* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 08 2018, 01:45:52 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 16 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 4
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
24 12 2008, 18:12:16 #15
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 3

15:56
Лазарет


Вулканка решила пока не подходить близко к детям и как можно пристальнее наблюдать за действиями сестры Эвен, особенно прислушиваясь к ее голосу, чтобы когда придет время практиковаться, она знала, чему подражать. Т’Нэрэ смотрела на поведение ребенка, пыталась понять его чувства и найти взаимосвязь между действиями сестры и его реакцией. Впервые энсин посмотрела на Теллера более пристально, чем того требовали ее обязанности врача. Наверное, ему действительно очень плохо сейчас – любому было бы на его месте, даже взрослому и даже вулканцу. Но девушка все еще не знала, как этому могут помочь слова, улыбки и шоколадное печенье.
Теллер перестал теребить концы платка и немного удивленно посмотрел на сестру Эвен, державшую в руках поднос с едой. Весь его разум был занят мыслями о младшем брате, лежавшим неподвижно совсем близко от него. Казалось, стоит протянуть руку и можно будет сжать его плечо, но Теллер знал, что брат помещен в стасис-поле и не пытался дотронуться до По, как бы велико не было желание. Из обрывков разговоров между медиками, подросток понял, что дела обстоят далеко не так хорошо, как он надеялся, придя в лазарет. Тогда он думал – стоит попросить помощи и все наладится. Воспоминания о происходившем в клинике на Бэйджоре 8 по-прежнему были сильны, и Теллер не позволял себе думать о худшем, хотя его вера в силу медиков за последние часы заметно пошатнулась. Подростку было по-настоящему страшно.
- Я не голоден, - облизнув губы, произнес Теллер, посматривая на сестру Эвен.
- Может ты и не голоден, - участливо отвечала баджорка. – Но тебе обязательно нужно поесть, чтобы восстановить силы.
От этих слов в горле Теллера пересохло, сам того не подозревая, он машинально покосился в сторону брата и сглотнул, словно не решаясь задать очень важный, мучивший его вопрос.
- А как же…
- Не беспокойся, Теллер, - мягко перебила сестра Эвен, прекрасно понимая, что беспокоит подростка. – Сейчас твоему брату нужнее отдых, и между прочим, - с легкой улыбкой продолжала она, - чем скорее ты поешь, тем быстрее мы займемся твоим братом, потому что если ты этого не сделаешь, урчание твоего голодного живота будет только мешать нашей работе. – И, обернувшись к вулканке, внезапно добавила. - Вы со мной согласны, энсин? Что вы думаете?
Вопрос застал вулканку  врасплох. Она знала, что теперь сестра будет всячески подталкивать ее к установлению контакта с пациентами, но все равно не была готова. Девушка сделала над собой усилие и попыталась если не улыбнуться, то хотя бы слегка приподнять уголки губ. Ничего общего с настоящей улыбкой это не имело, и заметить изменения в лице вулканки тоже было не просто, но энсин надеялась, что от этого ее лицо хотя бы стало выглядеть мягче. Она сделала несколько не очень уверенных шагов в сторону баджорцев и, стараясь убрать из голоса все резкие нотки, произнесла:
- Разумеется. Тем более, Теллер, кто поможет нам позаботиться о твоем брате, если у тебя не будет сил?
Энсин чувствовала себя растерянно. Чем-то это все напоминало ей ложь – она говорила не то, что думала, чтобы достичь своих целей. Она пыталась обмануть Теллера и внушить ему, что все будет хорошо и что он находится среди дружественных людей, и пыталась обмануть сестру Эвен, делая вид, что ей действительно хочется измениться. Перед баджоркой она никакой вины за это не чувствовала, но перед Теллером… Она не смогла бы объяснить, почему, но ее мучили угрызения совести: из всех данных выходило, что она использовала мальчика, чтобы наладить отношения с коллегой. Она еще раз посмотрела на него, и если бы кто-то смог узнать, что скрывалось за вулканской маской безразличия, то определенно вывод был бы таков: на биоматериал так не смотрят. Девушке действительно было его жаль, может быть даже больше, чем По, который сейчас все равно ничего не чувствовал, и она пожалела, что выражать свои мысли ей приходится так искусственно и натянуто – иначе она пока не умела.
- Если бы я сам мог помочь По, я бы уже помог ему! – в голосе Теллера прозвучала резкость, а щеки ярко покраснели. Он не хотел ссорится с докторами, но знал, что если сейчас не выскажет все, что накипело в его душе будет еще хуже. – У вас такой вид, какой был тех людей, которые сообщили мне о… неважно, - подросток запнулся, опустив взгляд. – Вы поможете моему брату? Доктор поможет ему? Я хочу знать, что будет с По… и со мной…
Энсин не понимала, что она сделала не так и готова была отступить, оставив все игры в дружбу с пациентами сестре Эвен. Но отступать было некуда – мальчик смотрел на нее в упор и ждал ответа, и даже не надо быть экспертом в области интерпретации взглядов, чтобы понять его злость и досаду.
- Никто не знает, что будет, Теллер…- Вулканка не хотела думать, что ей потом скажет сестра за такой ответ, но решила говорить честно: ребенок имеет такое же право знать правду. – Но поверь, мы все очень хотим помочь, и сделаем все возможное для этого, а доктор Торан – один из самых лучших врачей в этом секторе галактики.
Теллер тяжело вздохнул и отвернулся к стене. «Мы очень хотим помочь» - эти слова ему уже приходилось слышать, и идущие за ними «мы очень хотели помочь, но…» тоже, поэтому как никогда прежде остро почувствовал собственную бессильность.
- Хорошие доктора лечат своих пациентов, - буркнул Теллер со злостью и чем-то другим, похожим на просьбу. Перед его глазами вновь предстала картина клиники на Бэйджоре 8 и то ощущение уверенности, шедшее от федерального медика… Теллер совсем запутался. – Извините… Я не хотел. Наверное, мне надо поесть…
- Конечно. – Вулканка кивнула и перевела взгляд на медсестру, как бы предлагая ей взять ситуацию под свой контроль.
Т’Нэрэ подумала, что идея поговорить с Теллером была не так хороша, как могло показаться сначала. Она не знала, что еще сказать, чтобы успокоить мальчика, да и никаких утешительных новостей пока действительно не было. Первая ее попытка имитировать поведение представителей эмоциональных рас провалилась, и она не была уверена, хочет ли пробовать еще. Это напомнило ей уроки игры на вулканской лире: можно не знать правил, но чувствовать музыку и в итоге быть талантливым исполнителем или композитором, действуя интуитивно по зову сердца, а можно знать материал бесчисленного количества книг и следовать инструкциям, но ни разу не извлечь из инструмента ни одного стоящего звука.
Эвен Оро с замиранием сердца наблюдала за происходящим, готовая в любой момент прийти на помощь. Нет, не вулканке, а Теллеру, напуганному и уставшему. Баджорка отлично понимала, что должен испытывать сейчас  этот по сути еще ребенок и искренне желала разделить его страдания, и что важнее облегчить. А начать можно с еды…
- Правильно, Теллер, после еды настроение должно улучшиться, поверь мне, - Эвен присела рядом с мальчиком на биокровать и протянула нехитрый обед. – А вам, энсин, должно быть, пора приступить к делам? Спасибо за участие.
Девушка кивнула и поспешила отойти от них как можно дальше. По голосу Эвен было понятно, что результатом сестра не довольна, и, видимо, энсину вскоре придется выслушать еще одну лекцию на тему «как не следует вести себя с детьми». Всегда легко сказать, как поступать не стоило, а может ли кто-то четко и ясно объяснить, как надо?
Чуда не произошло, и Теллер совершенно оправдал прогнозы вулканки, но почему-то ей было не по себе, и несколько минут она только делала вид, что изучает очередной падд с данными.
_________________________
Совместно с доктором Тораном
Offline  
25 12 2008, 00:08:53 #16
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 3

16:25
Лазарет


- Теллер, - Эвен положила руку на плечо подростку, - Посмотри на меня.
Баджорец поднял темные глаза от тарелки с супом, которую держал на коленях, и Эвен, неожиданно увидела в них свое отражение – взрослую женщину, уверенную в себе, своих федеральных коллегах и своем оборудовании. И хотя само по себе это было неплохо и практически являлось собирательным портретом современного образованного баджорца, для Теллера она была почти такой же чужой, как и Т’Нэрэ. Возможно, такими же взглядами смотрели дети времен окончания оккупации, но тогда, 10 лет назад, сама Оро была еще не намного старше Теллера, и какой бы опыт они ни успела приобрести за свою практику, сейчас он был применим только теоретически. Как бы там ни было, разобраться в тугом клубке иррациональной веры, озлобленности и стыда, связывающем юного соотечественника было не просто даже для сестры Эвен.
- Когда По проснется?.. Вы сейчас скажете мне, что все будет хорошо, - серьезно сказал Теллер, прежде чем сестра успела что-то ответить с улыбкой.
Баджорка замерла с открытым ртом, а потом устало вздохнула.
- Энсин права – мы не знаем, - честно призналась она, - Мы хотим начать лечение и вывести его из стасис-поля, но это еще не значит, что он будет в сознании и сможет с тобой разговаривать. Может пройти несколько дней прежде, чем он сможет вылечиться…
Правда была освежающа. Честно говоря, теперь Эвен была благодарна Т’Нэрэ за поданный пример. И хотя ее задачей, как сотрудника лазарета, было облегчить самочувствие пациента… может быть, этого можно было достичь, не прибегая ко лжи, которая к концу дня буквально обволакивала тебя, и избавиться от которой можно было только полчаса просидев в акустическом душе и преклонив колени на вечерней службе. В конце концов, как баджорка, Эвен лучше остальных представляла неизлечимость кардассианского крысиного бешенства…
- И что теперь делать… мне? – ложка в руке Теллера бессильно опустилась в почти нетронутую тарелку супа.
- Принимать свои лекарства и ждать, - просто ответила Эвен, которой не хватило решимости сказать также, что ждать Теллеру надо и развития собственного заболевания, - Нам всем надо придерживаться схемы лечения и ждать.
- Ждать… - упавшим голосом повторил подросток, - Это тоже всегда говорят, верно?
- Мне очень жаль… - в голосе медсестры звучали извиняющиеся нотки.
- Та женщина, которую вы назвали энсином, - вдруг задумчиво проговорил Теллер, - Она тоже Зеленая Леди?
- Я не понимаю, о чем ты, - Эвен вздрогнула, отвлекаясь от собственных невеселых мыслей, которые унесли ее в будущее – к процедуре отключения стасис-поля и тщательному выверению доз лекарств, - Я не знаю, что ты имеешь в виду, Теллер. Что это значит?
- Они приходят, если ты их просишь и если знаешь их имена, - ответил подросток, - Они приходят, потому что… они просто должны. Это не ерунда, это правда! – повысил он голос, краснея, и медсестра поняла, что на ее лице слишком явно отразилось недоверие, - Вы просто скажите мне ее имя… Может быть, однажды, ее тоже кто-то позовет.
- Т’Нэрэ, - с улыбкой сказала баджорка, - Ее зовут Т’Нэрэ.
- Я запомню, - серьезно кивнул подросток, - А пока я буду просто ждать, так?
Не в силах ничего добавить, баджорка снова улыбнулась и пододвинула мальчику блюдце с печеньем. Сказать ей действительно было нечего. Конечно, они будут принимать какие-то меры, но именно организм По самостоятельно должен был выработать антитела, а значит, по большей части им всем оставалось только ждать…

« Последнее редактирование: 27 12 2008, 22:01:59 от Мори Джанир »

May we all walk with the Prophets...
Offline  
27 12 2008, 23:55:56 #17
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

7 июля 2379 года, 21.00
Шлюз - Променад


Это было самое длинное путешествие в памяти Мей. Хотя бы потому, что путешествия дальше туристических курортов вообще были для нее редкостью. А уж если поездка протекает в компании коллег, но затраченное время можно умножать на два. А лучше - три.
Конечно, у нее было чем занять время, поэтому все то время, что она летела, она тратила на чтение - с перерывами только на еду и сон. Чтение было занимательным, даже несмотря на то, что все материалы были поданы в скупом виде сводов и отчетов. Зато сколько интересной информации можно было вытащить на свет, если только немного вчитаться! Какое, например, объяснение можно дать тому, что старший офицерский состав станции меняется как перчатки? Или о том, что информация о некоторых миссиях обрывается на середине, поднять информацию не представляется возможным? В общем, Мей предвкушала интересное расследование, граничащее с детективным.
Разве что удовольствие некоторым образом умудрялись подпортить коллеги, летевшие с ней на Дип Спейс. Будучи социологом, Мей ненавидела социологов всей душой, и оттого их общение ограничивалось вежливым "здравствуйте" за завтраком.
Стоит ли говорить, как она была счастлива, когда по внутренней связи объявили о скорой состыковке с базой? Мей подхватила падд с основными выдержками, которые служили ей шпаргалкой, и принялась ждать.
Спустя несколько минут и еще два объявления, определяющих путь следования пассажиров,  женщине все-таки пришлось влиться в группу коллег, радостно щебечущих о предстоящем приеме, который, по их мнению, должен был быть совершенно экзотическим. Все-таки, это загадочный Бэйджор… впрочем, молодые талантливые журналисты могли на любую планету навести романтический флер, который так ценили жители мегаполисов на главных планетах и колонисты периферии. Возможно, заслугой именно этих людей, умеющих подавать информацию, были сотни молодых людей, стремящихся к звездам, в то время как они могли бы совершенно так же успешно работать на благо общества и во имя саморазвития у себя дома.
Мей очень надеялась, что их не выставят в линейку перед такой же линейкой скучающих старших офицеров станции, и не будут представлять по одному. К счастью, ее надежды сбылись, и когда она последний прошла через шлюз и выбралась в мягко освещенный коридор, ее коллеги уже разбредались по своим каютам, сопровождаемые баджорцами-администраторами в красных и песочного цвета формах.
- А это – мисс Мей Чен, - объявил Томас Пеннингтон Третий, высокий и худой пожилой журналист, глава их группы, - Она останется с вами на станции, тогда как остальные наши сотрудники отправятся в различные районы Бэйджора и принадлежащих ему территорий. Прошу оказать ей любое содействие, которое потребуется.
Женщина перевела взгляд на его собеседника и увидела высокого широкоплечего баджорца с резкими чертами лица.
- Мисс Чен, - он слегка церемонно склонил голову, - Добро пожаловать на Дип Спейс 9. Надеюсь, ваше времяпровождение здесь будет приятным и полезным для обеих наших культур.
- С радостью принимаю ваше приглашение, - так же церемонно ответила Мей, оглядываясь и стараясь запомнить каждую деталь на станции, как если бы у нее больше не было такой возможности. - И надеюсь на плодотворное сотрудничество, - добавила она, намекая, что не развлекаться сюда приехала.
- Полагаю, кто-то займутся вашим багажом, - вмешался Пеннингтон, - А вы, наверное, хотите пройтись с полковником – вам о многом надо поговорить, многое организовать.
- Да, разумеется, - ответил Талар, - Энсин Авем проводит вас в вашу каюту, мистер Пеннингтон, а потом позаботится о ваших вещах, мисс Чен.
Откуда-то возник молодой баджорский администратор и вежливо оказал главе группы журналистов дорогу.
В свою очередь полковник повел рукой, приглашая женщину за собой.
- Итак, куда бы вы хотели, чтобы я вас проводил? Если вы, конечно, не хотите сперва отдохнуть с дороги, а потом говорить о делах.
- Хм... - она задумалась, не зная, что выбрать первым. Наверное, сразу требовать интервью со старшим командным составом было бы не лучшим решением, поэтому она просто произнесла: - Покажите мне станцию, чтобы мне проще было в ней ориентироваться. Думаю, это будет полезно. Если вас не затруднит.
- Разумеется, нет, - улыбнулся полковник, - Как вы, должно быть, знаете, - начал он, продолжая идти по коридору, заложив руки за спину, - Изначально Дип Спейс 9 называлась Терок Нор и была орбитальной рудоперерабатывающей станцией. Сейчас мы находимся возле входа в единственную известную стабильную червоточину и выполняем в основном дипломатические и торговые функции. Таким образом, сейчас здесь постоянно живет не только персонал, но и гражданские обитатели с десятка планет. Хотя, в основном, преобладает баджорские население – надеюсь, вы найдете мой народ приветливыми и простыми людьми. Сейчас мы находимся в стыковочном кольце и только что отошли от одного из больших стыковочных шлюзов. В основном здесь же располагаются складские и вспомогательные помещения, но едва ли это вас заинтересует.
- Кто знает, - улыбнулась Мей, кажется, впервые за их разговор. Конечно, она уже изучала планы ДС9 - но одно дело видеть их на схеме, а другое - пройтись по самой станции. Она оказалась намного больше, чем женщина могла предположить. А также куда населеннее. Мей с интересом разглядывала проходящих мимо людей, ее не покидало ощущение, что она попала в совершенно другой незнакомый ей мир, который только предстоит узнать.
Талар улыбнулся в ответ.
- Уверяю, мисс Чен, здесь есть, что посмотреть получше, чем помещения, часть из которых мы даже не используем. Этот коридор выводит нас в Жилое Кольцо, где находятся каюты. Ваша, кстати, находится на уровне Н-3, номер 231 – энсин Авем позже встретит вас с вашим багажом и передаст вам падд с вашим кодом доступа и некоторой информацией о станции, которую мы для вас подготовили. Но самым интересным для вас, наверное, будет центральное кольцо, где находятся офисы основных станционных служб… - полковник ступил в турболифт и подождал, когда Мей последует его примеру, - а также различные коммерческие заведения…
С легким толчком лифт остановился, и когда двери открылись, женщина будто очутилась в совершенно другом мире, с которым было сложно сравнить все, виденное ею на станции ранее. Будто из классического черно-белого фильма она очутилась в современной голо-программе.
- Это мы называем Променадом, - слегка повысил голос баджорец, указывая на все это пестрое, мигающее лампочками вывесок, шумное и ароматное.
Только природная сдержанность не позволила Мей озвучить мысль, которая так и билась в голове: "Вау!". Конечно, она слышала о Променаде. Это было практически первое, что она услышала о ДС9, кроме того, что станция находится у черта на рогах и имеет интересный политический статус.
Променад напоминал популярные туристические места в различных частях галактики и, в общем-то, таким и являлся: место отдыха для приезжих, торговцев, членов семей и конечно же самих служащих станции.
- Какое... интересно место, - попыталась она подобрать нужное определение. - И что же здесь происходит обычно?
Баджорец хмыкнул, впервые слегка потеряв нить лекции, которую читал приезжей. «Да так, ничего особенного не происходит, - чуть не сорвалось с его языка, - Иногда случаются демонстрации и протесты, но вообще совершенно обычная прогулочная палуба».
- Здесь происходит жизнь, - вывернулся он, - Это место работы для большинства обитателей станции. Здесь расположены несколько десятков заведений – как общественных, вроде спортзала, школы и храма, так и коммерческих – в основном различные магазины и рестораны почти на любой вкус. Возможно, если вы проголодались…
- О, нет-нет, рассказывайте, это так интересно. Поесть я всегда успею, - быстро вставила Мей.
- Не так много осталось рассказать,  - развел руками баджорец, - Надеюсь, с вы сами сможете разобраться с предоставленной вам схемой станции. Конечно, я мог бы пуститься в рассуждение об истории станции и о значении нашего положения в квадранте. Но едва ли в этом есть смысл прямо сейчас, когда до официальной части приема осталось меньше трех часов. Надеюсь, вы захватили вечернее платье?
Мей хмыкнула. Она ехала сюда не развлекаться, а для выполнения вполне конкретного задания. К тому же вечерние платья - несколько не тот стиль одежды, который она предпочитала. Однако такого рода официальные мероприятия - хорошая возможность познакомиться со всеми и составить первое впечатление как о месте, так и людях, с которыми ей впоследствии придется вплотную контактировать. К тому же на подобных официальных вечерах очень часто происходит много неофициальных, а оттого интересных, вещей.
Поэтому она ответила:
- Конечно. С нетерпением жду вечера.
- Что ж, в таком случае, если вы считаете, что у вас еще есть время, почему бы нам не подняться в мой офис и не поговорить немного о вашем задании и о том, что вам от нас потребуется?
- С удовольствием, - кивнула Мей.
___________
Совместно с полковником.
Offline  
29 12 2008, 13:43:43 #18
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

21:46
Офис командующего станцией


-…Что ж, мисс Чен, - сказал полковник Талар, обходя свой стол и усаживаясь в кресло, - Почему бы вам хотя бы вкратце не рассказать, в чем состоит ваше задание и чего вы от нас ждете? Нет, мне объяснили, что вы будете делать серию репортажей о жизни станции, но это довольно расплывчатая формулировка. Что конкретно вам понадобится?
Мей села напротив него, с интересом разглядывая интерьер кабинета. Ей, конечно, приходилось бывать во многих кабинетах многих начальников, но на космической станции - впервые.
- Я думаю, Служба Новостей Федерации описала вам цели моего присутствия достаточно подробно, - она хитро посмотрела на полковника и продолжила. - Но, если хотите, я расскажу, что мне понадобится в первую очередь. А именно - ваше содействие. Я смогу выполнить свою работу качественно только в том случае, если все члены экипажа будут мотивированы не на враждебное отношение, а на помощь и взаимодействие. А если более конкретно, то мое исследование будет состоять из двух частей: анализ документов, интервью и наблюдения. Второе последует за первым, конечно. Для начала мне хотелось бы получить доступ к тем данным, которые вы считаете нужным открыть для исследования. Я изучала личные дела персонала, и у меня возникли некоторые вопросы... но об этом потом. И, конечно, было бы замечательно познакомиться со всем экипажем на банкете. Надеюсь, у них нет никаких предубеждений против нашего исследования?
Талар помедлил с ответом. Конечно, у него был порядочный опыт ответов на вопросы, да и с журналистами ему встречаться приходилось. О достигших таких неплохих постов, как командование станцией у входа в единственную стабильную червоточину галактики, люди говорят и пишут. И все же в этом деле его настораживали слова про личную информацию и интерес Федерации не столько к станции, сколько к ее обитателям.
- Мы не известные спортсмены, актеры или музыканты, - уклончиво ответил, наконец, полковник, - Сомневаюсь, что кто-то из моих офицеров привык к интервью и совершенно не беспокоится на этот счет. Не знаю, можно ли это назвать предубеждением, но по моим наблюдениям, мы не слишком любим говорить о себе - на это указывает хотя бы тот факт, что на станции нет штатного советника. Однако, я уверен, что вы обнаружите здешних обитателей спокойными и дружелюбными.
- О, не волнуйтесь, если бы офицеры умели давать интервью, никому не интересно было бы их смотреть и читать. Люди в Федерации мало что знают об офицерах, об их жизни и трудностях, с которыми им приходится сталкиваться. И это уже не говоря о баджорцах! Простите, конечно, но баджорцы для обычного обывателя где-нибудь на Луне - нечто из разрядов мифов и слухов. Они знают об их существовании, но не более. Мне кажется, только в ваших интересах помочь нам - Службе Новостей - справиться с этой безграмотностью и просветить людей. А лучший способ это сделать - не сухие сводки о событиях на Бэйджоре, а возможность самим увидеть и понять, что же происходит на самом деле.
- Да, мисс Чен, я все это понимаю, - полковник потер подбородок, - Но надеюсь, и вы понимаете, что в нынешней политической ситуации нам, баджорцам, как никогда важно показать себя в правильном свете. А здесь, на ДС9, у нас есть лучшая возможность продемонстрировать, насколько успешно мы научились работать с Федерацией. И, разумеется, Федерация с нами. Уверен, мои люди это понимают и не будут вам мешать, однако... Вопросы какого плана вы собираетесь задавать?
Мей скрипнула зубами. Очень тихо и незаметно, но все же. Не хватало еще, чтобы все собранные ей материалы были подвергнуты жестокому контролю на "хорошее впечатление о баджорцах"! Ну уж нет - ей самой было интересно узнать именно то, что скрывается, а не о чем пишется в рекламных буклетах. Хотя непохоже, чтобы эти серьезные ребята озаботились буклетами...
- О, самые обычные вопросы, - мило улыбнулась она, хотя вообще не привыкла улыбаться, особенно мило. - О работе, развлечениях, хобби... Начнем с простого и посмотрим, на что выйдем! Не бойтесь, я не планирую брать ваших офицеров в оборот сразу же с сегодняшней банкетной ночи.
- Что ж, это довольно необычно, - улыбнулся баджорец в ответ, - Но вы правы, давайте просто начнем с простого и посмотрим. Я полагаю, вы предпочитаете начать работу прямо с завтрашнего дня? Если вам необходимо, мы можем выделить для вас офис и составить график интервью.
"О, как официально..." - мрачно подумала женщина.
- Конечно, я бы предпочла провести интервью в более неформальной обстановке, однако если это помешает внутреннему порядку станции - то как вам будет удобнее. И спасибо за заботу, думаю, отдельное место мне не помешало бы. Но для начала, я надеюсь, вы предоставите мне нужные материалы для изучения?
- В неформальной обстановке? Да, пожалуй, не хотелось бы, чтобы это мероприятие превращалось в ненавистную обязанность. В таком случае вам, наверное, будет удобнее составить собственный график. Я не против, пока это не мешает работе моих людей. Что же до материалов... - Талар сделал паузу, - Уже сегодня вам будет предоставлены необходимая степень доступа к нашему компьютеру, а также к баджорским архивам, если хотите. Также из вашей каюты открыт канал связи, а латиной вас снабдили еще на Земле?
- Благодарю вас за оказанную помощь, - проговорила Мей, вставая. - И также надеюсь на благотворное сотрудничество. А сейчас, пожалуй, я пойду, ведь уже скоро обещанный банкет и долгожданное знакомство с экипажем.

___________
Совместно с полковником
Offline  
30 12 2008, 13:08:20 #19
Арден Котма

Re: Сезон 2, Эпизод 3

7 июля 2379 года, 10:00
Бэйджор 8, Катмур


- Что ж, похоже, что мое пребывание на Бэйджоре 8 подошло к концу. – заметил Котма, наблюдая за тем, как баджорцы переместили последний промышленный репликатор с площадки транспортера на антигравитационную платформу, парящую в нескольких сантиметрах от пола. Майор Мори молча кивнула, сделала пометку в планшете, и, отложив его в сторону, повернулась к болианцу:
- Я рада, что вы согласились остаться, коммандер. Я ценю вашу помощь. – сказала вдруг Мори.           
- Да бросьте, я не сделал ровным счетом ничего. Согласен, моя форма и ранг произвели впечатление на местных администраторов, но вы проделали всю работу. - отмахнулся здоровой рукой Котма; по правде говоря, другая, пострадавшая во время покушения рука уже давно перестала доставлять ему хлопот, но Котма был мнительным пациентом и потому искренне считал, что она еще полностью не зажила.– ведь это вы убедили кабинет министров в том, что на восстановление Нового Дженмира должно стать одной из первостепенных задач, стоящих перед баджорским правительством на Бэйджоре 8. Не сомневаюсь, их удивила сплоченность, с которой Ли Фалор и администраторы остальных четырех поселений поддержали ваше предложение. В конце концов, теперь в  распоряжении администрации Нового Дженмира двенадцать промышленных репликаторов – семь положенных вам по закону и пять лишних, по одному от каждого из поселений и предоставленных сроком на полгода. Этого должно хватить, чтобы город снова встал на ноги.
- К тому времени, когда это произойдет, четвертый срок губернатора Джеттора подойдет к концу, и кабинет министров начнет поиски нового человека на эту должность. – тихо добавила Мори. – А это значит, что Ли в очередной раз выдвинет свою кандидатуру; и на этот раз я буду обязана его поддержать, так как именно он убедил или, точнее сказать, подкупил остальных администраторов с целью привлечения их на мою сторону. – Баджорка посмотрела Котме прямо в глаза. - Все, на что я рассчитывала изначально, было то, что мне удастся одолжить у Ли хотя бы один репликатор. Однако, он, услышав о моей идее, превратил ее в нечто другое. Честно говоря, коммандер, я не уверена, что мы поступили правильно, приняв помощь Ли.
- Майор, за полгода многое может измениться, к тому же, кабинет министров, а не колонисты, будут голосовать за следующего губернатора: повлиять на них ему будет гораздо сложнее. Главное, нам удалось спасти Новый Дженмир.
- Будем надеяться, что вы правы, коммандер. – улыбнулась Мори. – Прощайте, коммандер Котма.
- До встречи, майор Мори. – Котму дотронулся до коммуникатора.– «Запата», поднимайте меня. – и в то же мгновение болианец исчез в голубоватом свечении транспортера.

7 июля 2379 года, 21:24
вблизи ДС9


Котма понимал, что рассчитывать на теплый прием на борту USS «Запаты» не стоит, однако его встреча с лейтенантом-коммандером Бруксом прошла в более чем в прохладной атмосфере. Последние три с лишним недели глава Брукс, главный инженер корабля и второй офицер по совместительству, работал за троих, пытаясь закрыть брешь в командовании, образовавшуюся после ухода Котмы и смерти капитана Фоли. Это было заметно по темным кругам под глазами Брукса и его неприветливому, усталому взгляду. Было ясно, что Брукс чувствовал себя неуютно в обществе Котмы и хотел поскорее избавиться от него; однако, игнорировать свои обязанности инженер не привык и потому уделил бывшему начальнику минуту внимания. Прежде чем вернуться на мостик, сославшись на дела, Брукс успел поведать Котме, что на ДС9 «Запата» подберет нового капитана и первого офицера, спешно подобранных командованием звездного флота – они должны были прибыть на станцию заранее, на USS «Нэш». Было очевидно, что эта новость Бруксу облегчения тоже не принесла.
«Еще бы», - подумал Котма, - «ведь Брукс не знает, что от них ожидать. Инженер знает, что на этом его проблемы не закончатся. Ему еще предстоит ввести их в курс дела и познакомить с командой».
Котма решил не досаждать Бруксу, разговаривать с кем-либо из подчиненных или старших офицеров он тоже не хотел, поэтому он принял решение оставаться в своей каюте до конца путешествия. Читать не хотелось, разбирать вещи не было смысла, усталость и напряжение последних недель взяли свое. Болианец не раздеваясь упал на кровать...

...Растерянное, раздосадованное лицо капитана Фоли вдруг перекосилось гримасой боли. Капитан пошатнулся, схватился одной рукой за торчавший у него из груди инструмент, а другой оперся о центральный пульт, стараясь сохранить равновесие.
Красные огни аварийного освещение вдруг мигнули, и Котма увидел, что капитан лежал навзничь на пульте. Отмахнувшись от искрящегося провода, свисающего с потолка, болианец шагнул вперед и взглянул на безжизненное тело Фоли. Впрочем, это уже не был Фоли. На его месте был Ли Фалор, облаченный в форму офицера звездного флота, но сохранивший свою серьгу. Отшатнувшись, Котма взглянул себе под ноги – неизвестно откуда взявшаяся вода была уже по щиколотку, и продолжала прибывать. Вода, повсюду вода, уже по колено. Свисавший сверху провод, от которого Котма небрежно отмахнулся, снова раскачивался у него перед носом как маятник. Одна искра оторвалась от него и устремилась вниз ,к покрытому водой полу комцентра...

Мелодичный, но настойчивый звон будильника разбудил Ардена. Очередной кошмар - пятый с тех пор, как покинул для трибунала. Каждый раз его воображение преподносило ему новый неприятный сюрприз. Он посмотрел на часы – он проспал почти десять часов. До прибытия на станцию оставалось всего несколько минут. Быстро приведя себя в порядок, Котма подхватил свою сумку с вещами и, окинув взоров свою комнату на прощание, направился к выходу. Нет, он не рассчитывал на встречу с новыми офицерами корабля, но он должен доложиться полковнику Талару о своем прибытии.
« Последнее редактирование: 30 12 2008, 13:10:47 от Арден Котма »
Offline  
04 01 2009, 23:18:21 #20
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

23:01
Кают-компания


Журналисты и социологи, для которых ДС9 была только перевалочным пунктом на пути к местам их заданий, конечно, тоже приехали работать, а не развлекаться. Однако, прием был хорошей традицией, отказываться от которой было бы печально и уныло. Зная это, административный персонал станции позаботился, чтобы банкет был скромным, но со вкусом - баджорским.
Украшенные небольшими букетами баджорской сирени, в кают-компании вдоль стен стояли столы с десятком видов баджорских закусок - от таких простых, как хаспарат, до деликатесов, как веклава и гигантские креветки. Впрочем, для представителей других рас любое традиционное кушание пока казалось экзотическим, ведь не пришли еще времена, когда культуры Бэйджора и Федерации перемешались настолько, чтобы местные блюда можно было бы свободно отведать в любом уголке альфа- и бета-квадрантов.
В углу негромко настраивал инструменты квартет музыкантов, и, судя по раздающимся отрывкам мелодий, сегодня они собирались играть что-то не убаюкивающе-классическое, а относительно современное - а в эту категорию попадали в основном романсы полувековой давности.
Гости уже начали собираться и сбивались возле столов в группы, похожие на птиц в своих ярких гражданских костюмах и вечерних платьях. Кое-где мелькали ярко-рыжие робы ведеков и алые формы офицеров-администраторов.
Двери перед Мей Чен разъехались, и она уверенно шагнула в зал. Даже слишком уверенно - чтобы все кругом видели, как уверенно она себя чувствует среди всех этих людей, в атмосфере более близкой к богемной, чем рабочей. Как же она не любила подобного рода мероприятия! Ходить на неудобных шпильках, улыбаться всем и вести светские беседы о погоде. Хотя какая может быть погода на станции! Мей поправила неудобное длинное платье, которое, кажется, было слегка ей мало - во всяком случае, облегало оно слишком непривычно, и с непринужденным видом прошла вглубь зала, поприветствовав коротким кивком знакомых.
Несколько человек, заранее представленных Мей на «Нэше» или знакомые ей по предыдущим совместным проектам, кивнули в ответ, но подходить не спешили. Только темноволосая журналистка с орлиным носом махнула ей, приглашая к столу, и когда женщина подошла ближе, сообщила почти заговорщицким шепотом:
- Здесь отличная веклава, берите, пока не расхватали.
Но багровый фрукт с черными косточками особенного аппетита у Мей не вызвал, и она только взяла бокал светло-голубого напитка в изящном бокале с одного из подносов, которые разносили баджорцы-официанты. Пить она не собиралась, просто надо было чем-то занять руки.
- Мисс Чен? – раздался над ухом приятный мужской голос.
Мей обернулась и встретилась взглядом с полковником Таларом, одетым в парадную лилово-серую форму.
- Добрый вечер, - улыбнулась она почти искренне - действительно, было приятно увидеть хоть кого-то знакомого... и по делу.
Полковник улыбнулся в ответ и подал женщина согнутую руку.
- Вы знаете всех этих людей? – спросил он со странной, полушутливой интонацией, - Не хотите никому меня представить?
- О, ну, - сникла Мей, - я их видела... Вернее, мы прибыли вместе на Дип Спейс и целую неделю летели вместе, но я бы не стала здесь использовать глагол "знать". Хотя, конечно, если хотите... Однако я бы с куда бОльшим удовольствием познакомилась с вашим экипажем.
- Как пожелаете, мэм, - церемонно кивнул полковник.
По правде, он тоже не слишком стремился познакомиться с этими людьми, которые мало того, что отличались от баджорцев, но и от федеральных офицеров, к которым Талар уже более-менее привык.
Под руку с Мей Чен Талар пустился обходить зал, выглядывая знакомые лица своих старших офицеров. По крайней мере, тех, кто еще присутствовал на станции. К его сожалению, он не видел не прямой подтянутой фигуры доктора, но синего лица Котмы. В данный момент его устроила бы даже ассистентка доктора, с которой он даже не общался ни разу, но и ее в толпе не было видно, и командующему станцией оставалось только надеяться, что кто-то из нужных ему людей скоро появится. А пока выбор полезных знакомств, которые можно было предоставить мисс Чен, был невелик.
- Позвольте вам представить лейтенанта Бакота, - провозгласил полковник, останавливаясь перед баджорцем, занятым накладыванием закусок на свою тарелку. На взгляд Мей он использовал слишком много геля для укладки на своих черных, зачесанных назад волосах.
- Приятно познакомиться, Мей Чен, социолог, - представилась женщина, стараясь не особенно пристально разглядывать офицера.
- О,  мисс Чен! – воскликнул баджорец, неуклюже ставя тарелку на стол так, что с горы еды на ней на белую скатерть посыпались ярко-зеленые ягоды, похожие на виноград, - Я – глава службы безопасности станции.
- В отсутствие капитана Рино, - вставил полковник, - Но вам пока не обязательно быть в курсе наших кадровых перестановок. Уверен, лейтенант Бакот расскажет вам о службе все…
- Я так рад этой возможности! – тем временем лейтенант схватил Мей за руку и попытался поцеловать ее, - Появиться в прямом эфире федеральной службы новостей… уверен, мы прекрасно будем смотреться вместе на мониторе. Почему бы нам не обсудить мое выступление завтра за обедом?
Мей натянуто улыбнулась, и так простояла пару секунд, забыв убрать улыбку с лица. Ей очень захотелось оказаться в офисе на Земле и почитать какой-нибудь очень нужный отчет о переписи населения в далекой-далекой колонии.
- Выступление? - она приподняла бровь. - Я не уверена, что вы меня правильно поняли - это не ток-шоу, а с сотрудниками... то есть офицерами, - быстро поправилась Мей, до сих пор не привыкнув к флотской терминологии, - я планировала лишь интервью. Без камер и прямого эфира, во всяком случае пока. - добавила она.
- О, я буду замечательно смотреться, не сомневайтесь, - уверил ее офицер службы безопасности, - Ведь у вас все равно есть камера?
Полковник Талар, наблюдавший за разговором, тоже вопросительно приподнял бровь.
Мей перевела дух и как можно более вежливо ответила:
- К сожалению, нет. Я ее на Земле забыла.
Бакар мгновение сосредоточенно смотрел на нее, а потом расхохотался.
- Замечательная шутка! – воскликнул он, - Да-да, потрясающее чувство юмора!
Командующий станцией пожал плечами и вежливо заметил:
- Что ж, зато лейтенант Бакот без предубеждений и с готовностью относится к вашему исследованию. Но кажется, я там вижу еще кое-кого, с кем я вас хотел познакомить… Извините нас, лейтенант.
- Спасибо, - шепнула Мей ему на ухо, когда они отошли от разговорчивого баджорца.
Мей была готова к тому, что ей придется упрашивать и уговаривать, но что бросятся к ней же на шею с просьбами заснять - нет.
_____________________
Вместе с Таларом
Offline  
06 01 2009, 00:57:33 #21
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 3

22:51
Лазарет


Сестра Эвен подошла к энсину Т'Нэрэ, занятой в хранилище лекарств подбором следующей дозы нейроингибитора, и вежливо кашлянула.
- Энсин? - осторожно спросила она, - Ваша смена уже закончилась, и вы можете идти. Честно говоря, вы уже часа два как можете идти, и если вы задержитесь еще немного, вы опаздаете на прием в кают-компании.
Иногда сестре нравилось напоминать своим коллегам, что им пора идти домой, или что они пропускают обед, или что надо написать отчет и пришла статья о новой медицинской процедуре. Эти, казалось бы необязательные и в какой-то мере секретарские обязанности доставляли ей удовольствие и удовлетворение.
Вулканка, все еще стоя спиной к сестре и зная, что баджорка ничего не увидит, позволила своему лицу принять то выражение, которое соответствовало ее эмоциям, а именно: глаза ее округлились, брови вздернулись и весь вид ее указывал на неподдельный ужас. Эвен Оро фактически пыталась выгнать ее на прием, которого девушка тщательно старалась избежать. И ей бы это удалось, если бы коллега не «напомнила». Т'Нэрэ хотела сделать вид, что совсем забыла или что у нее есть более важные дела в лазарете, потому что подобные светские мероприятия обычно не приносили ей ничего, кроме чувства потерянного зря времени и неудобств в виде больших масс людей, в обществе которых вулканка испытывала лишь неловкость и раздражение.
Энсин медленно повернулась к сестре, когда вновь почувствовала в себе силы придать своему лицу равнодушное и невозмутимое выражение.
- Сестра Эвен, состояние наших пациентов таково, что им нужен постоянный контроль. Я бы предпочла остаться, здесь я могу принести намного больше пользы.
- О, - баджорка в притворном удивлении приподняла бровь.
Общение с вулканкой открывало столько новых сторон в самой Эвен, и делало каждый день в лазарете поистине познавательным. С одной стороны, эта энсин – та еще заноза, и медсестра не исключала возможности, что эта девушка уже знает и еще узнает о практической медицине гораздо больше нее, в то время как она сама уже достигла предела своих возможностей. И общаться с ней действительно было непросто. Но с другой стороны, это было забавно.
- Исходя из моих знаний о федеральных офицерах, я могу назвать три причины, по которым вы действительно хотите остаться здесь на ночь. Первая – вы считаете меня плохой сиделкой, и думаете, что я не смогу справиться с пациентами то ли потому, что баджорка, то ли потому, что не принадлежу к Звездному Флоту, - сестра скрестила руки на груди и испытывающе посмотрела на коллегу.
Энсин не ожидала такого ответа, впрочем как и того, что сестра отстанет от нее без всяких объяснений. Сейчас девушке оставалось только попытаться умозрительно вычислить оставшиеся две причины, о которых говорила сестра, быстрее, чем та их озвучит, и самостоятельно придумать еще одну, самую убедительную, но при том не обидную для баджорки и не унизительную для самой вулканки, чтобы назвать ее вместо истинной. Говорить правду о том, что она готова на все, лишь бы не ходить на этот прием, Т'Нэрэ почему-то не хотела.
- Вы не правы, - сказала она, пристально глядя на коллегу. – Было бы очень интересно услышать две другие гипотезы.
- Вторая гипотеза – вы не умеете веселиться, - пожала плечами медсестра, - И дело тут не в вашем происхождении. Думаю, во всех мирах, где побывали представители Федерации, рано или поздно начинают ходить анекдоты о том, как офицеры Звездного Флота всеми правдами и неправдами пытаются отвертеться от медосмотров и от официальных приемов, если последние предполагают замысловатые цветочные и ледяные композиции на столах вместо еды, парадную форму и танцы под легкую музыку. Скажите, энсин, вы ведь не танцуете, я угадала?
В этот раз баджорка попала в точку, но признаваться девушка не спешила. Она пришла к выводу, что при данном уровне освещения тяжело было бы заметить излишнюю зелень на ее щеках, к которым от смущения прилила кровь, и решила гнуть свою линию и дальше.
- Танцевать? А какое отношение это имеет к делу, ведь танцы – это всегда дело добровольное? – вулканка говорила непринужденно, стараясь заверить собеседницу, что предположение кажется ей глупым. – Как бы то ни было, я с нетерпением жду следующей версии.
Т'Нэрэ смотрела на баджорку, слегка склонив голову и даже почти с улыбкой. Дискуссии с сестрой Эвен еще недавно ее сильно раздражали, но постепенно стали забавлять и даже интересовать – коллега была проницательна, и, кроме излишней эмоциональности, прочие ее качества казались вулканке вполне достойными уважения.
- В данном случае танцы – это скорее ритуал, чем развлечение, - рассеянно заметила баджорка, - Что же до третьей версии… Скажите мне сами. Возможно, вы ее отгадаете, и тогда я очень надеюсь, что вы меня не обманываете, а возможно, вы задумали нечто четвертое, чего я не могла предусмотреть…
- Чем плоха версия о том, что кто-то должен работать в то время, как все развлекаются? Хотя бы ради разнообразия. – Энсин совсем не хотела обманывать сестру в силу своих моральных принципов, поэтому решила назвать причину, которая открывала достаточно правды без вреда для ее репутации: – А еще кто-то может просто ценить свое время и не хотеть тратить его впустую.  Не знаю, что именно загадали вы, но подобная причина, кроме того, что вполне логична, еще и является истинной.
Баджорка задумчиво улыбнулась. Если раньше, несколько минут назад, она действительно собиралась выгнать энсина в светское общество, то сейчас уже не была так уверена, что оно того стоит.
- То есть вы действительно хотите остаться дежурить ночью? Потому что больше, вроде как, и некому? – уточнила она, - Чудесно. В таком случае я, с вашего позволения, отправлюсь к себе и отдохну. Наверное, вулканцы действительно более выносливая раса, в этом вам не откажешь. Хорошо, что вы больше не беспокоитесь при перспективе остаться наедине с детьми, - Эвен хитро прищурилась.
- Да, я хочу остаться, - энсин кивнула, и в ее голосе явно послышалось облегчение. – Отдыхайте, мне кажется, вам это сейчас нужно больше, чем мне.
Вулканка была благодарна сестре, как за возможность не идти в полную народа кают-компанию, так и за предоставляемое одиночество на всю ночь. Не считая детей, конечно. Но их было всего двое, и ни в какое сравнение с кучей журналистов и офицеров они не шли, тем более, что По и так без сознания, а Теллера теоретически можно и нужно уложить спать.
- Спокойной ночи, энсин, - пожелала медсестра, - Увидимся завтра.
«Что ж, - подумала она, - Все прошло не так, как задумывалось, но тоже неплохо». Если бы вулканка все-таки захотела завершить на сегодня свою смену, Эвен бы осталась на ее месте без колебаний – и потому, что кто-то же должен работать, и потому, что нельзя было оставлять Теллера одного. Но все же, несмотря на природную доброту, она не чувствовала обязательную потребность провести ночь у его постели. Судя по всему, энсин не чувствовала этого тоже, но факта, что ей придется, это не меняло.
_______________________________
Совместно с Мори Джанир.
Offline  
09 01 2009, 00:08:20 #22
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

23:15
Кают-компания


Однажды Торану повезло – он родился. Но на этом везение закончилось.
Вся его дальнейшая жизнь чем-то напоминала плохую греческую комедию, из двух действий, пары десятков лиц и одного акта, нет, не размноженческого – театрального, затянувшегося на целых сорок семь лет. Даже без антракта на бутерброды и чай. Комедия эта была прописана  плохо, сухо, скупо, купированных слогом и, вероятно, являлась детищем низко оплачиваемого графомана-неумехи, решившего, будто бы овладения сомнительным искусством жонглировать фразами вполне достаточно для создания подлинного шедевра беллетристики в мягкой обложке – иными словами, жизни и биографии доктора Торана, федерального офицера ромуланских кровей и истового ненавистника всякого мероприятия, предусматривающего в программке его участие. Торан действительно ненавидел официальные торжества. Сейчас уже нельзя сказать, как глубоко уходит корнями эта ненависть и сколько аллегорических собак зарыто под ее корнями, зато можно смело утверждать другое – выкорчевать эту ненависть можно лишь одним способом – прицельным попаданием разряда молнии в область основания черепа, что под сводами Дип Спейс 9 довольно проблематично, потому как погода здесь обыкновенно не меняется. А жаль… Покидать лазарет Торану не хотелось. Он никогда не принадлежал к числу людей, готовых веселиться на пиру во время чумы, но обстоятельства вынудили его пренебречь профессиональным долгом в угоду соблюдения субординации, иными словами: получил приказ – будь любезен исполнить, а если для этого тебе придется наступить на горло совести, не забудь надеть обувь на подошве потоньше, иначе не ровен час задушишь и прослывешь мерзавцем. Потратив несколько минут на рассматривание ненавистной парадной формы, в которой коммандер выглядел столь презабавно, что натяни он еще и шаперон с бубенцами – сошел бы за первоклассного шута, Торан покинул каюту и отправился на банкет в состоянии крайне далеком от восторженного и в отнюдь не дипломатическом расположении духа. К моменту его прихода в кают-компании было уже довольно многолюдно, поэтому, избегая чрезмерного внимания публики, Торан решил без необходимости не двигаться и, затаившись в углу с бокалом чего-то шипучего, изображать предмет декора.
Но долго притворяться частью интерьера у него не получилось: к Торану направлялся полковник Талар в сопроваждении незнакомой женщины, судя по ее гражданской одежде - одной из участницы экспедиции, а, судя по горящим энтузиазмом глазам - готовой наброситься на любого, кто расскажет ей хоть что-то о станции. Или баджорцах. Или веклаве. В общем, о чем-нибудь!
- Позвольте представить, коммандер Торан, глава медицинской службы, - произнес начальник станции, и узкие глаза женщины заинтересованно расширились. - Мей Чен, социолог из Федеральной Службы Новостей.
- Очень приятно, - произнесла женщина и уставилась на Торана с немым любопытством в глазах. Видимо, только воспитание не позволяло ей после первой же фразы спросить: «А вы, правда, ромуланец?».
- Взаимно, - отозвался доктор, замечая немое любопытство в глазах федерального социолога и каким-то внутренним чутьем понимая, что немым этому любопытству суждено быть совсем не долго.
- А теперь, мисс Чен, я прошу у вас прощения, - снова заговорил полковник. – Но мне необходимо уделить внимание еще нескольким гостям. Уверен, доктор рад на время составить вам компанию. Извините.
С этими словами полковник медленно развернулся и двинулся к небольшой группе гостей, столпившихся возле одного из иллюминаторов и довольно громко о чем-то беседовавших.
- Итак, мистер Торан, - начала она, с интересом разглядывая офицера. - Значит, вы начальник медицинской службы... и ромуланец, так?
- Думаю, нечто подобное записано в моем официальном деле, - отвечал доктор, рассматривая новую знакомую без желания и любопытства. – И, извините за прямоту, какой из этих фактов вас так смутил?
- Ну почему же сразу смутил? Заинтересовал. Я смотрела статистику - не так уж и много ромуланцев служит в Звездном Флоте. Вернее даже - совсем мало. Однако вы росли в Федерации, мы с вами земляки, если не ошибаюсь.
- Вполне вероятно, - Торан убрал руки вместе с бокалом за спину и мысленно попрощался с душевным равновесием на ближайшую сотню лет. Вездесущих социологов он не любил даже издалека, что же говорить о близком расстоянии. – Правда, о вас мне известно куда меньше, чем вам обо мне… Должно быть я на самом деле представляю собой очень интересную статистическую единицу, однако далеко не уникальную. Но если у вас имеются еще какие-либо данные обо мне, нуждающиеся в подтверждении – слушаю.
- Вы слишком недооцениваете себя! Для меня как для исследователя вы очень интересны. Как и все члены экипажа станции, - быстро добавила Мей. - Однако, к сожалению, я не располагаю достаточными сведениями, чтобы делать какие-то выводы. По крайней мере пока. Возможно, мы могли бы побеседовать с вами в менее формальной обстановке несколько позднее?
- Возможно, - коротко проговорил доктор, в чьем сознании при словах «исследователи» и «интерес» живо всплыли красочные образы пыточной и деликатные вопросы, заданные в совершенно не деликатной, а от того еще более раздражительной форме. За свою жизнь он не раз успел столкнуться с такими вот социологами, но сталкиваться еще не значит привыкать, поэтому каждая новая встреча была для Торана сродни прохождению одного из кругов ада, которых вопреки мнению теологов не девять и не двадцать, а примерно столько же, сколько любопытствующих зевак, то есть неисчислимое астрономические нечто. Это уже не цифра. Это объем. – Если вам будет угодно, я готов встретиться с вами вне рабочего времени, хотя боюсь вас разочаровать – в сравнении «со всеми членами экипажа» я смотрюсь крайне бледно.
- Ну а это мы еще посмотрим, - лукаво улыбнулась Мей и, распрощавшись с коммандером, отправилась выглядывать новую "жертву".
«Не сомневаюсь», - подумал Торан, разглядывая кислотную жидкость в бокале и искренне сожалея, что ее вряд ли кто-то догадался отравить.
______________________________________________
Совместно с Мей Чен


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
10 01 2009, 00:08:10 #23
Т*Нэрэ

Re: Сезон 2, Эпизод 3

23:32
Лазарет


Иногда полная живых существ зала может казаться настолько одинокой и скучной, что несчастный заброшенный туда против своей воли субъект может начать мечтать о самоубийстве, и по сравнению с этим пустой лазарет может казаться куда более желаемым вариантом. Хотя, может, дело именно в свободной воле? И в присутствующем обществе?
Не связанная приказом командования явиться на прием в кают-компанию энсин Т’Нэрэ могла вдоволь размышлять над этими вопросами, даже не зная, как в эти мгновения полковник Талар жалеет, что не обязал явиться всех федеральных офицеров без исключения. Но было уже слишком поздно, энсин по собственной воле осталась в лазарете, а из общества там присутствовал только юный баджорец, спать пока не собирающийся и по-прежнему напряженно сидящий на своей койке. Как бы вулканке ни хотелось этого избежать, рано или поздно ей придется пройти мимо, чтобы ввести брату Теллера следующую дозу лекарств, и тогда кто-то из них непременно заговорит…
В отсутствие сестры Эвен все стало проще и одновременно сложнее. С одной стороны, энсин все еще не знала, как быть с Теллером, но с другой…она может попробовать пойти на контакт еще раз, и на этот раз не будет необходимости думать еще и о реакции баджорки. Она с самого начала дежурства заняла такую позицию, чтобы можно было внимательно следить за показаниями приборов и самочувствием пациентов, но не привлекать при этом излишнего внимания к своей персоне.
Когда настало время, вулканка заправила гипоспрей нейроингибитором и подошла к По. Она аккуратно ввела препарат, и, не решаясь ничего сказать первой, посмотрела на Теллера, который все это время внимательно за ней наблюдал. Т’Нэрэ подумала, что если мальчик сейчас ничего не скажет, то она обратится к нему сама с одной из заранее заготовленных фраз - может быть, излишне официальных, но вполне пригодных для начала беседы.
- Вы давно вместе с доктором Тораном? – вдруг спросил подросток, - То есть… вы давно его знаете, с ним работаете?
Похоже, ему надоела игра в кто первым заговорит, и хотя у Теллера были свои причины не стремиться к контактам со взрослыми, на этот раз он не выдержал первым, и давно вынашиваемый вопрос сорвался с его губ.
Вопрос показался энсину неожиданным, поэтому она непроизвольно вздернула бровь.
- Нет, не очень давно. Один год и два месяца,- высчитывать точное количество дней в своей обычной манере она посчитала неуместным.
Что ж, это вполне было похоже на начало разговора, и энсин слегка склонила голову набок, ожидая продолжения и работая над выражением лица.
Теллер кивнул с серьезным выражением темных глаз, принимая услышанное к сведению.
- Год – это много, вам повезло, - задумчиво проговорил он, - Расскажите мне о нем… какой он? Вы ведь видели, как он совершает чудеса? – глаза подростка заблестели, - Пожалуйста…
Т’Нэрэ почувствовала себя еще более неуверенно. Ни о каких чудесах в том смысле, который в это слово вкладывал ее юный собеседник, она не знала. Да и объем ее знаний о докторе его явно не устроит.
- Не хочу тебя разочаровывать, Теллер, но я не знаю о докторе ничего, что тебе могло бы показаться интересным. Он прекрасный специалист – лучший из всех, кого я когда-либо знала. – Это было правдой. У энсина не было случая сказать это доктору в лицо, но она всегда им восхищалась и считала, что ей выпала большая честь работать с ним. Теперь же подошло время разобраться с «чудесами», и вулканка продолжила, подбирая слова как можно более осторожно. – Именно поэтому его работу иногда можно сравнить с чудесами. Думаю, когда он вернется, он сам расскажет о себе.
- Доктор Джирани – отличный специалист, - быстро пробормотал баджорец, - И все они там, на Бэйджоре 8… но они не смогли спасти нашу маму. А доктор Торан – он спас ту женщину, - он в упор взглянул на вулканку и сжал кулаки, с каждый словом его голос становился все громче, - Я видел, она не дышала и была в крови, но они позвали доктора, и он пришел и спас ее! Как будто он не мог не прийти! И это было чудом…
Прежде, чем энсин успел ответить на это пламенное заявление – ведь каждая реплика давалась ей не просто – раздался высокий тревожный звук.
- Что это?! – вздрогнул Теллер, прервавшись в середине фразы.
В тот же момент рука младшего баджорца, маленькое тело которого замерло в одном положении сегодня утром и больше не двигалось, дернулось. На одно ужасное мгновение в его неглубоком, но мерном дыхании наступила пауза, а затем из его горла вырвался хрип и кашель.
Писк монитора биокровати, на котором прежде стабильные показатели сбились и хаотично задергались, заполнил весь лазарет.
- Что происходит?! – прокричал Теллер, - Ему хуже?!
Вулканка ничего ему не ответила – она уже проверяла показания приборов. Сейчас для нее не существовало окружающего мира, и криков Теллера она не слышала. Краем глаза энсин успела заметить, что мальчик вскочил с койки. Ее пальцы забегали по панели управления биокроватью, а потом она быстро, как только могла, зарядила гипоспрей и вколола По лекарство для облегчения дыхания.
- Компьютер, состояние! – обеспокоено произнесла она, гораздо быстрее и громче обычного.
Безразличный голос компьютера отозвался мгновенно, дублируя данные на мониторе, и начал отчитываться о симптомах и состояниях, газах в крови и показателях жизнедеятельности, и даже оказался достаточно любезен, чтобы подытожить:
-… тяжелое паралитическое расстройство дыхания, частая причина смерти при кардассианском бешенстве…
- Что вы делаете?! – воскликнул Теллер, бросаясь к койке брата, - Он же умирает! Вы не можете… вы же не…
На мгновение вулканка краем глаза увидела искаженное ужасом лицо подростка, но просто не могла позволить себе отвлечься. А он тряхнул головой и неожиданно кинулся прочь, сшибая по пути переносной стол с инструментами. Сквозь писк монитора и продолжающиеся рекомендации компьютера чуткие уши Т’Нэрэ расслышали шелест открывающихся и закрывающихся дверей лазарета, очевидно, оставленных сестрой Эвен незапертыми.
С убежавшим мальчиком девушка решила разобраться потом, а пока перед ней все еще задыхался его несчастный брат. Лекарство действовало плохо, и энсин поспешно подключила его к аппарату искусственного дыхания.
- Состояние стабилизировано, - все так же равнодушно сообщил компьютер.
Вулканка глубоко вздохнула и еще раз проверила все показания. Ее беспокойство не уменьшилось, и она решила как можно скорее поставить в известность коммандера Торана, даже несмотря на нежелание отрывать его от приема, а пока логика требовала еще одного действия. Энсин дотронулась до коммуникатора:
- Энсин Т’Нэрэ – службе безопасности. Только что из лазарета сбежал ребенок, баджорец, глаза темные, волосы вьющиеся, откликается на имя «Теллер».
_________________________________
Совместно с Мори Джанир.
Offline  
11 01 2009, 11:39:15 #24
Мори Джaнир

Re: Сезон 2, Эпизод 3

23:55
От Променада до кают-компании


- …тяжелое паралитическое расстройство дыхания, частая причина смерти…
Теллер шарахнулся в сторону от койки, от девушки с таким странным выражением лица, а самое главное – от брата. На какой-то момент, ему показалось, что это не По, а какое-то совершенно чужое ему существо с фиолетовыми тенями вокруг глаз, судорожно поднимающейся и опадающей грудной клеткой и скрюченными тонкими веточками-пальцами. По был совсем не таким – постоянно путался под ногами, кричал и смеялся, постоянно норовил убежать и исследовать каждый закоулок любого места, где ему довелось оказаться, а искать его, конечно, приходилось Теллеру. И тогда Теллер его, конечно, совершенно по-детски ненавидел и вспоминал все самое плохое, и что отцы у них разные… но через несколько минут стыдился своих чувств и отправлялся на поиски. И По был похож на маму…
Теллер неожиданно представил ее лицо, подумал, как она вот так же, должно быть, задыхалась, прежде чем…
Он отвернулся и побежал, наткнулся на переносной стол с инструментами, опрокинул его, чуть не полетел на пол сам, но удержался на ногах. Двери из лазарета открылись перед ним и захлопнулись за его спиной. Мысли и желания пролетали в его голове так быстро, что он сам не успевал додумать их до конца или хотя бы зафиксировать в полной мере их присутствие. Теллеру хотелось, чтобы его окликнули, чтобы все это не напоминало так сильно Бэйджор 8… Тогда он тоже бежал…
Вид пустого сумрачного Променада отрезвил подростка, когда он оказался уже в полусотне метров от лазарета. Теллер поспешно свернул из центра прогулочной палубы и прижался к стене.
Это не Бэйджор 8, сказал он сам себе. Да и Бэйджор 8 не оказался бы катастрофой, если бы он только раньше знал, что добрый дух, выбравший местом обитания федерального врача, рядом. Тогда он бежал прочь – от собственного страха и отчаяния, но сейчас так же быстро должен бежать вперед, к единственному, что могло сейчас помочь… И то, что он совершенно не представлял, где сейчас находится доктор Торан, совершенно его не смущало. Оставив полутьму стены, которую за последние три недели привык считать спасительной, Теллер заметался в поисках лестницы.
Турболифт открылся в нескольких метрах от него, осветив теплый красноватый кусок покрытия пола, и это было знаком, понять и оценить который мог бы только Теллер. Он поторопился и заскочил внутрь за мгновение до того, как лифт снова пришел в движение. Трое нарядно одетых инопланетян недоуменно посмотрели на него – все трое были одного вида, те самые со странными гладкими носами и лбами, с округлыми ушами, а потому кажущиеся несколько недоделанными, будто природа обделила их оригинальной чертой, присущей каждому другому виду. Теллер прижался к стенке турболифта и обхватил рукой перила, стараясь смотреть в пол…
Когда движение, наконец, прекратилось, и трое инопланетян вышли в коридор, баджорец последовал за ними, но коридор, где он оказался совершенно ничего ему не говорил. Такие же коридоры с мертвенно-синим светом и рядами дверей были везде на станции и ничего не значили для Теллера, потому что он бывал в таких местах слишком редко, предпочитая короткие вылазки до пищевого репликатора, у которого меньше народу, и нижние нежилые уровни возле термоядерного реактора.
Инопланетяне, неуютно замолчавшие во время их совместного путешествия в турболифте, все еще шли впереди, тихо смеясь и возобновив разговор. Теллер видел, как одна из дверей перед ними открылась… и он не смог удержаться заглянуть одним глазом в тот чудесный мир, куда направлялись счастливые инопланетяне, и который так отличался от мира, в котором оказался мальчик, оставшись один. Охватить за один взгляд светлую комнату и пару десятков людей было невозможно, невозможно было объять и смесь ароматов и звуков музыки, которых хлынули в чуткие ноздри и уши Теллера, и он просто сделал несколько шагов вперед и застыл на месте.
И в этот момент ему явился еще один знак – яркая вспышка в одном из округлых окон. Может, это был сигнальный огонь прибывающего или отбывающего корабля, но на самом деле Теллеру было все равно, потому что огонек привлек его внимание, а в полутемном углу возле окна стоял именно тот, кого он искал, с тоской уставившись в свой бокал.
- По не может дышать! – воскликнул Теллер, кидаясь к доктору Торану, - Вы должны помочь ему!
- Это еще что, черт возьми? – выругался один из мужчин, которого оттолкнул с дороги баджорец.
- Мальчик, тебе сюда нельзя! – воскликнула темноволосая женщина, уронившая половинку веклавы на кричащее розово-голубое платье.
- Вы слышали, По не дышит! – повторил Теллер. Звуки, свет и яркие цвета начинали странно на него действовать, раздражали, пальцы начинали непроизвольно сжиматься в кулаки.
- Вы должны… - хрипло пробормотал баджорец, беря доктора за белый рукав парадной формы, - Вы ведь Зеленый Человек… Пожалуйста… Пожалуйста, помогите По, вы должны сделать так, чтобы он очнулся и выздоровел. Вы не можете отказаться, не можете…
Дельта доктора издала тихий звук вызова, и голос энсина Т’Нэрэ подтвердил вызов.



May we all walk with the Prophets...
Offline  
14 01 2009, 13:21:53 #25
Арден Котма

Re: Сезон 2, Эпизод 3

22:14

Арден Котма получил сообщение из ОПС на пути в свою каюту, но поскольку он и так планировал нанести визит начальнику, неожиданностью это для него не стало. Окинув взглядом свою каюту, в которой он не был уже почти месяц, и положив сумку с вещами, коммандер направился к ближайшему турболифту, который отвез бы его в комцентр.
Хотя он уже успел привыкнуть к обстановке своей квартиры в Катмуре и плавным линиям баджорской архитектуры, вновь быть на станции было хорошо. И одним из плюсов была хотя бы тишина и покой, которого на Бэйджоре 8 в последний месяц так не хватало. А еще никто не смотрел на его федеральную форму и не ждал от него чего-то особенного, как будто у него в рукаве был спрятан еще один репликатор. За весь путь до ОПС Котма встретил только одного инженера, который вежливо поздоровался, да в турболифте очень эффектная инопланетянка одарила его кокетливой улыбкой, а сопровождавшая ее светловолосая земная девочка, облокотившаяся о стенку – мрачным взглядом.

Вопреки ожиданиям Котмы, полковник Талар не стал расспрашивать его о подробностях его пребывания на Бэйджоре 8 или «Запате». Вместо этого, баджорец предпочел поделиться с ним своими соображениями насчет группы федеральных журналистов и, в особенности, госпожи Чен. Судя по тому, что он знал – скорее социолог, а не журналистка, раньше писала в основном не о самых интересных и значительных событиях и исключительно с научной точки зрения – а также по ее серьезному и несколько невзрачному виду, мисс Чен была безобидна. Но вела она себя уверенно, и что-то в ее словах настораживало. Как будто ей самой было очень интересно задание, и ей не терпелось к нему приступить. Вероятный энтузиазм этой гостьи мог оказаться нежелательным, да и, сказать по правде, баджорец на самом деле точно не знал, как его подчиненные отнесутся к расспросам о «работе и хобби» - по крайней мере некоторые из офицеров уже продемонстрировали склонность портить отношения с собеседниками буквально с первой же фразы.
- Мне все-таки кажется, вы преувеличиваете. – заметил Котма, внимательно выслушав баджорца.
- Сегодня вечером в кают-компании состоится официальный прием в честь наших гостей. В двадцать три часа. Приглашены все старшие офицеры. Приходите и сделайте выводы сами. Впрочем, - полковник покосился на яркие искорки звезд за пределами иллюминатора и перевел взгляд на андорианца. – если вы предпочтете остаться у себя, осуждать я вас не стану.
- Ни за что, - запротестовал Котма. – хотя и не могу обещать, что не задержусь на несколько минут.
Полковник лишь удовлетворенно кивнул и углубился в изучение доклада на своем столе...

23:56
Коридор возле кают-компании


На ходу поправляя парадную форму, Котма быстрыми шагами направлялся в сторону кают-компании. Он опаздывал, и он знал, что задержка не ограничивалась несколькими минутами.
- Компьютер, время. – потребовал ответа болианец.
- Двадцать три часа пятьдесят шесть минут. – незамедлительно отозвался невозмутимый женский голос.
Котма как раз раздумывал над тем, что он скажет полковнику, когда двери кают-компании открылись и в коридор выскочил доктор Торан. Ограничившись коротким кивком в сторону Котмы, ромуланец быстро и уверенно направился к турболифту. Посмотрев ему вслед, Котма покачал головой и переступил порог кают-компании.
------------------
Корявая попытка вернуться в сюжет. Не без помощи Мори Джанир 
« Последнее редактирование: 15 01 2009, 23:29:06 от Мори Джанир »
Offline  
15 01 2009, 23:04:41 #26
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

24:15
Лазарет


- Вы не можете отказаться, не можете…
Слова Теллера резко контрастировали с размеренной праздной болтовней, наполнявшей кают-компанию. Многих появление испуганного подростка сбило с толку, не обошлось и без комментариев со стороны, кто-то из делегатов даже поморщился.
- Как ты здесь очутился? – первым делом спросил Торан, ответив на вызов энсина.
- Просто пришел, - отвечал баджорец сиплым голосом с надрывом.
Больше доктор не стал спрашивать ничего. Все, что ему было необходимо знать, он знал. И знание это было не того рода, что заставляет человека гордиться своей эрудицией. Издали кивнув полковнику, Торан вышел за дверь, пропуская Теллера вперед. У входа в турболифт доктор неожиданно заметил коммандера Котму, но времени на вежливые приветствия, естественно, не было. Впрочем, как сказать. Время было – времени было предостаточно. Для всех, кроме двух юных баджорцев.
- Вы должны помочь ему, - уже совсем тихо шептал Теллер, глядя в пол турболифта.
«Должен, - мысленно отвечал доктор. – Разумеется, должен. Обязан…»
А вслух… Врачебная этика – удивительнейшая штука. По неким  неподтвержденным исследованиям неких лишенных докторской степени особ наличие врачебной этики должно восполнять отсутствие совести. Или хребта. Но чаще всего лекарств. Поэтому порою доктору не следует делиться собственным мнением с пациентом, фразы сродни «увы, но я не в силах изменить законы природы» или «это естественный отбор» не слишком-то способствуют бодрости духа и вообще куда менее вдохновенны, нежели классическое «мы сделаем все, что в наших силах», что, впрочем, на деле означает – «мы обязательно проверим по справочнику и, если очень повезет, выпишем вам микстуру… как? необходимо хирургическое вмешательство? хм… сейчас-сейчас, завалялась у меня где-то одна книжонка…»
Турболифт остановился. Доктор вышел на первый уровень Променада, Теллер последовал за ним. Первичный пыл покинул баджорца и теперь он выглядел уставшим и… больным.
Докторам свойственно терять пациентов. Это часть работы. Неприятная, но неотъемлемая. Торан чертовски не любил терять пациентов. Ненавидел. Профессиональная гордость? Отчасти. От крайне малой части.
- Слушаю, - заговорил доктор с порога, не глядя на энсина Т’Нэрэ. – А вас, молодой человек, я бы попросил в следующий раз вести себя поосмотрительнее. Если вас не беспокоит собственная участь, вспомните о брате. Уверен, когда он придет в себя, ему бы хотелось увидеть ваше лицо, желательно спокойное и счастливое, а не мое – хмурое и… зеленое.
«Ну вот, - подумал Торан. – Я сделал очередную ошибку. Вселил в мальчика надежду…»
Увидев доктора, Т’Нэрэ облегченно вздохнула и подошла к нему, оставляя в покое кнопки управления биокроватью. Все время до прихода доктора она, за неимением более продуктивного занятия, пыталась путем общения с этими кнопками изменить настройки, но пациенту это никак не помогало. Увидев рядом с начальником сбежавшего мальчика, энсин едва слышно хмыкнула, и выражение ее лица сменилось с очень обеспокоенного на просто обеспокоенное.   
- Доктор, в ваше отсутствие возникло две проблемы, - еще раз взглянув на Теллера, она добавила: - Вернее, одна из них уже не актуальна. Вторая… - она замялась, сначала не решаясь говорить в присутствии баджорца. Впрочем, он и так все видел. – У По тяжелое паралитическое расстройство дыхания.
Что это означает, доктору и так было известно, поэтому вулканка замолчала и отошла обратно к биокровати, снова принимаясь за кнопки. Говорить о чем-то еще в присутствии Теллера она не могла. Она уже не была уверена, сможет ли вообще смотреть ему в глаза и говорить с ним – за последние часы надежда на выздоровление его брата сильно сократилась, да и самого Теллера спасти будет ничуть не легче. Энсин случайно поймала себя на мысли, что радуется приходу доктора в основном потому, что можно разделить ответственность за По в самом худшем случае.
Торан внимательно выслушал доклад энсина, хотя не требовалось особой внимательности для оценки состояния По. Достаточно  взглянуть на пациента и можно с чистой совестью  начинать усердно тереть переносицу и говорить «хм».
- Давайте отойдем.
Торан жестом пригласил Т’Нэрэ проследовать в соседнее помещение.
- Кажется, я оставил свой магический жезл всевластья в предпоследней реинкорнации, - невесело проговорил доктор. – Извините, в детстве я прочитал чересчур много сказок, наверное по этой причине я не привык сдаваться. А вы не замечали, насколько баджорская культура пропитана мистицизмом? Должно быть замечали. Теллер думает, что я способен творить чудеса. А у меня по правде нет даже шляпы. Знаете, у волшебников обязательно должна быть шляпа. Почитайте земные сказки. – Торан смолк, не дожидаясь обвинений в безумии. – Вероятно, вы не понимаете к чему я веду. Или слишком тактичны, чтобы прервать меня… Метод, предложенный сестрой Эвен, похоже не срабатывает. Я не знаю, как помочь детям. Да, я могу держать их в стасисе едва ли не вечно, но это никак не поможет справиться с болезнью. Мы можем стабилизировать состояние По. Полагаю, нам следует ввести ализин, на время это облегчит дыхание, но потом все повторится сызнова.
Торан снова прервался, окинул взглядом помещение, ослабил воротничок парадной формы и сел за одну из компьютерных консолей.
- Это бешенство смертельно только для баджорцев. Вы работали с сестрой Эвен и очевидно ознакомились  со… статистикой, - последнее слово доктор произнес с нескрываемой иронией. – Если я ошибаюсь – поправьте, но укус кардассианской крысы не смертелен для, предположим, человека. Естественным путем человек вообще не способен заразиться этим видом бешенства. Человеческий организм к нему невосприимчив. Любопытно. А что случиться, если им заражусь я? Разумеется, искусственно. Я не баджорец, но и я не человек. По сути моя видовая принадлежность – сплошная морока для философ и генетиков… Но в теории, только в теории, мой организм способен выработать антитела. Конечно при определенном везении.
Вулканка какое-то время ничего не отвечала, полностью сосредоточившись на осмыслении сказанного, а потом произнесла:
- Похоже, вы нашли выход из положения, сэр! Если другой организм сможет выработать антитела, их можно будет ввести детям. – Энсину не свойственна была эмоциональная речь, поэтому все ее волнение выражалось скоростью произнесения слов. – Если попытаться искусственно ослабить вирус перед тем, как вводить, шансы на успех увеличатся. Правда, есть одно но: будет не разумно рисковать вашей жизнью. В случае неудачи цена потери будет слишком велика – станция лишится главного медика. Предлагаю свою кандидатуру в качестве добровольца.
Т’Нэрэ всегда достаточно доверяла теориям, чтобы рискнуть. По крайней мере, это было бы лучше, чем просто сидеть и смотреть, как умирают баджорские дети. Худшей ситуацией из всех возможных для девушки всегда было отсутствие плана действий, и как только он появлялся, все прочие уходило на второй план.
- Не согласен, энсин, - Торан взглянул на подчиненную. – Во-первых, я не первый глава медицинской службы на ДС и явно не последний. У Звездного Флота полно врачей, готовых меня заменить. Во-вторых,  я понятия не имею, как вирус подействует на вулканскую физиологию. Возможно, с вами ничего не случиться; а, возможно, и нет. А вот люди переносят его прекрасно. Я наполовину человек, следовательно, мои шансы на пятьдесят процентов выше – это в-третьих. В-четвертых же я, кажется, я не вызывал добровольцев, так что при всем уважении – отказано. А теперь подготовьте все необходимое для процедуры. Я хочу приступить как можно скорее.
Энсину оставалось только плотно сжать губы, потому что доктор действительно привел достаточно логических аргументов, чтобы удержать ее от спора, в который она, безусловно, хотела бы вступить. Конечно, человеческая половина доктора сыграла ключевую роль в формировании его уверенности, и дальнейшие пререкания явно были бесполезны.
- Как скажете, сэр, - она кивнула и направилась готовить инструменты и материалы.
- Превосходно, - кивнул Торан. – Я собираюсь стать первым ромуланцем в истории Федерации, заразившимся крысиным кардассианским бешенством на баджорской станции. Хм… может быть, меня упомянут в медицинской энциклопедии…
______________________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ
« Последнее редактирование: 15 01 2009, 23:21:51 от Мори Джанир »

Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
24 01 2009, 22:20:54 #27
Торан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

1:20
Лазарет


В лазарете уже несколько часов висело напряженное молчание. Было видно, что устали все: и доктор, и энсин, и Теллер, который тоже почему-то еще не спал.
Т’Нэрэ подошла к детям только один раз – взять кровь у По, чтобы выделить из нее вирус. На Теллера, угрюмо сидевшего на своей койке, она внимания не обратила. Или сделала вид.
Осуществить план на практике оказалось сложнее, чем казалось сначала, но технические моменты энсина не волновали. Она думала только о том, что может случиться, если они ошиблись в расчетах. Исправить ничего будет уже нельзя.
Закончив все приготовления, вулканка подошла к Торану.
- Все готово, сэр. Вы абсолютно уверены, что это необходимо?
- Нет, - отвечал Торан, вешая парадный китель, который успел за эти несколько часов возненавидеть с такой силой, что еще чуть-чуть и начал бы требовать от него сатисфакции, на спинку кресла. – Совсем не уверен. Более того, мой инстинкт самосохранения только что посоветовал мне взять долгосрочный отпуск и лететь на Райзу, а еще он обозвал меня идиотом. – Торан нисколько не преувеличивал. – Но вы видите другой выход? Если видите, то сообщите мне, пожалуйста, пока я не натворил глупостей. Замечаю по вашему лицу, что не видите. Очень-очень жаль. У нас, энсин, нет выбора, поэтому начинайте.
Доктор выпрямился, расправил плечи и подошел к Т’Нэрэ.
- Ну, наука ждет. И да, чуть не забыл. Если нам не повезет, сообщите мисс Мей Чен, что я не смог с ней встретиться по случаю собственной смерти, за что искренне извиняюсь.
- Мисс Мей Чен? – переспросила энсин, еще не зная, о ком говорит доктор. – Да, конечно. Но…давайте лучше надеяться, что нам повезет.
Подобные замечания начальника уверенности вовсе не добавляли. Девушка отошла к рабочему месту и взяла гипоспрей с приготовленной субстанцией. Пока она была занята делом, тревога не сильно ее беспокоила, но когда пришло время самого последнего шага, она испугалась. После нескольких секунд сомнений и колебаний, она все же вернулась к доктору и сделала ему укол. Вулканка совеем не была уверена, что поступила правильно, но логика в таких делах плохой помощник, и теперь ей не оставалось ничего, кроме ожидания результатов.
От безболезненного укола Торан самым постыдным образом поморщился. С некоторых пор он крайне недолюбливал уколы. И гипоспреи. Он вообще много чего не любил. Например болеть. Болел Торан редко, как правило, несерьезно и, как правило, в детстве. То есть с момента его последней болезни, если не считать случая на Бэйджоре 8 прошло столько лет, что Торан успел позабыть, как это неприятно, когда тебя вдруг выбрасывает на обочину бытия и во взглядах окружающих появляется такая жалостливая, влажная тоска с дикой помесью сочувствия и снисхождения, от которой хочется не то что выздороветь, а провалиться сквозь все пространственные слои нашей необъятной вселенной с одной единственной целью – оказаться в одиночестве. Когда Т’Нэрэ убрала гипосрей от его шеи, доктор невольно поежился. Так сказать, дежавю. Впрочем, на сей раз все было несколько скромнее и не разило картонной драмой – если дела примут скверный оборот, Торан отправиться в мир иной спокойно и без лишнего пафоса. А если дела примут совсем скверный оборот не случится ровным счетом ничего. Этого Торан боялся особо – не хотелось предстать перед ликом начальства наивным дурачком, грезящим о медалях, почестях, лаврах и статусе святого. Хотя статус святого Торана не прельщал. Достаточно медали. Доктор невольно усмехнулся. В голос.
- Отличная работа, энсин. – Заговорил Торан, снова усмехаясь. – Вы мастерски владеете гипосреем. Вам кто-нибудь об этом говорил?
Не дождавшись ответа, коммандер заозирался по сторонам, поочередно взглянув на Теллера и По, однако опять почувствовал странный приступ веселости.
- Слушайте, а вы уверены, что ввели мне именно вирус кардассианского крысиного бешенства? Я чувствую себя… как-то нелепо.
Вулканка, хмурая и серьезная, удивленно посмотрела на коммандера.
- Конечно уверена. Вирус, предварительно подвергшийся действию излучения и ослабленный до того уровня, который увеличивает шансы на образование антител. И, доктор, пожалуйста, говорите обо всех изменениях вашего самочувствия.
Энсин с досадой подумала, что теперь она в ответе уже за троих больных, и возможно больных смертельно. Доктор в ее глазах теперь был не просто хорошим специалистом, а героем, способным пожертвовать собой ради других. Случай проявить такие качества выпадает не каждый день, и энсин не удивилась, что не знала этой стороны докторской натуры, но она вдруг поняла, что не знает о коммандере вообще ничего.
- Сэр, возможно теперь вам стоит отдохнуть, - добавила она, совершенно не зная, что делать дальше.
Торан отрицательно покачал головой.
- Пока я нахожусь в относительно здравом уме и относительно трезвой памяти мне не хочется отдыхать. В данной ситуации перспектива отдыха кажется мне несколько лишенной оптимизма. Я ведь могу заснуть, а кто вам тогда расскажет о моем самочувствии? Приборы? Они, конечно, могут рассказать многое, но их рассказ будет менее красочным, чем мой – из первых уст. Давайте лучше займемся чем-нибудь более продуктивным. Не поиграть ли нам в шахматы? Вы правы, в лазарете нет шахмат, - Торан улыбнулся. – Представляете лицо сестры Эвен, когда она застигнет нас за игрой в шахматы. Или в карты. Хотя карт тут тоже нет, - мысли становились рассеянными. – Не нравится мне это бешенство. Я начинаю думать, что перестаю думать… Хм-м-м. Интересно, какого это – утратить способность мыслить, при этом находясь в сознании. Наверное, малоприятно.
Торан медленно прошелся вдоль стены лазарета.
- Энсин, как вы полагаете, сколько времени должен занять наш маленький опыт? Думается, у меня возникли проблемы с математикой.
Вулканка беспокоилась все больше. Совета просить не у кого, обращаться за помощью тоже. Т’Нэрэ совсем не любила ждать и бездействовать, а сейчас приходилось на все смотреть глазами стороннего наблюдателя, без возможности что-то изменить или даже продумать дальнейшие действия – будущее оставалось неопределенным.
- Думаю, через несколько часов надо сделать пробный анализ крови и посмотреть, что происходит, - она попыталась прикинуть более точное значение слова «несколько», но потом отвлеклась и продолжила негромко. – Может быть, вы поговорите с Теллером? Он очень вами интересовался. Или уговорите его лечь спать, вас он послушается.
- Поговорить с Теллером? Можно и поговорить. Чуть позже. Да, позже. К слову, если вас насторожило мое замечание о проблемах с математикой – не беспокойтесь, эти проблемы возникли еще задолго до вашего рождения, - Торан, по недавнему примеру вулканки, понизил голос. – Понимаете, я не всегда доверяю математике, - и уже заговорческим шепотом добавил: – В ней нет… стабильности. Итак, - голос коммандера зазвучал громче. – С Теллером я всенепременно пообщаюсь, а сейчас мне следует связаться с полковником. Ох, сомневаюсь, что он одобрит наш с вами эксперимент. Вот только поздно, сделанного не воротишь, - Торан потянулся к дельте. – Стоп, по-моему, у меня трясутся руки… Что ж, не страшно. Все равно я не собираюсь браться за скальпель. Но, энсин, если я все-таки потребую скальпель, лучше бы вам убрать его подальше. Вам ведь не хочется оказаться запертой в комнате с… ха!... бешеным ромуланцем, в руках которого скальпель? Не смотрите на меня. Я не очень хорошо себя чувствую. Все это не смешно. Совсем не смешно, верно?
Энсину уже стало казаться, что они точно слишком поспешили. И, естественно, она считала себя виноватой, потому что не смогла, да и не пыталась, отговорить ромуланца от этого. Будь здесь сестра Эвен, она бы смогла. Без всякой логики, а просто повинуясь первому порыву.
- Сэр…Вам лучше прилечь, - теперь страх звучал даже в ее голосе, что было совсем не обычно. – Я сейчас поищу препарат для усиления иммунитета.
Про полковника она ничего говорить не стала, но полностью была согласна с доктором, что начальству их затея не понравится. Впрочем, ей уже было все равно – это ровным счетом ничего не изменит, поэтому может расцениваться как неважное.
- Лечь? – в очередной раз переспросил Торан. – Ни за что, энсин. Не пытайтесь уложить меня на больничную койку… Предупреждаю, я буду сопротивляться.
Доктор отступил на несколько шагов назад, словно бы готовясь к нападению, медленно наблюдая за реакцией Т’Нэрэ.
- Шутка, энсин. Когда вы начинаете беспокоиться - вы выглядите очень забавно. Ха-ха. А теперь я должен связаться с полковником. Незамедлительно, – не дожидаясь реплики вулканки, Торан коснулся коммуникатора. – Доброго времени суток, полковник. Если конечно вы меня слышите. Так вот, если вы меня слышите, со смешанными чувствами должен сообщить вам, что у нас еще один случай заражения кардассианским бешенством.
Все происходящее внезапно начало казаться Торану ужасающе смешным…
______________________________________________
Совместно с Т'Нэрэ


Смерть - единственное, в чем не приходится сомневаться.
Offline  
26 01 2009, 06:33:08 #28
Крим Реон

Re: Сезон 2, Эпизод 3

1:25
Грузовой отсек


- А они там празднуют, я должен гоняться за крысами, а они там празднуют, - тихо ворчал себе под нос энсин Браун, которого давно никто не слушал. – Сейчас между прочим даже не моя смена.
- Если вам, господин энсин, интересно, - с показным ехидством добавил Мэтьюз, подбираясь ближе к своему ворчливому коллеге. – Вы тут не единственный, кому приходиться работать в совершенно не рабочее время. Кстати, кто-нибудь видел крыс? Ну, хоть одну маленькую крыску кто-нибудь видел? Мы тут уже битых два часа, нет, три часа шляемся по станции, словно какие-то Призраки Па… ох, простите, лейтенант… четыре часа шляемся по станции, а я пока не увидел ничего интереснее пары ящиков контрабандных слив. Интересно, кому могли понадобиться эти сливы? Браун, ты любишь сливы?
Энсин Браун язвительно скривился, проталкиваясь между ровными рядами запечатанных цистерн, и быстро пробежался пальцами по поверхности трикодера. В грузовом отсеке, как он и полагал, было чисто. Чисто в том плане, что здесь абсолютно не было крыс. Зато были сливы
- Нет, скажи честно, ты любишь сливы? А вы, лейтенант Т’Мир, любите сливы? – Мэтьюз остановился, чтобы во всех деталях рассмотреть лицо вулканки, пренебрежительно выгнувшей бровь в ответ на такие не логичные замечания.
- Любовь – это нелогично, - логично ответила вулканка.
- Так любите, или нет? Почему обязательно увиливать?
- Младший лейтенант Мэтьюз, - Т’Мир тоже остановилась и скрестила руки на груди. – Я предпочитаю не состоять с пищей ни в каких связях, за исключением потребительских. Подобный ответ вас устроит?
- Вполне, - Мэтьюз скуксился.
- … а они там празднуют.

Когда Реону поручили командовать операцией по обнаружению и обезвреживанию крыс, по слухам опять расплодившихся на станции, лейтенант сперва удивился. Обычно в отсутствие капитана Рино всеми операциями, проводимыми службой безопасности, руководил лейтенант Бакот, который по правде Криму не очень нравился, но имел в таких делах вполне достойный опыт. Однако в связи с прилетом гостей из Федерации, Бакот, как временный глава СБ был вынужден отправиться на торжество, и вся тяжесть ответственности за соблюдение правопорядка на Дип Спейс пала на плечи Крима. За годы службы Крим Реону нечасто выпадал шанс проявить свои лидерские качества, может быть, не очень ярко выраженные, зато определенно имеющиеся, поэтому удивление вскоре сменилось воодушевлением, и баджорец в какой-то момент даже обрадовался. Как не крути, а почувствовать себя в шкуре начальника приятно. И, Пророки в свидетели, мало кто с этим поспорит. Впрочем, воодушевлению лейтенанта был отведен не долгий срок. Отправившись в вояж по Жилому кольцу, проинспектировав с десяток пустующих кают, медленным, почти прогулочным шагом миновав длинные туннели темных коридоров, Крим начал сомневаться в целесообразности мероприятия. Офицеры его небольшого отряда, состоявшего из двух вечно спорящих землян и одной невероятно скучной вулканки, были с ним полностью согласны. Никаких следов кардассианских крыс за три часа упорных исследований каждого свободного участка станции, куда отважным сбшникам удалось заглянуть за это время, не обнаружилось. Складывалось такое чувство, что крысы покинули Дип Спейс вместе с последним кардассианским солдатом, то есть уже около пяти лет назад. Но тогда каким образом двое несчастных детей подхватили бешенство? Крим Реон вздохнул. Происходящее ему явно не нравилось. Вот только он пока не мог понять, чем именно.

- Думаешь, праздник закончился? - в очередной раз переспросил энсин Браун, не замечая появления Крима за спиной. – По-моему, они собираются праздновать всю ночь и, попомни мои слова – все утро. Не понимаю я этих официальных ужинов. Можно подумать, стоит преломить хлеб, как тут же все проблемы исчезнут сами собой. Если бы все было так легко, нам было бы достаточно в свое время просто накормить Доминион деликатесами и с довольной миной подписать мирный договор. Никакой тебе войны, все живы-здоровы.
- Они не ели.
- Что?
- Основатели и джем’хадар не едят, -повторила вулканка, глядя куда угодно, кроме смущенного лица Брауна. – Бесполезно преломлять хлеб в компании того, с кем ты не сможешь разделить трапезу.
- Это такая мудрая вулканская поговорка? – вмешался Мэтьюз.
- Нет, жизненное наблюдение.
- Тихо! – внезапно шикнул Крим, заставив своих коллег вздрогнуть. – Я что-то видел, там.
Баджорец указал пальцем в дальний угол, где еще минуту назад, казалось, мелькнула размытая серо-рыжая тень.
- За мной! Только молчите, это приказ.
Стараясь двигаться как можно тише, Крим последовал в указанном направлении с неудовольствием отмечая, что Браун продолжает что-то вполголоса нашептывать, а Мэтьюз дышит так громко, что способен перепугать не только целый выводок крыс, но еще и весь Клингонский Совет в полном составе, решивший отпраздновать великую победу с бладвейном, ритуальными песнями и плясками.
Освещение в грузовом отсеке было довольно слабым и приходилось ступать крайне осторожно, пристально глядя под ноги и по сторонам. Неполадки с освещением, возникнувшие около двух дней назад, инженеры обещались исправить еще вечером, но, видимо, по привычке забыли, и Криму стоило немалых усилий сдержать так и рвавшееся наружу ругательство.
- Лейтенант, вы что, решили вести с ними мирные переговоры? Думаю, крысы никудышные дипломаты, - наконец не выдержал энсин Браун.
- Тссс!
- Вот она!
Не докончив фразы, Крим зачем-то резко бросился вперед, словно получив изрядную дозу адреналина, в следующий момент неуклюже подвернул ногу и, пытаясь удержать равновесие, схватился рукой за ближайшую цистерну. Послышался оглушительный грохот. Бак вместе с баджорцем рухнули на пол. Пол содрогнулся. Мэтьюз засмеялся. Т’Мир промолчала.
- Проклятье, - только и сумел выдавить из себя раздосадованный баджорец, поднимаясь на ноги. – Упустили. Хотя не страшно, должно быть, где-то здесь может оказаться их гнездо. Лучше бы нам его отыскать.
- Сомневаюсь, что у нас получится, - послышался сухой голос вулканки. – Это не крыса.
- А кто же? – не скрывая раздражения, бросил Крим.
- Думаю, нам стоит связаться со службой безопасности и поинтересоваться, никто ли в последние дни не заявлял о пропаже кота. Кис-кис-кис.
- Браун, служба безопасности – это мы, - ухмыльнулся Мэтьюз.
- Точно.
Откормленный, рыже-серый кот, выскользнув из своего убежища, нагло расселся в самом центре грузового отсека и, поочередно переводя взгляд с одного сбшника на другого, принялся отчаянно вылизывать ершистый хвост.
- Ладно, - Крим неохотно улыбнулся. – Идем на следующий склад. Похоже тут чисто.
«Если дела и дальше пойдут так скверно, я не смогу смотреть в глаза начальству, - думал он, шагая за порог. – А у меня были такие карьерные планы».

- … а я говорю, они еще празднуют!
« Последнее редактирование: 26 01 2009, 08:19:06 от Крим Реон »
Offline  
27 01 2009, 22:15:48 #29
Илама Толан

Re: Сезон 2, Эпизод 3

Ночь
Кают-компания


-...А еще я сливы люблю... - тоскливо вздохнул лейтенант Бакот, отчего-то решивший, что его позиции пойдут вверх, если он расскажет Мей Чен все, что знает о Земле.
Бокал на тонкой ножке с остатками бледно-голубого баджорского спиртного напитка в его руке печально задрожал. Социолог отстраненно кивнула.
За свою жизнь Мей бывала и на более веселых вечеринках. Те, кто хотел веселиться, устроили себе праздник сами, и Мей подозревала, что они не менее приятно провели бы время в пустом грузовом отсеке с ящиком шипучки и хотдогами. Тех же, кто веселиться не хотел, не смогла настроить на праздничный лад и целая кают-компания деликатесных блюд и напитков.
После слегка взволновавшего гостей явления баджорского подростка, ошибшегося дверью, вечерника пошла на убыль еще быстрее. Несколько пар еще пытались танцевать вальс... точнее, нечто под баджорскую мелодию с подходящим ритмом, полковника Талара осадили три ведека и пара журналистов, остальные гости разбрелись парочками по комнате. И в этой дележке Мей, особенно не стремившейся в общению с коллегами, достался лейтенант Бакот.
Устав слушать о сливах, о том, что лейтенант совершенно не понимает правил игры в бейсбол, и о коте, оставленном ему на попечение "великим погибшем начальником", социолог была удивительно рада, когда, робко откашлявшись, к ней обратился баджорец-энсин в федеральной форме и сообщил, что в каюте ее ждет сообщение и открытый канал связи с Землей.
Мей с облегчением вздохнула и вежливо улыбнулась:
- К сожалению, я должна идти. Дела, как видите! Благодарю за продуктивный разговор.
Женщины быстро выскользнула из зала и направилась в свою каюту, где ее ждал канал связи. Возможно, наконец-то ей дадут более конкретные указания, которые позволяет ей перейти от слив к делу.
Она повернула к себе монитор компьютера и произнесла:
- Мей Чен на связи!
-Добрый день, Мей, - с экрана с практически материнской теплотой улыбнулась Джасминдер Картер, глава службы новостей на Земле, уже знакомая социологу и даже, пожалуй, знакомая слишком сильно, так как ее звонки приходилось принимать через день во время всего путешествия к Бэйджору, - Или что там у вас уже, ночь? Как вы добралсь и все ли у вас в порядке? Вы уже успели познакомиться с членами экипажа станции?
Мей откинулась на кресле и вежливо улыбнулась в ответ свой виз-а-ви.
- На станции сейчас поздний вечер, только что закончился праздничный банкет. Однако нельзя сказать, контакт окончательно установлен, вы же понимаете, офицеры - не публичные люди, они довольно скрытны... или говорят совершенно не о том, о чем мы бы хотели услышать, - проговорила она, вспомнив сливы. - Однако, я надеюсь, это дело времени. Но я бы хотела уточнить, есть ли у вас более точные указания, какой информации следует особенно уделять внимание.
- Дело времени, конечно... - повторила журналистка, в раздумчивости поигрывая своим ожерельем из бирюзы в золотой оправе, - Однако, я бы не рекомендовала вам затягивать. Скажите, у вас уже появились планы на завтрашнее интервью? Кого из обитателей станции вам показалось расспросить об атмосфере на станции важнее всего? И интереснее всего, конечно, - добавила она, понизив голос, - Исходя из ваших планов я смогу дать вам более прямые рекомендации и даже помогу прикинуть примерные вопросы.
- Думаю, стоит начать интервью с командира станции. Он владеет самой полной информацией и сможет наиболее подробно и объективно описать положение станции. Начать думаю с общих вопросов, и именно про то, что всех в Федерации так волнует: про этот таинственный Бейджор, таинственную станцию Дип Спейс около этого таинственного Бейджора. Потом с глобальных проблем переключить внимание на более локальные - сама станция Дип Спейс, и что же в ней такого особенного и необычного! Ну и наконец завести разговор о внутренних делах станции, все эти социально-психологические мелочи, которые так обожает наш зритель.
На тонком смуглом лице мисс Картер расцвела улыбка - слегка насмешливая, но не без примеси восхищения собеседницей.
- Вы и в самом деле серьезная писательница, Мей, и серьезно подходите к делу. Возможно, даже слишком серьезно, - проговорила она, - А ведь если вашу последнюю статью про телларитских психологов читали, скорее всего, только сами телларитские психологи, то тут круг будет значительно шире. Впрочем, пока мне нравится ваше предложение - начните с фундаментальных основ. И для этого, как мне кажется, больше всего подойдет полковник. Задайте общие вопросы, а потом... - журналистка хитро прищурилась, - Спросите, как он чувствует себя в этой роли. Каково ему, боевому пилоту, сидеть в кресле Эмиссара и заниматься административной работой... - мисс Картер прикрыла глаза, будто уже воображая себе написанные строки, - Что-то в этом роде, впрочем, формулировку вопроса вы сами придумаете. С какими трудностями он столкнулся, получив управление смешанной командой... И кстати, что он вообще думает о своем назначении вместо предыдущего командующего.
Мигнув эмблемой Федерации, монитор погас, и Мей откинулась на спинке стула, позволив себе слегка расслабиться. День выдался не из легких, и только сейчас она наконец оказалась наедине сама с собой. Можно снять тесные туфли и распустить строгую прическу, позволив волосам  спадать на плечи.
В мягком полумраке даже гостевая каюта принимала чуть менее казенный вид, чем обычно. Мей подумала, что расставив тут и там разные приятные сердцу безделушки, привезенные из дома.
Скинув вечернее платье и сменив его на уютный шелковый халат, Мей подхватила падд, уселась на кровати и полностью погрузилась в мысли о завтрашнем интервью.
_________________
Совместно с начальством
Offline  
Страниц: 1 [2] 3 4
Перейти в:  

MySQL PHP Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS