* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
22 Июня 2018, 22:18:38 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 14 сентября 2384 г., день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
10 Мая 2018, 17:16:40 #60
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Вслед за энсином Баккер остальные кадеты начали заходить в упомянутую “гостинную”. Это было небольшое помещение со скошенным потолком. На дальней от входа стене висел экран, возле него стоял большой контейнер, наполовину задрапированный брезентом, а кроме этого из мебели в комнате были только большие плоские круглые и квадратные подушки на полу, выглядящие очень этнично и совсем не по-федеральному.
- Очень хорошо, - кивнул Ракар в ответ на вопрос о голограмме , закрывающей вход, - снаружи, я полагаю. - а потом Самрита задала следующий вопрос  и ромуланец, идя в самом конце процессии из учёных и кадетов, рассматривал коридор.
Когда вошли в помещение, Ракар окинул взглядом все, что было внутри. Брезент, экран, подушки. Что под брезентом? Наверняка не сразу следует спрашивать. Раз они показывают, значит скоро узнаем. А ночлег, значит, не здесь. И они здесь не спят.
- Извините, - сказал Ракар, глядя на контейнер под брезентом, -  ни разу та  голограмма на входе за 10 лет не сбоила? Всегда хватало мощности? Всегда было все исправно?
Закария переглянулась с Арином.
-Скрывать базу - один из наших главных приоритетов. Даже когда нам пришлось ее покинуть, голограмма и защитное силовое поле осталось единственным, что мы не выключили.
- Да, - Ракар понимающе кивнул, - это верно. Нераскрытие базы – высший приоритет, - ромуланец видел как ученые переглядываются, и ничем не выдал своей заинтересованности этим, он был как будто расслаблен, и спрашивал с неподдельным искренним интересом, - рад, что вам удалось все починить. Так значит… вы покинули это место и поселились во вне? Как давно это случилось?
Ромуланец понимал, что нельзя сразу заваливать ученых вопросами. Нужно было немного отпустить ситуацию, не вызывать у них подозрений. И спрашивать постепенно, точно выверенными вопросами, и, наверняка по отдельности, а не когда они вместе. Они были доброжелательны, и до известной степени откровенны. А что если тот поспешный жест Закарии, приглашающий пройти дальше, был одним из свидетельств того, что им немного не до кадетов? Что они куда-то спешат? В любом случае, после визита первой группы с Планксом во главе – они успели адаптироваться и приготовиться к визиту следующих. И теперь Ракар с любопытством смотрел на профессора, не выпуская из поля зрения и баджорца.
- Как давно вы живете вне базы? И где? Мы тоже будем ночевать там?
- Не заваливай ученых вопросами! Тут не Тал Шиар! – очень тихо шикнула на Ракара Самрита Баккер, проходя внутрь помещения и оглядываясь. Убранство отзывалось внутри девушки чем-то родным и знакомым, и она невольно заулыбалась. Конечно, десять лет торчать на этой базе ей бы не хотелось, но провести пару дней вполне можно было!
Толан, которая и без того смотрелась чужеродным элементом на этой светлой федеральной базе (и, очевидно, так же себя и ощущала), зашла в гостиную последней и аккуратно поставила сумку у двери. В беседу кадетов и ученых она не встревала, но внимательно за ней следила. Оглядевшись, она нахмурилась, пытаясь понять, как вообще на этих подушках можно сидеть, и решила пока постоять.
-База была развернута в 2373м году, - начала Закария, взяв лекторский тон, пока кадеты ставили свои сумки в одну кучу возле двери и рассаживались на подушках, потому что альтернатив в этой комнате не было, - Изначально наша миссия была рассчитана на 6 месяцев, затем мы должны были вернуться в Альфа-квадрант. Однако, примерно за месяц до нашего запланированного возвращения связь с Федерацией прервалась. Корабль, который должен был нас забрать, тоже не прилетел в назначенное время. Мы прождали его неделю, а затем кто-то уничтожил наши спутники на орбите. Последнее, что они успели передать - изображение чьих-то кораблей, но мы не знали, кому они принадлежат, никогда прежде таких не видели. Они были небольшими и напоминали жуков с фиолетовой подсветкой двигателей. Джаавед, сможешь вывести изображение на экран?
- Да, - кивнул баджорец, подходя к экрану и активируя панель возле него. – Изображение не очень четкое, но вам оно должно быть знакомо.
Когда экран активировался, Илама Толан, до этого безуспешно пытавшаяся усесться на подушках, выпрямилась и молча уставилась на изображение. Уж она-то его хорошо узнала…
Впрочем, для остальных кадетов эти корабли тоже оказались знакомы – они все были уже в сознательном возрасте во время Доминионской войны и помнили сводки с фронтов. Корабль джем’хадар – плавной округлой формы с двумя опущенными вниз гондолами по бокам, и правда напоминавший жука, они узнали сразу же.
- Лейтенант-коммандер Джонсон говорил нам об атаке джем’хадар, и что они уничтожили зонд, - тихо проговорила Самрита. – Наверное, теперь вы уже знаете, кто это такие…
Арин склонил голову в подтверждение ее слов. 
Артур снял с плеча сумку и отошел к одной из стен, поставил там сумку на пол и обернулся к остальным, молчаливо наблюдая за беседой. Он не стал садиться на подушку, прислонившись плечом к стене, глядя на экран.
Ракар прошел к Самрите и чуть склонился к ее уху. Не время и не место было, может быть потом. Но сейчас нужно было задать короткий вопрос.
- Я верно понял, что ты сейчас запрещаешь мне задавать вопросы? – очень тихо спросил ромуланец.
Самрита, удобно устроившаяся на подушке и скрестившая ноги, подскочила на месте и резко обернулась:
- Я тебе ничего не запрещаю! – в ее голосе звучал… испуг? Поняв, что она произнесла это слишком громко, она посмотрела на профессора Закарию и смущенно пробормотала: - Извините…
Ромуланец сел рядом с Самритой на пол, кивнул ее ответу, бросил быстрый взгляд на профессора и, подтянув к груди колени, обхватил их руками. Слегка качнувшись в процессе, он коснулся своей спиной спины Самриты, а затем повернул голову и посмотрел на кадета Лайтмана, сжав на мгновение правую ладонь в кулак и разжав ее.
Артур смотрел на экран, на корабль джем'хадар, он конечно же помнил все сводки с фронтов. Он и сам много лет назад пытался бежать на войну, еще не понимая точно всю систему безопасности, и конечно же его сняли с шаттла, на который он проник, и отправили домой. А потом его отец вернулся с войны, живым. И он многое рассказал и показал, и это всегда были сложные разговоры, когда они касались действий самого Джона Лайтмана, его отца. Но сводки с фронтов и все тактические подробности Артур помнил хорошо. И еще он хорошо помнил тот разговор под виски с доктором Камарго, когда они вместе летели на станцию на катере с интересным именем "Легат".
На мгновение Артур отвлекся от экрана и посмотрел на ромуланца, заметил его жест, склонил голову, а затем посмотрел на профессора и технического специалиста Арина. Артур слышал слова Самриты, заметил как та неловко подскочила, испугавшись? и чуть нахмурился.
- Да, была война… - сказал Артур, - мы понимаем, 6 месяцев… и в итоге вы провели здесь 10 лет. Это трудно. Но вы настоящие ученые. Это здорово. Вы восхищаете нас своим примером. Это та самая экстремальная ситуация, которую вам пришлось пережить, или потом были другие? – спросил кадет.
-Вы называете это Доминионской войной, - кивнула Закария землянину, - Мы только недавно восстановили связь с Федерацией и прочитали обо всем. Для нас было шоком осознать, что такое могло произойти в нашем родном квадранте. Когда наши спутники были уничтожены, мы были напуганы, что неизвестный враг найдет нашу базу и нас, поэтому приняли решение законсервировать ее и покинуть, чтобы с орбиты нельзя было засечь остаточное излучение наших приборов. Мы ушли отсюда, смешались с местными и так нам удалось выжить после той атаки. Кто бы ни были эти джем’хадар, они не очень активно нас искали. Потом мы вернулись, конечно же… Но чем больше проходило времени, тем отчетливее мы понимали, что никто не придет за нами. Мы были совершенно одни, на вражеской территории, без средств попасть домой. И мы решили, что мы хотим жить и что в любой, даже самой безнадежной ситуации можно обустроить для себя кусочек комфорта и счастья. Кальдония III - примитивная планета, не обладающая запасами ценных ресурсов, нужных современным государствам, поэтому джем’хадар не слишком были в ней заинтересованы и не беспокоили нас больше.  Или у нас просто не было способа это заметить, ведь смешавшись с местными, мы оставили все свое оборудование на базе. Впрочем, возможно, есть и другая причина, которую мы сами лишь недавно осознали… - Закария снова загадочно улыбнулась.
Самрита заметно напряглась и поспешила отодвинуться, когда ее коснулась спина ромуланца. Теперь она плотно сжала губы и не спешила больше задавать вопросы.
С левого плеча вниз наискосок по спине у ромуланца шел ремень с тремя рядами выступающих конических штырьков, он коснулся Самриты ими, но еще и просто клетчатым кителем. Ее внезапную напряженность он ощутил, и когда та резко отодвинулась, он тоже поспешил отодвинуться со своей стороны, плотнее обхватив собственные колени. Он не хотел такой реакции, но прекрасно понимал ее. Артур неплохо подхватил инициативу, заметив заранее обговоренный жест руки, и теперь Ракар снова бесстрастно смотрел на профессора Закарию.
- Знаете, я вас понимаю, - сказал ромуланец, - когда все пути отрезаны, и нет шанса вернуться домой, и нет вообще никаких других шансов, нужно продолжать жить, поддерживая собственные принципы и клятвы, преследовать цель, что вела вас до этого, приняв сопутствующие обстоятельства как данность, с которой невозможно бороться, – теперь Ракар говорил, надеясь, что эти его слова будут иметь какой-то смысл и для Делас, если она захочет их услышать, - кусочек комфорта и счастья … я думаю, мы все это понимаем, - Ракар чуть склонил голову, посмотрел в пол, и вернул через пару секунд взгляд на профессора, - как погиб ваш доктор? Что с ним случилось?
Землянка снова бросила взгляд на Арина.
-Он нарушил местные правила, - ответила она, - Мы не смогли его спасти. Итак, что же вы уже знаете о Кальдонии III?
Арин вздохнул под взглядом профессора – было похоже, что он не спешил вступать, пока Закария не предоставляла ему слово. Координатор тем временем оглядела кадетов: никто не спешил отвечать, а Делас и вовсе безучастно продолжала смотреть на экран, хотя изображение корабля джем’хадар уже давно с него пропало.
- Перед миссией нам совсем немного рассказали о планете, - начала Илама. – Нам провели брифинг о вашей миссии здесь и сообщили о местной до-варповой цивилизации, которую вы изучали и которая находится на доиндустриальном уровне развития. Больше мы надеемся узнать от вас, - улыбнулась кардассианка и добавила: - Я говорила с руководителем группы, которая была здесь до нас, и он сообщил, что его группа не видела местных жителей. Но, думаю, нам всем было бы интересно узнать, как вам удалось вписаться в их общество и жить среди них.
______
С кадетами и учеными
Offline  
10 Мая 2018, 17:37:15 #61
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Падд Ракара лежал в сумке. Он снова смотрел в пол, размышляя. Ему был необходим анализ вопросов и ответов. Нужно было записывать. Профессор Закария загадочно улыбалась. Профессор Закария не ответила на вопрос о том, где будут ночевать кадеты, дав понять, что это будет вне базы. Это был элемент, захватывающий внимание, подогревающий интерес и воодушевленность, любопытство. И это был элемент, свидетельствующий об уходе от ответа. Но рано или поздно они ответят на него. Они наверняка подготовлены, и сейчас просто именно не хотят раскрывать все, поддерживая заинтересованность. Да, именно такой вариант наиболее вероятен.
Погибший трилл нарушил местные правила, и опять без подробностей. Да, это понятно, что им тяжело об этом говорить. Они не обязаны раскрываться перед группой кадетов, среди которых есть ромуланец и ромуланка, и это понятно. Как жаль, что здесь еще все еще нет клингонки М'Коты, уж та то со своей невероятной открытой непосредственностью сейчас бы точно сказала что-нибудь острое. Или не острое, но очень меткое, и в цель. И ладно, что он пока не может записывать, анализ он проведет потом, с какой вообще стати он стал что-то подозревать? Просто потому что подозревать всех федератов вообще необходимо? Не необходимо вовсе. Это вообще все никак не относится к Ромулу. Это две жизни, землянка и баджорец, застрявшие здесь не по своей вине. И вулканец в пустыне. Им не повезло. Они должны были пробыть здесь 6 месяцев, а пробыли 10 лет. Что с ними было – тогда, когда война началась? Отчаяние. Вот что с ними было. А потом они искали немного жизни, немного счастья, немного комфорта. Вдали от родины, к которой, как они понимали тогда, им никогда не вернуться. Они были правы. Эти четверо людей, которых потом здесь осталось только трое – попали в переплет, и выжили. Это достойно. Это правильно. И, возможно, им пришлось нарушить некоторые свои принципы, кто он такой, чтобы их за что-то осуждать? Ракар понял, что не имеет права осуждать их. Да и не за что, да и он не стремился. Он просто хотел понять этих людей, и понять, что здесь с ними произошло.  И он очень остро почувствовал, что теперь, спустя эти 10 лет, они – кадеты, здесь лишние для них, для этих трех оставшихся человек. Исключая, скорее всего вулканца, который вряд ли забыл свою родину. Который просто увлечен тем самым "небесным китом", желая понять Вселенную и всю жизнь, которая развивается здесь то тут, то там.
Ракар очень хотел понять этих двух, переглядывающихся друг с другом землянку и баджорца, среди чужих для них кадетов. Ради которых они стерли пыль со своих консолей. И ради того погибшего доктора, которого нужно помнить, которого федераты должны помнить. Ракар надеялся, что тот погиб не зря. Потому что всякая жизнь ценна, а смерть – не должна быть напрасной.
Ромуланец поднял голову и посмотрел на профессора Закарию.
- Да, наш координатор в общем-то все сказала. Мы мало знаем о Кальдонии III, практически ничего, мы видели фотографию местного, присланного вами – в пустынной одежде, закрывающей лицо, и… все. Можно я еще спрошу? – и Ракар, не дожидаясь ответа продолжил, - вы сказали, что есть другая причина, которую вы недавно осознали, что это за причина?
Тэйра молча слушала рассказ профессора Закарии. Она ожидала найти здесь учёных, увлеченных своим делом...но не из-за преданности работе они остались на этой маленькой планете на десять лет. Всё это время они жили без связи с домом, не знали ничего о своих семьях - и даже не слышали, когда закончилась война. Им даже пришлось оставить базу - последнее напоминание о Федерации. Как они жили здесь, как долго притворялись местными? Это наверняка не прошло для них бесследно. Возможно, они даже уже не считают Федерацию своей родиной.
Вопрос Ракара о смерти одного из ученых немного выбил Тэйру из размышлений. Ответ профессора Закарии мало что сказал - но расспрашивать подробнее она не решилась. Скорее всего, там случилась тяжёлая история, о которой не стоит напоминать. А если учёные решат предостеречь их, то сами расскажут, как следует и не следует вести себя с местными. Профессор Закария вообще говорила не так много - сначала не пояснила, где именно им придется ночевать (но на этот вопрос они точно узнают ответ очень скоро), потом недоговорила о причине… о какой причине? Что они осознали? И только Тэйра собиралась спросить, как именно этот вопрос задал Ракар.
-Отличный вопрос, - профессор Закария жестом указала на Ракара, - Вам не показывали заранее, как выглядят кальдонианцы. Что ж, наконец, вы это узнаете. Джаавед, пожалуйста…
Она подождала, когда Арин включит новое изображение на экране. И наконец, кадеты увидели.
Это был гуманоид с длинными конечностями и изящными цепкими пальцами, его кожа была бледной, сероватой, а глаза - красивого фиолетового цвета. Ушные раковины с поперечными бороздками были заметно удлинены, но присоединены к голове. Различия в форме черепа и ушей были, но любой, кто когда-либо следил за ходом Доминионской войны, не мог не узнать определенные расовые особенности.
-Да, - сказала профессор Закария, - Мы считаем, что кальдонианцы могут быть родственниками ворт. Мы зовем их прото-ворты.



- Ничего себе! Как похожи… – глаза Самриты расширились от удивления, и она чуть наклонилась вперед, ближе к экрану. Но бросив быстрый взгляд на Ракара, она моментально собралась и вновь посерьезнела.
Лицо Иламы Толан стало более напряженным и как будто немного окаменело.
- Да, нам не показывали, как они выглядят, - безэмоционально произнесла Толан. – Ворты были генетически изменены. Возможно ли, что кальдонийцы – изначальный вариант этой расы? Вам что-то известно об их связи?
Когда на экране показали внешний вид представителя местной расы, Ракар чуть сощурился и поднялся во весь рост. Он не заметил мимолетный взгляд Самриты. Лавируя между подушками, на которых сидели Делас, Квинтилия, Илама Толан, пройдя по искривленной траектории, ромуланец подошел к экрану. Если это и правда одна из изначальных планет ворт, которых забрали те жидкие, в некоторых местах называемые основателями, то это была и правда причина, по которой джем'хадар не особенно шли на эту планету. И еще «летающая тарелка» тысячи лет тому назад. В некотором приближении – корабль доминиона можно было нарисовать тарелкой, но Ракар сомневался, что доиндустриальные люди столь невнимательны. С другой стороны, Жантарин произнесла фразу «или нет», может быть и не тарелка, ведь Ракар не видел своими глазами рисунок. Ромуланец ничего не сказал; рассмотрев изображение на экране, он обернулся к профессору, ожидая ее ответа на вопрос Иламы Толан.
-Теперь вы понимаете, почему изучение этой культуры так важно, - серьезно сказала профессор Закария, - Когда мы начинали этот проект, кальдонийцы для нас были просто еще одной до-варповой цивилизацией, и лишь совсем недавно мы сами осознали, насколько ценные данные получали все эти годы. Мы не можем быть полностью уверены, откуда взялись ворты Доминиона. Первого представителя этого вида встретили на планете Курилл Прайм, и ворты утверждают, что они происходят оттуда, но это может быть ложью. Кальдонийцы могут быть изначальным вариантом этой расы или их близкими родственниками, как, например, жители Минтаки III родственны вулканцам. К сожалению, у нас мало информации о настоящих вортах, и полноценный анализ смогут провести только наши коллеги в Федерации.
Тэйра приподнялась, с интересом разглядывая жителя Кальдонии. Она видела ворту только раз, в репортаже о подписании Баджорского мирного договора и окончании Доминионской войны. Действительно, очень похожи. Но ученых больше интересует связь между этим народом и вортами Доминиона, Тэйру же интересовала Кальдония сама по себе и её жители.
-Профессор Закария, - сорвалось у нее прежде, чем она успела подумать. Глупый вопрос, но если уж она начала говорить… - А кальдонианцы как-то называют сами себя? Я просто думаю… Нет, ничего. - она смутилась и замолчала.
-Они не идентифицируют себя как ворта, если вы об этом, - улыбнулась профессор Закария, - Как и большинство рас, считающих себя единственными разумными существами во вселенной, они используют слово, которое на их языке означает просто “люди”. Когда они хотят добавить своей речи торжественности, они расширяют это определение и называют себя “людьми Небесного Кита”, ссылаясь на основу своей религии. За 10 лет мы с коллегами, конечно, выучили их язык. Для вас сегодня будет достаточно ваших универсальных переводчиков, однако, к некоторым аспектам этого языка мы вернемся чуть позже по ходу нашего семинара.
Ракар бросил быстрый взгляд на Делас. Сможет ли любопытство к этой новой расе и желание препарировать хоть одного ее представителя - вывести девушку из того состояния, в котором она сейчас пребывала?
Итого, сейчас Ракар узнал, что те остроухие с Минтаки III, о которых рассказывал Артур - родственники вулканцев. А теперь нашлись близкие родственники ворт, и еще - Ракар отметил про себя, что беспилотник-птица очень заинтересовал ученых. Они стремились его запустить как можно скорее, а это значит - им очень хочется как можно быстрее посмотреть на происходящее в каком-то месте - сверху.
А потом Тэйра задала очень интересный вопрос о самоназвании. И ответ профессора провёл аналогии с семинаром о первой директиве. Оказывается это была религия, основанная на том звездолете. Ракар с интересом посмотрел на Тэйру и улыбнулся ей краешками губ. Отчего иногда федераты, задающие хорошие вопросы, смущаются?
Ромуланец снова посмотрел на профессора.
- Пока мы летели сюда, Тэйра и Артур провели семинар об этом вашем основном законе, и вот мы видим подтверждение их слов. В частности, я много узнал о важности соблюдения внутренних законов планет в рамках этой первой директивы. Вы говорили о правилах, которые нарушил ваш доктор. Что это за правила? Какие вообще законы существуют у прото-ворт? Хорошо бы их знать заранее, чтобы не попасть в ситуацию, из которой сложно будет найти выход.
- Это очень интересный вопрос, мистер Ракар, - согласилась Толан. - Но вы же помните слова коммандера Планкса: вероятно, мы не встретимся с представителями местной расы. Вы же не планируете полевое задание? - кардассианка перевела взгляд на Закарию.
Делас, поймав взгляд Ракара, ещё больше сжалась и упёрлась подбородком в колени.
__________________
совместно с кадетами, Иламой Толан и учеными


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 Мая 2018, 17:41:53 #62
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

-Я планирую вывести группу на прогулку на поверхность планеты, - сообщила профессор, - Но вероятность того, что мы повстречаем кого-то из местных невысока. Население Кальдонии III достаточно немногочисленно. Несколько тысяч лет назад древние кальдонианцы мигрировали со своей изначальной территории на южном континенте к северу, и несколько племен расселились на степных равнинах, по которым перемещаются, ведя кочевой образ жизни. Наша база находится на границе этих равнин, и в данный момент ближайший лагерь кальдонианцев находится в нескольких днях пути от нас, - затем землянка снова посмотрела на Ракара, - Вы знаете, я - адепт теории общего происхождения видов в нашей галактике и теории параллельного развития. Это значит, что в сходных условиях отдельные организмы и целые общества могут развиваться сходно. Наши исследования на Кальдонии III подтверждают эту теорию. Например, уверена, что вы все знаете, что многие культуры имеют сложные сакральные ритуалы, связанные с похоронами и запретом осквернять мертвые тела соотечественников. Карем Дарзен нарушил этот запрет, он пытался… - Закария тяжело вздохнула, - Он был доктором и ценил практические знания. Он хотел получить свежий образец и раскопал похоронный курган. За это он был сожжен. Заживо. Мы не смогли ничего сделать…
В этот момент из соседней комнаты базы донесся громкий сигнал какого-то прибора.
Закария вопросительно посмотрела на Арина Джааведа.
Самрита ойкнула и прижала ладонь ко рту, во всех красках представив себе описанное профессором.
- Что-то я совсем не хочу с ними встречаться, - шепнула она Квинтилии, а затем посмотрела на профессора: - А есть ещё какие-нибудь табу, которые нам нельзя нарушать?
Баджорец, который не слишком внимательно слушал рассказ профессора - для него ничего из сказанного не было новым, - опустил голову и помрачнел, но сигнал вызова вновь его взбодрил.
- Сейчас проверю, - Арин быстрым шагом скрылся за дверью.
-Да, правил поведения достаточно, но, конечно, 10 лет наблюдений трудно вместить в одну лекцию, - ответила профессор Закария, - Например, нельзя непочтительно отзывался о богах и членах королевских семей, которые тут считаются происходящими от богов. Также невежливо поворачиваться с ним спиной. Нежелательно оскорблять чужих предков и их святилища. Следует почтительно относиться к тем, кто выше тебя по социальному классу. Женщина должна почтительно относиться к мужчине. Младшие должны почтительно относиться к старшим…
Ракар посмотрел на Иламу Толан. Он еще не сказал координатору, и она не знала, что на самом деле вопросы Ракара преследуют более одной цели. Для него было делом чести сейчас расследовать убийство  соотечественника Квинтилии, не важно, будет полевое задание, или нет. И кроме того - в любом случае - необходимо быть готовым к разным неожиданностям. А потом Ракар внимательно смотрел на профессора Закарию, слушая ее рассказ о теориях развития рас, и о докторе Кареме Дарзене. Под конец ромуланец сложил руки на груди, скрестил их. Они не смогли ничего сделать, или невозможность что-то сделать была продиктована этим их основным законом-директивой? Ракар не стал говорить, что ромуланцы разнесли бы половину города, или даже весь, если бы кто-то из них попал в такую ситуацию. И что единственным поводом бросить своего было бы иное экстренное задание, иная военная ситуация, другой высший приоритет, типа необходимости доставить важные разведданные, которые важней жизней отдельных солдат. С другой стороны - у них у всех есть те приоритеты, которые ставятся выше жизней, просто иногда немного разные. И все же, Ракар не очень понимал Первую директиву. Но он обещал ее соблюдать, и не собирался высказываться сейчас против. Тем более, ученые подавали вполне искренние признаки тяжести этой ситуации с доктором для них. Ромуланец склонил голову, слыша Самриту, понимая, что у доктора была страшная смерть, и никто не пришел к нему на помощь. Ракар  начал мысленно формулировать новый вопрос, и прозвучал звуковой сигнал. Баджорец бросился в другое помещение.
- Понятно, - произнес ромуланец, выслушав профессора до конца, - спасибо. А... они до сих пор живут кочевым образом или осели где-то? Вот еще что интересно, почему за несколько тысяч лет они все еще находятся на доиндустриальном уровне? У вас есть какие-то теории на эту тему?
-Разные расы и даже разные народы внутри одной расы проходят этапы своего развития с разными скоростями, - ответила Ракару профессор Закария, - Это зависит от ресурсов, которыми обладает общество, а также от его потребностей. Часто именно тяжелые условия приводят к необходимости скачка развития, а те общества, представителям которых легко добывать пропитание и не нужно бороться за жизнь, долгое время остаются на приблизительно одном уровне. Кальдонианцы хорошо продвинулись в обработке металлов и прикладных искусствах, они опытные скотоводы и при необходимости могут возводить сложные постройки, но почти все из них предпочитают кочевой образ жизни. Хорошо, что вы подняли эту тему - доиндустриальный уровень. Вопрос ко всем: скажите, с чем у вас ассоциируются средние века? Что приходит в голову?
Самрита Баккер подняла руку, как если бы они были на занятиях в Академии, хотя расслабленный стиль гостиной не слишком напоминал учебную атмосферу.
- Так назывался период в земной истории, который предшествовал индустриализации, - проговорила она, чуть нахмуря лоб: история не была ее коньком. Кое-какие знания об этом периоде она приобрела из голороманов, но девушка сомневалась, что в реальном Средневековье были драконы и магия. Планета же, на которой они с Освальдом провели несколько месяцев, уже шагнула в индустриальную эпоху и скорее напоминала земной XVIII или XIX век. – Простите, я не очень хорошо знаю историю, но предполагаю, что во всех культурах была похожая эпоха. У нас она характеризовалась высокой религиозностью, патриархатом, сословностью общества, главенством традиций, раздробленностью государств и войнами, - поняв, что ее описание звучит как-то не слишком радостно, землянка поспешила добавить: - Но это еще и зарождение многих видов искусства, науки, литературы, музыки… И красивые платья. Не слишком удобные, конечно, но красивые!
Самрита оглянулась на остальных: два ромуланца, два трилла, кардассианка и еще один землянин. Артур наверняка знал историю лучше нее и мог бы что-нибудь еще добавить, но ей было интересно узнать, было ли что-то подобное земному Средневековью и на других планетах.
Артур улыбнулся Самрите, кивком головы соглашаясь с ней, и дополнил ее:
- А еще большие каменные замки, гарнизоны защищающие их, феодальная раздробленность, рыцари и  турниры, посвященные прекрасным дамам, развитая обработка металла, кузницы, доспехи и мечи, разделение на бедных богатых, знатных и чернь, преданность королям и друзьям, интриги и предательства, и настоящая честь, благородный Робин Гуд, и крестовые походы, завоевание территорий. Много всего... заря человечества, но уже близкая к полудню, вот как бы я охарактеризовал средние века, - сказал Артур.
Глинн Толан не стала бы вдаваться в историю Кардассии и рассказывать кадетам то, что не принято было выносить за пределы их народа. Глинн Толан осталась бы в стороне, слушая кадетов и не вовлекаясь в обсуждение. Глинн Толан и вовсе не стала бы говорить кадетам того, что не относилось напрямую к их заданию или ее собственной функции координатора. Но глинна Толан больше не было, а что может или не может делать и говорить новая Илама, она и сама еще не до конца понимала.
- Похоже, что наш доиндустриальный период несколько отличался от вашего, - проговорила кардасианка, посмотрев на Самриту и Артура, а затем обратившись ко всем собравшимся: – Я не знаю, насколько вы знакомы с историей Кардассией – или хотели бы с ней познакомиться, - но поскольку других представителей здесь нет… - она развела руками, - я могу рассказать вам о нашем «Средневековье». Если вам это интересно, - быстро добавила женщина.
-Разумеется, - c готовностью ответила профессор Закария, - Ваш вклад в дискуссию будет важен.
- В доиндустриальный период вы бы не узнали Кардассию-Прайм, - чуть улыбнулась Толан, оборачиваясь к кадетам. – Мы называем это время Хебитианской цивилизацией, и она продолжалась много столетий до того, как на нашей планете произошла глобальная климатическая катастрофа и нам пришлось, скажем так, несколько поменять курс нашего развития. Как говорила профессор Закария, - она кивнула землянке, - иногда при благоприятных условиях общество может находиться довольно долго на одной стадии развития, и это как раз касалось Хебитианской эпохи. В то время Кардассия была зеленой, плодородной планетой, и у нас не было необходимости сражаться за ресурсы, поэтому у населения была возможность развивать культуру и искусство, посвящать себя духовным практикам и жить в гармонии с природой, - в ее голосе звучали легкие нотки сожаления о утраченном прошлом, но Илама быстро спохватилась и продолжила уже более нейтральным тоном: - Да, тогда у нас тоже была своя религия, но позже мы встали на рациональный путь развития. Если сравнивать с тем, что рассказали о своей истории мисс Баккер и мистер Лайтман, то Хебитианскую эпоху можно назвать мирной и гармоничной цивилизацией – без кровопролитных войн, крупных конфликтов или сословной несправедливости. Однако ее путь развития не способствовал прогрессу, и, если бы на Кардассии-Прайм не случилось катастрофы, мы бы еще нескоро достигли теперешнего уровня развития и оставались бы долгие века никому не известным народом, как… - Илама очень быстро оборвала себя и покосилась на дверь, за которой скрылся технический специалист Арин. Не закончив свое сравнение, она продолжила: - В нашем случае толчком к смене курса стало внешнее воздействие, сильно изменившее облик планеты и заставившее нас выживать любыми способами. Сейчас мы мало знаем о Хебитианской цивилизации, ее остатки пылятся в музеях, а мы сами не имеем ничего общего с хебитианцами и их духовными ценностями. Куда проще было бы любить свою красивую и богатую планету, полную даров природы и имеющую достаточно ресурсов для выживания всей цивилизации, чем Кардассию-Прайм, какой она является сейчас, - грустно улыбнулась женщина и продолжила уже с некоторой жесткостью в голосе: - Но тогда кардассианцы не были бы кардассианцами. Наше «Средневековье» не было жестоким и воинственным, но иногда недостаточно просто жить в гармонии, чтобы сделать следующий шаг в развитии. Простите, это было очень длинно, - опомнилась Илама. – Обычно мы не посвящаем чужаков в нашу историю, но я посчитала, что вам это может быть интересно в контексте знакомства с Кальдонией III.
 Закария кивнула, благодаря кардассианку за рассказ.
-Очень хорошая иллюстрация к высказанным ранее теориям, - прокомментировала она.
_______________
с кадетами, координатором и учеными


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
10 Мая 2018, 17:48:41 #63
Тэйра Джар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 13:00
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


На Ромуле никогда не существовало средневековья. И вдаваться в тему того, что оно было на Вулкане, Ракар не хотел, да и не знал ничего об этом периоде. Цивилизация ромуланцев началась с космической истории. Вряд ли об этом следует говорить сейчас.
И ромуланец с любопытством слушал историю Кардассии, которой захотела поделиться координатор.
Слушая рассказ профессора о судьбе доктора Карема и об обычаях, принятых на Кальдонии, Тэйра пожалела, что не достала падд раньше. Записать эту информацию было бы очень хорошо. Значит, этот народ очень почтительно относится к мертвым. Когда-то такие табу существовали и у триллов, но со временем стерлись, стали мягче. На культуру Трилла сильно влияла возможность симбионта сменять носителей и хранить память нескольких жизней. Сначала соединенные, а потом и не соединенные триллы стали все легче относиться к смерти, не как к пугающей неизбежности, связанной с чем-то ужасным и мистическим, а как к еще одному событию в цепочке жизни. Хотя всё-таки… Тэйру смерть немного пугала.
-У нас… - начала она, смотря почему-то в упор на Самриту, потом опомнилась, и обвела взглядом всех: Ракара, Артура, Квинтилию, Иламу Толан, всё еще безжизненную Делас (она вообще слушает? Едва ли) и профессора Закарию. - Средневековье было не очень похоже на то, что вы упомянули. У нас были сословия, например, высшие посты могли занимать только члены определенных семей, и только им разрешалось быть соединенными. Традиции были сильны, а вот от религий многие государства начали отказываться. И войны тоже велись, но не такие кровопролитные и жестокие, скорее, это были приграничные конфликты. А ещё в позднем Средневековье началось объединение Трилла, и тогда же была основана музыкальная академия… - “Куда я не поступила”, закончила она мысленно. - В общем, что-то среднее между земным средневековьем и кардассианским.
Она замолчала, не зная, что ещё сказать.
-Мне нечего добавить, - произнесла второй трилл, когда кадет Джар закончила говорить.
-Отлично, - похвалила всех профессор Закария, - Теперь попробуем провести параллели с обществом Кальдонии III. Как на Земле, в Хебитианский период Кардассии и на раннем Трилле, местные жители имеют свою религию. Я уже немного касалась ее торжественной и парадной части - их боги приходят с неба, могут принимать различные формы и бродить среди людей. Однако, в повседневной жизни кальдонианцы больше следуют культу предков, считая, что умершие представители их расы охраняют и направляют живущих. Вы упомянули патриархальность, - землянка посмотрела на свою соотечественницу, сидящую перед ней на пестрой подушке, - В этом тоже можно найти сходство. Основная роль женщины на этой планете - жена и мать, представительницам нашего пола доступно ограниченное количество способов быть независимыми. Однако, это не значит, что кальдонианки слабые существа - кочевая жизнь предполагает, что им приходится много ездить верхом и даже владеть кое-каким оружием, чтобы защитить себя и свою семью. Но, разумеется, чем выше статус местной жительницы, тем реже ей приходится этим заниматься. Роли мужчин гораздо более разнообразны - они воины, охотники, добытчики, владельцы всего имущества, ученые. Традиции здесь очень важны - в той же степени, что на Земле, и на Трилле в схожие периоды. И если ничего не произойдет, как на Кардассии, эти традиции сохранятся еще долгое время.
- Простите, что перебиваю, - дверь в гостиную открылась, и на пороге появился баджорец Арин Джаавед, покинувший их, чтобы принять вызов. Он заговорщицки улыбался, поглядывая на кадетов. – Прибыли некто мистер Тенек и мисс М’Кота – вы знаете таких? Говорят, что вы их ждете…
Профессор Закария посмотрела на кардассианку.
-Это тоже из вашей группы? В таком случае, прервемся и заодно пообедаем.
- Да, - кивнула кардассианка, поднимаясь со своего места, - это мои кадеты, и прибыли они как раз вовремя.
- Ну наконец-то, Тенек! - негромко проговорила Самрита, и в ее голосе звучало облегчение. Она тоже поднялась вслед за Толан и улыбнулась профессору: - Как раз во время обеда мы введем их в курс дела. 
___
с учеными, Иламой Толан и группой Альфа
Offline  
11 Мая 2018, 12:19:04 #64
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, орбита Кальдонии III, федеральный шаттл


Шаттл со станции DS9 выходил на орбиту Кальдонии III. Маленький экипаж шаттла занял перед экраном привычные уже места и приготовился выходить на связь. Места эти распределялись по обязанностям во время полёта и, соответственно, М’Кота занимала место пилота, Тенек – место второго пилота, а Утара, которая предпочитала не трогать технику, пока в этом не будет прямой необходимости, смиренно сидела позади. Конечно, как и все допущенные к работе в Космосе, болианка регулярно сдавала технический минимум, однако, если только позволяла ситуация, она мудро предоставляла технические задачи и пилотирование профессионалам и молодёжи, сама же старалась просто не путаться под ногами. К тому же у неё было важное дело: в пути она вязала загадочный предмет красивого зелёного цвета, и отвлеклась только в тот момент, когда шаттл пролетал Червоточину.
Впрочем, теперь пора было вспомнить о том, что она как-никак временный командир этого крохотного подразделения. Утара развернулась в своём кресле к экрану и сказала:
– Все готовы? Тогда вызывайте.
Вызывать следовало планету: «Анадырь» на орбите функционировал в ограниченном режиме и не имел на борту никаких биосигналов. Было очевидно, что экипаж уж отбыл на планету. М’Кота послала вызов с сообщением о прибытии.

Ответил вновь прибывшим Аарин Джавед, и под руководством баджорского инженера они доволно быстро сориентировались в ситуации и определились с предпочтениями. М’Кота и Тенек решили присоединиться к группе на базе… следует признаться, что клингонка сделала это во многом по личным мотивам, Утара же решила отправиться на раскопки, и это было уже по мотивам чисто альтруистическим: советница благородно жертвовала собственным комфортом (а для неё это была воистину большая жертва!) ради того, чтобы в каждой из групп находился хотя бы один зрелый участник проекта.
Через четверть часа она уже стояла на площадке транспортера в одежде больше всего похожей на одеяния бедуинов и отдавала кадетам последние распоряжения… точнее одно распоряжение и только Тенеку – вулканец казался ей более аккуратным, чем клингонка.
– Передайте вот это координатору Толан, – говорила она вручая ему небольшую легкомысленно украшенную коробку. – Будьте аккуратны, оно хрупкое. Ну вот, кажется, всё. Телепортируйте меня, и не забудьте отчитаться, когда телепортируетесь сами.
Болианка подняла руку, чтобы поправить весёленькой расцветки платок (больше напоминающий простыню) как раз в тот момент когда началась транспортация. Свой жест законила она уже на планете.
После неё телепортировались и кадеты.
______________
+ Тенек и М’Кота


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
11 Мая 2018, 12:20:18 #65
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 14:20
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Ракар склонив голову слушал аналитику и проведение параллелей между кальдонианцами и прочими расами. Он вообще мало разбирался в подобных вещах, никогда не задумываясь о развитии с древних времен, зная лишь собственную историю Ромула. Термин "патриархальность" был неизвестен и не понятен. Что это значит – что у женщин ограниченное количество способов быть независимыми? Он точно знал, что если у расы есть какое-то разделение по правам полов – то это раса низшая и мало достойная уважения. Это был новый повод гордиться своим миром и ромуланцами. На Ромуле женщины и мужчины всегда имели равные права, и никогда не возникало даже мысли ограничить кого-то из них (мужчин или женщин) не руководствуясь их знаниями, умениями, личными качествами. И те и другие были и воинами и политиками, сенаторами и инженерами, капитанами кораблей, адмиралами флота. Адмирал Данатра – была тем, кто восхищал Ракара в наибольшей степени. Похоже, некоторые расы ограничивают права друг друга исключительно за неимением внешнего врага. Но это все равно их не оправдывало. Ракар даже скривился при этом упоминании странного и непонятного для него явления, явления исключительно низшего порядка. А потом пришел мистер Арин и сказал, что прилетели Тенек и М'Кота. Вот это была действительно радостная новость!
- Тенек… - негромко сказал Ракар и поднял голову, с безмятежной улыбкой осмотрел остальных кадетов, а затем пошел к выходу, спохватившись на ходу, - Можно встречать же, да?
- Да, идемте, - склонила голову координатор и жестом указала на дверь.
Пропуская вперед кадетов, они ненадолго остановила взгляд на Делас, которая плелась позади всех. Тенек появился вовремя, и Толан думала, уместно ли сейчас будет заменить ромуланку им в качестве врача их группы.
- Вы почти не опоздали, - Илама последней зашла в помещение, куда телепортировались Тенек и М’Кота, а затем улыбнулась двум прибывшим кадетам: - Добро пожаловать на новое задание проекта!
Несмотря на то, что Ракар быстро прошел вперед по коридору, Артур обогнал его и влетел в помещение, где они были сразу после телепортации – первым. Он быстро приветственно махнул рукой Тенеку и подскочил к М'Коте, обняв клингонку, и чуть приподняв девушку над уровнем пола. Не говоря ни слова, и не дав М'Коте заговорить первой, землянин поцеловал девушку в губы, а потом, немного отстранившись, сказал:
- Наконец-то! И почти не опоздала! Ну как, сдала?
 
Ракар вошел почти следом. Бросив быстрый взгляд на двоих влюбленных, он повернул голову к Тенеку. Нет, Ракар не собирался к нему бросаться. Это было бы смешно. Ромуланец очень скупо улыбнулся и не очень быстрым шагом подошел к вулканцу. Две секунды он рассматривал вулканца, а затем поднял руки и обнял Тенека за плечи. Сжал.
- Спасибо, что прилетел. Ты будешь смеяться, но я скучал, очень тебя не хватало,  - сказал ромуланец, - хотя нет… ты – не будешь смеяться, ты же вулканец.

Тенек не стал смеяться, впрочем безучастным ему тоже остаться не удалось – лицо вулканца выражало крайнюю степень недоумения.
– Я бы не назвал своё отсутствие долгим, – с расстановкой ответил он, терпеливо дожидаясь, пока ромуланец его отпустит.

Где-то позади М’Кота, смеясь, отчитывалась Артуру:
– Конечно сдала! Если бы я не сдала, не миновать бы мне больницы!
Вопреки клингонскому обыкновению, М’Кота не преувеличила, а скорее преуменьшила опасность своего недавнего предприятия (чтобы не пугать Артура, конечно). Полностью её экзамен следовало бы назвать «управление неисправным шаттлом в экстремальных условиях».
Ромуланец Тенека отпустил не сразу, но отпустил, видя его недоуменный вид. Недоуменный вид Тенека Ракара повеселил, и все таки он чуть усмехнулся, отпуская Тенека, смутившись немного при этом. Он был очень рад видеть друга, того, кого другом считал, и понимал, что его порыв был не сдержан, но и это не важно. Важно то, что Тенек снова занял свое место, он здесь. И среди всей этой боли бытия, он, ромуланец, больше не один. Разве он мог бы подумать раньше, что такое с ним произойдет? Что он будет радоваться вулканцу? Ракар смущенно улыбнулся и обернулся к остальным.
Артур довольно улыбнулся, глядя на свою девушку, в его лице была видна гордость. А еще, кроме гордости, мгновение беспокойства, которое он постарался скрыть. Клингонские испытания, что может быть хуже? Только кардассианская тюрьма, наверное, и еще вот та самая судьба, что застала Карема Дарзена, который смотрел в небо, и точно знал, что не стоит ждать оттуда помощи…
Артур хлопнул М'Коту по плечу, провел по ее руке своей ладонью, нашел ее ладонь, вложил в ее ладонь свою, их пальцы переплелись.
- Я и не сомневался что сдашь, - прошептал землянин, глядя М'Коте в глаза, - ты молодец. И я люблю тебя. А у нас тут прото-ворты!  То есть , на этой планете. И сейчас будет обед.
И Артур потянул М'Коту за руку, посмотрел назад и только сейчас увидел, что все кадеты и Илама Толан тоже здесь.

- Тенек, М’Кота! Как здорово, что вы добрались! – совсем не по-капитански проговорила Самрита после приветствия Иламы Толан. Она прошла вперед и хотела было уже обнять Тенека, но потом вспомнила, что с вулканцами так лучше не делать. М’Коту она обнять не хотела, но тоже почему-то была рада ее видеть, точно понимая, что без этой шумной и прямолинейной клингонки их группа не будет полной. – Пока мы не перешли к обеду, я хотела бы объявить две новости… можно? – землянка опомнилась и посмотрела на Иламу Толан. Координатор молча кивнула.
 – Во-первых, на этой миссии я капитан, поэтому меня надо слушать, - усмехнулась Самрита, отдавая себе отчет, что это звучит немного нелепо. – А, во-вторых, в нашей группе появился еще один участник, - она сделала шаг в сторону, чтобы стало видно девушку-трилла в форме кадета научного отделения Академии. – Познакомьтесь, Тэйра Джар! За обедом у вас наверняка будет возможность познакомиться поближе, и мы расскажем вам все, что узнали сегодня.
-А, - Тэйра не ожидала, что ее представят так скоро, она рассматривала радостную М’Коту, Артура, который не мог сдержать улыбки, и совершенно невозмутимого, особенно на их фоне, вулканца. Поприветствовала всех и улыбнулась. Встреча явно была для остальных долгожданной и радостной, и ей от этого тоже стало намного легче. - Ну, да, меня зовут Тэйра, можно Тэй, если хотите. Учусь на третьем курсе на ксенозоолога. Не попала в первый набор в проект, потому что проходила стажировку...на Вулкане, - добавила она, мельком глянув на Тенека. Интересно, что он на это скажет? Наверняка ничего впечатляющего, отметит как факт да и все. - Если Самрита у нас на миссии капитан, то я - глава научной службы. И я очень  надеюсь, что мы с вами подружимся.
М’Кота разглядывала Тэйру с откровенным любопытством, Тенек с вежливым интересом.
– Нашего полку прибыло! – оптимистично отреагировала на представление новенькой клингонка. – Надеюсь вулканцы не отбили у тебя любовь к приключениям, а то ведь нашу группу уже называют «Микроаномалией Альфа» – с этими словами М’Кота поискала взглядом Делас, ведь именно от ромуланки она впервые услышала о сплетнях вокруг их буйной и особо везучей компании. Конечно, «микроаномалию» она только что придумала сама, но в конечном счёте это было довольно точным отражением и их недолгого опыта в проекте и распространяющихся со скоростью фотонного шторма слухов.
– Клингоны склонны к преувеличениям, – прокомментировал Тенек. – Мира и процветания, мисс Джар. Надеюсь ваша работа на Вулкане была плодотворной. Мисс Баккер, мэм, – добавил он с чуть заметным поклоном в сторону Самриты.
Когда М’Кота отыскала глазами Делас, то увидела ту за спинами остальных кадетов у самой двери. Ромуланка никак не реагировала на прибытие припозднившихся членов группы – только без особого интереса скользнула по ним взглядом, ненадолго задержав его на Тенеке. Сейчас она выглядела так, словно из нее выжали все соки и лишили того стержня, который делал из Делас Делас – ту, которая отчаянно боролась со своей болезнью, стремилась доказать всем, что она лучшая, ввязывалась за любую авантюру и не боялась выступать против всей группы. 
- Можно без «мэм», - улыбнулась Самрита, как бы случайно подходя поближе к Тенеку. Проходя мимо, она негромко проговорила: - Мне надо тебе кое-что сказать. И ты нам очень нужен именно сейчас, я рада, что ты вернулся! – а затем, подняв взгляд на профессора Закарию, уже проговорила обычным голосом: - Думаю, теперь мы все в сборе и готовы к дальнейшей программе.
- Самрита не очень любит обращение “мэм” , - негромко сказал Артур Тенеку, - я думаю в следующий раз сказать “сэр”.
И тут же добавил громче:
- С Тэйрой обязательно подружитесь!
– Я бы выбрала «сэр», – влезла М’Кота, как всегда не задумавшись над тем, чтобы понизить голос и что вообще-то голос понижают не зря, – Самрита, тебе как больше нравится, «мэм» или «сэр»?
- А-а… Я даже не задумывалась… - смутилась Самрита. – Вообще-то меня устроит обращение по имени, если в остальном не будет проблем с субординацией. Но, пожалуй, «сэр» тоже подойдет… если вам так удобнее. Но, думаю, это не самый главный вопрос сейчас, - она немного стыдливо посмотрела на ученых, как будто забирала их время. Она помнила, что тем не терпелось запустить дрон, а тут еще эти кадеты со своими радостными встречами…
Дав кадетам немного времени поприветствовать М’Коту и Тенека, профессор Закария сказала:
-Для обеда вы можете использовать наш репликатор - мистер Арин вам покажет его. А я принесу немного местных ягод и корнеплодов. Расположиться можете в гостиной, где мы только что были.
Ракар тем временем озирался в помещении. А до того в той гостиной. Он не оставлял намерений, в числе всего прочего, устроить Квинтилии тренировку и искал какой-нибудь металлический дрын или палку, или что угодно похожее. Подошла бы и ножка стола, но столов в гостиной не было. Ромуланец коротко вздохнул и пошёл на выход из помещения. На обед у него тоже были планы. Для начала - баджорец Арин.
_________________
со всеми, кто не на раскопках


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
14 Мая 2018, 10:09:44 #66
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 14:34
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Самрита Баккер тем временем наполнила свой поднос привычной земной едой и одной из первых вернулась в гостиную, где заняла то же место, где и сидела раньше. Один за другим кадеты делали свои заказы, и только Делас так и не подошла к репликатору, а просто молча направилась в гостиную. Илама Толан тоже прошла вслед за кадетами, недоверчиво разглядывая то, что ей выдал репликатор: за все время, проведенное на ДС9, она так и не познакомилась как следует с федеральной кухней, сейчас же у нее не было выбора.
- …Хотите попробовать хасперат? Я запрограммировал некоторые баджорские блюда в стандартный федеральный репликатор, - решил похвастаться Арин Джаавед, когда у репликатора осталась только одна из девушек-триллов – та, которую еще никто не называл по имени. Он быстро ввел команду и протянул ей тарелку с двумя рулетиками хасперета. – Простите, но мне показалось, что вам у нас не нравится, и решил это немного исправить, - смущенно улыбнулся он.
-Извините, - немного смущенно ответила Квинтилия Перим, беря предложенную тарелку, - Я не хочу, чтобы вы думали, что я плохо думаю о вашей базе или о вас. Просто иногда мне нечего сказать… У вас нет стола? - она обернулась по сторонам, глядя, как остальные кадеты возвращаются в гостиную и рассаживаются группами на подушках, - Это потому, что кальдонианцы тоже используют мало мебели?
- Не волнуйтесь, сегодня говорить придется в основном нам, - рассмеялся Арин. – По правде, я так давно не общался ни с кем из Альфа-квадранта, что уже забыл, как это делается – только последние месяцы стал привыкать разговаривать с новыми людьми.
Баджорец тоже проследил взгляд девушки:
- Как Сорайя уже сказала, мы позаимствовали кое-какие привычки у местных: они кочевники и не любят громоздкую мебель. Да и нам через пару лет жизни здесь сидеть на подушках стало уже привычнее… Но иногда я обедаю за своим постом, - он кивнул на консоль, за которой сидел, когда ученые вышли на связь с «Анадырем». – Это единственное, что похоже на стол, вы можете ко мне присоединиться. Или можем пообедать «по-кальдонийски», - улыбнулся баджорец. – Репликатор, конечно, нас спасает, но я бы рекомендовал попробовать кое-что из того, что принесет Сорайя… то есть профессор Закария.
-Должно быть, вам было очень одиноко, - сочувственно произнесла Квинтилия, - Ну… в таком случае, я, наверное, могу составить вам компанию…
Трилл неуверенным шагом двинулась в сторону гостиной, не совсем уверенная, что мужчина последует за ней.
Баджорец не стал ждать второго приглашения и последовал за девушкой, взяв для себя такую же тарелку хасперата.
- Да, вы правы, сначала тут было одиноко, но потом мы привыкли… К тому же, сейчас все изменилось, и ваши группы – как глоток свежего воздуха. Простите… э… Мне кажется, я так и не спросил ваше имя, - опомнился он. – Меня вы можете называть Джаавед.
-Меня зовут Квинтилия. Это дурацкое имя, я знаю, я как раз думаю над новым, - ответила трилл, садясь на одну из подушек, скрестив ноги, - Но ведь вы - баджорец, мне казалось, вы не любите сообщать свои имена незнакомцам и предпочитаете фамилии.
Джаавед опустился на подушку рядом с ней: он привычно сел на колени, точно делал это каждый день на протяжении уже многих лет – впрочем, так оно и было.
- Это необычное и красивое имя, - улыбнулся он. – И совсем не похоже на кальдонийское. Здесь они более короткие и каждое имеет свое значение… Но об этом мы вам потом расскажем. И мы как раз хотели предложить всем придумать свои «местные» имена для знакомства с культурой.
Баджорец торжественно поднял перед собой тарелку двумя руками и подмигнул Квинтилии:
- У кальдонийцев есть ритуал благодарения перед каждым приемом пищи… но пока мы на базе, его можно пропустить. На самом деле этот хасперат не очень похож на настоящий, но, мне кажется, что я уже забыл, каким он должен быть на самом деле. Надеюсь, совсем скоро я его попробую…
Откусив и прожевав кусочек, он вновь улыбнулся:
- Вы правы, баджорцы предпочитают фамилии. Но за столько лет здесь многие формальности отходят на второй план. На этой планете я провел треть своей жизни – столько всего успело измениться за это время! Бэйджор вошел в Федерацию… Извините меня, что я так много говорю, - опомнился Арин. – Вы можете мне прямо так и сказать – я уже забыл, как вести себя в приличном обществе.
На входе в гостинную ромуланец собирался уже было поймать баджорца, но они стали говорить с Квинтилией. Молчаливая Квинтилия наконец решила с кем-то разговаривать. С одной стороны, это было хорошо. А с другой стороны, то что испытал ромуланец, заставило его опустить голову, отвести взгляд, забыть на минуту о многом другом. Рука ромуланца дрогнула, задрожала. Он не подходил к репликатору. Некоторое время он смотрел куда-то параллельно Квинтилии и Арину, а потом подошел к ним.
- Мистер Арин, извините, я хотел бы поговорить с вами, когда вы освободитесь. Потом. А сейчас,  разрешите мне погулять по вашей станции, и посмотреть на артефакты?
Трилл чуть слышно вздохнула и отвела взгляд, пережидая, когда закончится общение баджорца и ромуланца.
- Со мной? – брови баджорца удивленно взлетели вверх, и он поднял голову к возвышающемуся над ними ромуланцу. – Конечно, мы можем поговорить… Это очень срочно? – судя по его голосу, ему очень не хотелось отрываться то ли от трапезы, то ли от общения. – Что касается станции, вам лучше спросить разрешения у профессора Закарии. Она здесь главная, и я не могу решать… Извините. Но сейчас вам лучше пообедать со всеми – потом у нас будет очень насыщенная программа.
- Хорошо, - кивнул Ракар, заметив короткий вздох Квинтилии. - Чуть позже, не буду мешать. Спасибо, мистер Арин.
И ромуланец вышел из гостиной в поисках профессора.
Квинтилия продолжила молча есть - легкость общения с баджорцем была нарушена и она не знала, как ее вернуть.
- У вас интересный состав группы, - Джаавед попытался прервать неловкое молчание, которое он и сам ощущал. – И мне нравится идея проекта: собрать молодежь разных рас Альфа-квадранта и посмотреть, что из этого получилось. Будь я помладше, я бы и сам к вам присоединился, - он сделал небольшую паузу, а потом продолжил: - Квинтилия… Я меня есть к вам небольшая просьба. Она касается мастер-класса, который я должен провести. Вы… вы не могли бы мне ассистировать? – он поднял взгляд на трилла.
Квинтилия подняла удивленный взгляд от тарелки и посмотрела на баджорца.
-Я? А о чем этот мастер-класс?
- Я расскажу о маскировке под кальдонийцев, - с некой гордостью произнес Арин. – И какие вообще существуют техники маскировки. У нас уже есть приличный опыт, хотя наши технологии и могли устареть за последние десять лет. И я бы хотел попросить вас стать моделью для этой демонстрации… Это быстро и совсем не больно, - поспешил объяснить он, подумав, что девушка может испугаться сложной процедуры. – А в результате вы будете выглядеть, как настоящая кальдонийка. Разумеется, только на время.
-О! - с облегчением воскликнула Квинтилия, - Я согла… Ой, подождите секунду. У вас ресничка, - она показала пальцем куда-то в область глаза мужчины, - Хотите, я...
- Спасибо, - тихо отозвался Джаавед и, кажется, немного покраснел.
-Я сейчас! - воскликнула девушка, неловко повернулась, не зная, куда девать тарелку и руки, и уронила второй несъеденный хасперат на пол, - Я такая неловкая, - извинилась она, тоже слегка краснея.
- Не волнуйтесь, все в порядке. На этих подушках и правда не слишком удобно есть, - молодой человек аккуратно взял тарелку из ее рук, случайно коснувшись ладони. Упавший рулетик он положил на край своей тарелки и поднял взгляд на Квинтилию, ободряюще улыбаясь: – Зато теперь есть возможность попробовать что-нибудь еще из того, чему мы научили репликатор за эти годы. Пойдемте? – он протянул ей руку, чтобы помочь подняться. 
-Спасибо! - девушка благодарно улыбнулась, глядя на Арина снизу вверх.
_________________________________________
Благодарю за помощь в написании автора Арина.


Ex Astris, Scientia
Offline  
14 Мая 2018, 12:08:15 #67
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 14:34
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Оказавшись предоставленным самому себе, Тенек первым делом направился к координатору, чтобы выполнить просьбу советника.
Илама Толан решила вновь не садиться на подушки, на которых чувствовала себя не слишком комфортно, а встала около стенки и аккуратно зачерпнула ложкой что-то жидкое в своей миске, которую не слишком уверенно держала левой рукой в перчатке.
- По-моему, это какой-то вулканский суп, - проговорила она, когда Тенек с ней поравнялся. – И в нем немного не хватает… вкуса.
– Судя по виду и запаху, это «суп из двадцати приправ», у него очень сложный вкус, богатый на нюансы, – сказал Тенек, бросив как можно более деликатный взгляд на тарелку кардассианки, впрочем он почти сразу же добавил: – тем не менее, репликатор воспроизводит его достаточно условно, и даже нереплицированная версия большинству инопланетян кажется пресной.
- Из двадцати приправ? – недоверчиво переспросила Толан. – Я… кажется, не могу уловить ни одной. Но кардассианские блюда обладают сильным ярко-выраженным вкусом и из-за этого часто не нравятся другим. Но тут нет кардассианских блюд, так что самое время попробовать что-то новое, - она быстро улыбнулась и подняла взгляд на вулканца: - Мистер Тенек, вы хотели что-то спросить? 
– Нет, только передать, – Тенек протянул кардассианке коробку, которую держал в руках, – советник Рилл просила передать вам это и уточнила, что оно хрупкое.
- Мне? – удивилась женщина. – А что это? Она ничего не говорила? – она заозиралась по сторонам, раздумывая, куда поставить миску с супом, и в итоге протянула ее Тенеку: - Подержите, пожалуйста.
Нормальному человеку в этой ситуации полагалось бы что-нибудь уронить – либо коробку, либо миску, но Тенек определённо не был нормальным человеком: он принял миску в ладонь левой руки, а правой подал Толан коробку.
– Больше ничего, и, вероятно, мне не следует строить предположения: я заметил, что эмоциональные любят делать сюрпризы, хотя не всегда любят их получать.
- Тогда посмотрим, что здесь, - улыбнулась Илама, аккуратно принимая подарок и приоткрывая крышку.
В коробке лежала керамическая кружка каплевидной формы, одетая в зелёный вязаный «свитер». Кружка была серая с волнообразным рельефом, напоминающим не то горную гряду, не то кардассианские гребни (сходство, впрочем, было весьма отдалённым). Рядом в коробке была пристроена записка на зелёном картоне, в тон «свитеру»: «Для того, кто всегда приглашён. С Днём рождения!»
Улыбка кардассианки стала шире, и она развернула коробку так, чтобы и Тенек тоже видел содержание.
- Это очень… очень мило, - было похоже, что женщина немного смутилась. – Мне жаль, что миссис Рилл не смогла к нам присоединиться, но, я уверена, что ей будет не скучно с другой частью группы. Спасибо, что передали, мистер Тенек.
– Не стоит благодарности, – это прозвучало не как привычно-вежливый ответ, а как констатация факта. Сейчас ему следовало бы отойти, но в руках вулканца всё ещё была миска с супом, и он перевёл вопросительный взгляд с этого объекта на координатора.
- Ах точно, - Толан вспомнила про суп и аккуратно поставила коробку на пол, чтобы принять миску из рук вулканца. – Двадцать приправ, говорите? Я попытаюсь найти хотя бы парочку… А пока вам лучше пообщаться с вашими коллегами и узнать о задании – профессор Закария уже успела нам немного рассказать о планете и работе ученых, это было весьма интересно.
– Да, мэм, я так и собирался... – взгляд вулканца остановился на её руке затянутой в перчатку, и, не закончив фразы, Тенек спросил: – Ваша рука. Всё благополучно?
- С ней все в порядке… будет, - Толан взяла миску в правую руку, чтобы покрутить левой – она двигалась чуть лучше, чем прежде, но кардассианка болезненно поморщилась от этого движения. – На Кардассии я начала процедуру по ее восстановлению, но мне следовало заняться этим много лет назад, сейчас это уже сложнее… Но сейчас не лучшее время для обсуждения – это может подождать.
– Конечно, – с чуть заметным поклоном Тенек отошёл от координатора и поискал взглядом Самриту: мисс Баккер хотела о чём-то поговорить, и стажёр подозревал, что это связано либо с её собственным, либо с чьим-то ещё здоровьем.
__________
с координатором Толан


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
14 Мая 2018, 12:09:27 #68
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., 14:34
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Искать Самриту долго не пришлось: девушка сидела на подушке, держа в одной руке сендвич с анчоусами, а в другой – падд, которому очень нежно улыбалась. Тенек не был на «Анадыре» с остальной группой и не знал, что сегодня ночью ей пришло письмо от Освальда, но по одному лицу Самриты можно было догадаться о чем-то подобном.
Для вулканца время обеда ещё не настало, поэтому он взял в репликаторе полстакана воды и опустился на пол рядом с капитаном Самритой.
– Вы хотели о чём-то поговорить, – напомнил он, отвлекая её от приятного чтения.
- Да, - кивнула Самрита, поспешно откладывая падд. – На самом деле, у меня к тебе две просьбы… Как капитана, и личная. Во-первых, я бы хотела, чтобы бы ты стал главным врачом на этой миссии. Изначально я назначила Делас, но сегодня весь день она ведет себя неадекватно, и я боюсь доверять ей наше здоровье.
Тенек на секунду задумался, затем уточнил:
– Этот вопрос вы обсуждаете со мной как капитан?
- Да, конечно, - немного удивленно подтвердила Самрита.
– Тогда я скажу, что если вы мне прикажете принять руководство медчастью, – стажёр подчеркнул голосом слово «прикажете», – я подчинюсь, если же спросите моё мнение, я скажу, что это решение поспешно и потому ошибочно.
- Почему? – непонимающе переспросила Самрита, дожевывая кусочек сендвича. – Вообще-то я думала, что ты только рад будешь…
– Я задам вам два вопроса, – ответил Тенек. – Прежде всего, вы назначили Делас руководителем медчасти. Чем вы при этом руководствовались?
- О, ну это же очевидно: тем, что она была единственным врачом на тот момент! – улыбнулась Самрита. – И, когда я ее назначала, она вела себя нормально. Ну то есть… как она обычно себя ведет.
– Если дело было только в этом, что вам мешало назначить Хену? – поинтересовался Тенек. – Главный врач – это в первую очередь организатор, и его медицинский профиль и ранг не имеют решающего значения, важно общее понимание нужд медотсека, опыт и умение грамотно работать с людьми. На станции сейчас лазаретом руководит сестра Эвен, и мы с мисс Делас при экстренной необходимости пойдём к ней в подчинение, хотя я уже закончил обучение, а мисс Делас закончит в скором времени.
- Потому что Хену я назначила психологом и советником группы, - пояснила Самрита Тенеку, как маленькому. – У нее своя специализация, она не медицинский сотрудник, и ее знания в этой сфере ограничены. Но я говорю о другом: что сегодня поведение Делас изменилось, она больше не может быть врачом… Да сам посмотри! – девушка кивнула на группу из четырех кадетов, сидящих не очень далеко от них. – Ты бы первым ее отстранил, разве нет?
– Я заметил, – сказал Тенек, ни на миллиметр не поворачиваясь в сторону Делас: он и правда уже заметил заторможенное состояние ромуланки и сейчас не хотел так явно показывать своим движением, что они говорят о ней. Затем вулканец продолжил: – В такой маленькой группе ничто не мешает советнику быть одновременно и начальником медчасти, вы ведь одновременно и капитан, и главный инженер, и никого это не удивляет. Поэтому я снова спрашиваю: вы действительно могли бы назначить главным врачом абсолютно любого только потому что он имеет соответствующее образование, или всё же это назначение было обусловлено личностными качествами самой мисс Делас?
- На момент назначения она была наиболее подходящим кандидатом, потому что не было тебя, - вздохнула Самрита. – Но сегодня ситуация изменилась. Я не знаю, что с ней произошло, но ее поведение неадекватно, а Ракар сказал, что это он виноват. Если честно, я теперь немного боюсь… Что это вообще может значить? Он ей что-то дал?
– То есть на момент назначения вы считали её достойным кандидатом, – подытожил Тенек. – Сегодня что-то случилось, вы не знаете что, но считаете правильным отстранить её сразу же, не разобравшись? Это мой второй вопрос, – пояснил он.
- Я считаю, что в нашей группе должен быть врач, способный выполнять свои обязанности, - припечатала Самрита. – Ты, если я не ошибаюсь, вообще не считал Делас достойной звания врача.
– Моя формулировка звучала иначе, я сказал, что мисс Делас не является врачом. Таково моё мнение. Вы также не являетесь врачом, однако это не означает, что вы недостойны им быть, – поправил её Тенек. – И у вас в команде есть врач, способный выполнять свои обязанности. – Вулканец некоторое время помолчал, глядя на Самриту изучающе, затем продолжил. – Капитан, во время недавнего инцидента с Аномалией главой лазарета был доктор Камарго. Доктор Камарго пострадал во время инцидента и не смог исполнять свои обязанности, его заместительница, сестра Эвен, также пострадала, и врачу, способному выполнять свои обязанности, то есть мне, пришлось взять на себя руководство лазаретом. Тем не менее, коммандеру Мори не пришло в голову в тот же момент уволить их с занимаемых должностей, и я считаю это правильным. Вы – командир нашего отряда, и вы оказали мисс Делас доверие, назначив её главой медчасти. С ней что-то случилось, что именно, нам неизвестно. Ваш долг как капитана – не изменить первым делом формальный список ваших старших офицеров, а вдумчиво разобраться в ситуации, убедиться в способности или неспособности мисс Делас исполнять свои обязанности, и лишь затем принять правильное решение. Вы в ответе за команду, это верно, но второй врач у вас есть, значит ваша команда ничем не рискует, а мисс Делас – также член вашей команды, и за неё вы в ответе не в меньшей степени, чем за других.
- Хорошо, - протянула Самрита и внимательно посмотрела на вулканца. – Я согласна, что мы должны разобраться. И в первую очередь мне нужно твое заключение, как врача: что с ней такое? Насколько она вообще в состоянии… делать что-либо.
– Заключение врача я смогу дать после того, как поговорю с ней и обследую её, поверхностных наблюдений для этого недостаточно. Я сделаю это сразу же после обязательных мероприятий проекта. Думаю, что завтра утром мы сможем продолжить разговор на эту тему, опираясь уже не на предположения, а на факты.
- Не откладывайте, пожалуйста, - в голосе Самриты звучала легкая тревога, и она быстро покосилась через плечо на группу кадетов. – Я имею в виду… это же как-то ненормально, разве нет?
Тенек не любил говорить голословно, но Самрита настаивала и она была сейчас в ответе за всех, и потому имела право не только на факты, но и на предположения... в определённых границах.
– Это похоже на действие успокоительных, – ответил он землянке. – Если мисс Делас перенесла стресс и приняла лекарства по показаниям, это нормальная реакция, хотя она и отличается от обычного состояния её организма. Могут быть и другие объяснения, но я предпочитаю опираться на факты. Я не буду затягивать: как только мы будем предоставлены сами себе, я попрошу мисс Делас уделить мне время.
- А… - протянула Самрита, но, судя по ее тону, она не очень поняла, насколько это серьезно и как реагировать. – Ну… хорошо, наверное. Утром, говорят, она плакала, но я не знаю точно… Тогда второй вопрос, - она понизила голос и убедилась, что на них никто не смотрит: четверо кадетов негромко общались в своем углу, Илама Толан стояла далеко от них, а у двери происходило какое-то странное взаимодействие между Квинтилией, Ракаром и техником-баджорцем. В другой ситуации Самрита бы подошла разобраться, но сейчас ей надо было позаботиться кое о чем еще. – Это касается моего положения. Ничего серьезного, но я стала записывать все симптомы… - она кивнула на падд. – Когда у тебя будет время, нам надо обсудить, что можно сделать, чтобы их минимизировать, и чтобы они не мешали моей работе! 
В ответ на это Тенек просто протянул руку за паддом.
- А… нет, - Самрита быстро положила руку поверх падда. – Там есть еще кое-что личное. От Освальда. Это тебе читать не надо! Я перепишу на отдельный носитель чуть позже.
– Хорошо, – покладисто согласился Тенек, – но если вас беспокоит что-то серьёзное, лучше скажите прямо сейчас.
- Откуда я могу знать, серьезное это или нет, если я никогда не была беременна, - хмыкнула Самрита. - Наверное, это мелочи, но раньше мой организм работал идеально, а теперь нет.
– Ваш организм и сейчас работает, как и подобает здоровому организму, – успокоил её Тенек, – но как и любой организм он не может сразу адаптироваться к изменившимся условиям, и как любой организм он будет испытывать трудности из-за повысившихся нагрузок. До сих пор вы привыкли считать нагрузкой то, что требует быстрее бежать, переносить тяжести, напрягать мозг, но вынашивание ребёнка – это тоже нагрузка, которая к тому же увеличивается с каждым циклом деления клетки. Весьма почётная нагрузка, по крайней мере с точки зрения вулканцев.
- Сейчас у меня другая почетная нагрузка, я капитан этой группы, - проворчала Самрита. – Но я не хочу обсуждать свое положение здесь и сейчас, тут слишком много народа. Может быть, потом у нас будет возможность поговорить приватно, а пока я бы очень хотела, чтобы бы ты разобрался, что там у нас за проблема, - она кивнула в сторону Делас и медленно поднялась со своего места. – А я пока посмотрю, что принесла профессор Закария…
– Да, сэр, – отозвался Тенек, также поднимаясь с места. – Только не забывайте, что новая почётная нагрузка не отменяет старую.
______
С Тенеком
Offline  
14 Мая 2018, 13:30:23 #69
Тэйра Джар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Артур давно уже наблюдал за Делас, которая была совершенно безучастной. Кадет не знал что именно случилось в точности, но он заметил динамику отношения Делас к Ракару, и мог только немного подозревать, что между ними что-то произошло. Делас находилась в состоянии, близком к отчаянию, и поэтому Артур  решил что-то предпринять. Он помнил, что Делас любила эксперименты в еде вдали от Ромула. Кадет выбрал в репликаторе два раза одно и тоже блюдо, это были макароны по флотски - вряд ли Делас пробовала такие, с мелкими кусочками мяса, и залитые очень острым аргентинским соусом. Затем, кадет заговорщически подмигнул М'Коте, посмотрел на Тэйру Джар, кивнул ей тоже, и пошел с подносом к ромуланке.
- Делас, - сказал Артур, - присоединяйся к нам. Смотри, что я тебе взял. - и он кивнул на свой поднос. Одно блюдо для тебя, второе для меня. Пойдем сядем вон там в углу?
- Хорошо, - покорно согласилась Делас и пошла вслед за Артуром. – Только я сейчас не лучший собеседник. И совсем не хочу есть.
М’Кота тем временем взяла себе в репликаторе горшочек с мясом - Артур угощал её таким блюдом на станции, и устроилась рядом с ним и Делас.
– У тебя что-то стряслось? – спросила она ромуланку. – Ты выглядишь так, словно пропала связь со всем Ромулом или вроде того.
Слова клингонки могли показаться не слишком участливыми, но её всерьёз встревожило то, что резкая и упрямая Делас за пару дней стала похожа на свою бледную тень.
Тэйра довольно долго думала у окошка репликатора, и в конце концов решилась взять себе какую-то земную лапшу с овощами в сладком соусе и хлеб с джемом из баджорской мобы. За чаем можно будет подойти потом.
Она направилась к Делас, рядом с которой уже стояли Артур и М’Кота и, видимо, пытались её приободрить. Тэйра уже начала сомневаться, что это поможет - если Делас второй день (или это было не вчера, а сегодня утром? Столько событий!)   едва живая, это точно не простая обида. Что-то у неё случилось серьёзное. Неужели это из-за Ракара? Она метнула взгляд на ромуланца в другом конце комнаты. Пусть он только попробует ещё раз подойти к Делас!
-Всем привет, - сказала она не ради приветствия, а просто чтобы дать всем троим понять, что она тут. - Делас, тебе стало хоть немного лучше? Может, я смогу помочь?
- Я приняла столько успокоительных, что сейчас со мной все нормально… пока они не закончат действовать, - не слишком уверенно отозвалась ромуланка, садясь на подушку. – Но это лучше, чем рыдать на плече у координатора. Я просто хочу, чтобы меня все оставили в покое, все равно я вам уже не нужна – у вас теперь есть Тенек.
– Почему это звучит так, как «вам уже не нужны брюки, если у вас есть ботинки»? – проворчала М’Кота. – Одно дело ты, а другое мистер «я ваш офигенно логичный доктор». И потом, сколько бы раз он ни приехал, нас всё равно совсем не радует, что ты куда-то подевала нашу вредную и ершистую Делас и превратилась в незнакомую бледную немочь!
-Я бы сказала это намного мягче, - тихо заметила Тэйра. - Но с общим смыслом я согласна. Другое дело, - добавила она ещё тише, чтобы не услышала Делас, - что я понятия не имею, как вытаскивать её из такого отчаяния… и вряд ли твоя злость поможет. - она посмотрела на М’Коту.
Ромуланка посмотрела сначала на клингонку, потом на девушку-трилла, и подтянула колени ближе к груди.
- Вашей Делас больше нет, потому что она не нужна, - пробормотала она. Подняв взгляд на М’Коту, она продолжила спокойным и тихим тоном: - Сегодня ночью у меня был срыв. Я не смогла встать и прийти на общее собрание. Координатор сказала, что в группе хотят меня отстранить, и что я должна собраться. А я ничего не могла ей ответить и только рыдала… Вот такая Делас была сегодня утром, и чтобы ее убрать, мне пришлось принять успокоительные, от которых я хочу только спать. А другой Делас у меня для вас нет…
М’Кота покосилась на Тэйру с недоумением: с каких пор участие называется злостью? Ну, может, клингонское участие и не бог весть какое участливое, но злость уж точно рядом не стояла.
– Наша Делас мне нравилась, и лично мне она нужна, – безапелляционно возразила клингонка. – Мне нравилась твоя задиристость, мне нравилось, что ты ни перед кем не склоняешь головы, что не заискиваешь и готова стоять одна против всех. Это перевешивало всё прежнее, и я даже начала радоваться, что у нас в группе появилась такая заноза. Конечно, если у тебя беда, ты можешь горевать, но я бы очень хотела, чтобы настоящая ты поскорее вернулась.
Артур молча слушал разговоры и ответы Делас. Кадет сел напротив ромуланки, скрестив ноги. Не очень удобная поза, но он постарался как-то расслабиться. Тарелку для Делас он поставил на полу перед девушкой. Свою – на полу рядом с собой. Разложил вилки. Артур реплицировал двузубые ромуланские вилки, специально для Делас. Ему казалось, что есть земную еду ромуланской вилкой – Делас будет приятно. Что это – приятные мелочи. Приятные мелочи всегда помогают тем, кто разочаровался в глобальном. Иногда можно зацепиться за приятную мелочь и остаться жить, вопреки всему остальному.
Пока они все разговаривали, Артур молча нацепил на вилку Делас несколько макаронин, несколько кусочков мяса, обмакнул их в острый соус и выпрямился, протягивая вилку ромуланке. Артур улыбнулся искренне и очень добро, заглядывая Делас в глаза.
- У нас конечно же есть Тенек. А еще у нас есть Делас. Прекрасная ромуланка. Прекрасная талантливая ромуланка, которую мы хотим видеть, и с которой дружить. Делас уникальная девушка. Иногда она гордая, иногда она закрытая, иногда она смеется, иногда радуется, иногда плачет. Но вот же в чем дело – Делас понравилась нам, и мы принимаем ее любой. Если бы ты видела со стороны, Делас, какая ты красивая, когда в том числе плачешь – ты бы рассмеялась. Первый раз слышу, что кто-то собирается тебя отстранять. Не было такого. Возьми, попробуй, - Артур протянул ей вилку, - это земная еда. Не обязательно есть всю тарелку, просто попробуй. А потом мое плечо – в твоем распоряжении, можешь плакать на нем.
- Пожалуйста, не надо так говорить, иначе я снова заплачу, - Делас спрятала лицо в ладонях. – Толан не сказала, чьи это были слова, но она дала понять, что меня хотят отстранить. И это было бы правильно. Сейчас я ни на что не способна, от меня никакой пользы. Я просто хочу остаться одна, чтобы меня не трогали… - она подняла голову и безразлично посмотрела на вилку с едой. – Простите, что разочаровываю вас.
Тэйра хотела было взять Делас за плечи, но потом решила, что не стоит этого делать.
-Ну, послушай, меня ты не разочаровала точно, и я не думаю, что разочаровала кого-то из нас, - мягко сказала она. - Тебе сейчас очень плохо, мне кажется, поэтому координатор Толан и решила тебя отстранить. Не потому, что ты сделала что-то не так, а потому что тебе надо прийти в себя. И будет намного лучше, если ты при этом не будешь волноваться еще и о службе. И, если тебе нужна будет помощь,  ты всегда можешь обратиться ко мне тоже.
- Толан меня не отстраняла, - качнула головой Делас. – Она сказала мне собраться и выйти, а я просто сделала так, как она сказала. Я ведь не могу просто весь день лежать в постели… даже если больше ни на что не способна. Но сейчас у меня нет сил ни на что, - она вновь опустила голову на колени. – Наверное, мне просто нужно время, но его у меня тоже нет. И я не знаю, что делать, и что от меня ждут. На этот случай даже у меня нет лекарства.
___
с Артуром, М'Котой и Делас
Offline  
14 Мая 2018, 13:31:30 #70
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Артур коротко вздохнул и посерьезнел.
- Знаешь, Делас. То что сказала Толан – это сказала только Толан. И это не имеет отношения к нам. Это первое. Мало ли что она сказала, забудь. Мы, знаешь ли, имеем обыкновение принимать собственные решения. Таково уж наше право, - Артур чуть усмехнулся, - И Тэйра права. Ты нас вовсе не разочаровывала. У каждого человека в жизни иногда в жизни случается какая-то боль. И каждому человеку иногда бывает плохо.
Артур чуть покосился на М'Коту, и снова посмотрел на Делас.
- Меня бросила девушка. По времени – это совсем недавно было. Мне было очень больно. Это было в очень неподходящий момент. Я получил сообщение от нее сразу после того как мы едва выжили, после того как много людей погибли на станции. Мне было очень плохо. Но вот – я нашел М'Коту. Мы нашли с ней друг друга. Наверное, в тот, другой раз, я не по-настоящему любил. А потом я избил кардассианского мэра, и чуть было не улетел на Кардассию в тюрьму. Меня отбили – вот они все, и еще кое-кто на станции. И да, я тоже хотел лежать и не вставать, и пить. И писал заявления на выход из Звездного флота. Всякое бывает, Делас. И беда в том, что никто не застрахован от подобного. И вообще не бывает лекарства от некоторых вещей. Но такая вот тяжелая жизнь назначена каждому живому существу, видимо, по какому-то вселенскому плану. Я даже не знаю, есть ли вообще вселенский план. Но ты знай, что мы прекрасно понимаем, как это – когда не бывает сил ни на что, когда не знаешь что ждут, и как себя вести, когда не в состоянии подниматься. Мы понимаем это, Делас. Я понимаю. И времени никогда нет. Время – это вообще такая субстанция, которого никогда нет. Ну и что же с этим делать? Просто жить. Ты помни, что ты не одна. Мы с тобой. Я с тобой. Мое плечо – в твоем распоряжении. Хочется плакать – плачь. Иногда очень нужно выплакаться. А если кому то из нас понадобится помощь – ну и … ты же знаешь как это сделать, что вколоть, где разрезать. Делас, мы не бросим тебя. Ты нам нужна. Не потому что ты что-то умеешь и что-то должна. А потому что ты просто нам нравишься, как личность, как человек, любая. Ты нам нужна. Без тебя мы уже будем не полными. Мы хотим, чтобы ты была с нами, а мы с тобой. И мы будем защищать тебя.
Артур поднял левую руку, свободную от вилки, и тронул Делас за плечо.
- Все будет хорошо. Рано или поздно, так или иначе. Держись Делас. У тебя есть мы.
- Сейчас я не хочу плакать… и вообще ничего не хочу, - призналась Делас. – Только спать. Но скоро успокоительные перестанут действовать, и я не знаю, что будет тогда. И мне страшно.
– Будет жизнь, – убеждённо сказала М’Кота, – и будем мы рядом... По крайней мере вот мы, – она указала на себя, Артура и Тэйру. – Может, когда лекарства отпустят, тебе опять захочется плакать... ну, вот Артур и Тэйра, они сумеют тебя поддержать. А может быть тебе захочется всё крушить вокруг себя, как бывает со мной – ну вот, есть я, можем сломать что-нибудь вместе... ненужное. И я вовсе не боюсь у тебя лечиться. Хочешь, буду даже твоим персональным пациентом? Ручаюсь, тебе часто придётся меня штопать!
Артур внимательно смотрел на Делас, потом быстро посмотрел на М'Коту и улыбнулся с легким кивком, дескать, она хорошо сказала, и молодец. И снова повернул голову к ромуланке.
- Это да, М'Кота, она такая, ее точно придется штопать, если у нас что-то случится. Герой, настоящий клингонский герой-воин. Не бойся ничего, Делас, мы рядом. Спать – это здорово. Знаешь, есть у нас такая песня на Земле: "веди, веди, веди , свою лодку, весело, весело, весело, жизнь как сон." Но жизнь, не сон, Делас. И надо будет проснуться. Ради тех, кто тебя ждет. Ради тех, кто знает, что ты должна проснуться ради себя. Не бойся ничего. Приходи ко мне, мы поплачем с тобой вместе.
И Артур снова протянул Делас ромуланскую вилку.
- Съешь, пожалуйста, это вкусно. Спать на голодный желудок – не очень гуд, будут сниться плохие сны.
Ромуланка нехотя взяла вилку и для вида положила в рот пару макаронинок.
- Разве я могу сейчас спать? – она посмотрела на кадетов, спрашивая их совета. – Я должна быть на всех заданиях… Иначе меня точно отстранят. Я просто сказала, что хочу спать… Но я не могу делать только то, что хочу, - девушка вновь погрустнела и с трудом подавила зевок. – Но сейчас я не очень-то полезна.
- Бывает, - согласился Артур, - и еще бывает так, что друзья могут сомкнуть свои плечи, и принять тебя на них, и ты... и ты немного отдохнешь и выспишься, и за нами тебя никто не увидит. Это … фигуральное выражение. Но мы сделаем это для тебя, Делас, потому что ты для нас кое-что значишь. Ты хорошая, Делас.
Артур высвободился из своей неудобной позы и пересел рядом с ромуланкой, аккуратно обнял ее за плечи.
- М’Кота будет ревновать… - Делас попыталась выдавить из себя улыбку, получилось довольно жалко. – Спасибо вам. Я не заслуживаю…
-Ты заслуживаешь всей нашей помощи, - улыбнулась Тэйра. - Артур прав, тебе надо поесть, отдохнуть и прийти в себя. Может быть, сейчас, прямо сейчас, ты действительно уставшая и расстроенная, но именно поэтому тебе и надо сейчас заняться собой. На один день, на два - я не думаю, что до вечера мы пойдем куда-нибудь, где ты будешь незаменима, так что отдыхай пока спокойно. Можешь даже отпроситься со службы на эти пару дней, но это уже как считаешь нужным. В любом случае, мы тебе поможем, - она подошла к ним и обняла за плечи обоих - маленькую Делас и Артура. - Ребята, с вами так здорово работать! - не удержалась она от радостного возгласа.
М’Кота возложила руку на сердце и сказала:
– Торжественно обещаю не ревновать... ну разве что капельку, для порядка. И – согласна – отставить «не заслуживаю» – это не разговор. – Она оглядела живописную группу с Тэйрой посередине и добавила: – Я бы присоединилась, но как бы мне вас случайно не помять, так что считайте, что я с вами духовно.
Артур улыбнулся, глядя на свою девушку. Затем он обхватил свободной рукой и Тэйру.
- Иди сюда, М'Кота, - сказал кадет Лайтман, - не помнешь. Иди сюда. Посидим всем вместе, обнявшись. Это круто, правда.
– Смотри, как бы не раскаяться! – хмыкнула М’Кота, подсаживаясь ближе к остальным и сгребая всю компанию в охапку, однако эта шутливая угроза не имела ничего общего с реальностью – для клингонки объятия получились прямо-таки бережными и осторожными: так клингонская хозяйка могла бы обхватить гигантскую корзину яиц.
______________
С Делас, Тэйрой и М'Котой
Offline  
14 Мая 2018, 13:38:02 #71
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Ракар вылетел за дверь и там остановился. Руки дрожали, горло сжало какими-то тисками, он задыхался. Ромуланец прошел несколько шагов по коридору прочь, в другом направлении, не в том, в котором они ходили в изначальную аппаратную комнату. Оттянул воротник, потом уперся руками в стену, потом привалился спиной к стене и обхватил руками голову.
Квинтилия испытывала дикий дискомфорт при одном только его приближении. Неужели он сделал ей столько зла? Неужели она вообще не может находиться с ним в одном помещении, если их разделяет не менее 10-ти метров? Почему все это так? Почему все это случилось в его жизни? За что? За что она так с ним, ведь он не сделал ничего плохого? Что делать теперь? Искать смерти под грузом собственных ошибок? Убрать себя отсюда, чтобы больше вообще никогда не мучить ее своим присутствием? Что ему делать? Здесь нет ромуланского эля. Синтеголь из репликатора не поможет. У Тенека наверняка нет наркотиков, возможно, они есть у Делас. Он их найдет. Нельзя так жить. Ракара трясло. И он начал заставлять себя прийти в норму. Карем Дарзен погиб 9.5 лет тому назад. Это должно быть расследовано. Виновные должны быть наказаны. Ему нужны подробности. Ему нужно знать, где он похоронен. Ему нужно провести анализ останков. Ему нужно найти тех. Кто это сделал. Некоторые вещи нельзя хранить в тайне.
Итак. Здесь есть - операционный центр, там, где они телепортировались, потом гостиная, откуда он ушел, потом лаборатория, медотсек, личный отсек, и склад. Где могла находиться профессор?
Долг гнал его, заставлял ноги идти, адаптируясь к внутренней пустоте, которая становилась черной дырой, сингулярностью, ничем.
Мимо прошла профессор Закария, держа большое блюдо с большими круглыми красными ягодами и длинными зелеными корнями.
-Почему вы не обедаете со всеми? - на ходу спросила она.
- Профессор, - улыбнулся Ракар, изо всех сил принимая положенный по уставу Тал Шиар вид, морально подбираясь. Чуть было не сказал, что сыт по горло, и поэтому не ест, но сдержался, - я обедал на катере перед высадкой, не хочу еще, ромуланцы так часто не едят. У нас 3 приема пищи в день обычно, и мне еще рано. Я хотел поговорить с мистером Арином, но он сейчас занят. Не окажете ли вы мне такую честь?
-В полевых условиях мы едим, когда имеем возможность, потому что никогда не знаем, когда получится поесть снова. На таких планетах как эта - никогда не знаешь, сколько неожиданностей может произойти до ужина, - заметила профессор Закария, - Но как хотите. Мне нужно отнести эти образцы местной пищи остальной группе, а вы можете спросить, что хотели.
- Хорошо, мэм, - благодарно склонил голову Ракар, совершив быстрый стандартный ромуланский поклон и с легкой улыбкой снова посмотрел на профессора Закарию, выпрямившись и скрестив руки за спиной, - я подожду.
Профессор Закария посмотрела на Ракара, слегка приподняв удивленно брови, затем нахмурилась, затем быстро пожала плечами.
-У вас вопрос, который нельзя задать на ходу?
Ракар сделал шаг по направлению к профессору, чуть параллельно от нее, стараясь держаться как можно естественнее, но движения выходили угловатыми.
- А, хорошо, давайте на ходу, - сказал ромуланец, - да просто у меня не один вопрос. Пока все обедают, я хотел бы успеть поговорить. Понимаете, ваша история меня потрясла. Я представил себе, что вы чувствовали, оставшись тогда здесь на планете, без возможности выбраться, осознавая, что за вами никто не придет. Вы не ждали помощи, вы считали, что навсегда отрезаны от дома. Что ваша жизнь пройдет здесь. Вы пережили это, и обустроили свою жизнь тут. Это потрясающе. Я оценил вашу силу духа и познал уважение к вам. И на минуту я представил, что было бы со мной… в такой же ситуации. Я даже и не знаю…
Ракар внимательно посмотрел женщине в лицо.
- Вот ваш вулканец мистер Ханеш. Как он справился за эти 10 лет? Ведь известно, что раз в 7 лет – у вулканцев наступает некоторый физиологический процесс, и им нужно одно определенное действие, иначе вулканцы погибают. Как он выжил?
Профессор Закария медленно пошла в сторону гостиной.
-Вы имеете в виду пон-фарр? - уточнила она без стеснения, - Да, нам пришлось столкнуться с этим. Мистер Ханеш справился с помощью комбинации интенсивных медитаций и ритуала Кун-ат со'лик - проще говоря, он нашел нового партнера.
- Да, именно это, - кивнул Ракар, идя рядом с профессором, он блуждал взглядом, но старался не выпускать лицо Закарии из области обозрения. Мельчайшие черты, мельчайшие дрожания мышц, мельчайшие жесты – все это он должен был видеть. Все это могло свидетельствовать о лжи или правде. Ракар не был профессионалом в этом, хоть и учился. Но увы, эта наука сложная. Никакого смущения ромуланец не испытывал, все смущения такого рода – остаются для Тенека, а не для того, кто был офицером Тал Шиар, хоть самого низкого пока ранга.
- Да, именно это, пон-фарр, - согласился Ракар, и на мгновение задумался, не стоит ли спросить, кто был партнер Ханеша. Или стоило разделить эти вопросы во времени? Методика неявного допроса предполагала многовариантность поведения, Ракар решил оставить это пока, на время.
 - Ясно, спасибо, - кивнул ромуланец, - а у доктора Карема Дарзена был симбионт? Он погиб один или с ним?
-Нет, - ответила профессор Закария, входя в операционный центр и направляясь дальше в гостиную, - Карем был не соединенным триллом.
В операционном центре в этот момент присутствовали второй член команды ученых - технический специалист Арин - и Квинтилия Перим, они стояли возле репликатора и выбирали блюда в меню, не обращая внимания на вошедших. Когда Закария проходила мимо, трилл издала короткий смешок, как человек, который только что услышал что-то забавное от собеседника.
Ромуланец снова кивнул, проходя вслед за профессором в операционный центр. В поле зрения была Квинтилия. Квинтилия радовалась. Смеялась. Впервые за много времени. Ракар замешкался со следующим вопросом. Но он заставил себя смотреть прямо на профессора.
- Расскажите, как так вышло, что вы не смогли его спасти? Как проходил ритуал сожжения? Вы не смогли подобраться? – мгновенно Ракар понял, что не должен высказывать варианты ответов, тем самым образом подталкивая собеседника согласиться с ними, подтвердить слова, и уйти от прямого рассказа, - что вам помешало, профессор Закария?
Землянка нахмурилась и ответила, понизив голос:
-Мы не сразу узнали, что происходит. Карем действовал один, потому что мы не одобряли его идею. Все произошло быстро. Когда однажды утром его выволокли на центральную площадь лагеря, для нас это было неожиданно. Мы могли только стоять в толпе и смотреть. Нас было всего трое. Мы были напуганы. У нас не было превосходящего оружия, друзей и плана. Мы не хотели погибнуть тоже. Мне тяжело говорить об этом.
Профессор зашла в гостиную и поставила на пол среди подушек свое блюдо. Кадеты, занятые своими личными разговорами, пока не обратили на это внимания.
Ракар снова сложил руки за спиной, внимательно глядя в лицо в профессора. Внимательно рассматривая это лицо, лицо человека, землянки, которая не имела плана 9.5 лет тому назад, чтобы спасти своего товарища. Они не хотели погибнуть. Они смотрели как сжигают того, кто был членом их экипажа. Они даже не упомянули Первую Директиву. И да, скорее всего их мучала совесть, все эти 9.5 лет. Впрочем, Ракар одернул себя, и не допустил на своем лице эмоции осуждения, потому что он знал, что не может судить. Слишком мало фактов. И еще, Ракар помнил центуриона Деция, закрывшего его собой. Друга, с которым он встречался во снах, в Ворта-Вор, у костра. Друга, которого он не мог спасти, не просто потому, что хотел выжить, а просто потому, что не успел.
Ракар внимательно смотрел на профессора, чуть вздернув собственный подбородок, а затем, все также не отводя взгляда от этой женщины, произнес:
- Мистер Арин, Квинтилия любит блюдо под названием "чизкейк", это нечто творожное, и сладкое. Возможно, его нет в репликаторе, но я знаю на память формулу, если хотите, могу ввести.
И снова для профессора:
- Ясно, профессор, простите меня, что снова напоминаю тяжелую тему, но … как много там было кальдонианцев? Вы знаете имена тех, кто исполнял приговор?

Услышав громкое обращение к нему, баджорец Арин Джаавед вскинул голову на ромуланца и затем немного удивленно посмотрел на Квинтилию:
- Да? Я не знаю такого блюда, но, если хотите…
Разговор профессора Закарии и Ракара был достаточно громким, чтобы стоящие у репликатора могли его услышать. Арин нахмурился и помрачнел, на мгновения отведя взгляд в сторону: это явно была не та тема, о которой он хотел бы говорить или вспоминать. Ему самому тогда едва исполнилось 20 лет…
-Мистер Ракар! - возмущенно воскликнула Квинтилия, - Вообще-то я тоже здесь стою. Невежливо говорить о человеке в третьем лице, как будто его нет в комнате. Вот вы опять… Пойдемте отсюда, Джаавед.
Трилл развернулась и прошла обратно в гостиную. Профессор Сорайя Закария проследила за ней взглядом.
Джаавед с облегчением вздохнул и тоже направился прочь, по дороге коротко кивнув Закарии.
- Профессор принесла корни мав’жу, о которых я говорил… - как ни в чем не бывало проговорил баджорец, когда они уже зашли в гостиную.
_____________
с Квинтилией, Арином и профессором Закарией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
14 Мая 2018, 13:40:32 #72
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., обед
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации   

Профессор Закария отступила от входа в гостиную в операционный центр.
-Несколько десятков, - произнесла она, отвечая на вопрос, - Практически все племя сбежалось. Вы спрашиваете, кто первым поджег солому? Какое это имеет значение?
Ракар сделал два шага до репликатора, вошел в программирование, тыкая пальцем в сенсоры, и принялся вводить формулу "чизкейка", которую выучил еще до вылета.
Его снова начало неконтролируемо трясти. Руки дрожали. Что это значило "опять вы…" ? Что он сделал до этого? Что он сделал до этого не так, что было сформулировано как "опять"? Не вежливо с точки зрения федератов? Что будет, если он расскажет, что невежливо с точки зрения ромуланцев?
Нет, он не расскажет. По крайней мере сейчас. Но "не сейчас" часто значило "никогда". Значит никогда не расскажет. Жизнь сложна. Он не был знаком с ней раньше. И он всегда искал ее. Ее, ту, которая западет в его сердце. Он нашел. И она не ответит ему. Она выстроит стены. И смеяться она будет не с ним. А с тем баджорцем. И он знал, что так будет. Когда-то так будет. Это будет не с ним. Он знал, что должен уйти. Но неужели так рано? Не важно, рано или поздно. Высший приоритет – ее счастье. Высший приоритет – ее радость.
Спасать нужно не всех. Помогать нужно не всем. Квинтилия достойна помощи. Квинтилия достойна счастья. Руки дрожали. Он терял собственный смысл. Но формула была введена. И он запустил формулу на исполнение. А потом была завершена материализация объекта на пластмассовой тарелке.
- Имеет значение, - сказал Ракар для профессора Закарии, - имеет. Вы определяете лидеров, вы определяете исполнителей. Вы определяете шакалов. Вы определяете палачей. Вы понимаете структуру общества. Никакая смерть не должна быть напрасной. И нужно отдать дань памяти тому триллу, - ромуланец резко повернул голову к профессору, - простите меня, я сейчас вернусь.
Ромуланец подхватил блюдо из выдачи репликатора и быстрым шагом догнал Квинтилию.
- Простите меня, Перим, - сказал ромуланец очень тихо, уже стоя рядом с девушкой, протягивая ей тарелку, - я не знаю правил вежливости Федерации, но тут говорят, что у нас вряд ли будет возможность поесть после выхода наружу, пусть ваш обед будет приятным. Возьмите это.
-Что это…? Зачем вы…? - Квинтилия вздрогнула от неожиданности и резко обернулась, оказавшись лицом к лицу с Ракаром, - Зачем вы настаиваете, чтобы я обязательно съела это?
- Я не настаиваю, - опустил голову ромуланец, - но я вдруг подумал, что может быть вам понравится. Знаете, у нас на Ромуле, если в гости на корабль, или… не на корабль приходит кто-то извне, с дипломатической миссией, или иной, и просто поговорить – принято тащить из репликатора все самое вкусное, что может любить этот гость. Вот и я поступил сейчас также. Это просто… это просто ромуланская традиция. И кроме того, профессор сказала, что у нас скоро выход, и там мы не сможем… ну, там не будет еды.
- Что здесь происходит? – непонимающе нахмурился Арин Джаавед, приподнимаясь со своего места. – Здесь же достаточно еды… - он оглядел поднос, принесенный профессором Закарией, а потом посмотрел на Квинтилию и Ракара: - У вас все в порядке?
-Я не знаю, - Квинтилия Перим покачала головой, глядя на баджорца Арина, а затем перевела взгляд на Ракара, - Я не хочу нарушать ромуланские традиции, но ведь я не у вас в гостях, вы сейчас не хозяин, которому нужно проявлять гостеприимство. Так что эта ваша аналогия к нашей ситуации не подходит. Я люблю чизкейки - это правда, но… Сначала вы пытались накормить меня через мистера Арина. Затем, когда это не вышло, вы решили сделать это сами. Эта настойчивость выглядит… странно. Если бы я сама хотела съесть чизкейк, что мешает мне заказать его?
- Ничего не мешает, - сказал ромуланец, - теперь ничего не мешает, формула есть в репликаторе, - Ракар наклонился и поставил тарелку на пол перед одной из свободных подушек, рядом с которой они стояли. Стола не было. Это было неудобно. Но иного он способа он сейчас не видел. Квинтилия ничего не хотела брать из его рук, будто он был страшным и злым врагом. И ничего в душе, кроме пустоты и боли. Ракар разогнулся и пошел обратно к профессору, подошел и спросил:
- Профессор, извините, что отлучился. Так… где похоронены останки Карема Дарзена? Что кальдонианцы с ними сделали?
Землянка склонилась над одной из консолей, но обернулась к Ракару, когда он подошел.
-Нигде, - ответила она, - Преступники не заслуживают похоронного кургана. Его прах был развеян по ветру, чтобы он никогда не смог вернуться к своим потомкам. Так верят кальдонианцы.
Ромуланец криво усмехнулся, и в этом процессе чуть отвернулся. Конечно же, не осталось никаких доказательств. Конечно же. Печально. И он не может проверить этот рассказ.
- Ясно, - Ракар задумался, и задумчиво посмотрел на профессора, - извините, что затронул эту тему. Я вижу, что она для вас болезненна. Но это необходимо было выяснить. Можно еще спрашивать, или нам уже пора дальше по вашему плану?
-А все пообедали? - землянка обернулась в сторону гостиной, - Если все закончили есть, то Арин сможет начать свой семинар.
Ракар обернулся, он заметил, что М'Кота, Артур и Тэйра сидят с Делас, Тенек говорит с Самритой, а Квинтилия…
Ромуланец снова посмотрел на профессора.
- Нет еще, профессор. Тогда вот что. Я прошу прощения, что задаю столько вопросов, но вы ученый, и наверняка понимаете, что для лучшего проникновения в тему всего того, чем мы занимаемся – есть уточнение всех подробностей. Я не ученый. Я военный. Но соглашаюсь с учеными по этому вопросу. Поэтому, не воспримите неправильно. Как вам удалось починить базу после сбоя, и необходимости отключения всех приборов? Как вы смогли снова вернуться сюда?
-После какого сбоя? - удивилась профессор Закария.
- Вы покинули базу, - методично начал говорить Ракар, - и вы говорили, что "скрывать базу - один из ваших главных приоритетов. Даже когда вам пришлось ее покинуть, голограмма и защитное силовое поле осталось единственным, что вы не выключили". Сбоя не было? Вы просто выключили, потом вернулись и все включили?
-Да, - пожала плечами профессор, - Вас это удивляет? Но представьте, что неизвестные враги внезапно уничтожили ваши спутники. Мы не знали, кто они такие и чего хотят. Мы боялись, что они начнут искать тех, кому эти спутники принадлежали - нас. При определенном паттерне сканирования базу можно обнаружить с орбиты, заметить работу наших приборов. Чтобы не допустить этого, мы должны были снизить свое излучение, уйти в режим полного молчания, притаиться, как подводная лодка на глубине. Мы не знали, сколько продлится эта ситуация, поэтому приняли решение, что безопаснее будет покинуть базу.
Ракар отрицательно качнул головой и опустил голову.
- Не удивляет, конечно, нет, - продолжил говорить ромуланец, снова сложив руки за спиной. – Ваши действия совершенно тактически верны. Вы были правы.
Ромуланец коротко вздохнул и чуть приподнял голову, немного смущенно скривившись. И сейчас он уже не исполнял роль, он был искренен.
- Профессор, я понимаю, возможно, мои вопросы могут казаться вам странными, и вы можете испытывать дискомфорт. Простите, если что не так. Я понимаю, 10 лет назад, когда вы улетали – наши с вами государства были не очень в ладах. За 10 лет все немного изменилось. Ромул вместе с Федерацией и клингонами воевал против Доминиона. Мы были союзниками. Конечно… не я, я слишком маленький еще, войну не застал, но я представитель своего государства. Я вам не враг. Я кадет международного проекта, с дипломатической миссией и мне не просто интересно. И все вопросы, что я сейчас задаю – посвящены одной цели на самом деле – понять. Я не хочу ничем навредить, пожалуйста не думайте так, если что. Вот еще что … так вышло, что… раса триллов стала мне интересна. И судьба Карема Дарзена интересует меня потому, что я хотел бы отдать дань памяти этому человеку. Это всегда обидно, когда кто-то достойный погибает. Не просто обидно… это – потеря. Скажите пожалуйста, а зачем он вообще пошел откапывать труп, и даже не взял с собой подмогу и охрану? Того, кто мог бы нести вахту пока он занимается. Зачем? Что его интересовало?
-Он хотел провести вскрытие, разумеется, - ответила профессор Закария, - В научных целях. Карем был практиком и эмпириком.
- Да, понятно, - ромуланец вздохнул и опустил голову, - мэм, пока мы не ушли с базы, вы разрешите посмотреть на артефакты на вашем складе и посмотреть записи в вашей базе данных об опыте общения с кальдонийцами?
-Если останется время, - сказала землянка, - Но вы в любом случае увидите то, что повезете в Федерацию, на пути домой. Сейчас же мне надо подготовить кое-что для нашей дальнейшей программы, так что прошу меня извинить. Можете сами рассказать вашим коллегам все, что узнали от меня в приватной беседе, иначе будет нечестно, что вы получили дополнительную лекцию о местной жизни, а они - нет.
- Да, конечно, я все расскажу, - чуть улыбнулся ромуланец, и пользуясь тем, что больше никого из кадетов рядом не было, задал последний на этом этапе интересовавший его вопрос, - еще одно, последнее, извините, если вопрос странный и некорректный, просто интересно, кто помог мистеру Ханешу выжить и стал партнером в его вулканском ритуале? – ромуланец смотрел на профессора совершенно невинно и с любопытством.
-Единственное, что я могу сказать, - улыбнулась в ответ землянка, - Первую директиву мистер Ханеш опасности не подверг никоим образом.
И затем она вышла из аппаратной комнаты.
Ромуланец проводил профессора взглядом и обернулся к консолям. Он сделал из ответа на последний вопрос однозначный вывод. Эта информация была не очень существенна, но как и любая информация, она имела ценность, и ей нельзя было пренебрегать.
_______________
с Квинтилией, Арином и профессором Закарией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 Мая 2018, 10:20:18 #73
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации

После беседы с профессором Сорайей Закарией, ромуланец еще некоторое время стоял перед входом в смежное помещение, что являлось гостиной и не входил. Он собирался с духом, чтобы войти. И, наконец, собравшись, прошел внутрь. Все были там. Ракар обвел взглядом комнату, дошел до блюда с большими красными ягодами с зелеными хвостиками корней и взял два, разглядывая их. В углу комнаты трое кадетов сидели рядом с Делас, ромуланец задержал взгляд на Тэйре, и снова лавируя между подушками пошел к ней.
- Тэйра, - негромко позвал ромуланец, не доходя до Делас и всех прочих. Похоже, так сложилось, что теперь многих он должен был обходить стороной, не приближаясь к ним.
- А, - она не сразу заметила Ракара, который оставался на расстоянии. Обернулась к Артуру, Делас и М’Коте:
- Кажется, меня ищут.
Тэйра подошла к Ракару и жестом показала в сторону дальней стены: “Давай отойдем ещё”.
-Вы что-то хотели, Ракар? - она наклонила голову, смотря на ромуланца снизу вверх - он был заметно выше.
Ракар отошел вместе с Тэйрой чуть подальше.
- Да, - Ракар говорил тихо, тоже чуть склонив голову, потому что Тэйра была ниже его, - надеюсь не отвлек? Я ищу чем себя занять пока вынужденный перерыв. Что там с Делас? В каком она состоянии?
Тэйре захотелось его стукнуть. Переживает он! А нельзя было не доводить бедную девушку до такого состояния?!
-Я именно о ней и хотела поговорить.  Она… - Тэйра задумалась, о чем сейчас стоит отвечать ромуланцу, а о чем надо умолчать. - Не в лучшем состоянии. Совсем не в лучшем. Я не знаю, что у вас случилось, но, Ракар, вам лучше не трогать ее следующие несколько дней. Даже не напоминайте о своем существовании. Даже не подходите извиняться, если вам перед ней неудобно. Вы только сделаете хуже, если попытаетесь ещё раз с ней поговорить.
- Ясно, - ромуланец посмотрел вверх, в потолок, - не буду, хорошо. Только извиняться мне не за что. Это такая штука, где в общем-то не виноват никто. Такая жизнь. И некоторые вещи в жизни невозможно исправить. Ладно, спасибо, что вы с ней и не бросаете её.
Ракар поднял руку перед Тэйрой, в которой держал красный местный плод.
- Вы уже пробовали местную еду?
Не за что извиняться? Как интересно. Ну хорошо, предположим, он не хотел обижать Делас намеренно. Но даже если случайно ты причинил кому-то настолько ужасную боль - почему не извиниться и не показать, что ты не желал никому зла? Тэйра едва удержалась от того, чтобы и в самом деле его не стукнуть… но это было бы совсем глупо. В конце концов, они ведь ромуланцы, может, они не считают это необходимым.
Услышав вопрос Ракара, Тэйра посмотрела на ягоды у него в руках. Они чем-то напоминали кисловатые ягоды те’на, растущие в лесах северного полушария Трилла, только были намного больше и ярче.
-Нет, пока не пробовала. Вы знаете, что это?
Ракар смотрел на Тэйру, и даже не предполагал, что именно Делас им сказала. На самом деле, наверное ничего. Раз речь идет об извинениях - они точно ничего не знают.
Ромуланец отвел взгляд на мгновение, посмотрел на красные плоды.
- Профессор принесла. Не знаю, говорит местные плоды. - Ромуланец протянул Тэйре плод, - возьмите один, - и протянул второй, - и Делас отнесите потом, если можно. Делас любит инопланетные эксперименты, но сама она явно не возьмет. А я - не особенно.
Ромуланец оглянулся по залу, поискал взглядом другого трилла, потом обернулся обратно.
- Как самочувствие, кадет? я тут узнал подробности по Карему Дарзену, вас местное население гипотетически не пугает?
- Я тоже люблю эксперименты, - Тэйра закинула одну из ягод в рот. - О, а они сладкие! Спасибо вам. Я в порядке, Ракар, а что до местных… Мне кажется, сами по себе они не злые, и у нас не будет проблем, если не нарушать правила. Хотя история с доктором Дарзеном совершенно ужасна, я всё-таки могу понять их логику. Так реагируют очень многие похожие на них народы… - она замолчала. Легко было представить ярость местных, когда их священный обычай был нарушен...и всё-таки смерть доктора была страшной. Единственное, на что хотелось надеяться Тэйре - только на то, что больше никто не заплатит жизнью за свое любопытство.
Ракар рассматривал Тэйру с интересом.
- Ну да, вы много интересного рассказали об опыте Федерации с другими расами, и из этого я понял, что как минимум – хорошо бы знать все правила. Возможно, все правила нам не расскажут. Но если у них такая казнь за одно действие, являющееся по их меркам преступлением, то может быть тоже самое за что угодно другое. Поэтому, я хочу попросить чуть позже Арина и Закарию – снабдить нас местным оружием. От фазеров они отказались, но полностью безоружными и беззащитными мы быть не должны. Их склад забит местными артефактами, наверняка и оружием. И даже если мы их не встретим во время нашего выхода из базы – я хотел бы вооружиться их оружием. Вы поддержите, меня, Тэйра, в этом вопросе?
Речь Ракара звучала так, как будто он собирается устраивать мятеж и теперь посвящает всех в заговор. Тэйра сначала не удержалась от улыбки, а потом покачала головой.
-Рановато делать выводы. Если местные настолько опасны, нам об этом скажут, и едва ли подпустят к ним близко. А ещё может быть так, что мы будем изображать из себя каких-нибудь ремесленников - вряд ли нам для такой легенды выдадут мечи… или чем там эти ворты пользуются. Я бы сначала послушала побольше о местной культуре. Но если никаких сложностей с вашим планом не будет… я бы тоже хотела иметь при себе хотя бы нож.
Тэйра вспомнила, что её маленький складной нож остался в сумке. Надо бы его вытащить - он может пригодиться во время выходов с базы. Едва ли он мог сойти за оружие, но в лесу будет очень полезен.
Ракар кивнул и улыбнулся Тэйре в ответ.
- Да, конечно, рано делать выводы. Но безопасностью нельзя пренебрегать. Уже вроде бы говорилось, что женщинам приходится защищать свою семью. И наверняка они это делают не голыми руками. Поэтому я буду за то, чтобы все желающие могли вооружиться местным оружием. В конце концов, мы все должны будем выглядеть аутентично. Даже если население невелико. И никогда нельзя быть полностью уверенным, что не найдется ни одного разведчика, который может за нами наблюдать извне. Да, конечно, о местной культуре мы еще много спросим.
И Ракар снова вернулся к другой теме.
- В общем, Тэйра, вот что я хочу сказать. Никакие мои извинения не помогут Делас. Увы, ни сейчас, ни через пару дней, ни через полгода. Я не сделал Делас никакого зла. Но нам обязательно нужно будет поговорить. А пока… просто не бросайте ее, пожалуйста. И спасибо вам за это.
Тэйра вскинула брови. Да уж, не сделал… совсем ничего вы ей не сделали, Ракар.
-Хорошо сказано - про оружие. Об остальном рано говорить, - заметила она, посерьезнев. - Я думаю, Делас справится. Мы уже ей пообещали помочь. Спасибо, что вы не будете ее больше беспокоить, - она оглянулась: Делас уже успела уйти, и теперь на тех подушках, где они сидели, остались только радостные Артур и М’Кота. - Вы что-то ещё хотите сказать? Если нет, то я пойду. И спасибо за ягоды, я их передам.
Ракар склонил голову.
- Больше ничего, - негромко произнес он. Он не собирается беспокоить Делас, он не имеет права «беспокоить» Квинтилию. У него нет напарника ромуланца, который был бы с ним заодно. И в голосе Самриты звучал испуг, а перед этим она просила не заваливать ученых вопросами. Похоже это было на то, что он становится персоной нон-грата в этой группе? Он знал, что предпочел бы снова бежать и отстреливаться, чем вести все эти разговоры или мучиться тем, что не имеет права говорить с той, с которой хочется говорить. Ромуланец вспомнил Акриту и ее презентацию. Высказанную ей теорию времени и параллельных пространств, с которой он хотел не согласиться. Что если бы вернуть время немного назад, и убрать себя с траектории выстрела, чтобы Децию не пришлось его закрывать? Что если вернуть 8 сентября и просто взять больше эля, и никуда не выходить. Ведь Квинтилия не отвечала не потому, что не хотела, а потому, что не попала на Райзу и не получила никакого письма. И не образовалось бы никаких параллельных вселенных, всего лишь события в жизни многих людей не произошли бы. Всего лишь? С кем ему это все обсудить? Теорию времени, теорию параллельных пространств.
- Больше ничего, - повторил ромуланец, - спасибо за ягоды не мне, а ученым.
И ромуланец развернулся и снова отправился в другую смежную комнату с приборами. Комната с огнями, так сказал бы никому неизвестный технический гений, с поврежденным разумом, на далекой планете в демилитаризованной кардассианской зоне. Он подождет следующего мероприятия в комнате с огнями. И вопреки всему, ему все таки есть чем заняться. Это анализ полученных данных, и построение теорий, в обоснование предупреждения и предположения федерального лейтенант-коммандера Планкса.
______________________
с Тэйрой Джар


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
15 Мая 2018, 10:24:28 #74
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 6

13 cентября 2384 г., день
Гамма-квадрант, Кальдония III, база ученых из Федерации


Поначалу Тенек не хотел беспокоить Делас: ромуланка находилась в интенсивном общении с тремя другими участникам проекта, а также она не пыталась обсудить своё самочувствие ни с капитаном, ни с координатором. Это заставляло предполагать, что мисс Делас собирается в меру сил присутствовать на ближайших занятиях, и Тенек не имел намерения лишить её этого права. Делас могла переоценить свои силы, но на этот случай стажёр планировал расположиться достаточно близко, чтобы в случае необходимости предложить ей удалиться на отдых и, если нужно, сопроводить.
Однако, бросив на неё взгляд после разговора с Самритой, стажёр заметил, что состояние ромуланки изменилось, и неестественное спокойствие уже начало переходить в фазу утомления. Это подтолкнуло Тенека  тому, чтобы подойти к живописно расслоившейся группе и отвлечь внимание Делас на себя.
– Мисс Делас, не уделите мне некоторое время?
Делас подняла взгляд на вулканца и около секунды задумчиво на него смотрела, будто пыталась угадать, зачем же он пришел.
– Хорошо, - наконец, сказала она безо всяких эмоций, осторожно поднимаясь со своего места. Было похоже, что ей совсем не хотелось вставать и куда-либо идти. 
Тенек предложил ей сеть в отдалении от других (и в непосредственной близости собственной дорожной сумки) и, когда они расположились, спросил:
– Вы позволите проверить ваше самочувствие?
– Со мной все в порядке, - тускло отозвалась ромуланка. – Новое лекарство нормально действует, - впрочем, сопротивляться или активно спорить с Тенеком она не стала, как делала это обычно (и практически по любому вопросу). Казалось, что ей было все равно, что с ней будет делать вулканец.
Тенек вытащил сканер и трикодер из сумки и после должного сканирования сказал, складывая приборы:
– Я бы рекомендовал вам отдохнуть, лучше всего – поспать комфортной обстановке. Если хотите, я сам договорюсь об этом с координатором, капитаном и нашими хозяевами.
Делас вновь посмотрела на Тенека так, будто хотела что-то сказать, но вместо этого просто покачала головой.
– Я в состоянии присутствовать на всех занятиях, - отозвалась она. – И я не могу снова по своей вине пропускать общие мероприятия. Я буду здесь, иначе меня отстранят. Или… это уже сделали? – наконец-то она посмотрела на вулканца, и в ее голосе появились хоть какие-то эмоции, пусть и очень приглушенные.
– Нет. И я не вижу причин отстранять вас, если вы официально попросите разрешения отсутствовать по объективным причинам, – ответил Тенек. – Но если вы хотите присутствовать, вы можете это сделать, хотя я сомневаюсь, что такое участие будет для вас полезным и продуктивным.
Делас пожала плечами:
– Какая разница. К тому же Толан сказала, что не хочет оставлять меня одну, чтобы… В общем, не хочет. Так что я просто буду здесь сидеть и никому не мешать, - она оглядела остальных собравшихся, остановив взгляд на Ракаре, который о чем-то тихо беседовал с Тэйрой, и опустила голову.
– Тогда, если вы не возражаете, я составлю вам компанию, – предложил вулканец и почти сразу же спросил: – Не оставлять одну – почему?
Делас никак не отреагировала на его предложение составить компанию – но сейчас она бы ни против чего не стала бы возражать.
– Не знаю, - равнодушно проговорила ромуланка. – Может быть, хотела меня проконтролировать. Может быть, боялась, что я что-нибудь с собой сделаю… У меня не было сил с ней спорить.
– То есть, у вас нет такого намерения?  –  уточнил Тенек.
– Я делаю много глупостей, - Делас внимательно изучала мыски своих ботинок. – Одной больше, одной меньше… - она вздохнула и криво улыбнулась: - Может быть, так было бы лучше. Но я бы, наверное, не смогла. Так что придется жить с последствиями очередной глупости. 
– Глупость глупости рознь, – заметил Тенек. – Я не знаю наверняка, о какой глупости вы говорите сейчас, но после неё всё равно перед вами целая жизнь, и она будет такой, какой вы её сделаете. Если же вы по глупости умрёте, никто и никакими силами уже не вернёт вам утраченный вами бескрайний океан всевозможности. Человек может решить умереть, но только не бессмысленной смертью. И не смертью по глупости. Единственная смерть, которую я отвергаю  и отказываюсь принимать – это именно бессмысленная смерть.
– У меня вся жизнь бессмысленная, - фыркнула Делас. – И только я поверила, что меня – вот такую, со всеми моими недостатками – можно полюбить… - не договорив, она отвернулась и спрятала лицо в ладонях.
– Вся ваша жизнь не может быть бессмысленной, – возразил вулканец. – Она началась совсем недавно, вы едва закончили первичное накопление знаний и опыта. Если они пропадут без следа, это будет достойно сожаления.
Тенек замолчал. Сейчас он подумал, что для Делас, наверное, эти слова значат не слишком много, по сравнению с проблемой, может ли её кто-нибудь полюбить со всеми её недостатками. Эта формулировка категорически ему не нравилась. «Любовь», это было слово, не существующее на самом деле, потому что каждый понимал под ним что-то своё и даже два человека не могли, используя это слово, говорить в точности об одном и том же. Однако ещё больше ему не нравилось то, что Делас плакала. Слезы взрослого человека были для него вещью почти невообразимой и могли ассоциироваться только с подлинной трагедией. Поэтому Тенек осторожно спросил:
– Что вы понимаете под словом «любовь»?
– Это такое чувство… тебе не понять, у вулканцев же их нет, - Делас вновь обернулась к Тенеку, и сейчас она выглядела не только вялой и сонной, но и очень грустной. – Я не хочу об этом говорить. Просто я поняла, что я очень глупая, постоянно ошибаюсь… и что меня нельзя любить. Всем хочется, чтобы их любили. Даже мне.
Говорить о чувствах всуе Тенек не был готов, это было даже сложнее, чем говорить об эмоциях, хотя и по совершенно противоположной причине. Тем не менее он сделал ещё одну мужественную попытку внести ясность:
– Вы говорите о чувствах, не об эмоциях, – уточнил он, – то есть имеете в виду нечто долговременное. Иными словами вы хотите глубокой и долговременной духовной связи.
– Что в этом странного? Все хотят любить и быть любимыми, - тихо пробормотала она, глядя себе под ноги.
Тенек проанализировал высказывание, и пришёл к выводу, что это вероятнее всего было «да».
– Если я правильно вас понял, то в этом нет ничего удивительного, – сказал он, – но это доказывает, что у вас нет оснований утверждать, что желаемое для вас недоступно. Подобная связь не может образоваться быстро – за дни, недели или месяцы. Для этого мужчина и женщина должны пройти путь длинной в годы, иногда – десятилетия. Всё остальное – то, что кажется значимым эмоциональным, это только шанс, возможность начать этот путь. Он может реализоваться или не реализоваться, но даже негативный исход не означает окончательного приговора.
Делас пристально посмотрела на Тенека и быстро отвела взгляд. Ее глаза говорили сейчас больше, чем она сама – даже без телепатии можно было понять, что эти слова в ней больно отозвались, задев свежую рану, которую не могли вылечить никакие успокоительные.
__________________
с Делас



– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
Страниц: 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS