* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
21 Ноября 2017, 01:46:41 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 03 cентября 2384 года, раннее утро
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15
0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.   
14 Июля 2017, 10:56:59 #135
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”


Материализовавшись на площадке транспортера, Ракар сошел с нее, и, в первую очередь подал Квинтилии ключ-кристалл.
- Мы прошли чек-поинт, - сказал ромуланец, - вот новые координаты.
Затем ромуланец снял свой рюкзак для высадки и бросил на пол, рядом со своим местом второго пилота. С сожалением посмотрел на белый китель, заляпанный зеленой кровью, висящий на спинке кресла второго пилота.
- Делас выбросила их командный ключ для регаты. Они готовы сотрудничать и лететь с нами, помогать, потому что победить должен проект. Нам нужно обсудить это с вами подробно. Я так понимаю, ремонт еще не завершен, и у нас есть на это время.
Ракар говорил это, отведя от Квинтилии взгляд.
- Делас, Казза, репликатор в вашем распоряжении. Вы можете отдохнуть пока в жилом отсеке и поесть.
Квинтилия вместе с Юнок вылезли из-под неудачливой консоли, за которой прежде сидел вулканец, до того, как пострадал.
-Ремонт еще не завершен, - подтвердила трилл, - Я продолжаю за ним наблюдать. Если бы его начали быстрее и не было бы перерывов, возможно, мы уже были бы готовы лететь, но пока нет.
Квинтилия взяла ключ и положила его на консоль пилота, но координаты пока вводить не стала, поэтому они еще не знали, какой будет их следующая контрольная точка.
- Вот именно, - подтвердила Делас слова Квинтилии и обратилась к своему инженеру: - Они тебя тут не слишком гоняют? Ты можешь сделать паузу, если хочешь.
Сама же ромуланка первым делом направилась к принесенной с «Примы» аптечке. Быстро открыв ее и проверив, она защелкнула замочек, подхватила аптечку и направилась в заднюю часть катера, но остановилась уже в самом конце мостика:
- Мистер Ракар, если вам вдруг станет скучно, вы знаете, где меня найти! – девушка обернулась и улыбнулась ромуланцу, а затем исчезла в жилой части корабля.
-Я в порядке, - отозвалась Юнок и снова занялась консолью, - Эту штуку до конца не починить, но она хотя бы не будет доставлять проблем в полете, если тут перенаправить кое-что… кое-куда…
-Это была аптечка, которую эвакуировали с корабля Фениксов еще до ремонта, - прокомментировала Квинтилия действия капитана “Примы”, - Там что-то про исследования этой Делас, которые никак нельзя было бросить.
Делас  ушла, ктарианка и землянка все еще оставались здесь. Ракар хмуро посмотрел на них. Это было сложное соглашение. И единственное, что сейчас немного ослабляло эту сложность – подтверждение Самриты о том, что ремонт верный. Но никто не помешает инженеру в конце ремонта поставить на катер то, что ему будет нужно. Маленькое устройство, того или иного назначения. Любого. И теперь любой его шаг был риском. Да вот только без этого было не обойтись теперь. Коварная ромуланка улыбалась выходя, говорила саркастические слова переносного смысла. Ей вслед он только кивнул. Потом обернулся к Юнок.
- Спасибо вам за ремонт. – А потом снова подхватил свой рюкзак, в котором был набор того, что не должно стать достоянием этих троих серебряных фениксов - устройство глушения звуко-видеозаписи, устройство шифрования сигнала связи, и фотография Квинтилии, которую ранее пришлось вынуть из кителя. Потом он взял с собой ключ с панели первого пилота и сказал:
- Квинтилия, Тенек - пойдемте в медотсек, нам нужно кое-что обсудить. – Тенеку Ракар протянул руку, тот был все еще не здоров и ромуланец не знал, может ли тот сейчас идти сам.
– Я могу сам, – Тенек привёл кресло в стандартное положение и аккуратно поднялся с него. Голова всё ещё немного кружилась, хотя благодаря лекарству уже не болела, и вулканец старался не делать резких движений.
-Мне больше не надо следить за ремонтом? - уточнила Квинтилия, прежде чем последовать за ромуланцем.
Какой это был хороший вопрос… Очень существенный. Ромуланец ощутил в нем укор самому себе, хотя Квинтилия не это имела в виду.
- Да, - кивнул он, - пока не нужно. - и он задержал взгляд на Квинтилии в молчаливой просьбе понять его.
Тогда они втроем прошли в помещение медотсека. Казза и Юнок остались на мостике, а Делас находилась в жилом пространстве.
Когда вошли в медотсек, Ракар запер дверь, поставил свой рюкзак на панель, вытащил из него тонкий серый цилиндр, нажал на его торце кнопку, поставил вертикально на той же панели. Потом он проверил содержимое рюкзака. Устройство шифрования находилось там же. Квадратный лист плотного картона тоже. Потом Ракар обернулся к остальным.
- Это глушит звуко и видеозапись, - ромуланец кивнул на цилиндр, - мерами предосторожности никогда нельзя пренебрегать. Ложитесь, Тенек, на койку. Чем быстрее вы выздоровеете, тем лучше. Итак, дела обстоят следующим образом: мы упали, у нас нет инженера, нам нужен ремонт, чем быстрее, тем лучше. Крылу нужна заплатка, у нас нет для нее материалов. Таким образом, мы не обойдемся без помощи их команды. Они ее оказывают. Делас выбросила ключ, согласившись с доводами о том, что победить должен проект. Я думаю, что проект должен победить не только в регате, но и в той части, которая является нашим основным смыслом – нахождение возможностей сотрудничества друг с другом. Далее – там, на чек-поинте, в монастыре – они существенно помогли в нахождении решения. Они сотрудничали и готовы сотрудничать дальше. Но у всего этого – есть громадная куча недостатков. Во-первых – нас предал Рроу. Да, то что он сделал – в моем мире называется предательством. Он рассказал Каззе обо всех наших модификациях и о нашем способе взаимодействия с командой "Анадыря". То есть, "Серебряные фениксы" знают о нас все. И если мы сдадим их прямо сейчас – они доложат об этом, наше участие будет под угрозой. Как наше, так и "Анадыря". Этого нельзя допустить. Это тоже будет предательством, уже нашим – как по мне. Второе – их поступки ранее на станции – несомненно, являются преступлением. Да, я понимаю вас, Тенек, и я с вами даже согласен. Но иногда следует находить компромиссы в собственных установках, чтобы достичь цели, самой важной, к которой мы стремимся. Итогом нашего этого разговора – должно стать наше общее с вами решение. Было время подумать, есть время немного подумать еще сейчас. У меня есть еще пара вопросов к вам, прежде чем их задать, я хочу узнать, что вы думаете обо всем вот этом услышанном сейчас от меня. И задайте мне какие-нибудь вопросы, пожалуйста. Ситуация у нас сложная – но надо найти выход.
-Рроу не предатель, - тихо произнесла Квинтилия, - Он не мог знать, и сделал то, что сделал, не специально, чтобы навредить нам. Он просто поверил не тому человеку. Я разговаривала с Хеной. Ей потребовалось время, чтобы получить наше сообщение, а потом дойти до лазарета и узнать информацию, но она справилась, и теперь мы знаем, что произошло с Рроу. Он получил дозу слабительного - препарата, который повсеместно употребляется на Каите. Доза была большая, но его жизни ничего не угрожало, все было рассчитано так, чтобы его…. ээээ… накрыло утром, и он не смог бы присоединиться к нам на старте и выполнять свои обязанности. Хена говорит, что в лазарете в последнее время тенденция перестраховываться - это началось после инцидента с Аномалией, поэтому они предпочли понаблюдать лично и подольше, хотя это не самое приятное зрелище. В их понимании участие в регате не важно и не стоит никаких рисков со стороны Рроу. Вот что там было.  Его вывели из строя, но мы с этим справились.
– Тем не менее мистер Рроу проявил легкомыслие, а «Серебряные фениксы» поступили в высшей степени неэтично, – сказал Тенек. Он снова разместился на биокровати, только приподнял изголовье, чтобы собеседники находились в поле его зрения. – И то, что в этом участвовал врач, только усугубляет ситуацию. Я готов признать, что в случае с мистером Рроу шанс на неблагоприятный исход был исчезающе мал, но врач, который способен манипулировать состоянием любого человека по собственной прихоти, не имеет права практиковать, пока не пересмотрит свои взгляды. То же касается и действий мисс Юнок, хотя запретить ей работать с системами «Амазонки» не в моей компетенции. Всё это приводит нас к дилемме: с одной стороны, скандал, затрагивающий группу из другого подразделения проекта «Альфа», наносит новый удар по проекту, с другой, нельзя оставлять их действия без взыскания. Я думал о том, как её решить, и у меня есть варианты, но прежде чем их озвучить, я хотел бы прояснить два вопроса. Первый – степень вины команды «Примы» в крушении наших катеров. Второй – причины секретности нашего совещания. Лично я не говорил и не собираюсь говорить чего-либо, что не мог бы повторить в присутствии второй заинтересованной стороны, а предполагаемое сотрудничество подразумевает прозрачность намерений обеих сторон.
Ракар жалобно посмотрел на Квинтилию. Она была единственным человеком, в присутствии которой он перестал вести себя согласно служебному соответствию по вопросу проявления эмоций. Он стал вести себя с ней как обычный живой человек. Как обычный ромуланец, которому присуще все, что присуще всем другим.
- Квинтилия, наша операция на регате была секретной, остается секретной и сейчас. Но да, я понимаю вас, я очень стараюсь понять, спасибо за объяснение. Да, я знаю, что значит поверить не тому человеку, но есть вещи, которые… которые имеют гриф секретности, и их нельзя обсуждать ни с кем. Хорошо, он не предатель. Он просто попался и мне его жаль. Я не буду больше его так называть. Далее – я прошу прощения за все то, что наговорил тут недавно по связи, и … случившееся стало для меня шоком. Я не смог справиться с этим, и теперь все находится уже в другой стадии. Вот… - промедлил Ракар, немного затянув паузу. Потом он посмотрел на Тенека:
- Тенек, они не останутся без взыскания, без наказания, без возмездия. Вот так я должен выразиться. Они не уйдут от ответственности. Но я не хочу обсуждать эту тему сейчас. Прошу меня простить. Для меня сейчас сложно говорить об этом, мы обсудим это позже. На текущий момент у нас другая задача – принять решение о сотрудничестве с ними. Вы можете высказаться, Тенек, конечно, но не уверен, что дам ответ. Степень вины "Примы" в нашем крушении – я выясню лично, через некоторое время я хочу пойти вместе с Делас на их корабль, и забрать логи крушения. Они утверждают, что у них отказало управление. Они применили к своему управлению технологию Доминиона, какую используют джем-хадар на своих кораблях, и в критический момент расстояние перестало высчитываться верно. Мы это выясним. Второе – причина секретности нашего совещания – то, что сейчас обсуждаем мы – принадлежит только нашей команде. Вы мой экипаж, я хочу обсуждать это с вами. Если нужны будут вопросы к ним – вы зададите их им, чуть позже. И от прозрачности намерений мы никуда не денемся. Я сам уже задал множество вопросов – и получил много непротиворечивых ответов. И Юнок чинит наш катер правильно, это уже подтверждено Самритой. И последующее – тоже будет обсуждено с Самритой. И вот еще что – Квинтилия, удалось выяснить что-нибудь про Планкса? Где он?
-Он все еще на станции, - ответила Квинтилия, - Зачем он вам?
____________
С Тенеком, Квинтилией, Делас, Юнок


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
14 Июля 2017, 11:00:47 #136
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”


Ромуланец задумчиво кивнул.
– А, на станции.. хорошо. Сначала я хотел задать ему пару вопросов. Знает ли он эту троицу, например. Теперь, пожалуй, это не существенно. Теперь, я хотел сказать ему, что будет лучше, если он встретит своих подопечных, когда мы вернемся с регаты. Но это тоже, наверняка не существенно уже. Он их координатор, наверное он дождется их и так. Поэтому мы не будем беспокоить его заранее. Хорошо.
И снова Ракар посмотрел на Тенека.
– Тенек, ну вправил я вам руку, так как это делают солдаты на поле боя. Вы могли бы держать дизраптор и стрелять еще некоторое время. Но не будь Делас – вам сейчас было бы очень плохо. С вашим сотрясением я бы справиться не мог, ваши ожоги – знаете, все что бы я сделал – было бы очень грубо. И мы должны были бы вызывать вам помощь. Она сделала для вас это. И, наверное, я должен вас удивить – но врачи на Ромуле видимо не вписываются в ваше понятие о врачах. Она врач. И она занимается медицинской практикой. Знаете, в разных частях галактики – все по-разному. И разные бывают ситуации. Все относительно. Я не одобряю ее действий, я, напротив, говорю вам – она не уйдет от ответственности. Но дело в том, сможете ли вы прийти к компромиссу ради общего нашего дела - с Делас, или нет? Потому что, если вы не сможете – у нас все закончится на этой регате. Как насчет того, например, что вы будете контролировать ее действия в разных вещах, и хоть чуть-чуть попробовать доверять? О полном доверии я не прошу. Я и сам не доверяю до конца. Тем более, после таких их действий. Но где вы видели полное доверие хоть где-нибудь? Знаете, сколько труда стоило мне – довериться вам? Знаете как это было сложно? Но я преодолел большую часть своих трудностей. А вы – сможете?
– Давайте разберёмся по пунктам, – предложил Тенек. – Я мог бы ответить сразу на всё, но это будет неудобно. Ни у кого нет возражений?
Ракар кивнул:
– Не возражаю, - и посмотрел на Квинтилию.
– Мы должны двигаться медленно, чтобы ничего не упустить, - подтвердила она и посмотрела на Тенека, - Возможно даже, сперва мы должны дособрать информацию, которой нам не хватает, вроде причин аварии. Я не голосовала именно поэтому.
– Да, верно, - сказал Ракар, - сейчас я хочу, чтобы вы приблизились к однозначному да, или однозначному нет, чтобы только одно доказательство осталось, которое решит все. И тогда мы очень быстро его получим.
– Я согласен с мисс Перим, логичнее всего будет начать с уточнения информации, – кивнул вулканец. – Леди утверждают, что причиной были неполадки в управлении, и в скором времени мы получим подтверждение или опровержение этих слов. Что ещё вы хотели бы знать, чтобы максимально приблизиться к ответу? – обратился он к Квинтилии.
– Я хочу знать больше о том, почему они это сделали: их причины, мотивации, что ими двигало… - начала перечислять трилл, - А также больше о них. Вы понимаете, что мы на самом деле не знаем ни их полных имен, ни откуда они?
 Ромуланец кивнул.
– Да, в таком случае, сейчас мы определимся с вопросами и зовем их сюда. Места мало, можно выйти на поверхность, но Тенеку лучше лежать, поэтому сюда.
– Хорошо, но прежде чем мы это сделаем, давайте определим круг вопросов, которые мы обсудим с командой «Примы», – предложил вулканец, – ведь многое, что мы должны решить, касается их непосредственно. В том числе и вопрос взыскания. Не возмездия, мистер Ракар, а именно взыскания, поскольку наказание здесь, в Федерации, подразумевает не месть виновнику, а его воспитание. И главное: в данной ситуации мы трое не имеем права решать этот вопрос без участия других заинтересованных лиц, то есть команды «Анадыря» и лейтенант-коммандера Планкса. Я предлагаю озвучить нашим гостям следующее предложение: собраться в полном составе (провинившиеся, их координатор, команда «Амазонки», команда «Анадыря») и коллегиально решить их судьбу. Это будет справедливо и одновременно этично по отношению ко всем сторонам конфликта.
– Давайте решим это потом? - отмахнулась Квинтилия, - Потому что на это еще будет время, например, в полете, а сейчас нам важнее понять, что делать прямо сейчас, потому что мы и так потеряли много часов.
"Почему они это сделали?" Ракар грустно усмехнулся. Они хотели победить на регате. Они хотели, как это называется по их – "утереть нос" другой группе проекта. Они сделали это потому, что вред, который они причиняют другим – является для них несущественным. Мотивы Делас, которая пошла лично против него – он собирался узнать лично. Это стало для него личным делом. Почему люди делают подлости другим? Потому что считают, что имеют на это право. Так устроен мир. Вот почему. Но можно и послушать, конечно.
Выслушав Тенека, Ракар посмотрел на него жестким взглядом. Теперь он понимал, что не сможет прийти к соглашению с Тенеком. И что так с Бэйджора они уже не улетят. Тенек не понимал значения слова "возмездие". Возмездие – воздаяние по заслугам. И он почему-то считал, что Ракар осуществит месть. В каком-то смысле это было так. Но сдача их в федеральную СБ – не та месть, о которой возможно думал Тенек.
Уже не улетим. Ситуация выходила из под контроля, было ужасно сложно с вулканцем. Уж лучше на Рэме копать шахту. Только Перим поддержала отложенность этого вопроса. Они уже и правда потеряли много часов.
Ракар смотрел в пол.
– Тенек, пожалуйста, послушайте Перим. Иначе уже нет смысла нам продолжать регату. Мы потеряли и собираемся потерять еще очень много времени. Нам не догнать, - тихо сказал он.
– Вы можете взять Делас на “Приму” и задать ей все эти вопросы, - предложила Квинтилия, - В то время как Юнок будет продолжать ремонт. Чем скорее она его закончит, тем меньше мы будем в них нуждаться, и тем проще нам будет решить, брать их с собой или нет.
– Вы не понимаете, почему я об этом заговорил? – поинтересовался Тенек, окинув взглядом товарищей по команде. – Наши оппоненты эмоциональны, им может быть сложно сотрудничать с нами, если они хотя бы приблизительно не будут знать свои перспективы. Если мы обозначим перспективу, это упростит им адаптацию к ситуации.
 Ракар закрыл глаза и глубоко вздохнул. Сейчас будет то, чего он больше всего боялся. То, что он собирался отложить на самый конец регаты. И может быть это был бы конец для его отношений с Квинтилией, для доверия, которое он так хотел заслужить. Но похоже, что прыгать в эту пропасть предстояло прямо сейчас.
– В таком случае вот что я должен вам сказать, - сказал Ракар, подняв голову и глядя в глаза Перим, - я намеревался вообще не обсуждать этот вопрос с ними, я намеревался обходить его до последнего и убеждать их в том, что мы что-нибудь придумаем. На подлете к станции я собирался написать сообщение для СБ, с просьбой встретить наш катер у шлюза и забрать трех саботажников с него. И об этом никто не должен был знать до последнего момента. Еще перед этим я собирался извиниться перед вами, Квинтилия, за этот свой поступок. Я собирался сказать вам – что не считаю преступлением то, что сделали вы. Что ваша история со стимуляторами – губила только вас, и вы никому другому не причинили вреда. К счастью вы не успели этого сделать под влиянием стимуляторов. Вам повезло. И теперь  у вас будет нормальная жизнь и судьба, потому что вы заслужили второй шанс, и не совершали  преступлений против других. А вот они – те – они заслужили возмездие. И я собирался сдать их. И для этого я хотел, чтобы лейтенант-коммандер Планкс был на станции и видел это. Понял, что сделали его кадеты. Теперь вы знаете это. Можете осудить меня. Можете переубедить. Мы можем потом найти другое решение. Но не сейчас. Сейчас мало времени. Сейчас я должен пойти за последним доказательством вместе с Делас. И… задать ей вопросы. Что еще вы должны узнать кроме неозвученного - что у нее в кейсе, что она везет? Я это узнаю, потому что всякий капитан должен знать, что перевозится на его корабле.
– Мы должны найти другое решение, - тихо сказала Квинтилия, - Потому что еще один скандал с участниками проекта “Альфа” уничтожит все. Не только их, но и нас тоже. И мы подумаем об этом - позже. А сейчас берите эту Делас и идите.
Ракар коротко взглянул на Квинтилию и отвел взгляд.
– Вы хотели знать их мотивы. Никогда не следует заблуждаться в мотивах преступлений. Они уже сказали мне, что причина их небезопасного маневра – желание утереть нам нос, быстрее нас сесть на площадку. Это и есть мотив. Это соревнование для них, они хотят победы и личной выгоды, которая диктуется амбициями победить в несущественном соревновании нечестным способом. Вот их мотив. Им наплевать на остальных. В этом никогда не заблуждайтесь. Люди такого рода, считающие, что имеют право на все – переступают границы, просто потому, что это в их интересах. Мне было достаточно того, что я уже услышал от них по этому поводу. Теперь я просто хотел бы знать, почему на международном проекте один ромуланец пошел против другого. Это стало нашим внутренним ромуланским делом, и я очень сожалею, что вы оказались втянуты. Но помните, что если мы не повезем их сейчас с собой – они сдадут нас. Вот и все, что я хотел сказать.
Ракар коротко поклонился, надел рюкзак, взял в руки цилиндр-глушилку и подошел к выходу из медотсека.
– И все же, когда вы будете разговаривать, спросите еще раз - почему они так поступили, - сказала Квинтилия в спину Ракара, - Сделайте это… для меня.
Ромуланец грустно улыбнулся Квинтилии.
– Сделаю, спасибо за помощь. - затем он протянул ей глушилку, - вам может пригодится, выключается здесь, индикатор активности на обороте. Я скоро вернусь.
_______________
+ Квинтилия и Ракар


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
14 Июля 2017, 17:02:26 #137
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, вторая половина дня
Станция ДС9, каюта Иламы Толан, кабинет кардассианского посла


Одна за другой камеры в каюте Иламы Толан отключались. Женщина была очень упорна и последовательна в своих действиях: обследовала всю каюту и даже ванную, по одной выкручивая и уничтожая все камеры, которые расставил Джарин в ту злосчастную ночь. Последнее, что зафиксировали камеры – ее решительное и целеустремленное выражение лица, как будто наконец Толан точно знала, что делает. Четыре экрана дрогнули и погасли… но пятая, не обнаруженная кардассианкой камера все еще транслировала запись.
Если бы Джарин в этот момент наблюдал за каютой Иламы, он бы догадался, в чем дело, даже по обрывочным звукам и тому небольшому куску изображения, которое передавалось через камеру, направленную на репликатор и зону у двери. И понял бы, зачем женщина купила то высокое – выше ее самой – баджорское растение. И как неаккуратно обошлась с удобрениями, которые излишне щедро развела в стакане воды…
Но когда он вернулся после разговора с Глессином к своему терминалу и включил трансляцию, то увидел только как пустой стакан катится к входной двери, да в самом краю экрана, чудом захваченном камерой, безвольно разжимается серая рука. И звуки… звуки не позволили Джарину ни на секунду усомниться в том, что только что произошло. Лязгнувший об пол стакан, выроненный из обессиленных рук, хрипы от невозможности вдохнуть воздух и, наконец, глухой стук упавшего на пол тела – ему даже не пришлось ничего додумывать, все было слишком очевидно. 
Услышанное ввело его в ступор всего на несколько секунд, но мысли за это время проносились с невероятной скоростью: "Всё дело в этой баджорке?", "Она готовилась к этому заранее?", "Задание провалено?”, “Где найти нового исполнителя?" - и многие другие вопросы возникали и исчезали с огромной скоростью, но чаще всего всплывал один вопрос: "Почему именно так?".
Стряхнув оцепенение, дипломат тут же включил коммуникатор и лишь чуть более торопливо, чем обычно, произнёс:
- Доктор Глессин, вы мне срочно нужны…

***

Сообщив Глессину, куда ему надо прийти, Джарин спешно сам направился к Иламе. Получением доступа к каюте он озаботился заранее, а сама женщина, видимо, не подумала об этом и не сменила код, позволяющий экстренно открыть дверь. По-видимому, любовь к детективам не оказала никакого положительного влияния, и это... огорчало - он ожидал большей подозрительности, особенно после того, как Илама нашла почти все его хорошо спрятанные камеры… а может она просто хотела, чтобы её спасли?..
Как бы то ни было, терять какого-никакого исполнителя и столь приятную любовницу в одном лице не хотелось, поэтому Джарин пропустил вперёд себя Глессина, а следом за ним сам решительно вошёл внутрь.
Зрелище в каюте было пренеприятным: Илама Толан скрючилась на полу в неестественной позе, а ее лицо и руки свела судорога, отчего она была больше похожа на сломанную куклу. Голова была запрокинуты назад, глаза закатились, а кожа позеленела и покрылась испариной. Причину такого состояния не пришлось долго искать – на столе, скромно задвинутая за консоль, стояла упаковка пестицидов, которые даже применять в помещении следовало с осторожностью. Укатившийся к двери стакан с остатками воды с разбавленной в ней белой смесью говорил о том, что Илама решила действовать наверняка. И если бы не одна последняя ненайденная камера…
- Она еще жива, - объявил Глессин.
- На кровать, - офицер не стал терять времени и аккуратно поднял Иламу на руки, после чего быстро понёс её в сторону спальни.
Уложив женщину на постели, дипломат уступил место доктору Глессину и отошёл к проходу, будучи готовым в любой момент оказать помощь, если потребуется.
- Какие перспективы, доктор? - спросил он, не отводя взгляда от позеленевшей женщины. - Её... ещё можно спасти? Мы не опоздали?
Глессин покачал головой, что можно было расценить, как угодно, и сосредоточился на пациентке.
- Считайте, что наш уговор вступил в силу, - сухо произнёс офицер, посмотрев прямо на Глессина, - спасите глинна от… последствий случившегося, и я сразу же, как только мы освободимся, поставлю вас во главе разработки того снотворного.
Оставив врача заниматься делом, Джарин вышел из спальни и прошёлся по каюте. Перво-наперво, он уничтожил в репликаторе остатки пестицидов, стакан и все остальные улики - безопасность прежде всего. Чувствуя, что он начинает закипать, дипломат подошёл к несчастному растению и отломал первую попавшуюся ветку, и продолжал её ломать, никак не желая признавать, что ситуация стала для него ещё и личной, а не только деловой.
Когда веточка перестала ломаться, он и её кинул в репликатор, после чего просто стал ходить по каюте, иногда заглядывая в спальню и проверяя работу врача.

***

Спустя некоторое время, Джарин вернулся в спальню и встал у стены, глядя то на Толан, то на Глессина. Настоящее же внутреннее состояние выдавали только несколько мрачное выражение лица и чуть более внимательный взгляд. Когда же Глессин сказал, что состояние женщины стабилизировалось, дипломат попросил врача ввести Иламе стимулятор и уйти из каюты.
Подойдя к кровати и сев рядом с неудавшейся самоубийцей, офицер тихо пробормотал:
- Что ты наделала, дура?
Илама медленно возвращалась из темноты на свет и всеми силами этому сопротивлялась. Там, в темноте, было легко, уютно и спокойно, там не было проблем и вообще – ничего не было. Свет встречал ее болью во всем теле, словно ее порубили на мелкие кусочки, а потом собрали вновь, а голова была заполнена вязким, липким туманом, сквозь который донесся голос Джарина.
«Нет, пожалуйста, не надо, я хочу назад!», - закричала женщина, но ее губы лишь слегка дрогнули, выпуская вздох. Мучительно медленно она приподняла веки и расфокусированным взглядом скользнула по лицу дипломата.
Джарин облегчённо вздохнул, увидев, что Илама пришла в себя, но тут же взял себя в руки и напустил на себя спокойное выражение лица.
- Ты меня понимаешь? - спросил он, словно не будучи уверенным, каким образом ядохимикаты повлияли на организм женщины, и насколько эффективным были действия доктора Глессина. - Твой план не удался - ты ещё жива и, более того, в данный момент вне опасности, хотя, очевидно, я тебе не завидую.
- Почему… - прошептала Илама. Она встретилась взглядом с Джарином и поспешно закрыла глаза. – Все должно было закончиться, - в ее тихом голосе скользило отчаяние, а внешне Илама сейчас скорее напоминала труп, чем живую кардассианскую женщина: заострившиеся черты лица, впалые щеки и бледно-серая сухая кожа, обтягивающая лицевые гребни.
- Только для тебя, - мрачно произнёс дипломат, - всё бы закончилось только для тебя. Ты и правда думала, что после такой выходки угроза твоим родным просто пропала бы? - Джарин встал и обошёл кровать кругом, сев с другой стороны. - Ты понимаешь, что произойдёт, когда я об этом доложу? Самое худшее! Ты не только мне все карты чуть не спутала, ты едва не обрекла на погибель всех своих родных и саму себя вдобавок! - Джарин снова встал и обошёл кровать по кругу - было видно, что он отчаянно думает. - И что теперь с тобой делать?
По Иламе же было видно, что думает она с трудом: женщина пыталась собрать отчаянно разбегающиеся мысли и прикладывала для этого последние силы. Единственное, что она сейчас могла – следить взглядом за передвижениями Джарина.
- Вы… вы не доложили? Почему? – женщина непонимающе взглянула на Джарина. Сейчас это был для нее слишком сложно. – Пожалуйста, не делайте этого, - ее рука чуть шевельнулась, как будто Илама хотела коснуться ладони Джарина, но вместо этого сразу же бессильно опустилась на постель.
- Потому что не успел, - отрезал Джарин и снова встал с кровати и принялся ходить, но на этот раз он не смотрел на женщину вообще. - Что значит "Пожалуйста, не делайте этого"? Я уже изложил своему руководству план действий, и теперь мне придётся отчитаться о причинах провала. Даже если получится добиться схожего результата, меня всё равно будут спрашивать о том, почему я отклонился от намеченного курса.
- Это была случайность, - бесцветным голосом отозвалась Илама. – Я не хотела причинить себе вреда, просто не рассчитала пестициды для растения, - она слегка повернула голову и посмотрела на то гигантское растение в кадке, которое пару дней назад еле дотащила до каюты.
- В это не поверят даже малолетние дети моих руководителей, не то что они сами, - отрезал Джарин, и в его голосе на мгновение промелькнуло сожаление.
Он ещё раз прошёлся вокруг кровати, а потом посмотрел на Иламу и строго спросил:
- Ты поставила жизнь этой баджорки выше своей жизни и жизни своей семьи. Почему? Ты ей чем-то обязана?
- Нет, - быстро ответила Илама. Он не должен был узнать! – Нет, но я не хотела убивать. Я бы не смогла… Я бы все только испортила, - прошептала кардассианка. – Я очень хочу пить, вы не могли бы дать мне воды?
- Ты не хотела убивать её и поэтому едва не убила саму себя и свою семью впридачу! - слегка повысил голос дипломат, после чего торопливо вышел.
Вернулся он через минуту с большим стаканом воды, выглядел он, при этом, гораздо спокойнее, а голос звучал так же, как и раньше:
- Я дам тебе шанс всё исправить, - произнёс Джарин, поднося стакан к губам Иламы, - своё начальство беру на себя. Но во второй раз уже не смогу - всё станет понятно, и моя судьба станет такой же незавидной, имей это в виду. Ещё один проступок, и для семьи Толан всё будет кончено.
Женщина сделала несколько жадных глотков и откинула голову на подушку.
- Я поняла, гал Дохиил, - глухо произнесла она. – Я сделаю все, что нужно.
- Очень на это надеюсь, - строго произнёс Джарин, - к тебе приставлен самый лучший врач из доступных - он поставит тебя на ноги, но я приказываю ещё и тебе приходить в себя как можно скорее.
Сказав всё, Джарин поднялся и вышел.
___________________
С Глессином и Иламой


For Cardassia!
Offline  
18 Июля 2017, 09:35:57 #138
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”, катер “Прима”

Было несколько секунд, чтобы дойти до жилого отсека. За Ракаром закрылась дверь медотсека и он не стал медлить, быстрым шагом отправившись в задний отсек катера. Квинтилия не убила его сразу. Он не знал, что она посчитала о нем, но она действовала хорошо. Да вот только он сам был уверен в том, что так будет по высшей справедливости. Так, как он должен был поступить с этим тремя. Они заслужили, и они должны были быть арестованы. Им должно было быть воздано по заслугам, а Делас должна была быть отправлена на Ромул, и с ней разберутся там.
Войдя в жилой отсек, Ракар поднял голову в поисках ромуланки. Он мог и имел право вытрясти из Делас все ответы, так, как был обучен этому. Один только проект с международным статусом останавливал его. И Квинтилия, наверное, она останавливала его.
Когда Ракар зашел в общее помещение, Делас сидела на кушетке, подобрав под себя ноги, и что-то сосредоточенно записывала в свой падд. Увидев ромуланца, она поспешно убрала свои записи за спину и подняла на него голову:
- Ну что, вы решили нашу судьбу? – с улыбкой поинтересовалась она.
Ракар смотрел на нее без улыбки.
- Нет еще, жаркие знаешь ли, выходят дебаты, как в Сенате по вопросам распределения средств на конкурирующие по важности производства. Пока недостаточно данных. Пойдем на "Приму" сходим, за последним доказательством вашей невиновности в нашем падении. Заодно поговорим о том, о чем нужно поговорить нам с тобой лично.
- Лично? – Делас заметно оживилась и подскочила со своего места. Падд она все еще держала за спиной. – Отлично, пошли! Ой, в Сенате все намного скучнее, чем у нас в проекте, - махнула она рукой, попутно поправляя сбившийся воротник формы.
Ракар продолжил говорить, когда они уже вышли на поверхность Бэйджора, под это палящее местное солнце, в такой красивый вид, в котором, казалось, не могло и не должно быть никаких интриг, никакой подлости. Однако это была та самая долина Кендра, в которой кардассианцы убивали баджорцев несколько лет тому назад. И солнце Бэйджора безразлично смотрело на это все, оставаясь безучастным к людским страданиям. Ровно как и звезды, ночью молча смотрящие на исстрадавшуюся землю.
- Да уж, скука страшная в Сенате, то талароном всех положат, включая Претора, то одного убьют, то другого. То шпион какой-нибудь зайдет за базой данных Тал Шиар… Скука… Но ладно, - Ракар повернул голову к Делас, не сбавляя шага, - что ты пишешь? Отчет на Ромул? Или еще что-нибудь?
 - На самом деле, это не смешно, - неожиданно серьезно заметила Делас. – Моего дядю убили именно в такой гонке за власть. А заодно его жену, детей и всех, кто попался под руку. И моего отца тоже могут убить в любой момент, а потом придут за мной, - она шла рядом с Ракаром, пытаясь подстроиться под его шаг, хоть для такой миниатюрной девушки это было совсем не просто, и иногда она почти бежала. – Нет, это не отчет, это… неважно, - она смущенно опустила взгляд. – Так что вы там решили? Хотелось бы все же знать, ради чего мы работаем. Ну, кроме успеха проекта и прочих благих, но абстрактных целей. То есть, мне приятно составить тебе компанию по дороге к «Приме», но все же… хотелось бы конкретики.
- А я и не смеялся, Делас, - ответил Ракар, глядя на нее, и чуть сощурившись, - я вообще ни разу не смеялся. На этой земле маловато радости, как и на нашей. Сожалею о твоей семье. Я все понимаю. Возможно, следует выбрать что-то иное, чем гонку за власть. Есть множество других профессий на благо Ромула, и если он верен Родине, то все будет в порядке…
Ракар замедлил шаг, видя, что Делас приходится  бежать, и посмотрел вперед, на их упавший корабль.
- У моей команды все еще несколько вопросов. В первую очередь они хотят доказательств, что вы не виноваты в крушении. Во-вторых, Тенек очень расстроен твоими решениями как врача. Он не хочет подпускать тебя к пациентам, но мы с этим работаем. В третьих – есть очень важный вопрос, Делас. – тут он снова повернул к ней голову, - почему вы это сделали? Почему вы решили саботировать "Анадырь"? Вывести из строя Рроу? Почему вы вообще решили пойти на это преступление? Я понимаю, вам хотелось победы в регате, "утереть нос" и еще такие термины. Но все же – какой настоящий мотив? Почему?
- Другую профессию? – искренне удивилась Делас. – Вице-проконсул не может просто так стать пекарем! О-о-ох, снова вопросы! – она покачала головой. – Когда же они у вас закончатся. Да-да, знаю я этих федеральных врачей, они очень… своеобразные. Я что-то читала об их «врачебной этике», было довольно занятно. У нас в группе есть еще один врач, ну, точнее психолог – бетазоидка, она мне просто все уши прожужжала… Но в итоге мы договорились. Наверное, это то, что мы лучше всего научились делать в нашей группе – договариваться. А вот в остальном все только и говорят, что о проекте «Альфа» на ДС9… К вам даже федеральная журналистка приезжала, - вздохнула девушка. После небольшой паузы она неохотно продолжила: - Я же тебе уже все сказала, что ты еще хочешь услышать? Да, нам было обидно, что все знают о проекте «Альфа» только как о вашей группе, хотя мы старались не меньше… Да, мы перегнули планку, и теперь нам влетит – думаешь, мы этого не понимаем? И все же мне удивительно услышать этот вопрос именно от тебя, как будто ты не прожил всю жизнь на Ромуле и не знаешь, как другие могут хитрить, обманывать и добиваться своего. Зная, что в другой группе есть ромуланец, я даже в некотором роде надеялась, что и ты придумаешь что-нибудь интересное! Я с этим выросла, я не могу по-другому, а если тебя это не коснулось… Ну, тогда я могу тебе только позавидовать!
- О, вице-проконсул… ну тогда понятно, - Ракар чуть пригнул голову. – А это не мой вопрос, Делас. Мне то как раз все понятно, для себя я все услышал. От меня будет другой вопрос, но сначала я должен узнать то, что хочет знать моя команда. Почему? Знаешь, да. Меня лично не коснулось предательство, моего отца, суб-коммандера Тал Шиар – тоже. И я работаю не во внутреннем подразделении, а во внешнем. И меня тоже кое-что коснулось. – Ракар запнулся, не стоило говорить о своем предыдущем задании, с которого он еле ушел живым и убил оппонента, - но это не важно. Завидовать мне не стоит, уж поверь. Однако у нашей Империи есть обязательства, мы подписали договор об этом проекте, мы должны здесь сотрудничать, показывать как мы умеем быть союзниками, хорошими союзниками, а не врагами. Мы обязаны наблюдать за федератами, если вдруг те что-нибудь против нас замыслят. Но мы не должны показывать им и учить их способам диверсий и предательства, потому что однажды это обернется против нас самих. И, шутки шутками, но что если мы могли бы помириться с ними и не враждовать больше? Это долгий и сложный путь, но всегда есть первый шаг. Зачем начинать его с диверсий, лжи и подстав? Так какой же ответ на вопрос "Почему?". Потому что такая наша натура? Или другой?
- Я не могу тебе объяснить еще более подробно, - вздохнула Делас. – Мы не планировали никаких великих заговоров, мы просто решили, ну… уравновесить шансы. Вас ведь две команды, вы переговариваетесь и помогаете друг другу, вы вдвоем собирали свои корабли, а не каждой командой отдельно, у вас сложная система сигналов для подсказок и этот финальный маневр... Когда Казза это узнала, мы решили, что вы действуете нечестно, и тоже захотели… ну… - ромуланка замялась, - вступить с вами в собственное соревнование. Пожалуй, кое-где мы зашли слишком далеко, но теперь это уже не отмотать назад. Зато мы можем вам помочь! А что касается команды и взаимопонимания - мы прекрасно справляемся с этой задачей… по крайней мере, в нашей группе, - непонимающе моргнула Делас. – Но это не значит, что я должна становиться такой, как федераты, а наша нежная бетазоидка – перенимать ромуланские привычки. Мы просто… сотрудничаем, учимся, наблюдаем. Я не учу их ничему такому, что противоречило бы моему контракту, но следую условиям проекта: а он ведь не заключается в том, чтобы вести себя, как федераты… ну или кардассианцы, учитывая, где наша база. К тому же, Казза из моей команды – тоже федератка. И мы уже давно переступили через вражду и недоверие, мы команда, поэтому я не понимаю… А нет, подожди, - Делас остановилась и внимательно посмотрела на Ракара. – Ты ведь сейчас говоришь не обо мне, а о себе, да? Ты еще не смог найти к ним подхода? Или… Что-то еще? Может быть, я смогу тебе помочь найти ключик к федератам?
Ракар внимательно слушал Делас, глядя в ее лицо.
- Ясно, - сказал он, - да уж, назад не отмотать. Это точно. Меня на самом деле больше всего расстроило то, что ты пошла лично против меня. Я бы еще понял, если бы вы саботировали кого угодно другого из фаворитов этой гонки. Это тоже очень плохо, но это хотя бы понятно. А ты решила – против своего же ромуланца пойти. Хотя вроде бы, уж мы тут среди их всех должны быть едины. Но я тебя понял. Ладно, вот что, кроме всей этой грязи у нас на Ромуле еще есть честь. Ромул не однозначен. Далеко не все там занимаются тем, от чего пострадала твоя семья. Ты говоришь, что вы умеете договариваться в вашей группе. Давай договоримся, что не будет больше саботажа. Что будет честное сотрудничество между нами. В этом проекте следует научиться работать вместе и помогать друг другу, наша ромуланская цель – такая же на самом деле. Нет у меня проблем с федератами на самом деле, все проблемы от ошибок в общении, потому что думаем мы по-разному. Ну, бывает… Я стараюсь исправлять свои ошибки. Слушай, Казза и Юнок – они вообще кто? Из Звездного флота или откуда? Как их зовут в полной версии?
- Нет, они не из Звездного Флота; Казза из Федерации, а Юнок с Фариус-Прайм. Но лучше ты сам у них спроси, они с удовольствием расскажут. Но подожди, Ракар… - Делас легонько коснулась его рукава и тут же убрала руку. Они уже дошли до «Примы», но ромуланка не спешила внутрь. – Я не шла против тебя, наоборот, с любым из федератов было бы скучно соперничать, они все такие занудные и правильные… Я так обрадовалась, узнав, что в другой команде ромуланец, и я была уверена, что и тебе захочется посоревноваться… нашими методами, конечно. Жаль, что ты все это так воспринял, я думала, будет весело! – она отвернулась, но потом продолжила, как ни в чем не бывало: - В любом случае, я уже сказала, что мы тут для того, чтобы помогать. И мы уже доказали свои честные намерения… - ромуланка сощурилась. – А вот вы – нет.
Перед катером "Прима" Ракар тоже остановился и обернулся к Делас.
- А я, увидев тебя, обрадовался так, что и словами не передать. А потом вы будто сбросили меня со скалы. Такие вот ощущения. Не весело это. Мы не в состоянии войны с ними, мы даже не в состоянии глубокой разведки. Мы должны действовать честно. И я бы тебя никогда не предал и не пошел против. Это не мои методы.
Ракар молча глядел в ее глаза несколько секунд, потом коснулся ее плеча и тоже убрал руку.
- Там наверху, ты сказала, что мы виделись в детстве. Когда это было? Напомни мне, я действительно не помню.
_________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
18 Июля 2017, 09:36:47 #139
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Прима”

- А мы и не воюем ни с кем, - улыбнулась Делас. – Это просто соревнование, и не с федератами, а внутри проекта. Ничего личного. Читерить, к тому же, начали первыми вы… - от прикосновения ромуланца она чуть вздрогнула и смущенно опустила взгляд. – Это было семь лет назад, я тогда была совсем маленькой, а мой отец устраивал прием… Тогда он еще был простым сенатором, но ему уже прочили повышение. Собрался весь свет Ромуланской империи – правительство, военные, ученые, и, конечно, Тал Шиар.  Мне тогда впервые разрешили быть там, со взрослыми… И там был ты – ты мне показался таким взрослым, таким… - она быстро закусила губу, словно поймав себя на том, что не должно было бы сказано. – Конечно, не удивительно, что ты меня даже не запомнил, я ведь была почти ребенком, а ты тогда казался таким взрослым, статным юношей… А… А вот мы и пришли! – неожиданно громко проговорила Делас, вновь поправляя воротник.
- Мне было 18 лет, - сказал Ракар глядя на Делас, внимательно рассматривая ее лицо, - я уже учился в школе Тал Шиар на втором курсе. - Теперь Ракар отвел взгляд и посмотрел в даль. Воспоминания о Ромуле захлестнули его, о прошлом, о детстве, обо всех надеждах и мечтах, которые были у него раньше. Воспоминания были связаны теперь с Делас. У него тогда была девушка, которая через два месяца обманет его и посмеется над ним. Или это тоже была маска. Потому что смеялась та девушка как-то натянуто и со страхом. Она хотела просто избавиться от знакомства с ним. Потом была другая, которая хотела использовать Ракара для своих собственных целей. Потом Ракар завязал с отношениями, в этих отношениях было мало чести и совсем не было любви. С тех пор для него существовала только Империя и ее защита, защита, которую он должен был обеспечивать. Один из многих.
- Вице-проконсул Терал, - задумчиво сказал Ракар. - Я помню тот прием, и тебя. Сейчас вспомнил. Мне правда жаль твоего дядю и его семью. Я и представить не мог, что все так сложно у тебя.
Ракар опустил голову и потом посмотрел на разбитый корабль.
- Это твой корабль, ты первая, я после тебя, - сказал он. В этот момент он испытывал много разных чувств, и в первую очередь острое сожаление обо всем.
Делас, казалось, уже оправилась от нахлынувшей на нее смеси воспоминаний и эмоций, бодро прошла внутрь.
- Осторожнее, тут все не слишком… крепкое, - проговорила она, аккуратно огибая торчащий из потолка кусок металла.
Внутри катер выглядел не лучше, чем снаружи. Можно было только догадываться, что и к внутреннему переоборудованию обычного федерального катера девушка подошли с фантазией и даже создали некое подобие уюта. Сейчас здесь были руины, кресла были опрокинуты, консоли уже не работали, но и не искрились, и в целом катер выглядел совершенно и абсолютно разрушенным.
Делас ловко лавировала между обломков, чтобы пробраться к капитанскому креслу. К месту, где раньше было капитанское кресло. По дороге она наклонилась и подняла что-то с пола – полусломанная голографическая рамка с фотографией, которую сейчас было практически не видно…
- Ну что ж, не буду мешать! Логи не запаролены, – улыбнулась она, перевернула кресло и уселась в него, перекинув ноги через подлокотник.
Ракар пробирался вслед за Делас по полуразрушенному кораблю, рассматривая его интерьер, точнее то, что от него осталось. Там была даже рамка с фотографией. Ракар улыбнулся. Они здесь могли позволить себе это. Но всякое действие всегда имеет противодействие. Устроенное ими «соревнование» привело к крушению. Это неизбежность.
Ракар поставил свой рюкзак на пол возле консоли пилота, достал падд. Он все еще смотрел по сторонам, немного задержавшись перед сбором доказательств. Потом подключил падд к консоли, нашел логи и запустил скачивание.
- А что у тебя там за исследование? Я видел твой кейс, который забрали отсюда. Что в нем? Пойми правильно, капитан должен знать, что перевозится на его корабле. - Ракар не смотрел на Делас сейчас, стоя к ней спиной.
- О, это очень интересная штука! – глаза Делас загорелись, но уже через пару мгновений, вспомнив о чем-то важном, она погрустнела: - Только я не могу тебе сказать. У тебя прав доступа нет, это важное исследование, у него высокий уровень секретности. Нет, правда, я бы рассказала, но… Но там нет ничего опасного, это просто лекарство. Ну а еще у меня там аптечка, которую я собрала на проекте. Моя вторая специализация – инопланетная физиология. Вот аптечку я тебе показать могу… правда, тебе скучно будет.
Пока шло скачивание, Ракар обернулся к Делас.
- У меня допуск ‘омега’ к секретным документам. Этого сверх достаточно, чтобы знать об исследованиях студентов Академии. И я могу тебе его предъявить прямо сейчас. - Ракар нагнулся к рюкзаку и вытащил свой ромуланский падд.
- Нет-нет, не надо, я тебе верю! – замахала руками Делас. – Просто… Мне нужно подтверждение моего руководства, потому что… это не совсем студенческая работа. Мне поручили кое-что достаточно важное, и это касается, ну, можно сказать, что интересов Ромуланской империи. Я работаю над проектом не одна, я не могу… Прости, - она опустила голову. – Зато я могу гарантировать, что там нет ничего опасного или запрещенного, или ядовитого… Никакого вреда твоему кораблю! Ну что, логи скачались? – она привстала с места. 
Ракар внимательно смотрел на Делас. В глаза смотрел. Потом обернулся к консоли. Логи скачались довольно быстро, и Ракар взял свой падд. Он размышлял. Сегодня определенно количество необходимых компромиссов зашкаливало за все пределы. Но интересы Ромуланской Империи он не мог игнорировать. Только вот что именно это за интересы..
- Да. – сказал он, - но хотя бы можешь сказать от чего лекарство? Связь с начальством мы можем попробовать установить, у меня с собой все мои шифровальные устройства. Лекарство от синдрома Тувана до сих пор отсутствует, но наверняка же не от него…
Делас молчала. Очень выразительно молчала.
- Угу, - сдавленно отозвалась она, наконец. – Спросишь свое начальство, я спрошу свое… Может быть, не такая уж это и тайна… Ну, что там? – она нетерпеливо поерзала в кресле и кивнула на падд. – Все, как я и говорила?
А еще Ракар помнил ее слова о "планах на смерть". Очень задумчиво он теперь смотрел на нее.
- Хорошо, - кивнул Ракар на ответ Делас о консультации с начальством, - Делас, я не инженер, мне сейчас объяснит Юнок на "Амазонке" и покажет тот момент, по нему я смогу все понять. Одно могу сказать – файл не правлен, в него не вмешивались. С этим все прекрасно. Вот еще что – нам нужна заплатка на крыло, спросим у Юнок, что можно взять отсюда, чтобы ее сделать? Ты спросишь или я?
- Хорошо, - легко согласилась Делас. – Я с ней свяжусь.
Она отошла в сторону, но Ракар мог слышать, как ромуланка общается со своим инженером. Через пару минут она вернулась с довольным выражением лица: - Юнок сказала поискать целый кусок с обшивки. Нам нужно будет вырезать фрагмент размером 1,3 на 1,7 метров, инструменты у нас есть… Ну, были. Надеюсь, они уцелели! – Делас вытащила из покореженного шкафа ящик с инструментами. – Ты мне поможешь?
Ракар облегченно улыбнулся и забрал у Делас из рук чемодан с инструментами.
- Спасибо. На самом деле спасибо за помощь и вот это все. Пойдем, я не просто помогу, я сам его вырежу. Поищем вместе, - Ракар закинул в рюкзак все свои вещи, закрыл его, закинул на плечо и пошел на выход первым, лавируя между поврежденными и торчащими дюраниевыми балками. Размеры повреждения крыла его впечатлили.
- Во-он там, - указала Делас, прикрывая глаза от солнца и показывая на фрагмент обшивки чуть выше входного люка. – Юнок сказала, что ремонт уже скоро будет закончен – останется только заплатку поставить.
- Ага, - сказал Ракар, проследив за жестом Делас и не снимая рюкзака, зато поставив на землю чемодан с инструментами, принялся по выступам катера забираться наверх. Мелочь жизни для того, кто любил и умел забираться по скалам вверх.
- Закинь мне лазерный резак, - сказал он, забравшись на крышу катера, - и очки, если они там есть.
Делас послушно выполняла все команды Ракара, пока он работал, и даже почти не отвлекала болтовней. Дождавшись, когда он закончит и спустится, девушка сделала шаг назад и заложила руки за спину.
- Ну вот, все готово. В общем, начиная с этого момента, мы вам не слишком нужны. Почти не нужны – Юнок остались всякие мелочи, а обшивку вы и сами приварите. Итак… Ты ничего не хочешь мне сказать?
Спустившись вниз, и оценив лист дюрания размером 1.3 на 1.7, который сейчас придется нести, Ракар выпрямился и посмотрел на Делас.
- Я уже сказал, что выполняю свои обязательства. Сейчас, если по логу крушения окажется – что все так как вы все говорите, я голосую за то, чтобы мы продолжили полет в составе шести человек, и сотрудничали на регате. Насколько я понимаю, по итогу проверки лога будет еще один голос за вас от моего члена экипажа. И это уже большинство. Еще возможно нужно будет немного поубеждать третьего, но мой первый помощник очень хорош. Очень. Я бы не справился без него.
Ракар примерился и поднял лист дюрания.
- Ну что, готова к итоговому решению? - спросил он Делас.
- Я его знаю, - ровно ответила Делас.
- Да? – улыбнулся Ракар из под металлического листа,  - и какое же оно?
- Я все слышала, что вы говорили, - все тем же нейтральным тоном отозвалась ромуланка, идя рядом. – У меня тоже есть свои способы обойти твои устройства.
- Процитируй мне, - попросил Ракар, тоже не меняя выражения лица, он должен был узнать блеф это или нет.
- Ты собирался нас сдать, когда мы прилетим на станцию, и хотел, чтобы коммандер Планкс это видел. И еще про возмездие хорошо сказал, с такими речами только в Сенате выступать, - криво улыбнулась Делас.
Ну вот и все. Никому нельзя было верить. Ничему нельзя было верить. Какого то веруула командование не дало ему совершенных средств защиты. Или просто другая группировка уже обошла средства защиты Тал Шиар, и что еще он мог ждать от дочки вице-проконсула? Командование было должно узнать немеделенно, что последние шпионские средства уже были взломаны. Теперь Ракар задумался о том, что возможно семья ее дяди познала возмездие за все свои действия против Империи. Какие замечательные интриги, какая замечательная работа. Высшего класса. Какого веруула они вообще …. Ракар прервал свою мысль. Теперь он понимал, что больше нельзя говорить ни о чем. Все нужно делать молча. И только в чистом поле обсуждать что-то важное, да и то нельзя было точно знать не расставлены ли по полю камеры-ловушки.
Ракар медленно опустил лист дюрания на эту многострадальную землю долины Кендра. Он понимал, что даже если бы он его кинул – ничего бы с этим листом не случилось, но он сдержал свой новый эмоциональный порыв.
Затем Ракар сел на этот лист.
- Так, давай сюда свой падд, на котором ты как бы писала текст, но на самом деле вводила команды. Знаю я вас. Во вторых – на этом корабле с именем "Амазонка" – я капитан. Никто не будет подслушивать меня тогда, когда я этого не хочу. Далее – ничего ты не знаешь, ты слышала наверняка, что ничего еще не решено. И последнее – рассказывай о своем исследовании. Я не повезу на корабле неизвестно что. Конфиденциальность я гарантирую, не тебе мне объяснять что такое интересы Империи. Но я должен знать, что говорить, если нас остановит патруль. И я знаю что делать, если это будет небезопасно, мы находимся в пространстве Федерации, а не под защитой Нейтральной зоны.
___________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
18 Июля 2017, 09:37:26 #140
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер “Амазонка”, катер “Прима”

- Нет! – с каким-то детским отчаянием воскликнула Делас. – Я не дам тебе падд! В нем… нет команд! – ее голос дрогнул, и она поплотнее прижала к себе черный маленький прямоугольник. – А что касается моего кейса, там… там… это лекарство, которое я должна вводить себе два раза в сутки, - почти шепотом закончила она. – Больше никому это не нужно.
Ракар поднялся, быстро. Выпрямился.
- Твои планы на смерть? Ты чем больна? – спросил он.
- Это не заразно, - буркнула она, не поднимая взгляда. – И я же сказала, что не собираюсь умирать прямо сейчас, и на твоем корабле тоже не собираюсь!
- Здорово, что не собираешься! – почти крикнул Ракар, - но я хочу тебе верить! Что с тобой? Когда следующая инъекция?
- Через двенадцать часов, - пожала она плечами.
- Отлично, - хрипло сказал Ракар, и опять поднял лист дюрания. – Пошли на катер. Рассказывай, как услышала все, что я говорил. Мой первый помощник против моего решения, ты слышала. Я его одного и слушаю только среди их всех. И значит уже не будет этого. Рассказывай давай, что за технология подслушивания и где она расположена. Этого не должно больше повториться. У меня будут личные переговоры без тебя.
- А я думала, твой первый помощник – это девочка-трилл. Она кажется самой разумной из всех! А моя тайная технология подслушивания называется вентиляция, - хмыкнула Делас, но не сдвинулась с места. – Юнок просто приоткрыла дверцу шахты, вы же сами пустили ее во все системы катера. Только вот… я пока так и не поняла, зачем же нам с вами лететь, если вы нас все равно сдадите?
- Она, так точно, - сказал Ракар, только кивать под листом дюрания было неудобно, - догадалась, коварная ромуланка о должностях на моем корабле. – И Ракар не стал говорить, что первым помощником он назначил Перим сразу после выхода из медотсека, - так я и знал, что Юнок сделает какую-нибудь штуку… Кто бы сомневался, я не сомневался. Да только победить должен этот… многострадальный проект, и я должен его спасти. Я связан своим заданием. Видимо, уже не сдадим. Но этот вопрос все еще в процессе обсуждения. И рано пока принимать решение. Меня больше всего интересует сейчас, что с тобой. Назови – что с тобой ? Что за болезнь?
- Сейчас со мной все в порядке, я, как видишь, здорова. Но мне очень жаль, что я так и не смогла убедить тебя в своих намерениях, - грустно проговорила Делас, нехотя плетясь за Ракаром. – Я отвечала на все твои вопросы, помогала, рассказала тебе все, что могла… Я ни разу тебя не обманула с тех пор, как мы встретились, я честно делаю все то, что обещала… Но ты все же хотел использовать нас и сдать, едва мы вернемся на станцию. Почему? – в ее голосе слышались интонации обиженного ребенка.
- Потому что нельзя совершать диверсии против своих, - сказал Ракар, - все эти … методы… все это то, что ты называешь "весельем" – это неприемлемо. Мы союзники с федератами сейчас, нам нужно находить общие точки, пытаться взаимодействовать, честно. У нас нет сейчас общих врагов, когда они будут – ты применишь свои методы. Но ты должна знать, что обе группы проекта сейчас -  не враги, а союзники. Мы должны подружиться, как бы это ни было сложно. Я показал им Ромул, я поделился с ними ромуланскими технологиями, это все было очень сложным решением. Я защищал всех их осужденных, но ни один из них не сделал чего-то против группы. И даже помыслить не мог, чтобы чем-то нагадить другим. Хороший пример. Существенный. То, что ты не обманула меня с тех пор как мы встретились – в твою пользу. То, что я решил сделать – убивало меня. Не знаю насколько тебе это понять, но это реально убивало. Я понимал, что после этого – конец всему, чего я здесь добивался и ради чего работал. Но теперь этого не будет, благодаря Перим. Мы потом найдем решение. И я вижу, что тебе тяжело идти быстро. И в третий раз я повторяю свой вопрос – что с тобой?
- Просто одна наследственная болячка, не понимаю, почему это тебя так беспокоит? Я же сказала, что у меня есть лекарство, и тебе не придется отчитываться перед Тал Шиар или вашим координатором, откуда на твоем катере взялась мертвая ромуланка. Так зачем тебе детали? - непонимающе поинтересовалась Делас, прибавляя шаг, а потом замолчала на какое-то время. – И… Казза из Федерации.  И из проекта. Если ты так хочешь наладить контакт, начни с нее, например. Ты считаешь, что, сдав нас, ты поступил бы лучше, чем мы?
- Ты, Делас, очевидно, никогда еще не встречалась с ситуацией, когда любой выбор – преступление, любой выбор образа действия – преступление вдвойне. А я встретился. Вот тут, с вами, - отвечал Ракар, - и сдать вас – преступление перед своим народом, перед тобой, потому что я не хотел и не хочу твоей смерти. Не найти с вами решения, не воспитать вас, не объяснить понятия, и не сдать вас – преступление, потому что вы сделали то, что простить очень сложно и почти не возможно. Вы сами еще не осознаете, какова цена ваших действий. Какие они возымеют последствия в будущем. Я поступил бы так, как поступил. И это была бы моя ноша, мне с этим пришлось бы жить, но мой первый помощник уже избавил меня от этого ужаса бытия, правда я сам не знаю, что будет дальше. – Ракар все распалялся, но под листом дюрания было не очень просто это делать, - мне не нужна на катере мертвая ромуланка. Не просто потому, что не нужна, а потому что я хочу помочь тебе. Именно поэтому мне нужны детали. Что если я смогу помочь? Четвертый раз – что у тебя за наследственная болячка? Скажи мне.
- Тебе это правда интересно? Я имею в виду, не из любопытства, не чтобы доложить в Тал Шиар, а… - Делас запнулась. – А… из-за меня?
- Из-за тебя, да, - уже спокойно сказал Ракар, и, оперев на макушку металлический лист, стер пот со лба, который уже градом катил, - никуда я ничего не собираюсь докладывать. Не знаешь ты меня совсем. Так вот, правда не собираюсь. Мне не все равно, что происходит с ромуланцами, с моим экипажем… Я призван защищать каждого. Я в Тал Шиар потому, что кто-то должен защищать родину извне. А Родина – это люди, живущие на Ромуле. И ты – одна из них. Что с тобой, Делас? Прошу тебя, скажи. Я только лишь хочу помочь.
- Ракар, - ее тонкие пальцы вновь коснулись его руки - легко и осторожно, но на этот раз Делас их не отвела. Другой рукой она продолжала сжимать падд. - Я хотела бы тебе все сказать... Но ты нас обманул - пообещал сотрудничество и заполучил мое доверие,  желая на самом деле сдать нас СБ. Но это ничего, я этого не боюсь. Я даже могу понять твое желание мести, хоть это и не соотносится с твоими же словами о проекте, который ты хочешь спасти и частью которого мы являемся. Я не злюсь,  Ракар, потому что ты ромуланец, и мы так делаем. Но если я скажу правду на этот раз, а ты вновь используешь ее против меня, последствия будут необратимы. Я не могу так рисковать, это слишком серьезно, а жизни у меня осталось слишком мало, чтобы ею разбрасываться,- девушка глубоко вздохнула и подняла взгляд на улана. На дне темно-карих глаз плескалась надежда. - Как мне снова тебе поверить? Я бы очень этого хотела...
Это было просто потрясающе. Впрочем как и всегда, и уже пора было перестать потрясаться. Она в лицо, прямо в лицо говорила о новом действии ее инженера на его корабле, после которого он уже не имеет право ее подпускать к системам, и не подпустит, закрыв все открытые Юнок вентиляционные люки, и заварив панели доступа к ним. Они так прямо и непосредственно говорили ему, о всем том, что делают с ним, с его командой, со второй командой, и теперь с его кораблем – вместе с ремонтом устраивают способ подслушивания и контроля. Прекраснейшее взаимодействие, после которого они должны уже сидеть на гаупвахте, а больше не унижать его, как капитана, который справиться не может ни с одним их действием. Да, она была права, он сам пустил Юнок к системам корабля, и больше этого не повторится. Он больше не повторит своих ошибок. Но говорить об этом уже хватит.
Теперь была другая проблема, она была чем-то больна, и серьезно. И ее жизнь стояла под угрозой, и все что угодно, но он не хотел ее смерти, и он должен был помочь хоть чем-то, но нельзя помочь, если не знаешь в чем дело.
- Еще раз повторю, еще ничего не решено. Мы не пришли к согласию по части вашей судьбы и это будет обсуждено потом. Но я не собираюсь использовать против тебя то, что с тобой происходит. Потому что я не хочу твоей смерти, - Ракар смотрел на нее не отрываясь, и не убирая руку, когда ее коснулась. – Мне никогда не было безразлично то, что касается моих собственных соотечественников. И если я смогу тебе помочь, я помогу. Это к этой регате и к проекту не имеет никакого отношения. Попробуй мне поверить. Кто знает, вдруг это спасет тебя.
- Наша судьба должна решаться в нашем присутствии и с нашим участием, - решительно проговорила Делас. - Хватит тайн! Я сделала то, что обещала, ремонт закончен, и теперь твоя очередь выполнить обещанное. И либо дальше мы сотрудничаем как одно целое, или мы остаемся на Бэйджоре и вызываем спасательный корабль. Что касается моего маленького секрета, я расскажу его не раньше,  чем мы вернемся на станцию! У меня должны быть свои гарантии твоей честности.
Ракар внимательно смотрел на Делас, во взгляде было сочувствие.
- В таком случае у меня тоже есть условие, - сказал он, - вы тоже ничего не делаете на моем корабле из того, что неприемлемо. Если нужно вмешательство в системы, вы делаете это в моем присутствии. Ничего не должно быть сделано такого, о чем я не знаю заранее. Кроме того, у меня будут переговоры по связи, не относящиеся ни к регате ни к вам, личные. Они должны остаться личными, вы не должны их слушать. Это будет прямо после взлета. Кроме того, я сейчас открою схему катера, найду расположение всех вентиляций и закрою все открытые Юнок затворки. И до того – сейчас мы проверяем файл, находим доказательства вашей невиновности, и если мы получаем эти доказательства – то дальше мы сотрудничаем без всяких тайн.
Ракар не отвел взгляда.
- И я прослежу, чтобы ты приняла свое лекарство вовремя. А потом на станции мы найдем способ как спасти тебя. Я хочу, чтобы ты жила долго и счастливо.
- Ракар, я ввожу себе инъекции сама с восьми лет - как только научилась пользоваться гипоспреем, - сначала раз в неделю,  потом... чаще. Ты думаешь, я забуду?  - рассмеялась она. - Но меня трогает твоя забота! Что ж, я снова поверю тебе, и может быть это снова будет ошибкой, но пока я принимаю твои условия. Мы почти пришли, осталось проверить логи и приварить этот кусок, и мы можем взлетать.
- Хорошо, - кивнул Ракар, - мы достигли договоренности.
Раз в неделю, потом чаще…
Ромуланец поставил на землю лист дюрания, прислонил его к катеру. Больше не получится ни о чем поговорить с Перим здесь на катере лично. Он уже не сможет узнать, что означает ее имя. Оно ведь не просто имя, оно имеет какое-то значение, такое сложносочиненное, с числительным в составе. Он теперь не сможет спросить почему, в чем дело, почему она избегает прикосновений. Ничто другое уже не будет спрошено и узнано, сможет ли это когда-то все таки произойти?
- Это не будет ошибкой, - сказал ромуланец, посмотрев на Делас. - Достаточно слов, давай будем судить друг друга по делам.
_____________
совместно с Делас


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
19 Июля 2017, 09:24:14 #141
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Баджорская система, катер “Анадырь”, USS "T'Камбра"


Кадеты Макдауэлл и Баккер вернулись на мостик катера и присоединились к Лайтману и Акрите. М’Кота пока берегла силы и отдыхала.
Тем временем “Анадырь” приближался к заданным координатам. Они снова пролетели мимо станции ДС9 и теперь держали курс на некую точку, возле которой должна была открываться Червоточина. Но эта точка не была пустой, в ней находился федеральный корабль USS “T’Камбра”, который заметил их приближение и передал приглашение подняться на борт. Стыковочный док начал медленно открываться.
- Заводи нас внутрь, Акрита, - кивнул Освальд, - Артур, передай стандартное подтверждение. М'Кота, подъём, мы на месте.
Землянин поймал себя на мысли, что чуть не сказал клингонке быть в скафандре, и усмехнулся.
- Что-то я сильно сомневаюсь, что у нас всё будет просто, так что не расслабляемся, коллеги!
- Заходим, - кивнула Акрита, заводя катер в док. – Это ведь тот самый, где было первое задание у «Нового поколения»?
- Похоже на то, - кивнула Самрита, впрочем, не до конца уверенно. – Если это так, то задание должно быть несложным… Правда они не сказали, в чем оно заключается.
Артур уже сидел за своей консолью оператора и снова смотрел на сенсоры. Освальд вернулся на мостик вместе с Самритой, и кадет понял, что будет не так-то просто отозвать его и поговорить лично. Возможно, этого не надо было делать. Возможно, он не должен вмешиваться. Но ему было не все равно. Освальд был другом, Самрита была другом. Он видел все, что между ними происходит, он помнил, что Освальд говорил вечером перед судом, за бутылкой рома. И он был должен … Это было и его дело тоже. Нельзя оставаться в стороне. Но уже было не время. После чек-поинта - будет.
– И правильно сделали, – сказала М’Кота в ответ на слова Самриты, заходя на мостик, – во всём, кроме манёвра Акриты, мы должны быть в равных условиях с остальными командами. Кто-нибудь что-нибудь знает, про этот звездолёт?
- USS Т'Камбра. Класс Небула. Полностью вулканская команда. Корабль участвовал в войне с Доминионом с 2374 по 2375-й год. Тогда там капитаном был нынешний адмирал Солок. Сейчас капитаном является Сивар. – прочитал Артур текст со своей консоли.
– Мёртвые боги! Целый корабль сухарей и зануд... – негромко прокомментировала М’Кота.
- Да уж, - проворчал Освальд, явно не слишком довольный перспективой, - впрочем, выбора у нас нет.
Пока катер заходил в док, он задумался о составе группы высадки. Идти всем и оставлять катер без присмотра будет неверно. От остающихся на катере будут ожидаться работа с компьютером, сенсорами, связью и прочими функциями, если возникнет такая необходимость. Чуть подумав, кадет нашёл оптимальное решение:
- Артур, у тебя есть опыт командования, поэтому остаёшься за старшего на "Анадыре". Следи за сенсорами и связью, а остальное - на твоё усмотрение. Сэм, ты тоже остаёшься - если понадобится решать сложные головоломки, лучший инженер проекта за компьютером может оказаться решающим преимуществом для всей команды. М'Кота и Акрита, мы с вами пойдём и выдержим "испытание Вулканом".
- Да, сэр, - коротко ответил Артур и кивнул, не оборачиваясь к Освальду.
- Как скажете, капитан, - весело отозвалась Самрита. – Если понадобится помощь с вулканцами – звоните! Хорошо повеселиться!
– Есть, капитан, – отозвалась М’Кота, с шутливым недовольством в голосе. – К этим господам прилагается инструкция по общению, или нам предстоит импровизировать?
- Если и полагается, мне её почитать не давали, - мотнул головой Освальд. - Пусть экипаж этого корабля и вулканский, но это корабль Звёздного флота, а его персонал - офицеры, старшины и рядовые. Предлагаю отталкиваться, прежде всего, от этого, потому что... лично у меня ни разу не получилось точно предсказать реакцию Тенека, и, как я понял, он тоже удивлялся моему поведению. Я бы предложил не пытаться предугадать их слова, действия и мысли, опираясь на их расу - у нас не получится, а вот вести себя с ними, как с офицерами, будет, на мой взгляд, правильно.
- Готова идти, - отозвалась Акрита, выключив двигатели. На всякий случай оставив системы в режиме готовности к старту, она продолжила:
– Не знаю, мне вулканцы не кажутся какими-то особенно сложными в общении, наоборот, с ними интересно! Хотя наши народы и враждовали в прошлом, ко мне лично это не относится, - андорианка засмеялась. – А что касается правил… Я умею складывать пальцами их приветствие. И да, согласна с Освальдом – раз они служат в Звездном флоте, то вряд ли мы их чем-то оскорбим или не поймем друг друга.
– Толковая мысль, – согласилась М’Кота. – Может, клингон и вулканец друг друга и не поймут, а вот солдат солдата поймёт всегда.
- Отлично, - удовлетворённо кивнул Освальд, - тогда идём! Не скучайте без нас! - бросил он остающимся на борту товарищам и направился к выходу...
- Удачи, - сказал Артур, обернувшись к выходящим вместе с креслом.

Освальд и следующие за ним Акрита и М’Кота вышли в стыковочный док. Выход из корабля в космос уже был закрыт, и теперь открывалась дверь на противоположном конце помещения. Навстречу группе высадки “Анадыря” входила встречающая делегация из троих вулканцев. Лицо лишь одного из них было знакомо участникам проекта, особенно двоим кадетам из Федерации - это был адмирал Солок, один из тех, кто стоял за их проектом, кто мог решать его судьбу - их судьбу.
Они не знали, сколько кораблей уже побывало в этом доке сегодня, скольких встретил адмирал вот так же, как встречал сейчас их. Ни на его лице, ни на лицах его спутников - мужчины-капитана и женщины-научника - не отражалось ни скуки, ни усталости, ни раздражения. В руках у женщины они заметили свою цель - тяжелый металлический куб из темного металла, похожего на тот, из которого был сделан их путевой ключ.
- Адмирал на палубе! - громко произнёс Освальд и встал по стойке "смирно".
Когда вулканцы подошли ближе, кадет чётко и молодцевато, как того требовал устав, доложил:
- Сэр, команда " Альфа-маж" прибыла для прохождения точки. Капитан команды, кадет четвёртого курса Академии Звёздного флота Освальд Макдауэлл. Со мной пилот команды, кадет четвёртого курса Акрита ш'Лечир и второй пилот, тави'ян М'Кота.
М’Кота и в обычных-то обстоятельствах отличалась военной выправкой, но теперь подтянулась ещё больше и встала по стойке смирно. Адмирал в Федерации – это не меньше, чем член Высокого совета на Кроносе, а уж если адмирал с боевым прошлым, то это – совсем правильный адмирал.
Пока они шли, Акрита терзалась в сомнениях, что лучше сделать – поприветствовать встречающих вулканским жестом или встать по стойке смирно. Но, глядя на товарищей, выбрала все-таки второе, рассудив, что сможет пожелать "Долгой жизни и процветания" после выполнения задания, и тоже вытянулась по струнке.
- Вольно! - громко произнес адмирал Солок.
Когда кадеты сменили позы на установленный вольный стандарт, он продолжил более тихим голосом:
- Вы прибыли сюда в середине вашего пути, вам уже пришлось преодолеть некие испытания. Вам необходима какая-то помощь? Если у вас есть раненые - вы можете оставить их на борту USS “Т’Камбра”. Если вашему кораблю требуется ремонт - вы можете остаться в нашем доке.
- Благодарю вас, сэр, но в этом нет необходимости, -  ответил Освальд, - наш катер не был повреждён, экипаж в порядке и готов продолжать.
На мгновение молодой человек задумался о том, не стоит ли предложить Самрите остаться на "Т'Камбра", но потом сам представил себе реакцию девушки и передумал: к тому моменту, как они закончат ругаться, успеют финишировать даже те, кто стартовал самыми последними. К тому же, на опасные задания он её и так теперь не отправит, поэтому причин для беспокойства нет. Да и не смог бы Освальд лишить радости победы Самриту - она заслужила это в полной мере.
- Мы полны решимости дойти до конца, что бы нас ни ждало, сэр.
- Именно так, - кивнула Акрита. – У нас все в порядке, но мы благодарны вам за приглашение, адмирал, сэр.
«Если я сдамся, съем собственные сапоги», – подумала М’Кота, а вслух сказала:
– Мы не отступим, адмирал!
-Вас понял, пусть будет так, - Солок слегка прикрыл глаза, - Замок.
Стоящая рядом с ним вулканка сделала шаг вперед. Тяжелый металлический куб, казалось, совершенно не оттягивал ей руки.
-Ваш ключ… капитан, - медленно произнес адмирал Солок.
- Сэр, - кивнул Освальд и подошёл к вулканке, после чего вставил цилиндр в отверстие.
Уже привычный команде зеленый свет сигнализировал о том, что “Альфа-маж” успешно прошла третью контрольную точку.
-Это задание далось вам легко, -  сделал наблюдение адмирал Солок, - Считайте это передышкой на вашем пути. Больше таких не будет. Теперь идите. Мира и долгой жизни.
- Сэр, разрешите вопрос, - произнёс Освальд, - у тех, кто принимал приглашение, таймер на время отдыха и ремонта останавливался?
-Нет, - ответил адмирал Солок, - Трата и восстановление технических и биологических ресурсов - это ваше стратегическое решение в этой гонке… капитан. Вы сами должны решать как их распределить. Когда вам следует торопиться, а когда можно взять перерыв. Это зависит от того, какой результат вы хотите в итоге получить.
- Спасибо, сэр, - кивнул Освальд, - всё понятно.
Освальд уже собрался было попрощаться и уйти с командой, но цепочка мыслей "Возвращаемся -> взлетаем -> не сообщаем Ракару" напомнила ещё об одном вопросе, который кадету уже какое-то время хотелось задать, да всё некому было.
- Адмирал, сэр, если позволите, ещё один вопрос, уже не по регате. А в проекте "Альфа" сколько всего групп? Мы ведь не одни, правда?
Адмирал Солок, который приготовился наблюдать, как группа разворачивается и уходит, слегка приподнял бровь.
-Вы не одни, - ответил он, - В проекте “Альфа” три группы.
- Спасибо, сэр! - кивнул Освальд, после чего, попрощавшись, вместе с командой отправился на "Анадырь".
_______________________
С командой и вулканцами
« Последнее редактирование: 19 Июля 2017, 09:26:39 от Мори Джанир »

Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
19 Июля 2017, 10:50:28 #142
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер «Амазонка»


Когда Ракар вышел, Тенек проводил его взглядом, затем сказал:
– Мисс Перим, я не понимаю: сперва вы предлагаете обсуждать медленно и по пунктам, потом говорите, что у нас мало времени, хотя мисс Юнок ещё не закончила свою работу. Опять же сперва вы говорите, что разрешить ситуацию с командой «Примы» важно для проекта, затем откладываете обсуждение их судьбы на потом. Хотел бы напомнить, что запись нашего общего разговора после их разоблачения мы сами же отправили на «Анадырь», и это известно «Серебряным фениксам». Никто из нас не может гарантировать, что кто-то из второй команды не заявит на них в Службу безопасности сразу же по прибытии на станцию, и я не считаю «фениксов» настолько неразумными, чтобы этого не понимать. Если мы будем тянуть время, не примем никакого решения и оставим их в неизвестности, они могут истолковать это как худший для себя вариант и предпринять что-нибудь поспешное, необдуманное и опасное, а это имеет серьёзные шансы усугубить и наше собственное положение, и положение проекта.
– Мы все еще действуем медленно и по пунктам, - подтвердила Квинтилия, - Мы только что поделились информацией о том, что нам известно, и выделили моменты, которые еще нужно прояснить - это логи аварии “Примы” и некоторые вопросы к их команде. Мистер Ракар отправился их добывать. Без них мы не сможем принять всесторонне обдуманное решение. Поэтому с ним мы не можем торопиться. Но мы должны торопиться с регатой - в этом у нас мало времени. Я вижу регату и наше столкновение с “Фениксами” как два параллельных процесса, которые мы должны сбалансировать и уравновесить, чтобы не слишком поторопиться с одним, но и не опоздать в другом. Я… все еще не хочу выходить из регаты и быть командой, которая сойдет с дистанции или придет последней. Извините…
– Я тоже, – сказал Тенек. – И ещё я не хочу, чтобы мы сошли с дистанции, если кто-то из наших вынужденных попутчиков запаникует и совершит фатальную ошибку. У нас было и есть время до конца ремонта, чтобы наметить хотя бы варианты решения проблемы. Я и мистер Ракар внесли свои предложения. Хоть мистер Ракар и не хотел озвучивать своё, я думаю, то, что мы его услышали, к лучшему. Было бы хорошо услышать и ваше мнение на этот счёт. И если ваше мнение зависит от степени вины «Фениксов» в аварии, вы можете предложить два варианта: один – на случай, если их слова подтвердятся, второй – на случай, если выяснится, что они солгали.
– Я не уверена, что мое мнение вообще следует учитывать, - покачала головой Квинтилия, - Вы с мистером Ракаром лучше других знаете мою историю. Я - плохой человек, не этичный, не идеалистичный, идущий на компромиссы. Не такой, как вы оба. Все, что я могу - это помогать вам принять ваше решение, потому что, мне кажется… вам тяжело. Я никогда раньше не видела вас настолько разозленным. И мне кажется, это может влиять… на все.
Тенек моргнул несколько раз в явной растерянности.
– Меня? – изумлённо спросил он. – Но я не разозлён, я... – он немного помолчал, словно пытаясь проанализировать самого себя и медленно констатировал: – я испытываю определённый дискомфорт, это правда. Это бывает, если сталкиваешься с чем-то, что выше твоего понимания. Но я не зол, и я не вижу, чтобы где-то погрешил против логики. Если вы видите в моих рассуждениях ошибку, укажите мне её. Тем более, что я совсем не согласен с тем, что ваше мнение не следует учитывать. Компромиссы не плохи и не хороши сами по себе, только в зависимости от конкретной ситуации, и склонность к компромиссам не делает вас заведомо неэтичным человеком. Возможно, именно ваша способность идти на комромиссы, а также ваш опыт, или как вы говорите «ваша история» делают ваше мнение особенно ценным.
– Ваша речь о том, что эта Делас - не врач, была… если бы вы не были вулканцем, я бы сказала, что страстной, - призналась Квинтилия, - Я использую названия земных эмоций, потому что не знаю, чем их можно заменить. Но я вижу, что вас сильно задело, и наверное тем более, что вы недавно вспоминали о своем дедушке. Я правда никогда не видела вас таким. И я… беспокоюсь за вас.
Тенек отвел взгляд, скулы его чуть тронула зеленоватая тень. Было неприятно думать, что девушка-трилл посчитала его слова эмоциональными, и ещё неприянее было допускать, что эмоции действительно могли повлиять на его слова.
– Клятва врачей Звёздного флота заканчивается словами: «Пока я искренне соблюдаю принципы этой клятвы, я могу с полным правом именоваться ВРАЧОМ, со всем уважением и честью, предоставленными мне данным званием; если же я когда-либо нарушу эту клятву, да будет мне дано обратное этому». В Вулканской академии наук врачи не дают клятв, но следуют тем же принципам. Я сказал то, что является неотъемлемой частью моей личности, и сказал бы те же самые слова даже если бы у меня не было причин критически относиться к официально заявленным ценностям государств-агрессоров.
– У нас у всех есть точки, давление на которое причиняет… дискомфорт, - заметила Квинтилия, потом немного помолчала, - Вы хотели знать мое мнение. Я не знаю, что делать с “Фениксами” глобально. Это… слишком большая проблема. Но когда ты сталкиваешься с большой проблемой или большим заданием - ты не должен впадать в панику от масштабов, ты должен разбить ее на множество маленьких задачек, шагов и решать все постепенно. Поэтому я сделала это для себя. Прямо сейчас мы должны решить - оставлять ли “Фениксов” на Бэйджоре, или брать их с собой. И если брать, то насколько мы можем им доверять. И вот что я вижу, мистер Тенек. С того момента, как мы с ними встретились… я имею в виду, по-настоящему честно встретились, лицом к лицу, а не как раньше, когда мы о них не знали… с тех пор все, что они делали - это была помощь нам. Они первыми пришли и спросили, нет ли у нас раненых. Делас лечила вас по-настоящему. Юнок ремонтирует наш катер по-настоящему. Мистер Ракар сказал, что в задании в монастыре они были полезны. И они отвечают на наши вопросы - нам не приходится прикладывать усилий и хитрости, чтобы добиться ответов. Даже когда ответы выставляют их в плохом свете, и нормальный человек попытался бы как-то выкрутиться и сгладить впечатление. Легко быть искренним, когда у тебя все хорошо, но это гораздо труднее, когда тебе надо признаться в чем-то плохом. Но они делают это. Для этого должна быть причина. И я думаю, она в том, что они не хотят нам больше врать и искренне хотят сотрудничать. Несмотря на то, как мы можем к ним отнестись и что мы можем с ними сделать. Я думаю, это требует определенной храбрости с их стороны. Они потеряли все - свой корабль, свой командный ключ, свои преимущества перед нами. Чего бы они ни хотели раньше - теперь для них все изменилось, а я верю, что при смене обстоятельств у людей могут меняться цели и стремления. Если только логи “Примы” подтвердят, что столкновение было не намеренным, я готова продолжать сотрудничать дальше.
__________________
с Квинтилией


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
19 Июля 2017, 10:51:47 #143
Квинтилия Перим

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Продолжение:

– Вы можете быть правы, а может оказаться и так, что это – продуманная стратегия завоевания доверия в расчёте на эмоции. Или же своеобразная попытка сохранить лицо, – сказал Тенек. – Я не знаю правды и допускаю все возможные версии. А ещё я учитываю то, что никто из нас не вправе принимать решение ни за мисс Баккер, на которую напали, пусть и без фатальных последствий, ни за мистера Рроу, которого отравили, пусть даже и простым слабительным. Также следует учесть, что «Фениксы» уважают своего координатора и считаются с его мнением, это было заметно по их словам. Формулируя моё предложение, я постарался учесть все эти факторы. Не решая ничего заранее, собраться всем заинтересованным лицам и вместе найти наилучшее решение – этот вариант показался мне оптимальным для всех, в том числе и для команды «Примы». Я думаю, такой вариант стал бы для них стимулом показать себя с лучшей стороны, независимо от того, что ими движет – искренность или расчёт. Такими были мои рассуждения, когда я обдумывал эту проблему: как видите, хотя я и шёл иным путём, отличным от вашего, я не исключал возможности сотрудничества и принимал во внимание не только наши интересы.
-Я не забегаю настолько вперед, - закатила глаза Квинтилия, - Для меня важно понять, что делать прямо сейчас. Это же столько вариантов! Мы можем просто оставить их здесь, можем взять их с собой, можем сдать в СБ прямо сейчас, можем сделать это сразу после того, как они закончат наш ремонт, можем выполнять дальнейшие задания вместе, можем запереть их за силовым полем на катере... Ваше предложение ничего об этом не говорит. Вы же не предлагаете все бросить, полететь на станцию и найти Планкса? Не предлагаете же?
– Нет, – сказал Тенек, – не предлагаю. Но, если вы помните, я предлагал озвучить моё предложение «Фениксам», если, конечно, вам и мистеру Ракару оно покажется приемлемым. У этого предложения были три цели. Вторую и третью, относящиеся ко второму и третьему этапам решения проблемы вы уже слышали, что касается первой цели, то она относится как раз к начальному этапу: то, как восприняла бы команда «Примы» это предложение, дополнило бы наше понимание ситуации и позволило бы судить, готовы они отвечать за свои поступки хотя бы перед лицом пострадавших и человека, которого они уважают, или же рассчитывают купить себе полную безнаказанность. Я не успел озвучить все цели, поскольку вы и мистер Ракар отвергли моё предложение без каких-либо уточняющих вопросов, а я сам не сразу понял, что в этот раз вы по каким-то причинам не рассматриваете возможность комплексного решения – то есть решения, играющего свою роль на всех этапах работы с проблемой.
-Так, хорошо, мистер Тенек, - Квинтилия резко скрестила руки на груди, - Отвечайте на мои вопросы коротко. Что нам сейчас больше нужно: сидеть на земле и обсуждать с “Фениксами” их дальнейшую судьбу или лететь дальше? Первое или второе. Одним словом.
– С таким же успехом я могу спросить вас, что нам следует делать, расспрашивать «Фениксов» об их мотивах или лететь дальше, – парировал Тенек.
-Просто постарайтесь, - жалобно попросила девушка, - Что вам кажется более важным? Знаете, это как использование ассоциаций - иногда первая мысль, взятая из головы, оказывается самой верной. Я правда хочу помочь всем нам понять, что делать...
– Я так не привык, – признался Тенек, – то есть не привык прислушиваться к спонтанным мыслям. Но лететь нам надо в любом случае, иначе мы подведём команду «Анадыря» и всю нашу группу.
-Верно, - оптимистично кивнула Квинтилия, - Полет должен быть нашим приоритетом. Но это не значит, что на ситуацию с “Фениксами” нам надо наплевать. Но хотим ли мы использовать аварийный канал и вызвать службу безопасности, чтобы их забрали прямо сейчас? У меня сложилось впечатление, что ни я, ни мистер Ракар, ни даже вы не считаем это необходимым. Так?
– Это было бы преждевременно, – согласился Тенек.
-Хорошо, что у нас уже есть общая точка соприкосновения мнений, - продолжила девушка, - Следующая развилка, которая может возникнуть: если мы не вызываем СБ сейчас, то мы просто оставляем их здесь или берем с собой? Мне кажется, тут мы втроем тоже совпадаем. Нельзя их просто оставить! Правда же?..
– Здесь не так всё однозначно, – поправил Тенек, – если бы они остались, они остались бы не в пустыне, а в комфортном месте и не лишённые связи с внешним миром. Тем не менее, приняв их помощь, мы взяли на себя определённые обязательства. Это, их принадлежность к проекту «Альфа» и ваши слова о том, что отказ от сотрудничества с ними может проекту повредить, заставили меня сперва рассмотреть возможность допустить их на борт «Амазонки», а затем и поддержать выбор, сделанный вами и мистером Ракаром. Так что да, здесь мы в конечном счёте совпадаем.
-Тогда у нас есть наше решение для прямо сейчас! - на лице Квинтилии появилось довольное выражение, - Мы прикладываем все силы к ремонту, берем “Фениксов” с собой и летим. Но мы все еще не можем им полностью доверять… даже с логами “Примы”. И в полете мы могли бы обсудить ваше предложение и задать им ваш вопрос… Но мы должны быть готовы к тому, что они ответят “нет”. Значит, мы должны позаботиться о нашей безопасности заранее. Как думаете, то ваше поле на биокровати сможет удержать троих?
Тенек посмотрел на Квинтилию с лёгким подозрением – не шутит ли? Зрелище трёх человек, ютящихся на одной биокровати было… странным.
– Мощность поля достаточно велика, но трое там просто не поместятся. Безопасностью корабля в целом занимался мистер Ракар, так что нам стоит спросить у него, какое помещение лучше подойдёт для этой цели.
-Значит, мы не сможем использовать биокровать… - начала Квинтилия, но шум от входа в катер и металлический лязг снаружи ее перебил, - Кажется, они вернулись, - настороженно сказала девушка, - Перерыв окончен. Теперь пора что-то делать.
И она решительно направилась к выходу из медотсека.
Тенек последовал за ней: в сложившейся ситуации следовало быть в курсе событий.
Вулканцу понравилась решительность, с какой начала действовать Квинтилия: это было живым свидетельством того, что девушка была гораздо сильнее духом и обладала гораздо большей самодисциплиной, чем представлялось ей самой в её худшие моменты. Тем не менее он помнил сомнения Квинтилии в ценности её мнения, и его не оставляло ощущение, что последний обмен репликами был не только способом убедиться во взаимном согласии членов команды, но и своеобразной самопроверкой, чем-то вроде перечитывания тезисов перед защитой научной работы.
 Выходя следом за ней из дверей, стажёр сказал:
– Я думаю, мы сможем найти безопасное и гуманное решение последнего вопроса. Что касается предыдущих тезисов, ваши рассуждения были последовательны и логичны, вам не стоит об этом беспокоиться.

___________________________
Написано совместно с Тенеком


Ex Astris, Scientia
Offline  
20 Июля 2017, 10:11:18 #144
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Баджорская система, катер “Анадырь”


Вернувшись на "Анадырь", Освальд отдал Акрите ключ и сказал сразу же взлетать. Вид у кадета был недовольный: он немного нервничал перед встречей с офицерами-вулканцами, пытался продумать возможные задания, свои вопросы и их ответы, а оказалось, что это был всего лишь космический пит-стоп. С другой стороны, всё ведь хорошо - они прошли уже больше половины регаты, поэтому недовольство быстро сошло на нет.
- Нам предлагали отдых, ремонт и заботу о раненых, - поведал молодой человек Артуру с Самритой, - но отдохнуть мы можем и тут, ремонт нам не требуется, а раненые уже выздоровели, поэтому летим дальше - время не ждёт!
- Это и правда было быстро! – поприветствовала Самрита вернувшуюся делегацию и усмехнулась: - Если бы все задания были такими…  Ну что, куда летим дальше? Осталось всего два чек-поинта! Кстати, мы будем передавать что-нибудь «Амазонке»?
Артур следил за показаниями и приготовился ждать вестей от команды. Он всего лишь раз обернулся к Самрите, собираясь заговорить, но ему было не ясно, поздравлять ее или нет. Возможно, она вообще не хотела об этом говорить, возможно, она пока должна была говорить об этом только с Освальдом, или… с кем-то еще, и Артур пока решил не рисковать, чтобы не сказать не те слова. Они так и просидели в молчании. С чек-поинта команда вернулась нереально быстро.
- Так вот что значит – было не сложно. "Амазонка" все еще стоит на Бэйджоре, я думаю, пока рано что-либо им передавать, мы не знаем, что у них за ситуация. Куда летим дальше? – спросил Артур.
- Сейчас не ясно, чего от них хочет вторая группа, поэтому мы передавать ничего не будем, - сказал Освальд. - Может, эта команда захватила "Амазонку" и хочет победить так. Пока не будет свидетельств обратного, мы сами по себе. Кстати, сомневающиеся в существовании второй группы, вздохните спокойно: адмирал Солок подтвердил, что в проекте аж целых три группы.
- Аж целых три.. ого! – сказал Артур и задумался об этом эксперименте, который проводит Зездный флот или правительство Федерации. Это была проверка, настоящая проверка того, смогут ли расы вообще в принципе объединиться. И было ужасно обидно, что диверсиях замешаны федеральные участники.
- Ну, да. Подождем, вдруг не захват все-таки. Они не смогут победить в этом случае, это... бессмысленно на регате.
Тем временем Акрита взяла у Освальда ключ и ввела новые координаты в компьютер катера. Карта показала, что новая искомая точка находится в северном полушарии планеты Бэйджор XI. Как раз там, где застряли их товарищи с “Амазонки”.
– Они честно держали нас в курсе всех своих перемещений и сообщили нам о трудной ситуации, – сказала М’Кота, занимая своё место. – Возможно, нам стоит передать им наш прогресс хотя бы в зашифрованном виде, так, чтобы они поняли, а их незваные гости – нет? Ну, примерно так, как Освальд сделал с радугой и «охотником».
- Мы можем подставить их нашим сообщением, я все же предлагаю дождаться сначала от них каких-нибудь вестей, – сказал Артур.
Двери ангара “Т’Камбры” открылись, и “Анадырь” пошел на взлет.
- Поддерживаю Артура, - кивнул Освальд, - к тому же, мы всё равно летим в их сторону. Если у них всё настолько плохо, что они до нашего прилёта не взлетят, мы можем отправить туда двоих на разведку, а пока лучше молчать. Ну а об опасности на Джераддо мы предупредили вообще всех, а значит и они должны были получить сообщение.

***

Несколько минут они летели от Червоточины по направлению к Бэйджору. Наконец Артур решил, что пора уже.
- Освальд, - сказал он, - вроде сейчас нет ничего такого в пространстве, за чем нужно было бы следить, мы можем пойти в задний отсек с тобой? Я хочу посоветоваться.
Освальд на мгновение нахмурился, потому что, на самом деле, ожидал чего-то подобного ещё раньше, но сопротивление было бесполезным и даже вредным, поэтому кивнул и ответил:
- Хорошо, пойдём поговорим, - а потом бегло взглянул на клингонку, - М'Кота, мостик твой.
Артур довел Освальда до жилого отсека "Анадыря" и развернулся там к нему лицом. Несколько секунд он молча смотрел на товарища, затем сказал:
- Освальд, - сказал Артур, - возможно, это не мое дело, но на самом деле мое тоже, потому что вы все мои товарищи. И ты в первую очередь. Извини, что я завожу этот разговор, но нужно кое-что прояснить. Скажи мне – отец ребенка Самриты – ты?
- Ты так решил из-за нашего разговора тогда? - полуутвердительно произнёс Освальд, явно не собиравшийся просто так признаваться. - Сам же видишь, что что-то не бьётся: я говорил, что мы жили вместе, но этого не было на станции, а значит наша связь прекратилась уже. Так с чего ты решил, что ребёнок мой?
Артур вздохнул.
- Я бы и не решил, Освальд. Потому что многое не сходится. Ваши отношения на станции были не такими. А потом они стали… да, я конечно помню наш разговор тем вечером. Но дело в том, Освальд, что сейчас у меня сложилось ощущение, что все на катере считают, что отец ты. Особенно Акрита весьма недвусмысленно это поняла. Скажи честно, без всяких вот этих увиливаний, ты или нет?
- Акрита? Серьёзно? - неподдельно удивился Освальд, решив таким образом уйти от ответа. - Подожди, с чего ты взял, что она так думает? Что она сказала?
- Я когда пришел на мостик – там была одна Акрита, - ответил Артур, - она сказала что вы пошли обсудить нечто, что я сам понимаю. И при этом Акрита выглядела такой счастливой, что мне показалось, она радуется за вас с Самритой. Я был удивлен, честно говоря. Ничего другого я ни с кем не обсуждал. Но я помню, что ты говорил тем вечером об очень дорогом тебе человеке, и я помню как ты мучился этим всем.
- Акрита могла радоваться самому факту, что Сэм беременна, - недовольно мотнул головой Освальд, словно стараясь себя в этом убедить, - у андорианцев же с этим сложности... ну и она могла слишком стесняться, чтобы говорить о таких деликатных вещах прямо. Ты уверен, что не сделал никаких неправильных выводов из её слов?
Способы увильнуть заканчивались, и Освальд уже морально готовился всё рассказать, если ни один из них не сработает.
Артур смотрел на с некоторым сочувствием, и все же он не понимал один момент.
- Освальд, - наконец сказал Артур, - я конечно могу ошибаться, это да. Но почему ты просто не можешь сказать “нет”? Ты бы просто сказал и все, если бы это было не так, не так ли?
- Потому что это будет неправдой, - признал, наконец, Освальд, - но мне хотелось понимать, какие у нас шансы сохранить это всё в тайне на какое-то время. Да, ребёнок мой. Не спрашивай ничего больше - я пока не буду это обсуждать, и тебя прошу воздержаться от упоминания моего отцовства. Даже если после регаты вы с М'Котой устроите ещё один погром, а потом будете обсуждать своих будущих детей, пожалуйста, не упоминай меня. Мы с Сэм пока не готовы к такой публичности - всё слишком неожиданно случилось.
Артур прямо смотрел на Освальда.
- Освальд, даже и не думай, я вообще никому не скажу. Я завел этот разговор для того, чтобы попробовать поддержать тебя. Потому что я прекрасно понимаю, как тебе сложно, - о том, когда Освальд успел пожить с Самритой долго - Лайтман недоумевал, но не это сейчас нужно было уточнять. А про погром с М'Котой он и вовсе пропустил, эта фраза отдалась для него болью, - я хотел спросить, поздравлять тебя, или..?
- Хороший вопрос, - усмехнулся Освальд, - я бы очень хотел знать на него ответ. Так тебе скажу: мы этого точно не планировали, и я не понимаю, почему прививка не сработала. Должна была сработать! - кадет замотал головой. - Сейчас даже не понятно, что нам с Сэм делать дальше, поэтому поздравлять точно рано, лучше пожелать удачи.
- Да, Освальд, я понимаю, - кивнул Артур. Он говорил совсем серьезно. - Я знаю, что это кажется все не вовремя, что прививка должна была, но не сработала правильным образом. И все прочее. Я представляю как тебе сложно, и я бы хотел помочь тебе справиться. Бывает так, к сожалению,  правда я сам никогда не попадал. Но понимаю. И вот что я скажу, если Сэм - тот самый - самый дорогой для тебя человек, если ты ее любишь, и если она тебя тоже - вы справитесь вместе. А этот... парень или девочка, он обязательно должен увидеть мир. Он будет похож на тебя, твой ребенок. И у него тоже будут все эти ощущения, познания, впечатления, радость, печаль. Еще один человек, твой кровь от крови и плоть от плоти. И однажды все это происходит с людьми, рано или поздно. Поэтому я хочу пожелать тебе удачи и успеха. И если нужна будет помощь - обращайся.
Артур хлопнул Освальда по плечу и немного грустно улыбнулся.
- Спасибо, - Освальд тоже вымученно улыбнулся, - я буду иметь в виду твоё предложение, но пока нам самим бы это всё переварить... ладно, сейчас у нас регата - давай не будем ни о чём таком думать, а просто пройдём её так хорошо, как сможем. А что нам для этого нужно? Сосредоточенность! Поэтому пойдём - дело не ждёт!
- Да, - кивнул Артур, - удачи вам обоим. - И Артур приготовился идти на мостик, и делать вид, что не знает ничего. - Пойдем, надо победить в регате. Нам нужно как-то помочь второй команде. Я все слышал, что ромуланец транслировал. Это жесть была.
- Будь морально готов, - развил мысль товарища Освальд, - если они не взлетят до нашего прибытия и не ответят нам, пойдёте с Сэм к ним: на ней будет ремонт, а на тебе - общее руководство и безопасность.
- Принято, капитан, - сказал Артур, - все будет сделано, пойдем.
- Отлично, идём... старпом-дробь-связист, - в тон коллеге ответил Освальд, и они отправились обратно на мостик.
______________
с командой "Анадыря"
Offline  
21 Июля 2017, 09:16:52 #145
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер «Амазонка»

Квинтилия и следующий за ней вулканец вышли из медицинского отсека, прошли через мостик катера и выглянули наружу, навстречу вернувшимся с листом дюрания Ракару и его соотечественнице. По пути они увидели, что Юнок все еще копается под одной из консолей, а пилот “Примы” спокойно сидит на полу, прикрыв глаза. Оба “Феникса” выглядели спокойными и не проявляли каких-либо резких эмоций.
Ромуланка тоже выглядела более спокойной - или, точнее, более собранной и серьезной, чем во время прогулки с Ракаром.
- Скучали?  - хмыкнула она, поднимаясь на мостик. - Мы тут с Ракаром немного поговорили... Он уже в курсе, что я знаю о его маленькой мести, так что нам пришлось пересмотреть наше сотрудничество. И теперь мы договорились, что будем действовать как одна команда. Это значит - никаких секретов и обсуждений за спиной, как вы нас сдадите на станции, и все решения мы принимаем вместе. Я решила ему поверить,  - ромуланка сложила руки на груди, а потом посмотрела на членов своей команды. - Ну и в другую сторону эта договоренность тоже работает. Юнок, мы нашли подходящий кусок обшивки, как твой ремонт? Когда сможем взлететь?
Ракар все еще размышлял о словах Делас, касающихся ее самой. У нее осталось слишком мало жизни. Она знает это, и действует, хочет чтобы никто не знал о ее слабости, она хочет жить полноценной жизнью, пока может. Что, если нельзя больше медлить, что, если нельзя тянуть до станции? Нельзя дать ей умереть. Вот только Ракар не понимал ничего в медицине, кроме определенных действий, которым был обучен.
- Делас, тебе нужно поговорить с Тенеком, пусть он… - и тут ромуланец заметил выглядывающих из катера Тенека и Квинтилию. Он сразу подошел к ним.
- Две новости, - сказал ромуланец, и не стал уточнять, о диаметральной разнице этих новостей, - во-первых, содержание нашего разговора в медотсеке – им известно, Юнок открыла заглушки вентиляции во время ремонта. Вторая – файл с логами подлинный, его не редактировали, и сейчас мы его проверим вместе с Юнок в присутствии всех. А это лист, вырезанный с катера "Прима" для нашей заплатки, - Ракар кивнул на большой кусок металла, прислоненный к "Амазонке" и поднялся в катер.
- Так, минуту, - крикнул Ракар от входа, когда Делас уже успела пробраться на мостик, - сначала мы проверяем лог, а лист дюрания я буду приваривать сам, в присутствии Каззы и Юнок.
-Мы бы справились и сами, но если мужчина хочет работать - пусть работает и напрягается, - прокомментировала Казза.
Юнок вылезла из-под консоли и отряхнула руки и коленки.
-Я вцелом закончила, капитан, - отрапортовала она, - Конечно, тут многое еще можно улучшить, некоторые кабели проложены так, что сам черт ногу сломит. И можно было бы установить улучшения, которые разработали мы… Но на это нет времени и вряд ли мне это позволят. Так что осталась только заплатка.
- Давайте пока проверим логи, - улыбнулась ромуланка. – И после этого убедимся, что все присутствующие одинаково поняли наш уговор с Ракаром.
Ракар прошел на мостик с паддом в руке, кивнул Квинтилии, призывая следовать за ним и посмотрел на Тенека, который все еще с недолеченным сотрясением уже ходил.
- Тенек, вам лучше сесть в кресло, - сказал ромуланец, - и беречь себя.
Потом он оглядел всех присутствующих и подключил падд к своей консоли.
- Во-первых, на катере "Амазонка" капитан - я. Не два капитана, а один. Это очень важный момент, который вы должны осознать. Во-вторых, мы не будем ставить ваших модификаций на этот катер. Вы уже поставили доминионскую систему управления, и она у вас отказала, в чем я надеюсь сейчас убедиться. Поэтому давайте избежим разночтений и по данному вопросу. Итак…, - Ракар оглянулся, чтобы убедиться, что Квинтилия и Тенек пришли на мостик.
Квинтилия встала за плечом у Ракара и с интересом заглянула на консоль, на которой начали появляться строчки записей логов разбившейся “Примы”. От того, что они сейчас покажут, зависело многое.
- Итак, - повторил ромуланец, убедившись, что все в сборе, загрузив лог управления "Примы", рядом загрузив лог управления "Амазонки", и выведя это все на главный экран, разделенный на две части. Затем он совместил временной отрезок логов и запустил воспроизведение.
- Юнок, будьте добры, пожалуйста, объясните и покажите здесь отказ вашего управления, - попросил ромуланец.
-Давайте посмотрим… - землянка склонилась над консолью и провела пальцем по строчкам на экране, - Вот здесь данные о нашем полете - скорость, траектория, все дела. Здесь видно, как мы меняем курс и скорость - это Казза начинает маневр. По плану мы должны были пролететь в опасной близости от “Анадыря” на расстоянии двух метров - правилами регаты это не запрещено. Мы шли на предельно-высокой скорости, возможной для корабля нашего типа в атмосфере, и наши курсы по расчетам должны были пересечься на высоте около 2х километров над поверхностью планеты. А здесь - видите? - ошибка системы навигации. Вот! - палец землянки уткнулся в консоль, - Ошибка! Отказ! Заморозка! Головной монитор Каззы перестал передавать верные данные о расстояниях и скоростях, вообще перестал передавать хоть что-то, а поскольку мы связали в одну систему монитор и управление катером, мы потеряли над ним контроль. Мне пришлось вручную отключать монитор прямо на ходу - вот здесь это видно, грубое отключение. После этого Каззе удалось инициировать маневр уклонения, но было уже слишком поздно, мы не успевали сбросить инерционную скорость. Как и вы, потому что эти тонны металла, которыми являются наши корабли, нельзя остановить как пушинки, когда счет идет на доли секунды, всегда остается тормозной путь. Хорошо, что нам удалось сделать в последний момент хоть что-то, иначе наши корабли столкнулись бы гораздо серьезнее. Поэтому тут Казза выкручивает, так сказать, руль, и мы практически свечкой взлетаем вверх… Ну и ускорение это было! Я лично визжала, как на американских горках… И это добило нашу систему управления - вот еще ошибка, ошибка… После этого мы управление практически потеряли и планировали вниз вообще без всякого курса, пока не упали на это поле. А дальше - дым, огонь, разрушение… Ну, вы же побывали на “Приме”, видели. Хорошо, что мы уже были в скафандрах и успели надеть шлемы, иначе пострадали бы гораздо сильнее.
Делас сосредоточенно слушала доклад своего инженера, периодически кивая.
- Как я и сказала, - подытожила ромуланка, - мы хотели сделать маневр, который нам не удался - результаты вы видите.
Ромуланец внимательно следил за всем, что видел на экране, за каждой мелочью, вникая в объяснение, составляя собственную картину произошедшего по доказательствам на экране. Затем посмотрел на Делас, а потом обернулся к Квинтилии и Тенеку.
- Что скажете? - спросил он.
– На мой взгляд, это – свидетельство правдивости команды «Примы», – сказал Тенек из своего кресла, – но вместе с тем, это – явное свидетельство того, что они способны допускать критические ошибки и не могут дать стопроцентную гарантию в том, что продумали абсолютно всё, в том числе в своих недавних диверсиях. Я бы рекомендовал им в будущем избегать фатальной самоуверенности.
-Я тоже думаю, что эти данные доказывают, что столкновение не было задумано специально, чтобы сбить нас, - сказала Квинтилия, - Значит, это был несчастный случай.
- Ну вот видите, - с облегчением произнесла Делас, стоявшая за их спинами. – Пусть мы и совершили ошибки, но кто их никогда не совершал? Мы учимся и пытаемся их исправить! К тому же, как именно произошла авария, мы уже рассказали раньше, тут нет ничего нового. Сейчас мы здесь, чтобы доказать правоту наших слов – в ней теперь сомнений нет? Тогда давайте уже закончим с ремонтом и полетим, мы и так потеряли сто-о-о-олько времени, - ромуланка закатила глаза.
Ракар переводил взгляд с одной девушки на другую, потом на третью , стараясь читать в их лицах. Доказательства, выкладки, синхронизация времени, все это казалось ему непротиворечивым. Но у него не было времени провести более подробную экспертизу. Кроме того, они ничего не ответили на то его заявление о капитанах. Интересный факт. Тем не менее Ракар сказал:
- Тогда я прошу Тенека и Квинтилию проголосовать финальным образом. Мы объединяемся с командой Фениксов и продолжаем совместно регату на Амазонке? За или против?
-Мы поговорили, пока вас не было, - призналась Квинтилия, посмотрев на вулканца, - И мы пришли к общему мнению, что мы должны взять “Фениксов” с собой и попытаться спасти свое участие в регате. Но нам все еще нужно время, чтобы стать готовыми полноценно работать с ними бок о бок. Сейчас мы к этому еще не готовы. Но это может измениться. Они готовы дать нам это время?
-Эй, вообще-то мы здесь! - замахала руками Юнок, - Не надо говорить о нас так, как будто мы просто мебель!
-  У вас нет времени, - пожала плечами Делас, - регата ждать не будет. А мы никуда не пойдем, пока не будем уверены, что наш с Ракаром договор в силе, а не то, что вы там запланировали за нашими спинами. Так что, либо мы присоединяемся к вам и становимся одной командой под командованием Ракара – ну или хотя бы равноправно сотрудничаем, - либо остаемся здесь.
Ракар снова последовательно смотрел на всех говоривших.
- Вы не мебель, Юнок, - начал отвечать ромуланец, - мы обсуждаем вашу судьбу в вашем присутствии, включая начало вашей судьбы здесь. Все было бы иначе, совершенно иначе, если бы не ваша входная диверсия. Ваша входная диверсия, я имею в виду ваши действия на станции - причина всего того, что сейчас происходит. Это естественные последствия ваших действий, которые вы вынуждены пожинать сейчас.
Меж тем, Квинтилия снова не проголосовала и ромуланец обратился к ней.
- Квинтилия, - сказал он, - когда проект начался - мы тоже все были не готовы, мы тоже совершили громадную кучу ошибок, включая взрыв катера, который был еще без меня. Но дело в том, что однажды надо решиться. И у нас правда нет времени, мы можем начать работать с ними в полете, находить общие точки, пытаться найти что-то общее и научиться сотрудничать. Но мы должны решить прямо сейчас - они летят с нами или нет? Да или нет. Вы за или против?
____________________
С Квинтилией, Тенеком, Делас, Юнок и Каззой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
21 Июля 2017, 09:31:46 #146
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, катер «Амазонка»

-Я сказала, что согласна, чтобы они летели с нами, - отчеканила Квинтилия, - Но я не хочу, чтобы эта Казза пилотировала вместо меня, и чтобы эта Юнок продолжала вводить свои усовершенствования в полете. Я хочу, чтобы они сидели в жилом отсеке и не мешали нам, пока мы не будем готовы к их помощи. У Тенека есть идея, которая поможет нам.
– Я согласен с мисс Перим, – сказал Тенек, – по обоим пунктам. Леди могут лететь с нами, но они не должны без разрешения пользоваться нашими приборами. Также я согласен с мистером Ракаром в том, что они должны подчиняться решениям нашего командира. И пассажиры, и экипаж слушаются капитана корабля – это правило действует на всех флотах всех государств, и я не вижу причины отменять его в нашей ситуации. Всё остальное мы можем обсудить по пути к следующему чек-поинту. Это – мотивы неэтичных поступков команды «Примы», вопрос конфиденциальности разговоров на борту «Амазонки» и решение нашей основной проблемы – проблемы ответственности команды «Примы» за их противоправные действия. Поскольку леди подслушивали, они, вероятно уже знают, в чём заключалось моё предложение, и могут обдумать его до начала следующего совещания.
- ... А также ваши заговоры против нас и обман, которым вы собирались нас сдать, - с милой улыбкой проговорила Делас. - Разумеется, без разрешения, - эти слова она подчеркнула, - мы ничем пользоваться не будем. Но и сидеть в жилом отсеке, не принимая участия в регате, мне кажется ничем не лучше, чем остаться здесь. Девочки, - ромуланка обернулась к Юнок и Каззе, - как вам такое предложение? Мы хотим лететь с ними или останемся на планете?
-Общее благо проекта, - напомнила Казза, - Мы должны им подчиниться.
-А я просто сделаю, как ты решишь, капитан, - сказала землянка, - Я тебя не предам.
- Мы никак не поможем проекту, если будем до конца полета их пленниками в жилом отсеке, а потом они нас просто сдадут, как и собирались, - пожала плечами Делас. - И это совсем не похоже на сотрудничество и взаимодействие, а также на то, о чем мы договорились с Ракаром. Так что пока я не вижу, как мы поможем проекту и нам самим, если полетим с ними. А нашей помощи они не хотят... Юнок, они тебя хотя бы поблагодарили за работу?
-Неа, - Юнок скромно потупилась в пол.
-Я сказала, что все может измениться, - жестко сказала Квинтилия, - И что мы будем работать над этим. Но и от вас кое-что зависит. Если вы хотите сотрудничать, пойдите нам навстречу еще один раз.
Когда Квинтилия и Тенек проголосовали, Ракар благодарно кивнул им обоим. Еще он заметил, что почему-то Тенек называет преступления неэтичными действиями, но он промолчал на эту тему. Далее он слушал обсуждения команды Делас.
- Благодарю, Тенек и Квинтилия, - сказал Ракар, - итак, двое за то, чтобы вы полетели с нами. И прежде чем я скажу свое слово на эту тему - Делас, ну ты уж меня прости, но не тебе говорить о заговорах, мне опять напомнить ваши действия на станции? Давайте не будем терять время, я уже сказал тебе, мой первый помощник Квинтилия Перим убедила меня так не делать. Мы найдем другое решение. Во вторых, Юнок - вы говорите неправду. Я сказал вам спасибо за ремонт, и кажется дважды. И сказал бы еще раз, но сейчас мы обсуждаем другое. Так вот, я прекрасно понимаю Тенека и Перим, им необходимо адаптироваться к вам, не так то просто адаптироваться к тем, кто сделал то, что сделали вы. Однако они хотят этого и стремятся к сотрудничеству. От вас тоже все зависит. Мы еще не узнали вас толком, теперь нам следует как минимум познакомиться. А на вахте пока находится Перим, я и Тенек, которому еще надо прийти в себя. Вы готовы к тому, что будет еще некоторый испытательный срок уже в полете? Согласны ли вы с этим?
- В своих действиях на станции мы хотя бы сознались и с тех пор больше вас не обманывали - в отличие от тебя, - прямо ответила Делас. - Так что у меня нет оснований тебе верить. Не мы одни тут поступали нечестно, вам следует это для начала признать. Сейчас мы тоже хотим сотрудничать, а не становиться вашими пленниками или заложниками. Тебе понятна разница? - она вскинула бровь, глядя на Ракара. - Но я готова в очередной раз пойти на компромисс, хоть вы этого снова не оцените. Однако только на моих условиях: мы должны быть в курсе всего происходящего, что касается регаты, проекта и нас. Предложение мистера вулканца меня тоже устраивает - видите, я уже сотрудничаю. Снова. А вы?
– Мисс Делас, вы не могли бы уточнить, в чём заключалась нечестность с нашей стороны? – поинтересовался Тенек. – Я понимаю, что этот вопрос затягивает решение, но вы повторили своё обвинение несколько раз, и, видимо, будет лучше обсудить это немедленно.
- Все очень просто, - улыбнулась ромуланка. - Ракар говорил о сотрудничестве и принял нашу помощь. Он был весьма вежлив и мил, а на самом деле собирался первым делом нас сдать, воспользовавшись сначала нашей помощью. Не то, чтобы я боялась станционную СБ, просто не люблю, когда мне врут в лицо.
– И это предложение было одобрено мисс Перим и мной? – Поинтересовался Тенек. – Было объявлено мистером Ракаром как окончательное? Не было озвучено никаких других вариантов?
- Мистер Тенек, вы специально затягиваете наш отлет или просто не слышали, что я сказала до этого? - удивилась Делас. - Обман Ракара нам всем очевиден, ваше предложение меня устраивает, а с желанием Квинтилии запереть нас в жилом отсеке я хоть и не согласна, но готова пойти на компромисс. Неужели я недостаточно ясно выразила свою позицию?
– Отлёт затягиваете вы, – возразил Тенек. – Вместо всех этих слов вы могли просто сказать «да» или «нет». Но поскольку вы явно уклоняетесь от ответа, я отвечу за вас, и все легальные и нелегальные свидетели того разговора смогут опровергнуть меня, если я скажу неправду. Нет, мисс Перим и я не одобрили это предложение. Нет, мистер Ракар не объявил его окончательным, более того, все вы слышали его слова о том, что мы можем его переубедить. И – нет, другие варианты были озвучены. Таким образом вы выдаёте за обман и предательство одно единственное неэтичное предложение, которое было озвучено на стадии обсуждения и никем в итоге не было принято. Против мистера Ракара свидетельствуют только его слова, против вас свидетельствуют ваши дела. Вам понятна разница?
- Ох уж эта федеральная этика, вы всегда считаете себя такими хорошими и умеете выйти сухими из воды, - рассмеялась Делас и обернулась к Ракару: - У меня все меньше желания оставаться на твоем корабле, капитан. Мы тут, очевидно, слишком уж нежеланные гости. У тебя еще есть возможность меня убедить, что нам зачем-то надо лететь с вами, но советую сделать это побыстрее – ради проекта я не хочу, чтобы ваша команда пришла последней!
-Команда проекта. Наша команда, - тихо поправила Казза.
Это было просто возмутительно и вопиюще. Ракар даже оперся о спинку кресла, на котором сидел, глядя на Делас чуть прищурив взгляд. Но дело состояло в том, что сейчас на все это не было времени. Даже на препирательство с Юнок, которая мягко говоря, соврала, и саботировала заглушки вентиляции.
- Делас, - наконец сказал Ракар, решив прервать спор, - Вы не пленники, вы не арестованные на этом катере. Это мое слово. Я обещаю тебе. - Затем Ракар коротко кивнул Каззе, - хорошие слова говорит Казза, - сказал он, - давайте уже опустим разногласия, которые мы обсудим потом, в полете, я надеюсь. Итак - я согласен с тем, что вы будете в курсе всего что относится к проекту, к регате, к вам. Ваши проблемы с мистером Тенеком - вы решите чуть позже. А пока - я голосую за то, чтобы вы полетели с нами. Итого. Решение моей команды единогласно, с условием о том, что вы к вахте приступите тогда, когда пройдете испытательный срок и адаптируетесь. Итого - окончательно, какое ваше решение, “Серебряные фениксы”?
Делас посмотрела в глаза Ракару, чуть подняв голову, и тихо, но отчетливо произнесла:
- Только ради тебя. Я согласна на такие условия, мнение моей команды ты слышал.
Ракар резко поднялся со своего места, бегло взглянул на Квинтилию, затем повернулся к команде “Фениксов”.
- В таком случае, благодарю за достижение договоренности. Добро пожаловать на борт, Делас, Казза, Юнок. Теперь, нам нужно приварить лист и взлетать. Пожалуйста, Юнок, Казза и Квинтилия, присоединитесь ко мне. Варить буду я, но мне нужно ваше присутствие и помощь, за которую я разумеется благодарен, - с этими словами Ракар посмотрел на Юнок, улыбнулся ей с непонятным оттенком и пошел на выход.
Три девушки последовали за ним.
_____________
С Квинтилией, Тенеком, Делас, Юнок и Каззой


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
21 Июля 2017, 13:15:35 #147
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Бэйджор, катер «Амазонка»

Когда ромуланец и три девушки вышли из катера, Ракар поставил на землю чемоданчик с инженерными инструментами "Амазонки", затем поднял дюраниевый лист металла, вырезанный с катера "Прима" и принялся поднимать его на крыло.
- Я спросил Делас о том, почему вы совершили то, что совершили на станции, - без всяких переходов начал Ракар говорить, не отрываясь от дела. Этим одновременно он рассказывал это Квинтилии, которая попросила это узнать для нее, и заодно хотел узнать мнение двух других Фениксов. – Она сказала, что когда вы узнали о наших совместных с “Анадырем” действиях на регате, то решили, что это нечестно и захотели уравновесить шансы, вступить в собственное соревнование и зашли в этом слишком далеко. Но вы утверждаете, Казза, что Рроу рассказал вам все, а следовательно вы должны также знать – на самом деле мы не соревнуемся с "Анадырем", наше участие в регате – это демонстрация сотрудничества кадетов проекта, различных во всем, как в расах так и в образе мыслей. И если мы победим – то мы не возьмем приз, а отдадим его тому, кто придет вторым. Мы на самом деле одна команда, и именно это мы хотим показать, сразу после регаты.
Ракар забрался на крыло катера и обернулся к остальным.
- Я все верно излагаю? – спросил он, сначала взглянув на Квинтилию, а затем переведя взгляд на "Фениксов". – Или Рроу не сказал вам этого?
-Нет, не сказал, - покачала головой ктарианка.
- То-то и оно… - сказал Ракар, - молодец Рроу… но теперь вы знаете, и вы знаете также и то, что не в нечестном деле вы помогаете теперь, а в деле сотрудничества рас, которое может быть приведет к улучшению дипломатических отношений в будущем, и прочим разным союзам. Диверсии этому всему не способствуют. Но впрочем, ладно, - Ракар подошел к краю крыла, - забирайтесь сюда, - он протянул руку с желанием помочь забраться девушкам, - отсюда будет удобнее разговаривать. Расскажите о себе, кто вы и откуда, с каких планет? Как ваши имена пишутся целиком?
Казза первой подала руку Ракару и взобралась на крыло. Ее хватка и рукопожатие были сильными и уверенными. Затем девушка помогла взобраться Юнок, а Квинтилия от помощи отказалась.
-Не думайте, что мы теперь друзья, - проворчала трилл, - Вы мне все еще не нравитесь.
-Мое полное имя Казза Таника, - тем временем говорила одна из “Фениксов”, - Как вы могли догадаться по моему внешнему виду, - она отбросила назад рыжие кудряшки, в которых прятались отдельные фиолетовые пряди, - я с Ктариса.
-Это многое объясняет… - проворчала Квинтилия.
Ракар кивнул Квинтилии в ответ на ее слова, и перевел взгляд на Каззу.
- Первый помощник права, еще какое-то время вы будете на испытательном сроке, а потом, как она и говорила – все может измениться.
Ракар нашел трещину на крыле, присел около нее, провел по ней рукой. Это была рана на ромуланском крыле ромулано-федерального корабля. Рана на крыле птицы – понятие, которое много для Ракара значило. Не только как для ромуланца, но и для него самого лично. Он достал из чемоданчика прибор лазерной сварки и сначала прошелся им по самой трещине.
- Что именно это объясняет, Квинтилия? Чем знаменит Ктарис в Федерации и принадлежность к нему Каззы Таники? – спросил он, не отрываясь от того, что делал.
-Ктарианцы, они… - Квинтилия оглянулась на Каззу, будто опасалась ее реакции на то, что собиралась сказать, - не самые идеальные представители Федерации. Никогда ими не были, все время возникало что-то такое… Шестнадцать лет назад они пытались взять под контроль флагман нашего флота, а там, кто знает, возможно, и весь флот. Они известны своими симпатиями к маки. Обман, предательство, обольщение в корыстных целях - мы уже видели это раньше. Только не спрашивайте, почему мы тогда не вышвырнем их из Федерации. Полагаю, в каждой семье есть своя паршивая овца.
Казза пожала плечами.
-А чего вы хотели? Чтобы всем, кто присоединяется к Федерации, промывали мозги и они мгновенно становились такими же, как все остальные? Федерация - это не один вид, как клингоны и ромуланцы, мы разные.
Ракар поднял голову, глянув на Квинтилию и снова на ктарианку.
- А, понятно, ну да… бедняга Рроу, - с этими словами Ракар, наконец, пристроил лист для заплатки точно по размерам трещины, так чтобы ее закрыть, - у нас будет время еще поговорить об этом всем в полете, подержите кто-нибудь, пожалуйста, чтобы он не двинулся, - попросил Ракар, имея в виду металлический лист, - а вы Юнок? Откуда вы? И как вас зовут в полной версии?
Казза с готовностью придержала лист.
-Я инженер, а не грузчик, - прокомментировала Юнок, - Эти пальчики слишком ценные, чтобы рисковать их повредить. Мое имя значит “вечно цветущий яшмовый цветок”, что-то вроде того. Моя фамилия - Ли. Некоторые называют меня Ли Юнок, а некоторые - Юнок Ли, такая путаница! Делас до сих пор сложно во всем этом разобраться. Это старая корейская традиция - ставить фамилию перед именем, это похоже как у баджорцев. Но я с Фариус-прайм.
-И это объясняет еще больше, - мрачно заметила трилл, - Пример Энн Уильямс должен был нас научить, что не все земляне - федераты с Земли.
Ракар смотрел на Юнок, пока та говорила.
- Интересное имя, - сказал Ракар, - про Фариус я слышал, он имеет отношение к Орионскому Синдикату. Да, всякое бывает с разными людьми, и одни только ромуланцы всегда с Ромула, кроме … - но тут Ракар решил, что не самое лучшее время говорить о предателях и перебежчиках, а также о тех полу-ромуланцах, которые родились вне Ромула. Он опустил голову и приступил к сварке, наблюдая как металл соединяется с металлом, становясь одним целым, как герметично закрывается рана корабля, оставляя гладкий, но все же рубец, шов. Корабль как человек, ни одна рана не может быть вылечена целиком, всегда остается рубец, от каждого предательства, от всего такого, чего могло бы и не быть, но оно есть в этом мире.
Сварка была не очень громкой, но ему все же пришлось говорить громче теперь:
- У меня сложилось ощущение, Юнок, что вы обязаны Делас чем-то. Такая преданность как ваша – не рождается на пустом месте. Это тайна или вы посчитаете возможным подтвердить это предположение?
 -Я ничем ей не обязана. Для вас странно, что мы можем быть верными нашему капитану? - хмыкнула Юнок, - Просто так, почему что договорились, что мы - команда и никогда друг друга не бросим? Вы считаете, что для этого обязательно должны быть какие-то причины, которые бы связывали нас? Или, может быть, это вы сами не уверены в преданности вашей команды, что они пойдут за вами несмотря ни на что? - она кивнула на Квинтилию.
- Мне это не странно, спасибо, я понял, - сказал Ракар, следя только за сваркой. Он не видел жестов Юнок, сосредоточившись сейчас только на том, что делает. – Однако жизнь все время учит меня одному – доверие нужно заслужить и мало кому можно верить. Я верил Рроу, и теперь мы знаем что произошло. Он сказал не все, а только ту самую неоднозначную часть, которую нельзя отрывать от цели нашего замысла. В остальных членах своей команды я уверен.
Дальше Ракар не стал распространяться, об этом можно было говорить долго. И пока не было на это времени.
Лист 1.3 на 1.7 метра был целиком соединен с крылом. Осталось проверить качество шва и герметичность сварки. Ракар рывком поднялся, отложил инструмент и взял в руки трикодер.
- Поможете мне проверить работу, инженер, а не грузчик Ли Юнок? - улыбнулся Ракар и протянул ей трикодер.
Юнок взяла трикодер и направила его на заплатку с сосредоточенным лицом.
-Вон там есть точка, которая слабее других, - заметила она, - Если мы будем торопиться и подниматься через атмосферу не достаточно плавно, она может не выдержать. Пройдитесь по тому месту еще раз, - она указала пальцем.
Ракар кивнул, снова встал на колени у заплатки и принялся усиливать соединение ее с крылом.
- Много ли заглушек вентиляции открыто на корабле, кроме той, что между медотсеком и жилым сектором? – спросил он попутно, - и еще что-нибудь новенького и интересного не стоит ли, о чем я не знаю?
-Нет, только та, - ответила Юнок, - “Интересного” - это вроде чего?
- Мало ли у вас инженерных штук… - сказал Ракар, - что-нибудь вроде блокировки связи, или любого другого саботажа. Кроме ремонта, сделали ли вы что-нибудь еще с кораблем? – спросил Ракар и поднял внимательный взгляд на Юнок, - я обещал, что ничего не скажу службе безопасности станции пока мы не решим все вместе, что нам делать. Все будет зависеть от того, что мы все вместе решим. Решение еще не определено. Есть свидетели моего слова, люди, которым верю я и хочу, чтобы они верили мне. Прошу, Юнок, скажите правду.
-Зачем же мне саботировать “Амазонку”? - захлопала ресницами Юнок, - Ведь теперь мы сами хотим полететь на ней. Так что от моего ремонта зависят и наши жизни тоже. Я ничего не делала с вашим кораблем.
Ракар кивнул.
- Спасибо. Спасибо за помощь и ремонт, Юнок. Как теперь эта часть? Выдержит небезопасные маневры? - спросил Ракар, закончив сварку вновь.
-Скорее всего, - подтвердила Юнок.
- Прекрасно, - Ракар поднялся, сунул инструменты в инженерный чемодан, - в таком случае – Перим, предстартовая подготовка и взлет. Вперед, мы и так слишком здесь задержались. Все по местам, - сказал Ракар и спрыгнул с крыла на землю вместе с чемоданом. Развернулся, чтобы помочь спуститься остальным.
______________
Совместно с Квинтилией, Каззой и Юнок


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
25 Июля 2017, 10:17:08 #148
Артур Лайтман

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Анадырь”

Прошло больше часа с тех пор, как “Анадырь” покинул стыковочный док “Т’Камбры”. Катер возвращался в те же места, где уже успел побывать сегодня утром - Бэйджор снова был близко, зеленый шар планеты занимал уже почти треть обзорного экрана. По правую руку была видна орбитальная станция - та самая, по которой успела прогуляться М’Кота. Сейчас ее окружали несколько небольших кораблей, возможно, это были другие участники регаты. За станцией была видна одна из лун Бэйджора.
Координаты на компьютере перед Акритой указывали на северное полушарие планеты, где находилась местная провинция Кендра. Если бы только с ними еще была Кейра Миррим! Она все знала о той местности, потому что жила там в детстве, и могла бы им помочь, но к сожалению, девушка покинула проект. Теперь им предстояло самостоятельно вглядываться в карту и пытаться понять, куда им предназначается попасть. Впрочем, кое-какие подсказки у них все же были - “Амазонка” все еще стояла на земле в долине.
Тем временем на карте появилось два небольших корабля, отмеченных баджорскими символами, и устремились к “Анадырю”.
- Что у них там творится? - задумчиво и немного недовольно пробормотал Освальд, глядя на свой пульт, на котором показывалось местоположение "Амазонки". - Ладно, вот что: Артур, вызови эти два корабля и спроси, чего они хотят. Подлетим ближе к поверхности - попробуем связаться с Ракаром и узнать, живы ли они, а дальше видно будет.
- Есть,  вызываю, - сказал Артур, и послал вызов на два баджорских корабля на стандартных частотах приветствия, вместе со стандартным приветствием Звездного флота и идентификацией катера "Анадырь".
Баджорские корабли не стали вступать в длительный разговор, а переслали свою идентификацию в ответ - это оказались патрули планеты. Они инициировали сканирование, и видимо, результаты увиденного их удовлетворили, потому что “Анадырь” получил разрешение на подлет к планете.
Как только патрульные изменили курс и направились прочь от катера, на ключе команды “Альфа-маж” появились более точные координаты их следующей контрольной точки - ею оказался монастырь Дакин, расположенный на одной из гор возле долины Кендра. Но для присутствующих на “Анадыре” это не стало такой неожиданностью, какой могло бы - их предположения только подтвердились, они летели навстречу “Амазонке”.
- Ну что же, раз вулканцы не стали испытывать наш интеллект, может, баджорцы проверят нашу мудрость! - с энтузиазмом потёр ладони Освальд. - Акрита, найди удобное место для посадки поближе к цели, Артур вызови Ракара и спроси о том, нужна ли им помощь, только непринуждённо, будто всё наше общение ограничилось их сообщением об аварии и нашими ответами. Если ответят, что нужна, тогда вы с Сэм отправитесь к ним. М'Кота и Акрита, мы с вами в это время посетим монастырь. Сэм, на всякий случай, настрой транспортер на дистанционное управление, чтобы можно было вернуться по команде одного из нас, а также сделай что-то вроде сигнализации, чтобы компьютер сообщал нам пятерым, если на катере появится кто-то посторонний.
- Да, хорошо, - сказал Артур, набрал несколько команд и послал видео-вызов на "Амазонку".
Статус “Амазонки” тем временем изменился. Пока “Анадырь” продолжал приближаться к планете, катер второй команды, наконец, оторвался от земли и очень медленно начал набирать высоту.
-”Амазонка” на связи, - на маленьком экране перед Артуром появилось лицо Квинтилии.
- Перим, привет, - поприветствовал девушку Артур с непринужденным выражением лица, как и просил Освальд. – Как у вас дела? Не нужна ли какая-нибудь помощь?
-У нас все в порядке, мы летим, - ответила девушка, и слегка оглянулась через плечо. Теперь стали видны Ракар и Тенек.
– Мы достигли предварительной договорённости, – пояснил Тенек. «Анадырь» был в курсе главного, не было смысла скрывать от них статус проблемы.
На “Анадыре” было видно, что Ракар все еще стоит посередине мостика и копается в стандартном федеральном рюкзаке, который используется для высадок. На ромуланце не было кителя, его серая водолазка, закатанная до локтей, была в пыли. Наконец, ромуланец посмотрел в экран и сказал:
- У нас все в порядке, "Фениксы" помогли нам с ремонтом, оказали медицинскую и иную помощь, мы достигли договоренности о сотрудничестве, подробнее я расскажу позже. Серьезно, сейчас все хорошо. И через некоторое время мы вас вызовем снова, мне нужно поговорить с Самритой Баккер лично. Скажите, в какое время будет удобно.
Самрита послушно выполнила приказ Освальда, настроив телепортацию и сейчас занималась «сигнализацией». «Амазонка» не просила о помощи и уже взлетела, так что Самрита с облегчением вздохнула: идти на второй катер ей не придется. Но и на задание ее тоже не определили – второй раз! – и это начинало раздражать. Впрочем, сообщение от Ракара отвлекло ее от этих мыслей. Девушка удивленно вскинула брови и, воспользовавшись тем, что ее не видно по видеосвязи, зашептала Освальду:
- Спроси, о чем он хочет со мной поговорить! – вспомнив о недавнем сообщении, она и вовсе нахмурилась. – Это так странно… И даже немного пугающе, - хмыкнула землянка и добавила, обращаясь к капитану: - Я смогу с ним поговорить, пока вы будете на задании. Все равно ты меня тут оставляешь! А… они ничего не передавали про само задание, кстати?
Освальд слегка кивнул Самрите и обратился к Ракару:
- Ракар, это Освальд, с Самритой вы сможете поговорить скоро. В этот раз она на катере останется - у вас будет возможность. Могу я узнать, чего будет касаться разговор? Ремонта? Кстати, - в голосе кадета проступил азарт, - а у вас много времени заняло само испытание? Интересно, сможем ли мы побить ваш рекорд!
- Нет, не о ремонте, - Ракар подошел ближе к экрану, - кое-что я не успел еще на станции, нужно прояснить некоторые вещи, оставшиеся непонятыми. Испытание… - Ракар чуть прищурился, - настройтесь на философский лад, во время испытания вы сможете понять кое-что о мире и о себе. И у вас есть все шансы пройти его быстрее нас, потому что я потратил половину времени испытания на официальные заявления и выяснение нашей неоднозначной ситуации. И еще – будет вежливо, если вы подниметесь в монастырь по лестнице.
- О! За последнее - отдельное спасибо! - с улыбкой произнёс Освальд. - Впрочем, мы и так собирались сесть внизу - там самая удобная площадка... но теперь точно не будем телепортироваться. Удачи вам и, если полетите на Джераддо, помните, что там небезопасно!
Ракар кивнул с улыбкой:
- Мы помним, благодарю, - и ромуланец не сказал вслух, что не безопасно - везде, где бы ни был, обеспечивать безопасность и хранить тех, кто ему дорог он должен сам.
- Конец связи, "Амазонка", - сказал Освальд и кивнул Артуру, чтобы он закрывал канал.
Артур завершил сеанс связи и обернулся с интересом к Самрите. Впрочем, в следующий момент он уже сосредоточился снова на своей работе.
Самрита ответила Артуру непонимающим и удивленным взглядом и пожала плечами.
_______________
с командой "Анадыря" и "Амазонки"
Offline  
25 Июля 2017, 16:42:15 #149
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., ранний вечер
Баджорская система, катер “Амазонка”

Когда связь с “Анадырем” завершилась, “Амазонка” продолжала подниматься через атмосферу Бэйджора. Квинтилия Перим ввела координаты, давно появившиеся на путевом ключе, и прокладывала курс.
Итак, они взлетели, потеряв множество времени, нервов и сил, находясь в состоянии глубокого отставания не только от группы на "Анадыре", но и от всех других команд. Что ему предстояло теперь, Ракар примерно понимал свою последовательность действий. На счету была каждая минута, и он сомневался теперь в возможности нагнать упущенное, хотя не сомневался в том, что для этого будут приложены все силы. Расположить действия в порядке важности и выполнять каждое со всем старанием, вот что он должен был сейчас сделать. Он, ромуланец, который в действительности сомневался в том, как метко высказалась Юнок, пойдет ли команда за ним до конца. Федеральная команда, за ромуланцем. В какой-то мере это было даже смешно, только в этом смехе от самого смеха ничего не было.
- Какова наша точка назначения? - спросил Ракар Квинтилию, - и расчетное время прибытия?
-Следующая точка находится на одной из лун планеты - Джераддо, - сообщила Квинтилия, - Если мы сохраним нашу максимальную скорость, мы сможем быть там через 40 минут.
- Принято, спасибо, - кивнул Ракар, стоя сзади за креслом пилота, - Перим, я говорил, что после этого чек-поинта поведу катер, но все изменилось. Очень многое изменилось. Поэтому, пока я не могу вас сменить, пилотирование на вас. Максимальная скорость к Джераддо. Когда будем занимать орбиту – сообщите мне. Я буду в научной лаборатории. У меня с мисс Баккер возникла проблема взаимопонимания на станции вчера, я должен это решить сейчас. По графику важности эта проблема первая.
Затем Ракар повернулся к Тенеку, одновременно подхватив свой китель, с которого намеревался отчистить кровь. Он должен был быть в форме, так было положено. Форма – одна из вещей, вдохновляющих команду. Нельзя пренебрегать ей.
- Тенек, прошу вас, идите обратно в медотсек и лежите там до тех пор, пока ваше состояние не нормализуется, вы должны быть здоровы полностью, иначе нам не удастся победить.
С этими словами Ракар дошел до выхода с мостика и обернулся.
- И еще, Перим, вам надо поесть. Полдня прошло, у всех должны быть силы для того, чтобы исполнить задачу.
– А вам необходим отдых, – сказал Тенек, поднимаясь с кресла. – Вы не успеете отдохнуть до прибытия на Джераддо, но после получения новых координат я буду настаивать на вашем отдыхе.
Ракар не усмехнулся, хотя эта реакция так и просилась на лицо. Отдых – это роскошь, и такой роскоши у него не было. Однако спорить не стал, лишь кивнул.
- И еще, Перим, через 10 минут включите щиты, и отправьте при помощи алгоритма со щитами "Анадырю" только одно слово – "Джераддо".
На секунду он задержался, окидывая взглядом своих, свою команду, этих двоих, которым он мог верить, единственных двоих на этом катере, которым он мог верить. А затем, развернулся и быстрым шагом ушел в жилой отсек. Прежде чем вызвать Самриту, он должен был попросить Делас об одной вещи.
-Подождите! - крикнула Квинтилия в спину Ракара.
Услышав Перим, Ракар вернулся и встал у входа на мостик.
- Да, - сказал он, понимая что слишком спешит и надо притормозить чуть.
-Что у вас с Самритой? - в лоб спросила Квинтилия, - Я понимаю, что вы поссорились. И, наверное, вам это неприятно. И ей тоже, уж поверьте. И конечно же, вам надо помириться. Но это не может быть первой по важности проблемой. Извините, но это так. Это всего лишь ваши личные отношения, и даже если они причиняют боль, иногда ее нужно засунуть подальше, стиснуть зубы и заняться чем-то по-настоящему важным. Например, как насчет нашей дальнейшей стратегии в регате? Разве мы не хотим это обсудить?
- Это не совсем личные отношения, Перим, - сказал Ракар, - я получил отказ в доверии от Самриты, это очень серьезный шаг и очень серьезное заявление от кадета Звездного флота в сторону представителя Ромуланской Империи, хотя я не имею ни малейшего представления о том, почему так случилось. Я поделился ромуланскими технологиям с Федерацией в вашем, кадетов Звездного флота, лице, я делал все честно согласно нашим договоренностям, и мне не понятно в чем я виновен. Это нужно выяснить и преодолеть чем скорее тем лучше, потому что это влияет на наше сотрудничество. Так что это не личные отношения. Что касается нашей стратегии – там трое сидят в жилом отсеке на испытательном сроке и они пока не допущены на мостик. И мне нужно быть точно уверенным во многом, чтобы допустить их сюда. Ну, не только мне – нам всем. Нас пока двое, Тенек еще не выздоровел. На Джераддо нужна будет высадка, как я понял, и на высадку пойдет один из нас, второй останется на катере. На катере будете вы, а испытывать команду Фениксов на высадке придется мне. У вас есть возражения?
Квинтилия перевела вопросительный взгляд на Тенека.
– Я согласен с мистером Ракаром, одному из вас придётся поддерживать связь с группой высадки с катера, другому – спуститься на поверхность луны, – кивнул Тенек. – Если бы выбирал я, я бы предложил провести высадку вам, а мистеру Ракару остаться за управляющими консолями катера, поскольку у вас этой ночью был полноценный отдых, а у него – нет. Тем не менее командир – мистер Ракар, и принимать решение ему. Мои обязанности имеет смысл обсудить перед самой высадкой, поскольку они будут напрямую зависеть от прогресса моего выздоровления.
-Я согласна, - кивнула Квинтилия, - Мы не знаем, какая опасность ждет на Джераддо, но знаем, какая ждет от “Серебряных Фениксов”. А значит, тот из нас, кто сильнее физически и здоров, должен быть там, где опаснее - на катере. Однако, я думала даже не о высадке. Вы понимаете, что мы - наша команда “Новое поколение” - больше не имеем шанса на победу? А значит, теперь все зависит от второй команды - “Альфа-маж”. Мы должны подумать, можем ли мы как-то помочь им победить.
Ракар чуть опустил голову.
- Хорошо, я согласен с вами, - сказал ромуланец, - на высадку пойдете вы, Перим. Я останусь здесь. Однако, вот еще что – не нужно сдаваться так быстро, никто не сказал, что мы еще не можем победить. Мы приложим все усилия для того, чтобы нагнать упущенное. Я верю в вас и ваши способности, в ваш ум и находчивость. Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы достичь возможности нашего финального аккорда – маневра Акриты, чтобы первым пришел любой из наших катеров, какой именно – выяснится у самого финиша. Потому что это та демонстрация нашего единства, которая должна быть осуществлена. Так что сдаваться рано. Далее, с кем из Фениксов вы, Перим, предпочитаете пойти на высадку? Выбирать можно из Юнок и Каззы, Делас на высадку не пойдет, – и о причинах запрета высадки для Делас на луну, не имеющую атмосферы класса М, Ракар умолчал. Делас была больна и испытывала слабость. Он не хотел ей рисковать.
______________
Совместно с Квинтилией и Тенеком


loyalty, duty, passion
Tal Shiar
Offline  
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS