* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Апреля 2018, 05:04:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 12 сентября 2384 г., вечер
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 18
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
24 Ноября 2017, 11:06:55 #105
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

Продолжение

- Этот человек, доктор Глессин, - Толан обернулась. – Я сомневаюсь, что он замешан в заговоре Дохиила. Он спас мне жизнь, коммандер. Пожалуйста, учтите это.
-Этот человек? - Мори тоже встала с койке и сделала несколько шагов за кардассианкой, - Я его не знаю, но мне сказали, что он работал на Дохиила.
-Только временно! - поспешил добавить доктор, - И да, я спас вам жизнь! И я ничего не знал ни о каком государственном перевороте!
- Он работал на Дохиила, когда… - Толан запнулась. – Когда я пыталась совершить самоубийство, и когда он откачал меня. Однако больше мне ничего не известно, и его имя не фигурировало ни в одной беседе.
Женщина посмотрела на кардассианского врача:
- Простите, что не смогла отблагодарить вас сразу, и что вы оказались втянуты в это, - но вспомнив что-то еще, она задумчиво посмотрела на коммандера Мори. – Коммандер, вы знаете больше меня… Гал Тенма как-то связан с этой историей? Это отец одного из участников проекта «Альфа», и его имя упомянул сегодня один из офицеров службы безопасности.
-Я пока не знаю, - задумчиво ответила Мори, - Гал Тенма по дипломатическим каналам обратился к Федерации с просьбой задержать этого человека, и мы сочли это внутренним кардассианским делом и решили пойти ему навстречу. Кажется, гал Тенма принадлежит к фракции политических противников Дохиила, но я не уверена. Возможно, это уже совсем другая история. Кроме того, один неравнодушный гражданин вчера обратился к Службе Безопасности и рассказал, что имеет информацию о некоторых неэтичных действиях доктора Глессина.
-Но я же все рассказал, теперь я работал и на Федерацию тоже, - возмутился доктор.
-Возможно, дело именно в этом, - баджорский коммандер бросила взгляд на доктора, - Возможно, вы рассказали больше, чем вам следовало. Никто не любит тех, кто постоянно меняет стороны, думает только о гарантиях своей безопасности и рассказывает чужие тайны. Если это личное дело семьи Тенма, пусть ее представители его решают. Хотя у вас теперь есть союзник в лице глинна Толан… Впрочем, меня это уже не волнует.
- Это уже не мое дело, коммандер. И я больше не глинн. Проект «Альфа» теперь не относится к сфере моей компетенции, и мне лучше держаться от него подальше, - рассеянно проговорила Толан и посмотрела на Мори: – Я дам вам знать, в какой каюте остановилась, и буду ждать ваших распоряжений по поводу сегодняшнего вечера.
Женщина прошла вперед по коридору, который теперь казался непреодолимо длинным, и застыла в его конце, точно не зная, что ей теперь делать и куда идти. Ее высокая фигура в длинном бесформенном платье и с растрепанными волосами сейчас мало чем напоминала ту глинн Толан, которую знали на станции, так что шансов оказаться узнанной у кардассианки было не так уж много.
Мори бросилась догонять Толан, оставив за спиной доктора, который метался в своей камере с возгласом:
-А как же я?!
-Постойте! - сказала коммандер Мори, - Я могу выделить вам каюту. И принести новую одежду, в которой вы сможете пройти по коридорам не узнанной. Вы очень многое принесли в жертву ради этой операции и многим рисковали. Вне зависимости от того, героем или предателем сочтет вас ваше государство, без вас многие достойные люди бы проиграли. Позвольте Федерации возместить вам хотя бы ваше время и неудобство в нашей тюрьме.
- Спасибо, - Толан с благодарностью кивнула. Она должна была сказать что-то еще, объяснить, как она признательна за все, но правильные слова куда-то делись. 
__________
Совместно с Мори и Глессином
Offline  
24 Ноября 2017, 13:15:06 #106
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Каюта Акриты, Квинтилии и Делас


Когда Акрита вернулась из голодека, она застала еще больший беспорядок в каюте: все вещи из сумок Делас были вывалены на ее кровать, стул и частично – пол, а сама ромуланка безуспешно пыталась найти для них место. Судя по количеству вещей, было больше похоже, что в каюту вселилась не одна ромуланка, а небольшая театральная труппа. Прямо сейчас Делас пыталась втиснуть что-то золотистое и очень блестящее в шкаф для одежды, который до этого казался вполне просторным.
- Привет, - поздоровалась андорианка, с некоторым удивлением и интересом оглядев происходящее. Про себя она подумала, что стоит спросить у Утары насчет еще одного шкафа – если кровать выделили, то, наверное, и шкаф найдется.
- О, ты пришла, - удивленно констатировала Делас. Что-то золотое исчезло за дверкой шкафа, и она оглядела остальные вещи: - На Кардассии у нас были более просторные каюты… Ну ничего, может быть, я не задержусь тут надолго.
Заметив, что она оставила на столе медицинский трикодер и гипоспрей, ромуланка молча сунула их в аптечку и заперла ее на кодовый замок.
- Мы хотели сходить к Тенме до собрания, - Акрита примостилась на край стола и вопросительно посмотрела на Делас. – Или ты уже решила, что простишь его?
- Ты не передумала? – ромуланка склонила голову набок и вопросительно уставилась на Акриту. – Почему ты решила, что я не обманула вас, и это не часть какого-нибудь коварного плана? Может быть, я пытаюсь втянуть вас в какую-нибудь интригу и подставить Тенму?
- Я ничего не решала на этот счет, - серьезно улыбнулась андорианка. – Мы же хотим только поговорить, не так ли? А все остальное, что касается будущего, для меня слишком не определено.
- Но ты все же хочешь пойти со мной. Зачем? Просто из любопытства, или… - Делас не договорила и повела рукой, как бы приглашая андорианку дополнить за нее.
- Во-первых, ты не поверишь – чтобы тебе помочь и поддержать. Если тебя этот вопрос еще волнует, конечно. Во-вторых, чтобы показать самому Тенме, что нельзя так себя вести, и вообще пояснить ситуацию. Ведь если он планирует стать достойным офицером кардассианского общества, подобные ситуации должны быть для него недопустимыми.
Делас медленно кивнула, удовлетворенная ответом.
- Волнует, - задумчиво согласилась ромуланка. – Ты думаешь, он сам не понимает, что так нельзя вести себя с женщинами? Думаю, прекрасно понимает. Мне куда интереснее, захочет ли он извиняться и как поведет себя со мной… Или опять сделает вид, что ничего не помнит, как вчера. Он ведь помнил о том похищении намного больше, чем признался вам. Только вот… - Делас принялась складывать неубранную одежду стопкой, ее руки дрожали. – Только вот я боюсь к нему идти.
- Помнил о похищении? – нахмурилась Акрита. – Ну, в любом случае, ты уже не одна. Можно и еще кого-нибудь найти, из наших ребят, но ведь ты не хочешь, чтобы кто-то об этом узнал.
- Не все, но больше, чем сказал, и не хотел, чтобы вы знали, - хмыкнула Делас. – Уверена, что он также не захочет, чтобы вы узнали его маленький секрет – именно поэтому я и не хочу оставаться с ним наедине. Он знает, что я его знаю, и что могу его рассказать, - она принялась за вторую стопку одежды.
Помимо довольно стандартной серой и черной одежды в ее гардеробе встречались и такие неожиданные вещи, как кружевной пеньюар, ярко-желтый купальник и длинное разноцветное платье явно кардассианского дизайна.
- Я могла бы попросить Ракара, но тогда мне придется все ему рассказать. А это не то, что он должен обо мне знать, - тихо добавила Делас, стремительно зеленея.
- Хорошо, если не Ракар, то, может быть, Артур или Освальд, или Тенек – не знаю, про какой секрет Тенмы ты говоришь, но вулканец тоже что-то знает, подозреваю, что то самое.
Делас не выдержала и рассмеялась:
- Тенек, конечно, отличный защитник! К тому же, он меня терпеть не может. Я просто не хочу оставаться наедине с Тенмой, так что и ты справишься. Тебе надо будет просто постоять с грозным видом, сможешь? Конечно, если бы ты взяла эти ваши боевые топоры, или как их там… - Делас усмехнулась. - Сомневаюсь, что Джез будет что-то предпринимать, если мы придем вдвоем… может быть, он просто извинится, и мы закроем эту тему.
- Грозный вид – это пожалуйста! – Акрита притворно насупилась и выпрямила антенны, направив их вперед в характерном предупреждающем жесте. – И да, я тоже надеюсь, что обойдется без активных действий. Ну что, пойдем? Если он еще не спит.
- Проснется, - фыркнула Делас и четко проговорила: - Компьютер, где сейчас находится Джез Тенма?
-Джез Тенма находится в каюте… - и компьютер послушно назвал номер каюты на Жилом Кольце, в которой Делас уже успела вчера побывать.
Ромуланка посмотрела на Акриту долгим взглядом, в котором промелькнула вся ее нерешительность и страх. Но вслух сказала другое:
- Ну что, идем? Покончим с этим поскорее!
- Да, - кивнула Акрита. – Пойдем.
«Значит, к просьбе Утары ночевать в каюте, выделенной проектом, он не прислушался,» - подумала андорианка. – «Или уже занялся какими-то своими делами…»


_____________
с Делас


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
24 Ноября 2017, 14:55:36 #107
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Они стояли перед уже знакомой Делас дверью, и ромуланка едва могла справиться с волнением – она отчетливо помнила, как вчера бежала отсюда и слышала за спиной звуки бьющегося стекла. Если бы не Акрита, она бы, наверное, уже давно развернулась и пошли прочь – идея подготовить план мести в тишине своей каюты нравилась ей куда больше. Но андорианка была здесь, и Делас не могла проявлять слабость или трусость. Поэтому решительно позвонила в дверь, пытаясь унять дрожь в руках.
- Не нервничай, все будет хорошо, - прошептала Акрита, тоже подходя вплотную к двери. – Мы же на федеральной станции, тут помощь обычно является быстро, если что.
Когда Акрита вплотную подошла к двери, она заметила, что дверь закрыта не полностью - между створками был небольшой зазор, в котором застряло что-то, не дающее двери закрыться. Приглядевшись, Акрита поняла, что это был черепок чашки.
- Странно, - сдвинув антенны, произнесла андорианка, пока на звонок еще никто не ответил. – Следы погрома?
Она указала Делас на осколок, застрявший в двери. В одно мгновение у нее промелькнула мысль о том, что все, они опоздали, на Тенму напали второй раз, подозрения Ракара оправдались, только какой теперь от этого толк… Она просунула ладонь в щель между створками, чтобы, если что, открыть дверь силой.
- Погрома? Можно и так сказать, - мрачно подтвердила Делас и вновь нажала на звонок.
Стоящая ближе к щели в двери Акрита не услышала ни звонка, ни голосов из комнаты.
- Мне кажется, нужно действовать, - тихо, но решительно сказала андорианка. В этот момент она пожалела, что с ними нет Ракара или Тенека.
- Эй, - крикнула она в щель между створками. – Там кто-то есть? Джез Тенма!
Из-за двери донеслось слабое ворчание, в котором с большим трудом можно было разобрать: “Уби...райтесь вон…”
- Так я и думала, - Делас закатила глаза к потолку и обернулась к Акрите, поясняя: - Он пьян. Как и вчера.
- Понятно, - покачала головой Акрита. По крайней мере, Тенма был жив, и у нее отлегло от сердца, когда стало ясно, что происходящее – это последствия пьянки, а не нападения с убийством. – И что будем делать? Мне кажется, разговаривать с ним сейчас бессмысленно.
- Открываем, - вздохнула Делас. – Ты можешь сбегать в нашу каюту и принести мою аптечку? Она на столе.
- Угу, - согласно кивнула Акрита. – Сначала откроем, или как?
- Да, я одна не справлюсь, - Делас критически соизмерила свою силу и дверь. А потом иронично посмотрела на андорианку, точно проверяя ее: – Или мы можем уйти, потому что это не наше дело, а разговора все равно не выйдет.
- Просто уйти было бы нехорошо. Без чьей-либо помощи он к собранию не протрезвеет, поэтому вариант либо сделать что-то самим, либо сообщить сотрудникам станции. Уж лучше самим.
Акрита еще слишком хорошо помнила, как их завернули с просьбой помочь Тенме в прошлый раз. Поэтому она решительно уперла обе руки в щель, поставила ноги пошире, и вместе с Делас они раздвинули створки чуть больше чем на полметра.
Делас взглянула на андорианку, как на очень редкое и экзотическое животное, практически не встречающееся в дикой природе, но лишь скептически вскинула бровь. Наконец, с трудом справившись с дверью, она обернулась к Акрите:
- Мы… ведь… такие… хорошие, - фыркнула она, едва отдышавшись, и напомнила: - Аптечка.
- Ага, - выдохнула Акрита, быстрым взглядом окинула каюту, тут же развернулась и бегом помчалась по коридору в сторону Стыковочного кольца.
Проводив взглядом андорианку, Делас на секунду нерешительно задержалась перед дверью, а затем, отогнав воспоминания о вчерашнем, шагнула внутрь.
В каюте было очень темно, единственный свет лился только из круглого окна - там мигали звезды и огни станции. Под ногой ромуланки что-то хрустнуло. Она заметила, что пол усеян какими-то обломками, но в темноте было трудно распознать, чем они были в прошлой жизни. Мебель выглядела темными пятнами, и находилась совсем не там, где Делас запомнила ее вчера - кроме стеклянного столика, разбитого еще в ее присутствии, как минимум одно из кресел было перевернуто.
- Компьютер, свет! - скомандовала Делас, аккуратно обходя следы разгрома. Ей бы очень хотелось, чтобы у нее с собой случайно оказался дизраптор... или хотя бы боевая андорианка. Но пока в кармане у нее лежал только вчерашний транквилизатор, который ей вернул Освальд, и это ее немного ободряло.
Свет зажегся, но лампа на потолке как-то странно мигала, как будто ей тоже досталось. Теперь Делас смогла полностью рассмотреть, во что превратилась каюта - кажется, в ней не осталось ни одного целого предмета, даже диванные подушки были вспороты, а на стенах и встроенной мебели виднелись царапины.
От окна послышался слабый стон. Ромуланка увидела, что Тенма сидит на полу у окна и пытается закрыть глаза рукой от внезапно вспыхнувшего света. Костяшки пальцев у него были разбиты в кровь, а лоб пересекала царапина.
Ромуланка остановилась, скептически оглядывая явившуюся ей картину, и хмыкнула. Акрита была права, сейчас разговор не имел никакого смысла, но злость за вчерашнее переполняла девушку, и ей было сложно ее сдержать.
- Так вот, значит, как ты проводишь время, - Делас не стала подходить ближе, вместо этого предпочтя говорить громче. - Просто гордость Кардассианского флота! Только не говори, что ты расстроился из-за того, что часть тебя оказалась менее кардассианской, чем ты думал.
-Я… не кардассианец, - пробормотал молодой человек, - И я больше не во флоте.
- Вчерашние показатели говорили другое: ты кардассианец. Ровно на половину, - не забыла добавить Делас. – Когда тебя успели выгнать из флота? Впрочем, я не удивлена.
Эта новость расстроила Делас. Как минимум потому, что часть плана ромуланки заключалась в том, чтобы самой сообщить командованию Тенмы его секрет, если его поведение ей не понравилось.
Тенма прикрыл глаза.
-Просто убирайся вон… Оставь меня… Я никого не хочу видеть.
- Не-а, - отозвалась Делас. Она с трудом подняла с пола перевернутое кресло и уселась в него, не выпуская Тенму из виду и периодически поглядывая на дверь в ожидании Акриты. – Мне все равно, что ты хочешь. Я хочу, чтобы ты извинился передо мной за вчерашнее, а для этого я должна быть уверена, что ты трезв и все осознаешь.
Из горла Тенмы вырвался скрипучий звук, в котором не сразу можно было узнать смех.
-Ну так я не трезв…
Он пошарил рукой вокруг, поднял с пола бутылку и перевернул ее донышком вверх, но ничего не произошло - канара не осталось ни капли.
-Что мне сделать, чтобы ты замолчала?
Тенма поднялся с пола, опираясь на руки и сильно пошатываясь, и двинулся в сторону Делас.
- Не приближайся ко мне! – Делас резко вскочила с места и схватила гипоспрей. Она сама не ожидала от себя подобной реакции, но, видимо, вчерашнее происшествие произвело на нее слишком сильное впечатление. 
В это время в дверь каюты влетела Акрита, нашла взглядом Делас, протянула ей аптечку и только потом шумно отдышалась.
- Да уж, - для описания обстановки в комнате она не смогла найти подходящий комментарий.
Тенма обернулся на появление Акриты, запнулся ногой о разобранную диванную подушку и рухнул под ноги Делас. Попытался подняться, но тут его лицо приняло странное выражение, плечи затряслись, и его начало тошнить.
- Подержи его голову, чтобы он не задохнулся, - бросила ромуланка через плечо Акрите. Сама она тем временем открыла аптечку – ее дальнейшие действия были совершенно непонятны андорианке, и она едва ли смогла бы сказать наверняка, готовит ли Делас инъекцию для отрезвления или какой-нибудь смертельный яд.
Впрочем, Акрита сейчас об этом вообще не думала. Ей еще ни разу не случалось оказываться в подобной ситуации, и хотя она имела общее представление о первой помощи на этот случай, но если бы была одна, то наверняка бы растерялась. Поэтому она доверилась Делас и осторожно подняла голову кардассианца, пытаясь его зафиксировать в наиболее удобном положении.
Сперва мышцы Тенмы были очень напряжены, но когда он закончил извергать на ковер и отчасти на форму Акриты содержимое своего желудка, он обмяк и его глаза закрылись.
Делас тем временем закончила со своими манипуляциями и наклонилась к лежащему Тенме с гипоспреем в руках.
- Это поможет нейтрализовать действие алкоголя, - пояснила ромуланка, вспоминая, что вчера делала себе такую же инъекцию. Когда она поднесла гипоспрей к шее Тенмы, ее руки так тряслись, что понадобилось несколько секунд, чтобы найти правильное положение и ввести вещество.
Тенма резко открыл глаза, вдохнул воздух с открытым ртом и потянулся рукой к шее, одновременно отталкиваясь от Акриты и отползая от девушек по полу.
-Что это? Что ты со мной сделала?
Взгляд юноши больше не был мутным от алкоголя, но безумие в нем никуда не делось.
- А вот теперь мы можем поговорить, - довольно проговорила Делас, убирая гипоспрей и выпрямляясь. – Мне плевать на то, что здесь произошло этой ночью, но я хочу получить твои объяснения вчерашнему… вчерашней… Ты понял. И если ты попробуешь что-то со мной сделать, она тебя ударит, - ромуланка указала на Акриту. – Она очень сильная!
Андорианка тем временем кое-как отряхнула свою форму, встала и, скрестив руки на груди, смотрела на кардассианца если не очень-очень грозно, то по крайней мере с явным неодобрением.
-Что ты хочешь от меня услышать? - воскликнул Тенма, глядя на ромуланку снизу вверх, - Что мне жаль? Что я раскаиваюсь, что едва не сделал с тобой то, что мой отец сделал с моей матерью? Потому что как ты думаешь - как я появился на свет? Ну, ты можешь быть довольна, потому что мне жаль! Обо всем! В том числе о том, что я оказался таким же, как мой отец! И меня сейчас тошнит от самого себя, от самого существования такого извращения. Ты можешь радоваться, потому что тот, кто тебя обидел - полностью раздавлен и потерял все. Надежды на блестящую карьеру на Родине, на нормальную кардассианскую семью - все исчезло! - молодой человек ударил окровавленным кулаком об пол, - “Семья - это все”, - процитировал он и скривился, - Все оказалось ложью. Скорее реманец станет вашим консулом, чем вонючего полу-баджорца признают в вооруженных силах Кардассии. Скорее планета Ромул взорвется, чем благовоспитанная кардассианская девушка из хорошей семьи составит мне пару… Черт, я даже не знаю, могут ли такие уроды, как я, вообще размножаться! Надеюсь, нет! Надеюсь, я достаточно биологически ущербен, чтобы эта история закончилась на мне! Так что считай себя отомщенной, повернись ко мне спиной и уходи. Можешь заявить в службу безопасности, хуже все равно не будет.
- Да, считаю, что ты себя достаточно наказал, - кивнула Делас, но уходить не спешила. Она вернулась в кресло и уже оттуда продолжила: - Но это не значит, что хоть что-то из сказанного выше тебя оправдывает. Ты не имел права так себя со мной вести! Но я не буду сообщать твоему командованию о том, что узнала вчера…  И ты тоже можешь этого не делать. Остальных, я думаю, этот вопрос занимает так же мало, как и меня, - она посмотрела на Акриту в подтверждение своих слов. - Ты же можешь заниматься самобичеванием, сколько угодно – здесь я никогда не смогу тебя понять. И не захочу.

_____________
с Делас и Тенмой


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
24 Ноября 2017, 14:56:22 #108
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо


Акрита слушала Тенму сначала с полным непониманием, и лишь к концу его монолога до нее стал доходить смысл сказанного. Она и представить себе не могла, что в их обществе существуют такие сложности и предрассудки касательно чистоты расы, и от всей души надеялась, что Тенма все-таки преувеличивает. Она согласно кивнула Делас, когда та обратилась к ней за подтверждением. Для нее самой происхождение вовсе никак не влияло на отношение к кому бы то ни было, но если уж для карьеры и будущего Тенмы нужно сохранить этот факт в секрете, то конечно она так и сделает.
- Разумеется, мы никому ничего не скажем, - несколько смущенно произнесла она, не расслабляя, впрочем, своего грозного вида. – Но, может быть, все не так страшно? Внешне ты выглядишь обычным кардассианцем, и если до сих пор никто ничего не знал, то пусть и дальше так будет.
Тенма затравленно посмотрел на Акриту.
-Я не могу жить ложью! Мне бы пришлось постоянно оглядываться через плечо, ожидая удара в спину, и следить за каждым своим шагом. Это даже не мое настоящее лицо! И я даже не знаю, смогу ли сохранить его без постоянного вмешательства доктора Глессина! - Тенма схватился за голову, - Делас, ты видела доказательства… Значит, все те случаи за много лет, когда доктор лечил меня, погружал в сон, а потом я не помнил несколько часов - это были операции, когда мое лицо и тело перекраивали до неузнаваемости, превращая в красивую куклу для удовлетворения амбиций моего отца… Это отвратительно….
Тенма завалился на бок и зашелся в новом рвотном позыве, но его желудок был уже пуст.
На мгновение на лице Делас появилась эмоция, похожая на жалость, но не задержалась там надолго.
- Хорошо, пусть так. И… что ты собираешься теперь делать? Ну кроме того как пить и громить каюту, - ромуланка выразительно обвела взглядом следы бурной ночи. – Если ты продолжишь всех настраивать против себя и наживать себе врагов, как уже сделал со мной, это тебе не поможет.
Тенма повернул голову и посмотрел на ромуланку, затем вытер рот. Его лицо было мокрым от слюны и пота, а темные волосы в полном беспорядке.
-Делать? Не волнуйся, тебе больше не придется беспокоиться обо мне и о том, что мое лицо каждый день будет напоминать тебе о случившемся. Я сделаю то, что делает любой бастард без рода и племени - отправлюсь в Пустоши и наймусь на первый попавшийся корабль.
Делас встретилась взглядом с Акритой, а затем медленно поднялась со своего места.
- Отличный план, - фыркнула она. – Ты ведь не думаешь, что я брошусь тебя останавливать, правда? Может быть, ты смог вызвать у меня жалость, что получается не у каждого, но будь я на твоем месте… да я была бы счастлива, если бы моя мать была кем угодно другим! Хоть вулканкой, хоть теллариткой, лишь бы не тем, во что она меня превратила! - выпалила она, решительно направляясь к двери. – Акрита, идем, похоже, этот разговор закончен! 
Акрита не знала, что сказать – ни Тенме, ни Делас, но чувствовала, что просто так оставить все это нельзя. На ее глазах происходило что-то, противоречащее всем ее представлениям о цивилизованном, сознательном обществе, и всей глубины проблемы она понять по-прежнему не могла. Но и оставить вот так – тоже. До сих пор ей не приходилось лично общаться с Тенмой, однако сейчас явно было не время для любезностей, и Акрита сама не заметила, как вслед за Делас перешла на "ты".
- Послушай, Джез, а давай сейчас не будем решать все сразу? – начала она, стараясь говорить с максимальной убежденностью. – Прямо сейчас тебя никто не судит, ниоткуда не выгоняет, не преследует, наоборот, я уверена, что здесь, в проекте, никто не будет тебя презирать за то, кем и как ты родился. Твоей вины в этом нет! До сих пор тебя все уважали и дружили с тобой, не из-за твоего происхождения, а из-за того, как ты с нами общался, как поступал, и поверь, очень много таких и людей, и не людей, которым абсолютно все равно до твоих генов! И тебе обязательно найдется достойное и интересное место в жизни. Пусть не так, как представлялось тебе и твоему отцу. По-другому. Но найдется, я уверена. И будут те, кто захочет с тобой дружить, и любить тебя, со всем этим. Да и сейчас они есть! Вот мы все, - она покосилась на Делас, но убежденности не сбавила. – мы все готовы считать тебя другом совершенно не глядя ни на твои гены, ни на лицо, ни тем более на что-то, что делали твои родители. Если не веришь мне, спроси у всех. У каждого. У Освальда, у Ракара, у М'Коты… У всех! Приходи на собрание, в 12, это уже скоро. Пожалуйста.
- Нет, Джез Тенма, не готовы, - жестко сказала Делас, останавливаясь у двери. – Но не из-за того, что ты наполовину баджорец, а из-за того, как ты повел себя со мной.
-Делас права, - негромко сказал Тенма, встретившись взглядом с девушкой, - Все сложно. Скажите на собрании, что я не приду, чтобы меня не искали. Я… нет, не я, а благородный гил Тенма - приехал сюда, чтобы представлять в проекте свое государство. Чтобы Федерация, Ромуланская и Клингонская империи получили из этого пользу и научились общаться с представителями Кардассианского союза. Но бастард Джез - не кардассианец, он больше не может официально никого представлять. Мое присутствие в проекте не имеет смысла, потому что мы все здесь ради важной и конкретной работы, а не для просто приятного общения и дружбы.
- В таком виде ты точно никого представлять не можешь, - фыркнула Делас. – Приведи себя в порядок! Кардассия и без тебя уже достаточно дискредитировала себя на этой станции. Хорошо, мы передадим, что тебя не будет, - кивнула она и проговорила уже чуть менее враждебно: - Но лучше тебе самому поговорить с координатором. Иначе она снова поднимет нас на ноги и заставит искать тебя по всей станции.
Акрита повернулась к ромуланке и серьезно посмотрела на нее.
- Делас, но ведь ты тоже повела себя плохо с нами. И тем не менее это не значит, что никто и никогда не назовет тебя другом. Это все можно исправить, можно начать вести себя иначе, и тогда относиться тоже будут иначе.
Затем перевела взгляд на Тенму:
- Одна из главных задач нашего проекта, если не самая главная – это дружба. Общение и совместная работа. Причем не с какими-то конкретными лицами с хорошей родословной, а со всеми, это важно для будущего всего Квадранта. Находить взаимопонимание и помогать друг другу, а не просто "официально представлять". Конечно, Джез, если ты и дальше будешь вести себя так, как поступил вчера с Делас, то с тобой дружить не будут. Но ты же можешь и по-другому! Так что да, приводи себя в порядок, и, все-таки, приходи на собрание. Так будет лучше для всех, а дальнейшее как-нибудь решится.
Тенма тоже посмотрел на ромуланку:
-Она это серьезно? - он кивнул в сторону Акриты, - Федераты иногда такие… наивные. Я поговорю с координатором, позже. А чтобы тебе поверили на собрании, можешь вернуть ей это…
Тенма потянулся к своему карману, достал золотистую федеральную дельту и бросил ее ромуланке.
- Боюсь, что серьезно, - губы Делас скривились в улыбке. Она не смогла поймать дельту, и та упала к ее ногам. Ромуланка нагнулась и подняла металлический предмет, уже второй раз за два дня оказавшийся у нее.
Делас нажала на кнопку открытия двери, поудобнее перехватила свою аптечку и кивнула андорианке:
- Идем.
Дверь не сработала, створки так и остались в полуметре друг от друга, как их ранее раздвинули Делас и Акрита.
-Я ее вроде как сломал, - предупредил молодой человек.
Акрита вздохнула, грустно посмотрела на кардассианца, покачала головой и пошла к двери вслед за ромуланкой. Да, она была наивной, но не стыдилась этого. А еще она признавала, что существуют вещи, которые невозможно доказать – ни хитростью, ни наивностью, их может открыть и расставить по местам только сама жизнь. Она сомневалась в том, что может сейчас сказать еще что-то важное и правильное, но очень надеялась, что кто-нибудь из товарищей или советник Рилл – сможет.
Делас обернулась через плечо, внимательно глядя на Тенму, кивнула своим мыслям и вышла коридор, пропустив Акриту вперед. Она шла намного медленнее андорианки – то ли специально, чтобы держать дистанцию, то ли потому что не могла быстрее.

________________
с Делас и Тенмой


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
24 Ноября 2017, 20:56:56 #109
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната


М’Кота довольно много времени провела со своей семьёй, прежде чем оказалась снова предоставленной самой себе. Она и не думала, что успела так соскучиться по своему буйному семейству и первые шаги из каюты, которую забронировала Наара, безотчётно улыбалась, перебирая в голове всякие приятные мелочи из последнего получаса. И всё же ничто не длится вечно, а если вас мучает совесть, то период радости скукоживается ещё быстрее. М’Коту мучила совесть за невольную проделку с Освальдом, а поскольку она привыкла всё решать напрямую и безотлагательно, то справившись у ближайшего терминала, где обретается кадет Макдауэлл, клингонка направилась туда. Туда – то есть в Кварк’с.
Освальд сидел за столиком в углу в окружении пустых кружек из-под рактаджино. В руках он держал падд, на котором была открыта созданная им диаграмма ключевых моментов в истории Федерации - кадет упорно готовился к предстоящей презентации. Идея, которую он придумал, казалась слишком мудрёной, поэтому надеяться на то, что остальные выберут именно её не стоило, но... чем чёрт не шутит!
М’Кота подошла к столику Освальда, шумно потопталась за спиной, потом решительно села напротив.
– Ну, я не нарочно! – покаянно сказала она. – Хочешь, буду целую неделю варить тебе рактраджино по утрам? Или куплю ящик лучшего бладвайна?
– Удивительно! - ехидно проворчал Освальд, внимательно посмотрев на клингонку. - Я был уверен, что ты скажешь что-то вроде: "Воину надлежить быть готовым подняться по тревоге в любое время", - а потом ещё заявишь, что это я тебе должен по утрам рактаджино варить за такую заботу о моей готовности! Нет уж! Я уже пообещал, что поквитаюсь с тобой - значит поквитаюсь, это теперь, как бы ты сказала, дело чести!
– А, ну если ты обещал... – проятнула М’Кота. – Я, правда, впервые об этом слышу, но поверю на слово. И ты упустил прекрасный шанс заполучить мой рактаджино, так что можешь уже начинать кусать себе локти. А «быть готовым подняться по тревоге» и «эта сволочь не дала мне досмотреть мой сладкий сон» – очень разные вещи! И одно другому абсолютно не мешает.
– Я тебе почти сразу сообщение написал, - просвятил клингонку Освальд, а потом слегка потупил взор, - а вот сон мой точно сладким назвать нельзя. Странным, необычным, даже безумным - это да, но точно не сладким. Как обычно, в общем... может, пойдём в голокомнату? Я бы сейчас с радостью пострелял по инопланетным противникам посреди руин!
– Давай! – оживилась М’Кота и, посерьёзнев, спросила: – У тебя что, неприятности? Если что-то тянет за душу, можешь мне рассказать, ты же знаешь, я могу быть немее камня.
– Не считая того, что я стал часто подмечать свои ошибки в недавнем прошлом, у меня всё нормально, - чуть подумав, ответил Освальд, направляясь к голокомнате, - сейчас я просто хочу мозги прочистить - от задания уже дым из головы идёт, как говорят на Земле. А у тебя что нового? Выглядишь ты... хм, не такой уж и суровой - значит у тебя хорошее настроение!
– А, так ты взрослеешь! – усмехнулась М’Кота. – У меня отличное настроение... и изрядно вздрюченное. В ближайшие дни на станции будет очень... клингонно, и всё из-за меня. Потому что... потом скажу почему! – весело оборвала себя девушка. – Не так долго осталось ждать, всего лишь до брифинга.
– А, вот как это, значит, называется - взросление! - фыркнул землянин. - Осталось построить дом, посадить дерево и воспитать сына... Стоп-стоп-стоп! На всей станции будет, как ты выразилась, клингонно, или только рядом с тобой? Потому что если на всей... я бы на это посмотрел! Если рядом с тобой, то тоже посмотрел бы, но просто с интересом, а в первом случае - ещё и с ужасом! У меня прямо сейчас в голове нарисовалась картина соревнования по поеданию кровавых пирогов между Делас, Хеной, Акритой и координатором Рилл...
– Везде! – осчастливила Его М’Кота, – И на станции вообще, и рядом со мной. Там, – она махнула рукой примерно в направлении пристыкованного клингонского корабля, – целый клингонский корабль, и одна его смена уже гуляет по станции.
– А, ну это тогда ещё не так страшно, - облегчённо вздохнул Освальд, - лишь бы только к нашим ромуланцам не цеплялись. А я уже подумал, что вы тут всю станцию решили заполонить и познакомить всех с клингонским образом жизни в добровольно-принудительном порядке. Видимо, недосып сказывается, и в голову лезут странные и безумные мысли... - язвительным тоном добавил он.
– Да уж! Годами мы об этом мечтали, ночей не спали! – сладким и язвительным голосом прокомментировала М’Кота. Когда вокруг появился серый постапокалиптический пейзаж, она деловито спросила:
– Хочешь реванша, или в этот раз попробуем кооператив?
– Знаешь, а давай! - охотно согласился землянин, а потом резко схватил клингонку за плечи и, сделав пафосно-серьёзное лицо, проговорил:
– Итак, вводная: в качестве выпускной работы, участники проекта "Альфа" были направлены на планету, где за пару месяцев до этого бесследно пропали два археологических корабля - ромуланский и кардассианский - исследовавших останки погубившей саму себя цивилизации. Отважная молодёжь не знала, что под поверхностью планеты обитало гигантское растение, способное при продолжительном пребывании поблизости подчинять своей воле разумные существа. Участники разделились на пары и спокойно шагали по руинам и делясь впечатлениями об увиденном, как вдруг связь с остальными оборвалась, и участники Освальд Макдауэлл и М'Кота, дочь Наары оказались одни, в окружении потерявших волю, но не навыки самообороны, археологов и их охранников. Землянин и клингонка должны победить или погибнуть.
– Вперёд, мой боевой товарищ! – сказала М’Кота сперва шутливо, а затем, словно входя в роль, проникновенно произнесла:
– Сегодня хороший день для смерти, землянин!
– И почему бы не сказать, что сегодня хороший день для победы или хотя бы для убийства врагов?.. - пробурчал Освальд, хватая появившееся оружие. - Кстати, ты так и не сказала, почему клингонно будет ещё и вокруг тебя? Не считая очевидного, конечно.
– А, вы все неправильно понимаете эти слова! – рассеянно сказала М’Кота осторожно высовываясь из укрытия, чтобы поискать взглядом «безумных археологов». – Конечно, они означают в том числе и готовность умереть при необходимости, но смысла в них намного, намного больше... – дизрапторный выстрел раскрошил камень в миллиметре от плеча клингонки и на какое-то время им стало не до философских диспутов, поэтому на второй вопрос клингонка ответила в момент первого затишья:
– Потерпи, я же сказала, что объявлю на брифинге. А что ты считаешь очевидным?
– Ну, что ты собираешься провести какое-то время вместе с кем-то из этого экипажа, - пояснил Освальд, когда, вроде бы, появилась передышка, но тут же рядом снова зазвучали выстрелы, и кадету пришлось спешно договорить, чтобы потом спокойно отстреливаться. - Иначе ты бы не говорила об этом в таком ключе. Ладно, подожду совещания. Надеюсь, там мы не обнаружим, что Тенек пропал бесследно! Кстати, мысль: давай-ка создадим в нашей команде что-то вроде группы телохранителей, которые как раз в таких ситуациях и будут нужны? Чтобы были рядом, всё время наготове и тому подобное...
– А ещё лучше будем ходить по станции строем, на страх врагам! – рассмеялась М’Кота. – Но на меня можешь рассчитывать: готова хранить любое тело, которое ты вверишь моим заботам.
Ещё некоторое время противник слишком плотно занимал их внимание, затем снова наступила передышка.
– То ли ты что-то подкрутил в своей программе, то ли они сами такие умные, но я нутром чую, что эта перестрелка скоро перерастёт в окопный бой, – поделилась она впечатлениями от перемещений противника и его отвлекающих манёвров.
– Не хочешь затягивать процесс? - усмехнулся Освальд. - Будь по-твоему! Компьютер, установить режим поведения противника на "Крайне агрессивный"!
Тут же с трёх сторон сразу начали непрерывно стрелять, не давая землянину с клингонкой высунуться. При этом, примерно оттуда же отделилось по несколько фигур, перебежавших к естественным укрытиям, находящимся ближе к участникам.
– Чёрт, кажется, я перестарался...
_______________
с Освальдом


Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
24 Ноября 2017, 20:58:25 #110
М’Кота

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Кварк’с, голокомната

 
– Что может быть прекраснее хорошей потасовки? – риторически вопросила М’Кота и добавила: – После таких двойных новостей, как вчера, для успокоения души надо разнести оба этажа Кварк’с или хотя бы вот этих вот «крайне агрессивных» приятелей. Не то, чтобы я была сильно потрясена или расстроена, но есть пара вещей, которые свербят в мозгах как пара лазерных свёрл.
– Четверных, я бы сказал, - проворчал землянин, - похищение Тенмы, опасность для Тенека, убийство коммандера Мори, а заодно и то, что Толан принудили к этому всему, то есть за всем этим стоит что-то куда более зловещее...
Кадет прорычал нецензурное ругательство, которое универсальный переводчик не стал обрабатывать, после чего, словно стараясь выместить свою моментально проснувшуюся злость на голограммах, стал палить по всем, кто хоть чуть-чуть выглядывал из укрытия, не всегда заботясь о собственной безопасности.
– А хуже всего то, что гарантированно разрешить хоть что-то мы пока не можем - приходится терпеливо ждать, а это, порой, тяжелее всего!
– У тебя холодное оружие есть? – отвлеклась от темы М’Кота. Вопрос был своевременный, потому что условные враги наседали безостановочно и падали всё ближе и ближе к укрытию.
– Компьютер, включить блокировку энергетического оружия на поле боя и создать боевой нож и...? - Освальд повернулся к клингонке, ожидая, что она сама назовёт оружие для себя.
– Да у меня всё с собой, – безмятежно успокоила его М’Кота. – А зачем отключать энергооружие? Они и так через пять-десять минут начнут крошить нас в мелкое крошево.
– Чтобы сюда прибежали даже те, кто вёл огонь на подавление - хочу отправить в могилу всех до одного! - окончательно взбесившись, прорычал Освальд. Было видно, что клингонка разбудила в нём ту злость, которую он изо всех сил старался сдерживать и весь вчерашний день, и сегодня утром. Схватив появившийся нож, землянин встал в стойку, нетерпеливо ожидая первого врага.
– Эх, всё-то объяснять надо! – вздохнула М’Кота. – Они и так сюда придут, но с энергооружием будут вдвое опаснее. Но пусть! Будем считать, что включилось какое-нибудь поломанное местное оборудование... Держись, братишка, сейчас попрут!
– Потом поспорим, враги уже здесь! - крикнул Освальд, и тут же бросился навстречу кардассианцу, первым прорвавшемуся к ним. В шаге от врага, кадет резко остановился, и удар голограммы прошёл мимо, зато сам землянин тут же вонзил нож в шею агрессивного врага, и тот моментально исчез. - Ну иди сюда ты, чешуйчатый... - последнее слово переводчик опять оставил без обработки.
Следующих двух М’Кота приколола метательными ножами – одного в шею, другого в глаз, а потом (в правой руке д’к-таг, в левой – подобранная под ногами арматура) двинулась врукопашную. В этот момент, пожалуй, только борг с киборгизированной «клешнёй» выглядел бы страшнее.
Не имея клингонской физиологии, а заодно и клингонских привычек, Освальд вёл бой иначе: не позволял врагу подойти вплотную и старался наносить всего один удар, зато точный. Однако, количество врагов прибывало, и долго так продолжаться не могло. С каждым "убитым" врагом кадет чувствовал, что его потихоньку отпускает. Пусть поверженные голограммы не могли ни вернуть коммандера Мори, ни освободить Толан и снова сделать её координатором, ни гарантировать безопасность Тенеку, ни решить другие проблемы, так или иначе касающиеся их проекта, зато они помогали воспринимать случившееся спокойно, не завязывая самого себя в узел и не рискуя внезапным срывом в самый неподходящий момент. Особенно когда количество проблем с каждым днём только увеличивается.
Когда первая волна атакующих схлынула, М’Кота подобрала метательные кинжалы (один упал на землю, другой застрял в деревянной балке) и невольно улыбнулась: бескровная федератская программа! Впрочем, критиковать она не стала.
– Ну, положим, с убийством мы ничего уже не можем сделать, – сказала она, в продолжение прерванного разговора. – Что вы могли, вы сделали вчера, когда ходили в СБ. И Тенека твоего никто не съест: приглядим за ним вполглаза, пока этот доктор не свалит к себе на Кардассию, не вечно же он будет тут сидеть. А вот глинн Толан... – М’Кота подбросила на ладони д’к-таг и сдвинула брови. – Я всё уговариваю себя, что она - не клингонка, что всё это сложнее, чем нам представляется, но если бы я знала, что она перед убийством смотрела коммандеру в глаза, а не стреляла в спину, мне было бы проще ей сопереживать. Так что меня сейчас беспокоят две вещи: глинн Толан и Джез Тенма. И меня злит, что и с одной, ни с другим я ничего не могу понять и ничего не могу сделать.
– Нельзя позволять этой злости взять над нами контроль, - пробормотал Освальд, прислонившись к ближайшему камню, - чувствую, что буду часто приходить сюда. Родные сказали бы, что я избрал странный способ успокаивать нервы... или это ты на меня так плохо влияешь? - впервые с начала разговора о последних событиях землянин улыбнулся. - Смотри! А наши враги не унимаются! Покончим с ними и пойдём на совещание, - кадет вновь приготовился к бою.
– Я хорошо на тебя влияю! – делано возмутилась М’Кота. – Смотри: тебя больше суток мучила противная, слабая злость, точила тебя и ковырялась в тебе, как червяк в зилм’кахе. Когда ты выйдешь отсюда, твоя злость будет здоровой и сильной. Когда ты начнёшь злиться, ты захочешь свернуть горы, а не брюзжать и гавкаться. Можешь поверить, я много раз испытывала это на себе!
– Сама сейчас ворчишь, а я ведь просто пошутил, - фыркнул Освальд.
М’Кота фыркнула:
– Я не ворчу... я тебя морально... поддерживаю... как это у вас принято... говорить! – она говорила уже с длинными паузами, каждая пауза – парирование или удар. «Безумные археологи» снова пошли на приступ.
 
* * *
 
Через полчаса враги закончились. М’Кота села на какой-то обломок и от души потянулась.
– Хорошее получилось утро! – сказала она, оглядываясь вокруг. – Что ты там говорил про злость и контроль? Это ты просто так, для той же «моральной поддержки» или у тебя есть какие-то идеи на счёт того, что мы могли бы предпринять?
– Только одна: как только начинаешь злиться... если не можешь решить проблему, надо срочно идти сюда, - тяжело дыша, ответил землянин, - или искать что-то аналогичное. Спасибо, подруга, я наконец-то отвёл душу, как у нас говорят. Давай-ка быстро сходим в душ и пойдём на презентацию - уже пора!
– Да, уж! – вздохнула М’Кота, – Иногда только это и спасает. – Она сверилась с часами и присвистнула: – Ты прав! А я надеялась отпраздновать победу кружкой багхола... Какой уж тут багхол, успеть бы!
– Успеем ещё отпраздновать! - решительно произнёс землянин, завершая программу. - Вечером можем встретиться и...
Кадет задумался, но потом мотнул головой и пошёл в сторону выхода, на ходу бросив:
– В общем, там видно будет. Последние дни у нас сюрприз за сюрпризом - лучше не загадывать!
__________________
с Освальдом



Гуннар был так спокоен, что его держал всего один человек. <Сага о Ньяле>
Offline  
27 Ноября 2017, 11:06:44 #111
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Каюта Джарина Дохиила


Сначала Джарин просто пил, надеясь потерять сознание и умереть тихо и безболезненно, ну или просто до того, как до него доберутся специальные службы его отечества. Сомнений не было - Орден сможет вытащить из него все известные ему сведения, все имена, и в разгром Организации будет и его вклад. Как раз на случай провала и возможного захвата в плен Федерацией Джарин взял с собой яд и держал его в каюте, в тайнике, но... но во время спешного уничтожения улик он слишком торопился, а потом - поддался ложному чувству безопасности. И вот теперь он в заточении, без яда и с перспективой попасть в цепкие лапы Обсидианового Ордена по возвращении на Кардассию.
- Чёртова Толан! Правильно земляне говорят: яблоко от яблони недалеко гниёт... или как-то так, - прорычал вслух кардассианец, прислонившись к стене и вновь приложившись к опустевшей уже чуть более, чем на две трети бутылке.
Однако, недолго Джарин успокаивался, понося Иламу. В конце концов, это же он ослабил хватку и расслабился, будучи слишком уверенным в собственных способностях к манипулированию другими. И теперь дело, которому он посвятил свою сознательную жизнь, если не погибло, то очень сильно пострадало. В ярости, кардассианец швырнул бутылку в окно каюты. Хрупкое стекло треснуло, и по отделявшему каюту от пустоты космоса прозрачному алюминию потекли остатки канара. Мужчина выругался, потом подошёл к окну и посмотрел на осколки. Поддавшись внезапному импульсу, он взял самый крупный осколок - тот оказался очень острым, и уже спустя пару секунд Джарин почувствовал, как по его ладони течёт кровь. Поднеся осколок к горлу, кардассианец вздохнул и... понял, что не готов заколоть самого себя сейчас. Реплицировав кусок ткани, он перевязал ладонь, а из оставшейся материи сделал что-то вроде рукояти к осколку стекла.
Затуманенное алкоголем сознание уже нарисовало картину того, как Джарин убивает пришедшую за ним вулканку, а потом сбегает. Тут же мужчина пьяно рассмеялся, потому что вспомнил ещё одно земное выражение: надежда умирает последней. Вот только хорошо бы эту надежду подпитывали не пьяные фантазии, уместные, скорее, для молодых и неопытных курсантов, а реальный план.
Джарин подумал-подумал, посмотрел по сторонам, а потом всё-таки спрятал свой "стилет" под кроватью. Понадобится - достанет, а пока лучше скрыть его из виду. После этого мужчина реплицировал две кружки горячего чая из красных листьев, установив максимальную крепость. Возможность спастись может ещё представиться, а значит надо быть готовым ей воспользоваться - надо быть трезвым.

Джарин не знал, сколько прошло времени, когда дверь его каюты неожиданно открылась. Охранники расступились, пропуская вперед гостя, которого он никак не ожидал здесь увидеть – Иламу Толан. Он заметил, что женщина выглядела иначе, чем в тюремной камере – она успела где-то переодеться и принять душ. А еще она держалась более уверенно, и что-то в ее взгляде казалось новым, незнакомым Джарину.
Двери закрылись за ее спиной, но женщина осталась стоять на пороге, ничего не говоря и пряма глядя на кардассианца.
Сидящий на полу рядом с кроватью Джарин тоже смотрел прямо на Иламу, не произнося ни слова. Спустя почти минуту, он понял, что пауза затянулась, и спросил:
- Что, так и будешь там стоять? Проходи, располагайся, - по голосу было понятно, что, хотя мужчина совершенно точно пил, он был достаточно вменяем для серьёзного разговора, а та твёрдость, с которой он сделал приглашающий жест грубо перевязанной ладонью, лишь подтверждала это.
Илама прошла к креслу, стоящему в другом конце комнаты, не сводя взгляда с Джарина и не спеша начать разговор. Она не была вооружена – по крайней мере, на первый взгляд, и соблюдала осторожность, точно ожидая, что Джарин может что-то предпринять в любой момент.
- Вот все и закончилось, - тихо сказала она, наконец. – Ты знаешь, что тебя ждет?
- Прекрасно знаю, - пьяно усмехнулся Джарин, - а вот ты, сдаётся мне, даже не догадываешься.
Осмотрев Иламу с ног до головы, бывший дипломат чуть более трезво пробормотал:
- Итак, тебя не спас федеральный суд, тебя просто отпустили... хм, значит, баджорка всё это время была жива. Вы меня переиграли, поздравляю. Гордитесь собой, наверное.
Женщина кивнула. Она не собиралась посвящать Джарина во все детали их плана, да это и не нужно было – он уже понял, что Мори жива, а ее саму отпустили. Но никогда не поздно было утянуть Толан за собой на дно…
- Не догадываюсь, - призналась Илама. – Расскажешь, что могло бы ждать и меня на Кардассии?
- Тебя? - рассмеялся Джарин. - Если бы ты действительно убила баджорку и не смогла сбежать, то тебя ждал бы суд в Федерации за убийство федерального офицера на федеральной же территории. Как знать, может, судья нашёл бы смягчающие обстоятельства и для тебя, - мужчина поморщился и отвернулся на минуту. - Как говорят земляне: не ломай комедию. Если эта противная вулканка знает про, как она выразилась, "зачистки" среди наших элит, то и тебе тоже всё это уже известно, а значит ты должна понимать, что отправляют меня на Кардассию по совершенно другим причинам.
Потом встал и подошёл к смотровому окну.
- Надо отдать должное федератам: они легко могут забыть про собственный лицемерный гуманизм, когда им это выгодно. Они ведь могли осудить меня, как заказчика покушения на их коммандера, но тогда этим противникам справедливых казней пришлось бы посадить меня в тюрьму, кормить меня там, охранять и рисковать, что я сбегу или ещё что-нибудь сотворю. Но, раз уж всплыли мои прошлые дела - за что, конечно, надо благодарить тебя - Федерация решила избавиться от меня раз и навсегда, передав Кардассианскому правительству, которое меня казнит - тут сомнений быть не может, - Джарин снова повернулся к Иламе, и на его лице появилась нехорошая улыбка, - правда, сделают они это отнюдь не сразу.
- Это не дело Федерации, - тихо проговорила Илама, глядя в спину бывшего посла. – Им нет дела до твоих преступлений на Кардассии. Но нужен был повод, чтобы начать их расследовать, и здесь убийство коммандера Мори пришлось как нельзя кстати.
Женщина медленно встала со своего места и сделала несколько шагов в направлении Джарина.
- Наверное, тебе стоило дать мне умереть вчера. Тогда о твоих преступлениях и предательстве никто бы не узнал, и ты смог бы вернуться домой, как ни в чем не бывало. Но ты дал мне шанс… все исправить. Неужели ты действительно думал, что сломал меня настолько, что я пойду на убийство ради тебя? Что я ничего не предприму?
- В какой-то момент я перестал тебя ломать и стал пытаться привлечь на свою сторону, убедить в правильности своего пути, - Джарин тоже подошёл ближе к Иламе и посмотрел ей прямо в глаза. - Не считай это наивностью - мне это уже удавалось в прошлом. Я говорил тебе, что четырежды едва не женился. Думаю, ты уже догадалась, что все четверо были, как бы ты, наверняка, выразилась, моими "жертвами". Все четыре согласились работать со мной. Не считая Гевиллы, все они продемонстрировали верность и были вознаграждены: две счастливы в браке за очень уважаемыми кардассианскими офицерами, а ещё одна стала членом нашей организации, потому что поверила в наши идеалы. У тебя тоже была бы такая возможность. Но, очевидно, ты настолько спелась с федератами, что благо Кардассии отошло для тебя далеко назад. Ты даже не представляешь, какие будут последствия у всего этого... - кардассианец пнул стоящий рядом с ним столик и снова отошёл к окну.
- Возможность стать предательницей и пойти против правительства Кардассии? – Толан смотрела прямо в глаза Джарина, и в ее голосе проскользнуло сожаление, секундой спустя исчезнувшее за ставшим вновь нейтральным тоном.  – Ты слишком плохо меня узнал. Мне жаль… - она отвела взгляд и сделала глубокий вдох, - мне жаль, что все так вышло. Но я никогда не смогу простить себя за то, что поверила тебе.
- А если в правительстве сидят оппортунисты и коллаборационисты, как должен поступать патриот: поддерживать пусть и лживое, но официальное правительство, или же бороться с ним ради блага государства и его народа? - стиснув зубы спросил Джарин, его руки сами собой сжались в кулаки и задрожали. - Если всё и правда случится так, как сказала вулканка, то Кардассию ждут весьма печальные последствия. Начнётся настоящая... как это называют земляне? Охота на ведьм, кажется... не важно! Совет Детапа сговорится с теми толстосумами в Ордене, которые разбогатели при нынешнем порядке, и любой несогласный с курсом правительства может пройти известный путь: прямо из кабинета в камеру, из камеры - в пыточную, из пыточной - в зал суда, а из зала суда - на казнь. Но и это ещё не всё: когда происходят такие чистки, почти каждый негодяй попытается подставить своих врагов. Представь себе, сколько невинных кардассианцев будет погублено в этой... этой...
Мужчина с силой ударил кулаком в стекло и тут же скривился от боли и прошипел несколько ругательств. Быстро придя в себя, он снова подошёл к Иламе - в этот раз совсем близко - и с искренней горечью произнёс:
- Ты не сможешь простить себя за то, что доверилась мне, а за то, что я доверился тебе, меня уже не сможет простить никто.
- Ты должен был быть к этому готов, - Илама не отступила, хотя понимала, что Джарин может ее убить прямо сейчас. Она не знала, как, но понимала, что ему уже нечего терять. – Ты совершал убийства, устраивал заговоры и шел против правительства. Рано или поздно это должно было случиться… Я надеюсь, все закончится быстро и… не слишком мучительно.
- Зря надеешься, - усмехнулся Джарин, - меня, как центральную фигуру этого скандала, будет ждать самое лучшее, что может предоставить Обсидиановый Орден. Сначала они применят психологическое воздействие, но быстро убедятся, что на меня оно не действует - меня тоже кое-чему научили сотрудники Ордена. Поэтому пытать будут уже моё тело. Им будут нужны имена, чтобы отделить точно виновных от просто подозреваемых, но даже если я сломаюсь сразу и назову им все имена, они не остановятся, потому что не смогут быть уверены наверняка, что я сдал всех. А даже если и будут уверены... не удивлюсь, если на мне испытают весь имеющийся арсенал пыток - я же страшный и, что самое важное, подтверждённый враг правительства... так что лучше не смотри трансляцию с моим признанием - меня вряд ли будет легко узнать. Если вообще будет возможно…
Толан опустила голову, не решаясь больше смотреть на Джарина.
- Я думала, что все это должно меня радовать, и что я должна хотеть этих страданий для тебя. Может быть, я ненавижу тебя не так сильно, как сама себя убедила. Может быть, я еще даже что-то чувствую… Но сейчас уже ничего не изменить. Тебя ждет суд, и ты должен ответить за все, что сделал со своими предыдущими жертвами, со мной, и – что собирался сделать с моей семьей. Так будет правильно, а мои эмоции по этому поводу… они когда-нибудь замолкнут. 
_______
С Джарином
Offline  
27 Ноября 2017, 11:07:22 #112
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

Продолжение

- Перестань, - устало произнёс Джарин, - моя жизнь и мои страдания не стоят ничего, по сравнению с тем ударом, который понесёт Кардассия теперь. Чем бы для неё всё ни закончилось: вступлением в Федерацию, завоеванием какой-нибудь империей типа Клингонской или разрывом на куски большим количеством внешних врагов - историки будущего усмотрят корни этого именно в текущих событиях на Терок Нор. Прости, тебе, наверное, приятнее говорить Дип Спейс 9…
Толан невесело усмехнулась.
- Ты же знаешь, что это не так. Ты пытался убедить меня саму, что я поддерживаю Федерацию, но на самом деле мне на нее плевать. А вот наши взгляды на будущее Кардассии… что ж, они сильно различаются. Я рада, что вашу организацию уничтожат, и что ее идеи не проникнут в правительство, заражая все наше общество. Кардассия еще недостаточно оправилась после войны, а ваши взгляды способны ее окончательно уничтожить. Да и многого ли стоит ваша организация, если ее оказалось так легко сломить? Если стоило пошатнуть один камень, - она кивнула на Джарина, - и вся конструкция готова рухнуть. 
- И всё же ты пошла за помощью к федератам, а не к кому-то ещё из кардассианцев, - также невесело усмехнулся Джарин. - Если бы наш план удался, и Федерация сцепилась бы с ромуланцами, у Кардассии могло бы быть блестящее будущее, особенно если в эту войну ещё и клингоны бы вмешались каким-нибудь образом.
Мужчина устало вздохнул, а потом аккуратно - одним пальцем - поднял голову Иламы и заглянул ей в глаза.
- Но кое в чём ты права: из нас вышло бы плохое и крайне неустойчивое правительство, раз уж все наши старания обеспечить собственную безопасность ни к чему не привели. Пожалуй, нам стоило бы действовать аккуратнее: активнее множить число сторонников и менее рьяно уничтожать политических противников, особенно не таких активных, вроде твоего дяди. Что же, остаётся надеяться, что твой путь не обернётся крахом для нашего народа.
Толан следовало бы отпрянуть, но она как завороженная продолжала смотреть на Джарина, точно пыталась растянуть этот момент. Тишина звенела в ушах, и было слышно только их дыхание.
- Теперь все будет хорошо, - уверенно проговорила женщина. – А мне пора идти, я больше ничего не могу сделать. Для нас обоих эта история скоро закончится, - Илама отвернулась, чувствуя, как дрожат ее руки.
- Подожди, - Джарин мягко, но быстро поймал женщину за руку. По его лицу было видно, что он хочет о чём-то попросить, но заданный вопрос был довольно банальным, - скажи... что теперь будешь делать ты? Что дальше?
Илама не сопротивлялась и не пыталась убежать. Может быть, потому что понимала, что это их последний разговор, и больше она Джарина не увидит. А, может быть, потому что все еще испытывала к нему чувства…
- Я не знаю, - призналась она. – Совсем недавно я думала, что моя жизнь закончена, и теперь не знаю, что с ней сделать. Я даже не знаю, что буду делать через несколько часов, не говоря уже о чем-то более серьезном. Я больше не служу в Центральном Командовании, не работаю на Военную Академию или проект, и, наверное, могу делать все, что захочу, - грустно усмехнулась Илама.
- Может, тебя ещё восстановят, - предположил бывший дипломат, подходя ближе и кладя свои ладони Толан на плечи, - может быть, даже наградят за верную службу нынешнему правительству. Но на любые формальности нужно время, так что не делай выводов заранее.
- Не уверена, что мне самой это нужно, - Илама вздрогнула от прикосновения. – Но я не знаю, что вообще мне нужно. Могу ли я делать то, что хочу, и что вообще хочу. Зато я чувствую, что больше никому и ничего не должна, и нет никого, кто сказал бы мне, что делать дальше – это странная пустота, и я не знаю, что с ней делать. 
- Бедная, запутавшаяся Илама, - без тени сарказма произнёс заключённый, подходя вплотную к женщине и заключая её в объятья. - Не бойся меня, если бы я хотел тебя убить, то давно бы уже что-то предпринял, потому что возможностей за этот короткий разговор было очень много. Мне жаль тебя: ты так яростно боролась со мной за свою свободу, так хотела победить страшного и коварного врага, и вот свершилось - ты свободна, твой враг доживает последние дни, но ты сама теперь не знаешь, как жить дальше. Я видел такое много раз: у сослуживцев, да и просто у случайных людей. Когда-то я даже сам через подобное прошёл. Знаешь, что мне помогло обрести, как говорится, землю под ногами? Цель. Но не простая цель, а такая, которой невозможно достигнуть за одну жизнь. Если в твоей жизни только мелкие, легко достижимые цели, то потом, когда ты их рано или поздно достигнешь, у тебя больше не останется ни одной причины жить дальше, и твоему существованию смогут посочувствовать даже смертельно больные и осуждённые на казнь преступники.
- Почему ты мне это говоришь? Почему не хочешь отомстить мне? - прошептала кардассианка. – Ты же должен меня ненавидеть! И я… должна тебя ненавидеть, - она не вырывалась из объятий – и не только потому, что Джарин был сильнее.
- Должна, - кивнул Джарин, - и ненавидишь - сама так недавно говорила. Но, очевидно, не настолько сильно, чтобы радоваться тому, что совсем скоро в застенках Ордена от меня будут медленно отрезать по кусочку кожи, прижигая оголившиеся ткани какой-нибудь кислотой, чтобы больнее было. И я тоже должен, наверное, тебя ненавидеть, потому что ты не просто сделала так, что жить мне осталось не очень долго, но ещё и лишила эти последние дни какого-либо смысла - я вновь потерял цель. Вот только месть ничего мне не даст - я даже удовольствия не получу, отомстив тебе. Только не спрашивай, почему именно - ответ такой же, как на вопрос, почему ты веришь мне сейчас, а не вырываешься изо всех сил, истошно вопя, чтобы охранники за дверью услышали.
- Я могу просить, чтобы тебя не пытали, - Толан опустила голову, ее голос звучал совсем тихо, - но едва ли меня послушают. Или ты сам можешь пойти навстречу суду и все рассказать. Если ты будешь сотрудничать… может быть, тебе удастся избежать этих мучений.
- Не поверят, - проворчал Джарин, и Илама почувствовала, как он помотал головой, - или поверят, а потом всё равно будут пытать - наша организация попортила жизнь оч-чень многим и в Ордене, и в Командовании, и в совете Детапа. И эти очень многие, в отличие от меня, жаждут хоть кому-нибудь отомстить. У меня была одна-единственная надежда избежать всего этого  - яд, который я привёз с собой как раз на случай захвата и который я храню за задней стенкой терминала в моей каюте. Но я оплошал, - мужчина цинично усмехнулся, - когда я старательно уничтожал улики в наших с тобой каютах, чтобы избежать удара по себе и, возможно, подготовить какую-нибудь почву для твоего спасения - например, заявив, что твоим поведением управляли дистанционно - у меня просто не было времени его достать. А ещё я недооценил готовность федеральной СБ наплевать на дипломатическую неприкосновенность…
- И ты хочешь, чтобы я тебе его принесла? – Илама отстранилась, пристально глядя в глаза кардассианцу. – Я тебе не верю, Джарин. Это очередной твой план – не знаю, кого и как ты собираешься переиграть, но я больше не буду тебе помогать!
Джарин не сдержал улыбки:
- Там одна таблетка, Илама, и хватит её только на одного меня. Чтобы как-либо кого-либо переиграть, мне нужен способ убить очень многих: всех СБ на Терок Нор или весь экипаж "Виетора" - с порцией быстродействующего яда на одного взрослого кардассианца даже я не смогу это сделать. Даже с полным комплектом ручного оружия из арсенала крейсера класса “Галор” не смог бы - я же один, и никто мне не станет помогать, так что... - он развёл руки, демонстрируя своё полное бессилие.
- Это было бы так просто и безболезненно, - задумчиво проговорила Толан, вспоминая свое вчерашнее решение. – И все проблемы бы сразу же решились… Но Кардассия бы не смогла тогда наказать тебя, а все пострадавшие – увидеть справедливость нашего суда в действии, - ее губы дрогнули в быстрой улыбке. – Даже не знаю, смогу ли я оказать тебе такую щедрую услугу. Ты мне умереть не позволил.
- Не позволил, - кивнул Джарин, - а потом ещё и убедил своё начальство дать тебе ещё один шанс, а не действовать против твоей семьи сразу. В любом случае, тебя не пытки в застенках Ордена ждали, а сытая жизнь в комфортных условиях, а заодно и стремительная карьера, пусть и под моим присмотром.
Он притянул Иламу к себе и прошептал, глядя прямо в глаза:
- А как бы сильно ты меня ни ненавидела, это всё равно несопоставимые вещи, так ведь?
- Это очень близкие понятия, - одними губами проговорила она в ответ, подаваясь вперед.
- Ну что же, тогда считай это моей тебе местью, - тяжело дыша, прошептал Джарин и жадно поцеловал Иламу.
Вечность спустя Толан все же оттолкнула от себя Джарина. Она выглядела растерянной и сбитой с толку, словно поверить не могла, что это и правда сейчас произошло. Она ведь пришла сюда не для того, чтобы целовать Джарина!
- Этого не должно было произойти, - решительно проговорила женщина, разворачиваясь и решительным шагом направляясь к двери.
- Я пришла, потому что хотела сказать другое, - ее голосу вернулась уверенность, хоть дыхание и было еще немного сбившимся. - Я прощаю тебя, Джарин Дохиил, и надеюсь, что ты поймешь и примешь свое наказание.
- Много чего не должно было произойти, Илама, - смиренно ответил бывший дипломат, - и мне бы очень хотелось, чтобы у нас с тобой всё было иначе. Правда, хотелось бы. И я рад, что ты... что ты меня простила. Я тоже прощаю тебя и... желаю тебе всего наилучшего.
Илама еще пару секунд внимательно изучала Джарина, будто пытаясь понять, говорит ли он правду хотя бы сейчас, после чего кивнула и стремительно вышла. Дверь за ней тут же закрылась.
Как только дверь закрылась, Джарин подошёл к ближайшему креслу и рухнул на него, запрокинув голову назад и нетерпеливо разминая руки. Мысли путались как из-за выпитого канара, так и из-за прощания с Иламой, но бывший гал твёрдо настроился на то, чтобы вернуть свои эмоции под контроль. Невзирая на то, что жить ему оставалось, скорее всего, недолго, он вновь ощущал прилив сил и... цель. Просидев неизвестное количество времени в таком положении, он, наконец, поднялся, реплицировал ещё одну кружку чая, тут же уничтожил её и создал кружку крепкого рактаджино. Выпив его, он направился под холодный, по кардассианским меркам, душ, стремясь как можно скорее прогнать состояние опьянения - в этот день ему хотелось быть максимально трезвым.
_______
С Джарином
Offline  
29 Ноября 2017, 09:24:27 #113
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Жилое кольцо - > “Кварк’с”

Делас и Акрита не успели еще покинуть жилое кольцо, как дельта ромуланки издала звук входящего вызова.
- Ракар вызывает Делас.
- Слушаю, - ромуланка отозвалась тут же, но звучала как-то безрадостно. Она уже успела значительно отстать от Акриты и теперь потеряла ее из виду за одним из поворотов коридора.
- Делас, если ты еще не завтракала, приходи в "Кварк'с", ну или любое другое место по твоему выбору. Если завтракала, то все равно приходи, я жду на Променаде. Или скажи, куда мне подойти, - сказал Ракар обычным деловым тоном.
- Ты хочешь со мной позавтракать? – удивленно и радостно переспросила Делас. – Я сейчас буду! Да, сейчас буду в Кварк’c!
- Хорошо, жду, - ответил улан, и связь отключилась.

***

Когда Делас пришла в "Кварк'с", Ракар стоял у стойки бара. Заметив девушку, он помахал ей призывно рукой. В зале было не много посетителей, и ромуланец сказал:
- Я сделал заказ на двоих, выбирай столик. Впрочем, если хочешь инопланетных экспериментов, то тут я не смогу угадать, закажи сама.
- Я доверяю твоему выбору. Хотя вообще я люблю экспериментировать: едва ли что-то может быть хуже горячего рыбьего сока, - широко улыбнулась Делас, подходя ближе. Она указала на столик на двоих вдали ото всех в самом углу первого яруса. – Сядем туда?
- Да, - кивнул Ракар, - отличное место.
Ференги выдал заказ Ракара на стойке, и ромуланец сам понес поднос к столику, который указала Делас.
- Не люблю я это обычно, когда слуги приносят то, слуги приносят это, я люблю сам, - объяснил улан, расставляя тарелки и напитки на столике на двоих. – Пусть все будет сегодня утром по-ромулански, рыбный сок – это ужасно.
Ракар сел спиной к стенке бара, так, чтобы ему было видно все, что происходит, и никто не мог бы зайти за спину, и с улыбкой посмотрел на Делас.
- Ты его тоже пробовал? – рассмеялась Делас, из-под ресниц глядя на Ракара. Но ее взгляд быстро посерьезнел: - Так зачем же ты меня позвал? Как бы мне ни хотелось верить, что ты изменил свое мнение и решил устроить свидание… я все же этому не верю.
- Делас, это просто завтрак, - ромуланец не переставал улыбаться, одновременно внимательно рассматривая лицо девушки, - заодно поговорим. В конце концов, ты хотела сюда, и я позвал тебя. Как прошла ночь в каюте с федератами? Я видел утром, что не разбудил тебя, они хорошо себя вели?
- Жаль, - резюмировала Делас, приступая к своему завтраку. – Но попробовать стоило. С моими соседками все в порядке, они не выглядят агрессивными. Не думаю, что они смогут причинить мне вред.
- Да, они вполне нормальные, все будет хорошо, - согласился Ракар, и взял свежий фрукт с тарелки, - ах да, чуть не забыл, - ромуланец залез в карман и вытащил падд, положил его на стол ближе к Делас, - ты вчера выронила его в ангаре 13, а потом слишком поспешно убежала.
Делас застыла с так и не донесенной до рта вилкой.
- Так это ты его нашел? – она запнулась и посмотрела на Ракара округлившимися от ужаса глазами. – Т-ты его читал?
Ракар перестал улыбаться уже в тот момент, когда вынимал падд. И теперь он просто смотрел на Делас мягко и по-доброму.
- Буду честным, - вздохнул ромуланец. – Читал. Ты знаешь, где я работаю. Но ничего не бойся, все что я прочитал, принадлежит тебе. И нет ничего плохого в том, что я узнал тебя лучше, нет ничего плохого в том, что я это прочитал, хотя бы таким образом. Ничего не бойся, это не выйдет во вне.
Делас опустила взгляд и сжала плечи, отчего еще больше стала похожа на побитого воробья. Она схватила падд и прижала его к груди, не решаясь поднять взгляд на Ракара.
- Мне плевать, если бы это прочитали остальные. Но ты не должен был видеть, - пролепетала она совсем тихо.
Ракар отложил еду, протянул левую руку через стол и коснулся плеча Делас.
- Почему? – тихо спросил он, - почему не должен? Я понимаю, что личное … и прочее, но я не сожалею. Мне кажется, что иногда бывает важно, когда некоторые вещи – разделены с кем-то. И я запомню их. Объясни, почему?
- Потому что там написано о тебе, - Делас не поднимала головы. – Но ты ясно дал понять, что между нами ничего не может быть. И теперь я должна делать вид, будто ничего не чувствую и будто бы все в порядке, и мы просто друзья… Я знаю, что не умею нормально выражать свои чувства, и мои стихи – просто дурацкая попытка что-то сказать, но не тебе – ты ведь и так все знаешь, и что с того… - она шмыгнула носом.
Ракар опустил взгляд, но не отпустил руку.
- Не дурацкая попытка, вовсе не дурацкая, - тихо сказал он, - и я благодарен что … видел это. Я тоже не умею со всем этим справляться, что-то выражать толком иногда, но, Делас, Империя превыше  всего. Я принадлежу Империи, я ее солдат, и это меня вдохновляет.
Ракар опустил руку, взялся за вилку.
- Когда-нибудь ты точно разочаруешься во мне, потому что ты даже не представляешь, на что я способен.
- Мы все служим Империи, - вздохнула Делас. - Но разве это мешает влюбляться и заводить семьи? С другими ромуланцами, конечно.
Она, наконец, оторвала падд от груди и спрятала его в своей аптечке.
- И на что же ты способен? - Делас осторожно улыбнулась. - Чем ты сможешь меня удивить? Напомню, что именно из застенок Тал Шиар в нашу лабораторию поступали самые интересные образцы...
- Не мешает, - кивнул Ракар и опустил голову, - но в служении можно найти забвение. Иногда, лучше не знать, Делас. Не важно, - Ракар снова посмотрел на девушку, - давай лучше вот что – поговорим серьезно. Знаешь, это большая удача, что мы на федеральной станции, здесь много возможностей, и я могу сделать для тебя куда больше, чем … чем что-то иное. Мы можем попробовать поискать федеральные исследования ромуланской физиологии. Что если ответ и решение твоей проблемы найдется здесь? Скажи, что с тобой, в каком направлении искать? Прошу, сделай это для меня. Я хочу, чтобы у тебя было будущее.
- Ты думаешь, что у федератов может быть больше информации о нашей физиологии, чем у нас самих? - недоверчиво переспросила Делас. - По последним сведениям, которые поступали в нашу лабораторию, эту болезнь они ещё не учились лечить. Как, впрочем, и мы, но мы делаем большие успехи - поэтому информация о моих исследованиях ни в коем случае не должна просочиться за пределы Ромуланской империи. Теперь тебе понятно, почему я это скрываю?
- Лечить не учились, возможно, но могли учиться ее провоцировать, всякое, знаешь, бывает, - Ракар говорил тихо, глядя на Делас, - я прекрасно понимаю, почему ты скрываешь, но не надо скрывать от меня. Твое падение в конце брифинга… это было уже куда сильнее, чем просто трудно взбираться по длинной лестнице. Тебе стало хуже после прилета на станцию?
- Нет-нет, это так, мелочи, - беспечно махнула рукой Делас. – Я никогда не отличалась особой ловкостью, подумаешь. Это могло случиться с любым!
Она опустила взгляд в свою тарелку и в тишине принялась ковырять завтрак.
- Я могла бы тебе сказать, но как я могу быть уверенной, что твой вулканский друг не узнает?
______________
Совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
29 Ноября 2017, 09:24:59 #114
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
“Кварк’с”

Ракар чуть сузил глаза, само собой, в мелочи и беспечность он не поверил.
- А откуда ты можешь знать, что все эти слова - "вулканский друг", "любовь" и все такое прочее в моем исполнении – не являются частью хорошо спланированной игры? Что если это виртуозный рисунок и многоходовый план? Игры, единственной целью которой является благо нашей Родины? Просто поверь мне, Делас.
- Я не могу знать, - улыбнулась Делас. – Я просто решила тебе поверить. Возможно, это была моя ошибка.
Она сделала большой глоток из своей чашки, отставила ее и внимательно посмотрела на Ракара.
- Ты что-нибудь слышал о синдроме Тувана? Обычно им заболевают в зрелом возрасте, но мне повезло получить его с рождением – подарок от матери. Все были уверена, что я умру в младенчестве, но я пережила и ее, и все поставленные мне сроки, - с какой-то гордостью проговорила ромуланка. – Мы сделали большие успехи в облегчении симптомов, я уже несколько лет работаю над лекарством, но пока лечить его мы так и не научились. Надеюсь, я утолила твое любопытство?   
Ракар болезненно поморщился и прикрыл глаза на секунду. Это действительно было неизлечимо и безнадежно.
- Это не любопытство, Делас, - сказал он, механически ковыряясь в собственной тарелке, - да, слышал, один мой бывший начальник тоже… и он еще жив. Я сожалею. Так, - Ракар собрался внутренне и вернул взгляд на девушку, - тебе нельзя стоять рядом то ли с федеральными фазерными батареями, то ли с двигательными установками федеральных кораблей, чтобы не попасть под их излучение. Далее – нужна лаборатория, и этот вопрос нужно решить как можно быстрее, на брифинге сегодня. Если нужны будут ткани и кровь других рас – мы попробуем все достать. Ты пережила все сроки, вопреки всему, а значит – уже сломала известные вероятности. Ни в коем случае не отчаивайся.
- Наверняка твой начальник жив в том числе и благодаря нашим поддерживающим лекарствам, - рассмеялась Делас. – Я прекрасно знаю, что и как мне делать – не забывай, я живу с этим всю жизнь. И я как раз планировала попросить координатора Рилл выделить лабораторию сегодня. На Кардассии я уже успела оборудовать очень удобную лабораторию. Может быть, коммандер Планкс сможет мне как-нибудь переправить ее часть… - задумчиво проговорила она, а потом серьезно посмотрела на Ракара: - Ты же понимаешь, что если кто-нибудь узнает, нас обоих ждет общение с твоим Тал Шиаром? И я знаю, что бывает после такого общения – обычно его результаты оказываются в нашей лаборатории!
- Да, Делас, я все знаю, - Ракар потер висок, - посылку с Кардассии мы можем попросить.
И ромуланец почувствовал острое желание перевести тему.
- Кстати, ты вчера ушла с брифинга вместе с кардассианцем, вернее он за тобой побежал. Тебе удалось узнать от него что-нибудь из подробностей о вчерашнем?
- Да, мне все известно, - кивнула Делас, допивая чай. – Ничего серьезного, можешь не волноваться. Точнее, ничего, связанного со здоровьем или угрожающего жизнью. И он не придет сегодня на собрание. Личные проблемы, все такое. Не думаю, что нам стоит туда лезть. Он оказался не таким хорошим человеком, как ты считал, - тихо добавила она.
Ракар усмехнулся.
- Делас, хороший он или плохой человек – вещь второстепенная. А первостепенная вещь – что он является официальным представителем Кардассии на проекте, и этим интересен. Крайне интересен и крайне полезен. И если уж мы тут – нам нужно лезть в любые личные проблемы, и пробовать решать их, потому что никогда заранее не знаешь, что принесет пользу Ромулу. Информация рано или поздно – решает все. Впрочем, - Ракар чуть нахмурился, - что случилось? Он некорректно повел себя с тобой?
- Все уже в порядке, - Делас безразлично пожала плечами. – Я разобралась. Но у меня нет желания решать его личные проблемы и помогать. А они именно что личные, семейные и никакого отношения к проекту не имеют. И если Джез Тенма по какой-то своей причине откажется участвовать в проекте… тогда, я уверена, Кардассия пришлет нового участника, а может быть и двух – идеальных и без каких-либо пятен на репутации. Думаю, после того, как ваш кардассианский координатор оказался убийцей, они будут очень тщательно подходить к выбору новых кандидатур. Нам еще не пора на собрание? – опомнилась ромуланка.
Ракар глянул на хронометр:
- Еще есть немного времени, успеем, - а затем прищурился и внимательно посмотрел на Делас.
- Это все так, пришлет. Но Тенма не просто участник, его отец гал, и мне, нам… нужны связи, определенные связи и способы управления в будущем. Все это куда больше чем личные отношения. Делас, ты что-то знаешь, и мы должны быть заодно. Почему он не придет на брифинг? Почему он может отказаться от участия? Какие пятна на репутации ты имеешь в виду?
- Пф, значит следующий участник будет с отцом-легатом или матерью из Обсидианового Ордена, - хмыкнула Делас. – Кардассия кого попало не присылает, не такие уж они и дураки! Он не придет на собрание, потому что он так мне сказал. А отказаться от участия он может из-за той тайны, которую этот Глессин вместе с Тенеком от него скрывали. Маленький неприятный кардассианский секретик, который может уничтожить его карьеру. Если хочешь, сам его пытай – ты же умеешь добиваться ответов, - улыбнулась ромуланка и поднялась со своего места. – Не стоит опаздывать. 
- Вы как будто с Тенеком сговорились. Одни сплошные врачебные тайны, - Ракар смотрел на Делас снизу вверх, - хорошо, я сам поговорю.
Ромуланец поднялся из-за стола.
- Пойдем. Не будем опаздывать.
Новый день, кроме всех известных сложностей бытия принес Ракару еще одну неприятность – легкое отвращение к самому себе, впрочем, с этим он мог справиться, в отличие от всего остального.
- Она не врачебная, - рассмеялась Делас, следуя за Ракаром. – Я же говорю, что ваш Тенма абсолютно здоров. Но она кардассианская, так что пусть они сами с ней разбираются.
- Вот уж нет, - прошептал Ракар, наклонившись к уху Делас, - кардассианские, федеральные, клингонские, ференгийские и прочие тайны – по моей части. Я собираюсь исполнять свою работу в лучшем виде.
_______________
Совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
29 Ноября 2017, 11:44:56 #115
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., утро
Лазарет


После презентации Тенек занялся запланированными с вечера делами. Совсем уж ежесекундно находиться на людях не получилось, но он постарался свести минуты одиночества к минимуму. Не так их было и много: он отнёс трикодер на «Анадырь», скопировал с компьютера в медотсеке свежую медицинскую информацию (начиная со старта регаты) и перебрался в лазарет, чтобы внести новые данные в медицинские карты. Он и так с этим затянул, но что делать, если убийство коммандера и требования товарищей насчёт безопасности самого Тенека смешали все планы?
В одиннадцатом часу утра в дверях лазарета снова появилась Акрита. Вид у нее был задумчивый и немного растерянный, как довольно часто в последние дни. Увидев, что Тенек работает, она нерешительно остановилась на пороге.
Услышав шаги, Тенек поднял голову и выжидательно посмотрел на Акриту. Андорианка топталась на пороге комнаты, и вулканец заговорил сам:
– Входите, мисс Акрита. Случилось что-то непредвиденное?
- Простите, что отвлекаю, - Акрита подошла ближе. – Нет, ничего такого не случилось, просто я…
Она нахмурилась и заговорила тише:
- Тенек, вот вы ведь сами говорили, что бездействие иногда может оказаться большой ошибкой. Вероятно, я зря беспокоюсь и ничего в этом не понимаю, но мне кажется, что с нашей новой коллегой что-то странное. То ли она перенервничала со всеми последними событиями, то ли не совсем здорова. Но мне особенно странно то, что она ведь вроде как врач, и почему-то ничего с этим не делает…
– Ещё восемь с половиной минут, и я буду готов выслушать вас, подождёте?
- Да, конечно, - охотно кивнула Акрита.
На самом деле, ей хотелось бы поставить Тенека в известность о состоянии Тенмы тоже, но, в отличие от Делас, кардассианцу она обещала, что никому не будет говорить. С другой стороны, вулканец ведь и так все знал, Акрита теперь не сомневалась в том, что та медицинская тайна и есть факт его нечистокровного происхождения. Именно обдумыванию этой дилеммы андорианка посвятила отведенные ей восемь минут ожидания.
Тенек закончил быстро, как и обещал, и выйдя вместе с Акритой из лазарета попросил её всё обстоятельно рассказать.
– Как я понял, вы говорите о мисс Делас, – уточнил он. – Если вы заметили что-то, указывающее на неё нездоровье, я хотел бы знать это и во всех подробностях.
- К сожалению, я не очень разбираюсь в таких вещах, - кивнула андорианка, нахмурилась, пытаясь вспомнить подробности и то, что могло оказаться важным. – У нее часто дрожат руки, и двигается она иногда как-то… не так, как все. Как будто ей трудно или что-то в этом роде. Сначала я думала, что это из-за нервов, может, так оно и есть, мне раньше вообще не приходилось общаться с ромуланцами, до прилета на эту станцию. Вчера во время разговора она закашлялась, и это тоже мне показалось странным. У нее ведь своя аптечка на все случаи жизни. Или это действительно особенность ромуланской физиологии?
Про ссадины на руках Акрита рассказывать не стала, тем более что их как раз Делас вполне качественно залечила.
– Это совершенно точно не особенность ромуланской физиологии, – покачал головой Тенек, – у здоровых ромуланок, как и у здоровых вулканок, руки не дрожат, и кашель тоже не является обычным делом. Вы не заметили, мисс Делас пользовалась какими-нибудь медикаментами? Её аптечка просто есть у неё в багаже, или мисс Делас достаёт и держит под рукой какие-нибудь лекарства?
- Достает, и держит, - не вполне уверенно согласилась Акрита. – Я видела у нее гипоспрей сегодня утром, скорее всего она им пользовалась, но я не спрашивала, конечно. Я подумала, вдруг ей нужно что-нибудь из лекарств, предложила достать в нашем лазарете, но она сказала, что у нее все есть. А это вообще… из-за чего так может быть?
В лице Акриты даже без знания андорианской мимики читалась тревога. Конечно, она знала одно обстоятельство, которое могло очень сильно расстроить Делас и, теоретически, довести ее до нервного срыва или чего-то в этом роде, но это уже было настолько личное, что о таком вовсе не хотелось говорить за глаза.
Тенек снова покачал головой:
– Я не знаю, слишком много вероятностей. Но я приму ваши слова к сведению, и, если это окажется возможным, постараюсь оказать мисс Делас посильную помощь.
Вулканец внимательно посмотрел на Акриту. Андорианка была очень возбуждена. Для вулканца вся эта ярковыраженная мимика, да ещё и с «жестикуляцией» антенн была примерно так же информативна, как монитор с пятидесятипроцентными помехами. Осознав, что он снова потерпел поражение в попытке разобраться в бурных эмоциях, Тенек решил спросить прямо:
– Вы взволнованы. И я не могу идентифицировать характер вашего беспокойства. Это из-за мисс Делас? Или у вас какие-то собственные затруднения?
- Из-за нее, да, - вздохнула Акрита.
Она только сейчас вспомнила, что Тенеку трудно интерпретировать проявления эмоций и оценить их важность в данной ситуации. Отчасти она сама его понимала – ей тоже приходилось сталкиваться с тем, что с ходу не определишь, действительно ли у человека что-то случилось, или он просто привык на все бурно реагировать. Сейчас, на самом деле, она была рада, что вулканец спросил прямо. Попытка ответить ему стала бы и для нее возможностью понять настоящую причину.
- Нет, собственных затруднений у меня нет, - Акрита еще пару секунд формулировала мысль. – Просто понимаете, я в определенной степени вижу свою вину перед ней. Она ведь тоже эмоциональная, она чувствует, как к ней относятся окружающие, и после всего, что случилось на регате, я не могла совсем не обижаться на нее и сразу сделать вид, что ничего не было. Но на самом деле, вчера вечером и сегодня утром она показала себя с хорошей стороны, адекватной, интересной личностью, она хочет, чтобы с ней дружили и жалеет, что не может это доказать. Я ей сказала, что буду относиться к ней, делая выводы из настоящего, а не из прошлого. Что любые ошибки можно исправить. Не знаю, насколько это ее утешило. Ну и еще у нее, видимо, в личной жизни что-то не ладится, - андорианка опустила голову. – И Тенма ее чем-то успел обидеть. В общем, мне кажется, из-за всего этого, и из-за внезапного переезда она действительно могла переволноваться, и в таком случае я отчасти виновата в ее самочувствии. Но я честно не знаю, как ей помочь. И еще она сказала, что вы ее почему-то терпеть не можете. Наверное, тоже из-за регаты.
Теперь, когда Акрита высказала терзавшие ее мысли, она успокоилась и смотрела на Тенека почти с надеждой.
– «Терпеть не могу»? – Тенек повторил эту формулировку в явном недоумении. – Мисс Делас – не голод и не жажда, чтобы её терпеть. Как я уже говорил, ромуланская леди очень импульсивна, к тому же у неё, кажется, избыточно развита фантазия. Я объективно оцениваю её прошлые поступки и так же объективно собираюсь оценивать будущие. Как вы понимаете, такая оценка целиком и полностью зависит от самих поступков.
Пару секунд Тенек подумал, не будут ли следующие его слова нарушением данного Ракару обещания молчать, и решил, что не будут: то сканирование, которое Тенек сделал на «Амазонке» отнюдь не было секретным.
– Не думаю также, что вы являетесь причиной нездорового состояния мисс Делас. Я сканировал её во время регаты, и обнаружил, что её жизненные показатели находятся возле нижней границы нормы. В любом случае это состояние началось задолго до значимого общения с вами.
Акрита снова вздохнула. Почему-то некстати вспомнилась Квинтилия, которая уверяла, что у нее все под контролем, тогда как… Андориака отогнала эту мысль, но все-таки спросила:
- А если она считает, что такое состояние нормально? Мне кажется, лечить ее в любом случае будет непросто, вряд ли она решится в ближайшем времени нам доверять. А про поступки я ей сказала тоже самое, что и вы. Надеюсь, мы все-таки сможем ее убедить в этом.
– Если бы она считала, что её состояние нормально, не держала бы под рукой медикаменты, – возразил Тенек. – Скорее, она не доверяет нам, точнее мне, и считает, что раз она – медик, то сама сделает всё необходимое. Она неправа. В серьёзных случаях даже медик не должен лечить себя сам, во всяком случае – делать это в одиночку. Слишком велик риск потерять объективность, даже у вулканцев.
- А может быть, это еще из-за смены климата? – предположила Акрита. – Все-таки у них на Кардассии жарко и влажность другая была. Как вы думаете, Тенек, стоит мне с ней поговорить про это? И как вообще нам себя вести? Я понимаю, тут все связано с эмоциями, но если честно, предсказать ее реакцию мне в данном случае не легче, чем вам. И еще мне кажется, что недоверие ее относится не только к вам, ведь вы не единственный медик на станции, она могла бы просто прийти в лазарет или обратиться к медсестрам. Конечно, возможно, она просто не успела еще…
– Я думаю, вам не стоит слишком давить на неё с расспросами, это только усилит недоверие, – предположил Тенек. – Было бы хорошо, если бы вам удалось расположить её к себе. Возможно тогда она согласится с вами поговорить. Мои шансы на это исчезающе малы.
- Понимаю, - Акрита понуро опустила антенны. – я попытаюсь. Но вы тоже как-нибудь… хотя бы понаблюдайте, насколько можно, хорошо? Я ведь совсем не разбираюсь в этом и могу не отличить повышенную импульсивность от чего-то серьезного.
– Я понаблюдаю, – пообещал Тенек, – но надо оценивать ситуацию реалистично: мисс Делас навряд ли обратиться ко мне за помощью. И дело здесь не только в том, что я слишком прямо и откровенно дал оценку её действиям во время регаты: мисс Делас очень похожа на тех ромуланцев, которые рассматривают вулканцев как ущербную, низшую расу. Я хотел бы, чтобы это не подтвердилось, но следует учитывать, что у себя дома именно это каждый ромуланец слышит о нас с незавидным постоянством. Неизвестно даже, кто стоит ниже в их расовой иерархии – ремане или мы.
- Наверняка, к другим расам у них общепринятое отношение не намного лучше, - невесело усмехнулась Акрита. – Видимо, Ракар в этом плане совсем нетипичный ромуланец. Спасибо, Тенек. Будем вместе пытаться, может быть, хотя бы в рамках проекта мы как-нибудь сможем победить такие предрассудки.
Она подумала о том, что их проект, пусть не глобального масштаба, без перспектив влияния на политику государств, станет бесценным и неоценимо важным, если на его счету окажутся спасенные жизни. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда ничего нельзя сделать даже объединившись и доверившись друг другу, и на такую вероятность Акрита тоже не могла закрыть глаза, особенно после того, что случилось с коммандером Мори.
- Тогда не буду больше вас отвлекать. И рада, что пока наши опасения касательно нападения на вас не подтвердились, - андорианка чуть улыбнулась, на этот раз совершенно искренне.
– Вы не отвлекали, – серьёзно ответил ей вулканец. – Это относится к моим прямым обязанностям, и я думаю, что ваша информация очень важна.
Акрита задумчиво покачала головой.
- Хочется верить, что так, - сказала она. - До встречи на собрании, Тенек. Спасибо вам.
– Не стоит благодарности. Увидимся на собрании.

_______
с Тенеком


смешная девочка с маяка (с)
Offline  
30 Ноября 2017, 11:05:48 #116
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


-...Ты правда считаешь, что так хорошо?
Квинтилия задавала этот вопрос Самрите уже как минимум десятый раз, пока они шли от Променада до Стыковочного кольца. У девушек как раз хватало времени, чтобы зайти в парикмахерскую и к портному. Самрита подровняла челку, но едва ли это можно было считать кардинальной сменой имиджа. Квинтилия изменилась сильнее - ее волосы стали еще чуть короче, но зато более ровно подстрижены, и даже, кажется, немного светлее, и вцелом это уже напоминало аккуратную прическу. Ее веки, ресницы и губы были слегка тронуты косметикой, но это выглядело естественно и ненарочито. Поиски стиля в одежде еще следовало продолжить, но в этот раз на Квинтилии было небесно-голубое платье, состоящего из приталенного корсажа с длинными рукавами и прямой юбки чуть выше колен. Рукава, вырез и подол были украшены кружевом, но оно было того же цвета, что и основной материал платья, поэтому цветочный узор не очень бросался в глаза. С большим трудом в этом можно было узнать платье Самриты, в котором она появлялась несколькими днями ранее.
- Да-а-а, - деланно устало, но довольно подтвердила Самрита, которая гордилась результатом и заслуженно приписывала его в том числе и себе. – Намного лучше! Тебе идет этот цвет - вот уж не думала, что мой наряд получит второе рождение… но ему так, пожалуй, даже лучше. Посмотрим, что скажет на это изменение Ракар! - она подмигнула Квинтилии.
-Нет! - Квинтилия даже отшатнулась от Самриты, - Ты думаешь, он заметит? Может, я слишком симпатичная? Я совсем не хочу привлекать ничье внимание. Я просто… хочу быть нормальной и как все.
Девушки почти дошли до ангара 13.
- Э… Нет. То есть да, - Самрита выглядела сбитой с толку. – Я просто думала, что между вами что-то есть… Я не права? В общем, нет, ты выглядишь совершенно нормально, но это все заметят, потому что до этого ты выглядела… чуть менее нормально, - дипломатично выкрутилась землянка. – И этим тоже привлекала внимание. 
-Нет, ты не права, - ответила Квинтилия и покраснела, а затем прошла в двери ангара и начала оглядываться по сторонам, подмечая, кто уже пришел на собрание, а кто еще нет.
Пока на месте были только Крим Анжар, Брол Арко, Хена и Жантарин. Глядя на это, Квинтилия вздохнула, а затем снова обратилась к Самрите:
-Мне очень нужно кое с кем поговорить до начала, но я пока их здесь не вижу. Я подожду у входа, чтобы не пропустить их. Ты можешь идти садиться, если хочешь.
- На самом деле я тоже хотела дождаться Освальда, - проговорила Самрита, направляясь к двери, - но, если у тебя какие-то секреты, я подожду внутри. Кстати… Я ведь могу рассчитывать на тебя сегодня вечером? Я хочу устроить вечеринку, и мне пригодится твоя помощь.
 -Конечно, - без особого энтузиазма ответила Квинтилия, - Это ведь твой социальный эксперимент, да? Где ты хочешь ее устроить?
- И социальный проект, и одна хорошая новость, о которой я объявлю чуть позже, - довольно кивнула землянка. – И просто возможность для всех потанцевать, отдохнуть и расслабиться. Но я еще не решила, где ее проводить – моя каюта слишком маленькая, и М’Кота может быть недовольна. Голодек – слишком скучно, мы и так торчим там целыми днями с нашими презентациями. Может быть, этот ангар, если отодвинуть стол… Да, там должно быть достаточно места. Или у тебя есть идея получше?
Трилл снова заглянула в ангар.
-Нет, идей нет. А мы должны спросить разрешения у кого-нибудь?
- Я думаю, мы как минимум должны поставить координатора в известность, - задумчиво проговорила Самрита. – Но Утара Рилл не выглядит слишком строгой и вряд ли запретит нам устроить небольшой праздник. Я не боюсь ее так, как боялась Толан.
-Толан может быть… более человечной, - негромко произнесла Квинтилия, - Мне кажется, я видела ее мягкую сторону. Но потом она предала нас всех. Разбираться в людях - очень сложно.
Девушка помолчала, а затем продолжила громче, резко сменив тему:
-Надеюсь, координатор Рилл не опоздает, мне нужна как раз она.
- Да уж, не хочу об этом даже думать, - Самрита передернула плечами. – Не буду тебя отвлекать.
С этими словами она скрылась за дверью ангара, гадая, зачем Квинтилии могла понадобиться советник Рилл. В зале Баккер заняла то же место, что и в прошлый раз, и принялась нетерпеливо ждать Освальда – она хотела много чего ему рассказать. 
__________
С Квинтилией
Offline  
30 Ноября 2017, 11:24:44 #117
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Ракар шел рядом с Делас к ангару 13 и смотрел себе под ноги. Не история с Тенмой заботила его, а синдром Тувана, и что и как он сможет или не сможет сказать Тенеку, и был ли в этом смысл или все было безнадежно. Федерация не сможет помочь, да и сможет ли вообще хоть кто-нибудь? Нужно было создать все условия для возможности продолжения исследования, это куда правильнее, чем бессмысленные просьбы. За несколько метров от входа в ангар Ракар поднял голову, увидел Квинтилию и синдром Тувана отступил в самый дальний угол сознания, почти исчез. Ракар забыл обо всем. Он так и шел теперь неотрывно глядя на девушку – трилла в небесно-голубом, и думал о том, что он не может… ничего не может. Не может сказать как красиво она выглядит, как он восхищен и потрясен, как ему это нравится. Вернее, он может, но куда хуже то, что он не имеет на это права, и поэтому он не скажет. Все, что он сделал – это улыбнулся Квинтилии на входе и прошел в ангар, опустив голову и направившись к собственному месту на противоположной стороне от экрана.
Разумеется, взгляд Ракара не остался незамеченным Делас. Ромуланка плотно сжала губы, насупилась и поспешно прошла в ангар, где заняла место ближе к экрану и подальше от остальных сидящих.
Кадет Лайтман пришел в ангар на брифинг незадолго до начала, скользнув взглядом по залу.
- Всем привет, - сказал Артур, и прошел мимо экрана к одиноко сидящей ромуланке, сел рядом.
И землянин подумал, что нельзя просто так сидеть и молчать, нужно было что-то делать. Вопреки всему, для того чтобы все продолжалось. Несмотря на случившееся с Толан, несмотря на то, что коммандера больше нет, несмотря на жуткую и неприятную кардассианскую тайну Джеза Тенмы, которая значит для него крах всего, которую он еще возможно не знает. Артур повернулся к ромуланке и негромко спросил:
- Делас, как тебе в нашей группе? Мы отличаемся от тех, которые были с тобой на Кардассии?
Делас вздрогнула от неожиданности и удивленно посмотрела на Артура.
- Разумеется, здесь все по-другому, - тихо ответила она. – Во-первых, в группе на Кардассии я начинала вместе со всеми, а, значит, никогда не была новенькой. Во-вторых, я не участвовала в регате против них. В-третьих, у нас не было никаких революций, никаких судов, никаких координаторов-убийц и никаких поисков пропавших кадетов. В-четвертых… там у меня были если не друзья, то хотя бы приятели. И своя команда с Юнок и Каззой. Это достаточно описывает все различия?
Артур с интересом рассматривал Делас. Первое впечатление о ней было невероятно обманчиво, и теперь она была совсем другой.
- Да, - грустно усмехнулся кадет, впрочем, тут же снова стал серьезным, - некоторые различия могут шокировать. Ничего, здесь тоже будут и друзья и приятели, и новая команда. Мы на самом деле хорошая команда, Делас.
- Вы – да, - кивнула ромуланка. – Но какое отношение это имеет ко мне? Я не в ней.
- Прямое отношение, - сказал Артур, замечая тот факт, что все ромуланцы невероятно разные, - ты теперь с нами, в нашей команде, почему ты думаешь, что не в ней? Это будет так, только если ты сама не захочешь.
- Потому что одно дело – принадлежать к вашей группе формально, а другое – быть принятой, - пояснила Делас.
- Хм.., - сказал Артур, - то есть ты считаешь, что мы тебя можем не принять? Наверняка из-за того, что случилось на регате, да? Я думаю, что некоторые вещи при ближайшем рассмотрении можно понять и простить. Я хотел бы видеть тебя в нашей команде и работать с тобой. Я не думаю, кто-то начнет активно возражать, и если ты сомневаешься в этом, мы можем все открыто обсудить. Ты убедишься, что тебя здесь на самом деле никто не ненавидит.
- Я думаю, что, если у кого-то есть ко мне вопросы и претензии, они должны высказать их прямо, - ромуланка внимательно изучала пустую поверхность стола перед собой. – Но этого никто не сделал, зато я слышу упреки и ловлю косые взгляды. Сомневаюсь, что Акрита, Тенек, Самрита, Квинтилия и М’Кота захотят со мной работать, да и насчет тебя я не уверена.
- Много веков, Делас, много веков все мы время от времени не хотели друг с другом работать, иногда следует договориться и что-то поменять, начав сначала. Так почему нет, если мы тут все как раз для этого собрались? – сказал Артур, - скажи мне, ты хочешь с нами работать?
- Почему нет, - она пожала плечами. - Я буду работать, с кем скажут, но пока у нас нет никаких общих заданий, так что я занимаюсь своими делами. Я не знаю, как вы тут развлекаетесь в свободное время…
Лайтман улыбнулся.
- Ладно, "почему нет" можно засчитать как "да". Тогда вот что, Делас, как ты смотришь на то, чтобы в конце брифинга обсудить эту твою проблему всем вместе? Чтобы все, кто пожелает, высказал свои претензии и вопросы, мы бы их разрешили и пришли к общему вердикту. Чтобы не было вот этих субъективных суждений и подозрений, и, возможно, косых взглядов? Готова к такому?
- Я давно готова к тому, что меня начнут обвинять, но этого все никак не происходит, а ожидание утомляет, - хмыкнула ромуланка. – Но, думаю, после собрания у вас будут более важные дела, связанные с другим вашим коллегой.
- Ну вот, наконец, ожидание кончится, а вместе с ним и утомление, - сказал Артур, не прекращая с интересом рассматривать ромуланку, - все дела важные, твое тоже. Под конец брифинга я подниму вопрос, и там посмотрим. Какого коллегу ты имеешь в виду? – Артур уже понимал, что это будет история с Тенмой. Что кровь в микроскопе на "Анадыре" Делас таки исследовала и тоже, наверняка, уже все знает, но он все таки спросил.
- Спойлеры, - усмехнулась Делас. – Скоро все узнаешь.
Она достала из кармана дельту и задумчиво покрутила ее в руках.
- И что же ты скажешь? «Давайте все останемся и обсудим поступок Делас»? – поморщилась девушка. – «Достойна ли она остаться с нами?»
Артур подозрительно посмотрел на дельту-коммуникатор в руках ромуланки. Такое сегодня уже было, уже дельта Тенмы была в ее руках, и была возвращена. Что, если это его же история? Почему опять у Делас? Кадет оглянулся на Ракара, который со своего места смотрел как раз в их сторону. Дельта Ракара была на месте. И Лайтман подумал, что все действительно плохо. Кому еще кроме Тенмы могло принадлежать это устройство связи? Но Лайтман ничего не сказал на эту тему.
- Я скажу – Делас сомневается, примем ли мы ее в свою команду. А дальше – как ты говоришь – спойлеры. Давай дождемся.
- Хорошо, - легко согласилась ромуланка. – Как посчитаешь нужным. Я все равно не знаю, какого результата ты хочешь добиться и зачем это делаешь... 
Артур улыбнулся.
- Не бойся, Делас, я хочу дружбы между нашими народами. Давно об этом мечтаю и не только я. Поэтому – все будет хорошо.
- Вам достался неправильный представитель моего народа, - ромуланка насмешливо вскинула обе брови, - но вы можете дружить с Ракаром, зачем вам для этого я? Впрочем, посмотрим, что принесет это собрание – в прошлый раз, например, мы играли в детективов…
Она зажала дельту в кулаке и в ожидании уставилась на входную дверь в ангар.   
Артур проследил взгляд и движение ромуланки.
- Мы ладим с Ракаром, но это не значит, что на этом надо и остановиться. Ты интересная девушка, Делас, и дело не в Ромуланской вашей Империи на самом деле, дело в тебе, я хочу общаться. Нормальный ты обычный представитель, нет такого понятия «неправильный», ты уникальна, как любой человек. И мне интересно, - и Артур уставился на дверь, также как Делас, в напряженном ожидании.
______________
с Ракаром и Делас
Offline  
01 Декабря 2017, 09:29:51 #118
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13

Ракар сидел один напротив экрана и ждал, когда начнется собрание. Его соотечественница не захотела сидеть рядом. Трое федератов вскоре сели по правую руку от Ракара, но они общались между собой, и Ракар не был частью их компании. Когда он смотрел на вход в ангар, он видел Квинтилию, которая стояла на пороге и переминалась с ноги на ногу, будто кого-то ждала. В один момент она вышла из ангара в коридор и ее больше не было видно, но меньше чем через минуту вошла обратно и решительно направилась к столу, за которым сидели кадеты. Очень быстро Ракар понял, что она направляется прямо к нему.
-Это вам, - коротко сказала она, протягивая на вытянутой руке федеральный падд с погашенным экраном, - Просили передать.
Безуспешно пытаясь прислушаться к разговору Делас и землянина, Ракар вскоре перестал пытаться и вернулся к своим мыслям. В череде безрадостных размышлений только образ девушки трилла выделялся цветным и ярким. Образ, недоступный, как несбыточная мечта. И теперь он боялся, что она не сядет сегодня с ним рядом. Однако, Перим, не торопившаяся проходить в ангар и занимать место, в итоге направилась к нему, и он смотрел как она подходит. Ромуланец протянул руку и взял падд.
- Кто просил передать? – спросил он.
-Тенма, - быстро ответила Квинтилия, затем развернулась и направилась обратно к своему наблюдательному пункту.
Тенма! Который не придет сегодня на собрание. Подавив немедленное желание прочитать, Ракар поднялся и пошел вслед за Квинтилией.
- Перим, подождите, - негромко сказал Ракар, догоняя девушку. – Он сам просил? Вы его видели только что?
-Да, только что, в коридоре, - пояснила Квинтилия, непонимающе глядя на Ракара, удивленная его реакцией, - Он подошел, попросил, я сделала.
- Ага, - Ракар неопределенно повел головой, - как он выглядел? В смысле – во что был одет? – также тихо спросил Ракар.
-Не знаю, - пожала плечами Квинтилия, - Я не обратила внимания. Но не в форму, это точно.
- Не в форму.., - повторил Ракар и чуть нахмурился, - спасибо. Это я к тому, что, видимо, вчерашняя история имеет какое-то продолжение.
Ромуланец неуверенно взглянул на Квинтилию. Это было не вовремя, как всегда не вовремя, но он ничего не мог с собой поделать. Он стал делать это все невпопад, но другой возможности могло не быть.
- Квинтилия, не могу не сказать - вы прекрасно выглядите сегодня, - и коротко поклонившись, не дожидаясь реакции, спасаясь поспешным бегством, он развернулся и пошел к своему месту, на ходу включая подсветку падда, который передал Тенма.
-Спасибо, - чуть слышно ответила Квинтилия и вернулась к входу в ангар 13.
Ромуланец включил падд и увидел на экране записку, набранную крупными буквами: “НУЖНА ПОМОЩЬ. ВСТРЕТЬТЕСЬ СО МНОЙ СЕГОДНЯ. 16:00. АНГАР 44”
Прочитав текст, Ракар выключил падд и, как ни в чем ни бывало, ни единым мускулом не дрогнув, дошел до своего места и сел, уставив взгляд в выключенный большой экран напротив. Ангар 44, 16 часов. Подтверждение не передать, но Тенма наверняка знает, что ромуланец не проигнорирует просьбу о помощи. Главное, чтобы брифинг успел закончиться, иначе придется отпрашиваться по срочной нужде.
_____________
Совместно с Квинтилией


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
01 Декабря 2017, 12:34:44 #119
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

3 сентября 2384 г., около 12 часов
Стыковочное кольцо, Ангар 13


В ангар вошёл - точнее, влетел - Освальд и, сделав пару шагов внутрь и отследив взглядом всех, удивлённо обернулся в сторону двери, словно до него только сейчас дошло, что снаружи перед дверью стояла не кто-то ещё, а Перим. Слегка мотнув головой, он прошёл прямо к Самрите и сел рядом, с улыбкой произнеся:
- Привет, Сэм! Признавайся: это второе по красоте создание во всём Проекте, что дежурит у входа - твоих рук дело?
- Нравится? – довольно произнесла Самрита. И тут же напустила строгости: - Только не вздумай любоваться: это просто мое задание, и я должна была выполнить его в лучшем виде!
Подвинув стул поближе, она наклонилась к Освальду и зашептала:
- Не представляешь, сколько всего случилось этим утром! У меня есть две новости: одна хорошая, а одна… интересная! С какой начать? – девушка бросила быстрый взгляд на дверь, надеясь, что в ближайшие минут пять советник не появится или что Квинтилия ее задержит со своим важным вопросом.
- Сэм, я уже отдал ей второе место, а любоваться я предпочитаю первым и только первым, - с притворным недовольством пробурчал молодой человек, а потом тоже наклонился к Самрите, заглянул прямо в глаза и тоже перешёл на шёпот, -
давай с той, которая тебе больше нравится.
- О, нет, ее я как раз оставлю напоследок! – Самрита продолжала излучать счастье и радость, что в последнее время с ней случалось крайне редко. – Не поверишь, что я видела сегодня утром…
Она красочно пересказала Освальду все, что видела и слышала сегодня около офиса СБ, активно жестикулируя, но все же не повышая голоса.
- В общем, все с твоим Тенеком будет в порядке, можно за ним не следить, - тихо рассмеялась девушка, почти уткнувшись носом в щеку Освальду.
- Ах, ты ж моя любимая шпионка! - игриво прошептал кадет прямо на ухо девушке. - А вторая новость? Нет, подожди... неужели тебя?.. - он демонстративно коснулся своего воротника там, где располагались опознавательные знаки.
- Ну вот, все испортил, - беззлобно усмехнулась землянка. – Можешь называть меня теперь энсин Баккер. Но пока еще приказа о повышении нет, его обещали прислать сегодня, так что я не буду об этом распространяться. Зато вечером я хочу устроить вечеринку и там всем сообщить. Как думаешь, это хорошая идея? Мне кажется, мы так давно не отдыхали и не расслаблялись…
- Есть, мэм, - фыркнул Освальд, - кстати, раз уж я узнал первым, и мы вчера решили больше не скрываться от остальных... Поздравляю, Сэм! - он притянул Самриту и с чувством поцеловал, не обращая внимания на сидящих рядом кадетов. - И да, я думаю, что вечеринка - это прекрасная идея, обязуюсь там быть!
- Ну не при всех же, - для проформы пробормотала Самрита, смущенно краснея.
- Если честно, мне до смерти надоело скрываться! - усмехнулся Освальд и, с довольной ухмылкой, сел на своём стуле ровно, как ни в чём не бывало.
__________
С Освальдом
Offline  
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 ... 18
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS