сами себе признались, успели забыть.
-Бедный мистер Тенек не может ответить на все ваши вопросы. Я - могу. Первое: будет ли эта инициатива полезна станции? Да, разумеется, мы всегда сможем найти применение дополнительным рабочим рукам и дать каждому дело в соответствии с его специализацией и квалификацией. Второе: будет ли это полезно вам и сможете ли вы совместить работу над проектом с работой на станции? Это виднее глинну Толан… - Мори вежливо кивнула в сторону Иламы, - Однако, я бы хотела напомнить, что возможность работы на станции для вас и так уже была предусмотрена  - в качестве поощрения. И одна из ваших коллег с сегодняшнего дня начнет эту возможность использовать...
В этот момент кадет Перим просияла и с выражением превосходства на лице посмотрела на соседей по столу.
-...но я не вижу причин, почему мы не можем распространить те же условия на всех остальных, раз это ваша собственная инициатива и она так хорошо обоснована мистером Тенеком.
-Что? - шепотом выдохнула Квинтилия, - Неееет… Это же особое поощрение, меня же выбрали…
-Надо было брать звание энсина, пока давали, - так же шепотом откомментировал Тар Мари.
-Вопрос распределения времени и рабочих смен мы с глинном Толан сможем обсудить с каждым индивидуально, и мой новый ассистент как раз может помочь нам с планированием, - тем временем продолжила коммандер, на что Квинтилия лишь кивнула с кислым видом, как будто речь шла вовсе не о ее любимых планах и списках.
-Третье… - женщина слегка помедлила, - Сотрудничество с представителями союзных государств. Казалось бы, самый сложный вопрос, не так ли? Но хочу напомнить, что для нас это не новость, в Федерации уже почти два десятилетия успешно действует программа по обмену офицерами, задачи которой отчасти пересекаются с задачами проекта “Альфа”. По сути, без этой программы вашего проекта бы не было. Федерация работала с Клингонской Империей, - коммандер кивнула в сторону М’Коты, - а также с представителями других рас, включая мою собственную. Сейчас мы видим возможность двигаться еще дальше и продолжать раздвигать границы взаимодействия с нашими соседями. Мы предвидели подобное развитие событий и учитывали его с самого начала. Мы готовы к этому. Еще вопросы, господа?
____________
Кадеты проекта "Альфа", координатор и коммандер станции.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 27 04 2016, 13:49:07
26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


- Скажите, коммандер, - проговорил Ракар с оттенком высокомерия в речи, - раз уж вы так привыкли осуществлять обмен офицерами, что будет, если я попрошу работу в ОПС, что соответствует моей квалификации, и разработаю усовершенствование тактико-технических характеристик станции? Для этого мне понадобится доступ к системам. Речь не идет об устройстве невидимости, речь идет об усовершенствовании обороноспособности. Так вот, насколько адекватно вами и вашим командованием будет воспринят такой, как вы называете, “обмен”?
Коммандер слегка улыбнулась.
-Это общее собрание, мистер Ракар. Ваш же вопрос касается только вас одного. Если вас интересует ваша личная возможная профориентация в рамках работы на станции, вам следует назначить со мной и глинном Толан отдельную встречу, где у нас будет достаточно времени на обсуждение и мы не будем задерживать всех остальных.

М’Кота слушала этот разговор вполуха. Конечно, было забавно смотреть на то, как вулканца донимали вопросами – это смахивало на картину древней охоты, когда загнанный в ущелье крупный зверь отбивает атаки охотников. Зверь должен был в конце концов устать и пропустить удар, мог ли вулканец  устать и дать маху? На это можно было бы поставить полоску латины, если бы коммандер Мори не прекратила этот допрос. Но в целом эта тема клингонку не слишком интересовала. М’Кота была не против поработать на станции – почему нет? Пожалуй, разнообразие в делах и знакомствах было неплохо – это наверняка помогло бы прогнать ненужные мысли, но вопрос, примут инициативу Тенека или нет, уж точно не был для неё вопросом жизни и смерти.

- Если это пока все вопросы, - Мори посмотрела по сторонам, - Я готова передать слово глинну Толан.
Толан еще раз оглядела всех собравшихся: Тенека не засыпали вопросами, как она полагала, а реакция кадетов была неоднозначной.
- Спасибо, коммандер, - коротко кивнула она Мори. – Это были основные вопросы, которые я хотела обсудить. Кто-то еще хочет высказаться или задать вопросы? Если нет, то на этом собрание можно считать законченным.

Мгновение Тенек колебался. Логика подсказывала, что период, когда три участника под арестом – это не лучшее время для решения кадровых вопросов; опыт подсказывал, что если откладывать их решение, обсуждение может не состояться ещё очень долго. В конце концов логика победила, хотя у вулканца и оставалось нехорошее подозрение, что он совершает ту же ошибку, что и в прошлый раз.
– Я считаю необходимым решить вопросы внутренней орагнизации группы «Альфа», – сказал он. – Я хорошо понимаю, что до вынесения решения по делам мистера Лайтмана, мистера Сатала и мисс Уильямс, это было бы неблагоразумно, и поэтому прошу выделить для этого время сразу после того, как данное решение будет вынесено.
- Мы обсудим этот вопрос позже, - согласилась кардассианка. – А теперь все могут быть свободны. Мисс Перим, жду от вас завтра список и последовательность участников для голопроектов; мистер Тенек, от вас – подробный план-проект вашего предложения и список кандидатов-добровольцев. Всю необходимую информацию от меня вы получите. И еще – мистер Тенек, зайдите в мой кабинет. Все могут быть свободны!
– Да, мэм.
Прежде чем проследовать в кабинет координатора, Тенек обратился к Квинтилии:
– Мисс Перим, для меня очерёдность несущественна, вы можете присвоить мне порядковый номер по вашему усмотрению.
 
- Эй, Освальд, подожди! – Самрита помахала другу через весь стол и направилась к нему сквозь толпу. – Я забронировала нам лабораторию для нашего проекта по связи, сможешь сегодня после обеда начать?
- Да, конечно! - кивнул он в ответ. - Оперативно ты, однако, работаешь! Может мы могли бы и задание глинна Толан вместе сделать? Не скажу, что из меня такой классный кулинар, но пара идей, как представить Землю в правильном свете, у меня имеется. Что скажешь?
 - Хмм, ну-у… - Самрита замялась, - я уже обещала девочкам, что это будет сюрприз, и у меня есть кое-какие планы на фуршет. И вообще, может быть я хочу посмотреть на твои кулинарные способности! А вот для голодека у меня пока никаких идей нет… Ладно, не буду тебя отвлекать, у нас сейчас запланирован небольшой шоппинг, - она бросила взгляд на Хену и заговорщески подмигнула.
- Ну ладно, - с трудом скрывая огорчение, ответил кадет, - хорошего дня тогда.

-Хорошо, мистер Тенек… - кивнула Квинтилия своему соседу, а затем вулканец проследовал к выходу из коференц-склада вслед за Иламой.
Коммандующая станцией последовала за ними.

После слов координатора о том, что все могут быть свободны, ромуланец молча поднялся из-за стола и, не обращая внимания ни на что другое, вышел из конференц-зала. Задание о представлении своего мира перед федератами и иными расами вызывало в нем сложные чувства, по большей части негативного характера. И пока он жил в каюте один, необходимо было пользоваться этой свободой. Настало время связаться с командованием и наконец отослать свой подробный отчет о собственных наблюдениях. Сделать то, что на самом деле имело смысл.

-Эй! - воскликнула кадет-трилл, видя, как ее коллеги покидают или готовятся покинуть помещение, - Мы же еще не закончили - я же просила всех задержаться! Пожалуйста, сядьте на свои места. Сейчас мы распределим порядок презентаций. Может быть, кто-нибудь уже хочет пойти первым?
- Мисс Перим, - ехидно ответил Освальд, - а почему бы вам не подать нам всем пример и не представить свою презентацию первой?
Ракар услышал просьбу задержаться уже за дверями зала для совещаний. Очень нехотя он замедлил шаг, справляясь с собственным гневом, затем вернулся  и от входа сообщил:
- С составлением списка у вас есть время до утра, мисс Перим. Свой порядковый номер в настоящий момент я сказать не готов.
А затем развернулся и окончательно ушел в свою каюту.
-Что ж, почему бы и нет! - ответила Перим Освальду, - Правду говорят: хочешь сделать хорошо - сделай это сам. Кто-то хочет быть вторым? - она оглядела склад, - Ну же? Это же задание! Отнеситесь к нему серьезно.
- Ставь меня, - произнесла Энн Уильямс – кроме нее никто вперед не рвался.
-Записала! - Квинтилия сделала пометку в своем падде, - Если остальным все равно, то учтите, что я могу сама распределить очередность в честном случайном порядке.
- Мне все равно! – крикнула от двери Самрита. – Поставь в середину куда-нибудь, и все.
- Меня лучше на попозже, на второй день, - на этот раз серьёзно сказал Освальд. - У меня есть несколько интересных идей, но их реализация потребует чуть больше времени.
- Я был бы вам благодарен, если бы вы поставили меня ближе к концу, - обратился Сатал к Квинтилии. - В моём положении не очень удобно передвигаться по станции, а мне надо ещё кое с кем переговорить.
Переговорить следовало с Тенеком. Сатал счёл логичным предложить ему объединить усилия - если тот, конечно, согласится.
____________
Кадеты, Et cetera...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 27 04 2016, 14:42:26
26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Артур держал перед собой падд и молча слушал брифинг все это время, глядя строго перед собой в стол. А потом брифинг был окончен и он понял, что М’Кота сейчас уйдет и он не успеет. Кадет подскочил из-за стола, понимая, что записаться на задание он еще успеет, а в этом текущем деле у него время очень ограничено. Обернувшись на своих охранников, все также стоявших у стены, пытаясь понять, не соберутся ли они его прямо сейчас ловить, кадет бросился между стульями к клингонке. Не то чтобы быстро, не то чтобы медленно, но споткнулся о стул соседа и чуть не выпустил из рук падд.
- М'Кота, постой, пожалуйста, - сказал он, видя как та уже отходит от своего места. И когда, наконец, он до нее дошел, и она к нему обернулась, слова застряли в горле. Он не знал, какой ответ получит, и откуда-то взялась эта чертова неуверенность, которой никогда не было  с ним ни в бою, ни в иной критической ситуации.
- Эээ… я слышал у тебя отчет еще не готов, - наконец сказал он, - если хочешь – воспользуйся моим как руководством и примером, можешь списать, если хочешь, добавив туда свои … выводы, – и протянул ей падд.

Артур ошибался, М’Кота ещё не собиралась уходить. Встала она машинально, и в тот же момент подумала: надо бы что-то сказать Перим, чтобы эта активистка не вынудила её проторчать тут ещё добрых полчаса! Во-первых, отчёт, а во-вторых, М’Кота уже почти совсем убедила себя в том, что в этой дурацкой ночной истории её беспокоит только то, что она могла нелепо выглядеть со стороны. Неприятно, но не смертельно.
Поступок Лайтмана снова поставил всё с ног на голову.
Услышав голос Артура, М’Кота безотчётно повернулась; в её глазах вспыхнула радость, а на губах уже совсем было появилась улыбка… но именно в этот момент до неё дошло, что радоваться, собственно, нечему.
– Нет, я справлюсь, – сказала она в ответ, возможно немного резче, чем следовало. – К тому же глинн Толан наверняка заметит, если я буду пользоваться чьими-то записями.
Артур опустил голову на мгновение и опустил руку с паддом. Она не хотела его помощи, но сначала она улыбалась, а потом перестала. Может, она улыбалась чему-то своему, а его предложение было для нее неинтересным, ненужным. Конечно, она хорошо справится и сама, разве мог кто-то в этом сомневаться. Она самостоятельная  и независимая, клингонский воин. Такие не просят ничьей помощи, ни в чем. Но он предпринял еще одну попытку.
- А задание? У тебя есть по нему идеи? Мне было бы интересно посмотреть на Кронос и поучаствовать в разработке. Здесь я могу помочь?

Чёрт возьми, он что, её смерти хочет? М’Кота почувствовала, что броня, в которую она уже почти совсем заковала своё сердце, растаяла как щепотка снега на ладони. И в голове не было ни одной толковой мысли, ни одной путной идеи, как выпутаться. Но выпутаться было нужно: совсем это не дело заглядываться на чужого мужчину, особенно если уверила его девушку, что не станешь портить их отношения! М’Кота напомнила себе, что вообще-то земляне чудовищно распущенные и безответственные, так что нет ничего глупее, чем увлечься землянином. А если Артур не такой, значит, с андорианкой у него всё серьёзно, и к ней он сейчас подошёл только из чувства товарищества и по доброте душевной. Как Макдауэлл со своей поддержкой… чёрт бы их всех побрал!
– Я ещё ничего не придумала, – сказала она, чтобы оттянуть время и собраться с мыслями. И тут её осенило!
– Наверное, это потому что я голодна! – сообщила она. – Я опоздала и не успела позавтракать. Пойду в клингонский ресторан и закажу гагх. Битхуул-гагх или мешта-гагх, как раз подойдёт для завтрака. Пожалуй, битхуул-гагх – сочный живой гагх с ножками!
Клингонка знала, что инопланетяне большей частью не выносят гагх, даже видеть не могут. А значит миска сочного битхуул-гагха с ножками надёжно защитит её и от дурацкой жалости, и от собственной слабости.
Разговор проходил в непосредственной близости от Сатала, который со своего места мог не только видеть, но и прекрасно слышать всё, о чём говорили эти двое. По настроению М’Коты и действиям Артура было видно, что между ними уже успело произойти какое-то недоразумение, которое последний стремился исправить, а М’Кота ввиду своего клингонского происхождения, похоже, имеет сложности с пониманием намёков. Последний же поворот этой дороги оказался настолько крут, что даже Сатал на мгновение впал в ступор от выбранного клингонкой способа действий, а следом вспомнил такие типичные земные мелодрамы, в которых показано, как люди сначала делают всё, чтобы понять друг друга неправильно, а потом полжизни это расхлёбывают. Чего вулканец никак не предполагал - так это того, что такое может происходить в реальности. Ну, и ещё того, что клингоны подвержены этому не менее землян. А ведь, казалось бы, что может быть проще, чем просто поговорить?
Возможно, его вмешательство окажется снова не к месту, но Сатал решил всё же попробовать. Он повернулся к М’Коте и достаточно безразлично заметил:
- В таком случае, возможно, тебе стоит согласиться на его помощь. Полагаю, у Артура есть интересные мысли на этот счёт, а если они тебе не понравятся, ты всегда сможешь отказаться от них после того, как выслушаешь. Тем более, я слышал, что обсуждение вопросов за обедом рассматривается как продуктивное времяпровождение.

Артур внимательно следил за выражением лица девушки. И не мог понять, отказывает она или соглашается. По факту – отказывала. Как еще расценивать неопределенность? Но на самом деле – математически – неопределенность это неопределенность, ни да, ни нет. И в данный момент она просто откладывала решение. По крайней мере, он не получил отказа от взаимодействия сразу, а это уже радовало, и он мог надеяться на дальнейшее общение. Она не сказала явного “нет”. Он мог мечтать и ждать. Столько, сколько осталось мечтать и ждать. До того, как все кончится. Было чертовски жаль, что он не сможет пойти с ней вместе завтракать, будучи под арестом. Клингонского гакха он воочию не видел ни разу, только на картинках, и, в принципе представлял, что это несусветная шевелящаяся гадость, есть которую невозможно человеку. Аналог земных гусениц … на ножках. Не особенно приятно, мягко говоря, но такова их культура и предпочтения, и с этим тоже можно жить, в конце-концов. И пока всё это в мгновение ока пронеслось у него в голове – успел подойти Сатал и начал говорить. Сатал прервал это мгновение, поток мыслей и их разговор на двоих, а чего еще Артур ожидал стоя посреди конференц-зала среди всех участников проекта, уж конечно не того, что им удастся поговорить наедине. Кадет угрюмо уставился на Сатала, ощутил внутренний протест, неуместность стороннего совета. Ведь стороннее вмешательство, любое, могло повлиять на квантовое равновесие системы; М'Кота могла принять другое решение, противоположное чужим советам. Ну зачем! Зачем? Но ничего не сказал. Сатал не был виноват. Наверное, он хотел как лучше.
- Тогда приятного тебе завтрака, - ответил он девушке, несколько странно улыбнувшись, представив себе гакх на ножках. – И, если что, я могу поделиться идеями и помочь с моделированием, детализацией, интерактивностью. Заходи, если будет нужна помощь. И ... просто так,  - с этими словами Лайтман отступил на шаг назад, попрощался с клингонкой кивком головы и подошел к Квинтилии.

Всё-таки вмешательство Сатала в самом деле было не к месту. Хотя ему ничего не сказали, это было понятно и так. И в общем, у них обоих было полное право не желать его помощи, какие бы благие намерения за ней ни стояли. На самом деле, это вообще его не касалось никаким образом, и зачем он вот уже второй раз пытался влезть в отношения этих двоих, было решительно непонятно. Его не просили и его не звали, и не спрашивали совета. Более того, учитывая, что Артур ему так и не перезвонил, можно было предположить, что уж чьего-чьего, а его совета и помощи в чём бы то ни было попросят в последнюю очередь, так что лучшее, что он мог сделать - это не мешать. А вот что от него действительно требовалось - так это идти выполнять задания, и именно этим Саталу следовало заняться. Вулканец повернулся к своим охранникам и, сообщив, что готов вернуться к себе в каюту, направился к выходу из ангара.

Итак, она хотела именно этого, не так ли? – саркастически сказала М’Кота самой себе. По хорошему, сейчас надо было рявкнуть на Сатала, чтобы не встревал, и удовлетворёно удалиться писать отчёт, но на деле всё опять вышло наперекосяк. С неприятным изумлением М’Кота обнаружила, что почти признательна Саталу за попытку её остановить – попытку дурацкую и обречённую на провал, но даже это не играло особой роли. И ещё, что ничуть не меньше она разочарована предсказуемым и вроде бы даже нужным ей результатом. Ну, за что боролась...
Даже к Квинтилии она не могла сейчас подойти, потому что именно туда приспичило направиться Лайтману. Стоять столбом и ждать своей очереди не было никакого желания... Впрочем, это было враньё: как раз стоять столбом и ждать желание очень даже было, только нельзя было ему потакать. А если так, то «налево-кругом» и марш писать отчёт. И есть гагх. А к Квинтилии она подойдёт позже. И может быть даже извинится. Может быть.
______________
Лайтман, М'Кота и Сатал.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Квинтилия Перим от 27 04 2016, 15:19:49
26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)

Кадет Перим сидела на своем стуле в несколько расстроенных чувствах. Похоже, на этом брифинге расстройство никого не обошло стороной.
- Перим, я готов записаться в график по заданию, - сказал Артур. - Номер первый еще не занят? Я мог бы быть первым.
-Номер первый занят, - угрюмо ответила Перим, - И второй тоже. Ты не слушал, Лайтман. Очевидно, разговор с М’Котой для тебя был важнее. Все уже нашли себе что-то поважнее проекта, а кто-то изначально и не должен был в него попасть, и теперь все разваливается. И похоже, только мне одной больше всех надо, как обычно.
Лайтман присел на краешек стола рядом с Квинтилией.
- Квинтилия, ну неужели ты хотела бы, что бы тут выстроилась очередь гуськом и все начали по очереди записываться? Мы не на построении в Академии, здесь все разные, с разных концов квадранта, не у всех порядки Звездного флота. Их нельзя всех сгрести в одно, надо как то … находить что-ли способы. Ничего еще не развалилось, Перим. Все в наших руках, не так ли?
Лайтман усмехнулся самому себе, произнося эти слова. Оказывается, как неумолимо легко было говорить их теперь, зная, что скоро наступит конец его собственного бытия. Легко было философствовать, будучи свободным от жизни.
- Какой там номер свободный начиная с начала?

-Нет, - поморщилась Перим, - конечно, не ждала. Но вам стоило хотя бы выслушать меня. У меня был план, я все продумала наперед - что скажу, и что будет дальше, и как все решить прямо сейчас, а вы… вы вели себя совсем не так, как я планировала, и все мне сломали. Нам могло бы быть весело, а теперь мне придется бегать за каждым по станции, и делать свой собственный проект, и еще у меня есть работа для коммандера… - плечи Квинтилии печально опустились, - Третий номер свободен, - признала она, - А если бы ты слушал меня, ты мог бы быть первым, и это было бы правильнее, потому что мы не знаем… ну, сколько времени на станции у тебя осталось.
- Оу… - покачал головой Артур, - да нет же, еще ничего не сломано. Давай мы вызовем всех, каждого, по связи, попросим собраться в той же репликаторной, то есть в Реплимате. Ты все расскажешь, и нам будет весело. – Кадет улыбнулся, стараясь ободрить что-ли однокурсницу. Но Квинтилия на него не смотрела. – Не до конца же еще доломано все-таки, так что легко собрать обратно и починить. И не будем ни за кем бегать, они сами придут. Я не думаю, что кому-то все равно. Здесь они все не для этого.
А потом Лайтман замолчал и отвернулся на несколько секунд.
- Значит буду третьим, это не важно.
- Знаешь, Перим,  - снова продолжил Артур, - у нас есть такой древний писатель, Шекспир. И его произведение – «Гамлет, принц датский.» Там есть такие слова – «И замыслы с размахом и почином, меняют путь и терпят неуспех у самой цели».  Суть в том, что очень часто все идет не по плану, но мы можем стараться, что бы все вернуть в нужное нам русло. Ты просто руки не опускай. И все получится. Это как бесконечное асимптотическое приближение к оси координат. И может быть, однажды все пересечется в нужной нам точке. Просто продолжай, и не сдавайся. Давай правда всех позовем и устроим собственный брифинг, посвященный заданию.
-Если бы им было не все равно, они бы не разбежались на шоппинг, как Самрита и Хена, - возразила Квинтилия, - А если бы меня слушали, у нас не было бы всех этих проблем. Никто не хотел планировать с катером - и мы попали в аварию. Ты сам не хотел согласовывать планы там, на площади в Джеймстауне - и посмотри, куда нас это привело! Куда меня это… - девушка повысила голос, но сама заметила это и остановилась, - Знаешь, я не хочу говорить об этом сейчас. А тем более с тобой. И я составлю список до завтра, чего бы мне это ни стоило, хоть бы мне пришлось бегать за каждым. Я делала это в Академии, и умудрялась успевать посещать максимальное количество занятий, я так же смогу это и сейчас.
Квинтилия порывисто встала с места и направилась к выходу из склада.
__________
и Артур


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 27 04 2016, 15:34:49
26 августа, 11:02
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


- Проходите, мистер Тенек, - она пропустила вулканца вперед, а затем сама прошла в кабинет и села за стол. Стул кадету она не предложила.  – Вы знаете, о чем я хочу с вами поговорить?
По ее лицу было сложно что-то понять, кроме того, что она то ли пребывала в плохом настроении, то ли была зла.
– Предполагаю, что о моём отчёте, – сказал вулканец.
Кардассианка кивнула и положила перед собой падд.
- Может быть, вы даже скажете, что вызывало у меня вопросы?
Тенек сделал отрицательный жест:
– Нет. Я догадываюсь об этом, но подожду ваших вопросов.
- Тогда первый вопрос, - она сложила пальцы в замок и посмотрела на вулканца. – Какова была причина того, что вы покинули клинику Эвансон на Волане II?
Тенек немного подумал, потом сказал:
– Мэм, многое из того, что я сейчас скажу, вам известно, но у меня есть веская причина отвечать вам только неофициально. Доктор Эвансон попросила меня устранить возможность для мистера Клейборна-младшего свидетельствовать против самого себя. Он находился далеко от клиники, и доктор Эвансон опасалась, что мы можем опоздать. На тот момент я не принял ещё решения, исполнять её просьбу или нет, но решил, что расспрошу её по дороге и приму решение после того, как уясню для себя все значимые обстоятельства ситуации.
- Почему этого нет здесь? – она кивнула головой в сторону падда. – Можете не отвечать. Напомните, почему я разрешила вам остаться на Волане II?
– Я не спрашивал разрешения остаться, – возразил вулканец, – я уведомил всех, кого смог, о своём намерении остаться. – Он подчеркнул голосом слово «намерение». – Это был мой долг врача. В определённом смысле, исполняя просьбу миссис Эвансон, я также руководствовался долгом врача: точно также, как людей иногда фиксируют во время судорог, чтобы они не ранили себя, нужно было лишить мистера Клейборна части его памяти, чтобы он не стал причиной собственной смерти.
 - Вы слишком много на себя берете, - жестко прервала его Толан. – И слишком широко понимаете свой долг. Меня не волнует мистер Клейборн. Меня интересует, почему вы солгали мне тогда на Волане II и сейчас в отчете. Недоговорили, - насмешливо поправилась она.   
– Я беру на себя ровно столько, сколько подобает разумному существу, видящему немного дальше инструкций, – спокойно возразил вулканец, – и я вам не лгал. Я сказал вам, что у меня срочный вызов, и это была правда. О характере вызова я не сказал вам ничего, поскольку ещё не принял решения, как поступить, и следует ли мне отчитываться вам в этом поступке. Если считаете моё поведение неподобающим, можете подвергнуть меня соответствующему взысканию.
– Что касается отчёта, мэм, в древности на моей планете бытовало выражение «не доверяй воску и стилосу». Если бы кто-то пожелал найти документальные доказательства подавления участка памяти у мистера Клейборна, ему пришлось бы признать, что без моего свидетельства показания мистера Ракара, мистера Сатала и даже офицеров Федерации, осведомлённых об этом событии, ничего не стоят. Только я знаю, была ли в действительности исполнена просьба доктора Эвансон, но поскольку интересы моего пациента требуют, чтобы это осталось неизвестным, я не собираюсь предоставлять кому-либо моё свидетельство без веской причины.
- Вы действительно считаете, что меня интересует просьба доктора Эвансон и то, что вы сделали с мистером Клейборном? – кардассианка внимательно посмотрела на стоящего перед ней кадета. – Я говорю сейчас о вас, мистер Тенек, а не об этих людях. Вы умолчали о том, куда и с какой целью направляетесь, вы не написали об этом в своем отчете, вы действовали без согласования и разрешения, и вы до сих пор считаете, что ни в чем не виноваты. Вам повезло, что Федерация не выставила вам обвинения по поводу ваших действий на планете, в отличие от ваших коллег. Хотя на их месте должны были быть вы! – повысила голос Толан. – В отличие от остальных, вы даже не понимаете, в чем ваша вина. Запомните, мистер Тенек, я не терплю ложь и действия за моей спиной!
– Отчего же, я нисколько не отрицаю всего сделанного мной, и, как уж было сказано, готов к любому взысканию, – всё также безразлично отозвался вулканец. – Однако изменения в отчёт я не внесу и в дальнейшем буду прислушиваться в первую очередь к голосу своего долга. За это я также готов понести любое взыскание, если вам это будет угодно.
- Вы не отрицаете сделанного только теперь, когда у вас нет возможности отрицать. Вместо того, чтобы поставить свое руководство в известность сразу же. Какая похвальная самопожертвенность! Вы отказываетесь дополнить свой отчет правдивой информацией, это занятно, - Толан пробарабанила пальцами по столу. – После того, как сами признались мне, что свидетельские показания остальных правдивы. Это будет отмечено в вашем личном деле и во всех материалах, касающихся Волана II. К сожалению, единственное взыскание, которому я могу вас подвергнуть, это исключение из проекта. Но непохоже, чтобы вы и так ценили свое в нем участие.
– Превыше всего я ценю принципы, в которых меня воспитали. Если следуя им, я буду исключён из проекта или подвергну себя иной опасности, я приму это как данность. Возможно, вам это покажется странным, но жизнь человека представляется мне более важной, чем ваше одобрение или осуждение. И более важной, чем моё участие в проекте «Альфа».
- Мистер Тенек, приберегите такие формулировки для посиделок с друзьями. Напоминаю, что я все еще ваш руководитель. Но даже если вы останетесь работать здесь на станции, добренькие федеральные офицеры прогонят вас после первого же нарушения субординации и приказов. Пока ваше участие в проекте под вопросом. Вы можете самостоятельно решить этот вопрос и выйти из «Альфы» сейчас или остаться на испытательном сроке. Если вы выберете последнее, то знайте, что я буду внимательно за вами наблюдать. Я не хочу видеть в этом проекте людей, которым не могу доверять. 
Тенек пожал плечами:
– У меня другие представления о доверии, мэм. Впрочем, у меня нет намерения покидать проект, можете считать это моим официальным заявлением. Отчислить меня или нет после какого-либо моего поступка, разумеется, остаётся в вашей власти.
- Свободны! – сквозь зубы проговорила Толан и взяла в руки падд, давая понять, что разговор закончен.
Тенек не заставил себя долго просить. В дверях он разминулся с мисс Квинтилией Перим.
_______________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 27 04 2016, 16:00:22
26 августа, 11:00
Станция ДС9, склад 13, коридоры и каюта Энн Уильямс

-...Мисс Уильямс, нам пора, - прозвучал голос вулканки Т’Мир за спиной у Энн, - Я провожу вас обратно в вашу каюту.
Девушка все еще сидела в своем кресле за столом, наблюдая, как расходятся остальные кадеты и лишь некоторые остаются в помещении склада. Артур и клингонка М’Кота стояли в стороне и беседовали, из другого конца комнаты высокая андорианка бросала на них недобрые взгляды, активность покинула Квинтилию, и трилл опустилась в свое кресло, в растерянности глядя в свой падд, в котором было всего несколько строчек. В том, чтобы быть новенькой в группе, да еще и не до конца являться ее частью, определенно были свои плюсы - Энн могла смотреть на всех гораздо больше со стороны, чем они сами.
- Конечно, - согласно кивнула Энн на слова вулканки. А что ей еще осталось? Ее проводили бы, даже если бы она не была согласна.
Когда они уже вышли в коридор, девушка немного замешкалась, что-то обдумывая.
- Подождите, - обратилась она к охране. – Вы можете проводить меня к коммандеру Мори?
Т’Мир вопросительно приподняла бровь, но затем ответила:
- Я передам, что вы хотите ее видеть, и она придет в вашу каюту. Вы можете сообщить мне приблизительную тему предполагаемой беседы? Коммандер может запросить ее у меня.
- Это… - начала было Энн, а потом оборвалась, передумав. – Я хотела бы обсудить это лично, если возможно. Это касается моей родной планеты. Я надеялась, что коммандер Мори сможет мне помочь.
-Хорошо, - медленно кивнула Т’Мир, - но вам придется подождать.
Ждать… кажется, в этой Федерации все только и делали, что ждали, и это был единственный ответ на все вопросы.
Лейтенант Т’Мир довела Энн до ее комнаты, возле которой стоял второй, незнакомый девушке охранник. Когда она вошла внутрь, и двери за ее спиной закрывались, она услышала, как он обратился к Т’Мир:
-Это та самая? Представляю, как коммандеру не по себе сейчас из-за нее…
-Ваше предположение совершенно недопустимо, Донарк, - холодно ответила вулканка, прежде чем двери окончательно закрылись и Энн осталась в одиночестве.
Энн пришлось прождать больше получаса, прежде чем на пороге появилась коммандер Мори. Баджорка выглядела спокойной, даже слишком, и что-то в ровном тоне ее голоса заставило Энн вспомнить только что слышанные слова охранника. Что он имел в виду?
-Мисс Уильямс, - официально начала коммандер. - Что вы хотели обсудить?
Коммандер застала девушку, когда та сидела за своим терминалом, подперев подбородок рукой и всматриваясь в пустой экран. Она обернулась и вытянулась по струнке перед коммандером, но по лицу было заметно, что мыслями она не здесь.
- Спасибо, что зашли, - она старалась, чтобы ее голос звучал официально, но в нем проскальзывали нотки волнения. – Я хотела узнать… Может быть, у вас есть какие-нибудь новости для меня? – аккуратно поинтересовалась она и добавила: – Дело в том, что я до сих пор не получила ни одного ответа из дома на мои письма.

-Мне очень жаль. Вы побеспокоили меня только из-за этого? - бесстрастно ответила коммандер, но увидев выражение лица девушки, добавила чуть мягче, - Прошло слишком мало времени, мисс Уильямс, а на вашей планете сейчас должен твориться хаос, неизбежно следующий за сменой власти. Я надеюсь, что с вашими родственниками все в порядке, и они напишут, как только смогут разобраться с более насущными проблемами. Они знают, что вашей жизни ничего не угрожает, и что хотя бы об этом могут пока не думать.
Энн Уильямс теперь выглядела совсем растерянной: если вчера ей казалось, что коммандер Мори здесь – единственная, кому можно доверять, то сегодня она уже не была в этом так уверена.
- Прошу прощения, что отвлекла вас, коммандер, - девушка отвела взгляд. – Я понимаю, что для вас это может звучать незначительно. Но у меня нет никакой информации, только слухи, и я не знаю, что и думать. Вы – командующая станции, и у вас наверняка есть информация, которой я не располагаю. Поэтому я подумала, что вы могли бы ей поделиться со мной… - последнюю фразу она закончила полувопросительно.
-У меня есть только официальная информация - сейчас в системе находится кардассианский корабль, - ответила коммандер Мори, - Других новостей пока не поступало.
Лицо Энн удивленно вытянулось: новость о кардассианском корабле звучала хоть и ожидаемо, но не слишком радостно.
- Это может значить, что угодно, - аккуратно начала она. – В том числе и то, что у землян на Волане II могут возникнуть проблемы.
Она специально использовала общий термин, не вдаваясь подробности, у каких именно землян. Проблемы, в общем-то, могли теперь возникнуть у всех.
- Возможно, что именно по этой причине я не могу выйти на связь с семьей. Коммандер, простите, что обращаюсь к вам, ведь это скорее личная просьба, но не могли бы вы держать меня в курсе дел относительно ситуации на моей родной планете?
-Попробуйте подключить новостной канал Федерации, - быстро посоветовала Мори, - Если у вас возникнут трудности - обратитесь к лейтенанту Т’Мир, она вызовет техника… - баджорка снова остановила себя и продолжила менее официально, - Но если я что-то узнаю, я найду способ передать вам эту информацию. О каких проблемах вы говорите? Что именно вас беспокоит?
- Кто верит этим новостям! – хмыкнула Энн и пояснила: – Я уже настроила их и посмотрела, как какая-то блондинка уверенно вещает о том, в чем даже не разбирается! Но в новостях не скажут того, что известно вам и командованию Флота по поводу настоящей ситуации на Волане II. Вы же понимаете, о чем я говорю, - девушка подняла голову и прямо посмотрела на баджорку. – Если даже здесь меня поместили под надзор, то что будет с моими родными и друзьями на планете после всего произошедшего? Неужели вы думаете, что кардассиане все просто так оставят? Вы-то должны меня понять!
-Вы ведь кадет, мисс Уильямс? - спросила Мори, - В Академии вы должны были проходить, что такое Демилитаризованная зона, для чего она существует и как отличается от остальных областей космоса, не так ли?
Энн удивленно посмотрела на коммандера:
- Я не только проходила это в Академии, я и жила там, ДМЗ создавалась, когда я была еще ребенком. Для остальных это часть истории, для меня – это жизнь. Именно поэтому я прекрасно представляю себе, что может там случиться или уже происходит прямо сейчас. Я не прошу у вас ничего, кроме информации с планеты – если она у вас будет, разумеется.
Мори хмыкнула.
-Тогда вы должны знать, что кардассианцы не вправе применять силу к населению вашей планеты, у них вообще нет никаких прав на этой территории. Такие корабли, как наша “Саратога” и тот кардассианский крейсер, могут находиться в ДМЗ только с дипломатической миссией, но никак не с военной. И то, в качестве исключения. Кардассианцы сейчас в тех же условиях, что был и федеральный корабль - их время пребывания ограничено, и мы будем жестко протестовать, если они нарушат договоренность. Кардассии все еще нужно сотрудничество с Федерацией, и они не станут им рисковать даже ради своих соотечественников на Волане II. Что бы там сейчас ни происходило, это не подавление вашего переворота.
- Формально это так, - согласилась Энн, но в ее голосе еще звучали нотки сомнения. – Но вы же знаете, как могут обстоять дела на самом деле!.. Я действительно надеюсь, что ничего страшного там не происходит, но мне сложно доверять кардассианам.

-Вы должны, - серьезно ответила баджорка, - должны попытаться. В конце-концов, именно ради этого вы покинули дом и присоединились к вашему проекту “Альфа”. И этот проект не о том, чтобы вас убеждать и наглядно доказывать, что кардассианцы и любые другие расы хорошие, а о том, что в вас самой должно измениться, чтобы поверить в это. Все идет изнутри, и только вы одна способны это контролировать, никто другой не сможет вам в этом помочь. Много лет назад я была в той же ситуации, что и вы, и у меня ушло много времени на то, чтобы осознать это и найти свой способ начать доверять миру, в котором существуют кардассианцы. Теперь - ваша очередь. Доброго дня, мисс Уильямс. Если у меня будут новости о вашей планете или о дальнейших планах Звездного Флота относительно вас - вам сообщат.
- Я понимаю, - кивнула Энн и очень тихо добавила: - Но это сложно. Спасибо, коммандер, я буду ждать любых новостей от вас!

_________________________________
Совместно с Энн


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 27 04 2016, 17:43:42
26 августа, полдень
Станция ДС9, кабинет Иламы Толан


Квинтилия стремительно прошла в кабинет координатора проекта “Альфа”, едва не задев выходящего ей навстречу Тенека.
-Мне нужно знать, где мои вещи? - без предисловий спросила трилл.
Когда Квинтилия вошла в кабинет, Толан сидела в кресле, уставившись в одну точку на стене, и выглядела несколько потерянной – или просто очень задумчивой. Но стоило ей увидеть кадета, как ее лицу вернулась привычная строгость и сосредоточенность.
- Вы ничего не забыли, кадет? Например, позвонить в дверь? И о каких вещах вы говорите? Вероятно, они в вашей каюте.
-Мои личные вещи! - воскликнула Квинтилия.
По лицу и особенно голосу девушки было заметно, как она расстроена и зла.
- Когда кто-то вчера собирал вещи Кейры, они забрали и кое-что мое, а мне это нужно и важно.
- Может быть, что-то из ваших вещей было отправлено вместе с вещами кадета Кейры на Бэйджор, - пожала плечами Толан. – Это неприятно, но поправимо – вам вернут их следующим же рейсом на станцию. Скажите мне, что это было, чтобы я отправила запрос.
-А я не могу поискать сама? Это было… личное.
- Как хотите, - не было похоже, чтобы Толан действительно интересовало, что это за личная вещь была потеряна. – Можете попробовать поискать на станции или отправить запрос на Бэйджор. Но вам все равно придется рано или поздно сказать, что столь ценное вы потеряли, потому что иначе неизвестную вещь никто не будет искать. Если только вы сами не полетите за ней на Бэйджор!
-А можно?
- Вы что, серьезно собрались лететь на Бэйджор ради одной вещи, которую вам и так вернут? – наконец-то даже Толан стала интересна вся эта беседа, и она оглядела Квинтилию удивленным взглядом. – Что это за тайны, кадет? – и уже формальным тоном добавила: - Для этого вам необходимо запросить отпуск на берег, и после его подтверждения вы сможете лететь, куда угодно. В том числе на Бэйджор. Однако в данной ситуации я не вижу достаточной причины, почему вам необходимо это делать лично.
-Я… понимаю, мэм, - Квинтилия, наконец, опустила горящий взгляд, - Я постараюсь обойтись без этого… или поискать на станции что-то на замену. Можно мне идти?
- Да, можете идти. – Когда Квинтилия была уже у дверей, Толан окликнула ее: - Если это действительно так важно, я уверена, можно что-нибудь придумать. Но лучше бы вам найти замену этой вещи или сообщить, что же вы ищете – это упростит поиски.
Квинтилия даже на долю секунды не задержалась, чтобы обдумать это предложение, и покинула кабинет координатора проекта.
_______
С очень стремительной Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 27 04 2016, 18:11:28
26 августа, 12.00
Станция ДС9, жилое кольцо, каюта Кариссы Яккат -> “Кварк’с”, голокомнаты


После совещания Освальд вернулся в свою каюту, чтобы спокойно дописать отчёт. К счастью, рядом не было ни Тенека, ни Тенмы, поэтому со своей задачей кадет справился довольно быстро и даже успел заменить некоторые весьма эмоциональные обороты более умеренными.
День обещал быть чертовски насыщенным, и первой на повестке дня была встреча с Кариссой Яккат.
- Компьютер, время!
- Одиннадцать часов и две минуты, - отозвалась машина.
Мельком заглянув в зеркало, он фыркнул и пробормотал:
- Ну и рожа у меня! Не удивительно, что Самрита надо мной всё утро издевалась.
Решив потратить свободное время с пользой, кадет снова принял душ, почистил зубы и побрился настолько гладко, насколько это вообще позволяла сделать бритва. Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что этим стоило озаботиться до совещания, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. К тому же, ну какая уважающая себя женщина станет прислушиваться к словам неопрятного парня с плохо скрытыми следами вчерашней пьянки на физиономии? А Освальду очень хотелось, чтобы Карисса к его словам прислушалась и не улетела в систему Волан в поисках своего мужа.
Когда отражение в зеркале оценивалось уже не как "на грани фола", а, скорее, "удовлетворительно" или даже "хорошо", как раз настало время выдвигаться. Ровно в полдень Освальд появился на пороге каюты кардассианки и позвонил в дверь.

В этот раз обошлось без неудобных моментов, как при их прошлой встрече.
“Войдите!” - раздался голос Кариссы, и двери каюты раскрылись в стороны.
Молодая кардассианка сидела на диване в гостинной вместе с Дамаром, но когда увидела на пороге Освальда, поспешно поднялась ему навстречу. С ее коленей на пол упал падд, который они с сыном, очевидно, читали до прихода кадета.
-Освальд! - воскликнула Карисса и улыбнулась.
В этот момент она выглядела очень юной и беззащитной, впрочем, она и в самом деле была всего на несколько лет старше участников проекта “Альфа”. Очевидно, что в отсутствие других контактов, она уже успела проникнуться доверием к человеку, который уже в третий раз приходил ее проведать и побеспокоиться ее состоянием.

- Здравствуйте, миссис Яккат! Привет, Дамар! - с искренней радостью поприветствовал их кадет, проходя в каюту. - Ну как ваши дела? Всё хорошо?

-У нас все хорошо! - выпалил Дамар, тоже вскакивая с дивана, - Мы читаем “Бесконечное самопожертвование”!
-Детское издание, конечно, - смущенно добавила Карисса, опустив глаза на падд на полу, - Там много сокращений. Но Освальд, вам удалось узнать что-то узнать о Волане II?

Освальд подошёл к кардассианцам, поднял падд и протянул его женщине.
- Пока, к сожалению, немногое, - покачал он головой. - Со слов гила Тенмы, там находится корабль кардассианского флота. Я попробую сегодня вечером его ещё разговорить. Не беспокойтесь, я вам сразу же сообщу, если узнаю что-то определённое. Обещаю вам, - добавил он и немного виновато улыбнулся.
Услышав о кардассианском корабле, Карисса кивнула и взяла падд из рук Освальда.
-Спасибо за хоть какие-то новости.
Повисла неловкая пауза, затем кардассианка обернулась по сторонам.
-Хотите… выпить чего-нибудь? Правда, мне особенно нечего вам предложить, потому что в репликаторе все рецепты, конечно, стандартные. Вот если бы вы побывали у нас на ферме… - голос женщины дрогнул, - Мы выращивали овощи и немного разводили рыбу. Мне казалось, эта планета - хорошее место, чтобы растить ребенка. Столько места, столько зелени и солнца...
- Миссис Яккат, - поспешил встрять Освальд, заметив её расстройство, - давайте лучше сходим куда-нибудь. В "Кварк'с", например, можно найти настоящую еду на любой вкус.
Кадет неожиданно щёлкнул пальцами, что свидетельствовало о пришедшей в голову идее.
- Дамар, - хитро ухмыльнувшись, обратился он к ребёнку, - тебе ведь нравятся большие и зубастые ящеры?
-О, я, право, не знаю, насколько это будет прилично… - начала Карисса, но Дамар ее перебил:
-Да! Давайте сходим! Мама, давайте сходим! Аррр! - он обнажил мелкие зубки в рычащей гримасе, и  кардассианке не оставалось ничего, кроме как согласиться.
- Ну, я же обещал показать вам станцию, - сказал Освальд, делая приглашающий жест в сторону двери. - Не хочу, чтобы вы тут скучали. Как-никак, Федерация предоставила вам убежище, а значит ваше благополучие - это тоже наша обязанность. По крайней мере, я так думаю.

***

Придя в "Кварк'с", Освальд арендовал голокомнату и, не став рисковать, предагая спутникам не проверенное им лично голоприключение, решил просто воспользоваться доступом к базе данных о древней Земле.
- Сейчас что-нибудь придумаем, - сказал он, подмигнув Дамару. - А ты знал, что давным-давно на Земле тоже жило множество больших и маленьких ящеров?
- Компьютер, создай характерный ландшафт. Северная Америка, позднеюрский период, - скомандовал кадет, и серые стены голокомнаты преобразились, - Отлично, а теперь создай семейство стегозавров вон там. Придай им естественное поведение.
-Смотри, смотри! Видишь, папа, мама и малыш? - Карисса присела на корточки рядом с Дамаром и указала пальцем на огромных животных, по ее лицу было видно, что она в неменьшем восторге, чем ее сын.
-А можно еще… таких… летающих? - Дамар попытался изобразить руками что-то большое и впечатляющее.
Освальд довольно кивнул - ему явно нравился произведённый на гостей эффект - и скомандовал:
- Компьютер, создай терминал и выведи на него список всех характерных для юрского периода динозавров.
Рядом возникла панель, на которой отображался довольно длинный список.
- Ага, так, чуть-чуть сменим ландшафт. Компьютер, разместить вон там, - кадет показал в противоположную от семейства стегозавров сторону, - берег моря и создай... скажем, стаю рамфоринхов, ловящих рыбу неподалёку. Игнорировать возможные несоответствия во времени и тот факт, что они с другого континента.
Окружающее пространство прорезали пронзительные крики. Когда кардассианцы обернулись на них, то увидели троих крылатых ящеров с листообразными наростами на концах их длинных хвостах, круживших над морем, и четвёртого, который молниеносно устремился к поверхности и в мгновение ока выхватил что-то из толщи воды.
- Ну как? - спросил Освальд, с большим интересом рассматривая гостей, чем давно вымерших животных с его почти родной планеты.
-Мама, можно я подойду посмотрю ближе? - просиял Дамар.
-Это ведь не может быть опасно? - кардассианка посмотрела на Освальда, - Мы никогда не были в настоящей голо-комнате, на Кардассии эта технология не очень распространена, по крайней мере, не для развлечений. В любом случае, для нас это было бы слишком дорого.
- Абсолютно безопасно! - заверил женщину Освальд и для наглядности скомандовал:
- Компьютер, протоколы безопасности на максимум, непрерывно отслеживать наши биосигналы, немедленное завершение программы при любых необычных данных или в случае технической неполадки.
Немного подумав, он добавил:
- Дамар, в воду лучше всё же не заходи. Она вполне настоящая, но может быть холодная. Не хватало ещё тебе простудиться.
- Миссис Яккат, - тихо добавил кадет так, чтобы ребёнок его не услышал, - думаю, нам стоит держаться поближе. Ничего страшного с ним не случится, но вдруг что-то его напугает? На всякий случай.
-Конечно, - женщина медленно двинулась в ту же сторону, куда бегом сорвался Дамар, - Освальд, я хотела спросить вас - почему вы так добры к нам с сыном? Вы же понимаете, что мне совершенно нечем вас отблагодарить...
- Я сказал вам чистую правду как вчера, так и сегодня, - ответил он, - мне действительно нравится общаться с людьми и я действительно считаю, что ваш комфорт стал нашей обязанностью, поскольку Федерация предоставила вам убежище. Причём комфорт не только в условиях проживания, но и в общественной жизни. Вы, кстати, с кем-нибудь ещё познакомились? И, самое главное, подумали над моими словами о том, чтобы задержаться на ДС9 подольше?
Они ступили на морской берег и пошли по песку.
-Нет, - покачала головой Карисса, - мы пока не выходили из каюты далеко - вдруг будут новости с Волана II, а я пропущу их? Но… я думала о работе на станции. Конечно, мне пришлось бы многое читать, чтобы подготовиться, и придумать, с кем оставлять днем Дамара, и это только если меня вообще возьмут…
- Знаете, у нас сегодня утром было совещание, - припоминая гипнотическую речь Тенека, сказал Освальд, - и там один коллга предложил нам на добровольных началах поучаствовать в восстановлении станционной школы. В качестве преподавателей, - поспешил добавить он, пока Карисса не подумала о строительных работах. - Руководство пока скептически к этому отнеслось, но строгого запрета не было. И я вот думаю... может вы тоже захотите поучаствовать? И Дамару там, наверное, понравится.
-Школа? - Карисса удивленно посмотрела на Освальда, - Не совсем то, о чем я думала, и не знаю, гожусь ли в преподаватели, но мне кажется, у меня всегда хорошо получалось ладить с детьми. Когда погибли мои родители, и мой двоюродный дядя взял меня в свой дом, я приглядывала за младшенькими племянниками. Полагаю, семья тогда хорошо сэкономила на няне...
- Простите, не хотел затронуть больную тему, - печально опустил голову кадет. - Но вы всё же подумайте об этом предложении, - Освальду явно понравилась эта мысль. - Будете сочетать заботу о Дамаре с работой на станции! Удобно же, а потом познакомитесь с другими родителями, может у вашего сына появятся друзья, с которыми его будет безопасно отпустить. Так у вас появится свободное время.
В ответ Карисса улыбнулась.
-Ничего, это было 9 лет назад, все в порядке.
- У меня идея! - снова щёлкнул пальцами Освальд. - Участникам нашего проекта дано задание устроить завтра фуршет для гостей станции. Что-то про возможность представить свою культуру и тому подобное. Приходите с Дамаром. Будет возможность поговорить с коммандером Мори по поводу школы и прочего. Ну и возможность узнать побольше про другие миры представится.
-Спасибо! Я уверена, Дамару это понравится.
- А вам? - спросил Освальд, сосредоточенно глядя на  женщину.
-И мне, - снова улыбнулась Карисса.
- Хорошо, - ответил улыбкой Освальд, - тогда зайду за вами завтра, ближе к полудню, наверное.
_____________________________________
С Кариссой Яккат и её сыном Дамаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 30 04 2016, 18:41:04
26 августа,
Станция ДС9, склад 13 (конференц-зал)


Лайтман проводил Квинтилию взглядом. Теперь он понимал, что произошедшее на Волане II затронуло многих. У Перим тоже были серьёзные неприятности, и все это из-за него. Он просидел так ещё какое-то время, затем встал и пошёл к офицерам СБ, которые привели его сюда и теперь будут конвоировать дальше.

Утара задержалась в зале совещаний (он же ангар №13) подольше: это был хороший случай спросить кадета Лайтмана, не передумал ли он относительно беседы с советником. Задумчиво наблюдала она всё разнообразие реакций кадетов на окончание брифинга и предложение остаться. Кадеты были очень неорганизованными: на удивление, даже ромуланец изменил своей обычной безразличной дисциплинированности и чуть ли не демонстративно покинул ангар. О других и говорить нечего. Но другого нельзя было и ждать на этом этапе формирвоания колектива.
Когда Артур покончил наконец со своими разговорами, Утара легко поднялась со своего места и окликнула его:
– Мистер Лайтман! На минуточку.

Баджорец-СБшник с жирными прилизанными волосами сделал уже шаг вперед к Лайтману, но отступил, услышав слова советника.

Лайтман шел к офицерам службы безопасности с намерением попросить их о возможности сходить в клингонский ресторан, следом за М'Котой. Но его окликнула советник и Артур развернулся к ней всем корпусом. Его всегда напрягали психологи и советники, те, кто были на самом деле чужими людьми, но имели свойство лезть в душу и анализировать ее по собственному разумению. Советники были необходимы для экипажей кораблей, советники были необходимы для дипломатии, советники были необходимы тем, кто не мог справиться со своими проблемами сам. Лайтман свои проблемы всегда решал сам. Ему никогда не нужно было воздействие извне. Но он понимал, что эти люди делают свою работу. У всех есть своя работа. Так устроено.
- Да, мэм, - ответил кадет болианке, остановившись.
– Я не надолго вас задержу, – сказала Утара. – Если вы не передумали насчёт беседы с советником, я просто пойду по своим делам, а если передумали, давайте назначим удобное для вас время встречи.
Лайтман опустил глаза. Похоже, его планы не могут быть реализованы прямо сейчас. Нужно было заниматься делами, насущными и необходимыми. Следовало помнить о критически ограниченной собственной жизни, следовало не мешать М'Коте жить своей жизнью. Не следовало, вероятно, мешать ей.
- Да, мэм, прямо сейчас я свободен. Если это нужно, я готов ответить на ваши вопросы, - сказал кадет, посмотрев на советника снова. – Сейчас. Там, куда отведет меня служба безопасности.
-Домашний арест потому и называется домашним, что вам предписано оставаться в своей каюте, - заметил баджорец-охранник.
Лайтман кивнул.
- Да, в каюте.
– Вы уверены, что вам будет удобно прямо сейчас? – спросила советник. Пред её мысленным взором промелькнул разговор этого молодого человека с клингонской девушкой: их лица были очень выразительны – растеряны и немного несчастны. – Я свободна до самого вечера, и мне не хотелось бы нарушать ваши планы внезапным вторжением.
Лайтман внимательно посмотрел на болианку и медленно кивнул ей. А затем повернулся к баджорскому охраннику.
- Сэр, а… можно ли мне не в каюту, а в клингонский ресторан сходить? Я никуда не сбегу, это не очень надолго, скорее всего.
-Кадет, вы смеетесь над нами? - изумился охранник, - Что в слове “домашний” навело вас на мысль, что вам можно разгуливать по станции и заниматься своими делами, а мы должны следовать за вами, как почетный караул? Приказ коммандера четко обозначает места, где вам можно находиться - это ваша каюта и помещения занятий проекта “Альфа”. Вы под арестом с серьезными обвинениями, и еще должны быть благодарны, что проводите свое время с комфортом, а не в камере.
– Лейтенант! Вы слишком жестоки! – воскликнула Утара, бросая на охранника взгляд, полный упрёка. – Вы же приносите мистеру Лайтману еду, так почему бы не позволить ему зайти в клингонский ресторан? Если вы возражаете против того, чтобы мистер Лайтман ел прямо там, пусть он купит себе что-нибудь на вынос и заберёт к себе в каюту. Это и вам будет удобно – не придётся потом лишний раз идти в Реплимат.
-Приказ - есть приказ, а закон - есть закон, - ответил охранник, - Двигайся, кадет.
Лайтман осознал, что в течение нескольких минут дважды поменял свое решение на противоположное. Подобные метания с ним раньше тоже никогда не случались. Значило ли это, что он теперь терял собственную сущность? И что с ним делало это заключение. Он так рвался вслед за М’Котой. Туда, куда не мог и не имел права пойти. Какая-то сплошная бессмысленность бытия.
Он снова развернулся и направился к выходу из ангара. Но зато советник тоже была своей. Она была на его стороне. Некоторые вещи, сами по себе не особенно значительные, иногда умели придавать уверенность.

Утара развела руками и покорившись судьбе последовала за охранником и Лайтманом.
Удивительное дело, как устроен наш разум! Только что все эти молодые люди были неплохой командой, умеющей отбрасывать в сторону неважное и поддерживать друг друга в трудной ситуации, и вот сегодня, когда опасности миновали, чуть ли не половина обижена, расстроена или даже перессорена между собой. Всё это – жизнь, всё это можно преодолеть… жаль только, что когда эта разношёрстная публика станет монолитной командой, проект закончится и им придётся разъехаться в разные стороны.
Жаль было видеть, как время тратится на обиды и ссоры, жаль было, что попытка хоть кому-то помочь помириться разбилась о формализм стража порядка, но и это тоже – жизнь.
___________
И Утара Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 01 05 2016, 12:15:53
26 августа, день.
Станция ДС9, каюта Лайтмана.


Лайтман прошел в каюту первым, повинуясь конвою, за ним зашла советник, и дверь закрыли снаружи. Теперь Лайтман знал, что ему предстоит сложный разговор. Куда проще было бы говорить с начальством, с координатором, старшими по званию. Советников Лайтман боялся. Но теперь наставало время, когда страх был просто выбором, а бояться было попросту глупо. Бояться было больше нечего. Все уже случилось. Пройдя через каюту, он остановился и повернулся к миссис Рилл.
– Присаживайтесь, мэм, пожалуйста, куда вам удобно, - сказал кадет.
Утара села, и предложила:
– Садитесь и вы. По правилам, конечно, я сейчас должна принять любое ваше настроение и... – она сделала неопределённый жест, – положение в пространстве, но, признаюсь честно, меня ужасно раздражает когда я сижу, а надо мной кто-то стоит.
Артур последовал просьбе болианки, и придал себе вид серьезный и уверенный.
– Мэм, - начал кадет, - мое настроение в порядке. Строго говоря, мне не требуется разговор о психологии. Я не нуждаюсь ни в помощи, ни в совете. Кроме того, у вас наверняка много работы и без меня. Может быть с Квинтилией Перим надо поговорить, потому что товарищей она вряд ли хочет слушать, а старших – может быть. Но если беседа не об этом, а такова необходимость по приказу коммандера станции, то я готов обсудить то, что нужно.
– Постарайтесь забыть о приказах и правилах, – возразила Утара. – Советники существуют не для этого. И вообще, я не люблю официоз и все эти приёмы: примите открытую или закрытую позу, отделите себя столом, не помещайте перед собой «закрывающих» предметов... Это годится, когда ваш собеседник болен, или если вам предстоит разговор с недоброжелателем, который пытается вас подавить. Когда я говорю с обычными людми, я просто доверяюсь своим истинктам. И мой инстинкт подсказывает мне, предложить вам посидеть пару минут и подумать, есть ли у вас хоть одна проблема, которую стоит обсудить с советником. Если вы решите, что нет, я пойду в Кварк’с и закажу себе чашечку баджорского травяного чая со специями. Если вы придёте к выводу, что такая проблема всё-таки есть, я попрошу вашего неумолимого стража принести мне чай сюда. Ну и вам что-нибудь, чтобы мне было комфортнее.
Лайтман грустно улыбнулся и кивнул.
– Да, мэм, я понимаю. Не обижайтесь на меня, я не хотел обидеть, если что. Я понимаю, что вы из добрых побуждений. Я уже завтракал утром, и пока еще рано, если хотите вы – наверное, они вам принесут. Проблема есть, но я не вижу ни одного способа ее решения. Я собственными руками погубил не просто свою карьеру, но будущее и жизнь. А еще устроил плохой дипломатический конфликт между Федерацией и Кардассией. Конечно, я извинюсь перед Корамом, так будет правильно. Но это ничего не изменит. Я не собираюсь просить ни снисхождения, и ничего иного. Вы можете подумать, что я сдался и опустил руки, но это не так. Я не хочу умирать, вовсе нет. Но такова объективность. Объективная реальность, и выхода не существует, несмотря на все утверждения о том, что выход всегда есть. Мне ничего не остается кроме одного – принять свою судьбу и быть благодарным за все то, что было со мной раньше. Больше у меня ничего не остается.

– Мистер Лайтман, – сказала Утара, выслушав эту речь, – во всём этом есть некоторый резон – во всяком случае в том, чтобы смотреть на ситуацию объективно. И именно ради этой объективности попробуйте представить себя на месте тех, кто будет решать вашу судьбу. Представьте себе, что это не вы избили мистера Корама, а… скажем, мистер Макдауэлл или мистер Арко, а вам предстоит выбрать меру взыскания. Вы бы сочли выдачу кардассианцам адекватной мерой взыскания для подобного проступка?
– Нет, конечно, - ответил Артур, - я никогда не отдал бы своего, я дрался бы за него до конца, фигурально выражаясь «дрался». Все возможное, и постарался бы и невозможное. Коммандер Мори тоже сказала, что будет пытаться, я понял. Но тут решение в другой области лежит. Потому что как бы я ни извинялся, Корам будет настаивать, а соответственно и Кардассия тоже. И рано или поздно какой-нибудь адмирал решит, что один кадет – не цена за отношения двух государств. Такое возможно, и слишком глупо надеяться на иное.
– Иными словами, вы уже всё решили, и пришли к выводу, что вашу судьбу непременно будет решать человек, менее порядочный, чем вы? – поинтересовалась болианка.
– Я понимаю, что вы хотите дать мне надежду. И у вас удается. Но, к сожалению, жизнь сложнее, чем может казаться на первый взгляд. Я не подозреваю адмиралов в непорядочности, но дипломатия может вынудить и порядочных людей принимать сложные решения. И винить их будет в этом не за что. Однажды… - Лайтман отвел взгляд, - после войны с Кардассией, Федерации пришлось отдать часть своих колоний в Демилитаризованную Кардассианскую зону. И все мы помним из истории, что там в итоге с этим было. И я не могу судить ни одну, ни вторую сторону. По настоящему непорядочным во всей этой истории является бывший мэр Волана II – Корам. Я не знаю, трус он или кто на самом деле. Но с какой стороны ни посмотреть – я виновен.
– Хороший пример, – сказала Утара. – Хороший хотя бы потому, что он ещё сложнее, чем вы думаете. Ещё задолго до заключения мира с Кардассией два почтеннейших вулканских посла кардинально не сошлись во мнениях по «кардассианскому вопросу». Уже одно это показывает, что даже в вопросах войны и мира существует больше одного возможного решения. Хочу ли я утешить вас и сказать, что вы ни при каких обстоятельствах не можете быть выданы кардассианцам? Нет, риск такого развития ситуации есть. Значит ли это, что вы обречены на выдачу кардассиацам? Тоже нет, многое и многие в этой ситуации на вашей стороне. Вы сказали сейчас, что виновны. Скажите, в чём именно вы видите свою вину?
Все это, несомненно, было так, но вовсе не повышало шансов Артура. Он знал, что все кончено и не мог верить в этот призрачный шанс. Однако, далее, заниматься праздными беседами и задерживать советника он не хотел и собрался уже было перейти к делу, о котором просила и настоятельно рекомендовала координатор. Но вопрос советника заставил его нахмурится:
– Что значит в чем, мэм? Вы же там присутствовали. Я избил мэра планеты Волан II. Ещё, кажется, угрожал выкинуть его в шлюз. Я, почти офицер Звездного флота, чем осложнил дипломатические отношения, и выставил Звёздный флот в дурном свете, дискредитировав звание офицера.
– Конечно, я там была, – подтвердила Утара, – но для вашего будущего важно, как определяете вашу вину именно вы. Поэтому я вас слушаю. Ведь осложнение дипломатических отношений и неподобающее для офицера поведение – это не всё, в чём вы вините себя?
_______________________
с Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 01 05 2016, 12:17:35
26 августа, день.
Станция ДС9, каюта Лайтмана.


- А, вы читали мой отчёт, - повёл головой Лайтман, догадавшись, чего от него хотят. - Ещё, на планете, я поставил под угрозу жизнь команды Перим. Но это не имеет отношения к Кораму. Я сорвался. Это недостойно офицера. И это все.

– Нет-нет-нет! – взмолилась Утара. – Я не читала ваш отчёт, пока что ваши отчёты читала только глинн Толан. Когда все согласные выложат их в общий доступ, я непременно ознакомлюсь с ними, но пока я не в курсе всех событий на планете. И для начала нам с вами выше головы хватает мистера Корама.
Утара встала, выглянула в дверь и попросила:
– Будьте добры, принесите мне какой-нибудь травяной чай покрепче.
Вернувшись, она села в кресло и опустила голову на раскрытую ладонь. Мистер Лайтман был трудным случаем. Он был тороплив, импульсивен, склонен к быстрым выводам и такому же быстрому самоосуждению. В вопросе, который беспокоил его он мог докопаться до невероятных глубин… и при этом не заметить лежащего на поверхности.
– Мистер Лайтман, давайте начнём заново. Вам предстоит извиниться перед мистером Корамом, но мало кому приятно выслушивать равнодушные и формальные извинения, чаще всего они воспринимаются как новое оскорбление. Всё, что вы сказали, не имеет никакого отношения к самому мистеру Кораму: если принять за отправную точку ваше признание, вам следует скорее извиниться перед Кардассией и Звёздным флотом. Так в чём же вы собираетесь извиниться именно перед конкретным человеком?
Лайтман потерял нить разговора, совсем запутался, что от него было нужно. Куда было бы проще, если бы разговаривать просто со старшими по званию офицерами. Ему вспомнился коммандер с «Саратоги». Офицер, который смог объяснить важное. Или это просто Лайтман сам уже двинулся умом, и перестал быть способным понимать.
- Я извинюсь за причиненную ему боль и страх. Дополню тем, что ему не грозил выброс в открытый космос на самом деле. Что все это произошедшее – стало следствием невозможности возврата наших групп с планеты, в то время как их там брали в плен и могли растерзать в любой момент. Вот и все. Но если говорить без протокола – все случилось по его вине. Где теперь Сомерс и Кейра? Вы знаете, что было с Тенмой? Я видел как его кровь капала прямо на транспортерную площадку Саратоги. Да, Кейра – это из-за меня. Но всю эту ситуацию устроил Корам. Я принесу формальные извинения за причиненный ему ущерб. Если этого недостаточно, прошу, сказать мне явно, что я должен делать. Если вы хотите, чтобы я догадался сам – увы, не получится. Я потерял способность угадывать. Если это важно для дипломатии – прошу, напишите мне текст, я выучу. Если это нужно для моей защиты – то не утруждайтесь. Я и сам могу сказать то, что уже сказал. По большому счету - больше чем формального - он не заслуживает. Но если это нужно для каких-то политических штук - я сделаю все, что следует.

Некоторое время Утара молчала.
– Артур, – мягко сказала она, через добрых полминуты, – Миррим и Энтони здоровы, не знаю точно, почему они ушли из проекта, но точно не по этой причине. Я говорю это не для того, чтобы оправдать мистера Корама, просто не хочу, чтобы вы понапрасну волновались.
– И давайте договоримся, – добавила она, чуть погодя, – что в этом разговоре нас не будут интересовать «политические штуки», я пришла к вам не ради них. Я пришла к вам ради вас и совсем чуть-чуть ради одного глубоко несимпатичного мне, но всё-таки пострадавшего кардассианца. Да, мне тоже совсем не нравится Корам и ещё больше не нравится его поступок, но это останется на его совести, как и попытка отомстить вам.
Лайтман кивнул:
- Спасибо. Да, я понимаю, что время вспять уже не повернуть и всё не отменить. Мне самому его с некоторой стороны жалко. Он позвал вас пить чай и мирно беседовать, а потом вот так все для него обернулось. Да, я понимаю. В принципе могу понять, каково это. И мне жаль. Но уже ничего не изменить.

Утара кивнула:
– Что случилось, то случилось, но мы можем по крайней мере признать свои ошибки. И вот единственный совет советника, который я могу дать вам в этой ситуации: будьте искренни. Извиняйтесь за то, в чём действительно чувтствуете себя виноватым, но не делайте акцент на страхе мистера Корама. Думаю, воспоминание о собственной трусости для него гораздо больнее, чем воспоминание о синяках. И не позволяйте себя спровоцировать. Даже с учётом всего сказанного, Корам остаётся Корамом и может попытаться вывести вас из себя.
- Понял, мэм, спасибо, - кивнул Артур, глядя на советника, – Все так и будет, постараюсь следовать. Вывести меня он больше не сможет. Уже все в порядке.

В дверях появился охранник с кружкой в руке, болианка взяла кружку и, поблагодарив его, отпила глоток.
– Надо же, действительно крепкий, – заметила она, снова садясь в кресло. – Обычно баджорцы заказывают намного слабее.
– Знаете, Артур, – сказала она, выпив, примерно половину кружки, – На дверях психологов на Боларусе всегда висит зеркало. Это символ нашей профессии. Когда идёшь к психологу, не знаешь как к нему относиться. Как к другу? Но он – чужой человек. Как ко врачу? Но я же не болен! У нас предлагают относиться к психологу как к возможности посмотреть на себя со стороны, как к своему зеркалу, – болианка допила чай и закончила:
– Если вам понадобится зеркало, не стесняйтесь и приходите: нет ничего постыдного в том, чтобы глянуть в зеркало и посмотреть, нет ли пятна на рукаве и не помялась ли рубашка.
- Сложная у вас работа, - сказал Артур, глядя на советника, - спасибо за вашу помощь. Только, я хочу спросить – а есть ли у вас возможность посмотреть в зеркало? Кто-нибудь когда-нибудь помогает вам?
– Меткий вопрос!
Утара покрутила кружку в ладонях.
– Всё как у всех. Семья, друзья, коллеги... а если получается так, что ни к кому не пойти, тогда – советник!
Артур ничего ответил, только кивнул, улыбаясь.
____________________
Совместно с Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 04 05 2016, 00:48:00
26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Покинув совещание, Сатал по дороге в каюту размышлял, что он может представить в качестве заданий. Голова совершенно не к месту была занята мыслями о родителях, о том, когда они прилетят, и о Феде. Возможно, когда он поговорит с Тенеком, они вдвоём найдут подходящий вариант. Если, конечно, у соотечественника нет на этот счёт личных планов. И если… хм… с ним вообще кто-либо захочет сотрудничать. Возможность отказа из-за нарушения правил тоже стоило учитывать, ведь ему не было известно, что о нём думает каждый из участников проекта. Возможно, правильнее было бы расчитывать только на себя, не ставя других в ситуацию, когда они будут вынуждены делать не слишком приятный для себя выбор. Он вспомнил недавнюю беседу с Утарой. Вспомнил - и снова задумался о цели своего участия в проекте. Узнать других? Или узнать себя? То, неожиданное предположение, что пришло ему в голову… Нужно ли было это? Хотел ли он этого? Он был вулканцем, всю свою жизнь, несмотря на иную физиологию, он был вулканцем и не представлял себя в другой роли. А теперь? За несколько последних дней он наворотил столько, сколько до этого не успел за всю свою жизнь. Может, прилететь сюда было всё-таки ошибкой? Он мог быть сейчас в монастыре, готовиться… Он думал, год - не такой уж большой срок, и ничего особенного за это время случиться не может. Но прошло всего несколько дней - и…
Сатал замедлил шаг. Его посетила внезапная мысль о том, что он мог бы представить в голопрограмме и на фуршете. И, пожалуй, звать Тенека теперь не имело смысла. Он покажет монастырь, куда собирался отправиться и куда отправится, если его не оставят в проекте. И приготовит традиционные хлебцы, которые едят во время посвящения. Хорошо бы ему разрешили совместить два задания, это нужно уточнить у глинн Толан. Прежде же всё-таки следовало найти рецепт и убедиться, что он сможет всё приготовить в пределах станции. Поэтому, уже вернувшись в каюту, вулканец включил терминал и открыл доступ к библиотеке.

После разговора с координатором Тенек снова зашёл в лазарет. Испытательный срок или нет, ограничен доступ к базам данных или свободен, а начатые дела надо продолжать.
«Cаратога» безмолвствовала. Такая безответственность уже не укладывалась у Тенека в голове, и он снова подумал, не заигрался ли кто-то на том корабле в шпионов. Но если так, всегда можно ответить соответствующим образом и пресечь попытки получить информацию, хотя вулканец не мог придумать причину, по которой переломы, фазерные ранения и синяки могли быть засекречены. Он решил подождать до вечера и повторить свой запрос.
Ответ из Баджорского научного центра пришёл, но оказался разочаровывающе скудным. Почти для всех вопросов Тенека ответ заключался в том, что для ответа было недостаточно данных. Судя по всему, после окончания оккупации болезнь была не настолько частой, чтобы собрать достаточно материала, а кардассианцы, уходя, не оставили почти никаких данных.
Тенек вернулся к тому этапу, на котором оказался после просмотра общедоступных баз данных. Следовало сделать паузу и подумать над тем, каким путём идти дальше. На сегодня было достаточно дел и без этого: ему предстоял визит к Саталу, по вопросу, который интересовал Тенека с момента отбытия с Волана II, а затем к Лайтману – вчера, занимаясь делом Тенмы, Тенек не успел провести контрольное сканирование. Первой по пути ему попалась каюта Сатала и, обменявшись формальными фразами с охранником, стажёр позвонил в дверь.
 
Сатал оторвался от консоли. Он уже нашёл ряд данных, необходимый ему для воссздания храма, но никак не мог докопаться до рецепта. Кто и зачем мог прийти к нему сейас. У него было никаких предпоолжений. Разве что… Что-то по поводу дачи показаний или изменения в его собственном статусе?.. Ответив “войдите”, вулканец направился к двери и недоумённо уставился на визитёра.
- Тенек?
– Мира и долгой жизни, Сатал. Вы заняты?
- Долгой жизни и процветания, - ответил Сатал, отходя в сторону от двери и пропуская гостя. - Проходите. Я искал некоторую информацию в библиотеке, но у меня в моём нынешнем положении более чем достаточно времени, чтобы продолжить после. У вас ко мне какое-то дело?
– Совершенно верно. Я не слышал окончания вашего разговора с доктором Эвансон, а между тем, я хотел бы знать, что она ответила на ваши вопросы.
Сатал кивнул.
- Вы имеете в виду, то, о чём мы говорили по окончании вашего контакта перед возвращением на корабль? - уточнил юноша. - Речь шла о матери Бо и о шансах для Клейборнов покинуть планету. Впрочем, о том, что касается миссис Клейборн, вы, как я понимаю, знаете лучше меня. Что же касается отлёта с Волана 2, то здесь основная проблема - отсутствие средств. Я уже говорил с миссис Рилл, просил её помочь мне в поиске клиентов, для которых я мог бы написать какие-нибудь программы… Возможно, найдутся ещё какие-то возможности? - Сатал посмотрел на Тенека и спросил: - Быть может, у вас есть идеи?
Тенек ненадолго задумался.
– Я мог бы поговорить с семьёй, – сказал он. – Возможно, мой отец согласится выставить на аукцион одну из своих работ. Музыкальные инструменты такого уровня высоко ценятся, но Ксен никогда их не продавал. Если он сочтёт причину веской, он согласится. В ситуации, в которой оказались Клейборны, денежные средства – это возможность выбора, предоставить людям возможность выбора – это правильный шаг.
Стажёр снова ненадолго задумался, потом продолжил:
– Однако, я хотел бы знать, как вы собираетесь передать семье Клейборнов средства, и как предполагаете проконтролировать их использование. Я не хотел бы, чтобы старший Клейборн использовал их на нужды маки.
Сатал кивнул. Нельзя сказать, что он сам не задавал себе этого вопроса, но он полагался на Лору. Она явно продемонстрировала свою заинтересованность в судьбе Бо, и, кроме того, если не доверять ей, то больше доверять было некому.
- Я планирую передать деньги через Лору Эвансон, у неё есть счёт в болианском банке. Она же, полагаю, и проконтролирует их использование по назначению.
Сатал вопросительно посмотрел на Тенека и добавил:
- Каково ваше мнение на этот счёт? Насколько я понимаю, вы также склонны ей доверять.
– Не на сто процентов, – возразил Тенек. – Но даже если бы я доверял ей полностью, её счёт может быть взломан, или её могут вынудить снять с него средства. Поэтому я хочу, чтобы вы держали их у себя до тех пор, пока не будет собрана нужная сумма. Затем мы свяжемся с доктором Эвансон и оговорим все детали.
- Ваше предложение логично, - согласился Сатал. - Однако же следует отметить, что мы не знаем точной суммы, которая необходима. Многое зависит от того, какую они выберут планету, как туда добираться, как быстро там удастся найти работу и обустроиться. Я хотел бы знать, как вы приблизительно оцениваете длительность блокировки памяти, потому что имеющееся у нас время, вероятно, зависит в первую очередь от этого фактора. Обеспечить деньгами Клейборнов следует прежде, чем риск возвращения воспоминаний станет слишком высок.
– Это слишком индивидуально и не поддаётся точным прогнозам, – ответил Тенек. – Поэтому я предлагаю сосредоточиться на проблеме переезда, оставив на данном этапе все остальные проблемы в стороне. Думаю, нам следует собрать некую усреднённую сумму, а затем связаться с доктором Эвансон для того, чтобы информировать её о положении дел и узнать, будет ли достаточно ли этих средств.
- Исключительно о проблеме переезда я и говорил, - заметил Сатал. - Как я уже говорил Артуру, мы не можем предлагать им ехать в никуда. Перевезти их на другую планету и оставить без средств к существованию - столь же гарантированно толкнуть обоих на преступный путь, как если бы они остались на Волане. Однако как вы предлагаете определить усреднённую сумму? Насколько я понимаю, нам необходимо собрать как можно больше. Если бы вы сказали, предположим, что ваша блокировка продержится полгода с вероятностью 98% и год - с вероятностью 95, я бы сказал, что на сборы у нас есть месяцев семь. Вы можете хотя бы приблиительно указать, какое время ожидания будет относительно безопасным? Каковы ваши рекомендации?
__________________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 04 05 2016, 00:51:29
26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Неожиданно для себя Тенек ощутил болезненный укол самолюбия: этот землянин сомневался в компетентности его заключения и определённо считал его общую оценку ситуации непродуманной и поспешной. Это было тем более дискомфортно, что Тенек прекрасно сознавал недопустимость подобной реакции со своей стороны: для не телепата и не врача вопрос о воспоминаниях был закономерным, а стремление уточнить все неоднозначные обстоятельства было, как минимум, понятным.
– Возможность возвращения воспоминаний далеко не в первую очередь вопрос времени, – объяснил стажёр. – Механизм этого процесса изучен не настолько глубоко, чтобы учесть все факторы. В одних случаях объект воздействия проживает целую жизнь, ни разу не ощутив признаков возвращения воспоминаний, в других они возвращаются в непредсказуемый момент времени. Можно перечислить целый ряд внутренних и внешних факторов, которые могут оказать влияние на этот процесс, но это не сделает прогноз более точным.
– Что касается средств на переезд, мы не знаем, насколько далекую точку выберет мистер Келйборн, а время нам также небезразлично. Поэтому я считаю необходимым сделать уточнение в тот момент, когда средств будет достаточно для сравнительно недалёкого переезда. Это будет правильнее, чем пытаться набрать максимально возможную сумму, когда в этом может и не быть нужды.

Фраза “может и не быть нужды” показалась Саталу странной: с учётом того, что люди перезжают не в Федерацию и наверняка столкнутся с тратами, которые никто сейчас предвидеть не может, о лишних деньгах едва ли можно говорить.
– Я бы не откладывал отъезд дальше, чем на полгода-год. И я сомневаюсь, что максимально возможная сумма, которую нам удастся собрать за этот промежуток времени, окажется больше, чем требуется. В конце концов, сами Клейборны собирают деньги уже не первый год.
– Вы не поняли мои слова, – заметил Тенек. – Семья Клейборнов может оказаться в такой ситуации, когда им понадобится любая сумма, которая позволит им улететь с планеты, и не будет времени ждать большего, чем окажется в нашем распоряжении на тот момент. Я бы даже предложил не только проконсультироваться с доктором Эвансон, когда мы наберём сколько-нибудь существенную сумму, но и периодически отчитываться ей о текущем положении дел, на случай, если понадобится срочно перевести ей все доступные средства.
– Такое возможно, - согласился Сатал. - Ваш план действий кажется разумным. До этой беседы я не задумывался о том, чтобы просить помощи других участников проекта, но теперь полагаю, это также имеет смысл. Возможно, более продуктивным шагом было бы провести групповую беседу? Но в моём положении организация такой беседы не представляется возможной. Следовательно, мне остаётся либо лично побеседовать с каждым участником, либо… - тут вулканец на некоторое время задумался. Первым, кто ему пришёл в голову, была Толан как координатор проекта. Но дело, которое он хотел обсудить, не имело отношения к “альфе” и вряд ли было логично просить координатора им заняться. В то же время, в их группе был человек, явно претендующий на лидерство - Квинтилия Перим. И пусть её претензии пока не слишком успешны, но ей самой такое обращение покажется, по крайней мере, логичным. Тем более, что других претендентов на эту роль на данный момент не было. Сатал повернулся к Тенеку: - Что вы думаете о том, чтобы попросить помощи в организации такой беседы у мисс Перим? Вы знаете её лучше меня, как по-вашему, она согласится?
– Вы ошибаетесь, я, как и вы, знаком с мисс Перим намного хуже остальных. В то время когда вся группа выезжала на Бэйджор, я оставался на станции. В любом случае вы можете попытаться.

Сатал прошёлся по каюте.
- Я бы хотел также обсудить с вами ещё один вопрос, который в случае дальнейшего обсуждения наверняка будет поднят. Речь идёт о необходимой Бо операции, и так или иначе вопрос переезда будет связан с ним тоже. Я знаю… - Сатал замялся. В первую очередь он подумал о своих спорах с Артуром по поводу лечения, понимая, что именно этот человек будет первым, кто выскажется против всей задумки в целом. Но обсуждать разногласия между ним и Артуром с Тенеком Сатал не собирался. Наконец, он продолжил: - Я знаю, что вопрос проведения такой операции неоднозначный и наверняка его поддержат не все, что может сказаться и на отношении к перспективе самого переезда. Лора Эвансон, в свою очередь говорила, что операция - единственное, что может ему помочь, и что проведение её в Федерации незаконно. В то же время, с одной стороны, Лора, сколь бы опытна ни была, всего лишь один человек, и её мнение не может считаться абсолютом. С другой - сам запрет на проведение подобной операции и утверждение о её незаконности вызывают у меня некоторые вопросы. Во-первых, при наличии такого запрета в Федерации всё равно проводились весьма серьёзные опыты по генному редактированию и моделированию. Во-вторых, тот факт, что земляне в своё время не сумели грамотно распорядиться этими возможностями, не говорит о том, что всех остальных обязана постичь та же самая участь: например, опыт генного редактирования у денобуланцев имеет давнюю историю. В-третьих, сам запрет проистекает, насколько я понимаю, из истории с аугментами, которым при их создании целенаправленно придавали определённые характеристики. Что принципиально отличается от ситуации, когда нужно исправить наследственный дефект. Что же касается побочных эффектов, то они возможны и при обычной операции, всё зависит от организма пациента и от мастерства врача. Также хочу заметить, что если говорить о моральной стороне вопроса, то у нас не только не запрещено, но и широко практикуется, к примеру, стирание памяти, в некоторых случаях даже полное, что является по сути убийством. При всём при этом отказать Бо в лечении только лишь на основании того, что он, возможно, при определённых условиях станет опасен, кажется мне слишком далекоидущим суждением. Почему бы сначала его не обследовать и не изучить, какие эффекты возможным в его конкретном случае?

Как только речь зашла о медицине, Тенек почувствовал твёрдую почву под ногами. Это была его стихия – то, что придавало неоспоримый смысл его жизни.
– Я не думаю, что именно сейчас этот вопрос по-настоящему актуален, – сказал он, – но если вы считаете это важным, я отвечу.
– Прежде всего некорректно сравнение с аугментами. Одно дело – евгенические исследования и попытка придать гуманоиду сверхспособности, другое дело – исправление врождённого порока и возвращение индивидуума к полноценной жизни. Второе в Федерации не запрещено, хотя для перенесших подобную операцию существует некоторое количество ограничений. В то же время ситуация мистера Клейборна достаточно специфична в другом отношении. Я попробую пояснить.
– Среди врачей нет согласия в том, чем считать аутические проявления – заболеванием или альтернативным вариантом развития мышления, более того, нет правила, общего для всех аутистов: одни способны вести полноценную жизнь, другие нежизнеспособны без опеки. Требует случай мистера Клейборна оперативного вмешательства или нет, нельзя сказать без серьёзного обследования.
– Ещё одна проблема заключается в том, что у савантов лечение, возвращающее их к полноценности в стандартном понимании, во многих случаях приводит одновременно к исчезновению «острова гениальности». Если Клейброны задумаются об операции, им придётся выбирать между ничем не примечательной стандартной полноценностью и весьма специфичной гениальностью. Мистер Бо может просто не пожелать утратить способности, которые так много дают ему сейчас, ради того, чего он не знает и даже приблизительно не может себе представить. Так или иначе, принять решение, соглашаться на это вмешательство или нет, могут только они сами – сын и отец.
– Наконец, если Клейборны всё-таки решатся на обследование и операцию, я предпочёл бы, чтобы это происходило в пространстве Федерации. В первую очередь, по той причине, что их обоих – и сына, и отца – очень легко обмануть. Не связанные строгими законами и принципами люди могут попросту обворовать их, не предоставив никакой помощи, и это ещё не самый худший вариант развития событий. Недобросовестная операция, попытка использовать способности мистера Бо в неблаговидных целях – вот варианты намного хуже. Доктор Эвансон привела веские аргументы в пользу того, что Клейборнам нельзя переезжать в Федерацию из-за принадлежности старшего Клейборна к маки, но Клейборну-отцу совсем необязательно появляться на её территории. Если их переезд на нейтральную планету будет успешен, мистер Бо мог бы позднее приехать сюда под опекой доверенного лица, не имеющего отношения к маки. В роли этого доверенного лица могла бы выступить, к примеру, мисс Уильямс, если её статус в Федерации упрочится.
– Как видите, эта проблема заключается не столько в законах Федерации о генетических модификациях, сколько в том, какое решение примут оба Клейборна по этому вопросу, будет ли готов Фред Клейборн, в случае положительного решения, отпустить своего сына в пространство Федерации с временным опекуном, и найдётся ли для опеки достаточно надёжный человек.
___________________
с Саталом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 04 05 2016, 00:52:56
26 августа,
Станция ДС9, каюта Сатала.


Сатал с интересом выслушал соотечественника.
- Я благодарен вам за такой развёрнутый ответ и во многом с вами согласен, - ответил он, когда Тенек закончил. - Насколько я понимаю, сами Клейборны считают операцию лучшим выходом: по словами Лоры, они собирали на неё деньги много лет, а сам Бо грезит ею. Но мне хотелось бы уточнить то, что касается перспектив лечения в Федерации. Безусловно, если бы это было возможно, это было бы лучшим вариантом. Однако миссис Эвансон однозначно дала понять, что считает операцию незаконной, более того, она утверждает, что даже за упоминание такой рекомендации с её стороны у неё могут возникнуть проблемы с законом. Вы, как я вижу, придерживаетесь другого мнения. Я не врач, но мне хотелось бы понять: в чём причина таких разных взглядов и где же, собственно, истина? Кроме того, видя ситуацию, в которой оказалась сейчас Энн Уильямс, я не могу не задуматься о том, не ждёт ли что-то подобное Бо в том случае, если он обратится в Федерацию за лечением.
– Мне доктор Эвансон не приводила подобных аргументов, – сообщил Тенек. – И я не знаю, почему она сказала это вам. Можно сделать несколько предположений относительно этого высказывания, но вряд ли можно с определённостью сказать, какое из них будет ближе к истине. Что касается мистера Бо, в отличие от мисс Уильямс, он не является дееспособным по законам Федерации, и потому не может быть привлечён к ответственности.
- Вы имеете в виду аргумент относительно проблем с законом в результате упоминания операции? - уточнил Сатал.
– Именно, – подтвердил Тенек.
- И что вы об этом думаете?
– Что такому ответу может быть несколько причин. Например, доктор Эвансон уверена, что случай мистера Клейборна не признают удовлетворяющим для разрешения на операцию условиям. Или она без дополнительных условяй была уверена в том, что случай мистера Бо не соотвтествует этим критериям. Или она считала, что максимально жёсткий ответ заставит вас устраниться от этой проблемы. Или какой-то иной вариант, известный только ей самой.
Сатал медленно кивнул.
- Тенек, вы врач, вам эти вопросы ближе, чем кому-либо. Вы могли бы попытаться выяснить истинное положение дел? Есть на этот счёт какая-то статистика, случаи, когда генное редактирование аутистам в Федерации проводили?
– Я сделаю подборку, чтобы получить об этом более полное представление, – согласился стажёр, – а сейчас я хотел бы обсудить с вами второй вопрос, который привёл меня к вам. Если, разумеется наш дальнейший разговор не нарушает ваши планы: я не знаю вашего расписания и времени приёмов пищи.
Сатал задумался.
- Должен сказать, я сам не знаю расписания моих приёмов пищи, - признался вулканец. - Вечером мне приносили ужин, утром - завтрак. Говоря откровенно, я уже был бы признателен за обед, но не знаю, на какое время он назначен. Хотя, если бы это было разрешено, я бы не возражал обсудить вышеупомянутый вопрос за обедом вместе с вами.
Тенек удивился тому, что Сатал так и не спросил об этом у охраны, но только подошёл к двери и переговорил с охранником. О результатах он сообщил сразу же:
– Днём вам должны приносить еду в удобное для вас время, по вашей просьбе. Я позволил себе попросить два наиболее стандартных вулканских обеда. Надеюсь, это было достаточно уместно.
- Я вам признателен, - ответил Сатал. - Так какой вопрос вы хотели обсудить?
– Вопрос о представлении Вулкана в голопрограмме. Я пришёл к выводу, что в общем проекте было бы сложно показать нечто важное для каждого из нас и при этом не общеизвестное. Но если так, нам нужно сравнить свои проекты, чтобы они не пересекались.
- Я вас понимаю, - согласился Сатал. - Я сам перед вашим визитом занимался поиском информации для моего задания. Я бы хотел совместить голопрограмму и фуршет и показать вулканский монастырь. Вы ведь знаете, что я собираюсь проходить Колинар по окончании проекта? - молодой человек на мгновение запнулся и уточнил: - Ну, или если меня отчислят…
Колинар? Тенек не задумывался над тем, чтобы проходить Колинар – собственная профессия казалась ему слишком несовместимой с подобным выбором, – но, услышав о планах Сатала, был вынужден погасить поднявшуюся было волну возмущения: землянин, проходящий Колинар? Это было уже слишком.
– В таком случае, наши проекты не пересекутся, – отметил он, – я хочу показать свой дом. Ту часть Вулкана, которую я считаю своим домом, и её окрестности.
Сатал заметил лёгкую тень эмоции на лице собеседника, но ничего не сказал. Если Тенек был удивлён таким выбором, это было его право. В это время дверь открылась, и на пороге появился охранник с обедом. Поблагодарив, Сатал принял у него поднос и прошёл к столу. Молча расставив приборы, он сел и жестом пригласил гостя занять второе место.
Это было… умиротворяюще. Сидя напротив соотечественника, за обычным вулканским обедом, Сатал ощутил спокойствие и уверенность, которых, как он понял, ему не хватало последние дни. Здесь было всё ясно: что делать, как себя вести, когда говорить или молчать. Здесь он точно знал, кто он и чего от него ждут. И здесь не нужно было делать выбор, который ему не приходилось делать никогда раньше.
На мгновение юноша даже пожалел о том, что их не поселили в одной каюте, но он понимал, что даже прибудь он к началу проекта вовремя, расчитывать на такой исход не приходилось: изучение расселения кадетов по комнатам навело его на мысль, что оно проводилось намеренно наиболее неудобным для участников способом. Вероятно, в этом состояла отдельная задумка координатора.
- А вы уже решили, что приготовите из еды? - поинтересовался Сатал, отправляя в рот очередную ложку супа.
– Не думаю, что смогу именно приготовить, – сказал в ответ Тенек. – Я посчитал целесообразным показать бережное и почтительное отношение к воде на нашей планете и воспроизвести наиболее известные виды воды из природных источников – по одному образцу на каждую провинцию. К ним я хочу добавить по одному блюду, также наиболее популярному в своей провинции, но большинство продуктов невозможно получить к завтрашнему дню, так что образцы пищи мне придётся реплицировать.
- Вы планируете представить большое разнообразие на столе, - заметил Сатал. - Если мне разрешат соединить голопрограмму и фуршет, я намерен приготовить фол-хо-ра. Это довольно скромная еда, но она даст более полное представление о ритуале.
– Вы уже договорились об этом с глинном Толан? – поинтересовался Тенек.
- Пока нет, - ответил Сатал. - Я собирался сделать это, как только найду рецепт. Думаю, я свяжусь с ней после беседы с вами.
– Если не найдёте, я попробую вам помочь: один из моих родственников ведёт монашеский образ жизни. Сам он очень далёк от мирских интересов, но в этом монастыре у нашей семьи много друзей и знакомых. Думаю, я мог бы кого-нибудь из них расспросить обо всём, чем они готовы поделиться с посторонними.
- Благодарю, - склонил голову Сатал. - Если мои поиски не увенчаются успехом, я с вами свяжусь и попрошу помощи. А как вы намереваетесь достать необходимые образцы воды? Я сомневаюсь, что их успеют доставить с Вулкана, - юноша подовинул тарелку с салатом и поднял в руке свой стакан воды, посмотрев его на свет. Отпив немного, он вернулся к обеду.
Тенек согласился:
– Разумеется, природная вода была бы желательна в этой презентации, но, как вы справедливо заметили, доставить её в такой короткий срок невозможно, поэтому мне придётся реплицировать несколько образцов, максимально точно воспроизводящих химических состав оригинала.
– А вы отдельно ничего не запланирвоали на фуршет?
- Нет, об этом не думал. Как я уже сказал, я хочу объединить фуршет с голопрограммой. Однако если и другие, подобно вам, планируют по несколько блюд… возможно, мне стоило бы об этом подумать.
Тенек некоторое время обдумывал эти слова.
– Возможно, я выбрал слишком общий подход и тем самым создал вам помеху. Если у вас не возникнет дополняющих мой план идей, вы могли бы присоединиться ко мне и расширить предполагаемый диапазон образцов.
То, о чём Сатал думал сначала сам, теперь предлагал и Тенек. Всё-таки это была не такая уж плохая мысль, тем более что ограничься Сатал хлебцами фол-хо-ра, это выглядело бы довольно бедно.
- Я благодарен за ваше предложение, думаю, я им воспользуюсь. Я мог бы дополнить вас традиционными блюдами из моей местности. Как я понимаю, у нас есть время до завтра?
– Совершенно верно. Едва ли достаточно для детально продуманной презентации, – но таковы условия.
Тенек встал из-за стола.
– Думаю, нам пора вернуться к текущим делам. Я отнесу посуду в репликатор, чтобы не затруднять вашу охрану.
Сатал тоже поднялся.
- Наше обсуждение было очень продуктивным. Вечером я вам сообщу, какие блюда подобрал для презентации. Если у вас ещё будут вопросы или идеи, вы всегда можете зайти.
Юноша поймал себя на том, что ему на самом деле даже хочется, чтобы у соотечественника такие вопросы возникли. При всём том, что он отлично осознавал, что его нынешнее положение было на порядок лучше, а удобств - на порядок больше, чем он мог бы расчитывать, его начинали угнетать все эти ограничения. Вероятно, в том и заключается суть ареста, чтобы под давлением обстоятельств переосмыслить собственные действия. Однако в том и состояла проблема, что сомневайся он хоть на йоту в необходимости того, что он сделал - он бы и не сделал всего этого. И согласно правилам, должен быть за это наказан. Что ж, по крайней мере, наказание обеспечивает шанс того, что если человек что-то нарушает, то по серьёзной причине.
_______________
С Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 04 05 2016, 06:18:29
26 августа, после обеда
Станция ДС9, лаборатория.


Проведя ещё около часа с Кариссой Яккат и её сыном, Освальд вспомнил про их с Самритой планы и, спешно пообедав и заскочив в каюту за паддом, направился в лабораторию.
Самриты ещё не было, поэтому кадет решил подготовиться: взял один из дежурных паддов, скопировал на него свои рабочие файлы и положил на предполагаемое место его коллеги, на двух соседних терминалах открыл планы стандартного катера класса "Дунай", а ещё заказал в репликаторе рактаджино себе и обычный чёрный кофе для девушки. Она как раз должна была подойти, поэтому можно было не бояться, что напиток остынет.
- О, ты уже здесь! – Самрита помахала ему с порога паддом и прокомментировала две чашки кофе на консоли: - Собираешься побить собственный рекорд потребления рактаджино? Тогда я могу делать ставки.
- Это тебе вообще-то, - фыркнул Освальд. - Традиция такая - кофе пить за работой, неужели не знала? Кстати, о каком рекорде идёт речь?
- Тогда спасибо! – она взяла кружку в руку и хитро посмотрела на кадета: - Как будто ты не знаешь! О твоем рекорде ходят слухи… А теперь, пожалуй, начнем со связью. Ты все подготовил? Начнем с компьютерной симуляции дельт для тестирования.
- Слухи, значит? Учту, - мрачно произнёс он. - Ладно, к делу. Надо бы какой-нибудь пульт соорудить сразу, куда потом дельты вставим.
- Да я пошутила, что ты сразу… - Самрита удивленно посмотрела на Освальда, и приступила к работе.

***

Около часа они работали в тишине, перекидываясь только фразами по делу.
- Последняя закончена, - прокомментировала Самрита и отвернулась от компьютерной панели. – Осталась самая малость – уговорить координатора разрешить нам этот эксперимент.
Освальд на это усмехнулся, поднял кружку и, придав тону побольше пафоса, произнёс:
- За то, чтобы координатор легко уговорилась! И чтобы коммандер Мори дала катер и дельты на денёк, а то плакали наши планы, если она упрётся после того случая с “Эльбой”.
- За успех наших планов! – отсалютовала кружкой Самрита и поморщилась, отхлебнув кофе: - Фу, он уже остыл. Да ладно денек, хоть бы на пару часов – разве нам понадобится много времени, чтобы протестировать все последовательности? Куда дольше будем писать отчет по результатам и доказывать целесообразность всего этого. 
- А я люблю холодный кофе, - пожал плечами Освальд. - Ладно, когда будем ловить глинна Толан? Что-то мне подсказывает, что сегодня она на нас уже насмотрелась. Давай завтра, после фуршета. Перед презентациями или вообще вечером. Хотя нет, вечером она будет уставшая и отправит нас гулять дальше.
- А до фуршета наверняка будет занята, хмм… Как думаешь, нормально будет подойти к ней во время самого мероприятия? В конце концов, мы же тут не просто так развлекаемся, это наш небольшой вклад в копилку «Альфы».
- Думаю, в самый раз! - кивнул Освальд, видимо, пришедший к тому же выводу, что и Самрита. - Да и коммандер Мори наверняка там будет - убьём двух зайцев одним выстрелом, как говорится. Хм, как-то это неправильно прозвучало.
- Обойдемся для начала без убийств. Знаешь, что меня смущает, - внезапно сменила она тему. – Что у меня еще нет ни малейшей идеи, что делать завтра с этим голопроектом. Точнее, идей много, но ни одна из них мне не нравится. Я думала о карнавале в Бразилии, но это все не то, - Самрита задумчиво пробарабанила пальцами по краю консоли. – Ты уже придумал, как будешь представлять Землю?
- Есть несколько идей, - нахмурился Освальд, - но я пока не выбрал какую-то одну, потому что мне ни одна из них не нравится. Надо ещё подумать сегодня вечером. Кстати, что такого плохого в бразильских карнавалах? Это же не жертвоприношение у ацтеков.
- Ничего плохого, просто это… - Самрита провела рукой в воздухе, - не то! И ты тоже подумай… Хотя, я думала, на вечер у тебя другие планы, - улыбнулась она. – Мы с Хеной уже начали работать над нашей частью плана, а что там у вас с Тенмой?
- Ага, подумаю, - буркнул Освальд. - Что касается Тенмы, то мы с ним пойдём в "Кварк'с". Надеюсь, я смогу его перепить и узнать всё что нужно, - кадет на долю секунды растерялся, словно сболтнул что-то не то, но потом поправился. - В смысле, донести до него нужные мысли. Обо всём узнаешь завтра.
- Сможешь-сможешь, я в тебе не сомневаюсь! – закивала Самрита, сдерживая смех. – Все ради общего дела. А теперь давай-ка закончим с настройками…
- Ага, давай, - весьма охотно согласился кадет.
Быстро перенеся все полученные файлы на свой падд, он отключил свой терминал, попрощался с девушкой и поспешил к себе в каюту.
- Удачи! – крикнула на прощание Самрита, и, как только за кадетом закрылась дверь, коснулась дельты: - Хена, привет! Это Самрита. У меня есть одна идея…
___________
С Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 04 05 2016, 07:09:32
26 августа.
Станция ДС9, каюта Ракара.

По дороге в каюту Ракар растерял большую часть своего внезапно нахлынувшего, с трудом контролируемого, бешенства. Вулканец был негодяем, как все вулканцы. Негодяем, прикрывавшимся показательными принципами добродетели и гуманизма. Декларируя пользу для федеральной станции, он наверняка учитывал разнорасовый состав этого проекта. И он не мог не отводить ролей для кардассианца, орионца и ромуланца. И это была профессиональная диверсия. Ситуация, в которой государства отличные от Федерации могли быть легко скомпрометированы и обвинены в шпионаже, в подозрении на шпионаж. Ведь не отводил же он Ракару роль уборщика или садовника оранжереи.
И самое первое - задание представления собственного мира. Это самое первое вызвало в нем возмущение, которому не было предела.
Вернувшись в каюту, Ракар расстегнул ремни своей формы и сел в кресло спиной к звездам. Звездам чужого для него мира. Теперь он думал. Разведчику нельзя было поддаваться бешенству, нельзя было терять незамутненность разума, иначе разведчик допустит провал и потерпит поражение, провалит задание и будет расстрелян собственным трибуналом. Это было вовсе не то, чего он хотел. Он должен был принести пользу своей Звездной Империи. Это было все, ради чего он жил и работал. Но все же, задание представить собственный мир - вызывало протест. Можно подумать, федераты никогда не видели Ромул через свои телескопы большого разрешения. Можно было подумать, они могли хоть что-то понять в настоящей сути и прелести его Родины. Можно подумать, они могли оценить по достоинству и почувствовать все то, что чувствовал он к своей родной планете. Враги, всегда имевшие целью проникнуть в Нейтральную зону, заполучить их передовые технологии и противодействовать. Федерация никогда не была другом Ромулу, ровно как и все остальные. У Ромуланской Империи нет друзей, есть только противники явные и неявные, но по настоящему добрососедства еще никогда в истории не было.
А потом Ракар успокоился и занялся анализом почти безэмоционального характера. Свет в каюте был приглушен, и он закрыл глаза отдавшись пространству одной лишь собственной мысли, и без того яркой расцветки. Вулканец был доктором на самом деле, и вряд ли он имел целью тщательно продуманную против ромуланца диверсию. Конечно, вулканцы, скрываясь за своим подобием логики - были коварны. Но доктор не мог иметь соответствующей подготовки. А то, что Тенек - поистине доктор - Ракар увидел своими глазами. И он вполне мог допустить в настоящий момент, что Тенек был просто наивен, и не учитывал всех обстоятельств. А в задании не было ничего сверхъестественного. В конце концов, задание относилось ко всем и каждому, и версия о коварстве желающих посмотреть на Ромул - была скорее данью паранойе, чем чему то действительно существенному. Но он отметил собственную ревность к этому, понятию о том, что Ромул принадлежит лишь только ромуланцам, и никто извне не имеет права. Даже смотреть. Это было не очень правильно. Ракар усмехнулся над собой. Потом он подумал о Перим. За ней как будто гнались. С другой стороны, в этом всеобщем гвалте совещания не было места особенно продуманным и достойным ответам и решениям. Что бы занять место и роль - только так и надо было реагировать, мгновенно, быстро, “я, я напишу список”. Как же сложно федератам существовать. Им приходилось в таком бардаке выхватывать свои роли. Удивительно, как Федерация в таком режиме вообще до сих пор существует и не распалась. Возможно, на других уровнях все по иному. Наверняка по иному, потому что иначе не может быть. Но одного он не мог забыть, Перим была единственным федератом из Звездного флота, который дал ему надежду на возможность взаимопонимания между ими и Ромуланской Звездной Империей. Когда-нибудь в будущем они могли бы построить диалог на принципах взаимопонимания, без постоянной вражды. Но что такое один кадет по сравнению с государственной машиной? Это одновременно и слишком мало и очень много, потому что обозначает возможность, как минимум возможность договариваться без вражды. Возможность, свидетельствующую о поколении молодых федератов, способных понимать и строить понимание. Это было важно. Он такое впервые увидел, незамутненную искренность, поразившую его.
А потом он вернулся к непосредственно анализу событий на Волане II. К своей почти построенной теории заговора Верховного Кардассианского командования и их Обсиданового Ордена против Федерации. Еще раз повторив все тезисы, он произнес:
- Компьютер, свет.
Встал, и, застегнувшись по уставу, достал из своих вещей разобранное на запчасти устройство шифрования, собрал его, активировал, сел за компьютерный терминал и запросил у ОПС сеанс подпространственной связи с Ромулом. Когда разрешение было получено, он подключил устройство шифрования к терминалу и применил проколы защиты. Теперь, даже если ОПС решит прослушивать его связь - им это не удастся. Новые изменения протокола не должны были быть известны федеральной разведке.
Когда видео-связь заработала, на экране перед Ракаром появился мужчина с сухим, костистым лицом, его очень традиционная прическа дополняла и подчеркивала рельеф его лба. Возраст определить было сложно, впрочем, для молодого ромуланца не было секретом, что его начальнику коммандеру Марку было около 65.
За спиной коммандера была видна только серая глухая стена, никаких лишних деталей, выдававших бы, откуда он вел сеанс связи.
-Депортамент общественной приемной, - сухо произнес он, отмечая присутствие младшего коллеги.

- Джолан тру, - сказал Ракар, коротко поклонившись, сухо и официально, по уставу, абсолютно невозмутимо. Но на самом деле он был рад видеть на экране соотечественника, начальника, ромуланца, которого уважал. Того, кто превыше всего ставил свой долг перед Империей. Серые стены кабинета начальника его подразделения, его форма, все это, несмотря на кажущийся неприметным вид, составляли для него неотъемлемую связь с Родиной. Серый цвет, во всем преобладающий на его планете, как и само ромуланское сердце - был священным.
- Канал зашифрован, я нахожусь на станции, могу говорить относительно свободно. У меня есть важная информация, которая не терпит отлагательства и должна быть доставлена.
-Ты проверил свою комнату? - жестко прервал начальник Ракара прежде, чем тот начал отчет.
Коммандер не верил никому. Среди всего этого федерального бардака - коммандер Марк был олицетворением компетентности и профессионализма. Ракар почти почувствовал себя дома. Однако, он допустил прокол, предполагая видео и звукозапись федератами за происходящим в его каюте, но связавшись с домом без этого протокола безопасности. Поистине разум разведчика не должен был быть занят ничем другим. Ракар отрицательно мотнул головой, встал и быстро, но с допустимым неторопливым достоинством дошел до своих вещей, вытащил еще одно небольшое устройство, вернулся к терминалу. Активировав незаметно прибор, продолжил:
- Не в текущих условиях договора с проектом, я не могу обыскивать комнату, - ответил улан, - если они смотрят, то они увидят. Это вызовет подозрение. Работает подавление регистрации звука на 1.5 метра в радиусе. Но я все равно использую код Тета.
Код Тета осуществлял замену стандартных названий государств и понятий, превращал перевод служебного текста в непонятный разговор о семейных проблемах и интригах, древний метод, работающий даже тогда, когда высокие технологии не могли справиться с задачей.
_____________________
С коммандером Марком (продолжение следует.)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 04 05 2016, 07:11:21
26 августа.
Станция ДС9, каюта Ракара. Продолжение

-Никогда не сомневайся, что они смотрят. И они слушают. - обронил коммандер, - И они знают, что мы знаем об этом.
Он прикрыл глаза и позволил себе длинную, звенящую напряжением паузу прежде, чем разрешил:
-Докладывай.
Ракар коротко кивнул. Конечно же, он помнил. Дождавшись разрешения, улан начал доклад:
- Наш друг из провинции Корт младший сын в своей семье. У него есть старший брат. Вы знаете, что они не слишком давно дружат с моим соседом из Форта. Так вот, их дружба на самом деле лишь внешняя. Скорее всего, именно старший задумал какую-то подлость в адрес нашего соседа, может быть потому, что дружба не приносит выгоды нашему другу. Но и младшего брата тоже нельзя не подозревать. Я не имею доказательств, но мне пришлось подумать над этим вопросом, и сопоставить некоторые факты. Я прошу вас выяснить, что там происходит. Нельзя оставить это без внимания.
Здесь Ракар сделал паузу, что бы дать коммандеру время понять услышанное.
- А теперь я расскажу о первом задании в проекте. На Волане II нам нужно было забрать двоих. Две группы высадки отправились в разные координаты. Спустя несколько минут после нашей телепортации на планету связь и возможность телепортации были заблокированы. Совпадений не бывает. Поэтому я вспомнил о нашем друге и нашем соседе. Федеральный корабль предпринял спасательную миссию и она оказалась не слишком легкой для исполнения, отняла много времени, больше чем было нужно.
 
На кодовом языке по протоколу Тета другом из провинции Корт обозначалась Кардассианское Центральное командование, а его старшим братом – Обсидиановый орден, Федерация называлась соседом, а все остальное было интуитивно понятным набором слов.

-У нас есть новости из провинции Корт, и наши наблюдения совпадают с твоими, - подтвердил Марк, - Но наш сосед сам способен на удары в спину, так что не спеши с выводами насчет людей из Корта. Продолжай смотреть и слушать, думай, кому что может быть выгодно. Далее?
- Так точно! – ответил улан, одновременно испытав толику тщеславия от подтверждения своих выводов, и смущение от того, что настоящих намерений Федерации он не распознал.
- И второе. У каждого члена проекта есть задание до завтра – представить свой мир. Они хотят посмотреть на Ромул, коммандер, – в глазах Ракара блеснула искра надменного самодовольства, - я не думаю, что будет много вреда от этого, и прошу выслать мне несколько 3D проекций отдаленных гор, ущелий и огнепадов, в тот момент, когда над ними не проходит Рэм.
-Ты получишь материалы, которые мы подготовим, обычной, незашифрованной почтой завтра утром, - подтвердил Марк, - Поскольку это необходимо для проекта, это не вызовет подозрений. Но перед демонстрацией ты должен будешь сам тщательно проверить все проекции. Тщательно, Ракар, - коммандер наклонился ближе к экрану и пристально посмотрел в глаза улана.
- Несомненно, - кивнул улан, понимая, что файлах будет зашифрована другая важная для него информация. – Подтверждаю, - добавил он, давая коммандеру Марку понять, что его послание принято и понято. – На этом у меня всё.
-Твоему письменному отчету лучше быть подробнее, - недовольно поморщился старший ромуланец, - Дай мне краткую характеристику остальных участников и завязанных тобой связей с ними.
- Письменный отчет подробного вида будет отослан в ответ на утреннюю посылку, - невозмутимо продолжил Ракар. Коммандер требовал слишком быстрого подробного отчета, но на то было его право. – Федераты из Академии – довольно разнообразны. Есть неглупые, есть открытые, есть себе на уме, есть фанатичные, есть сомневающиеся. Обычно, все эти качества по одному на представителя. Гражданские – инертны и некоторые ленивы. Вулканский доктор Тенек определяется двойственным, он может быть аналогом некоего Башира, почти сумевшего получить доступ к базе данных Тал Шиар. Я в процессе выяснения его настоящих намерений. Орионский участник никак не проявляет себя, я слежу. Макдауэлл Освальд не глуп и дипломатичен, но разработка не возможна. Кардассианец предан своему государству. Участница c Волана II – Уильямс Энн взята в полную разработку. Она не является преданной Федерации, но в должности офицера флота может быть полезна. Общей враждебности я не испытал ни разу, лишь один землянин, живущий на Вулкане проявил страх передо мной и попытался защищаться по невинному поводу, но это было обусловлено его личными причинами. Остальные … не представляют интереса, - Ракар прищурился, глядя в экран.
Квинтилия Перим и призрачная возможность мира и доверия – это все было не то, что могло в настоящий момент касаться его командования. То, что разрушало привычные взгляды коммандера Марка и его искреннюю ненависть к Федерации – пока не могло быть упомянуто. Это личное дело, и может быть его собственная будущая политика. Или нет. Покажет только время.
-Клингон? - коротко спросил коммандер.
- Клингонка, - поправил улан и улыбнулся, - как и все клингоны, достойный экземпляр для зоопарка. Агрессия и попытки шутить про ромуланцев. Ничего существенного. И главное - ничего нового. И отдельного упоминания заслуживает сама кардассианский координатор. Несмотря на историю, она имеет совершенно противоположную позицию и играет на стороне проекта. Это точно.
-Ракар, - строго сказал коммандер, - Не давай этой клингонской женщине обвести тебя вокруг пальца своим вызывающим поведением. Она там с той же миссией, что и ты, и ведет свою игру. Как я вижу - вполне успешно. Не спускай с нее глаз, нам еще может понадобиться использовать клингонов в будущем.

- Ни одной женщине не удавалось до сих пор, и не удастся в будущем обвести и обыграть меня, - серьезно ответил улан, - не сомневайтесь в моей подготовке и способностях. Все, что происходит - пойдет на пользу Империи, так или иначе.

-И еще две вещи, Ракар, - кажется, слова улана вполне удовлетворили его начальника, и он перестал хмуриться, - До нас дошла информация, что Федерация может закрыть или временно заморозить проект. Если это произойдет, мы лишимся важного наблюдательного поста. Не допусти этого.

- Велика вероятность, - коротко кивнул улан, - много зависит от троих арестованных, из которых только одна доверяет мне в полной мере, Уильямс. Но это временно. Задачу понял, – несмотря на ровную невозмутимую интонацию, Ракар напрягся. За неудачу его не похвалят, мягко говоря, и эта  задача стояла далеко вне его компетенции. Но, видимо, ему следовало превзойти самого себя в дипломатии и донесении ценности диалога Федерации, Кардассии и Ромуланской Империи. Ну ладно, еще и Клингонской. Так уж и быть. А строго говоря, фактически, ему самому вовсе не хотелось, что бы все это кончилось. Ему здесь понравилось и у него было уже слишком много планов на это все. Следовало оставить привычное высокомерие и надменность, выбрать другой способ взаимодействия, и нельзя было сказать, что бы это было неприятно или сложно.
- Что второе?
-Это не должно нуждаться в напоминании, но тем не менее, я слишком хорошо тебя знаю. Не давай им причин усомниться, что Ромул заинтересован в проекте. Иначе они начнут задавать вопросы о том, что ты действительно там делаешь. Стань одним из них, найди подход к каждому. В следующий раз выйдешь на связь после окончания этого задания, и я спрошу с тебя об успехах.
- Нет причины сомневаться во мне, - почтительно склонил голову Ракар, - инструкции приняты к исполнению.
Отключив связь, Ракар быстро разобрал все свои сторонние подключенные устройства, отключил помехи, закрыл все обратно под двойной кодовый замок и так остался стоять у шкафа, прислонив лоб к его прохладной поверхности. В каком-то смысле беседа с непосредственным руководством вернула его к реальности бытия. Всегда возвращала, всегда напоминало о том, о чем он и так никогда не забывал. Но всякий раз он ощущал дискомфорт, вместе с удовольствием видеть соотечественников. Дискомфорт какого-то внутреннего конфликта. И всегда напоминал себе после этого - зачем он все это делает, зачем все это нужно. Ради того, что бы жила его цивилизация, самая лучшая и совершенная из всех. Ради тех обычных ромуланцев на Ромуле и колониях, ради защиты от врага прошлого, настоящего и будущего. Один из многих. Все ради Империи, ничего личного.
 А затем пришло время прочитать отчеты других участников.
_____
И коммандер ромуланской разведки


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 04 05 2016, 08:02:57
26 августа, обеденное время
Станция ДС9, Реплимат


Когда советник Рилл покинула каюту мистера Лайтмана, она остро ощутила, что кружка чаю – это гораздо меньше, чем нужно ей в данный момент. В данный момент ей хотелось есть, причём чего-нибудь плотного и калорийного. Два больших бутерброда. Или кусок пирога величиной с полтарелки. Или большое блюдо канапе. Это была не самая здоровая версия обеда, зато самая подходящая к её настроению. Итак, пирог с кисло-сладкой корочкой или два бутерброда с «томлёным» мясом? По пути болианка так и не сумела определиться, чего именно ей больше хочется и решила остановиться на канапе: тут в одном блюде можно было получить чуть ли не все вожделенные вкусы!
В реплимате было людно. В стороне от входа Утара заметила Иламу Толан, без всякого энтузиазма сидящую над тарелкой. Точнее – над паддом, потому что тарелке доставалось гораздо меньше внимания. Болианка взяла из репликатора кружку безалкогольного болианского пунша и тарелку канапе и подошла к коллеге:
– Не возражаете?
Услышав, что ее зовут, Толан без видимого удовольствия отложила падд – по ее выражению лица было сложно понять, читает ли она очередной отчет или увлекательную детективную историю, - и подняла глаза на источник звука.
– Присаживайтесь, советник Рилл, я все равно уже скоро ухожу.
Блюдо на ее тарелке – нечто зеленоватое с узнаваемым запахом соуса ямок – было едва тронуто.
– Кажется, у всех сегодня плохой день, – констатировала Утара. – Как я хотела бы увидеть хоть кого-то, кому посчастливилось дожить до обеда и не испортить себе настроение!
– У вас тоже что-то случилось? – поинтересовалась кардассианка и чуть смягчила тон. – Вы правы, это тяжёлый день, и это только начало. Я знаю, что вы уже говорили со всеми нашими заключенными. Надеюсь, им это помогло? И нам, - усмехнулась она.
– Девушка была самой открытой, – отозвалась Утара. – и, соответственно, разговор с ней был проще всего. Но у неё и ситуация не такая неприятная. К тому же мужчины... – она сделала жест, ясно дающий понять, что мужчины гораздо сложнее в общении. Нет-нет, – у меня ничего не случилось, спохватившись, добавила болианка, – Но я ещё на совещании заметила всеобщую нервозность и трения между участниками проекта. С одной стороны это понятно: мелкие пакости частенько исчезают в момент настоящих бедствий и вылезают, когда уже всё хорошо, с другой, я надеялась, что это проявится в гораздо меньшей степени.
– Вот только конфликтов нам еще не хватало, - пробормотала Толан, отодвигая тарелку с практически не тронутым блюдом. – Рагу сем’хал, - прокомментировала она, проследив взгляд Утары, - час назад было вполне съедобным – пока не остыло. Советник, если вы увидите, что среди кадетов будут нарастать конфликты или возникать неприятные ситуации, сообщайте мне об этом. Сейчас все на взводе, и ситуация неопределенности все только ухудшает. Мистер Лайтман готов сам себя во всем обвинять и сам же – казнить, мисс Перим пребывает в странном настроении, а мистер Тенек и вовсе… Так, - прервалась кардассианка, допивая стакан воды и собираясь уже вставать. – Я не хотела мешать вашему обеду.
– Вы нисколько мне не мешаете, – успокоила её Утара, – если бы я не любила компанию, я не стала бы советником. С ума сойти! Про мисс Перим я слышу уже от второго человека, да и сама заметила, что она расстроена, а что же выкинул мистер Тенек?
– Вместо приятной беседы я выливаю на вас свое плохое настроение. Тяжелое у вас работа, если ежедневно приходится терпеть подобное ворчание, - и все же Толан улыбнулась. – Мисс Перим страдает от своей ответственности и, похоже, она на пределе. Она чем-то немного напоминает меня в юности… - но это вы лучше забудьте. Несмотря на отсутствие у нее объективных серьезных проблем, она выглядит расстроенной и взвинченной. Ее состояние вселяет в меня опасения, как долго она еще продержится. Что касается Тенека… - она нахмурилась и отвела взгляд. – Я сообщила ему, что у него все шансы покинуть проект. Пока он на испытательном сроке, но я не уверена, что его место здесь.
– Что же он всё-таки натворил? – полюбопытствовала Утара.
–  Долгая история, - уклончиво проговорила кардассианка. – Когда я окончательно сформулирую, я отправлю свое обоснование руководству проекта и вам, как советнику, - она кивнула на падд, в котором, по всей видимости, это обоснование и писалось. – В общих словах, он подорвал мое доверие своими действиями на Волане II и умолчал кое о чем важном в отчете. Его интерес к работе на станции также внушает сомнения в том, что ему действительно стоит оставаться в проекте, а не строить свою карьеру отдельно, - Толан старалась, чтобы ее голос звучал спокойно и не выдавал истинных эмоций.
Кажется, вызов в кабинет кординатора вылился в тяжёлую беседу! Утара сочувственно посмотрела на координатора и не менее сочувственно подумала о вулканском стажёре.
– Погодите, погодите, но какой смысл ему был что-то скрывать? – удивилась она. – Он же почти всё время был на глазах двух других участников проекта, а они ничего не скрывали и наверняка всё подробно описали в своих отчётах! Он что же отрицал их показания?
Такой поворот совсем не укладывался у болианки в голове. Вопрос об интересе к работе на станции она пока благоразумно отложила на потом: ровно то же самое было предложено мисс Перим в качестве поощрения, и кажется, никто не говорил, что её надо за это отчислить.
– Я не знаю, - коротко ответила кардассианка. – Мне еще предстоит разбираться со всеми мотивациями. Вероятно, он сам лучше вам ответит. Разумеется, у него были на то свои причины, - раздраженно хмыкнула она и вновь сбавила тон: - Вы думаете, я слишком резко с ним поступила? В другой ситуации я сказала бы так же, но сейчас он нарушил договоренность и поставил под угрозу свою жизнь, за которую я отвечала. Не говоря уже о таких мелочах, как субординация и зона ответственности. И еще я не люблю, когда мне врут. Но сейчас я бы не хотела об этом говорить – этот участник и так получил сегодня достаточно моего внимания и моих нервов. У нас есть более серьезные проблемы, а именно – Артур Лайтман и мистер Корам.
«А ещё он почти наверняка был свято уверен, что поступил самым логичным образом, о чём не преминул заявить со всей безапелляционностью, – подумала Утара, – а это так бесит!». Она пока ещё не поняла, с чего бы это запирательство и отрицание показаний других очевидцев могли быть логичными, но если вулканец выкинул такой номер, значит, в его упрямой голове так это и было. Впрочем, судя по настроению координатора, тему совершенно точно следовало сменить.
– Вы правы, это не к спеху, – согласилась она. – Мистер Лайтман не возражает против извинений в адрес Корама, и уже обдумал эту проблему. Я посоветовала ему извиняться только за то, в чём он действительно считает себя виноватым, и в то же время щадить самолюбие мистера Корама. Надеюсь, у него это получится.
– Вы так думаете? – Толан немного недоверчиво посмотрела на советника. – Вчера он готов был сознаться во всех грехах и принять смерть – по крайней мере, так это выглядело. Как бы он все не испортил… Возможно, следует отправить с ним кого-нибудь из более старших представителей. Ситуация осложняется тем, что мистер Корам уже знает нас и относится к нам не лучшим образом. Может быть, попросить коммандера Мори помочь уладить эту ситуацию дипломатически?
– Я тоже думала об этом, – призналась болианка, – Если он не успел разругаться заодно и с коммандером Мори, это был бы наилучший выход.
Толан переглянулась с болианкой.
– Тогда попробуем использовать этот козырь. Вы свободны перед ужином? Возможно, нам стоит заглянуть к коммандеру и сделать ей увлекательное предложение. Ведь что может быть привлекательнее, чем общение с вредным и злобным бывшим мэром! И не забываем, что ко всему прочему он еще и кардассианец, как бы неприятно мне ни было это сознавать.
Утара утвердительно кивнула:
– Я совершенно свободна в своих планах, возможно благодаря привычке без необходимости не загадывать вперёд больше чем на час-другой. От души надеюсь, что мистер Корам понимает, что его будущее на этой станции зависит в том числе и от этой конкретной баджорки, и будет держать себя в рамках приличий. Мне жаль, что вам приходится терпеть поблизости такого, с позволения сказать, соотечественника. У себя на Родине мы позволяем себе пренебрегать теми, кто нам неприятен, но когда такой тип встречается вовне и портит репутацию целой расы... – Утара вздохнула, – будь это болианец, не знаю, кого пришлось бы судить – мистера Лайтмана или меня!
– Вы бы сдержались, - серьезно заметила Толан. – Порой я завидую вашей выдержке и спокойствию. Но без них вы бы и не стали советником, не так ли? А к репутации кардассиан в Федерации я уже привыкла, - пожала плечами женщина, - и плохим отношением меня не удивить. Мистер Корам – только маленькая часть этой мозаики. А теперь мне действительно пора, иначе за разговорами о всех наших бедах ваш обед остынет, как и мой.
Она коротко кивнула и поднялась со своего места.
– Удачного дня, – пожелала ей советник, – хотя бы второй половины!
__________________
с Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 04 05 2016, 17:32:16
Станция ДС9. После полудня.
Каюта Артура.


Времени действительно было мало, а дел много, и, избавившись от посуды, Тенек поспешил закончить с последним на сегодня медицинским делом – направился в каюту Артура Лайтмана, чтобы сделать контрольное сканирование.
Тенек застал кадета Лайтмана подтягивающимся на перекладине от верхней койки. После ухода советника, Артур набросал список необходимых для фуршета по своему проекту продуктов, отправил его координатору, переоделся в гражданское и приступил к тренировке, одновременно обдумывая голографический сюжет о Земле.
Когда охрана пустила Тенека в его каюту, Лайтман спрыгнул на пол, показал вулканцу вулканское приветствие и сказал:
- Добрый день, Тенек.
Тенек ответил на приветствие и объяснил причину своего визита:
– Мне нужно провести контрольное сканирование после вашей выписки. Это тем более необходимо, что я до сих пор не получил данных о состоянии вашего здоровья с «Саратоги».

Артур подошел к вулканцу, наблюдая за его действиями. Тенек был бесстрастен и сосредоточен. Как и всегда.
– Я в порядке, целиком в норме. А … как ваши дела, Тенек? Вам удалось хотя бы нормально отдохнуть после всего этого?
– Разумеется, – Тенек извлёк сканер и трикодер и приступил к сканированию. – В то же время у меня вызывает озабоченность непрозрачность информации после возвращения на станцию, но вероятно, в скором времени всё разъяснится.
– Наверное, потому, что здесь  на станции нет главного врача, они могут отправить данные в Академию, и их нужно будет потом запрашивать с Земли, - сказал Артур. – А может … не знаю, Тенек, что и сказать. Может быть, разгонят скоро всех, кто арестован. Оттого все и так.
– Мы все относимся не к станции, а к группе «Альфа», – возразил Тенек, вспомнив отповедь глинна Толан на собрании, – а у группы «Альфа» есть врач.
Он не стал развивать эту тему дальше и говорить о том, что если в заблудившейся по инстанциям информации есть что-то важное, что-то, что не поддаётся выявлению при стандартном сканировании, именно ему – Тенеку – придётся в критических обстоятельствах импровизировать, и нельзя исключить, что неудачно.
– То, что до сих пор вам и мистеру Саталу не предъявлено официальных обвинений также настораживает. Я ожидал услышать их на общем собрании... Вы волнуетесь или занимались физической активностью перед моим посещением?
Было похоже, что Тенек возмущен ситуацией, несмотря на свой ровный тон, без тени эмоции. Это был интересный опыт, пробовать понимать вулканца, исходя лишь только из его речи.
– Я тренировался, все нормально. Собственно, нет, не волнуюсь. Все хорошо. Тенек, было бы все серьезно, они не вернули бы меня на станцию, и остальных, кого лечили. Как это, в частности, с Кейрой произошло, - Артур сделал паузу, раздумывая стоит ли говорить, - на самом деле почти что предъявлено. Вы еще не в курсе, наверное. На катере, пока вы были на планете, я успел избить мэра Волана II. Он заблокировал телепортацию с планеты и отказался давать пароль. Иной раз, Тенек, мне кажется, эмоции – главное зло, и бывают моменты, когда я по-настоящему понимаю причины выбранного вулканцами пути.
Тенек действительно ещё не слышал о причинах ареста Артура: услышав о нём, вулканец стал ждать официальной информации, и лишь не получив её, решил выяснить положение вещей у самого арестованного.
– Вот как? – задумчиво сказал стажёр, причём было не понятно, относились эти слова к избиению мэра или к словам о вулканском пути. – Насколько я знаю, у землян существуют эффективные методики самоконтроля, если у вас есть с этим проблемы, вы могли бы воспользоваться одной из них.
- Спасибо, Тенек. Нет, с этим проблем нет. Я уже решил это, оно называется – надо вовремя читать все отчеты о произошедших событиях, - неловко улыбнулся Артур, - отчетов об Аномалии я не читал, это оказалось зря. Но мне уже все рассказали. Тенек, раз уж вы зашли, я хотел спросить: вы не едите мяса, я знаю. А другая земная еда вам подходит?
– Любая, которая не сопряжена с убийством.
– А, хорошо! Тогда вы не останетесь голодным на фуршете, посвященном планете Земля, – довольно ответил кадет.
– Я посещал Землю во время обучения, – заметил Тенек, убирая сканер и трикодер, – Ваша кухня очень разнообразна и способна удовлетворить самые разные вкусы. Что касается нашей кухни, то при всём разнообразии, большинство инопланетян считают её слишком пресной. Исключение составляют некоторые свежие растения, но доставить их с Вулкана к завтрашнему дню невозможно.
– Да, Тенек, это так, видимо, большинство будет реплицировано и в вашем, и в моем случае. Я с удовольствием посмотрю на Вулкан в вашем его представлении, и надеюсь, вам понравится то, что хочу рассказать о Земле.
Тенек подумал о Вулкане в своём представлении, и снова ему пришло в голову, что для того, чтобы показать Вулкан именно своим, таким, каким он  жил в душе, пронизывал всю его сущность, придётся преодолеть к’о-нар: раскрывать мир своей души через образ родного мира ему совсем не хотелось. Но таким было задание. Оно создавалось в интересах проекта, и личные предпочтения Тенека не имели никакого значения.
– Как я понимаю, вы уже решили, что покажете, – сказал он.
– Да, - Лайтман говорил с энтузиазмом, как будто и не было у него впереди конца пути, – идея родилась почти сразу. Задание очень в духе проекта. Оно поможет нам в понимании друг друга, покажет, что дорого каждому из нас. Мы все такие разные, и мы сможем увидеть, что дорого каждому из нас. Начало пути к общему взаимопониманию и взаимоуважению. Если вам нужна будет помощь с детализацией программы или еще чем-то – обращайтесь. Я мало использую стандартные голографические шаблоны, обычно перерабатывая их почти целиком, потому что часто нужна высокая детализация под конкретную индивидуальность.
– Вы имеете в виду зрительную детализацию или сюжетную? – уточнил Тенек.
Против зрительной детализации он ничего не имел, а вот какие-либо сюжеты показывать совершенно не планировал.
– А это по вашему желанию, Тенек, можно придумать и то, и другое. Если надумаете, я к вашим услугам.
Тенек ненадолго задумался.
– Возможно, – подвёл он итог своим мыслям. – Если, конечно, это не помешает вашему собственному проекту.
Лайтман кивнул, глядя на некоторое замешательство Тенека. Хотел ли тот не показывать свою идею до представления, или, напротив, не хотел вмешательства – было не совсем ясно.
– К полуночи я скорее всего закончу со своим и потом буду свободен.
– После полуночи рекомендую вам спать, – возразил вулканец. – Визуальные эффекты в голопрограмме не стоят нарушения режима.
– Когда-нибудь мы все успеем выспаться, рано или поздно, каждый в свой срок, - загадочно усмехнулся Лайтман.
– Или наоборот, – сухо заметил вулканец – Не успеете привести себя в рабочее состояние, когда в этом возникнет нужда.
Складывалось впечатление, что в проекте принимали участие сплошь злостные нарушители режима, причём нарушали его без каких-либо веских оснований.
– Я успею, - серьезно ответил Артур, - иногда слишком расточительно терять время на сон. Время – ресурс слишком драгоценный.
– У вас есть основания полагать, что ваше время ограничено? – поинтересовался Тенек.
– Времени никогда не бывает слишком много, время – такая субстанция, которая всегда кончается, которой всегда недостаточно для живых существ, по сравнению с вечностью. Это философская категория, Тенек. И на Волане II все мы познали это сполна, как, впрочем, и в той истории с Аномалией.
Тенек пожал плечами:
– Если это всего лишь философская категория, и кроме меланхолического настроения у вас нет других причин работать ночью, не вижу причин вам в этом способствовать.
Лайтман опустил голову и удержался от жеста развести руками. «Как пожелаете», хотелось сказать, но ничего не ответил.
__________________
с Артуром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 05 05 2016, 14:23:02
Станция ДС9. После полудня.
Стыковочное кольцо, каюта Тенека.


Ракар прочитал все отчеты участников “Альфы”, бывшие на текущее время в открытом доступе. Это первое, что он сделал для подготовки к исполнению задания, которое дало ему командование. Впрочем, он и без задания прочитал бы их, но теперь его поведение и стратегия действия требовали корректировки. Корректировка должна была быть плавной, не резкой, не заметной для окружающих. Размышляя над тем, что ему делать теперь, ромуланец выстроил некоторое подобие плана. Не допустить закрытия проекта “Альфа” – не менее и не более того, задача, превосходящая все его возможности и компетенции, для ее исполнения следовало превзойти все свои возможности. Но первым делом следовало выяснить намерения вулканца, и, может быть, научить его кое-чему. Его отчет вызвал не просто недоумение улана, но и возмущение до определенной степени. Выяснив еще ранее, что ему доступны ответы компьютера станции на вопросы о местонахождении участников проекта, спросив местопребывание Тенека, Ракар вышел в коридор и, заложив руки за спину, стал дожидаться вулканца у двери в его каюту.
Тенек увидел Ракара издали. Пожалуй, ромуланец был последним, кого Тенек мог представить у своих дверей. Впрочем, он не рассчитывал застать возле них никого, а ромуланца почти со стопроцентной вероятностью должно было привести сюда дело. Тенек без лишних слов пропустил Ракара в каюту.
– Проходите. Как я понимаю, вы пришли по делу. Я слушаю вас.
Ракар молча прошел в каюту первым, как было предложено, остановился у двери. А после, когда вулканец прошел дальше и автоматические двери закрылись, Ракар дождался когда Тенек обернется и увидит происходящее. Без лишних слов, невозмутимое выражение лица Ракара изменилось на жесткое, он медленно поднял руку и нажал на кнопку внутренней блокировки дверей каюты. Исподлобья глядя на Тенека, он прошел чуть дальше и ближе к нему, встал лицом к вулканцу, спиной к дверям. Ему подумалось, будь на месте Тенека  Сатал, уже давно бы пошла реакция. Внутренне он даже усмехнулся, что никак не отразилось на внешнем. Но реакции от Тенека пока не было.
- Именно. По делу. Есть две вещи, которые нужно обсудить. Первое - я прочитал ваш отчет. И он сильно отличается от моего. Понимаете?
– Прекрасно понимаю, – ответил вулканец, – так и должно быть.
Блокировки двери он словно бы не заметил.
- Что именно должно быть? Вы намеренно опустили часть событий, которые описал я. События, которые вы опустили – наблюдали федеральные офицеры службы безопасности с “Саратоги”. Их было трое, под руководством лейтенанта Кортеза. Что вы делаете, Тенек? Это какая-то намеренная интрига и провокация, или вопиющая безответственность граничащая с вселенской глупостью? Кого вы подставляете? Я должен знать.
– Себя, – спокойно отозвался Тенек. – Вас интересует что-то ещё?
- Тогда я должен признать, что если вы не высококвалифицированный специальный сотрудник – то вы просто дурак, мистер Тенек, - с какой-то особенной экспрессией выпалил Ракар, отвел глаза, сделал двухсекундную паузу, и продолжил.
- Второе – ваше предложение о работе на станции. Вы хорошо осознаете, что оно применимо только для федератов? Если не понимаете, сейчас объясню.
– Объясните, –  согласился вулканец.
Ракар вытащил падд и включил подсветку, файл с договором был открыт на нем еще с момента совещания. Он точно процитировал вулканцу пункт договора между проектом и Ромуланской Империей, в котором говорилось, что любое подозрение на шпионаж или действия, способные принести вред одной из сторон проекта приведут к немедленному исключению участника, уличенного в этих действиях, из проекта.
- Я мог бы действовать согласно своим умениям, и я даже спросил коммандера Мори Джанир об этом, и получил дипломатически уклончивый стандартный ответ. Так вот, мистер Тенек, не стройте из себя святую наивность. Никто из тех, кто не принадлежит Федерации – не сможет работать на станции. Ни я, ни Тенма Джез, ни Курш, ни М'Кота. Потому что эффективная наша профессиональная деятельность подразумевает доступ к вашим текущим новым разработкам. И это не критическая ситуация, в условиях которой мы должны любой ценой соединить обрывок плазмопровода. Как минимум, мы не будем допущены до станции с уровнем доступа на пункт выше гостевого. По договору нам предполагается для работы устаревшая техника, тактико-технологические характеристики которой уже давно всем известны. А иначе – любого из нас вы можете подставить. Разве проект “Альфа” – проект по дискредитации отличных от Федерации государств? Или вы отвели нам роль станционных уборщиков?
– Эффектная речь, – сказал Тенек, – но она не несёт в себе новой информации. Тот, кто хочет работать, найдёт себе дело, не имеющее отношения к шпионажу и при этом соответствующее знаниям и умениям; тот, кто не хочет, всегда найдёт причину не работать.
- Вы даже не желаете понимать, - с сожалением покачал головой Ракар, - конечно никакой новой информации эти слова для вас не несут, ведь вы прекрасно знаете, что это так и все равно настаиваете на своей провокации. Что, Федерация настолько ослабла, что вынуждена путем подставных проектов привлекать специалистов из других государств для работы на своих станциях? Маловероятно. Или технологии, здесь применяемые, настолько устарели, что Федерация отдает станцию под кадетские эксперименты? Ваше предложение, мистер Тенек, не для всех. Оно только для федератов. И вы прекрасно это понимаете. Нефедеральные представители прибыли сюда не для того, что бы заниматься обслуживанием станции Дип Спейс 9. Отчего вы не желаете видеть альтернативных негативных сторон своей идеи? Вы имеете своей целью дискредитировать нефедератов? Или что? Можете объяснить?
Взгляд вулканца некоторое время изучал Ракара, словно спрашивая, действительно тот не понимает или притворяется.
– Могу, – сказал Тенек после паузы. – Я не считаю, что не федераты не смогут принять в этом участие, и коммандер Мори, как вы слышали, подтвердила мои слова. Когда они прибыли на данный проект, они уже заявили о своём желании изучать друг друга и сотрудничать друг с другом, а моё предложение позволяет создать дополнительные площадки для такого сотрудничества. Такое сотрудничество могло бы принести много взаимной пользы, но если сузить перспективу только до границ проекта, то оно позволяет не на тренировке, а в реальных условиях доказать, что проект имеет смысл и может быть эффективен, что его участники способны к диалогу и заинтересованны в совместной работе, а это в свою очередь повысит шансы избежать его закрытия. Если вы заинтересованы в продолжении проекта и способны разглядеть в этом шанс на укрепление его позиций, вы найдёте способ принять участие в этой деятельности, не нарушая правил проекта... только, обдумывая это, не стоит совершать логических ошибок и приравнивать всю Федерацию к одной станции, а работу без допуска к секретности к работе уборщика.

- Хм… в том то и дело, в том и дело, что я не хочу закрытия проекта, но вы не желаете обдумать моих слов. Знаете, я понял, Тенек. Вы доктор, а не политик. Вы доктор, а не тот, кто мог бы строить глобальные планы и стратегии. И именно поэтому вы не можете конкретно назвать мне область деятельности, в которой я мог бы работать на вашей станции, ограничиваясь общими побуждающими фразами. И именно поэтому вы допускаете ошибку. Как допустили ее с вашим отчетом. Я защищал вас на планете, я готов был там сражаться до самой гибели, защищая вас и ваш пацифизм. Из искреннего желания наладить с вами диалог и взаимное понимание. И мне ясно, по какой причине вы скрыли информацию в отчете. Но этим – вы проявили недоверие ко мне. Нам следовало обсудить вместе объем докладываемой информации и общую версию для отчета. Я мог бы лучше вас придумать, как скрыть то, что нужно было скрыть, если это важно. Но вы предпочли действовать в одиночку, чем навредили и себе и вашему делу, и нашему делу – тому, ради чего этот проект создан. Мне жаль, мистер Тенек. Я хотел бы помочь, но уже поздно. Это величайшая глупость была.
___________________
И Тенек


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 05 05 2016, 14:44:31
Станция ДС9. После полудня.
Стыковочное кольцо, каюта Тенека.


– Безусловно, я – врач, – согласился Тенек, – и я никогда не претендовал на большее. Но вы неправы в том, что мне следовало вступить с вами в сговор. Подумайте сами: цель нашего последнего дела на планете была разглашена ещё до того, как была достигнута. Предположим, каким-то способом мне удалось бы заставить вас и Сатала молчать, чего я этим добился бы? Только того, что вы двое были бы дискредитированы. Ваши показания в данных обстоятельствах весят не больше, чем показания офицеров «Саратоги» и имеют значение только для вашей репутации. Мои показания – другое дело. Только мне известно, что произошло в действительности, только я могу подтвердить или опровернуть вашу оценку происходящего, но я не намерен делать ни того, ни другого. Весь смысл процедуры был в том, чтобы спасти мистера Клейборна от огласки. Да, всего лишь в рамках небольшого сообщества, но вы лучше меня знаете, что тайна соблюдается тем лучше, чем меньше людей в неё посвящено. В данных обстоятельствах информация уже слишком распространилась и распространится ещё больше: отчёты глинна Толан её начальству, отчёты коммандера Мори и советника Рилл федеральному начальству, ваш отчёт вашему командованию и, полагаю, отчёты некоторых других – своему. Все они разойдутся многочисленными копиями, умножая вероятность фатальной для моего пациента случайности, к примеру, в том случае, если маки сильнее, чем кажутся, и у них есть в Федерации свой человек, вроде небезызвестного Эддингтона. На этот случай все эти отчёты будут лишены одного – моих показаний, показаний врача, выполнившего или не выполнившего то, что от него ожидалось. Ни вы, ни мистер Сатал, ни офицеры «Саратоги» не знаете, видел ли я Лору Эвансон до того, как она прибыла в клинику, но после того, как мистер Сатал видел её на ферме. У вас есть доказательства того, что она несколько часов добиралась до города? Нет. Можете вы доказать, что она не говорила со мной без свидетелей? Не можете. Можете вы быть уверены, что всё это было действительно операцией по подавлению памяти, а не инсценировкой для офицеров «Саратоги» и других чужаков? Тоже нет. Лора Эвансон могла просить меня обследовать разум мистера Клейборна с целью установления истины или с любой другой целью с таким же успехом, как и с целью подавления участка памяти. А раз так, то при утечке информации сохраняется шанс, что он не будет обвинён.

– Какая шикарная теория и реализация конспиративного маневра, - серьезно ответил ромуланец, и не было понятно, сарказм ли это, или что-то иное, - но ваша логика имеет изъян. А именно – ваши действия может быть и спасут того человека, но ваша судьба при этом становится незавидна. И в угоду этого одного человека вы ставите под угрозу международный проект. Сейчас выгонят вон тех двух арестованных, потом выгонят вас. Потом распустят и всех остальных за ненадобностью и неудачей. Именно этого вы в итоге добьетесь, Тенек. А все могло бы быть по иному, если бы вовремя обсудить эту проблему. Целых 7 часов было на это, пока “Саратога” сюда летела. Поступив по одному вам понятному пути, вы решили все пустить вспять, даже не задумавшись о последствиях. В то время как вместе мы могли найти лучший выход  из этого. И что теперь? Теперь следует выпутываться.
Тенек сделал отрицательный жест.
– Я хорошо обдумал последствия. Сговор кажется вам предпочтительнее, потому что вы рассматриваете оптимистический исход для него. Если же рассмотреть неудачу, результат был бы намного хуже имеющегося: кроме меня в сокрытии информации оказались бы замешаны вы и Сатал, то есть из трёх арестованных положение одного усугубилось бы, и к троим добавились бы ещё двое обвиняемых, а не один. Напротив, в данный момент Сатал значительно улучшил своё положение благодаря своей искренности, вы не обвиняетесь, что до меня… – Тенек несколько секунд смотрел в окно, затем, снова обернувшись к Ракару, закончил:
– Что бы ни решили в отношении меня, пока я следую врачебной этике, я останусь врачом. Исключение из проекта нежелательно, но выбирая между сохранением своего места в проекте и исполнением своего долга, я выберу последнее.

– Слишком много вы думаете о себе, - сказал ромуланец, выслушав до конца. – И об одной личности в истории. Куда большее значение имеет общее благо. Мне известно, что вы декларируете принцип «благо многих превышает благо нескольких или даже одного». И следует понимать, что ваши действия ставят под угрозу не только вас, а всю эту попытку диалога нескольких ранее враждовавших государств. Та же самая Федерация не будет тасовать своих участников проекта, как разменные карты, когда они один за другим совершают столько ошибок. Координатор – кардассианка, как думаете, ей понравится такое расхождение в данных и какие-то непонятные ей мотивы за ее спиной? Как минимум – то, что должно было быть секретным, должно было стать известным с высоким уровнем доступа, и только потом по взаимной договоренности могло быть уничтожено. Но время уже потеряно. Вам не надо было молчать, хотя бы со мной. Я вам не враг, Тенек. В интересах моей Империи – сохранение диалога и мира, а не культивирование взаимного обмана и следующего за ним недоверия. Поэтому, я буду вас защищать, и впредь – я бы попросил обсуждать сложные вопросы, во избежание… Хотя бы со мной.
– Будет сложно говорить с вами, если вы будете слушать так же невнимательно, как сейчас, – возразил вулканец. – Настаивая на необходимости своей помощи в этом случае, вы проигнорировали возможность её отрицательного эффекта, хотя я и привёл вам аргументы – отрицательного эффекта не только лично для вас или других участников, но и для проекта в целом. Вы сейчас сказали об интересах вашей Империи и проекта «Альфа», так вот именно в их интересах, чтобы вы оставались незамешаны в этом инциденте. Ромул впервые участвует в подобном проекте, и одного ромуланского участника проект уже потерял; потерей второго участника рисковать было нельзя, даже если этот риск был невелик.
– Я не сказал, что первый вариант, мной предложенный – мог бы быть единственным. Но вы аннигилировали все варианты своим единоличным решением вместо решения коллективного. И все, что я хочу до вас донести – что необходимо договариваться, а не умалчивать свои единоличные решения.
Тенек снова посмотрел на ромуланца своим непроницаемым взглядом и ответил:
– Зависит от обстоятельств. Вы не хуже меня знаете, что единоличных и неоднозначных решений не избежать. Относительно данного случая я остаюсь при своём мнении, в отношении будущего – будущее покажет. Нельзя спрогнозировать алгоритмы действий на все случаи жизни.

“Как я могу быть спокойна, когда все катится к черту?” однажды сказала Квинтилия Перим в ответ на его слова. И действительно, это было сложно. Тупое вулканское упрямство, нежелание диалога и чего-то совместного – выводило из себя. Задача, поставленная командованием – была почти невыполнима. Его миссия была почти невыполнима. Но тем не менее Ракар остался спокоен.
– Как пожелаете, мистер Тенек. Удачного дня, - коротко кивнув головой в прощании, ответил улан. Разблокировал дверь каюты и вышел в коридор.
____________________
с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 05 05 2016, 17:19:17
26 августа, ближе к вечеру
Станция ДС9, бар “Кварк’с”, голокомнаты.


Посещение клингонского ресторана оказалось для М’Коты неожиданно эффективным. Во-первых, она написала отчёт и даже успела отправить его до назначенного времени. Во-вторых, задумчиво поглощая гагх, она внезапно поняла, что сидит посреди решения проблемы с фуршетом.
Любая клингонская женщина умеет готовить... за исключением разве что особенных антиталантов. Мужчины - тоже, но у женщин на этот счёт куда больше обязанностей. Нужно уметь приготовить массу вещей, чтобы не ударить в грязь лицом, почтить традиции и завоевать благосклонность леди клана. Кровавый пирог на День чести. Свечи вархама на собственную свадьбу. Если подумать, для кулинарных подвигов М’Коте не хватало только кухни. Но кухня была, и ещё какая! А хозяин ресторана был отличным мужиком с большим сердцем и столь же большим чувством юмора. Наверняка он с энтузиазмом отнесётся к идее поддержать честь Кроноса и позволит ей поколдовать на его кухне!
Блюд М’Кота наметила четыре – каждое со своим особым смыслом. Если уж угощать, то от души! Легкое брéгита – для тех, кто хотел бы попробовать что-нибудь, но не рискнёт связываться с экзотикой. Кровавый пирог – для тех, кто рискнёт. Гладст и зилм’ках – для вегетарианцев и вообще для всех. Подбирая с дна миски последнюю щепотку гагха, М’Кота от души рассмеялась: всё это хорошо, но надо же и ожидания оправдать!

Вот клингон! Он кто такой?
Гагх, бат’лет и мордобой!
Если твой ответ таков,
Ты из клана дураков
И не видишь ничего
Дальше носа своего!

Такой куплет по рассказам отца распевали на «Пагхе» ожидая прибытия коммандера (а теперь уже капитана) Райкера. Райкер оказался свойским человеком – храбрым и умным, но разве мало в Галактике тех, кто при мысли о клингонах сразу вспоминает червяков, и кто не знает, что клингон – это скорее д’к-таг, чем бат’лет – в первую очередь кинжал чести, а уж затем меч войны. Поэтому в качестве небольшой шутки девушка решила добавить пятое блюдо – блюдо, которое должно было не только оправдать, но и превзойти ожидания.
После долгой и продуктивной беседы с владельцем ресторана (наполненной весёлыми идеями для фуршета вперемешку с байками и смехом) М’Кота прогулялась до каюты, чтобы поговорить с матерью. Наара славилась не только умением держать в руках дом, мужа и пятерых детей, но и множеством кулинарных секретов. Итак, с фуршетом проблем не было. Оставалась голопрограмма, и тут М’Кота решительно терялась. Глинн Толан упомянула что в программу надо включить что-то важное для себя. Что-то важное... Всякая экзотика, о которой любят болтать и которую все ждут – это далеко не самое важное. Важное у М’Коты было: такое же важное, как заноза в сердце, но если это показать...
В результате к моменту встречи с Освальдом М’кота подошла в философском настроении: уже не таком раздёрганном как с утра и не таком весёлом, как после клингонского ресторана – смесь сомнений и решимости, так это можно было назвать. В 18-30 она вызвала Макдауэлла.
– Не передумал? – спросила она вместо приветствия.
- Не дождёшься! - проворчал Освальд в ответ. - Я как раз в "Кварк'с", так что подходи, голокомнату сейчас арендую.

В итоге М’Кота пришла на всё готовое: событие нечастое, но тем более приятное. Поднявшись в забронированную голокомнату, она огляделась.
- Ну, как тебе? - развёл руками стоявший недалеко от входа Освальд. - Я подумал: да ну их к чёрту, эти стандартные тиры!
Землянин с клингонкой стояли посреди руин некоего города, всюду валялись какие-то трубы, куски арматуры и обрывки бумаги, ни одного целого здания поблизости не наблюдалось, как будто этот город бомбили, причём настолько усердно, что никому из живших тут не пришло в голову оставаться. Серый цвет доминировал во всём: в развалинах домов, в толстых слоях пыли на улице, и даже небо над головой, казалось, было серым.
Внезапно, откуда-то слева из-за перевёрнутого торгового ларька появился ромуланец и выстрелил из дизраптора, после чего в одном из окон развалин справа мелькнуло что-то серое, и прозвучал выстрел уже из фазера. Цвет соответствовал кардассианскому оружию.
- Пауза! - скомандовал кадет. - Ромуланцев буду бить я, а кардассы - твои. Цели бывают разные, по кому-то попасть проще, по кому-то - сложнее, подсчёт очков ведёт компьютер. В случайные моменты времени будут появляться летающие дроны, шустрые, как пикирующий сокол. За них больше очков дают, но их ещё разглядеть надо успеть.
- Компьютер, покажи-ка особую мишень, - скомандовал Освальд, и вдалеке, почти сливаясь с местностью, пролетел небольшой шарообразный дроид.
- Первый раз вижу этот пейзаж, но так даже интереснее, не находишь? - с ухмылкой спросил кадет.
– Как неполиткорректно! – рассмеялась М’Кота. – Признайся, как часто ты стреляешь по клингонам?
- Ну-у-у... - протянул Освальд, пытаясь удержаться от смеха.
- Компьютер, федеральный фазер второго типа и клингонский дизраптор, - скомандовал он и сделал приглашающий жест рукой - ваше, мол, оружие.
– Если бы ты сказал «часто», это был бы правильный ответ, – подколола М’Кота, принимая оружие и грамотно занимая укрытие.
- Следишь за моей активностью в голокомнате? - не уступал Освальд. - Ваш интерес, коллега, мне, признаться, льстит!
– Не обольщайся! Просто-напросто это был бы комплимент, а не оскорбление.
- Комплимент я тебе скажу после, - с усмешкой ответил Освальд. - Если заслужишь!
Ещё раз взглянув на клингонку и на автопилоте поставив на фазере максимальное оглушение, хотя в голокомнате это было не нужно, он дал команду:
- Компьютер, начать программу!
Тут же дали о себе знать их враги. Программа действовала достаточно шаблонно: один выскакивал совсем рядом и стоял в полный рост, второй - уже в отдалении, и его было видно по пояс, а третий вообще прятался за укрытием, выглядывал лишь на секунду, чтобы выстрелить, и тут же прятался обратно. Попасть в такого неприятеля было довольно непросто.
Первые две волны стрелки шли нос к носу, но потом Освальду пару раз повезло, и он снял противников за преградой, тогда как выстрелы клингонки попали очень близко, но всё же мимо цели.
- Ха! - самодовольно выкрикнул он.
– Рано радуешься!
М’Кота нахмурилась и решила рискнуть: три раза подряд самый юркий из её противников оставался невредимым, это нужно было прекратить. Рискованно высовываясь из укрытия, девушка исхитрилась трижды «снять» осторожных кардассианцев, лишь раз позволив противнику ускользнуть, и счастливо избежав условных ранений (а значит и штрафных очков).
Следующая волна началась тоже ровно: враги появлялись и тут же падали под их с М'Котой обстрелом, но потом Освальд краем глаза увидел летящего дрона и решил во что бы то ни стало сбить его. Проигнорировав ромуланца в укрытии, он трижды стрелял в летящий шар и все три раза луч фазера попадал куда угодно, но только не в цель.
- Чёртов дрон! - крикнул он буквально за миг до того, как разряд дизраптора этот дрон сбил.
Землянин ошарашенно посмотрел на клингонку, упустив ещё одного ромуланца в укрытии и с искренним восхищением пробормотал:
- Ну ты даёшь!
М’Кота испустила залихватский клич и прицелилась в следующего врага. Пару раз ей удалось обойти Освальда, но под конец она допустила досаднейший промах, тогда как землянин выстрелил с ювелирной точностью. Она отпрянула от выстрела противника назад и собиралась уже сделать новый выстрел, как программа завершилась, и клингонка вышла из укрытия, чтобы вместе со своим товарищем и соперником заслушать результат.
- Результаты. Первый участник - семьдесят два очка, второй участник - семьдесят семь очков, - автоматически произнёс компьютер, после чего Освальд расхохотался.
- Компьютер, а сколько очков дают за дополнительную мишень? - спросил он.
- Пять, - бесстрастно ответила машина.
- Вот оно! - воскликнул кадет. - Орлиный глаз у тебя, М'Кота! Впрочем, чего ещё ожидать от настоящего клингонского воина? Какой бладвайн предпочитаешь?
– Собственный, – искренне призналась М’Кота. – Его уж точно не разбавляли. Но ты что-то говорил про андорианский эль?
- Как угодно, - кивнул Освальд. - В этом баре неплохой эль. Я возьму бутылку и занесу её тебе чуть позже. Если, конечно, не хочешь вдвое больше или ничего.
М’Кота прищурилась и кивнула:
– Ты умеешь делать интересные предложения, куда лучше, чем здешние ференги. Не удивлюсь, если сумеешь меня обойти: ты хорошо шёл, и у меня был серьёзный повод беспокоиться.
- Компьютер, перезапустить программу, - скомандовал кадет, и двое снова принялись стрелять по врагам.
История повторилась. В этот раз Освальд тоже смог подбить дрон, но он также очень часто отвлекался и упускал достаточно лёгкие цели.
- Чувствую, теперь с меня целый ящик выпивки! - снова расхохотался землянин. - Могу познакомить тебя с земными напитками и традициями, раз уж бладвайн ты предпочитаешь свой.
М’Кота почувствовала угрызения совести: она отлично видела, что Освальд – хороший стрелок, её выигрыш два раза подряд был скорее везением, чем закономерностью. К тому же она хорошо понимала, что вся эта затея была для того, чтобы поднять ей настроение.
– А ты точно не поддавался? – с подозрением спросила она.
- Нет, не поддавался, - помотал он головой, а потом с усмешкой добавил. - Разве что твоей искусной стрельбой залюбовался и пропустил цель! Хочешь ещё?
– Хорошенького понемножку! – рассмеялась клингонка. – Завтра мне вставать ни свет, ни заря и готовить на целую ораву любопытных. Но хороший противник – это лучшее, что можно пожелать для состязания, поэтому предлагаю проставиться поровну: мой бладвайн, твой андорианский эль.
- Рад видеть тебя в хорошем настроении, - без намёка на юмор ответил землянин. - Ну что же, - он было призадумался, но нужные слова довольно быстро нашлись, - твоё благородство безгранично, М'Кота, и я почту за честь разделить с тобой выпивку.
Улыбка М’Коты на секунду стала грустной:
– Ты хороший друг, Освальд.
Но тут же она взяла себя в руки и уже веселее повторила его слова:
– Почту за честь выпить с тобой, землянин!
_____________________
+ Освальд


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 05 05 2016, 17:23:12
26 августа, ближе к вечеру
Станция ДС9, бар “Кварк’с” -> каюта М’Коты и Самриты.


Попрощавшись с клингонкой, Освальд задержался в баре, намереваясь разжиться лучшей бутылкой андорианского эля. Намерениям этим, правда, пришлось столкнуться с упрямством бармена, посчитавшего, что целая бутылка - это перебор для одного молодого кадета. Впрочем, самому Освальду показалось, что дело было в федеральных кредитах, а может быть ференги было просто скучно, ведь в баре было подозрительно малолюдно для этого времени суток. Пообещав ещё вернуться позже вечером, он взял бутылку и направился в реплимат.
Там он воспользовался старым земным трюком, позволяющим замедлить опьянение, заказал примерно двадцать миллилитров оливкового масла и, поморщившись, выпил, стараясь не привлекать внимания других посетителей кафе. Затем, разжившись ещё и закуской, он направился к каюте М'Коты.

М’Кота воспользовалась одиночеством в каюте нетипично. Нет, конечно, она зашла по дороге за едой, а добравшись до каюты, вытащила и поставила на стол предпоследнюю бутылку бладвайна, но главное, что она поспешила сделать – это избавиться от улики в виде обрывков подушки. Раз уж в каюте ожидается столпотворение, другого момента до возвращения соседки по комнате могло и не представиться.
Освальд быстро дошёл до каюты клингонки и сразу позвонил в дверь. Та быстро открылась и явила кадета, демонстративно поднявшего бутылку синего эля и большой пакет с, очевидно, чем-то съедобным.
- Держи, хозяйка! - бодро продекларировал он, входя в каюту. - Чёрт, чувствую, завтра я буду себя проклинать, но сейчас мне кажется, что оно того стоит!
– Ты же не выпьешь обе бутылки один, – сказала М’Кота принимая дары и расставляя их на столе. – Кто ж тебе такое позволит! Что до меня, я буду только эль.
- Никогда не пил бладвайн, - сразу призналася кадет. - Дашь какой-нибудь совет, чтобы голова не уехала после первой же кружки?
– Ешь больше! Так моя мама говорит. Впрочем, моего отца и брата и так уговаривать не приходится.
- Да, это универсальный совет, - усмехнулся землянин. - Межрасовый, интернациональный, общегалактический правильный совет.
Открыв обе бутылки, он наполнил оба стакана и поднял свой в руке.
- За лучшего стрелка по результатам сегодняшнего состязания - М'Коту, дочь... э-э, короче, за клингонскую воительницу М'Коту!
– Дочь Наары, – сообщила М’Кота осушив бокал с элем. – Следующий тост будет за тебя: красиво ты срезал своего дрона!
Хорошо было посидеть с добрым приятелем за кружкой чего-нибудь этакого, но, когда М’Кота назвала имя своей матери, сердце её на миг заныло от мысли, что другому человеку ей навряд ли придётся назвать это имя, да и посидеть с ним вот так по-дружески тоже не придётся. Но думать об этом было совсем не нужно!
– А где ты нашёл эти серые декорации, – полюбопытствовала она. – в жизни не видела такой унылой помойки!
- Искал что-нибудь заковыристое, - пожал плечами кадет. - Зелёных ромуланцев и серых кардассов на таком фоне плохо видно, и так получилось интереснее! Кстати, буду признателен, если об этом не узнают ни Ракар, ни Тенма, ни тем более глинн Толан. Ещё неправильно всё поймут, и в проекте по межгосударственному сотрудничеству возникнет межрасовый конфликт.
– Без-ус-лов-но, – с улыбкой пообещала клингонка и добавила, – У них просто нелады с чувством юмора и здравым смыслом, – она, конечно, имела в виду не глинна Толан, Тенму или Ракара, а ромуланцев и кардассианцев вообще, – Если твой народ выбирают условным противником, значит признают, что это – достойный противник.
Она щедро плеснула себе эля, а Освальду бладвайна и подняла бокал:
– За тебя. И за метких стрелков Федерации.
В тот момент, когда их стаканы встретились в тосте, дверь каюты открылась, явив вторую ее обитательницу – кадета Самриту Баккер. Она застыла на пороге и картинно округлила миндалевидные глаза. Переведя взгляд с М’Коты на бутылки на столе, затем на Освальда, затем снова на бутылки, и, наконец, на закуски, она не нашла ничего лучше, кроме как поинтересоваться:
- Дайте угадаю… Вы готовитесь к фуршету? – брови девушки взлетели вверх.
М’Кота снова подумала о том, что в соседки ей досталась подруга Жантарин, но… это ни в коей мере не делало её плохим человеком.
– Присоединяйся, – решительно сказала она, – Настоящий фуршет будет завтра, но идея неплохая – будем считать это репетицией.
- Если я ещё и завтра пить буду, то сосед меня точно до петли доведёт! - фыркнул Освальд. - Да, Сэм, присоединяйся! Твоя очаровательная персона мало кого оставляет равнодушным.
- А это, вообще, что? – она подозрительно осмотрела бутылки на столе. – И почему в нашей каюте? Что тут вообще… Ой! – ее глаза стали совсем круглыми от внезапного осознания и неловкости. – Я вам не помешала? Может, я попозже зайду? У меня еще дела, эээ… с репликаторами. Точно, с репликаторами!
- Да стой ты! - прошипел Освальд, подлетая к Самрите и хватая её за руку. - Мы тут просто радуемся жизни, несмотря ни на что, верно, М'Кота?
– Вот-вот, не выдумывай! – М’Кота уже ставила на стол третий бокал, – Освальд проиграл мне две бутылки андорианского эля, но одну мы решили заменить бладвайном.
Подбоченившись, она огляделась в поисках третьего сидячего места, потом одним движением придвинула стол с угощением к кровати.
– Садись, – кивнула она на койку, – и выбирай, что будешь пить. – Лично я пробую эль.
- Да? Ладно, не хочу ничего знать! – Самрита все еще выглядела несколько удивленной. – А ты помнишь, что тебе сегодня вечером еще предстоит радоваться жизни? Побереги лучше… радость! – шепнула она Освальду и повела бровью. А потом уже громче объявила: - Раз уж это все равно моя каюта, то не могу пройти мимо такого предложения. И в чем это тебе Освальд проиграл, интересно? – она хитро посмотрела на кадета Макдауэлла и присела на край кровати. Обе бутылки выглядели как-то очень подозрительно и не слишком походили на синтеголь, поэтому после минутного раздумья Самрита призналась: - Вообще-то я никогда ничего подобного не пробовала, так что я бы ограничилась апельсиновым соком.
– В споре, – ухмыльнулась М’Кота, вспомнив, что именно пари и положило начало их состязанию. – Никаких соков у меня нет, – призналась она, – разве что у тебя самой найдётся.
- Сэм, ты шутишь, да? - искренне удивился Освальд. - Трезвые в пьющей компании мало того, что создают дискомфорт остальным, так ещё и сами себя некомфортно чувствуют! Так что это даже не обсуждается. Если хочешь что-то полегче, то я предложил бы эль.
Он осторожно налил девушке немного синей жидкости в стакан и демонстративно пододвинул в её сторону - пробуй, мол.
- У меня на сегодняшний вечер есть планы, я должна доделать проект, - заметила Самрита, но затем все же согласилась, когда стакан уже стоял возле нее. – Разве что совсем немного.
Впрочем, только понюхав эту жидкость, она пришла к выводу, что стоило все же ограничиться соком.
- Итак, значит, спор. И о чем же? Раз уже я все равно здесь, то я хочу все узнать. 
- В стрельбе мы состязались, Сэм, - с усмешкой ответил Освальд. - Я продул. Дважды, - потом, рассмеявшись, добавил. - Но учти, М'Кота, я просто так не сдаюсь и уже жду следующего раза.
М’Кота одобрительно улыбнулась: она не ожидала, что мужчина признает свой проигрыш в присутствии женщины своего вида, и не хотела говорить об этом Самрите сама, но раз уж он признался...
– У тебя есть шансы, в последний раз разница составила всего четыре очка, – ободрила она землянина, – я даже думаю, что ты был в худших условиях: твои противники были одеты в серое, мои – в чёрное; чёрное на сером фоне проще заметить.
 - Стрельба? – с интересом переспросила Самрита. – И вы не позвали зрителей? Надеюсь, в следующий раз вы предусмотрите трибуны в вашей программе. А, Освальд, я, кажется, вспомнила, - она хитро улыбнулась. – Вы соревновались после собрания, я правильно угадала? Я как раз хотела зайти в голодек и протестировать некоторые идеи для задания, но ференги в «Кварк’c» сказал мне, что помещение занято неким кадетом Макдауэллом!
– А у тебя сегодня была обширная программа! – расхохоталась М’Кота, глядя на Освальда. – Нет, мы только что отстрелялись и пришли сюда, – ответила она затем Самрите. – После собрания у меня была чёртова куча дел.
Немного одурманенный бладвайном Освальд рассмеялся.
- Нет, Сэм, после собрания я развлекал двух наших почётных гостей с Волана II.
- Это кого же? Неужто мэра Корама и его повара? – почти на полном серьезе поинтересовалась Самрита. Она вновь поднесла к губам стакан и даже обмакнула в эле губы, но резкий запах заставил ее поморщиться и отставить напиток подальше.
- Нет, миссис Яккат с сыном, - мотнув головой, совершенно серьёзно ответил Освальд. - Повар, похоже, невероятно счастлив прислуживать своему господину-мэру и ни в чьей компании не нуждается, а с самим мэром я так и не познакомился.
Он плеснул себе ещё бладвайна, но пить пока не стал, сосредоточенно разглядывая свой напиток.
– Я не думаю, что ты много потерял, – сказала М’Кота, затем сочувственно посмотрела на Самриту, – Может, всё-таки каплю бладвайна? Он крепче, но не так своеобразен на вкус.
Самрита неуверенно кивнула соседке: может, хотя бы от этого клингонского вина волосы не будут вставать дыбом?..
- Твой интерес к кардассианской культуре поистине безмерен, - обернулась она к Освальду. – Координатору бы это понравилось. Ты ведь не забыл, что собирался продолжить свои изыскания на эту тему сегодня вечером? – она очень выразительно посмотрела на его стакан и с улыбкой обратилась к М’Коте: - А ты уже определилась, что будешь делать завтра?
- Сэм, прояви же хоть немножко сочувствия! - фыркнул в ответ Освальд. - Ей и так досталось: дома лишилась, все друзья остались на планете, муж, возможно, совершил предательство или вообще погиб, а ещё группа отморозков хотела её изнасиловать на глазах у собственного сына.
М’Кота тем временем заменила Самрите бокал – на дне нового была едва ли столовая ложка бладвайна – и заметила:
– А, ты развлекал Кариссу! Смелая женщина. Не ожидала такой внутренней силы от кардассианки, по крайней мере от гражданской.
- Оу, я… не знала, - смутилась Самрита и отвела взгляд, грея в руке стакан, - Да, смелая, - автоматически согласилась она, - надеюсь с ней как-нибудь познакомиться. Ладно, я не хотела мешать вашей беседе и переводить ее в такое русло, так что, пожалуй, мне лучше уйти. М’Кота, сообщи, когда вы здесь закончите!
- Погоди, - буркнул Освальд, ставя стакан на столик и преграждая Самрите путь. - Всё в порядке? Я вообще собирался уже скоро уходить, хотел только точку поставить в этом разговоре. Не уходи, ладно?
– Да что ты дёргаешься? – удивлённо поддержала Освальда М’Кота. – Ты никому не мешаешь, и разговор совершенно нормальный – разговор о смелости всегда уместен.
- Это не только о смелости, - заметила Самрита. – Это о Волане II, а об этом я бы хотела забыть. Мы можем поговорить о чем-то более веселом? О завтрашнем фуршете, о наших проектах, о помощи Тенеку, в конце концов? – она уселась на свое место и скрестила руки на груди.
– Тогда произнеси тост, – предложила М’Кота: разговор о Волане II её не смущал, но ей совсем не хотелось выживать соседку из комнаты. В общежитии Академии клингонка привыкла жить «в тесноте, да не в обиде» и хорошо усвоила некоторые «правила уживаемости».
– Произнеси тост, и поведём разговор от него.
 - Да, Сэм, последний тост с тебя, и я пойду, - поддержал клингонку Освальд.
Самрита одарила соседку взглядом, средним между «я тебе еще это припомню!» и «Ну ладно, ладно, уговорила!» и подняла свой бокал, на дне которого плескался бладвайн.
- Тогда… Тогда за то, чтобы мы успешно справились с заданием, проект не разогнали, а Артура и Сатала отпустили! Вроде все основное вспомнила, - рассмеялась она.
___________________
С М'Котой и Самритой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 12 05 2016, 00:02:18
26 августа, ближе к вечеру
Станция ДС9, каюта М’Коты и Самриты.


- За сим разрешите откланяться, - весело проговорил Освальд, допивая бладвайн. - М'Кота, был очень рад с тобой пообщаться. Захочешь ещё пострелять - зови, не откажусь. Сэм... - он ненадолго замешкался, словно не зная, что тут можно сказать. Первой мыслью было: "Ты такая красивая", - но кадет отогнал её, приняв за признак опьянения, - не скучай, в общем!
Поставив стакан на стол, он развернулся и вышел, стараясь контролировать свои движения, хотя со стороны, конечно, было заметно, что землянин немного выпил. К счастью, до их встречи с Тенмой оставалось ещё несколько часов, и можно было хотя бы немного привести себя в порядок.
Когда за Освальдом закрылась дверь, – М’Кота покосилась на Самриту и спросила:
– Вы что поссорились? Только мы уговорили тебя остаться, так теперь ему вздумалось сбежать!
- Что, прости? – Самрита удивленно вскинула брови. – Нет, конечно! Просто мы работаем над одним совместным проектом, и в общих интересах, чтобы он был сделан! Но пока это секрет, - она загадочно улыбнулась.
– А, так ты выгнала его работать! – расмеялась М’Кота. – Сказали бы сразу, я бы отобрала у него последние две порции вина. Много он наработает полутрезвым!
- Ну, можно и так сказать, – уклончиво покачала головой Самрита. – Думаю, он справится. А теперь давай все это отсюда уберем, - она оглядела остатки пиршества. – Не хочу обнаружить заблудившегося гакха у себя на подушке.
– Гакх будет завтра. Точнее – рахт. Но обещаю, что не только он, – М’Кота принялась тщательно закупоривать бутылки и собирать со стола. – Освальд – хороший парень, но на этот раз я рада, что посиделки закончились пораньше: я чертовски не выспалась сегодня, а завтра нужно будет встать и приготовить всё для фуршета до того, как откроется клингонский ресторан. Меня обещали пустить на кухню – так что держитесь все!
 - Да, ты плохо спала? – между делом поинтересовалась Самрита, помогая соседке убрать со стола. – Я слышала какой-то шум сквозь сон… Хм, ну ладно, тогда оставлю тебя здесь отдыхать, а я еще планировала встретиться с Хеной.
М’Кота бросила на соседку подозрительный взгляд: было непонятно удался её манёвр или нет. На первый взгляд, Самрита вела себя так, словно не заметила утром ничего необычного.
– Передавай ей привет. Правда, мы ночевали в одной комнате всего одну ночь, но тоже соседка как-никак!
- Непременно! – уже на выходе Самрита задержала взгляд на заправленной постели М’Коты, хмыкнула про себя и исчезла за дверью.

И как это понимать? – спросила себя клингонка, глядя на закрывающуюся дверь. Впрочем, сейчас ей больше всего хотелось лечь в постель и ни о чём не думать. Иногда быть невыспашейся очень полезно: провалишься в сон и до утра забудешь обо всём... Вот только сперва надо вызвать Перим и поговорить с ней про эту самую очерёдность. А потом непременно поставить будильник: проспать во второй раз М’Кота уж точно не хотела.
– М’Кота вызывает Перим, – сказала она, коснувшись коммуникатора.
-Перим на связи, - голос Квинтилии звучал холодно и официально.
М’Кота мысленно досчитала до пяти. Не очень помогло, но молчать дольше было глупо. Пожалуйста, ей не жалко признать свою вину, но неужели обязательно надо так выделываться? Нормальный клингон первым делом рявкнул бы, что она там себе думает, и где её носит, а она бы так же непосредственно ответила, что в такой дерьмовый день не до политеса… Нет, нормальный клингон, наверное, вообще, встал бы в дверях и выпускал бы охломонов по одному, после того, как запишутся. Так или иначе, по ту сторону связи была девочка-трилл, со всеми её федеральными заморочками, а вовсе не соотечественник.
– Да, – сказала М’Кота, сконцентрировав все свои способности к дипломатии. – Я неправа, признаю, было чертовски невежливо уходить прямо сразу. Так или иначе, сейчас я пытаюсь это исправить. Можем поговорить?
-Я работаю, М’Кота, и у меня нет времени на глупости. Просто скажи, что ты хочешь быть первой в программе презентаций… или последней… или “где-нибудь в середине”, - Квинтилия говорила так, что становилось понятно, что она ведет подобный разговор не в первый раз за последние часы и даже не второй, и не третий, - Так делают все остальные. И покончим с этим.
М’Кота вспыхнула: определённо некоторые слишком много о себе возомнили! Когда перед тобой извиняются – это вам не глупости! Это либо честь, либо слабость. Как посмела эта девчонка принять её слова за слабость?
– Играешь в начальника? – не сдержавшись, огрызнулась клингонка, – Смотри не заиграйся! Можешь назвать мне любой номер и идти к… своей работе.
-Если тебе так все равно, то я не понимаю, зачем ты тратишь время на то, чтобы специально звонить и сообщать об этом, - отозвалась Квинтилия, - Номер ты все равно получила бы к вечеру, - она помолчала, - В середине, после презентации Сатала.
– Мне не всё равно! – ответила М’Кота немного снижая обороты. – У меня голозапись отвратного качества, которую шлифовать и шлифовать, но лучше я использую её как есть – со сбоями, провалами кадров и зависаниями, чем буду выпрашивать удобное место у человека, который вздумал разговаривать со мной как с регульским кровяным червём.
 __________________
+ Самрита, Освальд и Квинтилия


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 12 05 2016, 00:05:26
26 августа, ближе к вечеру
Станция ДС9, каюта М’Коты и Самриты.


-Знаешь что, М’Кота? - процедила Квинтилия, - Организация - это не игра в начальника, и у меня ничего не надо выпрашивать, я не хожу тут с планшеткой и не указываю, кому что делать и кому когда уходить или оставаться на месте. Я снова и снова пытаюсь собрать ваши же пожелания и идеи, все эти рандомные кусочки, чтобы потом сложить их в один общий красивый план, который будет учитывать слабые и сильные стороны и интересы каждого, чтобы в итоге мы выиграли, как целое. Это сложно, даже если люди не разбегаются в разные стороны! Я пыталась сделать это с “Эльбой”, но все предпочли лётный тест и случайные модификации. Я пыталась сделать это на Волане II, но все предпочли план Артура, о котором даже не были до конца в курсе. Я пыталась сделать это сегодня, но даже глинн Толан меня не поддержала и просто распустила всех. Если ты не хочешь сообщать, что для тебя удобнее, чтобы я могла помочь тебе и сделать распределение, которое устроит всех, это классифицируется как “все равно”. Почему ты просто не можешь сказать, чего хочешь, и всё? Иначе я не понимаю, ЗАЧЕМ ты со мной связалась.
– Я связалась, чтобы извиниться перед тобой, идиотка! – выпалила М’Кота, снова не успев сдержаться. – И чтобы потом вместе решить, куда поставить мою презентацию. Так, чтобы удобно было всем. А тебе понадобилось изображать из себя вулканскую орхидею, посреди кучи навоза. Если и дальше будешь так себя вести, все нормальные люди будут обходить тебя по широкой дуге, а не то что после совещаний разбегаться.
Одновременно М’Кота вдруг ощутила острое сочувствие по отношению к девушке: Перим была упрямой, на свой манер грубой и заносчивой, но она ни перед кем не заискивала. Это чего-то стоило.
– Слушай, – сказала клингонка миролюбиво, – давай мириться, нам целый год ещё работать вместе. Хочешь, в следующий раз, я просто встану в дверях, и скажу, что бездельники уйдут с совещания только через мой труп? Это будет чертовски забавно!
-Тебе не за что извиняться, - упрямо ответила Квинтилия, - Ты же клингон, другая культура, я допускаю, что у вас это может быть нормально. У вас же можно просто вызвать на поединок старшего по званию, победить и занять его место. Ты не обманула моих ожиданий, в отличие от тех, кто принадлежит к моей культуре и должен разделять мои ценности и представления о допустимом и недопустимом поведении. Например, представление о том, что наши рабочие отношения не должны основываться на личном впечатлении. Мы должны делать это общее дело, этот проект, и распределять в нем роли, исходя не из страха перед теми из нас, кто сильнее других, как ты, и не из дружбы или неприязни. Это было бы непрофессионально. Поэтому мне не нужны друзья и не нужна помощь.
– Тогда зачем ТЫ сюда пришла? – присвистнув, поинтересовалась клингонка. – Как ты можешь построить «рабочие отношения», каждую минуту показывая, как все вокруг тебе не нужны? Если бы ты с таким настроем стала послом на Кроносе, с тобой просто не стали бы разговаривать! У нас ценят большое сердце и искренний интерес. Мы не ценим тех, кто не умеет понять и оценить нас, но тот, кто сумел нас понять и стал нашим другом, может рассчитывать на нашу жизнь и нашу смерть.
-Люди не обязаны быть друзьями, чтобы хорошо друг к другу относиться и вместе идти к одной цели, - фыркнула трилл, - Когда ты служишь на большом корабле, невозможно дружить со всеми коллегами. Достаточно быть вежливым и доброжелательным с каждым и хорошо делать свою работу, эмоциональная привязанность совершенно не обязательна. И не пытайся заводить ту же песню, что и Ракар - мол, никто вашу расу не понимает. Если тебя это так волнует… так научи меня. Научи меня быть клингоном. Не для презентации, а в личном порядке.
– Как это никто? – изумилась М’Кота ещё сильнее. – Один только Курзон Дакс стоил всех тех, кто не понимает! Если бы в Федерации все были такими как он, мы стали бы союзниками на добрую сотню лет раньше.
Она немного подумала с интересом разглядывая потолок, словно там было нарисована роскошная батальная сцена, и сказала:
– Ну, если ты хочешь всерьёз и в личном порядке, то давай. Только имей в виду, клингоном нельзя стать формально, без сердца. Уверена, что сможешь впустить это в себя?
-Уверена, что ты - достаточно хороший учитель? - в ответ спросила Квинтилия таким тоном, будто брала клингонку “на слабо”, - У меня мало времени теперь, но наверное, я смогу впихнуть тебя куда-нибудь… завтра вечером.
– Я – никудышный учитель, но другого у тебя нет, и всё зависит не от меня, а от тебя, – сообщила ей М’Кота. – И «впихну куда-нибудь» меня не устраивает – это тебе не лекции и не уроки. Это – состояние души. Пробуем прямо сейчас и продолжаем при каждой личной встрече. Идёт?
-Я не могу сейчас, я и так слишком много времени потратила на этот разговор, - возразила Квинтилия, - Я же теперь работаю на станции, а это будут личные переговоры в рабочее время. Это неправильно.
– Что ты думаешь, я собираюсь делать? Нараспев читать тебе легенды о Кейлесе? – спросила М’Кота. – Ручаюсь, у вас в Федерации найдётся иллюстрированное издание с комментариями. Я хочу, чтобы ты сейчас, не откладывая на завтра, хоть на минуту почувствовала себя клингоном. Потому что главное, что составляет нашу суть, это то, что каждый день мы живём так, словно он последний. Только тогда получается хороший день, чтобы умереть.
-И что же именно ты имеешь под этим в виду, М’Кота? - голос Квинтилии звучал слегка раздраженно, очевидно, потому, что разговор никак не заканчивался, но все же трилл была слишком любопытна, чтобы оборвать его вот так, - Ты уже все успела закончить сегодня, чтобы тебе не было обидно, если у тебя не будет завтра? Лично я - начала эту работу, и у меня еще есть планы до вечера, но если я сумею их выполнить, то это будет значить, что я сделала все, что в моих силах сделать сегодня. И завтра будет уже совсем другой день. В который я снова буду пытаться выполнить все, что от меня зависит.
– Ну так закончи этот разговор, что тебе мешает? – поддразнила её М’Кота, – Клингон бы давно уже рявкнул, что ему некогда точить лясы!
-То, что клингоны грубят, мне и так известно. Конечно, если это самое важное… - протянула Квинтилия, - то нам и правда надо закончить этот разговор... Или есть что-то еще, чего я не понимаю?
М’Кота снова возвела глаза к потолку, но уже совсем с другим чувством и хлопнула себя ладонью по колену:
– Если бы дело было в грубости, тебя УЖЕ можно было премировать как почётного клингона! – воскликнула она. – Почти всегда мы говорим то, что чувствуем, и так как чувствуем. Мы не считаем свои мысли и чувства постыдными и поэтому не понижаем голос. Мы не прикрываем своих истинных побуждений фиговым листом показной вежливости и не оправдываем лицемерие общественной необходимостью. Так понятнее?
-Все это здорово, - хмыкнула Квинтилия, - Но разве и я не говорю то, что думаю и чувствую? Разве лицемерю и таю обиды? И… когда я тебе грубила?
М’Кота принялась загибать пальцы:
– Во-первых, ты заявляешь, что нужно быть вежливым и доброжелательным, независимо от твоих чувств, сразу после того, как была прямой и грубой. Это не годится. Либо ты выбираешь одно, либо другое, иначе ты врёшь либо другим, либо самой себе. А если ты решила быть клингоном, то ты выбираешь только одно – понятно что!
-Так когда я была грубой? - потребовала ответа трилл, - Что я такого тебе сказала? Это ты сразу начала огрызаться.
– Прямо сразу? – прищурилась М’Кота, – А кто назвал моё предложение поговорить глупостями? Это было грубо. Или честно. Зависит от того, что ты чувствовала на самом деле. Если бы не дурацкий офцициоз перед этим и не заявление, что нужно быть вежливым после, я бы не спрашивала себя: где же была настоящая Квинтилия? В первый раз? Во второй? В третий? Если в первый, то почему не осталась официальной ледышкой? Если во второй, зачем декларировала лицемерную вежливость? А если в третий, зачем были эти выверты в начале: уж была бы омерзительно-сладкой и вежливой с самого начала!
-Так это из-за твоих извинений? Но это действительно глупость, М’Кота, тут не о чем разговаривать. Я не могу принять извинения того, кого не считаю в чем-то виноватым, это было бы неправильно и нечестно, как будто я взяла тебя в оборот. Я ведь уже объяснила, почему не считаю, что именно ты сделала что-то не так. Если уж кому извиняться, то не тебе, а ты не можешь делать это за всех. И я знаю, что всегда нелегко признавать, что ты не права, поэтому не хочу акцентировать на этом внимание - это и означает, что все ерунда и проехали, что я даже не заметила и не обижена.
М’Кота хлопнула себя ладонью по лбу и пробормотала несколько непереводимых слов.
– Неуд, – сказала она со вздохом, – Неуд за первый урок. Домашнее задание: понять, почему я признала свою вину, почему предложила помощь и почему до сих пор с тобой разговариваю. Когда там у тебя запланирован Сатал, в первый день или во второй? Первый день никуда не годится!
-Неуд? - воскликнула Квинтилия с нотками паники в голосе, - Откуда? Я не могу получить неуд! Это нечестно, мы даже не обсуждали твои реакции. Это я тут раскрывалась и говорила о себе и как я чувствую, а ты даже не задумалась над этим! Для тебя это все не серьезно, ты на самом деле не хочешь, чтобы я чему-то научилась, поэтому не стараешься. Если бы ты старалась и хотела, ты бы взяла время, чтобы подумать, как это лучше организовать, как лучше объяснить, чтобы именно Я поняла, и сделала бы это тогда, когда нам обеим было бы удобно. Наверное, это была глупая идея, и нам изначально следовало разговаривать только о работе. Не беспокойся, очередь до Сатала не дойдет в первый день, и, может, даже и во второй, так что у тебя полно времени. А теперь этот разговор - окончен. Перим, конец связи.

– Я не могу получить неуд! – повторила М’Кота, подбрасывая на ладони коммуникатор и откладывая его на тумбочку. – Иногда весь смысл в том, чтобы получить неуд…
В этом году ей жизненно важно было получить свой собственный неуд: испытать всю боль и горечь поражения, именно для того, чтобы сохранить при этом несломленный дух. Если проект не закроют, её семья и друзья приедут сюда, на станцию, чтобы она прошла этот путь, как и подобает, на глазах у близких людей – самых строгих судей на свете.
__________________
+ Квинтилия


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 12 05 2016, 17:00:03
Станция ДС9. После полудня.
Каюта Сатала.


Покинув Тенека, Ракар отправился в Кварк’с. Нет, вулканец скорее всего не был провокатором, но диалога с ним построить было невозможно. Свято уверенный в собственный правоте, ни разу не сомневающийся ни в чем упертый представитель одного из гуманоидных родов – был совершенно непробиваем. Дипломатия слов – бессильна, здесь будет работать только жесткая дипломатия дизраптора и плазменных торпед. И разве же узнал он что-то новое о федератах? Никак нет. Ничего не изменилось, и не изменится до конца времен, и только ему одному что-то было надо. Что именно – не лишиться поста наблюдения. А среди тех, кто не собирается договариваться – лишиться этого – было действительно нельзя. Прав был предшественник, они не готовы слушать, они не слушают. И право было командование, как всегда. Потому что оно всегда право. Федерация умеет ударять в спину, легко и непринужденно, после совместного дела, ничуть не признавая собственной вины. По сути дела, Федерация ничем не отличается от бриннов, спиной к которым поворачиваться и вовсе было давно заказано. Так в чем же суть этого проекта по версии федеральной верхушки? Действительность была такова, что рассчитывая на совершенно противоположный эффект, адмиралы Звездного флота на самом деле показывали свое истинное лицо, сделав ставку на тех, кому хотели доверять, но категорически ошиблись в выборе кандидатур.
Спустя полчаса Ракар стоял на пороге каюты Сатала с двумя непрозрачными бумажными пакетами, охрана пустила его, и, переступив порог, ромуланец теперь интересовался у обитателя каюты, можно ли ему войти.
- Долгой жизни, и … процветания, - перехватив оба пакета левой рукой, неловко сложил пальцы правой в вулканский жест, что давалось ему явно с трудом, - как это у вас делается.. Не будете против моего визита?

После визита Тенека Сатал вернулся к работе с библиотекой. За этот час он успел найти два разных рецепта фол-хо-ра, впрочем, один из них оказался неполон. При виде гостя в первую секунду вулканец не смог скрыть удивления на лице, однако быстро с этим справился, встал и сделал несколько шагов навстречу.
- Долгой жизни и процветания, - ответил Сатал, демонстрируя привычный жест, после чего, опустив руку, не очень уверенно продолжил: - Или, если не ошибаюсь, у вас принято говорить джолан тру?
- Верно, - улыбнулся ромуланец, - благодарю за взаимное традиционное приветствие. Приятно знать, что вам известны некоторые наши обычаи.
И все еще остался стоять на пороге.
- Вы почтили мои традиции, ответить взаимностью было логично, - ответил вулканец и сделал приглашающий жест. - Проходите. Я работал с библиотекой над подготовкой к презентации, но я не тороплюсь. Должен признать, я не ожидал визита. Располагайтесь, - Сатал бросил взгляд  пакеты в руках ромуланца. - Что вас привело?

- Благодарю, хорошо, что не сильно отвлекаю, - улан прошел к столу и поставил на него свои пакеты, принялся доставать содержимое. Первой на стол встала прозрачная бутылка с синей жидкостью, затем он извлек два не очень глубоких блюда и принялся раскладывать по ним красные, синие и зеленые фрукты. И наконец, выставил два прозрачных пластиковых закрытых контейнера, с содержимым измельченного характера, сильно похожего на салат. Пока он все доставал, продолжал говорить:
- На Волане II у нас с вами что-то не заладилось, мы друг друга не поняли и не успели толком познакомиться. Так что, в некотором роде я пришел мириться и знакомиться. К сожалению, я не специалист в вашей еде, но по некоторым признакам вы едите только растительную пищу. Поэтому я попросил помощи у ференги, и – вот это вот что-то такое земное. Красные фрукты называются яблоками, синие – сливами. А вот это – настоящий вулканский салат из нереплицированных продуктов, но немного больше приправленный для вкуса, нежели чем на Вулкане обычно.
А потом Ракар повернулся к Саталу лицом.
- И, несмотря на то, что середина дня, я принес настоящий ромуланский эль. Несмотря на эмбарго Кварк’с все время возит контрабанду, и, в настоящий момент, вопреки всему это очень кстати. Надеюсь, вы разделите со мной пару стаканов этого уникального напитка.

Сатал несколько растерянно посмотрел на бутылку. Ему нравилось предложение ромуланца наладить диалог, и ему не хотелось обижать Ракара отказом пить с ним, но правда была в том, что при всём желании Сатал не мог согласиться. Это нужно было объяснить, найти компромисс…
- Я признателен вам за ваше намерение и старания, - произнёс он, - но должен предупредить, что никогда раньше не употреблял алкоголь. Поэтому составить вам компанию в вопросе выпивки могу разве что символически, иначе, боюсь, последствия могут быть непредсказуемыми.
Сатал почти сожалел, что вынужден был это сказать, но это было необходимо: вряд ли кого-то из них порадовало бы, если бы вулканец выпал из беседы до того, как та успела начаться.
- Однако я не откажусь попробовать ваш эль, - добавил юноша, надеясь, что слово “попробовать” будет истолковано верно.
Ракар хмыкнул, заинтересованно посмотрев на Сатала.
- Я предвидел такой вариант, - сказал он, поставив на стол два стеклянных стакана, - и поэтому предусмотрел альтернативу.
С этими словами он вынул из пакета еще одну бутылку с содержимым синего цвета, но несколько бледнее эля.
- Это безалкогольный напиток ка-ли-фал. Ну… не совсем. Очень близко к оригиналу, но слегка не хватает аромата. Настоящий ка-ли-фал должен заставить ваши носовые пазухи открыться перед первым глотком. Этот же либо реплицирован, либо разбавлен. Неизвестно точно. Зато у вас есть выбор. Я, с вашего позволения, все же выпью. Не самый простой день сегодня. Присядем?
Сатал кивнул и жестом указал Ракару на стул, заняв второй.
- Я попробую оба напитка, но отдам преимущество ка-ли-фалу, - ответил вулканец. В конце концов, ему было даже любопытно. - Вы хотели бы поговорить о чём-то конкретном или?.. - Сатал неопределённо развёл руками. - Кстати, насколько мне известно, мы с вами соседи по каюте. Надеюсь, мы сумеем выработать удовлетворительные для обоих правила общежития… когда меня отсюда выпустят, я имею в виду.
Другие возможности он оговаривать не стал: и без того было ясно, что пока вулканец находится под арестом, может произойти всякое. Однако надеяться хотелось на положительный исход.

Ракар открыл бутылку с элем, налил Саталу чуть, а себе полный стакан, пододвинул стул и сел, взяв свой стакан в руку.
- Да, мы будущие соседи, когда вас выпустят, надеюсь, скоро. Ужиться – не проблема, достаточно уважать право друг друга на личное пространство и индивидуальность. Я хотел поговорить и о конкретном и не о конкретном. Должен признать, вы вызываете интерес. Я прочитал ваше личное дело, доступное для участников проекта. Там написано, что вы родом с Вулкана, но, тем не менее, вы – человек. Как случилось, что ваша родина теперь Вулкан? Расскажете о себе?
Ракар с интересом наблюдал за землянином-вулканцем по имени Сатал.
- Ах да! За ваше скорое освобождение! – и отпил свой напиток.
- Благодарю. Надеюсь, оно действительно скоро произойдёт.
Сатал неспеша поднёс свой стакан ко рту и аккуратно пригубил. В нос ударил резкий запах, но вкуса напитка вулканец почти не почувствовал из-за слишком малого количества, разве что некоторое жжение. Отодвинув стакан, он облизал губы, сосредоточенно изучая его содержимое, потом сделал второй глоток, побольше, и невольно закашлялся. Пододвинув салат, он некоторое время ел, прежде чем ответить на заданный вопрос.
- Я приёмный сын. Мои родители нашли меня на месте крушения частного космического корабля, когда мне было восемь месяцев. Сначала они даже точно не знали мою расу, исследования подтвердили, что я землянин. Поскольку никакой информации обо мне не сохранилось, у них было лишь два варианта: отдать меня в приют или вырастить самостоятельно. Они выбрали второе. Мама назвала меня в честь дедушки, её отца, я имею в виду. Я учился и рос вместе с вулканскими детьми, окончил вулканскую академию наук. Конечно, родители учитывали, что воспитывают земного ребёнка, и знакомили с земной культурой тоже, но всё-таки своим домом я считаю Вулкан. Собирался проходить Колинар, но родители посоветовали не торопиться и познакомиться с другими культурами, так я попал в этот проект.
Сатал снова взял салата и заметил:
- Несмотря на большее количество приправ, чем обычно принято, приготовлено очень хорошо. Ну а вы? Я, конечно, читал ваше личное дело тоже, но послушать рассказ самого человека - это совсем другое.
Ракар принял более расслабленную позу, чем обычно, свободно откинувшись на спинку стула. Он с интересом слушал землянина с Вулкана, с удивлением отметив его доверие и откровенность. По сравнению с тем же Тенеком в настоящий момент Сатал предоставлял четко выраженный контраст, и контраст самому себе прежнему, каким он видел его тогда на Волане II. Удивление было приятным.
- Позвольте прежде один короткий вопрос, как вы определяете, то есть называете себя, считая Вулкан своей Родиной?
- Я вулканец с физиологией землянина, - просто ответил Сатал. - Случается, это составляет сложности, но такова реальность. Вулканская философия для меня всегда была естественной и понятной, это не то, чтобы меня против воли заставляли следовать по вулканскому пути. Напротив, предъявляемые ко мне требования были мягче того, что обычно предъявляется вулканским детям, кахс-ван я проходил по собственному выбору, и я убеждён, изъяви я желание следовать земным путём, родители бы точно так же меня поддержали.
Сатал умолк. Мысль о родителях, как всегда, вселяла в него уверенность. Он действительно знал, что они примут его любым. Знать, что тебе, что бы ни случилось, есть, куда вернуться, было важно.
_______________
С Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 12 05 2016, 17:02:07
Станция ДС9. После полудня
Каюта Сатала


Ракар коротко кивнул.
- Знаете, Сатал, у нас на Ромуле тоже есть те, кто не совсем ромуланец. Полукровки. Разные бывают пути для этого, но таковые, выросшие на Ромуле тоже считают себя ромуланцами. По духу. И я это понимаю. Но вы – уникальны. Однако, я способен представить вашу позицию. Колинар… - не уверен, что понимаю что это, но насколько мне известно - процедура уничтожит большую часть того, чем вы являетесь. Поэтому я удивлен. Вот взять тот же салат, который вы оценили – он имеет больше вкуса, чем вам привычно. И вам понравилось, ведь понравилось же? – Ракар внимательно следил за реакцией Сатала на свои слова, - это как вкус к жизни, которая не является пресной. Зачем лишаться таких возможностей? – он сделал короткую паузу.
 - Что до меня – я родился, вырос и учился на Ромуле. Путешествую лишь последние 1.5 года. И я не встречал ничего прекраснее моей Родины. Впрочем, некоторую ее часть я покажу на презентации задания. Но это будет слишком малая часть всего того великолепия. Вид, который открывается с самой верхней точки обсерватории на окраине столицы – невозможно описать словами. Я сожалею о ваших родных родителях, Сатал. Наверняка они были достойными, раз сумели сохранить жизнь вам при крушении корабля. Но старшие – мудрее и опытнее. Всегда. Их следует слушать.
Сатал задумчиво опустил взгляд. Пусть другими словами, но Ракар сейчас говорил о том же, о чём они так недавно беседовали с советником и о чём, возможно, думали и его родители, советуя повременить с ритуалом. Ракар был прав: ему понравился салат, но всё же суть Колинара ромуланец представлял не совсем верно. Хотя со стороны… наверное, можно было сказать и так.
- Колинар - это ритуал полного отказа от эмоций и посвящения себя логике, - пояснил вулканец, снова невольно вспоминая рекомендацию советника наоборот научиться себя слушать. - Поэтому его адепты могут казаться совсем другими людьми… - окончание фразы на мгновение повисло в воздухе. “Казаться или всё-таки быть?” - мелькнуло у Сатала в голове. Он поспешил продолжить: - Я на своей презентации собираюсь рассказать немного об этом, показать монастырь и приготовить ритуальные хлебцы фол-хо-ра, дословно это означает “ритуальный камень” как отказ от разных благ, твёрдая воля, незамутнённость сознания. Эмоции часто бывают причиной ошибок и неверных суждений, ссор, вражды…
“Кроме того, зачастую они неприятны”, - добавил вулканец мысленно. Последнее время действительно иногда казалось предпочтительным не чувствовать ничего. Хотя визиты Тенека и Ракара оказались приятным исключением. И если со стороны соотечественника это было закономерно, то в случае с Ракаром Сатал был приятно удивлён. В плане этикета с Тенеком, конечно, было проще. Впрочем, обычная вежливость, внимание к собеседнику и стремление обеих сторон наладить диалог работали сейчас вполне успешно.
- Мне будет интересно посмотреть на Ромул, я сам тоже до сих пор был не из тех, кто путешествует, по большому счёту, это мой первый серьёзный контакт с представителями других культур.
- Я так и думал, - сказал Ракар в ответ на объяснение этого вулканского ритуала. Разные бывают отклонения разума во вселенной, подумалось улану. Кто-то рисует ромуланок в форме из одних только ремней в одной камере с прекрасными, не сдерживающими эмоций вулканками, а кто-то калечит собственную личность, низводя в небытие любое подобие чувств и эмоций, пытаясь отдаться вулканской логике. И ладно бы это было вулканское личное дело, но нет, они пропагандируют свой образ жизни и увлекают туда другие расы. И некоторое, типа этого землянина, сидящего перед ним – отравлены подобной философией.
О том, что причиной ссор и вражды государств на самом деле являются не эмоции, а тщательно продуманные коварные намерения, ничего не имеющими общего с эмоциональностью, он тоже решил пока умолчать.
- «Альфа» интересный проект, - сказал улан, - первый и единственный в своем роде, должный быть ценным не для отдельных личностей, но для куда более глобального. Потеря участников отрицательно скажется на диалоге. Поэтому я хочу спросить, как можно помочь вам в связи с вашим заключением? Мне слабо известны законы Федерации, но может вы в курсе, что могло бы оправдать вас при разбирательстве?
- Вы хотите мне помочь? - переспросил Сатал. При том, что половину участников проекта составляли федераты, многие из которых были кадетами звёздного флота, первым, кто предложил ему помощь, был улан ромуланской империи, в то время, как свои - свои его осуждали… От волнения он даже встал из-за стола и прошёлся туда-сюда по каюте. Снова сев на место, он взял с блюда синий фрукт, упомянутый как слива, и надкусил.
- Я даже не знаю, - сказал вулканец через некоторое время. - Против меня пока что не выдвинуто никаких обвинений и, как мне объяснили, со мной просто не знают, что делать. Оператор транспортерной, которого я обездвижил, ничего не выдвигал, Кардассия - насколько я понимаю, тоже. Если же говорить непосредственно о проекте, то мне лишь было сказано описать всё в отчёте так, чтобы было ясно, какие мной двигали мотивы, так что я просто подробно рассказал всё, как было.
- Не знают, что делать, хм… - Ракар загадочно улыбнулся. – Федерация забавна.
Что делать с ромуланцем на Ромуле в схожей или подобной ситуации – затруднений никогда не стояло бы.
- Да, я прочитал ваш отчет, и все же не все понял. Был бы благодарен, если бы вы объяснили, отчего вы так привязались к тому человеку на Волане II? Может быть, это поможет мне в стратегии вашей защиты.
Почему привязался? Это казалось естественным - желание помочь, защитить того, кто не может защитить себя сам, с кем поступают несправедливо…
- Мне сложно это объяснить, - ответил, наконец, вулканец. - Этот человек не может защитить себя сам, и он не виноват в том, что с ним. Он нам помог, и будет неправильно, если он за это пострадает. Кроме того, если бы мы все проходили мимо чужой беды, потому что это не наше дело, то двадцать четыре года назад могли бы точно так же пройти мимо меня…
Сатал помолчал. Мысль о том, чтобы озвучить столь личную ведь, вызвала в нём некоторое смущение, и всё-таки он подумал, что должен попытаться это объяснить: может быть, это позволит ромуланцу понять не только своего собеседника-вулканца, но и Федерацию.
- Вы сказали, Ракар, что мои родные родители были достойными людьми, раз сумели сохранить мне жизнь во время крушения. Безусловно, это так. Однако и приёмные сделали для меня не меньше: они дали мне семью, образование, воспитали меня… Всем, что я есть, я обязан тому, что они в тот день не прошли мимо.
- Вы пытаетесь отдать долги, - не то вопросительно, не то несколько неопределенно сказал Ракар, глядя на Сатала. Затем он залпом опустошил свой стакан, поставил его на стол и налил себе еще, занес руку с бутылкой над стаканом Сатала и вопросительно посмотрел на него.
Сатал посмотрел на остатки эля на дне своего стакана и отрицательно качнул головой: лёгкое головокружение уже давало о себе знать.
- Благодарю, похоже, настало время попробовать ка-ли-фал, - ответил он ромуланцу, после чего прокомментировал высказанную ранее мысль: - Долги? Возможно. Но пусть даже так, это не то, что можно отдать раз и навсегда. Я склонен считать, что таковы должны быть правила успешного взаимодействия в обществе: если никто не будет проходить мимо чужой беды, какой бы она ни была, то никто никогда и не останется со своей бедой один на один. Не важно, какой ты расы, возраста или с какой ты планеты. Каждому будет оказана помощь, и я стараюсь жить согласно этим убеждениям.
Ракар молча поставил на стол ромуланский эль, поднялся, опустошил второй стакан, откупорил вторую бутылку и налил Саталу, сел на свое место со своим стаканом, откинулся на спинку стула и смерил Сатала взглядом с головы до ног.
- Я понимаю ваши гуманистические рассуждения. Действительно, человека из враждебного мира, который вам помог, следовало забрать. Это единственный способ обеспечить его безопасность после тех действий, которые он сделал, – Ракар не стал выражаться терминами «информатор» или «предатель», не стал упоминать также разработку легенд и иных алиби для такого случая, - но он не дееспособен и не принимает собственных решений.
Приподняв стакан в подобии тоста и выпив, он продолжил:
- Я благодарен вам за откровенность, это многого стоит, – здесь он припомнил вулканца Тенека, который не только не хотел быть откровенным, но и вовсе еще час тому назад отринул доверие между собой и тем, кто его защищал. Сатал был полной ему противоположностью.
- Я буду защищать вас на разбирательстве, которое предстоит. Проект сделал нас союзниками. И я хотел бы, что бы так продолжалось и впредь. Но вот еще один момент, Сатал, - Ракар взял синий фрукт с наименованием «слива», покрутил его в пальцах и откусил, - когда вы пройдете свой колинар, и обоснуетесь в вулканском монастыре со всеми этими «ритуальными камнями» - вы потеряете возможность и желание следовать этим вашим гуманистическим принципам и убеждениям. Потому что с точки зрения вулканской логики ряд ваших действий может оказаться нелогичным. Когда вы потеряете вкус жизни, - Ракар снова загадочно усмехнулся, продемонстрировав земной фрукт, - многое станет не важным.
Он поднялся со своего стула, заткнул ромуланский эль пробкой и положил бутылку в непрозрачный бумажный пакет.
- Я это заберу, вы все равно не пьете, а мне еще понадобится. Не обижайтесь, Сатал. День клонится к концу, еще нужно многое успеть. Не отчаивайтесь. Все решится.
Сатал кивнул.
- Я благодарен за ваш визит и также надеюсь на успешное сотрудничество, - он взял стакан и попробовал напиток. Терпкий привкус неизвестных трав вызвал ассоциацию с засушливыми степями Вулкана, но было в нём и что-то неуловимо инопланетное. Сатал подумал, что для фуршета стоит подобрать что-нибудь аналогичное, вулканское. Например, сок каасы, сине-зелёного фрукта, достаточно популярного на Вулкане. Вероятно, его даже удастся найти в оригинале. Юноша указал на бутылку ка-ли-фала: - Полагаю, эту вы оставите? - его спокойное выражение лица было настолько близко к улыбке, насколько вообще может быть близко к улыбке выражение лица вулканца. - Кстати, вы только что подали мне одну идею для завтрашнего мероприятия. И - если у вас будет желание ещё что-либо обсудить, заходите.
Вулканец подумал о том, как странно развиваются его взаимоотношения с сидящим напротив человеком: изначально он был к нему нейтрален - как, впрочем, ко всем участникам, - потом неудачное столкновение на Волане 2 заставило его подумать о том, что им будет непросто взаимодействовать - и вот теперь он уже почти ждёт следующего визита! Сатал оценил дипломатичность ромуланца и его шаг навстречу, это хотелось оправдать.
- Конечно, я возьму только Эль. Всем остальным наслаждайтесь, - сказал Ракар, улыбаясь уголками губ, - на ваши идеи я с интересом посмотрю на презентации. Если что – я на связи, - он показал на свою федеральную дельту, и я еще зайду. Джолан тру, Сатал.
Эта фраза была и приветствием и прощанием одновременно.
- Джолан тру, - слегка склонил голову Сатал. - Мира и процветания.
_______________
И Сатал


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 12 05 2016, 17:07:05
26 августа, ранний вечер.
Станция ДС9. Коридоры станции и Променад


На выходе из каюты Сатала, Ракар с улыбкой вручил яблоко его охраннику. Время от времени ему доставляло удовольствие развенчивать вулканскую логику, и он пришел в хорошее настроение от нескольких удачных смысловых оборотов, которые, как ему казалось, были хороши. Но из двух разговоров один закончился неудачей. Радоваться, по сути дела, было нечему. Пока все висит на волоске над краем, не следовало отвлекаться.
Ракар пошел по стыковочному кольцу, затем свернул в темные длинные безлюдные переходы. Так он шел, гуляя и размышляя о хитросплетениях закономерностей, в которые необходимо было вмешаться и повернуть в нужное направление.
Спустя некоторое время он решился. Основной проблемой проекта были все-таки арестованные, возможно еще вулканец. Но реакция на его отчет не известна. Зато координатор. Координатор. Он определил ее как играющую на стороне проекта. Станет ли она говорить с участником вне общего совещания? Он нажал на федеральную дельту, прикрепленную к его форме:
- Ракар вызывает глинна Толан.
- Слушаю, улан, - практически сразу отозвалась кардассианка и затем произнесла немного в сторону: - Нет, лейтенант Авем, я уверена, что столы не будут мешать проходу!.. Мистер Ракар, вы что-то хотели?
- Да, глинн Толан, - продолжил улан, прислушиваясь к сторонним звукам окружения кардассианки, попадающих в область чувствительности микрофона средства связи, - я прошу беседы с вами. Сейчас. Это возможно?
- Я сейчас немного… Хм, а, хотя, почему бы и нет, - отозвалась Толан. – Вы найдете меня на Променаде, возле таможенных офисов.
- Понял, буду через 10 стандартных федеральных минут.
Теперь Ракар ускорил шаг, пытаясь понять, верно ли он оценил время прибытия на променад из этого конца станции, где находился.
Офисов таможни он достиг строго, как и предполагал, в означенное время. Он возник за спиной кардассианки и немедленно сдвинулся в поле ее зрения. Еще не приходилось ему стоять рядом с координатором проекта, и теперь он видел, что она немного пониже его.
- Глинн, - склонил голову улан вооруженных сил Ромуланской Империи, - по всей видимости, я отвлек вас от дел, и, тем не менее, может быть, мы уйдем из коридора, что бы не всякий первый встречный вострил свои уши в нашу сторону?
Когда Ракар подошел, Толан, активно жестикулируя, объясняла младшему лейтенанту Авему, что и как планирует расположить на фуршете – тот с кислым видом кивал ей в ответ, пытаясь вставить слово. Судя по всему, их разговор длился уже достаточно долго, успев вымотать их обоих.
- А, мистер Ракар! – с видимым облегчением произнесла кардассианка. – Мистер Авем, мне необходимо вас покинуть. Давайте согласуем расстановку позже?
Не дождавшись ответа, который начинался с «Да, но…», она сделала шаг к Ракару.
- У меня не очень много времени, поэтому давайте решим ваш вопрос здесь и сейчас, - она неторопливо двинулась по Променаду, приглашая ромуланца присоединиться.

Ракар сложил руки за спиной и последовал вслед за координатором. Полуобернувшись к ней, он принялся негромко излагать:
- Проблема, из-за которой наш с вами проект имеет неопределенное будущее, по моему мнению, состоит из двух пунктов: действия троих арестованных и тот факт, что мы не смогли проявить себя как единая команда. И в наших с вами интересах, глинн координатор, что бы ничего не закончилось. Должен сказать, что Империя Ромула впервые участвует в нечто подобном, и в наших интересах содействовать этому взаимодействию и диалогу.
Спустя короткую паузу, он продолжил.
- Поэтому, я хотел бы предпринять ряд действий, явно или неявно убеждающих руководство в небезнадежности всей этой затеи. А именно – я хотел бы защищать троих арестованных на разбирательствах по их обвинениям не просто как свидетель, но как нечто большее. Думаю, у меня есть ряд аргументов, которые были бы удачны для применения. В том случае, конечно, если кадетов Лайтмана и Уильямс не будет судить закрытый федеральный военный трибунал. Но и в этом случае хотелось бы туда попасть. Насколько это возможно?
Толан с непроницаемым выражением лица слушала ромуланца, и лишь когда он закончил говорить, улыбнулась.
- Приятно слышать, что вы так сильно заинтересованы в продолжении проекта, - она обернулась к Ракару и замедлила шаг. – Удивительно, ведь на собрании у меня сложилось несколько другое впечатление. Что заставило вас так быстро изменить свои взгляды? Можете не отвечать, у меня нет причин не верить в вашу искреннюю заинтересованность.
Кардассианка остановилась возле магазина с аксессуарами, сейчас закрытого из-за восстановления станции, задумчиво блуждая взглядом по полупустой витрине.
-  Но вы не адвокат и не знакомы с федеральной или кардассианской судебной системой. Несмотря на то, что я ценю ваш порыв, я не могу назначить вас официальным представителем троих участников проекта «Альфа». Все, что я могу сделать, это дать вам слово на заседаниях, если они будут иметь место. Мне самой еще неизвестно, что их ждет – например, против Сатала до сих пор не выдвинуто ни одного обвинения. Однако мне интересно, мистер Ракар, - женщина подняла голову и встретилась взглядом с ромуланцем, - какими же аргументами вы собрались убеждать потенциальных обвинителей? Как бы вы убедили мистера Корама с невиновности Лайтмана или представителей Звездного Флота – в том, что Уильямс не имеет отношения к террористической организации маки?
________
С глинном Толан


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 12 05 2016, 17:08:43
26 августа, ранний вечер.
Станция ДС9. Коридоры станции и Променад


Ракар вполне искренне удивился, и в то же время отметил про себя, что его поведение ранее все-таки вызвало не тот эффект, который был желаем.
- Хм, - сказал он, слегка улыбнувшись,  - представители моего народа имеют репутацию высокомерных, и это вполне заслуженно. Но согласитесь, трудно удержаться от выражения превосходства, когда участники совещания начинают без регламента, без всякого порядка галдеть и вести себя так, как будто они не являются лучшими из лучших, отобранных специально для такого проекта. Кроме того, предложения вулканца вызвали ряд размышлений и я не успел доказать ему некоторые вещи. Но это уже дело прошлое.
А дальше Ракар услышал нечто новое, полные выводы делать было рано, зато теперь было понятно, что находящийся на станции мэр Волана II не просто так сидит в федеральном убежище. Мэр Волана II не забывает обид.
Ракар стоял спиной к магазину акссесуаров, лицом к глинну Толан, и пользовался удобным положением. Ему был виден коридор Променада и он следил за тем, чтобы никто проходящий мимо не подслушал их слова. Вот и теперь, он быстро скользнул взглядом в стороны и снова посмотрел на кардассианку. Еще там на Волане II он понял, что ей можно доверять, до определенного предела. Потому что доверять полностью нельзя было никому.
- Хорошо, слово на заседании – тоже неплохо, но вернувшись в каюту – я примусь за изучение судебных систем ваших и Федерации, и может быть потом мы вернемся к этому снова. Случай Сатала самый легкий, молодой гражданский, руководствуясь гуманистическими соображениями бросился спасать по своему разумению недееспособного человека, находящего под угрозой гибели. Это обоснование настолько легко, учитывая, что офицер транспортерной не в обиде, что не стоит обсуждения.
Теперь Ракар внимательно следил за мельчайшими изменениями на лице кардассианки.
- Энн Уильямс не маки. Я провел с ней достаточно времени, что бы убедиться в этом. Я живой свидетель большинства того, что с ней происходило. К чему приведет ее будущее – не известно, но сейчас – она не маки. И от наших действий будет зависеть станет ли она этим понятием. Может быть даже от ваших, глинн Толан, или Тенмы Джеза. Но это дело будущего, не прямо сейчас. А вот насчет Корама… - Ракар еще раз скользнул взглядом по коридору. Со стороны они выглядели вполне безобидно, ромуланец и кардассианка, мирно и почтительно беседующие у магазина аксессуаров. Ракар молчал секунд 15, затем вернулся взглядом к координатору.
- Значит убеждением Корама следует заниматься? – Ракар не стал говорить, что если бы на катере Корам попал в его руки, то даже без специального читающего память оборудования – он смог бы выбить из него пароль в течение максимум двух часов. Как минимум он сам был в этом однозначно убежден.
- Я бы применил технологию ответного обвинения. Много часов целая «Саратога» наверняка пыталась уговорить его разблокировать телепортацию, да, я читал разные отчеты, разное видел, и я в курсе, что он здесь, на станции. Если он так упорствовал – значит у него была какая-то иная цель помимо страха и мести, я не верю в трусость и мелочность мэров различных планет. Верить в такое может наивный ребенок, не обладающий вообще никаким опытом, никакими знаниями. Если найти на Корама компромат, который по-настоящему будет для него болезненным, то он резко перестанет обижаться на звездофлотского кадета, который потерял над собой контроль, будучи уверенным, что жизнь членов его команды под угрозой. Под угрозой по вине Корама, он спровоцировал и удерживал это. Федеральный корабль по его вине пробыл на Волане II больше положенного, а именно Кардассия обозначила сроки. И это мне сказал лейтенант  СБ Саратоги – Кортез. Понимаете, к чему я веду, глинн Толан?
- Итак, мистер Ракар, - кардассианка сложила руки на груди и внимательно посмотрела на кадета. На ее лице промелькнула тень улыбки – улыбалась она явно каким-то своим мыслям, потому что с ромуланцем говорила совершенно серьезно. – Вы не спрашиваете и не уточняете, в чем же обвиняются ваши коллеги – значит, вы уже изучили все, что вам было доступно. Это похвально. Я не знаю ваших мотивов, поэтому предположу, что они совершенно искренние, и вы действительно хотите им помочь ради них самих и ради общего блага проекта. Изучайте доступную информацию, прецеденты, стратегию защиты – все это пригодится.
Она еще раз смерила ромуланца пристальным взглядом и усмехнулась.
- Что касается мэра Корама, - тихо и серьезно произнесла женщина, – то я не советовала бы вам вмешиваться. Здесь вы представитель третьей стороны, и внимание ромуланцев – или кого-либо еще – к этому… инциденту никому не нужно. Если вы понимаете, о чем я, - в тон ему ответила Толан и формально добавила: – Я учту ваше мнение по этому вопросу.
- Да, глинн Толан, - склонил голову Ракар, - я все понимаю. И я не буду вмешиваться,  пока не требуется мое  вмешательство. Мои мотивы просты – мне важно то, что здесь происходит. Если бы не было важно, мы бы не присоединились к проекту. Я буду рассчитывать, в таком случае, на предоставление мне особого слова на стороне защиты как свидетеля по части Уильямс и Сатала.
Мелькнула мысль и он испугался ее, что глинн Толан теоретически может работать вместе с Корамом.  И тогда он подставился. Такая маленькая толика вероятности. Такая большая цена за просчет. Но ничего не отразилось на лице. А еще Федерация могла иметь имела к этому отношение. Но этого он не мог пока знать.
- Благодарю вас, - сказал улан координатору.
- Можете не беспокоиться по этому поводу, я учту ваше желание давать свидетельские показания, - кивнула Толан
Она, наконец, перестала изучать витрину и направилась дальше по Променаду в режиме неторопливой прогулки, так что ромуланцу ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
- Ракар, - произнесла она после недолгого молчания. – Я понимаю, что вы хотели мне сказать по поводу господина Корама. Я не буду никак это комментировать, просто напомню вам, что мы находимся на федеральной станции. Неважно, что вы – или я – думаем, но я не хотела бы больше слышать подобные разговоры. Они могут дискредитировать вас, меня и весь проект. Но это не значит, что я вас не услышала. Это все, о чем вы хотели поговорить? Если у вас есть вопросы относительно завтрашнего задания, можете воспользоваться возможностью и задать их сейчас, иначе – мне пора возвращаться, я еще не закончила, - она кивнула в сторону младшего лейтенанта Авема, все еще стоящего на отдалении от них. 
Ромуланец шел рядом и слушал, внимательно, вслушиваясь в интонацию. Его слишком поспешная мысль вполне могла быть данью паранойе. Может быть так и было. В конце концов подозревать абсолютно всех было его профессией.
- Комментарии не требуются. Я понял уже давно, что вы заслуживаете доверия, иначе ничего такого бы не сказал. - Улан замолчал, показывая тем самым, что разговор на данную тему окончен, и через несколько секунд продолжил:
- Завтра утром будет решена проблема с голографической презентацией. А что касается фуршета, то здешние репликаторы не умеют ничего ромуланского. Зато есть Кварк’с, который регулярно возит контрабанду, и теперь, с моими присутствием здесь – очевидно еще удвоил свой оборот. Поэтому, надеюсь, не будет нарушением правил, если фуршет по ромуланской части будет из Кварк’са?
«Доверия!» - кардассианка хмыкнула и покачала головой, но ничего не сказала. Интересно, что подумали бы ее кадеты, если бы знали о вчерашнем сообщении от легата Толана?..
- Нет, вы вправе самостоятельно решать вопрос с доставкой продуктов и прочим оформлением. Я полностью полагаюсь на вашу фантазию… Только давайте обойдемся без контрабанды. Не люблю это слово, - женщина хитро посмотрела на кадета. – Найдите ему какую-нибудь более приемлемую замену или хотя бы не произносите вслух.
Ракар сделал несколько шагов вперед, обогнал координатора,  повернулся к ней лицом.
Он улыбался во всю ширь.
- Ну да, названия этому я еще не придумал, поэтому пусть будет без названия. Ведь я и не против, что бы я без них делал, собственно. Глинн Толан! Больше не имею права вас задерживать! Хорошего вам дня. – И он остановился, ожидая, что кардассианка пойдет назад.
- Тогда до завтра, улан, - кивнула Толан. – Мне не терпится увидеть результат ваших трудов.
Они с ромуланцем разошлись, и стоило ей повернуться и сделать несколько шагов к Авему, как баджорец уже сам направился к ней, потрясая паддом.
__________
Совместно с Ракаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 13 05 2016, 15:59:35
26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего.


После обеда Утара отправилась читать отчёты кадетов, выложенные в общий доступ. Отчёты наводили на мысли в том числе и о том, почему глинн координатор так взъелась на некоего стажёра Тенека. Хвала небесам, стажёр всё-таки не отрицал показаний остальных участников событий, но его молчание было на первый взгляд красноречивым, непонятным и возмутительным. Во всяком случае, координатору Утара посочувствовала от души: кардассианка впервые в жизни имела дело с такой разношёрстной компанией (как в переносном смысле, так и в буквальном, если учесть каитианца), и Утара спрашивала себя, не идёт ли у неё ещё кругом голова от всех этих милых особенностей. Федератам с этим как-то всё же привычнее!
«Надо будет поговорить с ней об этом, – сказала себе болианка. – Обо всём этом - и об упёртом стажёре, и о трудностях работы в проекте вообще».
Надо было также вытащить из вихря развлечений мисс Хену, которую так поспешно увлекла за собой Самрита Баккер (как показалось болианке, вовсе не с целью психологического анализа минувшей миссии). В первый день пусть уж отдохнёт, решила Утара, а завтра пора приниматься за работу: может советник проекта и Утара, но советник группы «Альфа» – Хена. Хорошая девочка, умница и смелый человечек, но раз уж не боится ужасных огромных кардассианцев, надо перестать бояться и по специальности работать.
 
Утара оторвалась от отчётов, посмотрела на часы, и невпопад подумала о том, что с замужеством в её жизнь вошла любовь к старинным вещам: книжным изданиям, часам, предметам обихода. В каюте на станции у неё на столе стояли водяные часы, стилизованные под начало эпохи индустриального развития на Боларусе. Рядом с часами, как советник в своё время и обещала себе, теперь стоял портрет капитана Кирка. Капитан был похож на человека, любящего жизнь и умеющего наслаждаться каждым её мгновением, и Утара подумала, что совсем не воспринимает эту голографию, как портрет давно умершего человека. Утара отсталютовала капитану шариком горького шоколада, и положив конфету в рот, направилась на встречу с координатором и командующей станцией.

– Рада вас видеть и рада, что вы в хорошем настроении, - Толан уже ждала ее у турболифта. – И надеюсь, оно не испортится от разговоров о мистере Кораме, - кардассианка позволила себе быструю улыбку. – Ну и вы расскажете нам, каких успехов удалось добиться с кадетом Лайтманом.
Двери турболифта открылись, и женщины проследовали в кабину.

Прибыв на нужный уровень и пройдя через операционный центр станции, женщины вошли в офис командующего. Когда двери перед Толан и Утарой открылись, баджорка как раз заканчивала разговор, на коммуникационном экране на столе был виден ее собеседник - круглолицый баджорец средних лет в федеральной форме.
– ...Конечно, Холем, я получила всю информацию, - говорила Мори, - Но эти коды… это просто произведение искусства по сравнению с теми, с которыми я имела дело раньше. У меня просто руки чешутся поработать с ними.
– Нет, Джанир, еще не время. И ты там не для этого. Я знаю, как тебе нравилось заниматься этим во времена Сопротивления, но теперь мы должны все делать по-федеральному. А они хотят ждать и собирать информацию.
Судя по тому, что эти двое называли друг друга по именам, а не по фамилиям, как предпочитали все баджорцы, они было давно знакомы и каким-то образом близки.
Коммандер Мори кивнула, нехотя соглашаясь. Она подняла глаза от экрана, заметила посетительниц на пороге, быстро попрощалась со своим собеседником и поднялась из кресла навстречу Толан и Утаре.
– Добрый вечер, - поприветствовала она их и указала на два кресла, - Присаживайтесь. Признаюсь, я ждала вас несколько раньше, сразу после утреннего собрания.
Толан присела на свободное кресло, сделав вид, что не обратила внимание на разговор, кусочек которого они с Утарой застали.
– Надеюсь, мы не отвлекли вас? – нейтрально-вежливо поинтересовалась кардассианка. – После собрания я была занята организационными вопросами… - поймав себя на том, что начинает оправдываться, Толан резко остановилась. – В любом случае, сейчас мы здесь. Вы хотели начать с чего-то конкретного, или мы с Утарой можем перейти к нашей теме? – она обменялась выразительным взглядом с советником.
Мори обернулась на уже погасший экран на своем столе.
– Нет, не отвлекли, - быстро сказала она, - Прошу прощения, что не сразу поприветствовала вас. Я действительно хотела поговорить о чем-то конкретном, но у меня есть некоторое ощущение, что ваша тема совпадает с моей, поскольку положение кадета Лайтмана - самое серьезное дело, в котором наши интересы пересекаются. Не так ли?

Всё было именно так. Утара повторила для коммандера то, что уже рассказывала координатору – тот выход, который они с Артуром Лайтманом нащупали для того, чтобы извинения были искренними, а также свои опасения насчёт провокаций со стороны Корама.
– Однако даже если мистер Лайтман будет вести себя идеально… – Утара вздохнула, – … что вряд ли, поскольку он совсем не дипломат, мистер Корам может истолковать любое его действие негативно. В то же время, если при этом будет присутствовать собеседник, комфортный для мистера Корама, он может и сдержаться ради того, чтобы произвести на этого человека положительное впечатление и расположить его в свою пользу. Надежда на это, слаба, но лучше подстраховаться. Откровенно говоря, – сказала она, обращаясь к коммандеру Мори, – я думала о вас, если конечно, у вас ещё не сложилось с бывшим мэром негативных отнощений.
__________________________
с Мори и Иламой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 13 05 2016, 16:03:44
6 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего


-Подождите-подождите, - Мори подняла ладони, будто защищаясь от слов советника, - О каких извинениях речь? Мне кажется, мы тут перескакиваем слишком далеко вперед. На данной стадии речь об этом даже не может идти, господину Кораму не нужны извинения, он жаждет кардассианского правосудия. И у него есть достаточно серьезные основания для этого - он официальный представитель кардассианской власти, и нападение на него было совершено на орбите кардассианской колонии. Это очень неприятный прецедент. Мы же, к сожалению, не можем спорить, что были на федеральной территории, поскольку, хотя Волан II и населяют выходцы с Земли, нашей колонией они не являются. Следует начинать с того, чтобы убедить господина Корама позволить судить кадета Лайтмана на ДС9 и в рамках наших процедур, а не кардассианских. И сделать это должны именно мы, а не сам кадет. Вот почему я хотела вас видеть - мне нужно знать, что за человек этот Корам, чтобы найти к нему подход. Что вы можете рассказать о нем?
- Вы уже говорили с ним? – Толан выпрямилась в кресле. – Даже если он и говорит, что извинения ему не нужны – это всего лишь слова. Он производит впечатление человека, который любит, чтобы перед ним рассыпались в извинениях и лести. Впрочем, если даже федеральным офицерам с «Саратоги» не удалось ничего добиться… - она многозначительно промолчала. Почему-то мысль о том, что и Нечаева не расколола этот орешек, ее радовала. – В общем, растопив его сердце, мы сможем просить и о других поблажках – а смена процедуры является очень серьезной поблажкой. Уже имелись прецеденты, когда офицеров Звездного Флота судил именно кардассианский суд, без выдачи Федерации, и хотя те случаи были более серьезными, нет официального повода выдавать Лайтмана Федерации. Но вернемся к Кораму, - женщина вздохнула. – С ним можно найти общий язык, если играть по его правилам, и во время нашего визита в резиденции нам с советником это удавалось. Но больше всего он печется о своей безопасности, и не менее – о своем, кхм, эго, которые мы достаточно сильно задели. Любит роскошь, - добавила Толан, припоминая, что еще можно сказать о бывшем мэре Джеймстауна. – Возможно, советник Рилл заметила что-то еще, что может нам пригодиться?

– Любое прямое упоминание его негативных действий или непохвальных эмоций мистер Корам воспринимает как оскорбление, – дополнила Утара. – Я испытала это на себе, когда показала ему, что вижу его притворство, растерянность и страх, а также, когда описала ему своё понимание ситуации. Это была моя ошибка. Он оказался не из тех людей, кто может отбросить игру и поговорить прямо, и не из тех, кто умеет быстро переключиться и сыграть по новым правилам – опровергнуть одно, подтвердить другое и начать взаимовыгодный диалог. Как мне кажется, суть здесь в том, что этот своеобразный спектакль он разыгрывает не только и не столько перед нами, сколько перед самим собой. Он не может признать ни одной своей ошибки, потому что это обрушит здание его иллюзорного благополучия.

Мори медленно кивнула.
-Это хорошо… - прознесла она, - А то я боялась, что он совсем непробиваем. Что ж, сыграем в лесть, я могу это сделать. К счастью, то, как мы уже приняли его на станции - выделили каюту ему и его личному повару и вели себя с ним как с любым другим высокопоставленным чиновником или послом - не будет этому противоречить. Ведь если бы наше поведение резко изменилось, он бы понял, что нам что-то от него надо. Федеральное признание мы уже обеспечивам, но как насчет признания его собственного государства? - Мори посмотрела на Иламу, - Я могу просить вас поговорить с ним?

- Поговорить с Корамом? – переспросила Толан. Эта идея ей не нравилась. – Я уже говорила с ним на орбите, когда он нас телепортировал на катер, и этот разговор… - она замолчала, подыскивая наиболее приемлемую форму для описания, – нельзя назвать успешным с дипломатической точки зрения. Он отказывался сотрудничать, и тогда нам всем было не до лести. Ну а инцидент с кадетом Лайтманом и вовсе поставил точку в наших переговорах. Так что я лишь вызову его раздражение, - «как и он мое», - подумала про себя Толан, но вслух этого не произнесла. Подумав немного, она добавила: - Однако, если это необходимо для общего дела, я могу сделать все от меня зависящее и поговорить с ним, как официальный представитель Кардассии на этой станции.

– От лица Кардассии больше некому, – грустно подтвердила Утара. – Вот если бы мы могли вытащить откуда-нибудь, как фокусник из шляпы, высокопоставленного кардассианца, который не любил бы Корама, мечтал бы сохранить наш проект и совсем не мечтал бы проучить Лайтмана… Увы, об этом остаётся только мечтать. – Утара виновато посмотрела на кардассианку. – Глин Толан, думаю, в каком стиле вам разговаривать с мистером Корамом, вы разберётесь лучше меня. Навряд ли в этом вопросе вам понадобятся мои советы.
- Есть еще один момент, - как бы между делом добавила Толан. – Являясь координатором проекта, я защищаю его интересы в целом и интересы конкретного кадета Лайтмана в частности. И в данном случае интересы Кардассии и интересы проекта не совпадают. Как представитель Кардассии я бы сказала, что судить Лайтмана за его действия должен наш суд… Но как координатор проекта я бы этого крайне не хотела.
Взгляд советника стал ещё грустнее.
– А как человек? – спросила она. – Что вы сказали бы как человек? Впрочем, – оборвала она себя, – я уже давно хочу прояснить один вопрос. Орбита Волана II – это не территория Федерации, разумеется. Но наши корабли всегда считались нашей территорией. Следовательно, катер «Анадырь» – это территория Федерации, разве нет? Следовательно, нападение на Корама произошло отнюдь не на территории Кардассии, а на территории Федерации.

-Хороший аргумент, советник, - согласилась коммандер, - Так же как и вопрос о том, могут ли части Демилитаризованной зоны вообще считаться принадлежащими кому-то. Но отношение к этому космическому пространству всегда было высоко политизированным, и все, что его касается - крайне чувствительная точка для обоих наших государств, - она снова посмотрела на глинна, - Я понимаю, как вся эта ситуация сложна для вас, госпожа Толан, поэтому стараюсь говорить как можно более осторожно. Вы можете отказаться помогать нам, и это будет мне понятно. Но, насколько я вижу, у вас - больше всего шансов повернуть запросы господина Корама вспять. Одобрение Кардассии в вашем лице будет для него важно, вы лучше понимаете его, поскольку принадлежите к одной культуре и имеете опыт общения с ним. То, что этот опыт не совсем удачный - может оказаться нам даже на руку, если правильно подать его. К тому же, у вас есть… и другой козырь.
Толан задумчиво уставилась в одну точку на столешнице, погруженная в свои мысли. Так и не придя ни к какому решению, она подняла голову и оглядела своих собеседниц.
- То, что мы происходим из одной культуры, видится мне скорее проблемой. Но куда большей проблемой я вижу то, что в нашей иерархии я не имею над ним ни малейшей власти, а мое звание не позволяет мне обращаться к нему с позиции старшего. Я могу блефовать, но вот посчитает ли он меня достаточным важным для его персоны «представителем Кардассии», - Толан хмыкнула, а затем повернулась к Мори. – Но вы, мне кажется, что-то не договариваете. Какой козырь вы имеете в виду?
Мори криво улыбнулась.
-Позволите говорить прямо?.. Иногда привлекательная женщина может добиться большего, чем высокопоставленный мужчина. В любом случае, если я правильно понимаю, вы с господином Корамом примерно равны. Вы - глинн, что в федеральной цепочке командования примерно соответствует коммандеру. И как раз коммандер может управлять небольшой станцией или колонией. Так я могу считать, что вы в деле, госпожа Толан?
На лице Толан, до этого достаточно спокойном и беспристрастном, за пару секунд промелькнула вся гамма эмоций от смущения до гнева, и ей понадобилось некоторое время, чтобы «переварить» предложение коммандера. Она бросила на Утару быстрый взгляд, полный мольбы о помощи, но затем уже совершенно спокойно посмотрела на коммандера.
- Я надеюсь, что это вы сейчас пошутили, - кашлянув, заметила Толан. – Или я не поняла, о чем именно вы говорите. Поэтому, оставив вашу первую фразу за скобками и подводя итог: разумеется, я в деле. Это в первую очередь именно мое дело и моя задача – снять обвинения с кадета Лайтмана. Итак, какие наши планы? Вы собираетесь первой поговорить с мистером Корамом и подготовить почву?
Мори отвела взгляд, обрывая напряженный момент.
-У нас мало времени до отлета господина Корама со станции, и будет только один шанс поговорить с ним. Мы должны быть очень осторожны, чтобы не спугнуть его. Какую бы стратегию убеждения вы ни выбрали, глинн, я поддержу вас. Я в любом случае намерена сделать все, чтобы защитить кадета Лайтмана, чего бы мне это ни стоило. Пусть он не часть моей команды на этой станции, но он часть Звездного Флота, и я больше не позволю…
Коммандер отвела взгляд на звезды за окном и после некоторого молчания продолжила.
-Я подготовлю отказ от запроса, который господин Корам должен будет подписать. И организую встречу.
– А когда отбывает мистер Корам, – поинтересовалась болианка. – И хотелось бы знать, куда именно. Он возвращается в Кардассианское пространство?
-Мистер Корам сообщил, что отбывает послезавтра утром и возвращается на Кардассию. Поэтому я полагаю, что завтрашний вечер наиболее предпочтителен для разрешения этого вопроса.
Толан сосредоточенно кивнула:
- Как скажете. Для господина мэра я освобожу любое время в своем расписании, - хмыкнула она, уже пробуя новую тактику. – У нас же будет время подготовиться и выбрать тактику, которая не ухудшит ситуацию. Советник, вы можете навскидку сказать, как нам с коммандером лучше себя вести? Только без упоминаний о том, что могут добиться две привлекательные женщины, - серые щеки кардассианки немного потемнели, что можно было бы счесть проступившим румянцем.

_______
С Утарой и Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 13 05 2016, 16:24:16
26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, каюта советника, коридоры станции и офис командующего


Утара наконец пришла в себя и лишь развела руками:
– Если бы я знала, какие женщины нравятся мистеру Кораму, я могла бы что-то сказать на эту тему, но милостью Провидения, я об этом ничего не знаю!
Она потрясла головой, словно отгоняя навязчивое видение, и продолжила:
– Не могу поручиться за свою правоту, но на мой взгляд мягко и любезно стоит вести себя с мистером Корамом именно коммандеру Мори. В первую очередь, потому что он злопамятен, и лесть со стороны глинна Толан может раззадорить его и подтолкнуть к тому, чтобы насладившись триумфом, сильнее ударить и больнее отомстить. Кроме того, тут может оказаться уместен старый приём с «хорошим и плохим полицейским»... Если б только знать, как он относится к баджорцам и не помешает ли это отношение нашим планам!
-Хороший и плохой полицейский? - нахмурилась Мори, - Что вы имеете в виду?

– Это старинный психологический приём, изобретение которого на многих гуманоидных планетах приписывают стражам порядка, – пояснила Утара, – но, конечно же, практикуется он не только ими. Человек, от которого хотят добиться сотрудничества, контактирует с двумя собеседниками. Один из них держит себя строго и жёстко, оценивая всё сказанное ему критически, второй – мягко, дружелюбно и доверительно. В этом случае наш условный герой инстинктивно потянется к тому, с кем ему комфортнее, обычно к дружелюбному собеседнику. Обычно, – подчеркнула голосом Утара, – но не обязательно! Если же он раскусит этот приём, вряд ли вы добьётесь от него желаемого, поэтому лучше всего постараться сделать психологические манёвры неочевидными. Не думайте, кстати, что это практикуется только при расследовании преступлений или для каких-то шпионских целей! – добавила болианка под конец. – Однажды нам пришлось сделать это, чтобы вызывать на откровенность пациента. Что особенно интересно, наш пациент предпочёл критически настроенного собеседника; потом мы узнали, что этот советник своей манерой говорить напоминал ему старшего брата.
- И кому же вы предлагаете роль хорошего, а кому – плохого полицейского? – усмехнулась Толан. – Можете не говорить, дайте я сама догадаюсь… Но эта тактика может сработать. Как вы на это смотрите, коммандер?
-Держать себя строго и жестко? - повторила Мори, - Но до сих пор эта стратегия не работала и только заставляла его замыкаться в себе, поэтому и вы, и “Саратога” потерпели неудачу.
- Сыграть на контрасте. К тому же от меня он не ожидает другого поведения – к сожалению или к счастью, о нас с советником он уже составил свое впечатление. Конечно, я могу льстить и рассыпаться в комплиментах, - Толан едва заметно передернула плечами, - но на месте Корама я бы удивилась такой смене поведения и не поверила. С другой стороны, он как никто другой любит лесть, - вздохнула она.
– И любит месть! – энергично напомнила болианка. – Мистер Лайтман тому пример. Не думаю, что Корам откажет себе в удовольствии унизить тех, кто, как он сам думает, нанёс ему обиду. Особенно – унизить понапрасну, заставив пресмыкаться и льстить, но так и не предоставив желаемого.
- Советник Рилл, мое самолюбие не пострадает, если Кораму взбредет в голову меня унижать, - конечно, Толан покривила душой, но разве это не было ее проблемой, с которой она справится самостоятельно? – Вопрос лишь в том, стоит ли игра свеч.
– Как думаете, дал бы он пароль, чтобы разблокировать транспортацию, если бы вы ещё тогда рассыпались перед ним в любезностях? – вопросом на вопрос ответила Утара.
- Может быть, - пожала плечами кардассианка. Она уже думала над этим и рассматривала в том числе и тот вариант, что, если бы она наступила на горло своей гордости и гневу и вела бы себя более дипломатично, все могло бы пойти по-другому. – Мы этого не узнаем.
– Гарантированных успехов и гарантированных неудач в подобных делах не бывает, – заметила болианка. – Все могут ошибаться, могу ошибаться и я. Но моё мнение таково: если до инцидента с мистером Лайтманом ваша лесть могла бы свить из Корама пару километров верёвок, то теперь, она лишь подтолкнёт его к тому, чтобы вволю над вами покуражиться и оставить вас с носом.
-Вы считаете все это местью? - покачала головой баджорка, - Всю свою жизнь я старалась держаться подальше от политики, но чтобы сделать это, мне пришлось разобраться в том, от чего же именно держаться подальше. Мне кажется… я понимаю что-то о таких людях, как господин Корам. Точнее о том, кем он хочет быть. Месть - это намеренная попытка навредить и получить от этого удовлетворение, он же искренне считает, что имеет право на такое поведение, что берет то, что ему причитается по статусу. В данном случае - Федерация должна ответить за оскорбление, нанесенное Кардассии, и как только справедливость будет восстановлена, он сможет успокоиться.
 - Что ж, коммандер, значит, вы понимаете его лучше нас с советником, - криво улыбнулась кардассианка. – И без вас нам никак не обойтись. К тому же, именно вы – представитель той самой Федерации, которая так его оскорбила, пусть и в лице кадета Лайтмана. Ну а завтра нам придется уже действовать по обстоятельствам и подбирать подходящую тактику. И быть готовыми, что Лайтмана все же будет судить кардассианский суд, особенно если этот вопрос зависит только от Корама.
-Эту опцию я считаю не допустимой, ни в коем случае, - жестко ответила коммандер, - Я не могу стоять в стороне и смотреть, как проблема решается за счет парня, только вчера вышедшего из Академии. Если уж господин Корам винит Федерацию, лучше я сама поеду на Кардассию. Я - старший федеральный офицер, и мое звание дает мне не только привилегии и удовольствие командовать тут всеми, но и ответственность, в том числе за ошибки подчиненных. Хороший начальник всегда защищает свою команду, несмотря ни на что. Возможно, именно это следует сказать господину Кораму? Что кадет Лайтман слишком незначителен? Какие еще аргументы у нас могут быть?

– О том, чтобы кого-то выдавать, в том числе и вас, не может быть и речи! – возмутилась Утара. – Да-да, меня спросят в последнюю очередь, но даже если отвлечься от личных переживаний, это неверно политически. Проступок – даже не преступление! – совершённый на территории Федерации, гражданином Федерации, должен разбираться дисциплинарным учреждением Федерации. Сегодня нас просят выдать человека за избиение, а завтра за что? За разбитую витрину? Или просто по прихоти? Мистер Лайтман никого не убил и не покалечил, не украл секреты Обсидианового Ордена и не совершал террористического акта. Если Корам не заберёт своё требование, мы можем и должны отказать ему официально, не отдавая никого на заклание взамен Лайтмана. Если бы решение зависело от меня, я отказала бы ему без каких-либо сомнений.
Утара перевела дыхание. Она хорошо понимала, как эмоционально звучит её речь, но её это ничуть не смущало – таким было её мнение, и она не думала его скрывать.
– Вернёмся к попытке уговорить, потому что, разумеется, мирное решение было бы предпочтительно, – сказала она, всё ещё не вполне спокойно. – Если Корам считает, что имеет право поступать так, как поступает, это может вполне комфортно сосуществовать у него и с заботой о собственном эго, и с мстительными настроениями, одно другого не отменяет. Следует ли нам в этом случае ему подыграть? Возможно, если глинн Толан покажет ему, что заботится о будущем кадета Лайтмана лишь формально, и просит простить его лишь ради благополучия проекта и ради политики Кардассии… – Утара вдруг замолчала и прищёлкнула пальцами. – Вот! – воскликнула она, – Как вы думаете, понравится ли ему мысль пожертвововать собой на благо Кардассии? Эта жертва не потребует от него особенных страданий, зато он сможет ощутить себя героем кардассианского романа, который, понимая свои права, отказывается от них на благо Родины!
- Как бы «незначителен» Лайтман ни был, это вопрос личной мести – тут я полностью согласна с советником, - хмуро заметила Толан на предложение Мори. – И поэтому его искренние извинения могли бы помочь. Ну, или, как сказала миссис Рилл, дали бы Кораму возможность отвести душу и унизить его.
А вот речь советника заставила ее улыбнуться.
- Вы, я смотрю, неплохо познакомились с нашей культурой, - кивнула Толан. – И почти угадали. Идея неплоха и могла бы сработать… если бы благо Кардассии беспокоило Корама больше, чем его собственное благополучие. Но ваше предложение натолкнуло меня еще на одну мысль. Если желание мести перевесит желание выслужиться перед своей страной, и он не прислушается к нашим доводам, у нас есть аргументы против самого господина Корама, его поведения, побега и отказа от сотрудничества. Их я собиралась приберечь для разбирательства, а не вывалить на него самого, но, возможно, угроза обратного обвинения его припугнет. Оставив свой пост и позорно бежав, он действовал против интересов Кардассии, а это более серьезное обвинение, нежели нападение кадета Лайтмана, - жестко добавила координатор.
________
Продолжение с Утарой и Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 13 05 2016, 18:38:44
26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, кофис командующего

– Советник! - выдохнула Мори, - Вы действительно только что сказали, что избивать чужих политиков на какой угодно территории - это всего лишь несерьезный проступок? Что это… допустимо? Вы все еще не понимаете, что здесь речь идет не о конкретных людях - не о конкретном кадете, которому мы симпатизируем, и не о конкретном мэре, который нам не нравится? Мы все здесь - фигуры на игральной доске, и только наш статус имеет значение.
– Да, вы правы, – согласилась Утара, немного остынув, – это не проступок. И это недопустимо. Но сравнивать действия мистера Лайтмана с проступком всё же менее цинично, чем требовать его выдачи для показательного умерщвления или иного, мало чем уступающего гибели взыскания. Требования Корама неадекватны совершенному правонарушению, если не поддаваться эмоциям и говорить юридически правильным языком. А неадеквтные требования не должны исполняться, если в будущем мы не хотим оставить своих граждан полностью беззащитными перед необоснованными требованиями и провокациями.
Болианка замолчала, уголки её губ резко опустились вниз.
– Коммандер, – снова продолжила она, – когда вы предлагали себя вместо Лайтмана, вы тоже думали не о фигурах на политическом шахматном поле, ведь так? Сомневаюсь, чтобы это предложение поддержало ваше руководство, что касается мистера Лайтмана, то замена его на вас скорее сломает ему жизнь, чем по-настоящему спасёт его.
– Требования господина Корама адекватны - он всего лишь требует правосудия по своим законам. Нас эти законы просто не устраивают… но я очень стараюсь не критиковать чужую судебную систему в присутствие глинна Толан, - поджав губы ответила Мори, - Какое наказание, кстати, предусматривается у вас на Кардассии за подобное?
Кардассианка откинулась в кресле и сложила руки на груди, слушая препирание коммандера и советника. Понять федератов было не так-то просто – ну или, по крайней мере, баджорцев.
– Зависит от обвинения, - пожала она плечами. – За подобное нападение я бы не стала ожидать серьезного наказания – пара лет тюрьмы, может быть - исправительные работы, а может быть и штраф, если дело удастся замять. Но то касается обычных кардассиан. Если мэр Корам будет делать упор на политический мотив, и дело перейдет из плоскости межличностного взаимодействия в агрессивный акт Федерации против Кардассии… - она сделала паузу, давая понять, что от Корама можно ожидать чего угодно, - то наказание может быть более суровым. Но если дойдет до подобных обвинений, я сделаю все, чтобы этого не допустить.
Советник встала и прошлась по кабинету.
– Мы все знаем правду, – сказала она, – и я не вижу смысла её замалчивать. Каким бы ни было «адекватным» наказание по кардассианским законам на словах, на деле, мы не можем гарантировать, что в кардассианской тюрьме Лайтман не подвергнется надругательствам, конечно же, не прописанным в кардассианских законах. Мы не можем гарантировать даже то, что он доживёт там до суда, потому что при всём почтении к влиянию глинна Толан, влияние мистера Корама может перевесить.
– Все верно, советник. Для меня же в этом не будет ничего нового, - мрачно ответила баджорка, - Как я сказала, я готова сделать все, что угодно. И даже если завтрашние переговоры пройдут не слишком гладко, не думаю, что кадету Лайтману стоит волноваться о путешествии на Кардассию. Что ж, пожалуй, на сегодня мы закончим и начнем готовиться к следующему дню?
– Ваше самопожертвование будет излишним, - сухо заметила Толан, поднимаясь со своего места. – Существуют и другие способы не допустить несправедливого обвинения кадета Лайтмана. Ваше же отрицательное суждение о нашей судебной системе, советник, - она выразительно посмотрела на Утару, - несколько преувеличено. Завтра мы узнаем, чего нам удастся добиться на этой стадии.
Она коротко кивнула обеим дамам и направилась прочь из кабинета Мори.
____________________
С Иламой и Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 16 05 2016, 09:32:27
26 августа, вечер
ДС9, Променад, жилое кольцо

Когда координатор проекта вернулась к своим делам, ромуланец забрался на второй ярус Променада и некоторое время рассматривал происходящее сверху. Удобное место для наблюдения, несмотря на то, что непосредственный наблюдатель сам находился на самом виду. Потом он отошел от перил и приблизился к большому окну. Именно с этой точки было лучше всего видно червоточину, ничем не проявляющую себя для обычного глаза во время закрытого состояния. Червоточину, где в особенном состоянии свернутого пространства-времени обитали существа, находящиеся на другом уровне существования. Существа, чье восприятие времени не являлось линейным. Они с точностью до наверняка знали какая и когда случится война, и могли утверждать какая именно линия вероятностей будет верна для этой конкретной Вселенной. Минут десять Ракар ждал не откроется ли червоточина, чтобы посмотреть на красивое зрелище. Но ничего не происходило, и он вернулся к своим обязанностям. Нужно было исполнять работу, к которой он предназначен.
- Ракар вызывает Квинтилию Перим, - нажал он федеральную дельту, прикрепленную к форме.
-Перим на связи, - прозвучал ответ.
- Есть две вещи, которые я хочу обсудить с вами. Первое – номер очереди записи на презентацию, второе – относится к проекту. Мы можем встретиться и поговорить? Сейчас, – сказал улан, отвернувшись от окна.
-Я не могу прийти к вам сейчас, - медленно произнесла кадет, - Потому что сейчас - я работаю и не могу просто так взять, все бросить и уйти. Это серьезно, важно и по-настоящему, прошу с этим считаться. Я теперь не так свободна, как остальные, и не могу сразу бежать на встречу с каждым, кто позовет.

Вот она настоящая суть предложения Тенека. Диверсионного характера по сути. Направленная против проекта. Но каков вулканец, кто бы из федератов мог представить! Может это и есть федеральная составляющая удара в спину? Сначала отвлекли от проекта Перим, потом один за одним все станут работать на станции и им всем будет по-настоящему некогда и никакого дела до проекта. Просто прекрасно. Ракар ничем не проявил эту волну возмущения, продолжая говорить спокойно.
- Если я подойду к вам, у вас найдется время?
Квинтилия помолчала, прежде чем ответить:
-Да, меня это устроит.
- Договорились, куда идти?

Квинтилия сообщила свое местоположение - это оказался один из коридоров в Жилом кольце, там, где располагались каюты гостей станции.
Когда Ракар дошел до обозначенных координат, он увидел девушку-трилла с трикодером в руках, снимающую какие-то показания. Она обернулась навстречу ромуланцу и выжидательно на него посмотрела, явно ожидая, что он начнет разговор.
Первым делом улан обратил внимание на выражение лица девушки, затем мимолетно посмотрел  на трикодер в ее руках. Найти подход к каждому – часть задания. В случае Перим эта часть задания была наиболее интересной, потому что Перим представляла из себя загадку. Поиск разгадки конкретно этого случая был увлекательным. Он поклонился кивком головы.
- В общих чертах я определился со временем своей презентации, можно посмотреть на список, чтобы выбрать место?

Кадет тяжело вздохнула.
- Вот именно этого я и хотела избежать, предлагая решить об очередности на общем собрании. Вы, конечно, можете выбрать сейчас, но никто не может гарантировать, что после вас не придут другие и не захотят выступать до вас или после, что, разумеется, может сдвинуть все ваши планы. И я не смогу оказывать вам предпочтение, защищая вашу позицию, потому что все должны быть в равных условиях. Впрочем, мы и так уже не в равных, так что смотрите...
Девушка неловко достала из-под мышки планшетку и протянула ее Ракару. На экране был открыт список с именами и фамилиями участников.
-Это еще не конечный вариант, - предупредила Перим.

Перим
Уильямс
Лайтман
Мари
Хена
Баккер
Макдауэлл
Сатал
М’Кота
Крим

Ракар?
ш'Зарат?
Арко?
Курш?
Тенек?
Тенма?
С'Нирл Хриис?

Ракар листнул список, вверх, вниз.
- Боюсь, на общем собрании со мной не удалось бы договориться, - сказал он, глядя в падд, - я был так возмущен Тенеком и его предложением, что еще час доказывал бы ему. Впрочем… не важно. А теперь я решил свои проблемы. Некоторые из них. Поэтому я даже благодарен за эту задержку, - он посмотрел на Квинтилию, - потому что есть вещи, которые можешь решить только сам, собственным размышлением, и никто не в состоянии помочь. И еще для этого нужно время. Не так ли, мисс Перим?
- Через пропуск – это, как я понимаю, первый и второй день? На случай если придется двигать, я согласен пойти на компромисс. В течение второго дня можете двигать меня как угодно. Главное что бы это был второй день. К завтра я не успею. А пока меня полностью устраивает ваш выбор - первый пункт вторых суток, - улан протянул падд обратно, - можно убирать знак вопроса.
Квинтилия подошла ближе к Ракару и заглянула в свой падд поверх его руки.
-Нет, - поправила она, - Пропуск означает, что люди ниже еще не сообщили мне о своих предпочтениях, поэтому рядом с именами стоят знаки вопроса. Это то, что мне еще предстоит сделать. Госпожа Толан не ограничила время презентации для каждого, поэтому, если завтра фуршет начнется в 1200 и продлится несколько часов, то первая презентация может состояться только ближе к вечеру. За один вечер мы успеем посмотреть две… ну, максимум, три. Значит, основная часть придется на послезавтра. И это еще если мы вообще сможем уделять наше время занятиям и не будем задействованы в судебных разбирательствах.
- А, вот как, ну хорошо, тогда я следом за Кримом Анжаром. В этом случае я все успею. И вторая вещь, мисс Перим, - Ракар сделал паузу. Он не стал оборачиваться и наблюдать за коридором. То, что он скажет - не секретно и если в этом случае их подслушают – могло даже сыграть скорее положительную, чем отрицательную роль.
- Как я понимаю, судьба проекта решается. Мне будет очень жаль, если все закончится так бесславно и я хочу способствовать сохранению этого начавшегося международного сотрудничества. Одна из основных проблем состоит в трех людях, заключенных под арест. Ваше мнение об Энн Уильямс мне ясно, о ней я не спрашиваю. Но есть двое других. Для того чтобы показать всем, что мы умеем договариваться и работать вместе, быть в каком-то смысле единым экипажем – я собираюсь защищать всех троих на судебном разбирательстве. Доказывать их и наше в целом право на второй шанс. Что вы думаете об этом? Как будете вы действовать в отношении них?
Перим опустила глаза.
-Я не знаю… - негромко призналась она, - Я просто кадет, а здесь речь о политике, что я могу? Начальство лучше знает, что делать, и я доверяю им - что им известно больше, что они знают, как нужно, и что они примут правильное решение. Потому что если я буду сомневаться в них, это будет значить, что я сомневаюсь в своем государстве. Но… в своем отчете я указала, что то, что произошло на площади Джеймстауна, было нашим общим с Артуром действием. Это ведь правда, мы же поддержали его… в итоге. Хотя он не особенно оставил нам выбор, но не важно. Мне показалось, что написать именно так будет правильно, но это не очень помогло Артуру, а лишь добавило неприятностей мне. Пока я не знаю, что еще тут можно сделать. И я думала о том, что вы вчера сказали об Энн… Возможно, мне действительно нужно поговорить с ней.
Ракар чуть развернулся, что бы стоять напротив Перим, видеть ее лицо. Он был куда выше ее, а она опустила голову и ему тоже пришлось чуть пригнуться. У нее правда были неприятности. И теперь она была совсем другой. Будто бы ее сломали, там, на федеральном корабле. На планете она была полна уверенности и желания действовать. Ему было жаль наблюдать такую метаморфозу личности. Потерю веры в собственные силы и убеждения. И то, что он собрался сделать, было лишь отчасти для Империи. Здесь, в Федеральном пространстве он был почти свободен в своих действиях, действиях на благо Империи, в которых не было ничего личного. Точно ли не было? Не суть, это не было важно.
- Я читал ваш отчет, и его отчет. Он взял всю вину на себя. Но суть в том, Квинтилия, что политика жесткая штука. Нас подставили на планете. Вас подставили, его подставили, меня, того кардассианца несчастного, которого чуть не убили там, всю остальную команду. И … наша с вами политика заключается в том, что бы сохранить диалог, - теперь Ракар все-таки посмотрел в обе стороны коридора, потому что он говорил то, что, вероятно, говорить не стоило, - кто-то этого не хочет, чтобы мы смогли достичь мира и со-трудничества. Когда проект распустят, и мы все вернемся по домам – так и продолжится культивирование взаимного недоверия и вражды. Разве стоит упускать такой шанс? Напротив, может быть следует еще побороться за него.
Потом Ракар напомнил себе, что координатор просила не влезать в дело Лайтмана. Вероятно, ее сообщение о Кораме было случайной оговоркой в деле, не подлежащем огласке.
- Возможно, Лайтману вы помочь не сможете. И, пожалуй, в это дело не стоит вмешиваться, но есть двое других. Показывая, что мы одна команда – мы сможем исправить мнение вашего начальства о вероятной безнадежности проекта. Поэтому не сдавайтесь, Перим, может быть это ответ, самый важный,  - медленно произнес последние слова улан Вооруженных сил Ромуланской Империи.
- Держитесь, кадет, еще ничего не кончено. – Правила вежливости федератов по этой части ему были известны не слишком, но он решил рискнуть, все-таки Перим была солдатом Федерации. Он поднял левую руку и легко сжал ее плечо, сразу отпустил.
- Поговорить с Уильямс – хорошая мысль. Ее все еще надо удерживать от неверного шага. До определенного момента. Поддержка ей не помешает. Она будет видеть что ее государство в вашем лице о ней заботится.
Когда рука Ракара коснулась ее плеча, Перим вздрогнула, и как только у нее появилась возможность, сразу же отступила на шаг. Та же реакция наблюдалась у нее, когда Ракар помогал ей маневрировать катером над площадью Джеймстауна. Было ли это личным отношением? Или чем-то еще? Как ромуланец успел заметить, Квинтилия вообще старалась держать окружающих как минимум на расстоянии вытянутой руки - как ментально, так и физически.
-Я думала поговорить с Энн завтра, - немного нерешительно сообщила девушка, - Вы не хотите составить мне компанию? Все-таки, мы вместе начали всю эту историю.

Вздрогнула, Ракар отметил движение и замешательство. А еще он помнил, что она не занимается «глупостями», как сказала вчера в Кварк’се. Федеральный кадет Перим никого не пускала в свою душу, храня там самое ценное и дорогое. Также как и ромуланцы, также как и он сам. Только в собственном разуме храня то, что нельзя высказать. То, что совсем личное, подчас никакого значения не имеющего для блага Империи. Ракар оставался серьезным, как бы и не заметив вовсе никаких ее реакций. Потому что вторгаться в личное не следовало, потому что в попытке исполнить задание командования данному конкретному федерату совсем не нужно было создавать неудобств. И он вовсе не будет думать о причинах некоторых своих действий, потому что «ничего личного». Только Империя. Потому что некоторые вещи следует похоронить в себе самом, не давая им доступа не только вовне, но и себе самому.
- Да, - кивнул он, - мы это начали. Вернее – вы. Я то ее бы отпустил. Но вы сказали, что ваши товарищи вам ценны, и поэтому я принял ваши правила. В данном случае они аналогичны нашим. Да, я составлю вам компанию. Назначайте время.
-Завтра утром я должна помогать младшему лейтенанту Авему с подготовкой к фуршету… Потом само это мероприятие, потом моя презентация… - начала Квинтилия, - Я смогу найти время или очень рано утром, или поздно вечером.
- Тогда вечер, - ответил улан. Утром придет посылка, с которой он должен будет остаться наедине на долгое время. И вряд ли успеет подготовиться к 1200. – Да, так определенно лучше. Что ж, до завтра мисс Перим.
______________
И Квинтилия Перим.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 16 05 2016, 13:33:31
26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


За прошедшие несколько часов Освальд успел уничтожить здоровенный стейк, выпить две большие кружки рактаджино и дважды принять душ. "Многовато для одного дня!" - подумал он. Переодевшись в гражданскую одежду, но всё же нацепив на неё "дельту", кадет снова заглянул в Реплимат за очередными двадцатью миллилитрами оливкового масла. Посидев ещё немного, он отправился непосредственно в "Кварк'с". Бармен на удивление активно проводил Освальда за один из столиков в углу.
- Освальд вызывает Джеза, - сказал он, хлопнув по коммуникатору, - я в "Кварк'с", подходи. Выпивка и закуски сейчас будут.
Заказав у бармена самую большую бутылку виски, два стакана и ассорти из мясных и не только закусок по земным, баджорским и кардассианским рецептам, он откинулся на спинку стула и стал ждать гостя.
Заказ скоро принесли, да и Тенма подошел достаточно быстро. Пересекая пространство бара до углового столика, за которым сидел ожидающий его кадет, он успел подмигнуть ференги за стойкой и помахать рукой дабо-девушке, крутящей рулетку.
-Начал без меня? - с шутливой обидой спросил кардассианец, глядя на изобилие перед Освальдом.
- Ещё нет, - усмехнулся Освальд и продолжил уже серьёзнее. - Ты познакомил меня с канаром, будет справедливо мне познакомить тебя с чем-нибудь земным, - он указал на бутылку кивком головы, - Шотландский виски, пятнадцать лет выдержки. Традиционно его пьют без закуски, но завтра важный день, и хотелось бы сильно не напиваться, поэтому... - кадет указал на тарелки с мясом.
Землянин налил на глаз примерно по пятьдесят миллилитров Тенме и себе.
- За столетия нашей истории гурманы напридумывали кучу скучных правил чуть ли не для каждого напитка, но лично я предпочитаю просто пить, так что, - он поднял стакан и сделал характерный жест, - за очередную встречу!
-За встречу! - Тенма тоже поднял свой бокал и пригубил янтарную жидкость, - Необычный вкус, очень… многогранный. Похоже на… дым? Но я тоже стараюсь не пить слишком много, иначе перестаешь различать оттенки и вообще становится не так весело. А если не весело, то какой во всем этом смысл? - кардассианец широко улыбнулся, - Тем более, мне нужна свежая голова, потому что есть у меня одна идея...
- Ага, этот копчёный аромат - одна из отличительных особенностей. Идея, говоришь? - чуть прищурился Освальд. - Это уже интересно! Излагай!
Тенма взял кусочек вяленого мяса с блюда с закусками.
-Ты же понимаешь, что все эти фуршеты и презентации - детские игрушки, только чтобы занять нас на время, чтобы мы не путались под ногами? - прищурился он, - Если мы действительно хотим показать культурное взаимодействие и командную работу, нам нужно что-то другое. И если начальство не может нам это организовать, мы должны придумать это сами. Ты слышал о регате, которая стартует здесь, на станции? Малые корабли любых моделей, маршрут вокруг Бэйджора, пять чек-пойнтов, существенное материальное вознаграждение. Деньги меня не волнуют, но если мы сможем выиграть… это кое-что скажет о нас.
- Регата?! - Освальд неподдельно удивился. - Впервые слышу об этом! Откуда такие новости?
Несколько секунд он сидел, широко распахнув рот от удивления, но потом помотал головой, собрался, осушил стакан, налил ещё и закусил двумя кусками солонины.
- Чёрт, я хочу в этом участвовать! - восторженно произнёс он.
-Славно! - Тенма хлопнул ладонью по столу и тоже залпом осушил свой стакан, - Я видел афишу на информационном экране на Променаде. Но, скажу тебе честно, тот, кто ответственен за это, совершенно не умеет пиариться. Сначала я думал отправить сообщение и собрать всех в своих апартаментах сегодня вечером, но потом решил сперва потестировать эту идею на тебе. К тому же, меня еще никто не знает, зато тебя - послушают. Итак, нам нужен корабль, команда… ну и всякие организационные мелочи, типа заявки и вступительного взноса.
- Думаешь, мы все полетим на одном корабле? - с ухмылкой спросил Освальд. - Для малого корабля четверо - потолок команды, остальные будут только под ногами мешаться, а вообще хватит и двоих! Так, нас семнадцать в проекте, трое пока под арестом и вряд ли смогут принять участие, нашему вулканскому коллеге едва ли будет дело до глупых состязаний, остаётся тринадцать. Сильно удивлюсь, если все они согласятся участвовать. На станции наверняка есть три катера, можем набрать три команды и устроить состязание ещё и между собой!
-Я думал о том, чтобы собрать “команду мечты” - двух лучших пилотов, лучшего инженера, лучшего связиста. Пригодится и научник - следить за приборами, потому что на трассе всякое может быть, и врач - на всякий случай. Ну, и плюс, конечно, капитан экипажа… Подумаешь об этом? Поговоришь с потенциальными кандидатами? Время еще есть - регата только через пять дней, может, и ваши… то есть, наши... арестованные освободиться успеют.
Тенма потянулся за очередной закуской и выбрал баджорский плод, фаршированный кремообразной начинкой.
-Кстати, о любителях покомандовать… - понизив голос, произнес он, глядя куда-то в сторону, - Не наша ли это очаровашка? Что она делает в таком месте?
Когда Освальд проследил за взглядом Тенмы, он действительно заметил Квинтилию Перим в темном углу возле барной стойки. Ее собеседником был хорошо одетый инопланетянин c бледно-зеленой кожей, вытянутым черепом и рептилоидным гребнем, идущим через все его лицо. Трудно было указать пальцем на что-то конкретное, но было в его облике что-то опасное и зловещее. Он протянул Квинтилии какой-то маленький предмет, в ответ на что девушка кивнула.
- Рроу и Артур, Самрита, тоже Самрита, но и Тар Мари сойдёт, Энн или Брол Арко, однозначно Тенек или Хена, если вулканец откажется, - быстро загибал пальцы Освальд, - кто угодно, только не... чёрт, да тут почти все же из Федерации получаются! Всё сначала...
Тут разговор сам собой сменился, и кадет очень напрягся.
- Кто это с ней? Не могу определить вид. Во что же наша зазнайка ввязывается? Так, нельзя привлекать к себе внимание.
Он отвернулся и сосредоточенно посмотрел на стол.
- Ты хорошо запомнил другого?
-Эту зеленую морду разве забудешь, - негромко ответил Тенма, продолжая следить за неожиданными собеседниками краем глаза.
Тем временем Квинтилия пожала руку инопланетянину, тот растянул губы в змеиной улыбке, и девушка направилась к выходу из бара. Если она их заметила, то внимания не подала.
- И-и? - вопросительно протянул Освальд. - Кто же это такой? Или потом зайдём в голокомнату и попробуем реконструировать?
-Никогда не встречался с такой расой. Хотя, признаться, до сих пор мое общение с любыми не-кардассанцами было не то чтобы активным, - пожал плечами Тенма, - Но зачем нам это? Я думал, мы не любим ее, потому что она зануда.
- Хм... - Освальд явно задумался. Что-что, а уж проблемы Квинтилии его точно не слишком сильно волновали, - зануда-то зануда, но вдруг она во что-то опасное ввязалась, а попросить о помощи ей помешали врождённые гордость и упрямство? Она же своя, как-никак. Да и может поумнеет ещё. Впрочем, вдруг она просто какие-нибудь контрабандные специи, которые не достать иначе, к завтрашнему фуршету купила?
-Вот именно, это может быть что угодно. Но если ты хочешь, можно и реконструировать… потом, - без особого интереса согласился Тенма, но тут же оживился, - Кстати, на тему голокомнат! Ты и Карисса? Или ты и М’Кота? Глидия видела, как вы ходили развлекаться. И когда только успел? Хвалю!
- Вот ведь глазастая эта Глидия! - проворчал Освальд и рассмеялся, опустошая очередной стакан и снова закусывая солониной. - Попробуй это мясо, кстати. Оно солёное и жуётся с трудом, но таким его всегда и делали.
- Ничего такого, на самом деле, - ответил он спустя какое-то время. - С М'Котой мы в стрельбе состязались, о чём ещё на совещании договорились, а Карисса... - он опустил голову, словно подбирая слова, - ну, она же наша гостья. Гостья Федерации, в смысле, а её отправили в каюту и даже с советником поговорить не предложили. Как-то меня совесть замучила, и захотелось её одиночество скрасить.
Многозначительная улыбка Тенмы лучше слов сказала о том, что он не поверил в “ничего” Освальда.
-Значит, все-таки Карисса… - вкрадчиво проговорил кардассианец, - Ты знаешь, что она мне нравилась, но раз ты мой друг и такое дело - я вполне могу уступить ухаживание за ней тебе. Все равно у нас с ней ничего серьезного не получилось бы. Только… будь осторожен. Если я наврежу ее репутации, у меня есть деньги и имя, чтобы это замять, а ты… Ну, не обижайся, но у вас в Федерации такие ресурсы как-то сложнее найти.
- Стой-стой-стой! - завёлся Освальд, разве что руками не махая. - Всё совсем не так!
Выпив ещё стакан и съев какую-то баджорскую закуску, он вздохнул и заговорил:
- Хорошо, признаюсь, я не слепой, а она фантастически красива, это правда. Но среди участниц проекта и связанных с ним лиц некрасивых я вообще не видел! Все, начиная с этой несчастной Квинтилии Перим и заканчивая... я не знаю... советником Рилл, прекрасны, причём каждая по-своему. Ты же не думаешь, что я стану разрушать потенциально крепкую семью и что мне захочется отбить жену у мужа и лишить сына его родного отца? Я, конечно, не образец морали, но на такое точно не пойду!
-Я просто говорю, - покачал головой Тенма и плеснул в свой стакан еще виски, - Люди смотрят, потом обсуждают, а потом тебе вдруг уже приходится доказывать свою невиновность.
- Это точно, - вздохнул с облегчением землянин и решил сменить тему. - Тебе самому-то из проекта никто не приглянулся? Кроме столь нелюбимой Квинтилии, конечно, а то от любви до ненависти один шаг, как сказал кто-то очень умный. Точнее, наоборот: от ненависти до любви.
-Я смотрел по сторонам сегодня на собрании, - признался кардассианец, - Но не заметил никого интересного для себя. Оно и к лучшему - нет ничего хуже, чем связаться с коллегой. Если что-то пойдет не так - как вы сможете дальше работать вместе? А оно пойдет не так, потому что женщины… особенно такие юные… у них голова забита романтической чушью, они не хотят просто развлекаться и получать удовольствие без всяких обязательств, а хотят жить с тобой долго и счастливо в волшебной сказке. Чтобы избавиться от всей этой шелухи, они должны быть или старше, или относиться к делу профессионально. Поэтому у меня есть Глидия, - Тенма с удовольствием сделал еще один глоток из своего стакана.
- Это всё стереотипы! - фыркнул Освальд. - К тому же, это в четырнадцать лет голова забита романтической чушью про вечную любовь и счастье раз и навсегда, а участницы проекта старше и куда серьёзнее.
Кадет решил, наконец, попробовать кардассианского мяса. Даже запах показался ему странным, хотя он ощущался не столь чётко из-за алкоголя. Вкус тоже был... необычным. К нему можно было даже привыкнуть... со временем, но пока вся эта гамма вкусовых ощущений явно напоминала о том, что еда эта инопланетная. Освальд задумался, по этой ли причине господин Верасс столь пренебрежительно относился к специям? Действительно, такому мясу никакая приправа не была нужна!
_______________
С Джезом Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 16 05 2016, 13:33:53
26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”, продолжение


- Не знаю даже, - снова заговорил кадет, запивая необычное мясо виски, - я тоже привык жить с удовольствием и весело, но последние события наоборот заставили задуматься о чём-то более серьёзном.
-Стереотипы? - хохотнул Тенма, - Это статистика, дружище. Попробуй - и убедишься сам. Они хотят отношений, планируют будущее, пытаются тебя контролировать и запрещать тебе, называя это любовью. Нет уж, это не для меня, я хочу быть свободным… Так о чем ты задумался после Волана II?
- Ну не знаю, - пожал плечами Освальд, - у меня было несколько коротких отношений в Академии, большинство были весьма свободными и закончились спокойно и без скандалов. Просто поняли, что друг другу не подходим. Никто никого не пилил, не навязывался и ничего не запрещал. Наверное, всё зависит от конкретных женщин.
Усмехнувшись, после последнего вопроса кардассианца, он съел ещё несколько кусков мяса, пытаясь облечь мысли в правильную форму.
- Много о чём. Если оставаться в этой теме, то история с Кариссой Яккат напомнила мне, что отношения вполне могут закончиться чем-то серьёзным, а ещё я сразу своих родителей вспомнил. Те вообще почти не расставались, всё время в экспедициях проводили и проводят до сих пор. Но тут особая ситуация, потому что у них в жизни только работа и они сами, даже на нас с сестрой времени не нашлось. В общем, ни до чего конкретного не додумался, но немного пересмотрел свои взгляды.
-У тебя есть сестра? Она хорошенькая? - сразу же оживился Тенма, - Шутка! Но тебе повезло, ты не один. Кардассианские семьи обычно большие, но только не у меня. Мой отец слишком любил мою мать, чтобы жениться снова после того, как она умерла, и теперь только от меня зависит продолжение нашей фамилии. Вот тебе, кстати, лишний пример - к чему приводит любовь. Она разбивает тебе сердце, делает тебя слабым и заставляет совершать необдуманные поступки. Что-то это совсем не веселая тема...
- Мне жаль это слышать, друг, - печально отозвался землянин, наливая обоим виски. - За тех, кого больше с нами нет.
Кардассианец без слов поднял стакан.
Алкоголь потихоньку брал своё, и Освальд почувствовал, что дезориентирован. Съев ещё несколько кусков кардассианского мяса, уже не казавшегося столь странным на вкус, он продолжил:
- Без семьи ты вряд ли оставишь потомство, даже если совершишь вояж по всем системам квадранта, охмуряя и соблазняя всех встреченных на своём пути женщин! - он тут же хихикнул и поправился. - Хотя, конечно, совершить такой вояж было бы очень даже интересно.
-Кто сказал про без семьи? - изумился Тенма, - Семья - это всё. Просто это не имеет отношения к чувствам, к тому же потомство обязательно должно быть законным, иначе не считается. Когда-нибудь я должен буду жениться на подходящей девушке из хорошей семьи, чтобы этот союз принес пользу и мне, и ее родственникам. Хорошо бы это была дочка какого-нибудь легата… Разумеется, потом у нас будут дети - я рассчитываю как минимум на шестерых. А если мне станет скучно… точнее, не если, а когда - я заведу любовницу, или даже двух, полагаю, я смогу их достойно обеспечить. Все давно просчитано наперед, Освальд, мой друг.
- Может и правда тебя с сестрой познакомить? - хохотнул Освальд. - Правда, она военных не особо любит. Даже на меня косо смотрела, когда я военную специальность выбрал в Академии. Впрочем, она и раньше на меня косо смотрела, так что не факт, что дело в этом.
Кадет потянулся было за бутылкой, но потом передумал и взял ещё какую-то баджорскую закуску.
- Любят же баджорцы сладкое! - выдал он, поедая какой-то очередной фрукт, то ли сиропом политый, то ли ещё чем-то вымазанный. - И как им удаётся при этом форму держать? Все баджорки, которых доводилось видеть, были просто ослепительны, а с такой кухней... должен быть какой-то секрет!
-Я тоже питаю слабость к их кухне, - признался кардассианец, - Наверное, это что-то из детства - я ведь до шести лет жил на этой планете. С местными женщинами пока не сложилось, но все еще впереди, я считаю.
- Женщины местные темпераментные очень! - нахмурившись, произнёс Освальд. - Неправильно поймёшь её готовность сблизиться, и это может вылиться в крупный скандал. Плавали - знаем, как на Земле говорят. Ладно, мы же, вроде, о чём-то более весёлом говорили, - сказал он, заметно веселея. - До меня тут, кстати, слухи дошли, что кто-то из наших на тебя глаз положил.
-Так вот почему ты спрашивал, не приглянулся ли мне кто-то из проекта! - Тенма хлопнул рукой по своему колену, - Типа, если бы наши симпатии совпали, как бы мило получилось. Но ты же понимаешь, что вероятность этого крайне мала? Но все-таки… ты знаешь, кто это?
- Я бы не употреблял слово "мило", - скривился Освальд, - но было бы забавно и, кстати, совсем не невозможно. Чего только во Вселенной не увидишь...
Взяв ещё один кусок кардассианского мяса, он начал демонстративно его пережёвывать, с весьма самодовольным видом игнорируя вопрос.
Тенма пожал плечами.
-В любом случае, это не моя проблема, - безразлично произнес он, - Не могу же я нести ответственность за чужие чувства.
- И тебе совсем не интересно? - прищурившись, спросил Освальд. - Вот совсем-совсем? А как же твоё любопытство хотя бы по отношению к другим видам?
-Интересно, конечно! Это будет еще одним доказательством моей неотразимости, - широко улыбнулся Тенма, - Но если ты мне не скажешь, то что я могу сделать?
- Подумать головой, например, - с притворной задумчивостью произнёс Освальд, - и попытаться понять, кому ты мог приглянуться, когда и почему. Или глаза открыть пошире. "Крути головой на триста шестьдесят градусов", - так говорилось в одном древнем земном фильме. Там, правда, о войне было, но совет этот полезен и в мирной жизни. К тому же, если ты действительно настолько неотразим, что пробуждаешь в женщинах не только плотский интерес, то за это всё же придётся отвечать.
-Что ты имеешь в виду? - подозрительно спросил Тенма, - Я же не могу отвечать за то, что другие там себе напридумывали. Слушай, я не хочу никого расстраивать и не хочу причинять никому боль… ну и себе, конечно тоже. Мне же будет неприятно, если какая-то девчонка будет винить меня в чем-то. Так что я просто буду смотреть по сторонам, но ничего не стану предпринимать.
- Что-то подсказывает мне, что этого может быть достаточно, - с усмешкой проговорил землянин. - По крайней мере, на первое время. Кстати, если уж речь зашла об инопланетянках, кого нам не хватает для максимизации эстетического удовольствия? Землянки есть, клингонка есть, даже ференги есть, ещё весьма миловидная баджорка была, но домой отправилась буквально вчера, а жаль! Кардассия и Ромул парней прислали, как и... точно! - он привычно щёлкнул пальцами. - Пары орионок нам не хватает! Они такие... зелёные!
Снова налив виски, он поднял стакан и торжественно проговорил:
- Предлагаю выпить за красоту во всех её проявлениях!
Кардассианец рассмеялся и поднял стакан.
-Ференги?
- Хена очень даже милая, - напустив побольше безраличия, пожал плечами Освальд, - да ещё и первая женщина-ференги на флоте, одно это делает её... уникальной. Пока, во всяком случае.
Тенма, в этот момент делавший очередной глоток спиртного, поперхнулся и закашлялся.
-Ты серьезно?! Да я даже не сразу понял, что это женщина! Кто вообще захочет встречаться с девушкой, лысой, как коленка, и с полным ртом острых, как шила, зубов?
- Вселенная прекрасна своим разнообразием! - бодрым голосом ответил Освальд, но на пару мгновений нахмурился. - Ну а острые зубы... как бы тебе сказать, боль и удовольствие не всегда мешают друг другу.
До кадета не сразу дошло, как его слова могут быть восприняты, но потом он поспешил уточнить:
- Клингонов вспомни! У них же чуть ли не за каждым свиданием следует визит к врачу!
-У клингонов есть другие достоинства, которые перевешивают стоматологические проблемы, - туманно ответил Тенма, заедая попавший не в то горло виски соленым нитевидным сыром из земной части блюда с закусками.
"Пожалуйста, скажи это М'Коте! Пусть она тебе устроит стоматологические проблемы!" - подумал Освальд, но самоконтроля пока ещё хватало.
- У ференги тоже есть достоинства, - пожал плечами он, - например, в семейной бухгалтерии всегда будет порядок! И вообще, с миниатюрными девушками удобно. Их легче на руках носить, а многие такое проявление внимания очень любят и бывают за него... весьма благодарны.
-Ага! - Тенма указал на Освальда недоеденным куском сыра, - Вот уже и про семейную бухгалтерию разговоры пошли! Я же говорил, что жениться собираюсь только на кардассианке? Кроме того, может же кто-то быть просто не твоего типа? Если я хочу чего-то экзотического… вот землянки - это да! Ты знал, что на Волане II было… да и сейчас, наверное, осталось... одно веселое заведение? Была там одна девчонка - звала себя Мэй. Сколько часов мы провели вместе! И с ее сестричками тоже - Джун и Джули… - кардассианец прикрыл глаза, вспоминая, - Хотя, мне почему-то кажется, что это были их не настоящие имена… да и не сестры они вовсе.
- Да это просто к слову пришлось! - хохотнул землянин, но потом нахмурился. - А вот насчёт Волана II... Погоди-погоди, кажется?! Тебе кажется, что они не были сёстрами?! Если это такое заведение, о котором я подумал, то... в общем, вряд ли сёстры, ой вряд ли!
Некоторое время он сосредоточенно смотрел на свой стакан, а потом еле слышно пробормотал:
- Землянки, тоже мне…
-Хотел бы я знать, как они поступили в той ситуации, которая сейчас на планете, - задумчиво произнес Тенма, - Я не очень беспокоюсь, потому что уж кто-кто, а они могут о себе позаботиться. Скорее всего, они уже улетели… и теперь на Волане II еще менее весело.
- Небось, сбежали на соседнюю планету... - проворчал кадет, - пока и там восстание не случится!
Кардассианец согласно закивал.
_______________
С Джезом Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 16 05 2016, 13:34:42
26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”, окончание


- Остаётся надеяться, - чуть более эмоционально продолжил Освальд, - что наши власти сделали вывод и больше не будут пытаться подружиться с этими... бывшими террористами!
-Хм? - Тенма даже отставил стакан в сторону, - Ты действительно считаешь, что обсуждение действий наших властей - хорошая тема для застольной беседы? Мы союзники, конечно, но на многие вещи смотрим по-разному, и я не хочу, чтобы это испортило дружбу между нами.
Освальд усмехнулся:
- Нам нужно научиться понимать друг друга, разве не для этого организовали этот проект?
Тенма наклонился вперед, чтобы приблизиться к Освальду, и заговорщицки прошептал:
-Значит, ты хочешь знать правду? Про Волан II и то, что там произошло? Хорошо, я расскажу тебе. Я уже говорил, что в Демилитаризованной зоне все очень… расплывчато. Ты не можешь владеть частью этого пространства, речь идет о сферах влияния, но и это достаточно серьезно, чтобы бороться. На Волане II живут кардассианцы, и мы считаем их своей колонией, но земляне, которые живут там же, не колония Федерации. Предлагая им помощь и торговое соглашение, твое государство пытается усилить свое влияние на этой планете, сделать ее более… федеральной. Знаешь, что они делают, Освальд? - улыбка кардассианца внезапно перестала быть добродушной, - Мне очень жаль тебя разочаровывать, но твоя Федерация расширяет свои границы, пользуясь тем, что Кардассия слаба и ее можно попытаться подвинуть. Но они просчитались, поставив на Корама, и проиграли. И теперь - очередь за нашим ходом. Разумеется, мы не можем подавить восстание и применить насилие, но как думаешь, зачем в системе Волан сейчас наш корабль?
- Хотелось бы верить, что для эвакуации тех кардассианцев, кому угрожает опасность, - по лицу кадета тоже скользнула улыбка - он явно с самого начала надеялся именно на этот разговор, - но я не настолько наивен, чтобы верить, будто этим всё ограничится.
-О, только не начинай сначала, - закатил глаза Тенма, - Эвакуация некоторых кардассианцев означает, что оставшимся будет куда тяжелее и опаснее. Эвакуация всех кардассианцев означает уничтожение нашей колонии. Вас прямо в Академии учат этого хотеть? Знаешь, что такое колония, Освальд? Это точка на карте, - кардассианец ткнул пальцем в блюдо с закусками, - Точка, которая говорит всем: “Моя страна начинается здесь!” Вот почему на Волане II я поступил так, как поступил. Мы не отступаем, мы везем больше колонистов, и будем продолжать, пока наше население не начнет преобладать.
- Я не хочу, чтобы Кардассия потеряла колонию, - изобразил обиду Освальд, - я лишь хочу, чтобы не было ненужных жертв, особенно среди гражданских. А ведь они будут. - продолжил он холодным тоном. - Я могу сколько угодно считать мятежников близорукими болванами, но они всё поймут. У них есть оружие, организация и решимость, осталось добавить каплю расизма, и получим такую взрывоопасную смесь, что вся ДМЗ может взлететь на воздух, а не только одна жалкая планетка. В прошлый раз там едва не образовалось независимое государство, а ведь Кардассия была куда сильнее, хотя и скованая по рукам и ногам войной с клингонами.
-Я знаю то, что я знаю, - Тенма откинулся на спинку своего стула, его лицо снова стало спокойным, - Я сделал то, что от меня ожидалось, ведь Кардассии нужны ресурсы, вот и все. В любом случае, это больше не мое дело, и я бы с удовольствием забыл про этот пыльный камень.
- Хорошо, - кивнул кадет, - давай забудем про всё. Надеюсь, между нами не останется недопонимания после случившегося там. Скажи мне только одно: у тебя ещё остались там надёжные контакты? Ты можешь кое-что выяснить? Неофициально, это личная просьба.
-Личная? Это интересно!
- Ничего необычного, - мотнул головой землянин, - меня интересует то, о чём спрашивал утром, то есть судьбы солдат. Живы ли они и что их ожидает? Ну и, если горр Яккат жив и свободен, то хорошо бы передать ему, что его жена и сын в безопасности и ждут от него вестей на станции ДС9.
-Ты странный, Освальд, - покачал головой кардассианец, - Интересуешься странными вещами. Но слушай, если тебе это так важно… В официальных сообщениях нет ничего плохого. Судя по всему, гарнизону разрешают остаться на планете и продолжать охранять поселенцев. Неофициальных новостей нужно будет подождать еще несколько дней, пока не осядет пыль, но если я что-то узнаю - сообщу. И наоборот - сообщу на планету о том, что Карисса здесь. Но все же… если она тебе нравится, я бы на твоем месте хотел совсем другого.
- Уж в этом-то я не сомневаюсь! - рассмеялся Освальд и наполнил оба стакана виски. - Спасибо. Уверен, мне ещё представится возможность тебя отблагодарить, а пока... давай прикончим этот благородный напиток, нельзя же его оставлять!
_______________
С Джезом Тенмой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мастерский произвол от 16 05 2016, 13:38:32
26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


-...Еще раз - так какой у нас план? - спросила Хена.
После прогулки мимо витрин магазинов на Променаде они вместе с Самритой зашли в “Кварк’с” и устроились за столиком на втором этаже. Там было темновато, и они рисковали тем, что официанты их не заметят и забудут обслужить, но зато именно с этого места открывался удачный обзор на первый этаж и особенно на вход с бар.
- Так! – Самрита заговорщески посмотрела на Хену. – Освальд сказал мне, что они с Джезом собираются придти сюда, в «Кварк’c». У нас уже есть отличный наблюдательный пункт, теперь осталось, чтобы они сели во-он за тем столиком, - девушка указала на один из свободных столов в углу, на первом уровне заведения, который неплохо просматривался с их места. Тогда у нас будет возможность их не только видеть, но и слышать.
Она положила на стол небольшой прибор – простейшую версию передатчика из тех, что инженеры учились собирать еще на первом курсе.
- Осталось надеяться, что официант все сделает так, как и задумано, и прибережет это место для них. Как думаешь, две полоски латины было достаточно? Ничего не понимаю в ваших деньгах!
Хена осмотрела прибор со всех сторон.
-Не понимаю. Как это поможет нам слышать и почему так важен именно тот столик?
- Потому что именно под тем столиком я поместила устройство, которое будет передавать все звуки в радиусе одного метра, - немного смущенно произнесла Самрита. Сама концепция подслушивания ей не слишком нравилась, но раз они это делают ради благого дела… - Так мы сможем услышать, о чем они говорят. Только вот… Мы же не знаем, что именно скажет Джез, правильно? Это можно быть что-то обидное или неприятное. Я говорю так не потому, что он кардассианец – хотя и это тоже, - но просто хочу предупредить тебя, чтобы ты была готова к любому исходу.
-А Освальд? Он тоже в курсе?
- Я ему не говорила, - призналась Самрита. – Но он сам сказал мне, где и когда встречается с Тенмой, поэтому вряд ли удивится, если совершенно случайно я тоже зайду в это время в «Кварк’c», чтобы выпить стакан апельсинового сока. Но пока ни один из них о нас не знает!
-Но как тогда он будет задавать правильные вопросы? - покачала головой Хена.
- Но ведь именно для этого Освальд и встречается с Джезом, - напомнила Самрита. – Чтобы подтолкнуть его к правильным мыслям и донести идею о том, что… Ну, ты поняла. А, поскольку они не знают, что мы за ними наблюдаем, я надеюсь, их разговор пройдет достаточно откровенно.
-Мне всегда было интересно, что обсуждают мальчики, когда собираются своими компаниями, - хихикнула Хена, - Говорят ли они о том же, что и мы, девочки? Смотри-смотри! - она показала на вход в бар, возле которого появился Освальд и обе девушки склонились над передатчиком.
Они услышали, как Освальд делает заказ и вызывает Тенму, а скоро появился и сам кардассианец.
-Он такой симпатичный… - мечтательно произнесла Хена, - И кожа у него не такая серая, как у других, а куда больше похожа на нашу. Ну, по-крайней мере, на твою, - ференги критически осмотрела собственные оранжевые ладони, - Ты так не считаешь?
- Кхм, ну… вероятно? – выбрала Самрита наиболее дипломатичный ответ. Кардассианцы вселяли в нее скорее тревогу, нежели мысли о «симпатичности». – А ведь ты права, я раньше не замечала, - добавила она, присмотревшись. – Кстати, ты уже решила, что будешь делать при обоих исходах беседы? Я имею в виду, он может признаться во взаимной симпатии, а может и нет…
-Даже не знаю, что пугает меня больше, - призналась Хена, - Если я ему нравлюсь… - она слегка покраснела от этой мысли, - Понимаешь, если бы я была дома, на Ференгинаре, я бы ждала, что мужчина должен делать первый шаг. Подкатить на крутом спортивном флаере к моему дому, тратить много латины, чтобы впечатлить моего отца, присылать подарки… Но я уехала оттуда и поступила в Академию Звездного Флота именно для того, чтобы доказать, что женщины тоже могут, что мы не хуже мужчин. Я  - сильная и самостоятельная, не “друг человека” и не “прелесть какая дурочка”, поэтому… наверное… я сама подойду и приглашу его куда-нибудь.
Ференги взглянула вниз - Освальд и Тенма как раз поднимали первый тост.
- Ты никогда не думала, почему мужчинам так нравится выпивать? Оно же… горькое.
Самрита с улыбкой слушала рассуждения ференги, согласно кивая ее словам.
- Вот и правильно! А то я слышала, как у вас на Ференгинаре с женщинами обращаются – ну или обращались раньше. Пора доказать всем, что ты способна на большее. Вот уж Джез удивится!.. В положительном смысле, конечно, - поправилась землянка и снова покосилась вниз, чтобы получше рассмотреть происходящее на первом уровне. – Я вообще не понимаю, зачем они пьют, - пожала она плечами на вопрос Хены – скорее всего, риторический. – Это же невкусно, и голова потом болит… как я слышала.
Следующая фраза Тенмы заставила ее наклониться поближе к передатчику.
- Тсс! У него там какая-то идея! 
Девушки выслушали слова Тенмы о регате.
-Регата - это же гонка? - уточнила ференги, - Что ты думаешь? Ты бы хотела участвовать? Мне там, конечно, места не будет, но ты же инженер и тебе бы обязательно нашлось место на борту.
- Гонка? – по выражению лица Самриты было понятно, что гонки не входят в топ-10 ее интересов. – Это, конечно, могло бы быть интересно… И я бы могла принять участие, если бы кто-нибудь захотел взять меня в команду, хоть я и не слишком люблю подобные соревнования. Но, если рассматривать регаты в точки зрения нашего «проекта», то ты просто обязана записаться в команду Джеза. Отличная возможность проявить инициативу и показать свою заинтересованность.
-И что бы я делала в команде? - покачала головой Хена, - Во время полета от меня толку мало.
Самрита закатила глаза.
- Ну ты же училась в Академии, наверняка имеешь базовые навыки пилотирования или можешь следить за показаниями приборов! Подбадривать своего капитана, в конце концов, - хитро улыбнулась девушка. – Нельзя же исключать кого-то только потому, что он не учился на пилота, что за глупости. Главное – твое желание участвовать и победить. Ну или в твоем случае – показать удачный пример межрасового взаимодействия с другими участниками проекта «Альфа», - официально произнесла землянка, копируя интонации координатора.
Хена прислушалась к передатчику.
-А теперь о ком это они? Кто “любит командовать” и “очаровашка”? Ему нравится кто-то еще?!
Самрита попыталась проследить, куда посмотрели Освальд и Тенма, но эта часть нижнего зала была от них скрыта.
- Уж не знаю про очаровашку, но любят командовать у нас Лайтман и Перим. И Лайтман вряд ли попадает под описание «очаровашка»… впрочем, Перим тоже, - усмехнулась Самрита, и, задумавшись, продолжила: - Не думаю, что она может ему нравиться… Нет, точно нет!
В подтверждение ее слов кардассианец сам опроверг предположение Хены.
- Вот, зануда – это уже более верно, - кивнула Самрита. – Только что она тут делает? Квинтилию я рассчитываю встретить в «Кварк’c» в последнюю очередь. Ладно, не о ней речь! Ты слышала, Освальд предложил тебя в команду! Хотя мог бы и поактивнее проталкивать твою кандидатуру! Он что, забыл, зачем он тут вообще?..

______
Хена и Самрита


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мастерский произвол от 16 05 2016, 13:39:15
26 августа, вечер
ДС9, Променад, бар “Кварк’с”


-Подожди… - Хена снова прислушалась, - Теперь они говорят об Освальде. Что-то про Кариссу и М’Коту, как он ходил с ними куда-то… Знаешь, мы придумали этот трюк с передатчиком, чтобы узнать про Джеза, но как-то не подумали, что услышим и секреты Освальда тоже! Это как-то… неправильно, разве нет?
Самрита неожиданно внимательно и сосредоточенно вслушивалась в разговор, ничего больше не комментируя. Даже на реплику Хены она отреагировала как-то вяло, дескать, потом-потом.
- А ты видела эту Кариссу? – как бы между прочим поинтересовалась Самрита, следя за разговором. – Кто это вообще такая? Хотела бы я на эту фантастическую красоту посмотреть… Ладно, ты права, мы здесь не для того, чтобы слушать секреты Освальда, - призналась она и пожала плечами, - но раз уж он говорит… Почему бы и нет?
-Не видела, - погрустнела Хена, - Но судя по всему, мне с ней не тягаться...
- Ну вот и хорошо, что он от нее отказался прямо при нас, - подбодрила ее Самрита, правда не слишком радостно.
-Глидия? Какая еще Глидия? - шепотом воскликнула Хена, услышав, как развивался дальше разговор на нижнем уровне бара.
- Не знаю… - пробормотала Самрита и оценивающе посмотрела на Хену. Судя по описанию эта Глидия была профессионалом в своем деле.
Как ференги отнеслась к словам Тенмы? Не показались ли они ей оскорбительными? Сама Самрита много бы хотела сказать на его ремарку про «романтическую чушь» и общее отношение к девушкам из проекта, но не хотела настраивать Хену против кардассианца.
- Что скажешь? – аккуратно спросила она. – Похоже, он не ищет серьезных отношений.
-Он просто еще не встретил правильную женщину, - твердо ответила Хена, - Такую, которая сделает все, чтобы спасти его от заблуждений и вырвать из пучины саморазрушительного распутства.
«Ох-ох-ох», - очень громко подумала Самрита и с трудом удержалась, чтобы не закрыть лицо ладонью.
- Ты точно в этом уверена? – вздохнула землянка. – Потому что только что по этому самому устройству я слышала совершенно противоположное, и не думаю, что слух меня подвел. Я имею в виду, - осторожно обходя подводные камни, начала Самрита, - что он, вероятно, был бы не прочь с тобой развлечься – и в этом нет ничего плохого, если вас обоих устраивают такие отношения, но если ты рассчитываешь на что-то больше… - девушка повела плечом. – Честно скажу, мне он и вовсе не кажется достойным кандидатом!
-Почему? - изумилась Хена, - Да, конечно, у него есть дурные привычки…
- Это какие именно? – хмыкнула Самрита. – Но я не о них, а о его отношении. Или твоем отношении. Кто-то из вас должен изменить его, и я не думаю, что это будет Тенма. Он просто… - Самрита прикусила себя за язык, поймав на банальности вроде «он тебя не достоин». – Он сам не знает, чего хочет, и не поймет твоих чувств.
-Слушай, слушай, - прервала ее Хена, - У него же печальная история - он вырос без мамы, никто никогда не любил его по-настоящему.
- Ты остальное-то слышала? – скептически посмотрела на нее Самрита. – Ну просто идеал семьи по-кардассиански! Ты себя кем в этой концепции видишь, я стесняюсь спросить?
Фраза Освальда про баджорок заставила ее закусить губу, чтобы не рассмеяться. Завтра ей будет очень, очень тяжело смотреть на этих двоих и сохранять серьезное выражение лица!
-Он просто заблуждается пока, - прошептала Хена, - Кто-то просто должен его изменить.
Самрита с сомнением посмотрела на подругу и покачала головой:
- Мне бы твою уверенность… Ну смотри, ты все слышала сама, и я здесь не для того, чтобы тебя переубеждать! А теперь тсс, они наконец-то перешли к теме вечера!
- Вот только нам орионок и не хватало, - вставила Самрита. – Мне кажется, или Освальд решил поберечь твои чувства и вовсе тебя не упоминать?
Хена покачала головой, будто отмахиваясь от слов Самриты - разговор как раз перешел к самой щекотливой теме в открытую: Освальд начал перечислять достоинства ференги.
“Кто вообще захочет встречаться с девушкой, лысой, как коленка, и с полным ртом острых, как шила, зубов?” - отчетливо прозвучал голос Тенмы.
Хена замерла, будто не могла сразу поверить в услышанное, а потом вскочила, чуть не перевернув стул, и бросилась к выходу из бара.
- Подожди! – крикнула ей вслед Самрита и попыталась поймать за руку, но ференги и след простыл. Девушка уронила голову на руки, пытаясь прийти в себя и собраться с мыслями, а затем подскочила и побежала вслед за Хеной.

Далеко бежать Самрите не понадобилось - сразу возле выхода из бара на втором этаже Променада она увидела ференги, уткнувшуюся в грудь очень удивленной Жантарин. Андорианка, одетая в крайне минималистичную черную спортивную форму, явно направлялась в голокомнату, когда ее едва не сбила с ног не разбирающая ничего на своем пути Хена.
-Что случилось?
- Одна… очень неприятная ситуация, - проговорила Самрита, потупив взгляд. Она чувствовала себя виноватой за случившееся, и это чувство даже пересиливало злость в отношении Джеза Тенмы. – Думаю, нам лучше пойти подальше отсюда. Хена… - она аккуратно коснулась плеча девушки, но так и не нашла, что сказать.
-Тебя кто-то обидел? - грозно осведомилась Жантарин, - Не ходили бы вы лучше в этот бар одни…
-Он… он сказал… что у меня зубы, как шилаааа… - всхлипнула Хена.
-Тьфу, мужчина! - грубовато ответила андорианка, - Поверь мне, ни один из них не стоит наших слез. Все они… впрочем, не важно. Пойдемте в зал, девочки, тренировка вас взбодрит. Я нашла отличную земную программу про японское фехтование - называется кэндо.
- Он идиот, - абсолютно серьезно заявила Самрита. Она бы и погрубее сказала, но сдержалась. – И ничего не понимает. Мы еще придумаем, как поставить его на место, а пока… - она посмотрела на Жантарин и подмигнула: - это звучит, как отличная идея! Хотя я бы выбрала что-нибудь вроде бокса, где в качестве противника можно воспроизвести желаемое изображение, - плотоядно улыбнулась землянка.

_________
Хена, Самрита и немного Жантарин


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 17 05 2016, 09:29:16
26 августа, ранний вечер
Станция ДС9, офис командующего


Утара посмотрела ей вслед, затем обернулась к коммандеру.
– Прошу вас, не делайте этого, – сказала она, даже не пытаясь скрывать тревогу. – Поймите, сейчас этот юноша уже винит себя во многом, а если ценой его спасения будет ваша свобода и даже жизнь? Ваша жертва может оказаться напрасной: мистер Лайтман, насколько я успела его узнать, будет сломлен сознанием того, что стал причиной вашей гибели!

Мори отвернулась к окну.
– А вот чтобы этого не случилось – это уже будет ваша задача, советник. Душевные раны лечатся, мне ли не знать.
– Сейчас я вижу незалеченную душевную рану, – осторожно сказала Утара. Как всегда, когда советник сталкивалась с чужой болью, её сердце болезненно сжалось. – Простите, что я осмелилась заговорить об этом, но ваше намерение пожертвовать собой слишком ясно показывает, что лечатся не все раны и не у всех.
Мори обернулась к советнику и посмотрела на нее с печальной улыбкой.
– Хотите послушать на ночь грустную историю? У любого баджорца моего поколения есть такая, а у некоторых даже целый мешок, но я не слишком люблю напоминать об этом окружающим - это сразу становится слишком тяжело для них.
Утара кивнула:
– Если грустные истории не рассказывать, они начинают рассказывать себя сами, у нас на Боларусе есть об этом длинная и красивая сказка. Сядем? Или вы хотели бы сперва перебраться в какое-нибудь более комфортное место?
– Нет-нет, все в порядке, я достаточно работала с психологами за последние 15 лет, - мягко отказалась Мори, но все же отошла от окна и присела на небольшую кушетку, что вполне можно было принять как приглашение к продолжению разговора.
– Знаете, как это бывает? Многие вещи сложно делать в первый раз, потому что приходится преодалевать свой внутренний психологический барьер, а затем - становится легче, и ты уже знаешь, на что способен.
Она немного помолчала и подождала, пока советник выберет подходящее для себя место в комнате.
Утара подвинула стул так, чтобы сидеть удобно для разговора, но не нависать над собеседницей.
– Когда мне было 16, – начала Мори, все еще продолжая легко улыбаться, но глядя вперед слегка отсутствующим взглядом, – я жила в Джаланде, городе на берегу моря. Точнее, у меня там было задание от Сопротивления, но оно не отнимало слишком много времени. Проще говоря, мне следовало наблюдать, записывать, говорить с людьми и стараться не привлекать внимания. Это было не сложно… пока в один из дней я не встретила троих инопланетян, первых в своей жизни. Я имею в виду, что они не были кардассианцами, те-то уже давно стали привычной частью повседневности. Сейчас я уже смогла определить их расы – один был с Райзы, второй – землянин, а третий… я думаю, он был вулканцем. Полагаю, они были одними из оперативников Федерации, которые пытались оценить, стоит ли оказывать помощь нашей планете. Я была молода, любопытна и безрассудна, и решила помочь им… что в итоге привело меня в самое сердце местного кардассианского гарнизона. Не знаю, что случилось с теми федератами… но они бросили меня там, и для меня это стало самым худшим, что произошло в жизни. Я провела полгода в подземной камере. Были дни, когда я думала, что обо мне все забыли, и я просто умру там в полной темноте. И были дни, когда я мечтала об этом, как о наиболее безболезненном выходе. Ваши опасения насчет кадета Лайтмана, советник… Я знаю, что это такое. Но лучше я переживу это еще раз, чем позволю, чтобы кто-то молодой и с всей жизнью впереди испытал хотя бы часть этого. К тому же… в моем случае до этого вряд ли дойдет. Получить целого коммандера - сама по себе хорошая демонстрация ужесточения наказания для Федерации, но и я - не последняя фигура на этой доске, так что вряд ли мне лично будет грозить что-то серьезное.
Рассказанное Мори создало перед глазами Утары такую пугающую картину, что она не сразу смогла переключиться на проблемы настоящего.
– Как вам удалось выбраться? – спросила она.
Если коммандеру Мори в то время было всего шестнадцать лет, то она никак не могла быть освобождена после окончания оккупации – до этого дня оставалось ещё семь или восемь лет, а для сопротивления это было трудным делом, хоть и выполнимым, раз баджорка сидела сейчас здесь, перед Утарой.
– Я не знаю всего, - просто ответила Мори, - Возможно, в какой-то момент местные власти сочли, что сидеть без дела - для заключенных слишком большая роскошь. Меня перевели в трудовой лагерь, а еще через несколько месяцев сопротивление провело операцию по его освобождению. Смысл в том, что у меня есть причины ненавидеть и Кардассию, и Федерацию… но все-таки я здесь. И я не допущу, чтобы подобное повторилось с кем-то еще, особенно с кадетом Лайтманом. Этот проект слишком важен, советник, и кто-то должен быть для него щитом. Я не буду предлагать этого господину Кораму с порога и положусь на способности глинна Толан к убеждению, но если дойдет до крайности - у нас есть этот запасной план.
Утара опустила взгляд: ей предстояло сказать сейчас тяжёлые для коммандера слова, но сказать их было необходимо.
– Простите, что я это говорю, но как бы вам этого ни хотелось, у нас нет этого плана. Мы не бросим Артура Лайтмана. Не только не бросим, но будем бороться за него всеми доступными средствами! Однако ваше средство нельзя назвать ни правильным, ни доступным. С вашей стороны это - самопожертвование, и – давайте говорить без обиняков – самопожертвование настоящее, потому что вам, как бывшему участнику Сопротивления, грозит не меньше, а больше бед, чем мистеру Лайтману. В то же время со стороны любого, кто позволил бы вам его совершить, это была бы настоящая торговля людьми, ещё более аморальная от того, что виновный заменяется на невиновного. Вопрос об экстрадиции офицеров вашего ранга, даже если им предъявлено неопровержимое обвинение, решается не их собственным произволом, он решается на открытом слушании представителем Федерации в звании не ниже адмирала, и вы знаете, что ни один адмирал не допустит такой замены. Не допустит этого по той же самой причине, по которой на их месте не допустили бы этого и вы.
– Да, - легко согласилась Мори, - Но учитывает ли это господин Корам? Все, что нам от него нужно сейчас - чтобы он подписал отказ от претензий лично к кадету Лайтману. А затем - пускай раскручивается машина бюрократии и процесс затягивается как можно дольше, пускай пишутся официальные письма, проводятся слушания и ездят посольства. Ваши слова, советник, говорят мне о том, что вы тоже понимаете одну очень грустную вещь - для тех, кто смотрит на “большую картину”, не все жизни равноценны. Адмиралы не станут бороться за кадета так, как за офицера моего ранга, они вполне могут рассматривать его выдачу как на меньшее из зол и согласиться на нее. Давайте спасем Лайтмана, а об остальном подумаем, когда придет время.
– Вы неверно поняли мои слова, – покачала головой болианка. – Я ничего не говорила о неравноценности ваших жизней в глазах людей, глядящих на «большую картину»… да и в глазах любых других людей – только о том, что никто не согласится отдать одного человека вместо другого, тем более, невиновного и ни с какой стороны не причастного к конфликту, вместо виновного непосредственного участника. Потому что и тот, и другой – живые люди, способные отчаиваться и страдать, а люди – не предмет для торговли. Если рассуждать иначе, можно далеко зайти и начать подвергать наказаниям и вовсе кого попало по своей прихоти.
Утара замолчала, обдумывая дальнейшие слова коммандера, потом обернулась к ней и положив руку на сердце искренне сказала:
– Мне не нравится этот ваш план. Как хотите, но он мне не нравится! Вы очень рискуете и не только собой: в прошлом были уже прецеденты, когда кардассианцы выкрадывали тех, кого считали подотчётными их суду. Вы уверены, что в случае обмана с нашей стороны, они выкрадут именно вас, а не Лайтмана? Или только вас, а не вас обоих? Да если и только вас, подумайте ещё раз, какой невыносимый груз вы хотите возложить на всех причастных! В первую очередь, конечно на самого Лайтмана, который никогда не простит себе вашей гибели или ваших страданий, когда его необдуманный поступок превратится в ваше убийство или хуже, чем в убийство. Но есть ещё глинн Толан и я. Мы были там, а не вы, если кому и отвечать вместо находящегося на нашей отвественности кадета, то одной из нас или обеим, но никак не вам. Уже пару раз.. – на этих словах Утара оборвала себя, потом поколебалась и всё же договорила, – уже пару раз мне казалось, что кроме защиты Лайтмана вы хотите за что-то наказать себя. И я боюсь, что даже оставив этот ваш план как крайнее средство, вы реализуете его слишком быстро, не исчерпав всех других возможностей.
– Но у нас действительно мало времени, и мы должны действовать быстро, - заметила баджорка, - Послезавтра господин Корам покинет станцию, и после мы уже никак не сможем повлиять на него. Кроме того, после всего, что я слышала о нем от вас и офицеров “Саратоги”, я понимаю, что у нас есть только один шанс, поэтому мы должны использовать все, что у нас есть. Послушайте, советник, уже поздно, и нам всем есть, что обдумать. Возможно, если у вас есть какие-то мысли, вам следует поделиться ими с глинном Толан? Подготовить ее к завтрашнему разговору.
Утара поняла: ей вежливо объясняют, что разговор окончен.
– Простите, если я затронула неподходящую тему, – сказала она. – Разумеется, я поговорю с глинном Толан, если она расположена говорить, но всё же я и вас попрошу ещё раз хорошо всё обдумать. Сейчас вам кажется, что единственный способ решить проблему – эта интрига с Корамом, но иногда самый простой и прямой путь – самый надёжный. У нас хорошие шансы выиграть слушание; подумайте, не создаст ли отклонение от прямого пути и для вас, и, что не менее важно, для мистера Лайтмана ещё более опасную ситуацию.
___________________
с Мори


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 17 05 2016, 10:26:11
26 августа, поздний вечер
Стыковочное кольцо

-...было приятно познакомиться, мистер Эпплби!..
Квинтилия Перим, вытянувшаяся по стойке смирно по левую руку от коммандера Мори, смотрела, как командующая станцией пожимает руку румяному мужчине с редкими светлыми волосами, но зато с густой щеткой пшеничных усов.
-...Младший лейтенант Авем возьмет ваши вещи и проводит вас в каюту...
Несколько минут назад к станции пристыковался большой федеральный транспортный корабль, и теперь перед коммандером и ее двумя помощниками… точнее, как поправил бы младший лейтенант Авем, “одним помощником и одним ассистентом помощника”... проходил поток новых гостей станции. Кадет Перим гадала, по какиму принципу коммандер выбирает, с кем здороваться лично, а кого удостоить лишь вежливым кивком. Этот мистер Эпплби, в темном гражданском костюме, совершенно не был похож на кого-то важного.
Мимо проходили все новые и новые инопланетяне. Некоторые шли группками и носили нечто вроде форм, которые были не знакомы Квинтилии, но что-то подсказывало ей, что ни одна военная организация не наденет на своих сотрудников ничего такого кричащего и яркого, похожего на спортивные костюмы, и никогда не придумает такие эмблемы - феникс в языках пламени? гарцующий конь? буква S в многоугольнике? Это было просто смешно! А эта группа? Пятеро в серебряных комбинезонах с круглыми зеркальными шлемами, за которыми не видно лиц, активно переговариваются на свистящем птичьем языке и бурно жестикулируют. Но что все-таки это значит?
-...Добро пожаловать, госпожа Элс, господин Планкс…
Заглядевшись на зеркальные шлемы, Квинтилия едва не пропустила новых важных гостей, которые удостоились упоминания по имени. Госпожа Элс была очень маленькой и полностью седой баджоркой, которую под руку поддерживал высокий молодой трилл с взъерошенными волосами.
-Кадет Перим отнесет ваши вещи, - начала коммандер, но трилл вежливо отказался:
- Это совершенно не обязательно, коммандер...

Одной из последних на пороге шлюза возникла эффектная землянка с убранными в аккуратный пучок светлыми волосами и в строгом сером платье-футляре, которое, однако, подчеркивало все, что можно подчеркнуть.
- Я обязательно вас найду на станции, мистер Кроуфорд, у меня еще осталось несколько вопросов, - широко улыбнулась она землянину средних лет в гражданской одежде, который очень уж поспешно направился прочь по коридору.
Остановившись у шлюза и оглядев встречающих, она целенаправленно двинулась в сторону коммандера Мори, и прежде, чем та успела что-то сказать, блондинка уже пожимала ей руку.
- Коммандер Мори! Для меня невероятная честь оказаться снова на ДС9! И мне было особенно приятно услышать, что вы будете меня ждать! – женщина буквально лучилась жизнерадостностью и оптимизмом.
Каким-то образом ее сумка уже оказалась у самых ног Квинтилии Перим, будто бы лежала там всю жизнь. Во всем облике женщины кадета привлек не столько броский наряд, излишне красная помада или неестественно-светлые волосы, а небольшая камера, закрепленная возле правого глаза наподобие визора.
-Д-добро пожаловать, мисс Харт! - выдавила баджорка, - Я тоже… очень рада вас видеть. Кадет Перим, да не стойте же столбом, возьмите вещи… И давайте пойдем покажем нашей гостье ее каюту - мы выделили для вас одни из лучших апартаментов на Жилом кольце. Сюда, пожалуйста.  

- Это очень мило с вашей стороны, - мисс Харт вновь расплылась в широкой улыбке – было похоже, что губы жили своей особой жизнью на ее лице. Она коротко кивнула триллу и задержала на ней взгляд: - Кадет Перим… Вы ведь из проекта «Альфа», не так ли? Очень интересно…
Но уже через секунду она вновь обернулась к Мори.
- Я уже бывала на этой станции прежде, и всякий раз она меня просто поражает. На Променаде еще остался этот потрясающий клингонский ресторан? Он просто открыл мне новый мир! И еще я слышала, что скоро стартует регата – как вовремя я прибыла! – женщина говорила без умолку, пока они шли в плотном потоке других гостей по коридору.
И только когда они свернули к каюте гостьи на Жилом Кольце, и людей вокруг них стало значительно меньше, блондинка сделала паузу и с любопытством посмотрела на коммандера, совершенно не смущаясь еще одних ушей рядом – или говоря специально для них.
- Адмирал Солок ведь рассказал вам о моей цели визита?
-О… да, - ответила коммандер Мори, которой, наконец, удалось вставить слово в бесконечный поток речи, - В общих чертах. Но я хотела уточнить - что именно вы будете снимать? Нам следует согласовать список необходимых вам интервью, назначить время, выделить какой-нибудь офис под вашу студию… Возможно, у вас также уже есть примерный список вопросов, которые вы будете задавать?
- Все, - просто ответила женщина, продолжая все также широко улыбаться. – Я всегда снимаю все, ведь никогда не знаешь, когда поймаешь тот самый момент. Но вы можете не волноваться, я уже много раз была на кораблях и станциях Звездного Флота и знаю, куда мне не стоит лезть – вроде инженерного или офиса безопасности. Мне известны ваши правила! И можете не беспокоиться, мне будет достаточно обычного компьютерного терминала, я привыкла работать в самых разных условиях. Поэтому давайте обойдемся без всех этих формальностей, - она легкомысленно махнула рукой. – Просто считайте, что я хочу поговорить со всеми и стать частью всего происходящего на станции. И, конечно, мне просто не терпится побеседовать с вами – я знакома с вашей биографией, это просто нечто! Такой сложный путь!
Процессия, тем временем, оказалась у дверей гостевой каюты, отведенной мисс Харт.
-Значит, эта… штука работает и сейчас? - мрачно спросила коммандер.
- Кажется, да, - пожала плечам блондинка и коснулась камеры. – И впрямь, работает. Вас это смущает? Если хотите, я могу ее выключить, и мы поговорим в приватной обстановке.
-Я просто хотела бы договориться с вами о порядке вашей работы на станции. Я бы хотела заранее знать, с кем и когда вы будете разговаривать, а также иметь возможность просматривать весь отснятый материал до того, как вы его опубликуете. И разумеется, не может быть никаких съемок скрытой камерой и вмешательства в частную жизнь персонала станции и наших гостей. И конечно, я подоготовила для вас соглашение о конфиденциальности, которое вы сможете подписать завтра утром в моем офисе…
Женщина вздохнула и на секунду посерьезнела, обдумывая слова коммандера, а затем вновь вернула на лицо приклеенную улыбку.
- Вы здесь главная, разве я могу с вами спорить! – очень быстро и очень охотно пошла она на попятные, и тут же добавила: - Как жаль, что я не могу рассчитывать на ваше понимание и сотрудничество, но я все еще надеюсь, что мы с вами сможем найти общий язык и может быть даже подружиться. Вы очень интересная женщина, Мори Джанир… Ну что ж, мы можем обсудить все мои планы в более приятной обстановке, нежели у дверей каюты, - она выразительно посмотрела на дверь и на Квинилию, все еще держащую ее сумку размером с половину девушки. – Я подпишу все, что вы захотите, если вам так будет спокойнее, - звонко рассмеялась она.
Баджорка ответила своей версией искусственной улыбки, открыла кодом комнату и жестом пригласила собеседницу внутрь.
-Кадет Перим, заносите вещи и можете быть свободны на сегодня, - бросила она Квинтилии, даже не глядя на нее.

_____________________________
Представляет мисс Кристаль Харт!
Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 17 05 2016, 10:27:24
26 августа, поздний вечер, продолжение
Каюта мисс Харт

Когда две женщины, наконец, остались одни, коммандер серьезно посмотрела на мисс Харт.
-Надеюсь, на этот раз камера выключена? Так вот, я действительно должна знать о ваших планах. Моя обязанность - проследить, чтобы вы не сделали ничего, что хоть как-то, хоть в перспективе может навредить моей команде. И под “командой” я имею в виду и проект “Альфа” тоже.
- Конечно, ведь это ваша работа, - понимающе закивала блондинка, демонстративно выключая камеру и оглядывая свою каюту. – Хотите кофе? Или тут обычно пьют рактаджино? – она подошла к репликатору. -  Мне очень жаль, что вы не прислушались к совету адмирала Солока, а ведь я знаю – он вас настоятельно просил позволить мне делать свое дело. Это моя работа, и я привыкла делать ее хорошо. Но, Мори, я не понимаю, чего вы боитесь – я здесь не для того, чтобы выставить вас, вашу команду или этот проект в плохом свете. Им давно уже интересуются, он вызывал большой ажиотаж среди жителей Федерации, и я не могу остаться в стороне. Если все и впрямь так хорошо, как говорят, то и бояться нечего, не так ли? Вы же, я вижу, вся на нервах.
-Вы журналист, - строго ответила коммандер, - И я знаю, на что вы способны. Я ознакомилась с несколькими выпусками вашего реалити-шоу про тот федеральный корабль… как его там… Ради рейтингов и развлечения обывателей вы готовы на что угодно, вы задаете неудобные вопросы и копаетесь в личной жизни, вы лезете куда угодно и интерпретируете все так, как выгодно вам. Поэтому, Солок или не Солок, но я сразу предупреждаю, что на моей станции это не должно повториться.
- «Стар Сталкер», - напомнила женщина и ностальгически улыбнулась, садясь в кресло и неторопливо помешивая сахар в своем кофе. – И все же именно эти выпуски сделали жизнь на флотских кораблях чуть ближе и понятнее простым гражданам Федерации, а также повысили рейтинги Звездного Флота… Но это все сейчас не очень важно и скорее всего непонятно вам – вы ведь не так давно присоединились к Федерации и, наверное, еще не успели понять, чем мы тут живем. И мне очень обидно слышать, что вы мне не доверяете, - блондинка искренне вздохнула, а ее голос и впрямь стал чуть более грустным, чем раньше, - хотя я и пытаюсь заверить вас, что не собираюсь причинять никому вреда. Вы же, я надеюсь, не боитесь правды? Даже не знаю, как заслужить ваше расположение… А, пожалуй, у меня есть идея! – в ее голосе уже не было и следа грусти, зато энтузиазм можно было хоть ложкой есть. – Давайте начнем с вас. Мы побеседуем в удобное вам время, я задам свои вопросы, и вы увидите, что я не кусаюсь, и это может быть даже весело!

-Свяжитесь с моим личным помощником и согласуйте время, - чуть свободнее ответила баджорка, - То же касается и всех остальных ваших собеседников. С кем именно, кстати, вы хотели бы поговорить? “Все” - это довольно расплывчато.
- Непременно, мне подойдет любое время! - согласно кивнула блондинка. – Хорошо, давайте я переформулирую: «Со всеми, кто будет так любезен пообщаться со мной». В первую очередь это касается всех участников проекта «Альфа» - и под всеми я подразумеваю именно всех, - а также его координатора и советника. Отдельно от этого я бы хотела освещать регату – уверена, это ничуть не менее интересно, - и собираюсь побеседовать с командами, и, конечно же, я бы не хотела обойти стороной персонал и жителей станции. Надеюсь, это достаточно подробно описывает слово «все»? – рассмеялась она. – Мори, пожалуйста, поймите, что в Федерации свобода слова, а я собираюсь задержаться на станции на неопределенное время. Вы не можете запретить мне общаться с людьми – с кем и когда я захочу. Пожалуйста, не создавайте трудностей там, где их нет, и вы увидите, что я не представляю угрозы вам или вашей станции.
-Регата, разумеется! - с некоторым облегчением вспомнила коммандер, - Конечно, освещайте регату. Да, это очень хорошая идея. Также у нас на Променаде завтра открывается выставка баджорского искусства, я могла бы организовать для вас встречу с ее куратором, уверена, это тоже будет занимательно.
- Не сомневаюсь, - кивнула журналистка. – Как и другие мероприятия… До меня донеслись слухи, что кадеты из проекта что-то устраивают – мне уже не терпится на это взглянуть. Я рада, что мы друг друга поняли, Мори! Мы обе делаем здесь свою работу, не так ли?
-Несомненно, - улыбка коммандера была вежливой, но далекой от искренности.

Когда дверь за коммандером закрылась, Кристаль сняла с головы камеру, активировала ее и расположила напротив себя, так чтобы фоном служили большие окна и остальной интерьер каюты, выполненный в непривычным кардассианском стиле. Перед камерой женщина держалась собранно и серьезно, глядя прямо перед собой – широкая улыбка немного погасла, как и радость в голосе.
- Я нахожусь на федеральной станции ДС9, которая сейчас на слуху у многих из-за проходящем на ней спорного международного проекта «Альфа», который много хвалили и так же много критиковали. Несмотря на то, что командующая станции пока не расположена к диалогу, я уверена, что смогу узнать об этом проекте во всех подробностях. Как уже говорилось ранее, сейчас все его существование висит на волоске, и пришло время заглянуть внутрь и узнать, что же грозит «Альфе» и чем вызвана опасность закрытия проекта, в котором принимают участие все основные силы Альфа-квадранта. Выгодно ли кому-то прекратить международное сотрудничество, или молодые участники сами выкопали себе могилу? Что творится за кулисами нашумевшего проекта, вы узнаете завтра. С вами была Кристаль Харт для Федеральной информационной службы.

_____________________________
+мисс Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 21 05 2016, 22:05:40
26 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


Когда ромуланец ушёл, Тенек смог наконец заняться насущными делами, а дел было много. Глинн Толан желала получить максимально подробный план по инициативе Тенека к завтрашнему дню, и вулканец подозревал, что такая спешка была продиктована не вполне конструктивным желанием доказать ему, что его идея бессмысленна и невыполнима. Удивительно, какое единодушие проявили кардассианка и ромуланец в критике этого предложения! Оба при этом высказали достаточно возражений, но не дали ни одного по-настоящему обоснованного опровержения. Как, впрочем, и в остальном. Это была тактика подавления, а не сотрудничества, тактика слишком характерная и для ромуланцев, и для кардассианцев, но Тенек предпочёл бы разочароваться в стереотипных представлениях об этих расах, а не получить их новое подтверждение. В любом случае, подумал он, вспомнив речи ромуланца – то серьёзные, то глумливые, но всегда безапелляционные и глухие к словам собеседника  – прежде, чем предлагать сотрудничество, надо научиться вести диалог, давать хотя бы минимальную обратную связь, приводить аргументы и варианты решений, а не одни голые утверждения.
Установив очередность дел, Тенек запросил голографические снимки из домашнего архива для будущей презентации и погрузился в выбор недостающих материалов в открытых базах данных. Недоставало не так много, но вулканец был придирчив, кроме того он хорошо сознавал, что не должен рассчитывать на помощь других участников: многим из них и без того придётся работать ночью, чтобы успеть в срок, и Тенек даже мысли не допускал о том, чтобы добиться успеха, причиняя вред их здоровью. Нужно было всего лишь потратить больше собственного времени и разыскать структурные голоснимки.

После ухода Ракара Сатал вернулся к работе с библиотекой. Того недописанного рецепта он в полном виде так и не нашёл, зато отыскал ещё третий вариант фол-хо-ра. Однако остановиться решил всё-таки на первом. За это время он также успел обдумать, чем дополнит меню Тенека. Сок кааса был уже делом решённым. Ягоды киши мало кто ел среди вулканцев, но у их дома рос дикий куст, и Сатал их полюбил с детства. А вот рулетики тча, напротив, были популярны, по крайней мере, среди студентов его факультета.
Теперь следовало сообщить обо всём этом Тенеку.

В это время Тенек сидел, с головой погрузившись в сравнение характеристик снимков и размышляя о том, будет ли использование их всех избиточно, или всё же стоит загрузить в программу их все, а потом позволить компьютеру отсяеть всё лишнее. За этим занятием его и застал вызов Сатала.
– Тенек на связи, – ответил стажёр.
- Тенек, - поприветствовал Сатал соотечественника. - Я подобрал еду и напитки для завтрашнего мероприятия. Сок кааса можно будет найти в оригинале, а вот ягоды киши и рулетики тча придётся реплецировать.
– Значит Ксир’Тан представлен достаточно ёмко, я сосредоточусь на других провинциях, – удовлетворённо отметил Тенек. – Вам удалось найти рецепт фол-хо-ра?
Сатал кивнул.
- Я нашёл три разных рецепта. Один из них неполон, другой требует особых условий приготовления. Я остановился на третьем, самом древнем.
Тенек мысленно вычеркнул из списка ещё одну позицию. Добросовестность соотечественника вызывала удовлетворение и одновременно желание убедиться, всё ли сделал он сам для достижения наилучшего результата.
– Я рад, что это вам удалось, – сказал он. – Я на данном этапе решил вопрос с составом воды. Первый образец – ледниковая вода, которая представит провинции Кел, и Тат’Сар; три образца представят минеральные источники Раал, Ксиал и Гол; пятый образец – вода из подземной реки, она представит провинции Кир и Кхоми; шестой – вода из пещерного озера в провинции Ши’Ал; Ксир’Тан будет представлен водой из серебряных источников. Деление не слишком справедливое, но я сомневаюсь, что многие сумеют отличить на вкус ледниковую воду Кел от ледниковой воды Тат’Сар или воду из озёр Ши’Ал от воды из пещерных каскадов Тралора. Пища будет представлена более скудно – по два образца на каждый материк, не считая ваших.
- Вам требуется какая-нибудь помощь? - спросил Сатал. Не было похоже, чтобы Тенек находился в затруднении, но чувство солидарности с соотечественником и благодарности к тому, кто предложил ему помощь, заставляли ответить тем же.
– Я ценю ваше участие, – серьёзно ответил Тенек. – Пока я справляюсь.
Пока Тенек укладывался в составленный мысленно график. К тому же он твёрдо решил, что не вправе освобождать себе время для побочных дел, перекладывая работу по общему заданию на своих коллег. Ни у глинна Толан, ни тем более у самого Тенека не должно было быть и тени подозрения, что он справился с обоими делами по той лишь причине, что ему помогли коллеги по проекту.
- Хорошо, - согласился Сатал. - Сейчас я собираюсь заняться подбором информации для образцов пищи, которые необходимо реплецировать, после чего собираюсь попросить сопроводить меня в реплимат, чтобы я мог проверить, как компьютер воспроизвдёт ягоды и выпечку. Если хотите, мы могли бы сходить вдвоём, если, конечно, вы ещё не тестировали ваши образцы.
Состав воды Тенек просчитал до сотой доли процента, с ней всё было просто, пища же действительно требовала тестирования, однако пищей Тенек ещё не занимался. Откровенно говоря, стажёр почувствовал некоторое внутреннее сопротивление, когда пришлось об этом упомянуть.
– Я ещё не подобрал образцы пищи, – сообщил он в высшей степени нейтральным тоном, – однако в течение часа я решу этот вопрос и подойду в реплимат.
- Понимаю, - ответил Сатал. - Мне также понадобится время на то, чтобы выяснить состав и алгоритм репликации, и я ещё совсем не занимался подбором материалов для храма, так что мог бы уделить время их поиску, пока вы будете решать вопрос с подбором образцов пищи. Кстати, раз вы ещё не остановили ни на чём свой выбор - что вы думаете о каком-нибудь блюде из шитака? Этот овощ уникален даже для Вулкана, растёт только на берегу Танарского моря близ Да-Леба и, мне кажется, должен понравиться остальным участникам и гостям... - тут он остановился и задумался о том, нужна ли, собственно, вулканцу его компания? Возможно, конкретный выбор он хочет сохранить в секрете до начала презентации да и вообще предпочитает работать в одиночестве? Сатал поспешил оставить своему собеседнику путь к отступлению: - Если, конечно, это не потиворечит вашим планам: я забыл, что сейчас уже довольно поздно.
Пару секунд Тенек колебался. Это немного нарушало его планы, но это было слишком логичное предложение, чтобы отказаться: Тенек немного разбирался в этом вопросе и мог при необходимости приготовить простой завтрак, а при наличии падда с инструкциями даже и обед, но знал он большей частью блюда популярные у его собственного клана и легко мог ошибиться с выбором остальных. Сатал же явно понимал в этом больше и уже предложил беспроигрышный вариант. Отказываться от обсуждения и совместного тестирования было неблагоразумно, кроме того, такое сотрудничество никак нельзя было приравнять к сваливанию на Сатала собственной Тенековой работы, поскольку каждому предстояло работать со своим комплектом образцов.
– Я составил гибкий график, – ответил стажёр после некоторых размышлений, – и время как раз удачное: в реплимате через час должно быть совсем немного посетителей.
Ещё немного подумав, он добавил:
– Я воспользуюсь вашей рекомендацией для одного из блюд материка Хан-Шир.
- Рад оказаться полезным, - ответил Сатал. - Сообщите мне, когда будете готовы.

Закончив разговор, Тенек отложил голоснимки и переключился на поиск образцов вулканской кухни. На их подбор у него был всего лишь час.
____________
Тенек и Сатал


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 21 05 2016, 22:07:51
26 августа, вечер
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека (значительно позднее)


Вернувшись из реплимата Тенек снова засел за голоснимки. Покончив с ними и сохранив всё необходимое для доработки программы в голокомнате, он ещё некоторое время посидел за чертежами некоего загадочного прибора, а затем наконец-то смог приступить к написанию затребованного координатором плана. Это было несложно: Тенек хорошо представлял себе все этапы работы и специфику исследования для каждого участника предполагаемого проекта, теперь всю концепцию нужно было всего лишь облечь в слова и согласовать с хронологической сеткой, предоставленной глинном Толан.
Тенек любил исследовательскую работу; ничуть не меньше он любил чёткое планирование и идеальную вписанность любой деятельности в доступные для неё рамки, как впрочем и максимальную её эффективность. Ради этой эффективности он дополнил собственно исследовательские этапы более чётким и схематизированным пояснением практического применения результатов и схемами двух мини-семинаров для школы: первый – о правилах провоза домашних животных на станцию, второй – о мерах предосторожности при встрече с потенциальным животным-вирусоносителем и оказания доврачебной помощи в случае укуса. Вулканцы как никто другой умеют внимательно слушать скучные объяснения, но также они как никто другой понимают, что теория никогда не будет идеально эффективной без практики, по этой причине очень короткое и очень ясное изложение правил должно было сразу же перейти в активный тренинг. Если бы Тенеку сказали, что он предлагает ученикам школы игру, он бы искренне удивился и даже был бы несколько уязвлён: с его точки зрения это была не игра, а отработка полезных навыков.

Поставив последнюю точку, вулканец погрузился в менее приятные мысли: всё, что он подготовил сейчас, глинн Толан не считала нужным и хоть сколько-нибудь полезным проекту. Ему не приходило в голову, что причина может лежать где-то за пределами профессиональной оценки его инициативы, а именно – в области глубокого недовольства инициатором, стажёру казалось, что он всего лишь не сумел достаточно доходчиво объяснить потенциальную пользу. Немного подумав, Тенек решил прибавить к плану и подобающее обоснование.
 
В результате получились следующие тезисы.
Сотрудничество со станцией позволяет создать несколько дополнительных площадок для совместной работы профессиональных групп. Это в свою очередь позволит:
1-1 способствовать сохранению проекта за счёт демонстрации продуктивного и общественно-полезного взаимодействия участников проекта;
1-2 в случае сохранения проекта получить к следующей миссии слаженно работающие профессиональные группы;
(в этом месте были приведены списки профессиональных групп согласно информации из личных дел)
1-3 отработать схемы межруппового взаимодействия (в случае пересечения сфер деятельности двух и более групп и/или в случае участия кого-либо из членов проекта более чем в одной профессиональной группе);
(в этом месте были перечислены те, для кого было целесообразно участие в нескольких группах, а также представлены схемы их взаимодействия с этими группами с чёткой расстановкой приоритетов в случае нештатной ситуации)
1-4 в связи со сказанным выше, избежать замыкания участников проекта в рамках расовых или иных замкнутых групп;
1-5 в случае ликвидации проекта помочь участникам сохранить и приумножить профессиональные навыки.
 
Тенек критически перечитал тезисы, довёл формулировки до идеала, сохранил финальную версию файла и установил таймер отсроченной отправки. Глинн Толан должна была получить файл в шесть утра. Если она встаёт поже, она и прочитает его позже, а если координатор встаёт рано, у неё не будет причин жаловаться на задержку. С чувством выполненного долга вулканец расстелил коврик и приготовился к вечерней медитации.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 21 05 2016, 22:12:53
26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, бар “Кварк’с” -> голокомната №6 - > Каюта Освальда и Тенека


Покончив с виски и закуской, Освальд и Джез разошлись в разные стороны. Кадета изрядно пошатывало, поэтому он вернулся в бар за очередной кружкой рактаджино, после чего решил всё же направиться в каюту. Едва выйдя в коридор, кадет ощутил острое чувство отвращения ко всему произошедшему за последние два часа или около того. "Нет уж, в одной команде с таким я в регате участвовать не буду!" - твёрдо пообещал он сам себе. А ещё он понял, что сначала надо поговорить.
- Компьютер, определи местоположение... - он на мгновение растерялся, пытаясь понять, с кем именно он хотел поговорить, - э-э-э... кадета Хены.
“Кадет Хена находится в голокомнате номер 6”, - сообщил компьютер.
Освальд раздражённо выдохнул, развернулся и в очередной раз вошёл в бар.
Поднявшись по лестнице, он не сразу нашёл шестую голокомнату, а найдя, встал около двери, собираясь с мыслями и пытаясь подобрать слова, которые будет говорить девушке. Через пару минут он вздохнул и вошёл в дверь.
Когда двери голодека перед Освальдом открылись, он застал настоящее побоище, в центре которого три хрупкие – или не очень – девушки сражались с голографическими противниками на массивных бамбуковых мечах. Идея Жантарин была воспринята на ура, и девушки самозабвенно выплескивали свою ярость на ни в чем не виновные фотоны. Однако стоило только двери в голокомнату открыться, Самрита резко повернула голову на вошедшего и приказала:
- Компьютер, остановить программу!
Кадет очень удивлённо осмотрел происходящее.
- Э-э... - медленно протянул он, - привет? Я хотел с Хеной поговорить. Но могу подождать внизу, если вы скоро закончите, - поспешил добавить он, заметив не самое дружелюбное выражение лица у Самриты.
-А я - не хочу разговаривать, - тяжело дыша ответила ференги.
-Это он? - шепотом спросила Жантарин, наклонившись к уху Хены.
Та слегка помотала головой и повторила:
-Не хочу. Потому что… потому… - она перевела взгляд на землянку, ища у той поддержки.
- Потому что Хена не хочет, ты слышал? – Самрита сложила руки на груди и выразительно посмотрела на кадета. Было видно, что она была очень зла. – Ты уже закончил общаться со своим кардассианским другом?
- Другом? Сильно сказано, - фыркнул кадет. - Я что-то важное упустил? Не помню, чтобы чем-то успел ещё и вас достать!
Жантарин тоже переводила непонимающий взгляд с Самриты на Хену.
-Мы с ним больше не дружим? Мне прогнать его? - спросила она, делая шаг вперед и поднимая бамбуковый меч.
- Компьютер, создать фазер! Отключить протоколы безопасности! - на автомате выпалил кадет, хватая появившееся оружие и занимая стойку, но потом замер, словно осознав, что он только что сделал. - Компьютер, отмена. Убрать фазер и восстановить протоколы безопасности.
- Нет, подожди, - Самрита обратилась к Жантарин и не сдержала смешка на реакцию Освальда: - Ты бы проспался лучше! Хотя нет, это ты и потом успеешь. Итак, за чем же ты пришел и что хотел сказать Хене? – строго проговорила она.
Землянин одарил Самриту возмущённым взглядом, но потом кивнул.
- Хена... - начал он, но мысли вылетели из головы, и понадобилось несколько секунд, чтобы вновь подобрать слова, - мне очень жаль, но, похоже, ничего не получится. Наш общий знакомый... не заинтересован. Совсем. Прости, я дал тебе ложную надежду, всё это было обречено с самого начала. Чёрт, я начинаю говорить как Лайтман!
Андорианка, все-таки сделавшая шаг вперед, принюхалась.
-Девочки, да от него алкоголем пахнет! Иди проспись, Макдауэлл!
Хена ничего не ответила, только отвернулась, чтобы никто не видел ее лица.
Освальд не ответил на выпад андорианки, только сделал пару шагов в сторону ференги, явно не понимая, в чём именно дело.
- Хена, мне правда жаль. Это может прозвучать преждевременно, но... - он снова задумался, - с таким типом... в общем, тебе же лучше, что он не заинтересован. Негоже таким уникальным девушкам как ты размениваться на таких негодяев!
- Потом все объясню, - шепнула Самрита, обращаясь к Жантарин, сама же критически осмотрела Освальда, будто решая, прогнать его или дать еще что-то сказать. - Да, мы уже догадались, - холодно проговорила землянка.
- Сэм, чёрт возьми! - не сдержался Освальд. - Тебя-то я чем мог задеть? Вот с кем с кем, а с тобой ругаться у меня желания вообще никакого нет!
- Все в порядке, - Самрита усилием воли взяла себя в руки и даже улыбнулась. – Просто мы все здесь немного раздражены. А тебе и впрямь лучше пойти в свою каюту.
- Да, я заметил, - проворчал Освальд. - Не понимаю из-за чего, правда, ну да ладно.
Он мрачно помотал головой и, бросив недовольное: "До завтра!" - вышел из голокомнаты.

***

Из "Кварк'с" Освальд вышел в отвратительнейшем настроении. Хотелось отыскать Тенму и хорошенько ему врезать. Не совсем понятно за что, но кадету казалось, что некоторые его гадкие слова тоже внесли свою лепту в происходящее, как будто Хена его мысли прочитала, и это её подкосило. Пьяное сознание Освальда отогнало эту мысль, напомнив, что ференги иммунны к телепатии, но сами ей не владеют, да и Тенма, вообще говоря, не сказал ничего такого неприемлемого. Он же просто поделился мыслями с другом, а не в лицо обозвал так Хену в присутствии всех участников проекта. К тому же, он подкинул идею с регатой и согласился помочь узнать про горра Якката. Мысли о Кариссе заставили кадета встрепенуться, и ему тут же стало любопытно, спит ли уже кардассианка.
- Компьютер, где находится Карисса Яккат?
- Карисса Яккат находится в своей каюте, жилое кольцо, сек...
- Да-да, она спит?
- Ответ утвердительный.
- Проклятье!
Не рискнув разбудить женщину даже ради хороших новостей, он направился к себе в каюту.
Тенек, кажется, уже спал, и Освальд решил поберечь нервы соседа, который и так с ним намучился, и тихонечко подошёл к одному из кресел. Если забираться на верхний ярус кровати, то он наверняка своими действиями потревожит чувствительный слух вулканца, а землянину сейчас не хотелось причинять кому-либо неудобства. Он осторожно убрал свежекупленную вазу с баджорским цветком со столика, взял лежавший на нём падд и устроился поудобнее, закинув ноги на столик.
Кадет решил обрадовать Кариссу как можно раньше, поэтому открыл бланк электронного письма и в текстовом режиме начал набирать.
"Миссис Яккат!"
Вычеркнул.
"Уважаемая Миссис Яккат!"
"Слишком официально!" - подумал кадет, - "Сразу напрашивается: с сожалением сообщаем Вам, что...". Снова вычеркнул.
"Дорогая Карисса!"
"Перебор!" - решил было кадет, но пока так и оставил.
"У меня для вас хорошие новости! Меньше часа назад мне удалось вытрясти из гила Тенмы кое-какую информацию! Искренне рад вам сообщить, что гарнизону разрешили продолжить нести службу на Волане II, куда прибыла новая партия колонистов. Пока имеющиеся сведения говорят, что ваш муж жив, и обвинения ему не грозят. Гил Тенма заверил меня, что в его отчёте говорится о вкладе в дезертирство и покушение на него только горра Токата, поэтому ваш муж, скорее всего, жив-здоров и вне опасности! Также Гил Тенма обещал передать ему, что с вами и Дамаром всё в порядке, когда представится такой случай".
"Пресно слишком!" - снова решил кадет и вставил пустую строку.
"Вы не представляете себе, как я рад сообщить вам эти новости! Мне стоит только представить себе ваше счастливое лицо..."
Освальд презрительно фыркнул и удалил последнее предложение.
"Ваша история тронула меня до глубины души, и я понял, что не успокоюсь, пока не смогу вернуть вам семейное счастье"
"А ещё пафоснее можешь?" - спросил он сам себя, но не стал ничего удалять.
"Мне будет очень не хватать вас, когда вы вернётесь на Волан II, но так будет правильнее всего, как бы мне ни хотелось..."
"Хотелось чего? Что за бред я пишу?" - снова спросил он сам себя.
Затуманенный алкоголем разум отказывался придумывать уместные речевые обороты, поэтому кадет откинулся в кресле и прикрыл глаза, пытаясь напрячь воображение. Он и сам не заметил, как провалился в сон, а падд выскользнул у него из рук и упал на пол.
___________________________________________________________________
С Хеной, Самритой и Жантарин в начале и со спящим Тенеком в конце


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Мори Джанир от 23 05 2016, 10:39:05
26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Мори

После разговора с журналисткой мисс Кристаль Харт коммандер вернулась в свой офис, но не смогла сосредоточиться ни на одном из отчетов. Несколько раз она ловила себя на том, что просто смотрит на строчки в падде, но смысл проходит мимо ее сознания. Это означало, что в работе следует поставить точку, и Мори, попрощавшись с операционистами ночной смены в командном центре, отправилась в свою каюту.
В комнате она сняла форменный китель и ботинки, прошлась, размяла затекшие за день плечи - напряжение снова начало скапливаться в мышцах, на загривке, будто у дикого зверя. Что-то с этим следовало делать, например, снова вернуться к той системе упражнений, которую она практиковала на Земле.
Мори прошла в ванную и плеснула холодной воды себе на лицо, затем вернулась в комнату, и одну за другой зажгла три толстых, белых восковых свечи под висящем на стене золотым символом, символизирующим Вселенную так, как ее понимали баджорцы. Раскинула руки, закрыла глаза, постаралась найти свой внутренний источник, свою паа и ощутить, как все все взаимосвязанно через эту энергию - люди, космос, Пророки, события, время. Это было одновременно и медитацией, и молитвой. Когда Мори была ребенком, у нее это получалось лучше, почти каждый раз, и она еще помнила это ощущение себя будто одновременно и частицей, и волной. Но после той истории, о которой она рассказала сегодня советнику, двери в Небесный Храм для нее закрылись, и только иногда она ловила ощущение, что вот-вот должно что-то произойти…
Советник. Мори открыла глаза. Похоже, сосредоточиться на медитации сегодня не получится тоже. В комнате было что-то тревожное, что-то, что снова заставляло ее напрягать плечи. Баджорка обернулась, и взгляд ее выхватил нечто светлое в полутьме каюты - страницы книги, раскрытой на столе.
Она подошла и провела пальцами по плотной глянцевой бумаге с иллюстрацией. Стиль рисунка не был баджорским, небрежные мазки красок, игра света и тени складывались в отражения облаков в пруду с водяными лилиями.
-Советник была права, - вслух сказала Мори, - Но некоторые секреты не принадлежат мне, и я все еще не могу говорить о них, не так ли… Лиза? Мы бросили тебя, не пытались спасти, даже не очистили твое имя. Мы с Солоком знаем правду, но для всего остального мира ты все еще остаешься моим первым офицером, который похитил информацию и сбежал к маки. И я стояла в стороне и позволила просто забыть о тебе, потому что верю в секретные миссии и приказы, в большую картину и высшее благо. В этом я мало чем отличаюсь от этого кардассианца, Корама. Я так ничего и не сделала для тебя, но теперь могу сделать для Лайтмана, и может тогда ты простишь меня…


26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта Перим

Квинтилия Перим смотрела в зеркало. Несмотря на то, что в эту ночь в каюте она была одна, по привычке она включила воду, как делала всегда, когда не хотела, чтобы ее соседка по комнате в Академии догадалась, чем она занимается. Это было на самом деле не обязательно, но трилл предпочитала, чтобы ни у кого не было ни тени сомнения.
Адмирал Солок все еще не отвечал на ее письмо, написанное на борту “Саратоги”. А время шло… Время. Всегда слишком мало времени, даже 26-часовые сутки ничего не исправили, лишних двух часов не хватало, чтобы успеть все, что следовало успеть. Работа, проект, фуршет, презентация под первым номером…
“Ты просто сама повелась на предложение Освальда быть первой. Он подловил тебя, и не в первый раз”, - напомнил Квинтилии тихий внутренний голос.
“Не только я виновата, что оказалась в такой ситуации. Если мы команда, то предполагается, что мы должны думать друг о друге, а не только о себе. Это так нечестно! Объективно, у меня меньше всех времени, но почему-то именно другие выбирают себе места подальше от начала, мотивируя это желанием все успеть. Как будто у кого-то культура более особенная и сложная, а у кого-то такая скучная и обычная, что презентацию можно сляпать за полчаса”.
Но теперь выхода нет. Если Квинтилия не сможет все это сделать, это будет значить, что она не справляется со своими обязанностями. Значит, она плохой сотрудник. Значит, она не заслуживает быть здесь, среди лучших. Значит наиболее честно будет признаться в этом и отправиться домой. И ее жизнь будет разрушена… И это после всего, чем она пожертвовала и от чего отказалась!
К счастью, кадет Перим знала, как обмануть время. Из кармана формы она достала маленький предмет, за который отдала все свои полоски латины торговцу, которого ей посоветовали ференги в баре “Кварк’с”. На ладони у нее лежал маленький пластиковый пузырек без этикетки и каких-либо опознавательных знаков. Необходимость в дополнительных средствах снова пришла. Она делает это, потому что наступил крайний случай и ее карьера и будущее под угрозой.
Квинтилию передернуло от воспоминаний о том, что сказала адмирал Нечаева, так спокойно и холодно.
“Мы были о вас лучшего мнения, кадет Перим”.
“Мы ожидали от вас большей благоразумности”.
“Я вижу, что вы пока не готовы стать офицером”.
Трилл отвинтила крышку пузырька и вытряхнула на ладонь одну маленькую белую таблетку, ее было легко проглотить даже без воды. Затем нажала на коммуникатор.
-”Кварк’с”? Мне нужно забронировать голо-комнату. Да, это в рамках проекта “Альфа”. Да, я буду работать всю ночь.
Получив подтверждение, Перим вышла из ванной, открыла платьяной шкаф и спрятала пузырек в своей сумке с вещами. Уже подойдя к выходу из комнаты, она остановилась на пороге, немного подумала, вернулась и выпила еще одну таблетку - на всякий случай, чтобы эффект точно был и не позволил бы ей заснуть в ближайшие сутки...


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Илама Толан от 23 05 2016, 10:42:49
26 августа, поздний вечер
Станция ДС9, каюта глинна Толан


Очередной бесконечный день никак не хотел завершаться. Почему-то раньше ей наивно казалось, что стоит немного подождать, и вся эта череда событий закончится, клубок ее ошибок сам по себе распутается, и наступит тот момент, когда можно будет с облегчением выдохнуть и сказать себе: «Ну что, поздравляю, с этим мы справились». Но с того самого дня, как Толан ступила на борт Терок Нор – который она уже практически привыкла называть ДС9 и почти никогда не оговаривалась, - все с каждым днем становилось только хуже. Сначала она винила обстоятельства, потом поняла, что винить надо себя.
Сейчас, сидя в темноте перед выключенным экраном своего терминала и допивая канар, она вспоминала ответ, который отправила вчера легату Толану.  С прошлого вечера прошло не так много времени, но она уже успели три раза решить для себя, что ответ был правильным, и четыре – что совершила ошибку. А ведь она всего-навсего сообщила, что решит этот вопрос после окончаний слушаний по делу Сатала, Уильямс и Лайтмана, за которых сейчас несет ответственность. Последний ее больше всего и волновал, а сегодняшний разговор с коммандером Мори и вовсе вогнал ее в состояние хорошо скрываемой паники.
«Если эта баджорка сделает то, о чем говорила!.. Если только посмеет об этом даже заикнуться!»
Толан раздраженно скрипнула зубами и залпом осушила свой стакан. Если Мори и правда пойдет на такую жертву, для Толан это будет огромным ударом по самолюбию, концом карьеры и большим позором. Не говоря уже о том, в чем она себе не могла признаться, - что не смогла бы пойти на подобный шаг, что у нее бы просто не хватило решимости и смелости биться за своего кадета до конца. Признать это значило бы расписаться в своей некомпетентности, неспособности брать на себя ответственность и, в общем-то, непригодности для руководства таким крупным проектом, как «Альфа». Не говоря уже о том, что, пойди Мори на такой шаг, проекту бы точно пришел конец. И пусть Толан чувствовала, что проект трещит по швам и готов вот-вот развалиться, а его участники этому лишь способствуют (и поведение Тенека тому подтверждение), собственная гордость не позволяла ей допустить его закрытие – проигрывать женщина не любила.
Но даже когда Толан пыталась думать о чем-то другом, мысли вновь и вновь возвращались к их ситуации с Корамом и упирались в стену. Ни одно из решений не было оптимальным, и она уже начала склоняться к тому, что суд будет не худшим исходом, как ее коммуникатор ожил:
– Советник Рилл вызывает глинна Толан.
- Глинн Толан слушает, - проговорила она вслух, а про себя подумала: «Как не вовремя!».
- Нам с вами нужно будет подробнее обсудить беседу с мистером Корамом, стратегию и аргументы. Я предложила бы встретиться завтра, но если вам удобнее сейчас...
Кардассианка глубоко вздохнула. Ей не хотелось ни с кем разговаривать и никого видеть – тем более никого, кто лез бы в душу с разговорами, вороша в ней всякое, что ворошить не стоило. Сегодня ее советником был канар, и с ним она лучше находила общий язык.
- Советник, я сейчас не в настроении разговаривать. Завтра меня полностью устроит, - сухо отозвалась Толан.
- Хорошо, тогда до завтра. Желаю вам отдохнуть... от всего.
Координатор сняла коммуникатор с формы и отложила его в сторону, прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла. Военная форма, которую она раньше так не любила и избегала при любом удобном случае, теперь стала неотъемлемой частью кардассианки, которая определяла ее сущность и служила защитой от внешнего мира. Вот и сейчас, в своей каюте, она не спешила с ней расстаться.
Судя по звонку Утары, мысли той также витали в области Корама. Стратегия, аргументы… Толан все больше думала, что ни один из их способов – таких правильных, таких федеральных, - не подействует. А вот идея Ракара заставила ее усмехнуться. Шантаж! Ответное обвинение! Либо бывший мэр испугается и пойдет на попятные, либо продолжить настаивать на своих обвинениях.
И если все будет действительно так плохо, как предсказывала Мори, то здесь уже будет ее – Толан – прямая задача не допустить негативного поворота событий: ни строгого наказания для Лайтмана, ни тем более обмена его на коммандера Мори. В конце концов, эту баджорку было даже немного жаль… На этот случай у Толан уже была одна мысль, которая ей очень не нравилась – и еще меньше понравилась бы федератам из ее окружения, - но которая бы точно положила конец всей этой истории.
__________
Совместно с Утарой Рилл


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 23 05 2016, 22:51:10
27 августа, очень раннее утро
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


В четыре часа утра вулканец проснулся... и не удивился. Кадет Макдауэлл разумеется был в комнате, разумеется спал и разумеется делал это в неподходящем месте. Правда, справедливость требовала отметить, что в этот раз его поза была не самой дискомфортной, а расположение не самым абсурдным. И разумеется кадет Макдауэлл находился в пост-стадии алкогольного опьянения. Разумеется.
В задумчивости Тенек поднял лежащий возле кресла падд и положил его на стол экраном вниз – рефлекторный жест, связанной с привычкой защищать любую личную информацию.
Выполняя стандартные ежеутренние действия, Тенек думал о том, как с этим поступить. С одной стороны самым здоровым для кадета Макдауэлла было проснуться самому, позволив организму выполнить максимум самостоятельной восстановительной работы. С другой стороны, если так поступить, кадет Макдауэлл совершенно точно проспит начало мероприятий проекта, а это к сожалению плохо скажется не только на нём, но и на проекте в целом. И наконец, всё это означало, что от собственной проектной деятельности Тенека кадет Макдауэлл злонамеренно похитил не менее сорока минут, и вот это последнее было совершенно неустранимо.
В результате, прежде чем уйти и заняться собственными делами, Тенеку пришлось наведаться в лазарет (спровоцировав любопытствующие взгляды ночной смены) и оставить на своём столе натюрморт явно медицинского назначения – на своём, поскольку соседство ботинок мистера Макдауэлла определённо было не лучшим для набора экстренной помощи страдающим от похмелья и обжорства разом. Перед тем, как окончательно уйти из каюты, вулканец ввёл несколько корректирующих команд в обслуживающий каюту компьютер. Было четыре сорок две, когда он смог покинуть кадета Макдауэлла и отправиться в голокомнаты.

Позднее в голокомнате №2.

Стоя на краю каменистого выступа и разглядывая жидкую грязь четырьмя метрами ниже, Тенек всё отчётливее понимал: он не хочет, чтоб координатор Толан и улан Ракар видели это место – место, которое значило для него гораздо больше, чем просто уникальный природный объект. Место, к которому он совершил пешее паломничество в первое же Цветение после гибели Тернéла. Место, которое было для него памятью о друге и Учителе и символом всего непознанного, что есть в любой разумной душе, всего, чего по мнению многих нет и не может быть в душе у вулканца. Тенек не хотел, чтобы они скользили по долине равнодушным взглядом, не умея этого увидеть, но ещё больше он не хотел, чтобы они сумели и поняли. И, наверное, не только они, но и все остальные тоже. Это было не для них – не для чужаков! Не для тех, кто с кривой усмешкой ждал, когда же вулканец совершит ошибку или проявит слабость – ждал, чтобы доставить себе минуту мелочного торжества.
Так или нет, но Тенек был не вправе удалить из программы её финальную часть. Интересы многих требовали, чтобы участники проекта стали понятнее друг другу, интересы одного вулканца, который не хотел становиться понятнее, не имели существенного значения.
_________________________
с формально присутствующим Освальдом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 23 05 2016, 23:01:02
27 августа, раннее утро
Станция ДС9, каюта Освальда и Тенека


Солнце медленно опускалось за горизонт, а волны с шумом разбивались о скалы, пока Освальд в форме лейтенант-коммандера поднимался вверх по камням к стоявшему недалеко от обрыва деревянному домику. Отчего-то он знал, что живёт именно в этом чудесном доме. Было в нём что-то знакомое, что-то... его. Что-то, на всю округу заявлявшее: "Здесь живёт Освальд Макдауэлл - счастливейший человек во Вселенной!".
- Папа приехал! - раздался девичий крик за спиной, и секунду спустя за его плечи кто-то ухватился, а кто-то другой вцепился ему в ноги.
Освальд, и без того перепугавшийся, когда его назвали "папой", медленно обернулся и вздрогнул - на него удивительно милыми глазами смотрели две длинноволосые девочки... со светло-серой кожей и слабо выраженными кардассианскими "ложками" и гребнями.
- Кайана! Калиин! Что случилось? - раздался голос молодого мужчины, который был Освальду знаком. - О, ты вернулся! Мама, Освальд вернулся!
Обернувшись на него, землянин ещё сильнее распахнул глаза - перед ним в форме кадета Звёздного флота стоял... Дамар Яккат! Повзрослевший, конечно, но черты угадывались безошибочно. Секунду спустя из двери выбежала Карисса и повисла у Освальда на шее.
- Я скучала, - нежно прошептала она, после чего слегка стукнула его в плечо и с полушутливым укором добавила - ты же обещал, что я больше никогда не буду одна! Что никакие флотские адмиралы, кубы боргов и аномалии из космоса не разлучат нас до скончания времён! Не оставляй меня больше, никогда.
Землянин в ужасе застучал зубами, а спустя пару секунд вздрогнул и проснулся.
- Это какое-то безумие! - прошептал он и почувствовал приступ тошноты. То ли сон его так напугал, то ли последствия вчерашнего ждали именно этой секунды, чтобы начать сказываться, но кадету потребовалось несколько минут чётко контролируемого дыхания, чтобы удержать всё съеденное и выпитое внутри, а заодно ещё и начать более-менее нормально соображать.
Тенека в каюте не было, зато у всё ещё лежащих на столике ног обнаружился падд, про который кадет что-то смутно помнил. Взяв его в руки, он снова почувствовал приступ тошноты, но теперь уже от страха. "Хоть бы вулканец и тут проявил себя вулканцем и не стал читать чужие документы!" - подумал он и дрожащими пальцами удалил черновик письма. Минуя корзину - полностью стёр с накопителя, а потом ещё и затёр область данных случайными значениями, как учили в Академии!
Кое-как поднявшись, он направился в ванную комнату и вышел из неё лишь тогда, когда окончательно взбодрился, дважды почистил зубы и полностью вымылся. Однако в комнате его ждал ещё один неприятный сюрприз.
– Мистер Макдауэлл, – сказал компьютер не своим, но слишком хорошо знакомым кадету голосом, – поскольку вы проснулись, ваш будильник на 7:00 выключен. Не рекомендую вам ложиться снова, не установив будильник на приемлемое время. На моём столе вы найдёте медикаменты, которые облегчат ваше состояние, и инструкции по их применению. Не расценивайте это как одобрение вашего поведения. Ваши нездоровые состояния вносятся в вашу медицинскую карту, и если подобный эпизод повторится слишком скоро и продемонстрирует явную тенденцию, они станут частью моего рапорта координатору проекта.
- Ах ты наглый напыщенный самодовольный зеленокровый остроухий безэмоциональный чурбан! - прокричал Освальд, радуясь, что хоть так может всё высказать своему соседу. - Сказал бы я тебе, что ты можешь сделать со своим рапортом в этой самой каюте!
Кадет почувствовал, что задыхается и, слегка отдохнув, проговорил спокойно, но громко и чётко:
- Нет, я скажу, что ты можешь сделать со своим рапортом!
Быстро переодевшись в успевшую высохнуть униформу, он, всё же выпив лекарства по инструкции, направился в лазарет.

***

Позже, в лазарете

В 6:15 Тенек покинул голокомнату и пришёл в лазарет – только для того, чтобы убедиться, что и вечерний запрос на «Саратогу» остался без ответа. Кажется, не оставалось ничего, кроме как принять к сведению, что сканирование после выписки – это вся медицинская информация о пострадавших, которая у него есть в наличии. Могло ли молчание «Саратоги» иметь какое-то отношение к молчанию доктора Глессина? – возникла у него внезапная мысль. Это было более чем сомнительно: совпадения, даже самые нелепые, встречаются слишком часто, чтобы строить на их основе какую-либо теорию. Тенек открыл файлы, по кадету Жантарин, которые не успел толком просмотреть перед отбытием на Волан-II и погрузился в их изучение. Это было важно, и это могло пригодиться, если его инициатива будет принята. А если не будет принята, никто не может запретить ему изучать крысиное бешенство самому – в свободное от проекта «Альфа» время.
Освальд довольно быстро прибежал в лазарет и, заметив своего соседа возле какого-то терминала, чуть ли не подлетел к нему.
- Ну знаете ли, Тенек! - бесцеремонно начал кадет, едва не влетев в вулканца. - Если вам так хочется мне поугрожать, имейте хоть какую-то порядочность и делайте это в лицо!
Вулканец оторвался от терминала и обернулся к Освальду.
– Я вам не угрожал. Я сказал именно то, что предполагаю сделать. И у меня не было времени ждать, пока вы проснётесь.
- И на каком же, позвольте спросить, основании вы собираетесь подать на меня рапорт? - глазами землянин сверлил врача, но всё же смог сдержаться и не начать махать руками или нервно ходить вокруг. - Пока я могу выполнять свои служебные обязанности, меня не в чем обвинить!
– Пока, – флегматично заметил вулканец. – Как я и сказал, ваши болезненные состояния превращаются в тенденцию – сегодня уже третий раз за последние пять дней. Если эта тенденция подтвердится, ваш руководитель имеет право знать об этой проблеме.
- Какой, чёрт возьми, проблеме, Тенек?! - взорвался кадет. - Вы хотя бы отдалённо догадываетесь, почему вы сегодня застали меня в таком состоянии? Нет, не догадываетесь! В чём дело, чёрт возьми? Как найти лекарство от смертельной болезни - так вы мастер и настоящий исследователь, а как доходит дело до простейшего межличностного взаимодействия - так дурацкие предупреждения и отсутствие какого-либо интереса. Это всё, на что вы способны? Всего один простой вопрос достаточно было задать, или на Вулкане не принято докапываться до сути, а принято делать далеко идущие выводы, не имея полной информации?!
– На Вулкане принято верить своим глазам, – ответил вулканец, – надеюсь, вы не пытаетесь сказать, что вы – Кью и вызвали у меня галлюцинации? Впрочем, если вы хотите вывести меня из предполагаемого заблуждения, вы можете говорить.
Освальд осмотрелся и помотал головой.
- Не здесь. И у стен есть уши, как говорят на Земле. Достаточно сказать, что я сделал это ради счастья двоих... нет, троих других людей. Только это касается личных дел, и обсуждать их в публичных местах будет неправильно.
Землянин уже собрался уйти, но потом передумал и сквозь зубы проворчал:
- И если хоть кто-то на белом свете узнает, что было написано в том падде...
Брови Тенека очень вежливо приподнялись.
– Вам следует аккуратнее обращаться с личной информацией, – заметил он. – Но, пока у меня есть основания полагать, что эта информация известна только вам.
Освальд аккуратно кашлянул и смущённо спросил:
- То есть... вы ничего не видели? Падд же не сам на столе оказался.
– Разумеется, я положил его на стол: вы могли на него наступить; или кто-то мог случайно войти и увидеть его – он лежал экраном вверх, – сказал Тенек и вернул комплимент:
– Я думал, на Земле не принято читать чужие записи без разрешения.
- Не принято, - кивком подтвердил Освальд, всё ещё пребывая в смятении, - но иногда кто-то случайно что-то увидит, а потом любопытство возьмёт верх... в общем, забудьте про падд! А про остальное могу рассказать. В двух словах. Потом. И это... никаких рапортов не надо. Наш организм быстро восстанавливается от алкоголя, так что на службе это не скажется! Начнёт сказываться - решим эту проблему, а пока позвольте жить в соотвтетствии с моими представлениями о правильном и широко распространёнными на Земле традициями!
– Я не настолько несведущ в вопросе реакции земных организмов на алкоголь, как вы думаете, – возразил Тенек. Весь разговор вулканец говорил тихо, не позволяя медсёстрам, слишком уж старательно занятым служебными делами, услышать его слова. – За время обучения я прошёл несколько спецкурсов в Земной медицинской академии и там имел возможность наблюдать и земные традиции, и их последствия. Чтобы организм восстанавливался, необходимо либо ограничиваться малыми дозами, либо делать существенные перерывы между приёмами отравляющего вещества, не проявляя безответственности и не считая, что если врачи умеют ликвидировать последствия, можно этим злоупотреблять. Я недостаточно знаю вас, чтобы быть уверенным в том, что вы справляетесь с ситуацией, поэтому моя реакция на неё полностью зависит от ваших дальнейших действий.
- Так может стоит побольше информации собрать, а не делать выводы, не узнав человека достаточно? - поинтересовался Освальд, постаравшись изобразить максимально невинный голос.
Вулканец возразил:
– Если окажется, что вы переоцениваете свои силы, это может оказаться слишком большим риском. Наблюдения требуют времени, в отличие от фатальных ошибок. Поэтому предлагаю вам рассчитывать на собственную осмотрительность, а не на мою снисходительность.
- Я не переоцениваю... ладно, Тенек, я вас услышал! - раздражённо проговорил кадет. - Надеюсь, и вы меня тоже!
Он развернулся и направился к выходу из лазарета, по пути тихо проговорив:
- А ещё надеюсь, что мне не придётся сегодня кого-то спаивать, чтобы узнать его мнение о чём-то важном.
Тенек проводил его взглядом. Тонкий слух позволил ему разобрать последние слова Макдауэлла, но вулканец не был уверен, что они могут служить для кадета оправданием.
___________________________________________________________
С говорящим голосом Тенека компьютером и самим Тенеком


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 24 05 2016, 11:18:38
27 августа, 06:00 (раннее утро)
Станция ДС9, каюта М’Коты и Самриты, коридоры станции.


«Восстань из пепла Ч’Рок!
Воспрянь для новой битвы!
И пусть твой дух сынов воспламенит:
Их души, взоры, кровь! –
Как пепел твой
Испепелил им сердце!»

Глубокий, полный страсти и гнева мужской голос исполнил эту строфу под аккомпанемент струнных вибраций и умолк, позволив оркестру поставить завершающую точку гармоничным и в то же время будоражище-тревожным аккордом.

«Я умерла и попала в ад?» - подумала Самрита, но все же упорно продолжила спать, потому что сон нужен даже в аду. Однако пытки не прекращались, и ей пришлось нарушить тонкую границу между сном и явью.
- М’Кота-а-а-а… - сонно, но угрожающе пробормотала она из недр одеяла. – Что это?..
– О Кейлесс! – сонная клингонка вскочила на постели и потребовала, – Компьютер, отключить будильник!
Она встала, стараясь не стукнуться головой о верхнюю койку, и пояснила:
– Я боялась проспать. Ты встаёшь или тебе ещё рано?
В душе придушенно пискнул голос совести: определённо этот вопрос надо было решить ещё вчера, до того, как Самрита ушла из каюты.
-Сколько сейчас времени? - раздалось сверху.
– Шесть утра, – призналась М’Кота.
-Да ты с ума сошла, что ли? – Самрита даже проснулась от такой новости. – Какие клингонские оперы в 6 утра! Тебе что, делать нечего? – но будильник сделал свое злостное дело, и девушка поняла, что обратно ей уже не заснуть.
– Это будильник, он должен быть громким! – возмутилась клингонка. – Мне сегодня четыре блюда готовить, и закончить так, чтобы Кага не опоздал с открытием ресторана.
- Не должен, - проворчала землянка и перегнулась через планку, ограничивающую ее кровать, чтобы посмотреть, собирается ли ее соседка вообще вставать. – Надо было вчера готовиться, а не на голодеке рубиться. Но, разу уж мы проснулись… А ты собираешься надеть какой-нибудь торжественный наряд, ну или что там носят клингоны по особым случаям? Я видела ваши женские платья на истории инопланетных культур в Академии, они очень… - Самрита замялась, подбирая подходящее слово, - впечатляющие.
– Еда должна быть свежей! – безапелляционно заявила клингонка. – А тихий будильник меня не разбудит, проверено опытом.
М’Кота придирчиво осмотрела свою форму и недоумённо повернулась к Самрите:
– И чем тебе не нравится моя форма? Это же идеальное выражение воинской сути!
- В твоем понимании свежая – это которая успевает убежать прежде, чем ее съешь?
Поняв, что спать больше не придется, Самрита с легким сожалением спустилась вниз и скептически оглядела висящую на дверке шкафа форму М’Коты.
- Всем нравится. Но тебя в ней и так каждый день видят. А сегодня подходящая возможность сделать – и надеть – что-нибудь особенное. Но это твое дело, я просто предложила, - пожала она плечами, доставая из шкафа собственную спортивную форму. – Просто подумалось, вдруг это не единственный твой наряд!
– Не единственный, – голос М’Коты прозвучал озадаченно. – То есть кроме куртки у меня всё не в одном экземпляре. А что, ты собираешься надеть сегодня что-то особенное?
- Конечно! – немного удивленно откликнулась землянка. – Я в этой кадетской форме и так каждый день хожу, нечасто выпадает шанс сменить ее на что-то более интересное. Я уже реплицировала некоторые образцы и надеюсь, что это не будет смотреться глупо.
– Покажи! – глаза клингонки вспыхнули любопытством. – Ты права, форма Звёздного Флота – это скорее относится к Федерации, чем к Земле. А у тебя ведь приготовлено что-то земное?
- Земное, - кивнула Самрита. Однако из шкафа достала не приготовленный наряд, а обычную спортивную форму. – У нас до сих пор сохранилось много разных культур, так что выбор большой. На фуршете увидишь! – она захлопнула створку шкафа, давая понять, что на этом тема закрыта. – Думаю, было бы интереснее, если бы все надели что-то, что отражает их культуру, а не скучную военную форму, но раз такого задания у нас не было, придется самой импровизировать.

«Жалко что ли было показать?» – подумала М’Кота, направляясь в душевую. Справедливости ради следовало признать, что у Самриты нет особых причин для дружелюбия после этакой побудки, но неудовлетворённое любопытство заставляло М’Коту сердиться. И ведь землянка права: наверное, имело смысл показать что-то другое, не то, что инопланетяне привыкли видеть каждый день. Клингонка вспомнила платья своей матери: Наара выглядела в них как леди клана, не меньше! Но может быть и лучше, что М’Кота об этом не подумала? Теперь никто не вообразит, что она вырядилась специально, чтобы привлечь чьё-то внимание. А главное, этого не скажет о себе она сама.

Самрита проследила немного удивленным взглядом прошедшую мимо нее клингонку и лишь вздохнула. Раз ее утро против ее воли началось в такую рань, то следовало провести его с пользой. После вчерашней активной тренировки с Жантарин и Хеной мышцы давали о себе знать, и им бы не помешала небольшая разминка. А еще не помешало бы узнать, как там настроение Хены, но что-то подсказывало, что в шесть утра оно по определению быть хорошим не может, и к разговору с подругой Самрита решила вернуться после пробежки.

По пути в клингонский ресторан, М’Кота думала о том, как же странно всё получается с этими инопланетянами. Дома всё было просто и понятно, дома застукав тебя за выпивкой и едой с товарищем, никто не рвался убежать, наоборот, бесцеремонно садились рядом, приносили побольше всего, и застолье разрасталось до настоящего праздника. А если вдруг это действительно было свидание, то парочка преспокойно выставляла гостей, откупившись от них угощением – без шептаний по углам под предлогом поиска стаканчика для зубных щёток.
М’Кота вспомнила Жантарин, и настроение у неё испортилось. Конечно, дело не в дурацких обычаях федератов! Кажется, если бы они оба без глупых выходок сказали ей тогда, что это – свидание, и что она не вовремя, ей всё равно было бы также паршиво, но... но это меньше задело бы её гордость. Потому что в этом случае она считалась бы просто некстати ввалившимся гостем, а так как вышло...
М’Кота поняла, что снова начинает злиться и постаралась выкинуть эти мысли из головы, но это не очень-то получилось. Ничего не поймёшь с этими инопланетными девчонками! Что им надо? Чем они живут? О чём говорят? Дома М’Кота даже не замечала, что дружит и с мужчинами, и с женщинами, а здесь с мужинами всё было просто и легко, а с женщинами постоянно получалась какая-нибудь глупость.
«Легко? – злорадно прозвучал у неё в голове вопрос. – Вот прямо со всеми-всеми легко?»
М’Кота вздохнула: не со всеми. Дома столько хороших парней, старых друзей и просто знакомых, с которыми нет никаких культурных барьеров и дурацких сложностей, а её угораздило запасть на землянина! И обиднее всего то, – неожиданно пришло ей в голову, – что нравятся ему отнюдь не только тихие и хрупкие землянки. Андорианки отличаются от земных девушек ничуть не меньше, чем клингонки, агрессии и боевого мастерства им тоже не занимать, значит дело совсем не в том, что они из разных миров, и нет у неё даже такого утешения.
Нет-нет-нет-нет! Не расклеиваться! Голову выше, думать только о хорошем: о болтовне с дядюшкой Кагой на кухне, о будущем состязании с Освальдом (и придумать что-нибудь посмешнее!), о том, как подбодрить сидящего в одиночестве Сатала – здесь у неё тоже есть друзья, и нечего киснуть!
«А с одним человеком всего этого нет, и, наверное, не будет», – встряла в её боевой настрой неуместная мысль, и сердце защемило от смутной тоски.
_________________
+ Самрита


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 25 05 2016, 11:12:48
27 августа, конец дня 26 августа, следующее утро
Станция ДС9, каюта Артура Лайтмана


Артур сидел в кресле, закинув ноги на стол, и читал скачанную на падд книгу о клингонских традициях.
Никто не желал его помощи при подготовке к фуршету и презентации. М'Кота отказала, Тенек отказал, Брол Арко просто проигнорировал, а Перим и вовсе не захотела с ним разговаривать. Видимо, так и должно было быть. Он это все заслужил. Теперь внешний мир был не для него. Он не принадлежал ему больше. Скоро закончится все, осталось немного времени. Вселенский закон бытия каждому рано или поздно воздает по заслугам, и теперь пришло его время платить по своим счетам.
В голокомнатах Лайтман готовил свою презентацию до часа после полуночи, чем немало развлек охрану, которая его сопровождала. Когда охраннику надоело молча наблюдать за сменяемыми видами и бесконечными подробными шлифованиями и детализациями, он начал задавать вопросы, на которые кадет с удовольствием и воодушевлением отвечал, объясняя все подробности и назначения элементов голографической симуляции.
Спать не хотелось, после финального сохранения презентации Артур отправился готовить еду для фуршета при неизменном сопровождении службы безопасности. Готовил кадет с удовольствием. То, что умел. То, что по его мнению – не терпело женских рук, то, что в 1200 по станционному времени должны были оценить по достоинству остальные. И особенно М'Кота, ему очень хотелось, чтобы она попробовала и оценила. Она должна была это понять. Главной проблемой было сохранение температуры и свежести только что приготовленного блюда, того, которое положено было подавать прямо с огня, распространяющийся во все стороны аромат которого – должен был рождать нетерпеливое предвкушение… Это было проблемой, но с этим обещали помочь.
И теперь, в половине седьмого утра, переодевшись в гражданское – джинсы, кроссовки, водолазку, футболку поверх водолазки и жилетку, Артур сидел в расслабленной позе отдыхающего человека, забросив ноги на стол, и читал клингонские традиции. У него было мало шансов, и совсем не оставалось времени. Но ему хотелось знать, во что верила и что чтила клингонская девушка, которая так ему нравилась. В общих чертах, в рамках изучаемого в Академии, он знал и ранее, но теперь ему хотелось подробностей.

Артур не обращал внимания на время и успел довольно далеко продвинуться по книге, когда его отвлек громкий и довольно бесцеремонный стук в дверь.
-Артур, открывай! Это Хена и Самрита, мы пришли поддержать тебя!
- Надеюсь, это вообще хорошая идея, - не слишком уверенно проговорила Самрита, балансирующая с подносом в руках, на котором громоздилось несколько блюд к завтраку. – Может быть, он еще спит?

Вместе с прочтением Артур произносил вслух некоторые фразы на клингонском, которые было принято произносить в ритуалах. Стараясь воспроизводить в точности клингонское произношение, он повторял иногда дважды, иногда трижды. Он увлекся этим настолько, что забыл обо всем остальном. В дверь постучали, и кадет не сразу понял, что это значит.
- Ош пак нууш, Стовокор, - произнес он по написанному, медленно и вдохновенно. Эта фраза произносилась по особенному, мягко. – Войдите, - сказал он следом, и, вернувшись наконец в реальный мир, быстро убрал ноги со стола и развернулся к двери.

Девушки вошли в каюту, с любопытством оглядываясь по сторонам - а вдруг комнаты мальчиков чем-то отличались от их собственных?
Предоставив Самрите расставлять завтрак на столе, ференги обратилась к Артуру:
-Ну как ты? Держишься, настроение боевое? Наверное, мне стоило зайти к тебе еще вчера…

- Доброе утро, - поднимаясь из кресла, сказал Артур. Он широко улыбался, будучи искренне рад девушкам, которые навестили его. Заключение, хоть и обозначенное термином «домашний арест», создавало тягостное ощущение ограниченности, отсутствия доступа ко всему внешнему. Как бы он не мечтал временами об одиноком астероиде на орбите далекой звезды, то добровольное заточение всегда было добровольным, могло было быть прервано в любой момент, и вообще было самостоятельным. Принудительное ограничение свободы и одиночество – наводило совсем иные понимания и ощущения.
- Держусь, Хена. Все в порядке, по другому и быть не может, - ответил он, поднеся к столу еще два стула, - спасибо, что заглянули. Завтракать в одиночестве конечно здорово, но ваша компания как нельзя кстати. Я успел соскучится по обществу, честно говоря. А вот вчера – не получилось бы, я был в голокомнатах до поздней ночи и уже готов к фуршету и презентации Земли. А как ваши дела? Может быть я смог бы чем-то помочь?

Хена посмотрела на Самриту.
-А вы не объединились? Вы представляете Землю или Федерацию?

- Круассаны или омлет? – не очень удачно встряла в беседу Самрита, которая как раз закончила с сервировкой. Вопрос Хены заставил ее задуматься и застыть с кофейником в руке: - Хм, нет, у нас и без того много землян в проекте. Помнишь, что вчера Брол говорил? Наверное, это было бы не совсем честно, если бы мы все вместе работали. Но я тоже уже готова к фуршету – и, надеюсь, вам понравится то, что я смогла выудить из репликатора. Не терпится узнать, что же ты расскажешь и покажешь о Земле, - обратилась она к Артуру и кивнула на стол. – А пока – наша маленькая репетиция фуршета!
- Я буду омлет, - Артур уже почувствовал запах и понял, что сил нет как хочется есть, - и кофе. Земной, - он обошел стол, но садится не спешил.
- Да, в принципе было бы не честно, если бы мы выступали всей командой. Потому что остальные расы по одному, и у нас не должно быть преимущества. Но знаете что, вероятность того, что мы пересечемся с сюжетом наших презентаций – мне кажется - мала. Потому что Земля очень разная. А люди… они такие существа, что если взять хоть 20 человек и каждого попросить рассказать о Земле – выйдет так, что все рассказы будут различны. Потому что, мы все можем смотреть на одну планету, и каждый может видеть свое.
Лайтман хитро улыбнулся, глядя на Самриту.
- Ты хочешь, что бы я наспойлерил прямо сейчас? Так будет неинтересно. – Он вытащил из кармана жилетки кардассианский желтый кристалл данных и показал его, - но всё вот тут. Много занимает места. Я делал это 6 часов. Честно говоря, я сам бы не отказался от ваших спойлеров. Хена, мы увидим джунгли Ференгинара в период дождей?
-Возможно, - загадочно улыбнулась Хена в ответ, а затем жестом отказалась от предложенных ей чашки и тарелки и погладила себя по животу, - Я не буду завтракать. Во-первых, берегу место для фуршета, во-вторых - решила следить за фигурой, потому что для некоторых, очевидно, внешность имеет значение, - она искоса бросила взгляд на кадета Баккер, как будто та могла понять, о чем речь, - Кстати, об эффектной внешности. Угадайте, кого я сегодня видела прямо в нашем коридоре?
Самрита хмыкнула и хотела было вставить какой-то комментарий, но вовремя осеклась и просто мило улыбнулась, сосредоточившись на намазывании масла на тост.
- А вот меня сегодня соседка разбудила в 6 утра, и я уже успела как следует проголодаться, - пожаловалась она и с интересом взглянула на ференги: - С эффектной внешностью? Это кого же? Неужели ту самую Кариссу?
- Да уж, - сказал Артур, глядя на Хену, - на фуршете нам всем предстоит объесться, потому что меню грозит быть сильно разнообразным и попробовать захочется многое. Но нет ничего лучше доброго завтрака, - Артур принялся разрезать омлет вилкой на части.
Соседкой Самриты была М'Кота, которая встала в 6 утра. Узнавать новости о М'Коте хотя бы так. Это все, что ему было доступно – слушать рассказы других. Но и то было благом. Между тем, девушки разных народов и разных профессий были одинаковы, вот и сейчас они говорили об эффектных внешностях, а не о плазменных сетях и технологиях передачи данных. Но им было это интересно, и Лайтман решил поддержать беседу и может быть ее даже развить.
- Для чего внешность имеет значение? Что ты имеешь в виду, Хена?
-Ничего… это не важно, - вздохнула Хена, - Значит, ты даже не будешь пытаться предложить свой вариант? Впрочем, вы все равно не поверите, кого я видела. Мисс… Кристаль… Харт! - выпалила девушка и торжествующе посмотрела на Артура и Самриту, ожидая их реакции.
Самрита открыла рот, так и не донеся до него тост.
- Кристаль Харт? Здесь?! – воскликнула она с восторгом и недоверием, округлив глаза. – Но это же… - она по очереди посмотрела на Хену и Артура. – На станции? Не может быть! Ты с ней говорила? Она такая же, как и на экране? Что она тут делает? – затараторила Самрита.
- А кто это? – спросил Артур, опустив глаза в тарелку и принявшись с аппетитом есть одно из самых любимых своих блюд. Коммандер Дэниел Камарго кажется, целую вечность тому назад, на яхте «Легат», кормил его таким же завтраком сразу после отлета с Земли на станцию. Где-то он теперь после всего того, что здесь случилось.
- Ты что, серьезно не знаешь Кристаль? – Самрита удивленно округлила глаза. – Ты, наверное, единственный в Федерации, кто ее не знает! И даже за пределами Федерации, - она выразительно взглянула на Хену.
- Нет, - не уверенно ответил Артур, - она в каком звании? Из Звездного флота?
-Нет, конечно, я с ней не разговаривала, ты что, - ответила Хена Самрите, - Давай найдем ее профиль в базе данных и покажем этому не интересующемуся светской жизнью человеку?
Самрита одарила Артура таким взглядом, будто потеряла всякую веру в человечество.
- Да из-за ее передачи я и поступила в Звездный Флот! – немного обиженно проговорила она, но тут же вновь воодушевилась идеей Хены: – Посмотрим, что о ней пишут!
_______________
Вместе с Самритой и Хеной


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Артур Лайтман от 25 05 2016, 11:17:12
27 августа, конец дня 26 августа, следующее утро
Станция ДС9, каюта Артура Лайтмана


По запросу «Кристаль Харт» терминал выдал такую лавину информации, что в ней можно было легко утонуть. Самрита открыла официальную биографию – скучный профайл с минимумом информации, а также выдержки из интервью с ней и даже странные факты, которые просто не могли быть правдой. Или могли?

(http://s014.radikal.ru/i327/1605/94/dcf53b72a2f0.png)
Профиль
Имя: Кристаль Харт
Вид (раса): землянка
Пол: женский
Возраст: около 35 лет (точно не известно, информация противоречивая)
Должность: журналист Федеральной Информационной Службы

Описание внешности: блондинка среднего роста с карими глазами и светлой кожей. Волосы либо распускает, либо убирает в гладкий пучок для создания более строгого образа. Всегда хорошо выглядит (по крайней мере на экране), возраст сложно определить на вид, т.к. лицо скрыто под большим слоем косметики. Одевается в гражданскую одежду модного покроя, предпочитает монохромные платья средней длины, выгодно подчеркивающие ее фигуру. Обязательный атрибут – помада красного цвета.
Информация о биографии, личной жизни и семье Кристаль расходится.

Отрывки из интервью с Кристаль
 
«Я не боюсь ничего говорить или делать на камеру. Она всего лишь фиксирует нашу жизнь. Я не переписываю интервью из-за того, что плохо выгляжу в кадре или сморозила глупость. Это жизнь!»
«Я считаю своей целью рассказать жителям Федерации всю правду о Звездном Флоте – и хорошее, и плохое. Порой его слишком мифологизирует, и простому жителя Земли или Боларуса сложно понять, как вообще работает эта организация. Я делаю Звездный Флот ближе простым людям».
«Космические корабли Звездного Флота – это отдельный мир. Я постоянно путешествую на гражданских транспортниках, но однажды провела полгода на флотском корабле, и это был невероятный опыт. Хотела бы я его повторить? Пока не уверена!»
«Мой стиль часто называют скандальным и провокационным. Не вижу ничего плохого в хорошей провокации! Иногда приходится быть напористой, что получить необходимую информацию или доступы, но оно того стоит»
«Проект «Альфа» меня давно заинтересовал. И я обожаю станцию ДС9! Но окончательным толчком стали разбирательства и угроза закрытия. Признаюсь, это намного интереснее, чем стандартная пропаганда Звездного Флота о культурном взаимодействии»
«Обожаю фисташки! И фисташковое мороженое! А почему вы спросили?»

8 фактов о Кристаль, 5 из которых правда
 
1.      Она натуральная блондинка, и это ее настоящий цвет волос
2.      В трех мирах Федерации она является персоной нон-грата, и ей запрещен въезд в них
3.      Кристаль профессионально владеет фазером и показывает хорошие результаты в стрельбе
4.      Она андроид
5.      Час в день она при любых обстоятельствах проводит в одиночестве и тишине
6.      Была ведущей реалити-шоу на борту звездолета
7.      Никогда не пересматривает свои видео
8.      В детстве хотела поступить в Академию Звездного Флота, но не прошла

Лайтман стоял позади Самриты, сидящей за компьютером, с кружкой кофе в руке и внимательно вчитывался в информацию на экране. Пока он читал, все больше хмурился.
- Черт, - наконец произнес он, - она не видит ничего плохого в «хорошей» провокации. Мало нам что ли провокаций? Не, ну понятно, журналист, описание проекта, все дела. Но ёлки-палки, всё что мы натворили с катером «Эльба», и… что случилось на Волане II. Это что, теперь увидят все миры Федерации, и не только? Какой фа…. – Лайтман удержался от крепкого земного словца в присутствии девушек и опустил голову.
- И мой собственный позор и дискредитация звания флотского офицера.
Он отвернулся от экрана, осознавая как всё плохо, для проекта. Для кадетов, которые всё еще не совершенны. Еще не офицеры. С другой стороны - его здесь уже не будет, а значит и ошибаться будет некому. Он пошел обратно к столу и налил еще кофе.
- Знаете что? - сказал Лайтман, снова обернувшись к коллегам, - путем провокаций легко белое сделать черным, а черное белым. Подменить понятия, факты, интерпретацию событий, мотивы.  Вот это хуже всего. С другой стороны – она же наш журналист, она не может так сделать. Но я не смотрел передачи, которые она делает. Что в них было? Видели ли вы в них что-нибудь плохое о флоте когда-нибудь?
-О, Артур… - опечалилась Хена, весь ее энтузиазм будто смыло дождями Ференгинара, - Я не подумала об этом… Но может… может, она вовсе не нас приехала снимать? В передачах мисс Харт было разное. Я больше всего помню выпуск о том, как экипаж корабля отмечал праздник Рождество на планете Аргелиус II - это было очень мило, все были из разных рас, но собрались вместе, и я много узнала о традициях Земли. Хотя, надо признать, еще были интервью, где люди выглядели не очень хорошо - говорили глупости, срывались, раскрывали секреты или наоборот слишком защищали свои ошибки и были грубы… Наверное, это все от неожиданности. Когда это происходит с чужими, кого ты не знаешь, это… как бы… забавно смотреть. А теперь мне вдруг стало стыдно.
Самрита проводила Артура взглядом и вздохнула.
- Ты драматизируешь! Во-первых, о событиях на Волане II уже наверняка сообщали до нее, но кому интересна эта маленькая пыльная планетка! Во-вторых, Хена права, и может быть она тут не из-за нас, а, может быть, наоборот, чтобы показать, что проект нужный и его не стоит закрывать. Если ты думаешь, что во всей Федерации об «Альфе» ничего не слышали, то ты ошибаешься – я вот практически уверена, что поползли слухи, что проект находится на грани закрытия. Ну и в-третьих, Кристаль всегда показывает правду такой, какая она есть! - Самрита поймала себя на том, что защищает любимую журналистку, и немного сбавила тон. – Если так, то мы должны показать всем, что мы достойны оставаться в проекте, а проект достоин продолжения, не так ли?

- Волан II – планета в демилитаризованной зоне, со сложной историей. Но ладно, - Лайтман сел в кресло, - просто я привык к официальным сводкам и отчетам, а не к чему-то такому публичному. Ты права, Самрита, людям следует знать правду. Я просто боюсь искажения правды, скорее всего это не обоснованное подозрение. И мы не будем срываться, грубить и защищать свои ошибки. Я надеюсь. Конечно, если это она по нашу душу. В любом случае – проект должен продолжиться, вопреки любым возможным провокациям.
- Не бойся, все будет хорошо, - улыбнулась девушка. – Тебе просто надо расслабиться! Тебя отсюда выпускают? Может, сходить на голодек? Вчера Жантарин показала нам очень интересную тренировку, а М’Кота с Освальдом и вовсе устроили настоящее клингонское побоище! Даже жаль, что больше никого не позвали…
«Все будет хорошо». Лайтман кивнул и улыбнулся. Не следовало никого расстраивать своим хмурым видом, вести себя следовало уверенно и добродушно. Но после слов Самриты о побоище он пристально на нее уставился. Оттого, что М’Кота и Освальд устроили на голодеке побоище – он испытал укол какого-то смешанного чувства. Так не должно было быть, почему с Освальдом? Почему без него? Она отказывалась от его помощи, а играть на голопалубе пошла с Освальдом. С другой стороны, кто он такой – что бы в это вмешиваться? М'Кота свободна в своих действиях и предпочтениях, она играет и общается с теми, с кем хочет сама, и он не имеет никакого права в это вмешиваться. У него нет не просто шанса на общение с ней, но и права. И что такого в том, что они были в одной голопрограмме – по сути дела ничего такого, на то и проект, что бы люди и другие расы делали что–то вместе. Но, тем не менее, его совершенно нелогично задело это. А еще – он знал что значит, когда клингонская девушка участвует в драке с мужчиной. Существует риск совсем другого итога. И кто знает, может быть ей нравится Освальд? Лайтман отвел взгляд от Самриты и посмотрел на дверь.
- Меня выпускают только на занятия. Я вчера уже собирался пойти другим маршрутом с брифинга, но это не разрешили. Что за клингонское побоище? Что там было? – как бы невзначай спросил Артур, надеясь, что Самрита знает подробности.
- Жалко, - покачала головой Самрита. – Надеюсь, тебя скоро освободят, и ты сможешь присоединиться. Тоже хочешь почувствовать себя клингонским воином? Если честно, не знаю, что за программа была, мне это не слишком интересно. Мне куда больше понравилось наше вчерашнее фехтование, но ты можешь уточнить у М’Коты. Наверное, основная суть этих клингонских боев в последующих застольях – когда я пришла в каюту, там уже рекой лился бладвайн, и эти двое праздновали победу!
- Понятно, - кивнул Лайтман, не глядя на Самриту. Больше он ничего на эту тему не сказал. Позавчера у него был шанс позвать М'Коту вечером назад, она и ему приносила бладвейн, а он отказался его пить. Потому что жизнь не должна состоять из пьянок. Но он упустил свой шанс, и спустя какое- то время его заберет кардассианский корабль и кардассианский суд. Ничем не следовало расстраивать М'Коту и мешать ее жизни. Но он ничего не мог с собой поделать. В любом случае, на фуршете он обязательно похвалит приготовленное ей.
- Ну ладно, - отбросив все эти мысли, Артур выпрямился и весело посмотрел на девушек. - Защитим проект! Не дождутся желающие его закрытия! Хена, что бы блюсти фигуру, обязательно следует завтракать. У нас даже есть такая поговорка «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу». И заниматься физическими упражнениями регулярно. Ну, это по крайней мере так у землян. Я не знаю как это с ференгийской физиологией, тут можно поинтересоваться у Тенека, но скорее всего – аналогично.
Хена согласилась и даже отломила себе крошечный кусочек уже остывшего тоста, но как-то скорее по инерции. Куда больше ее занимало наблюдение за Артуром, поэтому она молчала все то время, пока говорила Самрита. Землянка с удовольствием рассказывала о том, что слышала о вчерашнем дне, но Артур не посмотрел на нее и быстро перевел тему. Почему так? Она сама совсем недавно поступила именно так же, и теперь не хотела снова возвращаться к разговору о собственной персоне.
-Пожалуй, нам пора… - начала Хена.
- Да, мы тебя и так отвлекли, тебе же наверное надо готовиться к фуршету и презентации, - спохватилась Самрита. – Да и у меня еще не все готово…
Девушки стремительно собрались уходить, и он снова оставался один. Жизнь шла своим чередом, все спешили по своим делам. Он поднялся, провожая их.
- Спасибо вам за завтрак и … что зашли.
Когда дверь закрылась, Лайтман еще смотрел им вслед. На мониторе терминала отображалась фотография журналистки Кристаль Харт. В каюте снова воцарилась звенящая тишина. Кадет слушал тишину, снова возвращаясь к осознанию того, как глупо и бездарно уничтожил своими же руками свою жизнь. М'Кота стремительно отдалялась от него, и ничего нельзя было поделать. Вытесняя отчаяние, в душе поднимался гнев, потому что он не хотел смиряться со своим уничтоженным будущим. Он поднял стул с намерением закинуть его куда-нибудь, или хотя бы шарахнуть им об пол. Гнев требовал выхода. Но злиться следовало только на одного себя. Потому что он сам один виноват в том, что для него всё кончается. Никто больше. Только он один. Хозяин, автор и сценарист собственной судьбы. Он уже занес стул высоко над полом, сжимая его металлический каркас, но сдержался, подавляя в себе неправильное и несправедливое. В конце концов – стул и переборки станции – ни в чем не виноваты.
____________
Вместе с Самритой и Хеной


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 25 05 2016, 14:17:57
27 августа, утро
Станция ДС9. Каюта Ракара, Променад, Реплимат


Длинный каменный коридор перекрыт силовым полем пятого уровня. Выход близко, но они его не достигли. Сработала последняя ловушка. Стены осыпаются, здание рушится. Там, внизу, уже был взрыв. До детонации последнего заряда остаются считанные минуты. С его стороны путь свободен, он бежал впереди и первым пересек невидимую линию. За силовым полем осталась девушка в красно-черной форме, с длинными волосами, собранными в хвост, и трилльскими пятнышками. Он стреляет из дизраптора по силовому полю в надежде перегрузить его. Надежды тщетны. Тогда стреляет по периметру, пытаясь найти генератор. Все это бессмысленно. Тогда он бросается на поле и колотит его рукояткой дизраптора. Но это жест отчаяния, ведь ему прекрасно известно, что это бессмысленно. Ей не выбраться, но он без нее не уйдет. Такие как он – не сдаются никогда.  Если ей суждено здесь остаться, он останется с ней. Она стоит по ту сторону. До детонации 5 секунд .


Открыв глаза, улан не сразу понял, что перед ним каюта бывшей кардассианской, ныне федеральной станции. Осознание нереальности только что произошедшего пришло на пару секунд позже. Он в очередной раз порадовался тому, что временно жил один. Никто не видел ромуланца, проснувшегося в холодном поту. С каких это пор ему снится подобное? Он опознал ту, которая была за силовым полем, разных вариантов не существовало. И долго смотрел на себя в зеркало у умывальника в уборной. Не по уставу долго.
Почты с утра еще не было. Она могла прибыть в любой момент, но ждать ее сидя у монитора не имело никакого смысла, он имел право воспользоваться любым общественным терминалом, ведь ему нечего скрывать, и почта будет совершенно открытой. Собравшись, улан отправился в Реплимат.
Освальд всё ещё был зол на Тенека, хотя и не так сильно, как с самого утра. Решив поднять себе настроение лёгким завтраком, он направился в Реплимат.
Заказав кружку рактаджино и фруктовое ассорти, он занял угловой столик и сел спиной к остальным посетителям, давая понять, что не особо желает с кем-либо общаться.

Это всегда составляло трудность для Ракара – выбрать что-нибудь поесть в федеральном репликаторе. Всякий раз он испытывал затруднение и долго выбирал, рассматривая картинки. В Кварксе было значительно проще, ференги знали свое дело и получали латину за наилучшим образом исполняемые обязанности. Однако, большинство участников проекта предпочитало Реплимат по утрам, и Ракар тоже ходил туда. Все зависело от общества, в которое ему необходимо было влиться.
В Ремлимате из интересующих его посетителей - участников проекта - сидел только кадет Макдауэлл, спиной к залу. Сегодняшним утром расписание остальных скорее всего было распределено по голокомнатам и местам, где готовится еда. Либо было слишком рано, либо уже поздно. Кадет Макдауэлл – тоже хороший вариант, пожалуй, один из лучших. Не мучаясь размышлениями на этот раз, улан реплицировал сливовый сок и мясной салат, и неспеша подошел к столику кадета. Встав за спинкой стула у единственного свободного места углового стола, сказал:
- Утро. У вас не занято? Могу я к вам присоединиться?
- Доброе, - без энтузиазма ответил Освальд, пожал плечами, а потом кивком пригласил ромуланца присоединиться. - Чем могу быть полезен?
- Никогда не мог понять, - продолжил ромуланец, отодвигая стул и располагаясь за столом, - что в вашем человеческом понимании всегда означает приставка «доброе» к обозначению времени суток. Это утверждение, констатация факта или пожелание? Потому что судя, к примеру, по вашему виду и настроению – ваше утро ни разу не доброе. Но словами вы явно отрицаете очевидное. То же самое относится к обращению «рад вас видеть», которое я иногда слышал от землян, и которое по сути есть ложь, потому что на вопрос «почему вы рады меня видеть» - они не могут дать сколько-нибудь удовлетворительного объяснения. Чем можете быть полезны – компанией за завтраком и беседой.
- Да уж! - Освальд впервые за день усмехнулся. - Обычная вежливость, Ракар, обычная вежливость. И да, это всё произошло от пожелания доброго утра, а не от хвастовства, что мол у меня-то утро задалось. О чём хотели поговорить? Уж точно не о земном этикете. Утро у меня и правда не задалось, поэтому вести разговор придётся вам.

- Действительно, не об этикете, - согласился улан, внимательно рассматривая кадета. – О проекте. Как вы видите причины его возможного закрытия? Вы федерат, и лучше должны понимать свое начальство. Лично мне будет обидно, если все это закончится так толком и не начавшись.
- Мне тоже будет жаль, если проект закроют, - кивнул кадет, - но это решать не нам и даже не координатору Толан. На Волане II много чего произошло, что затрагивает интересы Федерации и Кардассии. Я не сомневаюсь, что Федерация в проекте заинтересована, а вот насчёт Кардассии так уверен быть не могу. Если для них собственная экспансия важнее, - припомнил землянин сказанное накануне вечером Тенмой, - то они могут отозвать Толан и Тенму, и проект потеряет смысл, даже если формально продолжится.

Кадет Звездного флота Макдауэлл, Освальд. Один из немногих в проекте, пытающийся рассуждать о дипломатии и перспективах с точки зрения здравого разума. Землянин удовлетворительной компетенции, общение с которым можно было строить на сходстве взаимных интересов, без ненужных отклонений от темы. Однако он был уверен, что Федерация заинтересована в проекте, в то время как у Ракара были сведения иного характера. Что, впрочем, могло свидетельствовать о разнонаправленных федеральных течениях и скрытых действиях различных федеральных группировок в одном правительстве.
- При всей заинтересованности Федерации – арестованы трое федератов. Не знаю, что это будет, признание собственного поражения и некомпетентности, международная неудача или что иное – но есть у меня подозрение, что именно Федерация даст задний ход в этом вопросе, - Ракар смотрел на федерального кадета спокойно и безэмоционально, но внешний вид улана, практически расслабленный, свидетельствовал о доверии и расположении, равной беседе двух коллег.
- Освальд, кардассианская экспансия и этот проект – вовсе не взаимоисключающие вещи. Это может происходить параллельно, если они заинтересованы. Но если после всего этого – они будут иметь претензии к Федерации – тогда другое дело. На это мы не сможем повлиять. Но мы сможем что-либо сделать с другой стороны. Вы займете активную позицию по противодействию закрытию или будете наблюдать?
Освальд задумался над ответом и какое-то время сидел молча, разглядывая свою кружку с рактаджино.
- Про Лайтмана я ничего не знаю, - сказал он через наконец, - Сатал напал на офицера при исполнении, а Уильямс просто проверяют, как я понял. Она же дочь заводилы мятежа против Федерации, в конце концов. Федерация не выходит из проекта, она просто расследует преступления своих участников на своей же территории. Насчёт Кардассии вы сами всё и сказали. Остаётся надеяться, что здравый смысл возьмёт верх, и они не станут разрушать наш союз, который для них же выгоднее всего.
Кадет снова взял время подумать, а заодно и доесть фрукты.
- Я уже начал действовать, - решил всё же поделиться хотя бы частью планов землянин. - Есть одно небольшое дело, которые может поднять престиж проекта в глазах общественности и Звёздного флота. Оно в высшей степени незначительно, поэтому не стану утомлять деталями. А ещё я вчера услышал, что скоро состоится космическая регата для малых кораблей. Собираюсь сегодня поговорить с коммандером Мори и попросить разрешения нам поучаствовать. В идеале, от проекта будут две команды на федеральных катерах. Что думаете? Есть желание поучаствовать?

Ракар слушал интерпретацию Макдауэлла по арестованным и решал что сказать, а что нет. Он попробовал дал понять, что знает, что именно Федерация собирается прикрыть этот проект, но не имел права раскрыть эти сведения как знание. Отчеты коллег он не читал, судя по всему, и не знает большей части.
- Тогда, чтобы избавить вас от чтения тонн документации, я скажу, что кадет Лайтман, в попытке добыть пароль от заблокированной телепортации – избил мэра Волана II на катере «Анадырь». Очевидно, это имеет плохие дипломатические последствия для проекта как минимум. Но да, совершенно с вами согласен, будем надеяться на здравый смысл. Надежда – это бессмысленность, потому что смысл имеет только действие, но мы будем содействовать этому вашему понятию о надежде, - Ракар символично поднял стакан со сливовым соком в некоем подобии тоста.
- Регата – это соревнование, как я понимаю, где победитель - первый достигший точки финиша. Победит тот, кто сумеет развить максимальную варп-скорость и преодолеть препятствия, если таковые имеются. – Ракар сделал паузу, - я так понимаю, что это не задание по проекту, а личная инициатива? Нечто из того, что предлагал Тенек о работе на станции? Я имею желание делать все, что принесет проекту продолжение. Я видел вчера вас в Кварк'се, в обществе кардассианца, вы, кажется, вполне успешно налаживали дипломатические контакты. Я не стал мешать,  но видимо теперь должен пожалеть об этом. Узнал бы много нового и интересного.
- Ой дура-ак! - протянул Освальд, в отчаянии обхватив голову руками. - Прямо на катере и при свидетелях избил кардассианского чиновника? Ну понятно тогда всё! Вот это и есть главная угроза существованию проекта. Точнее, последствия этого. У Лайтмана совсем крыша поехала!
Какое-то время ему было нечего сказать, и кадет просто смотрел на кружку с рактаджино, что, похоже, стало его любимым способом сосредотачиваться на чём-то важном.
- Ладно, у меня есть одна мысль, но это будет вечером. Не будем пока об этом. Ракар, вы хотите сказать, что на Ромуле не принято состязаться друг с другом? Проверять, кто лучше решает сложные задачи, кто быстрее соображает в критической ситуации и кто лучше ориентируется в условиях неопределённости? Я-то думал, только вулканцы этого сторонятся. Ну да ладно. Да, гонка, корабли придерживаются маршрута и чётких правил, пришедший первым победил. Только не уверен насчёт варпа, скорее на импульсе, хотя кто знает. Если победит экипаж, состоящий из участников проекта, это может показать, что мы можем работать друг с другом, и проект ещё рано закрывать. Тенма изъявил желание поучаствовать, но нас слишком много, а постов на катерах слишком мало. Можно было бы устроить состязание ещё и внутри проекта, если позволят выступить двумя или тремя командами.
- Дурак, - согласился Ракар кивком головы, глядя на Макдауэлла,- но я хочу, чтобы вы обратили внимание еще на одну закономерность, Освальд. Велок Корам сохранял пароль до тех пор, пока вы сами его не разгадали. В то время как Кардассия обозначила «Саратоге» конкретные сроки пребывания на Волане II. Кардассианец затягивал время их пребывания там. И все это слишком точно совпало с нашим прибытием.
Ракару хотелось, чтобы единственный федеральный кадет, обладающий трезвостью стратегического мышления, сопоставил факты и сделал выводы. Макдауэлл имел для этого все шансы, и, диалог, основанный на доверии,  именно с такими как он,  составлял задачу Ракара.

_______
И Освальд


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 25 05 2016, 14:24:18
27 августа, утро
Станция ДС9. Реплимат



Он обратил внимание на дважды повторенную Освальдом мысль, которую тот хотел озвучить вечером.
- Вашу мысль я готов послушать, хоть сейчас, хоть вечером, но очень прошу – даже теоретически не сравнивайте нас с вулканцами. – Ракар как-то неопределенно усмехнулся, - хотя, не обращайте внимания на их внешнюю невозмутимость. В душе – им не чужда здоровая конкуренция, они такие же как и любые другие, торжествующие свою победу, но не позволяют выразить ее и почувствовать в полной мере. Что про нас – да, я вовсе не сторонюсь, но я должен учитывать одобрение руководства. Как и вы. Тенма, говорите, - Ракар улыбнулся еще раз, но уже отведя взгляд, - вас по настоящему интересует Кардассия, Освальд, жаль, что я пропустил вашу вчерашнюю вечеринку. Напитки в ваших бокалах не были похожи по цвету на канар, скорее желтое, нечто земное? До ромуланского эля, сдается мне, у вас дело не дошло, вам уже было и без того весело. Или вам его не продают?
- Ракар, это может быть и случайное совпадение, - пожал плечами Освальд, но потом согласился с ромуланцем, - а может и нет. Это действительно подозрительно выглядит, но... но, мне кажется, стоит побольше информации собрать, а уже потом делать далеко идущие выводы. К сожалению, о мотивах конкретных людей из верхушек государств мы можем только гадать, а вот объективная выгода сторон, декларируемые цели или настроения больших групп людей - это уже что-то, с чем можно работать.
"Чёрт, начинаю говорить как ромуланец!" - сказал сам себе кадет и про себя усмехнулся, оценив всю иронию ситуации.
- Мы пили земной виски, - с улыбкой ответил он, - и, кажется, немного увлеклись. Совсем чуть-чуть. Но обсуждали мы не столько политику, сколько личные дела и просто новости. Думаю, вы догадались, что именно от Тенмы я и узнал про регату. В конце концов, сложно вести конструктивный диалог с тем, кого не понимаешь, вот я и пытался понять Тенму и всю Кардассию через него. Он, как я понял, образцовый представитель своего народа. А ромуланский эль в Федерации под запретом, да. Сам не понимаю почему, если честно.
- Как много земляне придают значения случайностям… - задумчиво произнес ромуланец. – Да, я догадался. Но вот что я думаю о регате – во-первых, нет ничего проще, чем пересечь расстояние в космосе от одной точки до другой. Это просто соревнование двигателей. Нужны препятствия. И единственное место поблизости, идеальное для соревнования мастерства – область, которую вы называете Пустоши.
Соревнование между собой вызвало у ромуланца протест, и он даже мотнул головой отрицательно, но не до конца оформив мысль, решил не высказываться.
А потом Ракар с улыбкой посмотрел на Освальда.
- Ромуланский эль у вас под запретом, потому что после войны мы вновь наложили эмбарго на его экспорт, как и на многое другое. Это удивительно, но Кварк’с всегда имеет его запас, несмотря на все запреты. И я вовсе не возражаю против этого факта, потому что временами хотя бы так можно почувствовать часть Родины. Я вчера тоже пытался строить дипотношения с некоторыми другими, но не всякий может оценить по достоинству ромуланский эль.
- Я не знаю деталей, - помотал головой землянин, - я только услышал, что регата будет, и мне стало интересно. К тому же, как я уже сказал, если одна из наших межрасовых команд победит, это будет полезно для облика проекта в глазах общественности. Что касается эля... хм, мне казалось, что это Федерация запретила его закупать. А у вас... он ещё остался? - Освальд хитро посмотрел на Ракара. - Мне было бы любопытно попробовать. Но именно попробовать. Мой сосед в чём-то даже прав - три раза за последние пять дней выпивать приходилось. Это неправильно.
- Наверное, в этом что-то есть, - согласился ромуланец, задумчиво допивая свой сок. И тоже заинтересованно посмотрел на кадета:
- Остался. И мне тоже интересно, понравится ли вам. Поэтому, если хотите – вечером мы можем разделить вкус этого благородного напитка.
- Вечером не смогу, надо будет много чего сделать и много с кем поговорить, - помотал головой кадет. - Я так понимаю, на фуршете он представлен тоже не будет? Жаль. Наверное, в другой раз. Или, - Освальд понизил голос, - можем отправиться к вам прямо сейчас. За день эффект должен будет развеяться, - вскинув брови, землянин посмотрел на ромуланца.
- Да, на фуршет я не стану ставить алкоголь, хм…, - сказал ромуланец, - вы точно уверены, что это стоит делать с утра? Особенно после ваших трех дней из пяти? Да, можно и сейчас.
- Я хотел просто попробовать, - пожал плечами Освальд. - Что может случиться от одной рюмки? Давайте сейчас, да, хоть утро перестанет казаться столь неправильным.
- Хорошо. Для этого вовсе незачем идти в каюту, подождите здесь, я принесу, - Ракар поднялся и вышел из Реплимата. Но идти в каюту за элем передумал. Кварк'с был ближе. Через пару минут он вернулся за столик к Освальду Макдауэллу и поставил перед ним стакан на три четверти полный синей жидкостью.
- Так как еще не вечер, я сам не буду. – Улан сел и теперь с интересом смотрел на человека, который впервые попробует традиционный ромуланский напиток. – Вот еще что я хотел спросить – что такое Париж? Я слышал это слово недавно, но не уверен в точном звучании.
- Город на Земле, столица страны под названием Франция, - машинально ответил Освальд, - очень красивый. Со множеством музеев и исторических памятников. Даже интересно где и в каком контексте вы про него услышали?
Освальд понюхал напиток и поморщился от непривычного запаха. Где-то на краю сознания зародилась мысль, что не стоит это пить, по крайней мере, залпом, поэтому он сделал небольшой глоток и раскашлялся так, словно по его горлу забегала тысяча  микроскопических насекомых, щекоча своими ногами и усиками чувствительную поверхность. Причём были эти насекомые словно из раскалённой стали.
- Теперь я понимаю, почему он под запретом - не каждый его нормально воспримет, - шёпотом проговорил Освальд, жадно хватая воздух ртом.

Появление ромуланца со стаканом синей жидкости не прошло незамеченным как минимум для одного человека в Реплимате. Сидящая до сих пор спиной к ним женщина, ведущая задушевную беседу с каким-то землянином в гражданской одежде, обернулась и с интересом проследила траекторию движения ромуланца, а затем краем глаза отметила и сцену, разворачивающую за столом Освальда и Ракара; улыбнулась чему-то и тут же вернулась назад к своему собеседнику. От взгляда улана не смог укрыться небольшой прибор, закрепленный около ее глаза, но сейчас женщина казалась погруженной в свою беседу и больше не обращала ни малейшего внимания на их столик. Подчеркнуто старательно не обращала.

Красивый город на Земле. Теперь Ракару стало ясно, что именно имел в виду официант-ференги под «живописным кафе в Париже». Но все это улан сохранит как знание для одного только себя.
- Земля – красивая планета, да, Освальд? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он, наблюдая реакцию кадета на эль.
- Вот так и большинство землян, кто впервые попробовал это, - с некоторым сочувствием произнес он, - но возможно – это дело привычки. Второй глоток будет не таким обжигающим. У нас же совершенно противоположная реакция на этот состав. Для нас – это очень приятный напиток.
Ракар повернул голову в сторону столика, за которым сидела землянка, с таким любопытством провожавшая его взглядом по пути за столик. На ней была камера. Ракар не подал вида, что ему все ясно. Как и сказал коммандер – «они всегда смотрят, и они знают что мы это знаем». В настоящий момент они даже не прятали камеры, это было удивительно с некоторой точки зрения.
- Слетайте и сами всё увидите, - кивнул Освальд. - Надеюсь, в рамках проекта нам предложат побывать на родине у каждого из участников. В целях налаживания взаимопонимания, конечно.
Кадет сделал ещё один глоток и понял, что Ракар был прав - дело привычки, а привыкал к новому Освальд очень быстро.
- Впрочем, если вам интересно прямо сейчас, доступ к основным базам данных Федерации есть у всех. Наверняка какие-то голографические экскурсии можно легко найти, ну а если нет - никто не мешает просто воссоздать Париж, Лондон, Мадрид, Афины или Петербург и самому пройтись по улицам или пролететь на вертолёте и посмотреть на города с высоты птичьего полёта.

С кадетом Освальдом Макдауэллом  было приятно иметь дело. В очередной раз Ракар убеждался в этом. Он усмехнулся в ответ на его предложение о посещении планет участников.
- Может быть, когда-нибудь, в не очень далеком будущем такое и случится. В случае Ромула – я думаю, это обсуждаемо. Конечно – в целях взаимопонимания.
Время шло, было снова необходимо проверить почту, но Ракар не торопился завершать беседу.
- Прямо сейчас – нет времени. Скоро фуршет, потом презентации. В них я тоже увижу немало интересного. Кстати, - Ракар наклонил голову и продолжил тише, -  вы заметили за тем столиком справа – землянку, блондинку, с камерой?
- Это радует! - бодро ответил Освальд. - Всё же про Ромул нам известно куда меньше, чем про Кронос или Кардассию. Так уж сложилось, что наши народы... скажем так, не слишком ладили долгое время. Надеюсь, всё это изменится. Доминионская война показала, что это возможно, осталось только нашим правительствам захотеть того же самого.
Сделав ещё глоток, он аж поперхнулся, когда ромуланец задал свой последний вопрос.
- С камерой? - нервно спросил землянин и оглянулся, но увидел только женскую спину. - Чёрт, если она заснимет эль... всё-таки контрабанда, надо поскорее уничтожить улики.
Освальд взял стакан и в два глотка осушил его.
- Так, думаю, нам стоит расходиться. Ещё к фуршету надо приготовиться.
Кадет встал и сразу почувствовал сильное головокружение. Схватившись обеими руками за стул, он с трудом устоял на ногах.
- Вот чёрт! - пробормотал он, непонимающе переводя взгляд то на стакан, то на Ракара.
- Все должно измениться, - серьезно ответил ромуланец, с удовольствием отмечая успех диалога и некоторую надежду. Он хотел было остановить Макдауэлла жестом, что бы тот не так активно реагировал на слова, а проявил невозмутимость и осторожность, но тот уже вскочил и … Его реакция и состояние были совсем не теми, которые можно было ожидать. Ракар внимательно вгляделся в его лицо, с лица улана мигом слетела легкая улыбка. Всего лишь немного эля, для землянина, который имел опыт в употреблении алкоголя. Да даже на неопытного так не подействовало бы. Быстро перебирая в памяти симптомы отравления известными ему ядами, Ракар быстро встал из за стола и подхватил кадета под руку. Ромуланцу стало страшно, даже не из за того, что, возможно, отравить собирались его. Они ведь не знали для кого он купил стакан эля. Хуже всего было если землянину не успеют ввести противоядие. И тогда он погибнет по его вине. Подстава на подставе на этой федеральной станции.
Ракар положил ладонь Освальду на лоб, внимательно вглядываясь в радужку его глаз. Симптомы первого пришедшего на ум типа отправления не совпадали. Неужели яд – ему не известный? Сейчас не важно, кто это сделал – в первую очередь надо спасти Освальду жизнь, а потом – он достанет этого ференги или другого виновника события – из самого темного угла этой станции.
- Идти можете? Лазарет не далеко. Держитесь, я помогу.
Отдышавшись, кадет неуверенно кивнул.
- Угу, могу, - пробормотал он, делая шаг к выходу, держась теперь уже за ромуланца.
"Тенек будет просто счастлив!" - подумалось ему.

- Вам помочь? – прямо над ухом Освальда раздался звонкий и отвратительно жизнерадостный голос, а через мгновение его взору предстала и его обладательница – блондинка с сочувственным выражением лица… и с той самой камерой на голове! – Мне показалось, вы неважно себя чувствуете.
__________________________
С Ракаром и Кристаль Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 25 05 2016, 14:38:40
27 августа, утро
Станция ДС9. Променад, Реплимат, Лазарет


Левой рукой Ракар крепко сжимал руку кадета Макдауэлла, не давая тому упасть, готовясь в любой момент подхватить его и нести, если тот потеряет сознание. Правой – держал стакан, в котором уже не было эля, но с которого можно быть снять образец для определения типа яда. Землянина как можно быстрее нужно было доставить врачам, потому что счет в данном случае шел на секунды. И конечно же, так некстати, землянка с камерой решила их задержать. Или напротив – так кстати для их собственных целей. Сколько же еще федеральных заговоров здесь будет, что бы окончательно утопить не только проект, но и улана Тал Шиар, вооруженных сил Ромуланской Империи!?
- Мы справимся, - максимально вежливо и нейтрально произнес ромуланец, увлекая Освальда  в коридор.
- Как пожелаете, - быстро согласилась землянка. – Ромуланский эль – не лучший выбор для завтрака, мистер Макдауэлл, -  она улыбнулась и сделала шаг в сторону, пропуская колоритный тендем.

Выбравшись с Освальдом в коридор, Ракар нажал на свою федеральную дельту:
- Ракар Тенеку. Вы нужны в лазарете немедленно.
В лазарете наверняка были и другие врачи, но нужно было немедленно собрать всех максимально компетентных. Тенек был хорошим доктором, и несмотря на все их разногласия – Ракар успел проникнуться уважением к вулканцу, как профессионалу своего дела.
Двери лазарета раскрылись перед ними, ромуланец буквально внес Освальда в помещение, озираясь по сторонам.
- Он отравился, наверное. Я не знаю тип яда, но здесь – наверняка есть его остатки, проведите анализ, прошу вас, быстрее, - заявил он присутствующим, на раскрытой ладони протягивая стакан.

Первой на появление Ракара и Освальда среагировала сестра Эвен Оро, сидевшая за одной из медицинских консолей возле входа в лазарет. Она вскочила с места и подставила плечо, помогая ромуланцу довести заплетающегося ногами землянина до био-кровати.
-Дука! - позвала она коллегу, и протянула ему стакан сразу же, как второй медик появился, чтобы посмотреть, что за шум, - В лабораторию, живо!

Когда Тенека вызывали, он едва успел выйти из лазарета. В ближайших целях вулканца было реплицировать детали для необходимого ему на фуршете прибора, однако жизнь тут же внесла свои коррективы, развернув стажёра на 180 градусов и напривив его стопы обратно в лазарет.
В лазарете его ожидал... смертельно надоевший ему кадет Макдауэлл в компании ромуланца и взволнованных медиков. Надоевший, правда, не настолько, чтобы позволить ему ни с того ни с сего умереть. Стажёру не надо было даже сканировать землянина, чтобы понять, что с ним произошло – запах очередной порции алкоголя говорил сам за себя.
– Сканируйте, – распорядился Тенек, молниеносно подавая сестре сканер и трикодер. Сам же он быстрым шагом прошёл к шкафу с медикаментами и принялся готовить препараты. Если сканирование покажет, что он прав (а оно непременно это покажет!) можно будет сразу же их ввести, если же он ошибается, хуже от этой подготовки не будет.
Сканирование подтвердило его правоту: безмозглый и безответственный землянин не соизволил следовать оставленным ему инструкциям, точнее, вообразил, что может следовать им выборочно, и теперь стажер был вынужден ликвидировать последствия этой безответственности. Что Тенек и сделал – благодаря заранее подготовленным лекарствам со всей возможной быстротой. Выждав соотвествующее ситуации контрольное время, он сообщил:
– Полная реакция через 14 минут 22 секунды, – и добавил, – угрозы жизни нет.

Отступив на пару шагов, Ракар наблюдал за действиями Тенека и ждал результата анализа остатков жидкости в стакане. Дождавшись Тенекова вердикта, он спросил:
- В чем причина отравления? Что такое полная реакция?
В смотровую снова заглянул Дука.
-Это был эль, - сообщил он, - просто ромуланский эль, ребятки. Я мог бы даже не делать анализ, по запаху все было понятно… Но я сделал! - быстро добавил баджорец, уловив на себе суровые взгляды всех присутствующих, - Думал, может, он палёный, но нет, Бортс не такой дурак, чтобы толкать подделки ромуланцам.
-Доктор Тенек? - Эвен Оро странно посмотрела на вулканца, - Вы знаете, что происходит?
Пока Тенек сконцентрировался на лечении Освальда, медсестра Тари Эйла уже занималась следующим пациентом – остальные присутствующие и заметить не успели, как на соседней кушетке уже сидела землянка и жаловалась баджорке на головную боль.
- Внезапный спазм, - очень тихим и печальным голосом произнесла она, поглядывая на Освальда и все, происходящее вокруг. На заявление Дуки она и вовсе не сдержала улыбки, затем опомнилась, приложила руку ко лбу и трагически вздохнула.
Встретившись взглядом с Ракаром, она подмигнула ромуланцу, давая понять, что не сомневается: он узнал в ней ту самую женщину с камерой из Реплимата, хоть на этот раз камера и лежала отдельно от женщины.
- Действительно, доктор Тенек, что тут у вас происходит? – она развернулась всем корпусом к вулканцу.
– Стажёр, – поправил любопытную леди вулканец. – Джентльмены, пройдёмте в лабораторию. Мисс Эвен, когда мы закончим с мистером Макдауэллом, вы сможете ознакомиться с записью в его медицинской карте.
Если в первый визит Освальда в лабораторию имело смысл не афишировать их разговор, надеясь, что несмотря на доступ к медицинским картам кадетов персонал лазарета воздержатся от избыточного любопытства, то теперь, когда Макдауэлла формально приняла сестра Эвен, изучить карту кадета было её прямым долгом.
Взгляд блондинки стал еще более любопытным, а вот фраза вулканца прошла совершенно мимо ее ушей.
- Конечно, стажер, как я могла забыть! – улыбнулась она. – Я не знала, что вы работаете еще и на лазарет станции, о-очень интересно, - добавила женщина, хоть было и непонятно, что именно ей так интересно. – Я надеюсь, здоровью кадета Макдауэлла ничего не угрожает? Было бы жаль, если бы этот небольшой инцидент помешал ему принять участие в сегодняшнем мероприятии.
Женщина задержала взгляд на Освальде, будто хотела что-то сказать, а затем передумала и выжидательно уставилась на остальных: вы, дескать, куда-то шли?

Ракар повернул голову в сторону землянки, блондинки с камерой. Она ему подмигивала. Ну надо же! Камера, лежащая рядом с ней, без иных вероятностей – производила съемку, он в этом не сомневался. Поэтому он задержал взгляд на землянке, слегка склонив голову набок, рассматривая ее. На подмигивание не ответил, полностью проигнорировав все ее жесты. Итак, она знала имена всех присутствующих и находилась в лазарете совершенно явно симулируя что-то. Федерация прислала на станцию человека, записывающего на видео все происходящее. Ракар сделал выводы и повернул голову к Тенеку.
Жизни Освальда Макдауэлла, по словам вулканца – уже ничего не угрожало, анализ содержимого стакана не дал подтверждения его предположению, и улан перестал торопиться ловить и допрашивать подозреваемого в преднамеренном убийстве. Вместо этого он, не говоря ни слова, развернулся и пошел в сторону лаборатории.
Тенек посмотрел на Освальда и сделал приглашающий жест. Идти кадет уже совершенно точно мог, да и другие симптомы должны были большей частью отступить.
____________
+ Тенек, Освальд, Эвен Оро, Кристаль Харт, Тари Эйла, Дука


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 25 05 2016, 14:39:41
27 августа, утро
Станция ДС9. Променад, Реплимат, Лазарет


Освальд встал и, со смесью удивления и стыда на лице, послушно пошёл в лабораторию.
- Как так получилось? - поражённо спросил он, когда оказался внутри. - Я выпил-то всего ничего, там даже стакана целого не было! Каюсь, любопытство взяло верх.
Несмотря на то, что Тенек обратился только к джентльменам, Эвен последовала за всеми.
-Вы уверены, что разумно таскать моего пациента, который пять минут назад не мог держаться на ногах, по всему лазарету? - скрестив руки на груди, уточнила женщина, - Зачем вы это сделали? Я бы хотела оставить его на месте и понаблюдать его состоянием.

Из всех, окруживших его, Тенек выбрал для ответа сестру Эвен – её вопрос в данном случае был наиболее оправданным.
– Не этично обсуждать состояние и диагноз пациента в присуствии корреспондента, даже если корреспондент сам формально проходит лечение. Эта леди... – на долю секунды Тенек замер, словно отыскивая в памяти нужную информацию, – мисс Харт, корреспондент и телеведущая. Что касается мистера Макдауэлла, – вулканец посмотрел на Освальда, слегка нахмурившись, – то он нарушил врачебное предписание не употреблять алкоголь в течение полутора часов после терапии, ликвидирующей последствия предыдущего опьянения. Я ликвидировал последствия его безостветственного поступка, через 13 минут 59 секунд его состояние полностью нормализуется. Тем не менее я хотел бы на ближайшие два часа оставить его в лазарете под вашим присмотром, во избежание повторения данного инцидента.
- Да какие ещё два часа?! - эмоционально прошипел Освальд. - Чёрта с два, у меня ещё дел выше крыши. Теперь я на своей шкуре знаю, чем может грозить нарушение врачебного предписания, так что подобное, поверьте на слово, не повторится больше никогда!

Все было гораздо банальнее, чем Ракар себе представил изначально. Похоже, он слишком далеко зашел в своих тщательно культивируемых теориях заговора и подозрениях. И это завело его не туда. Все обошлось, и он успокоился.
- Благодарю вас за своевременную реакцию, мистер Тенек и доктор, - улан посмотрел на баджорку, - сожалею об этом неприятном инциденте, я сделал выводы и в следующий раз буду аккуратнее с ознакомлением других рас с ромуланскими напитками. Прошу вас не задерживать кадета Макдауэлла на лишних два часа сверх необходимости, ему следует готовиться к предстоящим мероприятиям.

-Я согласна с доктором Тенеком, - заметила Эвен, ее скрещенные в защитной позе руки слегка расслабились, - Мистер Макдауэлл, прошу вас соблюдать врачебные предписания и вернуться на место, мне нужно будет провести дополнительное сканирование. Несмотря на то, что вам уже лучше, поскольку доктор Тенек, очевидно, знал, что происходит, иногда за очевидной причиной реакции может скрываться что-то еще, и я должна исключить все возможные риски. А всех посторонних, - сестра Эвен посмотрела на ромуланца, - прошу покинуть лазарет.
– Я рад, что вы смогли сделать выводы, хотя бы на собственном опыте, – сказал Тенек Освальду. – Однако официально вы сейчас – пациент сестры Эвен, поэтому договариваться о вашей выписке вам придётся с ней. Что касается меня, я не слишком доверяю вашим заверениям и вашему благоразумию.
- Что вы знаете о моих благоразумии и отношению к собственным заверениям, чтобы отказывать в доверии? - фыркнул Освальд. - Правильный ответ - ничего. Но, раз уж решать не вам... - кадет демонстративно повернул голову в сторону баджорки.
- Госпожа Эвен, честное слово, я в порядке, - заверил он. - Точнее, вот-вот буду в порядке. У меня нет причин сомневаться в выводах Тенека, но, если что-то пойдёт не так, я тут же явлюсь в лазарет. В конце концов, "Кварк'с" совсем рядом, а я буду почти всё время в голокомнате.
Ракар слушал перепалку кадета и врачей и, несмотря на то, что от него требовали покинуть лазарет, все же решил вставить еще пару слов.
- Я думаю, кадет Макдауэлл достоин доверия и вполне благоразумен, куда более чем многие другие, подобное не повториться. Вы можете отпустить его под мою ответственность.
Ракар обращался к баджорскому доктору, одновременно понимая, что искать подходы к участникам проекта впредь придется без использования ромуланского эля.
-Обследование, - сказала Эвен, - А там посмотрим по результатам. Потому что вы сколько угодно можете быть благоразумным, кадет Макдауэлл, но силой воли остановить возможные опасные процессы в вашем организме не способны. И это конец дискуссии.
– Я останусь здесь до конца обследования, – сказал Тенек сестре Эвен. – Вероятность осложнений не превышает двух процентов, но лучше убедиться, что их удалось избежать.
- Да ради всех придуманных богов во Вселенной! - простонал Освальд, хватаясь за голову. - Ладно, но пусть это будет побыстрее!
Спорить с врачами не имело смысла, в действительности пусть они лучше вылечат звездофлотского кадета как следует. Ракар испытал досаду от собственной ошибки, которую уже не повторит. Он посмотрел на Макдауэлла с сожалением, но говорить ничего не стал. Вместо этого кивнул Тенеку и доктору, вышел из лазарета и отправился к себе в каюту. Почта должна была придти раньше, наверняка. Задержка могла означать, что служба безопасности станции пыталась ее читать.
___________________________________________
С Ракаром, Тенеком, Эвен Оро


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 26 05 2016, 12:04:46
27 августа, утро
Станция ДС9. Лазарет

Интересная ситуация в лице кадетов проекта “Альфа” и одной из медсестер прошествовала мимо Кристаль к выходу из смотровой. Правда, с журналисткой осталась второй медик - более молодая баджорка с короткими медно-рыжими волосами. Сосредоточенно закусив губу, она водила ручным медицинским сканером вокруг головы Кристаль.
-Не вижу ничего… серьезного, - задумчиво констатировала она, - А сейчас все еще болит?
Поудобнее устроившись на кушетке, Кристаль дала Тари Эйле закончить осмотр, а сама с легким разочарованием обвела взглядом помещение.
- Хм, надо же, как быстро все прошло, - пожала она плечами, говоря то ли о своей головной боли, то о развернувшейся перед ней сцене.
Она перевела взгляд на медсестру и улыбнулась:
- Похоже, кадеты из проекта «Альфа» не дают скучать всей станции. И часто тут такое?
-Какое - такое? - удивленно спросила сестра Тари.
- Интересные медицинские ситуации. Или еще что-нибудь… интересное? Впрочем, неважно, это я и сама скоро увижу. Но скажите, разве стажер Тенек не относится к проекту? – перевела Кристаль тему. – Почему он работает в лазарете на станции?
-Мистер Тенек, он… эээ… - сестра Тари обернулась в сторону лаборатории, - Он не то чтобы официально работает в лазарете... Но недавно, когда на станцию напала Аномалия, и сестра Эвен была тяжело ранена, он взял всю ответственность и организацию лазарета на себя и спас многих людей. Он настоящий герой, мэм! Это ведь у вас камера? - девушка показала на съемочное оборудование, лежащее рядом с Кристаль на кушетке, - Вы что-то вроде журналиста? Тогда вы просто обязаны снять про мистера Тенека сюжет. Или написать статью, и чтобы там была большая фотография.
Журналистка задержала взгляд на медсестре, а затем широко улыбнулась и кивнула:
- Да, вы правы, и именно за этим я здесь. На станции, я имею в виду, - поправилась Кристаль. – Рассказать о проекте и его участниках, об их героизме и самоотверженности. Но прежде, чем я поговорю с мистером Тенеком, я бы хотела побольше узнать о нем. Вы ведь работаете с ним вместе с лазарете, значит, должны его знать лучше остальных. Этот молодой человек наверняка так же скромен и сдержан, как и все вулканцы, и не будет хвататься о своих поступках, но вы можете помочь мне. Расскажите, как он проявил себя во время этой…. Аномалии? Как теперь справляется с двойной работой – на станции и в проекте?  Вы смогли найти с ним общий язык? – на последней фразе она хитро посмотрела на баджорку и слегка приподняла бровь.
-Мы не то чтобы работаем вместе… - заметила Тари Эйла, - На самом деле, это было только во время того случая с Аномалией. Сестра Эвен работает с ним гораздо больше… или хотела бы работать, в любом случае. По-моему, она неровно к нему дышит, бедняжка, но вы знаете, какими могут быть вулканцы… Ой! - баджорка поднесла руку к губам, поняв, что сболтнула лишнее, - Но только вы же понимаете, что это большой секрет. Вы не должны использовать это нигде в вашем сюжете.
- Даже так? – Кристаль казалась немного удивленной. А еще – хоть это было по ней и не заметно – раздосадованной, что ей досталась «не та» баджорка. – Не беспокойтесь, секреты сестры Эвен останутся с ней! Если, конечно, она сама не захочет дать мне интервью и побеседовать как-нибудь после смены. Но ведь ее можно понять, разве нет?
-Понять? - Тари Эйла нахмурилась, пытаясь уяснить, что именно журналистка имеет в виду, - Ну… да, наверное. Мистер Тенек достаточно… экзотичен по внешности и, наверное, у него есть какие-нибудь... крутые вулканские увлечения, и к тому же, как я уже говорила, он настоящий герой. Думаю, если бы по этому их проекту издали обновленную брошюру для будущих кандидатов, он бы хорошо смотрелся на обложке.
- Это отличная идея, - подхватила ее мысль Кристаль. – Надеюсь, что сам Тенек не станет возражать – ведь это было бы важно для проекта и его успеха. Надеюсь, в «Альфе» он проявляет себя так же хорошо, как и в лазарете. Сейчас важно сделать все, что повлияет на его сохранение. Кстати... Вы ведь знаете о фуршете на Променаде сегодня, который устраивают кадеты? Почему бы вам и сестре Эвен не зайти и не пообщаться с мистером Тенеком в неформальной обстановке. Ведь подобные мероприятия именно для этого и сделаны, - усмехнулась она, возвращая камеру на ее законное место около глаза.
-Да, конечно! - улыбнулась девушка, - Там ведь не только фуршет проекта будет, это событие для всей станции. Обязательно приходите поснимать.
Кристаль с улыбкой кивнула. Пропускать фуршет она не собиралась – это была не только прекрасная возможность пообщаться со всеми, но и посмотреть на взаимодействия участников проекта со стороны. А это ценнее любого интервью.

В глубине души Тенек надеялся, что пока они были заняты в лаборатории, леди-корреспондент ушла, но надежда – особа капризная, и сама решает, когда оправдать ожидания, а когда нет: мисс Харт всё ещё была в лазарете, хотя не было похоже, чтобы над ней производили целительские манипуляции. Вулканец, пожалуй, впервые испытал некоторое сожаление из-за того, что в этом лазарете распоряжается не он, и, соответственно, право выпроводить праздношатающихся также принадлежит не ему. Оставалось надеяться, что сестра Эвен не будет пристрастной и попросит землянку удалиться также свободно, как попросила ромуланца.
Освальд вышел вслед за вулканцем и баджоркой и послушно сел, где ему указали.
Но прежде, чем приступить к подробному обследованию Освальда, Эвен Оро увидела Кристаль.
-Сестра Тари, что здесь происходит? Вы до сих пор не определились, что делать с пациенткой?
-Ну… - начала более юная баджорка, - Видите ли...
- Если у вас затруднения с диагнозом, проведем более детальное сканирование. Мэм, пожалуйста, сдайте ваши личные вещи, сестра Тари сейчас принесет вам пижаму.
Кристаль проворно соскочила с кушетки, скользнула взглядом по сестре Эвен и обратилась к Освальду:
- Мистер Макдауэлл, я рада видеть, что вам уже лучше. Это все чудесная работа мистера Тенека? Вы должны ценить своего товарища по проекту! Было бы обидно, если бы вы не смогли принять участие в сегодняшнем мероприятии, - совершенно искренне сказала она, а затем уже перевела взгляд на старшую медсестру: - Не беспокойтесь, ваша коллега уже провела обследование и ничего не нашла.  Да и голова чудесным образом перестала болеть, надо же, как бывает… - говоря это, она настраивала камеру так, чтобы в объектив попали все действующие лица. – Зато, пока вас не было, я предложила сестре Тари прийти на сегодняшний фуршет.  Надеюсь, вы тоже не пропустите это мероприятие, - женщина чуть заметно обернулась к более юной баджорке и улыбнулась ей краешком губ.
- Какая отличная идея! - изобразил восхищение Освальд. - Хотелось бы и мне чем-то отблагодарить сотрудников лазарета, вот только... - он осмотрелся по сторонам, - если вы меня тут задержите, я не успею приготовить чего-нибудь вкусненького специально для вас, сестра Эвен. Сестра Тари, а уж вас-то я всегда буду рад чем-нибудь порадовать. В благодарность за вашу доброту во время нападения Аномалии.
_______________________________________________
С Кристаль Харт, Тенеком, Эвен Оро и Тари Эйлой


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 26 05 2016, 12:59:24
27 августа, утро
Станция ДС9. Лазарет


– Кадет Макдауэлл, - поджала губы Эвен, - у вас есть только одна возможность отсюда выйти - после обследования. И чем скорее мы его проведем, тем скорее вы сможете вернуться к вашим приготовлениям. Никто не умрет, если вы немного опоздаете. Что касается вас… - она повернулась к Кристаль Харт, - то я тоже хотела бы перепроверить данные лично. Просто так голова не болит. Поэтому сядьте на место и снимите с головы эту… штуку. Вполне возможно, что именно она - причина вашего состояния.
Кристаль на мгновение задумалась, будто взвешивала «за» и «против», и, очевидно, первое перевесило.
– Как скажете, - она не стала спорить и покладисто вернулась на место. Здесь все еще было интересно, а сестра Эвен потенциально могла многое рассказать.
– Если вы не возражаете, я мог бы обследовать кадета Макдауэлла и внести в его медицинскую карту полученные данные, в то время как вы проверите состояние мисс Харт, – предложил Тенек сестре Эвен. – Так или иначе мне пришлось бы ознакомиться с данными моего коллеги, поскольку он принадлежит к проекту и находится на моей ответственности.
Освальд перевёл взгляд с баджорки на вулканца, а потом опять на баджорку и измученно спросил:
– А кто из вас быстрее закончит, а?

– Когда речь идет о здоровье, суета может стоить слишком дорого, - менторским тоном сказала Эвен, - Доктор Тенек, я согласна с вашим распределением. Сестра Тари, вы все еще здесь? Что вы там насканировали?
Юная баджорка протянула трикодер коллеге, и сестра Эвен погрузилась в изучение показаний.
– Хм… - произнесла она, - Хммм… Так значит, внезапный спазм? И все уже прошло?
– Вот видите, сестра Эвен, я совершенно здорова, - Кристаль неторопливо встала с кушетки, будто и вовсе не хотела ее покидать. - Но я понимаю, это ведь ваша работа. Я уверена, это именно такое поведение, которого ожидал от вас доктор Тенек.
Женщина привычным движением вновь водрузила камеру на законное место, выбрала ракурс получше и проговорила:
– Мистер Тенек, мистер Макдауэлл, надеюсь увидеть вас на фуршете и пообщаться в более неформальной обстановке, - она улыбнулась и каждому из них по очереди, хоть на вулканца это не произвело никакого эффекта. - Сестра Тари, сестра Эвен, было приятно с вами познакомиться.
Она исчезла из лазарета также быстро и незаметно, как в нем и появилась, к величайшей радости присутствующих.
– Но… - начала Эвен, разведя руками.
– Я все сделала правильно, - немного обиженно заметила Тари, - Сканирование показало, что никаких проблем со здоровьем нет, значит, эта женщина… соврала? Но зачем? И что в таких случаях делать? Нельзя же прямо сказать пациенту, что он лжет!
– Можно, – подал голос Тенек, продолжая следить за состоянием Освальда, – если вы в этом уверены. И нельзя, если есть хоть небольшая вероятность, что пациент сказал правду и недомогание имело место. Сестра Эвен, взгляните на данные мистера Макдауэлла. Показатели в норме, но как с ним поступить, решать вам.
– Сестра Эвен, - взмолился Освальд, - вашими же Пророками прошу: отпустите меня!
И чуть тише прошептал:
– Да чтоб я ещё хоть раз…
– Полчаса, - твердо ответила Эвен, - Еще полчаса, а затем будете свободны, кадет.
– Но все-таки… что бы вы сказали, доктор Тенек? - спросила Тари Эйла, - Я не вижу, что с вами что-то не так, поэтому вы можете идти? А если бы она стала настаивать? Это может быть ложь, а может быть какое-то психологическое состояние, при котором она действительно верит, что ей больно.
– Совершенно верно, – подтвердил вулканец, – По этой причине я не стал бы обвинять эту леди во лжи, вместо этого я расспросил бы о возможных стрессовых ситуациях и о неидеальной совместимости с её оптическим прибором, как это предположила сестра Эвен. Но по этой же причине головная боль наиболее удобный предлог для симуляции, хотя и иные виды болей могут иметь неврологический характер.
– А вы не можете повесить на меня что-то вроде сканера, который удалённо будет передавать информацию на один из ваших терминалов, например? - спросил Освальд.
– Отдыхайте. Никуда ваш фуршет за полчаса не убежит, - отмахнулась Эвен, а затем повернулась к Тенеку, - В лаборатории вы назвали эту женщину по имени. Что вы о ней знаете?
– Только то, что сказал: она журналист и телеведущая. Я видел её мельком в новостях, но не интересовался её деятельностью специально.
Освальд недовольно фыркнул и повернулся к молодой баджорке.
– Сестра Тари, мне так и не представился случай сказать вам спасибо за вашу заботу во время нападения Аномалии. Именно ваша доброта позволила мне не пасть духом, пока я лежал беспомощным и бесполезным грузом на одной из этих кушеток. Надеюсь увидеть вас на фуршете. Вы любите сладкое? Специально для вас приготовлю один десерт, который безумно нравится моей сестре! Ну а если не сможете вырваться - занесу сюда, когда выдастся минутка.
– В моём присутствии больше нет необходимости, я вернусь к делам проекта, – сказал Тенек, педантично убирая использованные им приборы на предназначенное для них место. – Леди, вам не стоит беспокоиться, вы действовали разумно и компетентно, – и, покосившись на сестру Эвен, добавил, – и очень решительно. Я не ожидал от вас такой твёрдости и последовательности.
Когда Тенек вышел из лазарета, в смотровую заглянул санитар Дука.
– Я подслушивал, - без тени смущения признался бывший жулик, - И вот, если вам интересно мое мнение, то таким симулянтам, как эта мисс Харт, нужно выписывать баджорский успокаивающий травяной чай и выгонять - так и вреда не будет, и на неоказание помощи жаловаться нет причин.
– Как можно! - всплеснула руками Тари, возмущенная предложением коллеги.
– Почему он это сказал… - расстроенно пробормотала Эвен, - Он совсем меня не ценит…
Высоко подняв голову, старшая медик вышла из смотровой и сердито загремела дверцами шкафов где-то в районе склада лекарств.
– Неловко получилось… - признала Тари Эйла.
_____________________
с Освальдом, Эвен, Тари, Дукой и симулирующей мисс Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 27 05 2016, 10:16:39
27 августа, утро.
Станция ДС9, каюта Ракара, голокомплекс “Кварк’с”


Вернувшись к себе в каюту, ромуланец первым делом запер дверь.
Сообщение с файлами по его запросу уже пришло, когда он ввел свой логин и пароль на терминале. Формат их свидетельствовал, что они предназначены для воспроизведения голографическими эмиттерами, чтение их иными способами было безрезультатным. Пока Ракар копировал все присланное на носитель, обдумывал случившееся.
Он выбрал не тот способ дипломатии, не верную стратегию. Тем более этим утром. Кто бы мог подумать, что земному кадету станет плохо. Очевидно, такого не должно было повториться. Особенно было важно то, что первым делом улан заподозрил попытку убийства. Вероятно следовало отбросить такие подозрения и перестать подозревать всех и вся в диверсиях против него, нужно было поверить в нечто другое, оставить стратегию ведения скрытых войн и привычную напряженность недоверия. В конце концов следовало самому до конца поверить в свои собственные слова о мирном диалоге и доверии, и действовать в соответствии с ними. Поверить в то, что Тенек не желал ничего, что может принести вред, поверить в возможность той декларируемой Федерацией цели проекта и настоящую возможность достижения лучшего будущего для Альфа-квадранта. Доверие - очень важная субстанция, но слишком сложная. Перейти эту черту было слишком сложно. Слишком доверившись - он может пойти не тем путем, не увидеть настоящей опасности для Ромуланской Империи, пропустить ее и потерпеть поражение. Где та грань, когда следует остановиться и где та грань, не достигнув которой можно совершить ошибку? Сложный вопрос. Но настоящее начало дороги можно было найти только в самом себе, оставив привычные стереотипы, навязанные веками, и попытаться строить что-то новое на других принципах бытия. Только бы не допустить в этом ошибку, поверив в невозможное. Но может быть путь к невозможному начинается не внутри генерального штаба, а в одном человеке, который не знает, что невозможного не достичь и просто выбирает путь следования к цели, которую считает важной. Может быть нет ничего невозможного на самом деле, может быть все зависит от одного человека, способного потом рассказать другим, что ничего невозможного нет.

Ракар улыбнулся, понимая, что через какое-то время увидит родные пейзажи, хоть и воспроизведенными всего лишь фотонами. Может быть долину Ракка, или море Свежести. Однако предаваться ностальгии было не время, его ждало задание или другая важная информация. Сжимая в кулаке носитель данных, он отправился в Кварк’с и снял голокомнату на час. Подготовкой презентации он займется позже, в первую очередь в коде нужно найти послание. Спустя недолгое время он запустил содержимое носителя на исполнение и клетчатый дизайн голокомнаты преобразился.
Голографических образов было всего десять, Ракар бегло просмотрел каждое из них. Согласно протоколу, внедренная информация должна была находиться в девятом из десяти. Это была долина Джулы. Ночная съемка. Горный каскад, озеро в низине, облака и такие привычные рисунки созвездий. И всё-таки Рем. Он отражался в озере. Улан вздохнул, глядя на всё это, и задержался, чтобы полюбоваться. Потом спустился по каменному уступу ниже и пересек разлом, уходивший далеко вниз. Вниз осыпалась каменная крошка, голографическое изображение было до крайности невероятно реальным. И в этом месте, где его не было видно со стороны входа в голокомнату, он рассмотрел недостаток, баг или неточность детализации. Тогда стандартным жестом ладони он пересек пучок фотонов сначала от верхних голоизлучателей, затем от боковых и нижних и спустя минуту увидел текст, для него предназначенный.

Дефект изображения преобразился, став текстовым полем, и улан расширил это текстовое поле на поверхности скалы, что бы прочитать сообщение целиком. Птица войны, на которой он прилетел - достигла нейтральной зоны и патрулирует ее с ромуланской стороны, шаттл с маскировкой без утечки хронитонов имеет предполагаемое время достижения до места его эвакуации - 12 суток. Последовательность вызова помощи сменена, ее следовало запомнить. Отец передавал ему пожелание быть бдительным и привет от матери. Ракар подумал о времени, когда нейтральные зоны станут не нужны. Но это было слишком невероятным и далеким временем. Потому что всегда есть те, кто хочет войны и превосходства. И Федерация из их числа. Что под силу одному? Впрочем, об этом думать слишком рано. Ракар закрыл текстовое поле и следующим кодовым движением удалил этот участок файла. Больше в голографическом изображении не было недостатков.
Остаток часа оплаченной голокомнаты он провел на уступе, глядя как звезды, видимые с Ромула, отражаются в озере. Затем завершил программу и вышел в коридор.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 27 05 2016, 10:20:10
27 августа, утро.
Станция ДС9, голокомплекс “Кварк’с”


Нет ничего страшного в том, что участники "Альфы" увидят Ромул. Нет в галактике планеты, прекраснее Ромула. Он будет по праву гордиться своей презентацией, вернее  - своей планетой. Кроме того, это даже хорошо, потому что в некотором частном случае он будет даже рад, что это увидят. Ни один земной Париж не сравнится с Ромулом, он был в этом уверен, хотя никогда его и не видел.
С характерным звуком двери голокомнаты открылись, ромуланец шагнул в коридор и чуть не столкнулся с клингонкой в обычной клингонской военной форме. Что бы не сбить ее с ног, Ракар резко отступил в сторону и остановился. Командование напоминало, чтобы он не дал обвести себя вокруг пальца клингонке. Она здесь с теми же целями и заданиями, что и он. Разведка. Командование напоминало. В этом не было необходимости, но командование беспокоилось. Нет нужды сомневаться, улан Ракар не забывает о своих обязанностях и не расслабляется на задании.
Сжав губы, улан улыбнулся.
- А, М'Кота! – добродушно и немного насмешливо произнес он, как будто и не ожидал никого здесь увидеть, как будто встретил старого знакомого случайно. – Вы заняли очередь за мной? Голокомнаты со вчерашнего вечера забиты до отказа, другим гостям станции везет не так, как участникам проекта.
– О, можешь не волноваться, я не буду дезинфицировать её после тебя, – усмехнулась клингонка, – ксенофобия не по моей части. Но ты можешь сбегать в лазарет за респиратором, чтобы не дышать со мной одним воздухом – это будет смешно.
- Гм, М'Кота, - удивился Ракар, - не вижу ничего предосудительного в том, что бы дышать с вами одним воздухом, потому что мы дышим одним составом. Интересно, чем обязан подобным отношением. Мы с вами еще не успели не только поругаться, но и даже хоть что-нибудь обсудить. Или это ваша природная склонность? – съязвил улан.
Клингонка его провоцировала. Неужели она думала, что ей удастся?
– Вроде того, – ответила М’Кота с неожиданной серьёзностью. – Вы презираете тех, кто атакует в лоб, мы презираем тех, кто бьёт в спину. Не представляю себе, как мы могли бы поладить.
О, это было прекрасно. Любой гражданский ромуланец уже вышел бы из себя прямо сейчас и немедленно. И Ракар бы мог, но он был на службе и тренирован для любой такой ситуации. Он лишь усмехнулся, и некоторое время продолжал смеяться, разглядывая девушку. Она напала не на того. Он был профессионалом.
- Поразительно, как настойчиво вы хотите поругаться. Но у нас проект не про это. Проект про то, чтобы поладить. И нет, я вас не презираю, - он тоже стал серьезным резко, внезапно, - вас лично. Но история вашего народа довольно ясно показывает, что удары в спину свойственны клингонам довольно часто. И я даже не сомневаюсь, что вы знаете свою историю, поэтому не буду углубляться междоусобную борьбу разных клингонских домов. Конечно, все это вовсе никак не относится к вам лично. Поэтому, мне кажется, шансы поладить у нас есть.
– Вот только не надо про историю, – сказала М’Кота не меняя тона. – Клингонов, которые бьют в спину, я презираю так же сильно, как и любого другого подлеца. К счастью, мне не приходилось таких встречать. Что касается тебя – лично тебя – у тебя есть шанс стать первым ромуланцем в истории моего народа, который в спину не бьёт. Уверен, что справишься?

Клингонка была прямой и открытой как черепно-мозговая травма. Точное сравнение, только оно относилось ранее к другому участнику, землянину. То была характеристика его коллеги. Интересно, как некоторые земляне похожи характеристиками на клингонов. А некоторые – совсем нет. Вот Макдауэлл совсем не похож. Про Сатала и вовсе говорить нечего, тот хотел быть вулканцем.
- Мы уже на ты, я верно понял? – Ракар продолжал улыбаться. – У меня много различных шансов, в том числе шансов справиться тоже, - уклончиво ответил он, - но как же вы плохо нас знаете. И еще меньше понимаете. Это упущение и недостаток. Тактика и стратегия выигрышного боя, победной компании и войны – не может сбрасывать со счетов методики, приводящие к победе. Потому что не существует хорошего дня для смерти у тех, кто хочет жить. И если когда-нибудь мне придется защищать твою спину – я не допущу тупой и проигрышной атаки, потому что итогом останется твоя открытая спина, в которую ударит враг. И это в некотором смысле будет предательством. Поэтому имеет смысл уточнить некоторые термины.
М’Кота только хмыкнула:
– Слишком много слов. И они доказывают, что лично ты, – она снова подчеркнула эти слова, – понимаешь в клингонах ещё меньше, чем я в ромуланцах. А уж в нашей стратегии и тактике и вовсе ничего. Но это неважно. И болтовня про шансы тоже неважна. Время покажет, кто ты такой и чего стоят твои слова, только и всего.
____________
И М'Кота


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 27 05 2016, 10:20:55
27 августа, утро.
Станция ДС9, голокомплекс “Кварк’с”


Уход от прямых комментариев, отсыл к "много слов" – это означало его победу в дискуссии. Нет, она вовсе не была тупым клингонским животным, достойным ромуланского зоопарка. Этот мем и стандартная фраза скорее были данью пропаганде, чем чем-то реальным. Ровно как и пропаганда слабости Федерации. Федерация вопреки пропаганде не была ни слабым, ни недалеким противником. Ракар вообще не понимал, почему пропаганда ставила такие тезисы. Желание успокоить народ и убедить его в собственном превосходстве и исключительности – не самая лучшая цель. Но здесь все-таки был смысл – видя сильного противника, народ мог потребовать от вооруженных сил справиться с ним, ликвидировать его. Что понесло бы множество жертв с обоих сторон, и в первую очередь с ромуланской стороны. Сложная вещь политика. Балансировка на грани. На множестве разных граней. Но как бы ни было – Ракар не хотел напрасных жертв. Жертв ради непонятных целей. Он не хотел видеть свои руки в крови, потому что уже видел их в крови, и ему это не понравилось. Он видел смерть, и сожалел об этом. Смерть, произведенную собственными руками. Необходимость, созданная искусственно, ее можно было избежать, если бы изменились обстоятельства. Но не существует условия "если бы" в контексте истории.
- Может быть… может быть… - нейтрально задумчиво произнес он, - я читал твой отчет, в нем действительно нет анекдотов про ромуланцев, как ты и обещала. Но я заинтригован. А что, они у вас есть?
М’Кота посмотрела на ромуланца скептически. Анекдоты ему! Сперва трусливо увильнул от прямого вопроса – сам он, наверное, воображал, что это было дипломатично, – а теперь и вовсе менял тему.
– У кого их нет, – сказала она. – Земляне утверждают, что мир выжил, потому что смеялся. Не скажу, что они так уж неправы.
Клингонская стратегия разведки была очень своеобразна. Коммандер Марк ясно сказал, что М’Кота здесь с такой же целью, как и он сам. Поразительно, как действовали клингоны. Таким способом действия можно было добиться лишь успешных диверсий, но в очень ограниченных количествах. Либо они надеялись при относительном покровительстве Федерации узнать ряд секретов, не меняя собственных стандартных тактик. А может они просто не умели иначе. А может … его новые собственные выводы отчасти его пугали – может – она вовсе не из разведки. Опасный путь, тонкий лед, на него нельзя ступать. Он не имеет права так вольно мыслить. Командование право, командование право всегда. Но нельзя ограничивать мышление. Истинная слабость – постановка своего мышления в определенные границы. Люди из науки добиваются вершин познания и передовых технологий потому, что расширяют границы своего разума. Он тоже должен так поступать.
- Никогда не слышал анекдотов про наших людей. Тем более от клингонов. Земляне… - улан усмехнулся, - они склонны шутить и подменять истинные причины шуткой, а вы верите…
М’Кота прищурилась:
– Ты действительно такой ненормальный или притворяешься? Эй! – она помахала рукой, словно приветствуя его издали, – смеются не только земляне! Я никогда не была на Ромуле, но, ручаюсь тебе, ваши собственные пугливые граждане смеются и ещё как! Наз землянами, над клингонами, друг над другом и даже... только не пугайся, дорогой, но даже над вами – над правителями и всемогущим Тал-Шиар. Потому что смех – это свобода, а без свободы ни одна живая душа не может существовать.
Она развела руками, словно поражаясь ограниченности его взглядов, и добавила:
– Все смеются. Разница в том, что одни смеются свободно, а другие – тайком.
Грубость, попытки унизить и смеяться. В этом все клингоны. Другие ромуланцы осуществляли с ними проекты, не заводя лишних бесед. Только деловой подход, минимум слов, больше дела. А его текущая миссия требовала от него в равной мере много слов и столько же дела. Он пропустил мимо ушей всё, на что можно было возмутиться.
- Я тоже знаю одну земную поговорку: хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Но давай оставим землян, мы с тобой вовсе не они. Я тебе не враг. А насчёт анекдота - мне действительно интересно. Я ещё не встречал клингонского юмора раньше. Расскажешь?
– Последними всегда смеются законы Вселенной, – М’Кота посмотрела на ромуланца почти с сочувствием, ведь он-то был уверен (вот бедолага!), что последними смеются особо одарённые представители Тал Шиар. Клингонка пожала плечами, – Ну ладно, хотел анекдот – получай. Пришёл Кью к землянину, вулканцу и ромуланцу и говорит: загадайте два желания. Одно сразу, а второе, когда первое исполнится. Землянин загадал отпуск на Райзе. Закончился отпуск, приходит к нему Кью, а землянин говорит: шикарно было, давай повторим! Вулканец загадал пройти Колинар. Приходит к нему Кью после Колинара, а вулканец и говорит: нет у меня желаний, и вообще я тебя не помню – ты кто? А ромуланец загадал узнать про все заговоры Галактики. Узнал. Сидит и говорит: «Нет... Не-ет!.. Нет, ну не может быть! Слышышь? Хочу всё это забыть и сам всё расследовать, а то дурь какая-то получается!»

Ракар сложил руки на груди и приготовился слушать с почти самодовольной улыбкой улыбкой.
- Ахх-ха-ха, - совершенно искреннее и протяженно засмеялся он, - Вот про вулканца – в точку, совершенно так и есть, как я ему и говорил! А про ромуланца… - улан немного задумался,  - в этом тоже что-то есть, знаете ли. Про то, как интересен сам процесс. Что ж, забавно. Это клингонский? Ха! Должен признать, сочинял эту историю не глупый клингон. А еще есть?
– А ещё некоторые особо хитрые шпионы могут серьёзно заболеть, если поймут, сколько глупостей натворили, и как часто им случалось перехитрить самих себя, – заметила М’Кота, но оценила чувство юмора ромуланца снисходительно, – для первого раза сойдёт, честно говоря, я думала, до тебя вообще не дойдёт. Есть ещё земной, говорят, переделанный из какого-то старого. Сгодится?
Улан довольно улыбался:
- Вы мало знаете о нас, но у тебя есть шансы узнать лучше. – Клингонка откровенно веселилась над ним, но грубости убавилось, открытого противостояния и вовсе почти уже не было. Удовлетворительный результат.
- Земной тоже с удовольствием послушаю, раз уж они умеют смеяться.
– Ну слушай. Идут по лесу землянин, клингон и ромуланец. Клингон и говорит: «Видите то большое дерево? Вот под ним на меня год назад какой-то идиот напал. Драка была! Три часа дрались! А потом я его убил и там же закопал». Землянин спрашивает: «А кто такой и чего напал?» Клингон отвечает: «Да кто ж его теперь разберёт?» И пошли дальше. А ромуланец отстал. Через пару часов догоняет и говорит: «На тебя год назад напал такой-то такой-то, из такой-то семьи, по таким-то причинам, и дрались вы не три часа, а всего 20 минут». Клингон ему: «Ну ты даёшь! Откуда узнал?» А ромуланец скромно так: «Да что там узнавать? Он сам признался!»
Несколько секунд ромуланец задумчиво молчал, глядя вниз.
- Это из области фантастики скорее, но я понял. Приятно знать, что земляне могут оценить по достоинству некоторые вещи и даже их приукрасить. И то – что ты умеешь смеяться над клингонами тоже, - сказал он, наконец. – М'Кота, благодарю за хорошее настроение с утра. Не так уж и много между нами разницы. С ходу я тебе сейчас не скажу – но обещаю найти что-нибудь в ответ, ты посмеешься тоже. А теперь, - он указал рукой на все еще открытые створки двери голокомнаты, - не буду тебя задерживать, всем нужно готовиться.
Ракар все еще посмеивался, глядя на клингонку.
– Ты оценил способность посмеяться над собой? – с улыбкой удивилась М’Кота. – Ну, значит, ты не безнадёжен. Может, у тебя это даже когда-нибудь получится?
Она поднялась парой ступенек выше и махнула оттуда рукой:
– Хорошего дня, ромуланец! И заходи за угощением. Я не думаю тебя отравить, но если сомневаешься, захвати трикодер – я не обижусь.
Ракар погрозил ей пальцем с улыбкой и пошел своей дорогой.
_________________
и М'Кота


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 27 05 2016, 10:41:03
27 августа, утро.
Станция ДС9, бар “Кварк’с”, голокомната


Когда Освальда наконец отпустили, он быстрым шагом пришёл в «Кварк“С» и заказал голокомнату до половины двенадцатого. Времени было без десяти восемь утра, и надо было поторапливаться. Присланная вчера энсином Рокфором — одним из многих приятелей из Академии — программа работала отлично. Создалась целая кухня с двумя десятками поваров, которые могли бы приготовить чуть ли не любое земное блюдо. Через несколько минут заказанные накануне продукты вместе с теми, которые пришлось реплицировать, тоже оказались в голокомнате, и началась работа.
Программа оказалась на удивление хорошей! Искусственный интеллект у поваров был сравнительно развит, и они даже ухитрялись шутить во время приготовления. Правда, больше друг с другом, чем с Освальдом, но и это производило на кадета очень хорошее впечатление.
«Не обманул меня Жан, ох не обманул! Кажется, этот оболтус не только в музыке разбирается!» - думал он про себя, нарезая мясо.
Кадет долго не мог выбирать, что же ему приготовить к фуршету, поэтому просто пробежался по самым известным на Земле блюдам и отобрал из них те, у которых был самый насыщенный вкус.
Четверо поваров занимались закусками: греческим салатом, самым острым вариантом кимчхи, который только смог найти Освальд, канапе и небольшими бутербродами с икрой.
Ещё восемь из них непрерывно готовили суши. Конечно, какие-то ингредиенты пришлось реплицировать, но большую часть достать удалось, и кадет решил приготовить шедевр японской кухни по-настоящему, пусть и с помощью голографических поваров.
Ещё двое пекли блины и складывали их в сохраняющие тепло контейнеры, а ещё двое занимались разнообразными вариантами начинок.
Одному повару было поручено приготовить чили чудовищной остроты... и тут случился конфуз: очевидно, этому повару дали техасский бэкграунд, поэтому у него с кадетом возник довольно жёсткий спор об уместности фасоли в данном блюде. Проругавшись с ним минут десять, Освальд просто приказал компьютеру «заткнуть этого несчастного фотонного эксперта», после чего инцидент был исчерпан.
Сам Освальд вместе с одним из помощников готовили главное блюдо — плов. Жемчужина среднеазиатской кухни требовала соблюдения кучи правил приготовления и отнимала очень много времени, но кадет был уверен, что равнодушным она не оставит никого.
Двум оставшимся было поручено приготовить пахлаву и тирамису — любимые десерты Освальда и его сестры Анны-Марии, соответственно.
Меньше чем через час четверо поваров покончили с закусками, и Освальд направил их тоже заниматься десертами. Фруктовые салаты можно было нарезать и потом, а вот чуррос и, особенно, эклеры и профитроли требовали времени на приготовление, а приготовить их нужно было много, поэтому откладывать было никак нельзя.

Время шло, количество приготовленного увеличилось до невероятных размеров, и кадет всерьёз усомнился, смогут ли гости всё это съесть? Примерно в половину одиннадцатого он вышел из голокомнаты и, спустившись в бар, заказал тридцать бутылок вина, пообещав вернуть те, которые не успеют открыть. Бармен очень долго упирался, но потом согласился на требования Освальда, разместив при этом на каждой бутылке особую голографическую метку, чтобы кадет «не попытался втюхать ему какую-нибудь второсортную дрянь».
Оставалось только реплицировать соковыжималку, отнести всю приготовленную еду на Променад и встретиться с Кариссой, и к фуршету Освальд будет полностью готов.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 28 05 2016, 15:31:56
27 августа, около 11:30
Станция ДС9, Променад


Чем ближе время подходило к полудню, тем Променад становился многолюднее. Если бы станцию ДС9 можно было представить в виде небольшого приграничного городка на американском Диком Западе, то в этот день в город приехала бы ярмарка и развернула cвои яркие шатры по всей главной улице.
Еще издалека в коридорах была слышна музыка, пульсирующие ритмы которой настраивали на ожидание праздника. Над головами первых гостей трепетали гирлянды маленьких прямоугольных флажков с символами всех известных рас. Все свободное пространство стен было занято выставкой - картины, свитки, испещренные квадратиками идеограмм, старинные планы и чертежи космических кораблей с солнечными парусами, витрины с национальными костюмами и предметами баджорского быта, больше напоминающими произведения искусства своими плавными линиями и тонкими резными деталями. Два баджорца в длинных оранжевых робах заканчивали развешивать экспозицию - старый бородатый прилар Бек держал стремянку, на которой без труда балансировал второй священний, чье имя на станции мало кто помнил.
Не все было музейными экспонатами - один за другим открывались прилавки, с которых можно было приобрести что-то полезное… или не очень. Травяные сборы, чаи и кремы; изящные ювелирные украшения с полу-драгоценными камнями и эмалью; небольшие предметы мебели и посуда из тщательно отшлифованной древесины золотистого оттенка; вязанные жилетки и детские игрушки; букеты из живых цветов; сыры, нарезанные тонкими ломтиками на пробу, и варенье в банках из стекла с радужным отливом; антикварные приборы для письма и рисования, а также для определения положения по звездам… Любая вещь была уникальной, не отштампованной репликатором, а с любовью сделанной вручную.
Для фуршета кадетам проекта “Альфа” выделили южную часть Променада подальше от бара “Кварк’с” и Реплимата, чтобы создать отдельную ресторанную зону. Рядом, правда, все равно располагался небольшой магазинчик эко-продуктов от баджорских фермеров, но видимо, это не сочли конкуренцией. Длинные столы для участников были расставлены еще вечером младшим лейтенантом Авемом под руководством глинна Толан, а сегодня утром Квинтилия Перим застелила их все винно-красными скатертями.

* * *

Только привычка планировать день с учётом непредвиденных случайностей спасла Тенека от неудачи. После всех утренних неприятностей, ему всё-таки хватило времени на то, чтобы реплицирвоать детали, собрать прибор и протестировать его на контрольных образцах. Прибор работал превосходно.
Это был очень простой инструмент, сконструированный с учётом того, что на фуршете могут присутствовать не только люди с солидным багажом знаний, но и несведущие. По виду он напоминал старинный термометр, однако цветные окошечки в нём соответствовали химическим элементам (скурпулёзно прописанным и маркированным соотвествующим цветом на небольшом экране). Опуская прибор в воду можно было таким образом увидеть какие именно полезные примеси она содержит. Вредных примесей в образцах Тенека, разумеется, не было. Подвесив прибор в небольшом стериллитовом поле, Тенек занялся репликацией и размещением образцов пищи и воды.
Сатал пришёл с большим графином сине-зелёного сока, как и обещал, натурального. Пришлось немного подождать в “Кваркс”, пока вчерашний заказ нашли, но до начала фуршета ещё оставалось достаточно времени.
- Вы предпочитаете расположение по характеру образцов или по исполнителям? - поинтересовался Сатал у Тенека, оценивая, где бы ему лучше поставить сок.
– По регионам, – быстро ответил Тенек и лишь затем посмотрел на Сатала. – Это соответствует исходной концепции.
- В таком случае, полагаю, мне стоит поставить сок посередине, поскольку он популярен на всём Вулкане.
Оставалось реплицировать рулетики и киши.

* * *

- ...Господин Бортс, обещаю, это последний раз, когда вы слышите от меня слово "фуршет" сегодня, - клятвенно заверил ференги Освальд. - Ну или предпоследний, если останутся нераспечатанные бутылки. Время поджимает, одолжите тележку, а! Это всего на два-три раза, честное слово.
- Ладно, но только живо, чело-век, - проворчал бармен, раздосадованный, видимо, тем, что землянин так и не предложил взятку.
Кадет пулей помчался в голокомнату и через несколько минут погрузил на тележку два казана с пловом, ящики с вином и коробки с цитрусовыми, после чего помчался по Променаду.
Спустя несколько минут, сопровождаемых возгласами "Расступитесь!" и "Спасибо!", а иногда и "Извините, сэр, это моя вина! Такой день, сами понимаете..." Освальд с тележкой прибежал к месту проведения праздника и стал торопливо разгружаться, после чего помчался обратно.
Совершив второй такой вояж, он хлопнул себя по лбу и ещё быстрее побежал в "Кварк'с", чтобы отдать тележку и бежать к наверняка ожидающей его кардассианке.
- Куда?! - раздался резкий высокий голос.
Когда Освальд затормозил и обернулся, за его спиной стояла Квинтилия - брови сурово сдвинуты, стилус нервно постукивает по планшетке.
- Что это все такое? - она указывала на стол, на котором с трудно помещались все блюда, приготовленные голографическими поварами Освальда, - У тебя есть список?
- Какой ещё список?! - возмутился Освальд. - Зачем? Для кого? Было задание приготовить земную еду - я его выполнил, что ещё от меня надо?
- Надо же все учесть, - заявила Квинтилия, - И разве не было бы здорово, если бы все наше меню транслировалось на одном из информационных экранов Променада? Чтобы пришло побольше гостей… Ведь ты же не думаешь, что мы одни будем есть это твое… твое… излишество? А я не могу это устроить, если не знаю, что именно в меню!
- Если дашь мне падд, я тебе список на ходу надиктую, - торопливо проговорил землянин. - Только побыстрее, а то мне надо пойти и привести двух гостей, которых я очень хочу здесь видеть!
- По пути? Ну знаешь, у тебя было полно времени вчера и сегодня, Освальд Макдауэлл! А чем ты занимался? Опять веселился в баре? Я не могу дать тебе свой падд, там все мои записи. Лучше я пойду… и сама идентифицирую все это изобилие.
- Квин, ты рактаджино перепила что ли? - фыркнул Освальд. - Сходи и покажись Тенеку, он знает, как с этим бороться! Кстати о баре, ты тоже, помнится, была там вчера, так что не строй из себя святошу.
- Меня зовут Квинтилия, и не надо сокращать… - возмущенно начала девушка, но затем осеклась, - Что? О чем ты говоришь?
- Мне некогда! - слегка повысил голос парень, но тут же взял себя в руки. - Короче, бери трикодер и сканируй, если так надо, а я потом приду и проверю, справилась ли ты с этим ответственным заданием, и внесу правки в твоё меню, устраивает? И ты прекрасно знаешь, о чём я говорю. Странные у тебя предпочтения, надо сказать. Что за динозавр с тобой был? - мотнув головой, Освальд снова поправился. - Не важно, короче, мне пора!
- Я никогда не была ни в каком баре, - негромко и медленно произнесла Квинтилия, недобро глядя на Освальда.
Затем развернулась и пошла прочь.
Землянин удивлённо посмотрел ей вслед, но потом подорвался и бросился бежать.
___________
Освальд, Квинтилия, ференги Бортс, Сатал, Тенек.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 28 05 2016, 16:51:13
27 августа, около 11:30
Станция ДС9, Променад



М’Кота пришла на фуршет не самой первой, но достаточно рано. Приходилось признаться себе, что во многом это было продиктовано нежеланием оказаться слишком далеко от Артура: если бы он пришёл раньше, ей пришлось бы выбирать место как можно дальше от него, и по закону подлости, оно бы обязательно нашлось. Теперь у неё была небольшая надежда, что волею случая землянин окажется в поле её видимости, а может быть и вовсе недалеко. Конечно, было совсем неправильно на это надеяться, но надежда – глупое чувство, и возникает в душе непрошено.
Стол Клингонка украсила что надо. Красная скатерть отлично подошла к толстым квадратным свечам, опущенным в глубокие кованые подсвечники; свечи были белые снаружи и красные внутри, и мерцали тревожным изменчивым светом. Со всей этой торжественностью контрастировали полушутливые надписи (на всех языках проекта), вывешенные на свитках возле каждого блюда. Свитки были прибиты к вертикальным подставкам метательными книжалами.
Возле корчаги с лёгким брéгита красовалась надпись «для отважных охотников», возле казанка с гладстом – «для покорителей древесных вершин», возле блюда с зилм’кахом – «для ценителей щедрых садов», возле кровавого пирога – «для блюстителей строгих традиций». И наконец возле непримечательной миски, прикрытой крышкой с множеством крошечных дырочек, был развернут свиток с надписью «для сильных духом». М’Кота отлично понимала, что настоящему клингонскому ресторану её скромный стол – не конкурент, поэтому сделала ставку на то, что всё (кроме содержимого загадочной миски) было приготовлено её собственными руками, и на антураж, не столько традиционный, сколько способствующий непринуждённому общению.

* * *

Кадет Звёздного флота Артур Лайтман шел по Променаду с сумками в руках. Следом за ним шел охранник. Лайтман не смотрел вверх, не видел флагов, не слушал разговоры людей, находящихся на Променаде. Он смотрел прямо перед собой, и иногда под ноги. Единственное, что оставалось в нем неизменным – это выправка. Даже несмотря на отсутствие кадетской формы. Еще утром он переоделся в гражданскую земную одежду, это казалось ему правильным для того, чтобы представлять Землю. Но он больше не смотрел наверх. Всё это на станции, сама станция и Звездный флот – все это становилось его прошлым. Не имело смысла жалеть о прошлом, не имело смысла жалеть о том, что привело к сегодняшнему дню. Сожаление вообще не имело смысла. Нет судьбы кроме той, которую мы сами себе выбираем. Он выбрал, сам, никто за него. Сожалеть и оглядываться поздно. Ровно как и смотреть вверх. Он принял судьбу и не сопротивлялся ей больше.
Направо Лайтман взглянул случайно, просто скользнул взглядом и увидел в витрине магазина прибор, настоящий. Древний навигационный инструмент парусных морских судов. Секстант. Как здорово, что он есть настоящий, а не голографический. Настоящий – это то, что всегда хотелось иметь. Он ведь умел с ним обращаться, с самого детства. Кадет замедлил шаг и тут же получил тычок в спину.
- Не останавливайся.
И он не остановился, прошел мимо.

На месте фуршета уже собрались почти все. Он прибыл за 10 минут до начала и принялся молча, ни на кого не глядя, сервировать свою часть стола. Это утверждение, по справедливости говоря, было не совсем верно. Он задержал взгляд на клингонской девушке по имени М'Кота. Но понимал, что и этого делать не полагалось, и поэтому, оставив это безнадежное дело, начал исполнять обязанности, выставляя на стол плоды своего ночного труда. Конечно, лучше бы им быть свежими, только что с огня. Несмотря на технологии хранения – все равно самый первый, самый вкусный запах – утерян.
Блюда из мяса, жареного и запеченного, чередовались с салатами, подходящими для вулканцев. И еще пицца. Как же без нее. Только пиццу пришлось реплицировать. Приготовить ее он не успел бы. По сравнению с содержимым крайнего стола в его ряду – участок Лайтмана казался слишком маленьким. Но это не важно. Уже совершенно не важно.
Оглядев свой стол, Лайтман посмотрел в сторону М'Коты. Ему хотелось пойти туда, поздороваться, поинтересоваться. Посмотреть ближе на эти свечи, красные внутри. Он читал о них совсем недавно, еще 2 часа тому назад. Но не пошел. Может быть позже.

* * *

Ракар сидел за столом уже целый час и набирал текст на собственном падде. Он писал речь и делал другие мелкие заметки. Так выглядело внешне, но на самом деле он занимался еще одним делом: обратившись в слух, он слушал всё окружающее, наблюдал и замечал мелочи, относящиеся к текущей локации проекта, действиям кадетов и иных персонажей сегодняшнего представления. Драмы, трагедии, комедии или просто повествования – покажет время.
Ромуланская часть фуршета не была делом его рук. Он лишь забрал в “Кварк’с” заказ, который оплатил еще вчера вечером. Тем же вечером он наблюдал в баре Освальда Макдауэлла и Джеза Тенму, принимавших участие в дипломатическом распитии земного виски. Департамент разведки, служба внешней безопасности Тал Шиар предоставляла своим агентам хорошее обеспечение, необходимое для качественного исполнения заданий, и улан не испытывал затруднения в средствах. И не мог позволить себе терять времени на то, что можно сделать проще и быстрее.
В связи со всем вышеперечисленным – он от начала и до конца прослушал не особенно спокойный разговор Перим и Макдауэлла. Обратил внимание на странную реакцию Квинтилии, не очень естественную для данного случая смену интонации. Некоторые федераты совершенно не умели скрывать то, что им необходимо было скрыть. В некоторых случаях были хорошо ясны их мотивы, но не в этом случае. Ракар поднял голову и совершенно ничего не выражающим взглядом проследил за уходом Перим, а затем продолжил писать свою речь.

* * *

- Дамы и господа! Приветствую вас на станции Deep Space Nine! Сегодня мне выпал шанс присутствовать на выставке баджорского искусства и фуршете, который устраивают участники нашумевшего проекта «Альфа», - Кристаль Харт стояла возле перил второго уровня Променада таким образом, чтобы в камеру попадало не только ее лицо, но и разворачивающиеся на нижнем уровне сцены. В честь сегодняшнего праздника она оделась в легкое коктейльное платье насыщенного красного цвета, которое, как и вчерашний наряд, плотно облегало ее фигуру, но в отличие от скучного серого платья еще и обладало внушительным декольте. – Как вы помните, этот проект стартовал совсем недавно, а сейчас уже находится на грани закрытия. В чем же причина? Политика? Несостоятельность руководства проекта? Ошибки участников? Уже скоро нам предстоит это узнать, а пока я приглашаю всех зрителей присоединиться к сегодняшнему празднику! Станет ли он новой вехой в истории «Альфы» или пиром во время чумы? – Кристаль сделала паузу и хитро посмотрела в камеру. – Оставайтесь с нами и узнайте сами! С вами была Кристаль Харт для Федеральной информационной службы!

Закончив вступление, блондинка переместила камеру на голову и облокотилась на поручень. Сверху открывался прекрасный вид, позволяющий разглядеть всех участников проекта, занятых приготовлением своих столов. Сегодня многие были одеты не в скучные военные формы, а в гражданскую одежду, что сверху представляло собой пестрое многообразие цветов, тканей и узоров. До нее доносилась музыка, обрывки разговоров и общий гул. Будь она бетазоидом, она бы чувствовала эмоциональный фон, наполненный волнением, ажиотажем и предвкушением – не считая более интересных эмоций отдельных участников проекта. К счастью для них, бетазоидом она не была. Как генерал на поле боя, она оценила расположение сил и приметила себе несколько потенциальных собеседников, и только затем спустилась на главный уровень Променада.
________________________
+ участники проекта, зрители и пресса

(https://lh3.googleusercontent.com/-RJgENnaVqf4/V2f1h21atjI/AAAAAAAAP1o/fHNj-qyDyx4MQe3sx0gOLUFzHTPLpGzegCCo/s742/Furshet.jpg)


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 28 05 2016, 16:53:57
27 августа, утро.
Станция ДС9, каюта Кариссы Яккат


В без двенадцати минут двенадцать Освальд пришёл в каюту Кариссы и какое-то время топтался у двери, пытаясь унять нервную дрожь и успокоить разошедшееся сердце. Кадету снова вспомнился приснившийся сон, и перестать о нём думать было не так-то просто. Наконец, собравшись с духом, он позвонил в дверь.
Карисса открыла почти сразу же, как будто ждала. Возможно, так и было, возможно, женщина так и не выходила из безопасного пространства своей каюты с времени их последней с Освальдом встречи. Она была одета в то же бледно-сиреневое платье, в котором была на Волане II, теперь, конечно, тщательно отчищенное от пыли, но это наводило на мысль, что материальное положение миссис Яккат оставляло желать лучшего.
-Освальд, - с искренней радостью улыбнулась она, - здравствуйте!
-Можно идти на праздник? - из-за спины Кариссы выглянул ее сын, которому временное добровольное заточение явно не нравилось.
Освальд улыбнулся в ответ и кивнул, но потом сам себя остановил.
- Секунду, я хотел сначала кое-что обсудить. Дамар, - обратился он к мальчику, - ты позволишь пару минут поговорить с твоей мамой наедине? Это будет быстро, обещаю.
-Можно поиграть в коридоре? - Дамар умоляюще посмотрел на взрослых.
- Нет, - быстро ответила Карисса, - Лучше не надо. Пожалуйста, посиди в спальне.
Опустив голову, мальчик поплелся через гостинную в другую комнату, по пути пнув ножку низкого столика.
-Вы узнали что-то о моем муже? - кардассианка с надеждой посмотрела на Освальда, - Он… жив?
Кадет проводил взглядом мальчика, потом повернулся к женщине и неуверенно кивнул.
- Кажется, да. Вчера мне удалось кое-что узнать у гила Тенмы. На Волан II привезли новых колонистов, а гарнизону, кажется, позволили остаться и нести службу дальше. По крайней мере, это все официальные сведения. О погибших солдатах ничего не говорилось, а сам гил Тенма в отчёте говорил только о предательстве Токата. В общем, есть повод для надежды. Я попросил Джеза передать вашему мужу, что вы в безопасности и находитесь на ДС9. Но на это, наверное, может уйти ещё день или два.
Потупив взгляд, он смущённо добавил:
- Простите, что не сообщил сразу. Вы вчера уже спали, когда мы разошлись, а утром... в общем, было очень много дел.
-Спасибо вам! - лицо кардассианки просияло, но затем ее улыбка угасла, - Освальд, есть кое-что, о чем я хотела бы попросить вас… то есть спросить… то есть вы, конечно, не обязаны, вы и так много для нас сделали в эти последние дни.
- Что такое? - обеспокоенно спросил кадет. - Говорите, всё сделаю, если только смогу.
Женщина опустила лицо, ее тонкие пальцы сжали складку ткани на платье.
-То, что случилось на Волане II… было ужасно. Я никогда не была так испугана за всю свою жизнь. И я думала об этом… Знаете, жизнь на Кардассии была для меня трудной, и когда я вышла замуж, когда родился Дамар, когда мы переехали на эту новую планету cо свободной землей до самого горизонта… я думала, что все мои испытания остались позади, что я могу расслабиться и перестать бороться. Но теперь я понимаю, что я все еще должна быть в состоянии постоять за себя и за своего сына, потому что еще будут времена, когда рассчитывать больше будет не на кого. Муж учил меня стрелять из винтовки, но, если честно, у меня не очень хорошо это получается. Возможно, вы могли бы… или если бы вы попросили кого-то…
Освальд сделал шаг по направлению к женщине и только на полпути остановил руку, которую хотел положить ей на плечо.
- Да, я... да, конечно. Я мог бы поговорить с кем-то или... - он несколько замялся, пытаясь подобрать слова, - или мог бы сам попытаться вас обучить. Не знаю, получится ли из меня хороший инструктор, но стреляю я отлично, это даже клингоны признают, и... - "и я буду рад провести с вами время", - хотелось сказать землянину, но он удержался, - и мне совершенно не трудно...
-И я говорю не только о стрельбе… - негромко добавила Карисса, - Потому что ведь оружие не всегда бывает под рукой. И я должна быть готова ко всему.
- Да, я понимаю, - прошептал кадет, кивнув. - Сделаю всё, что в моих силах, обещаю вам. Начнём прямо завтра утром в голокомнате. Вы во сколько встаёте? Вам есть, с кем оставить Дамара? Мне кажется, он скучает тут. Вы так ни с кем и не познакомились больше?
-Спасибо, - произнесла кардассианка, - Я не знаю, кому еще доверять, кроме вас, и после всего произошедшего мало где чувствую себя в безопасности. Но мне хочется надеяться, что все изменится сегодня, если я получу работу на станции.
- Карисса, - спокойно сказал Освальд, - вы же на федеральной станции, вам тут ничто не угрожает. Хотелось бы мне как-то убедить вас в этом, но я не знаю, как именно. Вы прошли через кошмар, и... может вам поговорить с советником Рилл? Думаю, она со своим богатым жизненным опытом смогла бы сказать что-то полезное и правильное.
Карисса кивнула и собиралась что-то сказать, но ее прервал игрушечный динозавр, вылетевший из спальни на середину гостинной.
-Ну пойдемте уже! - раздался голос Дамара, - А то все съедят без нас! Аррр!
Щеки женщины потемнели от прилившей к ним от смущения крови.
-Дамар, пожалуйста, веди себя прилично, у нас гости, - взмолилась она, а затем вновь повернулась к Освальду, - Пожалуйста, извините нас за то, что вам приходится все это видеть, обычно он послушный ребенок, но вся эта новая непривычная обстановка...
- Да что вы, - добродушно рассмеялся кадет, - у вас чудесный сын! И он, кстати, прав, - Освальд подмигнул мальчишке, а потом сделал приглашающий жест. - Идёмте!
_________________________________
С Кариссой Яккат и её сыном Дамаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 30 05 2016, 12:32:57
27 августа, около 12:00
Станция ДС9, Променад


Освальд, Карисса и Дамар пришли на место, когда фуршет уже начался, и к столам подтягивались первые гости. Кадет с облегчением отметил, что никто другой не делил с ним стол, так что можно было развернуться во всю ширь.
- Чего желаете, дорогие гости? - с улыбкой спросил он своих кардассианских спутников. - Не знаю, понравится ли вам земная еда, но, не попробовав, вы тоже никогда этого не узнаете. Дамар, хочешь чего-нибудь сладкого?
Глаза мальчика загорелись, когда он увидел горку профитролей и поднос с нарезанной ромбами пахлавой. Конечно, кардассианцу не была знакома земная еда, но сладкий запах безошибочно указывал на то, что именно это были десерты. Дамар протянул руку и схватил ближайшую сладость.
-Только немного… - обеспокоенно сказала Карисса, - Иначе потом ты не захочешь обедать. Нельзя же есть только сладкое… - в этот момент она слегка просительно посмотрела на Освальда и тихо обратилась к нему, - Пожалуйста, извините, я не хочу вас обидеть, но так правда нельзя…
- Мама права, не объедайся! - кивнул кадет, - Но попробовать-то можно, тем более, что у нас праздник! А вы, миссис Яккат, чего желаете?
Освальд осмотрел другие столы и мысленно отметил, с кем надо было бы пообщаться.
- Хотите поговорить с кем-то из тех, кто вас спас? - спросил он. - Артур и Сатал формально под арестом, и не уверен, что многие к ним заходят. Может им захочется вашей компании, да и М'Кота тоже не откажется. Кажется, она первая клингонка, которую я встречал и которая старается вести себя дипломатично, - усмехнулся землянин.
Кардассианка обернулась по сторонам, пытаясь увидеть тех, кого упомянул кадет Макдауэлл. На другой стороне Променада, прямо напротив стола, возле которого она стояла, в небрежной позе, прислонившись к стене, устроился Тенма. Его соседом был райзианец Тар Мари, энергично потрясающий серебряным шейкером и что-то болтающий. Тенма уже держал в руке округлый бокал с ядовито-желто-зеленым напитком, украшенным розовым зонтиком, но его взгляд, серьезный и тяжелый, был устремлен прямо на Кариссу. Женщина быстро отвернулась и постаралась сосредоточиться на ответе Освальду.
-Мой основной план - найти коммандера Мори, - призналась она, - Она же не может пропустить такое событие, правда? А что до еды… мне ничего здесь не знакомо, может, вы что-то порекомендуете?
- Я как раз и хотел, чтобы вы с ней поговорили, - кивнул кадет, - но не только. Вам тоже надо отдохнуть и хотя бы попытаться получить удовольствие, иначе совсем зачахнете в четырёх стенах. Тут безопасно, повсюду станционная СБ, а я буду приглядывать специально за вами, так что не нервничайте!
Он бегло осмотрел свой стол и задумчиво почесал затылок.
-Смотря что вы любите, - попытался вывернуться Освальд. - Все дети любят сладкое, поэтому тут было не прогадать, а вот с кардассианской кухней я познакомился только вчера, очень ограниченно и... кхм... не в том состоянии, чтобы какие-то серьёзные выводы делать или подбирать аналоги, - было видно, что землянин немного смутился. - Наверное, что-то совсем острое - это не совсем то, да? Так, давайте начнём с самого главного: мясо, рыба или что-нибудь чисто овощное?
Ответить Карисса не успела - ее окликнул негромкий голос Толан.  Все это время она находилась неподалеку около стола Тара Мари, наблюдая за общением одного из своих кадетов с женщиной и ее ребенком и ожидая, когда же они, наконец, закончат беседу. Но они так и не спешили заканчивать...
- Госпожа Яккат, добрый день. У вас найдется сейчас время?
-Госпожа глинн! - вздрогнула от неожиданности Карисса, - Да, конечно, разумеется! Освальд, спасибо, что проводили нас, я обязательно найду вас позже… Дамар? - она обернулась по сторонам, нашла сына и крепко взяла его за руку, пока мальчик не успел потеряться в толпе.
- Я хотела бы с вами поговорить, - все также негромко продолжила координатор. – Прогуляемся?
Толан огляделась; было заметно, что ей не хотелось быть услышанной.
Более молодая кардассианка с готовностью кивнула. Дамар был не настолько согласен, потому что его уже успели привлечь сладости на столе Освальда, но выбора у него не было.
Толан посмотрела на ребенка Кариссы, раздумывая, не помешает он их беседе, но ничего не сказала. Они направились вдоль по Променаду мимо столов кадетов «Альфы». Несмотря на то, что обе женщины относились к одному народу и для большинства инопланетян были похожи, сейчас было особенно заметно, что Карисса выглядит значительно мягче и моложе Толан в ее черной военной форме и со строгим выражением на лице.
- Как вы устроились на станции? Я надеюсь, вы себя здесь комфортно чувствуете? – глинн начала издалека.
-Да, госпожа глинн, конечно, мне не на что жаловаться, - с напряженной улыбкой ответила Карисса.
Было заметно, что вопреки ее словам, чувствует она себя не очень уверенно - но что было тому причиной: сама станция или присутствие Толан?
Если Толан и заметила ее волнение, то ничего не сказала. Она коротко кивнула и продолжила:
- Вы уже знаете, что будете делать дальше? Я понимаю, что вы бежали от угрозы на Волане II, и сейчас уже прошло несколько дней, чтобы обдумать все и осмотреться. Я могу организовать транспорт на Кардассию Прайм в любое удобное для вас время и договориться, чтобы вас там приняли и позаботились о вашем с Дамаром удобстве. Вы же понимаете, что не стоит злоупотреблять гостеприимством Федерации, - Толан замедлила шаг и внимательно посмотрела на Кариссу. – Как бы станция не выглядела, внешний вид – обманчив, и теперь она во владении Федерации.
-У меня никого нет на Кардассии Прайм, - покачала головой Карисса, - Моя семья жила в Лакариан-сити и… ну, вы понимаете, госпожа глинн. Через некоторое время я вернусь на Волан II - когда мой муж скажет, что там стало безопасно. Или же я последую за ним в место его нового назначения. Ему должны сообщить, что меня следует искать здесь, и я не хотела бы его путать и причинять неудобство поисками моего местонахождения… И я готова отплатить Федерации за заботу обо мне, госпожа глинн! Я найду работу, что-то, что будет здесь полезно. Но в любом случае, вряд ли это надолго.
Толан понимающе кивнула и решила не поднимать снова тему про родственников Кариссы.
- Я надеюсь, что на Волан II скоро можно будет вернуться. Я слежу за событиями на планете, но новостей о вашем муже пока не поступало. У вас ведь тоже пока нет никаких новостей от него? – она испытующе посмотрела на молодую кардассианку. Судя по отчетам о мятеже в гарнизоне, все было не так просто. - В любом случае, мы никогда не сдадим эту колонию – сейчас она стала еще важнее для Кардассии, чем прежде. Но вы можете быть уверены, что если вы решите лететь на Кардассию, там вам найдется и жилье, и работа. На родине вы будете нужны больше, чем на этой станции. Надеюсь, что вам не придется задержаться здесь надолго, - задумчиво произнесла Толан, глядя куда-то перед собой.   
-Я тоже… - прошептала Карисса, - Простите, что прошу вас об этом, ведь вы глинн, а мой муж - всего лишь горр… Но если вы что-то узнаете, могли бы вы сообщить мне об этом?
- Разумеется. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете, - Толан постаралась придать своему голосу официальное звучание, но в какой-то момент он предательски дрогнул – пусть и всего на секунду. – С Волана II не поступает практически никакой официальной информации. Я постараюсь поднять свои источники и уточнить его судьбу. А пока, раз вы здесь, отдыхайте и расслабляйтесь, - улыбнулась координатор и заговорила уже на обычной громкости. – Я надеюсь, что еда моих кадетов окажется съедобной, но сама все это попробовать не рискну. И не попадайтесь на глаза землянке с камерой – очень неприятная особа.
-Спасибо, госпожа глинн, вы очень добры ко мне, - ответила молодая женщина, - Скажите, а вон там - это не коммандер Мори?
Глинн проследила ее взгляд и тоже увидела баджорку в командной форме.
- Это она, - кивнула Толан. – Вы хотели у нее что-то узнать? Если хотите, я могу вас ей представить.
Карисса поблагодарила, слегка покраснев, и трое кардассианцев отправились в сторону командующей станцией, разглядывающей какой-то свиток, висящий на стене возле стола с вулканскими закусками.
_____________________________________________________
С Кариссой Яккат, её сыном Дамаром и глинном Толан


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: М’Кота от 30 05 2016, 13:54:41
27 августа
Станция ДС9, Променад


Отпустив Кариссу, Освальд подошёл к соседнему столику, за котюююорым разместилась клингонка.
- Привет! - весело сказал он, с интересом рассматривая декорации. - Какая ты молодец, а! Я вот никаких украшений сделать не успел. Как твоё настроение сегодня?
– Как видишь, я не душу всех встречных и поперечных, – отозвалась клингонка, – отрываясь от манипуляций с казаном и поддерживающим температуру нагревательным элементом, и оглядев стол добавила, – Тут уж, кто чем берёт! Ты решил открыть собственный ресторан? Смотри, заявятся наусиканские наёмники по твою душу, чтобы не создавал конкуренцию Кварк’с!
- Я неплохо стреляю, ты же знаешь, - с усмешкой ответил землянин. - Чем порадуешь?
Он пробежал глазами по столу и остановил взгляд на закрытой миске с бросающей вызов надписью. Заглянув в неё, кадет нахмурился и спросил:
– Это что, гакх? Никогда не пробовал. Скажи, а их надо жевать или... кхм... глотать целиком?
– Это больше, чем гагх, это – рахт, – с довольным видом сообщила М’Кота,– и конечно его надо жевать, где ты видел, чтобы пищу сразу глотали?
Она наколола на длинную вилку ломтик зилм’каха и протянула Освальду:
– Брать, жевать и заедать зилм’кахом, тогда сможешь ощутить всё богатство вкуса.
Рахт был бесподобный – М’Кота добрых полчаса препиралась с Кагой, чтобы заполучить именно его. Больше всего он был похож на миску отборнейших и крупнейших дождевых червей, но не красных, а серых, блестящих, с полупрозрачными брюшками (при желании червя можно было посмотреть напросвет и разглядеть отдельные органы). Кага клялся, что кормил этих красавцев чистейшей прелой листвой с крошечными добавлениями измельчённых пряных листьев, и наверное, он не врал, потому что рахт был вкусный и очень бодрый: стоило Освальду поднять крышку, как червяки бодро поползли к её краям, и клингонке пришлось спихивать их обратно.
– Бери быстрее, пока они не выбрались на стол, поторопила она землянина.
- Где-то слышал, что гакх надо глотать целиком, - пожал плечами Освальд. - а вот где - не помню, хоть убей!
Глядя на ползающих червей, он немного замешкался, но потом вздохнул и решительно произнёс:
- Как я вчера говорил одному нашему коллеге, Вселенная прекрасна своим разнообразием!
Поймав самого активного червя, он быстро отправил его в рот и закусил странным фруктом на вилке.
Червь какое-то время ещё шевелился, и кадет чуть не задёргался от необычных ощущений.
- Надо признать, на вкус это лучше, чем на вид, - расхохотался он.
– Я не очень люблю рахт, – призналась М’Кота. – Слишком большой, слишком роскошный – всё слишком. Можно взять чуточку, как угощение, но съесть целую миску на обед... – она рассмеялась, – для этого я выбираю гагх попроще. А что у тебя? Когда смотришь на твоё изобилие, глаза разбегаются. Что посоветуешь для начала?
- Ага, мне уже намекнули, что это... как там сказала Перим... излишество, во! - усмехнулся Освальд и сделал приглашающий жест. - Так, салаты оставим вулканцам и прочим моралистам, хотя... хочешь чего-нибудь поострее?
Кадет взял одну из тарелок и положил в неё немного кимчхи, кратко рассказав об истории Корейского полуострова и того, как разделённая войной некогда единая культура развивалась слегка по-разному, и насколько тяжёлым было последовавшее спустя поколения объединение двух ставших уже столь разными стран.
– Да у тебя что ни блюдо, то символ, – проворчала М’Кота, поднося вилку ко рту.
Положив в рот порцию, она удивлённо посмотрела на Освальда, потом со странным выражение лица прожевала.
– У тебя свечки нет под рукой? – спросила она иронически. – Кажется сейчас моим дыханием можно зажечь парочку!
- Неужели эта чёртова голограмма переборщила? - усмехнулся кадет. - Могу предложить чего-нибудь полегче!
Открыв казан, он наполнил миску пловом и, перемешав, пододвинул ближе к клингонке.
- Хочешь вина? Не вашего кровавого, а нашего - простого. Я точно не откажусь.
Не дождавшись ответа, Освальд выудил из ящика бутылку красного сухого и, сорвав ференгийскую пломбу, принялся открывать.
- Кстати, - проговорил он, наливая пузатый бокал примерно на треть, - ты слышала про космическую регату для малых кораблей через несколько дней? Я вчера вечером узнал, и мне теперь хочется уговорить начальство дать нам возможность выступить. Есть желание присоединиться? К регате, а не к уговорам, конечно!
– А у нас есть на чём? – скептически спросила М’Кота. – Эй-эй! Не так много! Я хотела бы сегодня попробовать побольше разного, будет обидно, если не влезет. Нет, серьёзно: на чём? Участники регаты наверняка готовились к ней загодя, их корабли заточены под гонки, а что есть у нас? Даже если нам дадут катер, вряд ли мы успеем его модифицировать для этой цели. Это ещё если дадут, потому что один мы уже раздолбали.
- Да, это проблема, - кивнул Освальд, - но это ведь может помочь престижу проекта. Надеюсь, он важен для Толан, и она уговорит Мори выделить катера. Или наоборот - коммандер Мори захочет улучшить имидж Федерации и уговорит Толан отпустить нас. Ну а с улучшениями... что-нибудь придумаем, а пока главное - уговорить дать нам шанс!
Кадет придвинул бокал девушке, налил себе столько же и поднял вверх.
- Твоё здоровье, М'Кота!
– Побед тебе, Макдауэлл! – ответила Клингонка, поднимая бокал в ответном тосте.
- Кстати о победах, - сказал землянин с таким видом, словно вспомнил что-то важное, - точнее не совсем о победах… о боях, скорее... в общем, хотел поговорить о Кариссе. Ты вчера сказала, что она сильная женщина. Так вот, ты, думаю, даже не представляешь насколько! Она просила меня научить её обращаться с оружием и защищать себя и своего сына. Со стрельбой-то я справлюсь, но в рукопашной ты куда лучше меня. Я разве что научу её в слабые места бить. Может это ей и нужно, конечно, но не уверен, что этого будет достаточно. Могла бы ты помочь мне в этом?
– Да, не вопрос... – несмотря на утвердительный ответ в голосе М’Коты слышалось заметное колебание. – Слушай, наши техники – это не тайна, но ты уверен, что она справится с нашими тренировками? Ну, и с методами тоже. Мы не хвалим учеников, понимаешь? Не жалеем, когда они ушиблись. Если мы считаем, что какая-то нагрузка им по плечу, мы не слушаем жалоб и даже смеёмся над ними. Половина наших уроков происходит экспромтом, если учителю вдруг кажется, что он нашёл у ученика слабое место или видит наоборот прорыв потенциала. Тем, кто родился вне нашей культуры это трудно принять.
- Хм... - Освальд явно задумался, - у нас маловато времени. Скоро горр Яккат заберёт её со станции, и не факт, что она реализует это желание где-то ещё. Карисса говорила, что муж учил её стрелять, но не очень удачно.
Снова задумавшись, он допил вино и утащил клингонку обратно к её столику.
- Хочу ещё что-нибудь попробовать. Что-нибудь... необычное! - с энтузиазмом в глазах произнёс кадет, но потом вернулся к прошлой теме. - Мы её предупредим об этом, но, думаю, это даже пойдёт на пользу. Сама же понимаешь, что стрелять в людей и стрелять в голограммы - это совсем разные вещи, и для первого нужно перебороть страх. Ваша жёсткая методика может быть как раз тем, что позволит это сделать в столь сжатые срокиу.
– Возьми кровавый пирог, – посоветовала М’Кота, подразумевая «что-нибудь необычное», потом пожала плечами. – Давай попытаемся. Если не сбежит с первого урока, может и выйдет толк. А если она потом не продолжит тренировки, толку всё равно не будет, так что надо бы ей подарить подходящую голопрограмму. Знаешь, она не очень сильная... я имею в виду, не очень тренированная. По-моему, надо научить её получше стрелять и умело завладевать оружием. И ещё – использовать подручные предметы для обороны, что-то в этом роде.
- Кровавый - это ведь просто название, правда? - удивлённо спросил кадет, всё же положив себе небольшой кусок, но есть пока не спешил. - Да, я думал о том же. Ну и научить бить в слабые места, про которые многие забывают. Она же не в солдаты рвётся, а просто хочет защищаться от грабителей и... - Освальд стиснул зубы и сжал кулаки на мгновение, - насильников. Эти выродки убегут при первом же серьёзном отпоре. Сегодня весь день занятой будет, завтра утром отведу её в тир и посмотрю, как она справится. Можем после всех презентаций пойти в голокомнаты и попробовать что-нибудь подобрать. Найдётся время?
– Само собой, для хорошего дела времени не жалко!
Комментировать состав пирога клингонка не стала: было любопытно посмотреть, рискнёт землянин его попробовать без дополнительных объяснений или нет.
Землянин рискнул и не пожалел об этом. Хоть вкус у пирога и был специфический, и в его составе явно было что-то животное. Может это и правда была кровь - Освальд не понял до конца, но съел пирог с огромным удовольствием.
- Кажется, начну ходить в клингонский ресторан! - с довольной ухмылкой произнёс он. - А у тебя бладвайн есть? Или оставила его для будущих состязаний по стрельбе?
– Хороший бладвайн на дороге не валяется, – ухмыльнулась М’Кота. – Я приготовила пунш и рактаджино по рецепту моей матери. Только осторожнее: если попробуешь, перестанешь пить бурду из репликатора.
- Не перестану! - уверенно заявил кадет, наливая себе пунш. - Больше же всё равно нечего. Впрочем, если ты каждый день будешь готовить рактаджино специально для меня...
Освальд едва не обжёгся пуншем, но довольно прикрыл глаза.
- М-м-м... то что надо! - протянул он, а потом неожиданно расхохотался. - Но лучше не увлекаться. Если я ещё и сегодня напьюсь, то Тенек на меня точно рапорт подаст! Так что оценю рактаджино и не буду больше отрывать тебя от других гостей.
– Размечтался! – фыркнула М’Кота. – Делать мне больше нечего, рактаджино тебе готовить! Ещё скажи подавать каждое утро к двери каюты... А вулканцу какое дело? – удивилась она последним словам Освальда. – Это же сколько надо выпить, чтобы к тебе прицепился врач!
- О, ради такого рактаджино я готов на другой конец станции таскаться хоть каждое утро, - с ухмылкой ответил землянин, попробовав кофе. - Но на нет и суда нет, как говорится! Ой, нет, Тенека я даже обсуждать не хочу!
– И правильно, – согласилась клингонка. – А то, боюсь, «мистер гипоспрей» будет икать до конца фуршета. Налить тебе ещё кружку, – спросила она ехидно, – или доктор и это успел тебе запретить?
Освальд изменился в лице и, вытаращив глаза, посмотрел на девушку, но спустя несколько секунд понял, что это была всего лишь шутка.
- Пока нет, - выдохнув, ответил он, - но успел достаточно близко к этому подойти! Давай, не откажусь! - он подставил кружку. - И пойду, наверное, ещё похожу. Не скучай, М'Кота!
_______________________
+ Освальд


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 30 05 2016, 17:30:04
27 августа
Станция ДС9, Променад


Утара пришла на фуршет ровно к открытию. Вечер она посвятила отдыху, выбросив все печальные мысли из головы… то есть посвятила бы, если бы их удалось полностью выбросить, но она честно старалась. В конце концов она сдалась, и чтобы хоть как-то настроиться на сон, включила голозапись самой душещипательной истории в своей библиотечке (конечно же, со счастливым концом). Это отчасти помогло, но проснулась Утара отвратительно рано – аж в восемь часов – и поняла, что, как бы ни была ей противна эта мысль, утро всё же настало. Тяжко вздыхая, болианка завернулась в халат и села за стол. Как полководец над тактической картой местности, она просидела почти всё время до фуршета над малопонятными каляками, которые для неё символизировали её восприятие ситуации и личностей, а для стороннего наблюдателя были бы похожи на бессмысленный и хаотичный клубок ниток вперемешку с птичьими следами. Лишь за полчаса до фуршета, Утара встала и смыла с себя напряжение – смыла в самом буквальном смысле. На пороге её больше всего занимала, пожалуй, только одна мысль: придёт ли на выставку и фуршет мистер Корам, и если придёт, то зачем.
* * *
Выставка увлекла советника не на шутку. Вещицы ручной работы, материалы для рукоделия, детские игрушки… Да и кадеты со своим угощением оторвались по полной программе!  Если бы не бедственное положение проекта и некоторых его участников, это был бы настоящий праздник жизни, но увы, приходилось постоянно напоминать себе высматривать в пёстрой толпе напыщенного и зловредного мистера Корама. Ах нет, простите, пострадавшего и несчастного мистера Корама, к тому же исполненного, пропади он пропадом, извращённого чувства долга.
Мистер Корам пока на глаза не попадался, зато в поле зрения уже второй раз попалась глинн Толан, и вид у неё был не сказать, чтобы счастливый.

На этот раз советник увидела ее возле кардассианского стола с тарелкой чего-то довольно склизкого на вид, однако к еде она так и не притронулась – все внимание Толан занимала землянка в ярком красном платье и с камерой, прикрепленной возле глаза. Слухи об этой даме разнеслись уже по всей станции, и теперь даже техники с нижних палуб знали, что эта блондинка – репортер Федеральной службы новостей Кристаль Харт, и ей на глаза лучше не попадаться. Утара не могла видеть лицо землянки, зато отчетливо видела реакцию глинна – та отвечала коротко и односложно, стараясь отвязаться от журналистки. Наконец, не выдержав, Толан просочилась между ней и столом и быстрым шагом пошла прочь, однако мисс Харт оказалась не менее проворной и подстроилась под темп кардассианки.
– Вы отказываетесь комментировать слухи о закрытии проекта, - донесся до Утары звонкий голос журналистки, когда они проходили мимо нее. Толан смотрела прямо перед собой и, казалось, даже не заметила советника, а вот журналистка скользнула по ней быстрым взглядом. – Значит ли это, что «Альфу» расформировывают? Что будет с заключенными?
– Я не буду давать вам интервью, мисс Харт, - прошипела Толан сквозь зубы и развернулась к женщине всем корпусом, заставив ту резко затормозить.
Но Кристаль лишь улыбнулась, показывая, что кардассианка совершенно ее не пугает.
– Потому что в закрытии проекта есть ваша вина? – она вскинула брови, с любопытством следя за реакцией координатора.
«Ой-ой», – подумала болианка и начала лавировать в толпе, пытаясь подобраться поближе к беседующим дамам и не уронить блюдечко с баджорскими леденцами под ноги окружающим людям. Кажется мисс Харт была настоящей «гарпией в сиропе» как это называла мысленно Утара, а глинн Толан, видимо, не знала, что против «гарпии в сиропе» единственное оружие всё тот же сироп. Или как вариант открытость, доброжелательность и искреннее желание рассказать всё что ты знаешь... ну или решил знать для данного случая.
Лицо Толан посерело, она угрожающе сделала шаг в сторону журналистки, но в последний момент взяла себя в руки.
– Проект не закрывается, - тихо проговорила она, но почему-то даже стоящие рядом люди обернулись. Кардассианка продолжила еще тише: - Не смейте распускать слухи о том, чего вы не знаете.
– Надо же, - широко улыбнулась Кристаль, не двигаясь с места. – А адмирал Солок говорил мне другое…
– Глинн Толан, вот наконец-то и вы! – воскликнула Утара, причём совершенно искренне (ей наконец-то удалось обойти стайку детей под предводительством нервозной баджорки). – И мисс Харт с вами! Да-да, я наслышана.
Она протянула вперёд ладонь с блюдечком и добавила:
– Смотрите, какую прелесть я тут нашла: не думала, что баджорцы увлекаются взрывными вкусами.
Кристаль обернулась к ней с искренним интересом, будто леденцы ее занимали намного больше, чем судьба «Альфы». Один из них она тут же и попробовала.
– Советник Рилл, я рада вас наконец-то видеть! Мне тоже многое о вас рассказывали. Я была бы рада побеседовать с вами – ведь вы прямой свидетель событий на Волане II и имели шанс лично общаться с мэром Джеймстауна. Мистером… Корамом, если я не ошибаюсь? К сожалению, ваша коллега не была столь любезна рассказать мне хоть что-то, - она с сожалением посмотрела на кардассианку, которая уже справилась со своим гневом и теперь с отсутствующим выражением скользила взглядом по столам кадетов.  
– Мистер Корам был очень гостеприимен, но всё обернулось так печально, – сказала Утара, присоединяясь к поглощению конфет. –  Кто бы мог подумать, что мир так хрупок! Я всегда говорила, что людей губит недостаток взаимопонимания. Подумайте: на Волане II так мало жителей, и так много проблем...  что же говорить об огромных государствах? Но в конце концов для этого и нужен проект «Альфа», разве не так? Научиться преодолевать разногласия, находить общий язык, взаимодействовать в мирных делах и экстремальных ситуациях…
Воспользовавшись моментом, Толан коротко кивнула обеим женщинами и с видимым облегчением покинула неприятный разговор. Тарелку с кардассианскими закусками, к которым она так и не прикоснулась, координатор поставила на свободный столик – краем глаза Утара заметила, что все манипуляции с тарелкой Толан проделывала только правой рукой, левую же совершенно не использовала.
Кристаль проследила направление, куда направилась глинн, но не последовала за ней.
– Какой необычный вкус, - заметила она, отправляя еще один леденец в рот. – Но меня просто поразил райзианский стол. Эти коктейли с зонтиками, ммм! Достойное воплощение единения культур, причем не только Федерации. Ромулане, клингоны, ференги, кардассианцы, орионцы, - журналистка обвела взглядом Променад, - и все здесь, в мире и гармонии. Если бы вы только что не вернулись с Волана II, а я бы не знала, что там происходит, я бы поверила, что так всегда и было. Но я хотела спросить у вас не о кадетах, а о мэре – или бывшем мэре? – Джеймстауна. Вам что-нибудь о нем известно? Ходили слухи, что он запросил политического убежища в Федерации!
– О, правда? – изумилась Утара, затем задумчиво посмотрела прямо перед собой и сказала, – Мне казалось, что мистер Корам слишком привязан к Кардассии Прайм, чтобы отказаться от неё навсегда, но вы ведь могли слышать что-то более конкретное. Если это так, то в каком-то смысле это свидетельствует о том, что Федерация пользуется доверием как потенциальный защитник, как вы думаете? В то же время, это значило бы, что у мистера Корама гораздо больше проблем, чем казалось на первый взгляд, а это не может не огорчать. Вы уверены, что источник информации заслуживает доверия?
Кристаль усмехнулась.
– У всех тут немало проблем, советник, я не права? И все их так надежно скрывают… - она покачала головой. – Сплоченность проекта «Альфа» нашла отражение к том, как единодушно вы настроены против меня. Если глинн Толан дала ясно это понять, то многие предпочитают обманывать и недоговаривать. Чем бы вы это объяснили, как советник? Например, почему бы вам самой не рассказать мне, как все прошло, когда выбыли на Волане II, и почему до сих пор вся верхушка Звездного Флота так загадочно молчит при упоминании этого кардассианского мэра? Ведь мне известно, что у одного из кадетов «Альфы» был с ним какой-то неприятный инцидент, но все ведут себя так, словно ничего не произошло.
– Вы так говорите, как будто кроме этого на Волане II были одни сплошные приятные сюрпризы, – с грустью сказала Утара. – Если бы вы сами были там, вы бы знали, что там были одни неприятные инциденты, один хуже другого. Ах, ну да! Вы же сказали, что я «обманываю и недоговариваю», – болианка посмотрела на мисс Харт с таким упрёком, что камень бы замучился совестью, – но я ведь действительно не знаю о планах мистера Корама: уедет он или останется. Как и вы я слышала много противоречивого, и не имею представления, что он решил, или решит, или подумывает решить. Когда журналисты задают вопрос советнику, они наивно полагают, что все участники событий стояли в очереди, чтобы ему «исповедаться», но признайтесь честно, вы сами стали бы делать это? Если бы у вас была настоящая проблема, вы бы нашли тысячу способов отложить разговор с советником на потом, особенно если бы советник был новичком в вашем окружении, и вы бы не знали, чего от него ждать.
«А действительно, – в который раз спросила себя Утара, – уедет или останется? Сперва просил убежища у Федерации, потом собрался на Кардассию Прайм... Что изменилось за это время? Он просто преодолел панику, блефует и не думает на самом деле уезжать, или его очень попросили вернуться на Родину?»
____________________
С Иламой и мисс Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Утара Рилл от 30 05 2016, 17:30:48
27 августа
Станция ДС9, Променад


– Я всегда думала, что советники для того и нужны, чтобы делиться с ними проблемами, - удивилась Кристаль, а вот упрек Утары Рилл прошел мимо нее, даже не задев. – А ваша роль в проекте не менее важна, чем этой кардассианки, – вы имеете дело с пестрой толпой молодых людей, каждый из которых так и рвется совершить очередную глупость. Все мы были в этом возрасте, - рассмеялась журналистка и затем добавила уже более серьезно: - И мне действительно жаль, что я не была там, на планете, и не имела возможности пообщаться с экипажем «Саратоги». Потому что нет ничего хуже слухов и сплетен в ситуации отсутствия информации, а это именно, что происходит сейчас вокруг Волана II. Вы знаете, какие настроения царят в Федерации? Некоторые полагают, что нам снова угрожают террористы маки. Другие – что Кардассия собирается вводить свой флот в ДМЗ… То же и с этим проектом – в его потенциальном закрытии видят политику, международные скандалы, проблемных участников, некомпетентность руководства… И никто не верит, что он сохранится. А все почему? – Кристаль выбрала леденец насыщенно-зеленого цвета и отправила его в рот. – Потому что никто не знает реальных причин и ситуации в «Альфе». Я же вижу молодых людей, которые растеряны и не знают, что их ждет, но которые не верят, что это всерьез. Я вижу глинна Толан, которая не желает и слова сказать о проекте, за который отвечает, и я вижу коммандера Мори, которая боится сказать лишнее слово. Поэтому, советник, вся надежда на вас. Чем больше вы сможете рассказать, тем больше шансов, что на проект посмотрят с другой стороны.
Утара кивнула и задумчиво забросила в рот ещё один леденец:
– Давайте проведём параллель между советниками и журналистами. Вы пытаетесь разобраться говорят ли правду вам и скрывают ли что-то от вас, я пытаюсь разобраться, говорит ли человек правду самому себе и скрывает ли что-то от себя. Как думаете, это проще? Вы описали то, что вы видите. Ну так что ж, вы видите правду! Участники проекта растеряны, я растеряна, руководство растеряно, так и должно быть. Раз случилось что-то из ряда вон выходящее, растерянность – самая естественная реакция. Каждый спрашивает себя, что происходит, почему всё вышло именно так и что теперь будет. И чтобы люди заговорили с вами, они должны сперва сами понять, как они к этому относятся, и хотят ли вообще это обсуждать. И ещё – тоже найти во всём случившемся правду или решить для себя, что из всего увиденного правда, а что только её искажённый след. Знаете, по большому счёту, журналист и советник в такой ситуации в одинаковом положении – они зависят от того, насколько каждый их собеседник разобрался в происходящем и в самом себе. Разница только в том, что ваш собеседник должен рассказать о своём видении ситуации другим людям, а мой – только самому себе, но порой, это бывает намного труднее.
– Мне нравится ваша параллель, миссис Рилл, - Кристаль одарила болианку белоснежной улыбкой. – И раз так, нам просто необходимо вместе найти эту правду. Начнем с простого: вам известно, из-за чего именно проекту «Альфа» грозит закрытие сразу после возвращения из Демилитаризованной зоны?
– Нет, – очень серьёзно ответила болианка, – я не вижу ни одной причины, по которой стоило бы закрывать проект. Было ли случившееся неожиданностью? Да. Совершались ли ошибки? Да, причём с неизбежностью. Но именно это  и должно добавить проекту эффективности и ценности: он создавался не для пропаганды, не для того, чтобы показать, как представители разных рас в пасторальных одеждах собирают полевые цветы на райских лугах, а для того, чтобы провести работу над ошибками – прежними и новыми. Если бы решение зависело от меня, для меня инцидент на Волане II был бы аргументом в пользу проекта, а не против него.
- Но ваше руководство считает по-другому, - заметила журналистка. – Да и ошибки бывают разными. Пока я вижу трех членов проекта, которые содержатся под замком, и очевидно, что дело не только в полевых цветочках. И скоро я это узнаю, - она оглядела столы, расставленные на Променаде, будто выбирая, куда же ей дальше идти. – Спасибо за беседу, советник. Я надеюсь, нам удастся встретиться и поговорить в более спокойной обстановке, и вы расскажете все, что вам известно о произошедшем на планете. Картина складывается из мелочей.  
– Мисс Харт, – остановила её болианка, которая, казалось, окончательно перешла от легкомысленного тона к серьёзному, но теперь снова улыбнулась, то ли своим мыслям, то ли словам корреспондента. - Вам понравилась параллель между советниками и журналистами, я готова продолжить её для вас. Мы с вами – зеркало для тех, кто с нами беседует, но часто мы забываем, что и они – наше зеркало тоже. Если вам не нравится как вам отвечает ваш собеседник, подумайте, что в этот момент в нём отражается.
– Советники! – усмехнулась Кристаль. – С вами никогда не бывает просто! И все же я надеюсь, что мы еще побеседуем за чашкой кофе, и вы расскажите мне все, что посчитаете нужным. Пока вы породили только вопросы, но не ответы, - расплылась в улыбке Кристаль, а уже через мгновение ее и след простыл – журналистка ловко фланировала в толпе, выбирая себе следующую «жертву».
____________________
С мисс Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 01 06 2016, 11:06:09
27 августа
Станция ДС9, Променад


Освальд отошёл от стола клингонки и внимательно посмотрел по сторонам. Тенек мог катиться ко всем чертям со своими вулканскими манерами, как и Сатал, коль скоро ему нравится нападать на своих. После утренних слов Ракара находиться в радиусе трёх метров от Лайтмана было выше сил кадета, поэтому в тот угол он даже не смотрел. Хотелось пообщаться с Самритой и как-то заделать брешь, образовавшуюся после вчерашнего вечера, но та была, кажется, поглощена разговором с Жантарин... в которую Освальд накануне чуть стрелять не начал. Да уж, с ней тоже надо будет общий язык найти. Увидев Квинтилию, он даже слегка поморщился, но потом решил подойти к её соседке.
- Привет, Хена, - кивнул он ференги. - Как ты сегодня?
Квинтилия сделала вид, что не заметила прихода Освальда и уткнулась в свой падд. На столе перед ней стояло нечто вроде этажерки, на которой разместилось три блюда, закрытых металлическими крышками, и графин с жидкостью бледно-фиолетового оттенка. Основное блюдо ее соседки по столу Хены напротив было открытым - в небольшом контейнере со льдом стояло широкое неглубокое металлическое блюдо, в котором ференги деревянной лопаткой задумчиво помешивала массу из белых личинок.
-Привет, - кивнула она землянину, - Я в порядке, спасибо. Будешь? - она подняла на лопатке немного еды, - Пока холодненькие? Могу заправить соусом из многоножек. И еще у меня есть “Слизне-кола”, но боюсь, от нее твои зубы позеленеют.
- Мне уже нравятся эти названия! - усмехнулся Освальд. - Ну что же, клингонских червяков с кровавыми пирогами уже ел, почему бы твоих жуков не попробовать?
Ему хотелось повторить фразу про разнообразие во Вселенной, но тут же нарисовался образ Тенмы, а за ним и все остальные события вчерашнего вечера вспомнились, и кадету стало немного стыдно.
- Да, давай, попробую, - спокойно сказал он. - Только что-нибудь, из-за чего я не окрашусь в другой цвет ни целиком, ни по частям, ладно?
Хена ловко свернула кулек из плотной бумаги, насыпала туда порчию трубчатых личинок и открыла банку с соусом.
-Я положу немного, - предупредила она, - У соуса из многоножек немного резкий остро-кислый вкус. Потом ты просто берешь один конец личинки передними зубами и высасываешь её. Лучшая успокаивающая еда, которую я знаю. На Земле мне ее очень не хватало, вы своих личинок почему-то жарите в масле и только портите.
- А тебе что-нибудь вообще понравилось из земной кухни? - спросил Освальд, с сомнением разглядывая личинок. - У нас некоторые народы кого только не едят: пауков, змей, про морепродукты я уж молчу. Правда, да, их готовят. Я как-то пробовал жареного паука-птицееда, но он показался суховатым. Как мне потом объяснили, не надо было при жарке брюшко прокалывать, тогда внутри была бы приятная начинка.
Когда кадету показалось, что он достаточно настроился этим разговором на личинок, он взял одну из них и по привычке просто разжевал её. Как и рахт, эта тварь какое-то время продолжала шевелиться, и Освальд сжал кулак, чтобы не задёргаться самому. Потом уже вспомнив слова Хены, он про себя выругался и решил попробовать следовать её инструкции.
- Может прогуляемся? Я хотел с тобой кое о чём поговорить тет-а-тет, - землянин бросил быстрый взгляд в сторону трилла.
Хена кивнула и тоже посмотрела на соседку.
-Последишь, чтобы весь лед не растаял? - попросила она.
Квинтилия обернулась - почему-то сейчас она была бледнее обычного, и от этого ее пятна казались темнее и контрастнее. Несмотря на соседство со льдом, на лбу трилла выступили бисеринки пота. Хотя, возможно, блюда, которые она приготовила, были горячими и это все объясняло?
-Нет, - сквозь зубы проговорила Квинтилия, - Мне самой надо отойти, я кое-что забыла в каюте. Так что не буду вам мешать.
Порывисто встав с места, девушка быстрым шагом начала пробираться через зону фуршета.
Ференги пожала плечами.
-Так о чем ты хотел поговорить?
- Кажется, кому-то соседство с твоими личинками не очень нравится, - усмехнулся Освальд, но потом на секунду нахмурился. - Надеюсь, что дело в этом, а не в том, что она сегодня рактаджино перепила утром, и теперь словит проблемы с сердцем. Ну да ладно, она взрослая девочка и сама со всем разберётся. Хена, я хотел тебя попросить об одной услуге. Ты... э-э-э... ты с детьми ладишь?
Подождав, когда Квинтилия отойдет на достаточное расстояние, чтобы не слышать, о чем говорилось за этим столом, Хена заметила:
-Она с самого утра какая-то дерганая. Но это же Квинтилия… К тому же, она правда много делала для этого фуршета, а я вот о своих обязанностях забыла и занималась только собой. Если что, я со всеми лажу, но почему тебя интересуют именно дети?
- Ты знаешь Кариссу Яккат - беженку-кардассианку с Волана II? - вместо ответа спросил кадет. - Она на станции с сыном и чуть ли не панически боится его куда-то отпускать одного. Может ты могла бы завтра утром за ним присмотреть? Буквально на час или два, у нас будет одно дело... - Освальд потупил взгляд. - Я тебя за это как-нибудь отблагодарю, даже не сомневайся!
-Карисса? - повторила Хена, - Хммм… На самом деле я ее не знаю. Можешь мне ее показать при случае? И почему же она не просит Джеза? Они знакомы, с одной планеты и одной расы… Разве они не хотят помогать друг другу и общаться?
- Это... долгая история, - постарался вывернуться Освальд, - долгая и... сложная. Как бы то ни было, она, кажется, доверяет мне, а я полностью доверяю тебе, поэтому и прошу. Ну и потому что ты же психолог, а значит умеешь находить общий язык с другими, и мне думается, что у тебя получится заинтересовать мальчишку. Он славный малый, правда!
-У меня есть время, - быстро сказала Хена, всем своим видом выражая готовность слушать.
- Это всё же личное дело Кариссы, - покачал головой землянин. - Может она сама всё и расскажет, когда узнает тебя получше.
-Хм… - почему-то Хена была гораздо менее сговорчивой, чем мог бы ожидать от нее Освальд, - Если честно, мне не очень нравится эта идея и не очень нравится оказывать услуги подружке Джеза и моей конкурентке, но если ты больше никого не найдешь… Глянь, а это не она? - ференги указала на кого-то в толпе.
Когда Освальд посмотрел в том направлении, он действительно увидел Кариссу. Учитывая, что кроме нее из кардассианок на станции была только глинн Толан, догадаться действительно было не сложно. Женщина тоже заметила Освальда и теперь махала ему рукой и улыбалась.
-Кажется, тебя зовут, - заметила Хена.
- Она не подружка Джеза! - отрезал кадет на удивление эмоционально. - И это не она тебя просит, а я, и услугу ты окажешь мне, прежде всего.
"И когда это проблемы Кариссы стали моими пробемами?" - подумал он, глядя на кардассианку. Показав ей, что сейчас придёт, он повернулся к Хене и протянул ей кулёк с личинками.
- Ты не могла бы это отложить? - спросил землянин. - Я потом за ними вернусь, честное слово.
Хена забрала кулек и наблюдала, как землянин идет к Кариссе.
“И что в ней все такого нашли? - думала ференги, - Ну да, у нее голубые глаза, как у… у… у хаски, - не найдя подходящего сравнения, Хена вспомнила симпатичную породу дружелюбных собак, которую видела на Земле, - И черты лица правильные, и фигура…  И она вся такая женственная-преженственная, и ей постоянно нужна помощь. Может, именно это в ней привлекает? Что рядом с ней так легко почувствовать себя сильным мужчиной? А я-то четыре года надрывалась, чтобы стать самостоятельной и независимой, чтобы доказать, что я могу все то же, что и мужчины. Может, это только все портит?”..
_____________________
С Хеной и Квинтилией


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 01 06 2016, 11:07:03
27 августа
Станция ДС9, Променад


Кардассианка поприветствовала Освальда широкой улыбкой - не вежливой или печальной, как раньше, а по-настоящему радостной. Казалось, ей не терпелось сообщить какие-то новости.
-Я разговаривала с коммандером Мори! - выпалила она, - И она разрешила!
- Здорово! - с искренней радостью ответил Освальд. - А что именно? Школу или... вы, кажется, говорили про оранжерею? Это надо отметить! Хотите вина?
Кадет сделал приглашающий жест в сторону своего стола.
-Нет, спасибо, - быстро ответила Карисса, отказываясь от алкоголя, - Но вы говорили, у вас есть что-то с рыбой? В общем, коммандер Мори сказала, что она не против открыть снова школу на станции, но что начинать пока нужно с малого - с группы, в которой родители смогут оставлять детей в рабочее время. Потому что у меня ведь нет опыта, все дети разных возрастов и их пока мало. Но это уже кое-что! Знаете, мы с Дамаром сейчас тренируем его фотографическую память, но в игровой форме, и многие задания будут полезны не только кардассианцам. Потом, коммандер сказала, что уже было предложение сделать нечто вроде лекции - кто-то из вашей группы как раз предложил! И если все пойдет хорошо… - кардассианка говорила быстро и с энтузиазмом, так что к ее щекам прилила кровь, - Простите, кажется, я забегаю вперед. Но я очень рада, что у меня будет возможность отплатить Федерации за гостеприимство.
Пока Карисса говорила, Освальд извлекал из одной из коробок апельсины и выжимал из них сок, пока не получил три полных стакана. После чего взял две тарелки и положил в них самых разных суши, а на края добавил ещё по паре бутербродов с икрой, после чего придвинул еду гостям.
- Продолжайте, - с интересом сказал он. - С радостью послушаю о ваших планах! Наш коллега действительно предложил нам поучаствовать в работе школы. Хотелось бы, чтобы кто-то согласился. Не знаю правда, смогу ли чем-то помочь я. Разве что урок по физкультуре проведу, но это любой из нас смог бы сделать. Скажите, а вы думали о том, чтобы предложить своему мужу перебраться на станцию? Честно говоря... - кадет немного замялся, но потом всё же собрался с мыслями, - честно говоря, мне не даёт покоя мысль, что вы скоро вернётесь на ту планету, где едва не произошло ужасное.
Карисса взяла тарелку и собиралась начать с бутерброда, но слова Освальда заставили ее остановиться.
-Бросить армию? - она будто не верила в то, что говорил землянин, - Наверное, вам сложно это понять, но… Я знаю, что мой муж любит меня и нашего сына. Он не хочет нас покидать и не хочет, чтобы мы были в опасности. Но когда Родина зовет, и он слышит этот призыв - он отвечает. Он не может иначе, это то, что он есть. А я знала об этом, когда выходила замуж за военного, - в ее голосе прозвучала гордость, - И я не поверю в то, что он предатель, пока не увижу доказательств.
- Нет, не сложно, - ответил Освальд. - Но ведь всегда есть варианты. А может он... я не знаю, подать рапорт о переводе? Перебраться в другую колонию, где проще с поддержанием правопорядка? Куда-нибудь подальше от ДМЗ. Кстати, на станции ведь есть посольство Кардассии. Наверняка, безопасность дипломатов обеспечивается военными.
-Это я могу спросить… - не очень уверенно согласилась Карисса, - У вас так принято, в Федерации? Если вы попросите - то можете получить любое назначение?
- Не всегда, конечно, - ответил кадет. - Самые престижные назначения обычно достаются самым отличившимся, но запросить перевод всегда можно, и его удовлетворят, если есть такая возможность. А ещё у нас семьи офицеров часто живут вместе с ними на больших кораблях и станциях. Хотел бы я после выпуска попасть на корабль класса "Галактика", например. Там есть своя школа, и женатым офицерам выделяют подходящую каюту, даже только-только выпустившимся энсинам.
-Мы вместе жили на ферме, - напомнила кардассианка, - Но, наверное, наши порядки все же строже ваших. Послушайте, Освальд, мы, наверное, уже пойдем…
- Вы так ни с кем и не поговорили больше? - огорчённо спросил кадет. - Останьтесь! Может нам удастся найти кого-то, кто помог бы с обустройством школы.
-Коммандер Мори обещала отправить туда несколько инженеров-техников завтра утром, - заметила кардассианка, - С помещением уже все должно быть в порядке, но нужно еще подключить какие-то мониторы… Но если вы предлагаете, то, полагаю, мы сможем остаться… ненадолго.
-Мааам, смотри, что там! - Дамар, который до этого вел себя примерно и не мешал взрослым разговорам, наконец, не выдержал и потянул Кариссу за руку.
Слегка виновато улыбнувшись Освальду, молодая женщина последовала за сыном.
______________________
С Кариссой и Дамаром


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 01 06 2016, 11:17:05
27 августа
Станция ДС9, Променад


К моменту официального начала фуршета Ракар отложил падд и принялся уже открыто с интересом наблюдать за происходящим. Происходящее здесь сейчас давало наибольшее представление обо всех участниках, гораздо лучше чем брифинг. Здесь, в неформальной обстановке, характеры и склонности, намерения и предпочтения каждого – были видны куда лучше для того, кто умеет видеть. А заодно передвижения и контакты федерального руководства. И еще журналистка, проявлявшая сверх активность. Именно от нее неявным образом, и даже не задавая вопросов, можно было узнать столько, сколько он не узнал бы прямыми беседами.
Его соседство с орионцем было как нельзя кстати. Именно с ним до сих пор не было повода поговорить. Он развернулся к орионцу, мельком оценив орионское меню на столе.
- Курш, вы ведь археолог, верно? Что нового сейчас в вашей науке? Я тоже немного знаком с ромуланскими последними раскопками на Нилване III, и имею представление об археологических открытиях, важных для понимания прошлого.

Курш только собрался отвечать, как к их столу подошла пара пожилых баджорцев и изъявила желание попробовать орионскую кухню. Курш поднял крышку с огромной кастрюли, стоящей перед ним, и зачерпнул половником густую малиновую жидкость с вкраплениями каких-то белесых на вид фруктов. До ромуланского улана донесся сладкий и приторный цветочный запах. В этот момент он увидел, как девушка-трилл поднялась из-за соседнего, перпендикулярно стоящего стола, и начала торопливо пробираться через зону фуршета к выходу в основное помещение Променада, не занятого кадетами проекта “Альфа”.
Кажущееся хаотическим, перемещение большого числа представителей разных рас по пространству  фуршета, на самом деле было подчинено строгим законам. В данном случае это были законы социума. Точно также, как на первый взгляд перемещение молекул газа, называемого землянами броуновским движением, а ромуланцами – движением Джорана – представляло собой строгое уравнение, где движение каждой молекулы зависит  от окружения, сил притяжений и отталкивания, температуры разных областей. Физические законы легко проецировались на законы общества, где каждое явление имело свой физический аналог. Точно также, подобая одной из частиц, ромуланец представлял собой часть этого движения. С той лишь разницей, что наблюдал за общим состоянием системы, как полководец наблюдает за полем боя, строит планы на точечные воздействия и пытается управлять происходящим. Разница между одной молекулой и разумом, пытающимся управлять – велика, но даже полководец не должен забывать, что он лишь часть системы, и в большой мере подчиняется ее законам.
Начиная разговор с орионцем, Ракар отметил позиции журналистки, направление ее камеры, направление ее взгляда. А еще – за соседним столом, где кадет Перим читала свой падд. В отличие от множества других – она не была увлечена ни беседами, ни контактами, ни фуршетом, погрузившись в собственные мысли. Кадет Макдауэлл недавно не особенно вежливо обращался с ней, и ее поведение тоже было достаточным нервным. И еще не совсем естественная бледность. Сидеть развернувшись к Куршу – было удобной позицией наблюдения. А беседа с орионцем не успела толком начаться. Орионец был неуловим, и посетители фуршета, казалось работали на него, дабы задержать разговор о его профессии, что конечно же давало ему время обдумать свой ответ. Жаль, вопросы в лоб – иногда самые верные, по тому, как отвечают на вопросы, неожиданно заданные в лоб – можно многое понять.
- Ладно, Курш, продолжим чуть позже, - сказал Ракар, поднимаясь, - мне правда интересно.
Он обошел стол за спиной орионца и параллельным курсом догнал Квинтилию.
- Кадет Перим, - чуть опередив ее, сказал ромуланец, - у вас все в порядке?
Ни один из кадетов не покидал места проведения этого задания, и не подавал признаков реакции на жару. Кондиционирование воздуха системой жизнеобеспечения – работало без сбоев.
Трилл, идущая так целенаправленно, будто перед ней была прямая линия, а не толпа представителей разных рас, все же затормозила. Ее ладони сжались в кулаки, затем плечи поднялись и опустились, когда она делала глубокий успокаивающий вдох и выдох. Лишь после этого она развернулась и посмотрела на Ракара.
-Все в порядке, мистер Ракар.
Трудное это дело, ввести в заблуждение сотрудника Тал Шиар. Но в данном случае — это была просьба оставить в покое и не вмешиваться. Она контролировала свои эмоции, стараясь не сделать не дипломатичного выпада.
Неудавшиеся планы, неуважение собственных коллег, плохой день и неприятности с начальством — всего этого все равно не было достаточно для мелких бисеринок пота и поменявших цвет линий трилльских пятен. Потому что это не признаки гнева. Ромуланец ничем не показал, что ему на самом деле ясно, что в порядке не все. Только он не знал что именно.
Ей было совершено не зачем знать, что он правда не позволит перекрытиям обрушиться, пока у трилла в красной федеральной форме не будет доступа к выходу. Это было важно.
- Хорошо, - кивнул ромуланец, - я хотел спросить — наш вечерний визит к Уильямс — в силе?
-Да, да, конечно, - торопливо ответила трилл, - Ничего не изменилось, и я еще не разговаривала с кадетом Уильямс. Мы увидимся вечером, а теперь мне действительно пора идти.
Ракар молча кивнул.
- Когда вы вернетесь, я хочу попробовать то, что находится в ваших закрытых контейнерах. Никогда не видел что ест ваш народ, кадет Перим. А без вас это делать будет не вежливо, насколько я понимаю. Возвращайтесь, - с этими словами Ракар развернулся на 180 градусов и пошел обратно в зону фуршета.

Протиснувшись между столами, улан скользнул взглядом по присутствующим, в поиске местонахождения Тенека. Вулканец стоял у своего стола вместе с Саталом, и Ракар собрался направиться туда, чтобы одновременно выполнить задачу по знакомству с вулканскими каменными хлебцами и заодно отвлечь доктора непринужденной беседой, которая перейдет в просьбу.
- Мистер Ракар, - окликнул его женский голос, который он сегодня уже слышал.
Кристаль Харт, стоявшая около болианского столика и ведущая светскую беседу с Бролом Арко (в основном говорила, конечно, она, а болианец лишь поддакивал), развернулась к улану и помахала рукой.
- Я как раз вас искала. Никогда не пробовала ничего из ромуланской кухни, может быть, вы познакомите меня с ней? - проговорила она, подходя ближе.
- Мисс Кристаль Харт, - констатировал Ракар, глядя ей прямо в лицо, - ваша камера ведет прямую онлайн-трансляцию на федеральный канал? Полагаю, что да.
Ромуланец был серьезно-бесстрастным и неторопливо-деловым.
- Не удивительно, что вы не пробовали – вы ведь никогда не были на Ромуле. Зато теперь – у вас есть уникальная возможность. Прошу вас, - Ракар сделал приглашающий жест к своему столу, который делил с орионцем. Визит к Тенеку откладывался, и смотреть в ту сторону сейчас вовсе не стоило. Мисс Кристаль Харт была чрезвычайно внимательной женщиной, до самых глубоких мелочей, иначе не стала бы звездой Федеральных новостей. Досье на нее он уже нашел в доступной ему информации на станции.
У столика он начал перечисление предметов из ромуланского меню:
- Суп, основанный на морепродуктах, суп из протертых овощей, моллюски, венерин, салат походный, осол-твист – это сладкое. Напитки: Кали-фал и калларун, аналогов в вашей культуре нашим напиткам – нет. Прошу вас, делайте свой выбор.
Кристаль с интересом склонилась над представленными блюдами.
- Никогда не видела ничего подобного, - призналась она. – Я положусь на ваш вкус! Я смотрю, вас заинтересовала моя камера? Хотите посмотреть поближе? Да, она может работать для прямой трансляции, например, когда я веду репортаж с места событий, а может и просто записывать… Вы боитесь, что я засниму что-то, что нельзя показывать? – улыбнулась женщина и пристроилась рядом со столом, оглядывая весь периметр фуршета.
- У вас отличный наблюдательный пост, - усмехнулась Кристаль. – Все как на ладони. Я заметила, что вы тоже любите наблюдать за людьми – это очень полезное качество. Кстати, совсем забыла: прошу прощение за вмешательство сегодня утром, я побеспокоила вас и кадета Макдауэлла. Надеюсь, вы простите меня за этот небольшой инцидент – я действительно волновалась за его здоровье.
__________________
С Квинтилией Перим и Кристаль Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Ракар от 01 06 2016, 11:18:10
27 августа
Станция ДС9, Променад


Ракар взял пластиковую одноразовую тарелку, положил пару моллюсков, красиво разложил вокруг зелень, налил в стаканчик синий напиток, поставил перед землянкой и протянул ей вилку.    
- Я знаком с конструкцией камер самого разнообразного происхождения, поэтому нет необходимости знакомиться с конкретно этим экземпляром, не думаю    что я увижу что-то новое.    
Ромуланец добродушно усмехнулся,    
- Вы поразительны, мисс Харт. Бояться совершенно нечего, к примеру — мне -    нечего скрывать, я открыт для контакта, и даже польщен вниманием федерального журналиста. Вы делаете свою работу, и    мало что может укрыться от вас, не так    ли? - он прищурился с оттенком иронии во взгляде. - Умение наблюдать — полезное    умение для исследователя, особенно такого, кто желает установить продолжительные взаимовыгодные дипломатические контакты. А кадет    Макдауэлл жив, здоров, и даже довольно активен. Ваше беспокойство оказалось безосновательным.
- Я уже заметила, - Кристаль кивнула в сторону столика Макдауэлла, до краев заставленного различной земной едой, и с аппетитом приступила к угощению от Ракара. – Но что же вы не принесли этот прекрасный синий напиток на фуршет -  эль, кажется? Я бы с удовольствием его попробовала. И мне приятно слышать, что вы не хотите спрятаться под стол при виде меня или выбросить меня в шлюз станции, как некоторые ваши коллеги, - рассмеялась Кристаль и перевела взгляд в сторону вулканца, находящегося через несколько столов от них. – А ведь ваш народ не славится особой открытостью. Я бы сказала, что среди жителей Федерации это главный стереотип о ромуланцах, - она с легкой усмешкой посмотрела на Ракара, ожидая его реакции.
Ракар смотрел на Кристаль Харт уникальным непробиваемым традиционным ромуланским взглядом, взглядом сотрудника Тал Шиар, не выражающим никаких эмоций. Он знал, что, вероятно, прямо сейчас за всем этим ее действием наблюдают миллионы федератов, а также перехватывающее федеральные передачи – его собственное командование. Он не мог сказать ничего лишнего, он должен был дать понять всем этим миллионам, в чем состоит официально декларируемая позиция Ромуланской Империи относительно данного проекта. И также он понимал, что Харт – профессионал и не зря ест свой хлеб. Но каким бы она ни была профессионалом – ей не удастся спровоцировать его ни на что, что породило бы скандальную, в прямом смысле этого слова, новость.
- Ромуланский эль – напиток для избранных, дань уважения к представителю иной расы, который это уважение заслужил своим дружелюбием и принципами союзничества. Настоящего, а не звучащего только на словах. Он для тех – кто не бьет в спину. Если вы, мисс Харт – из таких, то вы сможете оценить по достоинству этот напиток. Может быть позже. И все же – вы очень плохо знаете наш народ. И вы правы в своем утверждении о стереотипах. Очевидно – они ошибочны.
А фраза о шлюзе дала Ракару понять, что Кристаль знает очень много. Из всех коллег, он знал только одного человека, который угрожал шлюзом другому гуманоиду. Это была прямая провокация на продолжение этого диалога, но нет. Его не так-то легко спровоцировать. Если мисс Харт захочет развернуть эту тему – ей придется попытаться еще. Она зачем-то посмотрела на вулканца, но улан не стал прослеживать направление ее взгляда, он и без того знал, кто в том направлении находится. Он смотрел прямо на нее и не сводил взгляда. И он сменил свой взгляд на более добродушный и усмехнулся. Возможно - эта женщина была частью федеральной попытки дискредитировать проект.
- Совершенно согласна, - закивала Кристаль, пробуя предложенный напиток. – Более того – я ничего не знаю о вашем народе, но надеюсь исправить это сегодня. Думаю, и для остальных участников проекта вы такая же загадка, как и для меня. А вы сами что скажете обо всем этом? – она обвела взглядом разномастное собрание. – Если наше незнание работает в обе стороны, то и для вас мы все – не больше, чем набор стереотипов. Вы уже составили впечатление о ваших коллегах и руководстве? Вы присоединились к «Альфе» после эпизода с нападением некой энергетической аномалии на станции – как вы думаете, вам удалось вписаться в группу, которая уже сплотилась перед общим испытанием?
- Действительно, мисс Харт, землянам свойственно заблуждаться. Особенно при определении стереотипов тех, кого они не знают, - Ракар вернул журналистке ее заключение, - эта команда уникальна. Каждый из них много больше чем то, что может казаться на первый взгляд. И я часть этой команды, потому что убедился - они не бросают друг друга. В этом есть что-то значительное, правда? Приятно видеть, что вы готовы исправить свое незнание о ромуланцах сегодня – и вот вам первый факт для размышления – ромуланцы не предают своих союзников. Всем нужен мир, и поэтому мы здесь, на этом проекте. В этом наши цели совпадают?
- Вы меня подловили, - рассмеялась Кристаль, совершенно этим не смущенная. – Я и сама нахожусь в плену своих стереотипов. Что касается наших целей… Я здесь не только из-за «Альфы», мистер Ракар, хотя и из-за нее тоже. И мои цели заключаются в правде. А если вы хотите мое мнение – то я с самого начала вашего проекта за ним слежу и не хотела бы, чтобы он так бесславно закончился здесь и сейчас. Поэтому для простоты давайте считать, что да, наши цели совпадают. Но обо мне говорить скучно, так что вернемся к проекту. Вы сказали, что участники не бросают друг друга – что вы имели в виду? Это как-то связано с вашим недавним посещением Волана II?
И тут Ракар понял, что почти допустил промах. Следующей темой был Волан II. С одной стороны, в этом не было ничего провального, ведь он собирался выступать перед Федеральным судом в защиту троих осужденных кадетов. Но совсем другим был факт выступления перед более широкой аудиторией. Каким образом может вывернуть информацию эта федеральная журналистка – не возможно было предугадать. Не успевая за столь краткие секунды оценить преимущества и недостатки выступления на данную тему, Ракар отметил совершенно точное значение ее фразы «для простоты давайте считать». Ведь она не могла не понимать, что речь идет о Федерации и Ромуланской Империи. Намеренное ограничение заявления до двух личностей – имело двойной смысл и вполне определенный подтекст. Она имела точную задачу, о которой говорило командование Ракара. Вероятность неточного перевода и разночтения терминов – была ничтожно мала.
- Да, в том числе и с Воланом II, - кивнул Ракар.  Тонкий лед. Слишком тонкий.  И он вернулся к первому вопросу.
- Я вас понял, - ответил улан, прищурившись. Не всякий зритель это поймет, это между ними двумя – антагонистами и врагами, но внимательный – мог понять. – Когда люди говорят – «обо мне говорить скучно» - значит им есть что скрывать, мисс Харт. У вас есть тайны, и поверьте – это вовсе не скучно. Вашим зрителям тоже будет интересно, ведь вы популярны, а зрители любят тайны популярных людей.
Кристаль удивленно хлопнула ресницами и неожиданно рассмеялась.
- Мистер Ракар, а вы умеете удивлять! Так ловко перевести тему, надо же. Из вас получился бы отличный журналист, вы никогда не думали о смене карьеры? Советую вам на досуге порыться в базе данных – со мной есть множество интервью – может, узнаете что-то интересное. Правильно ли я поняла, что о событиях на Волане II вы говорить не хотите? Не из-за того ли, что из-за них ваши коллеги находятся не в самом лучшем положении? Не удивляйтесь, многие факты уже известны, да и охрана тут не для красоты поставлена, - она кивнула в сторону офицера-вулканки, бесстрастно стоящей неподалеку от Энн Уильямс прямо напротив них.  – Значит, не Волан II… Жаль, мне было бы интересно послушать ваше непредвзятое мнение о мятеже на планете. Но хорошо, отложим этот разговор на потом – я очень терпелива. А сейчас предлагаю вам самому выбрать, о чем бы вы хотели рассказать в рамках проекта. Любая тема, мистер Ракар! – она направила камеру прямо на ромуланца, взяв крупный план.
Ракар не допустил ни тени эмоции на лице. Потому что даже улыбка сейчас получилась бы злой и жестокой. О да, она была профессионалом. И даже, вероятно, агентом Секции 31, которую официально не признает Звездный флот. И он чувствовал свое поражение, она была здесь на своей территории и методично шла к своей цели. У Ракара тоже была своя цель, свое задание – спасти этот несчастный проект от федерального коварства и ударов в спину. Задание – что бы остаться здесь наблюдателем за Федерацией. Какая ирония бытия.
Информация правит миром, осведомленность играет важнейшую роль. Предупрежден – значит вооружен. Это тоже одна из старых земных поговорок. И она, Харт, отлично осведомлена. Земляне – вопреки пропаганде – не являются слабыми противниками. Вот прямо перед ним стоит очень сильная и профессиональная в своем коварстве земная женщина, превосходящая по всем параметрам некоторых глав отделов Тал Шиар. Как жаль, что данная беседа не может выйти из дипломатических рамок и продолжиться открыто, без игры слов, прямо и честно. Перед тысячами миллионов федеральных зрителей он не может обвинить Харт в заговоре, соучастии в заговоре,  намерениях все погубить. По крайней мере не сейчас, потому что у него нет доказательств. А когда будут – предъявление их будет совсем другим лицам, включая адмиралов ЗФ. Все что он может сейчас – продолжить свою линию и соблюдать последовательность.
- Волан II. У меня нет мнения о мятеже, такое иногда случается время от времени на разных планетах. Это внутреннее дело Волана II. А о проекте – неумолимые факты таковы, что клингонка вынесла с поля боя кардассианца, а вулканский врач вместе с ромуланцем – несколько часов лечили пострадавших в чужой для нас битве. Представители первых двоих жестоко убивали друг друга всю войну с Доминионом и несколько ранее. Неплохое начало. А будет ли продолжение, или все закончится не начавшись – вы знаете кому решать. Если конечно наши с вами цели действительно совпадают.
- Если бы это было так просто, - пожала плечами Кристаль. – Все, что я слышала – судьба проекта находится в руках участников проекта. То есть в ваших в том числе, мистер Ракар. Но ваш рассказ дает надежду, из этого получился бы неплохой сюжет… если вы согласитесь побеседовать со мной поподробнее. Не сейчас, конечно, - она сделала жест рукой в сторону толпы на Променаде. - Кстати, вы не знаете, куда пошла мисс Перим? Я видела, вы пошли за ней, но вернулись один, а я бы не отказалась поговорить с этой девушкой. Как я понимаю, она, как и ваш вулканец, работает и на проект, и на станцию – не знала, что это возможно в рамках «Альфы». Она ведь тоже была на Волане II, как я понимаю? Вы ничего о ней не сказали.

Достойный противник для достойного противостояния. Ракар даже начал получать удовольствие от этого весьма изощренного политического балансирования на самых острых моментах. Но он не знал, что говорить о Квинтилии Перим. В своей политической игре он мог использовать любого из этого проекта, так, как ему было нужно, так как было нужно для его Империи. Квинтилию же он исключил из этой игры. Ей он не должен был навредить ничем, и использовать ее он никогда не будет. Что-то очень честное и достойное связало его с этой федеральной девушкой, то, что он запомнит как один из лучших моментов своей жизни.
- Я побеседую с вами, мисс Харт, на том уровне подробности, который вас устроит, - согласился Ракар. И дальше он стал с двойной тщательностью подбирать слова.
- Куда пошла кадет Перим – лучше спросить у нее самой, она работает на станцию, по вашим же словам, в обслуживании станции, как вы можете понимать – довольно много разных задач. И когда она освободится – вы сможете попробовать поймать ее для интервью. На Волане II она была командиром моей группы, ее действия были компетентными действиями командующего офицера. А теперь – до новой встречи мисс Харт.
- До встречи… - она проводила ромуланца долгим взглядом, отмечая про себя, какие темы были особенно нежелательны для Ракара. Значит, над ними следовало поработать получше.
_______
И Кристаль Харт


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Сатал от 01 06 2016, 21:21:41
27 августа
Станция ДС9, Променад


Ещё никогда Сатал не видел столько инопланетной еды сразу. Он с интересом рассматривал каждый стол, благо, место для этого у него было подходящее. Очень многие блюда были приготовлены с использованием мяса, пожалуй даже, большая их часть, и юноша с сожалением подумал, что такие кухни как клингонская или ференгийская он вообще не сможет попробовать. Конечно, можно было нарушить ещё одну традицию (тут он подумал о том, сколько уже успел нарушить за эти несколько дней) и попробовать совсем чуть-чуть - если ограничиться масштабами дегустации, то непривычный к такой пищу организм даже не испытает последствий. Но… В самом деле, не слишком ли много он уже успел нарушить? Тем более, далеко не весь животный белок, вероятно, был реплицированным… а может быть даже и неживым… С другой стороны, то, что взято из репликатора, не может рассматриваться как полученное в результате насилия.
С некоторым удивлением Сатал прослушал диалог Квинтилии и Освальда, в очередной раз задумавшись о том, стоит ли обращаться к триллу со своей просьбой относительно Бо. Он помнил, что триллы достаточно самоуверенны, однако поведение данной особы, по мнению Сатала, выходило за рамки адекватности: в самом деле, вчера никто не говорил ни о каких списках, а теперь Квинтилия их требует таким тоном, как будто не выполнена обязательная часть подготовки. Она же не думает, что все члены “Альфы” должны догадываться о её идеях до того, как она их выскажет? Уже не говоря о том, что она ещё ничем не заслужила право лидерства, чтобы требовать подчинения. А ведь она - студентка 4 курса командного отделения академии Звёздного флота! Возможно, он просто плохо знает триллов?..
В то же время, Сатала начинало беспокоить отсутствие Артура. У вулканца сложилось ощущение, что опаздывать - не в привычках землянина, а до начала фуршета оставалось всё меньше времени. Однако, если бы что-то случилось, им бы, наверное, сообщили… если только… это не имеет отношения к той самой более серьёзной ситуации, о которой с ним отказались говорить… Сатал посмотрел в сторону МКоты: тогда, после их беседы, она собиралась зайти к Артуру. Впрочем, если бы что-то случилось, и девушка бы об этом знала, вряд ли она бы сейчас была так поглощена своим столом. И тем не менее, спросить имело смысл. Вулканец уже было собрался подойти к клингонке, когда появился Артур в сопровождении охранников. “С таким видом идут на эшафот”, - мелькнуло у Сатала в голове. Однако, по крайней мере, было ясно, что на данный момент землянин жив и физически здоров.
Сатал остался на месте и повернулся к Тенеку:
- Я вижу, очень удачно было обсудить с вами фуршет. Судя по всему, я был единственным, кто изначально предположил, что приготовить нужно только одно блюдо.
– Сложно представить целую планету одним блюдом, – сказал Тенек, оглядывая их собственный стол и столы других участников. – Но у вашего подхода совершенно точно нашёлся антагонист, – вулканец указал взглядом на стол Освальда.
– Мисс Баккер, –  спросил стажёр стоящую поодаль Самриту, – Земля сегодня представлена очень богато. Вы как-то разделили направления, или действовали независимо друг от друга?
Самрита, которая в этот момент как раз заканчивая последние приготовления и украшение стола вместе с Жантарин, удивленно повернулась к соседнему столу, откуда донесся вопрос. До сих пор вулканцы в светской беседе замечены не были, и они с Жантарин уже успели пошутить, что им достались самые тихие и беспроблемные соседи.
- У нас в проекте много землян, - пожала она плечами, крутя в руках цветок орхидеи, который так и не придумала, куда пристроить.
Стол Артура был прямо напротив них, и Самрита с интересом изучала, что именно приготовил ее коллега – сегодня за завтраком этот вопрос они не успели в деталях обсудить, сейчас же кадет Баккер видела, что даже несмотря на свое заключение, справился он отлично. А вот на стол Освальда она принципиально не посмотрела, потому что пару минут назад слишком уж откровенно пялилась через половину Променада – правда не на сам стол, а на его гостью.
- Это и есть та самая Карисса?  Ее что, и правда считают красивой? – очень тихо шепнула она Жантарин, когда кардассианка только появилась на фуршете вместе с Освальдом. В этот момент землянка почувствовала себя невероятно нелепо в своем наряде и пожалела, что вообще решила сменить кадетскую форму на это дурацкое платье.
Поэтому сейчас на вопрос Тенека девушка лишь улыбнулась и продолжила:
- Мы все готовились к фуршету и голопрезентациям отдельно. На Земле много различных культур и их кухонь – вроде бы, нам удалось не повториться. Если хотите, можете что-нибудь попробовать, я реплицировала в том числе вегетарианские блюда, - она сделала жест рукой в сторону ярких экзотических фруктов на этажерке, бананов в кляре, странного вида зеленоватого желе и кокосового пудинга. – Или вулканцы не едят сладкое? – опомнилась землянка. – Тогда вам будет сложнее…
– Если свести все правила в одно обобщение, вулканцы не едят тех, чей разум могут почувствовать, – серьёзно сообщил стажёр, – и тех... – Тенек хотел сказать «и тех, кто истекает кровью», но оборвал себя, вспомнив, что лишние подробности могут отбить эмоциональным девушкам аппетит; вместо этого он произнёс, –  всё остальное допустимо, и я попробую.
Он разрезал пополам небольшую колючую сферу с водянистой, напоминающей желе мякотью, вложил в каждую полусферу ложку и подал эти импровизированные миски Самрите и Жантарин.
– Предлагаю попробовать и вам. В таком виде вкус слишком резкий... для вулканцев. Если и для вас тоже, я смешаю мякоть с водой, но во время путешествия через пустыню это – наша вода, и приходится есть плоды в их природном виде.
- Я использовал другое растение, - заметил Сатал. - Впрочем, концепция всё равно верна.
Он не был согласен с Тенеком насчёт объяснения вегетарианства, но возражать не стал. Он сам не мог почувствовать ничей разум, но это не значило, что ему чужда концепция ненасилия, кроме того, по словам Тенека выходило, что убийство менее развитых форм насилием не является, что с точки зрения Сатала было спорным утверждением. Однако он счёл, что здесь не место для подобного философского диспута.
Он отошёл в сторону и стал рассматривать указанные Самритой фрукты и десерты, выбирая, что бы из них попробовать.
___________________
Сатал, Тенек, Самрита, Жантарин.


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Тенек от 01 06 2016, 21:34:08
27 августа
Станция ДС9, Променад


Жантарин первой взяла половину фрукта из рук Тенека и зачерпнула мякоть, легко отстающую от более плотной кожицы.
– Кисло-сладко, - поделилась впечатлением она, - А вам рекомендую попробовать андорианский капустный суп - возможно, если бы не он, наши расы не нашли бы совсем ничего общего друг с другом, и землянам не удалось бы втянуть нас в эту идею с созданием Федерации, - девушка рассмеялась и посмотрела на Самриту, - Что меня всегда поражало в землянах - так это то, что вы можете меняться и приспосабливаться ко всему, все такие разные, и до сих пор сохранили столько элементов своих древних культур. Взять хотя бы платье Самриты… Что оно значит?
Самрита вслед за подругой попробовала предложенный Тенеком фрукт: он неожиданно оказался более интересным и приятным на вкус, чем она ожидала. Может быть, вулканская кухня не такая и пресная?
– Вот поэтому мы и не стали делать общий стол, - рассмеялась Самрита. – Иначе бы пять раз передрались в процессе, выясняя, какая из наших «древних культур» самая древняя и важная.
Она отложила остатки кожуры фрукта в сторону и расправила платья на своем наряде. Многие кадеты были в своей форме, не говоря уже о координаторе и Мори, и это наталкивало ее на мысль, что идея с платьем для этого фуршета было несколько чрезмерной.
– Я видела такие наряды в этнографическом музее в том регионе, где жила в детстве, - они называются «баджу кебайя», и я даже не знаю, что это слово значит, - немного смущенно пояснила землянка. Она была одета с комплект из приталенного корсажа ярко-голубого цвета с длинными рукавами, украшенного кружевами и яркой вышивкой, под который была надета длинная – до самого пола - облегающая юбка такого же цвета с вышивкой по краю. – Пришлось помучиться, чтобы объяснить репликатору, что я хочу. Было бы здорово, если бы все надели что-нибудь необычное – форму мы и так каждый день видим… Кстати, а у твоего наряда есть какая-то история? Он выглядит очень… воинственным.
– Потому что так и есть. Я отталкивалась в основном от дизайнов формы Имперской Гвардии середины 22го века, - Жантарин провела рукой по бедру, обтянутому кожей бронзового оттенка. Андорианка имела спортивную фигуру и не стеснялась ее демонстрировать.
– Хотела напомнить, что в Альфа-квадранте не одна раса бесстрашных благородных воинов, - говоря это, девушка смотрела через Променад, поверх голов гостей, в сторону стола с клингонскими угощениями.
В этот момент к беседующим подошёл Сатал со стаканчиком того самого зелёного желе.
– Что это? - поинтересовался вулканец у товарищей. - Любопытный вкус.
Самрита проследила направление взгляда Жантарин и с удивлением увидела свою соседку. Впрочем, о какой еще расе бесстрашных благородных воинов могла идти речь? Но удивиться она не успела – к ней уже обратился Сатал.
– Это… - она краем глаза посмотрела в лежащий на столе падд. – Агар-агар. Желе с водорослями. На самом деле не так ужасно, как звучит. Там еще должны быть кусочки фруктов и орехов… - Самрита сама подняла стаканчик и принялась рассматривать его на свет. – А вы вообще с земной кухней знакомы? Вы же, кхм, землянин, - заметила девушка. Получилось как-то неловко, но ей сложно было увидеть в этом земном юноше вулканца, хотя он был одет как они, да и вел себя так же. В основном так же – сообщение глинна Толан на «Саратоге» она помнила до сих пор.
– Мама иногда готовит суп из картофеля на воде, который заправляется сметаной, называется ритатуй, - серьёзно ответил юноша. - Она узнала рецепт у одной знакомой. По-моему, очень вкусно. Моему броненосцу тоже нравится.
О броненосце он сказал с таким видом, словно это младший брат, который ест вместе со всеми. Впрочем, Сатал и в самом деле часто кормил Федю со своего стола.
– А вы попробуйте сок кааса, он натуральный. Это очень распространённый на Вулкане фрукт.
“И тоже нравится моему броненосцу” - прокомментировал бы предложение какой-нибудь шутник, но вулканец был абсолютно серьёзен.
– Не всякая еда гуманоидов подходит для домашних животных, – заметил Тенек, у которого слова Сатала немедленно вызвали ассоциации медицинского характера. – Некоторые виды пищи вредны в больших количествах, а некоторые даже в малых.
– Первую тарелку он сам у меня стащил, - пожал плечами Сатал. - Кроме того, картофель - овощ, который свободно может быть выкопан самим животным в каком-нибудь огороде. Ну, по крайней мере, в некоторых местностях…
– Но не на Вулкане, – возразил стажёр. – Было бы целесообразно проверить, насколько безопасно это растение для вулканского броненосца.
– Вам же не становится плохо от земных овощей, - заметил Сатал. - Кроме того, учитывая, сколько раз Федя ел этот суп без всяких проблем для здоровья, можно считать данный овощ уже проверенным.
– Даже землянам иногда становится плохо от земных овощей, а вулканцам – от вулканских. Далеко не всем земным животным подходят те или иные земные овощи или иные виды пищи, и не всякое животное откажется от вредной ему еды. А поскольку последствия могут иметь накопительный эффект, я бы всё же рекомендовал вам убедиться в безопасности данного продукта для вашего питомца. Возможно вы узнаете, что эту пищу стоит давать ему реже, а возможно – что она полностью безопасна, но всегда лучше знать наверняка.
– Но вы же не сканируете всё, что едите. Тем не менее, насколько я знаю, родители возьмут его с собой. Вы сможете провести необходимое исследование. Но уверяю вас, если бы что-то было не так, я бы это заметил.
– Мы запоминаем то, что вызвало у нас недомогание, и избегаем этой пищи, не всякое животное на это способно, – обстоятельно объяснил Тенек. – Поэтому ваше согласие на исследование весьма разумно.
– Ага, - отвлеченно произнесла Жантарин, наливая себе стакан фруктового сока.
Судя по всему, девушку больше интересовал не этот разговор, а происходящее где-то на другой стороне Променада.
Самрита с любопытством потянулась к предложенному Саталом соку. Сегодняшний фуршет имел как минимум один плюс: она по-новому взглянула на вулканскую кухню.
«Броненосец?..» - хотела было уточнить Самрита, но вулканцы уже были увлечены своим разговором. Она с полуулыбкой слушала их обсуждение домашних животных и их болезней, а зачем вернулась на свое место. Как и Жантарин, она смотрела куда-то поверх голов на Променаде, выискивая что-то (или кого-то) в толпе.
– Вот она! – громким шепотом воскликнула девушка, наклоняясь к соседке. – Хена сказала мне, что Кристаль Харт на станции. Ты же знаешь Кристаль? А то Артур даже имени этого не слышал. Как думаешь, она к нам подойдет?
Жантарин пригубила вулканский сок из стакана, а затем последовала за Самритой к их совместно накрытому столу.
– Не знаю, - ответила она Самрите, - Может быть…
Ответ был немного невпопад, потому что внимание Жантарин все еще было приковано к чему-то вдалеке… а точнее, к вполне определенной паре: молодой землянин в гражданской одежде ловко жонглировал шампурами с нанизанным на них жареным мясом, на что с интересом смотрела клингонская девушка.
– Я пойду… прогуляюсь, - задумчиво проговорила андорианка и двинулась по периметру зоны фуршета, в сторону стола Ракара и Курша.
– Не хотел подслушивать, но вы сказали «Кристаль Харт», – сказал Тенек, обращаясь к Самрите. – Вы что-нибудь знаете о ней?
Услышав это имя, он сразу подумал о появлении журналистки в лазарете и о том, действительно ли у неё болела голова. В его представлении работа журналиста не должна была основываться на подобных уловках, и пока не было веских оснований обвинять в них мисс Харт, но возможно мисс Баккер знает способна ли эта леди на такое?
– Конечно! – просветлела Самрита и обернулась к Тенеку. – Но неужели вы тоже о ней не слышали? Хотя вряд ли на Вулкане смотрят развлекательные передачи… Она очень известная журналистка, уже много лет освещает различные аспекты жизни в Федерации, путешествует по многим планетам – репортаж с Вулкана у нее тоже был! – и много внимания уделяет Звездному Флоту. У нее был цикл передач с борта корабля, правда это было более пяти лет назад, но именно они натолкнули меня на мысли поступить в Академию. Очень яркие, хоть и немного… скандальные выпуски, - улыбнулась Самрита своим воспоминаниям. - А почему вы спросили? Вы что-то о ней знаете?
Слово «скандальные» настораживало. Хотя следовало помнить, что у эмоциональных не каждое значение имеет несколько слов, а каждое слово имеет несколько значений.
– Именно потому что почти ничего не знаю, – ответил Тенек сразу на оба вопроса. – Знаю только, что она журналист. В каком смысле вы использовали слово «скандальные»? Скандальные для кого?
– Для скучных людей, которые любят все контролировать и боятся, что что-то пойдет не так, как они себе напланировали! – усмехнулась Самрита. – И для тех, кто боится взглянуть на себя со стороны. Надеюсь, никого из нашего проекта это не касается. Но я даже не знаю, из-за нас ли она на ДС9, или, например, из-за регаты.
– Кажется, я понимаю, о чём вы, – сказал Тенек. Услышанное насторожило ещё больше: именно такие слова он уже слышал, и в тот раз они подразумевали пренебрежение достоинством людей просто ради «красного словца». – Возможно, вы измените своё мнение, если «посмотреть на себя со стороны» предложат вам или близким вам людям. Впрочем, я – скучный человек и предпочитаю, чтобы всё шло так, как запланировано.
Стажёр совсем не возражал против того, чтобы считаться скучным: значительная часть того, что эмоциональные считали весельем, вызывала у него в лучшем случае недоумение.
– Ну, вы же вулканец, я бы удивилась, если бы вы сказали что-то другое. Я не понимаю вашего негативного настроя относительно журналистки, особенно если вы ее не знаете, - пожала плечами Самрита. – Но это ваше дело.
__________________
С Жантарин, Самритой и Саталом


Название: Re: Сезон 3, Эпизод 3
Отправлено: Освальд Макдауэлл от 01 06 2016, 21:39:07
27 августа
Станция ДС9, Променад


Освальд временно остался один, и его это расстраивало. Карисса снова покинула его, а другие участники проекта либо уже общались ещё с кем-то ещё, либо сам кадет недавно от них ушёл. Он поискал глазами симпатичную блондинку-журналистку, которую встретил сегодня в Реплимате и позже в лазарете, но та, как назло, разговаривала с Тенмой, причём его кардассианский приятель явно подбивал к землянке клинья, а сама женщина совершенно не возражала. Перегнувшись через стол, кардассианец протягивал мисс Харт кусок какого-то деликатеса, а она, смеясь, откусывала прямо из его рук.
"Бабник!" - фыркнул Освальд и вернулся к своему столику. Выпив немного вина, он успокоился и даже повеселел - в конце концов, всё шло отлично!
- О, мистер Макдауэлл! – Освальд отвернулся лишь на мгновение, а журналистка каким-то чудом уже оказалась подле него. – Я рада видеть, что вам уже лучше. Я бы не назвала ваш медперсонал излишне любезным, - Кристаль улыбнулась и подняла бокал с разноцветным коктейлем с райзианского столика в салюте.
- Я как раз думал о вас! - тоже улыбнулся кадет, поднимая свой бокал. - Мисс Харт, верно? Тенек так назвал вас в лазарете. К сожалению, не знаю вашего имени... но, надеюсь, сейчас узнаю. А для вас я просто Освальд, и никак иначе!
- Можете называть меня Кристаль. Ваш мистер Тенек много обо мне знает – он, наверное, уже рассказал вам, что я репортер, - камера у глаза женщины говорила это красноречивее, чем любые слова. Она с любопытством оглядела Променад и вновь развернулась к Освальду. – Какое необычное мероприятие – приятно видеть, что здесь знают толк в развлечениях. Хотя, по правде сказать, я бы уверена, что ваш проект о другом. О нем много говорят в последнее время… - она не договорила  и поднесла бокал к губам.
- Кристаль... - мягко произнёс кадет, - какое прекрасное имя! Да, Тенек сказал, что вы журналист и ведущая. Признаться, я всегда предпочитал узнавать информацию в общении с другими людьми, - Освальд сделал глоток, не отрывая взгляда от глаз женщины, - теперь я вижу, что это была невероятная глупость! Хотите сделать сюжет о нашем проекте? Он очень... многогранный, я бы сказал. Сегодняшнее мероприятие - это, своего рода, передышка после недавних событий.
Кристаль, похоже, немного смутилась от комплимента Освальда – или очень хорошо это изобразила, кокетливо взмахнув длинными ресницами и потупив взгляд.
- Мне было бы интересно узнать побольше о вас и об этом проекте, - она вновь подняла глаза на Освальда. – Ведь вы могли бы стать настоящими героями Федерации, знай люди о вас побольше. Вы мне в этом поможете, мистер Макдауэлл… Освальд?  - исправилась женщина и проговорила уже тише: - Я слышала, что вы пережили на планете - в Резиденции, - уточнила Кристаль, давая понять, что неплохо осведомлена о событиях на Волане II. – Я бы очень хотела поговорить с вами о произошедшем… лично.
- Не знал, что это уже стало достоянием общественности, - удивился кадет, продолжая, впрочем, смотреть женщине в глаза. - Впрочем, это может быть ещё одним подтверждением вашего мастерства. Волан II - это немного тяжёлая тема, да и разговор о тех событиях будет очень долгим. Не хотелось бы вести его на этом мероприятии, не то мы всё интересное пропустим! Может, хотите познакомиться с кем-то ещё из участников? С гилом Тенмой, как я вижу, вы уже пообщались, но нас ведь куда больше, чем четверо, которых вы точно видели.
- Я понимаю, - серьезно кивнула Кристаль и пристально посмотрела на кадета. – Надеюсь, вы найдете время рассказать мне все в более приватной обстановке, например, сегодня за ужином? Можете считать это приглашением, - она хитро посмотрела на Освальда. – Кстати, это прекрасная идея, вы могли бы познакомить меня с остальными участниками проекта и рассказать немного о них. Ваш врач произвел на меня впечатление не самого общительного человека – даже среди вулканцев, - чего не скажешь о Джезе… гиле Тенме. Я уже успела побеседовать с кадетом Мари о райзианской, кхм, кухне, но он не слишком помог мне пролить свет на события с Аномалией здесь на станции или о ситуации на Волане II, поэтому вся надежда на вас. 
- В "Кварк'с" или...? - с не менее хитрой улыбкой спросил кадет.
- Или в моей каюте? - вопросительно приподняла бровь Кристаль. – Чтобы посторонние уши не слышали то, что им не предназначается.
Освальд кивнул.
- С удовольствием отвечу на интересующие вас вопросы, Кристаль.
После чего он допил вино и сделал приглашающий жест рукой.
- Идёмте! У нас много интересных участников!
Они прошли к столу, расположенному по диагонали от них.
- Представляю вам кадета Самриту Баккер! - бодро произнёс Освальд. - Сэм, это мисс Кристаль Харт - известная журналистка.
Не дав  своей подруге произнести ни слова, кадет подбежал к ней и затараторил:
- Сэм Баккер - настоящий герой! Когда станции угрожала опасность, Самрита была в числе тех немногих, кто реализовывал опаснейший план по спасению всех! Мы все живы, а станция всё ещё цела только благодаря ей и ещё нескольким кадетам. Вы просто обязаны упомянуть её в своём репортаже! Федерация должна знать своих героев в лицо!
Настоящий герой Самрита Баккер стояла с тарелкой жареных бананов, и с каждой фразой Освальда ее глаза все больше и больше приближались к идеальной форме круга. На героя девушка с орхидеей в волосах и в шелковом голубом платье, будто стащенном в этнографическом музее Земли, была сейчас похожа меньше всего. Она удивленно открыла рот, переводя взгляд с журналистки на Освальда и обратно, а затем угрожающе прошептала:
- Макдауэлл…
- Как… интересно! – Кристаль с любопытством обвела взглядом девушку. Похоже, даже она не ожидала такой пламенной речи от Освальда. – И что же вы сделали, мисс Баккер?
- Ничего… ничего особенного, - пробормотала та, заливаясь румянцем. - Мы все делали то, что должны были, - она закусила губу, поняв, что фраза звучит банально и глупо.
- Но разве не приятно слышать такие слова от ваших коллег? – удивилась Кристаль. – Это значит, что вас ценят, как часть проекта и команды. 
- Не обращайте внимания, Кристаль, - сказал Освальд, - Сэм иногда скромничает, но поверьте на слово, что она великолепна! Из-за Аномалии мы лишились связи внутри станции, и это была именно идея Сэм, как обойти проблему, а пото