* * * * * * * * *
DS9 - The New Team
DS9 - The New Team
20 Июля 2017, 21:24:35 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: 01 cентября 2384 года, день
« предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 [9] 10
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.   
07 Июля 2017, 16:00:16 #120
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”

Квинтилия смотрела перед собой на консоль. Там мигало сообщение от Самриты с “Анадыря”: «Что там с Ракаром и почему он извиняется передо мной в такой странной форме? И за что именно?»
Они нарушили договор о молчании, и девушка теперь пыталась понять, что это будет для них значить.
Квинтилия набрала короткое сообщение Самрите и отправила: “Не знаю. Тут все слишком сложно”. Какие отношения могли связывать земного инженера и ромуланца она даже не представляла.
-Возможно, нам стоит выйти из соревнования, - наконец, сказала трилл, - Вам не кажется, что оно стало слишком сложным для нас? Тогда мы не будем стоять перед этой дилеммой.
– Мы приняли участие в соревнованиях не ради приза или победы и тем более не ради развлечения, – напомнил Тенек. – Мы делаем это для того, чтобы не допустить закрытия проекта «Альфа». В проекте может быть несколько групп, но закрытие даже одной из них заставит одних говорить о нежизнеспособности, а других – о преждевременности всего проекта. Это как на войне: если прорвут один фронт, другим будет во много раз сложнее удержать свои позиции. Мы не можем бросить своё дело просто потому что нам трудно. Если есть возможность довести его до конца, мы должны её реализовать.
– Что касается этих леди, – несколько неохотно продолжил вулканец, – Я уже высказал своё мнение и пока не услышал аргументов, которые могли бы его изменить.
-Вы сейчас сами привели аргумент, - заметила Квинтилия, - Если эти, как вы выражаетесь, “леди” - действительно из второй группы нашего проекта, мы должны спасти и их тоже. Потому что они - часть “Альфы” и тот самый второй фронт, который не должен прорваться. И раз они в проекте, мы должны научиться сотрудничать в том числе и с ними. Я знаю, что они поступили с плохо по отношению к нам, но, возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут и сами отзовут свои кандидатуры из проекта и сдадутся властям. Кроме того, нам действительно нужен инженер. И второй врач, поскольку вы, мистер Тенек, пострадали. И возможно, для ремонта “Амазонки” потребуются материалы с “Примы” - та царапина на нашем крыле, которая повреждение 10% целостности обшивки, может потребовать заплатки. Но это еще не значит, что я уже голосую за то, чтобы взять “Серебряных Фениксов” с собой. Я просто озвучиваю моменты, которые мы должны иметь в виду перед тем, как примем решение.
Трилл говорила мрачно, что соответствовало ее настроению в последнее время, но твердо и решительно. Сейчас она больше напоминала саму себя с Волана II, а не испуганного ребенка, каким была на станции еще вчера.
-Мы еще многого не знаем. Но кое-что можем проверить. Мистер Ракар, как вы там? Вам угрожает какая-то опасность со стороны тех двух, которые сейчас с вами? У них есть оружие? Они вам угрожали? Они пытались как-то вам навредить?
Ракар не сводил взгляда с Делас. Ракар был в шоке от ситуации выбора. Еще ни разу в жизни улан подразделения Тал Шиар Ромуланской Империи не стоял перед таким выбором, перед которым стоял сейчас. У него дрожали руки, он не мог справиться с ситуацией. Лейтенант-коммандер Планкс оказался очень хитрым федератом, настолько хитрым, что Ракар и представить не мог. Возможно, это все была какая-то высшая игра, пока недоступная его, Ракара, пониманию. Он задумался над третьим вопросом прилара Паку, и понял, что что если мир и вправду сон - он хотел бы прямо сейчас и немедленно проснуться. Но мир не был сном. И ему предстояло что-то решать. И решать было слишком сложно. Лучше было на свет не рождаться, чем решать такие вопросы, которые не имели ответов. И это не относилось к вопросам прилара. Это относилось к тому, что стояло перед ним прямо сейчас. Вопрос о команде Делас, о ее роли в происходящем, о проекте Альфа, или Альфа 2, или всех их вместе взятых. Вопросы о преступлениях и ответственности, вопросы о компромиссах и сделках с совестью. Раньше для него все это было куда проще. Прямо сейчас - от его решения зависела судьба Делас. Его собственная. Судьба Квинтилии, которая была для него дороже чем… он оборвал эту свою мысль.
Лучше не рождаться на свет. Любой теперь ответ - преступление. Любой выбор образа действия - преступление вдвойне. Это ловушка. Ловушка для него, такого маленького среди всей этой вселенной. Такого маленького среди всей Ромуланской Империи. И Ракар не знал, к чему приведут его действия для нее, Делас, потому что раньше он только конвоировал ошибившихся, признанных предателями, он не участвовал в их расстрелах, он не знал, кого по итогу признают неправильно действующим. И он вовсе не хотел ее смерти. Впрочем, вряд ли так поступят, но неприятности будут точно. Он не знал ее, но она сказала, что он видел ее в детстве. И это задело его за душу. Все это было слишком сложно. Детство, стремления, Империя, сложность бытия, необходимость защиты, ее диверсия в его адрес, ее качественно скрываемые чувства, ее любовь к Родине, ее задание, ее действия, и общее категорическое несовершенство реальности. И Перим... Перим. Перим всегда вмешивается в его мысли. Перим он должен был спасти. Перим, которая не должна стать игрушкой, разменным солдатом  в этой реальности, где все играют в сложные политические игры. “Что из этого получится”... Ракар слышал эти обрывки фраз, от ктарианки, от Делас… Что получится, если несколько мышей посадить в лабиринт и заставить искать выход... Они все тут - подопытные образцы в играх тех, кто управляет большой политикой. Ракар не хотел быть подопытным образцом, он хотел найти выход из лабиринта, разрушив его стены. Но также он понимал, что до поры до времени, чтобы найти в стенах уязвимость, он должен играть по правилам противника. И Делас сумела найти вход в оборону его собственную. Мы все допускаем ошибки. Но теперь ромуланец успокоился, и расслабил свою боевую готовность. Возможно, все куда проще. Возможно, все они искренни в своих мотивах, и могут думать, что тоже играют на поле, не построенном индивидуально для них.
И ещё, самым ужасным в этом было то, что чтобы он ни выбрал, все его попытки заслужить доверие Квинтилии, теперь обречены на поражение. И это было ужасно. Он помнил ту ситуацию, тот самый важный вопрос на Волане II, о том, как он поступил бы с соотечественником. Однако , нельзя сравнивать действия Энн и действия Делас, они совсем разные.
И теперь Ракар сделал выбор, который уже не будет изменён. А от всего остального остались лишь детали.
И эмоций на сегодня достаточно, они не делают чести такому как он, представителю спецслужбы. Реальность такова, какова она есть, и больше никакова. Нет толку страдать по этому поводу.
И нет ничего предосудительного в том, чтобы брать помощь клуба.

И еще он слушал своих. Свою команду. Уже почти приняв свое решение, и их мнения разделились. Они оба были правы, и Тенек и Перим. Только всего один человек помог ему решить то, что он должен был решить сейчас. А вторая часть решения принадлежала только ему самому. Просто потому, что так должно было быть.
- Спасибо за ваши мнения, - ответил ромуланец по связи уже совсем спокойным тоном, - я в порядке, мне никто не угрожал, мне никто не пытался навредить.
О наличии оружия у Каззы и Делас ромуланец ничего не знал, и не мог сказать об этом по связи.
- Тогда вот как мы поступим сейчас, - продолжил Ракар, - пусть Юнок пока продолжает ремонт. Тенек, простите, что поднял вас не выздоровевшего еще, вы можете отдыхать дальше. Пусть Юнок помнит, если “Амазонка” может быть ею саботирована, то я бы на ее месте дважды подумал о том, стоит ли ввергать себя в неприятности и становиться моим врагом. Давайте продолжать как идет. Конец записи сообщения. На “Анадырь” продолжаем передачу логов систем. Об остальном мы поговорим на катере, когда вернемся.
________________
совместно с Тенеком, Квинтилией, Юнок и Делас
Offline  
07 Июля 2017, 16:03:52 #121
Тенек

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., полдень
Бэйджор, катер “Амазонка”


– Если Юнок продолжает ремонт - это значит, что мы решили сотрудничать? - уточнила Квинтилия.
– Пока мы ничего не решили, - сказал Ракар, - еще много вопросов. Просто ремонт задерживать нельзя.
Отведя взгляд от ктарианки и ромуланки, Ракар развернулся и вышел в другую галерею монастыря, по пути, откуда они пришли. Он не хотел, чтобы его слушали. Юнок на катере слышит, но пусть слушает. По ее коммуникациям и докладам для Делас он мог бы тоже что-нибудь понять.
– Перим, свяжитесь с Хеной на станции, пожалуйста. Или если она не доступна – то с лазаретом. Нужно узнать диагноз Рроу, что с ним сделали. Какова была угроза его жизни, если бы он не получил вовремя медицинской помощи. Я должен точно знать, что с ним сделали.
– Да, я все сделаю, - коротко ответила Квинтилия.
Тенек между тем обдумывал слова Квинтилии. В них было зерно истины, но и в объективной реальности были вещи, которые входили с аргументами трилла в противоречие.
– Я не вижу в них тенденции к тому, чтобы признать свои ошибки и дать правильную оценку собственным действиям, – сказал он наконец, обращаясь к ней. – Если бы подобная тенденция была, я мог бы с вами согласиться. Кроме того я против сотрудничества с медиком, способным вывести человека из строя без веской – исключительно веской – причины. Это – не врач, это не более, чем учёный от медицины.
– Мне надо кое-что проверить, - сказала Квинтилия. Ей уже пришло сообщение с “Анадыря” от Самриты, и теперь она внимательно читала, что там было сказано.
«Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Тем временем Юнок отошла немного в сторону от кресла трилла и связалась с Делас.
– Капитан, - произнесла землянка, - Должна ли я продолжать чинить их корабль при таких условиях?
– Не торопишь шейчаш, - вызов Юнок застал Делас с полным ртом мобы. Быстро прожевав, она продолжила: - Они еще сами не решили, хотят ли нашей помощи. Сделай паузу, отдохни, расслабься… А потом посмотрим. Но будь готова продолжить, если тебя попросят – мы же обещали, правда?
– Есть, капитан! - бодро кивнула Юнок, как будто Делас могла ее видеть, - Отдых - это я могу! Но все-таки я не буду ничего делать без твоего приказа, как и всегда. Дай знать, когда можно будет начать им помогать снова.
Девушка села на пол, скрестив ноги.
Ракар тем временем слышал Тенека.
– Я понимаю, Тенек, что вы сейчас не видите тенденции. Для того, чтобы она была - мы должны предпринять некоторые действия, поработать над этим. Давайте их предпримем. Иногда нужно очень много работать, чтобы объяснить кому-то сущность бытия. Насчет — не врач, Тенек... - Ракар допустил маленькую паузу, - она же вылечила ваши раны. Она врач. А другие наши с вами кардинальные различия в менталитете — совсем не предмет обсуждения для текущего момента. Потому что на это нет времени. И я вас очень прошу мистер Тенек, послушайте что говорит Квинтилия, подумайте над ее словами. Она важное говорит, сказала сейчас. Я не прошу вас обоих решить немедленно, я прошу вас еще подумать, пока мы выясняем еще некоторые вопросы. Их все еще несколько, и пока нет ответов. Перим, пожалуйста, когда получите ответ, сообщите его. И еще, узнайте пожалуйста, находится ли на Дип Спейс 9 лейтенант-коммандер Диас Планкс, если нет, то возможно ли узнать, куда он улетел? Самого Планкса вызывать не нужно. Если сейчас пока ничего нового, давайте прервем связь, - и ромуланец, пока не отключаясь, медленно пошел обратно в ту галерею, где сидели Делас и Казза.
– Я обдумаю ваши слова и слова мисс Перим, – сказал Тенек, – но прошу и вас, в свою очередь, обдумать мои. Уметь лечить и быть врачом – разные вещи. Если бы я знал, что отравление мистера Рроу было совершено с ведома и при участии мисс Делас, я не позволил бы ей даже подойти к моим пациентам. И пока я могу встать с койки, она больше не притронется ни к моим пациентам, ни к моим приборам. Если вы и мисс Перим решите взять этих леди с собой, я не стану саботировать ваше решение и не стану активно противостоять их присутствию на катере, но именно я сейчас – судовой врач, и пока я дееспособен, именно я решаю, кого допустить к оказанию медицинской помощи, а кого нет.
– Тенек, - сказал Ракар с максимальной мягкостью, - я понимаю вас больше, чем вы наверняка пока что себе представляете. Но я должен буду снова напомнить вам о проекте Альфа, его целях, и вновь процитировать для вас слова Перим – "возможно, нам же и удастся их исправить, починить то, что в их восприятии этой ситуации сломано. Возможно, после общения с нами они все поймут". Эти слова дорогого стоят. Больше пока ничего не скажу. Мы поговорим на катере, мне есть что вам сказать, но позже.
Ракар не хотел говорить ничего большего сейчас, он не стал сейчас обещать ничего из того, что уже однозначно решил.
– Помните, вы моя команда, и я не решу этого без вас. Потому что я уважаю ваше мнение и вас каждого. Ну что, конец связи? – спросил ромуланец, поднеся руку к дельте.
– Вы не возражаете? – спросил Тенек, обращаясь к Квинтилии.
 Она отрицательно покачала головой.
– Конец связи, – подтвердил вулканец.
Ракар кивнул самому себе и нажал на дельту, отключаясь. Затем он сделал несколько шагов, и вошел в комнату с фруктами, ромуланкой и ктарианкой.
______________________
+ Квинтилия, Ракар, Юнок


– Погасите огонь!
– Как?
– Думайте! Погасите пламя в своих мыслях!
_
Капитан Пикард и рядовой; 1:6 «Куда не ступала нога человека»
Offline  
11 Июля 2017, 14:19:58 #122
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Следующие 15 минут (а, может быть, и больше – увлекшись любимым делом, Самрита перестала следить за временем) кадет Баккер проверяла пересланные логи, поудобнее - насколько это было возможно – устроившись на своей койке.
Вскоре на консоль Перим упало еще одно сообщение: «Насколько я могу судить, все поломки вашего катера, полученные в ходе столкновения, выявлены верно, ремонт начат по правильной схеме. Начало хорошее, продолжайте по вашему плану».
Подумав, она вспомнила слова Планкса о том, что у Перим было плохо с инженерной наукой, и только хмыкнула: если это «плохо», то ее, Самриту Баккер, вообще можно прогнать из Академии: здесь она видела очень качественную и тщательную работу совсем не двоечника. Поэтому, подумав еще немного, она дописала: «Хорошая работа, молодец!». Только вот Самрита не знала, что над катером начала работу вовсе не Квинтилия…

М’Кота, между тем, сходила за новым паддом и занялась своим заданием, испытывая лёгкие угрызения совести по поводу падда безврозвратно испорченного. Имело смысл искать не только символы небесных тел, но и названия созвездий, планет, всяких прочих видимых объектов...
– Минутку, – клингонка откинулась на кресле, пытаясь найти слова для всплывшей в голове мысли. – Минутку! У каждой планеты есть эклиптика и зодиак. Что если посмотреть, какие созвездия зодиака пересекает комета Тилджара во время движения по небу Бэйджора? И попадаются ли среди них имена из пяти идеограмм?
Озаренная новой идеей, М’Кота начала новые поиски.
Тем временем андорианка-пилот уверенно нашла комету, кружащую по Баджорской системе, и вывела катер на курс. Это было тем проще, что она уже делала это раньше - в голо-комнате, когда ее об этом попросила коммандер Мори. Было это тогда случайностью, или… подсказкой?
С поверхности луны Джераддо команда “Анадыря” не могла подробно просканировать комету, им не хватало радиуса сканеров, но чем ближе они подлетали, тем больше данных могли получить.
Поиски М’Коты ничего не дали. У них был кодовый замок - та самая панель, которую сейчас тупо пытался взломать Артур. Но они знали, что это головоломка, устроенная специально для них, а значит, у нее должно быть логическое решение. И у них действительно была подсказка - рисунок хвостатой звезды, кометы. Ответ должен был быть связанным с ней. Они прочитали все, что могли о кометах в Баджорской системе, и нашли ту, которая была тут постоянно - в реальности, а не в древних пророчествах. Теперь следовало посмотреть на нее поближе, изучить ее самостоятельно. Возможно, там что-то было.
Как только они подлетели на достаточное расстояние, их сенсоры различили все подробности ледяного камня, летящего через систему. В том числе и нечто небольшое и достаточно неожиданное для большинства ледяных камней - маленький буй, закрепленный на поверхности и транслирующий на небольшое расстояние короткий повторяющийся сигнал:
Jia'kaja, tre'nu'tol'a rem... La'por i'lanu kos... I'nar tan'a'tali nor…
Переводчик услужливо подсказал, что это была часть баджорской молитвы - просьба о благословении и удаче к Пророкам. Бортовой компьютер сразу же перевел это в написание идеограмами - их было ровно пять. Две из них они уже видели, когда пытались подобрать код вручную, но теперь не было сомнения, в каком порядке их ставить.
Как только сообщение было получено, Акрита вывела катер на синхронную траекторию. После расшифровки она с удивлённо-радостной улыбкой обернулась к товарищам:
- Кажется, это то, что мы искали? Проложить обратный курс?
Как-то даже не верилось, что все так просто!
- Ух ты, - Самрита недоверчиво посмотрела на идеограммы, которые красиво и логично сложились в фразу на экране ее падда. – Это похоже на правильное решение… Одновременно и легко, и сложно, - хмыкнула она.  – Мы могли бы подбирать эту фразу часами, если бы остались на луне… Ну раз мы нашли решение, то я посплю! Разбудите меня, когда вернемся, - она опустила голову на подушку и прикрыла глаза.
- Часами? Да ты оптимистка, - проворчал Освальд, когда Самрита отключилась. -  Будь у нас всего десять символов, которые можно куда угодно вставлять - это уже даёт нам сто тысяч разных комбинаций. Можно было бы перебирать, пока у Артура не закончился воздух, и всё зря... Даже жаль! - неожиданно произнёс он. - Я был готов взламывать сложный шифр, а всё оказалось таким простым... Акрита, курс на Джераддо и самый полный вперёд!
- Есть, сэр! – Акрита крутым виражом развернула «Анадырь», пройдя в красивой, но рискованной близости от хвоста кометы. – Наверное, как только появится связь с Артуром, можно будет ему сказать нужную последовательность символов?
- А не боишься, что твои соотечественники или любые другие конкуренты перехватят? - усмехнулся Освальд и после небольшого раздумья повернулся к клингонке. - М'Кота, когда установится связь, передай... передай Артуру фразу "Каждый охотник желает знать, где сидит фазан", после этого передай на его трикодер первый символ красным, второй - жёлтым, третий - зелёным, четвёртый - синим и пятый - фиолетовым, но в перемешанном порядке. Артур догадается, а если кто-то ещё нас слушает, им придётся головы поломать!

***

Тем временем, Артур остался в пещере этой луны один. Катер улетел, и теперь он находился здесь в тишине, все еще стоя на коленях перед панелью. Было очень тихо. Это был хороший момент. Он вообще любил тишину, и то, что он был заперт — никак не влияло на него сейчас, он умел быть во вне, уносясь сознанием к звездам. И одновременно не оставляя ощущение реальности здесь и сейчас. Ему подумалось, что здесь невозможно формально выть на луну, подняв голову к небу, потому что он находится на луне физически. Лайтман усмехнулся своей мысли. Теперь он еще раз обвел фонарем стены и потолок, проверил уровень кислорода в скафандре, выключил фонарик, чтобы сберечь батарейки и снова вернулся к панели. Небольшой подсветки от панели вполне хватало, чтобы не оказаться во тьме полностью. Теперь он продолжил тупой последовательный перебор идеограмм.

________
С командой "Анадыря"
Offline  
11 Июля 2017, 14:27:13 #123
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


М’Кота переключилась на обязанности связиста, и как только подпространственная связь снова подала признаки жизни, передала Артуру сперва ключ к шифру, а потом и сам шифр. Из-за универсального переводчика она не поняла, в чём суть шифровки, хотя и догадалась, что это как-то связано с цветами.
– Артур, ты это понял? – спросила она, когда сообщения были отправлены. – Это какой-то земной слэнг?
Время длилось, текло, медленно отсчитывая свой бег. Артур сидел в темноте, временами прекращая перебор идеограмм. Это был бессмысленный сизифов труд. И он наконец прекратил, отойдя к стене пещеры. Сел, прислонившись к стенке и думал. Он думал о будущем и настоящем. О том, как иногда причудливо тасуется колода карт. И еще хотелось спать. Когда захотелось спать, он чуть увеличил подачу кислорода, чтобы прочистить мозги. Вызов М'Коты застал его за размышлением о разрешенном в 22-м веке уравнении Дана Купера, которое всплыло в памяти совсем некстати. Услышав вызов, кадет Лайтман быстро поднялся с каменного пола и кинулся к панели.
- Отлично! Вы молодцы! Шифр здоровский, молодцы. Да, понял, потом расскажу.
Пока Артур выстраивал идеограммы, пришедшие на трикодер в правильном порядке цветов, он вспомнил еще древнюю мудрость – "Если в глазах не было слез, в душе не будет радуги". Он усмехнулся сам себе и рука непроизвольно потянулась к лицу. Но рука наткнулась лишь на стекло гермошлема, даже нос было не почесать. Зато в этих словах было нечто, что полезно понять о самом себе.
- Приступил к поиску порядка, - отрапортовал кадет по связи, и принялся поочередно глядя на трикодер – вызывать на панели идеограммы.
Наконец, они все расположились в правильном порядке. Панель ввода символов мигнула, и плита на полу начала опускаться вниз, открывая под полом пещеры тайник, в который можно было засунуть руки и достать куб-замок.
Одновременно с этим пришла в движение “дверь”, которая заперла Артура в тупике. После некоторого грохота, скрежета и нового душа из земли и мелких камешков путь на свободу был открыт.
- Как там Самрита? – спросил Артур, снова инстинктивно пригибая голову, когда все снова посыпалось на него. Одновременно кадет нагнулся вперед, протянул руки, и вытащил куб. Смахнув с куба, насыпавшуюся на него пыль, он снял с пояса  ключ –цилиндр, и примерился к разъему.
– Уже бегает, – пошутила М’Кота. – На самом деле она сейчас спит, но не волнуйся, с ней всё хорошо.
Артур облегченно выдохнул, услышав про Самриту и вставил ключ-цилиндр в разъем куба.
- Я вставил ключ, - сообщил он, - и больше не заперт здесь, проход открыт.
Куб и ключ в руках Артура мигнули зеленым, сигнализируя, что он все сделал правильно.
- Отлично, выходи на поверхность, мы тебя скоро заберём, - сказал Освальд и перебрался за инженерный пост, - Акрита, выходи на низкую орбиту вокруг Джеррадо, мы должны быть в радиусе действия транспортера, М'Кота, не спускай глаз с сенсоров, обо всех приближающихся кораблях, а также о любых биосигналах рядом с Артуром докладывай незамедлительно.
- Есть, - кивнула андорианка. - Выходим на орбиту.
Проследив активацию ключа, Артур вытащил его, прикрепил к скафандру. Затем аккуратно опустил куб на место в нишу, где тот стоял. За собой всегда нужно было оставлять порядок.
- Есть, - ответил он Освальду, поднялся на ноги и ринулся к выходу, подсвечивая себе путь. – Активация произошла, иду к поверхности, - добавил он.
– Есть, – в свою очередь сказала М’Кота, – Только напоминаю: с сенсорами у поверхности планеты дело обстоит плохо, поэтому пусть Артур тоже глядит в оба!
 - Будь осторожен и смотри в оба, - напомнил Артуру Освальд, неотрывно следя за транспортером, - не хватало только появления ещё какой-нибудь живности пострашнее.
Спустя несколько минут, когда наконец-то удалось навести луч, кадет тут же запустил телепортацию и, дождавшись окончания, подошёл к платформе.
Материализовавшись на платформе транспортера, Артур первым делом подал Освальду ключ, а затем отстегнул и снял шлем скафандра.
- М'Кота! – сказал Лайтман в первую очередь, вдохнув воздуха катера, - "каждый охотник знает где сидит фазан" – это фраза, первые буквы слов которой обозначают цвета радуги. Фраза для запоминания точного порядка цветов, на которые разлагается белый свет.
А потом он сошел с площадки транспортера и медленно пошел в задний отсек катера раздеваться.
Освальд кивнул Артуру и отправил его снимать скафандр, а потом ввёл координаты со своего пульта.
- М'Кота, запиши сообщение: "Внимание всем участникам регаты! Если придётся выполнять задание на Джеррадо, будьте осторожны - луна не такая необитаемая, как может показаться. Арахнофобам лучше не спускаться - твари агрессивные, могут напугать и сбить с ног. Берите фонари поярче - существа обитают в темноте и боятся света. Никто не должен пострадать", - транслируй несколько раз через аварийный канал.
– Выполняю, – М’Кота поймала аварийный канал и начала передавать сообщение. Закончив, она повернулась к Освальду: – А ты – молодец! У нас тоже есть такая фраза... наверное у всех есть! Но вариант для чужого языка я не узнала. Здорово сымпровизировал!
- Спасибо, - кивнул Освальд в ответ, - но мы все молодцы и именно поэтому прошли ещё одну точку. Артур отлично справился в одиночку, в темноте и с заканчивающимся воздухом, вы с Акритой храбро бросились на выручку, когда коллеги попали в беду, Самрита, даже будучи травмированной, приняла активное участие, и именно ей принадлежала верная идея - мы все молодцы и отлично работаем вместе. По возвращении на станцию, нам будет что праздновать, кто бы ни вышел победителем. Но это не повод расслабляться! - словно вспомнив об обязанностях капитана, кадет собрался и посмотрел на андорианку. - Нам надо ещё три точки пройти. Итак, Акрита, куда именно мы летим?
На консоли перед Акритой уже был готов ответ - следующие координаты были практически рядом с точкой, в которой открывалась Баджорская Червоточина.
- Видимо, к тому самому Небесному Храму, к Червоточине, то есть, - ответила андорианка, пальцы которой уже торопливо бегали по консоли. – Курс рассчитан.
- Отлично, тогда полный вперёд! - бодро сказал Освальд. - Раз на "Амазонке" теперь ещё и другая команда, отставить связь по секретному каналу. Пока что мы сами по себе.
Откинувшись в кресле, он устало потёр глаза и понял, что ужасно устал и проголодался.
- Мы уже очень давно летим, - озвучил кадет собственные мысли, - предлагаю всем вам отдохнуть и подкрепиться. Я послежу за всем на мостике и вызову, если что-то пойдёт не так. И загляните к Самрите. Если Дженни даст добро, её пора будет выписать.
Артур вернулся на мостик и виновато посмотрел на Освальда и остальных.
- Друзья, - сказал он. - Я прошу прощения, но я сейчас плохо годен как офицер, потому что устал. Я давно не спал. Очень давно. Разрешите мне - пока летим к следующему чек-поинту - поспать немного. Я слышал, что там не сложно. Так что не пригожусь при подготовке.
– Я посмотрю, как там Самрита, – сказала клингонка, - а потом передохну. Сменить тебя через пару часов? – обратилась она к Освальду. - Тебе тоже нужно держать себя в форме.
- Не откажусь, - кивнул Освальд и перебрался в кресло пилота, - а пока всем отдыхать.
______________
С командой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
12 Июля 2017, 18:52:54 #124
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, день
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


Когда Илама ушла, Джарин вновь спрятал кейс, в котором ранее лежало оборудование, внутрь макета, после чего включил терминал и написал приглашение.
"Уважаемый господин Глессин!
Хоть мы с вами и не знакомы лично, но я наслышан о вас, а также о вашем визите на Терок Нор и буду искренне рад, если вы заглянете в мой кабинет. Думаю, у нас найдётся несколько интересных тем для разговора.
Джарин Дохиил, гал, временно исполняющий обязанности посла Кардассии".
После этого Джарину пришлось подождать около часа, пока доктор Глессин прочитает его письмо и дойдет до его кабинета. Наконец, доктор появился на пороге его кабинета и, когда открылась дверь, церемонно поклонился послу. Глессин производил впечатление существа, которому очень повезло в жизни - его кожа, волосы, длинные тонкие пальцы с маникюром выглядели очень холеными, а костюм был простого фасона, но эта была очень дорогая простота, от фалд черного сюртука до броши с черным блестящим камнем на воротнике у горла.
-Приветствую, гал Дохиил, - произнес доктор Глессин, - Для меня большая честь оказаться в вашем присутствии. Чем вызвано это щедрое приглашение?
- Доктор Глессин, - с едва заметной улыбкой ответил на приветствие дипломат, - прошу, присаживайтесь. Не каждый день доводиться мне встречаться со столь выдающимися гражданами нашего государства, но, поверьте, я стараюсь каждый такой визит сделать особенным для обеих сторон. Надеюсь, ничто не омрачит ваш визит на Терок Нор, доктор. К сожалению, недавние события могли немного подпортить имидж нашей славной Родины в глазах местных, но теперь, смею заверить, всё позади, и федераты с упоением следят за космической регатой, совершенно про всё позабыв. Досадно, что некому представлять на ней нашу дорогую Кардассию, вы не находите?
Доктор прошел в кабинет и сел в кресло - сперва осторожно, как будто под него могла быть подложена бомба, а затем устроился более удобно и даже закинул ногу на ногу.
-Я нахожу это мероприятие вцелом достаточно безвкусным, - признался доктор, - Много шума, мало смысла. Но чего еще можно ожидать от федератов? Иногда они ведут себя как сущие дети. Разве такие мероприятия находятся в зоне интересов наших интересов?
- Ваша правда, доктор, - не без удовлетворения кивнул Джарин, - хотя некоторым нашим соотечественникам и это может быть интересно. К тому же, было бы приятно увидеть, как команда наших соотечественников, как это называют федераты, утрёт носы всем остальным. Жаль, что гил Тенма отказался от участия, - как бы вдруг добавил офицер, внимательно изучая собеседника. - Вы ведь его знаете, я прав?
-Разумеется, гал, - ответил Глессин, - Вы абсолютно правы. Я  семейный врач дома Тенма уже почти пятнадцать лет, и это не секрет. Но может ли это как-то быть связано с нашей сегодняшней встречей? - доктор наклонил голову набок, изучая мужчину, сидящего перед ним.
- Может, - кивнул Джарин с улыбкой, - вы же согласитесь, доктор, что ситуация, когда молодой и перспективный офицер неожиданно для всех меняет свои планы, сама по себе довольно необычна, а уж когда это совпадает с появлением их семейного врача, да ещё врача вашей квалификации, в непосредственной близости - это ещё интереснее. Надеюсь, здоровью молодого гила ничто не угрожает? Я готов задействовать свои ресурсы и связи, чтобы привлечь лучших врачей, если потребуется, - тон дипломата казался искренним, но в глазах читалась сосредоточенность.
-Для меня совершенно нет ничего необычного в том, что двадцатилетний юнец, никогда в жизни не несший ни за что ответственность и привыкший развлекаться и тратить семейное состояние, меняет свое решение и остается на станции, чтобы заняться чем-то поинтереснее, чем играть в игрушки федератов, - пожал плечами Глессин, - Возможно, это очередная женщина. Если бы в регате был настоящий кардассианский корабль… Но присутствие одного кардассианского “золотого мальчика” на борту федерального катера - едва ли считается полноценным представлением нашего славного государства. Тут не о чем жалеть. Что же до моего присутствия на станции - я не только врач, но и друг семьи, и я здесь по поручению гала Тенмы, который пока не может вырваться из-за многочисленных дел и забот и проведать своего сына. Только и всего, гал. Здоровью гила Тенмы ничего не угрожает.
Подозрительность Джарина возросла, но он не был и не мог быть ни в чём уверен, поэтому не стал подавать виду.
- Вы правы - будь у нас целый кардассианский корабль с кардассианским экипажем - это было бы совершенно другое дело, - кивнул он, - но у нас нет корабля, поэтому почётная обязанность представлять Кардассию, пусть и неофициально, лежала на Тенме. Он это понимал и вдруг отказался, - глаза дипломата сверкнули. - Вы называете его безответственным двадцатилетним юнцом, "золотым мальчиком", возможно, в жизни он таков, но я имел с ним беседу и знаком с отчётами о его действиях в ДМЗ - он производит иное впечатление, когда дело касается службы, и его поступки говорят сами за себя. Вы говорите, что не знаете о причинах его отказа, однако, я слышал, что отказался он по семейным обстоятельствам. При этом, именно вы называете себя другом семьи и утверждаете, что прибыли сюда вместо отца гила Тенмы. Обсидиановый орден мог бы заподозрить что-то - им не привыкать подозревать всех подряд. Уверен, лишнее внимание Ордена не нужно никому, - промелькнувшая на мгновение жёсткость в голосе вдруг пропала, и дипломат улыбнулся. - К счастью, уважаемый доктор Глессин, я не из Ордена и не горю желанием привлекать их внимание к честным гражданам, поэтому я не стану ничего им сообщать. Уверен, вы оцените этот жест доброй воли с моей стороны.
-Я просто доктор и друг семьи, - повторил Глессин, - Я знаю Джеза с тех пор, как ему исполнилось шесть, и он пешком под стол ходил. Полагаю, поэтому мое домашнее восприятие может отличаться от вашего рабочего. Дети быстро растут и меняются. И все-таки мне кажется, что вы к чему-то ведете этот разговор… Увы, не могу понять, к чему. Если я могу вам как-то помочь… - доктор вопросительно посмотрел на дипломата.
- По долгу службы мне может быть полезно знать как можно больше, - ответил Джарин, - чтобы быть способным защитить наших граждан от нападок извне и от использования их слабых мест против Кардассии, только и всего - как патриот и верный присяге офицер, я беспокоюсь о нуждах нашего народа... но я не хочу утомлять вас политикой и скучными речами.
Офицер откинулся на спинку кресла и потёр подбородок.
- Скажите, доктор, а в сферу ваших профессиональных интересов входят медицинские исследования?
-Как вы догадались, посол? - Глессин слегка подался вперед, - Признаюсь честно, мне уже какое-то время хочется опубликовать некую работу и получить заслуженное признание в медицинских кругах… Но сначала ее нужно провести, конечно, - хмыкнул он.
- Просто догадка, доктор, просто догадка, - вновь улыбнулся Джарин, - что же это за исследование? Вернее, что мешает его провести? Возможно, я могу быть полезен вам, доктор Глессин, - слегка выделив интонацией оба местоимения, произнёс дипломат.
-Отсутствие ресурсов, гал, - ответил Глессин, - Состояние нашей отечественной науки в последние годы оставляет желать лучшего, уж простите мою прямоту. Не хочу сказать ничего плохого, конечно, во всем виновато предыдущие про-доминионское правительство, доведшее нашу страну до грани поражения. И федеральные агенты пользуются этим и соблазняют наших ученых щедрыми иностранными грантами на исследования - на их территории, конечно. Кардассия сейчас испытывает колоссальную “утечку мозгов”. Поэтому ваше предложение весьма благородно и своевременно… Однако, я понимаю, что ничего не бывает бесплатно. Чего вы хотите взамен, гал Дохиил?
- Ваша оценка, безусловно, справедлива, доктор, - изобразив искреннее понимание в глазах и голосе, кивнул офицер, - я наслышан об этом печальном обстоятельстве, как и о многих других... вот что, доктор, я помогу вам, чем смогу, а от вас мне нужно совсем немногое: во-первых, если вдруг мне понадобится помощь врача, мне было бы куда спокойнее обращаться к кардассианцу, а не в федеральный лазарет. Во-вторых, доктор, я бы предпочёл, чтобы о наших с вами делах никто не знал. Ну и в-третьих, - Джарин наклонился через стол к доктору, - гил Тенма. Всё, что наши... союзники могут использовать в своих целях и что, при этом, нанесёт вред Кардассии, должно быть известно мне. Надеюсь, доктор, вы не станете скрывать ничего от меня. Если вы согласны, я позабочусь о том, чтобы вы получили все необходимые ресурсы, чем бы... - дипломат вновь откинулся на спинку кресла и слегка улыбнулся, - или кем бы они ни являлись.
___________
С Глессином
« Последнее редактирование: 12 Июля 2017, 18:55:30 от Мори Джанир »

For Cardassia!
Offline  
12 Июля 2017, 18:53:48 #125
Джарин Дохиил

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября, день
Станция ДС9, кабинет кардассианского посла


-Значит, вы предлагаете мне работать на вас? - доктор показал в улыбке мелкие зубы, - И частью этой работы будет информирование о гиле Тенме?
- Предпочитаю называть это взаимовыгодным сотрудничеством, - слегка потянул шею Джарин, - я смогу лучше защищать интересы нашей дорогой Родины от возможных неприятных для нас действий наших... партнёров, вы же осуществите свою давнюю мечту, и никто не сможет задать вам ни одного нежелательного вопроса.
-Я просто доктор, посол Дохиил, - улыбнулся Глессин, - Хороший, искусный, признанный в узких кругах, но я не политик и не чиновник. Я вхож в семью одного гала и считаюсь его другом, и это, как бы ни цинично звучало, обеспечивает мне не только посиделки за бутылочкой канара, но и покровительство и такие же обещания фондов и грантов, которые делаете мне сейчас вы. Поэтому мне выгодно сохранять верность моему другу. Если бы вы были легатом, это было бы другое дело, ваше звание перевешивало бы положение моего патрона и для меня это было бы решающим. Но сейчас у меня выбор между галом Тенмой и галом Дохиилом. Сейчас вы равны, и я, право, не вижу причин информировать вас о делах гала Тенмы. Настоящая верность дорогого стоит… Но каждый человек имеет свою цену. Предложите мне что-то более существенное, чем обещания. Или хотя бы начните их выполнять.
- Я говорю не только о каких-то грантах от каких-то фондов, доктор, - улыбнулся Джарин. - У меня очень обширные связи, и я легко могу свести вас с теми, кто будет лично заинтересован именно в вашем исследовании. В чём оно заключается, кстати? Чего вам не хватает для его проведения?
-Гал Тенма может сделать то же самое, у него тоже есть связи, - улыбнулся доктор, - И мне не хотелось бы злить одного знакомого гала, чтобы угодить другому, которого я еще не знаю. Что еще вы можете мне предложить? Разумеется, чем скорее вы хотите, чтобы я начал работать на вас, тем скорее я должен получить свою выгоду.
Джарин довольно улыбнулся. Глессин ему всё больше и больше нравился - с ним можно иметь дело, и он не строит из себя принципиального и неподкупного человека, а с такими проще всего работать - надо лишь иметь те преимущества, которые больше никто не сможет дать.
- Хотите перестать зависеть от фондов и грантов? - спросил дипломат. - Я взял на пробу через знакомого одно новое снотворное - позволяет крепко выспаться даже посреди поля боя! Но у него есть несколько побочных эффектов. Я помогу утрясти формальности, и проект перейдёт в ваши руки. Доведёте его до ума - раздавите всех конкурентов на рынке, разбогатеете и сможете любые свои исследования финансировать сами. Такого гал Тенма вам точно не предложит.
-Когда подробная информация об этом препарате может оказаться в моем распоряжении? - уточнил Глессин.
- А когда вы сможете приступить к работе? - в тон спросил Джарин. - Формальности я утрясу сегодня же, так что... надолго ли вы прибыли на Терок Нор, доктор Глессин?
-Как только я получу информацию, - заверил Глессин, - Мне нужно знать, что я меняю хозяина не за пустышку. Как я уже говорил, я не политик, а всего лишь доктор, мне нужны гарантии, что оно стоит того. Что же касается моего времени на Терок Нор - оно ничем не ограничено.
Джарин улыбнулся и повернулся к своему терминалу. Совершив всего несколько действий, он развернул экран к Глессину.
- Посмотрите сами, доктор, - произнёс он, - тут только общие сведения, но, думаю, вы сможете понять, может ли это предложение быть вам хоть сколько-нибудь интересно. Технические данные вы получите, когда приступите к работе.
На экране отображались и правда только общие сведения о препарате, а также несколько графиков и таблиц, позволяющих сравнить снотворное с имеющимися препаратами, которые, и правда, выглядели более скромно. Обратная сторона медали присутствовала там же - чуть ниже перечислялись побочные эффекты и противопоказания, и, похоже, в этот список было внесено ручное добавление: "возможны провалы в памяти при сочетании с канаром!". Текст был выделен цветом и обведён в рамку.
-А как насчет физической пробы? - сразу же спросил Глессин, - Когда я смогу ее получить?
- Сегодня же, если согласитесь с моим предложением, - ответил Джарин, - я тоже хочу быть уверен, что вам интересно довести дело до конца. У меня есть с собой ещё несколько образцов. Я, пожалуй, воздержусь от дальнейшего приёма - побочные эффекты слишком серьёзные, к тому же, мои проблемы со сном решились.
-Что ж, в таком случае вы можете рассчитывать на мои услуги как врача, господин посол, - ответил Глессин и слегка поклонился, - На тот случай, если вы захотите не впутывать федератов в свои дела. Впрочем, это относится и к вашему командованию тоже, если вам будет того угодно. Начнем с этого и постепенно посмотрим, до чего может довести наша новая… дружба.
- Чудно, доктор Глессин, чудно, - удовлетворённо кивнул Джарин. - Ожидайте новостей совсем скоро, через несколько часов. А после этого мы поговорим об... остальном.
___________
С Глессином
« Последнее редактирование: 12 Июля 2017, 18:56:28 от Мори Джанир »

For Cardassia!
Offline  
13 Июля 2017, 09:35:33 #126
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

Ракар вошел в галерею и чуть прищурившись снова посмотрел на Делас и Каззу.
- Моя команда еще не приняла решения относительно вас. Я тоже. И без команды я решение принимать не имею права. Итак, что сейчас произошло – в связи с новыми вводными мне нужно было обеспечить себе тыл. Я это сделал. Наше с вами доверие, образовавшееся по умолчанию, как-то не задалось. Поэтому нам нужно обоснование нашего доверия. Прежде чем вернуться к заданию по разгадыванию загадок, мы должны выяснить все, и ничего не должно остаться неясным между нами. Для этого у меня есть еще несколько вопросов к вам, вы согласны на них ответить? – сказал ромуланец.
- … Вот это я понимаю нормальная еда, не то, что эта кардассианская гадость! - когда Ракар вернулся, Делас как раз с восторгом делилась своими впечатлениями с Каззой: казалось, что баджорское угощение произвело на нее едва ли не более сильное впечатление, чем крушение их катера. 
Делас обернулась к ромуланцу, но так и не сменила позы, продолжая сидеть на низком краешке стола, скрестив ноги.
- Как легко заслужить ваше доверие, мистер Ракар, и как легко его потерять, - задумчиво отозвалась она. – И сейчас вы только теряете время, хотя могли бы уже пройти это задание… К тому же, вы ведь агент Тал Шиар, вы можете нас заставить говорить, даже если нам не очень хочется, так что какой толк от нашего согласия? Но если оно вам нужно – хорошо, мне не жалко, задавайте вопросы. Мы ответим, - она с улыбкой кивнула своему пилоту.
-Да, - подтвердила Казза и кивнула.
- Именно, могу, - согласился Ракар и подтвердил свои слова коротким кивком, - но не хочу. У нас тут не про это проект. Доверие действительно легко потерять, это и для вас урок тоже. Но это не сейчас. В первую очередь, Делас, спасибо что вылечила Тенека, да, я все еще на "ты", если ты против, я буду отвечать симметрично тебе – на "вы". Итак – оружие у вас есть? С собой? На катере?
Губы Делас растянулись в широкой улыбке, когда она услышала подтверждение своих слов о «страшном агенте Тал Шиар», словно именно этого она и ждала.
- Мы с собой не брали оружия, на катере его тоже нет, - послушно отозвалась ромуланка. – А у тебя? Хотя что это я, глупый вопрос!
- Хорошо, - кивнул Ракар, - у меня тоже нет, даже то, что было частью формы - осталось далеко отсюда. На катер нам его тоже не было положено, поэтому никто из нас не вооружен. Мы в равном положении. Прекрасно, этот вопрос решен. - Ракар внимательно смотрел на Делас, не выпуская из поля зрения также и Каззу, однако он не реагировал на ее улыбку, оставаясь по уставу бесстрастным.
- Дальше - сколько у вас участников в вашем проекте и где расположена ваша база?
-Ты имел в виду “в нашей группе”. Проект - один, - уточнила Казза.
- Да, в вашей группе с координатором лейтенант-коммандером Диасом Планксом, - подтвердил Ракар.
Ромуланка задумчиво поглядела на Каззу:
- Как думаешь, сказать ему? Мы и так слишком много всего рассказали о нас… В конце концов, нам пришлось узнавать об их группе окольными путями, проявлять фантазию и детективные навыки, а они хотят получить все и сразу.
-Ты имеешь в виду, как мы отвлекли координатора новой компьютерной игрушкой, забрались в его кабинет и постарались узнать все, что можно о проекте? - хмыкнула ктарианка, - Это была блестящая ночная операция… Но сейчас мы должны перестать думать только о нашей группе. Обстоятельства изменились - теперь мы должны работать на весь проект вцелом. Так что скажи ему, капитан.
Делас выразительно подняла брови:
- Ну, как видишь, не все до такого додумались!.. Ну хорошо, хорошо! Нас в проекте 15 человек, а база находится на Кардассии, в Лакате. Там половина города до сих пор еще в обломках и постоянная жара, - она передернула плечами.
На мгновение Ракар подумал, что слишком легко обвести вокруг пальца федерата, но второе мгновение принесло отрицание первой, слишком наивной и непродуманной мысли - лейтенант-коммандер Диас Планкс не так прост. Он все просчитал. Он намеренно пустил их. И это игра, его самого и его начальства. Все это напоминало лишь хорошо продуманный план, без всяких случайностей, и они должны были поверить в случайность происходящего. Однако не существует случайностей. Бывают только закономерности. Их гордость от блестящего проникновения туда, где ведется наблюдение - была спланирована. И новая игрушка Диаса Планкса - это ничто иное как наблюдение за этим проникновением. Но эти выводы сейчас будут принадлежать только ему. Это его собственное расследование.
Информация о Кардассии Ракар очень удивила, но он не подал вида, задумавшись лишь на долю секунды. Будет проблематично осуществить вызов базы “Альфа 2”, чтобы задать Планксу несколько вопросов. Но это не значило, что он не попытается. Это значило только то, что диверсия Обсидианового Ордена против Альфы 2 - куда проще осуществлялась, чем на Дип Спейс 9.
- Хорошо, - сказал Ракар и снова кивнул. - Далее, Казза, что успел вам рассказать Рроу об участии нашей группы в регате, или о катере, пока вы делали вид, что вы его девушка?
-Многое, - ответила Казза, - Участники, модификации… И, предупреждая вопрос - нет, у нас нет никакой “сыворотки правды”. Просто вашему Рроу было не с кем поговорить с тех пор, как его лучший друг покинул проект.
"Участники и модификации". Ракар чуть пригнул голову. Рроу был болтун. Наверняка он сболтнул и о финальном маневре. Нельзя верить федератам. Никогда и никому нельзя верить. Жизнь всегда учила его этому. Верить можно только собственному командованию. Однако, Ракар не стал уточнять иные подробности, для того чтобы ничего не сказать самому. Одно было ему ясно теперь – информация слита целиком и полностью.
- Ясно, - только и сказал он, - что ж, теперь вот что: я все еще не до конца уверен, что вы  не сбили нас намеренно. Поэтому, пожалуйста, предоставьте доказательства ненамеренности ваших действий. Я хоть и не инженер, но я умею отличать подлинный файл от модифицированного и обрезанного. Мне снова понадобится консультация инженера с "Анадыря" по логу ваших систем. Вы сможете предоставить лог об отказе вашего управления?
- Это не отказ управления, а ошибка в передаче сигнала от дополненной реальности пилота - технология Доминиона, - с укоризной в голосе заметила Делас. – Мы же тебе говорили… Ах да, точно, ты нам не веришь! В общем, у нас была ошибка в навигации, я думаю, Юнок тебе расскажет подробнее и с терминами, я не разбираюсь во всей этой инженерии. Но да, эти логи у нас есть, можешь почитать. Только вот даже я не могу представить, зачем нам бы понадобилось намеренно вас сбивать таким образом, чтобы уничтожить свой корабль. Уж поверь, если бы мы действительно хотели вас сбить, то все было бы наоборот!
-Логи - на “Приме”, - уточнила Казза.
- Благодарю, - кивнул Ракар обеим девушкам, - но поверьте мне, в теориях заговора я кое-что понимаю. Обучен, знаешь ли. Поэтому логика в намеренно подстроенном крушении – есть. Делас, прошу, прикажи Юнок принести лог. И последний вопрос – ты сама не пострадала при крушении? Может быть, тебе нужна помощь? Я заметил, что тебе было трудно подниматься по лестнице.
- Ну конееечно, инженер-то не ваш, пусть побегает, - проворчала Делас. – Мы тут сидим, фрукты едим, а Юнок в одиночку уже половину корабля к вам перетаскала. Вернемся – сам все достанешь, раз это тебе надо. Ну или мы с Каззой сходим. А Юнок я сказала отдыхать, пока мы твоего однозначного приглашения на борт не получим.
А вот второй вопрос неожиданно вывел ромуланку из ее расслабленного состояния: она вся как будто поджалась, насупилась и посерьезнела.
- Все со мной в порядке, это просто лестница длинная! И нет, я не ранена, нас всех скафандры спасли от повреждений. Не бойся, я не собираюсь прямо тут умирать, у меня на это есть другие планы! – она гордо вскинула подбородок. 
- Договорились, - кивнул Ракар, - заберу сам, - но потом слова Делас заставили его нахмуриться. - Другие планы помирать? Что имеется в виду?
Казза тоже повернулась и с интересом посмотрела на Делас.
- Не здесь и не сейчас! И не от руки улана Тал Шиар, – фыркнула Делас и запустила зубы в недоеденную мобу.
- Я и не собирался тебя убивать, - произнес Ракар, уставившись на ромуланку внимательным взглядом. – Не хочешь уточнить все же?
- Што утошнить? – непонимающе моргнула ромуланка с набитым ртом и дожевала фрукт. – Я пошутила. У вас в Тал Шиаре что, чувство юмора удаляют сразу при поступлении на службу?
- Чувство юмора… - усмехнулся Ракар впервые за разговор. – Не до чувства юмора в этой реальности, в которой никому нельзя верить. Но, впрочем, не важно. Ладно. Вот что я предлагаю, - ромуланец перевел тему, - моя команда еще ничего не решила. Когда мы вернемся на катер, я поговорю с вами подробно, с тобой, с вашей командой, со своими. Но пока – давайте придем к временному соглашению сотрудничества на этом этапе. Нам нужно решить загадки и достичь нашего катера. Все глобальные решения будут приняты там. А здесь – мы оба пройдем чек-поинт. Вы согласны на такой вариант?
Для собственной полноты картины Ракар еще ждал ответа от Квинтилии по вопросам, отправленным на станцию.
- Хорошо, - с прежней легкостью согласилась Делас. – Пройдем чек-поинт и посмотрим. А что с ремонтом вашего катера? Юнок не будет зря тратить время, если потом окажется, что ваш вулканец откажется нас брать.
-Будет, если ты ей прикажешь… - шепнула Казза.
- … Или будет, если я ей прикажу, - усмехнулась Делас и подмигнула пилоту. – А потом они все равно нас не возьмут.
Ракар удержался от любого движения мышц лица. Даже зрачки его не претерпели изменения радиуса, и он пристально смотрел на Делас.
- Есть некоторые вещи, которые стоят над другими. Есть решения, которые необходимы. Есть проект "Альфа", который нужно спасти. Я намерен это сделать. Вы уже слышали, что это мое задание. Нет смысла его скрывать. Вы, уважаемые, поступили очень плохо, не знаю, насколько это вам понятно. Одно из условий сотрудничества с вами – признание вами своих ошибок и готовность исправиться. Понимание того, что победить должен проект. И об этом мы еще поговорим. Я заранее говорю – что я намерен вас взять и сотрудничать. Но условия этого будут обговорены чуть позже, на "Амазонке". В настоящий момент – у нас временное соглашение на один чек-поинт. Решение моего вулканца зависит от вашего поведения. Вот и все. Решение о продолжении ремонта – принадлежит тебе, Делас. Прими решение.
_________________
С Делас и Каззой
Offline  
13 Июля 2017, 09:36:16 #127
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

- А ты хитрый, улан, - рассмеялась Делас. – Мы должны делать то, что ты скажешь, а вы потом еще будете думать, достаточно ли мы для вас хороши!.. Но ладно, я согласна. По крайней мере, потому что это веселее, чем сидеть тут и ждать помощи. И потому что ты с Каззой говоришь об одном и том же, хоть и отказываешься нас слушать. Надеюсь, наша готовность вам и дальше помогать хоть что-то значит, – хмыкнула ромуланка и активировала коммуникатор: - Юнок, отдых закончился! У нас тут типа соглашение, так что ты снова в деле. Покажи им, кто лучший инженер на проекте!
Делас отключила связь и покрутила в руке свой капитанский ключ, а затем нехотя поднялась с места.
- Победить должен проект? – задумчиво проговорила девушка, подходя к краю террасы, откуда открывался живописный вид на долину и останки «Примы». Она вытянула руку, и ключ полетел вниз. – Мы готовы сотрудничать, Ракар, «не знаю, насколько это вам понятно», - передразнила Делас слова ромуланца, проследив взглядом траекторию полета.
Жест Делас удивил Ракара. Возможно, это действительно был жест готовности к сотрудничеству на пути понимания. Но слова Делас, сказанные до того, были противоположны. Его всегда в некотором роде сильно возмущали слова преступников, уверенных в своей правоте. Слова тех, что считал себя вправе убивать, травить, подставлять и предавать, сознавая при этом собственную правоту, свое право на все, и чтобы их за это потом уважали, с ними потом сотрудничали, и еще желательно – умирали при этом молча и не возмущаясь. Они еще хотели быть при этом хорошими для тех, кого они подставляют, убивают и предают. Те, против кого делаются все эти диверсии, жертвы, с точки зрения их, преступников, должны еще быть за все это благодарны. Логика – достойная возмездия. Логика, носители которой должны были ответить за все свои преступления. Ракар проследил за этим жестом Делас молча и безэмоционально. Он еще не закончил свой допрос, который допросом назвать было нельзя. Он не завершил серию вопросов и ответов, призванных немного приблизиться к истине. И теперь остался на этом этапе один небольшой штрих, он посмотрел на Каззу, девушку, которая качественно играла любую свою роль. Сначала она играла легкое поведение с Рроу, теперь она представляла себя серьезной и искренней. И никто не мог знать, сколько еще у нее этих масок, потому что теперь ромуланец был уверен, что ее текущая роль – всего лишь маска. Она ведь не сказала ничего конкретного, отделавшись общими словами и знанием о том, что Энтони Сомерс, лучший друг Рроу – покинул проект. Она даже имени его не назвала. И возможно каитианец вовсе не был болтуном, а Казза теперь только лишь блефовала. Он попытался это проверить.
- Я поражен, - сказал Ракар в ответ на действия Делас, - но это шаг в правильном направлении. Каждое ваше действие приближает вас к успеху. Я благодарен. Нет, но каков же болтун Рроу… неужели даже о возможности фазового смещения катера в пространстве он рассказал? Я не могу поверить! Мы же могли проходить сквозь все и никто кроме коммандера станции и нашего координатора - не должен был знать. Это ведь предательство... Ваши способности к дознанию, Казза, великолепны…
- К успеху? – сощурилась Делас. – Я думала, мы говорим об общем успехе – победе проекта «Альфа» в регате. Что ты имеешь в виду?
- Я имею в виду – участие вашей команды в нашем общем успехе. Именно это, Делас. И ничего иного, - ответил Ракар и снова внимательно посмотрел на ктарианку.
Казза переглянулась с ромуланкой.
-У вас нет возможности фазового смещения катера в пространстве, - поморщилась Казза, - Зато мы знаем о другом способе, которым вы читерите на регате. А об этом ваш координатор в курсе? Как она могла допустить такое?
Итак, теперь все было подтверждено. Если бы это было другое место, Рроу бы ждала вполне однозначная судьба, Ракар подумал, что каитианцу повезло, что Ракар прямо сейчас не может до него добраться. Зато по крайней мере обе эти девушки говорили правду. Это было необходимое и достаточное условие. Но недостаточное для другого. Возмездие неизбежно. Ромуланец коротко кивнул.
- Хорошо. Вы прошли тест. Что касается читерства - вы не знаете всех подробностей. Но мы по крайней мере - не травили никого и не устраивали саботажа чужих кораблей. Есть, знаете ли, разница. Итого, вы хотите поговорить еще об этом или отложим до возвращения на катер, а теперь перейдем к вопросам прилара?
- Мы знаем достаточно, - загадочно отозвалась Делас. – И, если бы мы захотели, уже могли бы вас сдать… Это так, задачка на подумать. Итак, неужели мы наконец-то добрались до задания? - усмехнулась девушка. – Только вот я думала, что вы собираетесь решать их своей командой.
Ракар смотрел на Делас не мигая.
- Я так не думаю. У СБ к вам было бы много вопросов, и решись вы на это - вам не пришлось бы стартовать. Впрочем, мы обязательно это обсудим потом. Я собирался обсуждать эти задания вместе со своей командой. И Тенек уже дал варианты. - с этими словами Ракар взял два разных плода в руки и посмотрел их на просвет, чтобы попробовать увидеть семечки. - С другой стороны, есть другие способы - Рентген например, или ваш - не обязательно съедать до конца, достаточно объесть до семечек или разломать.
-Разломать - это то же самое, что разрезать, - заметила Казза.
Она взяла последний оставшийся плод и подняла его к солнцу, но кожица у него была плотная и не просвечивала. Чем-то фрукт напоминал земной инжир, хотя Каззе он не был знаком.
Вариант Тенека не подходил, Ракар наконец понял, что из этих фруктов моба. Тогда он снял с пояса трикодер, навел его на плод , исследуя внутреннюю структуру, чтобы получить визуальное изображение семечек. Однако, вряд ли монастырь и загадки на выход за пределы привычного мышления подразумевали технологическое оснащение.
-Мы можем оставить фрукты гнить, - предложила Казза, - И когда сойдет вся плоть, семечки могут остаться.
- Это был мой вариант! – Делас легонько пихнула Каззу. – Пока что это больше всего похоже на те философские умозаключения, которые так любят баджорцы. Прилар же сказал нам, что резать и кусать – это одно и то же, а значит разрывать пополам, бросать об пол и всячески издеваться над фруктом мы тоже не будем. Может быть, положиться на волю Пророков? – усмехнулась она. – К тому же, в задаче не было условия, что мы должны увидеть эти семена сами и прямо сейчас – это был… абстрактный вопрос. Так что почему бы не дать фруктам сгнить естественным путем и увидеть семена?.. 
- А еще, можно увидеть семена мобы в собственном воображении, - сказал Ракар, - представить их, это все равно что увидеть. Что с третьим его вопросом находится в некоторой взаимосвязи.
Ракар подумал, что Тенек там лежит с сотрясением, и наверняка занят еще чем-то, Квинтилия занята другими делами совершенно точно, их пока не стоит отвлекать, пока они не получат ответы на те другие вопросы. Сейчас он должен был обсуждать это все с этими двумя. И ему категорически не нравились эти двое. Но выхода не было здесь и сейчас. Такая у него была жизнь и такая работа — делать то, что не нравится. Просто потому, что кто-то должен это делать.
- Ну что, собираем варианты по одному — 1. Съесть и дождаться естественного выхода, если они не перевариваются. 2. Дождаться гниения мобы, если семена вместе с оболочкой гниют позже, чем оболочка. 3. Увидеть их в воображении. 4. Можно еще посадить фрукт, семена прорастут, и можно будет раскопать землю и увидеть… больше чем семена. Возможно зарождение новых. 5. Рентгеновское сканирование. Но мне кажется, нам нужны варианты, которые быстрее, чем гниение, - сказал Ракар.
-А мне нравится вариант четыре, - задумчиво сказала Казза.
- Это красиво, - согласилась Делас. – Но ведь если посадить черенок мобы, мы снова увидим сначала цветки, потом фрукты… но не семена, так что вопрос остается. А если посадить семена… - она нахмурилась, точно решая сложную задачку. - …То мы их и так уже увидим, и ничего не надо сажать!
-Так нет, ты зарываешь фрукт в землю, - пояснила Казза, - Это похоже на мой вариант, но не такой противный.
- В некотором смысле — ростки это и есть семена. То, что из них получается. Если вопрос прилара настолько философский и воспитательный, как и второй, то тут можно провести некоторые аналогии с жизнью, процессом развития. И способом увидеть семена, то есть другое поколение. Так, мы его принимаем? В случае если он не верен, мы скажем все остальные, этого вроде бы никто не запрещал. Еще есть другие варианты? - сказал Ракар.
Делас согласна закивала:
- Да-да, это вписывается в мою теорию, что на все вопросы надо давать какие-нибудь морализаторские и поучающие ответы. Мне нравится! – она захлопала в ладоши и вновь посмотрела на Ракара заинтересованным взглядом, в котором ромуланец мог увидеть… восторг? Восхищение? Любопытство? Это была странная смесь, чтобы расшифровать ее с первого раза, а Делас слишком быстро отвернулась, вернув на лицо нейтральное выражение.
Ракар взглянул на Делас несколько нахмурившись, но тут же убрал это выражение с лица. Нет, на Ромуле все было так и даже по всякому, но ромуланцы никогда не вели себя так среди других рас, как сейчас ведет себя Делас. Почему это было так? У нее было именно такое задание или что это вообще было и есть..?
- Это баджорский монастырь, такие как здешние обитатели — обычно призваны к наставлению других, обучению и наведению на определенный образ мысли. По-моему — это в духе. Ладно, тогда приняли, - кивнул Ракар. - Насчет второго вопроса - что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег? - Ромуланец воспроизвел по памяти медленно, с ним столько всего произошло за эти полчаса или больше, что на самом деле он все еще не отошел толком от шокового состояния.
- Тенек отвечал... сейчас я вспомню... ээ..- что в покое должна быть душа, в движении разум, а чистой — совесть. Я согласен с движением, склоняюсь к верности и остального, но тут могут быть варианты. У вас варианты есть?
-А душа и совесть - это не одно и то же? - спросила Казза, - Как некая психологическая составляющая индивида.
- Тогда у нас есть «душа», - Делас как-то чуть заметно скривилась на этом слове, - есть разум… а что должно быть еще? Что это за человек такой, если у него нет тела? И оно, конечно, должно быть чистым, но раз мы говорим не о гигиене, то пусть будет в движении. Это, по крайней мере, полезно для здоровья. 
- Не знаю я, что называет Тенек душой, - покачал головой Ракар, - может быть, эту свою катру. Но может быть мы имеем в виду человеческое самосознание, и разум на самом деле — это тоже самое. Но вобщем, не суть. Да, я согласен с Делас, что тело должно быть чистым, но тут у нас с горным снегом некоторое разночтение получается. А вот совесть - это на самом деле некий мыслительный процесс, свойство разума, который пытается определить соответствие своих действий с установками общественной морали, и вызывает страдания, если соответствие отсутствует. Хорошо бы ей быть конечно чистой, - Ракар усмехнулся, - тогда уменьшаются страдания. Но бывает еще полное отсутствие совести, и страдают только те, у кого она есть. Впрочем, это не столь существенно. Так вот, вопросы прилара наверняка не чисто материальны. Итого — разум в движении, совесть — как свойство разума — должна быть чистой, а в покое... - покой же нам только снится.. да и то мне — уже и не снится.. Ну допустим — самосознание... Это не ответ на вопрос о покое, это пока только рассуждение.
________________
С Делас и Каззой
Offline  
13 Июля 2017, 09:37:10 #128
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

-Если речь про описание человека, то оно должно быть всесторонним, - заметила Казза, - Поэтому трактовка Делас мне нравится больше. А “разум” и “часть разума” - это повторение.
- Но тело при этом не должно быть в покое, - продолжила свою мысль Делас. – Так не бывает! И в этом нет никакого смысла…
-Ну, может, это правда про то, что надо чаще мыться, - пожала плечами Казза.
Ракар засучил рукав свой водолазки и продемонстрировал Каззе свою руку.
- Смотри, темноватый зеленоватый цвет. Сколько бы мы не мылись, цвет кожи не станет белым как горный снег. А вопрос наверняка фигуральный. Что если понятие разума нужно разделить на части? И Делас права, тело не может быть в покое. Поэтому я думаю, что мыслительный процесс должен быть в движении, чистой действительно должна быть совесть, а в покое… может эмоции? Хотя, не нравится мне эта вулканская парадигма. Спросим еще раз Тенека и Квинтилию?
- А я вот думаю, что как раз разум и должен быть в покое, а не метаться как бешеный сет’лет, - внезапно произнесла Делас. – А тело, наоборот, в движении, потому что это полезно для здоровья. Но я тоже с удовольствием послушаю, что скажет девочка-трилл – потому что предложение вулканца мы уже услышали.
Ракар посмотрел на Делас и на его лице отобразилось подобие легкой улыбки в смеси с уважением. Делас была умна, при всем том, что случилось, она обладала умом незаурядным, и ее разум действительно не метался как бешеный сет’лет, в то время как сам Ракар пребывал в смятении худшем, чем извержение вулкана. По крайней мере по ней это не было заметно, зато в ней была заметна недюжинная выдержка и достоинство, умение держать лицо в любых обстоятельствах. Ракар задержал на ней взгляд. А затем нажал на свою дельту на груди:
- Ракар вызывает Перим. Перим, отвлекитесь пока, пожалуйста, от того, чем занимаетесь, нам нужна ваша консультация и ваше мнение.
-Перим слушает, - голос Квинтилии был далеким и отстраненным.
Ракар отвел взгляд от Делас, вслушиваясь в слова Квинтилии. Его несколько напугала ее отстраненность. Что это было? Плохие новости? Он не стал спрашивать, он спросит чуть позже. Еще немного информации для того, чтобы догадаться самому.
- У нас тут все нормально, я потом расскажу. Мы решаем задачи прилара. Со второй задачей у нас трудности. Что у человека должно быть в покое, что в движении, а что чистым как горный снег? Как вы думаете, Квинтилия?
-Я согласна с версией Тенека, - ответила Квинтилия.
Ракар прошел по галерее немного дальше от Каззы и Делас и спросил шепотом:
- Как у вас дела на катере? Есть какие-нибудь новости? Ваш ответ означает, что не все в порядке.
-Почему? - спросила Квинтилия.
- По отстраненности вашего голоса, - сказал Ракар, и подумал, что если на катере конкретные проблемы, и Квинтилия не может говорить, то он ее подставляет сейчас очень сильно. И еще он хотел мгновенным телепортом оказаться там прямо сейчас… и почему он заранее не обговорил кодовые слова на все случаи жизни… как многого он не учел. Но он знал, что Квинтилия сможет дать понять, если что-то происходит. Или просто на нее все это навалилось непереносимым грузом. – Э… новости есть?
-Новостей пока нет, - ответила Квинтилия, - Если не считать того, что Самрита подтвердила, что ремонт, начатый “Серебряными Фениксами” на нашем корабле, был настоящим, без обмана. Сейчас ремонт продолжается, но я все еще слежу за Юнок.
- Понял, - сказал Ракар, - хорошо, спасибо, тогда пока конец связи. – Ракар резко выключил дельту, размышляя о настроении Квинтилии, и быстро повернулся к Каззе и Делас, сделал пару шагов к ним обратно.
- Так, - имитируя жест Планкса, ромуланец хлопнул в ладоши, хотя хлопок не получился, потому что он все еще держал в кулаке ключ-кристалл, - мои товарищи продолжают придерживаться мнения Тенека. Поэтому я предлагаю принять термин "душа", в которую верят вулканцы, и наверняка баджорцы тоже. Итого – душа должна быть в покое. Разум должен быть в движении. Совесть должна быть чистой. Осталось нам прийти к соглашению, что же такое есть душа? Возражения? Предложения?
-Что, прямо сейчас решить, что такое душа? - изумилась Казза, - Тогда нам точно понадобятся постели на ночь.
- Пусть будет «душа», или «катра», или «па», - пожала плечами Делас, от которой все эти материи были очень далеки. – Только вот обойдемся без философских диспутов. Если большинство проголосовало именно за эти три, эээ, составляющие, то кто я такая, чтобы спорить. Хотя все же я считаю, что тела нам тут не хватает… Ну что, последний вопрос?
Ракар щелкнул пальцами правой руки, свободной от предметов.
- "Па"! Вот правильное слово для этого места, Делас, ты молодец. Душа – это такая субстанция, которая иногда идет вразрез с разумом. Думает отлично от него и заставляет принимать решения, которые разуму не нравятся. Есть такая штуковина в теле гуманоида, хотя я лично считаю ее частью разума. И постели нам не понадобятся. А о третьем вопросе – о котором я думал больше всего после ухода прилара – у меня есть теория, хотите послушать?
- Валяй! - подбодрила Ракара Казза.
Ракар глубоко вздохнул, глядя на обоих девушек и начал, как это называлось – валять:
- У землян есть песня, которую они любят – "гони, гони свою лодку, весело, весело, весело, жизнь как сон". Только жизнь не сон. Вулканец сказал, что на самом деле мы не знаем, что она не сон, но не имеем право так себя вести, словно она сон. В этом есть смысл. Но, кроме того, во сне законы физики не очень-то действуют. Во сне мы не можем увидеть ничего из того, о чем не имели раньше ни малейшего представления. В том, что мы считаем реальностью – для нас множество неизвестного, перед нами Вселенная, претендующая на бесконечность, по размерам и возможности познания. Познавая Вселенную, мы всякий раз открываем новое и неизведанное. И ее законы непротиворечивы. С другой стороны – нет никаких гарантий того, что реальный мир не пустыня. Что однажды проснувшись, мы не попадем в пустыню реальности, осознав, что все, что мы знали раньше – было наведенным извне сном, со всеми непротиворечивостями. Что если явление "дежа вю"- когда мы в незнакомых обстоятельствах внезапно понимаем, что такое с нами уже когда то было – есть признак того, что наш сон корректируется извне? Дежа вю – считается сбоем разума, но что если это не так? Поэтому ответ действительно такой – мы не знаем. Но мы можем верить в то, что жизнь не сон.
Делас внимательно слушала Ракара, ловя каждое его слово, но под конец нахмурилась.
- «Не знаю» - разве это ответ? Нас точно оставят тут ночевать, если мы так ответим! Я читала о разных способах проверить, что мы не спим: например, прочесть одну и ту же надпись дважды или прокрутить в голове последнюю минуту жизни… - принялась вспоминать ромуланка. - А еще обычно мы только во сне задаемся вопросом, сон это или реальность!
- Не только во сне, - отрицательно качнул головой Ракар, - в бодрствовании тоже. Я задавался этим вопросом дважды за последние полчаса. А еще в детстве я задавался вопросом, реален ли окружающий мир, или он голографическая модель, и возможно ли найти выход из этой модели. Но это было очень давно. Я давно перестал считать мир нереальным. Кроме того – можно нырнуть глубоко, и допроверяться до той степени, что больше в реальность не вернуться. Однако не хочется считать смерть – пробуждением. Да, я считаю это ответом – мы не можем знать, но мы можем верить. Ровно как нельзя узнать одновременно пространственную координату микрочастицы и ее массу. Это называется – неопределенность. Мы не можем узнать, пока не посмотрим извне. Но нам не дано посмотреть извне.
-Но как же вы в детстве пришли к выводу, что все вокруг вас все-таки не голографическая модель? - поинтересовалась Казза, - Или сознательно выбрали не знать и до сих пор точно не знаете?
Ракар внимательно посмотрел на ктарианку.
- Я осознал бесконечность и многогранность окружающего мира, наличие множества иных миров, собственные возможности и собственные ограничения. Ограничение в реальности куда более жесткие, чем ограничения во сне. И если бы мир имел границы – они бы давно были найдены. Ни один сон не может быть таким большим и с такой точностью построенным, как мир, который нас окружает.
- Вот видишь, ты сам ответил на вопрос! – воскликнула Делас. – К тому же, вы все, наверное, слышали о том, что во сне можно себя ущипнуть и не почувствовать боли. Можете попробовать и проверить. Есть и более радикальный способ, - она не спеша подошла к ограждению террасы и переглянула за него. - Вы когда-нибудь летали во сне? Или падали? Если я сейчас на самом деле сплю, то не разобьюсь, а просто проснусь… - задумчиво проговорила девушка, а затем весело потрясла головой: - Но это я делать не буду, потому что знаю, что мы на самом деле в реальности.
Ракар проследил взглядом за Делас, которая пошла к ограждению террасы. И вместе с ее словами он быстро подошел к ней, и положил руку на плечо сзади. Сжал крепко и аккуратно.
- Если отключить протоколы безопасности в голопрограмме, и верить, что протоколы не отключены – то можно разбиться. Напротив, можно со всех сил верить, что это сон, и прыгнуть, но я еще не видел людей такого рода, которые бы так умели управлять своим разумом. И это все еще не значит, что все это реальность, но не доказано, что не сон. Да, в реальности существует боль и смерть. Но если задействовать программно центры мозга, которые за это отвечают – можно и во сне убить человека. Если разум верит, что ему больно… - Ракар отвел взгляд, - знаешь, есть некоторые методики, и способы наведения сна, не отличимые от реальности, - и тут Ракар вернул внимательный взгляд на Делас, посмотрел ей в глаза, - не нужно проверять. Мы не можем проверить наверняка.
- Я знаю много интересных методик, - загадочно улыбнулась Делас. – И очень много про мозг. Не забывай, на кого я учусь! Но не волнуйся, прыгать сейчас вниз было бы очень глупо – это тоже не входит в мои планы на смерть, - рассмеялась ромуланка. – Итак, что мы решили – что нет способов узнать, что мы не спим? Или все-таки есть рациональные методы понять, бодрствуем мы или нет? Казза, что ты думаешь?
-Ракар сказал, что доказал для себя реальность, - ответила Казза, - Поэтому если вы закончили ваш трогательный момент, пусть приведет конкретный пример того, что имеет в виду - что мир большой и с точностью построенный.
- Чего это трогательный… - уши Делас самую малость позеленели, и она бросила выразительный взгляд на Каззу, но больше ничего не сказала.
____________
С Делас, Каззой и Квинтилией
Offline  
13 Июля 2017, 09:37:57 #129
Ракар

Re: Сезон 3, Эпизод 4

1 сентября 2384 г., день
Бэйджор, монастырь Дакин

Ракар снова посмотрел на ктарианку.
- В этом мире ничего нельзя добиться силой только мысли. Вот, например, ключ, который выбросила Делас – не вернется к ней в руки, если не найти его там лично. Нельзя улететь в космос силой собственной мысли, для этого нужен труд очень многих людей. Вот этот прибор, - Ракар снял с пояса трикодер и показал на нем показания от недавно отсканированного плода мобы, - показывает непротиворечивые показания. Они все реальны. И вы реальны, и я ощущаю боль ничуть не иллюзорную от всех воздействий. И ваши слова ничуть не предсказуемы. И кончики ушей Делас, испытавшие изменение цвета – реальны, и я ощущаю структуру каждого предмета, и вижу ваши действия. Мир существует во вне, вне нашего сознания, и будет существовать без нас, когда нас не станет.
-Но если вы спите, то мир будет существовать не во вне, а внутри вас, - продолжила Казза, - И тогда и я, и мой капитан - будут формами вашего воображения, частью вас самого на самом деле. И наши слова будут для вас предсказуемы. Так получается?
- Сон происходит в голове одного человека, - сказал Ракар, - прилар Паку так и сказал – "снится одному из вас". – Но пока одному из нас что-то снится – квадриллионы звездных систем – живут своей жизнью, множество людей живут своей жизнью, множество звезд жгут в себе водород и гелий, взрываются сверхновыми, излучают свет. Так было до цивилизаций, так будет после цивилизаций. До и после каждого конкретного человека. Если бы мир снился кому-то конкретному одному – то следовало бы задаться вопросом – откуда произошел спящий. Как и кем он создан? И если есть один спящий – то должен быть и тот, благодаря кому или чему он появился на свет. А значит – уже как минимум есть что-то еще, во вне.
- Значит… мы все же можем знать, что все это действительно существует? – попыталась сделать вывод Делас. – Но это, - она сделала широкий жест рукой, обводя террасу, - может одновременно и существовать в реальности и, например, сниться мне в настоящий момент. Это ведь не противоречие?
-Мне уже кажется, что мы можем знать, - нахмурилась Казза, - Но вроде бы Ракар с этим не согласен. Хотя я не поняла его до конца. Возможно, потому что его мысль теряется во всех этих цветастых словах...
Ромуланец крепко зажмурился, а потом ответил.
- Реальная жизнь полна сюрпризов, и если бы это все снилось одному из нас – все что мы могли бы увидеть – было бы взято из нашего разума. Но некоторые вещи не взяты из нашего разума, некоторые вещи – являются для нас неожиданными. Все ваши действия для меня неожиданны. Делас выбросила ключ – такое не могло мне присниться. Это не сон.
-Это как раз то, что я сказала, не так ли? - продолжала хмуриться Казза.
- Вроде того… - неуверенно качнула головой Делас. – В любом случае, мы все говорим примерно одно и то же – что мы понимаем, где сон, а где реальность. Или можем это узнать. Может быть, это и есть правильный ответ?
- Да, это то, что вы говорите, Казза, - согласился Ракар, - только другими словами. Ну.. то есть, непредсказуемость действий окружающих нас людей – есть доказательство реальности окружающего мира, такую версию формулировки примем?
-Тогда можно было просто выразить свое согласие, когда я спросила “Так получается?”, - проворчала Казза.
- Согласен! – сказал Ракар и улыбнулся, - теперь выражаю согласие. Тогда я все еще размышлял и формулировал. Извините.
- Ну вот и отлично, это похоже на решение, - с облегчением произнесла Делас. – Нам пора звонить в гонг?
-О, да, давайте звонить! - подпрыгнула на месте Казза, - Мы тут уже порядочно засиделись!
- Пора, видимо, - кивнул Ракар, и пошел искать гонг за дверью. Оглядевшись за дверью, он нашёл устройство и позвонил.
Глубокий металлический звук разнесся по монастырю, эхом отдаваясь в лабиринтах каменных комнат.
Спустя несколько минут издалека раздался звон колокольчиков, и когда он приблизился, вместе с ним на террасе появился прилар Паку.
-Вы готовы ответить на мои вопросы, путешественники? - спросил молодой монах.
Звук гонга разнесся эхом. Ракар дождался, когда звук стихнет и вернулся в галерею. Прилар пришел со звоном колокольчиков, и ромуланец рассматривал баджорца, чуть склонив на бок голову.
- Мы обсудили и пришли к соглашению. Теперь мы готовы ответить на ваши вопросы, - сказал Ракар, коротко поклонившись прилару.
-Тогда давайте послушаем ваши ответы, - церемонно ответил прилар Паку.
Ракар бросил взгляд на Делас и Каззу и снова посмотрел на прилара:
- Вопрос первый: "Как не разрезая фрукта мобы увидеть его семена?". Мы считаем, что нужно посадить мобу в землю и дождаться, когда семена прорастут. Тогда мы и увидим их.
После небольшой паузы слово взяла Делас. Ей досталось как раз то задание, где ее версия отличалась от выбора большинства, и она могла назвать как одобренный вариант, так и свой собственный.
- Второй вопрос звучал так: «что у человека должно быть в движении, что должно быть в покое, а что - чистым, как горный снег?» - Делас взглянула на Ракара и со вздохом продолжила: - Мы решили, что разум должен быть в движении, душа – ну или Па – должна быть в покое, а чистой должна быть совесть, - без особого энтузиазма проговорила ромуланка, и было заметно, что с этим ответом она не согласна. 
Пока Делас отвечала на второй вопрос, Ракар смотрел, как она это делает. Скоро они узнают, верно это все или нет. Но кроме того, ромуланец понимал, что все произошедшее тут недавно – могло быть услышано. Прилар наверняка в курсе теперь. Баджорец не отвечал сразу, намереваясь выслушать все ответы целиком, видимо они засчитывались не по одному, а в целом. И когда Делас ответила, Ракар продолжил.
- Третий вопрос - откуда мы знаем, что все это действительно существует, а не снится одному из нас? Ответ такой – все это действительно существует и не является сном. Непредсказуемость действий окружающих нас людей и неизвестных нам явлений во Вселенной – является доказательством реальности.
-Ну? - нетерпеливо спросила Казза, - Это правильные ответы?
Прилар Паку слегка улыбнулся.
-На эти вопросы нет неправильных ответов. Загадки - это двери, а ваши ответы - это ключи, но суть не в том, чтобы открыть двери, а в том, что вы увидите, когда войдете в них. Я надеюсь, что ваши раздумья над ответами заставили вас приложить усилия и позволили вам понять что-то новое о себе и о мире вокруг.
Баджорец ударил посохом о пол, и его колокольчики снова зазвенели. В ответ на это в галерею вошел старый монах, неся в руках куб-замок.
-Пожалуйста, возьмите свою награду, - предложил прилар.
Вообще, ромуланцу было интересно послушать о понимании мира такими как в частности вот этот баджорец-прилар. Ракар понимал, что тот не просто скажет "да, верно" или "нет, не верно", а еще сделает пару выводов. И он сделал. И действительно, хорошо, что  технологические способы не были отрицаемы и другие варианты тоже имели место быть. Все это было интересно, и об этом еще можно было бы подумать, если бы не все то, что с ним здесь случилось. Не только с ним, еще с Квинтилией и Тенеком там, внизу. И этих троих, двое из которых были сейчас тут – он просто не имел права пока отпустить, туда, где они сдадут их способ общения на регате, известный им благодаря предательству Рроу. Все это сильно омрачало жизнь. Он снова вспомнил слова Хены для него и усмехнулся им. Нечему радоваться. Но кое-что новое о себе он тут действительно открыл. В этом прилар был прав.
Ракар не мешкая подошел к монаху и вставил ключ в замок.
- Благодарим вас, прилар Паку, - сказал ромуланец, уже вынимая ключ. – Мы действительно все получили здесь хороший урок. О себе и о мире вокруг.
Ключ и замок среагировали зеленым свечением. Второе испытание было пройдено успешно.
-А теперь у меня есть вопрос, - нагло влезла ктарианка, - Вы вообще пользуетесь какими-то средствами связи? Мы пытались вас вызвать, но ничего не вышло…
-Современные технологии мешают уединению, - заметил баджорец-прилар, - А долгий путь к монастырю - это часть испытания.
-Но можем мы телепортироваться отсюда на свой корабль? Или это запрещено? - продолжила Казза, - Ваша лестница - ужасно длинная, и если можно ее избежать, то мы только за. Ведь мы уже прошли испытание!
-Хорошо, вы можете телепортироваться на свой корабль прямо отсюда, - ответил прилар Паку.
- Благодарю вас, - Делас улыбнулась прилару и вопросительно посмотрела на Ракара, чуть склонив голову к плечу: - Первая часть уговора выполнена, что дальше?
- Дальше идем убеждать Тенека и Квинтилию, - сказал Ракар, взглянув на Делас, - я выполняю достигнутые договоренности, и намереваюсь достичь успеха в переговорах.
С этими словами Ракар подошел ближе к Каззе и Делас, нажал на свою дельту.
- Ракар - Перим, пожалуйста, наведитесь на нас троих и телепортируйте на площадку транспортера.
-Есть, - ответила Квинтилия, и трое путешественников покинули монастырь, растворившись в сиянии транспортера.
_______________
С Делас, Каззой, Квинтилией и приларом Паку
Offline  
13 Июля 2017, 11:39:16 #130
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


М’Кота сунула нос в медотсек и бросила взгляд на лежащую Самриту: спит или не спит? Если спит, не стоит её трогать, пусть выспится, а если нет... клингонку будоражило любопытство, и не в последнюю очередь в связи с сенсационной новостью о беременности землянки.
Самрита уже не спала, а полулежала на подушке, лениво водя пальцем по экрану падда. Может быть, там были инженерные схемы… но более вероятно, что это была какая-то не слишком интеллектуальная игра. Увидев М’Коту, она вздрогнула и сразу как-то подобралась, словно перед ней стояла не ее коллега по проекту, а как минимум адмирал Солок. Взгляд девушки тоже сменился с расслабленного на напряженный и настороженный, точно она вновь была готова отбивать нападки.
- Что-то случилось? – землянка села на кровати.
– Ничего не случилось, – М’Кота вошла, и дверь с чуть слышным шорохом затворилась за ней. – То есть, конечно, случилось, но хорошее: идея слетать на комету сработала, мы получили ответ и уже летим к новым координатам. – Клингонка посмотрела на земную девушку и не вытерпев спросила:
– Ну?
- Отлично! – кивнула Самрита и подтянула ноги к подбородку. – А я все проспала с тех пор, как мы получили данные с кометы… «Ну» - что? Со мной уже все хорошо, я тут валяюсь только потому, что не нужна вам на мостике.
– Если наша голограмма скажет, что можно тебя отсюда забрать, сразу будешь нужна, – успокоила её М’Кота. – И как это «что – ну»? У тебя будет ребёнок! Это же круто!
- Голограмма отключена, - заметила Самрита. – И пока ее не включить, она ничего не скажет. А это… - она отвела взгляд. – Ну да, типа того. Поэтому, например, я чуть было не грохнулась в обморок на сборах, а скоро превращусь в неповоротливого бегемота и меня отстранят от большинства заданий проекта. Но это еще не скоро, а пока я не хочу, чтобы ко мне относились не как к личности, а как к инкубатору на ножках.
– Где ты нахваталась такого бреда? – изумилась М’Кота, усаживаясь верхом на стул напротив неё. – У тебя же мозги из-за беременности не откажут! Моя мать носит уже шестого ребёнка, и что-то её никто не считает «инкубатором на ножках». Я бы посмотрела на того, кто назвал бы её так в глаза!
- Я не нахваталась, но я боюсь, что отношение ко мне изменится, а я этого не хочу, - землянка упрямо вскинула подбородок. – И 6 детей я тоже не хочу! Мне хватило бы одного, и то лет так через 15…
– Конечно, изменится, – М’Кота кивнула, – Ну и что? Отношение каждый день меняется. Сегодня ты – Самрита, которая отладила все модификации, завтра – Самрита, которая выиграла регату... или не выиграла, как повезёт. В один прекрасный день окажется, что ты всё больше и больше становишься Самритой, которая ждёт ребёнка, но это – не катастрофа. Кира Нерис вынашивала чужого ребёнка – даже не своего – и оставалась вторым лицом на станции: на этой самой станции, к которой приписан наш проект! И если кто-нибудь называл её инкубатором, то я об этом ничего не знаю.
- Она была старше и опытнее, она уже всего добилась – в ее возрасте и я бы могла подумать о том, чтобы завести ребенка. Но мне 21 год, я еще никто, и меня еще не за что уважать, - мрачно ответила Самрита. – Вчера ты мне очень активно доказывала, что я ребенок с «идиотскими капризами», который всех подводит и ставит свои чувства выше общего дела – вот что я из себя представляю, по твоему мнению? Я не думаю, что беременность что-то улучшит, скорее наоборот. 
– Впервые слышу, что человек в 21 год никто, – скептически сообщила М’Кота раскачиваясь на стуле. – Послушай, вот это всё – всё, что ты сказала – зависит только от твоих поступков. Я ведь сказала: всё меняется каждый день! И я вчера оценила только один твой поступок, а не всю тебя с ног до головы. Покажи мне хоть одного человека в проекте, который не совершил ни одного детского, или глупого, или опрометчивого, или опасного поступка? Я таких не знаю. Каждый день ты создаёшь новую себя, и какой ты будешь, зависит только от тебя самой, а не от того, вырастет у тебя живот или нет. Того, что у тебя по-настоящему есть, никакая беременность не отнимет.
- Ну, это ты меня в этом убедила, что я никто, - равнодушно пожала плечами Самрита. – Что мои чувства ничего не стоят, что я не имею права их демонстрировать, а должна заткнуться и работать… Если посмотреть, так все такие молодцы и никаких ошибок не совершали. Ну ладно, кроме Квинтилии. А остальные? А ты сама? – она взглянула на клингонку из-под упавшей на глаза пряди волос. – Что ты такого сделала детского, глупого и опасного?
– Ой, вот не надо! – возвела глаза к потолку М’Кота. – Если всё так ужасно, тогда что делать той же Квинтилии после твоих слов у Планкса? Сразу выброситься в шлюз? У нас у всех есть чувства. И они все чего-то стоят. И иногда мы можем дать им волю, а иногда времени так мало, что остаётся в лучшем случае шарахнуть стулом в стену и пойти работать. Но если на стене висит нужный тебе монитор, даже такого счастья тебе не светит. Ладно, ты спросила, что натворили все остальные... или хоть некоторые. Давай загибать пальцы. Я выглядела полной дурой, когда впёрлась к Артуру во время разговора с... одной девушкой. А с Квинтилией мы обе страшно сглупили, только она уже сидела на этом наркотике, а я-то была здорова, значит, с меня и спрос! И ещё я притащила на фуршет рахт, все помнят, чем это кончилось. Артур отлупил Корама, и одного этого более чем достаточно. Освальд по слухам сожрал что-то такое, что его перед фуршетом унесли в лазарет – тоже нашёл время для экспериментов! Ракар сходит с ума от любви... как по мне это потрясно, только похоже он сам и все остальные другого мнения. Акрита решила поохотиться на шпионов... Скажи, ты действительно думаешь, что на этом фоне так уж заметно, что ты разок психанула?
- Я психанула, и мне стыдно, - тихо произнесла Самрита. – Но вчера я не хотела швырять стулья, я хотела, чтобы меня тоже поняли и поддержали, а не кричали и обзывали. Разве тебе кто-нибудь тогда высказал что-то про рахта? И теперь я не знаю, нужна ли я вам только как инженер, потому что он у нас на регате только один, или я сама по себе – без беременности и без набора инженерных инструментов – имею какую-то ценность? Может быть, вам хочется, чтобы я просто молчала, делала то, что от меня требуется, и никак не отсвечивала?
– Слушай, я бы не стала наезжать на тебя, если бы аккурат перед этим ты не изругала беднягу Ракара, – примирительно сказала М’Кота. – А ты бы не изругала его, если бы он не забылся на совещании, и если бы ты не была беременна. А он бы не забылся, если бы не случилось что-то совсем третье, чего мы не знаем. Видишь: одно цепляется за другое и, как по мне, лучше одним махом отсечь все эти узелки, чем ковыряться в них до скончания века. Ты ничем не хуже любого из нас, и ты это знаешь. И ты нужна нам не только потому, что разбираешься во всяких приборах. Вспомни: вы с Освальдом придумали лучшую презентацию, во всяком случае, она стала лучшей для меня, потому что, если разобраться, именно ваша презентация спасла Артура от этого кардассианского слизняка. Я не знаю, кто из вас был автором последней локации, но если мне представится случай уплатить этому автору долг жизни, я сделаю это не задумываясь.
- Ну вот, опять беременность! – закатила глаза Самрита. – Можно подумать, что без нее мне не стало бы обидно за такой некомандный подход. Нет уж, это глупое оправдание, и я не собираюсь прятать свои эмоции за беременностью, даже если они кого-то не устраивают, - она потянулась, проверяя, как срослись кости, и свесила ноги с кровати. – Тебя так впечатлил фейерверк? Ну это Освальду спасибо, завершение презентации он писал. Как он там кстати справляется? – девушка кивнула в сторону мостика.
– Фейверк? – М’Кота на секунду опешила, потом мотнула головой, – Да нет, же! Выходит, я перепутала... Деревенский праздник! Я подзабыла очерёдность, но Панча мне теперь не забыть! Стоит, пожалуй, реплицировать себе на память... – клингонка замолчала и вдруг вскинула голову: – Подожди, что ты так дёргаешься из-за своего положения? Дело ведь не в некомандном подходе, верно? Потому что я никогда не поверю, что ты всерьёз считаешь одну оговорку после всех стараний на благо проекта и ради регаты каким-то жутким эгоизмом и некомандным подходом. Всё дело в этом, – она указала на живот Самриты, – именно этого ты почему-то боишься и из-за этого смотришь на всех словно из какого-то колодца! Почему?..
На мгновение губы М’Коты сжались, потом она решительно тряхнула головой: не могло быть, чтобы Самрита попала в такую же историю, как сама М’Кота, но что-то ведь её гложет!
– Ладно, – вздохнула она, – думаешь, ты попала, и другим тебя не понять? Если хочешь знать, мы с тобой легко можем оказаться в одной лодке. Будет смешно, если через пару дней, окажется, что нам вместе придётся ходить на все эти ваши обследования и процедуры!
- Дело… во всем, - уклончиво ответила Самрита. – И во фразе, и в том, как вы все на меня ополчились, стоило мне перестать молча исполнять свою функцию и дать волю чувствам, и в том, как неожиданно я все узнала. Все на меня рассчитывали, но по сути всем было все равно – я это делаю, или катер сам себя чинит… - она опустила голову так, чтобы волосы закрыли лицо, но через пару секунд помотала головой и как ни в чем не бывало продолжила: - У тебя-то что? У вас с Артуром все так… правильно и серьезно. Уверена, он таких случайностей не допустит, а даже если и допустит… Вы же вроде как официальная пара, никто, по крайней мере, не удивится!..
– Хорошо же ты про нас думала всё это время! – хмыкнула М’Кота. – Кажется, пора обижаться тем самым «всем», которым якобы было всё равно. Знаешь, ты с самого начала была очень... в себе. По крайней мере так казалось со стороны. Ни перед кем особенно не раскрывалась, ни с кем не откровенничала. Когда люди так себя ведут, поневоле думаешь, что не очень-то им нужно твоё сочувствие. А теперь ты говоришь, что всем было всё равно. Нам не было всё равно, но откуда нам было знать, что тебе самой это нужно? Конечно, это дикое преувеличение, но если Тенек – да хранят нас предки! – завтра пожалуется на недостаток внимания, ты же наверное удивишься?
М’Кота вздохнула и упёрлась подбородком в сложенные на спинке стула руки.
– А с Артуром у нас всё не так просто. Мы из разных миров. И что окажется сильнее – наши различия или наша любовь, покажет только время. К тому же случайности, знаешь ли, на то и случайности, чтобы случаться неожиданно... А ты? – подняла она взгляд на Самриту. – Признайся, ты из-за этого так сердилась на Освальда?
- Мы все живые люди, и всем нужна поддержка, а не обвинения. Мы поддержали Артура в его ситуации, но никто не встал на мою сторону, потому что… я не понимаю, почему, - тихо закончила Самрита, вновь шмыгнув носом. Фразу про Освальда она, казалось, пропустила мимо ушей – но через несколько мгновений она подняла голову на М’Коту и внимательно на нее посмотрела: - Как ты догадалась, что это Освальд? Впрочем, неважно – только не болтай об этом на каждом углу. Моя беременность все равно уже не секрет, раз вы все знаете, но я бы не отказалась от приватности. И нет, мы ссорились не из-за этого, я сама узнала только вчера, когда пришли результаты анализов.
Землянка слезла с кушетки и огляделась в поисках одежды – идти на мостик в пижаме и тапочках ей не слишком хотелось.
_________
C М'Котой
Offline  
13 Июля 2017, 11:39:50 #131
Самрита Баккер

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


 – Тогда я не догадалась, а просто случайно попала, – сказала М’Кота. – Просто сперва он – единственный твой настоящий друг среди мужчин, потом вы жутко ссоритесь, потом ты просишь не говорить ему про обморок, а потом – эта новость. Я сперва подумала, что ты просишь не говорить просто как капитану, но если обморок был из-за беременности... ну, ты понимаешь. А на счёт живых людей, – М’Кота тоже поднялась с места и теперь прислонилась к стене, – Давай примем, что мы все были тут неправы. В конце концов поддержка, а не обвинения нужны действительно всем, а это значит и Квинтилии, и тому же Ракару, а к ним ты намного суровее отнеслась, чем я к тебе. Но я понимаю теперь, почему ты так расстроилась из-за этой ссоры. Для тебя поступок равен человеку, и ты просто не знаешь, что есть разница между тем, чтобы осудить один поступок, и тем, чтобы осудить человека со всеми его потрохами. Тебе кажется, что если тебя упрекают за что-то, то людям не нравится не один маленький кусочек, а вся ты целиком, от макушки до пяток. И если ты на кого-то зла, то думаешь, что этот человек весь умешается в том поступке, который тебя расстроил. Но это не так, ни то, ни другое. Если кто-то поступил неправильно, это ещё не значит, что он ужасен и достоин осуждения как человек, и это справедливо для всех – и для тебя, и для других. А если говорить обо мне, то во всём нашем проекте моего доверия и симпатий лишился только один участник, и это – совершенно точно не ты.
- И кто же это? – любопытство Самриты работало в любой ситуации. Она, наконец, отыскала форму и, отвернувшись от М'Коты, влезла в комбинезон. – А накричала ты не на поступок, накричала ты на меня. 
– Ну, тут уж ничего не поделаешь! Кричать на поступки физически невозможно, так что мы все и всегда кричим не на поступки, а на людей, – философски заметила М’Кота. – И если мы все разом начнём считать, кто и на кого сколько раз накричал, кто сильнее был неправ и кто больше обиделся, мы состаримся и умрём в этих обсуждениях.
М’Коте не слишком хотелось говорить о человеке, который лишился её доверия, но раз уж она сама упомянула о нём, глупо было отступать.
– Это Тар Мари, – сказала она чуть погодя, незаметно для себя мрачнея с одним упоминанием его имени. – И его поступок – именно тот поступок, который я не могу простить. Это тебе не ссора в запальчивости – он оговорил Артура на суде. Оболгал его, обдуманно и подло, отлично понимая, чем это может для Артура закончиться. Ты веришь, что Лайтмана может кто-то в здравом уме и доброй памяти бояться? Я – нет. Он же классический федерат, до макушки напичканный идеализмом!
- Ну вот опять ты пытаешься меня заткнуть и сказать, что неважно, что я чувствовала в тот момент, и что мне нужны были совсем другие слова и поддержка – это просто надо забыть, - вздохнула Самрита. – Значит то, что я говорила, прошло мимо, так что мы только зря потратили время, - она застегнула застежку на спине и обернулась к клингонке: - А Тара я уже успела за это время узнать. Я не оправдываю то, что сделал на суде он или Толан, но я могу ему поверить, что именно тогда он испугался Артура и ему было некомфортно с ним. На суде спрашивали о его субъективных ощущениях, он же не сказал, что все в проекте боятся Артура. Я вот его не боюсь, а тебя, например, остерегаюсь. Ну все, я готова, мне надоело тут торчать! – землянка направилась к выходу.
– Подожди, вызови голограмму, пусть выпишет тебя, – напомнила М’Кота. – И давай предупредим Освальда, что сейчас будет большая нагрузка на системы.
Затем клингонка покачала головой.
– Тебе не надоело понимать наизнанку каждое моё слово? Где и когда я пыталась тебя заткнуть? Я хоть раз тебя перебила? Где и когда сказала всё то, что ты мне приписываешь? Хоть раз я сказала, что твои чувства были неважны? Знаешь, если ты будешь и дальше придумывать за людей, что они якобы думают или хотят сказать, тебе с ними не сработаться!
- Ты только что сама сказала, что не видишь смысла считать, кто сколько раз на кого накричал и все такое, - устало пояснила Самрита. – Я же пытаюсь донести до тебя совсем другое… Впрочем, у меня это не получилось, так что не важно. Голограмма не нужна, я уже здорова, к тому же, она опять подвесит все системы катера. Мы сейчас не можем так рисковать.
– Приказ капитана, – возразила М’Кота. – А приказы полагается выполнять. Между прочим, не считаться обидами и плевать на чувства – это разные вещи. Знаешь, в той ситуации было много людей и чувств, и всем было больно – тебе, Ракару, Акрите, даже мне в какой-то момент. И важны были чувства всех. И никто никого не хотел специально обидеть: ни я тебя, ни ты Ракара или Акриту, ни Ракар и Акрита тебя или меня. И ни у кого из нас не было настоящих причин или желания делать друг другу больно, именно поэтому надо всё это оставить позади и забыть. Как видишь, мне тоже не удалось донести до тебя эту мысль. Но я попробовала снова. Может быть и ты попробуешь донести до меня свою – более подробно и понятно?
- Если честно, мне не очень хочется повторять все это по второму кругу, - пожала плечами Самрита. – Будем считать, что ты права, а я нет, чтобы тебе было спокойнее. Так что, если ты не против, я займусь чем-нибудь поинтереснее. Самрита вызывает Освальда, - проговорила она в коммуникатор. – Ты уверен, что хочешь снова активировать ЭМГ? Я не уверена, что второй запуск не окажется хуже первого… Если хочешь мои рекомендации, то сейчас это слишком опасно!
- Решение о том, готова ты к службе или нет, должен принять врач, - услышала девушка по связи. Хоть лица Освальда она и не видела, но по тону голоса могла догадаться, что тот картинно закатил глаза и помотал головой, криво усмехнувшись. - Дженни тебя просто просканирует - это быстро.
- Я знаю, что это быстро, я волнуюсь за катер, - усмехнулась Самрита, представив себе выражение лица Освальда. – И в прошлый раз ЭМГ даже трикодер удержать бы не смогла… Какой от нее толк кроме того, что она может потенциально замедлить наш катер на регате? Если ты так хочешь меня просканировать, приходи и делай это сам!
- Старший инженер Баккер, - ответил Освальд вроде и строго, но было очевидно, что он сам едва сдерживает ехидный смешок, - на звездолёте за такое вас отстранят от службы на месяц, как минимум, и трёх пипов на воротнике вы до глубокой старости не увидите!
- Прошу прощения, капитан, больше не повторится, - отрапортовала Самрита и бросила быстрый взгляд на М’Коту. – Ваши приказы не оспариваются! Мне активировать ЭМГ?
– Может, вызовем её без материализации? – предложила М’Кота. – Я просканирую, голограмма считает данные и сделает заключение, и нагрузка получится намного меньше.
- Поддерживаю идею М'Коты, - ответил по связи Освальд, - если что - сразу отключайте!
Самрита вздохнула и молча подошла к консоли, чтобы запрограммировать новую форму ЭМГ. Закончив с этим, она произнесла:
- Компьютер, активировать экстренную медицинскую голограмму!
«Дженни» материализовалась в центре маленькой комнаты, и была даже чуть более прозрачна, чем в прошлый раз. Судя по ее нейтральному выражению лица, Самрита отключила еще и личностные подпрограммы.
- Пожалуйста, назовите характер экстренной медицинской ситуации, - ровным голосом проговорила она.
- Меня надо выписать, - пояснила Самрита. – Два часа уже прошли, я себя хорошо чувствую.
Она достала медицинский трикодер, активировала его и протянула М’Коте:
- Просто медленно води… Впрочем, тебе ЭМГ все объяснит.
– Спасибо, я умею сканировать, – иронически ответила М’Кота, – была бы я тобой, решила бы, что ты хочешь назвать меня неумёхой, а мою Академию – рассадником недоучек.
- Нет, но это федеральная технология, к тому же медицинская, - равнодушно произнесла Самрита. – Я не умею пользоваться клингонским медицинским трикодером, в этом нет ничего необычного.
– Попади он тебе в руки, сумела бы, – отмахнулась М’Кота, приступая к сканированию. – Там, куда простираются наши с тобой медицинские познания, нужен минимум, а он у всех одинаков. Вот врачу пришлось бы поковыряться.
- Может быть и разобралась бы, но не сразу, – Самрита повернулась, чтобы клингонка могла просканировать ее спину. – Я всего лишь кадет Академии, у меня нет большого опыта использования инопланетной технологией. Ну как, я буду жить, Дженни?
- Не зафиксировано несовместимых с жизнью нарушений, - сухо отозвалась голограмма. – Продолжайте сканирование.
М’Кота подождала, пока Самрита повернётся и вернулась к сканированию.
– По-моему ты прибедняешься. Не может быть, чтобы вам не показывали стандартные устройства «добрых соседей»! Хотя... Знаешь, с медициной у нас не сказать, чтобы здорово, так что в «горячую десятку» наши медицинские трикодеры почти наверняка не входят.
- Я видела ваши обычные трикодеры, оружие, схемы двигателей и некоторые планы кораблей, но они устарели лет так на десять, - пояснила Самрита. – Мы не так много времени уделяем инопланетным технологиям, куда больше – общим принципам работы. Так что да, я бы разобралась с вашим медицинским трикодером и, возможно, другой техникой, но мне понадобилось бы время. Незнакомый язык, незнакомый интерфейс…
- Сканирование завершено, - объявила ЭМГ, получив все данные с трикодера. – Вы здоровы, мисс Баккер, однако еще сутки не рекомендуется сильная нагрузка на правое плечо и спину.
– Ну, как я сказала, медицина у нас не в большом почёте, а вот оружию времени уделяется предостаточно, – сказала М’Кота складывая трикодер. – Но ведь наша группа базируется на федеральной станции и всё базовое оборудование тут тоже федеральное, так что мне и Рекло пришлось потратить денёк на то, чтобы познакомиться с основными приборами поближе. Согласись было бы смешно, если бы все участники проекта сразу начали бы выполнять новое задание, а нам пришлось бы спрашивать, как включить то или запустить это!
- Я бы не отказалась, чтобы тогда и нам показали клингонскую, кардассианскую и ромуланскую технологию в действии – это было бы честно, - заметила Самрита и отключила голограмму. – Ну вот, я здорова, так что больше нет причин тут торчать!
– Последние новинки Федерации и нам тут не показывают, а на том же уровне показали бы, будь станция клингонской, – предположила М’Кота. – Да и задания у нас помимо прочего на совмещение разных технологий, так что будет время ознакомиться. А ещё у нас с Освальдом буквально только что родилась идея смотаться на ближайшее нерасчищенное поле боя и посмотреть, нельзя ли там найти что-нибудь подходящее для новых модификаций, так что присоединяйся! Думаю, там не только клингонские приборы можно найти... Я в койку. А ты небось на мостик пойдёшь?
- Какое… оригинальное предложение, - усмехнулась Самрита. – Да, я уже достаточно здесь повалялась и наотдыхалась на сутки вперед. А на мостике всегда что-то интересное происходит!
– Ну, ты ж хотела технологий! А там их будет на целый полк алчущих знаний инженеров, – поддразнила землянку М’Кота. – Но я так думаю, надо будет в любом случае лететь всей толпой: больше людей – больше площадь успеем охватить и больше найдём.
Самрита задумчиво кивнула:
- Это интересно, я подумаю. Но сейчас нам надо сосредоточиться на регате, - с этими словами она покинула лазарет.
_______
С М'Котой, ЭМГ и Освальдом
Offline  
13 Июля 2017, 12:12:36 #132
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Когда Акрита вернулась от репликатора с кружкой сладкого баджорского напитка, то увидела, что в ее кресле уже сидит Освальд. Артур ушел, М’Кота тоже, да и вообще на мостике воцарилась тишина. Сделав пару глотков, андорианка села боком в кресло второго пилота. Некоторое время они молчали. Потом капитана вызвала Самрита, и этот разговор Акрита слушала, уткнувшись в кружку и спрятав там улыбку.
- А можно мне остаться тут? – спросила она, когда медотсек отключился. – В отличие от остальных, я всю ночь хорошо спала и качественно отдохнула, так что все, в чем сейчас нуждаюсь – это пообедать. Можно мне сделать это тут?
- Счастливая! - усмехнулся Освальд. - Только имей в виду, что твои таланты нам могут понадобиться в любой момент, а регата может ещё очень не скоро закончиться, и лучше бы ты отдохнула, пока есть возможность. Не хочешь спать - просто ляг и отлежись, если что-то случится, я позову.
- Спасибо! Но пока я совсем не настолько устала, чтобы принимать горизонтальное положение. Так можно мне кушать на мостике? Такое не запрещается? - андорианка со смущенной улыбкой посмотрела на капитана – она действительно не знала правил на этот счет. – Или с меня тоже снимут пипы? И да, я просмотрела наш курс к Червоточине, вроде там нет каких-то опасных или сложных моментов.
- Можно, - кивнул Освальд и понизил голос почти до шёпота, - только тс-с, никому об этом ни слова! Шучу. Я хотел, чтобы мы все были в форме к заключительному этапу, когда именно скорость будет важнее всего. Ладно, если ты уверена, что справишься со всем, я не против.
- Ну, до заключительного этапа еще не близко! – весело ответила Акрита, хотя тут же осознала другой смысл этой фразы, совсем не такой радостный. – Думаю, успею еще и устать, и отдохнуть.
Она снова направилась с репликатору, но не стала сразу активировать его, решив дождаться отключения ЭМГ. Мало ли какая может возникнуть перегрузка.

Сейчас мостик скорее напоминал филиал столовой – как раз когда Акрита расправлялась со своим обедом, на пороге появилась Самрита с двумя стаканами кофе.
- Привет! Ой, я думала, все спят… - проговорила она, переводя взгляд с Акриты на второй стакан. Затем подошла к андорианке и поставила его на ее консоль. – Тогда будем считать, что это тебе. Капитан, а это вам, - максимально формально проговорила землянка, обращаясь к Освальду и протягивая стакан. – Пока вам не нужен инженер, я могу побыть вашим адъютантом.
Освальд смерил взглядом девушку, посмотрел на кружку кофе и строгим голосом произнёс:
- Ни бизе, ни тирамису, ни даже жалкой ватрушки или медовика!  Ладно уж, и на том спасибо, адъютант Баккер.
Потом кадет не выдержал и засмеялся.
- Акрита, ты, кажется, говорила, что не устала? Тогда дежурство на тебе. Адъютант, - он повернулся к Самрите, едва сдерживая смех, - за-а мной, шаго-ом марш!
- Есть, капитан, - хихикнула Самрита и направилась вслед за Освальдом.
Акрита, которая уже собралась было пойти за третьим стаканом, проводила коллег удивленной, но по-настоящему счастливой улыбкой. Вернув поднос в репликатор, она села в свое кресло, отхлебнула кофе, надела шлем дополненной реальности и принялась следить за траекторией полета. Расстояние до катера "Нового поколения" становилось все больше. Они по-прежнему находились на поверхности Бэйджора, и мысли о том, что там произошло и происходит, снова заставили антенны андорианки склониться почти до самого лба. Но по крайней мере у "Анадыря" сейчас все разрешилось, все живы и уже здоровы, шутят и отдыхают, и это дорогого стоило. А Ракар справится, он ведь старше и опытнее. О большем Акрита пока не могла судить.

__________
с Освальдом и Самритой
Offline  
13 Июля 2017, 12:13:20 #133
Акрита ш’Лечир

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


***
Это был путь во тьму, сквозь тьму, без конца и начала.
"Загадал когда вырасту стать никем,
Камер видеонаблюдения огоньком".
Кто он есть теперь и зачем, Лайтман Артур, носящий все еще звание кадета? Существует ли он еще, или он стал пустотой, слился с ней и растворился в ней? Виновные должны быть наказаны, а он не наказан, он прощен, незаслуженно. Грязный и пустой, ничто,  нигде, на дороге в никуда.
Лайтман осознал, что не спит и видит потолок. Он не сразу понял, где он, что вообще происходит. И даже мыслью такой не задался, пока воспоминания не вернулись сами. Баджорская система, регата, катер "Анадырь", Самрита была ранена, потом выяснилось, что Самрита беременна. И Лайтман вспомнил нападение на Самриту ночью в ангаре, он не видел сам, но восстановление картины событий по ее рассказу были весьма однозначны. Артур вспомнил, что эти трое девушек теперь там, у второй команды. И Лайтман ощутил жгучую ненависть к той из них, которая могла ударить Самриту в живот. Убить двоих одним ударом. Уже такое было, в школе станции, так давно как в другой жизни, и ее звали Мария Баторина. И теперь Лайтман не ощущал ничего, кроме ненависти к той … он не мог назвать ее человеком, которая напала на Самриту. Он надеялся, что ромуланец сдаст их в службу безопасности сразу. И приступ ненависти прошел.
Лайтман медленно сел на койке и принялся обуваться. Самрита беременна… Но она похоже не особо рада этому. И он ее понимал, потому что.. тут надо было поговорить кое с кем. И М'Кота, вот теперь Артур о ней вспомнил тоже. Что если она тоже.. Или нет? Зачем он, Лайтман, все это сделал? Зачем он вообще полез туда, куда его не просили? Чего ему дома не сиделось? Да нет же, все туда же, как приличный, к звездам… Да только нечего ничтожествам делать среди звезд. И все таки, несмотря на все, к М’Коте он ощущал нежность, в странной смеси со страхом. Лайтман поднялся и потянулся, разминая мышцы. Какое бы ни ничтожество он ни был, у него есть обязанности, и он должен их исполнять. Артур задержал взгляд на спящей неподалеку М’Коте и пошел на мостик.
На мостике оказалась только Акрита, Освальда, которого Артур искал - не оказалось, и Артур решил его просто дождаться, не беспокоя и не отвлекая понапрасну. Кадет сел в кресло второго пилота и открыл на консоли все свои окна с показаниями и обязанностями, которые надлежало исполнять операционному офицеру.
- Как тут дела, Акрита? - спросил он.
- Да все хорошо, - ответила андорианка, повернувшись, но не снимая шлема. – Расчетное время прибытия чуть меньше часа. Как тебе, удалось отдохнуть?
Артур посмотрел на Акриту в шлеме, улыбнулся ей и вернулся к чтению сенсорных показаний.
- Ты знаешь, я даже выспался. Это очень здорово, а то совсем вырубало. Но уже все нормально. – Артур помолчал несколько секунд, - «Амазонка» я смотрю на Бэйджоре все еще стоит. От них не было новых сообщений?
- Нет, - Акрита чуть нахмурилась. – И мы тоже не пытались с ними связываться. Странное что-то там… А ты что-нибудь знаешь о других группах проекта? Да, кстати, если хочешь, можешь пообедать пока прямо здесь. Мне Освальд разрешил.
- Понятно, - кивнул Артур, - не, спасибо, я не голоден. Может позже. Странное, да. Но я все слышал по связи, пока был на луне. О других группах проекта, честно говоря, слышу в первый раз, хотя помню, что отбиралось 50 человек всего, и только 20 из них отправились на ДС9. Так что это возможно теоретически.
А потом Артур откинулся на спинку кресла и посмотрел на главный экран. Где-то там впереди была Червоточина.
- Знаешь, в 2379-м году была битва «Энтепрайза» и «Скимитара» в Бассен-рифте. Мой отец тогда служил пилотом на одном из кораблей, которые ждали «Энтерпрайз», чтобы оказать поддержку. Ты же наверняка знаешь из истории, что “Скимитар” летел с целью уничтожить население Земли. Так вот, отец рассказывал мне тогда обо всем этом. Там были слова ромуланского коммандера Данатры в адрес капитана Пикарда – «Сегодня вы обрели друга в Империи Ромула, надеюсь он станет одним из многих». Это было чертовски вдохновляюще. Я тогда поверил, что мы действительно можем перестать быть врагами и если уж не друзьями, то хотя бы союзниками время от времени. И еще – Ракар не первый ромуланец в проекте. До него был Валардис. Я так мечтал с ним подружиться, так старался не ударить перед ним в грязь лицом. И даже начало получаться, но потом случилось вся эта аномалия. И что-то там произошло, я до сих пор не знаю что. Но Ракар сказал, что с Валардисом все в порядке. Да, ромуланцы часто жестокие и коварные, но у них есть принципы, они отличные воины, и очень плохо быть врагами, нужно иметь совсем другие отношения. И теперь случилась новая … гадость. Я тут думал, что бы сделал Валардис по отношению к этим трем девушкам сейчас, что бы он сделал потом? И не будет ли эта история – очередным камнем преткновения между нами и Ромуланской Империей, можно ли все исправить или это конец..?
- Да, я слышала про "Скимитар" и "Энтерпрайз", - тихо сказала она. – И про ромуланцев… Хотя до прилета на ДС9 никогда не приходилось общаться с ними лично. Ты знаешь, Ракар оказался совсем не такой, каким я могла представить себе разведчика из Тал Шиар. Не знаю, вероятно, это только с моей стороны так, но пока мы были на станции, у меня с ним не возникло каких-то сложнопреодолимых разногласий, вражды или чего-то подобного. Если все, или хотя бы многие ромуланцы такие же адекватные, то мне даже непонятно, почему наши государства так долго воюют? Сотрудничать с ними было бы очень здорово.
Она сняла шлем, тут уже вполне можно было обойтись без него, и продолжила уже значительно эмоциональнее:
- Но почему эта странная команда свалилась именно на них! Именно на Ракара, и именно тогда, когда он начал по-настоящему открываться нам и доверять! И почему, зачем, с какой целью он их взял с собой?!
Артур снова посмотрел на Акриту и кивнул ей.
- Ну да, но все таки мы с ними очень разные и по другому мыслим. Иногда кажется, что их разум совершенно чужд. Но в этом и суть – когда очень разные – объединяются, нет ничего дороже такого союза. Не знаю, - Артур пожал плечами, - наверное он обещал помочь им до того, как выяснилось, что они сделали. А почему это случилось именно с ним  – так это потому, что жизнь полна неприятных сюрпризов. Никто не обещал нам, что будет легко. Всегда все трудно. Такая вот история…
Артур оглянулся назад.
- Я все проспал, как Самрита? Все еще в медотсеке лежит?
- Да уж… - пробормотала Акрита. – Мне коммандер Планкс показался настоящим, правильным представителем Федерации. А Самриту, видимо, уже вылечили! Они с Освальдом пошли куда-то, наверное, хотели обсудить - ну, ты понимаешь.
При этих словах на лице андорианки снова появилась счастливая улыбка.
- А, отлично! – сказал Артур, облегченно выдохнув, - хоть со всеми глюками, но все-таки пригодилась ЭМГ, спасли Самриту.
И Артур серьезно посмотрел на Акриту:
- Акрита, лейтенант-коммандер Планкс не может быть виноват. Он достойный человек. Я был на его лекции один раз, ну … знаешь, не в своей группе, я иногда забегал к старшим кадетам на лекции, просто послушать. Он очень хороший учитель, он не может иметь к этому всему отношение. Наша глинн Толан тоже не знает ничего из того, что мы тут задумали сделать и что продемонстрировать. Конечно, она бы интересовалась больше, если бы у нее что-то серьезное не случилось, но я думаю, что мы бы все равно это удержали в тайне. А эти трое – совершили спланированное преступление. Уж точно они не докладывали лейтенант-коммандеру о своих намерениях. Поэтому я не верю в это очернение его честного имени.
Слова Акриты о Самрите и Освальде немного удивили Артура. Неужели все уже знали о том, что Освальд отец? Хотя Артур сам недоумевал, когда Освальд успел. Но тем не менее, это он комментировать не стал. Такие вещи не подлежат обсуждению, это личный разговор должен быть. Зато Акрита выглядела счастливой. Похоже, новость принесла всем радость, кроме Самриты и самого Освальда наверняка. Артур снова посмотрел в свою консоль.
- Да и мне не верится, что он имеет к этому отношение! – со вздохом ответила Акрита, снова надевая шлем. – Не может такого быть, не должно. Поэтому я ничего не понимаю… Но надеюсь, что Ракар докопается до истины.
- Да уж… - вздохнул Лайтман. Он тоже не очень понимал, и ему было ужасно от того, что с преступлением связаны люди из Федерации, - надеюсь, у них там ничего не случится и они благополучно хотя бы взлетят. А дальше посмотрим, чем им помочь.

______
с Артуром
Offline  
13 Июля 2017, 12:18:00 #134
Освальд Макдауэлл

Re: Сезон 3, Эпизод 4

Баджорский сектор, 1 сентября, день
Катер “Анадырь”


Завернув ещё раз к репликатору и взяв кое-какую закуску с ещё одной кружкой кофе, Освальд с Самритой пришли в лазарет.
- Ну вот, можно было тебя и не выписывать - всё равно вернулась назад, - фыркнул Освальд располагаясь на биокровати и указывая глазами и кивком головы на место рядом с собой. - Как себя чувствует будущая мама? Про твои перепады настроения я наслышан, а утренняя тошнота ещё не началась?
- Еще раз назовешь меня так, получишь в глаз! И ни Дженни, ни я его лечить не будем! – возмутилась Самрита. – Это что, такая важная тема? Почему нельзя поговорить о чем-нибудь более существенном? Например, об этом пирожном! Так вот, твой главный инженер и кадет Академии Звездного Флота Самрита Баккер чувствует себя хорошо!
- Тебе даже инопланетный паучок смог лопатку сломать, - не унимался Освальд, - причём так, что мне пришлось лечить ссадины и ушибы по всей твоей спине, а также слегка пониже спины. Думаю, уж я-то как-нибудь смогу тебя обезвредить! - продемонстрировав подруге собственный язык, он внезапно опять сделался серьёзным. - И да, тебе придётся смириться с тем, что тебя будут называть будущей мамой окружающие. А если ты будешь каждому угрожать дать в глаз, добром это точно не кончится. Скажешь такое какому-нибудь навсиканцу или коммандеру Мори - даже не успеешь об этом пожалеть…
Самрита грустно вздохнула, откусывая от пирожного.
- Не так я себе все это представляла… И что теперь делать?
- Я знаю, - Освальд взял девушку за руку, - я тоже не думал, что всё так обернётся. Мы же... мы же делали прививки и... и мы же решили тогда, что детей быть не должно - на той планете их бы сразу опознали, как чужаков! Кстати… ты всё ещё думаешь, что скрывать произошедшее с нами - это хорошая идея? У нас не получилось вести себя непринуждённо, но с этим хотя бы можно было что-то сделать, а теперь?..
- Напишем потом отчет, - буркнула Самрита. – И сейчас у нас есть проблема поважнее. Я… я все еще не знаю, как к этому относиться и как дальше жить!
- Иди сюда, - молодой человек настойчиво притянул девушку к себе, заключая в объятья, - мы пройдём через это вместе. В конце концов, как знать - может, мы всего лишь немного опередили события, и к этому всё, в любом случае, пришло бы..
Самрита опустила подбородок на плечо Освальда и закусила губу: она уже слишком много плакала последние дни, хватит!
- Мы даже не пара, - пробормотала она. – Все стало так сложно… Я имею в виду, что я хотела, чтобы мы были вместе, но не в таких условиях. Нам через столько всего следовало бы пережить вместе: прогулки в парке Академии и поедание мороженого, голопрограммы и отдых на Райзе, свидания и путешествия, первая работа и успехи... Как у любой нормальной пары нашего возраста. А не… - она не договорила.
- Наверстаем! - уверенно прошептал Освальд. - У нас есть кое-что другое - два месяца счастья на доварповой планете. Это как... два отпуска вместе! Эко-туризм длиной... не в жизнь, а в три месяца, два из которых слишком много значили, чтобы про них забыть. В общем, так: ты хочешь свиданий, романтики, классического конфетно-букетного периода - я только за! Пока это, - он положил ладонь на живот Самриты, - не станет нам по-настоящему мешать, всё будет так, словно мы только начали встречаться, и ничего ещё не произошло.
Самрита грустно улыбнулась:
- Ты точно этого хочешь? Быть со мной? Когда мы возвращались на ДС9, ты не был так уверен… Да и стали бы мы встречаться, не окажись на той доварповой планете? Я не хочу, чтобы ты был со мной из-за чувства долга и беременности.
- Слушай, я же предлагал помириться ещё до того, как узнал про твоё положение, - устало проговорил Освальд, - а случившееся по возвращении... считай это временным помутнением рассудка и чувством полной дезориентации, вызванными радостью от возвращения домой.
- Ну-ну, - хмыкнула девушка. – В любом случае, это уже в прошлом, как и то, что было на планете. А вот что будет дальше… - она положила свою ладонь поверх ладони Освальда на своем животе. – Это уже будет зависеть от нас обоих. Но сначала я хочу свидания. И голодек! И мороженое! Я хочу чувствовать себя молодой девушкой, а не будущей матерью… Пока это еще возможно.
- К разному прошлому относятся по-разному, - упрямо проворчал Освальд, - я только совсем недавно перестал сожалеть о том, что мы вообще вернулись. Но я тебя понял.
Какое-то время он ничего больше не говорил, а потом с усмешкой добавил:
- Тогда после регаты предлагаю выполнить сразу три пункта и устроить свидание с поеданием мороженого в голокомнате!
Самрита довольно улыбнулась и кивнула:
- А я рада, что мы вернулись. Потому что с мороженым и голодеком на той планете точно была проблема!..
- Тоже верно, - произнёс кадет, крепче прижимая к себе девушку.
Спустя ещё несколько минут от кофе и пирожных не осталось и следа, и двое молодых участников команды, утилизировав пустые кружки и упаковку, бодрым шагом пошли на мостик.
___________
С Самритой


Есть у Федерации начало, нет у Федерации конца
Offline  
Страниц: 1 ... 4 5 6 7 8 [9] 10
Перейти в:  


MySQL PHP Powered by SMF 1.1.15 | SMF © 2006-2008, Simple Machines XHTML 1.0 CSS