* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
14 11 2018, 05:57:41 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 [3] 4
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
27 01 2009, 22:43:32 #30
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

2:20
Лазарет


- Вы что натворили?! - полковник Талар Вес навис над койкой доктора Торана и активно демонстрировал несдержанную сторону своего характера, - Заразить самого себя потенциально смертельной болезнью - это надо же! О чем вы только думали? И почему ставите меня в известность пост-фактум? - похоже, именно этот вопрос интересовал начальника станции в первую очередь, - Объяснитесь, коммандер Торан.
- Объяснюсь, полковник.
Доктор с очень долгое мгновение смотрел в пустоту перед собой, решая нужно ли вставать, или будет достаточным просто сменить позу на более удобную. Затем мельком взглянул на баджорца, приподнялся на локтях, сел. Обращение «коммандер», как бы невзначай брошенное полковником, ему не понравилось. Таким тоном палач обращается к «пост-монарху». Таким тоном капитан обращается к без двух минут лейтенанту.
- Объяснюсь, - продолжал Торан. – Хотя уверен, вы и сами прекрасно знаете, почему я не сообщил вам заранее. Вы бы мне не позволили. Ни при каких условиях. Я прав? Вы бы попытались меня образумить. Напомнили о долге перед пациентами. О долге перед собой. Перед карьерой, которая может оборваться самым плачевным образом в самый плачевно неподходящий момент. О возможности лишиться здоровья, или жизни. В конце концов, вы могли бы просто приказать мне, и я, подчиняясь прямому приказу, не имел бы права вас ослушаться. Но я вам ничего не сказал, вы не отдали мне никакого приказа. Мои руки были развязаны и я поступил так, как посчитал нужным. Решился на этот во всех отношениях опасный эксперимент. Но это было мое решение. Не слишком, насколько мне кажется, опрометчивое. Теперь у Теллера и По появился шанс. Маленький, ненадежный, но шанс. Помните, недавно вы рекомендовали мне пробудить мою человеческую половину? Я ее пробудил. А людям свойственно полагаться на интуицию, так называемое, внутреннее чутье. Мое внутреннее чутье подсказывает мне, что я прав. Конечно оно может ошибаться. Посмотрим.
Полковник вздохнул и отступил на шаг от кровати доктора. Его кулаки разжались, он оправил парадную форму, глядя в пустоту не менее долгое мгновение.
- Вы правы, - ответил он слегка севшим голосом, - Я бы непременно все это вам сказал. И я бы отдал вам прямой приказ - вы прекрасно сами знаете, какой. И не потому, что я лишен альтруизма и меня не волнуют судьбы этих ребят, а потому, что мы с вами, ради Пророков, офицеры, и не можем позволить себе таких глупостей.
Баджорец сложил руки за спиной и прошелся по медотсеку в раздумьях.
- Теперь я понимаю, о каких сложностях командования федеральными офицерами говорила моя предшественница, - будто невзначай пробормотал он, - Будь вы на федеральном корабле или станции, ваш капитан чувствовал бы за вас ответственность - перед вами самими, вашей семьей и близкими. Но я ответственен за вас перед вашим командованием, и это влияет на отношения между нашими двумя мирами. А этим я рискнуть был бы не готов. Но раз уж вы поступили так, как поступили... - Талар остановился и пристально посмотрел на Торана, - Нам остается лишь надеяться, что вы правы и не переоценили возможности своего организма. Кстати, как вы себя чувствуете, коммандер?
- Неплохо. – Торан методично изучал лицо баджорца. – И несколько странно. Пока рано судить. Спасибо, что поинтересовались, полковник, - доктор вздохнул. – Сэр, если вы думаете, что мне не приходило в голову, к каким последствиям может привести мой поступок; сейчас я говорю вовсе не об абстрактных понятиях жизни и смерти, а о вполне конкретных взаимоотношениях Бэйджора и Федерации, а так же о том, как Звездному Флоту не нравится терять офицеров, находящих в подчинении кого-то, не носящего федеративную форму, смею вас заверить – вы ошибаетесь. Думал. Долго, скрупулезно, настойчиво. И вот, что я вам скажу, полковник, - пусть груз ответственности за мою персону вас не тревожит. Понимаете, я не из тех офицеров, которых принято демонстрировать на торжественных ужинах, баллах, заседаниях и приемах, как визуальное подтверждение чести и отваги звездофлотца. Я из тех офицеров, о которых лишний раз принято не упоминать вслух. Я из тех офицеров, о которых вообще принято не вспоминать. Поверьте, с моей утратой Звездный Флот… ничего не теряет. Странно звучит, но тем не менее это истина. Скорее командование облегченно вздохнет, и в кратчайшие сроки вышлет мою замену. Поэтому повторяю, полковник, по сути вам не о чем беспокоиться. А в случае, если мой эксперимент закончится благополучно, у нас появиться возможность спасти жизни детей. И, вероятно, не только их жизни. Но прошу, сэр, не говорите об альтруизме. Альтруизм здесь не при чем.
Талар недоверчиво хмыкнул. За последние сутки ему удалось удостоиться сразу двух бесед со своим старшим медиком, и его впечатление о нем менялось с каждой репликой. Полковник привык, что доктор Торан не склонен много говорить о себе, но в последний монолог показался полковнику весьма личным, и он удивился количеству прозвучавшей в нем... горечи? По крайней мере, Талару так показалось. Это заставило баджорца почувствовать себя неловко, хотя бы потому, что он сам был достаточно закрытым человеком, имел определенные сомнения на собственный счет и примерно представлял, насколько трудно ему было бы поделиться ими с кем-то.
Продолжать эту тему полковник не стал, оставив личное мнение доктора  Торана о самом себе заботам психологов или менее спешащих и более любопытных членов экипажа.
- Как бы то ни было, не думаю, что вы в состоянии выполнять свои обязанности главы медицинского отдела, - с непроницаемым лицом сказал командующий, - Так что вам остается только полностью отдаться своему эксперименту. Пусть мисс Эвен, как наиболее знакомая с возможными симптомами, проследит за вашим состоянием. А заменить вас придется энсину Т'Нэрэ - она ведь готова справиться с таким заданием?
- Безусловно, - доктор улыбнулся. – Энсин Т’Нэрэ вполне готова заменить меня на время, пока я наслаждаюсь последствиями своего эксперимента. Да, вполне готова.
«И в отличие от меня, - хотелось добавить коммандеру. – Она не нарушает еще не озвученных приказов». Но он промолчал, с трудом поборов назойливое желание говорить, говорить и говорить. Каждая новая мысль казалось ему чем-то невероятно забавным, достойным быть произнесенным в слух и… отчасти бредовым. Или не отчасти. Если бы Торан только мог сдержаться, он бы не произнес и половины того, что было высказано за последние часы. Да только он не мог. Совсем не мог.
- Что-нибудь еще, сэр?
- Нет, пожалуй, это все, - полковник устало потер подбородок - сначала ему даже показалось, что улыбка доктора ему померещилась, а это явный признак, что даже командующим станцией нужно иногда отдыхать, - Сообщите энсину новость о ее новом назначении исполняющим обязанности главы медицинского отдела и передайте, чтобы зашла в мой офис утром. А сами же... держитесь. Удачи, доктор.
-  И вам удачи, полковник. Непременно передам.
Когда дверь за баджорцем закрылась, Торан принял первоначальную смиренную позу и неимоверными усилиям заставил себя ни о чем не думать, ни о чем не спорить; проще говоря – замолкнуть.
_______________________________
В соавторстве с полковником


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
28 01 2009, 16:18:34 #31
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 3

8 июля 2379 года, 9:30
Офис командующего станцией



Новость о своем назначении Т’Нэрэ восприняла как плохую. Если бы спросили ее мнения, она сказала бы, что не согласна с решением начальства, но оспаривать приказы исходя из личных мнений – не правильно. Сама она не считала себя готовой, но другого выхода, кроме предложенного полковником, тоже не видела. Если бы в жизни случалось только то, к чему готов, это была бы уже не та реальная жизнь, которая и отличается своей непредсказуемостью.
Дождавшись прихода сестры Эвен и вкратце объяснив ей ситуацию, вулканка поспешила направиться в офис полковника не дожидаясь реакции баджорки, которая не сулила ей ничего хорошего. По пути в ОПС энсин предавалась размышлениям о том, что все определенно пошло не так. За какие-то сутки привычный порядок вещей нарушился, и ей ничего не оставалось, кроме как приспосабливаться. Бессонная ночь и усталость тоже сказывались на нервах: девушка воспринимала все немного острее, чем обычно, и последние события явно не оставили ее равнодушной.
Возле дверей кабинета полковника  Т’Нэрэ остановилась на несколько секунд, а потом вздохнула и нажала звонок.
Полковник Талар, которому удалось поспать больше чем энсину, но который все равно чувствовал нехватку отдыха, неразборчиво пробормотал "войдите" и повернулся навстречу вулканке от окна, вид из которого обозревал до ее прихода.
Махнув рукой - мол, садитесь - баджорец отправился к репликатору, поставил кружку, которую держал в руках, и только тогда повернулся к энсину.
- Доброе утро, мисс Т'Нэрэ. Поскольку дела в лазарете принимают все более серьезный и тревожный оборот, а вы теперь там - главный офицер, мне бы хотелось, чтобы вы коротко, но достаточно ясно описали мне текущее состояние пациентов. Небольшой, так сказать, отчет главы медицинской службы.
Энсин кивнула, стараясь выглядеть уверенно и присела на указанное место. На деле же девушка была застигнута врасплох: она забыла, что кроме принятия решений на нее свалилась еще и обязанность отчитываться напрямую высшему начальству. Этого опыта она совсем не имела, но надеялась, что полковник это тоже понимает и не будет судить ее первый отчет слишком строго.
- Состояние пациентов на данный момент такое, сэр. У младшего баджорца, По, тяжелое паралитическое расстройство дыхания, но его состояние на время стабилизировано. Его брат, Теллер, пока не проявляет слишком серьезных симптомов и находится в сознании. Доктор Торан…- вулканка с трудом заставила себя признать и его тоже пациентом, - не проявляет видимых симптомов заболевания, но в ближайшее время ожидается небольшое ухудшение его состояния, что будет нормальной реакцией организма на введенный вирус. Таким образом, все трое пациентов сейчас находятся в стабильном состоянии.
Закончив, Т'Нэрэ выжидающе посмотрела на полковника.
- Да... - баджорец в напряженной задумчивости провел рукой по груди, будто нащупывая что-то спрятанное под формой, - И каков ваш прогноз? Сколько времени есть у этого парня, Теллера? Ведь, если я правильно понимаю, нужно ждать, когда из крови доктора могут быть выделены... антитела. так? По моему опыту - а поверьте, я видел людей, умирающих от этой болезни - четкие симптомы проявляются только на третий-четвертый день.
- Я не знаю, сэр, - честно призналась вулканка. – По самому оптимистичному прогнозу антитела должны начать вырабатываться уже сегодня, но точно сказать нельзя, потому что ранее никто не пробовал так решать проблему в случае бешенства. А у Теллера времени, видимо, мало – его иммунитет сильнее, чем у брата, поэтому он еще держится, но надолго его не хватит, поэтому ухудшения ожидаются уже очень скоро. Сейчас очень трудно что-либо предсказать, остается только ждать развития событий.
- Хорошо, - кивнул полковник, - Делайте, что в ваших силах, и не стесняйтесь в случае необходимости привлекать советы других врачей на Бэйджоре или в Федерации... или где-либо еще. Информируйте меня обо всех изменениях. Но также не забывайте, что остальной персонал и гости станции теперь будут обращаться к вам за помощью и вы не сможете уделять свое внимание только этому случаю. Все ясно, доктор Т'Нэрэ?
- Да, сэр. – Вулканка кивнула и встала, готовясь уйти, как только полковник позволит. Все же, находиться в его кабинете было непривычно и неуютно. – Я приложу все усилия.
- Вы свободны, - отстраненно произнес Талар, но когда Т'Нэрэ уже дошла до выхода, добавил, - Кстати, если к вам подойдет землянка по имени Чен - темные волосы, восточный тип лица - и попросит дать ей интервью - не удивляйтесь и не отказывайте ей.
____________________________
Совместно с Мори Джанир
Offline  
29 01 2009, 12:54:34 #32
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 3

8 июля 2379 года, 09:34
Лазарет


…Тиби сторонилась «униформ». Не то, чтобы она их боялась – ведь это были свои, не кардассианцы, которых девочка помнила достаточно смутно, но достаточно, чтобы составить о них свое мнение. Баджорские «униформы» тебя не ударят ради забавы или чтобы продемонстрировать культурное превосходство в деле воспитания детей, но неприятностей о них тоже не оберешься. Например, они могут отправить обратно к родителям, а этого Тиби, считавшая себя уже достаточно взрослой, чтобы жить самостоятельно, допустить не могла. В конце концов, ее церемония и-тану была исполнена почти полтора года назад, и если она решила посмотреть вселенную, ничто не должно было ее остановить.
Правда, пока она застряла на станции… но это только потому, что пока не смогла найти подходящий корабль, летящий достаточно далеко, команде которого пригодилась бы пара рабочих рук. Или даже две пары, если считать Теллера. Хорошо бы взять его с собой, пусть даже своего братишку прихватит, но только если сам будет вытирать ему нос и дуть на разбитые коленки.
Правда, когда Тиби видела По в последний раз, он не мог даже идти сам, но ведь они доставили его в лазарет! Тиби не верила в сказки, которые Теллер рассказывал о федеральном докторе – вроде того, что его коснулась рука Пророков, и теперь в нем живет Их паа – но она сама была очень здоровой девочкой и с трудом могла вспомнить, когда ей требовался врач, а потому в серьезные болезни тоже не верила. Значит, даже если доктор не святой, а лишь слегка зеленоватый, он должен был уже справиться, и пора было вытаскивать Теллера из лазарета.
Держась подальше от всех баджорских офицеров, а также и от федеральных на всякий случай, Тиби подошла к дверям лазарета, а потом заняла выжидательную позицию на скамейке чуть выше по Променаду. Когда двери открылись, чтобы выпустить молодую коротко стриженную женщину с заостренными ушами, девочка успела мельком увидеть, что в помещении больше никого не было, и тогда, напустив на себя уверенный вид и включив на полную мощность сигнал «я-имею-право-здесь-находиться», она вошла внутрь.
Незнакомая планировка смутила ее, и сперва она сунулась не туда и попала в небольшой эркер, где на полках были разложены разноцветные контейнеры и флаконы, но быстро поняла свою ошибку и сумела найти палату, в которой были заняты три койки, и на одной из них сидел Теллер.
Не обращая внимания на других обитателей, Тиби подошла к другу и, схватив его за плечо, быстро тихо заговорила, задавая вопросы и почти не слушая ответов:
-Что случилось?.. По – не выздоровел? Ну, что я тебе говорила! Что? Конечно, он не мог его спасти вот так сразу, какая бы па у него ни была. Это же просто врач, Теллер! Пойдем отсюда. У нас будут проблемы.
Ее товарищ, бледный и подавленный как никогда, уже не мог найти слов возражения и лишь устало кивал. И это было правильно. Тиби знала, что права. Надежда на чудо – это слишком глупо, но она готова была ее простить другу, выросшему на глухой ферме на Бэйджоре 8. Простить – да, но не потакать ей.
Под напором девочки, Теллер соскользнул с койки и, избегая взглядом одну из занятых постелей и нерешительно косясь в сторону другой, сделал шаг к выходу.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
30 01 2009, 16:36:27 #33
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

09:30
Променад, андорианский фаст-фуд


Мей по привычке проснулась на пять минут раньше будильника и с легким удивлением осознала, что вчера так и заснула в обнимку с паддом, не прочитав и до середины, и не сделав ни одной пометки.
Но это было не самым неприятным в этом утре. Самым неприятным оказалось то, что внимательно осмотрев свой багаж, Мей не досчиталась двух вещей. В общем-то, сущие мелочи, однако отсутствие утром зубной щетки и массажной щетки для волос может подпортить настроение любому, даже если эти простенькие серебряные вещички были приобретены всего за пару дней до поездки и не представляли собой никакой ценности.
Но Мей просто не могла понять, как они могли исчезнуть, и, главное, кому они могли понадобиться! Поэтому она решила, что в спешке просто забыла их дома и в очередной раз отругала себя за бестолковость.
К счастью, одежда у нее из багажа не пропала, поэтому быстро одевшись и приведя себя в порядок, она покинула каюту, еще раз недоуменно пожав плечами: и все же, куда делись эти вещицы?..
Перед тем, как пойти к полковнику, она решила, что неплохо бы подкрепиться. Проблема заключалась в том, что женщина просто не знала, куда пойти и что выбрать - после маленькой столовой на транспортном корабле Променад оглушил ее, ослепил и лишил всех прочих чувств. Поймав кого-то из местных, Мей поинтересовалась, где бы здесь позавтракать, и была направлена в одну из многочисленных забегаловок, выглядевшую на ее взгляд довольно мило и уютно.
Несколько квадратных столов занимали небольшую площадь, а кое-где стояли так близко, что приставленные к ним стулья переплетались ножками. Наверное, в часы обеда или ужина тут было не протолкнуться, но сейчас, когда большая часть работающих на станции уже позавтракала, здесь было тихо. Лишь один стол был занят двумя крепкими инопланетянами с грубыми красноватыми лицами, устрашающе раскрашенными белыми точками и полосами. К сожалению, пугающий эффект значительно портили чепчики из блестящей ткани на их головах.
Мей прошла к стойке, за которой скучала высокая худощавая андорианка с длинными белыми волосами, и принялась разглядывать висящие над головой хозяйки наглядные изображения подаваемых здесь блюд - круглые сандвичи, пакетики огненных червей с квадратными коробочками соуса, напитки...
Все блюда были непривычны для Мей, поэтому она решила выбрать нечто, больше всего похожее на земные бутерброды.
Стараясь держаться уверенно, она обратилась к женщине за стойкой:
- Пожалуйста, один круглый сэндвич с красным... красной... штукой и пить... у вас есть чай? - с надеждой спросила она.
- Разумеется, - андорианка начала быстро и привычно укладывать на поднос столовые приборы, салфетки и сандвич в бумажной обертке, - У нас есть сорта андорианского чая "жева", "шелтерет", "ш'за"... - заметив выражение на лице социолога, женщина решила сжалиться, перестала перечислять и мягко предложила, - Но вам я бы рекомендовала "Адмирала т'Валрасса" - похоже на земной "Эрл Грей". Никогда прежде не пробовали андорианскую кухню?
Да, то, что похоже на Эрл Грей, будет в самый раз, - Мей уцепилась за знакомое слово. - Вообще-то вы правильно заметили, никогда ничего подобного я не пробовала. Хотя я вообще много чего не пробовала, - добавила она, вспоминая вчерашний прием. - Буду узнавать новое...
-Значит, вы прилетели сюда, чтобы посмотреть на фронтир федеральных интересов и увидеть новые расы и новые цивилизации? - скучающая барменша с удовольствием поддерживала разговор, не обращая внимания на реакцию покупательницы, - Станция - хорошее место для этого, здесь будто два квадранта сами приходят к тебе. Но это обман, конечно. Чтобы увидеть вселенную, путешествовать все же надо. Я прилетела сюда десять лет назад с самой Андории и застряла тут с тех пор. Здесь хорошо, но это совсем не то, чего я хотела, когда была младше, - андорианка ловко залила кипятком бурую пыль в стакане и накрыла его крышкой, чтобы чай заварился и не остыл, - Видите тех инопланетян? - понизив голос, спросила она, - Это доси. Возвращаются из бизнес-путешествия в свой родной Гамма-квадрант. Вот бы куда попасть, но... - она вздохнула, поставила стакан на поднос и протянула его Мей, - Есть у меня одна знакомая баджорская девочка, которая хочет посмотреть вселенную. Если успеет прибежать, пока доси еще здесь, познакомлю их - пускай летит...
Не переставая говорить, андорианка помогла Мей расплатиться полосками латины.
Мей пожала плечами: вот уж куда-куда, а в Гамма-Квадрант она точно не хочет. Еще не так давно отгремел скандал с офицером-предателем, похитившим корабль и сбежавшим в Гамма-Квадрант, и, вроде бы, так и не вернувшимся оттуда. Хотя конец этой истории Мей не помнила.
Попробовав андорианские бутерброды, Мей пришла к выводу, что они ей очень даже нравятся, и стоит заходить сюда почаще. Однако, увы, времени на гастрономические наслаждения особенно не было, и, покончив с трапезой, она направилась к полковнику.

____________
Совместно с Мори
Offline  
31 01 2009, 16:29:38 #34
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

9:36
Лазарет


— Коммандер, почему вы постоянно стремитесь что-то доказать? Я ценю инициативность, я чертовски ценю инициативность, но ради всего святого, вы можете объяснить, почему вы вечно стремитесь что-то доказывать? Я знаю вас уже семь лет, семь очень долгих лет, и до сих пор не могу понять, какие цели вы преследуете, какие мотивации вами движут. Вы знаете, что случилось вчера с энсином Дженкинс?
— Ее стошнило.
— «Ее стошнило». Может еще и причину назовете?
— Назову. Никто не требовал ее присутствия в прозекторской.
— Разумеется, никто не требовал. Но дело не в ее присутствии, а в ваших методах. Скажите, вам обязательно было использовать скальпель? Это была уже ваша настойчивая потребность? Ради всего святого, неужели вы не понимаете, что ваши методы, прошу прощения, реликтны. Варварство. Самое настоящее варварство. Быть может, вам это кажется забавным и романтичным, этакий пережиток славного прошлого, современная ремарка на полях истории, пестрящей страницами о войнах и чуме. Коммандер, я действительно вас не понимаю. И тот случай в лаборатории. Зачем, спрашивается, вам понадобилось лезть туда прежде техников? Так называемый героизм, верно? Пресловутая романтика, верно? Вам хочется почувствовать себя героем, верно? Говорите. Отвечайте свободно. Я лишь хочу вас понять.
— Хорошо, сэр. И при всем уважении, вы ошибаетесь. Мне известно, что недостаток рационализма редко окупается избытком романтизма. Я доктор, мне приходилось лечить так называемых героев, сшивать их по кусочку, очень маленькому, стоит отметить, кусочку. Мне известно, отлично известно, что так называемые герои ничем не отличаются от так называемых трусов, просто у так называемых героев обычно после вскрытия обнаруживается дефицит кишок, выжженных иммунным к любым проявлениям героизма фазером в процессе интимного акта героизма, поскольку так называемые герои считают себя неуязвимыми и полагают, что их так называемая храбрость может спасти весь так называемый мир. А это неправда. Мне известно, что одному человеку подчас не под силу спасти не только мир, но и собственную жизнь. Я не стремлюсь к героизму, не люблю романтизм. Я выполняю свою работу.
— Прибегая к очень странным методам.
— Вы сомневаетесь в моем профессионализме?
— Если бы я сомневался в вашем профессионализме, мы бы сейчас столь мило не беседовали. Вот возьмите, здесь говориться о вашем новом назначении.
— Я не просил о переводе.
— Знаю, коммандер, знаю.
— Тогда…
— Нет, я тоже о нем не просил. Но не все зависит от меня. Спокойной ночи, коммандер, приятно было с вами побеседовать.
— Спокойной ночи.


Торана разбудили голоса. Тихий, едва слышный шепот, каким обычно принято переговариваться у постели больного – яростный и настойчивый шепот обыкновенно на нейтральные темы, полные весьма информативных намеков. Доктор не стал открывать глаз, не пошевелился, прислушался, пытаясь по голосу определить, кто находится в лазарете, по обрывкам фраз составить картину диалога, панно дискуссии, холст спора. Голова была неприятно тяжелой. Сон был неприятно тяжелым.
Одно радовало – мякина, вплоть до отхода ко сну, заполнявшая черепную коробку, рассосалась, и больше Торана не тянуло нести чепуху по поводу и без, упражняясь в словоблудии на каждом, кого лихая случайно занесла в лазарет. В какой-то момент доктор даже позволил себе испугаться, будто теряет рассудок. Морок спал, и вместе с тяжестью вернулась способность держать язык за зубами, а мысли в спасительной дальности от голосовых связок. Хотелось пить. Сглотнув, доктор снова прислушался к голосам, отмечая, что ни один из них не походит на привычные голоса энсина Т’Нэрэ и сестры Эвен. Торан открыл глаза, прищурился от яркого света, сморгнул и заметил Теллера, а вместе с ним знакомо-незнакомую девочку. Подростки собирались уходить.
— Куда это вы направляетесь? — коммандер вопросительно посмотрел на обоих. — По-моему, тебе Теллер было велено оставаться в лазарете, а с вами, мисс, мы кажется не знакомы…


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
04 02 2009, 22:58:14 #35
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 3

9:50
Променад


Объективно говоря, беседа с полковником Таларом была не слишком содержательной – вулканка доложила о ситуации во вверенном ей лазарете и пообещала «приложить все усилия». А чего еще можно было ожидать? Полковник не был врачом, и ничем, совершенно ничем не мог помочь. Но тем не менее, протокол требовал, чтобы он был оповещен обо всем происходящем на станции – даже о таком небольшом инциденте, вроде бы не представляющим станции угрозы. Правда, инцидент чем дальше, тем больше разрастался…
Спустившись на прогулочную палубу возле Реплимат-кафе, Т’Нэрэ была бы  готова продолжить свой путь в лазарет, если бы ее не окликнули. Обернувшись, она увидела сестру Эвен Оро, привставшую из-за столика и яростно машущую ей рукой.
Энсин удивленно вздернула бровь - она полагала, что сестра должна находиться в лазарете. Оставив догадки при себе, она свернула со своего пути и направлилась к столику. Вулканка полагала, что и на этот раз беседа не сулит ничего хорошего, и приготовилась держать оборону. А с другой стороны, раз дорога привела ее в кафе, то чашка горячего рактаджино после последней ночи была бы очень кстати...
Девушка подошла к сестре и вопросительно взглянула на нее, предоставляя ей первой начинать разговор.
- Вы уже завтракали? - слегка неуклюже спросила баджорка, отодвигая свой стул, чтобы энсину было, куда сесть, - Если нет, то я очень вам рекомендую... Я знаю о том, что случилось вчера ночью, - покончив с условностями быстро заговорила Эвен о том, что ее действительно интересовало, - И я знаю, что полковнику вы, конечно же, справедливо рассказали о стабильности ситуации и обещали постараться, чтобы она осталась такой и впредь. Но вне протокола, вы действительно верите, что кто-то из ребят выживет?
От такого вопроса все мысли о завтраке, даже если и были, быстро покинули голову вулканки, и она посмотрела на собеседницу прямо и резко.
- Да, верю. Я никогда не делаю то, что заведомо бессмысленно и не имеет под собой логического обоснования, поэтому, если бы шансов не было, борьба была бы неуместна. Я считаю, что пока есть хоть один неиспользованный способ и хоть немного времени, есть и вероятность на успех. - Энсин слегка отвела взгляд от лица сестры и продолжила немного тише. - И...если я не ошибаюсь, кому, как не баджорцам знать, что пока существует борьба и сопротивление - битва не проиграна?
Т'Нэрэ не знала, что прозвучало в ее голосе, а что нет, но сама от себя она не ожидала такого...неравнодушия. И не ожидала сомнений от Эвен Оро. Девушка почувствовала себя очень неуверенно - она надеялась, что хоть кто-то продолжит слепо верить и вселять эту веру в других, а получалось, что и это придется делать ей.
- Во времена Сопротивления я была не намного старше Теллера, - покачала головой баджорка, - Не знаю, как у нас с шансами, но в данном случае я просто делаю, что должна, не рассчитывая их. После всего, что я увидела вчера, после того, как младший едва не умер, я поняла, что рассматривать надо обе возможности - и счастливую, и печальную. Поэтому, если вы верите, что шанс еще есть, стоит задуматься о том, что мы будем делать с братьями Мерад дальше.
- Рассматривать всегда нужно все возможсти. Вероятность страшного исхода с самого начала была велика, таковой и остается, - девушка говорила сухо и довольно резко. Сейчас ей было не до приличий, и беседа ее явно раздражала. - Вы прекрасно знаете, что выбор у нас не большой, а так же, что практически все возможное уже сделано. Все, что нам остается - делать свою работу и ждать. Кстати, почему вы не в лазарете? - энсин все же задала волнующий ее вопрос. - Там есть кто-нибудь?
- Честно говоря, я ждала вас... доктор. Хотела поговорить с главным врачом, но в более нерабочей обстановке, - медсестра чувствовала себя неуютно и за все время разговора с Т'Нэрэ так и не прикоснулась к стоящему перед ней завтраку и не отхлебнула из своей чашке, - В лазарете сейчас мистер Торан, и хотя он теперь скорее пациент, я уверена, что он сможет справиться с любыми неожиданностями, которые могут возникнуть в ближайшие 15 минут. Кроме того, если бы что-то случилось, он бы вызвал одну из нас, не так ли? Допустим, доктор, что наши ожидания оправдаются и Теллер выздоровеет. Допустим даже, что и По останется вживых. Что вы намерены делать дальше?
- Я? - глаза вулканки округлились, и она даже слегка подалась назад от удивления.- Я ничего не намерена делать и вообще не думала об этом. На выздоровлении компетенция врача заканчивается, дальше все решают...другие. - По привычке энсин тут же рассмотрела наиболее вероятную возможность. - Руководство найдет их родственников или знакомых, и те заберут детей. Я считаю, что мы не должны в это вмешиваться. Меня совершенно не беспокоит, что будет дальше. Такие проблемы, которые по-моему мнению проблемами вовсе не являются,  целесообразно решать по мере поступления. И, пожалуйста заметьте, решать не нам.
Вулканка сказала это быстрее, чем подумала о возможном негодовании сестры Эвен. До этого разговора ей почти хотелось какой-то незримой поддержки со стороны баджорки, но теперь расшатанные нервы Т'Нэрэ заставили ее подумать, что против нее ополчился весь мир, подбрасывая все новые задачи, и ей придется пройти через это только в одиночестве.
- О? - холодно произнесла Эвен, - Я полагаю, вам не нужна еще одна лекция о вещах, которые, на мой взгляд, должен делать хороший доктор. В конце концов, вы теперь доктор сама, - она поднялась из-за стола, - Мне пора в лазарет, с вашего позволения.
- Хороший доктор не должен вмешиваться в судьбы пациентов, если его не просят. Впрочем, это только мое мнение, - вулканка пронзительно посметрела на коллегу и добавила уже совершенно обыденным тоном: - Я тоже собираюсь в лазарет.
На лице баджорки мелькнула неприятная улыбка, девушка преувеличенно вежливо пропустила свою свежеиспеченную начальницу вперед и двинулась следом в нескольких шагах позади.
...В лазарете было тихо и пусто, хотя за время отсутствия Эвен тут вполне могли появиться пациенты. Но на этот раз ей повезло - никто из инженеров не получил разряд от починяемой консоли, никто из гостей станции не разбил никому нос, и никто из посетителей голодека не растянул мышцу. Эвен уже расслабилась, когда заметила, что дверь в палату, в которой находился доктор Торан и их юные подопечные, заблокирована.
- Хм, доктор? - неуверенно обратилась она к Т'Нэрэ.
Вулканка уже начала подозревать что-то неладное. Она взглянула на сестру Эвен и задумчиво произнесла:
- Что-то мне подсказывает, что не стоило оставлять их одних...
Упрека в словах девушки не прозвучало - наблюдаемый результат волновал ее больше, чем поиск виноватых.
С нехорошим предчувствием энсин направилась к двери, надеясь открыть ее без помощи инженеров.
_____________________
Совместно с Мори Джанир.
« Последнее редактирование: 04 02 2009, 23:04:15 от Т*Нэрэ »
Offline  
04 02 2009, 23:52:48 #36
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

9:52
Лазарет


— Куда это вы направляетесь? — коммандер вопросительно посмотрел на обоих. — По-моему, тебе, Теллер, было велено оставаться в лазарете, а с вами, мисс, мы, кажется, не знакомы…
- С какой стати он должен вас слушаться? – с вызовом ответила баджорка, делая шаг назад и увлекая за собой Теллера.
Доктор напряг память, пытаясь вспомнить, где уже видел ее прежде – мешковатое коричневое платье, темная кожа, длинные вьющиеся волосы… Но на самом деле это было не так уж важно, потому что по реакции Теллера можно было с большой точностью домыслить их взаимоотношения: друзья, названные брат с сестрой, создавшие для себя собственный мир, в который трудно пробиться кому-то еще.
- Мы уходим.
- Нет, юная леди, вы никуда не идете, - Торан поднялся с постели, отмечая, как предательски кружится голова. – Компьютер, заблокировать дверь. А вот сейчас мы можем поговорить. Вы, мисс, представитесь и расскажите мне, почему Теллер должен покинуть лазарет. Он, видите ли, мой пациент, я его лечащий врач, а это предполагает отсутствие между нами тайн и некоторую долю послушаемости.
Доктор привычным движением скрестил руки на груди, пристально вглядываясь в лицо дерзкой баджорки. Судя по всему беседа предстояла не из легких. Жаль, спорить Торану совсем не хотелось. Тем более пытаться убеждать.
- Нет! - девочка одним стремительным движением развернулась и достигла двери. Ее кулак ударил в неподдающуюся поверхность.
- Вы не имеете права! - выкрикнула она, оборачиваясь к доктору с яростно исказившимся лицом и смесью обиды и страха в глазах.
Она была права, не доверяя людям в униформе, не доверяя вообще всем взрослым. Как бы ни осторожна и уверенна в себе была Тиби, рано или поздно она должна была нарваться на кого-то, кто схватил бы ее за руку и не дал вырваться. И похоже, это произошло - одной лишь командой доктор перекрыл пути к отступлению.
- Я имею полное право, - с металлическим холодком в голосе продолжал коммандер. – Полное право запретить вам тревожить моих пациентов и вмешиваться в работу персонала станции. Мисс, обратите внимание, это не тюремная камера. Вы достаточно взрослая, чтобы понять – если вас, или вашего друга не выпускают из медотсека, на это наверняка имеются веские причины. Такие, как опасное заболевание. Такие, как здравый смысл. Теллер болен, он должен оставаться под присмотром медиков, в противном случае с ним может произойти нечто очень и очень скверное. Да и ты, Теллер, меня удивляешь. Разве тебе хочется оставить брата в одиночестве? Уж прости, но это напоминает предательство. А вы, леди, не смотрите на меня с такой яростью, мне начинает казаться, что вы тоже не вполне здоровы.
Торан глубоко вздохнул. «Это же дети», - могла бы возразить в ответ на его все возрастающее раздражение сестра Эвен. Да, дети. Редкостно упрямые дети. Дети, которым, по крайней мере, одному из которых явственно не достает воспитания. «А мне не достает покоя, - вдобавок подумал доктор. – В конце концов, на данный момент я не просто врач, я еще и пациент. Какая ирония».
- Теллер, пожалуйста, вернись на место.
- Доктор Торан, - Теллер не сделал попытки вернуться на место, но и надежд на открытие двери явно уже не питал, - Я не дурак, я вижу, что мой брат умрет. Уже сейчас все, что от него осталось - пустая оболочка, а его паа, наверное, уже гуляет с Пророками. Но мне здесь тоже колют лекарства, дали эту пижаму и накормили. И никто не сказал, зачем все это. Я вижу, как на меня смотрит ваша медсестра - почти так же, как на По. Ей меня жаль, но она ничего не говорит, - рука мальчика задрожала, и его подруга поспешно ее выпустила.
- Теллер... - прошептала она, - У тебя рука трясется... И у вас тоже, доктор! И вы щуритесь от света. Что вы наделали? Вы тоже заразились, да? Давайте, скажите уже ему, что вы вовсе не святой, что вы просто врач, что вы не сможете спасти его брата, и что он сам умрет.
Торан медленно перевел взгляд на собственные руки. Но не стал обращать внимания на мелкую, спазматическую дрожь от запястья до кончиков пальцев, нет, это было не интересно. С самого начала эта история была неинтересной, потому что конец этой истории был известен заранее. Однако он еще не наступил.
- Твоя подруга совершенно права, Теллер. Я не святой. Я самый обыкновенный врач. И твой брат действительно может умереть. Скоро. Как и ты. Как и я. Твоя сообразительная подруга снова оказалась права. Я тоже заражен. Я заразил себя  в надежде синтезировать лекарство, в надежде спасти вас двоих. Тебя, Теллер, и твоего брата. Только теперь мне думается, что все это напрасно. Знаете, мне тоже не нравится сидеть здесь в неведении и бездействуя. Если один из моих пациентов решил уйти, а второй, по мнению окружающих, даже друзей, обречен – какой смысл мне оставаться в этом скучном, мрачном месте? Какой смысл мне жертвовать своими, быть может, последними часами на уговоры того, кто уже давно поставил на себе крест? Разве мне от этого будет какая-нибудь польза? Разве я смогу вас переубедить?  - Торан хмыкнул и скривился в неком подобии улыбки. – Теллер, ты единственный известный мне родственник По, и ты больше не веришь в возможность его выздоровления. Если хочешь, я могу избавить тебя от колебаний и отключить все системы, поддерживающие его жизнь – о, уверяю тебя, По вполне жив, - и ты сможешь со спокойной совестью уйти, зная, что твой брат действительно мертв, что тебя уже ничто не держит. А твоя подруга сможет лишний раз убедиться в своей правоте.
"И что вы будете делать теперь?" - говорило все выражение и поза доктора.
Тактика от противного могла бы подействовать и даже, несомненно, подействовала на Теллера...  Подросток смотрел на Торана расширившимися темными глазами и явно не находил слов в ответ. В самом деле, что он мог на это ответить? Но он был не один.
- Тогда почему бы вам на открыть эту дверь? - тихо спросила Тиби, будто боясь нарушить наступившую после монолога доктора тишину, - Если вам все равно...
- Юная сообразительная леди, мне не все равно. Мне далеко не все равно. Я, конечно, мог бы держать вас здесь до бесконечности. Еще несколько часов назад это было моим долгом. Теперь, увы, нет. Поэтому, как знаете, - Торан развел руками и, слегка прихрамывая, двинулся к кровати По. Через пару минут манипуляций с консолью, компьютерные мониторы погасли. – Ну вот. Теперь у вас, мисс, и у тебя, Теллер, есть около пяти минут на доказательство мне, что именно об этом вы оба и мечтаете. Докажите мне как вы цените и дорожите жизнью, и можете идти, куда вам только заблагорассудится. Я не стану препятствовать. Просто будьте поубедительнее.
 - Он сошел с ума! - выдохнула девочка, в шоке прижав ладони к щекам, - Он... это действительно бешенство! Выпустите нас отсюда! - она снова замолотила кулаками по двери.
- Доктор Торан? - прошептал Теллер, - Я не знаю, что мне делать... Я правда не знаю, как поверить, что все снова будет хорошо. Я верил в вас, но вы оказались обычным врачом. Я думал, что вы сможете найти лекарство, но вместо этого вы тоже сходите с ума, и я не понимаю, как это может помочь. Пожалуйста, не мучайте моего брата... - взгляд баджорца метнулся в сторону кровати и раздающегося с нее хриплого дыхания, - Но я действительно не знаю, что я могу сделать, что от меня зависит. Я устал и хочу, чтобы все закончилось. Свет здесь слишком яркий... - Теллер поднял дрожащую руку, чтобы заслонить глаза.
Торан подошел к Теллеру и сжал его руку чуть повыше запястья. Не крепко, но ощутимо. И посмотрел прямо в глаза, не обращая внимания на разбушевавшуюся девочку.
- Порою, когда вера в сверхъестественное не помогает, нужно поверить в самое обыкновенное. Да, я самый обычный врач из плоти и крови, но я все еще могу помочь, но для этого мне нужна твоя вера. Не можешь поверить в святого, поверь в человека, - Торан перехватил взгляд подростка, направленный на По, и сказал чуть тише. – Не беспокойся. Я просто отключил визуальные мониторы и снизил подачу лекарства. Я сделаю все, что в моих силах. Я пытаюсь помочь вам. Так помогите и мне. Немного надежды – все, что нужно. Прошу.
- Я понимаю, что вы имеете в виду, - отрешенно кивнул Теллер, - Ждать. Верить. Ничего, чего бы я не делал раньше. Но это становится все труднее и труднее. Теперь мне придется верить еще и в то, что я сам не умру, а это... Как это только получается у вас? И Тиби... она не поймет. Она не такая, как я, ей никогда не нужно было верить во что-то... такое. У нее есть дом, и родители, и она думает, что ей все можно.
- Теллер! - укоризненно воскликнула баджорка, - Зачем ты рассказал?!
Торан даже не взглянул на новую знакомую.
- Проклятье, почему бы и нет… - прошептал он. – Верить вообще трудно. И мне всегда было трудно верить. Не во что и главное не за кого. У меня никогда не было брата, даже такой вот Тиби тоже не было. Никого не было. Я был немногим старше тебя, когда мне стало не в кого верить. А у тебя есть брат. Можешь верить за него. Или в него. Не важно. Да, это тяжело. Но не верить еще труднее. И болезненнее.
- Я полагаю, если бы вы не верили, что выживите, вы бы не стали заражать себя? - осторожно спросил Теллер, косясь на доктора, - Иначе зачем?.. Мне нужно подумать об этом. Откройте дверь. Тиби не идет никуда.
- Поверю на слово, - сконфуженно и с заметным удивлением ответил коммандер, снова скрещивая руки на груди. – Компьютер, разблокировать дверь.
_____________________________________________
Вместе с Мори


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
05 02 2009, 22:40:27 #37
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 3

10:05
Лазарет


Т’Нэрэ надавила на несколько клавиш кардассианской замковой панели… Дверь открылась, но энсин почему-то начала подозревать, что произошло это вовсе не благодаря ее усилиям, а просто ей повезло оказаться в нужном месте в нужное время.
Навстречу ей едва ли не вывалилась баджорская девочка… что было просто очаровательно, как будто вулканке не хватало контактов с детьми за последнее время. За ней вышел заметно побледневший Теллер и, серьезно посмотрев на Т’Нэрэ, поспешил избавить ее от общения со своей соотечественницей, взял ее за руку и отвел обратно в палату. За спинами детей маячил доктор Торан, тоже заметно бледный… впрочем, сейчас так можно было сказать обо всех из них, кроме, разве что, сестры Эвен, которая стремительно краснела то ли от осознания, что в свое отсутствие пропустила какое-то важное событие в лазарете, то ли все еще из-за недавнего неприятного разговора с Т’Нэрэ.
Но вулканка почти ничего не успела сказать, а тем более обсудить произошедшее доктором, потому что ее дельта внезапно подала голос:
- Эмм… доктор Т’Нэрэ? – говорил кто-то еще явно не привыкший называть ее так, - Для вас есть подпространственное сообщение. Куда вам его направить?
- Направьте пожалуйста прямо в лазарет, - энсину тоже было непривычно слышать в свой адрес "доктор", да и сообщения в ее жизни были редкостью, поэтому она забеспокоилась еще сильнее.
Быстро окинув взглядом пациентов, она убедилась, что все живы и ничего серьезного не произошло, а значит она может сконцентрироваться на новой задаче (она не сомневалась, что сообщение тоже создаст какую-нибудь проблему). Обращаясь к сестре Эвен, она несколько растерянно сказала:
- Выясните, пожалуйста, что здесь происходит, а я пока приму сообщение.
С некоторой опаской вулканка подошла к панели, содержащей экран и приготовилась внимать.
Кто-то там наверху, в ОПС, уже перенаправил сообщение, и экран перед вулканкой ожил, отобразив сначала стилизованную баджорскую эмблему, а потом лицо баджорской женщины с очень смуглой кожей и внимательными глазами. Одета она была в белую блузку без рукавов, и на обнаженной коже ее рук блестели мелкие капельки пота, неожиданно напомнив Т'Нэрэ, что где-то  за пределами висящей в холодном космосе станции еще меняются сезоны года. Там, откуда звонила эта женщина, было лето и было жарко. И это "там" показалось энсину смутно знакомым - ее будущая собеседница говорила с какого-то переносного терминала, находящегося на улице, и Т'Нэрэ видела за ее спиной несколько облезлых деревьев, берег грязно-бурой реки и далекую полосу гор на горизонте. Немного сменить ракурс - и именно таким был вид из окон лечебницы на Бэйджоре 8, где энсин провела несколько очень неприятных часов своей жизни.
- Доброго времени суток, - тем временем поздоровалась женщина, - Майор Мори, помощник губернатора Бэйджора 8. Мне сообщили, что вчера кто-то с вашей станции интересовался списками эвакуированных отсюда в прошлом месяце. Что-нибудь произошло?
- Здравствуйте, майор, - учтиво поздоровалась вулканка и уже почти успокоилась, потому что тема беседы не предвещала ничего плохого. - На станции сейчас пребывают двое баджорских детей по фамилии Мерад, мы пытались найти их родственников, но в списке эвакуированных не было никого с такой фамилией. Возможно, вы смогли бы сказать, что делают в таких случаях?
Вулканка еще не практиковалась в ведении подобных переговоров, и ее речь прозвучала несколько неуклюже и не слишком последовательно, но энсин не могла не испытать облегчение - все же майор по ту сторону экрана была еще одним существом, способным дать ответ на один из многочисленных отчаянных вопросов "Что делать?"...
- Чаще всего в таких случаях связываются с социальной службой по месту жительства потерявшихся, а это - я, - майор смахнула пот со лба, - Не знаю, почему никто не связался со мной раньше, возможно, вы просто пока не успели или не обсудили другие возможности... неважно. Где вы нашли этих детей и почему занимаетесь ими вы, а не служба безопасности станции?
- Эти дети обнаружились случайно -  они обратились вчера в лазарет, и выяснилось, что они очень тяжело больны, поэтому сейчас находятся под наблюдением медиков в процессе лечения.
Т'Нэрэ не смогла сказать майору о всей тяжести ситуации, но ей очень хотелось бы, чтобы майор знала о всех возможных исходах и дала инструкции на любой случай. Эта женщина навевала воспоминания о Бэйджоре 8, но вулканка очень успешно прогнала их прочь.
- Тяжело больны? - Мори покачала головой, тревожно прищурившись, - Но, я надеюсь, доктор Торан делает все возможное. И невозможное тоже, - тише произнесла она, - если, конечно, к нему не стоят десятки других требующих спасения пациентов. Таких, как он мы когда-то называли Зелеными Людьми.
- Доктор Торан тоже болен...- тихо произнесла девушка и опустила глаза. Спрашивать про Зеленых Людей она не стала, хоть и обратила внимание на знакомые слова - Теллер так же говорил про доктора.
Энсин предвидела, что через несколько мгновений женщина вполне может поинтересоваться, чем больны дети и коммандер, но вулканканикогда не говорила больше, чем требовал ответ на прямо поставленный вопрос.
- Так у вас на станции эпидемия? - глаза женщины расширились от удивления, - Я могу чем-то помочь? На Бэйджоре 8 у нас все совсем не гладко, но у меня есть связи с Кабинетом Министров и Ассамблеей Ведеков... Что я могу сделать для вас и для доктора Торана? Видите ли, однажды он спас мне жизнь... - Мори оборвала и тревожно вгляделась в лицо Т'Нэрэ.
Энсин вздохнула и покачала головой. Взгляд ее был усталым, как и голос.
- Нет, это не эпидемия. Доктор был заражен намеренно, это часть плана по получению лекарства. Кроме этих двух детей никто больше не заболел. Мы благодарны вам за предложение помощи, но все, что вы можете для нас сделать - это оставить распоряжения насчет детей... в случае их выздоровления. - Ее монотонный голос слегка дрогнул на последней фразе. Хоть она и не сказала прямо, как все серьезно, у нее не возникло сомнений, что ее поймут правильно.
- Тогда я сделаю то, что делаю всегда в таких случаях - продолжу поиски родственников и обращусь в один из детских домов на Бэйджоре. Это не так плохо, как может показаться - правительство традиционно выделяет большие средства, - ответила майор, -  Через пару дней я отправляюсь в столицу для отчета, и по пути остановлюсь на станции. Если вы к этому времени справитесь с болезнью... а я верю в возможности доктора Торана... я заберу детей. Такое решение вас устроит?
- Да, разумеется, - энсин вдруг подумала, что вариант "приют" сильно расстроит сестру Эвен. О своем отношении к возможной судьбе детей она пока предпочла не думать. - Большое спасибо.
- Тогда до встречи, доктор, - кивнула баджорка, - Увидимся через несколько дней.
Монитор погас, и Т'Нэрэ осталась наедине со своими мыслями и сомнениями. Ей еще предстояло решить для себя, решил ли вызов майора Мори некоторые из проблем или добавил новых.

_______________
Вместе с доктором Т'Нэрэ.


May we all walk with the Prophets...
Offline  
05 02 2009, 22:59:10 #38
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

10:05
Лазарет


– Компьютер, разблокировать дверь, - сказал доктор Торан, снова скрещивая руки на груди.
Дверь открылась, и Тиби, прижавшаяся спиной к ее поверхности, едва не вывалилась на стоящую сразу за дверью Т’Нэрэ. Лицо вулканки было зеленоватым, а на лице доктор, знающий свою помощницу уже достаточно хорошо, уловил признаки внутреннего беспокойства. Хотя, конечно, далеко не такие явные, как на покрасневшем лице Эвен Оро, которая стояла за спиной энсина.
Теллер сдержал обещание и взял свою старшую подругу за руку, и хотя той не нравилось ощущение дрожащих пальцев в ее ладони, она была достаточно напугана и ошарашена всем только что произошедшим, поэтому сопротивляться не стала. Кроме того, теперь ведь в лазарете было трое взрослых, и даже самая сообразительная и самоуверенная девочка-подросток не могла мечтать с ними справиться.
-Ты не можешь так жить больше, - уловил доктор увещевающий шепот Теллера, - По едва не умер. Что еще может произойти дальше?..
Энсин хотела что-то сказать, да и Торану было, о чем сообщить, но прежде, чем они успели что-то обсудить, дельта девушки внезапно подала голос, сообщая, что для нее есть подпространственное сообщение.
Оставив на время Торана на попечение сестры Эвен, вулканка отправилась к монитору, чтобы ответить на вызов.
- Доктор, - подала голос баджорка, - как вы себя чувствуете? Думаю, вам лучше вернуться в постель. Я провожу вас, только надену перчатки и маску.
- Сперва помогите По.
После недавних сентиментальных излияний сил противиться не было. Торан не стал дожидаться возвращения Эвен, покорно двинулся к жестковатой койке и столь же покорно улегся. Больше от него ничего не зависело. Доктор прикрыл глаза и приготовился к возвращению сестры. Говорить не хотелось. По крайней мере в эту минуту.
Чуть слышное гудение стасис-поля возобновилось, и доктор представил, как Эвен заново включает мониторы, качая головой.
- Я не знаю, что здесь случилось, доктор, - пробормотала она, - и сомневаюсь, что вы опишите это в своем отчете.
Прозвучало несколько шагов, и медсестра остановилась у койки Торана.
- Вы плохо выглядите, - произнесла она с сочувствием в голосе, - У вас дрожат руки и вам больно смотреть на свет, слышать громкие звуки... Это уже вторая стадия болезни. Сколько, по-вашему, вам еще нужно времени, чтобы... знать точно? Я имею в виду, когда мы сможем сказать, действует ли ваш способ получения антител или нет?
- Не забывайтесь, сестра, сейчас я почти гражданский, а гражданские редко пишут отчеты, - доктор попробовал улыбнуться, но вовремя остановился. – Как бы то ни было, очень вероятно, что отчеты буду писать не я. Надеюсь, с детьми все в порядке? Не хочу, чтобы по моей неосторожности пострадал еще кто-нибудь. Но перейдем к делу. Говоря откровенно, я не знаю, сколько понадобиться времени. Быть может, его уже достаточно, быть может, стоит подождать несколько часов. Прежде я не сталкивался с этой болезнью, и, естественно, никогда сам ею не страдал. Продолжайте делать анализы. Боюсь, я не способен по собственному самочувствию определить наступил ли подходящий момент. Могу сказать одно – меня слегка лихорадит и… кхм, очень хорошо, что я давно ничего не ел. – Коммандер приоткрыл глаза и, подняв брови, взглянул на баджорку. – Иными словами, невесело.
- Но если вы почувствуете себя лучше - это будет верным признаком, не так ли? Наверное, сейчас не самый лучший момент, доктор... то есть, мистер Торан, но я хотела задать вам один вопрос, если не как начальнику, то как ментору, - девушка нерешительно переступила с ноги на ногу и сжала затянутые в красные перчатки руки, - Вы ведь практикуете уже много лет... За все это время приходилось ли вам вмешиваться в судьбу пациента после того, как вы его вылечите? То есть считаете ли вы это необходимым - обязанность проследить, чтобы ваш пациент больше не попал в подобную беду?
- Если бы вы обратились ко мне как к доктору, - слово «мистер» остро резануло слух, - я бы повторил вам то, что вам неоднократно повторяли ваши учителя – не в нашей компетенции отслеживать дальнейшую судьбу пациентов. Мы можем дать совет, весьма осторожный совет, но вмешиваться в последующую личную жизнь не имеем никакого права. Даже из благих побуждений. Особенно из благих побуждений. Мы ведь не… святые, - Торан хмыкнул. – А если вы спросите меня как «мистера» - убедитесь, что вы не путаете собственные желания и нужды с желаниями и нуждами пациента. Если вы спросите просто меня, я вам отвечу так – поступайте по совести. И смотрите, чтобы ее в последствии не терзали угрызения.
Вас волнует судьба братьев, не так ли?
- Да, - баджорка опустила голову, - Мне не хочется утомлять вас, расписывая свои личные мотивы, поэтому я скажу просто - неужели мы вылечим их и вот так просто отпустим туда, откуда они пришли, чтобы через пару дней с ними случилось что-нибудь еще? Нет, очевидно, нет, - сама себе ответила Эвен, - Мы обратимся к властям, к полковнику Талару или напрямую в социальную службу, и они решат, что делать дальше. Но должны ли мы учитывать мнение самого Теллера? Если он не потерялся, а сбежал с эвакуационного судна?
- Разумеется, никто не собирается бросать их на произвол, - доктор вновь покосился на девушку. – Но объясните на милость, что вы задумали? Вот вы говорите, Теллер сбежал с эвакуационного судна, значит, полагаете, что он сможет сбежать и от социальных служб. Не спорю, может. Похоже, он способен сбежать от кого угодно. От любого добродетеля, званного и незваного. Потому что мечтает о невозможном. Скажите, вы способны дать ему невозможное? Вряд ли. Никто не способен. А если спросить Теллера напрямую, чего он хочет, боюсь, исчерпывающего ответа мы не получим. Но, конечно, ничто не мешает попытаться, сестра Эвен. Ничто.
Торан задумался.
_________________________
Вместе с Мори


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
06 02 2009, 01:53:42 #39
Крим Реон

Re: Сезон 2, Эпизод 3

10:15
Променад, Жилое кольцо


Крим сидел за столиком в «Небесном Кафе», потягивая сок кавы и с любопытством присматриваясь и прислуживаясь к двум симпатичным девушкам за соседним столиком, одна из которых – блондинка с богато украшенной серьгой – была настолько красива, что Реон успел дважды пронести стакан мимо рта, заглядевшись на ее… на нею всю.
— Ага, выходит, твое свидание с тем симпатичным инженером провалилось? – Довольно громко спросила красотку ее подруга – худенькая баджорка с рыжими, вьющимися волосами, тоже очень миленькая.
— Да нет, он не пришел. Так что никого свидания не было.
— А я говорила тебе, что не стоит верить федеральным офицерам, они все какие-то ветреные и непостоянные! — фыркнула Рыжая. — Да и как можно верить человеку, который сам не верит ни во что, кроме своей формы и флага?
— Ты не понимаешь, Нарима, он был занят на работе, — блондинка вздохнула. — Вечно на этой станции что-то ломается.
Крим навострил ухо. Он не любил сплетни, но все, что касалось работы станции в целом, касалось и его работы в частности.
— Надеюсь ничего серьезного? — в темных глазах девушки по имени Нарима блеснула тревога. — Все в порядке?
— Понятия не имею. Ты знаешь, я не разбираюсь в инженерии. В общем Том, сказал, что они все починили. Помнишь, во время недавнего шторма станцию хорошенько тряхнуло, многое из оборудования пострадало и его пришлось менять. Оказывается, какая-то из деталей… нет, куда только смотрели техники!.. была с дефектом, что-то там связанное с генератором, или плазмопроводами, не помню, и она парочку дней назад не выдержала. Что-то там то ли лопнуло, то ли треснуло. В общем, был небольшой выброс энергии и скачок радиации, то есть наоборот… кажется. По счастью, это случилось не в жилых каютах и, спасибо Пророкам, никто не пострадал. Поэтому Том обещал…
Крим аж вытянулся от любопытства, заслушавшись историей красотки и уже представляя, как заменит на будущем свидании невезучего инженера Тома, когда коммуникатор подал голос.
— Лейтенант Крим на связи, слушаю.
— Это лейтенант Т’Мир. Надеюсь, вы не забыли, что нам необходимо провести очередной осмотр Жилого Кольца? Я вас жду уже двадцать три минуты.
Крим поспешно вскочил с места и, проводив девушек томным, полным тоски взглядом, бросился к выходу. Мало того, что не познакомился с красоткой, так еще и на работу опоздал.

Т”Мир приветствовала его вежливым вулканским кивком и с вежливой вулканской надменностью двинулась вдоль коридора, где им составляли компанию редкие прохожие, спешащие по своим делам. Крим шел медленно, всматриваясь в показания трикодера и поправляя фазер, совсем съехавший на бок.
— Если мы и сегодня ничего не найдем,  я лично кого-нибудь убью, — сказал баджорец.
— Начните с будильника, - совершенно серьезно посоветовала вулканка. — Видимо, он у вас и так сломан.
Крим ничего не возразил, потому что внезапно пересекся взглядами с шедшей им на встречу женщиной. У нее были заостренные вулканские уши, но вулканкой она определенно не была.
— Посол Верелан, — тактично поздоровался он, отчего-то подумав, что ромуланка чем-то встревожена.
Offline  
06 02 2009, 01:58:27 #40
Верелан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

Верелан вздрогнула и на долгую, как ей показалось, секунду закрыла глаза. Она не могла скрываться днями, и этот момент настал. "И почему не сработал трикодер?.." — этот вопрос встал в ее мыслях ребром. Глубоко выдохнув, ромуланка выпрямилась и проговорила с выученным деловым акцентом:
— Здравствуйте. Вы, право, застали меня в расплох. Сама не ожидала от себя, что могу заблудиться в брюхе этой станции. Если не затруднит, не укажите дорогу до моей каюты?
— Конечно, посол, — улыбаясь, ответил Крим, косо глянув на свою сослуживицу Т”Мир, которая как всегда была не возмутима. — Минутку. — Баджорец снял с пояса падд и пробежал глазами план станции. — Нам сюда, направо. Кстати, извините, если вопрос покажется вам странным, но вы не замечали в последние дни ничего странного? Крыс например?
Верелан пошла рядом с лейтенантом, бросив недовольный взгляд на вулканку, впрочем, промелькнуло в голове посла, что это лучше чистокровной бетозойдки.
— Крысы? Я читала о нашествии крыс на земле два тысячилетия назад, и тогда это было связано с развитием литературной и культурной идеи смерти в человеческой цивилизации. Но неужели они и здесь могут выжить? Нет, пока не встречала, но вы, как я вижу, — Верелан глянула в падд лейтенанта, где отражался план, подумала, что и до этого он был отражен на экране, — вы в этом весьма заинтересованы?
— Хм-м-м, — задумчиво протянул Крим. — Я не очень знаком с историей Земли, но уверен, что земные крысы не слишком отличаются от кардассианских. Кардассианские крысы переносят бешенство, а оно смертельно для баджорцев. Нам поступили слухи, что на станции, возможно, появились крысы, поэтому мы проводим инспекцию и интересуемся у жителей станции, не видели ли они что-нибудь подозрительное. Пострадало двое детей, — неожиданно добавил баджорец.Т”Мир украдкой смерила обоих подозрительными взглядами.
— О... надеюсь, они не умерли? — тут же спросила Верелан, решив, что так бы поступила каждая женщина. Потомство есть потомство. — Если вирус бешенства так опасен, то, конечно, вы занимаетесь, несомненно важным и полезным для общества делом. — Верелан совершенно не нравилась тема разговора, но в Школе Высшей Дипломатии никогда не давали тем для дебатов, которые нравились бы обучающимся, Верелан, хотя и не имела высоких показателей, но в данном случае, практика оказалась полезной. — Извините, что спрашиваю так отдаленно от нашей темы, как может показаться, но... с главой медицинской службы все в порядке? У него, наверное, может прибавиться работы, если на станции действительно есть крысы?
Крим удивленно вскинул брови. Слухи по станции распространялись быстро. Вот бы и крысы так быстро позволяли себя найти.— Как я знаю, дети живы, — начал лейтенант. — А если вы имели в виду доктора… э-э… Торана, то он, если не ошибаюсь, находится в лазарете. Я не знаю, что с ним, но его обязанности сейчас исполняет его помощница. А вы с ним знакомы, да? Хотя, если спрашиваете, наверное, все-таки знакомы, — Реон вымучено улыбнулся. — Сейчас налево. Получается, вы ничего не видели, так?
— Как его помощница? Только не говорите, что он заразился тоже? — неподдельно удивилась Верелан. — Я всегда полагала, что бешенство от кадассианских крыс не действует на ромуланцев?
— У вас прекрасные познания в медицине, посол. — Внезапно вмешалась в разговор доселе молчавшая Т”Мир. — О кардассианском крысином бешенстве практически ничего не известно за пределами Бэйджора. Очевидно, вы так же хорошо разбираетесь в местной культуре и, насколько я могла заметить, знакомы с персоналом станции, что позволяет мне прийти к логичному выводу, что…
— Мы почти пришли! — выпалил покрасневший Крим, никак не ожидая такой фамильярности от своей коллеги.
—… что, — невозмутимо продолжала Т”Мир. — Доктор Торан не чистокровный ромуланец.
Верелан гневно прикусила губу, затем с легкой улыбкой повернулась к вулканке:
— Бывали в истории Ромуланской Империи подобные прецеденты, - затем посол вновь обратилась с баджорцу: — О, благодарю, отсюда я уже дойду сама... А вы не хотели бы зайти и осмотреть мою каюту, чтобы я считала себя в безопасности в полной мере, если вы оказались правы в том, что кардассианские крысы не отличаются от Земных, то зубы у них должно быть тоже острые?
Крим с минуту, ничего не понимая, смотрел на посла, а затем едва заметно кивнул.
— Разумеется, посол. Моя работы заключается в сохранении безопасности на станции, поэтому я обязательно осмотрю вашу каюту. Можете продолжать осмотр, лейтенант Т”Мир. Я свяжусь с вами позже.

_____________
Совместно с Тораном


"Господствуй над языком и не умножай слов, чтоб не умножить грехов наших"
Св. Антоний Великий
Offline  
19 02 2009, 23:34:05 #41
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

11:00
Лазарет


Всему есть предел. Легче всего достигнуть пределов терпения. Для этого вам совсем не нужно, как, предположим, в случае с гордостью, исходить тридевять земель, потерять целую эскадру звездолетов и получить отказ от возлюбленной молодости, ныне счастливой матери пятерых детишек и трижды вдовы, для этого вам необходимо всего лишь сделать один шажок в верном направлении, и терпение лопнет. Терпение Торана, выражаясь метафорическим языком, было очень внушительным. Оно внушало страх, особенно в моменты своего исчезновения. Именно такой момент сейчас и наступил. Торан понял, что его терпение лопнуло. Доктор посмотрел в потолок. В жизни бывает множество неприятных мгновений, но некоторые из них неприятны вдвойне. В частности, среди всех неприятных мгновений уникальное положение занимает момент осознания, что ваш завтрак, при том завтрак вчерашний, вдруг затосковал по денечкам юности, когда он еще был аппетитного вида натюрмортом на тарелке, и решил вырваться на свободу единственным ведомым ему путем – вверх по пищеводу. Коммандер стиснул зубы и сглотнул. Слюна была горькой.
- Доктор энсин, - сквозь стиснутые зубы буркнул он. – Не наступила ли пора очередного анализа? Кажется, я ощутил резкий порыв любви к жизни и острое желание покинуть лазарет. Думаю, это благоприятный признак.
Выражение лица коммандера было кислым. Доведись лимону узреть это выражение, он незамедлительно уверовал бы в то, что в действительности является сладкой малиной.
Вулканка по обыкновению кивнула и подошла к Торану уже с инструментом в руках.
- Доктор, ваше самочувствие как-то изменилось? - спросила она, осуществляя необходимые для взятия анализа действия.
Конечно, она втайне надеялась, что этот анализ прояснит ситуацию и вскоре все снова вернется к норме. В конце концов, ее терпение тоже не было безграничным, хотя окружающим знать об этом было вовсе не обязательно. Т'Нэрэ явно не собиралась показывать этого и коммандеру, поэтому взгляд ее был все так же спокоен, а голос ничем не выдавал, что она способна нервничать и переживать. Правда, ей сейчас все равно было не до этого - назначение главврачом очень сократило то количество времени, которое она могла тратить на мысли, а не дела.
Девушка внимательно посмотрела на ромуланца, пытаясь понять, по его виду, что с ним происходит. Выражать сочувствие она, конечно, не умела, но была уверена, что коммандер чувствует себя не лучшим образом, и хотела, как могла, это исправить.
Выдержать взгляд вулканца, не испытывая потребности немедленно отвернуться, могут только ромуланцы. Это в генах. Это гордость. И гордость не позволяла Торану прочитать в этом взгляде сочувствие. Он видел только глаза. Обыкновенные глаза. Темные.
- Самочувствие имеет склонность постоянно меняться. На вашем месте я бы поинтересовался в какую сторону. На мой вкус, - Торан не стал добавлять, какой именно вкус и с привкусом какого блюда. – Оно улучшилось. Даже вон та переборка, - доктор указал куда-то позади Т’Нэрэ. – Перестала мне подмигивать. Я шучу, доктор энсин. Я чувствую себя сносно. Куда больше меня беспокоит состояние детей.
Вулканка и в обычное-то время юмор не любила, а теперь и вовсе не понимала, как можно шутить в такое время. Она даже чуть не обернулась посмотреть на ту самую переборку, но вовремя опомнилась.
- Состояние детей пока стабильно. Сейчас нет смысла беспокоиться, потому что предпринять мы ничего не можем, - энсину казалось, что в последнее время эту фразу она говорила или думала слишком часто. Теперь же эта мысль перестала успокаивать даже ее.- Возможно, новый анализ поможет изменить ситуацию.
- А, по-моему, сейчас самое время беспокоиться, - с холодком в голосе отвечал коммандер. – Если наш эксперимент удастся, но из-за поспешной хладнокровности мы лишимся пациентов, никакой антидот не воскресит их из мертвых. Поэтому разумнее лишний раз побеспокоиться сейчас, чем потом писать отчеты о смерти. Уверен, в данный момент вы хотите заняться анализом.
Т'Нэрэ вскочила с места и быстро принесла нужные реактивы и приборы для дальнейшей работы. Вскоре, после серии переливаний, смешиваний, взбалтываний и закусываний нижней губы она поднялась, сжимая в руке пробирку с желтоватой мутной жидкостью. Поправив немного растрепавшиеся волосы, она заправила свежеприготовленным лекарством гипоспрей и вернулась в помещение, где находились пациенты. Вид у нее был гордый и на лице все еще можно было заметить намек на улыбку.
Вулканка подошла к коммандеру и молча протянула ему гипоспрей, явно ожидая вопроса о его содержании.
Торан долго и пристально изучал гипосрей, ожидая объяснения, вопроса, или подвоха.
- Очень красивый гипосрей, - наконец заговорил он. – Право слово, я тронут. Но, видится мне, что сейчас не самое подходящее время для подарков.
Доктор слегка повертел в руках прибор.
- Итак, у меня два предположения. Первое – это яд, и вы предлагаете мне совершить акт самоубийства, дабы не мучиться в последствии. И второе, несколько более радужное – у нас получилось?
Тень улыбки на губах вулканки стала чуть более явной, но она всего лишь на миг отвела глаза и скромно заметила:
- Скорее, получилось у вас, доктор. Да, в пробе действительно были обнаружены антитела, а это - готовый препарат, который и был нашей целью.
Вулканка внимательно следила за лицом начальника, и, хотя похвалы она не ожидала, да и не нуждалась в ней, понаблюдать за выражениями лица Торана ей в тот миг хотелось вдвое больше обычного.
Самодовольство может проявляться многими способами. Некоторые выражают самодовольство столь явственно, что восклицательные знаки сквозят не только во фразах, но и в выражении лица, в движениях – во всем. Однако существует и другой вид самодовольства – самодовольство холодное, скрытое. Ошарашивающее. И бесконечно приятное. Его незаметно.
Торан и бровью не повел. Вместо этого он поднялся с кровати, приказав вчерашнему завтраку даже не думать о побеге, а просто тихонечко затаиться  и, посмотрев на энсина отработанным взглядом, означавшим обыкновенное «хммм», произнес:
- Бесконечно рад, энсин. Вы преувеличиваете мои заслуги. Уверяю вас, вы тоже неплохо потрудились, а теперь, если позволите, мне было бы искренне приятно навестить наших пациентов. По крайней мере право первым сообщить им об успехе я определенно заслужил.
«И не только это право… - усмехнулся про себя доктор. – Еще бы голова не кружилась».
____________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
20 02 2009, 01:11:19 #42
Верелан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

10:45
Каюта Верелан


Предложение посла Верелан проследовать в ее каюту несколько сбило Крима с толку. К сожалению, он давно уже не получал от женщин подобных приглашений и уже подзабыл как может выглядеть женская каюта изнутри. Последний раз, когда он бывал в подобном месте, единственное что ему бросилось в глаза – обилие цветов и чего-то розового в сеточку. Землянка, пригласившая его тогда в свою обитель, назвала это «макраме». Криму «макраме» не понравилось. Оно было слишком розовым и… дырявым. Но в каюте посла ничего подобного не было. Деликатно пропустив ромуланку вперед, Крим осмотрелся. Сперва каюта показалась ему и вовсе не жилой: стандартный репликатор, пара не очень мягким диванов, столик. Верелан явно предпочитала аскетизм. Ну, или ромуланцы не подозревали о существовании «макраме». Или не любили розовый цвет.
Постояв на пороге в ожидании реплики хозяйки, но так и не дождавшись ее, баджорец с нервной улыбкой произнес нечто сродни «симпатичная каюта» и достал трикодер. А потом все произошло очень быстро. Сначала он услышал странный скрежет, скрежет сменился едва слышимым шорохом, а в следующий момент нечто неопределенно буроватого окраса выскочило из-за дивана и с хищным видом юркнуло в угол. Крим Реон вздрогнул и напрягся, уже было готовый броситься вдогонку. Сомнений не было.
— Извините, посол, — быстро проговорил он. — Но, кажется, у вас в каюте крыса.
Верелан застыла на миг, понимая, что на нее только что обрушился огнепад Гал Гэф'онг. Скрывать информацию вечно она не могла, и повинуясь дипломатическим инстинктам, пришла к выводу, что сейчас самый подходящий момент.
— Быстрее! — прокричала Верелан, резко сорвав фазер с пояса баджорца. — Опрокиньте тот ящик!
Опрокидывать ящики Крим умел превосходно. Лучше ему удавалось только необдуманно следовать приказам подозрительных личностей. В каком-то непонятном полуакробатическом па, баджорец метнулся в сторону, сбил ящик, отскочил на шаг, выпрямился, хотел оглянуться на посла, но лишь успел вовремя пригнуться от луча фазера с хирургической точностью прошившего несчастную крысу насквозь. Если бы в ту минуту у Реона спросили, что происходит, он был сказал, что это был сон, и он не в чем не виноват, потому что ничего не понял. Потому что не успел ничего сообразить. Крим удивленно посмотрел на дымящуюся дыру в теле крысы и черную корку поджаренной крови и перевел взгляд на ромуланку. В Сопротивлении ей бы цены не было, а вот на станции…
— Посол, — заговорил Крим, проморгавшись. — Думаю, вам следует мне кое-что объяснить. Конечно, эти крысы – вредные животные, но я чего-то не понимаю…
— Не хочу вас обижать, но понимание приходит с возрастом, даже я еще юна и неопытна, — проговорила Верелан, передавая фазер обратно баджорцу. Он решил поскорее его принять, ибо задней мыслью пожелал больше не проверять точность ее стрельбы, тем более находясь с ней один на один. Посол же опустила плечи и глубоко вздухнула, затем продолжила: — Но в чем-то вы правы. Мне пора все рассказать. Не присядете ли, а я пока закажу стакан воды. Вы хотите пить?
Верелан не хотелось откладывать объяснений, однако слишком привыкла к этикету, она по нему жила, и посчитала, что такой важный разговор может оттесниться маленькими правилами поведения, которые любила. К тому же, посла научили, что вежливость иногда помогает привести собеседника в благодушное настроение.
— От воды не откажусь. Благодарю, — сказал баджорец, послушно усаживаясь на диван. Краешком сознания Крим начал понимать, что дело принимает интересный оборот. На всякий случай он убрал фазер подальше. «О, Пророки! – подумал он. – А все так забавно начиналось».
Верелан подошла к репликатору и попросила два стакана воды ее любимой температуры: восемь онкианов. Когда они появились, посол взяла оба стакана и неспешно подошла, чтобы отдать один баджорцу. После ромуланка отошка к столу перед диваном. И стала смотреть, как баждорец пьет: подносит стакан ко рту, открывает его, закрывая в этот момент глаза, делает глоток... Подождав, пока стакан он будет держать более или менее крепко ("а то вдруг подавится, еще и за это отвечать!" — решила она), Верелан начала на одном дыхании:
— Моя сестра Верис попросила отправить ей кардассианскую крысу для опытов...
Крим медленно убрал стакан от губ, возблагодарив Пророков за то, что не подавился. Слово «опыты» он не раз слышал из уст кардассианцев в юности. С тех пор прошло не мало лет, а при этом слове Криму по-прежнему хотелось вздрогнуть. После мысли об Обсидиановом Ордене, на ум пришло не менее устрашающее сочетание – «Тал Шиар».
— Если я вас спрошу, зачем ей понадобились крысы, вы же мне не ответите? — это был риторический вопрос. Крим понимал, что ему не ответят. — Продолжайте.
— Насколько мне известно, Верис собиралась узнать, как действует кардассианское бешенство на ромуланский организм, но моя работа в этом деле была скромной. — Верелан вздохнула. — Я сходила в Кварк'c и купила через контрабандиста крысу. Ее тут же телепортировали в мою каюту. Но не успела я вернуться, как крыса уже прогрызла хлипкую решетку клетки и убежала в плазмопровод. И чтобы по такой мелочи не беспокоить станцию, решила сама же ее найти. Для этого купила определенную приманку, которую мне посоветовали те же контрабандисты, но сами знаете, станция большая, неизвестно, учуила ли крыса запах? Поэтому, после разговора с сестрой, я вместо баджорского храма пошла на поиски животного. Долго не попадалась никому на глаза, пока не натолкнулась на вас с этой вулканкой. Что было дальше, вы знаете.
Крим медленно переваривал услышанное, пытаясь сообразить, стоит верить словам посла, или нет. Он был с ней совершенно не знаком, но какое-то внутреннее чутье подсказывало, что девушка не лжет. В конце концов, ему приходилось слышать и более нелепые истории. А учитывая, как всяческие озабоченные собственной безопасностью милитаристские народы любят ставить различные «опыты», эта история звучала вполне правдоподобно.
— Ясно, — после продолжительной паузы произнес баджорец. — Напрасно, вы сразу не сообщили о случившемся службе безопасности. Возможно, в таком случае нам удалось избежать плачевных последствий. Я вам уже говорил, что пострадали дети. Если бы не это… в общем, я должен сообщить обо все полковнику, а он решит, как поступить в сложившейся ситуации. Но если хотите, можете сообщить ему самостоятельно.
— Мне очень жаль детей, однако доктор Торан сумеет о них позабоится. Я наслышала о его подвигах в области медицины. Однако, вы тоже герой, без вас, я бы не вернулась в каюту, и вы бы не убили крысу. Ведь выстрел был сделан из вашего фазера. А что касается разговора с полковником, то, пожалуй, я доверюсь вам. Не так часто мне попадаются решительные люди, как вы, — лстила Верелан, — к тому же я не со всеми еще знакома, и мне тяжеле будет найти с ним общий язык, а вы уже знаете его реакцию, поэтому такую почетную миссию, я возлагаю на вас. Надеюсь, вас повысят.
Крим мельком улыбнулся.
— Разумеется, я сообщу полковнику. Но, боюсь, разговора с ним вам все-таки не избежать. Это вопрос времени. А теперь я бы попросил вас не покидать некоторое время каюту, мне необходимо, как вы понимаете, переговорить с полковником. Всего хорошего, посол. Я рад, что вы обо всем рассказали.

_____________
совместно с доктором


"Господствуй над языком и не умножай слов, чтоб не умножить грехов наших"
Св. Антоний Великий
Offline  
21 02 2009, 09:30:11 #43
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 3

12:23
Каюта посла Верелан


Ромуланка кивнула и приготовилась произнести подобающий вежливый ответ, но ее грубо оборвал звук активировавшегося коммуникатора на груди лейтенанта. Крим почувствовал, что снова начинает краснеть…
- Крим, ради Призраков Па, где тебя носит? – раздался нервный голос Бакота, лишь по какой-то случайности ставшего в отсутствие капитана Рино начальником службы безопасности.
- Извините, госпожа посол, - быстро пробормотал баджорец, - Начальство. Я свяжусь с вами позже и представлю полковнику...
Оказавшись в коридоре со всей возможной скоростью – не хватало еще, чтобы посол услышала остальные проклятья, которыми собирался осыпать его Бакот, Крим вслушался в поток слов:
-…и тут еще эта пара со своим орущим младенцем! Я виноват, что наша станция притягивает всех безумцев и недовольных жизнью неудачников? Ищи теперь среди семитысячного населенияих маленькую дочурку, которой вздумалось сбежать из дома и отправиться в самостоятельное плавание! У меня, может, тоже пропажа – куда-то делся мой кот, слышишь, Крим? И я хочу, чтобы ты его нашел, как можно скорее! Он покрупнее крысы, так что, может быть, очень на это надеюсь, ты хоть с этим справишься. А пока двигай свою задницу в офис – полковник Талар хочет знать, как продвигаются дела с твоим заданием. Грозился сам к нам спуститься, так что тебе лучше…
Крим вздохнул. Бакот всегда вываливал все и сразу. Когда он не пытался строить начальника и не волновался, он еще как-то мог управляться с делами службы, но теперь, если полковник упомянул, что может заглянуть и лично обсудить отчеты о текущих делах… и если еще учесть ту журналистку, которая по слухам собирается провести интервью со всеми старшими офицерами станции – а Бакот теперь, считай, старший… Пожалуй, это было достойно повторного вздоха.
- …и если ты такой умный, сам сообщай полковнику, что там у тебя происходит! - продолжал временный начальник службы.
Послышался грохот, и Крим, зажмурившись, представил, как со стола грохнулась стопка паддов, которые у Бакота всегда скапливались как раз под локтем.
Последовала пауза, и, наконец, Крим смог ответить.

___________________________
Что ответит Крим, я надеюсь узнать из ПМ А там и ход с отчетом всякому-разному начальству напишем.
« Последнее редактирование: 21 02 2009, 16:14:18 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
21 02 2009, 14:52:19 #44
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

12:30
Лазарет


Из юных пациентов доктора только один внимательно прислушивался к его беседе с доктором – да и то, строго говоря, Тиби пациенткой не была.  Сидя на краю постели Теллера, она вертела головой, нервно стараясь делить внимание между демонстративно громко наводящей порядок в основном помещении лазарета сестрой Эвен, занимающейся интересными переливаниями, смешиваниями и взбалтываниями доктором Т’Нэрэ, самим Тораном и Теллером. Впрочем, за последними двоими следить было не сложно – оба лежали на своих койках и почти не двигались.
Теллер спал или просто лежал с закрытыми глазами, время от времени вздрагивая. Его лоб покрылся испариной, а веки приобрели тот же пугающий багровый оттенок, как и у По…
По – о нем Тиби не вспомнила уже давно. Ей было совершенно не понятно, что с ним происходит, какая технология поддерживает его жизнь, а главное – он стал для нее олицетворением всех младших братьев, из-за который старшие всегда попадают в неприятности.
Необычная активность возле дальней койки, на которой лежал вовсе не святой «святой» Теллера, привлекла внимание девочки. Этот человек поднялся на ноги и направился в ее сторону.
- Он весь дрожит, - пожаловалась юная баджорка неприятным, почти обвиняющим тоном, - И не хочет открывать глаза.
Торану тоже не хотелось открывать глаза. Бывают в жизни каждого человека такие сны, где он, кажется, достигает верхушки мира, гордо вышагивая по карьерной лестнице с самодовольно вздернутым подбородком, однако поскальзывается на последней ступеньке и кубарем катится вниз. Такие сны называют кошмарами. Тиби была порождением одного из них. Или очень старалась быть.
- Да, я вижу, - прежний пыл в голосе доктора совершенно потух. – Но у меня хорошие новости. Нам удалось синтезировать лекарство. Если все пойдет гладко – а я никогда не загадываю наперед – вскоре они выздоровят.
- О… - девочка открыла рот, чтобы выдать какую-нибудь колкость, которую считала удивительно остроумной, но, к сожалению, в голову ей не пришло абсолютно ничего, что могло бы поразить этого врача. С ним было… сложно, хотя бы потому, что Тиби, считавшая себя весьма опытной в этих вопросах, никак не могла предвидеть, что он скажет в следующую минуту. Может, в словах Теллера была крупица правды?
- Итак… - предприняла она вторую попытку, - Говорите, вы нашли лекарство… но, кажется, забыли его опробовать, потому что цвет лица у вас все еще странный и, спорю на два куска латины, вы все еще не можете коснуться кончика своего носа с первого раза, так у вас руки трясутся. Думаете, я разрешу вам тыкать в Теллера непроверенными средствами? Почему вы не вылечили сначала себя, хотелось бы знать?
- Цвет моего лица определяется особенностями видовой принадлежности, - ровно солгал Торан. Впрочем, в последние часы в зеркало он не смотрелся, да и в ближайшее время смотреться намерен не был. Хотя и не отрицал – судя по внутренним ощущениям, недозрелая оливка рядом с ним казалась фейерверком красок. – Или у вас, мисс, имеются степени по ксенобиологии и медицине, и именно поэтому вы способны точно определить насколько насыщенным должен быть оттенок ромуланской кожи, чтобы считаться здоровым? – Руки коммандер скрестил на груди. – Еще не советую вам вступать в заведомо проигрышные споры. На всякий случай. Пригодиться. – Доктор перевел дыхание. – Мисс, мне не требуется ваше дозволение. Я сам решаю, как и какими методами лечить своих пациентов. Но уж коли вас так отчаянно беспокоит мое самочувствие, смею вас уверить – со мной все в порядке. Если бы я не смог излечить себя, у нас бы никогда не появилось лекарство. Однако оно есть. И вам придется смириться с тем, что ваши скорбные прогнозы не оправдались. Очень неприятно осознавать собственную неправоту. Понимаю.
- Только не думайте, что теперь я тоже буду в вас верить, - буркнула баджорка, - Или что перестану говорить Теллеру, что это дурацкая идея. Вы не думайте, я понимаю, как вы рисковали, но это была очень глупая глупость. 
Тиби перевела взгляд с доктора на Теллера и отвела прядь его волос с влажного лба.
- Но все-таки… - тихо проговорила она, не поднимая глаз, - Почему вы это сделали? Ведь вы раньше не знали его, и вам, в общем-то, должно было быть наплевать. Уверена, она, - Тиби мотнула головой в сторону сестры Эвен, - убеждала вас, что тут ничему нельзя помочь. И я говорила. А ведь мы – баджорцы, казалось бы, про свои родные болезни мы должны знать больше вас. Почему вы не смирились? Вы верите, что неизлечимых болезней не бывает? Или вам просто было интересно, справитесь ли вы?
- Наверное, я очень глупый глупец, - вот тут доктор позволил себе улыбнуться. Если кто-то считает, что кардассианцы любят поговорить, значит, ему никогда не приходилось сталкиваться с ромуланцем. – Глупый и упрямый. Я упрям. Я верю, что единственное, в чем не приходится сомневаться – это смерть. Во всем остальном сомневаться можно и нужно. Если пациент еще жив, ничто не мешает его спасти. Или попытаться спасти. Как бы не обстояли дела, ты ничего не теряешь. Вернее, конечно, теряешь – иногда пациентов. Но теряешь слишком скоро. Без борьбы. Хуже бездействия… - Торан запнулся. – По правде, нет ничего хуже бездействия. Так что все довольно просто, мисс. Лучше бороться и проиграть, чем проиграть и не бороться.
- Я проиграла, - медленно произнесла девочка, - Хотя, видят Пророки, я боролась. Старалась быть самостоятельной и даже заботиться об этих двоих. Знаете, я ведь читала книжки про оккупацию, как в 13 лет наши родители уже были в сопротивлении. Но, наверное, теперь все меняется, и, хотя мне уже 15, я не могу жить одна. Ведь в таких книжках не пишут о всех трудностях, обо всем плохом, что с тобой может случиться… Пожалуйста, вылечите Теллера поскорее… вводите свое лекарство. А я хочу домой.
- Разумное решение, - одобрил коммандер. – Я попрошу сестру Эвен проводить тебя, Тиби.
С этими словами Торан удалился. Диалогов на сейчас достаточно, в конечном счете он еще должен заняться работой. Приятной работой.
Как бы не дрожали руки.
Переговорив с Эвен Оро и, услышав утвердительный ответ, Торан вернулся к энсину Т’Нэрэ, которая к тому времени успела приготовить достаточно антидота и более того – заправить его в гипоспрей, и не удержавшись от соблазна провести всю процедуру самостоятельно, ввел препарат больным. Теперь оставалось немного подождать. С полковником он свяжется позже, полковник подождет.  Мир за стенами лазарета подождет. У него есть время. Отныне у всех есть время. И это чертовски приятно.
___________________________
Совместно с Мори


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
Страниц: 1 2 [3] 4
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS