DS9 - The New Team

Променад => Архив => Тема начата: Мори Джaнир от 22 08 2008, 15:53:17



Название: Сезон 2, Эпизод 2: "Все цвета безумия"
Отправлено: Мори Джaнир от 22 08 2008, 15:53:17
Ситуация:

Со времени плазменного шторма в Баджорской системе прошло почти 3 дня. Последствия этого природного явления продолжают выявляться - в частности, нарушено судодвижение и подпространственная связь внутри системы.
Станция ДС9 восстанавливает свои физические повреждения руками опытных инженеров, но не ущерб, нанесенный команде. В ходе трагических событий 3-4 июня 2379го года экипаж лишился офицера по науке и советника. Старший федеральный офицер, Арден Котма, находится на Звездной Базе 375, где прошло слушание трибунала о его участии в убийстве капитана Джеймса Фоли.

Миссия начинается с 8 июня 2379 года.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 30 08 2008, 09:51:34
8 июня 2379 года, 11:16
Звездная База 375

Конференц-зал, переоборудованный в судебный зал заседаний в самый последний момент, был почти пуст и  слишком ярко освещен..
«По сравнению с Дип Спейс 9.» - решил Котма, но тотчас отогнал эту мысль. Он вспомнил слова своего адвоката, грейзерита по имени Дерро-Ишга, которые тот прошептал ему на ухо перед началом слушаний три часа назад. Дерро-Ишг заверил Котму, что ни тюремное заключение, ни принудительное лечение ему не грозят, но спасти его карьеру в Звездном Флоте будет непросто. При этом адвокат  даже не пытался скрыть своего удивления тем, что его клиент хочет вернуться на станцию, где болианец стал невольным исполнителем убийства своего старого друга и командира. Очевидно, он ожидал, что после случившегося Котма не захочет приближаться к Дип Спейс 9 на расстояние торпедного выстрела. Так поначалу думал и сам Арден, но после почти двух дней в одиночной камере в ожидании решения командования о месте проведения трибунала, его мнение изменилось. Он понял, что даже если вынесут оправдательный приговор, то куда бы его ни отправили служить после этого, там к нему все равно будут относиться с недоверием и обсуждать позорные факты его биографии у него за спиной. Нет, команда Дип Спейс 9, по крайней мере, знает правду о том, что случилось, и там никто не станет задавать ему лишних вопросов.
Мелодичный звон рынды нарушил размышления Котмы, а секундой позже он почувствовал острый локоть сидевшего рядом Дерро-Ишга у себя в боку.
- Судья готова объявить о своем решении. – снова шепотом сообщил ему грейзерит.
И действительно, сидевшая за столом напротив адмирал Т`Лара, за спиной у которой возвышались государственный флаг Федерации и знамя Звездного Флота,
положила судейский молоточек на подставку рядом с колоколом и обвела взглядом собравшихся. По-видимому, убедившись, что все взгляды устремлены на нее, вулканка взяла в руки падд и принялась вслух зачитывать решение по делу Котмы:
-...Коммандер Арден Котма, обвиняемый по делу об убийстве капитана Джеймса Фоли в ночь с четвертого на пятое июня на борту станции Дип Спейс 9, признан невиновным. – адмирал взглянула на болианца. -  Коммандер Котма, мои поздравления.
- Спасибо, - сказал Котма. – я признателен трибуналу за все внимание, продемонстрированное при рассмотрении моего дела..
- Вы можете вернуться к службе на Дип Спейс 9 или подать прошение о переводе на другой аванпост или корабль, коммандер Котма. – продолжила Т`Лара. – Решать вам.

8 июня 2379 года, 12:00
Звездная База 375

- А что будет с Брианной? – поинтересовался Котма у сидевшего напротив Дерро-Ишга, сжимавшего в руказ чашку таркалеанского чая. Кроме них, в столовой находились лишь компания энсинов и младших лейтенантов, окруживших пищевой репликатор на другом конце комнате, да обвинитель по делу Котмы, держащийся от них в стороне.
- С ней все куда запутаннее. – вздохнул адвокат. – Доказать, что у бетазоида, страдающего от  лихорадки занти, действительно был злой умысел на практике оказывается намного сложнее, чем в случае с обыкновенным человеком. В любом случае, все необходимые обследования и экспертизы могут растянуться на несколько месяцев. - Дерро-Ишг отпил немного чая. – А вы уверены, что Дип Спейс 9 – именно то, что вам нужно? Вы могли бы взять отпуск, отправиться куда-нибудь  развеяться. На ту же Райзу, например.
- Нет, - покачал головой Котма. – я уже все решил. Я сяду на ближайший транспортник, и через несколько часов я буду на станции.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Верелан от 30 08 2008, 14:16:38
8 июня 2379 года, 11:49
USS «Вайтхэд Игл»

Этот сектор галактики не был известен Верелан, поэтому она разглядывала его с удвоенным интересом и толикой грусти: родные звезды остались позади, впереди незнакомые, невиданные чудеса и огромная неопределенность. Хотя о прибытии должны были сообщить командованию станции, но страх того, что ее примут еще хуже, чем она сама предполагает, сковывал и норовил повернуть шаттл назад.

В темном пространстве, где маленькими огоньками зыркают звезды, где спешат в даль кометы и блуждают астероиды, где обволакивают туманности, и где поджидают разломы и червоточины, находится в шаттле, словно в скорлупе, ромуланка, задумчивая, но гордая. Конечно, Верелан волновалась, как волнуется каждый человек, когда что-то делает впервые. Впервые она покинула территорию Ромуланской Империи, впервые пересекла территорию Федерации, впервые приближалась к границам Кардассии; впервые забралась далеко от дома, родителей, сестры… Она понимала, что ей придется рассчитывать только на свои умения слушать и слышать. Даже в этот момент, когда на экране показались очертания станции, Верелан слушала лишь себя, пилот – землянин, который ее сопровождал – тоже слушал ее, но к его удивлению, ромуланка не интересовалась ни его происхождением, ни новыми разработками, ни теорией двигателя, ни планами Федерации, ни чем таким, о чем можно было доложить командованию, чтобы обвинить ее в шпионаже. Верелан молчала, но молчала гордо, иногда загадочно ухмылялась. Частица матери, ее постоянный голос и нравоучения, нашептывали, что Тал Шиар всегда нужны новые сведения, но в этот момент мать была далеко, и ее наставления терялись среди незнакомых звезд, выбрасывающих в пространство облака радиоактивной пыли…

- Тридцать минут до прибытия, - проговорил пилот, скорее по привычке, нежели ставил Верелан в известность.

Она мельком глянула на приборную доску, где разворачивалась схема станции и ее технические данные. Посмотрев исподлобья, пилот что-то нажал, скрыв панель от любопытного взгляда. Она не обиделась, ибо понимала, всему свое время, если командование станции решит посвятить ее в детали и особенности, оно это сделает; и, разумеется, непременно поставит в известность, где ей находится нежелательно. Однако сама Верелан готовилась к тому, что ей без стеснения и без дипломатических приемов просто запретят появляться там-то и там-то. Этому можно найти логическое обоснование…

- Вам потребуется долгий отдых. Тяжелая работа – наблюдать за ромуланцами, находясь в постоянном напряжении. Вы хотите попасть на станцию не меньше моего, впрочем, Вы не разделяете моего интереса; скорее всего, Вы просто хотите от меня избавиться. В этом нет ни моей, ни Вашей вины; это общая проблема наших народов, явно вытекающая из не столь давних разногласий.

В ответ на рассуждение Верелан пилот отрапортовал о том, что до прибытия осталось десять минут, но без особого энтузиазма в голосе, что только подтверждало ее слова. И снова подозрительно улыбнулась, по-другому Верелан улыбалась редко. В последний раз это было, когда она проводила последние ночи перед отлетом у Гал Гэф’онг, наслаждаясь фееричным бордово-желтым видом огнепадов, срывающихся с утесов вниз сонмами огненных брызг, которые тают в сумерках. Тогда Верелан радовалась этому чудесному зрелищу, заворожено упивалась красотой, и настолько расслабилась от ромуланского эля, что расхохоталась от удовольствия. Война с Шинзоном была окончена, и наступили времена мира и послаблений. Еще десять лет назад никто и ни думал отправляться в одиночку через всю Федерацию для ублажения больше личных интересов, нежели Имперских.

Тем времен станция во всем своем великолепии представала перед ней, плавно раскидывались пилоны, закручивались в такт лун Бэйджора кольца. Блестящая, среди мерцающих звезд и горящих от звездного света планет, станция завораживала и притягивала Верелан. На секунду она задумалась, что это самое красивое строение в космосе, но потом вспомнила ромуланские корабли и восхитилась ими в большей степени, даже не заметила, как компьютер объявил стыковку завершенной.

В бурого цвета полуплатье с черными полосами, маскирующими швы, Верелан, преисполненная надежд, ступила на ДС9...


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 30 08 2008, 15:00:37
8 июня 2379 года, 11:55
Променад, Дип Спейс 9

Один из мыслителей древности однажды сказал: «Среди мертвых всегда найдутся такие, что не дают покоя живым». Сегодня Торан отдал бы многое за возможность опровергнуть столь точное, а, соответственно, губительно справедливое замечание. Каждая жизнь, будь она порождением  склонной к эвристике земной эволюции, или возлюбившей кокетливый абстракционизм силой, даровавшей первичному бульону окраин Гамма квадранта разум, питается мертвечиной. Помыслов, поступков, невысказанных теорий и опровергнутых животным садизмом догм. Торан любил философию, но ненавидел ту напористость, с которой она вторгается в сознание, заглушая своим трубным голосом инстинкты, здравый смысл и чувство меры. Около философские думы редко способствуют концентрации внимания: задумавшись о сущности бытия можно ненароком промахнуться мимо дверного проема и вместо небесного озарения заполучить перелом костей носа или сотрясение мозга. Торан имел счастье убедиться по опыту. Еще мальчишкой, он часто коротал свободные часы у искусственного пруда неподалеку от дома в Коперник-сити. Сидел на берегу, зажав в руках прутик ивы, наблюдал за суетливо снующими из стороны в сторону серебристыми рыбками и думал. Думал о чем-то великом, наверное, даже вселенском; наверное, даже прекрасном. О чем-то таком, что сейчас, в зрелом возрасте, выглядит непростительно глупым, наивным, беспечным, лишенном смысла и надобности. Иногда он настолько погружался в собственные мысли, что приходил в себя лишь очутившись в воде. Мокрым, обиженным и невероятно счастливым. Он думал о Ромуле. Всю свою сознательную жизнь Торан мечтал посетить родину отца. А когда посетил, понял – некоторым мечтам следует оставаться мечтами. В противном случае вы рискуете обогатиться летальной дозой пессимизма, который сродни библейской проказе начнет целеустремленно разъедать вас изнутри, довольно чавкая и скалясь в лицо. Во время Доминионской войны Торан в составе дипломатической делегации осуществил давнишнюю мечту и навсегда сохранил в памяти полные упреков взгляды сородичей – ромуланцев, чья природа не прощает предательства. Отцов, матерей, троюродных братьев – неважно. Покинув Ромул, Торан еще долго размышлял над случившемся, а когда раздражение и злоба уступили место сухому прагматизму, вернулось спокойствие, вернулась гордость и наступил момент осознания простейшей из истин: одиночество – это не клетка для души, а ни с чем не сравнимая свобода. Желаний и действий. Торан улыбнулся. Как же быстро и крепко разлагает мозг свободное время. «Пара часов праздности и я начну писать стихи, — решил он. — Или того хуже – полюблю клингонские оперы».
Проснувшись утром в состоянии легкого предвестия сильной и продолжительной мигрени, Торан удовлетворенно отметил – день будет плохим. Ошибался он редко; была ли причина этой особенности с мягким намеком на провидческий дар в обостренном чувстве долга, или врожденной ненависти к оптимистичному авось, доктор не знал, твердо знал он другое – если утро выдалось неудачным, неудачным будет и день. Закономерность. Выпив чашку охлажденного кофе и беззлобно поворчав на техников, очевидно по недосмотру починивших репликаторы, Торан просмотрел список дел на день и, огорченно убедившись в отсутствии срочных, не удержался от соблазна прогуляться по Променаду. С недавних пор такие прогулки начали приносить удовольствие. В конце концов, иногда стоит заводить знакомства с людьми не просмотром медицинских карт, а вежливой беседой или хотя бы приветственным кивком. Торан хмыкнул и вышел из каюты.
Станция оправлялась после недавнего инцидента, несмотря на перебои с транспортом, люди возвращались и округа более не являла собой воплощение пустоты и удрученности: спокойные голоса, шепот и редкие крики свидетельствовали о медленном восстановлении здоровья; о жизни, чьим главным признаком бесспорно было возвращение ференги, которые подобно серийным убийцам имеют привычку неожиданно возникать на месте преступления, или, если быть точным, поживы. Торан не понимал, как именно они умудряется обходить все запреты и всегда находиться там, где им вроде бы находить не положено. Психология ференги оставалась для коммандера тайной за семью печатями. А вот энсин Лар, видимо, добилась больших успехов. Торан слышал краем уха беседы энсина с тактиком Теллар, планировавших в ближайшем будущем посетить голокомплекс. В виду последних событий стоимость услуг прямо-таки обязана была вознестись на недоступные человеческому разумению  вершины… От самой мысли торговаться с ференги доктору сделалось дурно. Впрочем, все это не его дело. Каждый развлекается как хочет, или как может.
— Доктор?
Торан обернулся:
— Сестра Эвен? Что-то случилось?
— Вовсе нет. Сейчас станции нужнее инженеры, а не медики, — баждорка улыбнулась. — просто заметила вас и решила пожелать доброго утра.
— Доброе утро, — тактично ответил Торан, хотя и не понимал, чем нужно заниматься накануне вечером, чтобы утро было добрым.
— Ну, я пойду?
— Конечно.
Обмен любезностями Торан терпеть не мог. Да, его дружелюбие оказалось мертворожденным, и за все годы жизни он так и не попытался его реанимировать. Не было нужды.
Торан двинулся дальше. Вскоре жизнь на станции потечет в привычном русле; появятся неотложные дела, которым необходимо будет отдать всего себя, а нынешнее свободное время можно полностью посвятить собственным маленьким слабостям. И, право слово, какая разница, что вы их лишены. Ведь существование логики еще не исключает наличия воображения.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 30 08 2008, 17:52:25
8 июня 2379 года, 12:15
Променад, Дип Спейс 9

Круглые кардассианские двери ей не понравились, в отличие от ромуланских, они открываются крайне медленно, к такому она не привыкла, к тому же откатываются в сторону. Ко всему уважению к кардассианцам, Верелан никак не могла понять, почему же стиль их сооружений внутренне напоминает грудную клетку ящерицы, при всей внешней особенной красоте. Однако с этим ромуланка справилась, не привыкла, но старалась не зацикливаться на интерьере, это непременно бы отвлекло ее от дела…
Спустившись по ступенькам на променад, Верелан замерла.  Она была готова к любому приветствию, только не к такому: ее никто не встретил, никто не обратился к ней, никто ее даже не заметил, будто ромуланцы на станции обычное явление, настолько обыденное, что не зачем и беспокоиться по такому поводу.
Верелан сглотнула и осторожно сделала несколько шагов, и, сдвинув брови и поджав уголки губ, осматрилась по сторонам. Она прошла дальше, обернулась, но снова на нее не обратили внимание. Это начинало настораживать: сощурив глаза, Верелан стала выискивать хоть кого-нибудь с кем могла поговорить, не нарушив целостность традиций народа, иными словами, она искала представителей тех рас, с которыми ей приходилось общаться.
Наконец, один такой нашелся. Он стоял к ней спиной, но вулканскую, выпрямленную спину и особенный поворот головы спутать было сложно даже со спины. И тем более эта прическа. Верелан подошла и спросила:
— Извините, но из того, что Вы стоите один, я могу сделать вывод, что Вы в данный момент ничем не заняты, поэтому я хотела бы попросить Вас, указать дорогу, или проводить меня к тому, кто мог бы засвидетельствовать мое прибытие.
При всем недолгом сроке пребывания на станции Торан успел уловить некую, свойственную баджорцам и прочим расам Альфа квадранта закономерность – уединение казалось им пороком, а возможность нарушить его пусть и ценой собственной жизни – естественным долгом и ни с чем не сравнимым удовольствием.
При первых же звуках постороннего голоса, Торан не спешил оборачиваться. Одухотворенные лица с вежливо-смущенной улыбкой на устах так приелись ему, что порою он начинал завидовать судьбе Цезаря, однажды благословенного свыше смертельным ударом в спину и лишенного таким образом надобности отвечать на глупые вопросы.
— Да, конечно, — ответил он, оборачиваясь. — Если вы пройдете… Хм… посол Верелан, насколько я понимаю, добро пожаловать на Дип Спей 9. Джолан'тру …
И, повелеваясь полузабытым инстинктам, Торан глупейшим образом склонил голову в приветственном кивке.
Он, конечно, был осведомлен о скором прилете на станцию ромуланского посла – юной особы, пока не заслужившей никакой репутации, чтобы ею стоило заинтересоваться, но  естественно не ожидал столкнуться с ней вот так. Лицом к лицу. Близость чистокровного ромуланца всякий раз заставляла его с особой полнотой ощутить собственную полукровность.
— Полагаю, вы ищете кабинет полковника?
— Думаю, вы правильно полагаете... — Верелан запнулась, уставившись на V-образную лобовую кость: — Джолан'тру.
— Что-то не так, посол? — учтиво осведомился Торан, прекрасно понимая, что именно не так. — Если хотите, я могу вас проводить. Идемте.
Доктор жестом пригласил женщину следовать за собой.
Верелан чуть двинула головой, не слишком сильно, чтобы не было похоже на кивок, скорее на взаимную учтивость.
— С радостью, если это не отвлекает (она вновь посмотрела на лоб собеседника) Вас от работы...
— К сожалению, в моем рабочем графике не предусмотрены прогулки по променаду. Я, видите ли, глава медицинской службы, а в данный момент, не будет тайны сказать, станции… нужнее техники, — Торан мельком глянул в сторону спутницы и ненароком уловил ее взгляд, направленный… само собой на саму выдающуюся деталь его внешности. — Пожалуй, такт не позволяет вам задать некий вопрос, я правильно понимаю? Да, я не вулканец.
— Впрочем, Вы обстоятельны и формальны, что, не скрою, мне довольно нравится. Не сочтите за бестактность, если будет официальная встреча, я хотела бы видеть Вас там.
— А встреча несомненно будет. Прилет посла – достаточный повод для организации небольшого торжества, вернее официального брифинга. Но, я учту ваше приглашение и явлюсь. Сейчас направо… Как вы заметили, Дип Спейс на данный момент не в лучшем состоянии, руководство довольно занято бюрократической волокитой, однако полковник Талар бесспорно в ближайшее время введет вас в курс дела. Не хочу показаться назойливым, но вы прибыли с конкретной миссией, либо вы – замена предыдущего ромуланского делегата?
«Интересно, я подхватил какой-то вирус, - почти мрачно подумал Торан, - Или во мне просыпается ранее не замеченная природная болтливость?»
— Вполне разумно, вполне. Насчет моей миссии, официальную часть Вы узнаете на брифинге, неофициальную, если Вас будет интересно, я могу сказать сейчас, но не думаю, что эта тема будет подобающей для главы медицинской службы.
— Подозрительность вызывает ответную подозрительность, посол. Не в правилах Звездного Флота и не в правилах дипломатии утаивать то, что через мгновение станет, грубо выражаясь, достоянием широкой общественности узкого круга. Однако, как глава медицинской службы, я не вижу надобности выпытывать из вас сведения, которыми, очевидно, вы делиться не намерены; и в знании которых уже я сам не чувствую нужды. Но если вам однажды случится попасть в лазарет, будьте чуть более общительной. Мы почти пришли, посол.
— Благодарю за то, что проводили, и составили компанию, возможно, как-нибудь за завтраком я все-таки спрошу Вашего мнения, если Вы не против. Еще раз благодарю.
Верелен смотрела на собеседника, как на потенциальный объект изучения. Несомненно, как она поняла, в нем течет ромуланская кровь, поэтому он представлял для нее большой интерес, хотя бы тем, что является главой медицинской службы.
— Не стоит благодарности. Возможно, как-нибудь за завтраком мы действительно обменяемся  мнениями. А теперь турболифт доставит вас в комцентр. До встречи. Джолан'тру.
— Джолан'тру.
И Торан зашагал в направлении лазарета в полной уверенности, что новая встреча неизбежна.
«Любопытно, крайне любопытно…»
________________________________________
Совместно с послом Верелан


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 31 08 2008, 20:35:13
8 июня 2379 года, 12:26
Баджорская система, грузовой корабль доси

…Капитану корабля доси и раньше случалось перевозить пассажиров, который срочно, ну просто вот немедленно требовалось лететь в Альфа-квадрант, причем, желательно, как можно более незаметно. Например, спрятавшись в грузовом отсеке и притворившись баком с дилитием, на случай, если корабль захочет проверить баджорская или федеральная таможня. Частенько эти пассажиры были не особенно разговорчивы, а их внешний вид красочно говорил, что слово «дипломатия» они не слышали никогда в жизни. Но экипаж умел с ними договариваться. В конце концов, они всего лишь обеспечивали транспорт и перевозили грузы, а остальное было уже не их делом.
Но на этот раз их пассажирка внушала нешуточные опасения. Она уж слишком… молчала. За все то время с тех пор, как они подобрали ее в Гамма-квадранте, она произнесла всего пару слов, а самые животрепещущие вопросы вроде «А как вы будете платить?» оставались без ответа. Доси, даже применив свои весьма агрессивные таланты договаривать с людьми, так и не узнали, кто она, как ее зовут, и что же произошло. С ней было найдено всего два объекта – но этих объектов хватило, чтобы вселить в небольшой экипаж корабля некоторые сомнения. Нормальные люди с двумя фазерами не путешествуют, особенно если один из них – неизвестного происхождения, а другой – федеральный. К сожалению, последний был окончательно сломан и годился только на металлолом, а вот второй фазер они припрятали, оружие всегда идет на ура.
Наверное, эта женщина была из тех шалых землян, с огромным шумом прибывших в Гамма-Квадрант с месяц назад. До доси доходили слухи о захвате федерального корабля, висевшего возле червоточины, и не нужно было быть гениями логики, чтобы понять, что попавшая к ним женщина – из тех самых маки, захвативших его. Что ж, тогда от нее следует быстрее избавиться. Маки всегда были самыми плохими клиентами. Они действовали за идею, готовы были погибнуть за нее и, что еще хуже, убить. И мало кто понимал, в чем эта их идея заключается. Особенно в последнее время.

Капитан отвлекся от управления и взглянул на их гостью. Женщина сидела в кресле, закрыв глаза и прижав пальцы к вискам. Ее лицо было покрыто паутиной царапин, не заживших до сих пор, а спутанные темные волосы бесформенной копной падали на плечи.  Бледные губы бормотали что-то бессвязное, и доси старались не прислушиваться к тому, о чем она говорит сама с собой.
- Скоро уже прилетим, - проговорил капитан, обращаясь в никуда. Казалось, даже никуда услышит скорее, чем эта женщина. Однако она неожиданно подняла голову и внимательно посмотрела на него.  Кажется, впервые за время их полета он увидел ее глаза, оказавшиеся карими, и тревожный взгляд, который никак не мог сфокусироваться на одной точке.
- Куда прилетим? – спросила она глухим голосом человека, отвыкшего разговаривать.
- На Бэйджор 8. Хорошее местечко.  Климат, люди, все что надо. Тебе там понравится, правда. Будешь там жить. Нет, ну не с нами же тебе летать. Ничего, привыкнешь. Ну что ты на меня так смотришь? – капитан неожиданно почувствовал, что задыхается под ее тяжелым взглядом.
Он ослабил под шеей застежку своего поблескивающего головного убора и откашлялся. Женщина продолжала смотреть. Он отвернулся к приборной доске и принялся усердно сосчитывать показания сканеров. Гораздо более усердно, чем того требовали обстоятельства.

…Бэйджор 8. Нет, никаких ассоциаций. Женщина пыталась вспомнить, знает ли она это место, была ли там… Но нет, ничего, пустота. Даже если она родилась и прожила там всю свою жизнь, то сейчас едва ли вспомнит хоть что-то. Она даже имя свое вспомнить не может.
Закрывая глаза, она видела лениво проплывающие картины, но не могла понять, ее ли это жизнь, или увиденный когда-то давно фильм. Это было зеленое поле и большой дом с застекленной верандой, это были люди, чьи лица она видела как размытые пятна. Они улыбались ей и что-то говорили. Это были и другие люди, и цвета здесь тоже преобладали другие – не было жизнерадостного солнца и зеленой травы, но было преобладание серого, и пасмурные лица, и жесткие слова, и строгий голос, их произносивший. А потом все становилось красным и быстрым. Картинка вдруг ускорялась, и она слышала топот ног, и крики, и выстрелы, громче, быстрее, яростнее… А потом она открывала глаза, потому что больше не могла этого терпеть. Это и была ее жизнь?
___________
Ход написан не мной, а некой временно безынтернетной личностью, с которой кто-то знаком, а кто-то - познакомится в процессе миссии.
Продолжение следует - буду выкладывать постепенно.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 02 09 2008, 23:22:35
8 июня 2379 года, 12:26
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница

- …Вы уверены, что переводить ее нужно именно сегодня?
- Это не нам решать, майор, - доктор Джирани покачала головой, - Перевод пациентки был запланирован несколько недель назад, ее ждут для суда на Бэйджоре. А поскольку ее дело связано с весьма тонкой политикой, вы же не хотите оказаться той, из-за кого задержится его рассмотрение? Кажется, у вас и без того есть проблемы с начальством?
Майор мрачно скрестила руки на груди и заглянула через стеклянное окно в двери в комнату, где находилась пациентка лечебницы. Сюда, на Бэйджор 8, попадали душевнобольные с главной планеты и колоний. Причины их недугов были разными, но доктор Джирани, возглавившая заведение почти 5 лет назад, не раз говорила, что для нее это тоже жертвы Оккупации – кто-то не смог пережить ее в здравом уме, а кто-то не смог приспособиться к изменившемуся миру. По большей части, майор была с ней не согласна.
Доктор провела служебным пропуском по щели магнитного замка, толкнула дверь и вошла в комнату. Чуть поколебавшись, внутрь зашла и майор, сделав знак двум рослым санитарам следовать за ней.
Интересующая сегодня доктора и майора пациентка стояла спиной к наблюдателям и резкими движениями рисовала на натянутом на мольберт листе бумаги. Присутствие посторонних ее, казалось, не заинтересовало, она даже не оторвала взгляд от своей натуры – едва видимого в окно за завесой дождя пейзажа.
Джирани подошла ближе и взглянула на рисунок.
- У тебя отлично получается.
- Доктор Джирани? – произнесла больная негромким приятным голосом, - Вы хотите мне что-то сообщить? Например, что если я буду хорошо себя вести, вы меня отпустите в обмен на одно маленькое одолжение?
- Ориен, - мягко начала доктор, - нам нужно забрать тебя отсюда в другое место…
- Хотите, чтобы меня осудили за убийство? – пациентка обернулась и посмотрела в глаза майору, - У вас ничего не выйдет.
- Может, ты и безумна, но не больна, - отрезала майор, - Доктор Тэйн снова готов это подтвердить, а твои покровители тебе больше помочь не смогут.
- Не вмешивайтесь, - на лице доктора появилась напряженная улыбка. Она сделала знак санитарам…
Майор отвернулась – перед ее внутренним взором встало воспоминание четырехмесячной давности: два офицера службы безопасности тащат по прогулочной палубе баджорской станции ДС9 упирающуюся темноволосую девушку, с ее губ срываются угрозы вперемешку с нечленораздельными криками, в ее огромных темных глазах плещется безумный фанатизм. Эта девушка обвиняется в убийстве офицера Звездного Флота, покушении на жизнь посла Кардассианского Союза, участии в деятельности националистической группировки, возглавляемой главным претендентом на место Кая Бэйджора… Именно благодаря влиянию этой организации она стала пациенткой государственной лечебницы на Бэйджоре 8 вместо тюремного заключения, которого она, несомненно, заслуживала…
Сейчас все повторялось – впереди снова был коридор, по которому предстояло транспортировать пациентку, прекрасно понимающую, что как только она переступит порог лечебницы, произойдет ее превращение из больной в заключенную. У двери клиники уже ждал шаттл с охранником и пилотом – большее, что в данной ситуации мог выделить административный центр Бэйджора 8…
Майор вздохнула с облегчением, когда пациентка оказалась внутри. Еще один камень с души. Стоя под козырьком подъезда лечебницы, она смотрела, как шаттл отрывается от земли и по спирали поднимается в дождливое небо над колонией, чтобы взять курс на главную планету.
Сверкнула молния, и майор неожиданно поняла - что-то не так. Шаттл в воздухе накренился, и начал снижаться над дальней темной окраиной поселка, оставляя за собой шлейф черного дыма. Доктор Джирани метнулась внутрь здания, но майор не смогла сдвинуться с места. Ее сердце ухнуло в пропасть вместе с шаттлом…
«Еще одна ошибка, Мори, - в голове билась единственная мысль, - Снова погибли люди. На этот раз тебе просто не повезло, но разве это меняет смысл? Обратись за помощью пока не поздно…»

12:55

…Вина Ориен выбралась из-под обломков шаттла. Ей очень повезло, что весь удар принял на себя охранник, в последний момент прикрывший ее своим телом в тщетных попытках то ли защитить, то ли предотвратить ее бегство. Пилот шаттла погиб еще раньше, когда ему в лицо взорвалась приборная панель – полет в грозу оказался совсем небезопасен.
Вина застонала – все ее тело покрывали ссадины, и правая рука нестерпимо болела. Но, исследовав пострадавшую конечность, насколько позволяли скованные руки, с безразличием опытной медсестры девушка констатировала, что это, слава Эмиссару, не было переломом. Перевернув тело охранника, она отыскала у него на поясе фазер и ключ от наручников. Теперь нужно было исчезнуть и затаиться, а потом можно будет подумать и о мести всем тем, из-за кого она оказалась в такой ситуации…

_______________________
Мои персонажи: хороший - чтобы командовать, плохой - чтобы развивать сюжет.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Талар Вес от 04 09 2008, 09:16:25
8 июня 2379 года, 12:18
Офис командующего станцией, Дип Спейс 9

- Мои поздравления, коммандер. – обратился Талар Вес к голубокожему болианцу, чье усталое, но удовлетворенное лицо полностью занимало экран настольного монитора. – Когда ваш корабль прибудет на станцию?
- Приблизительно через три часа. – ответил Котма. – Нам предстоит посетить несколько баджорских колоний, прежде чем корабль достигнет Дип Спейс 9.
- В таком случае, мы будем ждать вашего возвращения. Конец связи. – Талар потянулся к настольному монитору, нажал кнопку, и экран потух. Баджорец подумал, что было бы неплохо организовать вечеринку по случаю возвращения коммандеры Котмы в конференц-зале, дабы поднять настроение остальным членам команды.  Как раз в  этот момент ожил его коммуникатор:
- Полковник Талар, к вам  посетитель. – послышался знакомый голос Кестры Теллар.
- Это посол? – баджорец не ожидал никого другого, но решил уточнить. – Она уже на станции?
- Да, сэр. А именно – в ОПС.
- Спасибо, я сейчас буду. – полковник встал из-за стола, оправил форму, и направился к выходу. Снаружи его уже ждала ромуланский посол, высокая и стройная женщина с  умным и проницательным взглядом.
- Посол Верелан, я – полковник Талар, - представился баджорец. – Пожалуйста, следуйте за мной. – жестом он пригласил ее в свой офис.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Mat от 06 09 2008, 00:09:04
8 июня 2379 года, 12:37
Мед.отсек, Дип Спейс 9


 Постепенно станция приводилась в порядок: сломанное оборудование менялось, все неисправности устранялись. Инженеры работали над этим сутками… иногда случались и небольшие эксцессы.
 Так, ожог из-за невовремя сгоревшего блока чипов, красовался теперь на руке главного инженера Николаевым. С ним он и направлялся в мед.отсек:
- Доброго времени суток, доктор. - Поприветствовал врача инженер. - Я, собственно к вам.
 Немного поморщившись от боли он вытянул вперед правую руку, на которой красовался большущий ожог по самый локоть.
- Судя по ране, день у вас был не такой уж и добрый. -
Торан профессиональными движениями ощупал пораненную руку. Он всегда старался без нужды не причинять пациентам дополнительную боль, но иногда с неудобствами приходилось мириться. Инженер вздрогнул.
- Сейчас, ожег поверхностный.
В связи с нынешними обстоятельствами Торан старался держать нужное оборудование поблизости. Опаленные инженеры были в его лазарете гостями частыми и радушно приветствуемыми.
- Сестра Эвен, не могли бы вы подать мне дермальный регенератор? -
Баджорка без лишних слов кивнула. Через мгновение прибор радостно запульсировал красноватым светом, оказавшись в родной среде – в паре сантиметров от раны.
- Насколько я знаю, организм у вас крепкий. Кожа быстро затянется. Других повреждений нет. - отвечал доктор, который хоть и не слишком жаловал тактичные беседы во время работы, однако не признавать его полезного воздействия на пациентов не мог. – Как продвигаются ремонтные работы? Я слышал, вскоре станция должна вернуться к привычному режиму работы. Конечно, если инженеры не сожгут себя в полном составе. За сегодняшний день – вы у меня третий.
Сергей улыбнулся.
- Ничего не могу обещать доктор..раюботаем на износ, вы же понимаете. - инженер поглядывал на маленький приборчик в руках доктора. - Станция старая, но, думаю, что скоро все будет работать как часы. А что у вас здесь новенького? Кстати, а что за посол к нам прилетел, а то я слышал краем уха...да так толком и не понял. Не знаете?

 Торан неопределенно хмыкнул. Во-первых, он не имел привычки интересоваться новинками; во-вторых, даже если и интересовался, то его интересы исключительно редко совпадали с интересами окружающих. Например, при всем желании он не мог назвать ни одного обитателя станции, кто бы испытывал почти животную страсть к изучению криптобиологии, или все сжигающую потребность еженедельно получать новости о развитии технологий лазерной хирургии. А еще он не любил распространять слухи. Но обще известная новость – не слух.
- Да, сегодня утром прибыла ромуланский посол Верелан, - Торан отложил регенератор в сторону. – Все, вы здоровы… Кхм, насколько я понимаю, ее прибытия ожидали со дня на день. Предполагаю, по такому случаю должны устроить официальный брифинг. И… надеюсь, ей подобрали относительно удобную каюту. Боюсь, посол может оказаться несколько требовательной.
- Хм...- многозначительно протянул Николаев. - Кажется, здесь намечается что-то интересное, как думаете, доктор? Я вот думаю, что не каждый день к нам прилетают такие важные персоны.
Лейтенант встал и размял кисть.
- Как новенькая, спасибо.
- Не за что. Если прямой долг инженеров ремонтировать станцию, мой – ремонтировать инженеров. И не знаю, на чью долю выпадает больше работы, - Торан слегка улыбнулся. – Видите ли, я мало практиковался в построении догадок, однако сомневаюсь, что в ближайшем будущем ситуация должна измениться коренным образом. Отношения с Ромуланской Империей за последний десяток лет порядком изменились, и не вижу ничего не обычного в прилете ромуланского посла. А уж насколько этот посол окажется важной персоной, мы узнаем лишь в той мере и в том случае, сколько и когда нам будет положено узнать. Но соглашусь, нам довелось жить в интересные времена. Пожалуй, не стоит говорить: интересные времена – в первую очередь опасные времена. Вам ли, инженеру, не знать. А что думаете вы?

- Даже не знаю. У всех свои интересы, и каждый старается их придерживаться. политика - грязное дело, на мой взгляд. А отдуваются такие же как и мы с вами..простые люди, ромулане, клингоны...да далеко ходить не надо - баджорцы. Правда, мы подневольные свидетели всего происходящего. - Сергей развел руками. - Мы просто делаем свое дело.
- Вы совершенно правы, мистер Николаев, - Торан посмотрел на инженера. – Но  не стоит забывать одно очень мудрое замечание – иногда судьбы мира зависят от решения одного человека. И им может оказаться любой из нас… даже мы с вами. Да, политика грязное дело, вот только проблема заключается в том, что ни одна работа не позволяет вам сохранить руки в кристальной чистоте.
- В этом есть своя логика, доктор. Посмотрим, к чему все это приведет. В любом случае, большое спасибо за вылеченную руку, а теперь мне надо работать.. До встречи. - Инженер улыбнулся и покинул мед.отсек.


---------------------------
совместно с доктором  ;)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 11 09 2008, 15:45:04
8 июня 2379 года, 13:30
Жилое кольцо, Дип Спейс 9

Существует теория, будто со временем доктора начинают черстветь по образу и подобию нежной хрустящей булочки, которая на четвертый день принудительного заключения в кухонном шкафу имеет традицию превращаться в бледный сухарь, не уступающий по твердости граниту. Такая булочка уже не еда, но отличный аргумент в споре, чьей единственной целью является принудительная коррекция зубов и косметическая рихтовка надбровных дуг. В теорию сухаря Торан не верил. Он знал, будущий доктор либо обязан родиться уже подчерствевшим, либо выпекаться из муки грубого помола. В противном случае не выжить. Если добру положено развивать мускульную силу и тренировать хук с правой, то докторам следует периодически перечитывать труды господина де Сада, дабы исполненная профессионализма улыбка на лице врача отбила у гипотетического пациента всякое желание болеть в дальнейшем. Сам внешний вид доктора обязан стимулировать укрепление иммунитета и пробуждать в болезнях мысли о суициде. Торан вздохнул. После пяти опаленных инженеров и небольшого тура по станции он больше не мог ни улыбаться, ни тем более говорить. Утреннее пророчество сбылось, и день выдался на редкость паршивым. Покрепче сжимая левой рукой аптечку, Торан отнюдь не прогулочным шагом двигался вдоль жилого кольца, искренне надеясь, что в ближайшие сорок секунд ни одному из техников не придет в голову сломать запястье, или того хуже – шею. Чего он точно не собирался сегодня делать – так это выписывать свидетельства о смерти.
 
Чуть позади доктора раздалось умеренное шипение открывающейся двери. Удивляться этому явлению не стоило, ведь это было жилое кольцо, люди могли входить и выходить, когда им вздумается, и к чему обращать на них внимание – разве что они не размахивают окровавленными конечностями и не взывают о помощи…
- Мистер доктор! – раздался взволнованный женский голос.
Торан обернулся – от открытой двери в жилую каюту ему навстречу спешила темноволосая женщина неопределенного возраста и неопределенной расы – не проводя вскрытия, по одному внешнему виду доктор бы сказать, что она землянка или центаврианка. Одета женщина была в довольно закрытое платье, но что-то в ее интонациях и манере держаться напоминало о баре Кварка и стуке бегущего по дабо-колесу шарика.
- Мистер доктор, - повторила женщина, - Мое имя М’Пелла, я работаю в Кварк'с… - ну вот, подозрение подтвердилось! – Вы не поверите, но у меня в каюте с вами кто-то хочет поговорить по подпространственной связи.
Торан действительно не поверил. Он внимательно взглянул в лицо девушки, пытаясь определить, часто ли работницам  Кварк’c приходится совмещать соблазнение клиентов с ответственной должностью тайного связного, и пришел к вполне логичному выводу – нет, не часто.
- Со мной? – с неприкрытым удивлением переспросил он. – А вы не ошиблись? При всем уважении, мне трудно поверить, что кто-то ищет меня через вас, мисс М’Пелла. Мы ведь даже не знакомы.
И тем не менее какое-то неопределенное внутреннее чутье, которое несколько более сентиментальные личности предпочитают называть интуицией, заставило Торана насторожиться.
- Ну, на самом деле… - женщина провела рукой по волосам, - Ищут не столько вас, сколько любого федерального офицера рангом не ниже лейт-коммандера. Мне повезло, что вы проходили мимо – кажется, это срочно. И, честно говоря, я сама не представляю – кто это. Возможно, шутка? Но все-таки вы не зайдете и не посмотрите?
«Некоторые вопросы лучше оставлять не озвученными – сбережете эго», - подумал Торан.
- О, если срочно, то не вижу причин вам отказывать, -  улыбнулся коммандер. – Конечно, если вы не решите убить меня, в чем я, к слову, сомневаюсь. В конце-концов, я единственный мистер доктор на станции… Знаете, это даже любопытно. Всегда ценил шутников с хорошим чувством юмора.
«Но чаще мне попадались с плохим…»
- Ведите…
М’Пелла одарила доктора радушной улыбкой и сделала знак рукой. Вслед за хозяйкой Торан вошел в каюту и огляделся по сторонам. Жилище рядовой сотрудницы Кварк’с было небольшим, но не лишенным элегантности…
- Хотите чая? – заботливо предложила женщина, - Или мне оставить вас? – она кивнула на небольшую коммуникационную панель, экран которой слабо светился, но не показывал ничего, кроме бегущих линий, похожих на свихнувшуюся кардиограмму. Вместо звука слышался треск и помехи, затем раздался резкий щелчок и донесся искаженный расстоянием голос:
- … вторяю: это сообщение для любого офицера Федерации на ДС9 рангом выше лейт-коммандера. Если вы слышшш… тте. Говорит майор М… нир с Бэйджора …семь. Нам требуется помощь. Эй, меня кто-нибудь слышит? Повторяю…
- Видите? Не очень похоже на шутку? – заметила М’Пелла, - И так уже пятый раз. Я обещала найти кого-то, и нашла вас.
- Хм… и нашли меня, - задумчиво протянул Торан, скрещивая руки на груди. – А вы правы, не похоже на шутку. А если шутка – то крайне не смешная. Знаете, пожалуй, я воспользуюсь вашей консолью. И… можете приготовить чай.
Девушка понимающе кивнула и отошла.
Убедившись, что М’Пелла в достаточной степени наделена тактом, Торан быстро ввел свой код.
«Торан – Гамма -7-6-4-2-…»
- На связи коммандер Торан, Звездный Флот, станция Дип Спейс 9. Принимаю ваше сообщение. Что случилось?
- Слава Пророкам, наконец-то! – воскликнул бесплотный голос, - Я помощник губернатора на… жоре восемь. Вы знаете о плазменном шторме? Он ввв… шу атмосферу, вызвав ряд природных катастроф… Нам требуется медицинская и …ая помощь… не могу добиться помощи от Бэйджора, гуманитарная помощь от Федерации не доставлена. Вы – на… спейс девять, вы посередине, вы можете помочь.
- Много помех. Связь плохая, но я вас слышу, - Торан старался говорить как можно более четко и коротко. – Необходима медицинская помощь на Бэйджор Восемь? Повторите. Я свяжусь с командованием станции. Как глава медслужбы обещаю помочь вам. В кратчайшие сроки. Вы слышите? Мы свяжемся с вами.
- Передайте командующему станцией, - в голосе невидимого собеседника слышалось напряжение, - Бэйджор Восемь, майор Мори. Нам нужна любая помощь… у основной планеты мы на очереди, но мы.... Перебои с энергией, продовольствием, связью, раненые. И еще одно, мистер Торан. Свяжитесь с Рино Делин… слышите? Рино Делин! И скажите ей, чтобы… осторожна. Просто чтобы была осторожна.
- Вас понял, - только и успел ответить Торан, когда связь окончательно прервалась.
- Нечто серьезное, да? – подала голос М’Пелла, как всякая любопытная девушка, появившаяся в самый ответственный момент.
- Да, - сжато ответил доктор. – Благодарю вас за все. Мне нужно идти.
- Конечно, я все понимаю.
Торан кивнул и вышел из каюты. Может, он и был слегка невежлив с дамой из Кварк’c, но обстоятельства того требовали. Тон майора Мори не оставлял сомнений – ситуация действительно серьезная. «Раненые…» И предостережение капитану Рино. «Нужна помощь…»
По крайней мере, он знал с чего начать. Сперва необходимо предупредить Рино, затем… время рассудит.
________________________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 11 09 2008, 16:01:14
8 июня 2379 года, 13:36
Баджораская система, корабль доси

Капитан с облегчением взглянул на приборы – они приближались к Бэйджору 8. Один взгляд на вихри в атмосфере, и в уме капитана защелкал его мысленный калькулятор, высчитывающий прибыль этого рейса, стоимость потерянного товара и риск спуска шаттла в такую погоду. Результат получался далеко не в пользу Бэйджора 8. Но зато он рискнет спустить их пассажирку, и улетит отсюда, чтобы никогда больше ее не вспоминать.
- Мы телепортируем тебя около административного здания, - сказал он. – Подходит?
Женщина пожала плечами. Значит, подходит.
- Может быть, стоит побеседовать об оплате? – деликатно вмешалась в их разговор Зири - торговый представитель.
Это предложение женщина также проигнорировала, а капитан отрицательно покачал головой. Пусть идет.

Бэйджор 8.

…И она пошла. Неуверенно ступила на землю, выйдя из луча телепортера. Огляделась: пустынная улица, низкие приземистые каменные здания, где-то вдалеке слышится шум двигателей и голоса. Накрапывал мелкий холодный дождь и, судя по лужам под ногами, накрапывал он уже как минимум неделю. Женщина поплотнее запахнула на себе куртку, отданную (в долгосрочную аренду, как заметил капитан) ей доси, и превосходящую ее размеры раза в два, и направилась вперед. Где-то здесь должно быть административное здание. Пока у нее была одна цель, и можно было сосредоточиться на этом. Как приятно, когда есть, чем занять голову.
 К сожалению, Администрация возникла перед ней слишком быстро. Она была согласна и дальше идти по тихой улице, смотреть себе под ноги и стараться быть не замеченной редкими прохожими.
Здание администрации выглядело едва ли лучше и веселее остальных строений. Те же желтые стены, маленькие окошки, и только скромный флаг на двери выдавал в ней правительственную организацию. Женщина толкнула дверь и зашла внутрь. И тут же захотела броситься прочь – слишком яркий свет слепил, а громкий гул голосов оглушал. Но она знала, что у нее есть цель, поэтому неуверенно протиснулась мимо людей и толкнула первую дверь.
- Здесь очередь! – крикнули ей вслед, но дверь уже закрылась.
 В крохотном кабинете-приемной молодой баджорец быстро взглянул на нее поверх экрана компьютера и сухо произнес:
- По поводу гуманитарной помощи обращайтесь в двести пятнадцатый кабинет.
- Но я по другому поводу.
- По какому? – уже более мягко произнес он.
- Я… Я не знаю. Наверное, мне надо поговорить с главным.
- С губернатором? Да вы с ума сошли! Губернатор и его помощник заняты так, что к ним за месяц записываются. Со всем этим, что здесь творится… Какая у вас-то проблема? Тоже электричества нет? Так нигде нет, восстанавливаем, – служащий внимательно посмотрел на странную посетительницу и вдруг захотел, чтобы она поскорее покинула приемную. Может, и правда отправить ее Мори? Нет, та определенно не обрадуется.
- Проблема?
- Ну да, зачем вы сюда пришли?
- Мне так сказали.
Час от часу не легче. Он устало потер затылок и взглянул на монитор. Триста пятьдесят восемь посетителей – и это до конца рабочего дня. С этой женщиной надо было определенно что-то делать.
- Хорошо, скажите ваше имя, поставлю вас в очередь.
- Имя?
- О, Пророки! Ну да, да, имя! Вы же с Земли, да? Ну, как вас зовут: Мэри, Кэйт, Джейн?..
- Мммм, да, мне нравится Джейн. Пусть будет так. Джейн. Да, вполне неплохо.
Теперь служащий посмотрел на нее подозрительно. Она не может назвать свое имя? Да и выглядит она, как человек (очень побитый и измученный, к тому же). На Бэйджоре 8 не так уж много людей, а те, кто есть, обычно являются либо торговцами, либо представителями Звездного Флота Федерации. А кто же она?
- Вы не помните вашего имени?
- Нет.
- А… Что-нибудь вы помните?
Она вновь отрицательно покачала головой.
Скорее всего, это из-за плазменного шторма, пронесшегося по системе несколько дней назад. Сначала прекращение поставок и грузов, потом перебои с энергией, теперь еще и такие последствия… Может в грозу ее балкой по голове ударило, и теперь она все забыла? Или она летела на корабле, когда все это началось? Ох, не обрадуется Федерация…
- Итак, мисс Джейн. Обратитесь по этому адресу, - баджорец протянул ей листок с адресом государственной психиатрической лечебницы, - Здесь вам помогут. Я поставил вас на учет, и как только объявятся ваши родные или коллеги, мы сообщим им, где вы. Пока это все, что мы можем для вас сделать. Конечно, мы посмотрим базы данных на всех представителей Федерации, и если что-то узнаем, то сообщим вам. Майор непременно займется этим. Хорошо?
Женщина бросила быстрый взгляд на листок, а потом, не сказав ни слова и даже не попрощавшись, вышла из кабинета.
Как же, займется этим майор, подумал служащий. Вот делать ей больше нечего! Баджорец покачал головой и постарался выкинуть странную гостью из головы.

___________
Вторая часть хода Лизы.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 13 09 2008, 23:29:46
8 июня 2379 года, 15:01
Бэйджор 8


…У Вины Ориен не было времени на придумывание способа превратить дымящиеся обломки шаттла и тела пилота и охранника в нечто совершенно неопознаваемое и теперь она жалело об этом. Конечно, легко жалеть теперь, сидя в относительной безопасности пустующего продуктового склада на окраине поселка, а два часа назад, когда она выбралась из шаттла и чудом осталась в живых, единственной ее мыслью было бежать и заползти в какую-нибудь дыру, где ее не найдут. Тогда она не знала, что произошло, не представляла, где находится и как скоро ее начнут искать. Теперь она привела свои мысли в порядок, вправила вывихнутую правую руку и освободилась от наручников – что было трудно даже с наличием ключа. А еще Вина оценила обстановку – вне лечебницы все оказалось гораздо серьезнее: уровень воды на некоторых улицах уже доходил до щиколотки, а вода продолжала литься с неба, пилоты опасались поднимать шаттлы в воздух – почему, Вина уже успела убедиться на собственной шкуре, а продовольственный склад был пуст, и баджорка нашла только полмешка кавы, которая к тому же уже начала подгнивать. Оказаться в сердце метеорологической катастрофы не слишком приятно, но зато в такой кутерьме никто не станет ее искать. По крайней мере, это не будет приоритетной задачей. И в общей суматохе Вина сможет затеряться в толпе и добраться до Бэйджора, чтобы снова продолжить борьбу за его независимость от тлетворного влияния инопланетян, медленно, но верно распространяющих свои идеи, свою культуру, свои идеалы на ее прекрасной родине.
Но сначала надо завершить все дела здесь. И дело даже не в том, что некоторые баджорцы здесь слишком прогибались под идеалы Федерации, и не только в одних некоторых личных счетах. Майор Мори успешно умудрилась совместить в себе одновременно и то, и другое… как впрочем, и остальные офицеры ДС9, но они были далеко, а Мори – здесь.
Соорудив из найденного на складе брезента подобие плаща и накинув импровизированный капюшон на голову, Вина вышла из укрытия и направилась к административному зданию в полной уверенности, что необходимый план мести придет ей в голову, как только она туда доберется и обойдет здание…

15:16
Административное здание

Джейн - во всяком случае, ей нравилось это имя, так что пусть будет Джейн - вышла из Администрации, сжимая в руке бумажку с адресом. Хорошо, она пойдет туда, куда ей сказали. Все равно больше ей идти некуда. Не такая уж сложная дилемма.

- Простите, вы не подскажите, где это? - обратилась она к первому попавшемуся человеку на улице. Человек выглядел странно - едва ли не страннее самой Джейн сейчас, но этот факт ее не интересовал. Потому что у нее снова была цель.
Реакция этого первого попавшегося человека была не менее странной, чем его вид – почему-то новоявленной Джейн показалось, что человек вздрогнул и готов был сорваться с места и сбежать. Джейн вздрогнула в ответ и готова уже была перестать протягивать записку с адресом, но неожиданно незнакомец схватил ее за запястье. Его лицо и фигуру скрывала грубая накидка – Джейн даже подозревала, что это просто что-то вроде куска ткани – но появившаяся из складок рука определенно была женской, такая же бледнокожая и исцарапанная, как и у нее самой.
- Подождите, - раздался приятный голос, - дайте взглянуть. Впервые в городе?
- Да... Я... Кажется, я здесь никогда раньше не была. Чудесное место. Так вы не подскажете, как мне пройти?..
Джейн старалась говорить ровно и обыденно, как если бы все было нормально, и она сама была нормальной. Наверное, когда-то она так говорила и вела обычные непринужденные беседы. Но тогда ее звали не Джейн.
А у Вины Ориен замирало сердце – сперва от страха, что ее узнают, теперь – от восторга, удача сама шла ей в руки. Кажется, Эмиссар ее снова не оставил… Иначе чем объяснить, что первый человеком, которого она встретила у здания, показавшегося ей крепостью, была именно эта женщина: Элизабет «Лиза» фон Кролок, первый офицер станции ДС9. Или скорее кто-то чертовски на нее похожий – будто призрак того блестящего федерального офицера, которого знала Вина. Факт, что она выглядит потрепанной, растерянной и особенно, что держит в руках направление в практически родную психиатрическую лечебницу, был очень подозрительным.
Приготовившись выхватить фазер, если этот «призрак Лизы» сделает хоть одно подозрительное движение и чем-то покажет, что узнал ее, баджорка открыла лицо и осторожно спросила:
- Зачем вам туда? Вы вообще умеете читать по-баджорски?
Женщина равнодушно посмотрела на Вину, потом на свой листочек, потом опять на Вину. Потом пожала плечами и ответила:
- Так это баджорский? Нет, не умею... Вроде бы.
Она еще раз посмотрела на листок, и на лице отразился весь мыслительный процесс, происходивший у нее в голове.
- Знакомые буквы, но нет... не помню... А что здесь написано?
Что-то сдвинулось в этом больном, безумном мире, пока Вина сидела взаперти, это точно. Все будто сошли с ума… А если… кое-кто и правда не в своем уме? Это было странно, непонятно и нереально… но Вина сильно сомневалась, что за 2 часа, прошедших с ее побега, Мори успела вызвать своего бывшего первого офицера со станции, загримировать ее и подослать, чтобы заманить ее в ловушку. Более всего Вина сомневалась, что Мори вообще способна придумать такой хитрый план. А значит, все было по настоящему.
- Не важно, что там написано, важно, что тебе туда не надо, - твердо сказала баджорка. Она протянула руку и осторожно отвела мокрые пряди волос от лица Лизы, провела пальцем по ее лбу и щеке.
- Дай-ка я на тебя посмотрю… - задумчиво проговорила она. - Ты мне напоминаешь кого-то…
- Вы знаете меня? - недоверчиво спросила женщина. - Кто вы? И может быть, вы скажете, кто я?
Она внимательно посмотрела на собеседницу - в ее взгляде сложно было что-то прочесть, может быть, она полностью ей доверяла, а может быть, хотела убить. На самом деле она пыталась найти в остатках своей памяти какое-то воспоминание о стоящей перед ней женщине. Нет, совсем ничего. И они точно не учились вместе в школе - потому что своих одноклассников она помнила очень отчетливо. Может быть - Университет? Или они работали вместе?..
- Я… - Вине пришлось соображать быстро, - Тебя зовут Лиза, - осторожна начала она, - Теперь я вспомнила. Я знаю… о тебе.
- Лиза? Дурацкое имя. Я думала, меня зовут Джейн, - она также равнодушно пожала плечами. - Но Лиза так Лиза. Расскажи мне, что ты знаешь. И кто ты.
- Джейн Доу, как же, - хмыкнула баджорка. Снова положив руку на запястье Лизы, она сказала:
- Расскажу, но не сейчас и не здесь. Небезопасно, - она кивнула за желтое здание Администрации. Слишком долго она простояла под самыми окнами с открытым лицом, - Я знаю место получше… как минимум, посуше.
Лиза снова пожала плечами и пошла за новой провожатой. В последнее время все, что ей оставалось – это следовать за кем-то: за доси с их кораблем и советами, за куском записки с закорючками, которых она не понимала, за молодой женщиной, утверждающей, что она ее знает…
Вина сама не знала, куда идет. Вести Лизу в склад, который она уже успела посчитать своим, она пока бы не рискнула… Ответ пришел сам собой через квартал пути – в виде очереди. Толпа промокших баджорцев нестройной цепочкой извивалась по улице, стремясь попасть… Вина не знала точно, куда, здесь все дома казались ей одинаковыми, но над очередью витал сытный запах похлебки из каттерпода. У некоторых баджорцев в руках были миски и маленькие котелки…
- Нам сюда, - коротко бросила баджорка.
- Что здесь происходит? Не самое живописное место, - почему-то у Лизы было стойкое ощущение, что она видела места и поживописнее.
И явно жила не здесь. Об этом говорило не только ощущение, но и остатки здравого смысла - она не была похожа ни на здешних обитателей, ни на Вину - во всяком случае, носом. Клерк в Администрации говорил что-то про землян - наверное, это и была ее раса.
- Это… - Вина запнулась, раздумывая, как объяснить такую простую вещь, как очередь за едой под ледяным дождем. Ей казалось, что все ее детство прошло в таких очередях на Вало 3, и она не думала, что когда-то снова вернется в прошлое. Вот что бывает, когда баджорцы расслабляются и сворачивают со своего пути…
- Это место, где те кормят тех, у кого ничего нет. Вот у тебя есть какие-нибудь деньги?
- Деньги? Нет, денег нет, - честно ответила Лиза. Странно, раньше этот вопрос ее как-то особенно не волновал. И воспоминания из прошлого подсказывали, что и _совсем_ раньше - тоже. Деньги... А ведь они нужны! - У меня ничего нет. А раньше было? Расскажи мне про меня! - она резко вцепилась в запястье Вины, да так неожиданно, что та вздрогнула. - Что ты знаешь?
- Что ты делаешь? Спокойнее, спокойнее! – баджорка огляделась по сторонам – никто ли не заметил вспышку Лизы, - Я о тебе слышала… - Вину озарило вдохновение, - Честно говоря, я здесь, чтобы помочь тебе. Да-да, я тебя отсюда вытащу. Если конечно, ты не захочешь сначала закончить свои дела на этой планете и разобраться с теми, кто ответственен за то, что ты здесь и в таком состоянии…
- Ты знаешь, из-за кого я здесь? - воскликнула она. Кажется, эмоции начали возвращаться к женщине, и она постепенно выходила из своего ступора. Новая знакомая волшебным образом вселяла в нее жизнь. - Прошу тебя... Пожалуйста!
- Разумеется, - Вина пожала плечами, - Тебя зовут Лиза фон Кролок и ты выросла на одной планете в системе Вало. Не удивляйся, твою расу можно встретить в самых странных уголках галактики, даже этом куске среди баджорских беженцев. Именно поэтому баджорские идеограммы тебе показались знакомыми. Правда, когда ты была маленькой, эта планета была слишком близко к границам Кардассии, а кому какое дело до нескольких людей, которые там застряли? Федерация не будет начинать войну из-за такой мелочи, потому что «благо многих перевешивает благо одного», а Федерация, знаешь ли, очень большое государство, так что благо очень многих просто не замечает ничего вообще, - рассказывала баджорка, пока женщины продвигались в очереди.
- Кардассия? - Лиза наморщила лоб, пытаясь вспомнить. Да, она определенно помнила Кардассию. Там была война. И была Оккупация. Она тоже была как-то связана с Кардассией. Только кто кого оккупировал: сама Кардассия, или кто-то ее?- Да, я, кажется, помню... Но что потом?
Вина испытывающее посмотрела на собеседницу и решила пока не вдаваться в запутанные подробности баджорской политики за последнего века.
- Потом оккупация закончилась, и казалось, что теперь все будет хорошо, но по сути ничего не изменилось, и ты сбежала в Федерацию в надежде на лучшую жизнь: получить образование и профессию, приносить пользу, забыть, что такое деньги, есть в любое время, а не когда дойдет твоя очередь… - Вина протиснулась к прилавку, когда пришел ее черед, и приняла из рук раздающего маленькую металлическую миску с супом. Здесь она не боялась, что ее узнают – слишком много людей было вокруг. Подождав, когда свою порцию получит Лиза, она направилась к длинному столу, рядами которых была оборудована эта наскоро организованная столовая.
__________________________________

Вместе с Виной, конечно:)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 17 09 2008, 20:58:24
8 июня 2379 года, 13:53
Орбита Бэйджора 8

Котма как раз перечитывал сухие сводки новостей  о очередном обострении политической обстановки на Кардассии, когда голос капитана вдруг раздался из динамиков внутренней связи корабля:
- Вниманию пассажиров: из-за сложных погодных условий, сложившихся на Бэйджоре 8, мы не сможем воспользоваться транспортером и будем вынуждены совершить посадку на местном космодроме. Мы войдем в атмосферу планеты через несколько минут. Пожалуйста, убедитесь, что ваши ремни безопасности пристегнуты. – с негромким треском  динамики смолкли.
По салону транспортника прокатился вздох негодования, сменившийся щелканьем застегиваемых ремней.
«Должно быть, плазменный шторм причина всей этой непогоды», - догадался Котма, откладывая в сторону падд и выуживая грязный затертый ремень из небольшой щели между креслом и обшивкой. Он прильнул к иллюминатору, тщетно пытаясь разглядеть что-нибудь через толстое матовое стекло.
Вдруг корабль тряхнуло. Кто-то из пассажиров ойкнул, а пожилая баджорская женщина, сидевшая в двух рядах впереди болианца выронила из рук небольшую сумку. В сумке что-то звякнуло. Где-то поблизости захныкал ребенок.
Последовал еще один ощутимый толчок, а сразу за ним – третий, послабее.
«Интересно, к какому поколению принадлежит транспортер на этом корабле? И есть ли тут какой-нибудь другой транспортер кроме грузового?», - размышлял Котма на пути вниз к, как потом оказалось, негостеприимной поверхности Бэйджора 8.

8 июня 2379 года, 13:59
Бэйджор 8

Они ощутили на себе еще несколько толчков турбулентности, прежде чем транспортник благополучно приземлился на узком квадрате расчищенной земли посадочного поля на окраине местной столицы.   
В начале салона появился капитан транспортника в сопровождении первого помощника. Пока его подручный открывал дверь, капитан обратился к пассажирам:
- За последние несколько часов на Бэйджоре 8 произошли несколько природных катаклизмов, в результате которых множество людей остались без крова. Многим требуется медицинская помощь. Здешний представитель баджорских вооруженных сил  поручил нам забрать как можно больше беженцев и доставить их на Дип Спейс 9. В связи с этим я вынужден сообщить вам, что прибытие на станцию откладывается еще на час-полтора, пока мы не закончим погрузку раненных.
Несколько человек, уже было направившихся к выходу, услышав о катаклизмах, повернули назад. Другие, напротив, заторопились вперед, к двери.
«К тому времени, когда транспортник покинет планету, спасательная команда со станции будет уже наверняка на полпути сюда.», - подумал Котма. «Будет лучше, если я просто подожду их прибытия. Может, я смогу оказаться полезен.», - Котма поднялся на ноги и направился к выходу.
Стоило ему шагнуть за пределы корабля, он сразу почувствовал сырость и суровость здешнего климата. Неуверенно шагая вслед за нагруженными вещами баджорцами, он двигался в направлении приземистого здания космопорта...


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 19 09 2008, 14:32:00
8 июня 2379 года, 15:09
Бэйджор 8

Поблуждав немного по космодрому и осознав, что найти остановку монорельса или поймать такси у него не получится, Котма попробовал привлечь к себе внимание офицера баджорских вооруженных сил, руководившего погрузкой раненных.
Когда он понял, что и это ему не удастся, он схватил за рукав пробегавшего мимо солдата рангом пониже. Тот хотел было огрызнуться и продолжить движение, но заметив форму звездного флота, остановился и на вопрос, где находится администрация, быстро объяснил, как до нее добраться.
У Котмы ушло не меньше часа на то, чтобы пешком преодолеть расстояние от космодрома - похоже, единственного здания в округе, чьи стены не были выкрашены в желтый цвет, - до здания с баджорским стягом на двери.
Едва он приблизился к зданию, его тут же окружила толпа беженцев, осыпавших его вопросами и протягивавших к нему руки. Кто знает, чем могло бы это все обернуться, если бы не баджорские солдаты, услышавшие шум снаружи и выскочившие из здания на улицу проверить, что происходит. Они оттеснили толпу и сопроводили Котму внутрь.
В приемной коммандера встретила еще одна толпа, уже менее шумная и активно настроенная, но все равно наводившая на мысль, что баджорские толпы – это некое универсальное явление, возникающее в любом месте, где собирается больше трех представителей этой расы. Попытавшись наугад пробраться в первый же попавшийся кабинет, Котма натолкнулся на усталого молодого администратора.
- Вам кого? – раздраженно спросил баджорец, - Тоже заблудились и забыли свое имя?
- Имя свое я помню, а вот поплутать мне пришлось. Хоть бы указатели расставили, - раздраженно ответил Котма.- Мне нужно увидеться с вашим начальником или любым другим человеком в этом здании, способным определить, где я пригожусь лучше всего.
- Вы прилетели на федеральном корабле, способном эвакуировать наши поселки, и привезли промышленные репликаторы, обещанные нам еще 2 недели назад? – осведомился администратор, - Нет? Тогда как вы можете помочь? Будете вручную носить мешки с песком для укрепления нашей дамбы?
- Может, и буду, если придется, но сперва я бы хотел убедиться, что вам не нужна помощь в координации усилий по созданию временных убежищ и поддержанию порядка на улицах. Пока, судя по тому, что я видел, все действуют разобщенно и порой даже мешают друг другу.
Баджорец собирался что-то ответить, но ему помешала открывшаяся за его спиной дверь и донесшийся из соседнего помещения женский голос:
- Что там происходит на этот раз, Пинар? Скажи, пусть ждут своей очереди!
- Я сказал! – начал оправдываться администратор, - Но этот синекожий господин…
- Синекожий? – в дверях появилась темноволосая баджорка в алой форме, - Кто вы такой, мистер..? – она заинтересованно посмотрела на Котму.
- Коммандер Арден Котма, первый офицер станции Дип Спейс 9, - представился болианец. - Я здесь проездом, возвращался с базы 375 обратно на станцию. - Котма предпочел не упоминать, какая нелегкая занесла его на базу 375. - А вы, полагаю...
- Майор Мори Джанир, - женщина шагнула вперед и порывисто протянула руку болианцу, - Помощник губернатора Бэйджора 8. Пинар, - она оглянулась на администратора, - найди для коммандера чистое полотенце и сухую одежду. И горячий обед для нас обоих.
Баджорец сорвался с места и исчез в переполненном коридоре.
- Проходите, - майор пригласила Котму в свой офис, - Боюсь, у моего секретаря уйдет довольно много времени на выполнение моего поручения…
- Не беда, - отмахнулся Котма. - у вас будет больше времени на то, чтобы ввести меня в курс дела. О чем вам приходиться беспокоиться в первую очередь? Пинар упомянул что-то о дамбе...
Майор прошла в свой офис – достаточно просторный, но не вызывающий мысли об уюте, и села в кресло за длинным конференц-столом, на котором громоздилась стопка паддов и стояло несколько кружек с остатками чая. Компьютерная панель, встроенная в стол, была в полуразобранном состоянии, как заметил болианец.
- Напорно-оградительная дамба к югу от города, - объяснила баджорка, - Мы находимся в низине, мистер Котма, и река Ракаджа может угрожать нам затоплением. Теоретически. Хотя боюсь, что при скорости, с которой прибывает вода, теория грозит стать реальностью. Но послушайте, как вы оказались здесь? Я только что отправила запрос на ДС9, и не могли же вы так быстро…
Котма вздохнул и попытался прикинуть в уме, что о последних событиях в своей жизни стоит рассказывать, а что – нет.
______________________
Совместно с Арденом Котмой. Продолжение следует.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 19 09 2008, 20:44:33
8 июня 2379 года, 15:10
Кабинет полковника, Дип Спейс 9


Здравый смысл победил. Здравый смысл был обязан победить. Здравый смысл так часто проигрывает в битве с первичным побуждением, что рано или поздно из чувства собственной гордости он обязан победить. Это дело чести. И здравый смысл победил.
Торан вызвал турболифт.
— Опс.
Вознамерившись первым делом связаться с капитаном Рино, Торан, конечно, проявил не свойственное его профессии средневековое безрассудство, когда жизнь единицы некие невинные души, предпочитавшие называть себя рыцарями, ставили превыше жизней сотен. Бесспорно, это звучало благородно, но как всякое благородство таило за обольстительной маской непростительную глупость, способную если и не разрушить мир целиком, то как минимум подпортить быт приличных размеров королевству. С Рино он свяжется позже. Возможно, из кабинета полковника. Возможно, с Рино свяжется сам полковник. Сейчас же стоило подумать о судьбах баджорцев, которым грозила отнюдь не туманная опасность в лице вполне туманной и дождливой стихии.
Как показалось Торану, лифт двигался непростительно медленно, устало, с ленцой, словно давно мечтающий об отпуске труженик дилитиумных шахт Рема. Наверное, где-то в глубине механического нутра этого кардассианского слова техники на протяжении многих лет созревал он – протест; и настойчивое желание избавится от вездесущих паразитов, каждую минуту заставлявших его поднимать вверх-вниз, без всякой надежды на возможность благословенно скользнуть по параболе. Торан тряхнул головой. Если для философии и существует свой час, то он определенно должен быть послеобеденным. Часом приятного расслабления и полнейшего отсутствия работы.
Двери, наконец, распахнули, доктор вышел из лифта, кивнул находившемся в Опс и быстрым шагом направился к кабинету полковника.
- Сэр, мне срочно нужно с вами поговорить, - с порога начал он.
- А, доктор Торан, - поздоровался полковник, откладывая в сторону падд, который изучал до визита старшего медицинского офицера. Краем глаза Торан заметил в падде изображение посла Верелан.
- Что за срочность? На станции что-то случилось?
- Насколько мне известно, нет, - отвечал Торан, переводя взгляд на полковника. – Не на станции. По случайности мною было получено сообщение с Бэйджора 8. Недавний шторм причинил колонии значительный ущерб. По словам майора Мори, а именно она передавала сообщение, работы систем коммуникации, энергоснабжения и транспорта вышли из строя. Им требуется незамедлительная помощь, медицинская, гуманитарная – словом, любая, какую мы способны оказать. Я же взял на себя ответственность и заверил майора, что в кратчайшие сроки мы обязуемся сделать все от нас зависящее и помочь жителям колонии. Вероятно, часть населения придется эвакуировать на станцию… Или Бэйджор.
- Хм, - нахмурился полковник, - Мы действительно потеряли связь с колонией на Бэйджоре 8 два дня назад, и, судя по рапортам, плазменный шторм их потрепал. Конечно, правительство вскоре примет все меры, чтобы помочь этим людям, но колонисты всегда больше предоставлены сами себе, чем население основной планеты. Когда и как вы получили это сообщение, доктор? Вы верите своему источнику?
- Я вообще стараюсь ничему не верить, сэр, - сухо отвечал Торан. – Но за двадцать пять лет медицинской практики учишься отличать несмешную шутку от реальной просьбы о помощи. Считайте это профессиональной интуицией. В голосе майора Мори, вероятно, присутствовало раздражение, но, полагаю, последняя вещь, о которой она задумывалась в момент беседы со мной, было желание хорошенько поразвлечься.
Торан перевел дыхание.
- Сообщение пришло сегодня утром. Я возвращался с очередного вызова, когда меня окликнула женщина по имени М’Пелла. Это происходило в жилом кольце. Опустив подробности, скажу, ей каким-то образом удалось перенять послание майора Мори, адресованное любому офицеру Звездного Флота на станции рангом не ниже лейтенант-коммандера. Я принял сообщение, дальнейший разговор вам известен. И повторюсь, сэр, это очень не похоже на шутку. Попытайтесь связаться с колонией и выяснить ситуацию самостоятельно, если сомневаетесь… в моих источниках.
- Тише-тише, мистер Торан, - полковник приподнял руки в притворной защите, - Я вовсе не хотел подвергать сомнению ваши слова! Я уже успел достаточно узнать вас, и кое-что знаю о Мори – а именно, что если она не может выйти на связь через официальный канал, она будет пытаться подсоединиться через неофициальные и нелегальные источники – вероятно, что-то в этом роде было открыто в каюте этой М’Пеллы… Кстати, я уже где-то слышал это имя, но речь сейчас не об этом, - Талар задумчиво поскреб подбородок, - Высокопоставленные лица Бэйджора уже обсуждают возможность помощи колонии, правда, это осложняется тем, что и на самом Бэйджоре шторм вызвал пару ураганов. Мы можем связаться с Федерацией, но до того, как они прибудут сюда, тоже пройдет какое-то время. А ресурсы станции еще не восстановлены до конца, чтобы бросать их в сердце очередной катастрофы. Разумеется, я могу послать небольшое количество людей для первой помощи и более детальной оценки происходящего на Бэйжоре 8… - баджорец, хитро прищурившись посмотрел на доктора, - Что вы на это можете предложить?
Торан задумчиво приподнял левую бровь, отчего V на лбу стало много заметнее.
- Кхм, боюсь, в моем распоряжении только мои совесть и скальпель, - начал он. – Но если вам необходимы добровольцы, я готов отправится на Бэйджор 8 с тем количеством гуманитарной помощи, какое станция способна выделить не в ущерб себе, оказать населению посильную медицинскую помощь и… провести детальную оценку ситуацию. Настолько детальную, насколько это в моей компетенции. Увы, я не техник, а проблемы Бэйджора 8 таковы, что при наличии большого количества раненых практически полностью отсутствует электроэнергия. Если бы вы отрядили со мной нескольких инженеров, думаю, этим можно было бы временно ограничиться.
 - Я подозревал, что могу на вас рассчитывать, - удовлетворенно кивнул баджорец, - И я назначаю вас ответственным за эту миссию. Можете сами решить, сколько медицинского персонала вам понадобится, и кого вы оставите замещать вас на станции, а также отыщите мистера Николаева и обсудите с ним кандидатуры инженеров-добровольцев. Сколько времени вам на это понадобится?
- Немного, постараюсь уложиться в ближайшие часы. Но это не все, сэр. Я не успел связаться с капитаном Рино, поэтому надеюсь, вы согласитесь передать ей слова майора Мори. Она просила капитана быть осторожной. Не знаю, в чем причина ее беспокойства, связь резко оборвалась, но голос майора был крайне взволнованным. Не хочу строить догадок, но думаю, капитану грозит опасность. Теперь я сказал все. Я могу идти, сэр?
- Я позабочусь, чтобы капитан Рино услышала ваше предупреждение, хотя тоже ума не приложу, что имеется в виду. Кроме того со своей стороны я постараюсь связаться по официальным каналам со своим правительством и с Федерацией – не думаю, что на это уйдет больше двух дней, но до тех пор вы будете один, особенно учитывая качество связи. Сообщите, когда будете готовы к отбытию, и к тому времени я предоставлю всю необходимую информацию о Бэйджоре 8 и людях, с которыми вам придется иметь дело. 
- Благодарю, сэр. У меня уже имеется опыт руководства подобного рода операциями, поэтому сложностей возникнуть не должно. Когда подготовка будет завершена, я немедленно свяжусь с вами.
- Хорошо, в таком случае вы можете быть свободны, доктор.
Торан кивнул полковнику и вышел из кабинета. Впереди предстояло немало работы и сказать, что предстоящие хлопоты были Торану в тягость, означало немилосердно солгать. Заниматься полезным вещами и приносить пользу – чертовски приятное чувство. На первых порах.
_____________________________________
Совместно с полковником в лице Мори Джанир



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 23 09 2008, 21:41:31
8 июня 2379 года, 17:30
Лазарет, Дип Спейс 9

Поговорив с полковником, Торан решил не тратить времени попусту и первым делом заняться набором волонтеров. Он не знал точно, с какими сложностями ему предстоит столкнуться на Бэйджоре 8, но и сомневался, что впереди ожидается нечто более серьезное, чем сломанные ребра и захворавшие колонисты, а поэтому был уверен – добровольцы найдутся. Просто стоит искать получше и не скупиться на красноречие, которое, к слову, за последнее время сослужило ему отнюдь не самую благостную службу. Впрочем, назначение ответственным за доставку гуманитарной помощи и общее проведение миссии милосердия Торана ничуть не смущало. Он любил командовать и, что гораздо важнее, умел. Как-никак общий срок службы в Звездном Флоте обязывал его быть если и не самым гуманным и даровитым командиром, то как минимум ответственным и разумным лидером.
Разобравшись с мыслями, Торан вернулся в лазарет. Прежде всего необходимо просмотреть личные дела каждого медицинского работника станции и мягко, но настойчиво предложить лучшим из них отправиться на Бэйджор 8, а по ходу изучения картотеки выбрать собственного заместителя на время отсутствия. С другой стороны, в этом не было нужды. Энсин Лар вполне могла прекрасно справиться с поставленной задачей самостоятельно, как бы не была молода дженай, ее профессионализм заслуживал доверия.
Проведя около часа за изучением документации, Торан удовлетворенно хмыкнул, и нажал на коммуникатор:
— Энсин Т’Нэрэ, это коммандер Торан. Срочно зайдите в лазарет.
— Да, сэр.
Войдя в лазарет, Т'Нэрэ сразу поняла, что случай незаурядный. Доктор Торан выглядел более задумчивым и хмурым, чем обычно. Он крайне редко обращался к энсину персонально, и свое мнение о докторе Т'Нэрэ составляла по большей части из наблюдений. А все наблюдения говорили о том, что доктор немногословен и серьезен - отличные качества для врача. В его обществе вулканка чувствовала себя вполне комфортно - не надо было пытаться адаптировать официальную речь под условия повседневной жизни.
Больных в лазарете не было, и можно было сделать вывод, что темой разговора будет не обыкновенная медицинская рутина. Т'Нэрэ ничего не сказала и вопросительно взглянула на доктора, слегка вздернув бровь.
— Энсин, Т’Нэрэ, — начал Торан, пристально разглядывая серьезную, по неизменной традиции расы, вулканку. — Вы очень пунктуальны. И, стоит отметить, это не единственное и далеко не главное из ваших положительных качеств. Я просмотрел ваш послужной список, — Торан достал один из разложенных на столе паддов и быстро пробежал глазами написанное. — И пришел к выводу, что вы могли бы принести неоценимую пользу, согласись вы отравиться вместе со мной на Бэйджор 8. Недавний плазменный шторм нанес колонии значительный ущерб, имеется множество пострадавших, мне необходимы опытные и квалифицированные медики. Если вы  готовы выступить добровольцем, лично я и несомненно колонисты будут вам искренне благодарны.
Торан смолк, выжидающе глядя на вуканку. За время пребывания на станции ему так и не выпало возможности познакомиться с ней поближе; а если бы подобная возможность и была предоставлена, Торан едва ли воспользовался ею. В отношениях с подчиненными доктор старался держать дистанцию. Получалось отменно.
У Т'Нэрэ ушло несколько секунд, чтобы проанализировать информацию. Бэйджор 8. Пострадавшие. Помощь. Никаких причин отказываться найдено не было, да и нечасто у энсина появлялась возможность разнообразить свою работу. А вернее, почти никогда. Это была первая миссия такого рода, и, кажется, задание предстояло интересное и в чем-то непредсказуемое.
- Я готова. Когда отправление?
— Похвально, энсин, — ответил доктор. — Я не сомневался в вашем согласии. По поводу сроков отбытия я пока ничего сказать не могу. Мне необходимо переговорить с инженерами и полковником. Но прошу вас постоянно быть на связи. Полагаю, мы отправимся не ранее завтрашнего утра. Если у вас есть какие-либо вопросы – можете задавать. Я отвечу.
- У меня нет вопросов, - сказала вулканка, и, получив разрешение удалиться, кивнула и вышла из лазарета.
По дороге в свою каюту энсин не могла не думать о предстоящей миссии. С момента прибытия на станцию она ни разу ее не покидала, и еще не имела опыта работы в условиях, отличных от стандартных. Вулканка очень быстро прогнала мысли о ничтожной, но существующей вероятности того, что она не сможет приспособиться к новым обстоятельствам и не оправдает возложенных на нее надежд. Но служба в Звездном Флоте всегда подразумевает готовность приспосабливаться и изобретать, поэтому новое задание могло стать неплохой проверкой собственных сил, а также хорошей возможностью чему-то научиться.
Проводив взглядом вулканку, Торан снова вернулся к изучению паддов. Если остальные подобранные им кандидатуры будут столь же сговорчивыми, помощь колонистам не заставит себя ждать. Остается переговорить с инженерами и отправляться в путь.
______________________________________________
Совместно с энсином Т'Нэрэ



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 23 09 2008, 22:47:22
Бэйджор 8, Новый Дженмир, общественная столовая
17:43

- На чем я остановилась? – Вина Ориен искоса посмотрела на свою спутницу, когда женщины заняли свободные места за одним из длинных столов, рядами которых была оборудована наскоро организованная общественная столовая для пострадавших от наводнений и ураганов, обрушившихся на Бэйджор 8, - Кажется, что-то о твоей учебе и о Федерации…
- Я училась в Федерации? - остатки памяти Лизы услужливо подкинуло ей картины безоблачной студенческой жизни - в основном в серых официальных тонах.
- Угу, - невнятно ответила баджорка, прихлебывая суп, - Тебе повезло, это был момент, когда в Академию Звездного Флота было легче попасть, если ты прибыл из неблагополучного района возле кардассианских границ. Что-то вроде… милостыни, какие-то квоты, наверное. Академия Звездного Флота – это такое место, где тебе предоставляют не только определенный набор дисциплин, но и пытаются сделать из тебя человека определенного склада – честь и благородство, уважение к командной цепочке… Честно говоря, я не понимаю, как можно пройти это и остаться собой, да и хорошо это или плохо… - Вина увлеклась собственным жизнеописанием, подаваемым под видом истории Лизы, но вовремя опомнилась, - В общем, у тебя получилось, ты закончила с грехом пополам Академию и только тогда окончательно поняла, что это не твое. Знаешь, бывает ведь так…
- Конечно! Я... Я почти помню, как чувствовала, что мне это не нравится, это противно самой моей сущности... И что же? Я ушла оттуда?
- Ушла и вернулась домой… - по инерции продолжила баджорка, но как только она осознала, что только что сказала федератка, ее ложка застыла на полпути ко рту, - Кстати, а что именно тебе было так противно? – заинтересованно спросила она, - В смысле, кажется, ты начала что-то вспоминать сама! Сосредоточься на этих чувствах, это тебе очень поможет.
Лиза закрыла глаза и попыталась вспомнить. Она очень хотела, чтобы это помогло и ей, и ее новой подруге... И, кажется, память была милостива к ней. Она помнила федеральный корабль - или станцию, или даже саму Академию - и людей на ней, они что-то говорят, но лица расплываются. Холодные стены, формальные голоса, серые и синие краски... А потом - вдруг, неожиданно - у нее в руке появляется фазер, и она стреляет в одного из них. Зачем она это сделала? Она отчетливо помнила, как ее рука лежала на фазере, как палец нажал на спуск...
- Я... Я ведь сбежала оттуда, да? Но почему? Что я сделала? - воскликнула Лиза.
- Они не понимали тебя, и их политика шла во вред твоей родине, - осторожно ответила Вина, - А когда ты пыталась вразумить их, они тебя не слушали. И в конечном итоге ты оказалась тут – на пороге психиатрической лечебницы, потеряв память не только о плохом, но и о хорошем, что было у тебя в жизни.
- Это ужасно, - честно произнесла Лиза. Потому что это и правда было ужасно. - Неужели я здесь из-за них? Но что со мной случилось? Что они сделали?!
- Федерация и ее марионетки на Бэйджоре лишили тебя дома, отказали в свободе убеждений и слова! – горячо зашептала баджорка, - Ты пыталась бороться против этого и в результате… несчастного случая лишилась памяти. Но благодаря твоим друзьям, в число которых я, конечно же, вхожу, теперь ты нашлась и можешь продолжить дело своей жизни – борьбу во благо Бэйджора… то есть своей родины.
Вина оценивающе посмотрела на собеседницу. Лгать и запутывать эту беспомощную женщину оказалось неожиданно приятно. Приятно, когда кто-то полностью находится в твоей власти, когда ты можешь рискнуть предпринять попытку вылепить заново личность живого человека – такой шанс выпадает нечасто. Так что ей, можно сказать, невероятно повезло.
И судя по тому, что Лиза не вскочила на ноги, опрокидывая тарелку, и вообще ничем практически не отреагировала на «историю своей жизни», замыслу Вины суждено осуществиться. Она уже предвкушала, как вложит в руку Лизы свой фазер и направит эту руку на некого местного майора. Посмотреть бы на лицо Мори, когда она поймет, что последнее, что она увидит, это лицо ее бывшей подчиненной! И посмотреть бы на лицо Лизы, если она успеет вспомнить и понять, что сделала. Правда, второе – скорее из области невозможного. Потому что когда – и если! – это произойдет, сама Вина Ориен будет уже далеко, на ДС9, где есть еще люди, которым еще надо раздать их должки.
_______________
Вместе с Лизой, краткая биография которой скоро появится в соответствующей теме.
Продолжение следует.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 09 10 2008, 15:07:27
8 июня 2379 года, 16:48
Бэйджор 8, Новый Дженмир, Администрация

- Напорно-оградительная дамба к югу от города, - объяснила баджорка, - Мы находимся в низине, мистер Котма, и река Ракаджа может угрожать нам затоплением. Теоретически. Хотя боюсь, что при скорости, с которой прибывает вода, теория грозит стать реальностью. Но послушайте, как вы оказались здесь? Я только что отправила запрос на ДС9, и не могли же вы так быстро…
Котма вздохнул и попытался прикинуть в уме, что о последних событиях в своей жизни стоит рассказывать, а что – нет. Однако, от ответа его избавила приоткрывшаяся дверь в офис и появление баджорца-администратора. В его руках не было ни сухих полотенец, ни миски с горячим супом, и выглядел он взволнованным.
-Простите, - с натянутой вежливостью улыбнулась майор Мори, и прежде, чем Котма успел что-то возразить или даже предложить, выскользнула из своего кресла и присоединилась к своему администратору в приемной. Дверь осталась неплотно прикрытой – специально или случайно болианец не мог бы сказать, но он слышал практически весь разговор.
- Что еще случилось? – устало спросила майор.
- Их все больше и больше, майор, - быстро проговорил баджорец, - И они продолжают собираться перед нашим зданием.
- Да, Пинар. Я могу видеть толпу в окно.
- Скоро вы сможете их и слышать, мэм, - недовольно сообщил молодой мужчина, - Кажется, кто-то уже придумал, какую религиозную базу подвести под наши несчастия.
- Нет ничего хуже толпы религиозно настроенных фермеров, - вздохнула Мори, - Может, они и имеют право на возмущение, но таким образом они только мешают нам помочь нам всем. Но возможно, с помощью нашего гостя-коммандера я смогу их убедить, что для паники и беспорядков нет причин…


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 12 10 2008, 21:15:51
8 июня 2379 года, 17:03
Бэйджор 8, Новый Дженмир, Администрация

- Нет ничего хуже толпы религиозно настроенных фермеров, - вздохнула Мори, - Может, они и имеют право на возмущение, но таким образом они только мешают нам помочь нам всем. Но возможно, с помощью нашего гостя-коммандера я смогу их убедить, что для паники и беспорядков нет причин…
Женщина повернулась к своему офису, но администратор Пинар продолжил все тем же быстрым шепотом, который гарантированно привлекал внимание любого постороннего слушателя:
- Но это еще не все, мэм!
Мори покосилась на коммандера Котму – тот все еще сидел за столом в ее офисе, откинувшись на спинку кресла. Неожиданно на стол перед ним что-то капнуло с потолка. Болианец поднял голову и теперь был, казалось, полностью поглощен поиском источника влаги.
- Это дамба, не так ли? – обреченно предположила майор.
- Мэм… - Пинар запнулся, - Боюсь, что да, мэм.
- Насколько все плохо?
- Наши люди на реке пока не могут сказать точно. Болтают что-то о микротрещинах и возрастающем напряжении, - молодой человек скривился, - Они прислали вам доклад.
- Лучше бы они прислали человека, который посветил бы меня в детали, - нахмурилась баджорка, - У меня сейчас совершенно нет времени читать доклады. Выбери из него самое важное, Пинар – сколько еще дамба будет нас защищать от разлива реки, что мы можем сделать, чтобы ее укрепить, и какой ущерб широкомасштабное наводнение нанесет строениям поселка.
- Есть, мэм!
- Людей из палаточного городка продолжайте размещать…
- Но мы уже заняли все помещения психиатрической лечебницы! – горячо зашептал администратор.
- Склады и космопорт, - коротко ответила Мори, - Нам остается только ждать эвакуации и помощи от Федерации и Бэйджора. А сейчас я бы все-таки хотела поговорить с этими крикунами под окнами… - она снова обернулась на незакрытую дверь в свой офис. Коммандер Котма смотрел на нее, и она натянуто улыбнулась в ответ.
- Я пойду вперед. Приведи мистера Котму через несколько минут – он послужит доказательством, что нас не бросили и помощь скоро будет. И… вот еще, Пинар. Что слышно от группы, отправленной к обломкам шаттла?
- Того, который разбился утром возле реки?
- Да-да, - быстро ответила Мори, снова нервно оглянувшись на коммандера.
- Боюсь, что не могу сказать, мэм, - развел руками администратор, - Но я проверю и сообщу вам, как только смогу.
Майор сделала несколько шагов к своему офису, открыла дверь шире и обратилась к болианцу:
- Прошу меня еще раз извинить, мистер Котма. Боюсь, нам придется продолжить наш разговор позже, а сейчас возникли некие дела, требующие срочного разрешения. Мой помощник, Пинар, введет вас в курс дела.
Снова не дав болианцу шанса ответить, женщина пересекла приемную и скрылась в коридоре, оставив вместо себя молодого баджорца, который с некой опаской уставился на федерата в ожидании неизбежных вопросов, на которые придется отвечать.

В коридоре Мори практически сразу осадили ее соотечественники. «Что вы будете делать дальше?», «Кто заплатит мне за ущерб моему полю каттерпода?», «Где моя внучка, Этана Кол? Вы не видели маленькую девочку?», «Что говорит губернатор Джеттор?», «Когда нас эвакуируют? Где корабли с Бэйджора? Вы обещали, майор!».
Идея выйти из офиса оказалась не такой уж удачной. Оказавшись среди людей, в панике требовавших ответа за происходящее, Мори с ужасом подумала о еще большем море людей, ждущих ее снаружи и задающих те же вопросы, но гораздо громче…


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 15 10 2008, 21:28:26
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  возле административного здания
18:04

…Вина Ориен понимала, что Лизе требуется время на осмысление «истории своей жизни», а потому не мешала ей. В молчании женщины быстро шли по узкой улице поселка. Дождь почти перестал, хотя неприятные мелкие капли в воздухе никуда не делись, зато ветер все крепчал и звенел в расшатанных листах металла,  покрывавших крыши строений. Надо найти укрытие, пока природа Бэйджора 8 не обрушила на Новый Дженмир свой следующий удар. Оставаться здесь было опасно – не только в поселке, но и на этом комку земли, будто в насмешку названном планетой.
Зябко кутаясь в брезентовый плащ, баджорка сжимала в руке свое оружие. Она не была уверена, что Лиза о нем не знает. Она вообще не была до конца уверена, что федератка поверила в ее байки… Но вот ведь идет за ней, пригибаясь от ветра и с опасением поглядывая на здания по обе стороны узкой улочки – то ли страшилась наблюдателей в темных окнах, кое-где уже заколоченных досками, то ли беспокоясь из-за строительного мусора, который время от времени срывался с крыш и стен. И никто не скажет, что происходит в ее разбитой голове…
Возможно, пора все закончить – здесь и сейчас. Вина осторожно обернула руку плащом и попыталась очистить рукоятку фазера от отпечатков пальцев и следов своей ДНК. Федератка остановилась, замерла на месте, и Вина внимательно вгляделась в ее бледное лицо, окаймленное слипшимися от влаги прядями темных волос, стараясь запомнить его, запомнить блуждающий полубезумный взгляд. Может, она никогда больше не вспомнит свое настоящее прошлое, навсегда останется не в своем уме. Для Вины Ориен забыть, кто она такая, забыть свою историю и историю своей планеты, лишиться всего, что она есть – было бы наихудшим наказанием. И именно поэтому она так сопротивлялась всем моральным нормам и правилам, которые пытались вложить ей в голову в Академии Звездного Флота и тот жалкий врач, у которого она проходила стажировку.
Мыли о прошлом на миг затуманили мысли баджорки, и она не сразу поняла, что Лиза остановилась не просто так. Ее внимание тоже привлек гул голосов на маленькой площади, где они сегодня и встретились – перед желтым зданием администрации. А из шума сотни раздраженных баджорцев и свиста ветра выныривал один женский голос – то уверенный, то мягкий, привыкший убеждать. Знакомый голос.
Вина почти бегом бросилась на площадь и ввинтилась в толпу. Лишь краем сознания она заметила Лизу рядом. Схватив женщину за запястье, она продолжила пробираться через ряды людей. Ошибки быть не могло – на крыльце Администрации, возвышаясь над мокрыми фермерами на высоту нескольких ступеней, стояла майор Мори Джанир – в своей алой форме, мелкие капли дождя блестят на прямых черных волосах и светло-коричневой коже.
- …И мы продолжаем делать все возможное, - говорила она, повышая голос, чтобы ее было слышно всем, - Всего 2 часа назад мы получили подтверждение содействия Федерации. Все, кто захочет эвакуироваться на основную планету, будут эвакуированы. Все, кто захочет остаться, будут переправлены в безопасные регионы материка. Уже сейчас все имеющиеся у нас шатлы, достаточно большие, чтобы без опасности попасть в грозовой разряд подняться в воздух, совершают рейсы к комплексу пещер в западных горах. И коммандер Арден Котма может подтвердить все мои слова…
Вина перевела взгляд с лица майора и заметила в открытом дверном проеме, кроме не вызывающих вопросов баджорцев, одного болианца в федеральной форме. Даже с такого расстояния можно было разглядеть его красную водолазку. Он сделал шаг вперед, и Мори отошла чуть в сторону, пропуская его.
Что говорил болианец, Вина не слушала – да и его голос был тише, хотя таким же уверенным.  Баджорка отпустила запястье Лизы…
Сейчас… Сперва насквозь федеральная майор, потом Лиза, потом этот болианец. Баджорская система – для баджорцев... Три выстрела – все, о чем Вина могла просить Эмиссара.



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 20 10 2008, 10:08:40
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  возле административного здания
18:04

- Здравствуйте. - с трудом подбирая слова, обратился Котма к угрюмой толпе собравшихся. Он из всех сил старался держаться естественно, как если бы увещевать баджорских колонистов было для него обычным делом. Десятки пар глаз настороженно и с недоверием взирали на него из-под низко надвинутых  капюшонов и широкополых шляп. – Как уже было сказано, Федерация серьезна в своих намерениях оказать любую необходимую помощь баджорским колониям. Я знаю, что существует угроза прорыва дамбы на реке Ракеджи..
- Ракаджи. – спокойно поправил его статный мужчина, с проседью в волосах и пронизывающим взглядом, стоявший у самого крыльца администрации. Чопорно одетый, он не походил на фермера (а они на площади преобладали)
- Да, спасибо...- отозвался Котма, бросил косой взгляд на майора Мори и не получив ответа, продолжил:
- Так вот, у спасательной партии, которую направит сюда Звездный Флот, обязательно будут оборудование и специалисты, способные укрепить дамбу на реке Ракаджи в самые кратчайшие сроки. Сейчас важно сохранять спокойствие и не препятствовать усилиям местной администрации стабилизировать ситуацию...
- Знаем мы, как они стабилизируют ситуацию, - в очередной раз прервал его незнакомец. Он говорил негромко, но достаточно отчетливо, чтобы его слышали окружающие.
- Что вы хотите этим сказать, Ли Фалор? – спросила выступила вперед майор Мори. Судя по всему, майор его знала и была не слишком-то рада встрече.
- Лишь то, что я видел собственными глазами. – ответил Фалор, и, повернувшись к толпе, продолжил:
- Я видел, что баджорские солдаты выносили компьютеры и мебель из здания школы в Катмуре и грузили их в ховеркар, вместе того, чтобы содействовать в эвакуации населения.
- Ли, вы не упомянули, что к тому моменту все население Катмура уже было эвакуирована, по крайней мере, та часть, что пожелала покинуть поселение. – бескомпромиссно заявила Мори.
- Я и мое единомышленники остались, потому что администрация отказалась предоставить защиту нашего имущества от мародеров. Я, слава Пророкам,  твердо стою на ногах, но для многих разгул стихии и бездействие властей может обернуться разорением.
Из толпы послышались одобрительные возгласы, хотя большая часть собравшихся, насколько мог судить Котма, все еще сохраняли нейтралитет.
- Пока вы спасаете федеральное имущество, - продолжал Ли Фалор. –  наши посевы будут затоплены, а дома разграблены. Вы вините ионный шторм во всех наших бедах, но знаете, кто – настоящий виновник? Губернатор Джеттор и его прихвостни! Если бы они укрепили дамбу раньше, ущерба было бы гораздо меньше. Они этого не сделали, потому что забыли учение Пророков!...
«Дело принимает скверный оборот», - подумал Котма.
- Позор губернатору Джеттору! – воскликнул Фалор.
- Позор! – отозвались в едином порыве десятки голосов. – Позор!
Сразу несколько человек из толпы швырнули комья грязи и булыжники в здание администрации. Встреча с населением была окончена. 


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 20 10 2008, 23:04:14
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  Администрация
18:49

…Очередной камень ударил в запертую дверь административного здания. Не сказать, чтобы фермеры действительно старались устроить бунт – скорее они это делали по привычке и из неумения показать свой протест другими способами. Многие, ворча, начали даже расходиться, несмотря на попытки Ли Фалора произнести речь. Очевидно, с его более простоватых соотечественников уже хватило Мори и Котмы. Свои жизни и здоровье им были дороже.
- Кажется, осада нам не грозит, - Пинар театрально смахнул со лба несущестующую испарину, стараясь разрядить обстановку.
Котма смерил молодого администратора задумчивым взглядом. Когда толпа вдруг пришла в движение, на какой-то момент казалось, что ситуация станет опасной – камни и грязь, придушенный крик злобы какой-то женщины, которую, вроде бы, толкнули, поспешное отступление за двери администрации…
- Им скоро надоест, - поморщилась Мори, убирая со лба мокрые пряди черных волос, - Какая все-таки ирония… Из некоторых из нас получаются великолепные, харизматичные лидеры, способные вдохновлять и вести за собой толпу, но в большинстве своем у нас куда лучше получается слушать, кивать, потрясать кулаками и роптать. Вы этого еще не заметили, мистер Котма?
- Боюсь, я еще не слишком знаком с вашим народом, - вежливо покачал головой болианец.
- Только потому, что он находится в родстве с тем самым Ли Наласом, - Мори выглянула в окно и оценила обстановку на площади, - Фалор считает, что имеет на что-то право! – майор фыркнула и раздраженно передернула плечами.
Арден решил пока не выяснять подробностей родственных связей чопорного мужчины, ставшего сегодня его оппонентом. Сейчас кое-что тревожило и удивляло его несколько больше.
- А где сам губернатор Джеттор? – осторожно спросил он.
Майор жестом предложила вернуться в ее офис, и прикрыв за собой дверь, ответила:
- Губернатор – милый старичок, когда дело касается посадок каттерпода, дегустации спрингвайна и присутствия на деревенских свадьбах. Но не тогда, когда дело заходит о расчете средств на починку дамб и дорог и корпусе баджорских вооруженных сил. Именно поэтому ему нужен помощник. И мне очень жаль, что меня здесь не было последние два месяца, - жестко сказала майор, - Мне не следовало улетать.
- Так где же… - напомнил болианец свой изначальный вопрос.
- Я эвакуировала губернатора и его семью на Бэйджор в числе первых. Многие разумные жители последовали за ним – те, кто помнят, что было здесь во время Доминионской войны, и как затем мы сумели восстановить фермы и поселки. К сожалению, должна признать, нынешнее бедствие наносит Бэйджору 8 куда больше ущерба, чем нанесла война…
- Мэм? – в офис заглянул помощник майора, - Вернулась группа, посланная в обед, - он осторожно взглянул в сторону коммандера, - Та самая… - увидев разрешающий говорить кивок Мори, он продолжил, - Они нашли обломки шаттла, но всего два тела, не три.
Арден заметил, как баджорка напряглась, услышав сообщение, и как нервно дернулся уголок ее губ. Он не имел представления, о чем идет дело, но раз речь пошла о телах, то, очевидно, происходит что-то более серьезное, чем его хотят заставить поверить. Вопрос об этом он и поспешил задать, когда Пинар покинул офис.
- По сравнению с общей угрозой поселению это не так важно и не так опасно, - отрезала майор, - Тут, по крайней мере, дело касается только меня, а вы будете в безопасности, если просто будете начеку, но ведь вы начеку и так? – женщина обошла свой стол, сняла неприметную панель на стене и достала из открывшейся ниши баджорский фазер.
- А сейчас пришло время поговорить с Ли Фалором, - твердо сказала она, вешая оружие на пояс, - Я не могу позволить, чтобы он продолжал расхаживать вокруг и устраивать беспорядки.
Коммандер Котма вышел из офиса вслед за майором и снова отправился наружу, под дождь и ветер, намереваясь по пути внести свои предложения по текущей ситуации… Но желание быть полезным, раз уж он здесь оказался, было не менее сильным, чем желание узнать, что же еще здесь происходит, о чем ему не говорят, но настолько серьезное, что майор Мори предпочла вооружиться.

__________
Арден, если есть желание писать следующий ход вместе, давай писать его через ЛС, потому что я пока несколько ограничена в интернете. За день-другой напишем:)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 23 10 2008, 02:16:36
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  Администрация
18:53

- Майор, можно узнать, на каких основаниях ваши люди меня удерживают? – спросил Ли Фалор, едва Мори и Котма появились на крыльце здания администрации. Двое солдат держали его под руки, раздумывая что с ним делать. Остальных нарушителей спокойствия плотная цепь полицейских и солдат оттеснила к противоположной стене. – Я ничего не сделал. Я всего лишь выразил свое мнение насчет эффективности действующей администрации.
Краем глаза Котма наблюдал, как на лице Мори выражение крайнего удивления сменяется удовлетворением и даже удовольствием от поворота ситуации.
- Как удачно, что ты еще здесь, Фалор, - протянула майор, - Не пришлось никого за тобой посылать. Может, зайдешь внутрь и мы немного потолкуем?
- Конечно, - быстро согласился Фалор.- Только недолго. У меня есть дела дома.
Мори кивнула солдатам, и те отпустили баджорца. Одарив каждого из солдат суровым взглядом, Фалор отряхнул свой костюм и поднялся по крыльцу.
- Мори, говоря откровенно, - начал Фалор, приблизившись к майору и не удостоив болианца вниманием. - я сожалею, что все так вышло. Однако, я вас об этом предупреждал. Люди копили недовольство долгое время, и теперь они не прочь поделиться им с вами.
Майор молча пропустила гостя вперед и все трое снова оказались в относительной безопасности административного здания. Ли Фалор уверенно нашел дорогу в офис помощника губернатора, в котором, очевидно, был не раз.

Полуразобранная коммуникационная панель на столе Мори уже была прикрыта полупрозрачной пленкой, а под источник капель с потолка кто-то успел подставить небольшую емкость. Кресел не хватало, но садиться пока никто не спешил.
- Начнем с того, с чего следовало начать. Ли Фалор, - несколько церемонно произнесла баджорка, - местный управляющий округа Катмур. Коммандер Арден Котма - представитель Федерации.
- Коммандер Котма, - обратился Фалор к болианцу. - не стану лгать, нашей встрече я не рад. Может быть, при других обстоятельствах я бы воспринял ваш визит иначе, но сейчас это выглядит как попытка местной администрации оправдать свое существование и воспользоваться поддержкой федерации.
- Мне искренне жаль, что вы так думаете. Поверьте, я нейтрален. - заверил баджорца Котма. - Что именно вас не устраивает в действующей администрации?
- Много, - ответил Фалор. - но главным образом то, что баджорское правительство существенно притесняют наши право на самоуправление. Колонисты не могут провести выборы губернатора; взамен, кабинет министров решает за них, кто возглавит Бэйджор 8.
- Господин Ли хочет сказать, что не раз пытался выдвигать свою кандидатуру на пост губернатора, но его попытки неизбежно пресекались, - едко заметила Мори, - Однако, я не понимаю, какое значение это имеет теперь. Что, до следующего урагана у нас есть достаточно времени, чтобы поболтать о политике за стаканчиком спрингвайна? Джеттора здесь нет, и сейчас администрация - это я. Так что не надо мешать мне делать мою работу.
- Майор, при всем уважении, вы не политик и не администратор. - возразил Ли. - Уверен, даже когда вы работали на станции Дип Спейс 9, вам приходилось иметь дело в основном с людьми, привыкшими выполнять приказы беспрекословно. Более того, вы не знаете здешних жителей, вы здесь чужая. Они ничего о вас не знают. Они вам не доверяют и пропускают ваши указания мимо ушей, потому что видят в вас всего лишь ставленника Джеттора - Ли выдержал паузу. - Да, я выдвигал свою кандидатуру на пост губернатора, и я этого не стыжусь. В конце-концов, я самый опытный управляющий во всех шести поселениях. Позвольте мне вам помочь, скорректировать ваши планы, и  тогда, я уверен, жители перестанут сопротивляться эвакуации и примут участие в укреплении дамбы.
Мори не отвечала долго, так что коммандер, которого никто не позаботился посветить в тонкости местной политики самоуправления и сложных межличностных отношений между поселенцами колонии, даже заволновался. Еще несколько часов назад он не знал этих людей, а теперь должен пытаться понять, чего они хотят и при необходимости выступить посредником… Вон, Мори уже положила руку на кобуру с фазером…
Однако женщина быстро взяла себя в руки.
- Мне не хочется спорить, Ли, - устало проговорила она, отворачиваясь, - В конце концов, я первая говорю, что у нас нет времени на это. И я понимаю, что для вас все военные на одно лицо, вы смотрите только на нашу форму и, конечно, не помните всех, кто прибыл в ваш округ на всякий случай, когда в самом начале Доминионской войны там приземлилась подбитая клингонская «птица». Поэтому я не буду напоминать, что Бэйджор 8 и его жители все-таки мне знакомы, и просто выслушаю ваши предложения.
- Мое первое предложение заключается в том, что я, вы и коммандер Котма все вместе отправимся на осмотр дамбы и, таким образом, продемонстрируем населению нашу озабоченность этой проблемы. Во-вторых, нам нужно привлечь больше людей к работам, если мы хотим продержаться до прибытия Федерации. Достигнуть этого можно, организовав небольшие вознаграждения или хотя бы отменив кое-какие долги. Об этом не беспокойтесь, все заботы по организации выплат я возьму на себя, а часть средств...скажем, сорок процентов я вычту из бюджета моего округа.- Ли перевел дух. - Ну, что скажите?
- Я нахожу ваше предложение разумным, - поморщившись, ответила майор, - И если бы не ваш импровизированный митинг, я бы примерно этим сейчас бы и занималась. Конечно, ваше присутствие пойдет только на пользу… Но вы слишком щедры - хотите сказать, что пойдете на серьезные финансовые жертвы в наше сложное время просто из щедрости и доброты душевной? Что я буду вам должна за вашу помощь, когда это все закончится?
- Ничего. - улыбнулся Ли. - Всего лишь слово-другое благодарности на глазах у публики.
- Что, разумеется, укрепит вашу политическую позицию, - понимающе кивнула Мори, - Я готова отправиться на дамбу, а вы, коммандер?
- Я не прочь развеяться. - кивнул Котма. - Надеюсь только, что в этот раз в меня не станут бросать камни и комья грязи.
- Не станут. - заверил его Ли. - Вместе майор Мори и я сможем найти с населением общий язык.
_________________
Совместный ход Мори и Котмы  :)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 23 10 2008, 15:25:08
Бэйджор 8, Новый Дженмир
18:50

…Вина почти успела прицелиться в фигуру в красной форме, стоящую на крыльце административного здания. Ошибки допустить не хотелось, поэтому она медлила, собираясь с силами и рассчитывая движения, чтобы успеть сделать хотя бы еще один выстрел в стоящего рядом с Мори болианца. Но ее планам не было дано осуществиться.
Толпа, окружавшая женщину, пришла в движение, и Вина с удивлением увидела, как в представителей власти полетели камни и комья грязи. Кто-то тут был одного с ней мнения? И даже не кто-то, а несколько десятков фермеров? Это открытие хоть и нарушило ее планы, но зато доставило удовольствие и мозги Вины сейчас же заработали с бешеной скоростью, придумывая, как это обстоятельство можно превратить в преимущество.
Она даже забыла о Лизе и опомнилась только тогда, когда потеряла ее из вида. Федератка начинала ее раздражать, она была балластом, от которого ей вдруг захотелось избавиться. Но пока такой возможности не было…
Вина оглянулась по сторонам – людским потоком Лизу отнесло в сторону, и сейчас она оказалась среди тех, кого плотная цепь ребят в форменных мундирах оттесняла к противоположной стороне площади. Баджорка поторопилась пробиться к Лизе и крепко взяла ее за руку, как ребенка. Женщина дрожала и не говорила ни слова – возможно, ей требовалось слишком много времени и усилий для осмысления происходящего. Возможно, она пыталась вспомнить свою жизнь и соотнести ее с рассказом Вины, это было опасно, но сейчас, в плотной толпе баджорцев, с этим нельзя было ничего поделать. Предполагаемые жертвы скрылись в здании Администрации, и можно было только ждать, какой шаг они сделают дальше и когда выйдут на публику снова…

_____________
Продолжение следует.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 25 10 2008, 21:10:08
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  Администрация
19:13

На заднем дворе администрации располагалась «парковка» – несколько ховеркаров, выстроившихся вдоль стены, и пара скиммеров, суборбитальных летательных аппаратов покрупнее, способных подниматься выше, чем ховеркары. Оба скиммера, в отличие от ховеркаров, принадлежали баджорским вооруженным силам и имели соответствующие эмблемы на обшивке.
- Мы возьмем скиммер. -  сказала Мори болианцу, указывая на скиммер в дальнем концу посадочной площадки; Ли Фалор вежливо отказался от их предложения подбросить его до дамбы, сославшись на то, что он не любит летать и будет лучше, если он поведет собственный ховеркар.
- Ли солгал нам, когда сказал, что не любит летать, так ведь? – поинтересовался Котма, шагая рядом с майором.
- Может, он не любит летать с нами, - задумчиво ответила Мори, забираясь в скиммер и придерживая дверцы для Котмы, - А может, планирует залететь еще куда-то прежде, чем встретится с нами на дамбе. Он - сложный человек.
Необычайно яркая вспышка осветила темное небо, дождь усилился, и звук захлопывающейся дверцы заглушил раскат грома.

Бэйджор 8, Новый Дженмир, окрестности реки Ракаджи
19:32

К тому времени, когда скиммер, покачиваясь под мощными порывами ветра, неуклюже плюхнулся на небольшую расчищенную площадку, дождь лил как из ведра, а молнии озаряли вечернее небо почти не переставая.
- А где дамба? – спросил Котма, оглядываясь вокруг, едва они выбрались наружу.
- Впереди, - Мори указала на серое сооружение приблизительно в сотне метров от них, едва различимое в полумраке. – А вот и наш сопровождающий. – Мори указала на темную фигуру в плаще с капюшоном у ховеркара с включенными фарами, припаркованного на краю посадочной площадки. – Лейтенант Тейбор, - Мори включила коммуникатор, держа одну руку на кобуре. Котма в очередной раз отметил, что майора что-то беспокоит. – это вы?
- Да, мэм. – отозвался молодой мужской голос, прерываемый треском помех. – Вы хотите, чтобы я передвинул машину поближе? Я просто не хотел мешать вам с посадкой...
- Все в порядке, Тейбор, вы поступили в соответствии с инструкцией. Мы сейчас будем.

После короткой, но изнуряющей прогулки под дождем жаркий салон ховеркара был приятной переменой.
- Лейтенант Тейбор, Ли Фалор не появлялся? – обратилась Мори к сидевшему рядом водителю, оставив заднее сиденье в распоряжении Котмы.
- Нет, мэм, но ждем с минуты на минуту.
- А как обстановка в целом?
- Ход работ существенно замедлился, этот дождь сводит все наши усилия к нулю. – искренне, не таясь и не лукавя, ответил Тейбор. – Солдаты и местные жители делают все, что могут, а вот рабочие из отдаленных поселений стремительно покидают дамбу. Уговоры на них не действуют, приказывать мы им не можем.
 - Я их могу понять, - покачала головой майор, - Ведь это не их город затопит, если дамба не будет укреплена. Вот они и бегут, надеясь отсидеться в горах. И приказать им остаться мы действительно не можем, ведь они не солдаты… - женщина устало потерла виски, - А это значит, еще одна воодушевляющая речь. Надеюсь вид Ли Фалора и федеральной униформы поможет их убедить. Возможно, вы можете что-то посоветовать, коммандер, пока мы еще не на месте? - она обернулась к болианцу.
- Я думаю, вам следует напомнить тем поселенцам, что подумывают о уходе в горы, что последствия обрушения дамбы не ограничатся лишь затоплением ближайших поселений. Если они позволят дамбе обрушится, это приведет к потере урожая, что, в свою очередь, вызовет серьезные экономические проблемы для всего населения Дженмира...Здесь всего шесть поколений, и если три из них окажутся разорены, оставшимся трем сохранить свое благополучие не удасться.
- Это все хорошие причины, и цифры говорят в нашу пользу… в любое другое время, но не сейчас, когда небеса на нас так разгневаны.
- Вы тоже верите в это? - изумился Котма.
- Пока нет, но начну, если в ближайшее время ничего не изменится, - отрезала майор.
- Мы на месте, - сообщил Тейбор, останавливая ховеркар.
На заднем сидении нашлась пара таких же плащей с капюшонами, какой носил лейтенант. Мори первая выбралась наружу, возле серой громады дамбы. Сооружение было опутано сетью лесов, переходов и несколькими уровнями платформ, на которых трудились люди. В темноте то и дело вспыхивали огни их сварочных установок, к шуму ливня примешивалось мерное гудение - должно быть, это был генератор, поддерживающий аварийное освещение и дававший какое-то количество энергии. От реки ощутимо тянуло холодом, и хоть воды видно не было, не оставляло ощущение присутствия чего-то большого, сильного и изо всех сил сопротивляющегося попытке людей его искусственно усмирить.
- Держитесь ближе ко мне, - посоветовала майор, выбравшемуся из ховеркара коммандеру, - Я хочу вас все время видеть, а то мало ли… что может случиться, а я не могу вами рисковать.
Женщина двинулась в металлической лестнице, ведущей на первый уровень платформы, и Котма пошел рядом.
- Ракаджа - большая река, Дженмир стоит в ее долине. Если бы не было дамбы, каждую весну городу грозило бы наводнение, но с ней нам казалось, что мы в безопасности. То есть дамба относится к классу защитных. Кроме того, два года назад чуть выше поселения реку расширили, чтобы создать водохранилище, - объясняла Мори по пути, - что создает дополнительную опасность. Если вся эта масса воды… - она передернула плечами и не стала заканчивать предложение, - Но честно говоря, я не большой специалист по дамбам.
На лестнице майор пропустила болианца вперед, а поднявшись наверх, спросила первого же военного, который к ним подошел:
- Господин Ли уже прибыл?
- Да, мэм, - отрапортовал офицер. – в настоящий момент он беседует с рабочими, вернувшимся с ремонтных работ. Он указал на дверь в дальнем конце тускло освещенного коридора. – Они там.
- Спасибо, отозвалась Мори и, увлекая за собой Котму, зашагала в указанном направлении.
Еще задолго до того, как они приблизились к указанной двери, Мори и Котма услышали одобрительные крики рабочих и громкий, уверенный голос Ли Фалора:
- ...Мой великий родственник, Ли Налас, был обыкновенным человеком. Он не был выдающимся борцом, он не изучал боевые искусства в Академии звездного флота, - Фалор иронично усмехнулся. – но у него была сила воли, сила, против которой бессильны любое оружие, любая стихия. Он не отступил, когда встретился лицом к лицу с гал Зарейлом. Вместо этого, он, полуголодный и еле стоящий на ногах от нехватки сна человек, бросился на своего противника, профессионального убийцу. Он сражался, не замечая боль и усталость, пока кардассианец не был повержен. Ли Налас доказал, что сила воля способна сокрушить любые преграды, любого врага. Он всегда был для меня примером доблести и отваги, и я искренне надеюсь, что вы последуете его примеру. Вам по силам удерживать эту дамбу до прихода помощи, вы можете это сделать, вы выстоите! Так ведь?
Толпа отозвалась восторженными возгласами.
- Сомневаюсь, что мне удасться добиться такой же реакции. – прошептал Котма стоявшей рядом Мори. На них никто не обращал внимания, хотя от них до Ли Фалора было всего несколько метров.
- Сомневаюсь, что и мне удастся, - покачала головой баджорка, - Чтоб Призраки Па забрали этого Ли… Такими темпами ему не понадобится и объявлять о награде, - она вгляделась в лица рабочих.
- О, а вот майор Мори и коммандер Котма, наш федеральный связной. - вдруг заметил их Ли, не покидая ипровизированной трибуны - несколько ящиков, поставленных друг на друга. Появление Котмы и Мори не вызвало о толпы воодушевления. Фалор повернулся к толпе. - Ну же, друзья, давайте их поприветствуем. В конце-концов, может быть у них есть послание от губернатора Джеттора. - бросил напоследок Фалор, уступая Мори трибуну.
Майор сделала шаг вперед, выходя из тени, и кивнула Ли. Котме, стоящему ближе всех, было видно, что она очень старается сохранить лицо, но ее пальцы уже сжались в кулаки.
- Мой друг Ли Фалор прав во всем, - начала она, - Нам под силу удержать дамбу, но не только в одной силе воли наша сила, но и в нашем единстве. Неважно, откуда мы - из Дженмира, из Катмура или из Синхи, - Мори повысила голос, - Если пострадают одни из нас, пострадают и остальные! Земля и люди - единое целое! Военные, - она положила руку на золотой коммуникатор на груди, - фермеры из всех районов, - указала на Ли, - и Федерация - объединены единой целью. Вместе мы сможем отстоять нашу землю снова и столько раз, сколько потребуется!
Толпа вновь одобрительно зашумела, и Мори обвела взглядом лица - от усталости ей казалось, что все они сливаются в одно шевелящееся пятно, постоянно меняющее форму и цвет. Что-то привлекло ее внимание, и тревожный звоночек раздался в ее мозгу, но думать было некогда, надо было продолжать…
- И мы все будем работать, не покладая рук, пока не окажемся в безопасности. Военные способны не только держать винтовки, а федераты не боятся запачкать форму…
Кто-то из военных поддержал майора воодушевленным возгласом, рабочие из фермеров и горожан согласно закивали, кое-кто даже выбросили вверх сжатые кулаки, и люди начали двигаться к выходу, чтобы вновь приняться за работу и рассказать остальным, что слышали. Мори слегка расслабилась, но именно в этот момент поняла, что привлекло ее внимание несколько мгновений назад.
Не все в толпе были баджорцами… и кое-кто вскинул не сжатую в кулак ладонь, а фазер…
Мори хватило времени только оттолкнуть с линии огня коммандера Котму.
_________________________
Совместный ход Котмы и Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 27 10 2008, 21:30:26
Орбита Бэйджора 8, Бэйджор 8, космопорт
21:10 - 21:45

Неприятности обладают свойством начинаться лишь тогда, когда вы сами того желаете. Совершенно не важно, что в этот момент вы думаете о всех благах мира, просто вам достаточно самым краешком сознания подумать о неприятностях, и они согласно давно устоявшейся традиции фундаментальных аспектов мироздания, куда вне всяких сомнений неприятности входят, считают своим первостепеннейшим долгом сбыться. Торан прекрасно об этом знал, поэтому, помня о монументальной ответственности (или почти монументальной), возложенной на его плечи, ни в коем разе не позволял себе думать о провале. Переговорив с энсином Т’Нэрэ и, убедившись в компетентности вулканки, он облегченно вздохнул, полагая, что если первый блин, а данном конкретном случае переговоры, прошли успешно, выбранная им тактика действия непременно должна подействовать и в остальных случаях. Просмотрев еще несколько личных дел медиков и удовлетворенно кивнув собственным мыслям, через пару часов Торан был вынужден признать, что поработал на славу и по крайней мере насчет медперсонала, укомплектованного для отправки в баджорскую колонию, нужды беспокоиться больше нет. Следующий этап заключался в необходимости связаться с инженерами, в частности с мистером Николаевым, с которым до сих пор Торану не выпало чести познакомиться ближе, чем этого требовала обычная профессиональная вежливость. То есть его беседы с инженером ограничивались фразами вроде «доброго вам вечера» и «эта кость непременно срастется, если вы не будете при каждом удобном случае опускать руку в раскаленную плазму». Доктор глубоко вздохнул, хмуро осмотрел лазарет и вызвал Николаева.
Примерно через полчаса Торан снова смотрел в падд, не без мрачного удовольствия вписывая фамилии так называемых «инженеров-добровольцев» в количестве пяти человек, если считать самого мистера Николаева. Вместе с медиками получалась вполне приличная группа из восьми волонтеров, не без ложной скромности, стоявших не один десяток. Как Торан уже успел убедиться по опыту, пускай и довольно печальному опыту, на Дип Спей 9 служили исключительно талантливые люди, профессиональные и знающие свое дело.
Последующие события не отличались ни красочностью, ни фееричностью, ни хотя бы намеком на «непредвиденные обстоятельства». Все прошло на удивление гладко, в том числе и беседа с полковником, сухо кивнувшем Торану после изучения составленного доктором плана и списка фамилий. Гуманитарная помощь была помещена в катер, катер подготовлен к отлету, а Торану оставалось всего-то дождаться намеченного срока и по возможности выспаться. Увы, последний пункт так и не был воплощен в жизнь. Выспаться Торану не удалось, поэтому всю дорогу до Бэджора 8 доктор пребывал в сквернейшем расположении духа, косо поглядывал по сторонам и отчего-то вздрагивал, когда приборная консоль катера выдавала пронзительные трели. Катером управлял один из инженеров, очевидно мастер своего дела, или просто способный пилот. Каким бы даровитым медиком не был Торан, порою он передавал инициативу беспокоиться за свою жизнь и жизнь окружающих тем, кого необходимость лавировать на варп-скоростях не вгоняла в около философские мысли о бренности плоти и шутливом нраве гравитации.
— Откройте канал связи с Бэйджором 8, — проговорил Торан после заявления пилота о выходе на орбиту колонии. — Скажите, что их вызывает катер Федерации. Помощь с Дип Спейс 9 прибыла.
-Канал открыт, сэр, - сообщил инженер за пультом второго пилота, - Катер «Рубикон» вызывает Бэйджор 8. Мы готовы оказать вам любую медицинскую и инженерную помощь.
Несколько секунд прошло в томительном ожидании, и доктор вспомнил, что единственное сообщение с этой планеты, при получении которого он присутствовал, не отличалось качеством передачи. Однако, очевидно, на короткие расстояния связь работала лучше, чем на дальние, потому что из динамика донеслись не только помехи, но и взволнованный мужской голос:
-Бэйджор 8 на связи! Мы ждали вас! Пересылаю вам координаты посадки! Будьте осторожны в нижних слоях атмосферы, у нас уже было несколько инцидентов с шаттлами!
- Вас понял, Бэйджор 8. Мы спускаемся к вам. Хотите, чтобы я узнал что-то еще, сэр? – обратился пилот к доктору.
- Да, пожалуй, неплохо было бы узнать причину, вызвавшую «несколько инцидентов с шаттлами» и постараться избежать ошибок тех пилотов, - тихо и холодно отвечал Торан. – Впрочем, выполняйте свою работу. Больше от вас ничего не требуется.
И доктор снова углубился в изучение форменных брюк, отгоняя прочь непрошенные мысли. К счастью, катер похоже не намеревался сгореть в атмосфере, или слегка коллапсировать при посадке: приземление прошло довольно успешно, не считая слабого толчка, когда корабль опустился на поверхность планеты.
Торан сухо поблагодарил пилота и через несколько минут покинул шаттл в ожидании скорой встречи с официальными представителями здешней власти, или официальными представителями официальных представителей.
Первое впечатление от Бэйджора 8 оказалось испорченным погружением чистых ботинок доктора в жидкую грязь почти по щиколотку. Второе впечатление – струи холодного дождя за шиворот. Катер приземлился на площадку невдалеке от приземистого здания, мигающего редкими сигнальными огнями. От его дверей навстречу уже спешила темная фигура, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся рослым молодым баджорцем в темном плаще с капюшоном.
- Вы - доктор из Федерации? – еще издалека крикнул он, - Вы должны пойти со мной, скорее!
Баджорец бесцеремонно схватил Торана за рукав, не побоявшись вызвать его недовольство.
- Ваши медикоменты, инструменты, оборудование – с вами? Они нужны нам в лечебнице прямо сейчас!
Нет, конечно, Торан не ожидал красочного празднества с хлопушками и конфетти, но и такого бестактного обращения тоже. Сапоги отчаянно хлюпали по жидкой, какой-то чуть ли не грустной грязи, пока Торан, страстно борясь с желанием крепко выругаться, двигался вслед за баджорцем, при первой же подвернувшейся возможности освободив руку и смерив человека ледяным взглядом. Пациенты – это все, это жизнь, это смерть, это долг, это честь, это завтрак, обед и ужин, но… всегда остается гордость. И гордость очень не любит, когда ее хватают за локти или толкают в спину.  Торан двигался быстрым уверенным шагом, стараясь не обращать внимания на струи дождя, хлеставшие по лицу и отвратительно заползавшие в уши.
- Скажите на милость, куда вы меня тащите? – голос коммандера был резок. – Помочь вам – мой прямой долг, я от него не отказываюсь. Но, понимаете ли, иногда доктору полезно знать заранее, с чем ему придется столкнуться. Так что будьте любезны объясниться.
Торан искренне надеялся, что выглядит сейчас сурово и внушительно, однако меланхолично облепившая лоб мокрая челка и до неприличия грязные брюки вкупе с промокшей формой вряд ли добавляли ему респектабельности. Впрочем, вода никак не влияет на профессионализм. И, совершенно верно, гордость.
- Эээ… есть, сэр! – баджорец успел протащить доктора через космопорт насквозь и теперь двигался к поданному прямо к дверям летательному аппарату, - Меня зовут лейтенант Пинар, я вроде как представляю встречающий вас комитет. Я должен доставить вас в наше крупнейшее медицинское заведение – полчаса назад туда доставили нашего майора и федерального коммандера, который прибыл до вас. В них стреляли. Это все, что я знаю, сэр, - лейтенант приготовился поднять аппарат в воздух.
- Хммм! – протянул Торан, ускоряя шаг. – Федеральный коммандер и майор… И вы говорите, в них стреляли…
Торан задумался. Задумался, всего лишь на миг.
- И вы естественно не знаете кто именно, - обращаясь скорее к самому себе, нежели к баджорцу произнес Торан. – Надеюсь, раны не слишком серьезные. С другой стороны, это уже мои проблемы. А свои проблемы я предпочитаю решать, не затягивая… К слову, вы не могли бы назвать мне их имена?
Коммандер вовсе не отличался провидческим даром, посему старался отогнать от себя некоторые потрясающе назойливые мысли, которые, очевидно, не знали, что ромуланцам не положено предугадывать события, или читать по кофейной гуще. Неприятные чувства нарастали.
- Коммандера зовут Котма, он болианец, - сосредоточенно ответил лейтенант, сосредоточившись на взлете, - А майора – Мори Джанир, она наш старший офицер. У нас проблемы со связью, и мне не сообщили точно, что случилось, но доктор Джирани в лечебнице объяснит вам подробнее. Мы будем там через десять минут… через семь, если я постараюсь, и в ховеркар не ударит молния, - наверное, это было неуклюжей шуткой. По крайней мере, доктору стоило на это надеяться.
А еще доктору стоило надеяться, что названные Пинаром имена тоже были шуткой, еще менее удачной, чем упоминание о молнии. Но так уж повелось испокон веков, что доктора обладают удивительной невосприимчивостью к юмору, а вернее врожденным иммунитетом против него и с неподражаемым мастерством умеют отличать правду от сатиры.
- Вы знаете, я работал с коммандером Котмой и недавно общался с полковником Мори. Будьте уверены, я сделаю все от меня зависящее, дабы помочь им. И… прошу вас, постарайтесь избегать «молний».
Торан невесело улыбнулся и попытался расслабиться. С таким же успехом он мог бы попробовать погасить солнце с помощью пожарного шланга.
___________________________________________________________
Совместно с Мори Джанир



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 27 10 2008, 21:58:24
Бэйджор 8, Новый Дженмир,  Администрация
19:13

…Почти двадцать минут Вина и Лиза, продолжавшая покорно следовать за баджоркой, провели на улице под проливным дождем. Десятки местных жителей оказались за заградительной цепочкой военных, и не спешили расходиться, потому что идти большинству из них было некуда. Вину это положение дел не устраивало по двум причинам: во-первых, она не любила большие скопления людей, а во-вторых, в голову ей пришла мысль, что центральный вход в административное здание может быть не единственным.
Окончательно стемнело, и лишь частые молнии продолжали освещать площадь, высвечивая белое пятно лица федератки рядом с Виной. Сняв с себя плащ, она как могла заботливо укутала свою спутницу – теперь, все равно оказавшись в толпе баджорцев, опасность быть узнанной грозила именно Лизе.
Спустя еще несколько минут на крыльце Администрации появился статный мужчина с посеребренными висками, одетый в добротную темную одежду. Кажется, тот самый, кто выступал противником Мори во время «встречи с населением». Едва он спустился по ступеням, из ближайшего к Вине переулка донесся звук мотора ховеркара. Мужчина, несмотря на дождь все так же гордо расправив плечи, направился туда и сказал кому-то, очевидно, ждавшему его в летательном аппарате:
- Я поведу сам,  - раздался звук открываемой дверцы, - Хочу успеть на дамбу раньше Мори и федерата.
Это шанс, поняла Вина. Мори собралась на дамбу, какая удача.
Поэтому когда Ли Фалор уже собирался поднимать свой ховеркар в воздух, он заметил двух женщин, спешащих к нему. Обе одинакового роста, спортивного сложения, в грязной и мокрой одежде – скорее всего эти двое прибыли издалека в надежде на эвакуацию.
- Господин! – окликнула управляющего та, что была впереди, - Вы летите на дамбу? Мы хотим предложить помощь, хотим быть полезными! Мы слышали, на реке нужны люди.
Ли с готовностью распахнул заднюю дверь аппарата – уж кем-кем, а лентяйками, не способными позаботиться о себе, они не выглядели. Ли недолюбливал не только ленивых политиков, которые скрываются в безопасное место, как только становится тяжело, но и пассивных фермеров, способных только ждать, когда их погрузят в контейнеры, как скот, и отправят на Бэйджор.

Бэйджор 8, Новый Дженмир, дамба на реке Ракаджа
19:37

По пути у Ли не было ни времени, ни желания вести светские беседы с попутчицами, да они и сами показали себя скромными и тихими женщинами. Все свое внимание управляющий Катмура сосредоточил на попытках выровнять в воздухе ховеркар, более легкий, чем скиммер, которым собиралась воспользоваться Мори, и на речи, которую собирался произнести.

Лиза огляделась: кругом было много народа, так как много, как она не видела последние… пару дней. А может быть и больше. Они говорили громко и встревожено, но из-за общего шума трудно было разобрать слова. Да и не нужны они были, и так было ясно, что эти люди устали, они вымотаны борьбой со стихией и не видят никакого просвета впереди. Многие уже готовы были сдаться, и улететь с родной планеты. Лиза попыталась вспомнить, что чувствовала она сама, когда была в похожей ситуации, когда будущее перед ней померкло и ей пришлось сражаться за него. Нет, не получалось. Как будто бы это было с другим человеком, не с ней.
А тем временем – женщина прислушалась – митингующих пытались воодушевить выступающие с импровизированной трибуны люди. Конечно, она не знала их, но что-то заставило Лизу отвлечься от патриотических речей про  «только вместе мы сможем спастись» и «Федерация – наши друзья» (ха, конечно!) и приглядеться повнимательнее.
Мимо одного – кажется, главного здесь, взгляд прошел, не задерживаясь. И остановился на офицере в странной, непривычной форме – как раз из этой самой Федерации, вернее – Звездного Флота. Почему-то Лизе представилась она сама в такой же форме – с красным воротничком и тремя блестящими кругляшами на нем. Только она была другой – уверенной в себе, красивой, подтянутой, с аккуратной прической и макияжем. Она могла бы также уверенно стоять на трибуне и время от времени произносить что-нибудь успокаивающее, но серьезное, поглядывая на аборигенов с чувством легкого превосходства и покровительства. Но такое, конечно, было невозможно.
Однако форма формой, но и по ней, а тем более по ее носителю взгляд Лизы скользнул без особого интереса. Потому что его как магнит притягивала женщина, стоящая рядом с Главным и Офицером-в-Форме. Их имена были названы, но Лиза запомнила только имя женщины: Мори. Мо-ри. И это лицо! Лиза знала, была уверена почти наверняка, что видела его ни раз и не два, оно всплыло перед ней, как фантом из прошлого, и, что самое ужасное, она не знала, как надо к этой женщине относиться. Ненависть? Пожалуй, нет. Обида, горечь – да, возможно. Уважение – определенно, но откуда?
К сожалению, дальше интроспекцией  у Лизы не было времени заниматься.
Потому что почти одновременно произошли следующие события: Вина внезапно выхватила фазер, а у Лизы начала зарождаться мысль, так и не оформившаяся в слова: «Что ты делаешь!». Потом совсем близко прозвучал выстрел, и она увидела, как два человека на трибуне – как раз те самые, на кого она так пристально смотрела все это время, - оседают на пол. К трибуне бросилась охрана, они кричали громко и отрывисто, приказывая оградить территорию, но было поздно. Людская масса вокруг Лизы пришла в движение, кто-то бросился вперед к трибуне посмотреть, что произошло, те, кто стояли по краям – наоборот поспешили отойти подальше, но большинство также, как и она, непонимающе озирались по сторонам. Гул все возрастал, и невозможно было понять, что кричали…
Лиза огляделась: Вины не было рядом, она испарилась почти мгновенно, воспользовавшись паникой и замешательством. Она попыталась высмотреть свою новую подругу, но та прекрасно скрылась в толпе.
Немного опомнившись и придя в себя, Лиза поборола чувство подойти к раненым (или убитым?) и предложить помощь, а наоборот, пригнувшись и накинув капюшон на голову, бросилась прочь, стараясь маневрировать среди баджорцев.

Уже на приличном расстоянии она оглянулась: Мори и ее федерального коллегу оттащили с трибуны, несколько вооруженных военных пыталась навести порядок и, кажется, организовать поиски преступника, но безуспешно. Какое-то чувство сродне интуиции (а может и боязнь за свою жизнь) подсказало Лизе бежать прочь, больше не оглядываясь. До города было далеко, и она уже выбилась из сил, но продолжала теперь уже не бежать, но идти вперед.
Вскоре показались постройки – это была уже окраина города. Остановилась она, оказавшись в одном из многих покинутых районов города, около старого полуразрушенного ангара, дверь в который была гостеприимно открыта. Воспользовавшись таким очевидным приглашением, она шмыгнула внутрь, и уже здесь, сделав несколько кругов по помещению и проверив отсутствие вражеской засады за пустым баком, позволила себе начать думать.
Она должна найти Вину. Та исчезла, но Лиза даже мысли не допускала, что она могла ее бросить. Просто Вине сейчас самой надо скрыться, ведь это же она стреляла… А зачем она стреляла? Лиза помнила ее глаза в этот момент: злые, мстительные и… довольные. Страшное сочетание.
Она никогда не видела баджорку такой. Наверное.

Голова неожиданно взорвалась потоком воспоминаний, и Лизе пришлось схватиться за стенку, чтобы не упасть. Но потом все же медленно опустилась на корточки и сжала виски: голова разрывалась.
Воспоминания пришли сразу, когда их никто не ждал: рваными отрывками всплывали перед глазами, являя собой странные картины.
Вот Вина. Да, та самая Вина, и тот самый взгляд – страшный, безумный, фанатичный взгляд. Она то ли на космическом корабле, то ли базе – кругом холодный серый металл, приглушенный желтоватый свет, вокруг нее люди в форме звездного флота, они пытаются ее схватить, но Вина вырывает и в запале кричит слова ругательств. Наконец ее скручивают офицеры службы безопасности и ведут мимо Лизы и других офицеров, стоящих возле нее.
Лиза тоже во флотской форме. И она была другой – уверенной в себе, красивой, подтянутой, с аккуратной прической и макияжем. Рядом с ней стояла та самая Мори, которую женщина видела сегодня на трибуне. Она отдала приказ, и Вину утащили прочь от них. Лиза поняла, что не знает, что стало с ней потом. И ту – другую Лизу – это почти совсем не волновало.
«Фанатик, - проговорила Мори печально. – Из-за таких, как она, у людей складывается неправильное представление о баджорцах».
Лиза кивнула. Ее уже больше не заботила эта сумасшедшая баджорка, которую теперь отправят на  суд, а может в какое-нибудь тихое уютное местечко с мягкими стенами. Они расследовании преступление, нашли виновного, и теперь она смокойно может идти пить свой гранатовый сок.

А другая Лиза – та самая, настоящая, которая сейчас сидела в темном углу заброшенного ангара, начинала постепенно приходить в себя. Больше память ничего не подбрасывала, но и этого хватило с лихвой. Что это было? Это не может быть ее жизнь! Разве она служила во флоте? Разве она была уже знакома с Виной? И с Мори?.. Но если да – то когда все это было, и что произошло потом, что ее жизнь так резко изменилась?

_________
Совместно со злобной Виной  8)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 29 10 2008, 23:15:12
Бэйджор 8, Новый Дженмир
21:56

…В то время, как Лиза скорчившись сидела в старом полуразрушенном ангаре на окраине поселения и испытывала некий момент просветления; доктор Торан, не успев оглядеться на Бэйджоре 8, но уже успев запачкать форму местной липкой грязью и промокнуть, мчался в лечебницу – в это самое время Вина Ориен была самым спокойным и, можно сказать, счастливым существом на планете. В то время как фермеры и горожане теряли все, нажитое трудом десяти лет, а некоторые даже вынуждены были бороться за жизнь, Вина получала все, о чем мечтала последние три месяца и сама вынуждала других бороться за жизнь.
Сейчас баджорка сидела перед переносным обогревателем в подсобном помещении при дамбе в кругу ремонтных рабочих, вгрызалась в выделенный ей сухой паек и передавала по кругу фляжку со спрингвайном. Здесь ей было нечего опасаться, шансы, что ее узнают, сводились к нулю. Никто так и не понял, что стреляла она, а в суматохе, последовавшей за этим, она сумела затеряться в толпе и присоединиться к этим рабочим, с готовностью принявшим ее за свою. Она не знала, куда девалась Лиза, но успела крикнуть военным: «Она побежала туда!» и указать на город, тем самым еще больше снимая с себя подозрения.
Конечно, она не питала надежд, что одним выстрелом успела покончить и с Мори, и с этим выскочкой из Федерации, но планировала заглянуть в лечебницу и проведать их. Но это могло подождать. Вина придумывала одну отговорку за другой – что сейчас вокруг них, должно быть, суетятся врачи, что в лечебнице должны быть санитары, которые могут ее узнать, что, наконец, в ее фазере надо заменить энергоячейку… Но правда, которую она не хотела признавать, была в том, что ей, как и любому другому живому человеку, не хотелось выходить в темноту, дождь и ветер. Ей хотелось быть здесь, тянуть руки к теплу обогревателя, а душу – к другим людям, хотелось еще один глоток спрингвайна и еще чуть-чуть не быть одной. Может, стоило бросить все и вернуться на Бэйджор, пока она еще могла.

Космопорт.
Примерно в то же время

…Когда торопливый администратор лейтенант Пинар буквально силой заставил доктора Торана пойти с ним, остальные медики и инженеры, едва успели выйти из катера и приготовиться к разгрузке. Но судя по всему, никто их не ждал, никто больше не встречал и не был рад их прибытию. Порт не был заброшен, но на централизованное начальство никто не мог указать. Сергей Николаев успел растрясти одного из баджорцев и узнать о неприятностях на дамбе, медики же знали, что где-то тут была лечебница – иначе куда делся их шеф?
- Вероятно, нам тоже надо туда направиться? – пожал плечами Кэррингтон, невысокий рыжеволосый гражданский медик, - Что скажете, энсин? – он посмотрел на Т’Нэрэ. - Судя по всему, вы из нас двоих старший федеральный офицер…



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 30 10 2008, 01:08:04
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница
21:59

«Крупнейшее медицинское заведение» оказалось трехэтажным зданием чуть в стороне от Нового Дженмира, ниже города по реке. Признаться, на главную больницу планеты лечебница не тянула даже с виду… Лишь несколько окон здания на первом этаже были освещены, а из-под прикрытого козырьком входа кто-то уже махал рукой, торопя посадку.
Ховеркар неуклюже плюхнулся на землю, и доктор, уже не обращая внимания на всепроникающие струи дождя, направился к крыльцу.
На этот раз «встречающий комитет» тоже оказался не сильно отличающимся от лейтенанта Пинара в космопорту – еще один военный, который ничего толком не мог объяснить, но зато мог проводить внутрь. Похоже, здесь был расположен приемный покой – два десятка людей в различном состоянии дожидались, пока к ним подойдут медики. Доктор заметил в основном рослых мужчин-санитаров и всего несколько женщин в обычной яркой баджорской медицинской форме. Разбитые лбы и носы, сломанные руки, кашель и переохлаждение – вид пациентов заставил Торана замедлить шаг.
- Доктор Торан? – он обернулся на голос.
Из коридора, ведущего глубже в здание, торопливым шагом к нему приближалась невысокая баджорка с сединой в коротких светлых волосах.
- Меня зовут Джирани Семна, я главный врач этой лечебницы, - ее рукопожатие было энергичным и твердым, - Вы прибыли очень вовремя.
- Не сомневаюсь, - по привычке резко отвечал Торан, коротко пожимая руку женщины. – В нашей профессии пунктуальность цениться весьма высоко. А теперь не могли бы вы проводить меня к пациентам?
Торан снова огляделся по сторонам, отмечая для себя, что в таких условиях даже очень опасная болезнь не могла бы чувствовать себя как дома. Больница выглядела попросту жалко. Некоторым людям на судьбе написано быть неудачниками, сколь бы тщательно не старались приукрасить их быт окружающие – никакой бархат вкупе с шелком не мог скрыть врожденной ущербности. Та же участь иногда выпадала и заведениям (при том совершенно не важно какой категории): как бы упорно не пытались архитекторы вместе с техниками облагородить внешний вид, нутро по-прежнему оставалось гнилым. Торан вздохнул, отмечая про себя, что первое впечатление не только обманчиво, но и подчас губительно. В знаменитом средневековье не существовало и простой медицинской стали, а лекари меж тем умудрялись спасать жизни тысяч людей, прибегая к самым что ни есть удивительнейшим средствам: кровопусканию и пиявкам. Доктор искренне надеялся, что на Бэйджоре пиявок не водилось.
- Пациентов тут много, - хмыкнула доктор Джирани, - однако, вы, должно быть, слышали по дороге, что вы нужны мне для консультации по конкретному случаю. Пройдемте, - доктор двинулась по коридору, продолжая говорить, - Фамилия Мори, возраст – 34 года, касательное фазерное ранение в спину, мощность выстрела между 6й и 7й установками стандартного федерального фазера. Была в сознании, когда прибыла полчаса назад, но я положила ее в стасис-поле, чтобы стабилизировать состояние и подготовиться к дальнейшим действиям, - доктор прошла мимо палаты, через квадратное окно в стекле и полупрозрачную дверь был виден болианец, сидящий на кушетке и склонившаяся к нему медсестра, - Тоже жертва того же инцидента, слегка задело - перелом левой руки, и то, скорее всего, при падении на пол.
Баджорка остановилась перед следующей дверью и чуть помедлила.
- Прошу прощения… не знаю вашего имени, доктор… но я думала, они пошлют кого-то менее опытного, и тогда мне бы пришлось предложить ему быть моим ассистентом. Однако, вы, судя по всему, знаете, ЧТО такое фазерные ранения и какими неприятными они могут быть. Вы видели, приема ждут много людей, врачей у нас не хватает, и если бы вы согласились взяться за этот конкретный случай и позволить мне заняться остальным, я была бы очень благодарна.
Похвала существует двух видов – честная, идущая от всего сердца; такая похвала обязана повышать настроение и способствовать расширению границ самолюбия того, в чей адрес была направлена, и похвала второго вида – брошенная вскользь, похвала между строк, вымученная и тошнотворно официальная, лишенная и намека на уважение. Подобная похвала в отличие от похвалы честной очень неприятно сказывается на моральном настрое, а если вы к тому же человек довольно своеобразного характера, говоря проще, закостенелый циник, она и вовсе оскорбительна. Впрочем, не до такой степени, чтобы быть болезненно воспринятой. Замечание Джирани о ком-то «менее компетентном» и, а это слово в голове любого профессионала со стажем и вовсе ассоциируется с чем-то практически аморальным – «ассистенте», на мгновение заставило Торана ощутить волну жгучей неприязни. Он не всегда умел контролировать свои эмоции, вернее всегда не умел; однако из всех сил пытался заглушить гулкий голос гордости тихим шепотом здравого смысла.
- С вашего разрешения и по вашей же просьбе я готов заняться майором Джанир, но как вы, безусловно, понимаете, справиться в одиночку мне может быть нелегко, поэтому если у вас имеются свободные люди… свободный человек, я буду признателен любой помощи.
- Разумеется, - баджорка пропустила мимо ушей «майора Джанир» и вообще едва ли удостаивала доктора пристальным вниманием, кроме одного оценивающего взгляда всего несколько мгновений назад, очевидно, и позволившего ей сделать свой вывод о компетентности федерального врача, - У вас будет ассистент. И даже два, если захотите. Наша операционная может показаться вам не совсем тем, к чему вы привыкли в Федерации или на ДС9, но лучшего мы предложить не можем. И… - Джирани, наконец, снова внимательно посмотрела на Торана, будто собираясь что-то сказать – возможно, пожелать удачи, а возможно, напомнить, какое положение его будущая пациентка занимает в местном обществе, но потом передумала и покачала головой, - Прошу простить за скомканную встречу. Зовите, если вам что-то понадобится. Сестра Тагана уже ждет вас внутри.
- Благодарю. Думаю, я… мы справимся. И поверьте, за годы службы мне удалось повидать немало операционных – сомневаюсь, что ваша сумеет меня чем-то удивить, - сухо отвечал коммандер и, словно бы опомнившись добавил. – И да, мое имя Торан.
В дальнейшей дискуссии не было смысла. Одарив баджорку прощальным кивком, Торан направился в операционную со стойким ощущением, что все идет несколько неправильно. В правильных ситуациях вас не хватают за руку, стоит вам почувствовать под ногами твердую, или относительно твердую землю, не ведут неизвестно куда и вместо  приветственного «как я рад вас видеть» не сетуют на вашу излишнюю компетентность. В правильных ситуациях вам не приходиться, вымокнув под дождем до нитки и добавив к форменной обуви пикантный штришок в виде килограмма отборной баджорской грязи, вламываться в стерильную операционную с целью, как не странно, проведения операции. Если подумать, насчет последнего Торан уверен не был. Поспешные выводы по обыкновению плохие выводы.
Зайдя в помещение, Торан первым делом обратил внимание на оборудование. Оборудование в нынешний век святого прогресса было душой клиники в то время как люди – рабочей силой, при удачном стечении обстоятельств, даже умеющий им, а точнее ею, душой, пользоваться. Но это именно в случае грандиозного везения. «Лучше бы в меня попала молния», - удрученно хмыкнул коммандер, наконец закончив осмотр техники, познакомившись, как того требовали правила, с помощницей, и, отдав почести гигиене – очистившись от грязи и переодевшись в подобающий костюм, приступил к осмотру органики, иными словами – пострадавшей. Касательные ранения при всем своем неприглядном виде редко приводят к смерти. В основном подобные раны имеют ромбовидную или эллипсоидную (в зависимости от расстояния, с которого был произведен выстрел) форму, рассекают толстый слой мышц, эпидермис и, если стреляющий был мастером своего дела, повреждают кости. Чаще всего пациенты умирают по глупой причине потери крови. Баджорским медикам нужно было отдать должное – их реакция стоило позавидовать. Помедли они с доставкой Мори в госпиталь, возможно, женщина была бы мертва. А, возможно, и нет. Иногда и самым ярым приверженцам прагматизма приходиться мириться с таким понятием как «воля случая».
Рана майора оказались весьма непривлекательной, но не смертельной. К счастью, позвоночник был цел, а это главное. С обожженной кожей и разорванными мышцами проблем не возникнет.
- Сестра Тагана, подготовьте пациентку к операции. Вколите десять кубиков импедрезина, мне понадобятся остеогенный стимулятор, коагуляционный активатор на случай если начнется кровотечение и… пожалуй, дермальный регенератор, - Торан со скорбным видом взглянул в усталое лицо баджорки. – Ну, или хотя бы найдите мне острую щепку, капроновую нить и пару бинтов. Шутка.
Следить за реакцией сестры Торан не посчитал нужным. Некоторым его шутки имели бы больший успех, останься они непроизнесенным. В следующие полтора часа Торан не произнес ни одной фразы, не включающий в себя «скальпель» и «следите за артериальным давлением». По сути, в операциях нет ничего сложного, если вы заведомо не настраиваете себя на провал. Человеческий организм, любой организм, имеет свойство цепляться за жизнь из всех сил, а доктору остается лишь тактично предложить ему… нет, не спасительную соломинку, а надежный канатный трап наверх, из небытия. Мори Джанир была молода и здорова, она определенно не хотела умирать – в этом Торан не сомневался, поэтому ничуть не удивился, когда на истечении второго часа ее пульс начал выбивать во всех отношениях милую дробь, а кардиограмма решилась таки пойти воодушевляющими углами.
- Можете зашивать, - наконец проговорил доктор, испытывая ни с чем не сравнимую радость успеха и отлично выполненной работы. – Она непременно поправиться, дайте ей несколько часов. И можете сообщить доктору Джирани, я закончил.
С этими словами Торан проводил взглядом удаляющуюся баджорку и уселся на краешек чего-то, что в принципе можно было назвать стулом, или креслом. Неважно.
_____________________________________________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 31 10 2008, 17:09:32
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница
00:10

Помимо четырех известных, но оттого не менее спорных, измерений, каждая мало-мальски уважающая себя вселенная должна непременно запастись измерением пятым, иначе ее вне всяких сомнений исключат из элитного клуба «юных метаморфических квазисущностей», тем самым лишая таких привилегий, как разрешение на заварку первичного бульона не реже одного раза в миллиард лет, права устраивать Большие взрывы в ограниченном пространстве и поздравительных открыток на День Рождения. Имя пятому измерению – усталость. В отличие от своих четырех прославленных собратьев, усталость не имеет аккуратной  математической формулы, не дружит с теорией относительности (что отлично восполняет дружбой с теорией невероятности), но наделена одним удивительнейшим и, что, безусловно, куда важнее, всепонятным свойством – ее можно потрогать, ей можно пожелать доброго утра, напоить чаем и подарить на именины по старой доброй традиции самую ненужную вещь в обозримом пространстве, сродни подписки на подозрительно популярный в подозрительно узких кругах подозрительно скучный ежемесячник. Усталость вполне реальна и ее пророков никогда не жгли на кострах. Потому что бесполезно. Об этом пятом измерении Торану было известно все, поскольку с первого дня на службе в Звездном Флоте он с неподражаемым упорством студента-недоучки постоянно рвался в гущу событий и уставать умел качественно, высококвалифицированно и надолго. В области уставания, случись эту науку возвести в ранг официальных, Торану просто таки обязаны были бы вручить докторскую степень, почетное звание архимагистра и милый сувенир на память – например будильник, или пятисотлетний запас крепчайшего кофе. Торан вздохнул и потер глаза тыльной стороной ладони. Яркий свет операционный ему ничуть не мешал, да и спать по правде говоря не хотелось, но в силу привычки, или, вернее сказать, профессионального долга любой доктор по завершению операции считает своей естественной обязанностью меланхолично потереть переносицу и отрешенно вздохнуть, тем самым выражая крайнюю степень отвращения ко всему миру и органическим особям в частности.
Кресло оказалось непростительно жестким. Через пять минут сидения в нем, кости доктора начали ворчать, мышцы грубо выражаться, а подсознание… подсознание вело себя на редкость вежливо и предпочитало тактично отмалчиваться.
- Доктор.
Торан поднял глаза и в упор посмотрел на доктора Джирани. Сколько времени прошло с момента ухода сестры Таганы он не знал, а  шестеренки его внутренних часов вот уже лет пять как заржавели и теперь могли только жалобно поскрипывать, напрочь отказываясь отсчитывать часы и минуты.
- Сестра Тагана сообщила мне, что вы закончили, - продолжала баджорка, разглядывая коммандера со знакомым выражением недоверия на лице, но без запомнившегося сухого льда в голосе. – Надеюсь, у вас не возникло сложностей.
- Нет, никаких, - поспешно отвечал Торан, вставая с кресла.
- Рада слышать, - продолжала баджорка. – Вы заметили, что наши ресурсы, должно быть, уступают вашим, но мы делаем все возможное, чтобы спасти каждую жизнь. Я благодарна вам за проделанную работу, вы явились очень вовремя – вы знаете, у нас сейчас нехватка персонала и мы признательны любой помощи.
Торан кивнул. Некоторые реплики стоит оставлять без ответа, тем более вы заранее знаете к чему они в итоге приведут.
- Я прибыл на Бэйджор именно с этой целью – оказания помощи, - после короткой паузы заговорил доктор. – Поэтому если я вам все еще необходим, а я отлично знаю, что да; я мог бы заняться другими пациентами. Немедленно. Но как вам должно быть известно, я прибыл сюда не в одиночестве, и если вы доставите сюда моих людей, полагаю, у нас появиться шанс спасти куда больше жизней.
- Да, разумеется, - женщина выглядела удовлетворенной. –  И еще раз благодарю.
- Не стоит, это всего лишь моя работа, которой я и намереваюсь заняться в ближайшее время…

Вопрос Кэррингтона застал Т'Нэрэ за очень важным занятием. Вулканка думала, и признаться, впервые за всю службу в звездном флоте ей это удавалось почти с трудом. Потому что все происходящее шло вразрез со всякой логикой, и не только вулканской. С самого начала этой миссии она ожидала, что действовать придется быстро, продуманно, и организовано, а также не подвергала сомнению предположение, что и баджорская сторона будет вести себя соответствующе. Например, энсину виделось, что они сразу прибудут в лечебницу и по команде "На старт! Внимание! Марш!" начнут спасать жизни, не теряя ни минуты. Их же бросили в космопорте одних, под дождем, да еще и без начальства. И уж совсем не понятно, почему простому энсину вдруг приходится решать такой важный вопрос, как "Что делать?". Т'Нэрэ приподняла бровь и ответила Кэррингтону:
- Думаю, за нами вскоре кто-нибудь придет. Возможно, нас хотят направить в какое-нибудь другое место. Надо немного подождать. Если через полчаса ничего не произойдет - попробуем добраться до лечебницы.
За полчаса действительно кое-что произошло, а именно - усилился дождь и окончательно исчерпалось терпение промокших растерянных медиков. Ровно по истечению тридцати минут Т'Нэрэ занялась поиском кого-то, кто мог бы доставить их на место, и уже через 15 минут Кэррингтон и добровольно вызвавшийся поехать в лечебницу инженер укладывали контейнеры с медикаментами в потрепанное суденышко того единственного добровольца, который согласился их отвезти.
Во время полета Т'Нэрэ по обыкновению молчала и все еще надеялась на более адекватный прием в лечебнице, по крайней мере там будет доктор Торан, который уж точно даст эту самую команду "Марш!", если больше будет некому. Однако в лечебнице даже никто не вышел навстречу. Дежурный ничего толком сказать не смог, но обещал доложить кому следует. И обещание баджорец выполнил. Связавшись по внутренней связи с начальством, баджорец, неопределенного возраста мужчина с темными волосами, попросил группу новоприбывших несколько минут подождать в холе, пока за ними не явятся люди, которым по определению платят за то, что бы они разбирались со всякими там флотскими. Сурово осмотрев вулканку и землян, дежурный сдавленно хмыкнул и театрально отвел взгляд в сторону. В лечебнице меж тем с каждой минутой становилось все многолюднее и многолюднее, кто-то охал, кто-то сдавленно постанывал, баджорские медики выбиваясь из сил, стараясь уделить внимание каждому, но, судя по всему, получалось у них довольно скверно.
Примерно через десять минут, когда терпение звездофлотцев дало заметную трещину, в холе появился доктор Торан в сопровождении немолодой баджорки. Вид у доктора был отнюдь не радостный.  А все потому…
…а все потому, что Торан никогда бы не подумал, что на квадратный сантиметр лечебницы может иметься такое невероятное обилие сломанных костей, растянутых мышц, ссадин, синяков, царапин и обгорелых конечностей. Зачем лукавить, Торану и прежде приходилось работать в условиях, мягко выражаясь, не сопоставимых с жизнью, но эти условия, хотя бы были условиями, а не средой, не пригодной, пожалуй, даже для бактерий, как известно, народу далеко не привередливому и готовому с радостью ютиться на корке заплесневелого хлеба. За прошедшие часы Торан порядочно выбился из сил и, казалось, уже готов был сделать то, что по его скромному мнению означало признание собственной неполноценности, бессмысленности и вообще глупостью, а именно попросить передышку. Выпить кружечку кофе, созерцая драматично взволнованную струями леденящего дождя грязь за окном, пофилософствовать о вечном: чистых штанах и свежей рубашке, и, быть может, наглейшим образом проспать целых пятнадцать минут. Очень соблазнительные мечты, а значит гнать их в шею.
- Энсин Т’Нэрэ, мистер Кэррингтон и вы… - отмечая факт прибытия своих людей, проговорил Торан, начисто забыв имя стоящего перед ним инженера. – Несказанно рад вашему прибытию. Полагаю, доктор Джирани со мной согласится.
Баджорка ничего сказала, но по ее лицу можно было понять, что она теоретически не против  согласиться с Тораном, но только не вслух.
- Мы знали, зачем сюда прибыли, следовательно, пора показать в деле, что мы, помимо знаний, обладаем еще и профессиональными навыками, - командным тоном продолжал Торан. – Мистер Кэррингтон и вы… останетесь с доктором Джирани, она пояснит ваши обязанности. Энсин Т’Нэрэ, пойдете со мной.
И, оставив прочих на попечении баджорки, Торан жестом предложил Т’Нэрэ следовать за собой.
- Надеюсь, энсин, за время перелета вы успели хорошо отдохнуть, потому как у нас очень много работы и очень мало времени. Если у вас есть вопросы, вы знаете, что делать – задавайте их сейчас, позже я вряд ли смогу вам ответить. Здесь налево… К слову, добрались без помех? Проблем с молниями не возникало?
- Никаких проблем, сэр. - Теперь вулканка была уверена, что дальше все обязательно будет хорошо. - Вопрос только один: когда можно начать работу?
Что именно придется делать видно было и так: все виды ранений были представлены здесь, как будто кто-то нарочно хотел собрать коллекцию тяжких повреждений на представителях баджорской расы. При виде такого количества пациентов Т'Нэрэ стало немного не по себе, потому что будучи живым существом, она несомненно знала, что такое боль и видеть такую ее концентрацию в одном месте было непривычно, хотя именно этого она и ждала. Быстро прогнав все ненужные мысли, энсин теперь уже смотрела на происходящее взглядом врача, лишенным каких либо эмоций, и старалась не обращать внимания на стоны. В конце концов, она здесь ради предотвращения всего этого, и чем холоднее будет ее разум, тем быстрее будет рука со скальпелем или гипоспреем.
- Энсин, вы видимо меня не поняли, - голос Торана был абсолютно спокоен. – Мы уже работаем. Сейчас убедитесь сами, - с этими словами доктор свернул за очередным поворотом и, не дожидаясь реплики вулканки, вошел в очередную палату. – Не отставайте.
____________________________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ

Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 03 11 2008, 15:56:58
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница
1:45

Лечить баджорцев – занятие увлекательное. И не столько с точки зрения медицины, сколько с точки зрения психологии. Не баджорской – вашей собственной. Это игра на выносливость. Раз за разом, переходя из палаты в палату, из коридора в коридор, Торан не уставал отмечать, до чего же подозрительно косятся на него пациенты, всем своим видом выражая скорбь по поводу необходимости принять помощь от уроженца иного мира, и порою ясно давая понять, что мучительная смерть от потери крови, многочисленных переломов и черепных травм в принципе не такая уж и высокая цена за спасение души, оскверненной прикосновениями чуждого им существа. Торана это раздражало. Сам по себе он никогда не делал различий между больными и цвет их крови волновал его лишь в двух случаях: в моменты поиска доноров и при аутопсии. Баджорцы, вероятно, думали иначе.
Не удивительно, почему они так долго старались держаться особнякам ото всех, включая дружественно настроенную Федерацию. С прилетом помощников, в частности энсина Т’Нэрэ работа начала двигаться быстрее, обделенных вниманием пострадавших становилось все меньше, голоса вокруг постепенно стихали, зато мысли в голове Торана бушевали с силой восьмибального урагана, принося немало неудобств, например, мешая координации. В какой-то момент доктор поймал себя на том, что вместо открытой двери целенаправленно пытается шагнуть в стену. К счастью, вовремя сработавшие рефлексы сберегли его от постыдного удара об угол и, как следствие, болезненного разрыва самомнения.
Все это чем-то походило на конвейер. По крайней мере, так казалось вулканке. Гипоспрей, чья-то шея, укол, переход к следующему. Эта операция повторялось множество раз, и энсину стало казаться, что ее рука превратилась в автономный механизм, который уже не нуждался в контроле. Такая последовательность вполне могла бы выполняться роботами, если бы они здесь были, а  работа врача сводилась бы к заряду гипоспрея нужным лекарством. За несколько часов монотонной работы Т’Нэрэ успела в красках представить автоматизированную клинику и даже прикинуть примерные варианты блок-схем для программного обеспечения. Это были совершенно бесполезные размышления в виду новейших разработок в этой области, но состояние полного отсутствия мыслей для вулканца означало бы, что он мертв. А времени на все это было больше, чем достаточно – самая важная и требующая концентрации часть лечения, диагностика, времени занимала совсем немного, остальное же было просто устранением неполадок в баджорских организмах. Обычно Т’Нэрэ больше всего из врачебных обязаннастей любила разбирать данные медицинского трикодера: иногда это было похоже на головоломку и давало пищу для ума, если заболевание было малоизученным, но в данном случае никаких принципиально новых заболеваний и повреждений здесь не могло быть, и все шло по заранее отработанным схемам, к тому же мерный треск этого самого трикодера уже давно стал мерещиться вулканке даже тогда, когда на время стихал.
Наверное, впервые Т’Нэрэ задумалась еще и о том, что в силу расовых особенностей для нее оказался недоступным один из важных методов воздействия на пациентов, а именно участие врача. Уже давно проверено: если больной попадает в дружественную приятную атмосферу, то поправляется быстрее, чем кто-то, кому с этим повезло меньше. В этом деле от медика очень многое зависит  – например, улыбнуться и сказать что-нибудь успокаивающее всегда помогает. Земные медики часто выбирают такую тактику поведения. Но вулканка этого делать не умела, да и не хотела, особенно сейчас, ведь стоит посмотреть на больного иначе, чем на набор органов – и можно будет прощаться с профессионализмом. И она знала, что доктор Торан, работающий рядом, видит то же, что и она, только, возможно, с одним несущественным отличием: глядя в лицо больным, энсин к тому же позволяла себе изредка пересчитывать складки у них на носу.   

- Энсин, не спите, - поглядывая на ассистентку, с выражением мастерки отточенного вулканского не-любопытства, рассматривавшую очередного пациента, произнес доктор и чуть тише добавил. – Видите ли, знаю по опыту, некоторым не очень нравится слишком пристальное внимание к собственной персоне. Это немного раздражает. Торан подумал выдавить легкую полуулыбку, но быстро смекнул, что в данный момент выдавить из себя способен разве что долю забродившего сарказма, и решил воздержаться. Наблюдать за Т’Нэрэ в действии было в чем-то забавно. Вулканцы вообще чрезвычайно забавная раса, особенно вспоминая их патологическую тягу к подавлению эмоций. Здесь логично будет сделать отступление и сказать, что Торан отнюдь не испытывал какой-то особой страсти к эмоциям и уж подавно ни в коем случае не стремился проявлять их сам, либо подталкивать на это окружающих. В конечном итоге в десяти случаях из пяти, эмоции помогают не более чем пинта масла при тушении локального пожара в гостиной.
Их нужно держать под присмотром в прочной клетке и для профилактики забывать покормить день-другой, и тогда можно рассчитывать, что однажды вы обнаружите их где-нибудь за диваном, присохшими к стене в крайней степени омертвения. Слишком пафосно? Ничего удивительного. Пафос – это эмоция и, соответственно, худший враг логики, которую в свою очередь тоже предпочтительнее водить на коротком поводке, иначе, дай ей свободу, на коротком поводке будете ходить вы. Нет в мире совершенства. Торан откашлялся.- Знаете, энсин. По-моему, мы вполне заслужили краткий перерыв. Не знаю, как вы, а я нуждаюсь в кофе.
Т’Нэрэ едва заметно вздрогнула – за все время доктор не сказал ни слова и она почти забыла, что гуманоидам вообще свойственно иногда выражать свои мысли вслух. Голос Торана вернул ее к реальности. Сколько часов прошло с момента их прибытия в клинику энсин не знала, а космопорт вообще казался чем-то потусторонним. Наверное, это действительно означало необходимость прерваться и немного восстановить силы.
- Да сэр, вы правы, – слегка замешкавшись произнесла она и сама удивилась, что голос прозвучал устало. – Состояние самых тяжелых больных уже стабильно, а значит отсрочка в несколько минут никому не повредит.
Вулканка догадывалась, что доктор как никто другой знал все о состоянии больных, и последняя фраза послужила ей скорее для убеждения самой себя в том, что они действительно имеют право на отдых. Ей всегда было неприятно осознание собственной слабости.
- Может быть, и повредит, - абсолютно спокойно парировал Торан. – Да только медик с дрожащими руками и слезящимися глазами вряд ли способствует выздоровлению пациентов и, не сомневаюсь, куда более опасен, нежели минутная отсрочка.
В собственной правоте Торан, как всегда, был уверен. Ему вообще была свойственна уверенность в себе, потому как отсутствуй она, не исключено, половина его пациентов давно бы уже прогуливалась рядом с баджорскими пророками, обсуждая три тысячи семьдесят восьмой способ выращивания кавы в Небесном храме. Докторам полезно быть самоуверенными в той же степени, что и капитанам звездолетов, но если у капитана есть возможность положиться на первого офицера, то у доктора такой возможности нет. В первую очередь по той причине, что первый помощник врача – это скальпель, или гипоспрей, а они, увы, лишены мозгов, здравого смысла и речи. Торан огляделся по сторонам в поисках чего-то при должной работе воображения способного сойти за репликатор и, обнаружив, это (иного слова не подобрать) заказал чашку кофе. Мерзкого, холодного и крепкого.- А знаете, энсин, что сильнее всего беспокоит меня в нынешней ситуации? – проявляя неожиданную разговорчивость начал доктор. – Нет? Я скажу. Раненый федеральный офицер, известный вам коммандер Котма. Согласитесь, все это несколько интригующе. Если до нынешнего момента я не мог позволить себе думать о ком-то кроме постанывающих баджорцев, теперь с вашим прибытием и выдавшимся свободным временем, мне кажется, было бы уместно связаться со станцией, а заодно выяснить подробности случившегося, - с расстановкой говорил Торан. – Я как угодно долго могу быть доктором, но полномочий федерального офицера с меня тоже никто не снимал. Кхм.
Замечание доктора про дрожащие руки заставило энсина обратить внимание на свои. Они еще не дрожали, но совершенно очевидно, что еще немного и начали бы. От кофе вулканка предпочла отказаться, а видя, как морщится от напитка доктор, ни разу об этом не пожалела.
Лучший отдых – это смена деятельности. В данном случае – одной мыслительной деятельности на другую. Возможность подумать о чем-то, кроме переломов и ожогов пришлась очень кстати, и Т’Нэрэ задумалась о пострадавшем коммандере. Обстоятельства действительно были необычные, но отсутствие достоверной информации делало невозможным построение хоть какой-то гипотезы происшествия.
- Думаю, на станции уже давно ждут вестей от вас, но мне кажется сомнительным, что им известно намного больше.
- По поводу станции ничего сказать не могу, но связаться с официальными представителями власти Бэйджора 8 следует. В конце концов, я свою работу выполняю, и они из простой вежливости могли бы поделиться со мной сведениями. Не люблю неопределенность. Если здесь стреляют в федеральных офицеров, то мне было бы любопытно узнать по какой причине.
________________________________________________
Совместно с доктором Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 03 11 2008, 16:08:29
9 июня 2379 года, 06:02
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, отдельная палата, 3й этаж

…Наверное, можно с полной уверенностью сказать, что в жизни каждого человека бывает момент, когда он просыпается и не может понять, где находится. Для большинства населения вселенной причины подобного феномена не слишком разнообразны и чаще всего тем или иным способом связаны с веществами, изменяющими сознание, или с тупыми предметами, невзначай опустившимися на вашу голову.
У счастливцев, служащих в разнообразных флотах, гвардиях и вооруженных силах, причины разнообразнее и экзотичнее – гипноз инопланетных форм жизни, спонтанная располяризация коры головного мозга, темпоральные и пространственные возмущения, поджидающие смело идущих им навстречу… И ранения из различного оружия – самое тривиальное, что может случиться.
С Мори нечасто бывало, что она открывала глаза, и это можно было описать не обычным «проснулась», а куда более неопределенным «очнулась». Однако это был именно тот случай. Она открыла глаза и совершенно не имела понятия, где находится и что происходит. Потолок был белым, стены вокруг были белыми, ткань, укутывающая ее тело – белой. Цвет, вроде подходил… Мори понадобилось несколько минут, чтобы не обнаружить сияние, по легендам присущее обители Пророков. Да и белый цвет при ближайшем рассмотрении оказался не слишком белым, а подушка и простыня – еще и сыроватыми. Нет, определенно это не было загробной жизнью.
Майор на пробу села в кровати и провела быстрый учет ущерба. Больше всего болели мышцы спины, а справа было очень странное ощущение… Мори передернула плечами, а потом потянулась и нащупала пятно необычно гладкой кожи справа возле лопатки. Воспоминания о вчерашнем вечере стали возвращаться – дождь, ощущение полной беспомощности, Ли, встреча с рабочими дамбы, болианец… и кое-что еще, чего баджорка до конца не понимала.
Встав с постели, майор подошла к единственному окну в маленькой комнате – размытый вид на реку и горный хребет на горизонте подсказал ей, где она находится - вчера она видела почти этот же вид из палаты Вины Ориен. Пижама психиатрической лечебницы тоже  была знакомой. Но сколько же прошло времени? И кто сейчас выполняет ее обязанности – неужели, этот напыщенный Ли? И Котма – жив ли он? 
Мори резко отвернулась от окна и поспешила к двери с маленьким зарешеченным окошком, чтобы найти хоть кого-то в коридоре и выяснить ситуацию.

В это же время.
Приемный покой лечебницы, 1й этаж.

Вина Ориен медленно вошла в лечебницу и вздрогнула, когда полупрозрачные двери закрылись за ней. Возвращаться в это заведение ей было тяжело, она ведь клялась себе, что если ей удастся сбежать отсюда, никакие Призраки Па ее обратно не затащат. Как все меняется…
Конечно, кое-кто мог ее здесь узнать, но у Вины была цель, которой она собиралась достичь во что бы то ни было. Промахнуться так глупо – это просто бесило, и холодный огонь злости сжигал все остальные чувства и ощущения.
За круглой стойкой регистрации работала незнакомая женщина – но если подумать, работники приемного отделения не слишком часто пересекались с пациентами психиатрии.
- У меня доклад с дамбы для майора Мори! – громко сообщила она, пытаясь перекричать голоса нескольких десятков людей, ожидающих своей очереди, - Нам сказали, ее привезли сюда!
Администраторша, одновременно вбивавшая что-то в компьютер и передававшая несколько планшеток медсестре в оранжево-фиолетовой форме, коротко бросила, не удостоив посетительницу взглядом:
- Третий этаж, палата 313.
Раздался резкий звонок коммуникационной системы, и на этом разговор был окончен – администратор склонилась к микрофону и начала диктовать какой-то адрес, а Вина с довольной улыбкой отправилась искать, у кого можно отобрать фазер или гипоспрей со смертельной дозой лекарства.
В каждой больнице, в каждом лазарете и медотсеке есть склад лекарств, и Вина, сама бывшая медсестра, об этом прекрасно знала. В государственной лечебнице Бэйджора 8 лекарства хранились на третьем этаже в небольшой темной комнате  с сетчатой дверью. Где-то тут определенно можно раздобыть двойную дозу кайолана, мерфадона или тетровалина. Вина поплотнее закрыла дверь, опустилась на колени перед стеллажем и принялась шарить в коробках и разглядывать наклейки на ампулах. Главное, чтобы никакой санитар, вооруженный смирительной рубашкой, и никакой врач, уже нашедший нужное лекарство, не помешали поискам…

_________________________
Продолжу по любому направлению с любым заинтересованным лицом.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 04 11 2008, 20:33:28
9 июня 2379 года,
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, холл, склад лекарств, 3-ий этаж,
6:07

В мире существует множество приятных вещей; беда в том, что некоторые из них не считают приятными вас и решительно избегают. Мало кто из ныне живущих рискнул бы назвать Торана приятной личностью и не заиметь больших проблем с совестью, обожающую по вечерам за кружечкой теплого кофе  посверлить в висках. Да, мир полон приятных вещей, но каждая из них считала своим естественным долгом при появлении доктора удрать со всех ног на скоростях близких к сверхсветовым. Торан привык. Если вам не везет от рождения рано или поздно вы учитесь привыкать с неподражаемым мастерством и обзаводитесь такой дозой равнодушия, что оно начинает поскрипывать при ходьбе и покрываться инеем в мороз. Иными словами, крепость вашего равнодушия, точно вино, повышается с годами. В свои сорок семь Торан без ложной скромности мог сказать, что его равнодушие подобно дюраниевому сплаву – такое же прочное, холодное, надежное и способно в течение долгих лет обходиться без капремонта, работая на чистом энтузиазме, в отличие от организма. Высшие материи, к каковым, безусловно, на ряду с физикой, математикой, вязаными шарфами под Рождество и игрой на банджо относится равнодушие обладают свойством оставаться неизменными с грациозным аллюром времени, а вот кости и сухожилья отчего-то изнашиваются, тем самым заставляя вас периодически посвящать минуту-другую свободного времени на сон и принятие пищи. Кружка вязкого, черного пойла, очевидно в понимании баджорского репликатора, бывшего кофе, как не странно, взбодрила Торана, разогнала кровь и очистила мысли. От пары часов сна он конечно бы не отказался, но в нынешней ситуации это казалось не только невозможным, но и попросту неприличным. Священная обязанность любого доктора – сперва убедиться, что мир вокруг цел, невредим, избавлен от простуды и ревматизма, уложен в мягкую постель, предусмотрительно снабженную грелкой, и в ближайшие секунды категорически не намерен разваливаться на атомы, личные потребности дело второстепенное, третьесортное и вообще миф, сродни цветочным феям и клингонским поэтам – настоящим клингонским поэтам.
Распрощавшись с энсином Т’Нэрэ, оставленную со строгим наказом следить за пациентами и по возможности держаться прямо, Торан двинулся вдоль коридора со стойким желанием поскорее разобраться в происходящем, в чем, несомненно, могла помочь доктор Джирани, по большей части в силу того, что она была единственным человеком в лечебнице, с кем Торан имел честь общаться дольше времени необходимого на произнесение фразы «подайте мне трикодер» и «можете зашивать». Однако обладая противоестественным везением, доктора Джирани Торан не нашел. Ни через десять минут, ни через пятнадцать.
Коридоров в лечебнице, по которым можно было блуждать, оказалось не так много, хотя они и отличались только расположением коек, которым не хватило места в палатах, и стеллажей, набитых простым и недорогим медицинским оборудованием… если, конечно, вы привыкли называть «оборудованием» наборы трубок, емкостей различного предназначения и стопки термоодеял и пижам. Где-то по пути доктору попалась лестница, ведущая на верхние этажи – возле нее был лифт, который совершенно точно не работал, и зарешеченная дверь, ведущая в помещение, которое вряд ли могло быть палатой, хотя бы потому, что оттуда не доносились привычные распоряжения врача и жалобы, а то и стоны, больных. Возможно, разумнее всего было обратиться в регистратуру и узнать, куда девалась главный доктор… А, возможно, и нет. Если учесть с каким завидным постоянством сам Торан менял местоположение, переходя из палаты в палату, можно было предположить, что и доктор Джирани не сидит на месте, скорбя о бренности бытия. За все время, проведенное в клинике, с Тораном так никто и не связывался по внутренней связи, посему коммандер сделал вывод – она не работала вовсе, или же работала на полставки и в данный момент бастовала по поводу повышения зарплаты. В конечном итоге, Торан лишь разозлился, что было вполне предсказуемо. Одарив сломанный лифт презрительным взглядом, наполненным неподдельным отвращением, словно лифт являлся его кровным врагом, доктор двинулся в сторону лестницы. Все-таки не будет вреда связаться с администратором и при должном везении подпортить тому жизнь.
В холле было многолюдно. Несчастные случаи обычно лишены пунктуальности и их не беспокоит такая глупость, как пять (или шесть?) утра. Они случаются всегда, не зависимо от времени суток, а судя по количеству пациентов еще и испытывают нежную слабость к баджорцам, готовым при первом удобном случае сломать руку, ногу, а то и шею.
- Извините, - холодным тоном произнес Торан, явно давая понять администратору, что никакой вины за собой не чувствует, а скорее наоборот – чувствует вину за администратором, уже третьим на его памяти за этот день. «Удивительно, - думал доктор. – В клинике не хватает медиков, а вот недостатка в клерках тут определенно нет».
- Вы не могли бы подсказать мне, где сейчас находится доктор Джирани. Мне срочно нужно связаться с ней.
Администратор, женщина средних лет, подняла на Торана глаза и принялась рассматривать его с таким выражением, какое вполне могло бы появиться на лице ботаника, внезапно обнаружившего, что собственноручно выращенный им кактус вдруг начал просить денег на карманные расходы.
- Доктору Джирани поступил вызов из 274 палаты, - отвечала баджорка. – Это произошло… сорок минут назад. Но не думаю, что она до сих пор там…
- Ясно, проще говоря, вы ничем не можете помочь мне.
- Почему же? Я…
Но Торан не дослушал. Все происходящее неприятно напоминало какую-то детскую игру в прятки, где ему выпала всеми нелюбимая роль ведущего. Оставив баджорку с открытым ртом наблюдать за его спиной, Торан развернулся и зашагал в противоположном направлении. Знать бы, где находится палата 274. Но возвращаться и снова разговаривать с администратором Торану не хотелось. В действительности это не такая и большая клиника, едва ли он заблудится.
- Доктор… эээ, коммандер?! – баджорка-администратор довольно быстро справилась с удивлением по поводу вопиющей невежливости и задействовала не только свой открытый рот, но и всю мощь легких, - Призраки вас разбери, да послушайте же! Вы нужны в кабинете 19 – принесли рабочего с дамбы с грыжей. Сестра Тагана просила вас вызвать, и чтобы вы по пути захватили упаковку бикаридина со склада!
Торан остановился. По правде женщине не было никакой нужды кричать, слух у Торана, увы, был хороший. Доктор развернулся на каблуках и воззрился на баджорку. Он и так вел себя достаточно невежливо, поэтому решил на сей раз сдержать себя и просто кивнул.
- Хорошо, сообщите сестре Тагане, я скоро буду, - говорил он. – А теперь объясните, пожалуйста, где находится этот склад. Боюсь, я не успел толком разобраться в здешней географии.
На объяснения баджорки ушло не более пары минут, и Торан, уже несколько охладивший пыл, вновь брел по коридору в надежде, что хоть какая-то цель улучшит его скверное настроение. О надорвавшемся работнике дамбы он старался пока не думать, впрочем, мысли о бикаридине были ничуть не веселее. По пути на склад коридоры становились тише, людей здесь, как выяснилось, практически не было и единственным звуком, сопровождавшим Торана, было мягкое эхо шагов, отдающихся от светлых больничных стен. Спокойное и умиротворяющее. На какую-то долю секунды Торан даже решил, что будь в его распоряжении минута свободного времени, он бы с удовольствием посвятил ее наслаждению тишиной в этом чудесном уголке клиники. Глупая мысль. Нужную дверь Торан узнал сразу же и плавно повернул ручку, ожидая, что дверь откроется без помех. Но она оказалось плотно закрытой, и доктор был вынужден открыть ее рывком. Внутри было почти темно – освещение не работало, и тусклый свет просачивался лишь через маленькое зарешеченное окно в дальнем конце комнаты. Контраст с освещением в коридорах лечебницы был достаточно значительным.
Несколько стеллажей стояли в ряд, но ящики, прежде рядами стоящие на полках, были выворочены и упаковки лекарств валялись на полу, будто кто-то искал что-то в спешке. Впрочем, как раз это не должно было удивлять, если подумать, сколько раз за последние пару суток сюда врывались медики с целью пополнить свои запасы. Откуда-то слева раздался шорох и легкий звук, похожий на вздох… Интересно, водятся ли на Бэйджоре 8 крысы? Доктор чуть помедлил на пороге и двинулся в полутьму склада, с тоской предполагая, что едва ли лекарства кто-то позаботился разбросать в алфавитном порядке.
Однако он успел сделать всего несколько шагов, когда шорох повторился… Точнее, это был уже совсем другой шорох – будто несколько легких шагов. Торан обернулся на звук, и в этот момент ближайший из стеллажей вдруг начал стремительно надвигаться и рухнул на пол, погребая доктора под собой.
_________________________________________
Совсместно с Мори Джанир

Продолжение следует...



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Арден Котма от 04 11 2008, 20:47:02
9 июня 2379 года, 06:00
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, многочисленные локации

Котма болезненно зажмурился, выслушивая гневную тираду Ли Фалора, вещавшего с экрана небольшого монитора. После попытки покушения на Котму и Мори, Ли принял решение остаться на дамбе и возглавить работы. Однако, сейчас Ли находился в своей резиденции в Катмуре, судя по изысканной меблировки комнаты, в которой находился Ли.
- Коммандер, вы меня слышите? – потребовал ответа Ли.
- Да, мистер Ли. – устало ответил Котма. – Я слышал все до единого слова. Все добровольцы разбежались, солдаты не в силах справиться в одиночку и готовятся покинуть дамбу с минуты на минуту. События приобрели необратимый характер, и дамба обрушится через час, в лучшем случае – полтора. И когда это случится, мощные потоки воды хлынут вниз, затопляя поселения и угрожая жизни десятков людей. Я все правильно понял?
- Да, - раздраженно бросил Ли. – но что вы собираетесь делать? Где ваша хваленная федеральная помощь?
- Я не знаю, - отозвался Котма. – но я уверен, что инженерные бригады уже в пути.
- Нам никогда не следовало вам доверять. – ответил Ли. –  От вас никакой пользы, одни беды. Я и все остальные видели, что именно вам предназначался тот выстрел. Майор Мори и я, может, и не слишком хорошо ладим, но мне неприятно осознавать, что моя соотечественница рисковала своей жизнью ради человека, не способного выполнить своего обещания. Наслаждайтесь гостеприимством и заботой баджорцев, коммандер Котма, - Ли покосился на левую руку Котмы, покоившуюся на перевязи. – пока можете. – Ли потянулся куда-то пределы экрана и монитор погас.
- Сэр? - лейтенант Пинар, в последние несколько часов взявший на себя обязанности посыльного и помощника любого более высокопоставленного, чем он сам, лица, переминался с ноги на ногу на пороге кабинета доктора Джирани, любезно предоставленного коммандеру, - Доктор просила передать, что действие лекарств скоро кончится, и майор придет в себя.
"При нынешних обстоятельствах это было бы весьма кстати", - подумал Котма, поднимаясь из-за стола:
- Спасибо, Пиран. Пойдем, покажешь мне где палата майора.
- Пинар, сэр, - тихо поправил его баджорец, выходя в коридор.
Через несколько коридоров, освещенных тусклыми мигающими лампами, и по лестнице, лифт возле которой уже на работал, коммандер и лейтенант поднялись до второго этажа. Навстречу им, осторожно держась за перила, спускалась женщина в светло-голубой пижаме, от которой Котма, ввиду своего относительно легкого ранения, отказался. Несмотря на отсутствие формы и распущенные волосы, болианец узнал майора Мори.
- Коммандер! - воскликнула женщина, бросаясь вперед, - Вы живы! Я так рада!
- Только благодаря вам, майор. - отозвался Котма. - Вы уверены, что вам не прописан постельный режим? Вам здорово досталось.
- Я не знаю, что мне прописано, - ответила майор, вновь оперевшись для устойчивости о перила лестницы, - Но чувствую я себя так, будто меня швырнули о бетонную стенку… и я очень хочу есть. Но раз я могу стоять на ногах, почему бы вам не ввести меня в курс дела? Никто на третьем этаже не может мне сказать ничего определенного… - пожаловалась она.
- В кафетерии раздают суп и есть сухие армейские пайки, - предложил Пинар, - Я принесу туда последние отчеты, только… извиняюсь, майор, у нас не было времени их нормально заполнять. И вы тоже не ели со вчерашнего дня, коммандер.
- Хорошая идея, Пинар. - одобрительно кивнул Котма. - Я даже не заметил, сколько времени прошло. Что касается происходящего снаружи, майор, то ситуация складывается совсем нерадужная, и я боюсь, что ни вы, ни я больше не в силах ничего сделать. О ремонте дамбы уже нет и речи, теперь все озабочены эвакуацией.
Пинар пошел впереди, тревожно вслушиваясь в разговоры начальства.
- Кто… руководит эвакуацией? - спросила Мори, - Где Ли, и нет ли сообщений с Бэйджора или от Федерации? Я знаю, мистер Котма, что вы оказались здесь совершенно случайно, наверное, вы были на пути домой, и мне очень жаль, что мне приходится размахивать вами, как флагом Федерации. Но я очень надеялась, что вслед за вами прилетит настоящая помощь…
- Честно говоря, - теперь пришла очередь Котмы запинаться и подыскивать подходящие слова.- я сомневаюсь, чтобы эвакуацией кто-нибудь руководил. Насколько я знаю, солдаты просто подбирают всякого, кто оказался у них на пути. Что касается Ли, то он покинул дамбу час назад и теперь готовится встретить наводнение у себя в резиденции. И нет, новых сообщений ни от Федерации, ни от Бэйджора не поступало. - Котма выдержал паузу. - Майор, я тоже надеюсь, что помощь все-таки придет...
- Значит, Ли решил отсидеться, - разочарованно протянула баджорка, - Его Катмуру практически ничего не угрожает. Я связывалась с Федерацией вчера до вашего прибытия, и некто в ранге коммандера по имени Торан обещал поговорить с командованием ДС9. Вам это имя что-то говорит?
- Доктор Торан, он возглавляет медицинскую службу на станции. - ответил Котма.
- Доктор Торан находится здесь, в больнице. - подал голос Пинар. - Он прибыл вчера вечером. А вместе с ним, как выяснилось позднее, еще несколько федеральных офицеров, все с одного шаттла.Это все в отчетах, которые я для вас составил, майор. Медики добрались сюда своим ходом, а двух инженеров во главе с их начальником, Николаевом, отправили на дамбу. Однако, к тому времени, когда они туда добрались, там уже почти не осталось рабочих. Так что Николаев и его люди вызвались помочь с ремонтом эвакуационного транспорта, потрепанного непогодой и многочисленными рейсами. - Пинар замолчал, переводя дыхание. - Другие федеральные спасательные группы пока не появлялись.
Продолжая говорить, Пинар спустился на первый этаж, сразу свернул в еще один тусклый коридор и вывел следующих за ним майора и коммандера к кафетерию. Небольшой зал был забит до отказа, в воздухе витал запах супа, от которого у Мори сейчас же забурчало в животе.  Глаза всех присутствующих сразу обратились на вошедших, и по рядам сидящих на полу и стоящих у стен баджорцев пробежал шепот: «Федерация… обещали помочь, но… наказание небес…»
- Кажется, осуждать здесь дела было не лучшей идеей… - смущенно пробормотала Мори, пряча лицо, - Пинар, раздобудь нам еду, мы будем в… где вы сидели раньше, что вас не разорвали на куски мои соотечественники?
- В кабинете доктора Джирани, заведующего больницей. - ответил Котма, дождавшись когда Пинар уйдет. - Майор, кое-что мне непонятно. Немногим раньше вам доложили о результатах поисковой операции на месте крушение шаттла, и эта информация заставила вас вооружиться. Тогда вы сказали мне, что дело касается исключительно вас. Вчера вечером на мою жизнь было совершено покушение. Между этими событиями есть какая-то связь? Или я изначально был чьей-то мишенью, но вы просто не хотели меня беспокоить? Что вообще здесь происходит?
- Я бы не хотела говорить об этом в коридоре, - тихо проговорила женщина, и по ее невысказанной просьбе дорога обратно в кабинет Джирани прошла в тишине.
В кабинете Мори молча опустилась на кушетку для посетителей и только выражение лица коммандера заставило ее заговорить.
- Видите ли, мистер Котма… - осторожно начала она, - Прежде всего, я приношу извинения за то, что с вами произошло. Я не могу утверждать, что вы теперь в безопасности, и могу всего лишь обещать, что продолжу вас защищать и дальше. Но сейчас у нас на руках целый город, который надо эвакуировать, и я не думаю, что у нас есть время обсуждать чьи-то личные попытки поквитаться со мной… и с вами.
__________________________
Совместный ход Котмы и Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 05 11 2008, 23:03:20
9 июня 2379 года,
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, склад лекарств.
6:17

…Стеллаж, который Вина толкнула на темную фигуру, так некстати появившуюся на складе, был не таким уж тяжелым, но сбил человека с ног. Так что отделается он в лучшем случае парой ссадин и помятыми ребрами. Несчастный баджорец-санитар, скорее всего, даже не узнает, что произошло, если она успеет убраться со склада прямо сейчас. Единственное, о чем она могла молиться, так это о том, чтобы на шум не сбежались остальные сотрудники лечебницы.
На всякий случай, взяв с самой близкой полки поднос, на котором медсестры подавали инструменты врачам, а в другой руке сжимая гипоспрей, Вина приготовилась проскользнуть мимо уже начинавшего приходить в себя нарушителя ее планов. Ее взгляд невзначай скользнул по распростертой на полу фигуре, и она чуть не вскрикнула – вместо жизнерадостной баджорской формы на пришельце была темная федеральная. То есть он и в самом деле был пришельцем! Без колебаний Вина опустила поднос ему на голову, и лишь затем нагнулась проверить его расу и с удивлением провела пальцем по заостренному уху.
…Доктор очнулся на полу, стеллаж все так же придавливал нижнюю часть его тела, на грудь давило чье-то колено, а на шее ощущался неприятный холодок некого инструмента медицинского предназначения.
- Здравствуйте, доктор, - услышал он тихий женский голос.
В голове Торана пренеприятнейше гудело. Падая, он умудрился удариться лбом об один из многочисленных углов стеллажа, и теперь половина мира начала плавно окрашиваться в зеленоватые тона. Доктор проморгался, но это едва ли помогло снять боль в ногах, придавленных стеллажом. «Неужели сломал?» – мелькнула мысль, пока Торан пытался прийти в себя, отчаянно вспоминая, что случилось и почему он распростерт на полу в до неприличия неудобной позе. Торан не сразу обратил внимание на тяжесть в области груди, а расфокусированное зрение мешало рассмотреть лицо женщины. Сознание возвратилось быстро, даже чересчур быстро, как-то резко, наскоком, и Торану стоило немалого труда собрать воедино обрывки некогда работавшего без перебоев здравого смысла. Но понимание происходящего отнюдь не принесло удовлетворения, потому как крайне сложно испытывать удовлетворение, понимая, что вас вот-вот собираются убить и заправленный явно не успокоительным гипоспрей, холодящий кожу шеи, прямое тому доказательство.
- К сожалению, не могу пожелать здравия и вам, - поморщившись, хрипло произнес Торан. – Что вам от меня нужно?
Вопрос, конечно, глупый; но лежа на полу и глядя в бледное лицо потенциального убийцы весьма непросто следовать логике. Даже при условии, что вы ее не лишены.
- Забавно, но я хотела спросить у вас то же самое. Кто вы и что делаете на баджорской территории. И что вам от нас нужно. Только не надо говорить мне, что вы пришли помочь – от этой избитой фразы меня уже тошнит, - прошипела женщина склонившись к лицу доктора, - Соблюдайте вежливость – представьтесь и сообщите, сколько здесь таких, как вы. Ах да, и не вздумайте кричать – надеюсь, вы понимаете, что это не в ваших интересах: в гипоспрее старый добрый мерфадон и его хватит, чтобы усыпить вас прежде, чем вы успеете увидеть лица ваших спасителей. Просто спокойно отвечайте на мои вопросы и возможно, мы сумеем договориться.
- Знаете ли, таких как я здесь больше нет. Я своего рода уникален, - сарказмом на откровенную агрессию попытался ответить Торан, хотя, честно говоря, ему было совсем не смешно, а было ему страшно. Ох как страшно. Глаза баджорки горели фанатичным безумием – не слишком обнадеживающее зрелище. – Я федеральный врач, а это, если не ошибаюсь, склад медикаментов. Дальнейшие выводы вы без труда способны сделать сами… Я надеюсь.
- Знаете, я тоже врач, - задумчиво произнесла баджорка, массируя шею доктора гипоспреем, - По крайней мере, по образованию, хотя и не по призванию. Дело в том, что мне никогда не нравились ноющие пациенты, способные только жаловаться, и меня не прельщала необходимость копаться в их историях и выяснять, где они успели надышаться ядовитым газом, или почему их руки вывернуты под таким неестественным углом. Что мне нравилось – так это лекарства. Они всегда решают проблему. Поэтому, доктор, сейчас я вколю вам одну дозу – видите ли, ваша нога тоже вывернута странно и, скорее всего, сломана. Уверена, вам очень больно, и именно поэтому вы не можете сконцентрироваться на моих вопросах и делаете вид, что не понимаете их, - женщина сильнее нажала коленом на грудную клетку Торана, целя в солнечное сплетение, - Боль уйдет. Считайте это моей идеей милосердия.
Гипоспрей зашипел и доктор попытался прикинуть, сколько же седатива оказалось в его системе.
- Так лучше? Тогда говорите – сколько федеральных офицеров, кроме вас, сейчас находится на в лечебнице. И кстати, как здоровье болианца?
Торан знал, что маньяки-убийцы любят поговорить, еще и по этой причине сам он предпочитал без нужды держать рот закрытым, но его новая знакомая определенно придерживалась другой тактики и готова была посетовать на жизнь перед первым встречным, и какая досада, что этим встречным оказался он, Торан, такой никудышный слушатель и отвратительный собеседник. Баджорка начинала рассказывать о себе – дурной признак, по закону обычно за подобными откровениями следует выстрел из фазера, или профессиональный удар ножом под ребра. Собственные ребра Торан искренне любил и ценил, поскольку был знаком с ними вот уже многие годы и, признаться, успел проникнуться к ним светлыми, теплыми чувствами. Собственно, как и к ногам, которые действительно болели и, вероятно, были сломаны. По крайней мере левая вне всяких сомнений. К тому же колено женщины, давящее на грудь, затрудняло дыхание, Торан вдруг заметил, что комната медленно кружится. Кровь стучала в висках, но с дозой мерфадона, коммандер почувствовал слабое облегчение и какую-то мягкость во всем теле, словно кости внезапно решили превратиться в аппетитно хлюпающее желе.
- Трое, - с расстановкой отвечал Торан, замечая, что мир вокруг утратил четкость. – Двое медиков и инженер. – И, вы уж простите меня за банальность, мы действительно пришли помочь вам. Но, по всей видимости, выбрали не тех специалистов…
Торан сделал паузу, пытаясь поглубже вздохнуть.
- По поводу  коммандера Котмы можете не беспокоиться, он в порядке.
«Хотелось бы мне сказать тоже самое о себе…»
Вина перевела дыхание и слегка ослабила давление на грудную клетку доктора. Услышанное вызвало в ней противоречивые чувства. С одной стороны, она верила этому федерату – если бы над планетой кружил большой корабль, в лечебнице, во-первых, говорили бы только об этом, а во-вторых, здесь было бы больше трех медиков и инженера. Это же было хорошо, не правда ли? Но с другой стороны… с другой стороны, неудача предыдущего покушения остудила пыл Вины, прояснило ее голову… а может, из нее, наконец, начало выветриваться успокоительное, которым ее пичкали в этой же самой лечебнице… Как бы то ни было, баджорка понимала, что гоняться за десятком офицеров Звездного Флота в распадающемся на части городе – самоубийство. Вдруг, в следующий раз у нее под рукой не окажется достаточно тяжелого предмета, чтобы переломать нужные кости и лишить подвижности следующую жертву? К тому же, Вина сама видела состояние плотины. Планы нуждались в коррекции.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 05 11 2008, 23:04:31
продолжение:

- Эй, федерат, ты еще жив? – она свободной рукой похлопала Торана по щекам, - На чем вы прилетели сюда?
По поводу собственной жизни, Торан уверен не был. Мутные круги перед глазами завораживали, если не сказать гипнотизировали, в полутьме склада яркие зеленовато-красные пятна являли собой зрелище исключительно экстравагантное, волнующее, но в то же время умиротворяющее. Наверное, нечто подобное испытывает художник в порыве вдохновения – легкость, спокойствие, головокружение и небольшое покалывание во всем теле. Неплохой момент, чтобы позволить сознанию отправиться в свободное плавание, взять удочку, забросить крючок подальше… А потом искупаться. Торан сглотнул. Нет, ему не было плохо, совсем наоборот, в какой-то момент он понял, что ему даже чересчур хорошо. Голос баджорки звучал глухо, резкие удары по лицу казались неощутимыми.
- На катере, - отвечал он и, внезапно, осознав, что не собирается сдаваться без боя, начал шарить правой рукой по полу в поисках чего-нибудь желательно острого, но лишь засадил под ноготь пластиковый осколок какого-то разбитого предмета и от неожиданности вздрогнул. Точнее попытался. – На катере.
Доктор не мог видеть, как блеснули глаза баджорки. Сомневаться в словах доктора ей в голову пока не пришло, и катер прекрасно укладывался в коррекцию планов – собственно, он ее и задавал. Что же мешало – так это сам доктор.
- И что же вы увидели, когда прибыли сюда… - ядовито прошептала женщина, всматриваясь в лицо федерата, - Наверное, вы смеетесь над этой жалкой лечебницей, жалкой колонией и ее жалкими обитателями. Наверное, для вас это всего лишь очередное приключение – настоящая фронтовая медицина, так захватывающе! – Вина в очередной раз надавила на грудь Торана, лишая его дыхания, - Вы столько лет не можете понять, что вам здесь не рады, что вы лезете не в свое дело. Мы должны научиться стоять на своих ногах, а что вы предложили нам – десять лет относительной свободы? Как мне заставить вас понять, что значит, лишиться самого главного - возможности управлять своей судьбой, лишиться свободы? Вот вы, доктор, что для вас самое главное в жизни? Давайте, скажите, что ваши пациенты…
Есть время подходящее для философских дискуссий, а есть неподходящее. Подходящим временем можно считать послеобеденную негу, вечера отпуска, неспешные прогулки по коридорам станции – проще говоря, те моменты, когда вы способны дышать полной грудью, в полной убежденности, что ваши ребра не находятся в опасной близости от легких и не норовят пробуравит в вас пару сквозных отверстий. А неподходящие моменты критически напоминают нынешние, в геометрической прогрессии ухудшают здоровье и далеко не располагают к задушевным беседам. В силу неисповедимости путей статистики сейчас был именно такой момент, и Торан из всех сил пытался сконцентрироваться на вопросе женщины. Пациенты? Это многообразие в единстве. Изувеченной плоти, поломанных костей и отравленной души.
- Мои пациенты, - с кривой усмешкой на губах заговорил доктор. – Такие как вы, хотя я и не специализируюсь на психических заболеваниях.
О последствиях сказанного Торан мог только догадываться. Но, право слово, ему было безразлично, или он на это надеялся.
- Вы так предсказуемы, - скривилась Вина, - И, тем не менее, ваш ответ таков. Что ж… - она убрала колено с груди доктора и потянулась к его правой руке. Гипоспрей тоже отодвинулся от шеи Торана, но прежде, чем он успел заметить это и сосредоточиться на моменте, вполне подходящим для попытки не сдаваться без боя, в руке баджорки оказался экзоскальпель. Рано или поздно этим должно было кончиться - без сомнения, с экзоскальпелем можно повеселиться, гораздо лучше, чем с гипоспреем. Скальпель – король медицинского оборудования, которое можно использовать в противоположном лечению направлении.
- Что вы скажете, если я прямо сейчас лишу вас вашей целительской руки? – баджорка настраивала инструмент на нужную глубину разреза, - Конечно, в Федерации вам могли бы сделать искусственную, но это уже совсем не то, верно? Это будет не ваша рука, не ваша свобода действий, искусственный заменитель. Понимаете? Примерно, как «свободный» Бэйджор, но в составе Федерации…
Вина провела ровную линию поперек запястья доктора и с исследовательским интересом уставилась на проступающую зеленую кровь.
- Вам, наверное, не очень больно, - пояснила она, - При такой дозе мерфадона вы, наверное, вообще ничего не чувствуете. В начале нашего разговора, я, кажется, обещала вам, что мы сможем договориться, если вы будете отвечать на все вопросы. Вы отлично справились, доктор, но теперь я вижу, что вы мне больше не пригодитесь. На самом деле жалко, что я сломала вам ногу, и вы не сможете идти. Да и вообще двигаться вы не очень можете. Поэтому, наверное, проще просто перерезать вам горло… - баджорка задумчиво посмотрела на экзоскальпель в своей руке.
Но прежде, чем женщина успела что-то сделать, ручка входной двери на склад начала медленно поворачиваться…
Баджорка ошибалась, Торан чувствовал все и сильнее всего ужас. Пусть и будучи левшой, он не менее трепетно относился и к правой руке. Впрочем, какая польза от рук с перерезанным горлом… И тут послышался скрежет.
________________________________________________
Экскурс в мир жестокости провели Торан и Мори Джанир.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 06 11 2008, 01:53:47
9 июня 2379 года,
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, холл
6:10

Доктор Торан распрощался с Т’Нэрэ, оставив ей строгий наказ следить за пациентами и держаться прямо. Впрочем, приказ энсину и не требовался. Так и не выпив кофе, вулканка вернулась в холл лечебницы, где ее сразу поймала рыжеволосая медсестра с тонкими чертами лица:
- О, хорошо, что вы здесь, мисс Т’Нэрэ, – в отличие от остальных медиков, эта женщина запомнила имена тех, с кем ей приходилось работать, -  Санитары только что доставили парня с грыжей, и нам не помешает лишняя пара рук. А где доктор Торан?
Энсин как раз хотела бы это узнать, но, похоже, здесь знали не намного больше. Признаться, в отсутствие начальства она чувствовала себя немного не уютно, особенно в незнакомом месте.
- На данный момент его местоположение мне не известно, так же, как и вам, - своим обычным бесцветным голосом проговорила она. -  Я могу осмотреть пациента с грыжей прямо сейчас, не могли бы вы меня проводить?
И медсестра – в отличие от нее Т’Нэрэ не питала никакого желания узнавать имена людей, которые, скорее всего, больше не появятся в ее жизни – быстро повела вулканку по бесконечным светлым коридорам психиатрической лечебницы. Направо, налево, лестница, еще раз налево… после четвертого поворота энсин уже не старалась запоминать дорогу – очевидно, после бессонной ночи ее наблюдательность немного ухудшилась и это было бесполезно. Дойдя до нужной палаты Т’Нэрэ коротко поблагодарила медсестру, оставшуюся ассистировать, и принялась за обследование несчастного человека.
На этот раз показания трикодера были тревожными.
- Ему нужна операция, и чем скорее – тем лучше, – вулканка задумчиво смотрела на дисплей прибора. - Бросив короткий взгляд на медсестру, она продолжала. - Я найду доктора Торана, а вы пока подготовьте инструменты, пожалуйста.
И она быстрым шагом направилась к выходу, думая о предстоящей операции, не столько сложной, сколько требующей опыта. Только выйдя из палаты энсин многократно пожалела, что не запомнила дорогу досконально – все коридоры были светлыми, а повороты похожи на другой, как одна складка на баджорском носу похожа на другую… Несколько раз спросив дорогу у попадающихся на пути санитаров, она, потеряв неопределенное количество времени на блуждания, наконец начала узнавать места, что означало непосредственную близость холла.
Администратор все так же находилась на своем посту, и Т’Нэрэ ничего не оставалось, кроме как попытаться что-нибудь узнать у нее.
- Извините, я ищу доктора Торана. Вы не знаете, где он?
Выражение на лице администратора было таким, как будто отвечать на этот вопрос ей приходится уже в двадцатый раз подряд. И такой же тон.
- Его вызвали в 19-ый кабинет, разбираться с недавно поступившим пациентом.
Вулканка удивленно вздернула бровь – это был тот самый кабинет, в который она только что ходила с медсестрой.
- Это тот человек с грыжей, верно? – она скорее утверждала, чем спрашивала. – Я только что оттуда, и доктора Торана там нет. Как давно его вызвали?
- Около десяти минут назад. И его просили взять на складе лекарство.
- Спасибо, – энсин кивнула.
Как следует интерпретировать эту информацию, вулканка пока не знала, но совсем не трудно было подсчитать, что на дорогу доктору понадобилось бы намного меньше времени, даже с учетом посещения склада. Его явно что-то задержало, и это было странно…
_______________________________________
Совместно с Мори Джанир

Продолжение следует...


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 06 11 2008, 21:42:40
9 июня 2379 года,
Бэйджор 8, государственная психиатрическая лечебница, склад
Приблизительно после половины семьмого утра

Вулканцы совсем не склонны делать поспешных выводов, и сейчас в своих умозаключениях Т’Нэрэ предпочла не спешить. Можно придумать сотню (или даже не одну) причин, по которым медик мог не дойти вовремя из пункта А в пункт Б, и большая часть из этих причин не заставила бы беспокоиться. Энсина больше беспокоил работник с грыжей, для успешного лечения которого срочно нужна была операция и, соответственно, доктор Торан. Вулканка уже было отошла от стойки администратора, но потом подумала, что самым разумным будет поискать доктора на складе или по дороге к нему, а дороги этой Т’Нэрэ, естественно, не знала, что заставило ее вернуться обратно и продолжить отвлекать администратора от самых важных дел на планете глупыми вопросами.
- Извините, вы не подскажете, как я могу пройти на склад медикаментов? – сказала она, а вспомнив, зачем доктора вообще послали на склад, на всякий случай спросила. - И какое лекарство необходимо оттуда взять для операции?
Усталая женщина за стойкой подробно объяснила ей дорогу и сообщила название препарата, и энсин снова зашагала по однообразным коридорам, на этот раз уже уверенно и целенаправленно, по пути заглядывая в палаты и мгновенно обследуя их на предмет наличия в них ромуланского доктора.
Торана нигде не было, и чем меньше оставалось непроверенных мест, тем более странным вулканке казалась ситуация. Подойдя к двери склада, Т’Нэрэ была уверена, что его там уже давно нет, но проверить, разумеется, стоило.
Видимо из соображений безопасности, а может просто по причине устаревающих технологий, от которых Бэйджор 8 пока не отказался, дверь склада не открывалась автоматически. Положив руку на круглую ручку, Т’Нэрэ заметила, что дверь не была плотно закрыта –  с легким скрежетом она отъехала в пазах ровно настолько, чтобы вулканка могла войти внутрь. На какое-то мгновение темнота заставила ее прищуриться, и почти ничего не видя перед собой, она сделала шаг вперед…
- Молчи и не двигайся, - раздался яростный шепот, - Иначе он умрет. Я не шучу. Закрой за собой дверь.
Вина Ориен все еще сидела возле распростертого на полу доктора Торана посреди разбросанных медикоментов. Одной рукой она прижимала экзоскальпель к его шее, а другой шарила вокруг в поисках еще одного полезного инструмента.
Вулканка еще не успела полностью осознать происходящее, но сочетание слова «умрет» с видом экзоскальпеля заставило ее послушно закрыть дверь. Она даже не сразу поняла, кому именно угрожает смерть, поэтому когда ее глаза привыкли к полумраку и она смогла узнать в фигуре на полу доктора, оставалось только признать, что ее положение было более, чем скверное. Мысли в ее голове были все такими же холодными и быстрыми, но сейчас даже теория вероятности, как и неприятные огоньки в глазах незнакомой баджорки, не предвещала ничего хорошего.
- Чего вы хотите? – спросила Т’Нэрэ, пытаясь определить, в каком состоянии находится Торан. Судя по всему, помимо видимых повреждений на нем уже сказывалось действие какого-то препарата, а значит все еще хуже, чем казалось. Нужна помощь, причем срочно…
Говорят, что безвыходных положений не бывает, но сейчас вулканка была готова признать, что ситуация критическая, и хоть лицо ее по обыкновению ничего не выражало, страшно ей было так же, как и любому существу в подобный момент.
Вина, наконец, нащупала на полу отброшенный ею гипоспрей и неуклюже, левой рукой поднесла его к шее доктора.
- Приятных снов, - пробормотала она, впрыскивая остатки лекарства, - Вот теперь можно и с вами поговорить, доктор номер два.
Баджорка поднялась на ноги и сделала несколько шагов к замершей на месте Т’Нэрэ.
- Не надо бояться, - она примиряюще подняла руки – но этот жест доброй воли заметно портили экзоскальпель и гипоспрей, - Я хочу, чтобы ты мне немного помогла. И если ты будешь меня слушаться, все будет хорошо, и никто не погибнет. Я обещала это доктору номер один, и видишь – он пока жив.
Вина подошла к энсину так близко, что ей было достаточно лишь слегка протянуть руку чтобы отколоть дельту от формы энсина, что баджорка и сделала.
-С другой стороны, если ты меня не послушаешься… - она пожала плечами, - кто знает, что может случиться. Видишь здесь логику?
Признаться, никакой логики Т’Нэрэ не видела. Бросив взгляд на лишившегося сознания доктора и стараясь не думать, чем в самом худшем случае мог быть заряжен гипоспрей, а также не обращать внимание на многозначительное «пока жив», она поняла лишь одно: нельзя медлить. Помогать баджорке энсин совсем не хотела, потому что свои обещания та могла и не сдержать. С другой стороны, она хотя бы отстала от доктора и теперь могла навредить только вулканке, а это уже не так страшно.
- Что я должна делать? – спокойным голосом произнесла Т’Нэрэ. Пока в руках у незнакомки не станет на один инструмент меньше, можно и не пытаться оказывать сопротивление. По крайней мере, пока они находятся на складе. Напряжение все росло, и даже вулканская техника контроля эмоций не могла помочь энсину избавиться от желания что-нибудь предпринять, лишь бы все скорее закончилось.

______________________
Вместе с Т'Нэрэ.
Продолжение следует.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 06 11 2008, 21:45:19
Продолжение.

-  Начнем с ответов на вопросы, - медленно ответила Вина, - Постарайся ответить быстро, не задумываясь. И если твои слова не совпадут с тем, что уже мне сказал доктор номер один… я буду очень, ОЧЕНЬ разочарована.
Баджорка сделала шаг назад, потом еще один, и еще… пока ее нога не ткнулась в бок доктора Торана. Тут она снова опустилась на колени и поднесла скальпель к шее своей первой жертвы.
- Подойди ближе, - потребовала она, - Отсюда тебе будет лучше его видно – и ты увидишь, что его раны пока не так уж серьезны. Мой первый вопрос – на чем вы прилетели сюда, на эту планету?
У Т’Нэрэ непроизвольно возникло ощущение, что эта женщина прочитала ее мысли – жизнь ромуланца опять была в опасности, что гораздо больше беспокоило энсина, чем ее собственное благополучие. На какое-то время ей показалось, что это конец, и отчаяние медленно расползалось по ее разуму, потому что все еще оставшиеся возможности избежать самого страшного таяли на глазах. 
- На катере, - не задумываясь ответила вулканка. Сейчас говорить правду будет самым логичным, тем более так скорее всего поступил и доктор Торан.
Энсин не имела в своем словаре слова «надежда», тем не менее какое-то ее подобие (выражающееся, конечно, расчетом вероятности благоприятного исхода) все еще оставалось, и она должна была сделать все возможное, чтобы из всех вариантов развития событий воплотился именно он.
- И где сейчас этот катер? На космодроме, на стоянке возле лечебницы – где именно? – баджорка прищурилась, ее рука на скальпеле заметно напряглась, ведь близился первый ответственный пункт ее плана побега с объятой катастрофой планеты.
Вина слишком хорошо помнила, как челнок, призванный перевести ее отсюда в объятия судебной системы Бэйджора, вздрогнул, будто налетел на невидимую стену, и как взрывались и искрили консоли – ссадины той катастрофы все еще украшали ее лицо, вывихнутая рука все еще ныла, а на плечах Вина все еще носила куртку одного из ее погибших охранников. С более крепким и большим федеральным катером этого не должно было произойти, он должен быть в состоянии покинуть нарушенную плазменным штормом атмосферу планеты.
Энсин не могла не заметить, как интересует собеседницу вопрос о катере, и у нее в голове пронеслась мысль, что, возможно, судно интересует баджорку гораздо больше, чем желание кого-нибудь зарезать экзоскальпелем. Хотя, многие любят совмещать приятное с полезным, и ничего определенного о намерениях женщины Т’Нэрэ сказать до сих пор не могла. Вулканка уже поняла, что имеет дело с кем-то, чей разум определенно замутнен и работает далеко не по законам логики, а значит все опять сводилось к тому, что это приключение вполне могло стать последним для двух остроухих и очень невезучих федеральных докторов… Она пообещала себе, что если переживет этот день, впредь перед высадкой на планету обязательно будет находить информацию о психологических особенностях обитателей…Только даже это не помогло бы сейчас – у безумцев своя психология, вне зависимости от расы, и, увы, Т’Нэрэ в ней абсолютно не разбиралась.
- Насколько мне известно, катер находится в космопорте. – Делиться информацией было не приятно, но ничего секретного энсин все равно не знала, и поэтому у нее не было чувства, что она разглашает тайны Федерации, особенно если учесть опасное оружие у шеи доктора.
- Проще говоря, ты не знаешь точно, доктор номер два, - констатировала Вина, - Сейчас ты возьмешь свою дельту и вызовешь этот транспорт к лечебнице. Скажешь, что надо срочно эвакуировать больного – тебе поверят. Ведь вулканцы не лгут, верно? Потом мы вместе выйдем отсюда, ты отошлешь пилота, и мы улетим. Я высажу тебя на первой же планете за границей баджорской территории, обещаю. Чем скорее мы уйдем отсюда, тем большая вероятность, что кто-то найдет твоего коллегу, и он все еще будет жив. Таков план. Всего лишь небольшое приключение для энсина, зато ваш доктор будет благодарен за то, ты не совершала глупостей и резких движений и дала ему шанс выжить.
Рука баджорки как бы невзначай дрогнула, и на светлой коже Торана выступила темная капля крови. Вина ждала ответа и надеялась, что вулканка понимает, что сейчас решается жизнь двух человек.

_______________________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 08 11 2008, 23:06:08
Государственная психиатрическая лечебница, холл.
06:32

- …Да, да, разумеется, - доктор Джирани сосредоточенно кивала собеседнику на маленьком экране коммуникационной панели в холле лечебницы, - Конечно, мистер Ли, мы очень благодарны за ваше щедрое предложение. Ждите первые челноки в течение часа. Конец связи, - баджорка закончила передачу и несколько секунд молча стояла, потирая подбородок.
- Доктор? – подозрительно спросила администраторша, - Все в порядке?
Джирани провела рукой по коротким светлым волосам и решительно подошла к небольшому микрофону на регистрационном столе.
- Кхм, прошу минуту внимания, - начала она, и когда почти никто в людном холле не обратил на ее голос внимания, повторила громче, - Внимание всем! Наша больница находится в опасной близости от реки, и поскольку совместные попытки наших и федеральных инженеров укрепить дамбу пока не увенчались успехом, мы эвакуируемся. Все слышали? Мы эвакуируемся в Катмур!
Доктор попыталась продолжить, но ее заглушили недовольный ропот медперсонала и отчаянные возгласы будущих пациентов: «А как же мы?.. Я жду уже шесть часов, и ко мне до сих пор никто не подошел! И теперь вы эвакуируетесь?!.. Что за беспредел? Ради Пророков, подумайте о детях!».
- Да-да, я все понимаю, - Джирани попыталась успокоить соотечественников, - Это вынужденная мера. Мы не оставляем никого позади! Мы берем с собой всех, кто находится в лечебнице – и тех, кто уже получил койку и осмотр, и тех, кто только ждет, и тех, кто временно занял пустующие палаты на верхних этажах. Постарайтесь действовать организованно и не создавать паники. Люди, вы слышите? Без паники! Лейтенанты Пинар и Тейбор помогут вам занять места в скиммерах…
- Доктор Джирани, доктор! – кто-то дернул женщину за локоть, и когда она обернулась, то увидела тонкое взволнованное лицо сестры Таганы.
- Следите за дальнейшими объявлениями и постарайтесь не беспокоиться. В Катмуре нас примут в резиденции господина Ли, где всем найдется место и всем будет оказана помощь, - закончила врач прежде, чем обернуться к помощнице.
- Доктор, я не могу найти ни доктора Торана, ни энсина Т’Нэрэ, - быстро доложила Тагана, - В 19й палате их ждет тот парень с дамбы…
- Возможно, доктор Торан с ассистенткой тоже заняты чем-то важным, - ответила баджорка, вытирая неожиданно вспотевшие ладони о форму, - Не верю, что такие люди, как они, могут отсиживаться в стороне, когда вокруг стольким может понадобиться их помощь. Давай посмотрим, что мы можем сами сделать для этого рабочего. Но прежде я должна предупредить майора Мори и коммандера о происходящем.

Кабинет главного врача лечебницы.

- …И все-таки, майор. Вы уже чуть не погибли, прикрывая меня. Я не предлагаю сесть и вести обстоятельные беседы, но хотя бы коротко объясните, что происходит, кроме очевидных катастроф.
- Я… - Мори опустила лицо, - Я сама не знаю, что думать, и что я видела. Вы – человек науки, коммандер, вы посмеетесь надо мной.
- Просто начните с начала.
Женщина покачала головой, но как только собралась начать говорить, дверь в кабинет открылась и на пороге появилась доктор Джирани.
- Мне жаль, если помешала вам планировать дальнейшие действия, - извинилась она, заметив выражение лица Котмы, - Но у меня тоже есть новости, майор. Со мной связался господин Ли Фалор и сообщил, что готов принять весь персонал и всех пациентов в своей резиденции. И, разумеется, я приняла его предложение.
- Очень щедро с его стороны, - пробормотала Мори.
- И очень вовремя – насколько мне известно, прорыв дамбы может произойти в лучшем случае всего через час, - добавил Котма.
- Сейчас мы ждем первых скиммеров и ховеркары, чтобы начать перевозить людей, и планируем отключить генератор энергии лечебницы через 40 минут.
- Да, доктор Джирани, это правильное решение. Нам всем лучше эвакуироваться отсюда. И как можно дальше, - кивнула Мори.
- Мэм, я не знаю, что осталось от вашей формы, но должна передать вам это, - доктор протянула на ладони два маленьких золотых эллипса – коммуникатор и знак отличия майора.
Мори молча кивнула.
- Что вы собираетесь делать дальше? – спросил болианец, когда Джирани ушла.
- Помогу, насколько возможно, с эвакуацией, а потом вернусь в свой офис и продолжу пытаться вызвать помощь. Что еще я могу? Я всего лишь один человек, у меня не так много ресурсов - один катер даже самых лучших специалистов Федерации тут не поможет, и я уже не верю в благополучный исход. Попомните мои слова, кровь еще прольется. Если вы все еще хотите задать какие-то вопросы, коммандер, следуйте за мной.
Баджорка поднялась с кушетки и вышла из кабинета.

Административное здание
Прошло достаточно времени, пока на попутном скиммере Мори и Котму доставили в центр Нового Дженмира. На выходе из лечебницы майора догнал Пинар и слегка смущенно передал ей то, что осталось от ее формы – прежде алая ткань была покрыта бурыми разводами, а на правом плече темнела дыра с обгоревшими краями. Но особенно Мори была благодарна своему секретарю за пару форменной обуви.
Новый Дженмир опустевал на глазах. Люди больше не обращали внимания на выбитые окна своих домов и незакрепленные листы кровельного покрытия, больше не пытались противостоять погоде, а просто покидали свои места, тревожно оглядываясь в ту сторону, где бурлила выходящая из берегов река Ракаджа.
- Почему мы не можем просто передать автоматический общий сигнал бедствия? – спросил Котма, перекрикивая ветер и шум низвергающейся с неба воды, когда он с майором поднимался по ступеням административного здания.
- Потому что связи с остальным миром за пределами планеты у нас нет вообще. В прошлый раз я с трудом нашла окно для своего сигнала и смогла открыть только чей-то частный канал связи. Скорее всего, была повреждена наша передающая станция, - ответила Мори, быстрым шагом двинулась по теперь уже пустому коридору Администрации к своему офису, - С нами уже кто-нибудь бы связался, если бы могли. Мори откинула непромокаемую пленку со своего стола, и достала небольшой чемоданчик с инструментами.
- Пока я попробую разобраться, вы можете задавать свои вопросы.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 10 11 2008, 00:59:32
Государственная психиатрическая лечебница, склад.
06:43

Кровь всегда ассоциируется с жизнью. И зеленая, и красная, и синяя.  Т’Нэрэ задумчиво смотрела, как из распоротых вен на запястье и пореза на шее Торана медленно вытекает темно-зеленая кровь. Между ней и ее прямой обязанностью сейчас стояла эта странная женщина и выдвигала нелепые требования. От такой наглости у вулканки непроизвольно вздернулись брови. Катер! Это что, неудачная шутка? Впрочем, с юмором у вулканцев всегда было не важно. Вполне понятен и уместен был бы запрос просто отпустить преступницу и не мешать ей уйти. Баджорка определенно хотела слишком многого. Энсин не любила задавать ненужные вопросы, особенно если дело казалось очевидным, поэтому она решила считать, что женщина и так знает: нельзя безнаказанно уйти на федеральном транспорте оставляя за спиной мертвых офицеров, и в таком свете убивать доктора было бы нелогично даже для безумца. Тем не менее, услышанным обещаниям Т’Нэрэ все равно не верила.
Но выбора у нее не было, и она сказала:
- Хорошо. Я свяжусь с пилотом. Но где гарантия, что вы никого не убьете?
- А где гарантия, что ты свяжешься именно с пилотом и не сдашь меня?  - пожала плечами Вина, отчего скальпель в ее руке снова дрогнул, - Мы обе должны довериться друг другу.
Может быть, эта вулканская девушка была жестче внутри, чем думала баджорка. Может, справиться с ней будет труднее, чем казалось на первый взгляд. Но если выбирать между ней и доктором – выбор для Вины был очевиден.
- Давай побыстрее с этим покончим. Вот твоя дельта, - она швырнула коммуникатор энсину.
Гарантий действительно никаких не было. Хотя, если подумать, баджорка была в намного более выгодном положении, и ее гарантией был заложник. Побыстрее со всем покончить хотелось и вулканке, только желаемое окончание было несколько другим. Неохотно взяв холодный металлический коммуникатор, она заговорила своим самым обычным голосом:
- Энсин Т’Нэрэ пилоту катера. Вы меня слышите?
Раздалось шипение из-за помех, но через несколько секунд раздался голос пилота.
- Да, продолжайте.
Девушка в тайне надеялась, что сигнал не пройдет из-за проблем со связью, но обстоятельства сложились явно не в ее пользу. Теперь придется врать.
- Нужно срочно эвакуировать больного, прилетайте к лечебнице. – Она подумала, что теперь в этом будет замешан еще и пилот…
- Понял. Вылетаю.
- До связи. – Врать было очень непривычно и противно, особенно если учесть, для чего она вызвала катер.
- Это было… неплохо, хотя стоило бы сначала потренироваться, - протянула баджорка, - Хотя по тебе сразу видно, что ты не привыкла врать. Надеюсь, на слух это не так заметно. Теперь – следующий пункт нашего маленького плана. Тебе придется постараться, но я в тебя верю…
Женщина осторожно убрала скальпель от шеи доктора и пошарила в полке упавшего шкафа и достала упаковку ампул.
- Импроволин. Тоже неплохо. Мера предосторожности,  - объяснила она вулканке, прочитав этикетку и заправив гипоспрей, однако, вопреки ожиданиям энсина, не стала добивать Торана очередной дозой обезболивающего.
- Я обопрусь о твою руку, и ты проводишь меня до катера. Не самая сложная ложь – просто скажи себе, что я больна, и тебе надо мне помочь. Это ведь почти правда, - баджорка тихо рассмеялась, - Ну же, иди сюда…
Почти правда никогда не станет настоящей правдой, и Т’Нэрэ чувствовала острую неприязнь к женщине, заставившей ее врать. При всем своем миролюбии, сейчас она была бы не против обрушить на голову баджорки что-нибудь тяжелое и таким образом действительно сделать ее больной. Но это было невозможно, и ей не осталось ничего, кроме как подойти на несколько шагов.
- Доктор тяжело ранен…Разрешите мне помочь ему. Пожалуйста. – Она сомневалась, что его быстро найдут на этом складе после их ухода, а помощь ему нужна была сейчас. – Это не займет много времени. Пожалуйста, - тихо повторила она без особой надежды, видя в глазах женщины только жестокость и безумие.     
- Он не умрет в ближайшие 50 минут и совсем не чувствует боли, - отрезала Вина, пнув доктора под ребра, - А ты – не единственный медик в этом… заведении, - ее глаза свернули, когда она припомнила все время, которые ей пришлось здесь провести.
На запястье Т’Нэрэ хищно сомкнулись сильные цепкие пальцы, испачканные зеленой кровью, и секунду спустя ей в бок уперся скальпель, прежде угрожавший жизни Торана.
- Если тебе будет от этого легче, я отправлю сюда кого-нибудь, когда мы будем улетать, но не раньше. Так что в твоих интересах постараться сделать так, чтобы я скорее села в этот чертов катер.
Вина потянула свою пленницу в сторону выхода со склада.
- Забавно,  - проговорила она, толкая дверь, - Кажется, у меня появилась нехорошая привычка брать в заложники медицинских работников. Одно лишнее слово – и в твоих внутренностях появится дыра размером с мой кулак. Конечно, тогда все бросятся спасать тебя, и ты не сможешь рассказать о докторе номер один… Так что веди себя смирно, - баджорка чуть надавила на скальпель, напоминая о его присутствии.
Впереди у них было несколько сотен метров коридоров и людный холл…
Т’Нэрэ в который раз подумала, что все более чем скверно. Однако, чем дальше они были от злополучной двери, тем легче было энсину примириться с ситуацией. Все же, логика в словах преступницы была, и первостепенная задача вулканки – привести или прислать помощь к доктору, а в мертвом виде это сделать будет…затруднительно. Поэтому шагая по коридору она не пыталась оказывать сопротивление, но и не знала еще, что будет, когда они подойдут к катеру. Пусть не по своей воле, пусть под угрозой смерти, пусть ради спасения другого, но она совершала не правильный поступок - помогала преступнице бежать, и еще не известно, чем это обернется.
Они все шли и шли по коридорам, и никто не попадался им навстречу.  Т’Нэрэ, как и положено, угрюмо молчала.
Но все изменилось, когда впереди замаячил холл лечебницы. Вулканка помнила его заполненным людьми, шумным и душным, но не настолько, как теперь. Раньше люди, как муравьи, спешили по своим делам выверенными траекториями, не сталкиваясь и не пересекаясь, будто по заранее намеченным узким тропинкам. Теперь же казалось, что в муравейник кто-то кинул горящее полено…
- Мы эвакуируемся в Катмур! – издалека закричала Т’Нэрэ уже знакомая рыжеволосая баджорка-медсестра, - Доктор Торан об этом знает? Пусть готовит своих больных! Там как раз приземлился ваш федеральный катер – ничего, если я погружу туда к вам парочку своих?
Вина тяжелее навалилась на плечо вулканки, вжимая свой смертельный медицинский инструмент ей под ребра, и опустила голову, прикидываясь сопровождаемой больной.
- Ответь ей, - прошипела она, - Что угодно.
Энсин все понимала буквально, и ее понимание формулировки «что угодно» явно отличалось от того, что имела в виду баджорка. Вулканка посмотрела на медсестру, зная, что взглядом все равно не сможет ничего выразить, и сказала как можно более выразительно:
- Доктор Торан просил вас обязательно принести успокоительное со склада, который по дороге в 19 палату… - нажим скальпеля сильно увеличился, но Т’Нэрэ не удивилась. – Выполняйте, сестра, это срочно, - сказала она безапелляционным тоном и, почувствовав как ее толкают вперед, пошла дальше вместе с безумной женщиной, так талантливо претворяющейся больной.
Ей казалось, что важную информацию она уже сообщила, и теперь главное – это не дать баджорке угнать катер. За те минуты, пока они шли молча до холла, энсин успела несколько раз прикинуть обещанную ей дыру в боку, и решила, что это неизбежно, если она хочет помешать планам женщины.
Нажим скальпеля с удалением недоумевающей медсестры немного ослабел. В тот же миг вулканка резко подалась в сторону и попыталась поймать руку преступницы до того, как она активирует скальпель.
Вина, расслабившаяся при виде катера, уже ждущего ее за полупрозрачными дверями лечебницы, так приглашающее распахнутыми, не ожидала резкого движения пленницы, и эта ошибка могла стоить ей свободы. Она уже давно старалась не думать, что в среднем представители вулканской расы сильнее людей и баджорцев.
На мгновение она почувствовала, как сжимается от страха и безнадежности ее сердце. «Это не справедливо, - вдруг подумала она, - Я всего лишь хочу… домой». Может, стоило позволить вулканке заняться доктором, может, стоило быть чуть добрее… Но было уже слишком поздно для раскаяния.
- Какое ты имеешь право мешать мне попасть домой?! – воскликнула она, пытаясь стряхнуть с локтя руку вулканки, мешающую воспользоваться скальпелем. Инструмент уже был запущен и чуть слышно гудел, ожидая твердой материи, которую он мог бы разрезать.
Люди вокруг начинали оборачиваться… и расступаться, не понимая, что происходит.
- Что здесь происходит, мэм? – подал голос молодой светловолосый баджорец в красной военной форме, оказавшийся ближе всего,  - Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, нам всем хватит места в транспорте, и мы все попадем домой…
Появление на сцене нового персонажа, обратило на себя внимание как вулканки, так и баджорки. Этот молодой человек мог помочь обеим, но совершенно по-разному. И Вина решила воспользоваться шансом – пнув соперницу в колено, она резко отпустила скальпель и ударила вулканку по лицу свободной рукой с зажатым с ней гипоспреем.
Это было слишком даже для спора врача с паникующим больным, который отказывался подождать своей очереди в эвакуации – а именно так это понял лейтенант Пинар, который по приказанию доктора Джирани пытался руководить посадкой в скиммеры. Молодой человек бросился на помощь… не особенно разбираясь, чью сторону он примет.
____________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 11 11 2008, 17:52:06
Государственная психиатрическая лечебница, холл.
06:57

…В отличие от своего старшего брата, прослужившего несколько лет на ДС9 в службе безопасности станции, лейтенант Пинар Наджем был прежде всего администратором и секретарем. Он умел выполнять поручения и всегда готов был помочь, у него была великолепная память и они никогда не забывал напомнить своим начальникам об обеденном времени… но при всех своих достоинствах он был практически лишен лидерских качеств и очень неуютно чувствовал себя с фазером на боку. Планшетка и стилус были ему привычнее.
Энсин Т’Нэрэ могла творить чудеса в операционной и не растерялась бы, если б только Вина позволила ей помочь доктору Торану. Куда более целесообразным она считала лечение существ, нежели усилия, призванные их калечить в бою. На Бэйджоре 8 ей едва ли не впервые пришлось столкнуться с людской жестокостью лицом к лицу. Да, Доминионская война была за плечами у всех, но одно дело находиться на корабле и лишь слышать о списках погибших, и совсем другое – смотреть в чьи-то темные безумные глаза.
Вина Ориен выросла в мире, где каждый день приходилось бороться за свою жизнь, прошла стандартную подготовку в Академии Звездного Флота и уже успела познать, что это такое – убить человека, и не из винтовки на расстоянии, а собственными руками. Каждым следующий удар, каждая следующая жестокость или издевательство давались ей все легче.
Поэтому, когда траектории этих троих пересеклись в холле лечебницы, исход был не предсказуем.
Вина отказалась от борьбы за скальпель, и инструмент полетел на пол. Пинар попытался разнять женщин, и баджорка использовала этот шанс, чтобы дотянуться до фазера у него на поясе…
- Отцепись от меня, остроухая! – крикнула она, - Или я отстрелю ногу этому лейтенанту!
Вулканка сразу поняла, что все идет к новому заложнику, а значит задача будет сводиться к предыдущей, только теперь неизвестных будет во много раз больше, и решать ее заново она совсем не хотела, поэтому решила во что бы то ни стало этого не допускать – если преступница приставит фазер к горлу Пинара, то дальше сможет добиться чего угодно, и теперь уже не придется уповать на ее милость – скорее всего она убьет заложника назло всем, из мести за сопротивление. Т’Нэрэ показалось, что баджорка не остановится ни перед чем – катер был уже совсем рядом, оставалось совсем чуть-чуть, и девушка даже в чем-то понимала стремление ее противницы применить какие угодно средства для достижения цели. Но позволить этого не могла. Порядком устав от  нервного напряжения, она немного утратила осторожность, а времени на обдумывание не было совсем.
В этой миссии было как никогда много вещей, которые происходили с ней впервые. Драться вот так просто, не на тренировках в академии, ей еще не приходилось, и удивительно было чувствовать, что все идет не по плану и она вполне может проиграть схватку только из-за того, что здесь не действуют правила и никто не будет ждать, пока она подумает. Да и разве не очевидно, что драка – это обыкновенное варварство, которое позволительно разве что клингонам (при всем уважении к любым формам жизни), а в иных случаях два разумных существа могут договориться и более цивилизованными способами, без применения силы
От прошло удара неприятно саднило лицо и кружилась голова, но энсин уже успела почувствовать, что она сильнее, и если бы только можно было подраться с женщиной один на один, перевес явно был бы на стороне вулканки, даже учитывая, что боевая подготовка девушки была не на высоте, хотя необходимым минимумом приемов она, естественно, владела, как любой офицер Звездного флота. Услышав очередную угрозу и бросив беглый взгляд на фазер в руке преступницы, она понадеялась, что он установлен не на максимальный уровень излучения, и сместила свой центр тяжести, пытаясь навалиться своим весом на баджорку и повалить ее, при этом прилагая все усилия, чтобы дотянуться свободной рукой до шеи.
Она уже не видела, выстрелило ли оружие.
Вина завизжала, когда почувствовала, что летит на пол вместе с неуклюжим баджорцем и вулканкой, которая неожиданно схватила ее рукой за горло. Через мгновение она уже не могла кричать, и лишь сдавленно хрипела.
Это было… не по плану. Так не могло быть. Так не могло кончиться. Свобода была близко – даже прижатая к полу, она видела распахнутые двери и почти чувствовала кожей порывы холодного ветра. Это было… просто не честно. Она не убила доктора на складе, она не убила вулканку, она не решилась без предупреждения покалечить собрата-баджорца. Все замыслы, вся ненависть, огромная и наполнявшая все ее существо, выливались – во что? В какие-то практически мелкие гадости, серьезно портящие жизнь окружающим, но совершенно не соответствующие ожиданиям.
Такое развитие событий уже не могло оставить равнодушными находящихся в холле. Кто-то за стойкой регистрации нажал сигнал тревоги, и воздух завибрировал от воя сирены. Женщины с ревущими детьми бросились к выходу, мешая единственному баджорскому охраннику. Кто-то попытался разнять тесный клубок дерущихся, но получил от Вины пинок в голень… Посетители клиники сумели превратить теоретически мирную эвакуацию в стихийный митинг и панику, что уж говорить о реально опасной ситуации, где паника как раз была уместна…
Но если общение с федератами чему-то и научила Вину, так это не сдаваться, как бы тяжело не было. Она не успела выстрелить, когда на нее набросилась вулканка, но фазер не выпустила, и нажала на спуск только сейчас, совершенно не представляя, куда уйдет выстрел.
После желтой вспышки сверху посыпалось белое крошево – отвалившаяся штукатурка и куски потолка, в который и попал выстрел. Несколько женщин в толпе закричали, и всеобщее смятение приобрело чудовищный масштаб. Все спешили побыстрее убраться из холла, увидев фазерный огонь. То тут, то там раздавались крики – по инерции. Баджорцы толкались и мешали друг другу, Т’Нэрэ видела все это боковым зрением. Ее рука все еще сжимала горло упрямой баджорки, и под пальцами чувствовалось биение артерии. Никакой особой агрессии вулканка не испытывала, и явно не собиралась душить противницу, ей всего лишь надо было ее обездвижить. На запястье энсина уже сомкнулась рука женщины, и стальной хватке ее цепких пальцев можно было только позавидовать. Воспользовавшись ее замешательством, Пинар отнял у нее фазер, и даже сейчас она продолжала сопротивляться. Но к ним уже спешил охранник, Пинар держал одну ее руку, а вулканка все еще сжимала шею – драться дальше было уже бессмысленно. Энсин не без труда протянула свободную руку и защемила баджорке нерв между шеей и плечом.
Вулканский щипок всегда действует прекрасно, и Т’Нэрэ почувствовала, что никакого сопротивления уже нет. Она разжала руку и поднялась на ноги, тяжело дыша. Она слышала, как Пинар и охранник наперебой что-то спрашивают, но вслушиваться в вопросы и тем более отвечать на них у нее не было сил – ей еще не верилось, что все закончилось. Она только сказала Пинару:
- Не спускайте глаз с этой женщины, она ранила доктора Торана и хотела угнать наш катер. Держите ее под прицелом. Надо установить ее личность.
После этого вулканка решила, что доктора Торана обязательно найдет та медсестра, а ей самой сейчас лучше переговорить с пилотом и объяснить истинные причины срочного вызова транспорта к лечебнице, а так же попробовать связаться со станцией и доложить о происшедшем. Она еще раз взглянула на Пинара и пошла к выходу, проталкиваясь через поток выходящих больных и врачей. Она никак не могла выбросить из памяти наполненные ненавистью глаза безумной женщины.
_______________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 11 11 2008, 19:20:12
Ангар - Государственная психиатрическая лечебница.
Около половины седьмого

Между воспоминаниями и реальностью Лиза бы без сомнений предпочла первые, однако такого выбора ей никто не предложил. Воспоминания, во всяком случае, не заставляли принимать решения, а вот суровая реальность – заставляла.
Она прошлась по обветшалому зданию, отметив про себя, что последнее время ангары – самое популярное жилье здесь, казалось, вся планета только и состояла, что из заброшенных ангаров, расставленных специально для беглых преступников.
Но скрываться – разве это наш метод?  Лиза с раздражением отметила, что уже довольно сидела, сложа руки, делая только то, что ей говорят.
Доделалась. Женщина, которой она безгранично доверяла вот уже целых… несколько часов, по неизвестным Лизе мотивам открыла стрельбу в людном месте, а затем и вовсе сбежала, оставив ее одну. Был ли у баджорки какой-то особо хитрый план, или это было ее спонтанным решением, Лиза не знала. Теперь она не знала также, можно ли вообще доверять ее недавней спутнице. А если нельзя ей, то кому?..

Ответ на этот вопрос дала обнаруженная в кармане куртки смятая бумажка. Лиза даже не сразу вспомнила, что это и откуда, а когда вспомнила, то решила, что это ничего случайного в этом мире не бывает. Это был адрес, куда ее направил нервный баджорец-чиновник в первый день ее пребывания на планете. Еще раз сверившись с написанным, женщина с удивлением для себя обнаружила, что это заведение расположено не так уж далеко от того места, где она сейчас находится. Во всяком случае, Лиза сделала такое предположение: она еще не слишком хорошо ориентировалась в географии этого места.
Еще один взгляд на бумажку, и решение пришло само. Наверное, оно было не самым обдуманным и логичным, но кто будет ждать взвешенных и рассудительных решений от женщины, еще не пришедшей в себя после серьезной травмы?
В общем, недолго думая, она решила начать заданную ей программу с самого начала – и пойти туда, куда ей и следовало пойти. Будем считать, что не было этих… -сколько там уже прошло? 10? 20? – часов. Сейчас эта больница привлекала ее не только как возможный источников ответы на некоторые интересующие ее вопросы, но и путем несложных логических умозаключений Женщина пришла к выводу, что там она сможет найти Мори. Раз Мори ранена, то где же ей быть еще?.. А Лиза теперь просто обязана поговорить с ней, чтобы прояснить свои воспоминания.

Лиза выглянула на улицу. Разумеется, никто и не собирался ее искать, да и кому она была нужна? Оставив ненужную паранойю, женщина покинула ангар, и отправилась на поиски больницы.
Рассвет, должно быть, наступил – судя по тому, что небо слегка посветлело. Но почти не было заметно разницы между ночной грозой и грозой предутренней – небо также озаряли молнии, а дождь лил, не собираясь останавливаться. И никаких просветлений на небе. Город выглядел печально: царившая кругом разруха говорила о бедственном положении, но пришло ли оно с грозой, или та его только усугубила?..

Немного поплутав в грязных переулках, она неожиданно для себя вышла к больничному зданию, смотрящемуся неприступной крепостью среди обветшалых домов, окружавших ее. Но дверь в крепость была открыта, и стоило Лизе подойти поближе, как та услужливо разъехалась перед ней. 
Она не сразу поняла, куда попала. Толпа баджорцев заполнила холл, они были взбудоражены и что-то живо обсуждали между собой. К счастью, не обращая ни малейшего внимания на вошедшую…

Лиза оглянулась по сторонам в поисках подсказок, что делать дальше. К сожалению, за исключением указателей на стенах, помощи ничего не предлагало. Да и указателями были незнакомые баджорские идеограммы. В центре холла была стойка – очевидно, регистрации, но стоящие за ней женщины и так с трудом отбивались от наседающих с вопросами баджорцев. Может, стоило спросить у кого-то из окружающих? Знать бы только, что спрашивать…
Лиза попыталась протолкнуться поглубже в помещение. Люди толпились в основном ближе к выходу, а молодой офицерик, в котором женщина узнала того самого нервного чиновника, с которым уже встречалась сегодня, без особенного успеха пытался построить их в две очереди. Но кто-то из врачей в больнице обязательно должен был ответить, где находится та баджорка, Мори.
Пробираясь постепенно ближе к коридорам, уходящим вглубь здания, Лиза старалась держаться стенки и внимательно осматривать происходящее вокруг. Поэтому от ее внимания не ускользнула несколько выделявшаяся в толпе черная с темно-серым форма – федеральная. Ее обладательница имела короткие темные волосы, усталое, но невозмутимое лицо и острые уши. А еще на ее руку опиралась больная – ссутулившаяся женщина с растрепанными длинными темными волосами. Пусть пряди скрывали лицо, но Лиза узнала одежду – это была ее недавняя спутница-баджорка.

Лиза заколебалась. Может быть, стоило подойти и выяснить, что произошло, но прежде, чем она успела это сделать, федеративную девушку-офицера окликнула одна из баджорских медсестер, а Лизу толкнул кто-то из соседей, и она потеряла пару из вида. Она еще успеет встретиться с баджоркой позже – сейчас у нее была другая цель. Цель – это хорошо. Лизе нравилось иметь цель.

Она должна была найти Мори – во всяком случае, она очень надеялась, что Мори где-то здесь. Она свернула в один из темных коридоров, решив, что будет заглядывать в каждую палату, и таким образом, методом исключения…
Это был уже пятый корридо и примерно сороковая палата (это только из открытых) и прекрасный план Лизы перестал казаться ей таким прекрасным. Наверное, стоило отловить кого-нибудь и спросить, не знают ли они, куда поместили Мори. Так она и сделает, только вот еще одну палату проверит!
Следующая дверь была не похожа на двери палат, но приоткрыта, и Лиза, легонько толкнув ее вбок, заглянула внутрь…

_______________________________
Совместно с Мори. Или Виной. Ну в общем вы поняли :)


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 11 11 2008, 21:48:11
Государственная психиатрическая лечебница, склад медикаментов.
07: 15

В каждой профессии неизменно присутствует доля конкуренции. Среди медиков она достигает немыслимых высот в девяносто процентов. Это нисколько не преувеличение, а банальная констатация факта. Объясняется все это относительно просто: до почетного звания доктора доживают лишь малые десять процентов, оставшиеся же девяносто, как правило, идут на удобрение почвы для пышных всходов будущих поколений страждущих великих панацей душ и алчущих скальпеля рук. Проще говоря, мир медицины похож на постоянно булькающий, шипящий и переваривающий всякого, кого ненароком забросит, и уже не вспоминая о смелых ныряльщиках, в непосредственную от него близость котел, наполненный кипучей серой или мучительно эволюционирующими углеродосодержащими молекулами размером с чье-то весьма раздутое эго, а именно таким должно быть эго любого недокадета, мечтающего о славной карьере целителя тел и спасителя мыслей. Когда-то давно в необъятно далеком прошлом, Торан тоже мечтал о карьере доктора и испытывал глубокую потребность в работе со скальпелем. Но не настолько глубокую, чтобы вспарывала жилы и продирала до костей собственную плоть. И он своего добился, в какой-то момент совершенно позабыв о пресловутых девяноста процентах, облегченно вздохнул и решил для себя, что ему посчастливилось разделить судьбу немногих десяти жизнеспособных представителей одной из древнейших и чтимых во все времена профессий, когда судьба в очередной раз изобразила акробатический кульбит, столкнув его с безумной баджоркой и в одночасье доказав, что облегченно вздыхать стоит не ранее выхода на заслуженную пенсию, которой при сложившихся обстоятельствах вполне могло и не быть. Действие мерфадона закончилось, на смену блаженному покою пришло невыносимое головокружение и тошнота. Торан понял, что его веки подняты лишь с приходом ноющей боли в глазах, не способных сморгнуть. На возвращение разума ушло не больше нескольких секунд, но это время показалось Торану вечностью, не какой-то абстрактной вечностью, прекрасно соседствующей в умах обывателей с мыслями о плотном завтраке и обеде, а вполне ощутимой вечностью, пронизанной черными расплывчатыми тенями на потолке и саднящей болью во всем теле. Правая кисть онемела, и в какой-то миг Торан смертельно испугался, что баджорке удалось довершить начатое и он навсегда лишился руки, но с трудом повернув голову, Торан понял, что по счастью ошибся – кисть была на положенном ей месте, однако пол вокруг заливала темно-зеленая, успевшая загустеть кровь. Во рту было непереносимо сухо и кисло, хотелось сглотнуть, облизать губы или даже прокусить. Коммандер хрипло втянул в себя воздух и попытался думать о чем-то более важном, например, о крике. И не смог. Если бы он родился человеком, то сейчас непременно сосредоточился бы на ударах  сердца, должных гулко отдаваться в ушах, но, будучи на половину ромуланцем он не мог сосредоточиться на ритмичной дроби, как человек не может услышать работу своей печени; и впервые в жизни Торан сожалел о вынужденном одиночестве. Упершись левым локтем в пол, доктор из всех оставшихся сил постарался выползти из-под стеллажа, но размякшие мышцы рук и спины отказывались подчиняться. Со сдавленным стоном он завалился на бок и стиснул зубы. Где-то на границе сознания мелькнула нелепая мысль о том, что он до конца жизни пресытился Бэйджором и пропитался местным колоритом и не столько пропитался, сколько успел пропитать местный колорит собой. Впрочем, жизнь эта казалось теперь не слишком-то и долгой.
Когда Лиза зашла в помещение, что-то сразу привлекло ее внимание. Необычным был как минимум поваленный шкаф, а уж доносящиеся из-под него едва различимые стоны - и того более.
- Есть здесь кто-нибудь... кто-нибудь живой? - спросила она на всякий случай, нерешительно подходя ближе.
Услышав посторонний голос, Торан попробовал было открыть рот и произнести хотя бы короткое «да», однако ничего разборчивее сиплого вздоха снова не вышло, тогда он попытался кивнуть, как бы глупо это не было в нынешней ситуации, и к облегчению понял, что звук от соприкосновения головы с полом получился достаточно громким, чтобы привлечь человека, кем бы он ни был.
Лиза вздрогнула. В темноте было сложно различить хоть что-то, и свет из маленького окошка здесь помогал мало. Она аккуратно прошла вперед, взглядываясь в тени и силуэты мебели.
- Где вы? - спросила она темноту. - Вам нужна помощь?
До чего же многозначно такое, казалось бы, обыденное понятие как «здесь». И оно абсолютно не связано с расстоянием, имея куда более тесную связь с восприятием да пускай и мира. Уже не рассчитывая на предавшие единожды голосовые связки, Торан бесконечным усилием напряг мускулы и, едва ли не почувствовав, как захрустели обвитые ими кости, прополз несколько сантиметров вперед, а, быть может, в сторону – это было безразлично, и принялся слепо шарить рукой в темноте, надеясь наткнуться на так к стати появившуюся здесь женщину, и невыносимо обрадовался, когда его пальцы вцепились в податливую материю брюк, крепко, словно бы никогда не собираясь разжаться.
- Аааа! - взвизгнула Лиза, и только чувство собственного достоинство заставило ее при этом не подпрыгнуть или забраться на стул.
Все-таки у потери памяти есть большой плюс - можно в первую очередь быть женщиной, а потом уже - федеральным офицером, которому не пристало бояться странных рук в темных комнатах. Впрочем, последним она уже не была.
Чуть переведя дух, она наклонилась и нащупала руку, вцепившуюся в ее брюки. Что-то липкое на запястье... Боже, что это - кровь? Она поднесла окровавленные пальцы к свету - та была странного зеленоватого оттенка.
- Что случилось?! - воскликнула она обеспокоенно, обращаясь скорее даже не к лежащему на полу, а в пространство. К Пророкам, например. Она сделала шаг в сторону, чтобы разглядеть место происшествия и попытаться сдвинуть упавший шкаф, но рука все еще крепко держала. - Э... Отпустите меня, пожалуйста. Иначе я не смогу помочь.
Она не была уверена, что сможет помочь в ином случае, но попробовать стоило.
Торан, наконец-то разжав пальцы, безвольно упал на спину и, отчаянно борясь с желанием закатить глаза и опрокинуться в спасительную тьму, тихо прошептал:
- Ближе…
Лиза нерешительно подошла к обладателю руки, которого все еще весьма плохо различала в темноте - большим пятном, частично загороженным от нее шкафом.
- Да? - спросила она, наклонившись поближе. - Скажите, пожалуйста, как вам помочь?
- Позовите на помощь, - пересохшими губами шептал Торан. – Я не могу пошевелиться… стеллаж… у меня сломаны ноги… Прошу…
Лиза попыталась вспомнить, видела ли она в пустых коридорах больницы хоть кого-то, похожего на врача, и что-то ей подсказывало, что с медицинской помощью в этой больнице не очень хорошо. Но попытаться стоило.
- Сейчас! так, лежите здесь, не двигайтесь... Черт, вы же и не можете!
Она выскочила за дверь и крикнула во весь голос:
- На помощь, срочно!
Выполнить указания женщины оказалось совсем не трудно. Достаточно было просто лежать на полу и позволять себе с каждым натужным вздохом медленно и неотвратимо истекать кровью, настырно пачкая зеленым светлые полы баджорской клиники. Пульсация вен на шее начинала ослабевать, и Торан все настойчивее ощущал, как склад перед глазами превращается в мутную пятнистую карусель, густую, словно туман побережий Ромула и вязкий, как отвратительно приготовленное кофе. При минимальном упорстве Торан даже мог поставить себе диагноз – минут пятнадцать-двадцать, однако это было бы слишком трагедийно, или вернее – комично. Лучше оставить все как есть и посетовать на жизнь, которую так и не успел прожить. А, выходит, хотелось…
Никто не спешил отзываться, но Лиза на всякий случай прислушалась – не ответит ли кто из-за стены, зазвучат ли в пустом коридоре торопливые шаги. Это было бы избавлением… К сожалению, никто не ответил и не заспешил на помощь. Лиза не знала, сколько времени ждала ответа – ей казалось, что несколько минут, но, возможно, прошло лишь несколько мгновений. Наконец, тишина была нарушена – где-то закричала женщина, потом к ней присоединились еще голоса. Слов было не разобрать, но панические ноты говорили сами за себя. Вдалеке раздался грохот, будто упало что-то тяжелое… Лиза разрывалась между желания броситься по коридору подальше от склада и необходимостью вернуться внутрь. Возможно, она может как-то помочь сама? Ведь лекарства разбросаны на полу – вдруг какое-то подойдет? Федерат может знать…
Когда Лиза вернулась в помещение, она выглядела куда как менее воодушевленной. Да и помощи рядом с ней не наблюдалось.
- Вряд ли кто-то придет, - глухо проговорила она. - В больнице сейчас... А в общем неважно. Скажите, могу ли я вам сама помочь? Здесь есть какие-то лекарства... - она огляделась.
Лекарства здесь и правда были - это вообще был их склад. Но только едва ли она хоть что-то в этом понимала.
- Может... хотя бы бинт наложить? - продложила она. Кажется, это Лиза могла сделать.
- Только не умирайте, пожалуйста, - добавила она, немного подумав.
«Только не умирайте», - мысленно повторил Торан. Неужели, кто-то действительно верил, что подобной вскользь брошенной, или мучительно продуманной – неважно, фразой можно помешать смерти и заставить пострадавшего, весело кивнув, подняться на ноги? Нельзя. К сожалению. Но Торан и сам не собирался умирать, к слову, отлично разумея, что едва ли его намерения имеют хоть какую-то ценность или для кого-то важны. Вселенная лишена  привычки извиняться за свои ошибки и кроить ситуации по вашему шаблону.
- Да, - невнятно произнес Торан, борясь с сонливостью и надеясь, что женщина правильно истрактует его слова. – Только… на шею… жгут… не стоит…
Даже умирая Торан не был бы собой, не позволь он себе в последний момент огрызнуться в лицо обстоятельствам. Оставалось дождаться ответного оскала.
- А... А куда стоит? - поинтересовалась Лиза. - А... может какое-нибудь лекарство, чтобы остановить кровь? Или там... еще что-нибудь?
Тем временем она в темноте пыталась нащупать что-то, похожее на спонжи, повязки, бинты или хоть что-нибудь, по дороге опрокинув пару каких-то склянок.
- Вы только не засыпайте, хорошо? Не отключайтесь. Сейчас... О!
Нечто, более менее похожее на бинт (можно было закрыть глаза и представить, что он стерилен), было обнаружено во втором ящике четвертого стеллажа, и со своей находкой Лиза бросилась к раненному.
- Так, прекрасно! А где у вас рана, кстати?
__________________________________________
Совместно с Лизой

Продолжение следует...



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 11 11 2008, 22:54:48
Продолжение последовало

Государственная психиатрическая лечебница, склад медикаментов.
07: 18 :)

- Кордразин… два кубика, - медленно с расстановкой произнес доктор, пытаясь выловить хоть какие-то обрывки мыслей из киселя сознания. – Для повышения уровня… плазмы в крови… я… я не знаю… у меня рассечено запястье и, кажется… шея.
- Кор... Корд... О, вот кажется и оно! - радостно воскликнула Лиза, выхватывая гипоспрей и заправляя его лекарством. - Ну, я надеюсь, что это оно. Хуже ведь не станет, правда?
Женщина аккуратно присела возле раненого и прислонила гипоспрей к шее, в тайне надеясь, что делает все правильно.
- Так, дайте-ка посмотреть. На шее рана, кажется, не глубокая, а вот рука.... ой, - женщина никак не могла привыкнуть к необычному цвету крови, но решила пока не вдаваться в такие сложные вопросы. Допрос (т.е. распрос, конечно) она всегда успеет провести. - Сейчас, сейчас что-нибудь придумаю. Жгут нужен, да? - она приложила его к руке, стараясь одновременно перетянуть и при этом не причинить боли пострадавшему. - Так нормально? Я все правильно делаю? Как вас зовут?
- Да… все верно.
При всем желании, Торан уже практически не испытывал никакой боли, не считая настойчивой пульсации в сломанной левой, а, быть может, и правой ноге и давящей тяжести по сути легкого и спасительного бинта на правом запястье. В действительности перерезанные вены это отнюдь не больно, боль чувствует только кожа, а вены и сухожилья лишены подобного свойства. Рука доктора давно уже потеряла чувствительность, и он мог догадываться о действиях женщины только с ее слов.
- Мое имя… Торан.
Он бы, конечно, спросил имя его вероятной спасительницы, но даже сейчас, особенно сейчас в таком – зачем лгать самому себе – безвыходном положении не считал нужным проявлять чрезмерную общительность. Да, признаться, и не мог.
- Очень приятно, а я Лиза, - продолжала женщина светскую беседу, завязывая узел на бинте. Вроде бы так, все правильно. Что еще... Наверняка же можно что-то сделать!
- Ну, вот так. Крови вроде бы меньше, значит либо она вся уже вытекла , либо кровотечение остановилось, - довольно отметила женщина, хотя судя по состоянию Торану, лучше ему не стало. Даже обидно - все старания насмарку. - Скажите пожалуйста, что мне еще сделать? Или вы теперь сами поправитесь?.. Вам шкаф не мешает?
В другое время и в другом месте Торан непременно бы рассмеялся реплике Лизы и предложил ей, например, поинтересоваться не жмут ли ему родные кишки и не пора бы дать им немного свободы в виде прижизненной аутопсии, однако никакой веселости Торан не испытывал, с неподдельным отвращением думая, не явит ли отодвинутый стеллаж зрелище куда мерзостнее распоротых запястий – прорвавшие кожу кости голени, облепленные зеленовато-бурыми лоскутами мяса и въевшейся в них ткани форменных брюк. Но о худшем лучше не думать.
- Был бы… весьма признателен… если… освободите меня…
Лиза подумала, что ее предложение было хорошим. Просто отличным. Не считая того обстоятельства, что ей едва ли удастся оттащить тяжелую железную громадину. Но попробовать стоило. Она чувствовала себя ответственной за этого человека (или кто он там), и не могла его просто так оставить здесь. Она действительно боялась за Торана, и под всей своей напускной веселостью молилась, чтобы с ним ничего не случилось. Он же не может умереть у нее на руках? Не может ведь, правда? Что бы там Вина не говорила, Лиза - не убийца! И сейчас она была в этом как никогда уверена...
- Я попробую! Я не обещаю, что смогу, но...
Она попыталась оттащить стеллаж, и к ее удивлению, он и правда поддался. Не то, чтобы легко, и не то, чтобы сильно сдвинулся, но все же прогресс был. Обрадовавшись своей удаче, женщина и не заметила, как лицо раненого исказилось от боли при ее попытки передвинуть стеллаж.
Малейшего прикосновения стали стеллажа к изувеченной ноге хватило, чтобы Торан немедля ощутил невероятный, неописуемый приступ Боли, именно Боли с большой буквы и, пожалуй, собственным характером и привычками. Стиснув зубы и пальцы здоровой левой руки в кулак, доктор попытался не потерять сознание от шока, но, издав, тихий стон обмяк и уже не шевелился.
Оттащив, наконец, стеллаж в сторону и потирая поясницу, Лиза вернулась к Торану, довольная собой:
- Ну вот, сделала! Тяжелая же штука... Так лучше стало? Торан? Торан?! - она бросилась к нему, но тот лежал без чувств и никак не реагировал на ее тормошения. - Ну что же с вами такое?.. - пробормотала она, и слезы против ее воли брызнули из глаз.
Но такой слабости она не могла себе позволить. Убедившись, что ее "пациент" еще жив, хоть и находится в глубоком обмороке, она решилась на одну попытку. Если надеяться на свои медицинские знания не получалось, то можно было попробовать надеяться на силу голосовых связок.
Женщина бросилась в коридор в надежде найти помощь...

____________
Вместе с Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 13 11 2008, 21:07:33
Государственная психиатрическая лечебница
07:20

- …ранила доктора… хотела угнать катер…
- …а вторая-то задушила ее голыми руками… да, я сама видела… смотрите, лежит теперь и не шевелится…
Испуганные и удивленные голоса шелестели за спиной Т’Нэрэ, когда она вышла из лечебницы и позволила дверям сомкнуться за ее спиной. Баджорцы явно были впечатлены и тесным кружком столпились оставшейся лежать на полу женщины и Пинара, который не знал, что с ней делать.
Над двором лечебницы  уже кружили три летательных аппарата, являющихся на этой планете основным средством передвижения, а на земле стоял катер, и навстречу ей бежал один из инженеров-землян, прибывших с Дип Спейс 9. Вулканка не знала, как его зовут. 
- Энсин! – воскликнул он, - Что здесь произошло? Вы в порядке?
Т’Нэрэ смотрела на инженера с почти нетерпеливым видом – было очевидно, что она спешит что-либо предпринять, но сама она еще не знала, что именно. Офицер сразу заметил, что выглядит девушка немного…помято. Форма была в белой пыли, волосы немного растрепаны, а на щеке – свежий зеленоватый синяк. Он не мог видеть, как руки ее совсем незаметно подрагивают, и не мог знать, что пульс учащен, а в холодном вулканском сознании уже посеяна достаточная доля беспорядка.
- Да, в порядке, - ответила девушка и заговорила быстрее, чем обычно. Если бы она не была вулканкой, собеседник подумал бы, что она взволнована. – Здесь произошел инцидент с неизвестной мне баджоркой. Она атаковала доктора Торана на складе медикаментов и серьезно его ранила, после чего, угрожая его жизни, заставила меня вызвать сюда катер. Она хотела сбежать с его помощью за пределы баджорской территории. Я ее обезвредила, она в холле. К доктору Торану я отправила медсестру, полагаю она ему поможет, но стоит незамедлительно к нему отправиться, как только свяжемся со станцией. Полагаю, наш катер хоть и вызван сюда обманом, но все же очень уместен в связи с эвакуацией.
Энсин взглянула на человека в ожидании любых разумных предложений о дальнейших действиях. За последний час она очень устала от необходимости все решать самостоятельно.
Инженер, тоже оказавшийся в чине энсина, задумчиво потер шею, пытаясь переварить сразу всю свалившуюся на него информацию.
- Я… Хм… - помялся он, - Я и не догадался, что тут может быть обман, думал, это просто очередной рейс. Мы только этим и занимаемся со вчерашнего вечера, с тех пор, как починка дамбы была сочтена бесполезной. Видите ли, связаться со станцией у нас не получается. Кажется, что-то с местной релейной станцией. Но я совсем недавно перевозил жителей города и нескольких здешних пациентов, и по пути доставил коммандера Котму в административное здание – он собирался попробовать несколько трюков с передатчиком. Может, вам стоит обратиться туда?
Выслушав пилота, вулканка подумала, что совершила такое насилие над собой – солгала – в общем-то зря. Если бы знать…Но вся прелесть мироздания и состоит в том, что никогда нельзя предсказать будущее, если, конечно, не владеешь достаточным количеством информации. Видя, что ничего конкретного землянин не предлагает, девушка почти по-человечески тихо вздохнула и предложила:
- Лететь к ним сейчас мы не можем – надо в первую очередь помочь доктору Торану и доставить его в Катмур. Находясь здесь, мы сможем только стабилизировать его состояние, а к основному лечению лучше приступить уже после перевозки.  – Ее голос звучал гораздо более уверенно, чем она себя ощущала. – Но связаться с коммандером Котмой тоже необходимо, чтобы знать, что делать с задержанной женщиной. Давайте сделаем это прямо сейчас.
И она направилась к катеру, размышляя, что на этой планете уже пострадало два федеральных коммандера и все это было слишком странно для простого стечения обстоятельств. 

_____________
Вместе с Т'Нэрэ.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 13 11 2008, 21:10:58
Продолжение.

Инженер с радостью последовал за девушкой, но когда он собирался войти в катер, его догнала запыхавшаяся баджорка в медицинской форме, припорошенной белой пылью так же, как  и форма Т’Нэрэ.
- Вы же прилетели нас эвакуировать? – выпалила она, - Мы можем начинать погрузку?
Энсин согласно кивнул и только после этого присоединился к вулканке в сухой и уютной  по сравнению с Бэйджором 8 кабине катера.
- Энсин Нико – коммандеру Котме, - произнес он, устроившись в кресле пилота и открыв канал связи.
- Говорит майор Мори, администрация Бэйджора 8, - донесся из динамиков женский голос, - Коммандер здесь, рядом со мной, можете говорить.
Инженер посмотрел на вулканку, и она благодарно кивнула ему. Присутствие представителя местной власти показалось ей очень уместным – возможно, расследование обстоятельств странных происшествий возьмет на себя баджорская сторона. Но делом энсина было лишь изложение фактов, к чему она и приступила.
- На связи энсин Т’Нэрэ, я должна сообщить вам важную вещь. – И она заново изложила события последнего часа, почти так же, как минуту назад землянину, только уже спокойнее. В заключение она задала один из наиболее волнующих ее вопросов: - Каковы будут распоряжения насчет задержанной?
Поставив коммандера и майора в известность о происшествии, девушка почувствовала себя намного более комфортно и уверенно, искренне надеясь, что теперь все точно закончилось и дальше останется только выполнять приказ. Конечно, оставалось еще много неизвестных, но она верила, что справится.
- Она еще у вас? – в голосе невидимой собеседнице зазвучали металлические нотки, - Не спускайте с нее глаз. Привезите ее в место общей эвакуации, и я… сама о ней позабочусь. Никто не имеет права убивать моих людей… то есть людей на моей территории. Нет, мистер Котма, - голос майора зазвучал глуше, будто она говорила в сторону, - я не оставлю в покое фазер. Энсин, вы еще меня слышите? Просто доставьте эту женщину в Катмур. Конец связи.
- Вот и все, - констатировал инженер, разворачиваясь на кресле и оглядывая наполнившейся пассажирами катер.
- Вы уверены, что не хотите улететь прямо сейчас? – обратился он к вулканке, - Здесь становится действительно опасно – со всей этой водой, подступающей к городу… Я уверен, коммандера Торана уже нашли, и он в одном из тех маленьких баджорских скиммеров.
Т’Нэрэ была совершенно удовлетворена ответом начальства – это был самый логичный из путей. Только было жаль, что энсин Нико – вулканка решила запомнить его имя - сейчас улетит и ей снова придется действовать в одиночку.
- Да, доктору скорее всего уже оказали помощь, но времени прошло еще совсем не много, возможно я понадоблюсь, и улететь с вами сейчас не могу – предпочитаю узнать где он и убедиться, что все в порядке, насколько это возможно в его состоянии. Скорее всего, мы эвакуируемся в следующей ходке. А вот преступницу можете забрать сейчас, разумеется приняв необходимые меры предосторожности: эта женщина чрезвычайно опасна и изобретательна, а также я склонна считать, что она может страдать психическими отклонениями. Есть еще свободные места?
Девушке очень хотелось как можно скорее избавиться от безумной баджорки, которая даже находясь вне поля зрения и в бессознательном состоянии каким-то образом ее раздражала.
- Места найдутся, - тихо и немного неуверенно ответил Нико, - И, кажется, где-то здесь у нас были наручники. Что ж, энсин, найдите своего начальника и не задерживайтесь. Кажется, мы не многим здесь можем помочь… Город придется отстраивать заново. Бедные жители. Удачи вам! – попрощался инженер, когда Т’Нэрэ двинулась на выход из катера мимо испуганных пассажиров.
Выйдя под дождь, вулканка увидела направляющуюся от лечебницы процессию – два санитара несли носилки с преступницей. Ее глаза все еще были закрыты, но это никого не могло обмануть, и ее запястья были крепко привязаны к носилкам. Проследив за погрузкой в катер, Т’Нэрэ быстро пошла обратно в лечебницу.
Теперь там почти никого не осталось, и место казалось заброшенным и разрушенным давным-давно. Белая пыль все еще оседала с потолка, сирена все еще придушенно звучала, перевернутые сидения в зоне ожидания напоминали о панике несколько минут назад. Через заклинившие входные двери энсин увидела, как один за другом поднимаются эвакуационные суда. Оставалось только надеяться, что новые прилетят и заберут оставшийся персонал и их с доктором Тораном. Нарастающий гул со стороны реки заставил вулканку быстрее двинуться в сторону склада лекарств.
- На помощь, срочно! – услышала она крик – навстречу ей по коридору бежала женщина, и по отсутствию складок на ее носу энсин с удивлением признала в ней совершенно незнакомую землянку.
___________________________
Вместе с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 19 11 2008, 00:20:02
Государственная психиатрическая лечебница
Ближе к восьми утра

Увидев зовущую на помощь женщину, вулканка немного растерялась: могло оказаться, что помощь нужна еще кому-то кроме доктора, и профессиональный долг обязывал помочь, однако сопоставив место нахождения склада и направление, куда указывала подбежавшая незнакомка, энсин пришла к выводу, что именно туда ей и надо.
- Я помогу, - девушка кивнула и поспешила за землянкой. Видя взволнованность спутницы, она сказала: - Успокойтесь. Что случилось?
Этот вопрос отнюдь не означал, что сама она ничуть не волнуется, но незнакомке об этом знать было не обязательно.
Теперь уже было очевидно, что целью обеих был тот самый злополучный склад, а вернее пострадавший ромуланец. Т’Нэрэ оставалось только гадать, почему его не нашел медперсонал больницы, куда пропала рыжая медсестра из холла и кто эта женщина, а также как она здесь оказалась, если всех эвакуируют… Однако, расспросы она предпочла оставить на потом.
- Идемте, скорее! - поторопила ее Лиза, по дороге начиная свой сбивчивый рассказ. - Это в складском помещении, не него упал шкаф... и... Только бы он не умер! Я ничем не могла помочь!
Резко затормозив у входа на склад медикаментов, Лиза вбежала внутрь, увлекая вулканку за собой. Дальше говорить ничего не надо было, представшая картина была яснее любых слов.
Ей же теперь оставалось только надеяться на исход и верить в первого попавшегося ей врача. Как ужасно чувствовать себя беспомощной!
Даже будучи вулканкой и осознавая всю нелогичность эмоций, Т’Нэрэ в этот момент испытала ужасающую смесь…нет, не эмоций - мыслей, подкрепленных биохимической реакцией организма. Она ощутила страх, потому что перед ней лежал в тяжелом состоянии ее начальник, и она все еще совершенно не знала, как справиться с этой ситуацией, но при этом чувство облегчения и радости тоже охватило ее – она так долго стремилась попасть на склад и помочь, а теперь не нужно было полагаться на случай и других людей.
Энсин отметила, что доктор больше не был придавлен стеллажом, а более пристальный взгляд заставил ее ужаснуться: левая нога ромуланца была сломана самым отвратительным образом. Переломанная малая берцовая кость разорвала мышечную ткань и кожу, а хлеставшая из раны и заливающая пол зеленая кровь указывала и на порванную артерию…
Т’Нэрэ почти не обращала внимания на женщину, все еще стоявшую рядом – она сосредоточенно искала нужное лекарство, чтобы заправить гипоспрей, который уже успела подобрать на полу. Сначала вулканка хотела посоветовать ей эвакуироваться, но передумала, ведь могла понадобиться помощь. На всякий случай она спросила:
- Как вас зовут и почему вы еще не эвакуировались?
Лиза выглядывала из-за плеча врача, глядя, как быстро и профессионально та приступила к своей работе - возможно, у Торана еще есть шансы... Возможно, ей удастся его спасти. Женщина чувствовала ответственность за этого человека-или-кто-он-там. Поэтому вопрос врача, обращенный к ней, Лиза восприняла не сразу - все ее внимание было направлено на пострадавшего.
- Зовут? Лиза, да, кажется мне зовут так. То есть меня точно так зовут. Я... - она задумалась, что бы ответить. Действительно, почему она не эвакуировалась? Может потому, что об эвакуации узнала только что из уст врача. - Я не могла уйти, пока не узнала бы, что вы его спасете, - ответила она наконец, и это было даже в какой-то мере правдой. - Как он?
- Плохо, - честно ответила энсин. Она все еще не умела ни врать, ни воодушевлять и подбадривать окружающих, если это было нужно. Скорее для придания уверенности себе, чем для успокоения собеседницы, она добавила: - Но не волнуйтесь, он поправится. Обязательно.
Наверное, только сейчас вулканка осознала, что испытывает благодарность. Несомненно, именно эта женщина нашла доктора, убрала тяжелый шкаф с его ног и теперь переживала за него – незнакомца – почти так же, как и Т’Нэрэ. Правда, нельзя было не заметить, что землянка даже не уверена в собственном имени…
Энсин быстро осматривала полки с лекарствами, иногда сбрасывала на пол что-то ненужное, чтобы заглянуть вглубь. Ее сердце билось вдвое быстрее обычного. Через несколько мгновений она нашла то, что искала и привычным отточенным движением заправила гипоспрей, после чего присела возле Торана и коснулась гипоспреем его шеи.

_________
Вместе с Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 19 11 2008, 01:18:34
Государственная психиатрическая лечебница
Примерно без пятнадцати восемь.

Лекарство обязано действовать быстро, в противном случае это очень плохое лекарство и годится разве что для устрашения малых детей, мучающихся отсутствием аппетита. Седатив, заправленный в гипосрпей, не отличался ни вкусом, ни запахом, но прекрасно знал свое дело и исправно его выполнял. Практически мгновенно Торан открыл глаза и практически мгновенно искренне пожалел о таком глупом, хотя и вынужденном поступке. Боль – это показатель жизни, ее верный признак и спутник, но иногда так отчаянно хочется почувствовать себя мертвым и одиноким. Торан рефлекторно скривился – обыкновенная реакция на обыкновенную боль, сродни моментальному отдергиванию руки от раскаленного до бела железа и такая же бесполезная. Вместе с сознанием вернулось и оно – осознание – осознание собственной беспомощности и, вероятно, обреченности вкупе с почти невыносимым желанием поскорее прекратить все это, любым способом. Даже смертью. Торан ненавидел беспомощность и еще сильнее презирал слабость. А сейчас мог вдоволь насладиться и первым, и вторым.
Открыв глаза и сфокусировав взгляд на полутемном окружающем мире, Торан удивился. Кого он не ожидал увидеть здесь, так это вулканского энсина.
- Энсин? – хриплым полушепотом произнес доктор. – Я… вы…
Фразы путались, слова сбивались в кучу. Коммандер не нашел лучшего способа выразить свои мысли, чем попыткой приподняться на локте, тем самым давая понять, что он решительно непрочь покинуть это отвратительное место. Но, казалось, в миллионный раз за этот проклятый день беспомощно охнув, заметив влажное месиво из собственных мышц и костей, должное служить левой ногой. А, может не все так плохо? «Нет, плохо, - подумал он. – Я не могу идти, я вообще ничего не могу…»
- Помогите…. подняться…
Надежда умирает последней. Зато долго и в агонии.
Лиза бросилась к нему на помощь, сама еще не понимая, сможет ли ее оказать. Просто потому что надо же ей было что-то делать! Она просто схватила Торана за протянутую руку и кивнула врачу, мол, помогите же!
- Ну как ты? Лучше?
Торан непроизвольным жестом сжал руку Лизы и столь же непроизвольно улыбнулся.
- Не уверен… но… спасибо.
Лучше ему определенно не было, но что-то в заботе этой абсолютно незнакомой женщины заставило доктора ощутить какой-то почти постыдный прилив сил. Уж если о нем беспокоятся посторонние, то какое же право он имеет ставить на себе крест? Никакого.
- Помоги…те встать…
Т’Нэрэ, увидев как решительно настроен доктор, запротестовала:
- Доктор Торан, вам нельзя вставать. У вас открытый перелом левой ноги и повреждена артерия, необходимо наложить шину и жгут, иначе вы можете умереть от потери крови. Не шевелитесь пожалуйста.
Она теперь ничего не боялась – доктор был в сознании, и хоть его состояние ничуть от этого не улучшилось, его присутствие придало ей уверенности. Видя, как на его лице отражается боль, она пыталась заставить себя видеть в нем лишь обычного пациента, но это определенно был не тот случай, и у вулканки ничего не получилось.
Она бросила мимолетный взгляд на незнакомку, которая, казалось, хочет поднять ромуланца на ноги прямо сейчас, вместо того, чтобы подождать, когда это станет по-настоящему возможно. Люди склонны в критических ситуациях поддаваться панике и совершать поспешные нелогичные поступки, но вулканка совершенно четко решила сделать все так, как того требовал разум, и уже начала быстро обдумывать, как справиться с переломом в имеющихся условиях.
Торан стоически сносил все манипуляции вулканки и, признаться, весьма своевременные и необходимые манипуляции. Но, так распорядилась природа, понимание отнюдь не гарантирует принятия и согласия. Коммандер отлично знал, в нынешнем состоянии он способен разве что весьма театрально растянуться на полу, проделав едва ли пол шага и замереть в позе выброшенной марионетки. Замереть, быть может, навечно. Но нет в мире пациента более скверного, чем бывший, а тем паче нынешний доктор. Происходящее ему категорически не нравилось и причиной тому была вовсе не… многозначительная, остроугольная, стогранная… иначе и не скажешь… боль, а невозможность помочь и быть полезным, даже в таком в высшей степени удручающем положении, в каком его угораздило оказаться. Ловкие пальцы вулканки действовали четко, слажено и профессионально, однако каждое прикосновение к израненной ноге отзывалось резкой вспышкой боли, стиснутым до ломоты в челюстях зубами и каплями пота, выступающими на лбу. Торан терпел. В жизни каждого профессионала наступает момент, когда он вынужден столкнуться лицом к лицу с особенностями своей профессии. И какая разница, что встреча неприятная и незапланированная, если она уже произошла?
- Энсин… вы закончили?
Т’Нэрэ, вся перепачканная кровью, как раз только что разобралась со жгутом – кровотечение остановилось. Она уже почти успокоилась и холодность рассудка вернулась к ней в полной мере.
- Я только наложила жгут. Теперь надо зафиксировать ногу. Не двигайтесь, пожалуйста! Еще не все. – Нетерпение доктора ее раздражало и удивляло. Уж кто, как не врач, должен понимать, что не все делается молниеносно?
__________________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ и Лизой



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 19 11 2008, 01:21:08
Продолжение.

Самое сложное – это найти подходящие материалы, и вулканка, еще раз попросив, (или приказав?) лежать спокойно, встала и начала искать на складе то, что сможет заменить шину, а это было совсем не так просто, как могло бы показаться.
Единственное, что пришло ей в голову – использовать полку от узкого шкафа, который обнаружился в самом дальнем углу. Она поспешно избавила шкаф от всего лишнего, не заботясь о ценности уничтоженных  лекарств и оборудования, а потом, прилагая все силы, на которые была способна, тихо вскрикнув выломала полку, металлическую и тяжелую, но главное – почти подходящей длины, а затем, попутно захватив попавшуюся под руку тряпку, снова склонилась над доктором и продолжила работу.
Пару раз она попросила испуганную незнакомку придержать шину. Та подходила к делу на удивление старательно, и вулканка подумала, что иногда жгучее желание спасти жизнь может компенсировать отсутствие знаний и навыков.
Энсин завязала последний узел и объявила:
- Все. – Ее голос прозвучал довольно спокойно и удовлетворенно, ведь все, что можно было сделать на складе она сделала, и теперь состояние доктора стабилизировалось. – Теперь можно попробовать встать, только очень осторожно. – Она серьезно посмотрела сначала на Торана, а потом на землянку, зная нетерпеливость обоих и предостерегая от излишней поспешности.
Вулканка кивнула женщине, и обе они стали медленно приводить ромуланца в вертикальное положение.
Конечно, если вы считаете вертикальным положением сорокапятиградусный крен. Торан такое положение вертикальным не считал, но на большее рассчитывать не приходилось. В конце концов это куда обнадеживающе бесполезного пребывания на полу. Цепко, насколько позволяла ноющая рука, вцепившись в плечи женщин, Торан неимоверным усилием заставил держаться себя относительно прямо, упорно борясь с головокружением, норовящим вернуть его в ставший уже привычным горизонтальный вид, и непростительно обрадовался, когда заметил, что больше не балансирует между верхом и низом, словно попавший в западню гравитации осенний лист, или скорее плохой танцор. Было больно. Было страшно и было отвратительно.  Все тело ныло, а разум переполняло чувство вины и стыда за глупость и нетерпение. Но что такое угрызения совести в сравнении с возможностью продолжить жить? Пустяк, не достойный внимания. Адски жгло поврежденные кости; доктор, закусив губу заставил себя сделать нечто в некотором смысле и в одной из параллельных вселенных способное назваться шагом, затем нервно сжал плечо Т’Нэрэ и, отбросив всякую мысль о вероятности падения, попробовал сделать следующий шаг. Передвигаться на одной ноге удивительно непрактично. Пожалуй, их должно быть не меньше четырех, или хотя бы две, но функциональные. Торана подташнивало. Торана шатало. Торан проклинал весь мир и предусмотрительно ожидал взаимности.
- Отлично, - надсажено проговорил он. – Я могу… идти. Впрочем… разумнее вызвать… санитаров…
Человеку полезно ценить себя. А вот переоценивать – глупо.
Т’Нэрэ старалась придерживать доктора как можно бережнее, и следила за скоростью передвижения – даже под угрозой затопления больницы она не могла позволить подопечному навредить себе. Кажется, отважная землянка, так кстати не пожелавшая их покинуть, тоже была не против рискнуть своей жизнью. У вулканки все еще было множество вопросов, да и выразить свою благодарность ей тоже хотелось, но пустая больница в момент разрушения дамбы – не место и не время для подобных разговоров, да и сейчас их обоих заботило только благополучие Торана. Энсин поймала себя на мысли, что непроизвольно реагирует на боль доктора так, как если бы она была человеком, да еще и далеким от медицины. Она хотела верить, что это из-за нервов, но на самом деле ей просто не приходилось лечить тех, кого она хорошо знала: доктора она видела каждый день и работала с ним рядом уже достаточно продолжительное время, поэтому, хоть и никогда не разговаривала с ним без рабочей необходимости, привыкла к его присутствию. На станции было крайне мало людей, рядом с которыми она проводила столько времени. Наверное, сейчас было бы самое время как-то выразить свое сочувствие, и после очередного приглушенного стона Торана она даже пробормотала что-то вроде «Держитесь, доктор…», но искренне понадеялась, что он не услышал.
…А коридоры больницы были пустынны. Видимо, они пробыли на складе слишком долго – вулканке уже давно казалось, что прошло не меньше вечности с момента ее первого столкновения с бешенной баджоркой – ни санитаров, ни врачей, ни больных…Неужели их бросили? И почему не было обхода, стандартной процедуры при эвакуации? Кричать было бесполезно, а дойти до холла, в котором еще мог кто-то остаться, не представлялось возможным: с такой скоростью передвижения им проще было бы мирно дождаться наводнения, но этот вариант никого не устраивал.
Единственным логичным способом выжить было найти помощь любым путем, и Т’Нэрэ стала припоминать, куда в спешке положила свой коммуникатор. Пошарив свободной рукой в кармане на поясе, она нащупала пальцами его гладкую холодную поверхность. Если им хоть чуть-чуть повезет – они спасены.
 - Доктор, я нашла свой коммуникатор. Мы можем попытаться вызвать сюда наш катер. – Достав коммуникатор и надавив на него, она продолжила: - Энсин Т’Нэрэ – энсину Нико. Вы меня слышите?
______________________________
Совместно с доктором Тораном


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 19 11 2008, 22:43:58
9 июня 2379го года.
Бэйджор 8, Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.

- Энсин Т’Нэрэ – энсину Нико. Вы меня слышите?
Голос инженера донесся в ответ очень издалека, механический, лишенный человеческих эмоций из-за потрескивания и постоянного, но не громкого шума помех.
- Энсин Нико на связи. Я сажаю катер в Катмуре через 3 минуты. Расчетное время возвращения к вам – 37 минут. Вы можете ждать?
Вулканка обернулась по сторонам, пытаясь оценить обстановку. С громким щелчком лампа над ее головой погасла, и в наступившей полутьме звук текущей, капающей, бурлящей где-то воды показался гораздо громче и зловещей.
Лиза поудобнее перехватила доктора и выжидающе взглянула на Т’Нэрэ.
Доктор же, глядя в грязно-серое пятно пола с каким-то мрачным предвидением подумал, что по его вине погибнут два человека. Баджорские дожди ему сразу не внушили доверия, если в мире вообще существует вид дождя, способный внушить доверие, то он несомненно избегал колонию стороной. А ведь были еще проблемы с плотиной… и больница совершенно опустела. «Какая ирония, - размышлял Торан. – Выжить после такой потери крови, чтобы в дальнейшем утонуть. Хотелось бы мне лично встретиться с одним из баджорских Пророков, или кто здесь вершит судьбы людей, и сказать ему пару слов о плохих комедиях».
Слова энсина Нико, с сухим треском прозвучавшие из коммуникатора Т’Нэрэ явно не прибавляли оптимизма. 37 минут – 2220 возможностей умереть. Не больше и не меньше.
- Энсин, - после недолгих размышлений сказал доктор, вглядываясь в лицо вулканки. – Боюсь… мы не можем ждать… Вы слышите?
Уточнять что конкретно Т’Нэрэ стоило услышать не было ни малейшей необходимости.  Барабанная дробь бурлящей снаружи кипени была красноречивее сотен слов. Или тысяч. На ваш вкус.
Девушка и так знала, что ждать они не могут. Разумеется, если энсин Нико имел в виду ждать в живом виде. Она еще раз припомнила, сколько метров они прошли за эти несколько минут, сколько метров оставалось до холла и на сколько минут вода их обгонит. Определенно, если у кого-то этих троих «товарищей по несчастью» и был оптимизм, сейчас ему самое время было испариться без остатка.
- Энсин Нико, мы не можем ждать. У нас некоторые…трудности, – она говорила быстро, как будто боялась не успеть. - Мы находимся на третьем этаже больницы и лишены возможности передвигаться, до наводнения мы, скорее всего, не успеем даже спуститься в холл. Нам нужна помощь, - заключила она и выжидающе посмотрела на коммуникатор, который сейчас был соломинкой для утопающих, причем уже почти в буквальном смысле…
Вулканка никогда не любила просить помощи, но сейчас она вынуждена была признать, что сами они не справятся. Секунды шли, а из коммуникатора доносилось только шипение – видимо, пилот задумался. Т’Нэрэ не видела никаких вариантов, ведь если полет от больницы до Катмура длится около получаса, то изменить это обстоятельство мешают все известные законы физики, и она полагала, что энсин Нико как раз подыскивает слова, чтобы им это сообщить. Она еще раз посмотрела на доктора и приготовилась к худшему.
- Вам не надо спускаться в холл, - наконец, ответил инженер, - По нашим подсчетам первый этаж затоплен или скоро будет затоплен. Сотрудники лечебницы мне тут говорят, что вы должны выйти на крышу. Простите, энсин, я уже сажаю катер… я постараюсь рассказать о вашем положении. Держитесь! Конец связи.
- Наверное, нам повезло, что мы уже на третьем этаже, - пробормотала Лиза, - Я найду выход на крышу… - она осторожно высвободилась из-под руки Торана, сделала несколько шагов по коридору и оглянулась по сторонам.

_________
Эпическое спасение, часть 1.
Вместе с Тораном и Т'Нэрэ.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 19 11 2008, 22:59:30
Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.

«Выход» - такое простое, общеупотребимое слово. Конечно, табличку с ним Лиза должна узнать, если действительно жила среди баджорцев, если в словах Вины была хоть капля правды. Женщина сделала еще несколько шагов, потом побежала – двери пустых палат мелькали мимо, сердце колотилось, так ей было страшно. Но было и что-то еще. Осознание, что теперь она делает все правильно, что именно рядом с этими людьми в форме ее место, придавало ей сил и смысла. Не важно, что они и отличаются внешне – ведь у Лизы нет острых ушей, важно, что они объединены общим хорошим делом.
Наконец, взгляд зацепился за пару идеограмм. Дверь, помеченная ими, была закрыта, но Лиза слышала ветер, завывающий за ней.
- Я нашла! – воскликнула она.
И даже почувствовала гордость, что справилась довольно быстро. Хотя радоваться пока было рано. Сперва нужно попытаться выбраться на крышу и постараться не быть сбитыми со скользкой поверхности отчаянно хлеставшими струями дождя. Дверь на крышу, как и дверь склада не открывалась автоматически, и Лиза с огорчением поняла, что вряд ли ей удастся справиться с ней в одиночку. Но из всех выпавших за сегодняшний день на ее долю испытаний это не выглядело самым страшным.
Лиза успокоилась и быстрым шагом, почти бегом вернулась к доктору и вулканке.
- Я нашла выход, - немного запыхавшимся голосом произнесла Лиза. – Он не так уж далеко, но нам стоит поторопиться.
Поторопиться действительно стоило. Если верить словам энсина Нико, а не верить им не было не единой причины, вскоре вода должна была достигнуть второго этажа, вслед за ним наступал черед и третьего. Торан внимательно, насколько позволяло желеобразное состояние извилин, слушал слова  женщины, с новой полнотой ощущая все изысканные оттенки боли в сломанной ноге и онемевшем запястье. Он мог поторапливаться ровно в той мере и ровно с той скоростью, на какую были способны две женщины, служившие его добровольными поводырями. В какой-то момент  в его сознание даже зародилась столь свойственная романтическим героям всех времен и дурных книжонок идея благородным жестом опустить руки и с пафосной возвышенностью в голосе предложить оставить себя здесь, в этой грустной баджорской клинике на растерзание водной стихии, дабы Лиза и Т’Нэрэ, не обремененные грузом беспомощного калеки, могли своевременно покинуть этот негостеприимный и рушащийся на глазах приют скорби. Однако инстинкту самосохранения чужды романтические позывы и вместо того, чтобы героически покинуть своих спутниц, которым, Торан не сомневался, его мысль отнюдь не придется по вкусу, а, что куда вероятнее, породить нудный и бестолковый спор, доктор позволил Лизе снова обхватить себя и постарался думать о чем-нибудь приятном. Например обезвоживании и солнечных ожогах.
Упрямо миновав полутемные коридоры и достигнув  заветной цели, Торан не сумел сдержать вздоха облегчения, в действительности призванного скрывать болезненный стон. Т’Нэрэ подозрительно покосилась на него, но доктор предпочел тактично отмолчаться.
- Вот она, - произнесла Лиза, указывая на невзрачную темную дверь. – Правда, ее, кажется, немного заклинило. Но если вы мне поможете, мы ее откроем.
- Да, конечно. – Согласилась вулканка. – Доктор, подождите.
Т’Нэрэ помогла Торану прислониться к стене и двинулась к землянке.
- Поспешите… - с легким сарказмом в голосе произнес Торан, сползая по стене вниз. – Думаю… никто из нас… не захватил лодку. А я пока постою… посижу…
И окончательно осев на пол, коммандер принялся наблюдать за попытками открыть дверь, сжимая и разжимая в кулак пальцы правой руки. 
Энсин некоторое время повозилась с дверью и пришла к выводу, что открыть ее, используя лишь свою физическую силу, не сможет, даже если поработает тараном и с разгона ударится об нее головой. Поэтому голову она решила использовать немного по-другому, а именно – подумать ею. Это всегда приносит плоды, и через полминуты она обратилась к Лизе, так же безуспешно пытавшейся справиться с преградой:
- Вы не могли бы поискать лом? Или любой другой тонкий или плоский, но довольно длинный металлический предмет? Деревянный тоже подойдет. – Вулканка никогда не думала, что осуществить на практике некоторые ее теоретические выкладки иногда не возможно. Правда, это был не тот случай.
________________________________________
Эпическое спасение. Часть 2
Совместно с Т'Нэрэ и Мори



Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Т*Нэрэ от 19 11 2008, 23:09:44
Государственная психиатрическая лечебница
Начало девятого утра.

- А…где? – растерянно спросила Лиза, совершенно справедливо полагая, что найти такой предмет в больнице – не самая простая задача.
- Осмотрите этаж, но не уходите слишком далеко, - Т’Нэрэ пожала плечами, совершенно не представляя, где и как женщина будет искать лом. – Если понадобится, сломайте что-нибудь. Пожалуйста, будьте осторожны и возвращайтесь скорее. Я тоже займусь поиском. – энсин надеялась, что ее голос прозвучал ободряюще. Она верила в находчивость и добросовестность спутницы.
Лиза неуверенно кивнула и направилась на поиски нужного предмета, а Т’Нэрэ приблизилась к доктору, присела возле него, и неуклюже попыталась немного поднять его боевой дух:
- Мы скоро выберемся отсюда, сэр. Сейчас мы выломаем эту дверь и достигнем крыши. Они успеют, - но интонации ее были слишком бесцветны, да и нужной уверенности в голосе не было. Вулканка жалела, что не может сказать ничего утешительного ни Торану, ни Лизе, которая нуждалась в этом больше всех. Не дожидаясь ответа, она встала и занялась поисками.
Как назло, на ее пути ничего подходящего не попадалось, но тут из конца коридора послышался радостный крик Лизы, вызвавший слабое эхо в пустых стенах:
- Нашла! Это должно подойти! -  женщина подбежала к энсину и показала металлическую деталь, которая когда-то явно соседствовала с полкой, из которой была сделана шина для Торана. Лиза совершенно правильно подумала, что проще всего было бы найти нужную вещь на том самом складе, и шкаф, основательно пострадавший еще от нападок вулканки, снова сослужил им хорошую службу.
- Да, это то, что нужно, - Т’Нэрэ кинула и покрутила полку в руках, осматривая со всех сторон. Выбрав по неизвестному даже ей самой принципу наиболее подходящую, она вставила ее между створок двери и всем весом навалилась, используя как рычаг. Дверь никак не хотела поддаваться, и энсин обратилась к их помощнице, видимо посланной самим провидением: - Вы не могли бы мне помочь? Моей силы не достаточно.
Лиза мгновенно присоединилась к девушке и вместе они изо всех сил нажали на рычаг.
Сначала между створками показалась узкая щель, через которую в коридор пробился тусклый дневной свет и холодный ветер, а еще через несколько секунд проем ощутимо увеличился. Землянка улыбнулась:
- Еще чуть-чуть! – ей было очень приятно чувствовать себя нужной, особенно сейчас, когда у них появилась надежда.
Самое сложное было позади, и дальше они раздвинули дверь руками, после чего вернулись к доктору и помогли ему подняться, стараясь действовать быстро и в то же время аккуратно, чтобы причинить ему как можно меньше боли.
Им оставалось пройти каких-то пару метров, и преодолев их, они снова оказались под бесконечным баджорским дождем, показавшимся всем столь желанным.
И… что дальше? Никто не решился высказать эту мысль, но она слишком ясно повисла в воздухе.
Крыша лечебницы казалась островом в бурых водах. Если раньше из окон третьего этажа открывался прекрасный вид на реку, то теперь кроме массы воды не было видно больше ничего. Двора, с которого взлетали катер энсина Нико и баджорские суда, больше не было. Защитной дамбы, возвышавшейся раньше вдалеке, больше не существовало. Новый Дженмир со всеми своими зданиями из желтого камня, полупустыми ангарами, маленьким космопортом переставал существовать. Возможно, когда вода уйдет, дома будут отстроены заново, но это будет уже немного другой город.
Сколько прошло минут? Сколько еще осталось ждать? Никому из троих не было известно. Было бы очень и очень несправедливо, даже обидно, если бы все кончилось прямо так и прямо здесь…
 Лиза подняла глаза к небу и первой заметила на фоне низкого грязно-серого неба темный силуэт. И чем больше он становился, тем понятнее было, что это не федеральный катер. Женщина замахала рукой и что-то закричала, как выброшенный на берег потерпевший кораблекрушение, заметивший парус на горизонте.
Не известно, заметили ли ее, или сканеры судна засекли три жизненных формы, но вниз ударил белый луч прожектора. Лиза прикрыла глаза рукой и покрепче обхватила доктора Торана.
- Это баджорский транспортный корабль «Лиссея», - донеслось с неба, - Приготовьтесь к транспортировке
Торан не верил в удачу. Ромуланцы вообще не верят в удачу. Полуромуланцы в том числе. Поскольку удача – самая ветреная особа в известной галактике и гордиться этим. Впрочем, земная половина Торана при виде баджорского транспортника вспомнила одну столь же мудрую, сколько и древнюю пословицу – дареному коню в зубы не смотрят. Особенно когда не хотят, чтобы он вас укусил. Торан выпрямился, стараясь больше не опираться на плечи женщин, и, неудобно накренившись в бок, приготовился покинуть это чертово место.- Мы готовы, - сказал он то ли энсину, то ли Лизе, а то ли всему Бэйджору 8.
____________________________________
Эпическое спасение. Часть 3.
Совместно с Тораном и Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 20 11 2008, 17:27:52
9 июня 2379го года.
Бэйджор 8, Новый Дженмир, Администрация
Ближе к девяти утра

Мори Джанир не любила лгать. Ни в мелочах («Не видела, куда девался последний паек?») ни по-крупному («Отвечай, дрянь, что ты здесь делаешь?!»), ни когда казалось, что это требуется в интересах других и для правой, в общем-то, цели («Кто эта женщина, стрелявшая в нас, майор?»). Однако отвращение ко лжи не было достаточной причиной, чтобы Мори совсем от нее отказалась. Так было и во время ее юности в Сопротивлении («Не знаю, и это не я его съела.»), и во время серьезных передряг («Я просто мою пол в вашем кабинете, господин гал.»), и сейчас («Мне слишком некогда, коммандер Котма, давайте чинить передатчик.»).
Ложь во спасение собственной жизни еще кое-как себя оправдывала, но остальное… После того, как слова срывались с языка, собственная неправда начинала раздражать Мори. Вот и сейчас больше всего ей хотелось, чтобы Котма, наконец, вытянул из нее всю историю с Виной - с самого начала, чтобы схватил ее за плечи и вытряс бы все. Но болианец молчал. А начать сама баджорка не могла, мешал какой-то внутренний барьер. Правильные слова застревали в горле, хотя ей как никогда требовалось облегчить душу.
Вместо этого Котма следил за происходящим из окна, время от времени комментируя:
- Еще один скиммер взлетел. И еще один, последний. Дамбу прорвало.
Мори старательно прослушивала белый шум в надежде найти частотное окно, но после сообщения некой энсина Т’Нэрэ, эфир оставался пуст. Ей оставалось только надеяться, что сигнал бедствия все-таки примет кто-то за пределами планеты.
- Что? – неожиданно вздрогнула она, - Что вы такое сказали последнее?
- Дамбу прорвало, - повторил Котма, - Вода скоро будет здесь. Нам пора уходить, майор, пока мы еще можем.
- Но… - начала Мори.
Тонкая струйка воды, стекавшая с потолка на стол, неожиданно превратилась в маленький водопад, а потом одна из панелей потолка сорвалась вниз.
- Вы правы, - сказала баджорка, - Нам пора.
Вода в коридоре здания уже была по щиколотку и продолжала прибывать. А это значило, что на улицах она уже, наверное, по пояс. С крыльца Администрации Мори с ужасом взглянула на город, который не смогла спасти. На месте улиц текли реки и закручивались водовороты. На глазах одно из зданий начало медленно оседать…
- Майор! – Котма тряхнул баджорку за плечо, - Вы ничего больше не можете здесь сделать! Где наш скиммер? Где эвакуационные суда? Мы же не могли остаться здесь совсем одни?
Мори обернулась и ее взгляд скользнул по коммандеру, будто она его и не видела за картиной разрушения. Ее губы дрогнули, и она чуть слышно прошептала:
- Всего один город… Я не смогла спасти всего один город, а на планете еще пять таких…
- Сосредоточьтесь, майор, - Котма потянул женщину за руку, - Мы должны найти способ улететь отсюда, - болианец вертел головой в надежде увидеть поднимающийся летательный аппарат или спешащих людей, но Новый Дженмир уже казался полностью покинутым – то ли в спешке и панике, то ли по заранее разработанному плану эвакуации. Но это было не важно, потому что ни один из вариантов не включал обязательную проверку – спаслась ли помощница губернатора.

Энсин Нико все-таки вернулся в лечебницу, но было поздно, и крыша уже опустела. Инженер сделал несколько кругов над зданием, просканировав его на наличие признаков жизни, и когда никого не обнаружил, повернул к Новому Дженмиру. Несколько баджорских сигналов и, совершенно неожиданно, один болианский сделали его путешествие не напрасным. Конечно, он волновался за  молодую вулканку и ее начальника, которых потерял в этом хаосе, но один вызов на коммуникатор Т’Нэрэ успокоил его. Кроме того, вместо коммандера Торана он спас коммандера Котму и нескольких баджорцев, включая не совсем адекватную и шокированную происходящим майора, что тоже было не плохо.
Федеральный катер «Рубикон» так же, как некоторое время назад и баджорский транспортник с красивым женским именем «Лиссея» взял курс на юг, в Катмур, древнейшее поселение на Бэйджоре 8, ставшее новым оперативным штабом планеты.

Чем дальше к югу, тем светлее становилось грязно-серое небо. Над владениями Ли Фалора не было грозы, и лишь сильный порывистый ветер трепал широколистые тропические деревья. Пролетев над поселением, выглядящим гораздо более изящным, чем Новый Дженмир, будто его строители действительно задумывались об архитектуре, а не только о функциональности, «Рубикон», наконец, приземлился на одной из террас, опоясывающих холм, на котором (и частично в котором) располагалась вилла местного управляющего. Здесь снова бурлила активность, разрабатывались новые планы, сюда прибывали эвакуационные корабли… Для кого-то это было концом путешествия, а для кого-то – всего лишь его продолжением без надежды на скорое достижение места назначения.

Катмур
11:52

Мори Джанир стояла на крытой террасе виллы, глядя вниз на город и на туманный горизонт впереди. Последние два часа она провела в совещаниях с Ли и капитанами двух баджорских транспортных кораблей, и теперь, имея за спиной поддержку со стороны метрополии, была снова готова действовать и принимать решения. Момент на крыльце административного здания, когда казалось, что все потеряно, и она замерла в ужасе, теперь казался далеким воспоминанием. Что должен чувствовать капитан, оставшийся последним на палубе тонущего корабля, но спасенный в последний момент? Вину, наверное, но и облегчение.
- Мэм, последние отчеты о жертвах.
Мори обернулась и приняла из рук неожиданно нашедшегося здесь Пинара падд с записями.
- «Лиссея» установила постоянный контакт с Бэйджором и Дип Спейс 9 через свой подпространственный трансивер, - продолжил администратор, - Так что теперь мы точно больше не одни.
Мори кивнула. «Лиссея» была первым кораблем, прибывшим на помощь с Бэйджора. Казалось, они опоздали, но  в том не было ничьей вины – собственные проблемы главной планеты не давали выделить ресурсы раньше, и никто не мог знать заранее, что именно эти сутки окажутся кризисными.
- …Им удалось выяснить, что за гуманитарную миссию Звездного Флота отвечает коммандер Торан.
- Я должна поговорить с ним, - сказала Мори, - Он все еще в лазарете?
- Да, мэм.
Жестом майор отпустила администратора и взглянула на падд в своей руке. Жертвы и разрушения. Она прочитает каждое имя и добавит их к своему собственному списку.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Илама Толан от 20 11 2008, 22:05:47
Катмур, резиденция Ли, почти лазарет.
12:03

Если бы Мори встретила коммандера Торана сразу, после своего прибытия в Катмур, но после краткого разговора с доктором Джирани, у них бы получился весьма эмоциональный, но совершенно не обязательно приятный разговор. Теперь, когда у баджорки было время подумать, она решила, что постарается сказать как можно меньше эмоциональных банальностей и будет придерживаться исключительно организационных вопросов.
«Да, это хорошее решение», - с этой мыслью женщина вошла в галерею, за который располагались комнаты, выделенные Ли Фалором под лазарет.
К сожалению или счастью, этому решению не суждено было сбыться, по крайней мере сейчас. Едва только она подошла к двери лазарета, как та разъехалась перед ней, и на встречу Мори вышла та, кого она меньше всего ожидала здесь увидеть.
- Лиза? - спросила та, когда пауза слишком затянулась.
- Мори? - недоверчиво переспросила женщина.
Баджорке показалось, что каменный пол ушел у нее из-под ног. Это не могло быть правдой… И не могло быть шуткой усталого мозга – если бы призрак молчал, еще можно было бы посчитать, что Мори спутала чье-то лицо, но голос совершенно точно принадлежал покойной Элизабет фон Кролок.
Это было уже слишком… Мори успела многое передумать об участии Пророков в происходящей катастрофе, и то, что они послали ей призрака, только доказывало божественное вмешательство. Именно лицо Лизы она видела в толпе как раз перед тем, как кто-то стрелял в коммандера Котму. Какие несчастья сулило очередное столкновение?
Мори попятилась, побледнев, рука самопроизвольно потянулась к бедру в поисках фазера. Но его, конечно, там не было, да и как может помочь оружие против нематериального существа?
- Неудачная попытка, - проговорила Лиза.
Она-то как раз прекрасно верила в реальность стоящей перед ней женщины. Женщины, из-за которой ее жизнь так резко изменилась - и уж совсем не в лучшую сторону.
- Это я. Неужели ты меня забыла? А ведь прошло совсем мало времени... - голос Лизы был холоден, но она сама знала обманчивость этой холодности - сейчас женщина как никогда была близка к тому, чтобы сорваться и перестать себя контролировать.
- Я… - голос Мори задрожал и она судорожно сглотнула, - Я тебя не забыла… Я вижу тебя в кошмарных снах. Чего тебе надо? Чего ты от меня хочешь?
Лиза задумалась. Вообще-то она ничего не хотела, кроме как выйти из дверей лазарета. Во всяком случае до того, как встретила Мори. Теперь у нее появилось столько невысказанных мыслей и желаний, что сложно было отдать приоритет какому-нибудь одному.
- Для начала было бы неплохо поговорить. И не смотри на меня так, как будто я призрак прошлого, который пришел, чтобы ты понесла возмездие, - ответила она. - Думаю, нам есть о чем поговорить? А тебе - что мне рассказать!
Все спокойствие, которое Мори так старательно пыталась вернуть себе в последнюю пару часов, исчезло, будто его и не было. Напускная уверенность в себе слетела с майора, и осталась только очень религиозная жительница Бэйджора, до сих пор винящая себя в смерти человека, который от нее зависел.
- Я не понимаю… - пролепетала она, - О чем нам говорить, если не о возмездии? Я готова на что угодно, только бы ты оставила в покое эту планету. Я признаю, что виновата в твоей смерти, и я…
- Смерти? - воскликнула Лиза. - Ах, ну да, конечно, смерти! Ведь для вас я умерла, да? Так легче, так проще! Ах, бедная Лиза, она пожертвовала собой и умерла, давайте же забудем о ней! Да? Да?! - она понимала, что то, что она говорит, выходит у нее из под контроля, но она уже не пыталась себя сдержать. - Обо мне можно забыть и навсегда вычеркнуть из памяти, как если бы меня не существовало.  Кто я теперь - проклятая предательница, преступница? Что ты со мной сделала, Мори Джанир?!
- Не было ни дня, чтобы я о тебе не думала! – в отчаянии воскликнула баджорка, - И не было ни дня, чтобы я не жалела о том, что отправила тебя на то задание! Но что я могу изменить? Что?! Твой корабль взорвался в Гамма-квадранте! И теперь ты будешь преследовать меня не только во сне, но и наяву? То, что происходит на этой колонии, моя вина, наказание от Пророков за то, что я с тобой сделала? Если так, давай поскорее покончим с этим. Ты же пришла за мной, чтобы завершить то, что начала на дамбе? Заканчивай!
- Что ты имеешь в виду? Я ничего не хочу от тебя, кроме объяснений. Я просто хочу понять, почему вы бросили меня, как ненужную сломанную игрушку, почему я возвратилась сюда, как преступница? Почему никто не вспомнил обо мне... тогда? А что сейчас? Сейчас уже поздно что-либо менять! Знаешь, когда на дамбе в тебя стреляли, я не могла понять, жалко мне тебя или нет. Сейчас я смотрю на тебя и думаю, что, пожалуй, все же жалко. Не тогда, а сейчас. Посмотри на себя: на тебе лица нет. Сколько же ты с этим жила? Твои страхи давали тебе спокойно дышать?.. Не проще ли было перестать бояться и сказать все, как есть? Я даю тебе шанс избавиться от страха: расскажи мне все. Что же случилось после того, как наш корабль взорвался, и вы решили, что я погибла?...
Тяжело дыша, баджорка смотрела на собеседницу, чью фигуру освещал тусклый призрачный свет, льющийся из высоких стрельчатых окон галереи. Лицо Элизабет расплывалось, Мори не могла разглядеть его как следует из-за слез, выступивших на глазах.
- Прости меня… - прошептала она, - Пожалуйста…
События последних двух дней вымотали майора, но она продолжала говорить себе, что оплачет и помолится за пострадавших потом, позже, когда прекратится спешка, когда придет нужное время, и она сможет отложить свое лидерство в сторону. Наверное, сейчас наступил именно этот момент.
Мори медленно опустилась на пол, и взглянула на Лизу снизу вверх.
- Я потеряла с тобой связь, - медленно начала она, - А потом USS «Лидс» охранявший Червоточину неожиданно сорвался с места и ушел в Гамма-квадрант. Я не знаю, что с тобой произошло там. «Лидс» не вернулся обратно, но мы узнали о взрыве, который произошел, и нашли остатки нескольких спасательных капсул. Адмирал Солок провозгласил конец этой бригады маки. Я сообщила твоим родителям и сестре о том, что ты погибла при исполнении обязанностей, но адмирал и генерал Ленарис запретили разглашать подробности операции. Всех задействованных в ней офицеров перевели на другие назначения… Но правда в том, что я так никогда и не узнала, что произошло на том корабле и как ты погибла. И почему наша связь тогда прервалась…
Лиза села рядом с ней, уставившись в стену напротив и не глядя на Мори.
- Я и правда умерла. Почти. Память покинула меня, и когда я очнулась, я не помнила ничего. Это было бы наверное даже лучше - не вспоминать. Перестать быть Лизой фон Кролок. Никогда не возвращаться сюда и не видеть тебя. Но так не получилось... Иногда я закрывала глаза и видела обрывки воспоминаний: чаще всего это были взрывы, и пламя, я слышала чьи-то крики, выстрелы, вереница лиц переносилась передо мной. А потом все - мертвая тишина. Но эта тишина прервалась, когда я увидела тебя тогда, на дамбе. Сейчас я думаю, что, наверное, лучше бы я ничего не вспоминала, не было бы так горько. Я надеялась, что смогу вспомнить, кто я, вернуться, реабилитироваться и стать той, кем была раньше. Но вы с Солоком убили меня окончательно, меня теперь просто не существует. Наверное, и правда было бы лучше умереть.
- Я не хочу быть тем, кто убил тебя окончательно… - тихо проговорила баджорка. Ее рука скользнула по холодному камню и нерешительно коснулась руки Лизы, - Ты не призрак…
Что-то в душе баджорки оборвалось в тот момент, когда она коснулась исцарапанной ладони центаврианки. Будто лопнул обруч, стягивавший ее сердце все время с тех пор, как она потеряла свою первую помощницу.
- Но я не знаю, чем тебе помочь. Не знаю, чем могу искупить, то, что произошло.
- Призрак, - глухо ответила Лиза. - Чем больше я вспоминаю, тем больше понимаю, что я лишь призрак той, кем была. Уже поздно что-либо делать. Хотя стоит попробовать. Например, почему бы не рассказать всем, что же _действительно_ произошло тогда? Кого я предала и по чьему приказу.
Заметив, как изменилось лицо Мори, женщина криво улыбнулась.
- Да, это сложно. Это почти невозможно. Приказ и все такое, я понимаю. Сидеть здесь и страдать намного легче.
Она решительно поднялась с пола.
- Тогда мы забудем о том, что Лиза фон Кролок выжила. Об этом знают всего два человека... три человека, - поправилась она, вспомнив о Вине.
- Куда ты… куда ты теперь идешь? – Мори умоляюще протянула руку.
- У меня теперь куда больше возможностей, - проговорила Лиза. - Я могу пойти куда угодно. Вставай, пол холодный, - бросила она, и, развернувшись на каблуках, решительно направилась прочь.
____________________
Совместный ангст Лизы и Мори


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 21 11 2008, 02:19:21
Катмур, резиденция Ли, лазарет.
12:20

Инстинкт самосохранения давно пора было бы переименовать в нечто сродни «о, великая сущность бытия спаси мои шкуру и плевать на все». Прозаично? Ничего удивительного. Жизнь прозаичная штука, иначе все мы давно бы говорили по строфам, столбикам и прочим поэтическим канонам лингвистики. Не существует таких? Поверьте, существуют, просто вы плохо искали, либо мало сталкивались со смертью, а она весьма своенравная дама и любит плоские, подобно раздавленной многотонной плитой мухе, шуточки. Прибытия в Катмур Торан не помнил. Память обладает чудесным свойством отключаться  в самые скверные моменты. Проще говоря, вы никогда не вспомните момента, когда над вашими в кой-то веки вкусившими всех прелестей свободы костями начнут колдовать медики, изящными и точными движениями рук напоминая им, что костям вроде бы по всем законам физики и физиологии положено прятаться под стыдливым слоем мышц, а не нагло выглядывать из прорех форменных брюк. Приземления «Лиссеи» Торан не помнил, как и не помнил часов, проведенных в лазарете. Очнулся он намного позже от жгучей жажды и невыносимого зуда в покалеченной правой руке. Порезы отвратительны хотя бы тем, что и через месяц после затягивания слоем кожи продолжают зудеть. Выпив заботливо предложенный одной из сестер-санитарок стакан воды, Торан уныло погрузился в воспоминания, большей частью тоскливые и нудные. Насколько ему было известно, миссия милосердия под его руководством закончилась не просто плохо, а почти трагически.
-  Доктор? – раздался тихий женский голос.
Сфокусировав зрение, Торан сосредоточился на говорившей. За последние сутки он видел столько баджорских женщин – и самоуверенных, и некомпетентных, и паникующих, и безумных – что перестал пытаться запомнить все лица. У его новой собеседницы были заплаканные глаза, длинные растрепанные волосы и темно-синий комбинезон, явно с чужого плеча. Женщина неуверенно переминалась с ноги на ногу перед его кроватью.
- Доктор, вы меня, наверное, не помните… Я хотела… должна была с вами поговорить. Вы спасли мне жизнь вчера ночью, и я виновата в том, что с вами случилось. Я просто хотела сказать… мне очень жаль.
- А, майор Мори, если не ошибаюсь, - с улыбкой проговорил Торан, пытаясь принять более удобную позу на покатой койке.- Мы, кажется, поменялись местами. В последний раз я стоял у вашей кровати. Забавная превратностью судьбы. Но вам не в чем себя винить, я давно уже подумывал об отпуске, а теперь мне подвернулась отличная возможность…
Торан не стал упоминать о том факте, что в силу особенностей полевой баджорской медицины еще пару недель будет хромать. Ведь он жив, а  это главное.
- Я готов выслушать вас.
- Вы можете звать меня просто Мори, если хотите, - женщина неуверенно взглянула в лицо доктору – что-то у нее произошло, что выбило ее из колеи. Впрочем, из колеи на Бэйджоре 8 сейчас могло выбить очень многое, так что не стоит даже гадать, что именно было в этом случае.
- Я еще не решила, как поступлю со своей карьерой, когда кризис будет улажен. И мне есть, в чем себя винить… Послушайте, я просто расскажу вам, потому что не могу больше хранить секреты. Та женщина, которая напала на вас… которая сейчас находится запертой в подвале этого здания, я ее хорошо знаю. Она была под моей ответственностью. Моей обязанностью было проследить за ней, не допустить, чтобы она причинила вред. Я попыталась спасти коммандера Котму, но не смогла помочь вам. Я виновата, что вы прилетели в это Пророками забытое место, и я виновата, что вы сейчас лежите здесь. Если я могу хоть что-то для вас сделать…
В такие минуты Торан чувствовал себя до нельзя неуютно. Он и так старался смотреть куда угодно – в пол, потолок, в стену, на собственные руки – но только не в скорбное лицо баджорки. Одних ее эмоций было вполне достаточно, чтобы ввести его в ступор, а уж слов… Слов было достаточно для формирования спонтанной боязни вербального общения.
- Прекратите, - голос коммандера был сух. – Повторюсь, у вас нет никаких причин оправдываться. Единственный, кто виноват в случившимся со мной… да и, право слово, с вами – это обстоятельства. Насколько бы высок не был ваш ранг, вы все равно не в состоянии предусмотреть и уж тем более предотвратить действия окружающих. Эта дама безумна, а безумие – самая непредсказуемая вещь. И вы по крайней мере должны радоваться тому, что все закончилось более-менее благополучно. Да и как вы говорите? На все воля Пророков? Увы, я не силен в религии. Но, видимо, Пророки возжелали, чтобы все произошло именно так, как произошло. А все, что не убивает нас, как известно, делает сильнее. Мы живы. Поэтому лучше задумываться о будущем, чем сетовать на прошлое. Согласитесь, - Торан слегка приподнялся на локтях. – Будущее, в отличие от прошлого, мы всегда в состоянии изменить сами.
- Вы добры ко мне, - покачала головой женщина, - Даже слишком. Возможно, мне только предстоит разобраться со своим будущим. Вы же, доктор… Я очень вас прошу, отправляйтесь домой. Вы сделали здесь достаточно, и поддержали нас, когда мы больше всего в этом нуждались. Улетайте на Дип Спейс 9, не оставайтесь здесь совершать героические поступки. Кроме фанатиков, здесь достаточно опасностей.
Голос Мори стал более твердым – улыбка на лице полуромуланца и его слова неожиданно придали ей и силы, и веры. Может быть, именно в этом она нуждалась сейчас больше всего – в прощении и возможности высказаться. И Элизабет, и Торан предоставляли ей эту возможность.
- Если вам что-то понадобится, или у вас остались какие-то вопросы, - добавила она, - Только скажите…
- Давайте по порядку. Во-первых, доброта мне совершенно чужда, во-вторых, я не принадлежу к геройскому типу, но по причине некоторых обстоятельств, - Торан многозначительно указал на кровать. – При всем желании пока не могу покинуть это место. В-третьих, опасности придают нашей жизни смысл. Судите сами, без них мы давно бы зачахли в какой-нибудь второсортной утопии. А вот вопросы… как минимум один я бы хотел задать вам. Эта женщина… Лиза, она… без ложной скромности спасла мне жизнь. Что с ней?
- Она спасла вас? – на лице баджорки отразилось крайнее удивление, - Она… Пророки, я не знала… Ее полное имя – Элизабет фон Кролок, она мой… она была моим первым офицером, когда я служила на Дип Спейс 9. Это долгая и запутанная история, но если коротко, - Мори тяжело вздохнула и устало провела рукой по лицу, - Я отправила ее на очень опасное задание, с которого она не вернулась. До сегодняшнего дня я думала, что она погибла, а всему сектору она стала известна как предательница Федерации. А я… я даже не попыталась очистить ее доброе имя.
- Какие удивительные подробности. Надо же… оказывается мы коллеги. – Возникла небольшая пауза в течение которой Торан пытался осмыслить сказанное. Удивительные? Несомненно. За последние часы уж чему доктор научился, так это удивляться. – Надеюсь, с ней все будет в порядке. Понимаете, если бы не ее своевременное появление, боюсь, сейчас бы я мирно дрейфовал вместе  с волнами вашей… к сожалению, не помню названия… реки. Лиза не позволила мне умереть на том, простите за выражение, проклятом складе. И я не сомневаюсь, что сделала она это не из каких-то меркантильных побуждений, а по той самой пресловутой доброте душевной. Я даже и помыслить не мог, что она может оказаться федеральным офицером… особенно мертвым. Но если зашла речь об этом… Нет никакой пользы стараться обелить имя покойника, куда проще признать заслуги живого. И коли она жива, наверное, не будет вреда постараться придать ее жизни смысл. Если в моих силах хоть в чем-то помочь ей, я непременно помогу. Встретив Лизу, можете передать ей мои слова.
- Не думаю, что она когда-то снова захочет со мной встречаться, - склонила голову баджорка, - Несколько минут назад она достаточно ясно дала мне это понять. Но если вам повезет больше, надеюсь, вы действительно сможете хоть чем-то ей помочь. Она этого заслуживает. Это все, что вы хотели знать, доктор?
Чувство уюта, которое, возможно сам того не желая, создал для Мори доктор, стало стремительно покидать ее. И вот она уже снова нервно переминалась с ноги на ногу. Больше всего ей сейчас хотелось остаться одной и подумать о том, что она будет делать дальше – с памятью о Лизе и с собственными ошибками, но едва ли она может рассчитывать на покой и одиночество в скором времени.
- Не сомневаюсь, что заслуживает. Да, пожалуй, на данный момент это все. И хотите совет? Вероятнее всего не хотите, но я все равно его дам. Просто из профессиональной настырности – отдохните. Скверные мысли панически бояться сна, а вам определенно не помешает позволить себе несколько часов спокойствия. Прекратите испытывать себя на прочность – для этого всегда найдется немало желающих со стороны, - Торан усмехнулся. – А вы ведь явно не пожелаете уступить им без боя? Поэтому не мучьте себя. Это приказ доктора.
- Спасибо, - тихо сказала Мори, - Вы снова меня спасаете. Спасибо.
Слегка наклонившись, она быстро коснулась руки доктора с благодарностью и признательностью.
- Отправляйтесь домой, - снова повторила она, - Прощайте.
Порывисто развернувшись, майор направилась к выходу из лазарета, полная новых сомнений, но с ростками надежды на лучшее в сердце.
Торан несколько мгновений смотрел вслед ушедшей баджорки, осмысливая ее последний жест, а потом, то ли окончательно запутавшись в мыслях, то ли напротив – поняв все слишком ясно, отвернулся к стене, отмечая про себя,  до чего неинтересная попалась стена…
_________________________________________
Совместно с Мори Джанир


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Торан от 22 11 2008, 02:26:32
Катмур, резиденция Ли, лазарет.
12:40

Стены лазарета были неинтересными, неинтересными в самом исчерпывающем смысле слова, эти стены являлись не столько стенами, сколько квинтэссенцией больничных стен, давно известно, наиболее скучных стен из всех. И их было много. Их было четыре. Четыре только на первый взгляд кажется несущественной цифрой, уступающей по всем пунктам, предположим, 1 000 666 или хотя бы 159, но если весь ваш нынешний мир с полной серьезностью можно заключить в четырех стенах, то эта цифра начинает приобретать поистине ужасающие размеры. С момента ухода Мори прошло несколько минут. Пятнадцать, может, двадцать, и лишь сейчас Торан осознал до чего невежливо обошелся с баджоркой, его сообразительности не хватило даже на проявление обычной докторской учтивости, состоящей в необходимости поинтересоваться здоровьем своего пусть и бывшего, но все-таки пациента. Впрочем, сегодня никто бы не сказал точно, кто кому приходился  пациентом и каким недугом страдал. Беседа с Мори осталась позади, вызывая в памяти назойливое ощущение незавершенности. Торан знал, его отглажено пафосные изречения не смогли хотя бы отчасти улучшить самочувствие майора, определенно нуждавшейся сегодня в искушенных годами практики психологах-консультантах, к числу которых федеральный доктор никогда не имел чести принадлежать, однако разговор с Мори, пробудил в сознании Торана, или выражаясь метафорическим языком писателей и священнослужителей, в душе противоестественное чувство облегчения. Возможно, беседа с баджоркой была необходима ему, Торану, ничуть не меньше, чем  самой женщине. С какой стати? Над этим предстояло поразмыслить. Позже, по возвращении на станцию… А еще он провалил миссию. Первую ответственную миссию на новой должности, что, абсолютно верно, далеко не прибавляло жизнелюбия.
Стены продолжали утомительно маячить перед глазами. Лишь потому, что им попросту некуда было деваться.
- Доктор, к вам посетитель, - баджорская сестра появилась незаметно, ее голос был совершенно бесцветен, отлично гармонируя со стенами. – Вы хотите, чтобы я пригласила ее?
- Да, конечно, - отвечал Торан, прекрасно обходясь без  дополнительных вопросов.
Почти так же незаметно, как и медсестра, в комнату вошла Т’Нэрэ. Она уже успела привести в порядок форму и прическу, и о недавних похождениях вулканки напоминал только все еще заметный синяк на щеке. Отдохнуть ей так и не удалось, и вид у нее был усталый.
У нее было множество вопросов, которые было некому задать, и она смирилась с тем, что никогда не получит на них ответа, довольствуясь лишь собственными домыслами. Больше всего ей сейчас хотелось оказаться на Дип Спейс 9, в своей каюте. За недолгое время ее пребывания на станции она еще не успела привязаться к ней, да и вообще не была склонна привязываться к местам, но после всего случившегося она крайне нуждалась в месте, которое будет хотя бы безопасным и уединенным.
А еще она хотела спать. Даже не из-за физической усталости, а скорее для возможности проснуться с новым взглядом и расценивать последние сутки как прошлое. Пока же все ее пребывание на Бэйджоре 8 было одним ужасно затянувшимся днем….
Сейчас ее единственной ассоциацией со станцией и безопасностью был коммандер Торан, и поэтому она пришла навестить его…а может быть, она пришла потому, что даже вулканцам иногда не хочется оставаться в одиночестве, или потому, что в Катмуре до нее никому нет дела и пойти ей больше некуда. Она пока не вдавалась в анализ собственных мотивов, но ближе всего к истине была бы сумма всех возможных причин.
- Как вы себя чувствуете, сэр? – негромко спросила она, подойдя поближе к доктору.
- Я себя чувствую. А это уже достаточный повод для радости, - в интонациях Торана не слышалось и тени сарказма. – Я могу переадресовать вопрос вам, но, судя по вашему виду, готов заранее предугадать ответ – скверно. И совершенно напрасно, вам следует чувствовать себя почти героем. Не возражайте. Лиза и вы спасли мне жизнь. Конечно, вы всегда можете сослаться на профессиональный долг, но это нисколько не умалит моей благодарности. Собственно, благодарю вас, энсин.
Торан, пожалуй, впервые за все время знакомства посмотрел вулканке прямо в лицо, в глаза. Когда же он в последний раз вот так, без врачебной необходимости вглядывался,  в лица окружающих? Двадцать лет назад? Тридцать? Да, примерно тридцать. Именно столько минуло со дня поступления в Академию, и с тех пор он прекратил интересоваться жизнями людей, в отсутствие грозящей этим жизням опасности. Жизнь неинтересная штука, она похожа на больничные стены – чем усерднее вы в них вглядываетесь, тем сильнее они вас раздражают. Никаких оттенков и полутонов. Или нет?
Взгляд ромуланца был тяжелым, и если бы Т’Нэрэ была человеком, то обязательно отвела бы глаза в сторону. Но вулканцев в таких случаях всегда защищает каменная маска. Выражение лица энсина никак не отличалось от обычного, только едва заметно приподнялись брови, выдавая в девушке живое существо.
- Не стоит благодарности, сэр. Вы поступили бы точно так же.
Она совершенно не знала, что еще сказать, и даже не надеялась, что доктор проявит инициативу в разговоре. Где-то в душе она понимала, что, наверное, это будет совсем не вежливо – молчать и не уходить, когда все по существу уже сказано. Конечно, по существу ей еще очень хотелось узнать, когда они улетят с этой кошмарной планеты, но задавать такие вопросы тоже не вежливо, да и если ускорить возвращение на станцию они все равно не в силах, то еще и бессмысленно.
- Вы не правы, энсин. Благодарность стоит самой благодарности. Она обязана повышать настроение и выражать признательность. Я вам признателен, поэтому благодарю. Ну, а с собственным настроением вы вправе распоряжаться по своему вкусу. Логично, не так ли? – Торан вздохнул. – Скоро мы покинем это место. И, полагаю, ваша логика подсказывает вам, что это будет самым рациональным поступком за прошедшие сутки. А с прибытием на станцию все случившееся станет историей, парочкой отчетов и очередным поводом для головной боли статистов. Все в конечном итоге сводится к статистике. Но не хочу утомлять вас. Если вы собирались сказать мне что-нибудь еще, я  внимательно вас слушаю. К слову, я рад вашему визиту. Приятно знать, что с вами все в порядке.
- Спасибо, доктор. Я тоже очень рада, что все обошлось, и хочу пожелать вам скорейшего выздоровления. Это все, что я хотела сказать. – За обычной немногословностью энсина в этот раз стояло искреннее сочувствие, которое она все равно пока не научилась показывать, но само желание выразить поддержку иногда может сказать больше слов. Ей вспомнились бесчисленные раненые баджорцы в психиатрической больнице, ныне затопленной, и на какое-то время ей показалось, что пропасть между ней и земными врачами не так уж велика: если постараться, даже она сможет быть немного теплее к пациентам. Первый шаг был уже сделан.
Слова коммандера каким-то образом помогли Т’Нэрэ по-настоящему оценить опасность, грозившую им обоим несколько часов назад. Если раньше она просто оценивала последствия, и в такой оценке смерть была лишь словом, таким же, как и прочие, то сейчас вулканка очень хорошо представила вариант «не обошлось», и данное их положение очень приятно с ним контрастировало. Так же радости добавляло и обещание доктора скорее покинуть недружелюбную дождливую планету, и энсин вполне логично решила ни о чем больше не беспокоиться и даже позволить себе скромно порадоваться то ли удаче, то ли просто жизни как явлению.
- Хорошо, энсин, тогда увидимся позже.
Т’Нэрэ тактично кивнула и молча покинула комнату. Торан перевернулся на бок и принялся с удвоенным рвением изучать успевшие набить оскомину стены. Если очень долго всматриваться в один фрагмент, думалось бы, гладкой и ровной поверхности, то непременно наступает миг, когда вы начинаете различать мелкие пятнышки, тени и шероховатости. Иногда попадаются узкие извилистые, тоньше шелковой нити трещинки. И только благодаря таким мелочам жизнь начинает казаться интереснее. Конечно, всегда есть вариант, что все эти несущественные детали действительно не существуют в природе, но в такие минуты на выручку приходит воображение. Оно любит добавлять картинам красок. Черный – это тоже цвет, особенно посреди невыносимо серого пространства. С этими мыслями Торан позволил себе расслабиться. Все, что ни происходит… просто происходит. Прерогативу же делать выводы можно оставить истории. И статистике…
___________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2
Отправлено: Мори Джaнир от 24 11 2008, 20:01:45
10 июня 2379 года, 22:03
ДС9, офис командующего станцией

По прибытии помощи с Бэйджора надобность в присутствии нескольких федеральных офицеров, куда входили медики и инженеры, прилетевшие в колонию днем раньше, отпала. Теперь инициатива перешла в руки баджорцев, как того следовало ожидать, и Федерации. Насколько можно было судить, Федерация тоже не останется в стороне и сделает все возможное, дабы помочь своим попавшим в беду соседям. Торан следил за происходящим в полглаза и слушал новости  вполуха. Нельзя сказать, что изменения на Бэйджоре 8 совсем не волновали его. Волновали. Но с недавних пор, от него больше ничего не зависело, поэтому досаждать занятым эвакуаций пострадавших и устранением последствий катаклизма офицерам казалось неуместным. Свой шанс помочь он упустил -  оставалось расхлебывать последствия и заниматься составлением рапорта.  К вечеру девятого июня срок возвращения на станцию был определен – как можно скорее, что на языке любого народа означает «немедленно». Никто не возражал. Даже на невозмутимом лице вулканки Т’Нэрэ на миг появилось удовлетворенное выражение. Неудивительно, последний день вряд ли кто-то из обитателей Бэйджора 8, или их невольных гостей, мог назвать лучшим в жизни. Особенно при условии, сколько жизней он унес.
Попрощаться с Мори Джанир, или хотя бы мельком увидеть Элизабет фон Кролок (Торан все-таки переборол себя и больше не называл женщину коротким именем «Лиза»), не говоря уже о Вине, которую, черт подери, увидеть хотелось выше всяких сил, возможности не представилось. В суматохе приготовления к отлету, отыскать кого-то конкретного казалось абсолютно нереальным, а слабость не позволяла коммандеру отправиться на самостоятельнее поиски. Да в них и не было надобности. Все, что баджорка собиралась сказать ему, было озвучено. Все, что он собирался сказать баджорке, никогда не будет произнесено. В этом была своя логика. Какая? Не имеет значения. Профессия доктора хороша тем, что многое из сказанного, а уж тем паче недосказанного всегда с чистой совестью можно отнести к врачебной тайне, усмехнуться и забыть. Или постараться забыть.
Время полета до станции, Торан провел, уединившись в одной из кают катера за составлением рапорта. После четырех или пяти неудачных вариантов, он окончательно понял, что вдохновение, если таковое когда-либо имело отношение к составлению отчетов, покинуло его, отложил падд в сторону и сконцентрировался на тишине. Через несколько минут он заснул. А через несколько часов катер достиг Дип Спейс 9.

Оттягивать судный момент было бесполезно и, едва покинув причальный док, Торан целенаправленно двинулся в кабинет полковника, неуверенно хромая под взглядами жителей станции.
Дорога в ОПС показалась удивительно долгой и… непривычной. Свет, не мигающий от перепадов энергии, компьютерные панели на Променаде, с готовностью предлагающие гостям информацию о станции и рекламу магазинов и кафе, опрятные довольные представители десятка различных рас, громкие голоса… Если когда-то кому-то Дип Спейс 9 казался странной старой кардассианской станцией, стоило увидеть Бэйджор 8, чтобы понять, насколько все относительно.
Сегодня Торану казалось, что даже турболифт двигался в меру плавно и с надлежащей скоростью. Главное, конечно, что он двигался – путешествие по лестнице обернулось бы лишними затратами сил.
Двери, наконец, распахнулись, доктор вышел из лифта, сдержанно ответил на приветственные кивки находившихся в ОПС и двинулся к офису полковника.
- Доктор, - баджорец стоял в дверях, - Понимаю, ваш отчет еще не готов, но услышать от вас в личной беседе, что же произошло на Бэйджоре 8, было бы даже лучше. Проходите, - Талар указал на кресло перед своим столом.
Торан согласно кивнул и, несколько мгновений поглядывая на кресло, которое ничем не отличалось от сотен подобных кресел и, в какой-то мере, было креслом знакомым, осторожно присел, напоминая себе, что в сидячем положении хромать намного проблематичнее. Доктор надеялся, что его минутное замешательство осталось незамеченным полковником.
- Мой рапорт практически готов, - начал он. – Но боюсь,  он не будет  достаточно полным, как того следовало бы ожидать. Полагаю, вам известно, что случилось на Бэйджоре 8 в целом и со мной в частности. Однако я хочу отдельно отметить заслуги энсина Т’Нэрэ и женщины по имени Элизабет фон Кролок – бывшего офицера Федерации, до нынешнего момента считавшейся погибшей.
Полковник, приготовившийся слушать о мужественных действиях докторов из Федерации или, в крайнем случае, сухую сводку о жертвах и разрушениях, несколько удивленно взглянул на Торана.
- Элизабет фон Кролок? – удивленно повторил он, - Я видел это имя в архивах станции. Кажется, она была первым помощником у моего предшественника. Однако, с ее личным делом что-то нечисто… Во-первых, доступ к нему ограничен. Во-вторых, адмирал Солок отказался комментировать ее смерть. И вы говорите, что видели эту женщину?
- Думаю, я выразился вполне ясно, - без вызова, но твердо отвечал Торан, возвращаясь к привычной нейтральной манере ведения диалогов. – Да, я видел ее. И, если это придаст моим словам весомости, не только видел, но и, с позволения сказать, держал за руку. Насколько мне известно, редкий призрак способен накладывать жгуты и воздействовать на материальные предметы. Элизабет фон Кролок была на Бэйджоре 8. Во плоти. Можете задать этот же вопрос энсину Т’Нэрэ, не сомневаюсь, она подтвердит мои слова. По крайней мере мы определенно не разойдемся в описаниях этой женщины, сэр.
Полковник скрестил руки на груди и прошелся перед своим столом, в раздумьях.
- Что ж, я пока не знаю, как поступить с этой информацией. Возможно, Звездный Флот будет рад, что один из его офицеров нашелся. Оставляю вам возможность сообщить об этом радостном событии адмиралу Солоку – можете попробовать связаться с ним сами, можете попросить лейт-коммандера Теллар – она ведь отвечает за связи со Звездным флотом и федеративной разведкой. Как сочтете нужным. Что же касается энсина Т’Нэрэ… возможно, следует подумать о ее повышении в будущем – если она в ближайшее время продолжит так же хорошо себя рекомендовать. Но, - баджорец вздохнул, - опять же это внутреннее дело Звездного Флота, и я предпочитаю в него не вмешиваться – просто подаю вам идею. На ваш подробный отчет я все-таки надеюсь утром, а пока за последние несколько часов я получил несколько сообщений о продолжении работ на Бэйджоре 8. Возможно, вы тоже хотели бы что-то узнать?
- Возможно, я тоже захочу что-нибудь узнать. После того, как свяжусь со Звездным Флотом, разумеется. На данный момент, как вы понимаете, у меня действительно остается рапорт, нуждающийся в доработке, и несколько менее важных, но неотложных дел, - Торан привстал с кресла, собираясь покинуть офис полковника. – Кхм, искренне надеюсь, что эта беседа показалась вам хотя бы отчасти продуктивной. Полагаю, я могу идти, сэр?
- Доброго вам вечера, - похоже, полковник готов был отпустить доктора, - Однако прежде, чем вы уйдете, я должен вам сказать кое-что. Вы, возможно, думаете, что это задание окончилось неудачей. Однако здесь, - он взял со стола падд, - есть несколько отзывов о вас от персонала лечебницы в Новом Дженмире и от майора Мори. Кажется, вы все-таки помогли многим. Я не знаю пока, в вашем ли характере гордиться собой, но повод у вас определенно есть.
Торан удивленно приподнял брови. А вот это уже было неожиданностью. Впрочем, за время пребывания на Бэйджоре 8 неожиданностей и так было немало, эта ничем не отличалась от прочих. Или почти ничем.
- Доброго вечера, полковник, - отозвался коммандер. – Насчет гордости… скажем, об этом станет известно, когда я все-таки завершу рапорт.
И кивнув на прощание баджорцу, Торан покинул кабинет. У него действительно было несколько неотложных дел. Например, сон. Крайне важное занятие.

____________________
Вместе с доктором Тораном.
Почти конец.


Название: Re: Сезон 2, Эпизод 2: "Все цвета безумия"
Отправлено: Мори Джaнир от 25 11 2008, 19:12:26
10 июня 2379 года, 23:26
ДС9, офис командующего станцией

«Станционный журнал, звездная дата 57047.01.
Нас заверили, что ситуация на Бэйджоре 8, наконец, стала приоритетной для нашего правительства и операция по оказанию помощи населению планеты полностью взята метрополией под контроль. Также в самое ближайшее время будет запущена серия метеорологических зондов для изучения и анализа дальнейшего развития уникального состояния атмосферы. Федерация уже предложила нам помощь в установке искусственной системы контроля климата, как на нескольких своих планетах, но даже с ней восстановление Бэйджора 8 займет много времени.
По просьбе майора Мори коммандер Котма остался на планете, в то время как остальной наш персонал вернулся на станцию. Что же касается гражданки Бэйджора Вины Ориен, она переведена в столицу и ожидает заслуженного суда. Возможно, некоторым из наших офицеров еще придется давать на нем показания. Уверен, на этот раз многие лично приложат руку к тому, чтобы она получила по заслугам…»

Талар Вес закончил запись и откинулся на спинку кресла. Последние сутки для него мало чем отличались от предыдущих и тех, что были еще раньше, и это вызывало странные чувства. Казалось неуместным, что он сидит в этом кресле в то время, как его подчиненные едва ли не гибнут где-то. Но ведь начиналось это все как рутинная доставка гуманитарной помощи…
«Где-то я уже это слышал», - подумал полковник.
День был закончен, ночная смена в ОПС уже приступила к работе, но баджорцу еще надо было закончить с бюрократией, которой совсем недавно наполнилась его жизнь. Он уже готов был сдаться и взять недочитанные рапорты в свою каюту, когда прозвучал коммуникационный сигнал. На настольном экране командующего станцией появилось круглое румяное лицо генерала Ленариса Холема. Талар не был знаком с ним лично, но знал, что генерал уже работал с его предшественницей, Мори Джанир, и тесно сотрудничал с разведкой Федерации. Честно говоря, если Бэйджор когда-то все-таки вступит в Федерацию, одна из подписей под документом будет Ленариса.
- Добрый вечер, - поздоровался генерал, - Рад видеть, что вы относитесь к работе серьезно и все еще в офисе в такой поздний час.
Талар ответил вежливым приветствием, гадая про себя, какие сложности привнесет послание генерала в и без того нелегкое дело управление важнейшим портом сектора.
- Я рад вам сообщить, что Федерация, наконец, снова серьезно взялась за рассмотрение нашей петиции о вступлении. Это еще не афишируется официально – ни к чему лишний раз поднимать панику и рисковать навлечь на себя очередные выступления противников присоединения. Пройдет достаточное время, пока решение будет принято. Однако и нам на планете, и вам как одной из важнейших достопримечательности нашего государства стоит начать готовиться к неожиданным визитам…

__________
Вот теперь - конец.