* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
14 Декабря 2017, 01:23:49 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, 17:00
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
13 Сентября 2017, 15:04:05 #15
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, ангар 13, Променад

Один за другим из ангара вышли все кадеты, кроме Ракара и Делас, задержавшихся за своим тихим разговором.
Квинтилия ушла, и еще несколько секунд Ракар смотрел ей вслед, не будучи в состоянии переключиться. Нет, он не мог пойти сейчас в каюту и взяться за эль. По трем причинам: следующее собрание через два часа, служба безопасности не поверит пьяному ромуланцу, и - Делас. Делас находилась здесь рядом, и Ракар посмотрел на нее, грустно улыбнувшись.
- Ну, одна хорошая новость все-таки есть, - сказал Ракар, - проект продолжается и теперь его статус определен. Если бы не регата, мы бы уже ждали свой корабль, который отвезет нас на Ромул. Кое-кто просчитался, - и Ракар сжал кулаки на мгновение. Потом поднялся из-за стола со своими паддами.
- Делас, пройдемся? Или поговорим здесь?
Делас с плотно сжатыми губами проследила взгляд Ракара, но, когда он вновь обратился к ней, широко улыбнулась.
- Давай прогуляемся? – предложила она. – Мне так нравится на Променаде! Ты… о чем ты хотел со мной поговорить? – сдержать любопытство у нее получилось ровно минуту.
Ракар кивнул:
- Ага, пусть будет Променад. И, если ты не против, зайдем в реплимат. - Ромуланец опустил голову, глядя в пол, и медленно направился к выходу из ангара.
- Я рад, что ты в нашей группе, мне правда очень не хватало союзника, соотечественника. Скажи, как так вышло, что тебя перевели? Я слышал от коммандера формулировку - "приказ одобрен". И это значит не "перевели приказом", а одобрили перевод и издали по этому поводу приказ. И честно говоря, я опешил от твоей реакции и просьбы не оставлять тебя здесь. Что это значило, Делас? - Ракар повернул голову и посмотрел на соотечественницу с легкой улыбкой.
- Это значит, что я не хочу быть в этой группе, - просто ответила Делас, уверенно шагая рядом с Ракаром. – Во-первых, потому что в нашей группе уже сложилась комфортная атмосфера, мы смогли найти общий язык, и мне жалко будет ее покидать. Во-вторых, на Кардассии осталась моя лаборатория, в которую я вложила много времени и сил, а тут придется все начинать сначала. Но это все мелочи, - улыбнулась она и продолжила как ни в чем не бывало. – Есть еще и в-третьих: теперь вы все знаете, кто устраивал вам неприятности на регате, и группа настроена против меня. Казза и Юнок вернутся назад, и со мной не будет никого, кто бы меня поддерживал. Планкс сказал, что ваш советник не допустит буллинга, но я не уверена, что ей сейчас до этого. Ну и в-четвертых – когда я призналась тебе в чувствах, а ты… ответил то, что ответил, я понятия не имела, что теперь нам придется видеться каждый день. Это, знаешь ли, достаточно больно.
Из сказанного Ракар понял, что это не сама Делас просила ее перевести. Значит, это решение командования. И это на самом деле хорошо. Ракар кивнул.
- Знаю, Делас, знаю, это больно, - слегка извиняющимся тоном произнес он, - но мы с тобой работаем на Империю. И это важнее. Наша Родина важнее всего. И нас тут теперь два ромуланца, это меня радует на самом деле. Даже не смотря на то, что ты свою диверсию провернула в первую очередь против меня. Не вся группа настроена против тебя, ты слышала многих, ненависти они не испытывают. Ничего страшного, не расстраивайся, начинать сначала и искать общий язык приходится часто. Попробуем это делать вместе. Сама видишь, мне тут вообще мало кто верит на слово. И нам нужно быть с тобой заодно, - Ракар остановился в коридоре, повернулся к Делас всем корпусом, - так скажи мне, я могу тебе верить и рассчитывать на тебя?
- Сомневаюсь, что после случившегося кто-то тут захочет узнать меня лучше, - пожала плечами ромуланка и тоже остановилась. По ее выражению было сложно определить, просто ли она констатирует факт, или расстроена им. – Ракар, ты же знаешь о том, как я к тебе отношусь, - она склонила голову, внимательно изучая его лицо. – Разумеется, ты можешь на меня рассчитывать, пусть это и не совсем честно. Ты же знаешь, что это – моя слабость, которую ты можешь легко использовать в свою пользу. Только объясни мне одно... Почему ты нас все же не сдал и даже не пошел к Планксу?
Ракар внимательно смотрел на Делас, стараясь понять, что вообще происходит, какую игру она ведет.
- Знаешь, это очень странно, с одной стороны ты говоришь, как ты ко мне относишься, а с другой стороны - ты все таки сделала то, что сделала. Нет, я понимаю, по сравнению с убийством федерального коммандера станции - это такая мелочь... Но все равно хороший саботаж. Я никогда бы не сделал так с тем.. кого люблю. Но это ладно. - Ракар отвел взгляд, - Не все слабости я использую в свою пользу, Делас. У меня есть некоторые личные правила, и жизнь еще не заставляла меня предавать друзей. Не думаю, что заставит. Поэтому не бойся, я не подставлю тебя. А насчет Планкса и СБ... Знаешь, на моей личной чаше весов ваша помощь перевесила вашу диверсию. И в первую очередь, до того как я осознал все и успокоился - Квинтилия Перим убедила меня, что нужно пойти другим путем. Некоторые федераты руководствуются интересной моралью. - Сказав это, Ракар осознал, что возможно, командование отправило сюда Делас для выяснения некоторых его мотивов. Слишком поздно Ракар это осознал, но он знал, что все еще мог оправдаться перед своим командованием. - Ну и не только, инженер Баккер вообще хотела привлечь вас к исправительным работам внутри группы. С другой стороны, я верно понял, что Планксу вы все рассказали сами уже?
- Ты может быть не подставишь меня, но ты знаешь, что я готова на многое, если только ты скажешь, - хитро улыбнулась девушка. – А это можно использовать по-разному… - она вздохнула и покачала головой. – Конечно, мы сказали все Планксу! Уж лучше пусть он узнает о случившемся от нас, чем от вас, разве нет? Мы, по крайней мере, знаем, как разговаривать с нашим координатором. А вот исправительные работы – это интересно, - хихикнула Делас. – Юнок и Казза скоро улетят, а вот я у вас останусь, и вы сможете отыграться. Что будете делать?
Ракар усмехнулся и продолжил путь по коридору.
- И Коммандер пронаблюдал за вами и оценил вашу находчивость, - с этими словами Ракар даже рассмеялся. - Потрясающие федераты. Потрясающий проект! Определенно, мы тут все подопытные существа.
В этот момент они проходили мимо каюты ромуланца и вулканца.
- Погоди минуту, - попросил Ракар, и уже через 20 секунд вернулся из каюты в коридор, протянул Делас ее жучок и приемник. - Это твое, я обещал отдать и отдаю. Но использовать пока не надо. Не та политическая обстановка. Про работы... не знаю, что делать будем. Сейчас не до того. Я так вчера ошибся... с Иламой Толан. Если бы я не... могло бы не быть убийства.
- О, надо же, ты его не уничтожил, - удивилась Делас. – Вообще-то его сделала Юнок… Но, думаю, она с легкостью сделает еще множество таких, если понадобится, - но улыбка ее быстро сошла, и на лице девушке появилось непривычно серьезное выражение. – Что ты сделал с координатором? Ты как-то связан с этим убийством? Я ничего не скажу, обещаю!
- Я не смог понять, что что-то произойдет уже этой ночью, - Ракар обеими руками потер виски и лоб, - я не понял, что оно вошло в активную фазу, и подготовка окончена. Я был так занят всем другим, что проигнорировал совершенно однозначные признаки того, что ее дожали до самого конца. Вот что я сделал, вместо того, чтобы напрячься и предотвратить случившееся. И искал я признаки этого заговора совсем не там. Такие дела, Делас. Мне жаль Толан, и коммандера. Они были неплохими людьми. Не врагами. Так что эти потери заставляют меня сожалеть.
И Ракар проигнорировал слова о жучке, хотя запомнил их.
- Пойдем в реплимат, и ты все расскажешь, - решительно произнесла Делас. – Я уверена, что ты сделал все, что мог!
Через несколько минут, остановившись у репликатора в Реплимате, Ракар спросил:
- Парнуса уже выпустили из карантина свободно бегать по твоей каюте? У тебя вообще есть, где жить?
- Нет, я должна была забрать его сегодня… перед тем, как отправиться на Кардассию. Пока он в лазарете… потому что больше ему жить негде. Мне, правда, тоже – каюту нам предоставили только на время регаты, и сегодня пришлось ее освободить. Ну, раз я теперь в проекте, меня куда-нибудь подселят, правда? Не то, чтобы я не могла снять каюту еще на пару ночей или весь год, но все же, - рассмеялась она, забирая поднос со своим заказом.
Ромуланец с полминуты листал список репликатора, в поисках последнего федерального салата, который ему понравился.
-  Без каюты не оставят, не беспокойся, - как то отстраненно сказал он, - и тебе придется договариваться с соседкой о Парнусе, не забыть о том, что у Парнуса есть обмен веществ, приготовить ему отхожее место, научить туда ходить, и справляться с последствиями, пока он не научится. Трудно заводить животных на космической станции. Но, возможно, тебе понравится. Потому что он расположен к тебе, я видел. Это интересно. И кого-то из наших еще отправят в другую группу. Я тоже привык уже ко всем этим коллегам, и жаль их терять, - Ракар посмотрел на Делас, а потом указал на самый дальний в углу свободный столик и отправился к нему.
- И теперь, может быть ты наконец расскажешь о своем исследовании? – понизив голос до предела, спросил Ракар, когда они сели, - потому что если нет, я действительно буду говорить с начальством.
- Сначала ты расскажешь о вашем координаторе, - в тон ему ответила Делас, опуская вилку в какое-то подозрительного вида болианское рагу. – Мы же за этим сюда пришли, разве нет? Ты говорил, что мог все предотвратить… Ты знаешь, почему она убила коммандера?  – ромуланка наклонилась ближе и округлила глаза. – Там какая-то тайна? Или это заговор? Все не так, как кажется?
___________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
13 Сентября 2017, 15:04:46 #16
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

02 сентября 2384 г.
Станция ДС9,  Променад

Ромуланец усмехнулся, уронил на пол вилку, нагнулся за ней, попутно заглянув под стол, чтобы убедиться,  что нигде не прикреплен никакой жучок. Жучка вроде бы не было, он  выпрямился обратно, и с интересом посмотрел на Делас. Что на самом деле замышляла дочь вице-проконсула? Девушка, умеющая держать лицо как опытнейший коммандер Тал Шиар, сочетая это умение с обезоруживающей искренностью. Впрочем, чего это он, она же училась у отца. И он бы куда меньше подозревал что-либо, если бы она уже не продемонстрировала это свое умение на Бэйджоре.
- Хорошо, - сказал Ракар тихо, - так вот: Обсидиановый Орден что-то там завертел, им не нравится этот проект, они пытаются дискредитировать его, поставить в такую ситуацию, чтобы все развалилось естественным образом. У меня нет доказательств. Только этот факт, подтвержденный моим командованием. Я тогда предупредил Толан об этом факте. Она испугалась, занервничала, и сказала мне не строить теорий заговора и вообще забыть об этом. Тогда, как я полагаю, она не знала об этом. Она была хорошим координатором, заботилась о нас, в той истории на Волане II она повела себя достойно, мне понравилось, как относилась ко мне лично. Все было очень доброжелательно и хорошо. И она была другой. А потом, оно, видимо, ее настигло, ее поведение изменилось кардинально. Последние дни перед регатой она была отстранена настолько, что ей стал безразличен проект, так казалось. Но также казалось, что она такая, потому что испытывает серьезное давление, шантаж, угрозу жизни, может быть угрозу тем, кто ей дорог. Поведение изменилось слишком резко. Удар был нанесен еще тот. У нас тут судили кадета Лайтмана, того самого, который сказал тебе, что у Федерации нет ненависти к Ромуланской Империи, она была его обвинителем. Ну и … на самом деле, такие вещи не ломают людей. Я думаю, что ее сломали чем-то другим. Вчера вечером я пошел к ней в каюту. Спросил – не нужна ли помощь, потому что похоже, заговор затронул ее. И если бы дело было не в этом, а в чем-то ином, она бы среагировала совсем иначе. Я получил бы пинок о том, что строю несостоятельные теории, все что угодно. В конце концов она бы просто меня выгнала. Но нет, она сказала, что помощь не понадобится, и выглядела при этом совершенно обреченной. При этом, она проявила настоящее искреннее участие во мне и моем собственном состоянии. И я расслабился. Я пришел помочь ей, а на самом деле – это она поговорила со мной как хороший друг и наставник. И я забылся. Я должен был понять, что это уже финальная стадия, и ее принудили к чему-то. Ее каюта была собрана как для отъезда. Она испытывала серьезное физическое недомогание. Ну… всякое бывает, мало ли какими веществами, подмешивая в ту же еду или выпивку могут делать с человеком что-то, промывать мозги, внушать действия, шантажировать и пытать. С ней что-то сделали. Это было очевидно, но я просто ушел и пошел спать. А должен был не оставить это просто так. И вот к чему это привело. Одной жизни больше нет, вторая сломана. Такие дела, Делас.
- Ого, - проговорила, наконец, Делас – и выглядела она в крайней степени ошарашенной. – Не зря мы были уверены, что у вас совершенно особенная группа! То есть, ты думаешь, с вашим координатором кто-то что-то делал? Загипнотизировал и внушил убить коммандера, так? – уточнила ромуланка и ее глаза загорелись: - Хотела бы я посмотреть на вещество, которое может такое сделать с кардассианцем!.. Никогда еще с таким не работала! Но все же я не понимаю, что именно ты мог бы сделать? Ты ведь не знал, что она планирует убийство и кого именно собирается убить… Или ты мог бы заставить вашего координатора говорить? Я знаю, Тал Шиар так умеет, нам потом приносили ваших, кхм, подопытных.
Ракар опустил взгляд в свою тарелку.
- Тал Шиар многое умеет, в том числе сделать так, чтобы убийца до самого последнего момента не знал о своем задании, действовал как зомби, но мы сейчас не об этом. Этот проект в области интересов Ромула. Я должен был его спасти. И, тут другое. Толан испытала на себе нечто другое. Я считаю, что она от начала и до конца понимала, что происходит с ней. Я считаю, что к ней применили пытки и шантаж, ее заставили это сделать и она сделала это в трезвом уме и доброй памяти. Но сама, по своей воле, она бы такого не сделала. Так не ведут себя те, кто планирует хладнокровное убийство. Что мог бы сделать я? Если бы я знал, к чему ее принудили, я мог бы предотвратить, я мог бы … - Ракар решил не говорить о ромуланских шпионах на Кардассии, к которым можно было бы обратиться, но вместе с этим он понял, что в его силах было слишком мало всего, он бы не смог ни на что повлиять, он всего лишь низшая ступень в разведке, маленький оперативник, - мало я мог на самом деле. Но мне жаль, что я не смог большего. Одно меня радует, решение федератов и тех из Кардассианского союза, кто задействован в проекте,  было принято до этого убийства. Иначе, мы бы уже готовились улетать. Нет, заставить ее говорить я не мог. Здесь нормальные отношения и диалог. Я думаю, она просто решила не впутывать своего кадета во все это. И если честно, меня просто мучает совесть, потому что я никого не спас.

- Но ведь решение о проекте принимают не только федераты и кардассианцы, - удивилась Делас. – Это международный проект, мы имеем на него не меньшее влияние! Ну и клингоны, конечно, куда же без них. Но дело не в этом, – она помешала вилкой в своем рагу, от чего оно неаппетитно вспенилось и булькнуло, но ромуланку это совершенно не смутило. – Ты сделал все, что мог. Толан бы не стала тебе ничего говорить – убийцы так не делают, ты же знаешь. И то, что она не стала впутывать кадета, в итоге сыграло на руку проекту – что было бы, если бы ты оказался замешан в убийстве? Кстати о проекте! – опомнилась девушка. – Ты же хотел ввести меня в курс дела. Что тут у вас происходит? Кто в группе самый главный, с кем лучше дружить? Какая неформальная расстановка сил? Что за задание Планкса, о котором говорила Баккер? Расскажи все, что знаешь – я должна быть готова, прежде чем снова с ними встретиться!
Глянув на тарелку Делас, Ракар непроизвольно скривился и отвел взгляд. Определенно, Делас была склонна к экспериментам. И тему, касающуюся Иламы Толан, он решил закрыть на данный момент.
- Возможно, конечно, но если Федерация и Кардассия отзовут своих участников и объявят идею несостоятельной, то дальнейшее не будет иметь смысла. Но ладно, опустим, этого уже не произошло.  В нашей группе нет формального лидера, но неформальное лидерство принадлежит Освальду Макдауэллу, землянину, кадету Звездного флота. Джез Тенма называет его своим другом, Самрита Баккер его девушка, хотя у них не все гладко и как-то слишком стремительно. Кроме того, они это скрывают, так что не упоминай вслух, пока сама не увидишь. Освальд весьма дипломатичный парень, но на награждении у нас ним что-то пошло не так, и мне слегка не понравилась его позиция. Это мы еще обсудим с ним позже, сейчас не до этого совсем. У них убили коммандера. Далее – мне нравится Хена, ференги, с ней можно и нужно дружить не по политическим соображениям, а по совершенно обычным. Кроме того, обязательно нужно общаться с кардассианцем Тенмой, он интересен, типичный молодой военный кардассианец, открытый и честный. Дружить обязательно, может быть полезно в будущем. Правда у него есть некоторые семейные проблемы, не позволившие ему полететь на регату, я еще не узнал какие. Далее – кадет Лайтман и его девушка клингонка М'Кота. Лайтману интересны ромуланцы, и это тоже может иметь известный положительный смысл. Андорианка Акрита тоже интересный кадет флота Федерации, открытая, наивная и честная, с множеством восторженных идей и надежд на будущее. И еще Квинтилия Перим, трилл, сложный человек, со сложной судьбой, не менее остальных достойный внимания, с большим потенциалом, если удастся заслужить ее дружбу. Нельзя обделять вниманием и остальных, но самое важное – нельзя здесь делать так, как ты делала раньше на Кардассии. Не нужно замышлять ничего диверсионного, этого не поймут, свои усилия нужно направить в честное взаимодействие, на хорошие вещи. Представь, что они все не враги, а те, кто может стать друзьями, хоть на это надо потратить много усилий. Задание Планкса… - Ракар коротко и глубоко вздохнул, прежде чем продолжить, - у Перим был некоторый инцидент со стимуляторами. Она на испытательном сроке, ей предстоит пересдать экзамены в ее Академии, задание состоит в том, чтобы провести ее реабилитацию и социализацию нашими силами, а не специальным лечебным заведением. И прошу, никаких непозволительных шуток в ее сторону, ей досталось и ей надо помочь. Примерно так все обстоит. И, - Ракар внимательно смотрел на Делас, - расскажи теперь о своем исследовании.
Делас слушала рассказ ромуланца с вниманием школьницы-отличницы, и разве что не тянула руку после каждой паузу.
- Ага, ага, - кивала она, - как интересно… Нет, у вас, определенно, совершенно особенная группа! Хорошо, кажется, я начинаю понимать… А как вести себя с этой М’Котой? Она выглядит такой грозной, она не побьет меня из-за случившегося на регате? Я не очень хорошо умею драться, есть честно. А Тенек? Конечно, я уже составила кое-какое представление о нем, но так и не поняла, что с ним делать. А нам теперь придется как-то работать вместе, - ромуланка скривилась. – Он такой собственник! Наверняка и близко меня не подпустит к остальным кадетам, и я не смогу делать то, зачем, собственно, и приехала на проект… Год будет потерян впустую! – она отпила сок из своего стакана и хитро посмотрела на Ракара: - Ах да, исследование. На Кардассии у меня была целая исследовательская лаборатория – почти доделанная, совсем чуть-чуть оставалось. Моя вторая специализация – инопланетная анатомия, и я хотела собрать как можно больше информации о других видах, а проект для этого идеально подходит. Я могла бы провести это исследование и тут – у вас в группе такая интересная подборка рас! - но если Тенек будет мне мешать, ничего не получится. Может быть, ты сможешь с ним поговорить?..
- М'Кота, - Ракар улыбнулся при произнесении этого имени, - клингонка, исполненная чести. Не обделена юмором, рассказывала мне анекдоты про ромуланцев. К нам, ромуланцам, относится с известными стереотипами, но не предвзято. Меня воспринимает не по стереотипам, а по делам. Возмущена интригами, способностью к интригам, предательствам и подставам. Сама на бесчестные действия не способна, честью и честностью дорожит, ну ты и сама увидишь, она это часто демонстрирует. На нее можно рассчитывать в серьезных делах, она не предаст. Насчет драк… не беспокойся, она не будет драться. Слово дала, что не применит на проекте рукоприкладство, слово для нее много значит. В любом случае, у нее есть парень, который ее удержит. Веди себя с ней… как с коллегой, возможно это не легко, но постарайся. Оно того стоит. А Тенека.., - Ракар посмотрел задумчиво в потолок, - он вулканец, и этим все сказано. Но я не зря назвал его своим другом. Слишком много противоречий между нами, но он заслужил. Твой год не будет потерян впустую. Его утверждение о тебе как враче я собираюсь опровергать, и в самое ближайшее время. Подпустит он, никуда не денется. Все будет нормально. И все-таки, ты, Делас, уклоняешься от ответа, - Ракар внимательно взглянул ей в глаза, - как называется твоя болезнь, от которой ты ищешь лекарство?
- Поговори с ним, - повторила Делас. – Тебя он послушает! Я смогу смириться, если стану в вашей группе аутсайдером, но не готова сидеть, сложа руки.
Девушка доела свое рагу и отодвинула тарелку.
- Не сейчас. Я еще не готова, - проговорила она так легко, будто речь шла о новой прическе. – С моим переводом в группу многое поменялось, и сейчас еще не время. Может быть, потом. Может быть… сегодня вечером? Если ты согласишься встретиться со мной в более неформальной обстановке?
______________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
13 Сентября 2017, 15:05:24 #17
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

02 сентября 2384 г.
Станция ДС9, Променад

Отклонившись на стуле и опершись о его спинку, Ракар посмотрел на свою пустую тарелку. И ему стало немного не по себе от того, что характеристики товарищам по проекту он дал с известным оттенком целесообразности для Империи. Почему-то он не смог и не стал характеризовать многие вещи с обычной точки зрения, как простой человек. Один из характеров собственной службы в этот конкретный момент ему стал противен. Он не был самим собой в полном смысле этого слова. Он мог быть самим собой с Квинтилией, с ней он мог забыть о всех недостатках собственной службы. Он бы мог только с ней вытащить наружу лучшие части своей души, далеко упрятанные до поры и до времени. Но которые он уже мог проявлять на этом проекте, таком ценном для всех на самом деле.
- Ты, все-таки, Делас, не соблюдаешь договоренности. Не хорошо это. – Ракар качнул головой, не глядя на девушку. - С Тенеком я поговорю, ты не будешь аутсайдером, ты будешь во всем участвовать. Да и кроме того – он сам тебя звал в какую-то их группу.
Короткая пауза.
- Вечером я занят, - сказал он, все также глядя в стол. – Силовые изматывающие тренировки, до изнеможения. Такое у меня задание. После этого я буду говорить с Тенеком, и хотел бы быть недоступен. Ни для кого. Прости. Но если с тобой что-то произойдет незапланированное, я хотел бы знать, что делать! – сказал Ракар, посмотрев Делас в глаза. – И сейчас, пока еще есть время, я бы хотел пойти узнать насчет твоей каюты и вселить тебя.
- Занят? – расстроенно переспросила Делас. – Ну тогда… может быть, в другой раз? Сейчас не время и не место говорить о таких серьезных вещах, и я… я подумала, что вечером, когда все это закончится, будет уместнее… - она неловко переложила вилку на своем подносе и опустила голову. Трех секунд ей хватило, чтобы собраться и вернуть голосу легкость: - У тебя столько планов, что мне там и правда не найдется места. Тогда я не буду тебе мешать! Ты сможешь меня найти, если захочешь поговорить, - она подскочила со своего места и подхватила поднос: - А теперь пойдем искать мне каюту!
Ракар все еще сидел, снизу вверх глядя на подскочившую Делас. Его взгляд был грустным. Он распознал эту попытку манипуляции им. Свидание в обмен на информацию, не просто информацию, а ту важную вещь, которая имела значение жизни, ее жизни. Наверное, она не надеялась на то, что он может что-то сделать. Что он может, улан Тал Шиар, сделать с неизлечимой неизвестной болезнью? Это не в его власти. Но в его власти найти другие способы взаимодействия с другими людьми, которых сама Делас не принимает в расчет. Например, Тенека. Ракар не хотел поддаваться на манипуляцию, и понимал, что может быть поздно. Он и так слишком промедлил в одном деле, и вот теперь коммандера нет, а Толан в тюрьме. Что если в истории с Делас тоже будет поздно? Но это в любом случае не значит, что он должен делать то, что он не хочет.
- Я уже сейчас с тобой говорю, - сказал ромуланец, - разве этого мало? Зачем поступать так? Зачем использовать такие методы? Хорошо, если не время и не место, поговорим немного позже. Но это будет последняя отсрочка, Делас. Пойдем, - кивнул он и поднялся.
- Я это очень ценю, - Делас внезапно остановилась и посмотрела на Ракара. – То, что ты сейчас со мной разговариваешь. Я была уверена, что ты будешь меня избегать после вчерашнего разговора. Но сейчас у нас слишком мало времени до следующего собрания, чтобы я тебе все рассказала – и, постарайся это понять - мне нужно подготовиться. И еще мне нужна уверенность в том, что тебе это правда нужно знать, а не что я просто удовлетворяю твое любопытство. Ты не нашел времени для меня вечером, значит, это не слишком важно для тебя.
С этими словами она направилась к репликатору, чтобы вернуть поднос.
- Великие основополагающие элементы! – произнес Ракар, - когда же ты мне уже поверишь. Я хочу найти способ помочь спасти твою жизнь, это не любопытство, - Ракар произнес это шепотом, - готовься. Вечер длинный. Я найду время. И это время будет посвящено разговору о том, что с тобой. Я не избегаю тебя, мы работаем вместе. А что до остального – я не хочу причинять лишней боли никому из нас. Ровно как и давать ложных надежд. Я все сказал сразу еще на катере. Постарайся тоже это понять.
Ракар поставил свой поднос в репликатор, вслед за Делас.
- Утара Рилл, исполняющая обязанности координатора сейчас в службе безопасности, если каюта еще не назначена, то мы подождем ее.
- Я поняла, - грустно ответила Делас. – Но я не вулканка, и не могу просто так взять и отключить чувства. Не думай, что мне это доставляет какое-то удовольствие, - вздохнула она. – Хорошо, подождем вашего нового координатора… Кстати, расскажи мне о ней! Как себя с ней вести?
Ракар болезненно поморщился, идя к выходу из Реплимата впереди Делас, она не видела его лица, но чем больше Делас говорила о своих чувствах, тем больше Ракар видел перед своими глазами Квинтилию.
- Мы с советником практически не общались, но много наблюдал за ней, - сказал он уже в коридоре, - очень эмоциальная женщина, и добрая, старается всех понять. Вести себя с ней обычно, по деловому, и очень не советую ломать ее компьютер, - Ракар понизил голос, - она не Планкс. Хотя, я сказал бы, что Планкс бывает куда жестче.
Встав посреди коридора, Ракар нажал на федеральную дельту, прикрепленную к форме:
- Ракар вызывает Утару Рилл.
– Советник Рилл на связи, подождите секундочку! – ответил из коммуникатора голос болианки: Утара в этот момент как раз заканчивала разговор с офицером в офисе службы безопасности. С полминуты из коммуникатора слышались голоса – слишком тихо и неразборчиво, чтобы понять, о чём речь (видимо болианка приглушила звук или прикрыла коммуникатор рукой), потом возник фоновый шум Променада и голос советника прозвучал отчётливо:
– Да, я слушаю.
Ракар бесстрастно, но тем не менее очень внимательно прислушивался к происходящему на той стороне связи, однако, разобрать ничего не удалось.
- Мэм, - сказал ромуланец, когда советник объявила о готовности, - Делас негде жить, скажите, каюта для неё уже назначена?
– Пока нет, – слова Утары сопровождались явственным вздохом, – но на общем сборе я об этом объявлю. Сначала мне нужно будет уточнить список участников, переведённых в другие группы и узнать, когда они отбывают. Но вы можете не беспокоиться, на Променаде мисс Делас ночевать не придётся… Кстати, она с вами?
- Ракар, я и не собиралась ночевать на Променаде, у меня есть возможность оплатить себе и Парнусу каюту хоть на год вперед, - хихикнула Делас. – Мне просто интересно, к кому меня подселят – если вообще подселят, - и потом сказала уже громче, наклонившись к коммуникатору Ракара: - Да, координатор Рилл, я здесь!
– Отлично, значит, мне не придётся вызывать вас отдельно и повторять всё ещё раз, – удовлетворённо сказала болианка, – и я очень рада, что вы с мистером Ракаром сразу же начали общаться, надеюсь, он поможет вам быстрее привыкнуть к новому коллективу. Как я поняла, с этим вышло не слишком гладко, – добавила она, вспомнив переживания девушки на совещании. – Если вам будет нужна помощь, вы можете обращаться ко мне в любое время. В буквальном смысле в любое. Но не думайте, что это обязательно: никто не станет принуждать вас исповедоваться чужой тётке из Федерации. Всё это целиком и полностью на ваше усмотрение.
- Хорошо, спасибо! – звонко отозвалась Делас. – Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением… если понадобится помощь, - она подняла голову и улыбнулась ромуланцу, а затем продолжила, обращаясь к советнику: – Коммандер Планкс сказал, что, в случае необходимости, вы меня защитите, а ему я верю.
– По крайней мере постараюсь, – пообещала Утара. – У вас с мистером Ракаром были ещё какие-то вопросы?
Делас перевела вопросительный взгляд на Ракара и покачала головой: у нее вопросов к координатору пока не было.
- Нет, мэм, спасибо за информацию, ждем новостей о распределении по каютам, конец связи, - сказал Ракар, выслушав внимательно весь разговор Делас и советника-нового координатора по своему коммуникатору и, наконец, отключив связь.
- Ну вот, Делас, забыл сказать – Утара Рилл может самокритично шутить, как то такие фразы как "чужая тетка из Федерации". Говорят, что чувство юмора помогает некоторым выжить, а я умею шутить чаще только тогда, когда больше деваться некуда. И да, Утара Рилл еще не знает о том, что у нас с вами было на регате. Ей это еще предстоит. И теперь я должен спросить, - Ракар задумчиво посмотрел на Делас, - тебе может быть нужен душ и отдых? Я в принципе… мог бы пустить тебя на время к себе. Только без жучка.
- Мне придется ей рассказать? – спросила Делас. По ее голосу было понятно, что ей это очень-очень не хочется. – Я надеялась, что все закончится на Планксе… Уфф, ну хорошо. Если не скажу я – скажете вы, причем так, чтобы мне точно мало не показалось. Лучше уж я сама, - она потрясла головой, прогоняя неприятные мысли. – Ну, вообще-то, мне бы не помешало где-нибудь разместить вещи. И душ, наверное, тоже. Но тогда ответная просьба – с моей стороны никаких жучков, а ты не будешь лазить по моим вещам и пытаться выяснить все секреты, которые я могу в них скрывать.
- Эту проблему все равно рано или поздно придется решать, но ты будешь не одна. Мы будем все вместе. Это будет не страшно, - сказал ромуланец и снова усмехнулся, - договорились, ты не ставишь жучков, которые я все равно обнаружу, а я не лезу в твои вещи. Вперед, - и Ракар сделал приглашающий жест рукой в сторону стыковочного кольца.
______________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
14 Сентября 2017, 09:52:24 #18
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 5

02 сентября 2384 г., день
ДС9, коридоры станции

В молчании Артур простоял на брифинге, который провел лейтенант-коммандер Планкс. Он отреагировал только на Делас, когда это требовалось, и не более того. В молчании Артур вышел после брифинга в коридор, в молчании захлестывающего отчаяния. Невозможно было ожидать того, что случилось. Не было войны, никто не сражался. Далекий Волан II остался позади. Никакая аномалия, никакой естественный природный катаклизм, ничто иное, лишь злая воля тех, кто не ценит жизнь, ставя впереди всего свои сомнительные интересы. Но Артур должен был держаться, быть достойным памяти коммандера станции, он должен был сделать так, чтобы все, что она сделала для него – было не зря. Чтобы все, во что она верила, было осуществлено. Потому что это будет лучшей памятью о ней. Однако от этого не становилось менее тяжело. Даже когда будут найдены и наказаны все те, кто к этому причастен, когда справедливость вступит в свои права, менее тяжело не станет.
М'Кота шла рядом, и Артур повернулся к ней. Нашел в себе силы улыбнуться.
- Ты завтракала, М'Кота? Я не застал тебя утром в каюте.
– Я не знала, что ты заходил, – ответила клингонка, – наверное, я как раз завтракала. А ты голоден?
- Я проспал, - извиняющимся тоном сказал Артур, - видимо было уже поздно. Не, я в порядке, но нам надо как-то убить два часа до следующего сбора, и я хочу провести их с тобой. Пойдем прогуляемся тогда по коридорам станции? Она большая, есть где погулять.
– Пойдём… – М’Кота прошла несколько шагов в явной задумчивости, а потом как всегда рубанула сплеча: – Слушай, насчёт свидания: если хочешь, мы можем его отложить. Ну, знаешь, на какое-нибудь более подходящее время.
Со стыковочного кольца Артур свернул в длинный пустынный служебный коридор. Когда они остались одни, он взял М'Коту за руку, нежно сжав ее ладонь.
- Знаешь М'Кота, я ценю каждый миг, проведенный с тобой. И каждая наша встреча – само по себе свидание. Вот как сейчас. Мы прогуляемся, по этой большой станции, которая когда-то называлась Терок Нор. Она построена кардассианцами. Здесь много было положено баджорских жизней, на обработке руды и вообще. Но потом, она стала Федеральной станцией, с названием Дип Спейс 9. Кончилась оккупация Бэйджора, станцией командовал Бенджамин Сиско, почитаемый баджорцами как Эмиссар. Потом была война с Доминионом. Станция пережила много всего, у нее длинная и геройская история. Все эти стены помнят все развернувшиеся здесь и в окрестностях битвы. Потом были другие командующие, но уже долгое время была Мори Джанир. Она пережила оккупацию, сражалась за Бэйджор. Потом наступил мир, Бэйджор вступил в Федерацию, и ее судьба изменилась. Она была коммандером Звездного Флота. И эта ее жизнь должна была долго длиться. Я не знал ее раньше, но я помню, как она сражалась за меня. Я помню ее слова, ее глаза, я помню как во время той Аномалии она руководила нами, как все было потом. И вот теперь, ничто не предвещало. Прошлое вернулось. Кардассианка убила баджорку. Понимаешь, М'Кота, тут даже не суть важно, что отголосок давних распрей разных рас. Тут важно, что не стало очень хорошего человека. Не во время войны, не во время битв, не во время естественных катаклизмов. Просто жизнь очень достойного человека прервана. Того человека, который много значил для ее друзей, для ее экипажа, и просто как одна отдельная жизнь. Я знаю, что вы, клингоны, верите в Стовокор, я знаю, как вы провожаете своих товарищей, убитых в бою. Я не уверен, что верю в нечто подобное, но мне бы хотелось. Верить. И … прости, я не могу найти верных слов, для всего того, что … что чувствую. Но, понимаешь, коммандер Мори заслуживала совсем иной судьбы. И совсем не такой смерти, подлой и предательской. В разгар международного проекта. С, возможно, большими планами на будущее. Мне очень больно, от того, что вот так прерываются жизни дорогих нам людей. Кто-то должен за это ответить. – Артур шел и смотрел и в пол, крепко сжимая руку любимой девушки, - Илама Толан должна ответить. И мне почему-то кажется, что, там нечто большее, чем просто Илама Толан, которую я назвал другом, застрелила коммандера Мори, с неизвестными мотивами. Мотивами, в которых нужно разобраться. И я рад, что ты со мной, М'Кота. А я с тобой. В горе и в радости. Но сейчас нет никакой радости. Скажи мне, что ты думаешь об этом всем?
Артур не посмотрел на свою девушку, он продолжал медленно идти, держа ее за руку.
– Наверное меньше, чем тебе хотелось бы, и совсем не то, что тебе хотелось бы, – сказала М’Кота, в душе спрашивая себя, как сильно ранит Артура её честность. – Ты из Федерации, у вас такие вещи считаются чем-то ужасающим, а у нас это – повседневность. Преподаватель с параллельного потока погиб в поединке чести не далее как позапрошлым летом, а прошлой весной был убит один из членов Высокого совета. Для тебя всё это – просто смерть и она тебя ужасает, а меня больше всего бесит то, что коммандер Мори была застрелена из-за угла и не могла встретиться с убийцей лицом к лицу и на равных. А ещё я знаю, что не всегда в поединке сходятся плохой и хороший человек, иногда это двое хороших, и одному всё равно суждено умереть, потому что так всё сошлось и уже нельзя было ничего отменить – слишком высока цена. Наверное, я должна заклеймить глинна Толан за то, что она не вызвала коммандера Мори на бой, но с таким же успехом я могла бы заклеймить коммандера Мори за то, что она во время оккупации убивала в спину кардассианцев... М’Кота покачала головой, – Это глупо, они же не клингоны! И кто знает, как пришлось бы драться клингонам, если бы какой-нибудь Доминион захватил нашу планету. Может быть, так же как баджорцам!
Ещё несколько шагов девушка молчала, размышляя над тем, насколько глубокую могилу успела себе выкопать, затем продолжила, безжалостно продолжая резать в глаза правду:
– Вы считаете, что убийство – это всегда плохо, и убийцу надо ненавидеть... А я не могу тебе сказать, что ненавижу глинна Толан! Потому что я не знаю, за что она убила коммандера. Что если это месть за убитую во время войны семью? Или за друзей? Или за любимого? Что мы знаем о каждой из них – о том, как и с кем они сражались во время оккупации или во время войны с Доминионом? Ничего. И пока я этого не знаю, я никого из них не могу ненавидеть или осуждать, я могу только сожалеть о гибели коммандера Мори и сочувствовать тем, кто её любил.
Артур отпустил ладонь М’Коты и остановился, повернувшись к ней. Он снова осознавал бездну различий между клингонами и землянами. И еще он понимал, что это расхождение обусловлено воспитанием и традициями, а на самом деле с самого рождения они все куда более чем одинаковые. И ему очень хотелось вырвать М'Коту из ее мира, и в тоже время он понимал, что этого не сделать просто так. Что ценность ее в том, какая она есть. Если она станет похожей на него, это уже будет совсем другой человек.
Артур положил обе руки на плечи М'Коты, коснулся своим лбом ее лба.
- Тогда вот так я скажу, - негромко произнес Артур, - всегда есть выбор между двумя хорошими людьми, убить или не убить другого. Должно быть что-то большее, гораздо большее, чем жизнь одного человека. Я не знаю, какого такого большего стоила жизнь коммандера Мори, что глинн Толан убила ее в мире, в котором нет войны. Но я знаю одно, коммандер Мори была из моего флота, Звездного Флота, из моей Федерации, она была моим командиром. Пусть не прямым, но все же. Она была той, образом которой я вдохновлялся, на кого хотел быть похожим. Она была той, с которой у нас были едины принципы. И я считал себя членом ее экипажа. Потеря этой жизни для меня многое значит. Я снова вспомнил те списки погибших, которые приходили каждую пятницу в те времена. И теперь в этих списках и ее имя. И ее имя горит для меня ярче многих.
Артур отстранился от М'Коты и сделал шаг назад, отвел взгляд.
- Теперь, я должен сделать так, чтобы ее смерть не была напрасной. Это для меня так, как будто я потерял капитана своего корабля. Я должен что-то сделать. И, я должен почтить ее память. Ты со мной, М'Кота? Ты со мной?
– Конечно, я с тобой! – с готовностью отозвалась М’Кота, в свою очередь делая шаг вперёд. – Если ты горюешь по своему капитану, я постараюсь разделить твоё горе и почтить её память вместе с тобой. Что надо сделать?
М’Коту совершенно не смущало то, что она не знала, как именно полагается почтить память дорогого для Артура человека: если бы Артур сейчас сказал, что надо выпустить себе пинту крови или осуществить кровную месть, девушка просто спросила бы, где назначена встреча, и что нужно иметь при себе. Одно дело, если убили просто хорошего федерального коммандера, и совсем другое дело, если этот коммандер для любимого человека всё равно, что глава клана или побратим: в этом случае скорбь и даже месть Артура значили для М’Коты ничуть не меньше, чем собственные.
Артур обнял девушку и крепко прижал к себе.
- Спасибо, М'Кота. – и Артур понимал, что на самом деле это слово лишнее сейчас, - не знаю пока что сделать. Для начала нужно разобраться во всем произошедшем. Для этого, в первую очередь, после собрания в 15:00 я думаю навестить Иламу Толан в камере. А потом… время покажет. Но еще, я должен прийти на церемонию прощания с коммандером, если позволят. А пока, пойдем просто пройдемся.
– Хорошо, – согласилась М’Кота сразу на всё (и на ближайшие, и на более отдалённые планы), а потом напомнила: – Ты ничего не ел! Давай возьмём бутерброды и устроимся в нише напротив червоточины. Если не повезёт, просто утолишь голод, а если повезёт, ещё раз увидим, как проходит корабль.
- И кофе и рактаджино, - сказал Артур, - пошли! – и потянул М'Коту за руку обратно на Променад.
___________
с М'Котой
Offline  
14 Сентября 2017, 10:02:59 #19
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Тюремный блок


Более часа Джарин провёл в кабинете СБ, отвечая на вопросы федератов. По характеру вопросов он сделал вывод, что Толан если не прямо помогала придумывать их, то рассказала часть или всё из того, что произошло в последние дни. К счастью для офицера, улики были уничтожены, и прямых доказательств не существовало. К тому же, федераты, по-видимому, не до конца доверяли кардассианке, из чего можно было заключить, что это не было спланировано заранее. По-видимому, Илама решила честно выполнить приказ, но провалилась - преступная некомпетентность!
Джарин действовал своим излюбленным способом - говорил правду. Строго, формально и предельно конкретно: не он убил Мори, и это было формально правдой - её убила Илама; он не слышал о том, что баджорка убита, аж до самого прихода безопасников, что технически тоже было правдой; их общение с глинном Толан было очень разноплановым и довольно личным, поэтому у него был код от её двери - это тоже правда. Ещё при каждом удобном случае дипломат изображал оскорблённое достоинство и грозил последствиями для всей Федерации, чем невероятно раздражал офицеров. На лицах обоих мужчин то и дело вспыхивало желание как следует врезать Джарину, но, похоже, они не хотели рисковать, пока не будут железно уверены в его вине. В конце концов, его попросили подождать в камере.
- Надеюсь, вы не станете морить меня голодом, - требовательно произнёс мужчина, идя к тюремному блоку и лишь краем глаза заметив знакомую фигуру в камере напротив. - Не стану тешить себя иллюзиями насчёт канара, но хотя бы принесите мне чая из красных листьев и чего-нибудь подобающего моему статусу на закуску.
Охрана удалилась, и Джарин посмотрел в сторону соседней камеры.
- Глинн Толан, вот так встреча, - нейтрально произнёс он, придав голосу лишь каплю удивления.
- Гал Дохиил, какая неожиданность, - Толан неторопливо нащупала туфли под койкой, обулась и поднялась со своего места, подходя к силовому полю. – Только теперь не «глинн», просто «Толан» будет достаточно. Как я рада вас здесь видеть, - женщина натянуто улыбнулась. Силовое поле создавало иллюзию безопасности, и сейчас она была особенно рада, что сидит в тюрьме, где Джарин до нее не доберется.
- Не сомневаюсь, что вы рады меня видеть именно "здесь", - мужчина с отвращением осмотрел свою камеру. - Впрочем, это ненадолго. Я ничего не совершал, и наши теперь уже несколько менее уважаемые союзники из Федерации скоро это поймут. А вот что будет с вами - это другой вопрос. Я бы предложил использовать все свои ресурсы для вашего скорейшего освобождения, но кто знает - может, федераты решат убить меня и обставить всё, как несчастный случай, так что не стану обещать.
- Уверена, что вы уже все продумали, в том числе и то, как выйти сухим из воды, - Илама смотрела на Джарина с исследовательским интересом. – Но мне удивительно, что вы хотите спасти меня. Почему? Я ведь провалила ваше задание, меня поймали – зачем вам теперь беспокоиться обо мне?
Джарин включил осторожность, будучи уверенным, что их разговор могут подслушивать, или же Илама потом сама слово в слово перескажет всё озвученное.
- Не уверен, что понимаю, о чём именно идёт речь, но с чего бы мне не попытаться спасти соотечественницу? - изобразив удивление, спросил мужчина. - Я же представляю Кардассию на Терок Нор, а это значит, что защищать каждого из сограждан - мой долг.
- Господина Корама вы спасти не пытались, - напомнила Илама. – К тому же меня спасти все равно не получится: меня поймали на месте преступления, и я созналась. Мне жаль, гал Дохиил, но я всего лишь слабая женщина, и это казалось слишком сложным для меня. Теперь вы должны позаботиться о себе.
- Только достойных сограждан, - поправился Джарин после напоминания о Кораме. - К тому же, думаю, что ему понравится в Федерации, да и Кардассия вздохнёт с облегчением.
Последние слова многое объясняли: Толан схватили и выбили признание, отсюда и вопросы СБ и их железная уверенность в своей правоте.
В последнюю секунду перед тем, как попытаться подбодрить Иламу, мелькнуло подозрение, что что-то всё-таки не так, и Джарин решил проверить.
- Я отказываюсь в это верить! - твёрдо произнёс он. - Надо бороться до конца, и тогда всё будет в порядке, так что... глинн Толан, я приказываю вам не впадать в отчаяние - мы оба выберемся отсюда!
- Не глинн, - напомнила женщина. – Центральное командование меня разжаловало. Как вы предлагаете мне бороться? – в ее голосе послышалась усталость, скрытая за усмешкой. – На дизрапторе мои отпечатки, меня застали через секунду после убийства, и, в конце концов, я созналась, что это была я. Даже федеральные офицеры способны сложиться два и два и понять, что случилось в каюте Мори. Если меня отправят на Кардассию, показательный суд займет не более десяти минут.
- Терок Нор - территория Федерации, и судить тебя будут по законам Федерации, - констатировал очевидное Джарин. - А они любят признающих свою вину, а ещё больше они любят тех, кто ни в чём не виноват, как им кажется, и действовал под влиянием обстоятельств. Прямо как твой кадет, суд над которым иначе как позорищем или посмешищем я назвать не могу. Видимо, ты извлекла из своего поражения выводы.
- Что вы имеете в виду? – Илама подняла взгляд на Джарина. – Что я пытаюсь избежать наказания? Тут вы ошибаетесь – я просто не вижу смысла врать и отпираться там, где все и так очевидно. Ваш план провалился, гал Дохиил, пора это признать – где-то вы допустили ошибку.
- Мой план? - переспросил Джарин, а потом помотал головой. - Не надо мне никаких планов приписывать. Моё начальство скорее поверит в то, что тебя клингонская или ромуланская разведка заставила работать на себя, чем в то, что офицер с моей репутацией будет подстраивать убийство федеральной командующей.
Дипломат очень внимательно следил за лицом женщины, стремясь понять, воспользуется ли она предложенной версией событий.
- Будь всё так - я бы лично проследил, чтобы тебя восстановили в звании и должности.
- Ваше начальство? – переспросила Илама. – Если вы говорите о Центральном командовании, но ему проще свалить все на заговор нескольких офицеров, чем вступать в дипломатический конфликт с Федерацией. Они пожертвовали мной – пожертвуют и вами. Особенно, если случайно узнают, что за вашими плечами есть и другие преступления.
- Разумеется, я говорю о Центральном Командовании, - ответил Джарин, стараясь не показывать своего огорчения - всё-таки Илама прямо действовала против него, и это стало очевидно. - Кстати, мне интересно, о каких это преступлениях они могут "случайно" узнать? Не припоминаю за собой ничего такого.
- Как вы думаете, что скажет Центральное Командование, если узнает, что смерть офицера кардассианского флота гала Алкета Малора была не случайной? – лениво поинтересовалась Толан. – Будет ли оно так же упорно продолжать вас защищать? А что, если Центральное командование уже знает?..
Женщина старалась выглядеть спокойной и даже расслабленной, но внутри нее все похолодело. От ответа Джарина зависело слишком много.
Джарин изо всех сил старался сохранить самообладание, но именно в этот раз у него не получилось, и на лице отразилось удивление, вместо более подходящего возмущения.
- Эх, Илама-Илама, - усмехнулся офицер, отходя от поля и садясь на койку, - этот несчастный случай пытались повесить на меня уже спустя час после того злополучного эпизода... как видишь, я ещё здесь.
Как бы то ни было, отпираться теперь смысла не было - даже если федераты не подслушивают, Толан и так уже всё им рассказала. Устало размяв глаза, он снова поднял взгляд на женщину и произнёс совсем другим голосом:
- Сильно же ты меня ненавидишь. Считаешь, я это заслужил? Ты полагаешь, что меня надо устранить ценой своей свободы, а может и жизни? А твоя семья и правда ничего для тебя не значит?
- Да, я вижу, что вы здесь – в федеральной тюрьме, - качнула головой женщина. – И вы даже не представляете, как сильно я вас ненавижу после всего, что вы со мной сделали. Не волнуйтесь о моей семье – они предупреждены и смогут о себе позаботиться. Теперь речь идет только о нас. И если моя месть будет стоить мне жизни – это невысокая цена. Вы же знаете, что я ею не особо дорожу, гал Дохиил!
Хотела того Илама или нет, но Джарин никак не отреагировал на эти эмоциональные слова.
- Мы не слишком-то отличаемся друг от друга, - с каким-то неприятным безразличием заметил он, - ты тоже скрыла от меня свои истинные мотивы, воспользовалась моим доверием и вступила в сговор с более могущественными силами. Главное же отличие между нами в том, что я никогда при этом не ставил свои личные интересы выше интересов Кардассии. Можешь ли этим же похвастаться ты?
То ли вопрос не предполагал ответа, то ли Джарину просто хотелось поговорить, но он не дал женщине времени на раздумья:
- Тем не менее, справилась ты очень даже неплохо. С таким талантом и умением завоёвывать доверие ты могла бы хорошо послужить нашей Родине и очень многого добиться. Гораздо большего, чем обещал тебе я.
- У меня был хороший учитель, - хмыкнула Толан. – И вы ошибаетесь – я всегда служила интересам Кардассии. Именно Кардассии, а не той организации, на которую работаете вы. И убивать федерального коммандера, развязывать международный скандал и обвинять ромуланцев – тоже не идет на пользу Кардассии. У нас с вами разные цели, гал Дохиил!
__________
С Джарином
Offline  
14 Сентября 2017, 10:03:37 #20
Илама Толан

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Тюремный блок


- Всё, что ослабляет наших врагов, идёт Кардассии только на пользу, - качнул головой Джарин. - Твоя позиция, позиция твоего дяди, позиция большинства в правительстве все последние десять лет оставляла нас на вторых ролях. Однажды мы уже заключили союз с более могущественной силой - Доминионом - и чем это для нас закончилось? Катастрофой! Нас завоевали без войны, едва не подвергли геноциду и оставили наше государство в руинах. И сколько миллиардов кардассианцев отдали свои жизни ради таких союзников?
И снова дипломат не позволил Иламе ответить, сделав лишь небольшую паузу.
- Федерация помогла нам восстановиться, это правда, но восстановиться не до конца. Им не нужна сильная Кардассия, им нужно, чтобы мы увидели "безнадёжность" самостоятельной политики, признали правильность их пути и подали заявление о членстве! Федерация - это почти борги, только ассимилируют они не внедряя нанозонды в тело, а подвергая индоктринации и захватывая разумы и сердца. И они не остановятся, пока каждый кардассианский ребёнок не будет цитировать их Конституцию, а на каждой планете Союза не станет развеваться их голубой флаг с Землёй на фоне звёзд. Не обманывай себя, говоря, что это пойдёт нам на пользу, и не уверяй меня, что ты действительно хочешь этого - я не поверю! Ты кардассианка, и наша культура, наши принципы, наши идеалы - не пустой звук для тебя, я это видел своими глазами.
- Это так, - кивнула Толан. – Но ваше стремление к лучшему будущему не оправдывает ваши методы. Убийства, заговоры, шантаж и манипуляции – таким вы видите будущее Кардассии, и ради него вы готовы убивать своих соотечественников? Гал Малор и Гевилла Русат мертвы, меня вы практически уничтожили – кто еще должен был пострадать? И теперь, когда ваш заговор раскрыт, репутации Кардассии нанесен тяжелый урон.
Неожиданно, Джарин рассмеялся.
- Ты обвиняешь меня в убийстве собственной невесты? Это тебя старик Даврас надоумил? Бедняга... ты же знаешь, что после гибели своей единственной дочери и последнего ребёнка в семье он какое-то время пил побольше тебя? С тех самых пор он не оставляет попыток меня обвинить во всех своих проблемах... и находятся же те, кто ему верит!
- Возможно, она действительно случайно съела тот десерт с орехами, - хмыкнула Илама. – Бедная девушка! Но лучше об этом расскажет тот лиссепианский торговец, который ей его продал. Едва ли он будет молчать на кардассианском допросе. Скажите, Джарин, меня бы ждала такая же судьба, что и Гевиллу?
- Ты понятия не имеешь о том, кто такая была Гевилла Русат, - печально ответил Джарин. - И ещё меньше ты знаешь о том, кем был её отец, и почему мне пришлось вмешаться в происходящее. Даврас прикрывал своими действиями незаконную торговлю кардассианским оружием, причём не дешёвым устаревшим хламом, а самыми современными образцами. Он сколотил состояние, усиливая наших соседей и различные сомнительные группировки, в том числе и на территории Союза. Мои... единомышленники наблюдали за бесплодными попытками Ордена вывести его на чистую воду, не прибегая к убийству, но тот был слишком хитёр. Пришлось вмешаться и использовать его дочь для добычи сведений. Не прошло и земного года, как все исполнители... навсегда улетели отдыхать. Их-то, надеюсь, ты не станешь записывать в невинные жертвы? Заметь, что ни с самим Даврасом, ни с Гевиллой сначала ничего плохого не случилось... не считая того, что старик истратил всё своё состояние на попытки вернуться в “бизнес”. Дурак... Разумеется, ему не удалось, и он растерял свои сбережения. А Гевилле очень сильно захотелось вернуть своего папашу-эгоиста в дело. Я препятствовал, как только мог, но всё было безнадёжно, и тогда пришлось... как видишь, всё не так однозначно. И нет, ты не такая, ты офицер и тоже любишь нашу Родину, а значит с тобой всё было бы хорошо. Разве ты не заметила, что моё отношение к тебе резко изменилось в определённый момент? Это потому, что я заметил кое-что - ты не безнадёжна и не заслуживаешь того, что было в самом начале.
- Надо же, «заслуживаю», - Илама устало опустилась на койку. – Вы воспользовались моей слабостью, вы шантажировали меня, вы угрожали и, в конце концов, заставили убить коммандера Мори. Разве не этого вы добивались – уничтожить меня, как личность, получить власть над моим телом, полностью подчинить вашей воле? У вас получилось – почти. Я уже была близка к тому, чтобы окончательно сдаться…
- Только в самом начале, - ответил Джарин, - в смысле, после суда над твоим кадетом. Потом мне уже не хотелось тебя морально уничтожать и полностью подчинять своей воле - мне хотелось тебя склонить на свою сторону и убедить в своей правоте. И я старался сделать так, чтобы всё происходящее было как можно менее неприятным для тебя. Я даже дал тебе ещё один шанс и скрыл ото всех твою попытку самоубийства, хотя мог бы просто позволить тебе умереть и найти другого исполнителя.
Дипломат лёг на койку и уставился в потолок.
- Что касается твоего тела... можно сказать, что ты - моя маленькая слабость.
- Если бы вы дали мне умереть вчера, то сегодня, возможно, не попали бы в эту камеру, - с каким-то удовольствием заметила Илама. – Вы ведь знаете, что я действительно была в вас влюблена? Вам удалось то, что не удавалось многим мужчинам последние годы, и я просто потеряла голову. Должно быть, вам это льстит, а мне вышел хороший урок, и я вам за него благодарна.
- Если бы я дал тебе умереть вчера, то был бы таким, каким ты хочешь меня видеть - бессердечным негодяем, для которого другие люди ничего не значат, - ответил Джарин в тон Иламе. - Тогда твоя совесть была бы чиста: победить злодея - это подвиг. Вот только я не злодей. Ты подставила патриота Кардассии, исполнявшего свой долг и не желающего тебе лично никакого зла. Если уж ты так хочешь гордиться собой, то хотя бы смотри правде в глаза.
Посмотрев на мгновение в сторону камеры Толан, дипломат снова перевёл взгляд на потолок и добавил:
- Кстати, когда я предлагал тебе брак, то это не подразумевало ничего из того, что последовало за судом над твоим кадетом. Мне не нужна поддакивающая и безвольная жена-домохозяйка. Это скучно.
- Тогда, возможно, вам стоило попробовать другой подход, - предложила Илама. – Без шантажа и унижений. Вы можете попробовать со своей следующей невестой, если вас не казнят. А ведь тогда, в самом начале, я даже думала о том, что у нас могло бы получиться… Я мало отличаюсь от любой кардассианской женщины, которая хочет семью и детей, хоть вы и помогли мне понять, что этот путь не для меня.
- Я уже сказал, что не ставлю личные интересы выше интересов Кардассии, - хмыкнул Джарин. - Мне надо было, чтобы ты сделала всё правильно, и для этого пришлось сделать то, что я сделал. Впрочем, ты всё равно не справилась...
Неожиданно, мужчина встал и торопливо подошёл к силовому полю, после чего заговорил быстро:
- Знаешь, наверное, это мне стоит поблагодарить тебя: я теперь не гожусь для подобных "операций". Меня вытащат, я не сомневаюсь, и тогда я смогу вернуться к обычной военной службе, завести семью, детей и больше уже никогда не притворяться. Не сразу, конечно, а когда пыль уляжется, но смогу обязательно. С чистой совестью и без каких-либо сожалений, потому что всё это делалось на благо нашей Родины, а это для любого порядочного офицера - самое важное.
- Вы так уверены, что для вас все закончится хорошо? – Толан не отрывала взгляда от точки на потолке. – Что за все ваши заговоры и убийства вам ничего не будет? Что Центральное командование захочет прикрыть ваши преступления, а не устроить показательный суд?.. И тем более что захотят иметь в своих рядах офицера с такими взглядами, как у вас?
- Я не из тех, кто легко сдаётся, Илама, - с лёгкой улыбкой, обращённой в потолок, ответил Джарин, - ещё посмотрим, кто кого. Что касасется моих взглядов, то их разделяют разные люди, в том числе и в Центральном Командовании. Я уже говорил тебе: не всем нравится пресмыкающееся перед Федерацией правительство. Далеко не всем. А что насчёт тебя? Ты думаешь, твоей семье всё и правда сойдёт с рук? Им придётся до конца жизни быть наготове, потому что кто-нибудь когда-нибудь может решить отомстить за провал этой операции и удар по интересам Кардассии. Особенно если текущий курс сохранится, и мы продолжим сближение с Федерацией.
- Я не думаю, что кому-либо из нас здесь будет легко, - усмехнулась женщина. – Но я уверена, что мой дядя сможет защитить моих родителей лучше, чем я. Он спас их во время бомбардировок джем’хадар - спасет и от вас. Что касается меня, то после убийства коммандера Мори я сомневаюсь, что меня ждет большое будущее. Пожалуй, я бы предпочла кардассианскую казнь многолетнему федеральному заключению. Возможно, это была бы двойная казнь, - мечтательно продолжила она.
- Да, а ещё, может быть, казнили бы только меня, а тебя признали бы невиновной, прямо как кадета Лайтмана, - проворчал Джарин. - Может, глядя на то, как меня ведут на казнь, ты бы поняла, что сделала неправильный выбор. Наши жизни могли быть куда счастливее, исполни ты моё поручение. Даже твоей семье было бы легче: да, твой дядя лишился бы должности, но остался бы на свободе и смог бы разбогатеть на гражданке. Как знать, я бы, возможно, даже поспособствовал этому. Что не сделаешь для родственников любимой жены. Подумай об этом на досуге.
- Но теперь ничего этого не будет. Мне жаль, что у нас ничего не получилось, но те первые два дня… Я буду их долго помнить, гал Дохиил. В приятном ключе, в отличие от всех последующих дней. А теперь, если вы не возражаете, я хотела бы поспать – ваш стимулятор уже не действует, а последние дни я практически не спала.
- Наверное, это самое нерациональное решение, которое я видел в своей жизни, - фыркнул Джарин. - Променять годы счастья и любви, почёт и достаток на воспоминания о двух днях, одиночество и федеральную тюрьму - это...
Дипломат не стал заканчивать мысль и просто отвернулся к стене, обдумывая свои дальнейшие действия.
__________
С Джарином
Offline  
27 Сентября 2017, 14:52:48 #21
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Выбравшись из офиса СБ и пообщавшись с Ракаром и с Делас, Утара почувствовала острейшее желание разделиться на две независимые сущности и отправить одну в каюту, проверить почту, а вторую - уточнить всё, что можно уточнить у Планкса. Увы, это было невозможно, поэтому болианка почти бегом направилась в каюту, чтобы хотя бы бегло просмотреть письма перед разговором с лейтенант-коммандером.
Новых писем было несколько, и все они пришли в последние 20 минут. Все было спланировано - руководство проекта знало, когда Утару спросят о том, готова ли она принять на себя роль координатора, и Планкс должен был сообщить о ее решении. Судя по всему, как только он это сделал, был отправлен целый пакет писем. В одном были формы и договоры, которые Утаре нужно было подписать и отправить обратно. В другом - инструкция по получению новых паролей и кодов доступа для специальной директории руководства. Остальные шесть писем содержали ссылки на он-лайн тренинги и презентации, которые Утаре следовало пройти как можно скорее. От вулканского адмирала было даже не письмо, а скорее записка с всего несколькими словами: “Лт.коммендер Д.Планкс введет в курс дела”.
Утара невольно улыбнулась: всё это было очень по-вулкански. Никаких лишних разговоров, никаких мотивирующих речей, впрочем, сейчас на этого нечего было возразить: на задушевные беседы и мотивирующие речи всё равно не было времени. Болианка нажала на коммуникатор, вызывая Планкса и одновременно буквально сметая копии документов из компьютера в падд, и взмолилась всем небесным силам, чтобы координатор кардассианской группы был не занят.
Планкс сразу же сообщил, что он не занят, и более того - ждал вызова болианки. Он сразу же предложил прийти в каюту Утары для разговора с ней.
Болианка взодхнула с облегчением: можно было никуда не бежать, а просто сесть в кресло и подождать, взяв в репликаторе чашку чая. Тем не менее, выбрасывать из падда информацию она не стала – волнение заставляло её держить всё под рукой, чтобы при случае можно было заглянуть в «шпаргалку».
Трилл пришел достаточно быстро. Когда советник ему открыла, он вошел в каюту, огляделся по сторонам и слегка нервно потер руки.
– Так! - со слегка наигранным энтузиазмом сказал он, - У нас не так много времени. Надеюсь, госпожа Толан уже успела ввести вас в курс дела?
– Более или менее, – сказала Утара. – Мы договорились о том, что она поможет мне, чем сможет, но сможет она помочь не во всём. Как раз сегодня у неё была назначена видеовстреча с адмиралом Солоком, которая по понятным причинам не состоялась. Адмирал написал мне, что в курс дела меня введёте вы, так что, боюсь, вам от этого не отвертеться. Что ж... Мой репликатор и мои кресла в вашем распоряжении! Если уж застревать где-нибудь, то застревать с комфортом.
– Мой транспорт до Кардассии вылетает через час, - предупредил Планкс, присаживаясь на диван, - Но вы и сами назначили новое совещание с кадетами на 15:00, так что застревать тут не может ни один из вас. Давайте сперва сосредоточимся на этом совещании. Полагаю, вы захотите поговорить с вашими подопечными о последних новостях на станции. И это хорошо, - Планкс кивнул своим словам, – Однако, есть некоторые рутинные вещи, которые вы обязаны затронуть. Если вы наблюдали за предыдущими планерками, которые проводила госпожа Толан… - он слегка запнулся на этом имени, но быстро продолжил, - То вы могли заметить некоторые пункты, которые она всегда выделяет. Или должна была выделять, если следовала инструкции… а я надеюсь, что так всегда и было. Первое - это распределение по комнатам. Вам придется его изменить частично или полностью, поскольку у вас теперь есть новый участник проекта - Делас. Также некоторые кадеты из вашей группы переведены в другие локации и некоторые из них уже покинули станцию - Курш, Тар Мари, Рроу С'Нирл Хриис. Вам нужно будет уточнить у кадетов, кто еще получил приказы о переводе. После этого нужно будет распределить оставшихся по комнатам в соответствие с их профилями и характеристиками.
– Да, это одна из вещей, которую я хотела у вас уточнить, – сказала Утара, наливая себе ещё одну чашку чаю. – Простите, – добавила она, с виноватым видом показывая чашку Планксу, и пояснила: – это помогает сохранить душевное равновесие… Так вот, я хотела спросить, кто из кадетов уже покинул станцию, переводят ли из нашей группы кого-либо ещё, а также есть ли у вас в связи с этим какие-либо рекомендации? Особенно в отношении мисс Делас: девочка очень расстроена, и кажется успела нажить себе неприятности.
Планкс слегка принюхался к пару, поднимающемуся над чашкой Утары.
– А это у вас… - начал он, но быстро оборвал себя и начал отвечать на вопросы, - Насколько мне известно, сегодня станцию уже покинули кадет С'Нирл Хриис и мистер Курш - они присоединятся к третьей группе проекта. А мистер Мари теперь приписан нашей базе на Кардассии и улетит вместе со мной. О других приказах мне пока не известно. Сейчас все происходит и меняется очень быстро. Вам следует спросить у самих кадетов. А рекомендации на какую тему вы сейчас имели в виду?
– Это чай со специями. Болианский, так что вам вряд ли понравится. Но я могу реплицировать вам что-нибудь более привычное, – предложила Утара. – Видите ли, – продолжила она, возвращаясь к репликатору, – я надеялась, что вы обладаете более полной информацией на этот счёт, и окончательный план переселения можно будет составить прямо сейчас. Увы, теперь я вижу, что сегодня придётся либо обойтись полумерами, либо импровизировать прямо на совещании. Что касается мисс Делас, мне кажется, что жить одной для неё сейчас не лучший вариант. Вы хорошо её знаете, и можете сказать, права я или нет, и что действительно для неё лучше – иметь место, где можно отдохнуть от всего и от всех, или с головой окунуться в гущу событий.
– Я отправился в космос не для того, чтобы пробовать привычное, - рассмеялся Планкс, - Поэтому не отказался бы и от вашего чая, если только он не сожжет мне горло сразу. И то же касается кадета Делас. И всех остальных участников проекта, - он посерьезнел, - Привычное - это не наша цель. Вы - советник, поэтому для вас естественно думать о комфорте окружающих, но теперь у вас появилась новая роль, теперь вы стали координатором проекта “Альфа”. А проект не ставит своей целью обеспечить участникам приятную атмосферу и гладить их по шерстке. Раньше вы были более внутри этого, но теперь вы - снаружи. Они - участники эксперимента, координаторы - те, кто смотрят на них из-за непрозрачного стекла и ставит условия. Мы должны вытолкнуть их из зоны комфорта, разбить привычные паттерны поведения, заставить их переосмыслить все, что они впитали из своих культур с молоком матери и что им кажется не требующими доказательств аксиомами. Им должно быть трудно и не привычно. И расселение по комнатам служит этой цели. Прежде, чем найти общий язык с группой, каждый должен найти общий язык хотя бы с соседом по комнате. Но этого не произойдет, если соседи будут слишком похожи, принадлежать к одной культуре или одному складу характера. Там будет нечего искать, не над чем работать. Поэтому расселение должно строиться на принципе противоположностей. Мы должны селить любителя вечеринок - с тихим любителем посидеть над книгой. Кардассианца - с баджорцем. Пессимиста - с оптимистом. Понимаете, координатор Рилл? Вы должны найти кого-то, кто может быть достаточной противоположностью кадету Делас. Если для этого нужно перетряхнуть остальное распределение по комнатам, которое оставила госпожа Толан - пусть будет так. И кстати, если вы не согласны с ее вариантом распределения и вам кажутся потенциально более многообещающими другие варианты - вы вольны все изменить на свой вкус. Вы можете составить собственное распределение по комнатам с нуля.
– Вы сами напросились, – сказала Утара, подавая лейтенент-коммандеру поднос с двумя чашками, каждая из которых была налита наполовину. – Вот тут половинная порция специй. Когда попробуете, сможете решить, стоит ли пить из второй: там всё, как положено. Но только не говорите, что я вас не предупреждала!
Болианка опустилась в кресло, отпила из чашки и продолжила:
– Я поняла вас. Это как на Тексисе отбирают  лучших животных-напарников для учёных-океанологов: бросают новорождённых детёнышей в воду, и смотрят, кто из них быстрее адаптируется к подводному дыханию и новой среде. Я попробую соответствовать, хотя это будет для меня почти таким же испытанием, как для наших кадетов. Что в вашем списке числится вторым номером?
Планкс взял первую чашку и сделал глоток.
– Это… интересно, - выдавил он, - Значит, второе в моем списке - вам нужно будет разобраться с рутинными моментами, с которыми не успела госпожа Толан. Если я правильно понимаю, какое-то время назад кадеты провели голосование о том, какие презентации о культурах рас-участников группы им больше всего понравились на прошлом задании. И у вас одинаковое количество голосов набрали… кажется, три участника? Адмирал Солок успел рассмотреть эту ситуацию и дает дополнительное задание для этих трех участников. Каждый из них должен сделать еще одну презентацию, но за ограниченное количество времени. Значит, берете три голо-комнаты, одновременно запускаете троих человек, и даете им два часа. По истечению этого времени работа над презентациями заканчивается, и все остальные участники могут ознакомиться с результатами и затем снова проголосовать за наиболее понравившуюся. Общую тему для работ вы можете выбрать сами, координатор Рилл.
Когда Планкс отпил глоток чаю, Утара не смогла сдержать улыбку: пожалуй, бросаться в эксперименты стоило не без некоторой осмотрительности, и проводить в жизнь политику проекта «Альфа» - тоже. Впрочем, новость о победителях её обрадовала:
– Это замечательно, – сказала болианка, занося информацию в падд, – Я рада, что этот вопрос уже решён, и мне нравится идея экспромта. А что на счёт нового задания для всей группы?
Планкс замялся.
– До этого инцидента с глинном Толан у руководства был план… по поводу следующего задания. Для меня и моей группы он все еще остается в действии, но не знаю, что насчет вас. Судя по всему, руководство хочет немного подождать, пока вы освоитесь в новой роли, и подержать вас пока на станции. Поэтому вы должны ждать указаний и разобраться пока с рутиной.
– Если проводить этот план в жизнь преждевременно, я не стану нарушать приказы, – пожала плечами Утара, – но хотелось бы всё-таки быть в курсе дела и обдумать предполагаемую перспективу.
– У меня есть только краткое описание задания, - признался Планкс, - но звучит оно очень интересно. Там про выездной практический семинар по Первой Директиве. Ученые, живущие под прикрытием на планете с низким технологическим уровнем, должны продемонстрировать нам свою работу и методы, а мы должны забрать часть их коллекции артефактов и многолетние записи наблюдений. Это очень ответственное и сложное задание, надеюсь, мои подопечные ничего не напортят.
_____________________
с несравненным Планксом


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
27 Сентября 2017, 14:53:57 #22
Утара Рилл

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Стыковочное кольцо, каюта Утары Рилл


Утара с признательностью посмотрела на трилла:
– Спасибо, я действительно очень благодарна вам за откровенность. Скажите, вы готовили как-то своих подопечных к этому заданию, не рассказывая разумеется о целях подготовки, или предполагается, что они будут только импровизировать? У вас были какие-то пробные тренинги? В этой ситуации меня смущает не столько трудность задачи для кадетов, сколько возможное нарушение Первой директивы, ведь некоторые государства – участники проекта – её не признают и не учат своих людей методам её соблюдения.
– Проект дает участникам вводную информацию о Первой Директиве и планете для самостоятельного изучения, - пояснил Планкс, - Также у нас будет общая информация о культуре и внешности инопланетян, под которую мы должны будем подстроиться заранее. Но основная образовательная и практическая часть будет преподана учеными на их основной базе. Насколько я понимаю, она надежно замаскирована. Но все-таки я не могу гарантировать, что вы получите то же задание. Ведь кадеты из вашей группы уже были замешаны в чужую политику раньше… Это может быть противопоказанием для такого задания - слишком опасно. Но с другой стороны - это наоборот может показывать, что дополнительный тренинг по Первой Директиве особенно необходим. Ждите сообщений от адмирала Солока… Ах да, а пока адмирал хотел бы узнать о регате. Все были поражены ее результатом и показанным кадетами взаимодействием. Хотя это не было заданием проекта, было бы очень хорошо, чтобы команды обоих кораблей написали отчеты о происшедшем. А также необходимо узнать, как они сами считают - кто из них приложил больше всего сил к объединению и достижению такого результата? Кто сыграл решающую роль и сильнее всех показал себя? Вы можете устроить еще одно голосование. А адмирал готов подумать о том, чтобы предоставить какие-то бонусы наиболее отличившемуся кадету.
– Я предложу им написать отчёты и проголосовать, – согласилась Утара. – Интересно то, что победители последнего задания проекта активно участвовали и в регате, думаю их предыдущая победа неслучайна, она – результат их неподдельного энтузиазма и желания работать на благо проекта. – Болианка немного подумала и добавила: – Знаете, а я бы сделала голосование по нескольким номинациям, ведь вклад каждого был уникальным. В конце концов это – действительно не было заданием проекта, и формально определить лучшего не так важно, как осознать насколько важны были усилия каждого.
-Но бонус будет всего один, - предостерег Планкс, - Конечно, если все кадеты согласны отказаться от шанса его получить, то вы можете сделать голосование по номинациям.
– А вот это решение как раз будет интересно предоставить им самим! – заметила Утара, всё больше увлекаясь процессом обсуждения. – Это ведь тоже в известном смысле тест на способность взаимодействовать.
– Да, это верно, - согласился Планкс и улыбнулся, - Еще один вопрос, который следует решить: какой из двух катеров группа оставит себе и продолжит модифицировать?
– Я бы на их месте выбрала тот, который больше пострадал, – ответила на улыбку коммандера Утара, – по принципу «сами ломали, сами починим», но это ещё один вопрос, который имеет смысл поставить на обсуждение, позволив кадетам высказать собственные соображения. В конце концов это их труд, им и выбирать.
– Тогда спросите у них об этом. По моему опыту, участникам проекта понадобится какое-то время, чтобы договориться. И еще… Госпожа Толан должна была составить характеристики на всех кадетов своей группы. От нового координатора ожидается, что он сделает то же. Что вы думаете об этих молодых людях? Что вам кажется их сильными и слабыми сторонами? Вам понадобится время, чтобы разобраться со всей бюрократией, но потом адмирал Солок будет ждать ваших отчетов. И на этом у меня, пожалуй, все, - он с энтузиазмом хлопнул ладонями по своим коленям и встал с дивана, - Удачи, координатор Рилл.
– Спасибо, коммандер, и вам тоже! – ответила болианка, поднимаясь, чтобы проводить гостя. – И отдельное спасибо за то, что уделили мне время.
Утара слишком хорошо знала, что иные чиновники подходят к понятию «ввести в курс дела» формально, Планкс был не таким: разговор с ним, пусть и короткий, сделал задачу, которая казалась неподъёмной, не такой уж страшной и почти решаемой.
– Лейт-коммандер, - смущенно напомнил трилл, - Я понимаю, когда ученики пытаются сокращать для скорости или из лести, и не поправляю их, но на самом деле это всегда немного нечестно. До настоящего коммандера я еще не дорос.
– Я штатская, – напомнила Утара, – мне можно. А лейтенант-коммандер – это очень длинно, так что я вам не льщу, а просто ленюсь.
– Готовьтесь общаться с Флотом чаще, - притворно вздохнул Планкс, затем взял с подноса вторую чашку с чаем, сунул в нее палец, осторожно лизнул кончик, а затем опрокинул в себя весь напиток.
– Ухх! - он передернул плечами, но затем снова улыбнулся, - Звоните, если что.
Трилл махнул на прощанье рукой и покинул каюту Утары.
Утара помахала Планксу, не переставая безотчётно улыбаться – ей импонировали его открытость и даже некоторое мальчишество. «Ой-ой, – подумала болианка посмеиваясь и отходя от двери, – надеюсь, желудок скромного лейтенант-коммандера выдержит его отважную выходку! А то меня потом насмерть замучает совесть!»
______________________
с Планксом по-прежнему прекрасным Улыбающийся


«Есть только два способа прожить свою жизнь. Первый – так, будто никаких чудес не бывает. Второй – так, будто все на свете является чудом». Альберт Эйнштейн
Offline  
27 Сентября 2017, 15:33:47 #23
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара


Когда первое совещание закончилось,Тенек несколько секунд размышлял, что сделать раньше: зайти на «Анадырь» или поговорить с Джезом Тенмой, и разговор с кардассианцем в конце концов перевесил. Не случись внезапного отсутствия гила Тенмы на регате, вулканец, возможно, отложил бы этот разговор до вечера, но к совпадениям Тенек относился с некоторым предубеждениям, предпочитая им закономерности, и это совпадение заставило его поторопиться. Когда все начали расходиться, он догнал кардассианца на выходе и заговорил с ним:
– Мистер Тенма, у вас есть время для разговора?
Тенма легко обернулся на зов, лишь с сожалением проводив взглядом вышедшего раньше из ангара Освальда Макдауэлла.
– Да, мистер Тенек, в чем дело? - кардассианец внимательно вгляделся в лицо стажера Тенека и слегка нахмурился, затем вздохнул, - Вы хотите в прямой манере выразить свое “фи” по поводу моего отсутствия на регате? Скажете, что я предал друзей? Что ж, ну по крайней мере я позаботился о том, чтобы прикрыть свое отсутствие заменой, так что все в порядке.
– Нет, – возразил вулканец, – у меня нет никакого права осуждать вас за форс-мажорные обстоятельства, я хотел бы обсудить другую проблему и лучше всего конфиденциально.
– Хорошо, - слегка удивленно пожал плечами кардассианец, - Тогда можете сами выбрать достаточно конфиденциальное на ваш взгляд место.
Тенек быстро прикинул, что визит в лазарет может снова вызвать ненужные вопросы, и предложил:
– Ваша каюта, если мистер Крим не собирается туда возвращаться в ближайшее время.
– Моя каюта… - Тенма внезапно задумался и почесал переносицу, - Но я не контролирую перемещения мистер Крима и он не отчитывается мне о своих планах, поэтому как я могу знать, вернется он туда или нет? Как насчет вашей собственной каюты, мистер Тенек?
Тенек не ожидал, что разговор споткнётся на такой мелочи, и поискал взглядом Ракара, чтобы попросить его предоставить каюту для разговора с Тенмой. Ракар разговаривал с Делас. Ромуланцы прошли по коридору мимо каюты Тенека и Ракара, должно быть они собирались посвятить перерыв прогулке по станции.
– Похоже, мистер Ракар не собирается сейчас идти в каюту, – сказал вулканец. – Идёмте.
Ангар, который был отдан кадетам проекта “Альфа” под конференц-зал находился недалеко от кают, которые они занимали. Поэтому Тенек и Тенма быстро дошли до двери каюты вулканца и ромуланца.
Оказавшись внутри, Тенек не забыл заблокировать дверь и едва не забыл предложить гостю сесть, поскольку и здесь привычные ему правила вежливости отличались от общепринятых. К счастью он вовремя вспомнил о том, что при общении с инопланетянами полагается предлагать им даже то, чего они могут и не желать или что с лёгкостью могут сделать по собственному почину, поэтому он на всякий случай сказал:
– Вы можете сесть, где вам удобно.
Сам вулканец сел на ближайший стул.
– Ваша проблема займет столько времени, что мне стоит устраиваться поудобнее? - беззлобно усмехнулся Тенма, - Ну, хорошо. Умеете же вы нагнать саспенса.
Он прошел дальше в каюту, взял стул от одного компьютерного терминала и непринужденно уселся на него верхом, сложив руки на спинке.
– Я просто не хочу, чтобы нам помешали, – сказал Тенек. После слов Джеза он вспомнил, как совсем недавно Ракар, явившийся к нему в каюту для разговора, тоже запер дверь. Может быть, это и называлось «нагнать саспенса»? Пожалуй, стоило уточнить это у ромуланца.
– Недавно мы с вами говорили о вашей детской болезни, – напомнил он Тенме. – Я понял, что вы не ориентируетесь в этом вопросе и обратился за уточнением к доктору Глессину, однако он отказался что-либо мне объяснять. Мне пришлось принять это как данность и надеяться, что при необходимости вы сумеете вовремя обратиться ко мне или сотрудникам лазарета, однако после этого случился инцидент со стимуляторами и все мы сдали образцы крови на проверку. Ваш образец показал нетипичный результат. Не угрожающий вашей жизни напрямую, но нетипичный, и то, что вы не ориентируетесь в ситуации, теперь вызывает у меня определённую озабоченность. В то же время у меня сложилось впечатление, что ваш отец и доктор Глессин не стремятся предоставить вам эту информацию, а в данной ситуации привилегия давать разъяснения принадлежит именно вашему отцу. Таким образом, я вижу два способа действовать: если вы уже получили всю необходимую информацию, и именно с этим связано ваше отсутствие на регате, я спрошу вас, как вы собираетесь с этой информацией поступить, и буду действовать в соответствии с вашими пожеланиями; если же вы до сих пор остаётесь в неведении, я буду просить у вас разрешения поговорить с вашим отцом в вашем присутствии и объяснить ему, почему ввести вас в курс дела действительно необходимо.
– Подождите-подождите! - Тенма потряс головой и выставил вперед ладонь, будто защищаясь от потока слов Тенека, - Я ничего не понимаю. Что значит “нетипичный результат, не угрожающий жизни напрямую”? То есть потенциально моей жизни угроза все-таки есть? Вы нашли признаки моей детской болезни, так? Значит, вы согласны с доктором Глессином, и я должен согласиться на его лечение? Ну, хорошо, я сейчас же пойду и скажу ему об этом. Раз уж два врача объединились, должно быть, они правы.
– Нет, повторяю: доктор Глессин отказался это со мной обсуждать. В резкой форме, – поспешил развеять недоразумение Тенек. – И я не имею представления о том, что он вам предлагал, помимо того, что вы уже делали раньше. Также само по себе ваше состояние не несёт угрозы для вашей жизни, угроза для жизни может возникнуть, только если лечащий вас человек не учтёт этот фактор и воспользуется противопоказанным вам препаратом. И если бы вы не были кардассианцем, на этом я мог бы остановиться в перечислении возможных проблем, однако в вашем случае это может оказать влияние на вашу будущую карьеру и семейную жизнь.
После упоминания доктора Глессина вулканец вспомнил о том, что видел его накануне. Доктор был на станции. Судя по словам Джеза, доктор приезжал именно для того, чтобы с ним поговорить.
– Я видел вчера доктора Глессина. Мельком, – задумчиво сказал Тенек. – Он приезжал к вам? Что именно он вам сказал о вашем состоянии, и какое лечение предложил?
– Я не спрашивал, - Тенма слегка отвернулся, так что стажер Тенек увидел его профиль, голос кардассианца звучал слегка угрюмо, - Для меня это не важно. Я привык верить врачам, и если доктор Глессин говорит, что что-то необходимо - я слушаюсь его без лишних вопросов. То есть слушался… раньше. Но теперь что-то подсказывает мне, что доктор не до конца честен со мной. И мой отец тоже, если уж на то пошло. Я сильно поссорился с ними обоими по этой причине… В первый раз в жизни.
Гил помолчал, а потом в упор посмотрел на Тенека.
– Но ведь вы тоже что-то обо мне знаете. Что-то о противопоказанных лекарствах, вы сказали. Что-то, что может повлиять на мою карьеру и семейную жизнь… - гил задумался, - Скажите, у меня… аллергия?
– Нет, – сказал Тенек немного озадаченно. Вся эта ситуация была для него совершенно дикой, и он чувствовал себя так, словно пробирается по хрупкому соляному панцирю над глубоким грязевым озером. – Мистер Тенма, – сказал он, чуть подумав, – я безусловно расскажу вам всё, как есть, хотя бы потому что вы – вменяемый совершеннолетний представитель своей расы и имеете право быть в курсе дела. В то же время мне не хотелось бы проявить неуважение к вашему отцу и стать причиной раздора между ним и вами. Поэтому если возможно вызвать его прямо сейчас и поговорить в его присутствии, я предпочёл бы этот вариант. Если же по каким-то причинам это невозможно, или если вы против того, чтобы ваш отец присутствовал при нашем разговоре, мне придётся изложить проблему только вам одному.
– Вы не станете причиной раздора, - заверил Тенма, - Потому что он уже существует. Как вы же сами заметили, я - вменяемый совершеннолетний представитель своей расы. Информация о моем здоровье должна принадлежать мне, а не моему отцу. Точно так же как и я - не вещь, которая принадлежит галу Тенме. Поэтому просто выкладывайте все как есть.
Тенек очень сомневался в том, что после его слов отношения в семье Тенма не ухудшатся, но воля пациента в данном случае была законом. Отец Джеза обладал привилегией сообщить сыну о его происхождении, но эта привилегия была и обязанностью. Эту обязанность гал Тенма не выполнил, и оставалось только гадать как отнесётся к этому его взрослый сын. Даже вулканцам было бы сложно принять мысль о том, что родитель не посвятил их в их же личные и крайне важные дела, а уж реакция эмоциональных казалась ему и вовсе непредсказуемой.
– Я сожалею, что вам приходится узнать это от меня, – сказал стажёр. – Вот, посмотрите данные, которые я скопировал из вашего теста, они свидетельствуют о том, что один из ваших родителей – баджорец. Если вас не усыновили, и гал Тенма является вашим биологическим отцом, следует вывод, что ваша мать была баджоркой.
Тенма нахмурился и слегка закусил губу. Затем протянул руку Тенеку и сказал:
– Давайте ваши данные.
Тенек отдал кардассианцу падд.
– Вы можете спрашивать, если что-то требует разъяснений.
Тенма взял падд и вчитался в данные. Затем немного прокрутил вниз.
– Хмммм… угу… угууу…
Несколько секунд кардассианец издавал заинтересованные звуки, а затем спросил.
– И как же это удавалось скрывать столько времени?
– Ваши данные на первый взгляд похожи на результат перенесённой операции с использованием донорских тканей баджорца, – пояснил Тенек, – тем не менее, при углублённом исследовании врач может установить истину.
– Но как же все эти модные сканеры, трикодеры, транспортеры? - Тенма повертел в воздухе рукой, - Они же должны были меня как-то просканировать.
– Техника не всесильна, – покачал головой Тенек. – При использовании транспортера можно отфильтровать угрожающие здоровью микроорганизмы, но сам по себе транспортер предназначен для других целей и не является диагностическим оборудованием. Впрочем, я – врач, а не инженер, и вряд ли смогу рассказать вам об этом компетентно. Что касается медицинской техники, то портативное полевое оборудование не обладает достаточным спектром возможностей, а все серьёзные обследования с использованием стационарного оборудования вы вероятно до самого последнего времени проходили у доктора Глессина. Это так?
__________________________
с Джезом Тенмой


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
27 Сентября 2017, 15:34:10 #24
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Ангар 13, каюта Тенека и Ракара

-На все-то у вас есть ответ, - иронично заметил Тенма, а потом рассмеялся, - Я думал, вулканцы не умеют шутить и устраивать розыгрыши. Это вас Освальд подговорил? Может, он где-то тут прячется? А, вроде нет. Но проживание с ним в одной комнате сказалось на вас, мистер Тенек. Это было очень смешно, но конечно же я ни на секунду на самом деле не поверил. Мой вам совет: в следующий раз придумайте что-то более вероятное, во что человек действительно может поверить. Да, юмор требует практики, но когда-нибудь и у вас получится, - покровительственным тоном добавил Тенма, вставая со стула, - Пойдемте в ангар и расскажем всем, какую забавную штуку вы придумали. Я даже могу сделать вид, что сперва правда повелся на это.
Тенек не двинулся с места. Ему было почти невозможно представить, какие чувства переживал сейчас Джез Тенма, но он смутно догадывался, что они весьма далеки от гармонии.
– Вулканцы не умеют шутить, – сказал он серьёзно, – и никогда не шутят таким вещами. В особенности – врачи.
-Вы потрясающий! - потряс головой Тенма, - Даже после того, как вас раскрыли, продолжаете сохранять идеальный покер-фейс. Но еще один мой вам совет: если шутку раскрыли - она закончена, нет смысла продолжать ее дальше. Надо уметь вовремя остановиться, мистер Тенек. Иначе это становится не смешно, а глупо.
– Если это шутка, вероятно – да, – возразил Тенек, – а если это правда, вам придётся снова и снова пытаться донести эту правду до собеседника. Я мог бы продолжить приводить вам доказательства, но если вы решили не верить, в этом нет смысла.
Вулканец встал, подошёл к двери и нажал на сенсорную панель, снимая блокировку.
– Если хотите, можете прервать наш разговор прямо сейчас, – сказал он, поворачиваясь к собеседнику, – когда будете готовы продолжить, я буду в вашем распоряжении.
 -Да, я не думаю, что есть смысл продолжать эту шараду… - начал Тенма, направляясь к двери, но затем остановился, - Но мне кажется странным другое из того, что вы сейчас сказали. Вы говорите, что нет смысла предоставлять доказательства тому, кто вам не верит. Но доказательства - это же инструменты, которые вы используете для того, чтобы вам как раз поверили. Значит, если вам кто-то не верит - вы должны представить доказательство. Если оно не сработало - тогда другое доказательство. Потом третье. И так пока вам не поверят. Если вам этот результат, конечно, важен. А заваливать доказательствами того, кто вам уже поверил и согласен с вами - вот это как раз бессмысленно. Потому что ваша цель достигнута, вам уже верят, и вы можете двигаться дальше.
– Вот здесь, – Тенек указал на падд, который всё ещё оставался в руках кардассианца, – я представил вам необходимые и достаточные доказательства, изложенные понятным неспециалисту языком. Вы назвали их подложными. Я могу предложить вам пройти полное обследование в лазарете, где я буду комментировать каждую пробу и каждый объект на экране, но кто помешает вам сказать, что я лгу, пользуясь тем, что вы несведущи в медицине? Чтобы убедить вас, можно, разумеется, собрать консилиум врачей, но если вы не захотите верить, кто помешает вам сказать, что это – заговор Федерации против вашего отца и вашей семьи?.. Если однажды вы принесёте мне важную информацию, добытую методами военных, я не смогу проверить ни её, ни надёжность ваших методов, поскольку сам я в этом абсолютно несведущ. Мне придётся просто решить, доверяю ли я вашей компетентности и вашей порядочности. Как и вам сейчас.
-Эй-эй, полегче, мистер Тенек! - на лице Тенмы появилось удивленное выражение, - Я не называл вашу информацию подложной… Это очень сильное слово и я его не говорил. Ох, неужели это прозвучало так, будто я обвинил вас во лжи? Я сделал вам… неприятно?
– Нет, – сказал Тенек, – я не испытываю негативных эмоций. Тем не менее предполагать, что я способен шутить подобными вещами, ничем не лучше, чем обвинить меня во лжи. Если бы я мог развлекаться подобным образом, мне бы следовало отказаться от звания врача.
-Значит, вы не шутите? - еще раз недоверчиво спросил Тенма.
– Не шучу, – подтвердил стажёр.
-В таком случае, кто-то сделал ошибку, - заявил гил и почти не глядя всучил падд обратно медику, - То, что здесь написано - невозможно. Я - кардассианец. И моя мать была кардассианкой, я знаю это точно. Я - офицер вооруженных сил Союза и будущий политик, и не потерплю ни ошибок, ни лжи, ни шуток на этот счет. Прошу меня простить, мистер Тенек.
Деревянной походкой гил вышел из каюты и направился по коридору. Почти в дверях он столкнулся с Ракаром и Делас, но совершенно не обратил на них внимания.
Тенек проводил его взглядом и, положив падд в карман, вернулся к своему столу в каюте. Возможно, это он сам не сумел найти нужные слова, а может быть Джезу Тенме просто нужно время, чтобы свыкнуться с полученной информацией и принять правду. В любом случае, если Тенма не придёт к нему по прошествии достаточного для осмысления времени, Тенеку придётся снова инициировать разговор самому: следовало предупредить кардассианца о многих подводных камнях, которых ему придётся избегать и хотя бы об основных вещах, которые могут поставить под угрозу его жизнь или разоблачить его.
Ромуланцы шли по коридору в молчании. Ракар пребывал вопреки собственному обыкновению в странном состоянии полного отсутствия мыслей. Он видел только направление и смутный образ Квинтилии, но ни одна мысль не формулировалась, перед ним была только дорога. Когда почти подошли к каюте, Ракар вскинул голову. Джез Тенма прошел мимо него и Делас совершенно не обратив никакого внимания. Ракар развернулся и посмотрел в его удаляющуюся спину. Затем, мельком взглянув на Делас, открыл уже закрывшуюся дверь и пропустил девушку вперед, заходя за ней сразу следом.
- Тенек, пока Делас не назначили каюту, я разрешил ей воспользоваться нашим душем и оставить здесь на время вещи. Надеюсь, вы не против. Делас, душ там, - Ракар указал рукой на небольшую дверь в дальнем углу каюты, - а что это с Джезом? Он вышел отсюда, как мне показалось, сильно расстроенным.
Нам самом деле, расстроенный кардассианец в их с Тенеком каюте, и приватный разговор Тенека и Джеза – это было как минимум … интересно.
– Вы же знаете, у мистера Тенмы проблемы, – пожал плечами Тенек, словно напоминая, о том что кардассианец отсутствовал на регате. – Разумеется, я не против, – добавил он, мельком взглянув на Делас.
- Спасибо, - сказал ромуланец, в ответ на то, что Тенек не против временного расположения Делас. - Да, знаю, а здесь он что делал? К его проблемам вы имеете отношение?
Ромуланец снова начинал допрос, на этот раз ещё и в присутствии ромуланки, к которой Тенек не испытывал избыточного доверия. Это вулканцу совсем не понравилось.
– О проблемах мистера Тенмы вам лучше расспрашивать самого мистера Тенму, – порекомендовал Ракару стажёр.
Ракар чуть склонил голову набок, глядя на Тенека. Впрочем, ничего другого от Тенека он и не ожидал, но сам факт - эти двое, не замеченные в частом общении друг с другом – обсуждали здесь нечто личное. С высокой вероятностью они обсуждали какие-то медицинские дела. С очень высокой вероятностью, хотя могло быть и другое. Тенма отказался говорить вчерашним утром, может быть позже будет немного иначе. А может быть Тенек станет более сговорчивым, если они останутся один на один. Так или иначе, Ракар хотел знать, в чем дело. Но не обязательно прямо сейчас.
- Хорошо, - не стал дальше спрашивать Ракар. Он поставил вещи Делас, забранные из камеры хранения, возле шкафа, и сел в кресло. В любом случае, он не хотел оставлять здесь Делас без присмотра, потому что она уже показала себя во всей красе.
- Ты мне не говорил, что он тут тоже будет, - Делас недовольно зыркнула в сторону вулканца. - Напоминаю, о чем мы договаривались: если кто-то из вас залезет в мои вещи, я об этом узнаю!
С этими словами она вскинула голову и направилась в сторону ванной, по дороге расстегивая свой китель.
- Он здесь живет, - Ракар поднял взгляд на Делас, не успев еще уткнуться в падд, -  где же ему еще быть? Нет нужды напоминать, твои вещи в безопасности.
При этом Ракар подумал о том, что это очень хорошо, что Тенек здесь. Хорошо бы он и не уходил пока никуда. Одновременно, нужно было знать, о чем они говорили с Тенмой, и еще хотелось остаться одному и в тишине. Слишком противоречиво, и ромуланец не знал как из этого выбраться. Ничего лучше Ракар не нашел, кроме как с извиняющимся выражением улыбнуться Тенеку и действительно уткнуться в падд. Ему нужно было писать подробный отчет домой.
Словно желая усугубить страдания Ракара, Тенек флегматично прокомментировал:
– Я воздержался от просьбы не обыскивать мои вещи, хотя у меня для этого было больше оснований. Теперь мне кажется разумным попросить вас обеспечить их безопасность, поскольку как раз сейчас я ухожу, – как и Делас Тенек обращался только к Ракару.
- Все будет нормально, Тенек, - с каменным лицом, не поднимая глаз от падда, но мягко сказал Ракар.
______________
С Тенеком, Тенмой и Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 Сентября 2017, 16:02:07 #25
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

Идя по коридору на очередной сбор в ангаре 13, Ракар увидел Освальда. Кадет Звездного флота шел впереди, и ромуланец видел только его спину. Множество событий вчерашнего дня были слишком ярки в памяти, и пока все кадеты не собрались вместе, ромуланец решил прояснить еще один вопрос. Тот самый момент, от которого зависела судьба проекта. Тот самый момент, который вчера между ним и землянином остался нерешенным.
Ракар ускорил шаг, догоняя землянина.
- Освальд, - сказал улан, поравнявшись с кадетом, - пока есть время до начала, уделите пару минут?
Землянин пожал плечами и кивнул:
- Да, конечно, что такое, Ракар?
- Я про вчерашнее, - сказал Ракар, остановившись. – Для начала я хочу извиниться, что не обсудил идею отказа от приза с вашей командой. И вы не принимали ее эту идею до самого нашего … гм, выступления на Променаде. Но вы в итоге не опровергли это, и это отлично. Скажите, это потому что вы приняли эту версию и согласились с ней, или есть другая причина?
Освальд резко остановился и посмотрел на ромуланца.
- Извинение принято. Спорить я не стал исключительно из-за проекта, потому что мы в тот момент должны были продемонстрировать единство. И я очень рад, что мы проиграли, потому что скажите вы что-то подобное на нашем награждении - мы бы не смолчали, и вся округа увидела бы, что проект и правда давно пора разогнать.
Кадет замолчал на минуту, пока мимо них проходило несколько человек - не надо было посторонних посвящать в разлад внутри команды. Как только стало посвободнее, он продолжил:
- Идею вашей команды я не принимаю и считаю абсурдной. Это же упущенная возможность! Даже удивительно, что это говорю я, а не Хена, которая, вообще-то, в вашей команде! На те деньги можно было бы сделать что-то на благо проекта и для сближения наших народов. Можете не соглашаться, но спорить об этом я не хочу - приза всё равно нет, и теперь уже нет смысла это обсуждать. А вот тот факт, что вы открыто сказали так, будто мы все с вашим предложением согласны - это подстава. Я ни за что не поверю, будто бы вы не предвидели, что мне придётся заткнуться и всё стерпеть ради общего дела. Это плевок в лицо всей нашей команде, а заодно и удар по проекту, потому что теперь половина участников ещё раз увидела, что ромуланцам нельзя доверять.
На самом деле Ракар не ожидал такой речи от Освальда, он еще вчера заметил, что что-то не так. Но его сосредоточенность на личном не дала ему задуматься над этим всем вовремя. Ромуланец прищурился и чуть выше поднял голову, заложив руки за спину, глядя на Освальда. Однако Ракар ответил не сразу, сначала ему потребовалось, чтобы весь смысл слов Освальда досконально, дословно, по капле дошел до его сознания. Некоторое время Ракар внимательно рассматривал кадета, и на его ромуланском лице было видно, как старательно он давит в себе то, что пока не могло быть высказано.
- Значит нельзя доверять, да? Так почему же вы, Освальд, не опровергли мои слова, стоя тогда на Променаде? Почему вы не сказали, ромуланец не прав, а наша команда считала по-другому и хотела другого? Что вас остановило?
- Потому что проект надо сохранить, - недовольно ответил Освальд, - в него слишком много вложено, чтобы вот так взять и всё угробить. А работать вместе мы можем и без доверия. Что касается меня лично, я пока не готов применять эту оценку ко всем ромуланцам вообще.
- Вот! Вот, Освальд. Правильный ответ. Проект надо сохранить! – Ракар расцепил руки и чуть не принялся жестикулировать, но удержался. – Вот именно! И никто из вас не подумал об этом заранее! Разве не было очевидно сразу, что наш маневр приведет к снятию нас с дистанции? И даже Хена, которую вы только что упомянули, задолго до старта была смущена некоторой нечестностью нашего этого маневра по отношению к участию в регате. И единственная моя ошибка состоит в том, что я заранее не обсудил все это с вашей командой. Но просто представьте на минуту, что было бы, если бы мы заявили – "мы хотели победить". Разве вы не слышали толпу? Я вам скажу, что было бы – руководство, узнав как мы нечестно, а кроме того – достаточно непродуманно - работаем – усомнилось бы в смысле вообще нашего взаимодействия. А убийство вашего коммандера – довершило бы дело. Проект спасло только то, что решение о нем принято было до убийства. И скажите мне ровно одну вещь, Освальд, должен ли я после всего этого верить вам? Потому что с моей точки зрения – нечестно поступили именно вы. Вы решили обмануть весь квадрант! Всех участников на соревновании! Вы решили подставить и меня, как вашего соучастника перед всей этой толпой и командованием, которая скандировала "не честно"? Могу ли я вам верить? – Под конец своих слов Ракар уже был слишком эмоционален, хотя продолжал говорить все еще тихо.
- Ракар, вы и правда так думаете, или же это просто попытка заставить меня оправдываться? - недоумённо спросил Освальд. - Ладно, будь по-вашему, объясню. Вы же присутствовали на всех обсуждениях от начала и до конца, Акрита предложила этот манёвр в качестве завершающего штриха в самом конце, если мы будем идти нос к носу на финишной прямой, он не был обязательным, и мы предполагали, что одна из команд может победить честно. Мы почти победили, надо сказать, и без манёвра. Приди мы первыми - вы бы тоже обвиняли нас в нечестной игре и публично утверждали, что мы все согласились отдать приз второй команде? А теперь скажите, где именно мы вас подставить пытались?

Ракар глубоко вздохнул, пригнул голову, отвел взгляд, необходимо было успокоиться, чтобы продолжить.
- Дело в том, Освальд, - теперь Ракар говорил уже спокойно, глядя на кадета, - что победи одна из наших команд обычным образом, как это и положено делать на соревнованиях такого рода, никаких вопросов бы не было. Но в тот момент, когда я узнал про маневр – я понял для себя, что наше выступление на регате будет посвящено другому, а именно – проекту и демонстрации нашего взаимодействия. И я был этим вдохновлен. Мы совместными усилиями должны были прийти первыми, один из наших кораблей, но претендовать на приз при осуществлении маневра – уже было нельзя. Этот маневр применим в любой другой ситуации, только не в соревновании. Это любая боевая ситуация, любая ситуация иного рода, но не для победы в соревновании. Я думал, вы это понимаете, я считал, что вы также используете это лишь для доказательства наших возможностей и способность что-то делать вместе. Так вышло, что ситуация вышла из под контроля, о том, что мы можем сделать, узнала другая группа. И они посчитали наши действия нечестными. Отсюда весь их саботаж в нашу сторону. И я на самом деле понимаю теперь, почему они это сделали. "Уравнять шансы", вот одна из их формулировок. Но ведь мы работали для другого… Я так считал. Мне было несколько удивительно и разочаровывающе, что вчера вы не поддержали эту точку зрения. Я осознал, что уже применив маневр, вы все еще рассчитывали на приз в регате, на эти деньги, которые на самом деле ничего не значат в отношениях народов. Я попытался вас убедить и неуспешно. И поэтому я задаю вопросы сейчас, чтобы все это прояснить, а не заставить оправдываться. Я хочу знать, что вы думаете на самом деле и чем руководствуетесь в своих решениях. Это очень важно для будущего. Тогда, до регаты, вечером, мы собрались нашей командой и обсуждали этот вопрос. Мы пришли к решению, что отказ от приза – честный вариант, потому что мы делаем наш полет с другими целями. И там, вчера, на втором этаже Променада фактически я говорил только за свою команду. А вот если бы я оказался вовлечен в добычу приза всеми эти не спортивными способами, исключительно с целью победить – это и была подстава. Вот так я вижу эту ситуацию, Освальд. Конечно, вы можете не верить мне больше, ведь я не могу предоставить ни одного доказательства о своем видении, кроме слов свидетелей из моей команды.
________________
с Освальдом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
27 Сентября 2017, 16:02:42 #26
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, день
Стыковочное кольцо, около ангара 13.

- Мы все решили принять участие в регате ради проекта, - возразил Освальд. - Мы хотели показать, что проект работает, а заодно выставить его в хорошем свете, и победа этому только поспособствовала бы, неужели вы этого не понимаете? А теперь представьте себе, что всё прошло гладко, обе команды оказались на финишной прямой примерно в одно время, других конкурентов поблизости нет, что дальше? Мы применили манёвр, чтобы показать себя, а дальше? Представьте, что две наши команды заняли первые места. Эта победа тоже была бы нечестной? Мы бы тоже должны были отдать приз тем, кто шёл за нами? Вы бы тоже об этом заявили открыто и от лица всех, хотя кроме вашей команды об этом никто не знал? И вообще, чем отказ от приза в пользу другой команды лучше, например, установки памятника в честь проекта или его абстрактных идеалов, вроде совместной работы и преодоления различий?
- Гипотетическая ситуация, Освальд, - снова прищурился Ракар, - одна из возможных. Но в реальности произошло иначе. Мы действительно показали, что проект работает, мы выставили его в нужном свете, мы пришли первыми, именно первыми, но не для победы в соревновании. В тот момент, когда мы применили маневр – мы все должны были уже понимать, что не денежный приз должен являться нашим призом, а продолжение проекта, в результате наших действий, направленных только на его поддержание.  Вы правда считаете, Освальд, что в текущей нашей итоговой ситуации – все еще следовало претендовать на приз в регате и победу в регате? Вы считаете возможным именно так побеждать в соревновании?
- Это не простая гипотетическая ситуация, - возразил землянин, - это та ситуация, для которой манёвр был изначально предназначен! И я хочу понять, стали бы вы в такой ситуации требовать от нас отказа от приза? А ещё вы не ответили мне, чем же отказ от приза в пользу другой команды лучше для проекта, чем использование приза для его - проекта - прославления? Или, например, почему не благотворительность? Почему надо отдавать приз другой команде, а не нуждающимся? Или на Ромуле не принято помогать тем, кого постигла беда? А про текущую ситуацию я уже ответил: приняв во внимание ваш поступок, я полностью удовлетворён тем, что мы не победили.
Ракар усмехнулся, но уже как то грустно.
- Если бы вопрос стоял кто из нас двоих победит, "Анадырь" или "Амазонка", если бы мы оба опережали всех остальных без всяких дополнительных средств – в этой ситуации я бы не отказался от приза. Но снова повторяю – в реальности все произошло иначе. Вы пришли первыми только в результате маневра. А это значит, у нас осталась для всех остальных зрителей только одно действие – демонстрация взаимодействия. Чем лучше отказ от приза в этом случае – тем, что это действие является честным. Исчезающее малая вероятность того, что наш маневр в реальной ситуации был бы принят как нормальное действие. Не путайте, прошу вас, то, что могло бы быть и то, что случилось в реальности. Так вот, то, что случилось в реальности – не может быть победой в регате. Хотя вполне представляю себе возможно вдохновляющее вас действие нечестного отъема денег для того, чтобы раздать их бедным и нуждающимся. Только в нашем с вами случае от этого действия немного неприятно пахнет. Надеюсь, "Поющие льды" пустят деньги на благотворительность, как те, которые действительно заслужили победу.
Ракар снова глубоко вздохнул.
- Мне жаль, что я не обсудил все заранее с вами. Факт – между нами слишком мало разницы, каждый из нас преследует свои цели, иногда не чураясь никаких средств. Но я рад, что узнал, что все федераты разные в сути своей.
- Думаю, мы все поняли, как важно обсуждать всё, включая детали, - немного спокойнее ответил Освальд, - надеюсь, в будущем мы так и будем поступать.
Было похоже, что разговор закончен, и кадет направился было в сторону ангара, но потом развернулся и снова посмотрел на ромуланца.
- Да, вот ещё что. Вы тут упрекнули нас в попытке обмануть чуть ли не всю Галактику. Допустим даже, что мы и правда такие негодяи, хотя я бы с этим ещё поспорил, как и остальные, уверен, но чем ваши слова о том, что мы все договорились отдать приз пришедшими за нами, лучше? Вы сказали это в речи о наших общих планах и не уточнили, что говорили только о своей команде. Если бы к нам прицепился кто-нибудь типа Кристаль, эта деталь тут же стала бы известной, и мы бы опозорились на всю Федерацию. Нам повезло, что этого не произошло, потому что такая манипуляция в прямом эфире могла бы означать конец проекта.
Ракар смотрел на уходящего Освальда и понимал, до какой степени слишком многое происходит только в его голове, до какой степени он предался иллюзиям о реальности. Но реальности было наплевать на его иллюзии, реальность не собиралась меняться, она была только такой, какая есть. И он был самым настоящим веруулом, то есть обычным дураком, решившись в собственные иллюзии поверить. Он был дураком и в прочих своих действиях, основанных на неверной оценке той же самой реальности. Хуже всего было то, что, вероятно, он профнепригоден, если не сделает выводов из всего этого. И один из выводов он сделал - никому нельзя верить, особенно себе, пока не получил доказательств собственных предположений.
- Да, я не уточнил, - кивнул ромуланец, - как не уточнил многого другого, заблуждаясь во многом. Но и вы должны помнить, Освальд, что ваше желание победить в регате, основываясь на нечестных методах - прославило бы проект так, что его уже не было бы. Мы все заблуждались в мотивах друг друга и все наломали дров, но в свете всего этого, похоже, из обвинителя Фениксов я превращаюсь в их адвоката. Если это все еще актуально. И наше с вами взаимное недоверие я принимаю как непреложную данность. Похоже, в том что проект все еще существует - нам действительно невероятно повезло.
- Ракар... - Освальд повторил любимый жест Самриты в аналогичных ситуациях - закатил глаза, - я хотел победить вообще без манёвра или хотя бы с манёвром на финишной прямой, когда победа и так была бы нашей, причём, победить я хотел именно ради проекта, а не ради собственной славы или ещё чего-то. Для меня лично приз вообще ничего не значит - на Земле материальные ценности давно перестали быть смыслом жизни. Мне хотелось сделать что-то такое, что увековечит память о нашей группе, и победа вместе с красивым использованием призового фонда для этого подошла бы куда лучше, чем просто яркое выступление с манёвром и пафосными речами. Впрочем... как говорят на Земле, после драки кулаками не машут. Давайте уже закроем тему приза - это теперь в прошлом, и мы всё интересующее выяснили.
- Хорошо, - снова кивнул ромуланец, - здесь я вам верю. Закроем, действительно. Это закончилось. - И Ракар тоже пошел в ангар.
_______________
совместно с Освальдом


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
03 Октября 2017, 11:17:27 #27
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Квинтилия Перим быстро воспользовалась двухчасовым перерывом и вернулась на свое место в ангаре, отданном под конференц-зал для проекта “Альфа”. Там ее и нашел Тенек за некоторое время до совещания, назначенного Утарой Рилл.
То, что они оба пришли раньше назначенного было очень удачно: Тенек собирался вызвать мисс Перим по связи до или после собрания (в зависимости от её планов), теперь же можно было решить все вопросы без усложнения алгоритма. Стажёр подсел к девушке и предложил:
– Если не возражаете, давайте назначим время для нашего ближайшего занятия и уточним детали.
– Какое именно занятие вы имеете в виду? - спросила Квинтилия.
– По заданию мистера Планкса, – напомнил Тенек. – Если помните, мы начали обсуждать его во время вынужденной задержки на Бэйджоре.
 Понимания в глазах Квинтилии не прибавилось.
– Вы имеете в виду подготовку к экзамену по медицинской помощи или психологические практики? Я поняла, что у вас два направления работы, и не знаю, о котором вы говорите сейчас.
– Об обоих, – объяснил стажёр. – Ваши трудности с оказанием доврачебной помощи – результат фобии, поэтому наши занятия будут построены в первую очередь на её преодолении, а применение ваших медицинских навыков будет проверкой того, насколько успешно вам удаётся с ней справиться. Так что на каждом занятии мы будем посвящать время и тому, и другому.
– Я поняла, - ответила девушка, - Тогда можете назначить любое время, которое вам удобно, мистер Тенек.
– Вы тоже участник этих занятий, – возразил вулканец, – и ваше удобство тоже имеет значение. Если у вас уже есть планы на ближайшие два дня, нам не следует их нарушать.
– Сегодня вечером у меня тренировка с мистером Ракаром, - ответила трилл, - В остальном мое расписание свободно. В данный момент я не кадет Академии и освобождена от всех дистанционных занятий, которые иначе могли бы быть.
– Тогда давайте зарезервируем завтрашний вечер, через час после занятий проекта, – предложил Тенек и поинтересовался: – А вы действительно хотели бы использовать для преодоления фобии медитацию?
– Хорошо, - ответила Квинтилия, - Завтрашний вечер. Я не знаю, что такое медитация, поэтому не могу ее предпочитать или не предпочитать. Вы - медицинский специалист, поэтому я оставлю выбор способа на ваше усмотрение.
– Я объясню, что это, – пообещал стажёр, – тогда вы сможете решить, хотите ли вы это попробовать. Если позволите, я хотел бы задать вам один вопрос, по смежной теме. Мистер Планкс также упоминал, что помимо проблемы с применением на практике навыков первой помощи у вас были проблемы с инженерными работами. Эти две проблемы как-то связаны между собой, или между ними на ваш взгляд нет никакой связи?
– Я думала об этом, - ответила девушка, - Полагаю, успех в этих двух дисциплинах зависит не только от теории, но и от работы руками, а я не самый практический человек на свете.
– Простите за слишком личный вопрос, – осторожно начал стажёр, – но в случае с техникой вы не испытываете никакого страха? Речь идёт только об отсутствии привычки к работе руками или о страхе тоже?
– Какую, например, технику вы имеете в виду? - уточнила девушка.
Тенек покачал головой, как бы признавая отсутствие у него достаточной информации:
– Я не знаю, это как раз то, что можете подсказать только вы сами. Мистер Планкс упомянул пробелы в инженерном курсе Академии Звёздного флота, как я понимаю, той её части, которую изучают на вашем отделении… впрочем, вы сами слышали его слова. Я спрашиваю вас об этом вот по какой причине: если какие-либо объекты, с которыми вы имели дело, вызывали не только неуверенность в своих силах, но и страх, между двумя разными на первый взгляд фобиями может обнаружиться связь. Например, страх перед травмами (своими или чужими) может превращаться в страх перед предметами, которые могут травмировать вас или ваших товарищей: электричество, осколки панелей, плазмопроводы – таких объектов на кораблях и станциях Звёздного флота достаточно много.
– Я не знаю, - ответила Квинтилия, - Если бы вы уточнили конкретно, есть ли у меня фобия транспортера или боюсь ли я пользоваться репликатором - я бы смогла ответить, что этого нет.
– Тогда будем считать мой вопрос преждевременным, – завершил тему фобий Тенек, – если что-то подобное у вас действительно есть, вы рано или поздно отследите это, и, уверен, ваш инструктор по инженерному делу сумеет вам помочь. Я также буду в вашем распоряжении, если окажется, что требуется моя помощь.
-Хорошо, - согласилась Квинтилия.
___________________
с Квинтилией


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
03 Октября 2017, 11:20:51 #28
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


Минут за десять до начала собрания Акрита тоже пришла в ангар и заняла одно из свободных мест. Вид у нее был немного растерянный, да и внутренне она ощущала себя примерно так же. Случившееся на станции определенно не казалось таким простым, как выглядело, но она боялась строить какие-либо предположения. Сейчас и без того хватало взаимных подозрений.
Не зная на что потратить печальные два часа между собраниями, андорианка выбрала самое, наверное, примитивное - она забралась в кабину "Анадыря" и принялась подробно изучать логи полета, отмечая параметры работы дополненной реальности, отклик на голосовые команды, чувствительность настроек и возможные сбои. Как и ожидалось, система была еще далека от совершенства. Акрита провела подробный анализ, по миллисекундам восстановив события после прохождения последней контрольной точки. Сейчас она уделяла больше внимания техническим вещам, которые в реальном полете, на пике напряжения и ответственности, не успевала даже заметить. И вместе с тем она как будто заново переживала события, ставшие для нее такими важными… тогда. И куда менее важными - теперь.
Когда поставленный заранее сигнал таймера сообщил о том, что пора идти, Акрита переписала себе на падд оставшиеся файлы системы и погасила консоль. Непривычно тихий "Анадырь" почему-то напомнил ей ночь перед стартом, когда Артур оставил ее стеречь катер. Если бы они знали, что одни только сутки могут настолько изменить все…

***
Идя за Освальдом, уже почти пересекая вход в ангар, Ракар вдруг понял, что еще кое-что забыл. И, резко развернувшись, пошел обратно по коридору, решив встретить Делас до того, как она придет на сбор.
Ждать Ракару пришлось долго: Делас очевидно не собиралась приходить первой, и за это время мимо ромуланца прошло большинство кадетов, в том числе и Самрита Баккер, которая уверенно проследовала на своё место, даже не взглянув на Ракара. Наконец, когда почти все кадеты уже собрались, в коридоре показалась и Делас. Она вжала голову в плечи и всем своим видом показывала, что хочет прошмыгнуть в зал как можно незаметнее. Однако, едва завидев Ракара, она тут же расправила плечи и широко ему улыбнулась.
- Пойдём? - она кивнула на дверь ангара.
Ракар смотрел на проходящих мимо кадетов и начинал испытывать нетерпение. Пора было уже идти. Он знал, что Квинтилия уже на месте, он должен был быть там, несмотря на все. Сидеть рядом. Странное ощущение, потому что одновременно он стоял тут не просто так, а по делу, и не будь его, возможно, он тоже решил был прийти на совещание одним из самых последних.
Ракар попытался ответить на улыбку, но у него вышло криво.
- Понимаю, - вместо согласия отправиться в ангар сказал он, - новая группа, которая, как ты считаешь, тебя ненавидит. Прийти надо почти к самому началу, после всех. Чтобы у них не было времени свободно и долго, без определенной цели кидать на тебя взгляды. Я оценил, Делас, тот твой взгляд, когда Планкс тебя представил. Ты сильная. Это правильно. Но прежде чем мы пойдем, я скажу тебе кое-что. Две вещи. Первое – так вышло, что из твоего обвинителя по событиям на регате я стал твоим адвокатом. Я буду защищать тебя и твое решение, объяснять это решение и эти мотивы группе. Но это не должно тебя расхолаживать, понимаешь?
- Я рассказала Планксу, и он смог простить. Надеюсь, ваш новый координатор тоже сможет, ну или ей будет не до того, после того, как предыдущий координатор убил федерального коммандера, - фыркнула Делас. - А остальные... Это не так важно! Мне просто нужна моя лаборатория и дело, которым я смогу заниматься, а они меня не интересуют, - она кивнула на дверь, но что-то в ее голосе говорило, что это не совсем так. - И я сама смогу себя защитить, если они будут нападать. Спасибо, Ракар, я ценю твою поддержку, но я взрослая девочка, и должна уметь отвечать сама.
В этот раз улыбка у Ракара получилась более естественной.
- На самом деле, остальные – это важно. Дипломатическая миссия, дипломатическое задание. Нас двое от Империи, – и на этом Ракар стал говорить тише, - второе, Делас. У нас есть принцип – нет необходимости делать то, на что нет необходимости. Мы с ними сейчас не находимся в формальном противостоянии. Диверсии, интриги, подставы, разного рода операции – это всегда необходимость. Просто так, без причины, они не делаются. Здесь, на проекте, нет причины этого делать. Здесь мы должны показать себя иначе. Несмотря на то, что большая часть из них нам не верит, и мы не верим большей их части – в наших силах что-то изменить, чтобы укрепить хрупкое равновесие. Поэтому мы будем интересоваться ими, в том числе и потому что нам просто интересно. Я вижу как тебе неподдельно интересно.
Ракар отвел взгляд.
- После планерки, и после того, как я схожу в службу безопасности, мы расскажем Утаре Рилл о событиях на регате вдвоем. Если она, конечно, не узнает этого до.
- Я сама расскажу, - решительно произнесла Делас. - Если ты хочешь дать свои показания против меня, тебя ничего не остановит, как и остальных. Но за себя и свою команду говорить буду я. И нет, я не собираюсь тут никому ничего делать, - скривилась ромуланка. - Мы же типа одна команда теперь. Сотрудничество и все такое. Скорее уж они начнут мстить или просто устроят бойкот мне и моим исследованиям. Но тогда я попрошу о переводе обратно на Кардассию, вот и все.
Ракар усмехнулся, а затем коснулся плеча Делас.
- Ну, это мы посмотрим. Однако, я думаю, бойкота не случится. Хорошо, будь по-твоему, - кивнул он. – Теперь пойдем. Пора.
Делас благодарно кивнула и прошла в ангар вслед за Ракаром.

***

Пройдя в ангар, Ракар быстрым уверенным шагом направился к месту, где сидели Квинтилия и Тенек. Достигнув места назначения, ромуланец сел справа от девушки трилла, оперся на спинку стула и сказал:
- Квинтилия, для тренировки все готово, сегодня в 20:00. Это займет два или два с половиной часа. И еще, я хочу позвать на тренировку некоторых других кадетов. Как минимум потому, что хочу показать занятия по ромуланской системе и для остальных. Не возражаете?
-А ромуланская система тренировок - это не секретно? - спросила Квинтилия.
Ракар в полоборота развернулся к Квинтилии, и уперся подбородком в согнутую в локте руку, опираясь таким образом на спинку стула. С интересом посмотрел на девушку и улыбнулся.
- В оригинале, конечно, есть части, разгласив которые я стал бы предателем. Я не стал ставить их в сюжет, они ни к чему там. А в самом занятии на выносливость нет ничего секретного.
-Понятно, - ответила Квинтилия, - И я не возражаю в ответ на ваш вопрос.
Ракар следил за мельчайшими оттенками в речи Квинтилии, за интонацией, за мимикой, ловил каждый жест и каждое движение мышц. Он задался вопросом, почему она спросила о секретности тренировки. Это был интерес? Попытка предупредить его ошибку? Любопытство? С какими эмоциями она ждала эту тренировку? Это была осознанная необходимость, повинность, которую следует нести, или ей было интересно? Ракар не знал, не смог понять по ее голосу. Но он видел, что свой собственный текущий статус она переживает достойно. Хотя, с другой стороны, наверняка, убийство коммандера координатором было шокирующим. Поэтому, это накладывалось. Ромуланец опустил голову и спросил вулканца, сидящего следом за Перим:
- Мистер Тенек, вы сможете сегодня прийти к 20:00 в голокомнаты и поучаствовать с нами?
– Да, и это было бы очень кстати, – отозвался вулканец. – С самого прибытия я тренировался по минимальной программе, так что ваше приглашение принимается с признательностью.
- Отлично, спасибо, Тенек, - Ракар поднялся со стула. – В таком случае – сегодня в 20:00 у голокомнат, в спортивной форме одежды.
Произнеся это, Ракар обошел стол, подошел к Самрите Баккер сзади, положил руку на спинку ее стула и сказал:
- Самрита, у тебя на сегодняшний вечер запланировано что-нибудь?
Когда Ракар подошёл к противоположной стороне стола, Самрита была увлечена беседой с Хеной, и, судя по их лицам, обсуждали они что-то серьезное. Но Ракар успел уловить только последнюю фразу: "...уже пора подравнять челку, а то в глаза лезет..."
_________________
+ Акрита,  Делас, Квинтилия, Тенек, Самрита


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
03 Октября 2017, 11:23:01 #29
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 5

2 сентября, незадолго до начала планерки 2
Стыковочное кольцо, Ангар 13


- Что? - Самрита вздрогнула и резко развернулась на своем месте. - Что такое? - напряженно спросила она. - Я не планировала заниматься катерами вечером, если ты это хотел узнать.
Вообще, если услышать обрывок разговора двух людей, то можно о многом понять. Особенно, если застать момент перехода от настоящего разговора, к безликой болтовне, чтобы скрыть суть беседы и представить все так, будто говорили о другом. Ракар такой целью не задавался в настоящий момент. Но внутренне усмехнулся - женщины всегда женщины. И почему они все время вздрагивают при его приближении?
- Я не про катер, Сэм, - как ни в чем не бывало сказал Ракар, - у нас в 20:00 тренировка на выносливость в голокомнатах, с Квинтилией, и Тенеком, и я тебя тоже приглашаю. Придешь?
- Меня? Почему? - Самрита казалась совершенно сбитой с толку. - Вы с Тенеком куда сильнее меня из-за расовых особенностей, а Перим имеет спортивное прошлое, вы трое явно в лучшей физической форме... Или ты хочешь, чтобы твоя Квинтилия чувствовала себя более уверенно на моем фоне? - догадалась Самрита.
Ракар отвел взгляд на секунду.
- Не моя Квинтилия, просто Квинтилия. – И тут Ракар собрался и продолжил говорить с улыбкой, и даже чуть более весело, - да и не в том дело, что Тенек физически сильнее всех нас, и даже меня. Такого типа тренировки полезны для всех, и … некоторые вещи сближают, когда делаешь их вместе. Люди становятся одной командой, учатся прикрывать друг другу спину, выживать вместе. Я зову тебя потому, что нам нужно лучше узнать друг друга, общаясь больше чем обычно. Кроме того, это одна из оригинальных тренировок для ромуланских военных, я хочу поделиться этим способом и с остальными.
Про то, что присутствие Самриты на тренировке с Квинтилией будет отвечать и другим целям для Квинтилии, Ракар решил сейчас не озвучивать, рассказав только об одной части. Той, в которой он хотел с Самритой Баккер исправить то, что у них не заладилось.
- Хочешь узнать меня лучше – научись уважать мое мнение, - сощурилась Самрита. – Вчера тебе на него было плевать! Пока я думаю, что эти тренировки будут для меня скорее унизительны, поскольку я покажу худший результат, чем вы все.
Теперь Ракару пришлось глубоко вздохнуть и посмотреть в потолок ангара, как недавно это сделал Освальд. Ромуланец покачал головой и с доброй улыбкой посмотрел на Самриту.
- Я потрясен увиденным, и услышанным, Сэм. Неужели тебе доставляет удовольствие ругаться со мной? – Ракар быстро посмотрел по сторонам, здесь сидело уже много кадетов, не хотелось бы ему начинать заново тот разговор, который был с Освальдом в коридоре, тем более, что некоторые факты не нужно было афишировать. Особенно тот факт, что после исполнения маневра группа "Анадыря" все еще рассчитывала на приз в регате.
- Или мне следует вообще ни с чем к тебе не обращаться? – сказал он до предела понизив голос, - только это очень плохо будет отвечать целям проекта. Не знаю, где именно я по твоим словам вчера опять плевал на твое мнение, скажу лишь только, что тренировка на выносливость не может быть унизительной. Это тренировка для всех. Не зависимо от того, спортсмен ты или нет, сильная ты или нет, это развивает тело, учит преодолевать и справляться вопреки всему. Ты такой же будущий офицер Звездного флота как и другие ваши, и мое намерение – поделиться с тобой в том числе ромуланскими способами. Нет никакого унижения, есть желание что-то делать вместе. Вот и все. Какое твое решение? Придешь или нет?
- А вот ты подумай, где вчера ты проигнорировал то, что мы тебе сказали очень четко и однозначно, - Самрита тоже перешла на угрожающий шепот. – И мне удивительно, что теперь ты хочешь «что-то сделать вместе» и ведешь себя так, будто ничего не случилось. Что касается твоей тренировки – я еще не решила и должна подумать. Пока я не уверена, что мне она принесет что-то, кроме ваших насмешек.
Ракар, все еще держась за спинку стула Самриты, наклонился к ней и зашептал:
- Да, я примерно понял о чем речь, спроси Освальда, но и с тобой потом лично могу обсудить. Все это очень интересно, особенно трактовка этого вашего мнения. Вы ведь тоже ведете себя так, будто все хорошо и так должно быть. Но сейчас для этого нет времени, скоро планерка начнется. Насчет тренировки – это не просто некая безликость, где каждый должен показать какой-то результат. Это сюжет, реальная жизненная ситуация, требующая от каждого полной отдачи всех сил, ситуация, в которой никто ни над кем не смеется, и даже не думает, потому что цель – всем выжить. Всем до одного, и никого не бросить. Ты подозреваешь насмешки – их не будет. Но ты не узнаешь, так это или нет, пока не проверишь. Только проверить можно, и узнать это. Рискни, может быть ты будешь приятно удивлена. Я буду ждать тебя и рассчитывать на тебя. В 20:00 в спортивной форме у голокомнат. Будет хорошо, если ты придешь.
Глаза Самриты сверкнули гневом, и она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но в последний момент сдержалась и закусила губу.
- Я все поняла, - прошипела она сквозь зубы и резко отвернулась. К чему именно относились ее слова, было непонятно.
Ромуланец дослушал Самриту и выпрямился, тяжело выдохнул. Сложно было с некоторыми федератами, да, по большому счету – со всеми федератами. Никто не обещал, что будет легко, и Ракар принялся гасить в себе новую вспышку негодования. Мельком глянул на сидящих справа, сначала там сидела М'Кота, потом Акрита, потом Артур. М'Коту и Артура Ракар решил не трогать, подошел к Акрите, так, как и с Самритой – положил ладонь на спинку ее стула, чуть склонил голову.
- Акрита, вас я тоже приглашаю на вечернюю тренировку, в восемь вечера, вы придете?
- Да, с удовольствием, - с готовностью обернулась андорианка. Она уже давно прислушивалась к обсуждению тренировки, понимая, что для нее самой что-то подобное было бы очень кстати. - Если не появится заданий проекта на это время, непременно приду.
Ракар улыбнулся андорианке и коротко кивнул.
- Отлично. Форма одежды – спортивная. Будем ждать.
И ромуланец пошел обратно к своему месту.

М’Кота слушала разговор Самриты и Ракара, вспоминая все самые образные и красочные выражения родного языка, но наученная горьким опытом не вмешивалась: на хватало ещё чтобы Самрита снова ударилась в слёзы и надулась на весь мир. Когда Ракар отошёл к Акрите, она повернулась к сидящей слева Самрите и сказала:
– Знаешь, ты совершаешь большую ошибку. Ты всё время хочешь, чтобы другие люди считались с тобой, проявляли понимание, были внимательными, делали добрую сотню шагов тебе навстречу... но я не вижу хотя бы одного маленького шага, хотя бы одной попытки проявить понимание с твоей стороны. Ты хочешь, чтобы тебя считали сильной, и одновременно требуешь, чтобы с тобой обращались как с... ну, вот как тысячу раз склеенной стеклянной вазой тысячелетней давности! Так не бывает! Хочешь, чтобы...
Договорить М’Кота не успела: в тот момент когда хронометры дружно показали 15:00 в конференц-зал группы «Альфа» вошла советник Рилл и прошла к своему всегдашнему месту возле края экрана. Болианка окинула аудиторию красноречивым взглядом и показала на время: совещание началось.
Самрита шокированно посмотрела на М’Коту, но ответить не успела – советник Рилл зашла в зал, и Самрита только пониже наклонилась над своим столом, отвернувшись от клингонки и пряча лицо за волосами.
__________
С Ракаром, М'Котой и Утарой Рилл
Offline  
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 10
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS